Бархатов Юрий Валерьевич: другие произведения.

Два ведра наноботов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  Ивановна всегда ходила за грибами к монорельсу.
  'Городские-то, - часто объясняла она знакомым, - туда и носа не кажут. Ближе, чем за полкилометра - ни-ни. Там же и рев, и грохот, и вообще запрещено. Грибам-то ничего - они там как росли, так и растут. А грохот - что грохот - мы к нему привычные'.
  Знакомые кивали головами. Побыть хоть полчаса в доме Любови Ивановны и супруга ее, Сергея Кузьмича, считалось у них за подвиг. Как можно, думали знакомые про себя, жить в доме, в котором каждые пять минут стены ходуном ходят? И как он не развалился еще?
  Вот в Большом Бору никто особенно и не жил. Осталось девять дворов, да дюжина народу - все старики. Те, кто не захотел сниматься с насиженного места еще шесть лет назад, когда проводили трансъевропейскую грузовую супертрассу. Теперь большинство жалело об этом, но было поздно. ООО ТГС предлагала новое жилье только один раз.
  А что им было делать-то? - размышляла Ивановна, - тем, у кого ни детей, ни родни близкой не осталось. Как обстраиваться на новом месте? В городах особенно все поменялось - это здесь, в Большом Бору, почти нет примет середины двадцать первого века. А кругом... Нет уж, лучше ей с мужем дожить свой век на родине, а к шуму они уже и привыкли. Почти не замечают. Вон как та стайка малиновок - на составы внимания не обращают, а на Ивановну опасливо косятся.
  И ягод с грибами возле трассы больше - здесь их не вырывают с корнем городские варвары на ховеркарах (и зачем таким грибы да ягоды? Им это не еда, а баловство). Вот только этим летом что-то плоховато с грибами. Дождей, что ли, было мало. За полчаса - пяток маслят и один некрупный груздь. Позор так домой возвращаться.
  А не посмотреть ли прямо у монорельса? Состав всегда услышишь - гудит рельс, хоть поезд и сверхбыстрый, а все равно с полминуты остается отойти на безопасное расстояние.
  Перехватив оба алюминиевых ведра в одну руку, другой Ивановна раздвинула кусты, растущие вдоль трассы. Шагнула в них... и тут же на чем-то поскользнулась, упала спиной назад, загремев ведрами. Хорошо хоть на мягкую траву. Вырвалось у Ивановны пара нехороших слов, ну да Бог простит. Встав, она заглянула в кусты.
  В кустах лежал ящик не ящик, а скорее контейнер. Откуда бы ему здесь взяться? Свалился, видимо, с проходящего состава. Вон и колея видна, им пропаханная. Совсем небольшой для контейнера - метр на метр от силы. Металлический, весь в надписях на иностранном языке, с толстыми стенками. Одна из этих толстых стенок, похоже, не выдержала падения с несущегося со сверхзвуковой скоростью поезда - из широкой трещины на землю у основания кустов высыпалась здоровенная куча серебристого порошка. На ее край и наступила Ивановна сослепу.
  Странный порошок, словно лед скользкий. Ивановна брезгливо вытерла ботинок о траву. Потом любопытство пересилило - она осторожно потрогала кучу, затем погрузила в нее ладонь. На ощупь порошок был совсем и не скользкий, скорее рыхлый, и очень легкий. Как будто пух, но не теплый, а прохладный. Странно, но мысль о возможной опасности неведомой субстанции не пришла Ивановне в голову. Выглядел порошок странно, но... дружелюбно, что ли. Если можно так сказать о порошке.
  А вот другая мысль ее посетила. Пройдет несколько составов, и растрясет удивительный порошок по окрестностям. Если наедут его искать, то еще не скоро, а он весь по лесу рассыпан. Если пару ведер сейчас набрать, то никто и не заметит...
  
  Сергей Кузьмич выслушал явившуюся из лесу до полудня супругу, осмотрел ведра и покачал головой.
  - На что нам он? Что дорогой, понятно, но ты же не торговать им собралась?
  - А хоть бы и торговать, - уперла руки в бока Ивановна. - Чего такого?
  - Ты ж даже не знаешь, что это за вообще такое. Даже если и сумеешь толкнуть в городе, обберут тебя как липку, пожалеешь, что связалась. Куда нам на старости лет махинаторами становиться...
  - Ну, так можно и не продавать. Может, в хозяйстве на что сгодиться.
  - И на что такое он сгодиться? В краску добавить, когда в будущем году буду забор перекрашивать?
  Ивановна шумно вздохнула.
  - Я же сказала уже - все ровно он бы там, в лесу, пропал. А это значит - продукт бесхозный. Сам-то ты бы точно его домой припер, да не два ведра - все б подчистую выгреб.
  - Я б не припер... - Кузьмич еще раз поглядел на ведра, - Я б поостерегся его лучше - вдруг еще какая радиация. Вон как блестит.
  - Да ну тебя - радиация, - фыркнула Ивановна. - Про радиацию мне в позатом году Семен Исаевич книжку давал читать, так оно совсем нисколько и не похоже.
  - Семен Исаевич, говоришь?
  Кузьмич, в отличие от супруги, к безрассудствам склонен не был, и неизвестно что в дом действительно бы не поволок. Но Любашу разве переспоришь? Да и то - вдруг окажется действительно ценный порошок? И про Сеню она вовремя напомнила. Семен Исаевич был в деревне за ученого - высшее образование, как-никак, диплом агронома. И за современной наукой следил, сидя почти весь день в положенном ему как ветерану труда бесплатном интернете.
  - Давай-ка покажем мы ему твою находку, - сказал Кузьмич, - Уж Семен-то точно порошок опознает.
  - Опознать-то опознает, да только...
  - Чего только?
  - Ну, язык-то у него без костей. Проболтается еще кому.
  Кузьмич усмехнулся сквозь остатки зубов.
  - Сховай тогда ведра в подполе и пусть их мыши едят.
  - Ладно, покажем Семену, - вздохнула Ивановна.
  Кузьмич еще раз усмехнулся - приятно хоть иногда ощутить себя главой семьи - и сказал покровительственно:
  - Но мы ему... эта... не скажем, что у нас два ведра. Отнесем вон, полстакана.
  
  Изба у Семена Исаевича была в деревне самая чистая, крепкая и ухоженная. На крыше - антенна спутниковой связи, на крыльце - камера наблюдения. Сам владелец тоже выглядел еще вполне ничего - этакий импозантный седовласый красавец. Да он и был самым молодым из обитателей Большого Бора - еще и шестидесяти не стукнуло.
  - Здравствуйте, Семен Исаевич! - сказала Ивановна в камеру, смотревшую на газон. - Мы к вам совета спросить пришли!
  Зажужжали древние сервомеханизмы, и камера развернулась в сторону посетительницы.
  - Здравствуйте, Любовь Ивановна, - прогудело из-под крыши. - В чем причина столь неожиданного визита? О, да вы с супругом!
  Кузьмич со стаканом в руках переминался с ноги на ногу в сторонке.
  - Впускай нас, короче, Семен, - подал он голос, - Разговор есть важный.
  - А, ну раз важный разговор... входите, чего уж там. Разрешаю.
  Ивановна толкнула незапертую дверь (да что незапертую - там вообще замка не было) и они вошли. Хозяин встретил их в сенях, провел в кабинет, учтиво поинтересовался:
  - Не хотите ли чаю?
  - Нет, не хотим, - сказал Кузьмич, - Дело у нас к тебе, Семен.
  - На сотню евро? - засмеялся Семен Исаевич. - Вы это дело ваше в стакане принесли?
  - Ага, - хмуро согласился Кузьмич. С этим Семеном никогда не поймешь, смеется он просто так или над тобой конкретно.
  - Ну-ка, посмотрим, - хозяин взял стакан, - Что это там у вас?
  - Так мы того... у тебя это пришли спросить - чего там, в стакане этом, - немного невпопад от волнения пояснила Ивановна.
  - Ага. Сами, стало быть, не знаете.
  - Не знаем, Семен Исаевич, - согласился Кузьмич.
  - Ага. А откуда это у вас?
  - В лесу нашли, - потупилась Ивановна. - Возле трассы.
  - Что, прямо в стакане?
  - Ну... нет. Просто на земле. В стакан это уж мы потом переложили.
  - Ага. Ладно. - Семен Исаевич задумчиво покрутил стакан в руках, наблюдая за перекатывающимся порошком. - Сразу я вам, что это такое, конечно, не скажу. Надо будет поизучать этот порошок, поисследовать. Опять же, в интернете полазить. Вы оставьте его у меня, а сами приходите... к вечеру, что ли. Может, и разберусь, что к чему.
  
  Проводив гостей, Семен Исаевич принялся разглядывать содержимое стакана. Порошок, значит. Серебристый. Как бы металлический, но уж больно легкий. Эх, нет у Семена Исаевича микроскопа! Может, это пластик какой новый серебристого оттенка? Тогда почему в порошке? Или краска? Семен Исаевич налил немного воды в блюдце, высыпал сверху щепотку порошка, задумчиво размешал пальцем. Нет, не растворяются и не тонут частички порошка, плавают по поверхности. Так, с водой не вышло, может, огнем попробовать? Отсыпал Семен Исаевич самую малость (а то вдруг сверхвзрывоопасно!), осторожно поднес зажигалку... Ничего. Не взрывается. Только немного растрясло огнем кучку.
  Больше пока ничего Семену Исаевичу в голову не пришло, и он пошел пить чай на веранду. Потягивал чай, глядел на кусты сирени и думал - что же теперь делать? Уж больно не хотелось ему сознаваться односельчанам в неудаче. Химанализ нужен бы, но это же надо в город ехать. Сразу скажут, что не своей мыслью дошел Семен до правды, помогли ему. А интернет - что интернет? Можно конечно, поискать по сочетанию 'серебристый порошок', но дохлый это номер, - говорил Семену Исаевичу весь его пятидесятилетний опыт веб-серфинга. Или в форумах спросить? Опять же не своим умом... да и не знаешь никогда, человек с тобой говорит или ИскИн. ИскИнам Семен Исаевич сильно не доверял.
  Так мрачно допил он чай, вернулся в кабинет. Хотел вернуть испытанную огнем щепотку обратно в стакан, но на месте ее не обнаружил. Это как же так - неужели забыл, как убирал? Или ветром унесло? Посмотрел на блюдечко - и увидел там вместо сидящей на поверхности серебристого налета веселое роение по всей поверхности воды.
  - Ага, - сказал Семен Исаевич. - Да нет, быть этого не может.
  Он достал новую щепотку из стакана, побольше. Поднес огонь, не вплотную, как в прошлый раз, а чуть поодаль. Придвинул поближе лицо. Так и держал, пока не обжег палец.
  Кучка уже через несколько секунд начала расплываться, терять очертания, шевелиться, а потом и вовсе растворилась в воздухе. А потом над стаканом появилась еле видная дымка, которая вроде как клубилась, но никуда не улетала.
  Порошка в блюдечке тоже заметно уменьшилось.
  Семен Исаевич перевел дух, сказал сам себе 'Ну, значит правда', накрыл стакан блюдцем и включил компьютер. В поисковой строчке набрал УПРАВЛЕНИЕ НАНОБОТАМИ.
  
  В этот день у Ивановны никакая работа не шла, места она себе не находила, чуть что - сразу бежит смотреть на ведра. Тянет ее туда, что ли, будто магнитом? И чего она там разглядеть хочет?
  Кузьмич, вернувшись из курятника, посмотрел на жену странно.
  - Ты это... Хоть убрала бы эти ведра с дороги, что ли. Целей будут. И вообще...
  - Посмотри-ка, - прервала его Ивановна, показывая на одно из ведер, - вроде как шевелиться там что-то.
  - Ну чего там может шевелиться? Только что - жук какой залез, - отмахнулся Кузьмич, - И вообще - ничего я не вижу. Это у тебя мнительность бабская разыгралась.
  - Сейчас - не шевелиться, а только что шевелилось, - настаивала Ивановна. - Вот что, я уже ждать не могу до вечера. Да уже и вечер на самом деле - полпятого. Пошли сейчас к Семену.
  - Ну, пошли так пошли, - неожиданно быстро согласился Кузьмич.
  
  - Это наноботы, - сказал Семен Исаевич, не успели они переступить порог, - сознавайтесь, где взяли?
  - Говорили же уже - я их в лесу нашла, - ответила Ивановна.
  - Наноботы в лесу? Они бы там и часа не пролежали, на солнце-то. Зарядились и разлетелись бы.
  - Разлетелись? С чего бы вдруг? Всю я правду сказала - лежали они кучкой в кустах возле монорельса. Наверное, упали с состава.
  Семен Исаевич заглянул в честные глаза Ивановны.
  - Может, и так, - не стал он спорить, - Но вы даже и не представляете, что нашли, Любовь Ивановна. Эта такая ценность...
  - Что, дорого стоит? - спросил Кузьмич.
  - Я так думаю, что на этот стакан всю нашу деревню с окрестностями купить можно, - ответил Семен Исаевич, - и еще останется. Это такие маленькие роботы... очень маленькие, их и глазом не разглядишь. Разглядишь, вернее, но только когда они агрегируются. Чтобы им сподручнее было делать работу свою, сообща. Представляете, сколько их в одном стакане? Может, сотни тысяч! Разумеется, очень ценные они. Но продать вам их не удастся, если вы про это.
  - Это почему еще? - поинтересовалась Ивановна недоверчиво.
  - Потому что. Частным лицам вообще запрещено владеть наноботами. И их используют только при разных там тонких операциях на заводах и строительстве. И в космосе... Существуют разные типы... Какой у нас, я еще не разобрался. А, бывают еще, конечно, и медицинские наноботы, лечат изнутри разных там миллионеров. Но это вроде как не они. Хотя... можно попробовать проглотить немного. Вреда-то не будет.
  - Ой, - всплеснула руками Ивановна, - Я вспомнила! Помнишь, Сережа, мы с тобой про них фильм смотрели, про наноботов этих? Они там еще из лаборатории вырвались и пошли все железо жрать, и размножаться. Еле там их победили... Только это-то не такие, это мирные, да, Семен Исаевич? Они вон даже и из ведра не лезут...
  Кузьмич скривился: 'Тьфу! Дура баба... Хоть бы Семен не заметил...'
  - Не лезут, потому что еще не зарядились... Они вообще-то от чего угодно зарядятся, даже в ведре лежа, но надо время... Вот на солнце они куда быстрей... Погодите, так у вас их целое ведро? - оживился Семен Исаевич.
  - Ну, типа того... - неохотно ответил Кузьмич. - Полведра.
  Ивановна смущенно молчала.
  - Тогда вы это... Может, уж оставите мне этих? Страсть как любопытно их мне еще поизучать. Они сейчас почти полностью зарядились и могут начать действовать.
  - Как это? - поинтересовалась Ивановна.
  - Ну, - поводил руками Семен Исаевич в воздухе, - я их выпущу, скажем, в сарае, сарай запру, и буду следить. Глядишь, что-то построят...
  - А нам-то что с нашими делать? - спросил Кузьмич.
  - Лучше пока ничего не делайте. Я вот разузнаю, что к чему, тогда...
  - Ну, ладно, - решил Кузьмич, - Оставляй себе этих. Заслужил. Но только вот что... Лучше пока больше никому не говори, ладно?
  - Разумеется, никому не скажу! - сказал Семен Исаевич тоном оскорбленной добродетели. Но потом добавил:
   - Спасибо огромное!
  - Ну, само собой, спасибо и пожалуйста. Так это... как что-то новое узнаешь про этих наноботов, ты уж сразу скажи нам, ладно?
  
  Еремею Петровичу, жившему напротив Семена Исаевича, тоже было страсть как любопытно - чего это вдруг зачастили к нему гости, аж два раза в день. Да не просто гости, а Сергей Кузьмич с супругой. Супруга-то ладно, а Кузьмич обычно к Семену Исаевичу и носа не казал. Опасался, видимо, что Петрович опять собак на него спустит.
  Так что как только покинула Семена чета, тут же у него новый гость появился. Стучаться не стал, так же как и разговаривать с семеновыми железяками - сразу прошел сквозь сени в горницу.
  - Здорово, сосед, - сказал Петрович строго.
  - И тебе здорово, коль не шутишь. Чего пришел?
  Не очень-то вежливо. Но с Семеном всегда так. Обижаться нет на него смысла.
  - Да вот, смотрю, Кузьмич к тебе захаживать начал.
  - Не начал. Сегодня вот только зашел.
  - Два раза.
  - Ну, зашел, и что тут? Дело у него ко мне было.
  - Слушай, Семен, - начал Пертрович проникновенно, - ты же знаешь, что Кузьмич этот - жлоб и первейший на деревне гад. Всегда таким был. Он еще давным-давно, когда я в армии служил, невесту мою увел и женился на ней.
  - Это Любовь Ивановну, что ли? - засмеялся Семен Исаевич.
  - Ага, ее, - хмуро согласился Петрович.
  - А ты прямо по ней до сих пор сохнешь?
  Нет, на подначки Семена лучше не обращать внимания. А то так и дал бы по этой жидовской морде.
  - Сохну не сохну, это мое дело. А вот твои шашни с Кузьмичем мне не нравятся. Как сосед говорю. Что там у тебя с ним за дела?
  Семен Исаевич посмотрел на соседа косо, задумался. Стакана наноботов, конечно, мало. Надо бы как-нибудь еще добыть. Вдруг произойдет переход количества в качество?
  - Слушай, Петрович...
  
  В избе Ивановну и Кузьмича ждал сюрприз.
  - Боже ж мой! Они и по правде из ведра вылезли!
  Посреди спальни, где стояли ведра, висела серебристая дымка. При появлении хозяев дома она заколыхалась, затем свернулась в два рукава и неспешно поплыла по направлению к людям.
  - Мамочки мои! - заголосила Ивановна, - Сережа, они же нас сожрут! - и бросилась вон из дома, но споткнулась о порог и рухнула на пол, пребольно ударившись животом.
  Кузьмич от страха потерял дар речи и обратился в соляной столб.
  Облако наноботов окружило его со всех сторон, плотно сконцентрировавшись в районе головы. Затем они облепили его глаза.
  Судя по доносившимся из сеней воплям, то же происходило и с супругой.
  Странно, но никакой боли Кузьмич не чувствовал.
  
  ...- Так что такие вот дела у меня с Кузьмичом, - закончил Семен Исаевич. - Сам видишь, без меня тут обойтись никак нельзя было.
  - Поня-ятно, - протянул Петрович, - вот всегда этому козлу везет. Как нарочно! Значит, говоришь, у монорельса валяются эти наноботы?
  - Ага.
  - А поточнее место не знаешь?
  Семен Исаевич пожал плечами.
  - Чего не знаю, того не знаю.
  - Ну, ладно. Пора мне. Бывай здоров...
  - Погоди-ка, Петрович. Ты что же, в лес за наноботами собрался?
  - А что такое? Они же там просто так валяются, сам сказал. Кому-то там можно их брать, а мне нет?
  - Погоди, не кипятись. Можешь идти и искать, если хочешь. Только знаешь что? Я так думаю - их там много. Если найдешь чего, принеси мне, допустим, треть. А я тебе расскажу, как их собрать, запустить и настроить. Тебе их и тащить не надо будет - они за тобой сами полетят.
  - Да ну!
  - Не веришь? Вот, смотри!
  Семен Исаевич с улыбкой смотрел на оторопевшее лицо Петровича. За спиной его происходили удивительные вещи. Наноботы поднялись из стакана, образовали в воздухе фигуру - эмблему евросоюза, затем стали надписью 'Привет, Петрович!', а напоследок, когда Семен Исаевич поднял руку ладонью вверх, собрались над ней в маленькую сферу.
  - Ух ты, - наконец сказал Петрович, - Лады. Только четверть, а не треть.
  
  После нескольких секунд смертельного ужаса, Кузьмич понял, что вреда ему наноботы причинять не собираются. Глаза вроде как в порядке. Хотя он готов был поклясться, что вредоносные мелкие роботы проникали прямо сквозь хрусталик. Или они не вредоносные? Есть же и медицинские наноботы, говорил Семен. Они, стало быть, видят человека, и сразу к нему - лечить. Хорошо бы так - у него здоровье хоть и замечательное для семидесяти-то лет, а все же и ревматизм мучает, и сердце пошаливает.
  - Эй, Любаша! - крикнул Кузьмич, все еще не шевелясь, - с тобой все в порядке?
  - Вроде в порядке, - отозвалась та из сеней. - Слушай, они вокруг тебя тоже все вьются?
  - Да.
  - А ты можешь приказать им, скажем, отлететь подальше?
  Сильно, видать, баба головой ударилась - странные какие вопросы задает.
  - Не знаю, - ответил Кузьмич, - Чего это они меня слушаться будут. Да и как я им прикажу?
  - А ты просто подумай, чтобы они улетели, и все тут.
  - И получится?
  - А попробуй. У меня получается...
  
  Собирался Петрович в лес основательно. Оделся по-походному, взял с собой нож, топор и самодельный посох-дубину. Выглянул на улицу осторожно, чтобы убедиться, что никого там нет. И все равно пошел не главной дорогой, а огородами. Увидит еще кто, пойдет следом... Нет, и так уже слишком много людей знает о наноботах. Посмотрел задумчиво на садящееся солнце. Ладно, сумерек еще будет около часа...
  К монорельсу он вышел быстро, пошел вдоль него. Семен сказал, перед тем как запустить нескольких роботов ему в глаза, что теперь он будет чувствовать скопление наноботов. И точно! Словно тянет его куда-то. Так странно... Вот, вот они. Ого! Да их тут!..
  Кучи, которую видела Ивановна утром, больше не существовало. Вместо нее появилась туча, бессмысленно летавшая туда-сюда между деревьями. Увидев оператора, наноботы замерли в ожидании приказов.
  - Зарядились на солнышке, - радостно прошептал Петрович, - А ну-ка, давайте все сюда!
  Наноботы устремились к нему, зависли над головой гигантской каплей. Но Петрович чувствовал, что не все роботы откликнулись на его мысленный приказ. Где-то совсем рядом было еще одно скопление. Вот здесь. Под кустами.
  Обнаружив контейнер, Петрович, поднатужившись, стал тащить его из кустов. Ящик поддавался плохо. Хотя что же это он не сообразил? Зачем самому его тащить? А наноботы на что? Ну-ка, давайте, голубчики!
  Туча тут же прижалась к ящику плотным слоем и без видимых усилий тут же вытащила его на траву. Их щели в стенке контейнера сыпались новые наноботы, пока безжизненные. Петрович достал топор, расширил щель несколькими ударами, опрокинув ящик на бок, высыпал остатки. Может, оставить их тут до завтра, пока не подзарядятся? Ну, нет, до завтра много что может случиться. А ему нужны все наноботы, до которых только можно добраться. Только сейчас он, наконец, понял, какая эта сила. И что можно с их помощью сделать.
  Петрович достал из рюкзака выданную Семеном портативную микроволновку на аккумуляторах. 'Включи ее и поводи над ними. По идее, от магнитного поля они должны заряжаться лучше всего - машины все-таки'. Ух, и умен ты, Семен Исаевич, а дурак. Да разве ж я отдам теперь хоть немного своих наноботов? Нет, я еще и твой стакан у тебя заберу, так то!
  Пробужденные к жизни электромагнитным полем наноботы двигались слабо. Ладно, пусть хоть до деревни долетят, а там Петрович устроит им, чем зарядиться. Во главе двух туч - реющей над головой и стелящейся по траве, он двинулся обратно.
  
  Совсем стемнело над Большим Бором, уже и леса не различить на фоне неба. А фонарей на улице отродясь не было. Обычно Ивановна в такую темень осторожно по улице ходила - а то еще наступишь на что ненароком, вроде приблудной собаки. Но сейчас шла быстро и уверенно. Так же уверенно зашла за калитку, поднялась на крыльцо и ...остановилась.
  Камера на двери вспыхнула красным глазом.
  - Семен Исаевич! - позвала Ивановна негромко.
  - Да, Любовь Ивановна. - прозвучало из под крыши. - Что-то зачастили вы ко мне.
  - Зачастила - не зачастила, а только не до ваших шуточек сейчас. Выходите.
  - А сами в дом зайти не желаете?
  - Нет.
  - Ладно, сейчас...
  И нескольких секунд не прошло, как выскользнул за дверь хозяин, одетый по-уличному. Ждал он ее, что ли?
  - Обманули вы нас, Семен Исаевич. Сказали, что ничего не знаете, сказали не трогать наноботов, а сами...
  - А что я сделал?
  - Вы меня больше за дурочку не держите. Они, наноботы эти, во мне теперь и всех других наноботов чувствуют поблизости. И чувствуют, что теми управляют.
  - Странно, я пока так точно чувствовать не могу. Впрочем, вы ведь, видимо, получили наноботов в мозг еще утром, у монорельса. И научились управляться ими только теперь? Я вот догадался почти сразу. Это так... естественно. Словно приобрел тысячу новых послушных рук сразу.
  - Не догадались, а разузнали в этом вашем интернете! - обвиняюще заключила Ивановна.
  - Ничего подобного, Любовь Ивановна! Ничего подобного! Там даже и упоминания нет о таком! Это какой-то новый вид наноботов, с интерфейсом новым, может даже военный! И вы несправедливы, обвиняя меня в обмане. Я же не обвиняю вас в воровстве! Так что, не будете ли столь любезны убраться с моего крыльца, пока вам не стало плохо?
  - Не боюсь я вас, Семен Исаевич, - уперла Ивановна руки в боки, - У вас ведь только стакан наноботов маленький, а у меня ведро.
  Собеседник ее рассмеялся коротко и неприятно.
  - Э, уважаемая Любовь Ивановна, боюсь, что это уже не так. Я лучше, чем вы, умею с наноботами управляться, и теперь почти всех ваши к себе сманил. Перешли они под мое командование. Вот так-то. Ба, да вы совсем их не кормили! Я-то своих подзаряжаю всегда, даже сейчас! Выходит, у вас никакого преимущества и не было! Полузаряженные наноботы способны разве что перемещаться без посторонней помощи и все. Толку ноль от них.
  Растерянная Ивановна не знала, что и сказать. Но чувства говорили, что прав Семен Исаевич - не будут наноботы больше ее слушаться...
  - Мы же не знали, как их подзарядить... - пробормотала она, - Сергей-то их загонял дома совсем поди... Как узнал, что с их помощью можно вещи чинить и строить, так и думать забыл их продавать или что-то там еще. Он говорит, что нам их нужно использовать для пользы всем, пока не найдутся настоящие хозяева. А они найдутся, такая вещь, видно, не деревню стоит, а целого города. Так вот, пока они не нашлись, нам нужно всем подумать, что полезного можно сделать для деревни. Нам-то много не надо, крышу подлатаем и трактору ремонт, а потом и другим дадим попользоваться...
  Семен Исаевич кисло улыбнулся.
  - Вы на самом деле столь наивны? Бегите лучше, пока... А впрочем, уже поздно.
  
  Ивановна чувствовала, как приближаются наноботы. Много, во много раз больше, чем было у нее и не подозревающего ни о чем пока мужа. А еще видела разгорающееся зарево на краю деревни.
  - Петрович жжет брошенные дома - напитывает наноботов энергией, - объяснил Семен Исаевич, - Вот уж не думал, что он додумается до этого.
  - Еремей Петрович? Вы ему сказали?
  - Только для собственной пользы. Он приведет мне всех наноботов, захочет отобрать моих, а я отберу его. Власти ему захотелось... Я же насквозь вижу и его и все его мысли. Глупости это. А мне вот бы только убраться подальше из этой осточертевшей деревни. Добуду денег, избавлюсь от наноботов, и буду греть косточки где-нибудь на Гавайях.
  - А как же я с мужем? Мы же знаем все? Вы что, нас убьете?
  - Нет, конечно. Вас убьет Петрович. Топором. У него и мотив есть, и вообще любой скажет, что он полный псих.
  
  - Это точно.
  Из темноты возле ворот дома вылетел топор и угодил прямо в голову Семену Исаевичу. Тот успел лишь сдавленно крикнуть. На крыльцо брызнула кровь и обломки кости. Наноботы в напрасной попытке защитить ринулись было к упавшему телу, но, поняв, что повреждения мозга необратимы, поднялись обратно в воздух, зависнув серебреной дымкой с багровым отливом.
  Петрович, не спеша, любуясь собой, вышел из тени.
  - Видишь, Любаша, - сказал он оторопевшей Ивановне, - Моя взяла. Я всегда победителем был... а ты меня променяла на козла этого. Но на тебя я зла не держу, ты меня не бойся. Я и не люблю тебя больше. Раньше думал, что люблю, а теперь понял - зачем ты мне нужна, карга старая. Меня девки городские полюбят. Но мужа твоего, Кузьмича, гада, я хлопну. Вот помяни мое слово. Прямо сейчас пойду и придавлю, гниду этакую.
  Ивановна попыталась перехватить хоть немного наноботов из огромной черной тучи Петровича, но тщетно. Затем она хотела побежать, предупредить мужа, но наноботы опутали ее словно сетью, не давая ступить и шага. Тогда она пыталась закричать... и без чувств упала на доски крыльца.
  Петрович пошел было к ней, но вдруг остановился как вкопанный. А затем резко развернулся и быстрым, но ровным шагом пошел на улицу.
  Там его встретил бронированный ховеркар и ослепил фарами.
  Не доезжая до калитки около десяти метров, машина встала, грузно осев на утоптанную землю. Бесшумно открылась дверь и выпустила на воздух человека в сером костюме. В руке у него была какая-то непонятная и неприятная штуковина, которую тот направлял в сторону Петровича. Вернее, в точку над его головой, прямо в центр тучи наноботов.
  - Утечка найдена, - сказал человек, - наводите прямо на меня.
  - Десять секунд, - ответили ему.
  - Это что еще за хрен? - закричал Петрович, - А ну прочь с дороги!
  Человек в сером отступил на шаг, переложил штуковину в левую руку, а правой потянулся себе за пазуху.
  Часть наноботов из тучи Петровича ринулась к ховркару, но словно наткнулась на невидимую стену.
  - Генератор помех действует, - сказал серый человек и улыбнулся, - поздравляю.
  Петрович остановился. Но ведь не может такого быть! Это было бы просто нечестно! Он поднял топор, кинул вверх, чтоб наноботы, подхватив его, метнули точно в цель.
  Человек в сером стоял и улыбался.
  Улыбка его Петровичу не понравилась. Понял он, что сейчас будет что-то нехорошее.
  Отпустив топор, наноботы в одно мгновение слетелись к Петровичу, окружив его со всех сторон толстым шевелящимся полотном, как пчелы, и продолжали сжиматься все плотнее и плотнее, превратив в тускло блестящую статую.
  А потом все вокруг вдруг как бы покрылось миниатюрными молниями. Электромагнитный импульс, посланный с орбитальной пушки, сжег всю электронику в радиусе двух километров. Наноботов тоже.
  Но не всех. Осыпалась со статуи-Петровича оболочка, верхний слой, сгоревший и защитивший собой остальных. Нагнулась статуя, подняла топор и метнула собственной рукой прямо в лоб опешившему человеку в сером.
  
  Ивановна очнулась, когда кто-то взял ее на руки и понес. Хотела она вскрикнуть с испуга, но услышала предупредительное 'Ш-ш-ш!'.
  - Сережа, это ты, что ли?
  - Я. Тихо. Сама идти сможешь?
  - Смогу, чего не смочь-то... Где это мы? Ты знаешь, что Семена Исаевича-то...
  - Да не ори ты так. Если Петрович нас услышит и догонит, тоже прибьет, не пожалеет. Он вон мужика того, что за нанаботами приехал, на куски изрубил, ховеркар его забрал и к нашему дому поехал. А мне и защититься нечем, даже ножика не прихватил, когда на шум и пожар выскакивал. И наноботы мои померли все...
  - Трактор-то хоть починить успел?
  - Эх, дура баба... Чего же сейчас о тракторе думать? Петрович небось всю хату по поленцам разнес... Живыми бы остаться. И откуда в человеке злости столько?
  Кузьмич замолчал и поставил супругу осторожно на землю.
  Ивановна огляделась. Стояли они на задворках семенового дома, за рощицей насажанных там в былые годы яблонь. Сам дом горел, и увидеть от него - а тем более с улицы - супругов не было никакой возможности. Слышны были крики прибежавших на пожар соседей.
  - Что делать-то будем? - спросила Ивановна тихо.
  - Я вот что думаю, - ответил Кузьмич, - Ты оставайся пока здесь, а я к дому схожу, разведаю. Может, и не ждет там нас Петрович. Может, ищет меня еще где.
  - Нет, мне одной страшно! Да и не отпущу я тебя на погибель! Вместе пошли!
  - Ну, пошли, осторожно только, - неожиданно легко согласился муж.
  
  Петрович стоял посреди двора, ждал. По-прежнему в броне из наноботов, как памятник самому себе, только почти лишенный человеческих очертаний. Дом, что странно, был нетронут, только забор проломлен ховеркаром.
  - Что же это он, - прошептал Кузьмич, - стоит и не делает ничего? Может наноботов куда послал в разведку? Вообще-то глупо мы поступили - наноботам темень не помеха. Он вмиг нас увидит.
  - Мог бы - увидел бы, - отозвалась Ивановна, - и вообще странно - стоит как неживой, ни шелохнется... Может, он ушел куда, а наноботов в виде себя оставил, охранять?
  - С него станется...
  - Смотри-ка!... Вроде пошевелился... Или это наноботы на нем...
  Статуя Петровича на глазах теряла четкость - наноботы покидали ее, переходя в свое естественное состояние 'тучи'. Вот и совсем их уже не остается - показалась голова, плечи, руки, торс; а когда освободились от серебристого порошка ноги, рухнул Петрович лицом вниз на траву.
  - И вправду помер... - протянула Ивановна протяжно.
  - Может претворяется?
  - Иди ты! Претворяется! Если боишься, я пойду его потрогаю... Только палку подлинней найду...
  
  - Это могла быть просто преступная халатность, - объяснял на следующий день жителям деревни другой человек в сером, - Также мы не исключаем диверсии либо попытки хищения. Мы это выясним. В любом случае корпорация 'Нанотек Нью Эйдж' в моем лице приносит вам искренние соболезнования. Всем будет выплачена компенсация, в том числе и за моральные издержки. К сожалению, мы не можем вернуть жизни двух ваших односельчан, но они были по большей части сами виновны в своей смерти. Впрочем, все решит суд.
  Обитатели Большого Бора, покачав головами, расходились по домам.
  - А отчего умер Петрович? - спросила Любовь Ивановна, когда Человек в Сером уже садился в ховеркар. - Определили уже? Инфаркт это или что?
  - Переохлаждение организма, - ответил тот с кривой улыбкой. - Наноботам нужна энергия и они берут ее из любого доступного источника. Надо же было додуматься - посадить их всех на себя...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Р.Гуль "Атман-автомат"(Научная фантастика) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Eo-one "План"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"