Барменков Денис Владимирович: другие произведения.

Путешествия на Тральфамадор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Путешествия на Тральфамадор.
  
  
  Предиcловие.
  
  
  Было утро. Утро холодного февраля. Терпсихора проснулась в номере отеля "Голубая Лагуна". Что было? Она не знала. Последнее время реальность она отражала на 50% времени. Остаток уходил на портвейн и похмелье. Это ее вполне устраивало, потому что было пусто. Такой вот период жизни. Бывает у всякого. В холодильнике, которым ей служил балкон, лежало пиво. В особенно холодные ночи или дни оно замерзало, что страшно огорчало Терпсихору. Так и сейчас, бутылки еще и примерзли и отодрать их не было никакой возможности.
  - Кольский атом! - выругалась Терпсихора, но ее расстройство скоро кончилось, около кровати стояла, не выпитая вчера вечером, бутылка пива. Булькая в стакане, как кипяток в чайнике, пена осела.
  - Ну и хардкор вчера был, - держась ладонью за лоб и тихо вставая с кровати, сказал Ян Чжу.
  - Точно, - подтвердил Кускин P.G. с другой кровати. Они находились не в номере Терпсихоры, а дома у Ян Чжу. Дом был подстать Ян Чжу, вещей в нем существовало мало. Две кровати со столом, стол, на котором валялась масса мелких предметов: книги, газета, никому не нужные прайс-листы, обрывки бумажек, пепел, плоскогубцы, пробки, чайная ложка, стакан, ручки, чужие фотографии. На стенах, что несколько украшало это жилище, висели картины. Надо сказать, что Ян Чжу китайцем не был, его так прозвал Кускин P.G. после того, как тот упился китайской водкой и сказал, что "вроде ничего".
  - Ты как? - спросил Кускин P.G.
  - Никак.
  - А я еще хуже.
  - Ладно предаваться лени, вставай.
  - Зачем?
  - Понятия не имею.
  - Мы пиво вчера купили?
  - Не знаю.
  Кускин P.G. сел на кровати без движения и проговорил:
  - Купили.
  - Помнишь?
  - Нет. Вижу.
  Смысла последних слов Ян Чжу не уловил, но начал потихоньку вставать.
  - Бардак, - сказал Кускин P.G.
  - Пойдем, что ли.
  - Пошли.
  Они пошли и вскоре оказались в номере Терпсихоры.
  - Пить будем? - со страхом спросил Ян Чжу.
  - А что?
  - Не знаю, я не могу, - ответил Ян Чжу.
  - А ты? - обратился Кускин P.G. к Терпсихоре.
  - Может попозже?
  Наступило молчание, которое было разбито фразой Терпсихоры:
  - Снег пошел.
  - Очередная порция, сколько листьев - столько снега,- ответил Кускин P.G., - что делать-то будем?
  - Вообще-то я к Nad`e собирался. Она, наверно обиделась, нажрался вчера, как, блин, я не знаю этот... - Ян Чжу замолк, не найдя соответствующей метафоры.
  - Как блоха.
  - А причем здесь блоха? - удивился Ян Чжу. Скоро Ян Чжу ушел. Nad`a и вправду обиделась и ему пришлось превращать бардак своего поведения в более менее целенаправленное русло.
  А Терпсихора и Кускин P.G. пошли в "Маяк", что на улице Маяковского. Они взяли по кружке пива и уселись за столик.
  - Отстой, - сказал Кускин P.G. по поводу музыки.
  - Ты про жизнь?
  - И про нее тоже.
  В кафе было темно. Настолько, что кружек они не видели, а когда попытались их найти - обнаружили только две солонки.
  - Может закурить? - подал, осветившую стол мысль, Кускин P.G.
  - Давай.
  Но закурить они тоже не смогли, т.к. сигарет у них не оказалось.
  - Тебе не кажется это странным? - спросила Терпсихора.
  - Да нет, я с Ян Чжу привык.
  - Ты-то привык, а пиво где?
  - Ща найдем, - спокойно ответил Кускин P.G. И действительно, вскоре в руку Терпсихоры ткнулось что-то холодное и круглое.
  - Держишь?
  - Держу.
  - И не отпускай.
  Они попили пива.
  - Все хорошо, - тихо сказала Терпсихора, - одно плохо.
  - Что же?
  - Что это вовсе не "Маяк".
  Кускин P.G. оглядел окрестности. Они сидели в заведении "40 Days and 40 Night".
  - Правда. А это нам мешает?
  - Да нет, - пожала плечами Терпсихора. Надо сказать, что "40 на 40" было заведением получше "Маяка". Они допили пиво и увидели вошедшего Ян Чжу.
  - Как Nad`a?
  - Нормально.
  - Это хорошо, - удивился Кускин P.G. и полез на ванты, откуда его с трудом снял Ян Чжу.
  - Пиво будешь?
  - Буду, - ответил Ян Чжу.
  - Что еще делать в этом мире?
  - Совмещать прошлое и будущее, - высказала Терпсихора, давно мучившую ее мысль.
  - Это как? - булькая пивом, спросил Кускин P.G.
  - На этот вопрос может ответить только Лехудзыцзы.
  - А зачем его совмещать?
  Терпсихора оглядела чистенькие стенки.
  - Это как тыкнуть сигаретой в основание пластикового стакана с пивом, - сказал Ян Чжу.
  - Ты что, Лехудзыцзы?
  - Нет, я с ним встречался, но он мне на этот вопрос ответил очень туманно.
  - Это я заметил.
  - Представь себе пиво. Полную кружку. А потом пустую. Так вот, совместив прошлое и будущее ты сможешь, э... - замялась Терпсихора.
  - Пить полупустую кружку всегда?
  - Что-то типа, - сказал Ян Чжу и допил свое пиво.
  - А как это сделать?
  - На это Лехудзыцзы не ответил.
  - Может спросить?
  - Спроси.
  Кускин P.G. пошел звонить Лехудзыцзы. Потом вернулся обратно.
  - Его дома нет, - сказал он.
  - Странно, - ответил Ян Чжу, - у него вообще-то телефона нет.
  - Ушел, сказали, за пивом.
  - Да и пиво он не пьет, - впадая в задумчивость, сказал Ян Чжу.
  - Надо идти.
  - Да, тебя Nad`a ждет.
  Они вышли на улицу, которая, сужаясь и поднимаясь, вела к площади. Они дошли до площади и расстались. Ян Чжу пошел к Nad`e, Кускин P.G. пошел зарабатывать деньги, а Терпсихора пошла в музей "Арктики и Антарктики".
  
  
  ЧАСТЬ ОДИН.
  
   Ян Чжу шел и думал. Думал он о Nad`e. Это ему удавалось очень хорошо, настолько хорошо, что шел он в противоположную сторону от Nad`i. Иногда он отвлекался от дум и поворачивал обратно. Nad`a была девушкой симпатичной, хотя Ян Чжу считал ее красивой. Особенно, как он говорил, ему нравились волосы, глаза, брови, нос, щеки, губки, ушки, шейка, прямые плечи, руки, грудь, живот и ноги. Правая; и левая. Спина ему, кстати, тоже нравилась. Он шел и думал обо всем сразу, когда его засосало. Куда, он не понял. То есть вообще не сообразил, где он находится, кроме того, что до nad`inogo дома осталась пара шагов. Он поднялся на один этаж выше, как он ошибочно считал шестого, и позвонил в квартиру. Дверь открылась и он увидел Nad`u.
  - Привет, - сказал Ян Чжу.
  - Привет, заходи, - ответила Nad`a. Он поцеловал ее в губы и вошел в квартиру, которая выглядела гораздо лучше, чем его собственная. Он разделся1 (1. Представьте, что полностью. Прим. переводчика.)и обнял Nad`u. Она несколько удивилась столь скорому поступку, но виду не подала, только спросила:
  - Тебе не холодно?
  - С тобой нет, - ответил он и нежно повел ее в комнату. В комнате стоял диван.
  - А где стол?
  - Да выкинула.
  - Ага, - чуть ошеломившись, ответил он и дальнейших вопросов решил не задавать. Он подошел к ней вплотную и залез пальцем в ухо.2 (2. Хорошо, что в свое. Прим. пер.)
  Он начал медленно оголять те части тела, которые ему особенно нравились. Вскоре рядом с диваном выросла маленькая кучка одежды. Поцелуй в губы и дальнейшие действия были достаточно долгими, на улице темнело, когда они проснулись.
  - Привет, - захлебываясь в глазах Nad`ы, сказал Ян Чжу. Она сделала ему искусственное дыхание и они пошли пить кефир, после чего Nad`a ему заявила, что метро скоро закроется. Ян Чжу настойчиво пытался остаться на ночь, на день, вообще навсегда, он прятался под ванной, в туалете (где он там место нашел?), в прихожей, на кухне, на балконе соседней квартиры, попытался залезть на шкаф, да стремянки не нашел. Но Nad`a была решительна и все-таки выкинула его из квартиры. Пролетев 3 этажа, Ян Чжу раскрыл парашют.
  - Не делай больше затяжных прыжков, - крикнула ему сверху Nad`a. Ян Чжу спрятал парашют в кустах и, крадучись, скрылся из виду.
  - Какие у нее красивые глаза, - подумал он, - и брови...
  
  * * *
  А Кускин P.G. в это время работал как вол. Он в страшных количествах поглощал майонез, т.к. работал дегустатором.
  - Сраный майонез! - думал он, открывая очередной ящик.
  - За....ал!
  В суть своей работы он не втыкался совершенно. Он его просто ел, а потом рыгал две недели. У него брали анализы и в зависимости от них платили з\п. Сдельная работа. На третьем ящике он отвлекся и стал думать о Pierez и Кире. Мысли метались от одной к другой так, что голова у него закружилась и в глазах стал происходить некий процесс по названием 1-13.(3. Процесс, обратный раздваиванию в глазах. Прим. пер.), что привело к полной потере работоспособности. Pierez ему нравилась тем, что была легка на подъем. С ней можно было, например, пойти зимой на байдарке по замершей реке и при этом не отдавать себе в этом отчета.
  А Кира приводила его в восторг тем, что, находясь с ней в постели, можно было ощущать себя на байдарке посередь Ледовитого океана. Он вспоминал эти ощущения с особым чувством дрожи, от которого ему хотелось сразу же звонить Кире. Он забросил работу и вышел в зимнюю стужу. На углу, в промерзшей телефонной будке без стекол, в которой на полу собралась кучка снега, он набрал номера Киры и Pierez, но их дома не оказалось. Это его огорчило до такой степени, что блюз в исполнении П. Каас показался ему вполне съедобным. Он вышел из будки и увидел крадущегося Ян Чжу.
  - Привет, - пролаял Кускин P.G. Ян Чжу расслабился и оглянулся на окно Nad`ы, в котором увидел ее силуэт.
  - ... , - ничего не сказал он, только вздохнул горестно.
  - Пойдем, - позвал его в пургу Кускин P.G.
  
  * * *
  В музее Терпсихоре страшно понравилось. Мало того, что там показывали пингвинов, там еще было много всяких гузьнёвых штук, от которых Терпсихора пищала от восторга и пыталась их потрогать, на что смотрительницы грозно кричали. Что они кричали Терпсихора не знала, да и не интересовалась, потому как у витрины с фигурками Папанина она познакомилась с неким человеком, которого звали Нубик. Этот Нубик был весел и находчив в словах, хотя скорее он больше молчал, чем говорил. Это гробовое молчание стало среди его друзей притчей об одиноком фонаре на углу Баскова переулка и улицы Радищева. Но Терпсихоре он определенно нравился, особенно, когда она пригласила его в кафе. Он согласился, и они вышли в арктическую ночь. Трещал такой мороз, что метель замерзала на месте и стояла сплошной стеной. Они долго продирались сквозь какие-то особые арктические кусты, пока не увидели четыре огонька. Это была "Пурга", где Терпсихора и Нубик встретили Ян Чжу и Кускина P.G. Эти двое сидели с отсутствующими лицами. Лицо Ян Чжу отсутствовало по поводу дум о Nad`e, а у Кускина P.G. по поводу того, что ни Киры, ни Pierez нет дома.
  - Эй, - крикнула им Терпсихора, чем возвратила их к реальности.
  - Это Нубик.
  - Портвешку? - спросил Нубик. Ян Чжу и Кускин P.G. кивнули.
  Нубик пустился в рассказы о своей жизни и работе. Оказалось, он родился где-то загородом, где точно не помнит, потому что родители у него уехали за границу и не раскрыли тайны его рождения. Сам он предполагает, что вырос в интернате, хотя с точностью припомнить он не смог.
  - Когда мне надоело жить в интернате, я его бросил и пошел в город, дошел ли я до него, нет ли, это не сохранилось в моей памяти, но что я отчетливо помню, так это "её глаза как два куска небесной синевы"4 (4. См. одноименный стих. Прим. пер..) Далее последовал длинный рассказ о счастливом времени, когда он и его девушка гуляли вместе по паркам и садам; а потом он вдруг погрустнел, засадил бутылку портвейна и сказал, что вот оказался в этом городе. Как он тут очутился никто не понял, потому что Нубик настолько сильно бубнил и картавил, что разобрать во всей его речи никто ничего не смог. Терпсихора смотрела на него влажными глазами и плакала от сильнейшего штормового ветра. Ян Чжу и Кускин P.G. поглощали яйцо под майонезом, про который Кускин P.G. сказал, что это говно, Ян Чжу в майонезе не разбирался, он работал клейщиком. Где, что и как он клеил, никто не знал. Они выпили еще портвешку и Нубик стал рассказывать про свои путешествия. Нубик был рассказчиком что надо и довел всех до таких коликов, что стало тошнить. Его рассказ так поразил троицу, что они решили как только, так сразу отправиться туда, где был Нубик, тот с радостью согласился составить им компанию и они помчались утрясать свои дела, чтобы посетить красивейшие места.
  
  * * *
  Терпсихора с Нубиком вышли из "Пурги" и вошли в отель "Голубая Лагуна".
  - Вы просто обворожительны, - сказал Нубик и снял ботинки. Глубокие глаза Терпсихоры выразили благодарность.
  - Вы очаровательны, - и Нубик взял ее за руку, Терпсихора ответила легким пожатием и провела его из прихожей в комнату, где они сели друг напротив друга и откинулись.5 (5. На спинки кресел. Прим. пер.)Так они и сидели, пока не стемнело, а потом юркнули в уютную постель. Постель стояла у стены и была зажата у изголовья и изножья шкафами и зеленым торшером. За окном висел фонарь и желтым конусом освещал падающий сквозь трамвайные провода мокрый снег. Взаимные ласки кончились сном Терпсихоры. Нубик поцеловал ее в губы, Терпсихора сонно открыла глаза и, улыбнувшись, утонула в объятьях Нубика. Спасать он ее не стал. Ей снились леса, горы, степи, сопки, реки, океаны, космос и средоточие прошлого и будущего.
  
  * * *
  Ян Чжу работал. Он клеил. Клеил быстро и ловко, он только что поговорил с Nad`oy по телефону и договорился о встрече на вечер. Это его радовало до такой степени, что руки с офигительной быстротой производили такое количество продукции, что начальству становилось не по себе. А Ян Чжу был рад. В конце концов оно (начальство) сказало Ян Чжу, что на сегодня хватит и он прекратил выдавать продукцию на гора.
  - Привет, - крикнул он в трубку. Оттуда донеслось эхо, сильно смахивающее на завывание ветра. "Не та", - подумал Ян Чжу и снова набрал номер Nad`ы.
  - Алло, - донесся, наконец, долгожданный голос.
  - Это я, - сказал Ян Чжу, вертясь во все стороны от
  удовольствия слышать ее голос. Это верчение сильно затрудняло разговор, т.к. шнурик оторвался от телефонного аппарата, чего совсем не заметил Ян Чжу. Ее голос звучал у него в мозгу. Однако он был парень сообразительный и вскоре вновь услышал родной для него голос.
  - Я все, ушел с работы. Давай встретимся пораньше.
  - Ну давай, - донеслось до него сквозь шум метели.
  - Ты где?
  - Я на углу Кузнечного и Коломенской.
  - Ага, давай на Гостинке, через час.
  Час Ян Чжу не устраивал, если он долго ждал его мысли костенели и гремели при ходьбе.
  - Может пораньше? - жалобно спросил он.
  - Мне надо высушить волосы.
  Ян Чжу сказал "хорошо" и они повесились.6 (6.Обиходное выражение, когда на обоих концах связи вешают трубку. Прим. пер.) Он очень скоро приехал на место встречи и стал ждать. Ожидание затянулось и Ян Чжу стало казаться, что попал в средоточие прошлого и будущего. Она вроде есть, но в тоже время ее нет. Мозги уже начали костенеть, когда он увидел Nad`u. Она шла очень красиво в своем потрясающем воображение Ян Чжу пальто.
  - Привет, - сказал он. Она его чмокнула в щеку и извинилась за опоздание.
  - Долго ждал?
  - Ужасно долго, - ответил он. Они поднялись наверх и вышли в солнечный, но очень морозный день.
  
  * * *
  Кускин P.G. мерз. Он стоял на улице у дверей, за которыми работала Кира. Она продавала цитрусовые деревья всяким людям. У нее было тепло, а Кускин P.G. мерз в этот славный зимний солнечный денек. Мороз был градусов под 20, что обламывало Кускина P.G. В особенности у него обламывались уши и с задорным звоном падали на лед. Вообще-то они договорились встретиться на выходе из метро, но Кускин P.G. настолько был вне себя от счастья, что предпочитал торчать на морозе. Когда он почти уснул, скорчившись у сугроба, вышла Кира.
  - Ты здесь? - радостно удивилась она. Кускин P.G. говорить не мог и только кивнул. Они отерли губы после поцелуя и вошли в теплое метро, где Кускин P.G. согрелся и понес всякую околесицу, начиная анекдотами и кончая любовной ахиней в стиле, что он страшно соскучился. Так они и приехали к нему домой. Они пили чай, когда к ним неожиданно завалился друг Кускина P.G., которого почему-то звали Федотовым. Этот Федотов был не дурак выпить и притащил бутылку хереса. Херес пошел в тему, но вот Федотов несколько мешал Кускину P.G., потому что он не хотел делить с ним общество Киры. Хотя вскоре Федотов ушел в морозную темень и его спина скрылась за стеной сплошного снега. А Кускин P.G. описывал в это время прелести поездки черт знает куда. Кира кивала головой, как ледокол, ломающий лед, а Кускин P.G. ничего уже не говорил. Он начал ощущать себя на байдарке именно там, где всегда ощущал себя рядом с ней.
  
  * * *
  Нубик и Терпсихора сидели в ванне и ждали, когда потечет горячая вода. Когда она, наконец, потекла, они расслабились. В ванне было хорошо. Нубику-то точно, да и Терпсихоре вроде было неплохо. Водичка тебе тепленькая, да и вообще интересно. Тесновато, правда, но это им не мешало.
  - Пойдем в кино, - предложила Терпсихора.
  - Пойдем, - ответил Нубик. Они потерли друг друга мочалками и вышли из ванны. Нубик так долго вытирал Терпсихору, что стер ее с лица земли, когда же он понял свою ошибку, немного растерялся.Они поели жареных яиц и вышли из дома в снежный буран. В кинотеатрах, по их обоюдному мнению, крутили какой-то отстой и они направились в "Спартак". Зал тут был совсем не полон, всего человека четыре, вместе с ними. Наверно, холод разогнал. Они привалились друг к другу и отпускали шутки по поводу фильма. Картина, что они смотрели, называлась "Скважина". Наверно, речь в ней шла о замочной скважине, а не о нефтяной, так как изображение на экране представляло собой следующее: . В общем, это оказался классный фильм и Нубик с Терпсихорой вдоволь насмеялись, а потом оказались все в том же снежном буране, в котором столкнулись с Кускиным P.G. Тот в этот день не работал. Майонез замерз и Кускин P.G., звеня монетой, шатался по городу среди снежинок. Вернее, его несло ветром, он только иногда цеплялся за знакомые двери кабаков. Так и сейчас, он цеплялся за ручку двери кафе на Литейном, что около Салтыкова-Щедрина, и боролся со снегом, залеплявшим ему глаза. Терпсихора протерла ему зенки, отчего тот обрадовался и пригласил их зайти. Они взяли "кефирчику" и завалились за столик. Терпсихора пила, отставая от Нубика и Кускина P.G., и те скоро скрылись в тумане. Терпсихора осталась одна за столиком. В окно бились снежные комья, ревел ветер и чей-то голос. Терпсихора подняла глаза и увидела, что это голос Кускина P.G., который, наконец, дозвонился до Pierez.
  - Алло.
  Кускин P.G. стал спрашивать, где она бродила, на что та отвечала, что зашла к подруге, а Кускин P.G. сказал, что он обиделся. А Pierez попросила его не обижаться. Они договорились встретиться на Маяковской. Терпсихора ждала и всматривалась в туман, в котором исчез Нубик, а Кускин P.G., открыв дверь, пропал в густых клубах пара в морозной действительности. Ветер дул ему в лицо, отрывал пуговицы от пальто и вообще всячески старался помешать Кускину P.G. Но тому придавали силы притягивающие глаза Pierez. Он шел по Литейному среди холода и грохота ветра. Pierez ждала Кускина P.G. уже 5 минут, а так как она была легка на подъем, Кускин P.G. боялся, что она сорвется с места раньше того, как он ее увидит. У Pierez стали проявляться признаки подъема, но Кускин P.G. успел вовремя, он схватил за руку уходящую Pierez.
  - Ну наконец-то! - воскликнула та.
  - Куда? - Выдохнул Кускин P.G., обнимая ее за талию.
  - К тебе.
  * * *
  Ян Чжу выбирался из куска снега, который упал с крыши и завалил его по шею. До дома Nad`ы было еще идти и идти, а погода становилась все жестче и жестче. Было темно. Фонарей в окрестностях дома Nad`ы не было, что сильно затрудняло поиск. Ян Чжу, как всегда поднялся на седьмой этаж и позвонил особым звонком, который всегда носил в кармане. Он считал, что это приносит удачу. В квартире Nad`ы раздался звон, она пошла открывать и увидела Ян Чжу.
  - Замерз? - нежно спросила она и, приникнув к нему, тут же отпрянула.- Фу, холодный какой!
  Ян Чжу снял ботинки и пальто, Снял перчатки и 7(7. Рифмы нет. Прим. автора.). Они пошли пить чай и Ян Чжу немного отогрелся, а потом они в одежде завалились под одеяло. Ян Чжу наслаждался видом так нравившихся ему волос, глаз и т.д. и молчал. А Nad`e надоело это суровое молчание заполярных сопок и она попросила его рассказать сказку. Ян Чжу рассказал некую сказку про "слоников в буране", которые встретились в то время, когда ледник стал надвигаться на теплые края и сметать все на своем пути. Сказка, к удивлению Ян Чжу, оказалась грустной. Тогда он повернулся на правый бок и полез к Nad`e под рубашку. Той это действие совершенно не понравилось, потому как, она не преминула ему об этом заметить, что ,по ее мнению, рука у Ян Чжу оказалась холодной. Это удивило Ян Чжу, он уже час лежал под одеялом и считал себя вполне горячим парнем. Он встал на колени и завис над ней. Снизу была инь, сверху был янь,дело кончилось их слиянием, после чего Ян Чжу снова, как он ни противился, пришлось лететь семь этажей в холодный сугроб, где он сначала решил сделать иглу, но потом передумал и, выпив холодного пива у метро, поехал домой. А дома ему стало грустно. По мере вспоминания ему становилось все печальнее. Когда ему стало совсем худо от невозможности совмещения, к нему зашли два запорошенных снегом тела. Они отряхнулись и Ян Чжу узнал Pierez и Кускина P.G.
  - Дубак крепчал, - синими губами прошептал Кускин P.G. и звякнул мешком. Скоро Ян ЧЖу тосковал уже менее, т.к. алкоголь, как обогреватель растопил лед в его душе, образовавшийся в следствии невозможности. Невозможность, надо сказать, вообще довела Ян Чжу до бешенства или до потери пульса на долгое время. Он всеми силами пытался уничтожить ее и говорил, что "возможно все". Но иногда невозможность все-таки настигала его и он переставал адекватно реагировать на происходящее вокруг. Тогда он впадал в некое подобие замороженной индейки, с единственной мыслью, что холодно. Но сейчас пришли Кускин P.G. и Pierez и это избавляло Ян Чжу от духовного холодильника. После третьей бутылки пива он кинулся звонить Nad`e.
  - Привет! Что делаешь?
  Дальнейший разговор сводился ко всяческой ерунде, которая была лишь средством слышать ее голос. Он пообещал присниться ей и продолжил поглощать пиво. Обещание он, сам того не зная, исполнил. Nad`a уснула на своем большом диване и ей приснился Ян Чжу, который в шортах катался на лыжах по мхистым сопкам. Потом он скинул лыжи и бросился к ней, но почему-то проскочил мимо с гримасой удивления. А Кускин P.G., Pierez и Ян Чжу легли спать. Ян Чжу уснул быстро, а Кускин P.G. и Pierez еще долго предпочитали бессоницу, которая дарила им интересное, вкусное и большое.
  
  * * *
  Нубик выпал из тумана и, взяв под руку Терпсихору, повел ее к себе домой. Дом его состоял из трех комнат, в которых пока никто не жил. В его обиталище стоял диван и журнальный столик. Ничего стоящего Нубик не придумал и они стали играть в прятки.Прятаться в квартире было негде по-определению, так как кроме диванов и шкафа больше ничего не было, но, однако, Терпсихора умудрилась у Нубика выиграть. Этот выигрыш лег позором на догадливость Нубика и он старался не вспоминать этот случай. Если же Терпсихора и напиминала ему о его досадном промахе, он махал руками, начиная походить этим на мельницу, что совсем не нравилось Терпсихоре, и она прекращала свои приколы.
  
  
  ЧАСТЬ ДВА.
  
  Компания из Ян Чжу и Кускина P.G. шла через Мариинскую больницу с Литейного на ул. Маяковского, где Кони "двинул кони".
  - Я сейчас покажу тебе штуку одну, - сказал Кускин P.G., когда они подошли к некому строению из белого кирпича, через которое и совершался проход.
  - Ну, и где твоя штука? - спросил Ян Чжу, оказавшись на улице Маяковского.
  - Видишь? - вопросом ответил Кускин P.G., доставая сигареты.
  - Нет. А что я должен видеть? - спросил Ян Чжу, разминая сигарету озябшими руками.
  - Снега нет.
  Ян Чжу уставился на ковер осенних листьев и долго-долго шевелил губами.
  - Октябрь на дворе, - сказал Кускин P.G. и выкинул спичку. Ян Чжу молчал. Это было вполне нормально, т.к. всего две минуты назад он продирался сквозь сугробы, а тут все было укрыто листьями так, что земли не было видно.
  - Сколько листьев - столько снега, - проговорил Кускин P.G.
  - Пойдем.
  - Куда?
  - В садик, пива попьем.
  Они двинулись к Некрасову. Купили пива, сели, закурили и выпили.
  - Ну, все, тебе пора.
  - То есть? - удивился Ян Чжу такому началу разговора.
  - Тебе на встречу с Кирой.
  - С к`ъем?
  - С Кирой.
  - Дык ведь, она, э..., какой Кирой?!?
  - Твоей любимой Кирой.
  - А ты?
  - А я встречаюсь с Крошкой Ли.
  - А Кира?
  - Что Кира?
  - Но ведь Кира...
  Кускин P.G. пнул желтый лист клена. Ян Чжу помолчал и робко спросил:
  - А где?
  - Что где?
  - Я с ней встречаюсь?
  - На Чернышевской, на выходе, в 17:20.
  Ян Чжу ошеломленно поднялся и побрел на Чернышевскую. "Какая Кира? А где Nad`a? Когда я с ней договорился?" Потом ему пришла в голову отчетливая мысль, что он с удовольствием встретится с Кирой. Ему мешало только то, что говорить с ней он не знал о чем.
  На Чернышевскую он попал в 17:15. Вскоре он увидел Киру. Он узнал ее волосы, лоб, губы, шейку, прямые плечи и ногу. Правую. Да и левую, впрочем, тоже. Он пораженно уставился на девушку, которая подходила к нему со счастливой улыбкой. Его поражение8(8. От слова поразиться. Прим. пер.),видимо, было воспринято как проявление сверхъестественной симпатии. А Ян Чжу все это время неустанно пребывал в чрезмерном удивлении. Все, что он в ней видел ему страшно нравилось, с той только разницей, что это была не Nad`a, а Кира, то есть это была совершенно другая девушка.
  - Привет, - сказала Кира и взяла его за руку.
  - Пр,ивет! - ответил Ян Чжу.
  - Пойдем?
  - Ага, - не подавая признаков к попыткам движения, ответил Ян Чжу.
  - А куда?
  - В "15".
  Название этого заведения ничего не говорило Ян Чжу. Они вышли под лучи осеннего солнца, которое было во множестве раскидано под ногами.
  * * *
  Кускин P.G. ждал Крошку Ли, он так ее назвал для Ян Чжу, хотя на самом деле ее звали Жанной. Эта Крошка Ли или Жанна Кускину P.G. совсем не нравилась, но этого он никому не говорил. Она была одновременно как ледокол в Волге и байдарка в Атлантике. Такое сочетание никак не укладывалось в голове Кускина P.G., а если и укладывалось, то так криво, что ему приходилось долго и мучительно исправлять эту кривизну с помощью синусов и арктангенсов посредством деления их на корни из десятичных логарифмов, умноженных на функции мощностей дизельных двигателей в лошадиных силах в безвоздушном пространстве. Поэтому он старался это сочетание не допускать до мозгов, иначе он впадал в настолько задумчивое состояние, что казался блохой на шнурке где-то под потолком Большого Кремлевского Зала. Такое состояние ему не нравилось, поэтому он предпочитал просто стоять у метро, пить пиво и курить сигареты. Мысли его напоминали зиму в самом ее страшном разгаре. Белое безмолвие он вспоминал с чувством какой-то депрессивной радости. Кира, Pierez пробиваясь сквозь торосы, медленно и неверно шли в направлении Северного полюса. Их санки, переполненные консервами из конины застревали при любой возможности. Кускин P.G. им сочувствовал. Его желание им помочь прервалось возгласом Крошки Ли:
  - Пивко попиваешь!
  Кускин P.G. глянул в белые глаза Жанны, охватил ее всю фигуру в целом, ее обалденный вид и захотел куда-нибудь прилечь. В компании с Жанной, естественно. От этого желания он попытался избавиться, т.к. такой возможности сейчас не существовало, он провожал ее на работу и лечь куда-нибудь было никак. Не ляжешь же на работе. В принципе, как думал Кускин P.G., это вполне приемлимо, но не на работе Крошки Ли. А работала она на музыкальной радиостанции "Тоска", где крутили такую музыку, что Кускин P.G. есть майонез уже не мог. Поэтому заходить к ней он опасался. Он проводил ее до дверей, развернулся и понял, что идти ему некуда. "Налево или направо?" - думал он, хотя разницы в этом не было никакой. Он этого ,однако, не понимал и долго стоял столбом, мешая прохожим, которые ругались, больно ударяясь о его железный стан. И тут он увидел Терпсихору с Нубиком. Они плыли в море красных, желтых, ...9 листьев, как два огурца в осенней ботве.(9. В оригинале перечисление растянуто на две страницы. Прим. пер.)
  Кускин P.G. достал руки из карманов, помахал ими в воздухе, Терпсихора и Нубик ему не ответили. Кускину P.G. стало скучно, он пнул консервную банку из-под килек в томате, купил бутылку портвейна и пошел на Марсово Поле.
  * * *
  За окном выл северный ветер, бился в стекло твердыми кусками льда. Терпсихора сидела в номере отеля "Голубая Лагуна" и думала о Нубике. В частности, она думала о его волосах. Прямых и коротких, настолько коротких, что иногда их было не видно. Думы о волосах были такими же короткими, как и сами волосы Нубика, т.к. что можно подумать о чем-нибудь очень коротком? Тогда она стала думать о его руках, которые было подстать ее мыслям о волосах, хотя на самом деле, руки у Нубика было такими же красивыми как глаза ленивца в момент любовного экстаза. Ноги у Нубика были ну просто на удивление маленькие и тоненькие, а уж о пальчиках и говорить не стоит, без вооруженного глаза их вообще никто не видел, зато уши!!!! Какие были у Нубика уши!!! Из-за своих ушей он даже снялся в порножурнале "Игры мальчиков", попав на обложку, за что получил нихреновый гонорар, на который он потом пил год, после того как "ее глаза как два куска небесной синевы" ушли в неизвестном направлении. Все это бред. Нубик был классным парнем, просто что-то не получилось... Терпсихора сидела в кресле и представляла себе его руки у себя на плечах, а потом поцелуй в лоб, висок, шею. Терпсихора открыла глаза и увидела замерзшее лицо Нубика с той стороны окна. В страхе она их захлопнула.10 (10. Глаза, а не окна. Прим. пер.)Терпсихора налила стаканчик портвейна и стала смотреть телевизор. Показывали "Одинокий ботинок". Фильм сводился к полнейшему идиотизму и Терпсихора стала смотреть передачу для взрослых. Однако мысли ее были далеко за много миль с Нубиком, рассекавшим в это время северное пространство.
  
  
  * * *
  - Странно, - думал Ян Чжу, глядя в глаза Киры. Из их глубины на него смотрела Nad`a. А Кира улыбалась и Ян Чжу казалось, что эта девушка просто другая сторона монеты. Они сидели дома у Киры. Ян Чжу хотелось безудержно и сильно.
  Наступал вечер и Кира вдруг сказала, что пора стелить постель. Ян Чжу пришел в то состояние духа, когда все взлетает, а пятки остаются на месте. Ее простынь в простую и чистую полоску пробудила в Ян Чжу нечто светлое и умное, а подушки в цветочек - нечто доброе и глупое, одеяло вообще вывело его из себя и он рухнул в объятья Киры, раздвоившись на две неравные части. Одна сторона его, глупо улыбаясь, висела под потолком исмотрела как руки Киры расстегивают пуговицы на его рубашке, и как он скидывает блузку в горошек с ее плеч. Он открыл глаза от настойчивой трели телефона. "Один", - мелькнула мысль, приведшая его в дурное расположение духа. Он снял трубку, откуда посыпались снежинки. Звонила Nad`a.
  - Привет, - сказала Nad`a.
  - Такой дубак на улице, давай сегодня никуда не пойдем.
  Ян Чжу глянул в окно и ему стало худо. Там был холодный мрак. Часы показывали 12 дня. Он предложил ей приехать, на что Nad`a заявила, что будет занята весь день. Ян Чжу стало скучно. Он позвонил Кускину P.G. и тот согласился прийти.
  - Захвати бутылку, - сказал Ян Чжу, на что Кускин P.G. ответил, что в напоминаниях не нуждается.
  
  * * *
  Кускин P.G. вышел из метро в зимнюю темень и решил, что никуда сегодня от Ян Чжу не уйдет, о чем он так ему и заявил, прибавив, что мороз на улице переваливает за абсолютный минус. Ян Чжу согласился с ним и налил портвейн в стаканы.
  - Как Кира? - после перекура спросил Кускин P.G. у Ян Чжу, который от этого вопроса стал похож на удивленного бегемота.
  
  * * *
  Кира ждала Ле Цзы в сквере и смотрела как тот шаркает листьями. Что-то неуловимо противоположное просвечивало через него, что привлекало Киру в этом осеннем человеке. Он был красив и напоминал Ян Чжу, но, блин, это был другой человек. В чем заключалась его противоположность, она не зналл, да и не хотела знать, она начинала походить на ириску на солнцепеке, когда он ее обнимал за талию и вел куда-нибудь. Одно только смущало ее, он упорно хотел назвать ее Nad`oy, но что еще больше ее смущало, так это настойчивое желание назвать его Ян Чжу. Они попали под дождь и встретили Терпсихору с Нубиком.
  - Привет, Терпсихора - сказала Кира.
  - Привет! Только я не Терпсихора, а Хулия.
  Кира совсем не удивилась, а Ле Цзы решил, что это просто прикол, хотя внутри сидела мысль, что шутками тут и не пахнет, а пахнет рыбой из магазина. Четверка друзей, омываемая дождичком, решила где-нибудь укрыться. Места, кроме второсортной пивнухи, они не нашли. Взяли пивка, хотя никто из них пить-то и не хотел. Нубик, например, смотрел только на Хулию и его примеру следовали все остальные11.(11. В смысле друг на друга смотрели, а не на Хулию. Прим. пер.) В Кире просыпалось некое чувство холода, которое ей не мешало, а, наоборот, добавляло нечто, отчего ей становилось хорошо. Это чувство зимы охлаждало летний жар, чего не смогла сделать осень, и ее температурный баланс восстанавливался. Они все-таки допили пиво и около дома, где Кони.., решили пойти на Литейный, Нубик предложил срезать через больницу.
  Nad`a вступила в сугроб и оторвалась от созерцания в своей душе воспоминаний об осени, которые оставили приятный осадок тепла, хотя вокруг падал жгучий снег. "Осень. Осенью хорошо", - проговорило внутри нее и скрылось. А навстречу ей по набережной Невы шел Ян Чжу, а у нее в голове вертелось дурацкое, непонятно откуда взявшееся, имя "Ле Цзы".
  - Ты знаешь, кто такой Ле Цзы? - спросила она у Ян Чжу, когда они встретились посреди набережной над замерзшей до самого дна Невой.
  - Не-а, - ответил Ян Чжу и у него всплыло имя Киры из сна, про которую каким-то образом узнал Кускин P.G., который в это время писал трактат "Ходьба по ребру", в котором он сумбурно пытался передать мысль о совмещении противоположностей. У него мало чего получалось и он решил, что лучше встретиться с Pierez.С работы его уволили, так как он все чаще пренебрегал поглощением майонеза в пользу дум о Pierez. Кира его бросила, но он не расстроился, потому как Pierez ему нравилась гораздо больше. Эти-то думы и подвели Кускина P.G., совместить образ Pierez и майонез ему казалось кощунством и его выкинули из дегустаторской.
  - Pierez на работе, - подперев голову рукой, говорил Кускин P.G., - денег нет, трактат дальше какой-то закорючки не идет. Что за жизнь?
  Он встал и пошел к Мариинской больнице.
  
  * * *
  Терпсихора оторвалась от мысли об осени только когда в гостинице "Голубая Лагуна" ее попросили оплатить счет. На что Терпсихора сказала, что платить не собирается, т.к. денег у нее нет, а администратор заявил, что так не честно, а Терпсихора ответила, что не пойдут они куда подальше и администратор разозлился, Терпсихора, не будь дурой, сказала, что деньги будут завтра, а администратор не поверил и Терпсихоре пришлось выйти на гололед, где она нашла паспорт на имя Хулии Peterson. Сделав круглые глаза, она решила вернуться обратно. И, хотя администратор косо и подозрительно долго изучал паспорт, в то время как Хулия мило и непринужденно рассматривала репродукции "Батраков на Волге", этот номер вполне сошел ей с рук. Она даже взяла в долг бутылку портвейна.
  
  * * *
  Nad`a сидела дома и дремала над Лехудзыцзы, когда внезапно она подумала о Кускине P.G. Мысль была довольно заморочная и заключалась в том, что она ощутила себя среди листьев, которые улетали на Тральфамадор, это было совершенно новое, но приятное ощущение себя, которое сменялось обычным и привычным состоянием, которое выражалось в ощущении себя как куска снега, летящего с Тральфамадора. Эти мысленные перемещения от новой себя к обычной совершались с такой быстротой, что ей пришлось раскрыть глаза и сосредоточить свой мозжечок на стенах, иначе эти вертолеты вызывали неприятное чувство тошноты. Чувство прошло, но перескакивания продолжались и становились все быстрее. Это несколько напугало Nad`u и навело на идею звякнуть в психиатрическую лечебницу и сказать, что она - лист или снег; черт знает, что им говорить, решила она и звонить не стала. Трансформации из одного состояния к другому достигли минимального периода времени, в конце концов столкнулись и образовали нечто, отчего Nad`a вдруг стала ощущать одновременно две свои противоположные половинки в едином целом. Она шла под руку с Ян Чжу, продираясь сквозь Северное Сияние, и одновременно целовалась с Ле Цзы среди желто-красных, просто красных и т.д. листьев в лодке посередине Невы.
  
  КОНЕЦ.
  
  
  
  Ноябрь 2000г
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"