Бармин Рудольф Георгиевич: другие произведения.

Пролегомены Российской катастрофы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В течение более семидесяти лет вожди СССР утверждали, что господствующий в стране строй был воплощением всепобеждающих идей марксизма-ленинизма. Публично сомневающихся в этом ждал расстрел, лагерь или психушка. Крушение коммунистического Левиафана дало возможность выяснить подлинные истоки "всепобеждающей" демагогии. Впервые автором доказывается, что партитура октябрьского переворота 1917 года была расписана народниками, а не марксистско-ленинской идеологией, и с буквальной точностью реализована Лениным.

  
  Вместо предисловия
  Предлагаемая автором тема посвящена попытке ответить на 
  вопросы:  'Почему  неорганичное,  чужеродное  для  российской 
  истории  политическое  течение  почти  сто  лет  назад  одержало 
  верх над всеми своими оппонентами? Каковы его истоки? Поче-
  му оно смогло в течение длительного времени быть господству-
  ющим в общественной жизни самодержавной России, сам дух 
  которой,  казалось  бы,  был  смертелен  для  такой  политической 
  проказы, как социализм?! Почему вплоть до сегодняшнего дня 
  это течение именуется как освободительное, хотя с его торже-
  ством на одной шестой суши превалировали процессы противо-
  положного характера?'.
  В  условиях  большевистско-коммунистической  диктатуры 
  ответы  на  эти  вопросы  носили  односторонний,  субъективный 
  характер,  ибо  гуманитарные  науки  были  служанками  господ-
  ствующей  идеологии,  а  любители  истины  подпадали  под  не-
  дремлющее око 'искусствоведов в штатском'. Чему в немалой 
  степени способствовал и сам 'гуманитарный' официоз. 
  Сегодня условия для поиска объективной истины стали более 
  адекватны, что дает возможность наше предшествующее двух-
  сотлетие препарировать аппаратом науки, а не идеологии. Забве-
  ние этого принципа было не последней причиной падения каза-
  лось бы вечно живого советского Мусафаила. Поэтому, чтобы не 
  повторить ошибок большевистско-коммунистического агитпро-
  па, необходима подлинная картина России вчерашней, что позво-
  лит нам строить ее более благоприятное настоящее и будущее.
  Автор и пытался внести свою лепту в написание такой карти-
  ны. Преуспел ли он в этом - судить читателю.4
  I. Эпоха Николая I
  Николай I оставил после себя тяжелое наследство - еще продол-
  жалась Крымская война, истощающая людские ресурсы и сеющая 
  всеобщее недовольство, подрывающая международный авторитет 
  России.  Всю  первую  половину  ХIХ  века  (и  вообще  до  Февраль-
  ской революции 1917 года) романовская династия проводила меж-
  дународную политику, зачастую противоположную как ей самой, 
  так и интересам России. Добровольно взятые на себя российской 
  короной обязательства по Священному союзу во имя спасения из-
  живших себя европейских монархий, спасение империи Габсбур-
  гов в 1849 году, отплативших черной неблагодарностью во время 
  Крымской войны, 30-летняя кавказская война основательно расша-
  тали экономику и финансы страны. Отягощали общество и самые 
  тяжелые гири - крепостническая система и самодержавие.
  Яркую характеристику николаевского наследства дал наиболее 
  вдумчивый и проницательный цензор ХIХ века А. В. Никитенко: 
  'Администрация  в  хаосе,  нравственное  чувство  подавлено,  ум-
  ственное развитие остановлено, беззаконие и воровство выросли 
  до чудовищных размеров. Все это плод презрения к истине и сле-
  пой варварской веры в одну материальную силу... Воровство, по-
  верхностность, ложь и беззаконие - наши главные общественные 
  раны (Никитенко А. В. Дневник в трех томах. М.: Гос. изд- во худ. 
  лит-ры, 1955. Т. 1. С. 421, 431). Написано как про сегодняшний 
  день!  Разве  общественные  раны  современного  российского  бы-
  тия  -  всеобщая  продажность  чиновничества,  разгул  преступно-
  сти,  коррупции,  лжи  и  лицемерия,  воровства  и  тому  подобных 
  цветов зла - не стали еще более зияющими?! Наличествует и еще 
  более мерзкое явление - в николаевской России верхи Родиной не 
  торговали, т. е. в государственной измене уличены не были. Сегод-
  ня - это их хлеб насущный. Поневоле согласишься с Чаадаевым, 
  чуть ли не 200 лет назад высказавшему мысль о предназначении 
  России быть неким отрицательным уроком для человечества. 
  С кончиной Николая I Никитенко ставит вердикт его эпохе: 
  'Все царствование Николая I было ошибкой. 29 лет он восста-5
  вал против мысли, но не погасил ее, а сделал оппозиционною 
  правительству' (Никитенко... Т. 2. С. 67). Не менее резкой была 
  характеристика Николая I и Тютчевым в 1855 году: 
  Не Богу ты служил и не России,  
  Служил лишь суете своей, 
  И все дела твои, и добрые и злые, -  
  Все было ложь в тебе, все призраки пустые: 
  Ты был не царь, а лицедей.
  (Ф. И. Тютчев. Россия и Запад. Культурная революция.  
  Республика. М., 2007. С. 167).
  Но если Никитенко, Тютчев и другие давали безжалостную 
  оценку Николаю I втуне, то некоторые великие князья свой вер-
  дикт  системе  произносили  вслух.  Так,  сын  Николая  I  великий 
  князь  Константин  Николаевич  (1827-1892)  в  1857  году  писал 
  князю  А. И. Барятинскому:  'мы  слабее  и  беднее  первостепен-
  ных держав не только силами матерьяльными, но и силами ум-
  ственными,  особенно  в  деле  Администрации'  (Вострышев  М. 
  Августейшее  семейство.  М.:  Олма-пресс,  2001.  С.  8).  В  июне 
  1859 года он еще более откровенен: 'Наше положение страш-
  ное. Нужны не полумеры - наши обыкновенные манеры, но ре-
  шительные меры' (Указ. соч. С. 9). При Александре III великий 
  князь Константин Николаевич впал в немилость, хотя мог внести 
  определенную  лепту  в  оздоровление  общественного  климата. 
  Умных людей Александр III возле себя не терпел (Богданович А. 
  Три последних самодержца. М.: Новости, 1990. С. 197).
  П. А. Валуев  в  1855  году  Александру  II  о  положении  дел 
  в России: 'сверху блеск, снизу гниль' (Боханов А. Император 
  Александр III. М.: Русское слово, 1998. С. 260). Не боялись цар-
  ские сановники говорить царям правду в глаза, ни чета совет-
  ским или нынешним околовластным холуям - льстить и подми-
  гивать кремлевским узурпаторам. 
  Справедливости  ради,  надо  отметить,  что  Николай  I  видел 
  определенные изъяны унаследованной им общественной системы, 6
  в частности крепостного права, и пытался в определенной степени 
  ослабить его тяжесть. В 1827 году был издан закон, по которому, 
  если в имении на крестьянскую душу приходилось менее 4,5 де-
  сятин земли, то такое имение берется в казенное управление или 
  предоставляется  крепостным  право  перечисляться  в  свободные 
  городские сословия. С 1835 года существовал тайный комитет по 
  крестьянскому  вопросу,  издавший  ряд  законов,  расшатававших 
  крепостное право. На основании закона 1841 года было запреще-
  но продавать крестьян в розницу. Закон 1842 года 'об обязанных 
  крестьянах' позволял помещикам на известных условиях уступать 
  крестьянам свои земли в постоянное наследственное пользование. 
  Законом 1843 года запрещалось приобретать крестьян безземель-
  ным дворянам. В 1844 году вышло два распоряжения о дворовых 
  людях:  помещик  по  обоюдному  согласию  мог  отпускать  дворо-
  вых на волю без земли или если имение заложено в банке. Указ 
  1847 года разрешал помещичьим крестьянам выкупаться на волю 
  с землей в случае продажи имения с публичного торга. Закон 1848 
  года  разрешал  крестьянам  приобретать  недвижимую  собствен-
  ность с согласия помещика (Кавелин К. Д. Наш умственный строй. 
  М.: Изд-во 'Правда', 1989. С. 562-563). Хотя эти законы и ука-
  зы в некоторой степени ослабляли крепостнический ошейник, но 
  в целом проблему крепостничества не решали. Возможно, для вер-
  хов нужна была некоторая политическая катастрофа, которая бы 
  встряхнула все общество, ускорив избавление от проклятых пут 
  прошлого, ускорила бы осознание в правящем классе гибельности 
  дальнейшего сохранения политико-экономических оков прошлого. 
  Такой встряской и стала Крымская война, обострившая основные 
  противоречия реакционной общественной системы. Стало очевид-
  ным, что без ликвидации крепостничества и определенной либе-
  рализации политической системы дальше развиваться немыслимо. 
  В верхах родилась формула: 'Крепостное право лучше отменить 
  сверху, чем ждать, когда его отменят снизу'. В воздухе запахло пе-
  ременами, началась александровская оттепель, сопровождавшаяся 
  ростом  свободомыслия  и  оживлением  общественной  деятельно-
  сти, немыслимой при Николае Палкине.7
  II. Эпоха Александра II
  По восшествии на трон Александр II образовал Главный кре-
  стьянский комитет, обязав его разработать программу ликвида-
  ции позорного наследия веков. Итогом его работы стал Манифест 
  от 19 февраля 1861 года, упразднивший крепостное право и уда-
  ривший 'одним концом по барину, другим по мужику'. 
  Недовольство Манифестом охватило широкие слои дворян-
  ства,  которое  лишалось  определенных  привилегий  -  экономи-
  ческих, политических. Помещики лишались дарового крестьян-
  ского труда, была ликвидирована их монополия в винокурении, 
  не  выдержали  конкуренции  свечные,  салотопенные,  суконные, 
  ковровые  и  прочие  производства,  существовавшие  в  помещи-
  чьих имениях (Корелин А. П. Дворянство в пореформенной Рос-
  сии 1861-1904 гг. М.: Наука, 1979. С. 107-108).
  Труд и техника помещичьих производств были слишком арха-
  ичны, чтобы выдерживать соревнование с более современными 
  технологиями, организацией труда и пр. Дворянство недоволь-
  но было тем, что правительство освободило крестьян по-свое-
  му, а не так, как хотело оно. А оно требовало 'не устанавливать 
  конкретные размеры наделов и повинностей, предоставив их на 
  усмотрение помещиков, а в другой раз - уменьшить размер бу-
  дущих крестьянских наделов' (Кавелин... С. 561), и даже 'угро-
  жало правительству народными бунтами и требованием консти-
  туции' (Кавелин... С. 141). Некоторые помещики, материально 
  пострадав от Манифеста, в своем антикрестьянском раже дого-
  варивались до нелепостей. Так, М. А. Дмитриев гневно возгла-
  шал, что крестьяне 'не проливали ни одной капли крови за от-
  ечество, но зато не прольют ни одной капли сивухи мимо рта' 
  (Дмитриев М. А. Главы из воспоминаний моей жизни. Новое ли-
  тературное обозрение. С. 15).
  Александр II отверг подобные домогания. По Манифесту по-
  мещики теряли часть своей земли (крестьянин по Положению 
  был обязан выкупить свою усадьбу), крестьяне не обязаны были 
  нести  дополнительных  повинностей  и  платить  натуральную 8
  дань (птицей, яйцами, ягодами и пр.), барщина уменьшалась до 
  40 дней мужских и 30 дней женских (Кавелин... С. 561). Потери 
  несли и крестьяне, получившие на 18% меньше земли, которой 
  пользовались до реформы (Россия в эпоху реформ. 'Посев'. Сб. 
  статей, 1981. С. 18). Другим недостатком реформ было сохра-
  нение земли в общинном владении до 1906 года, что служило 
  тормозом в развитии как производительных сил в сельском хо-
  зяйстве, так и в социальной дифференциации среди сельского 
  населения.
  Освобождение крестьян не принесло желаемого верхам успо-
  коения в обществе. Обе стороны - и помещики и крестьяне - счи-
  тали себя обманутыми. По стране прокатилась волна крестьян-
  ских бунтов. Не осталось в стороне и дворянство - 13 тверских 
  дворян возмутились Манифестом и были посажены в крепость 
  на суд Сената (Никитенко... Т. 2. С. 259); злобное недовольство 
  проявила его 'худородная' часть, из которой наиболее радикаль-
  но  и  социалистически  настроенные  уходят  в  революционное 
  движение, возглавив его. Как отмечал И. Аксаков, в 1867 году 
  только мелкопоместные - или пассивны, или слишком страстные 
  (Аксаков И. С. Сочинения. М., 1886. С. 345).
  Ревизии 40-50-х годов ХIХ века показывают, из мелкопомест-
  ных потомственных дворян десятки тысяч были однодворцами - 
  они сами обрабатывали землю, вели хозяйство и 'не могли вести 
  образа  жизни,  приличного  лицам  первенствующего  сословия' 
  (Корелин... С. 63). В канун реформы 1861 года мелкопоместные 
  дворяне,  владевшие  до  20  душ,  составляли  41%  сословия  (Ко-
  релин...  С. 61). Вот  из этих озлобленных  'худородцев' вскоре 
  и составится отряд ишутинцев, каракозовых, ткачевых и прочих 
  отщепенцев, возомнивших себя спасителями человечества, ради 
  спасения которого угробят десятки миллионов человек. Но это - 
  впереди. А пока словами Манифеста Александр II пытался за-
  ручиться  поддержкой  дворянского  сословия  в  деле  реализации 
  грандиозного мероприятия. 'Полагаемся на доблестную о благе 
  общем  ревность  Благородного  Дворянского  сословия...  к  осу-
  ществлению наших предначертаний' (Кавелин... С. 563). Благо-9
  родное сословие ответило в большинстве своем пассивно отрица-
  тельной реакцией, а некоторые - затаенным отмщением. 
  Интеллигенция из среды образованных 'худородных' дворян, 
  разночинцев в силу наличия в ней избыточной творческой энер-
  гии  устремилась  в  радикализм.  Хотя  условия  пореформенной 
  России требовали участия образованных кадров. Но заниматься 
  пореформенной буржуазной рутиной для горячих натур, открыв-
  ших  столбовую  дорогу  российской  действительности,  русского 
  народа, русской истории было слишком унизительно, недостой-
  ным делом распирающихся от тщеславия натур. Идти в народ, 
  чтобы просто учить, лечить, строить новый каркас буржуазной 
  России для людей, почему-то возомнивших себя спасителями че-
  ловечества от язв западной буржуазной цивилизации, было делом 
  аморальным, недостойным их высокой миссии. 
  Для  людей,  свихнувшихся  на  социализме  и  мессианизме, 
  одержимых  нетерпением  скорейшего  облагодетельствования 
  человечества открытой ими истины - социалистического пере-
  устройства России, трудиться в роли рядовых строителей бур-
  жуазной  России  было  преступлением.  Зачем  повторять  путь 
  гнилого  Запада,  передовая  мысль  которого  развилась  до  идеи 
  социализма;  способствовать  умножению  язв  пролетариатства, 
  социальных катаклизмов типа революций 1848 года, Парижской 
  коммуны  1871  года  и  тому  подобных  явлений  на  российской 
  почве,  когда  можно  одним  махом  -  уничтожением  самодержа-
  вия, 'не имеющего корней' в российской истории, установить 
  царство всеобщей справедливости и благодати?! 
  Трудиться на почве буржуазной рутины им было не по ну-
  тру, это оттягивало социальный переворот и наступление счаст-
  ливейшей  эры  человечества  в  царстве  всеобщей  справедливо-
  сти, в котором, правда, они, архитекторы этого царства, должны 
  играть главенствующую, руководящую роль - пасомое стадо мо-
  жет заблудиться без пастуха.
  Так  формировалась  и  разыгрывалась  незатейливая  социо-
  логическая оперетка - реками крови по ходу ее развертывания 
  и оглушительным провалом в финале.10
  Еще  в  канун  обнародования  Манифеста  здравомыслящие 
  люди предлагали верхам:
  1)  собрать всех губернаторов;
  2)  собрать всех предводителей дворянства с целью дать об-
  щую инструкцию и тон, как действовать и призвать к духовному 
  содействию правительству в предстоящем великом труде по пре-
  творению Манифеста (Князь Мещерский. Воспоминания. Заха-
  ров. М., 2001. С. 81).
  Обращение осталось без ответа. Верхи не захотели собрать 
  и объединить дворянское сословие общим делом. И потому об-
  ращение  Александра  II  при  оглашении  Манифеста  проявить 
  ревность дворянство сию просьбу 'не расслышало'. Взаимная 
  глухота  расширила  трещину  между  династией  и  благородным 
  сословием,  отрицательно  отразившись  на  проведении  в  жизнь 
  великой  реформы,  реализация  которой  была  плохо  продумана. 
  И потому родила в народе противоречивые толкования и в конеч-
  ном итоге трения и столкновения. 
  Чем объяснить взаимную глухоту?
  Декабристы  заложили  подозрительность  царской  династии 
  к дворянству, и династия свою опору все в большей степени на-
  чинает видеть в служивой бюрократии. Между престолом и дво-
  рянством  после  14  декабря  1825  года  пролегла  более  жесткая 
  граница, чем до этого. Советоваться с 'бунтовщиками' корона 
  не желала. Перед зимней сессией дворянских собраний в 1859 
  году МВД с 'высочайшего повеления' оповестило губернских 
  предводителей,  что  дворянству  запрещается  обсуждать  вопро-
  сы  по  освобождению  крестьян  (Корелин...  С.  237).  Манифест 
  в еще большей степени оттер дворянское сословие от управле-
  ния в пользу бюрократии, власть которой после 'бюрократиче-
  ского'  указа  Екатерины  II  (об  обязательном  повышении  через 
  7 лет) стала повсеместной и всеохватывающей. Властный фор-
  мализм чиновников плодил армию бюрократов по старшинству, 
  а не по профессиональным качествам, по достижению 8-го чина 
  он получал потомственное дворянство. Рознь между династией 
  и дворянством углубилась. Заметно стал меняться и этнический 11
  состав  вокруг  трона:  русских  становится  все  меньше,  немцев 
  и прочих иноземцев - все больше. Нежелание поступиться ми-
  зером морального свойства в интересах целого в конечном итоге 
  привело к общему краху. Здесь уместно напомнить, что раскол 
  между династией и первенствующим сословием имел длитель-
  ную предысторию.
  При  Петре I дворянство  обязано  было служить  на государ-
  ственной  службе  пожизненно.  В  1736  году  императрица  Анна 
  ограничила срок службы 25-ю годами. 'Манифест о вольности 
  дворянства' Петра III 1762 года освобождал дворянство на 'веч-
  ные времена' от обязательности любой государственной служ-
  бы.  Оно  перестало  быть  крепостным  и  в  силу  материальной 
  независимости постепенно стало отходить от политической, во-
  енной и прочей государственной службы, уступая ее выходцам 
  из различных сословий, сумевших приобрести соответствующее 
  образование. 
  Жалованной грамотой 1785 года Екатерины II подтвержда-
  лись все вольности Манифеста 1762 года и добавлялись новые: 
  земли, находившиеся в руках дворянства, объявлялись их част-
  ной  собственностью,  которую  нельзя  было  изъять  у  них  без 
  суда, и дворяне освобождались от телесных наказаний. С этих 
  пор они обрели статус гражданства, правда, в условиях россий-
  ской действительности, сугубо формального, так как в условиях 
  неограниченного самодержавия политически свободных граж-
  дан в принципе не могло существовать. Но обретение личной 
  свободы не подвигло их к проявлению гражданской активности. 
  Избавившись от обязательной государственной службы, основ-
  ная их масса ушла в провинциальный застой, рассеявшись по 
  своим дворянским гнездам, рождая 'лишних' людей - чацких, 
  онегиных, обломовых или цареубийц. Все сумасбродные идеи 
  от некритического усвоения западных теорий рождались здесь 
  же - в дворянских гнездах - сельских или городских. В зави-
  симости  от  семейных  традиций,  кругозора,  умственных  по-
  тенций  и  рефлексии  на  окружающую  действительность  одни 
  становились  горячими  поклонниками  русской  самобытности, 12
  другие - западных ценностей, хотя 'тех и других объединяло 
  одно  -  расширение  свободы'  (Чичерин).  Наиболее  нетерпе-
  ливые,  подстегиваемые  избыточным  тщеславием,  миражами 
  революций  и  скорого  воцарения  социальной  справедливости, 
  бредовыми  идеями  облагодетельствования  русского  мужика 
  и другими химерами, создавали тайные общества или, прихва-
  тив  материальные  ценности,  созданные  потом  своих  крепост-
  ных, скрывались за границей, чтобы оттуда, из буржуазной без-
  опасности проклинаемого ими гнилого Запада будить топорные 
  инстинкты российского обывателя. 
  Все разновидности российских социалистов - это космопо-
  литы, утратившие связь с почвой: русским народом, историей, 
  бездомные бродяги, идеологические провокаторы и диверсанты; 
  'лишние' люди, не сумевшие вписаться (адаптироваться) в кон-
  кретные исторические условия, не создавшие семейной жизни, 
  быта, ничего конкретно положительного для своей страны, но 
  претендовавшие  на  учителей  человечества;  люди,  покалечен-
  ные бредовой идеей всеобщего братства, за которой скрывалась 
  древняя, как мир, элементарная потребность в удовлетворении 
  личного интереса, ради которого готовы были истребить полми-
  ра. Готовы были весь мир взять в братья - и всех в конечном 
  итоге бросили. Относительно этой породы людей незаслуженно 
  забытый ныне незаурядный российский мыслитель Р. А. Фадеев 
  в 1874 году предупреждал власть и общество, что 'в будущем 
  Россия будет поставлена сделать выбор: или сильная власть или 
  власть  беглецов-социалистов'  (Фадеев Р. А.  Кавказская  война. 
  М.: Эксмо-Алгоритм, 2003. С. 583). Не вняли... 
  Замкнувшись в глуши провинциальной периферии, первое 
  сословие  начинает  постепенно  морально  вырождаться.  Напо-
  леоновское нашествие 1812 года 'пробуждает' впавшее было 
  в 'летаргический сон' дворянство, рождая массовый патрио-
  тический  подъем.  Заграничный  поход  русской  армии,  сопри-
  косновение  с  европейскими  формами  бытия  вызывают  среди 
  определенной  части  дворянского  офицерства  критическую 
  переоценку  'пещерной'  российской  действительности,  жела-13
  ние осовременить ее. Итогом этих страстных желаний стал по-
  следний всплеск политической воли подпольного дворянского 
  офицерства 14 декабря 1825 года. Восстание было подавлено, 
  между короной и дворянством пролегла межа. Потеряв доверие 
  со стороны престола, дворянство отошло от политической ак-
  тивности, похоронив себя в своих поместьях. Да и сверху куль-
  тивировалась  гражданская  пассивность.  И  до  реформы  1861 
  года крепостными оставались не только крестьяне. Политиче-
  скую аморфность и гражданскую сонливость дворянства тон-
  ко  подметил путешествовавший  в  конце  30-х  годов  ХIХ  века 
  по России де Кюстин: 'Русские помещики - владыки в своих 
  поместьях, политической силы не имеют, они - пустое место' 
  (Маркиз Астольф де Кюстин. Николаевская Россия. М.: Изд-во 
  полит. лит-ры, 1990. С. 268).
  Инициатива снизу стала прорастать только в канун отмены 
  крепостного права и после, но дворянство в массе своей, веками 
  воспитанное в узде, к этому времени уже социально деградиро-
  вало. К реформе оно, развращенное паразитизмом растительно-
  го существования, окончательно выродилось в сословие духов-
  ных импотентов, чурающееся гражданской активности. Уездные 
  и  губернские  дворянские  собрания,  проходившие  крайне  ред-
  ко, решали вопросы чисто местные, постановкой общероссий-
  ских задач, за редким исключением, не озабочивались. Поэтому 
  в  силу  политической  разрозненности,  дворянства,  как  полити-
  ческой корпорации, не существовало. Династия этим фактором 
  могла быть довольна, ибо угроза ей с этой стороны перестала 
  существовать. Хотя последствия такой политической аморфно-
  сти в будущем обернулись для нее катастрофой. В течение ве-
  ков  препятствуя  политической  самоорганизации  благородного 
  сословия, трон сам себе вырыл могилу - в годы суровых испы-
  таний на прочность династия осталась без естественной истори-
  ческой опоры. Зато в течение многих десятилетий она мирилась 
  с дворянским радикализмом, политически оформившимся в тер-
  рористические организации - от Ишутина до Ленина - и поста-
  вившими себе цель низвергнуть самодержавие, устроив на его 14
  обломках утопическую коммуну-тюрьму, в сравнении с которой 
  предшествующая российская крепостная система выглядела су-
  щим санаторием.
  Династия  вместо  закрепления  и  развития  либеральных  ре-
  форм начала 60-х годов с первыми выстрелами террористов-дво-
  рян потеряла политическое равновесие, усомнилась в их своев-
  ременности. Начала проявлять колебания. А требовались совсем 
  'пустяки'.  Избавиться  от  шептунов-ультраконсерваторов  типа 
  Победоносцева,  укрепить  в  масштабах  страны  систему  поли-
  тического  сыска,  жандармерию,  собственную  охрану,  охрану 
  высших административных чиновников, повесить всех народо-
  хожденцев (их было-то всего около 1000), сеющих смуту среди 
  невежественных крестьянских масс, твердой рукой навести эле-
  ментарный порядок, т. е. внять совету мудрых идеологов ранне-
  го российского самодержавия Ю. Крижанича и Ф. Прокоповича, 
  пропагандировавших политику 'Моисеева прута' (самодержа-
  вия),  как  единственного  средства  преобразования  и  благоден-
  ствия  России.  То  же  самое  подсказывали  и  либералы-держав-
  ники  типа  Чичерина,  что  успешность  реформ  зависит  от  их 
  проведения твердой рукой, а их замедление, свертывание может 
  иметь только сугубо отрицательные последствия. Но последние 
  Романовы (с Александра II) отличались или отсутствием твердой 
  воли или скудоумием, или тем и другим вместе. 
  Если представители европейских властвующих династий, как 
  правило, заканчивали определенные высшие учебные заведения, 
  то русские цари воспитание и образование получали домашнее, 
  причем особенное внимание уделялось иностранным языкам - 
  немецкому,  французскому,  английскому.  Но  отсутствие  систе-
  матического  образования  в  области  общественных  дисциплин 
  приводило к поверхностному взгляду на суть общественных яв-
  лений, неадекватной реакции на события внутренней и между-
  народной жизни.
  Резкий переход от жесткой политики Николая I к либераль-
  ной политике Александра II, возвещенной отменой крепостного 
  права и рядом буржуазных реформ начала 60-х годов, требовал 15
  от их инициаторов при их проведении твердой воли, понимания 
  возможных последствий и ясности целей этих реформ. Не вызы-
  вает сомнений, что царь-'Освободитель' понимал суть начатых 
  им реформ, но вот на вызываемые ими последствия реагировал 
  неадекватно. 
  Начавшаяся  после  смерти  Николая  I  оттепель  выплеснула 
  на поверхность общественной жизни немало гнили в виде раз-
  личного рода радикальных течений, кружков, личностей и тому 
  подобных  элементов,  озабоченных  одной  целью:  максимально 
  расшатать государственные устои и в условиях всеобщего их ос-
  лабления попытаться захватить власть для претворения своих су-
  масбродных прожектов. И даже первые выстрелы в либерального 
  царя-реформатора  не  подвигли  последнего  к  принятию  крутых 
  мер относительно радикалов, замахнувшихся не только на него, 
  но и на его детище. Отмечавшаяся Победоносцевым, Никитенко, 
  Кропоткиным и другими современниками Александра II его сла-
  бохарактерность выразилась в непоследовательности проведения 
  им либеральных начинаний, породивших многоликую вольницу 
  в обществе, яростную полемику между либералами и консервато-
  рами. Выступления экстремистов толкали Александра II вправо 
  на удовлетворение некоторых требований реакции, сдерживание 
  реформ земской, судебной, городского самоуправления, в отка-
  зе  дворянских  претензий  на  организацию  высшего  сословного 
  представительного органа и т. д. (Корелин... С. 242-243).
  Но  следует  отдать  Александру  II  и  должное:  несмотря  на 
  ожесточенную борьбу вокруг него справа и слева, к началу 80-х 
  годов он осознал необходимость увенчания своих либеральных 
  реформ  введением  прообразов  российского  парламента  и  кон-
  ституции. 
  17 февраля 1881 года Александр II подписал указ, дарующий 
  России  ограниченное  народное  представительство.  Идея  об-
  разования такого органа обсуждалась в 1863, 1866, 1874, 1879, 
  1880  годах.  К  рубежу  70-80  годов  идея  образования  законосо-
  вещательного представительства - прообраза парламента - уже 
  настолько созрела в обществе, что игнорировать ее стало при-16
  знаком  обскурантизма.  Образование  всесословного  представи-
  тельства было логическим продолжением отмены крепостного 
  права,  либеральных  реформ  начала  60-х  годов,  существенным 
  шагом к социальному замирению. В своем развитии этот инсти-
  тут необходимо эволюционировал бы в полноценный парламент 
  и будучи подготовительной школой его воспитал бы немало по-
  литических  деятелей  государственного  масштаба,  способство-
  вал бы формированию политических партий основных классов 
  российского  общества,  кристаллизации  их  интересов,  полити-
  ческому  просвещению  широких  народных  масс,  аккумуляции 
  и  разрядке  избыточной  энергии  образованного  меньшинства, 
  цивилизованным правилам политической борьбы и т. д.17
  III. Эпоха Александра III
  Враги  России,  враги  ее  органического  развития,  враги  кон-
  ституции и парламента 1 марта 1881 года убивают Александра II. 
  Общество оцепенело от совершенного злодейства, а дальнейшая 
  судьба  России  оказалась  в  зависимости  от  выбора  наследника 
  Александра III, на историческом распутье. Вопрос 'Куда идти?' 
  был решен 8 марта 1881 года Советом министров под председа-
  тельством нового царя.
  Первомартовская  катастрофа  положила  конец  конституци-
  онно-парламентским ожиданиям либерального общества. Алек-
  сандр III, напуганный террористическими актами последних лет 
  и убийством своего отца, поддался истерическим речам ультра-
  консерваторов типа Победоносцева и судьбоносный указ Алек-
  сандра  II  был  предан  забвению,  а  либеральные  министры  Ло-
  рис-Меликов, Абаза, Валуев, Милютин и другие были уволены 
  или сами подали в отставку.
  Придворная камарилья и народовольцы ликовали. Первые - 
  по случаю сохранения кондового самодержавия и обе партии - 
  по случаю воспрепятствования установления в России консти-
  туционно-парламентских начал, ибо с их институционализацией 
  процессы общей демократизации, развития гражданского обще-
  ства, капитализма в России пошли бы более быстрыми темпами. 
  Для партии обломовых, привыкшей в течение столетий только 
  тиранствовать  и  паразитировать  за  счет  эксплуатации  других, 
  пораженной умственной и физической ленью, процессы демо-
  кратизации и капитализации были бы приговором ее дальней-
  шей исторической несостоятельности. Что и произошло с дво-
  рянством после 1861 года. Развращенное выкупными платежами 
  и предшествующей растительной жизнью, оно не сумело адапти-
  роваться к быстро капитализирующейся России, промотало свое 
  имущество, так и не став полноценными скрепами российского 
  государства.
  Чтобы  выжить  в  новых  экономических  условиях,  приходи-
  лось продавать землю, идти на государственную службу или за-18
  няться предпринимательством. Освоить последнее было уделом 
  немногих.  Проще  было  землю  продать  или  сдать  ее  в  аренду. 
  С 1861 года начинается процесс интенсивного обезземеливания 
  господствующего  сословия.  С  1863  по  1904  годы  дворянское 
  землевладение  сократилось  на  35  миллионов  десятин,  или  по 
  45 центральным губерниям европейской России на 40% (Коре-
  лин... С. 57, 56). С ослаблением экономических позиций слабеет 
  и политический голос дворянства. Его слабые претензии заявить 
  на  политическую  самостоятельность  в  январе  1895  года  были 
  решительно отклонены Николаем II. И оно снова на десятиле-
  тие погрузилось в социальную дрему, пока не было разбужено 
  общим  оживлением  общественной  жизни  начала  ХХ  века.  Но 
  и  грозовые  1905-1907  годы  не  подвигли  это  сословие  к  поли-
  тической  самоорганизации,  к  осмыслению  происшедшего  ка-
  таклизма, необходимости более тесной политической консоли-
  дации с династией для выработки более адекватной классовой 
  политики  в  сложившейся  в  России  социально-экономической 
  ситуации, решительному отстаиванию своих классовых интере-
  сов перед царем-недотепой. Однако никаких глубоких выводов 
  и практических шагов в этом направлении до самой Февральской 
  революции сделано не было. Полагались на русское 'авось', на 
  саморазрешение всех российских проблем стихийно. Всей этой 
  своеобразной маниловщине Февраль 1917 года поставил точку. 
  Так  привилегированное  сословие,  призванное  быть  скрепами 
  российского государства, благодаря своему политическому без-
  волию, политической близорукости промотало историческое на-
  следие, уступив место политическим проходимцам.
  Процессы  демократизации  и  капитализации  российского 
  общества были смертельны и для народников всех мастей, ибо 
  гражданское взросление российского населения становилось бы 
  все возрастающим препятствием для усвоения народом их по-
  пулистской демагогии. Процессы ускоренного обуржуазивания 
  российского общества способствовали бы и ускоренной классо-
  вой  поляризации  его,  росту  материальной  обеспеченности  ни-
  зов, их классовой самоорганизации, социализации и т. д. 19
  К сожалению, Александр III, никогда не отягощавший себя 
  занятиями  по  усвоению  премудростей  общественных  наук 
  и  проблемами  управления  государством,  мало  путешествовав-
  ший по стране, мало читавший и плохо знавший народ, не смог 
  адекватно  оценить  внутриполитическую  и  народнохозяйствен-
  ную ситуацию, общественные потребности унаследованной им 
  России. Умственные способности его оказались ниже отцовских 
  и он не смог приумножить начал, заложенных его венценосным 
  родителем.
  Выпавший из рук Александра II трон был унаследован его 
  сыном - Александром III, в данный момент его не ожидавшим 
  и потому не готовившимся к его принятию. Александр II тоже не 
  ожидал своей трагической кончины, был полон надежд на пре-
  творение своих планов, которые достойно бы увенчали начатые 
  им реформы начала 60-х годов. Но это никак не входило в пла-
  ны террористов-утопистов из 'Народной воли'. И 1 марта 1881 
  года царь - Освободитель пал жертвой их преступных замыслов. 
  К их общему ликованию, но к общему горю всей патриотиче-
  ски мыслящей России. Ведь немного-немало Александр II в этот 
  день должен был возвестить о рождении российского прообраза 
  парламента - мечте российских конституционалистов. И пусть 
  этот орган носил бы поначалу совещательный характер, но его 
  рождение  символизировало  бы  о  желании  династии  вступить 
  в  диалог  с  обществом,  с  его  наиболее  творческой  частью,  го-
  товой  взять  на  себя  определенную  ответственность  за  судьбу 
  России, за совместное с династией решение наиболее актуаль-
  ных  проблем  недавно  вышедшего  из  пут  крепостничества  об-
  щественного организма. А проблем было много. Это и вопросы 
  пореформенного крестьянства, и отношения к радикалам соци-
  алистического  толка,  и  вопросы  судебной  реформы,  местного 
  самоуправления,  финансового  положения  страны  после  разо-
  рительной  русско-турецкой  войны  1877-1878  годов,  и  вопро-
  сы взаимоотношений с западными державами, выбор наиболее 
  исторически  перспективного  союзника  среди  них;  проблемы 
  нарождающегося рабочего класса и его взаимоотношений с на-20
  рождающимся классом буржуазии и пр. И судя по предшеству-
  ющей внутренней политике, Александр II готов был решать эти 
  вопросы в положительной плоскости, т. е. в плоскости смягче-
  ния  накопившихся  противоречий.  И  его  готовы  были  поддер-
  жать наиболее дальновидные политики из ближайшего окруже-
  ния. У России появлялась реальная возможность дальнейшего 
  продвижения  по  пути  общественного  прогресса,  заложенного 
  реформами начала 60-х годов. 
  Убийство  императора  повергло  все  думающее  сообщество 
  в  кому.  Над  всеми  витал  вопрос:  'Что  будет  с  планами  обще-
  ственного обновления убитого императора, какой путь выберет 
  его наследник?'.
  Каков был портрет вновь взошедшего на престол царя? По-
  пытаюсь нарисовать его глазами современников Александра III. 
  Но  предварительно  необходимо  отметить,  что  в  течение  мно-
  гих  лет  духовным  наставником  цесаревича  Александра  Алек-
  сандровича был крайний реакционер Победоносцев, сторонник 
  нравственного ригоризма, осуждавший Александра II за измену 
  супружеской  верности,  что  было  источником  глубоких  пере-
  живаний цесаревича и что  стало  одним из источников их вза-
  имного  недоверия  еще  с  60-х  годов.  Увлечение  Александра  II 
  с 1864 года княгиней Долгоруковой отдалило от отца его детей 
  и мать. Цесаревич стал тяготиться общением с отцом и больше 
  прислушиваться к советам Победоносцева, а тот на изъянах по-
  литики и характера Александра II (государственной дряблости, 
  не национальной политики, семейной безнравственности) учил 
  цесаревича  каким  должен  быть  император  -  волевым,  нацио-
  нально  ориентированным и пр. Немаловажную роль  в станов-
  лении духовной близости цесаревича и Победоносцева сыграли 
  повышенная религиозность наследника и их взаимная симпатия 
  к славянофильству (Победоносцев К. П. и его корреспонденты. 
  Тайный правитель России. М.: Русская книга, 2000. С. 508-514). 
  'Злой гений' России сумел убедить своего ученика в негативно-
  сти всей реформаторской деятельности своего отца и во взглядах 
  на государственное устройство России.21
  Основными  чертами  личности  нового  монарха  князь  Ме-
  щерский  называет  правдивость,  честность  и  прямоту  (Князь 
  Мещерский. Воспоминания.  Захаров.  М.,  2001. С.  470).  Исто-
  рия  показала,  что  на  благоденствие  российского  государства 
  эти  черты  существенного  влияния  не оказали.  Существенным 
  недостатком престолонаследника было отсутствие системного 
  образования в области гуманитарных дисциплин, особенно со-
  циологии, без знания которых невозможно было сформировать 
  объективный взгляд на сущность общественных противоречий, 
  исторических  тенденций,  присущих  России  последней  трети 
  ХIХ века, а также основным регионам мира, в которых внешняя 
  политика стран взаимодействовала с внешней политикой рос-
  сийского государства.
  Умных  людей  возле  Александра  III  не  было  (Богданович... 
  С. 197). Зря он послушал Победоносцева и не дал конституцию, 
  сейчас бы не было беспорядков (Богданович... С. 474).
  'Монарх слабоумен' - констатирует советник министра ино-
  странных  дел  Гирса  Ламздорф  4  апреля  1887  года  (Ламздорф. 
  Дневник 1886-1890... С. 94).
  На радость японского премьера о торжестве - принятии кон-
  ституции (1889) - Александр III пишет: 'Несчастные, наивные 
  дураки' (Указ. соч. С. 177). Еще худшего мнения Александр III 
  был о российских подданных: 'Конституция? Чтоб русский царь 
  присягал каким-то скотам?' (Александр Третий. Воспоминания. 
  Дневники. Письма. СПб.: Пушкинский фонд, 2001. С. 35). Вот 
  плоды просвещения Победоносцева!
  И. Тургенев о великом князе Александре Александровиче (Па-
  риж, октябрь 1879): 'наследник произвел на меня очень посред-
  ственное впечатление' (Указ. соч. С. 82).
  Феоктистов  (1848-1896),  глава  Главного  управления  по  де-
  лам  печати  при  МВД  в  период  царствования  Александра  III: 
  'Умственное развитие Александра III стояло очень низко, плоть 
  чересчур преобладала над духом' (Указ. соч. С. 164).
  Проработавший с Александром III пять лет (1887-1892) ми-
  нистром  финансов  Вышнеградский  был  невысокого  мнения 22
  о  его  государственных  способностях  (Ламздорф В. Н.  Дневник 
  1891-1892. Минск: ХАРВЕСТ, 2003. С. 126).
  В феврале 1892 года министерство народного просвещения 
  представило  в  Госсовет  законопроект  о  создании  школы  для 
  женщин-врачей  и  санитарок  для  провинций.  Госсовет  едино-
  гласно одобрил, кроме Победоносцева. Проект отдали на усмо-
  трение Александра  III -  и тот  поддержал  Победоносцева. Оба 
  считают, что женские курсы фельдшериц будут школами ниги-
  лизма и пропаганды. Весь Госсовет в глубоком удручении (Указ. 
  соч. С. 313). Два кретина! Сельская глушь задыхается от отсут-
  ствия медицинских кадров, а они все еще обуяны страхом от на-
  роднического террора. Уж коли все еще силен 'первомартовский 
  синдром',  расширь  полицейский  контроль,  сыскную  службу, 
  ужесточи наказание за антигосударственную пропаганду вплоть 
  до смертной казни и т. п. Оставлять же из-за этого синдрома ши-
  рочайшие народные массы без медицинской помощи - государ-
  ственное  преступление,  демонстрация  слабоумия.  А  Госсовет 
  оказался выше монарха, проявив подлинные здравомыслие и па-
  триотизм, вопреки расхожему мнению советских публицистов, 
  как оплот реакции.
  От воцарения Александра III его учитель Чивилев 'ужаснул-
  ся' (Александр Третий. Воспоминания. Дневники. Письма. СПб.: 
  Пушкинский фонд, 2001. С. 11).
  Чичерин (известный публицист второй половины ХIХ - нача-
  ла ХХ веков): 'я не слышал от него ни одного дельного вопроса, 
  ни одной живой мысли' (Указ. соч. С. 11). 
  На  сетования  тобольского  губернатора  на  большую  негра-
  мотность  среди  населения  Александр  III  наложил  резолюцию: 
  'И слава Богу' (Указ. соч. С. 263). Сам не страдал книголюбием 
  еще и испытывал удовольствие от невежества подвластного ему 
  народа. И невдомек августейшему увальню, что благосостояние 
  общества  и  его  жизнеспособность  напрямую  зависят  от  роста 
  его образованности. Задумался бы, почему в Европе рост произ-
  водительности труда значительно выше отечественного, почему 
  вооружение там более совершенное, чем российское. Ведь, на-23
  верное, сам убедился во время русско-турецкой кампании 1877-
  1878  годов  в  более  качественном  вооружении  турецкой  армии 
  как ее участник. Или не задумался? Наверное, нет. Иначе не ис-
  пытывал бы удовлетворения от горького признания тобольского 
  губернатора. Ведь чтобы усомниться или уверовать в правильно-
  сти курса государственного корабля, необходимо обладать ши-
  роким кругозором, что невозможно без системного образования, 
  без постоянной работы над собой, духовного самообогащения. 
  Таким пристрастием наследник Александра II себя не отягощал, 
  что  и  подмечено  было  Достоевским  после  нескольких  встреч 
  с семьей наследника в декаре 1880 года: 'Милые, но малообра-
  зованные'  (Ольга  Барковец,  Александр  Крылов-Толстикович. 
  Неизвестный император Александр III. М.: РИПОЛ КЛАССИК, 
  2003. С. 205).
  Малоначитанность автоматически продуцирует низкую куль-
  туру,  приверженность  к  обывательским  формам  мышления, 
  убежденность  видеть  в  широко  распространенном  невежестве 
  опору  незыблемости  самодержавия.  Малообразованность  вку-
  пе с неограниченной властью - благоприятная основа и для по-
  рождения чувства собственной непогрешимости. Этот недостаток 
  не обошел, как указывает Ламздорф (Ламздорф. Дневник 1886-
  1890,... С. 252), и Александра III, августейшего мракобеса. 
  Общения с образованными людьми в семье Александра III не 
  любили, их сфера - анекдоты, общие места, смешные словечки 
  (Ламздорф. Дневник 1886-1890... С. 252). На домашних обедах 
  у Николая I и Александра II часто присутствовало много инте-
  ресных  людей,  велся  интересный  разговор  по  многим  темам; 
  у Александра III за столом перебрасывались хлебными шарика-
  ми, начинал игру сам Александр III (Ламздорф. Дневник 1891-
  1892...  С.  232).  Содержательное  времяпровождение  сменяется 
  обывательщиной, типичной для людей с узким кругозором. Мог 
  ли самодержец с подобным уровнем умственного развития же-
  лать высокой грамотности подвластного ему чада?! Не дай Бог, 
  читать научатся, хулу на власть возводить начнут, уж пусть луч-
  ше пребывают в невежестве...24
  Уничтожающую характеристику Александру III дает Витте, 
  немало лет наблюдавший его вблизи: 'Александр III был чело-
  век  обыкновенного  ума  и  обыкновенных  способностей...даже 
  ниже среднего ума, ниже средних способностей и ниже среднего 
  образования...'  (Александр  Третий.  Воспоминания...  С.  273-
  274). И вот этому человеку 'ниже среднего образования' после 
  убийства отца пришлось решать задачу из области образования 
  высшего. Мог ли он с ней справиться? История запечатлела от-
  вет  отрицательный,  что  было  вполне  ожидаемо  для  правителя 
  с умом ниже среднего.
  Трагически судьбоносным для России стало совещание Со-
  вета  министров,  созванное  Александром  III  8  марта  1881  года 
  для обсуждения конституционного проекта Лорис - Меликова. 
  Председатель  Совета  министров  Валуев,  министр  внутренних 
  дел Лорис-Меликов, военный министр Милютин, министр фи-
  нансов Абаза, министр юстиции Набоков выступили в защиту 
  намечавшегося  Александром  II  узаконения  проекта  о  созыве 
  представительного  органа  как  венца  его  либеральных  реформ 
  начала 60-х годов. 
  Милютин заявил, что беды нынешнего российского общества 
  в  том,  что  реформы  Александра  II  остановились  на  полдоро-
  ге и что для дальнейшего совершенствования государственного 
  устройства  России  намечавшуюся  меру  покойного  императора 
  необходимо претворить именно теперь (Конституция Лорис-Ме-
  ликова. С.-Петербург. Издание типографии С. М. Проппера, 1907. 
  С.  61,  51).  Председатель  департамента  законов  князь  Урусов: 
  'необходимо привлекать к управлению лучших людей страны' 
  (Рутыч Н. Н.  Думская  монархия.  СПб.:  Логос.  С.  12).  Министр 
  финансов  Абаза:  'Без  совещания  с  представителями  общества 
  обойтись невозможно, когда речь идет об издании важных зако-
  нов. Необходимо привлекать людей, которым население доверит 
  его голос...' (Указ. соч. С. 12). Парламентские замыслы Алек-
  сандра II были поддержаны и великими князьями Владимиром 
  и Михаилом, высказавшими мысль о том, что 'мы не можем да-
  лее управлять, как доселе управляли' (Указ. соч. С. 59).25
  Александр III охладил 'представительский' пафос вельмож-
  ных либералов: 'Император Вильгельм, услышав, что батюшка 
  хочет дать конституцию России, умолял его не делать этого... 
  В Дании мне не раз говорили министры, что депутаты, заседа-
  ющие в палате, не могут считаться выразителями народных по-
  требностей' (Указ. соч. С. 52, 55). Усомниться бы 'бульдожке', 
  почему кайзер отказывает России в парламенте, хотя сам пребы-
  вает в парламентской системе?! Не задумался, видимо, твердо 
  усвоил азы политического букваря своего учителя Победоносце-
  ва, что самодержавие для России - на все времена.
  Погромную речь против всей реформаторской деятельности 
  батюшки  Александра  II  произнес  Победоносцев,  заклеймив-
  ший все либеральные начинания Александра II, начиная с акта 
  освобождения крестьян от 19 февраля 1861 года, как подрыва-
  ющие  устои  российской  государственности.  'В  России  хотят 
  ввести конституцию... А что такое конституция? Ответ на этот 
  вопрос дает нам Западная Европа. Конституции, там существу-
  ющие, есть орудия всякой неправды, источник всяких интриг... 
  И эту фальшь хотят к нашей погибели ввести у нас. Россия была 
  сильна  благодаря  самодержавию,  взаимному  доверию  между 
  народом и его царем... Так называемые представители земства 
  только разобщают царя с народом... предлагают устроить у нас 
  говорильню... Мы и без того страдаем от говорилен под влия-
  нием ничего не стоющих журналов... открыты земские и город-
  ские говорильни, вносящие всякую смуту... открылись новые 
  судебные  учреждения  -  новые  говорильни  адвокатов...  Дали 
  свободу  печати,  самой  ужасной  говорильне,  которая  разносит 
  по всей России хулу и порицания на власть... И теперь пред-
  лагают учредить новую верховную говорильню... всякое из его 
  (Александра II - Б.) учреждений превратилось в ложь у нас под 
  руками и всякая дарованная им свобода стала ложью...' (Указ. 
  соч. С. 55-58).
  Возмутиться бы престолонаследнику над подобными нагло-
  стью и глумлением обер-прокурора над памятью своего отца! 
  Но нет... Александр III, еще находившийся под впечатлением 26
  первомартовского  теракта,  не  обладавший  достаточным  поли-
  тическим кругозором и опытом государственной деятельности, 
  необходимыми для статуса верховного правителя крупнейшей 
  в мире империи, поддался эмоциям и политическим спекуляци-
  ям злобного реакционера - и конституционный проект Алексан-
  дра II и Лорис-Меликова новым императором был отклонен. Ему 
  не хватило ума последовать наказу своего отца, Александра II, 
  сказанному на открытии финского сейма в сентябре 1863 года: 
  '... либеральные учреждения не только не опасны, но составля-
  ют залог порядка и благоденствия' (Милютин Д. А. Воспоми-
  нания. 1863-1864. М.: РОССПЭН, 2003. С. 15). Александр III 
  воспротивился  исторически  сформировавшейся  тенденции 
  общественного  развития,  вняв  своему  учителю  Победоносце-
  ву о незыблемости в России самодержавных начал. 29 апреля 
  1881 года был опубликован Манифест Александра III, в котором 
  принцип  самодержавия  провозглашался  как  единственно  вер-
  ный путь к благоденствию России и неподверженный каким-ли-
  бо изменениям. Это был гимн самодержавному обскурантизму, 
  хоронящий  либеральные  начинания  предшествовавшего  цар-
  ствования и поворот на путь отцов, исторических преданий. Все 
  либералы из правительства и ближайшего окружения Алексан-
  дра II были заменены на ретроградов, и с этим обозом прошлого 
  молодой венценосец двинулся вперед, навстречу гибели. И без 
  тени юмора еще и восхищался заменой модерна на историче-
  ский хлам: 'Слава Богу, я счастлив, что отделался от них, осо-
  бенно от Лориса, который заварил кашу игрой в либерализм... 
  на все надо быть готовым и идти прямо и смело к цели, не укло-
  няясь в сторону, не отчаиваться и надеяться на Бога' [(из пись-
  ма великому князю Сергею Александровичу летом 1881 года), 
  Ольга  Барковец...  С.  117].  В  письме  Победоносцеву  12  марта 
  1883 года Александр III заверяет его: 'пока я жив... я не допущу 
  этой лжи на святой Руси... я слишком глубоко убежден в безо-
  бразии представительного выборного начала, чтобы допустить 
  его в России' (К. П. Победоносцев и его корреспонденты. М.: 
  Русская книга, 2001. С. 148-149). Задуматься бы обоим: 'Поче-27
  му это и царь и террористы не хотят введения выборного начала 
  на Руси?!' Не задумались - и проиграли!
  Когда политические программы, основанные на объективных 
  потребностях общественного развития, подменяются субъектив-
  ными построениями на базе исторически отжившего, на обветша-
  лых фигурах прошлого, на надеждах на Бога - с верой в благопри-
  ятное историческое будущее страны можно расстаться. Надейся 
  на Бога - и беда минует тебя и Россию (Николай II всю жизнь 
  уповал на Бога - и лишился трона и жизни). Это ли не показатель 
  мировоззренческого инфантилизма молодого царя? Надо отдать 
  должное Александру III - надежду на Бога он подкреплял матери-
  альной силой: промышленность относительно бурно развивалась, 
  строился  военно-морской  флот,  значительно  увеличилось  коли-
  чество учебных заведений от низших до высших, число театров, 
  врачей, педагогов, инженеров и т. д. Хотя это развитие проходило 
  и без определенного влияния самодержца, а в силу необходимо-
  сти капитанам промышленности под воздействием научно-техни-
  ческого прогресса расширять производство и увеличивать кадры 
  специалистов, высококвалифицированной рабочей силы. Что без 
  роста общей грамотности населения, особенно городского, было 
  невозможно. За годы правления Александра III бюджет вырос в 9 
  раз (во Франции за эти же годы в 2,6; в Англии - в 2,5). Золотой 
  запас России увеличился с 292 млрд рублей в 1881 году до 649 
  млрд  рублей  в  1894  году  (Барковец...  С.  151).  Тоннаж  боевого 
  флота Александр III довел к 1894 году до 300 000 тонн - 3-е ме-
  сто в мире после Англии и Франции (Барковец... С. 157). Все эти 
  процессы  свидетельствовали  о  росте  материально-технического 
  могущества  России,  повышении  общей  культуры  общества,  его 
  самосознании, но не компенсировали отсутствие представитель-
  ных органов, через которые только и могут формироваться кадры 
  общественных  деятелей,  политически  зрелых  и  ответственных 
  руководителей  от  низших  до  высших  звеньев  государственного 
  управления. Представительные органы - это школы политическо-
  го самообразования, школы формирования граждан, ответствен-
  ных  за  свои  поступки,  это  школы  формирования  политических 28
  партий. Похоронив проект Лорис-Меликова, Россия на четверть 
  века была погружена в политический анабиоз. Александр III с По-
  бедоносцевым лишили матушку-Русь и русский народ 25-летней 
  школы  самоуправления.  Зато  все  эти  годы  враги  России,  враги 
  русского народа оттачивали свое искусство в обращении с народ-
  ными массами!
  Касаясь  отклоненного  монархом  конституционного  проек-
  та Лорис-Меликова, необходимо отметить, что он появился не 
  на пустом месте. Он имел довольно длительную предысторию, 
  начиная  с  либеральных  идей  среди  высшего  сословия  в  эпоху 
  Александра  I,  формализовавшихся  в  конституционный  проект 
  Сперанского 1809 года и нашедших продолжение в конституци-
  онных изысках декабристов. С разгромом декабристов и уста-
  новлением полицейского режима Николая I разговоры о консти-
  туции замолкают до александровской оттепели конца 50-х годов, 
  когда  стала  готовиться  реформа  по  упразднению  крепостного 
  права. Они усилились после Манифеста 19 февраля 1861 года. 
  Так, ряд дворянских собраний 1861-1862 годов в своих ходатай-
  ствах к высшей власти выдвигали предложения об учреждении 
  центрального  выборного  представительства  совещательного 
  характера (Корелин А. П. Дворянство в пореформенной России 
  1861-1904 гг. М.: Наука, 1979. С. 242-243). Скромность амбиций 
  не должна удивлять. Дворянство само только что вышло из недр 
  полицейского феодализма и исторически не могло еще созреть 
  для требований независимого парламента. Но сам факт появле-
  ния подобных предложений свидетельствовал о стремлении дво-
  рянского сословия ограничить самодержавие. Новым импульсом 
  в реализации конституционных идей дворянства стала земская 
  реформа 1864 года.
  В декабре 1865 года петербургское губернское земское собра-
  ние постановило обратиться к правительству с ходатайством об 
  учреждении центрального земского собрания. В 1867 году то же 
  собрание высказалось за участие земства в законодательной ра-
  боте. В том же направлении принимали решения и дворянские 
  собрания, а в январе 1865 года московское собрание в петиции 29
  царю указывало на необходимость установления и центрального 
  представительства дворянства (Леонтович В. В. История либера-
  лизма в России, 1762-1914. М.: Русский путь. Полиграфресурсы, 
  1995. С. 317-318). И хотя эти претензии дворянства были отвер-
  гнуты, но в памяти общественного сознания они остались, что-
  бы вновь всплыть в благоприятное для них время. Такое время 
  и пришло на рубеже 70-80-х годов. 20 лет свободы раскрепости-
  ли  умы  и  образованное  общество  ожидало  дальнейших  шагов 
  в обновлении общественного строя. Конституционные требова-
  ния усилились после русско-турецкой войны 1877-1878 годов, 
  когда освобожденная Россией от турок Болгария получила кон-
  ституцию, а России в ней отказывали. 
  По поручению великого князя Константина Николаевича, Го-
  сударственный секретарь Перетц летом 1880 года подготовил про-
  ект, по которому к Государственному совету должно было быть 
  присоединено  собрание  представителей,  избранных  губернски-
  ми земскими собраниями и городскими думами, совещательного 
  характера. Этот проект и лег в основу проекта Лорис-Меликова, 
  предусматривающего  учреждение  подготовительных  комиссий 
  из назначенных членов. Но предусматривалось создание и всеоб-
  щей комиссии, которая должна была еще раз дополнительно об-
  суждать законопроекты, представленные подготовительными ко-
  миссиями. В состав всеобщей комиссии, наряду с назначенными 
  правительством членами из состава подготовительных комиссий, 
  должны были входить еще и члены, избранные из представите-
  лей губернских земских собраний и городских дум. Комиссия эта 
  также имела чисто совещательные функции и должна была рас-
  смотренные ею законопроекты передавать Госсовету, также имев-
  шему лишь совещательные функции (Леонтович... С. 321-322). 
  И вот этот проект совещательных комиссий с весьма скромными 
  политическими полномочиями Победоносцевым был заклеймен 
  как подкоп под государственные основы. 
  Александр III в силу своей умственной недалекости не смог 
  адекватно распорядиться богатым политическим наследием сво-
  его отца и вместо того чтобы этому наследству придать новый 30
  импульс, он огульно предал его анафеме. Все деяния Алексан-
  дра II он охарактеризовал 'как несбыточные фантазии и парши-
  вый либерализм' (Ламздорф В. Н. Дневник 1886-1890... Минск: 
  ХАРВЕСТ, 2003. С. 125). И все недолгое царствование Алексан-
  дра III было посвящено выкорчевыванию метастаз 'паршивого 
  либерализма'. Вот основные вехи этой полицейщины:
  1)  ограничение земского и городского самоуправления;
  2)  сокращение участия в судах присяжных заседателей;
  3)  упразднение университетской автономии в 1884 году;
  4)  усиление надзора за университетскими и школьными пре-
  подавателями;
  5)  замена  уездных  мировых  судей  земскими  начальниками 
  в 1889 году;
  6)  ограничение гласности судопроизводства;
  7)  усиление дворянского присутствия в различных институ-
  тах государства.
  14 августа 1881 года Александр III узаконил акт - сродни по-
  лицейской конституции - на основании которого 'все население 
  России ставилось в зависимость от личного усмотрения чинов 
  политической полиции', т. е., если речь шла о государственной 
  безопасности, то объективный критерий виновности отменялся 
  и виновность устанавливалась на основе субъективного мнения 
  полицейского начальника. На основании этого акта подозрева-
  емого можно было взять под стражу на три месяца и наложить 
  штраф до трех тысяч рублей (в переводе на нынешний рубль - 
  миллионы рублей!), увольнять неблагонадежных с государствен-
  ной работы и т. д. (Ричард Пайпс. Россия при старом режиме. 
  М.: 'Независимая газета', 1993. С. 398-400). Эта 'полицейская 
  конституция', как показывает практика сегодняшнего дня, бла-
  гополучно дожила до наших дней - начала ХХI века! Вспомните 
  'едроссовские' законы 2012 года относительно 'болотных' ми-
  тингов, заоблачные штрафы и пр. 
  Политика  закручивания  гаек  с  первых  дней  восшествия  на 
  престол Александра III, продолжавшаяся в течение 13 лет, при-
  тупила общественное сознание, сформировала рефлекс инертно-31
  сти, ухода от активной политической и общественной деятель-
  ности  в  рутину  малых  дел,  в  состояние  общественной  дремы. 
  Манифест Николая II от января 1895 года, покончивший с ли-
  беральными иллюзиями, рожденными приходом к власти юного 
  наследника, эту дрему растянул еще на десяток лет.
  Александр III оставил своему наследнику не только репрес-
  сивный  характер  внутренней  политики,  сдерживавшей  раз-
  витие  гражданского  общества.  Он  заложил  основы  и  внешней 
  политики,  не  отвечавшей  интересам  династии  и  российского 
  государства, что при политической близорукости и слабоволии 
  Николая II привели к катастрофическим последствиям и для ди-
  настии, и для России.
  Александр III, правитель 'ума ниже среднего', не смог адек-
  ватно  разобраться  во  внешнеполитических  хитросплетениях 
  европейских  держав  и  определить  вектор  отношений  с  ними, 
  соответствовавший  интересам  России.  Больше  руководствуясь 
  эмоциями, чем здравым смыслом, поддавшись антигерманским 
  настроениям конца 70-х годов, связанными с Берлинским кон-
  грессом 1878 года, отнявшим плоды у России русско-турецкой 
  войны 1877-1878 годов, а также филиппикам чтимого им гер-
  манофоба Каткова и глубоким антигерманским настроениям су-
  пруги-датчанки Марии Федоровны, после многолетних метаний 
  между Германией и Францией, он делает окончательный выбор 
  в пользу последней, заключив с ней в 1892 году тайный военный 
  союз. Многие предупреждали Александра III не спешить заклю-
  чать союз с Францией - морской министр адмирал Чихачев, ми-
  нистр иностранных дел Гирс (Ламздорф. Дневник 1891-1892... 
  С. 301), но падкий на французские заискивания, принимая их за 
  чистую монету (Ламздорф. Дневник 1891-1892... С. 320), царь 
  эти  предупреждения  проигнорировал.  Александр  III  в  союзе 
  с Францией видел одни достоинства (Ламздорф. Дневник 1891-
  1892... С. 344). Прав был Ламздорф, фиксируя мнения многих 
  приближенных  к  Александру  III  сановников:  у  Александра  III 
  нет никакой политической системы и он подвержен самым па-
  губным влияниям (Ламздорф. Дневник 1886-1890... С. 47). 32
  Великий князь Александр Михайлович об Александре III по-
  сле его 'братания' с Францией: личная антипатия к Вильгель-
  му II склонила его к союзу с Францией, он переоценил военное 
  могущество России. А не взлюбил Александр III Вильгельма II 
  и Бисмарка за их попытки поучать его как управлять государ-
  ством,  и  его  симпатии  переключились  на  Францию  (Великий 
  князь Александр Михайлович... С. 68). Мог бы и прислушать-
  ся к советам умудренного в политике 'железного канцлера'! Но 
  эмоции в очередной раз взяли верх над разумом, и Россия по-
  катилась по пути, противоположному ее интересам. Ламздорф 
  предупреждал в 1891 году: 'Французы предадут и продадут нас 
  при первом удобном случае' (Воейков В. И. С царем и без царя. 
  М. С. 31). Как в воду глядел!
  Фон Швейниц, посол Германии в России (1876-1893 годы), 
  об Александре III 19 марта 1881 года: в делах дипломатии нео-
  пытен, никогда не проявлял к ней интереса, как его незабвенный 
  отец (Александр III. Воспоминания... С. 172) и 18 мая 1881 года: 
  Александр III во внутренней политике во всем следует советам 
  Победоносцева и московских политиков Каткова и Аксакова, их 
  мнение будет решающим и в вопросах политики внешней (Указ. 
  соч. С. 175). И 5 декабря 1881 года: внешняя политика в слабых 
  руках (Указ соч. С. 176). 
  Александр III заверял Швейница в своих лучших намерениях 
  к Германии, а французского посла Лабуле - в своих симпатиях 
  к  Франции  (Ламздорф.  Дневник  1886-1890...  С.  47).  Заигры-
  вать с той и другой сторонами - признак неспособности опре-
  делить результирующую в международных отношениях к глав-
  ным европейским державам и в соответствии с ней выбрать себе 
  исторического  союзника,  хотя  бы  потенциального,  не  отдавая 
  открытого предпочтения в течение определенного времени ко-
  му-либо. Союза с Россией домогались и Германия и Франция - 
  Александр III долго не мог определиться в предпочтениях, скло-
  няясь  то  в  одну  сторону,  то  в  другую  (с  оглядкой  на  Каткова, 
  Победоносцева, общественное мнение), пока после 'медового' 
  периода  в  русско-германских  отношениях  (союз  с  Германией 33
  1887-1890  годов)  окончательно  не  выбрал  в  союзники  России 
  Францию. Союз с Германией не был возобновлен в связи с ухо-
  дом из политики Бисмарка, к которому Александр III благоволил 
  (Ольденбург... Т. 1. С. 18). Личная антипатия российского им-
  ператора к Вильгельмам опять возобладала над здравым смыс-
  лом, он окончательно расстается с германскими настроениями. 
  Российский монарх проигнорировал настойчивые предложения 
  близкого родственника Вильгельма I в январе 1887 года совмест-
  ными  усилиями  бороться  против  тех,  кто  стремится  разъеди-
  нить монархии (Указ. соч. С. 70-71). Заключая союз с Францией, 
  Александр III должен был предвидеть, что этот союз не отвечал 
  стратегическим целям его самого - избегать войн. Франция же, 
  потеряв в 1871 году Эльзас и Лотарингию, будет стремиться их 
  вернуть,  что  без  войны  с  Германией  невозможно.  Так  завязан 
  был  узел  непримиримых  противоречий,  разрешение  которых 
  привело к трагически судьбоносным для России последствиям. 
  Итак, какое наследство было оставлено 'гатчинским затворни-
  ком' своему наследнику Николаю II? Александр III сумел спра-
  виться с революционным брожением конца 70-х - начала 80-х 
  годов. 'Народная воля' была разгромлена, основные организа-
  торы  покушения  на  Александра  II  повешены,  жесткими  поли-
  цейскими мерами общество в течение 13 лет было избавлено от 
  политических катаклизмов. Правда, ценой отказа от продолже-
  ния целительных реформ начала 60-х годов. Чтобы их благотвор-
  ное влияние и далее продолжалось, несмотря на весь ужас соде-
  янного народовольцами 1-го марта 1881 года, необходимо было 
  лишь  трезво  оценить  создавшуюся  ситуацию  и  прислушаться 
  к рецепту известного юриста и публициста Чичерина: реформы 
  и порядок. Жесткие полицейские меры и претворение в жизнь 
  задуманных Александром II начинаний. Перепуганный же им-
  ператор с умом ниже среднего решил управлять Россией только 
  с помощью крайних мер. Но крайние меры всегда односторонни: 
  душат  явления  не  только  негативные,  но  и  благотворные.  Под 
  бичом полицейского террора общество 'замораживается', начи-
  нают набирать силу не процессы интеграции, а дезинтеграции. Начинает  превалировать  рознь  под  прикрытием  официальных 
  идеологических трафаретов типа 'православие, самодержавие, 
  народность', 'царь за народ', 'народ любит царя' (Николай II 
  верил в этот миф до последних дней), или типа 'народ и партия 
  едины'.  Вот  такую  Россию,  не  объединенную  живительными 
  соками гражданского строительства, Александр III и 'вручил' 
  Николаю II, слепо уверовавшим, что только под самодержавным 
  скипетром Россия может благоденствовать.
  Александр  III  вместе  с  'полицейской'  Россией  передал 
  и ущербный вектор своей внешней политики, который наслед-
  ник мог, конечно, изменить, но на это требовалась воля, которой 
  ему катастрофически не хватало, что и привело к пагубным для  династии и страны последствиям.
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) О.Чекменёва "Беспокойное сокровище правителя"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"