Барсуков Александр Владимирович: другие произведения.

Страна сказок 102-103

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


Александр

Барсуков

Страна

сказок-102

("Письма в никуда"-102)

2006-2007

ПИСЬМО В НИКУДА-1011

   26 декабря 2006 года. Я всё реже пишу, а потом сровсем перестану. Но знайте: пик моей писанины был в 2006 году. Сказка (печальная) про то, как отгремела зима. Обычно так пишут про лето, но у нас за окном щас такая дрянь - зима. Итак, детвора каталась в санках с ледяной горы. Вместе с ними катался и мальчик Вовочка, будущий Кузьмич. Вот мальчик Лёвушка зацепил Вовочку саночками и не извинился. "Как твоя фамилия, малыш?" - спросил Вовочка. "Троцкий!" "Понятно! Ещё увидимся!" - и Вовочка что-то пометил в своей записной книжке. Через года слышу я маменькин голос: значит домой возвращаться пора! Вернулся Вовочка домой, улёгся на диван, включил в наушниках: "Теперь я - Чебурашка, и разная дворняжка при встрече писать не даёт!" Или типа, я не помню. И мало того, не хочу разбираться в этих детских напевках. Это Вовочка послал три этикетки презервативов на почтовый ящик "Любовь.ру" и гарантированно получил СD с любимыми песнями детства. А сам думает: "Как мне замочить Троцкого? Камнотесом? Рубанком? Томагавком? Ледорубом?" Остановился на лопате: "Это свежо и оригинально." И вот влез Вовочка с лопатой в самолёт ТУ-144 до Рио, где проживал Лёвушка. Стюардесса говорит: "Мальчик, с лопатами нельзя на борт!" "Пошла вон прочь, сволочь!!" - заорал малец на неё. "Постановление новых властей!" - залебезила стюардесса. - "Где есть ваш пропуск?" "Виз из май пропуск, сволочь!" - и Вовочка достал наган. С ним сидела Мурка в кожаной тужурке с фраером из МУРки, а из под подюбки торчал наган. Но отважная стюардесса преградила Вовочке путь и первой полегла от удара тяжёлой лопаты по грудям. Она стала первой невинноубиенной жертвой, и ей в Иерусалиме поставили (в честь неё) мечеть, высеченную без единого гвоздя, на одних яичных желтках. Сама мечеть имела форму яйца с дверкой. Войдя внутрь, каждый встречался с муллой этой мечети, на голове которого была яичная скорлупа, как будто он только что вылупился из яйца. Он проводил экскурсии по мечети и расказывал, какая замечательная девушка была Гуля. Но Вовочке было не до этого. Он взвалил труп Гули себе на плечо и ворвался в салон аэробуса с воплем: "Я поймал самую крупную рыбу в городе! Попрошу без аплодисментов!" Потом он быстро раздел Гулю и набросил её обноски на себя. Чтобы как-то компенсировать необъятные Гулины груди, он вставил вместо них два кокоса, из коих состоял груз этого рейса "Москва-Рио-де-Жанейро". Эти кокосы вырастили юннаты школы для глухонемых детей при патронаже мэра Москвы. Они, кокосы, отличались ядовитым вкусом и квадратной формой. Таким образом безгласые и безмолвные дети пытались развязать локальную войну с Бразилией, потому что соскучились по крови. Они мечтали о плоти громоздящейся, кровище и тишине. Но все взрослые расценили это, как попытку безмозглых детей жить полноценной жизнью и обмениваться с бразильскими ровесниками квадратными кокосами. Повторяем, на вкус они были ядовитые, так как их пропитали цианидом. Вовочка попытался их разгрызть, вкусил цианида, но не умер, так как цианид его не брал. Он же Кузьмич! Ты ж одессит, Кузьмич, Кузьмич не плачет и не теряет бодрость духа никогда. Наряженный в гулину униформу, Вовочка столкнулся с иной проблемой: его стали щипать за задницу весёлые пассажиры. Тогда он вместо задницы положил себе ещё два кокоса, а пассажирам объявил о скором крушении лайнера. Все весельчаки вмиг сделались страдальцами, что и требовалось доказать. По прибытию в Рио Вовочка притворился, что ему плохо с сердцем. А на самом деле он хотел выйти из самолёта без паспорта: какой там паспорт, стюардессе плохо! Так и случилось. Но пока его несли два бразильских санитара с лётной полосы в госпиталь, Вовочка вынул кокосы и ударил ими по головам санитаров. Те упали без чкувств. Очнувшись, они стали спорить о "загадочный русский душа", но ничего спором не решили и пожаловались господину Фиделю Маэстро, который в ту пору был начальником этого аэропорта "Рио-Байрес-2" Типа "Шереметьево-2". Фидель созвал джипы с пулемётами, натренированных собак-барбосов, то есть собак-грызунов и отправился сам на поиски сбежавшей стюардессы. Вовочка же пребывал в отвратительном состоянии духа: он ни слова не говорил по-бразильски, не знал, где живёт Троцкий, хотел кушать и пить. Поэтому он обрадовался, когда увидел заколоченный колодец, полный какой-то лошадиной мочи. Он напился по уши, а когда приехавший Фидель спросил эту подозрительную квадратную женщину, не Вовочка ли она, Вовочка показал на колодец и сказал: "Уринатион!" Фидель понял, сам отпил этой мочи, выплюнул и понял, что эта женщина чиста, как слеза младенца. "Вперёд!" - приказал он и не заметил, как Вовочка прицепился сзади к бамперу джипа. Его везло по шишкам и кочкам, растерзало всю одежду и все оставшиеся кокосы, но наконец джип остановился. Вовочка наблюдал, как сапоги Фиделя и его людей поднялись по лестнице какого-то особняка. Разумеется, это был дом Троцкого. Так и было. Сам Лёвушка сидел на веранде и пил молоко, когда калитка отворилась, и вошёл Вовочка с лопатой. "Молись, красная жаба!" - сказал Вовочка. "Ты будешь убивать меня?" - печально спросил Троцкий. "Яволь! Немножко буду!" "Лопатой? Но это не этстетично! Лучше я всё сделаю сам!" - сказал Лёвушка и воткнул себе в спину ледоруб. Вовочка опешил, но дошло до него, что дело сделано, и пора возвращаться в Москву заснеженную. Тут как раз вышел Фидель и упал перед трупом Троцкого на колени: "Май сан! Что они с тобой сделали?!" "Не время для слёз!" - сурово, скрывая скупые мужские слюни и сопли, сказал Вовочка, касаясь плеча Маэстро. - "Пора на аэродром!" Фидель ничего не понял, но его охватил ПБ (Припадок Бешенства) ! Он стал бегать везде, срывать картины Пикассо, ломать статуи Микеланджелло. Особенно трудно ему пришлось со статуей Писающего Мальчика. Который был сделан по космическим технологиям из титана-548, период полураспада которого - миллион лет! Вовочка закинул лопату за спину и сам пошёл один на аэродром. "Один, совсем один..." - бухтел он вполголоса. - "Один, совсем один. Один, совсем один! Один-совсем-один!!" Между тем Троцкий сам встал, вынул искусственный камуфляжный ледоруб из спины и принялся помогать Фиделю разламывать на куски статую Мальчика. Особенно трудно им дался фаллос титановый этот. Потому что был крошечный и склизский. Но когда статуя была разрушена, Фидель разглядел сквозь слёзы, что Троцкий жив, и заплакал от счастья! А аэробус с Вовочкой на борту упал в воды Бермудского Треугольника и сгинул там. Так наказал аллах Вовочку. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1012

   26 декабря 2006 года. Однажды лётчики-налётчики Шкаф и Штопор взломали квартиру преподобного муллы Чёрной Мессы Ибрагима. Так там вся квартира была уставлена черепами почивших в бозе послушников Мессы. Им обещали, что после самоубийства они станут лебедями белыми. А головы их некуда было складировать. Поэтому Штопор набрал целую сумку этих черепов и отправился со Шкафом домой делить добычу скудную. Но они не знали самого важного: побеспокоенный череп женщины может быть очень опасным и психологически более сильным, чем череп лягушки или мужчины. До этого дошёл сам Штопор, когда принялся втыкать в мёртвую лягкушку электродиоды. Лягушка заходила ходуном, пару раз подпрыгнула, дала пощёчину Штопору и свалилась бездыханная. "Больше не буду мучить дохлых лягушек!" - пробормотал Штопор и открыл сумку, набитую черепами. Все их глазницы сияли неверным синим светом. Штопор потушил свет, чтобы налюбоваться этим сиянием, но Шкаф как раз в этот момент проявлял плёнку фото, поэтому закричал: "Включи немедленно свет! Плёнку засветишь!" "Какой ты тупой, баклан! Плёнку проявляют в темноте!" - сказал Штопор. "Неужели?" - ответил Шкаф. - "Я проявил на свету!" Со всех квадратиков плёнки на них смотрели черепа. "Ладно, братан, завтра поедем грабить квартиру товароведа обувного отдела! У него дифцита навалом! Пусть всё есть, но пусть чего-то не хватает! А то товаровед обувного отдела, как простой инженер, не может вынести с чёрного входа туфли белый верх-чёрный низ и шнурки в крапинку!" "Хватит болтать! За работу!" - сказал Штопор и налил всем по стакану кефира. Шкаф недоумённо переглянулся с лягушкой и черепами, встретил встречные недоумевающие взоры, но выпил кефир. Остальные тоже выпили. "Скучно без водки!" - сказал Шкаф. "А что, обязательно напиваться, как свинья?" - спросил Штопор. - "Можно поиграть в "кораблики" или "города"." "Что ты, прокурор, в "кораблики" с тобой по душам играть?" "Ну зачем в "кораблики"? В "города": знаешь? Я на "А" - Алибакан! А ты на "Н"!" "Воркута!" "А причём здесь Воркута?" "А я там сидел!" "Ну ты и паршивец! Пасть порву! Будем играть в третью игру: я выйду, ты чего-нибудь спрячешь, я найду!" "Ты спрячешь, а он будет дырка смотреть!" - сказала дохлая лягушка. "Цыц! Ж.пе слова не давали!" Когда Штопор вернулся, то Шкаф, хотевший спрятать сумку с таинственными черепами в прорубь в Малаховке, так ещё и не вернулся. "Пасть порву, скотина такая!" - неистовствовал Штопор. А лягушка под действием животного электричества сообщила, что один из черепов повесился! "Не пори ерунды! Черепа не вешаются! У них шеи нет!" "А этот как-то смог!" Штопор зашёл в ванную и увидел повешенного: верёвка проходила у него в глазницы, а на затылке корнчалась узелком-бантиком. "Хватит валять дурака!" - сказал Штопор и отвязал череп. - "Лучше колись, сука, почему профессор Малышев обещал нам за тебя по 330 рублей каждому? Вначале-то он предлагал 300, но я хлопнул перчатками по столу: 330! Каждому!" "Шеф, вы стиснули мне шею: мне трудно разговаривать!" - сказал череп. "Вот это уже по-нашему, по-мужски! А то всё в молчанку играли! Но я знаю тебя, череп! Ты - не такой! Ты раз сказал, то и договоришь до конца!" И точно. Спасённый из петли череп поведал, что у каждого из них, черепов, по 7 волосиков на черепах. И если обрывать по волосику, то исполнится 7 желаний. При этом надо говорить: "Волосочек-волосок, через запад на восток! Обернёшься, сделав круг! И прочую мушеру типа "абра-кадабра-брякс!" Тут на малину (на явочную квартиру) пришёл Шкаф. Он был бледен и трясся от страха. Он поведал вот что: оказывается, около проруби в Малаховке его поджидали двойники его самого, любимого Штопора и двойники лягушки и черепов. Он хотел было им всем дать веслом по голове, но они схватили весло и сожрали. Из второго точно такого же рюкзака посыпались точно такие же черепа, но все одетые в шлемы Александра Македонского, которые он посеял во время малаховского похода Красной Армии, которая победоносно разгромила его 100-тысячное войско амазонок, состоящее сплошь из баб со скалками. (Лучше воинов к тому времени у Александра не осталось, он объявил тотальную мобилизацию, потому что все лучшие воины спились или погрязли в роскоши, как боровы!) Так вот черепа в шлемах заорали: "Отдай мою руку!!" "Какую руку? У вас отродясь конечностей не было!", трясясь от страха, всё же спросил Шкаф. "Мы есть теперь белые лебеди, нам не хватает только рук и ног!" - кричали черепа, как бильярдные шары, катаясь по льду озера. Они продолжали: "Знаешь стих про нас: Если руки отрезать птице, если ноги отрезать тоже, эта птица умрёт со скуки, так как просто летать не сможет!" А потом для острастки эти падлы-нелюди кинули пару черепов в дереводробильную машину, а получившуюся кашу-овсянку приказали принести вам, шеф!" - закончил свой ужасный рассказ Шкаф. Он открыл рюкзак, Штопор только заглянул туда вместе с нормальными лягушкой и черепами, так их сразу стало рвать-блевать. Отблевавшись, Штопор сказал: "Да, сильная штука!" Потом взял газету и углубился в светские новости. Оказывается, Пол Маккартни разводится с той одноногой-однорукой-одноглазой коровой, на которой женился 3 года назад. Выяснилось, что он её бил её же протезами по ж.пе, когда она не давала ему курить марихуану. И она ползком добиралась до ванны без костылей, чтобы спокойно принять энергетический душ, наполняющий свежестью, нежностью, уходом, и дарящий энергию на весь день. От первых дней до конца жизни! Открой себе энергию, чмо! Чмо, улыбнись миру - и он улыбнётся тебе! Чмо, оживи чувства! Чмо, оплодотвори свои желания!" Штопор с досадой бросил журнал в помойку и сказал: "То, что нашли на автобусной остановке в виде живого трупа, не может быть честной девушкой! Оказывается, она была "девушкой по вызову", а щас хочет оттяпать у сэра Пола половину его состояния, 600 миллионов фунтов стерлингов!" И Штопор в задумчивости стал обрывать волосики с черепа и говорить: "Волосок-волосок... и так далее!" Волосок полетел в форточку, но ничего не произошло. "Ты меня обманул! Почему ничего не происходит?" - спросил у черепа Штопор. "Терпение, мин херц, волоску лететь до Англии очень долго! А пока - дискотека!" - и все черепа стали вращать глазницами типа светомузыки и орать: "Роу-роу-распутин! Закидаем бомбами! Будет вам Олимпиада, охо-хо-хо-ха!" На звуки музыки с нижнего этажа пришёл растревоженный Пол Маккартни. "О, Пол, старичок! А мы думали, ты - в Англии!" - сказал Штопор. "Нет, Англия больше не для меня! Одни туманы и смог! Я теперь вольный художник и хочу посетить вашу Сибирь, где под кронами вековых сосен спокойно смогу курить марихуану, сколько мне захочется! Столько дней, сколько мне осталось, а осталось мне не так много, старина Штопор! Хочешь косячок?" "Не откажусь!" Они сели на пол и закурили. Пол запел под нанайскую волынку (так как перешёл на инструменты чукчей, вечных обитателей тундры) : "Итс э таг оф вар! Вэ пайпс оф пис!" "Чего?" - спросил Шкаф. "Это про перетягивание каната и про трубку мира, тупизна россейская!" - одёрнул товарища Штопор. А потом оторвал от черепа ещё волосок, порвал со словами "Трах-тиби-трах!", и у Хитер (второй жены Пола, с которой он разводится) появилась настоящая живая стройная нога и рука. Ну и глаз. "Всё, Пол, все проблемы разрешимы с доктором Штопором! Езжай обратно в Англию к Хитер, она теперь секс-бомба, а тундру и волынки оставь полярным медведям!" Так всё и случилось. Обрадованный Пол уехал, и Хитер ему дала, потому что теперь разводиться не хотела, так как после очередных избиений сэром Полом могла самостоятельно дойти до ванной без костылей. Вот так помогли русские рецидивисты-казаки народному любимцу и его "девушке по вызову". А марихуана - святое дело. Я бы сам не знаю, что сделал с тёлкой, которая бы встала между мной и таблетками! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1013

   27 декабря 2006 года. Пришла пенсия (правда только половина) . И я купил всё-таки компьютер под зарез (еле хватило денег!) Подозреваю, что 500 рублей я просто потерял! Световую мышку мне просто подарили! Спасибо! Спасибо! Теперь у меня в двух сторонах комнаты электродрачилки! Я счастлив, как самый крутой перец во Вселенной! Вот, например, щас второй грузит "Хальф-ляйф-2" (где 3000 файлов) , а я не жду, а печатаю на первом. Сказочная сказка. Заодно и поздравлялка с Новым Годом, потому что, вероятно, в новом году мозги мои окончательно съедут, и я буду не в состоянии порадоваться победе российского оружия. Шли по улицам Арбата колонны тяжелонагруженных Дедов-Морозов. Они шли в шеренгах по 48 человек, и после них проехало по Арбату 48 поливальных машин, чтобы смести нечистоты. Все жители Москвы забрались на крыши и немо взирали на этот анти-парад. Самые наглые Деды Морозы пищали на губных гармониках и кричали: "Щас в мешок посадим! Вас мало - нас много!" Следом за колоннами в специальных откидных кибитках ехали их маркитантки с обнажёнными прелестями. Это, понятно, были Снегурочки. И вот шествие подошло к Останкинской башне. Деды полезли вверх по лестнице (лифт не работал! Точно! Чистая правда, лифт, как всегда, не работал!) А потом с высоты стали разбрасывать гумманитарную помощь в виде новогодних подарков. Они кричали: "Матка! Млико-яйки-курки есть?" "Нет, сердешные!" "Так лови гумманитарную помощь!" После раздачи подарков все 48000 Дедов Морозов, усталые, но ещё ого-го (порох в пороховницах) , пошли в местную сарделечную, чтобы хорошо подкрепиться и выпить. Тут на большом экране как раз показывали матч "Бавария-юнайтед" с "Манчестером". Деды хватили пива и орали: "Оле-оле-оле-оле! Бавария, мы с тобой!" Прибежал парень, который каждый день сюда приходил и выбирал себе телевизор. Он, как увидел рядом с телевизором диван, так сразу понял, что это его! "Ребята, помогите телевизор выбрать!" - сказал он. "Студент пришёл!" - стали передавать друг другу Деды Морозы. "Студент пришёл? Проваливай!" "Я не один пришёл: я с цементом пришёл и со стеклом!" - не унимался этот студент Шурик. "Цемент - вываливай! Стекло - проваливай!" "Но оно же разобьётся!" "Поздно, вывалили. Теперь ты, Шурик, тоже типа нас, нелегальный эммигрант. Тебе одно только место: в психбольнице номер один!" - и Деды заржали, брызгая пивом. Тут нападающий "Манчестера" всадил мяч в "девятку" баварскому вратарю, который, по обыкновению, прыгнул к противоположной штанге. Все очень огорчились. Деды Морозы стали бить друг об друга стеклопэтами и кричать: "Отстой!" Потом эта толпа снова вывалила на улицы Москвы. Деды переворачивали и поджигали машины. Шурика посадили в кузов грузовика с воздушными шарами и сбросили с трёхметровой высоты. Шурик всё кричал: "Подождите! Я запписываю!" Так как уже наклюкался. "Да, наклюкался я! Чего же так голова трещит?" - сказал Шурик. Но тут к нему подошла, плывя сексуально на лодочках, девушка Маша. Она сказала в камеру: "Антипохмелин - веселье без последствий!" и придвинула Шурику 2 ампулы этого снадобья, улыбаясь. Шурик принял, и вот какие метаморфозы стали с ним происходить: сначала у него вырос пятачок свиньи! Потом ослиные уши! Потом уши исчезли, зато появился хобот вместо носа! Разозлился тогда Шурик и отрубил девушке Маше голову! Все члены его приняли первоначальную форму, а голова Маши катилась, улыбалась и кричала: "В животе эспумизаны: принимай эффералганы!" Потом она свалилась в Останкинский пруд, и долго ещё что-то кричала про Иммунелле, Вольтарен, Маммолептин и Молочницу. Шурик её не слушал. Он, качаясь, последовал за толпой Дедов Морозов, которые на сей раз устроили погром магазина ГУМ и воровали всё, что плохо лежит. В свои рюкзаки они наложили бижутерии и оргтехники. "Что вы делаете?" - закричал Шурик. - "Вы же добрые Деды Морозы! Немедленно положите всё обратно!" "А в чём нас обвиняют?" "В неправильном завязывании шнурков! А тебя - в сопротивлении при аресте!" - закричал выведенный из себя Шурик. Но тут один из Дедов стукнул Шурика сзади по голове жезлом, Шурик упал, а Дед продолжил целоваться со Снегурочкой, загадочно сказав только: "Раз!" Короче, колонна тяжелогружённых Дедов пошла к своим саням из Лапландии. Но выяснилось, что кто-то свинтил все гайки с одного из колёс колымаги. Расстроились Деды. Тут очнулся Шурик и сказал: "Перевинтите по одной гайке с оставшихся колёс: будет по 3, доедете!" "Шурику слова не давали!" - и Дед снова ударил его по затылку со словом: "Два!" А теперь самый крутой момент этой сказки. Проснулся Шурик в больничной палате на одной койке с лысым Дедом Морозом. Он со сна стал того целовать в затылок, искололся об щетину, различил, что это мужик и заорал!! "Какой ты шумный поутру!" - сказал Дед Мороз и выстрелил в начавший трезвонить будильник. Будильник не унимался. Дед Мороз кувалдой ударил по нему и снова поморщился. Шурик же ничего не понимал: он кричал: "Ты кто? И почему у меня болит задница?!" "Я - Дед Мороз, борода из ваты, я подарочки принёс: старый хрыч горбатый! Нет, детишки, не принёс: денег не хватило! Так чего же ты приполз, пьяная м.дила?!" Шурик спросил: "Ты всегда сам с собой разговариваешь?" "Я - Гарри-мнемоник! А задница у тебя болит потому, что ты упал с лестницы!" Шурик пошёл под душ, где обнаружил одну из Снегурочек. Теперь она была без пальто и дрожала от холода. "Мне так зябко! Обними меня! Чувствуешь сердце? Оно разбито! Дед Мороз предпочёл мне тебя!" - сказала она, обнимая Шурика. "Эй, дамочка, полегче! А не то у меня может начаться ПБ - Приступ Бешенства типа такого, что был, когда я спас 40 наркоманов из горящего дома! Ты-то хоть веришь, что я упал с лестницы?" "Верю, родной! Я навеки твоя!" Тут явился Дед и заорал: "Ты бесчестишь мою жену!" "Тебе так только кажется!" - нагло заявил Шурик. - "Как я могу бесчестить эту крошку, это дитя? Да, она мне дитя, это моя дочь!" "Что-о?!" "Да, дочь! Я тогда был не как сейчас: я был 2 метра роста, лицо избрызганное морскими брызгами, прекрасное лицо моряка! И у меня в Леможе была моя крошка. Я приезжал к ней с шариками ванильного мороженого, но шарики таяли, и она говорила: "Папа!!", говорила, "Ты растерял всю ваниль!" "Ладно, допустим, я тебе поверил," - сказал Дед Мороз. - "Тогда скажи, как её зовут?" "Э... Анастасия Блевански!" - сказал Шурик. - "По крайней мере, её называли так мы с матерью." "Её зовут Максим! Понятно? Максим!" - зло сказал Дед Мороз. А Шурик пустился на хитрость: "Анастасия, ты бы накинула на себя чего-нибудь!" Анастасия накинула халатик. "Вуа-ля!" - сказал Шурик. И получил по морде с такой силой, что ударился о стену, проткнул её головой и сшиб голову гипсовой статуи Венеры с противоположной стороны стены. Пришёл смотритель Бегемот: "Ай-я-яй!" и притянул голову Шурика вместо головы Венеры. "Во!" - Бегемот поднял в воздух палец. Шурик очнулся и заплакал: как же у него болела задница! А вот Венера это любила, развратница. И хоть она-то поверит, что Шурик свалился с лестницы! К.

ПИСЬМО В НИКУДА-1014

   29 декабря 2006 года. Сказ про мать Терезу. Надоело ей, понимаете, что в Штатах каждый норовит ей врезать по зубам, и ушла она от них в знойную Африку проповедовать баптизм там. Села на воздушный шар и полетела себе. Летит-летит, да и выбросит, наконец, то телевизор, то диван, а то и рояль, чтоб не перегружали. И один такой рояль попал по голове африканского Ньютона, Манделе. Он как раз сидел под баобабом и думал: "Вертиться она или не вертится?" и "Что первично: бытиё или сознание?", "Что было первым: курица или яйцо?", "Солнце вращается вокруг Земли, или Земля вокруг Солнца?" Таков в кратце был опус вопросов, на которые предстояло Манделе ответить за те полчаса, пока не настал обеденный час на плантациях, и надсмотрщики не стали бы всех гнать обедать, а потом нагайками гнать с обеда. Потому что Мандела был Мыслитель! А вся наука, которую он постиг из африканской Азбуки, состояла в том, что "Мы - не рабы! Рабы - не мы!" "Вот ведь какие бессовестные враки!" - думал Мандела. - "Мы-то как раз и рабы!" Тут ему на голову упал рояль, и он понял, что "она, всё-таки, вертится!" Потом ему на голову же упала сама мать Тереза, желающая слёзно извиниться за падение рояля. Он встретил её на голову и понял, что Земля покоится на трёх китах, а Солнце бегает вокруг по хрустальному куполу. "Извините!" - сказала мать Тереза, и при её писклявом голосе Мандела понял, что щас даст ей по зубам. Так и произошло. Он врезал ей и пошёл обедать, отложив решение прочих глобальных вопросов на потом. "И здесь бьют, сволочи!" - думала мать Тереза. - "Улечу на Северный Полюс!" Она сказала в наручник дистанционного управления "Громом" (так звали её воздушный шар) : "Гром", ко мне!" "Гром" спустился, взял на борт рояль и мать, и улетел. А на обед Манделу кормили гнилым хлебом и страусиными яйцами. Неожиданно перед Манделой оказалась, откуда ни возьмись, (а Африка переполнена такими сюрпризами) бутылка пива "Клинское". И Мандела понял, что настал его час. Он взял бокал "Клинского", поднял и громко закричал: "Клинское" принято подавать охлаждённым! А это тёплое! Не желаем пить такую гадость! Мы вам не рабы!" "А кто мы?" - спросили прочие рабы. "Мы - мужчины!" И все стали скандировать: "Мы - мужчины!" и качаться на люстрах, как макаки. Надсмотрщики применили дубинки, но одному из них всё же оторвало голову, потому что она попала в мясорубку, которую крутили три бомжа. Они от страха наложили на арена, на Макарена и крутили мясорубку в обратную сторону. Один из бомжей сказал: "Давайте поиграемся!" - и засунул туда голову надзирателя. Ну её и оторвало. Два прочих бомжа укоризненно сказали: "Не играйся с мясорубкой!" Но их всё равно всех троих на завтра казнили. Завтра же состоится и поминанльная церемония прощания с погибшим надзирателем, на которой Манделе будет поручено сказать простые, полные трагизма слова: "Для чего мы сюда сегодня собрались? Чтобы похоронить имярека!" Но пока наступила ночь, и все повалились спать. Всё равно бомжам никогда не совершить побег, так как назад - 500, вперёд - 500, налево и направо - по 500 же по Калахари (пустыне) . В тишине ночи Манделу не покидал проклятый вопрос про колумбово яйцо. Нет, он, понятно слышал и догадывался (где-то слыхал, или кино смотрел, или видал) , что у Колумба могло быть одно или более яиц, но его мучил вопрос: как Колумбу удалось поставить одно из них на стол? И только под утро Мандела понял: Колумб его разбил! Оно было куриное! Не его, чужое! Довольный своим открытием, Мандела бодро отбарабанил отходную молитву по надсмотрщику, добавив от себя: "Побольше бы таких добрых душевных людей!", сорвал аплодисменты, но сам не удержался на краю могилы и свалился вслед за гробом. Этого никто не заметил, и могилу принялись засыпать. Когда же из неё восстал Мандела, все повалились на колена, быки от страха наложили на арена, на Макарена! Кто такой этот Макарена? Это местный уркач. Между тем трёх бомжей привязали к трём столбам и притащили трёх гриффонов, чтобы те сели бомжам на макушки и поклевали их. "Нехорошо стоим!" - жаловались друг дружке бомжи. - "Заклюют нас здесь! Надо делать ноги! Как три тополя на Плющихе!" "Это где?" "Это где-то, где люди ходят вверх ногами, антиподы!" И, как накаркал: появились три бомжовых жены (тоже бомжихи) с трёмя бомжовыми бомжатами. Они стали раздеваться и демонстрировать свои мерзкие прелести. Охранники заглазелись, а бомжи вместе со столбами бросились наутёк. Гриффоны закаркали, но в догонку никто не пустился: налево - 500! Вот так печально кончили эти работники ножа и топора, то есть, труженники кухни африканской. Но мыслителя Манделу занимал уже другой вопрос: "Сколько будет 2х2?" (Он в конце своей яркой жизни написал христоматию, где разрешал все эти неразрешимые для среднего африканца вопросы. За что получил Шнобелевскую Премию мира.) Он шёл и думал: "Ту тайм ту?" Так и провалился в колодец выкопки царя Соломона, который царь Соломон выкопал, чтобы запрятать богатства. Но потом передумал и закопал на 300 километров севернее. А колодец этот остался, и какой-то кретин снял с него канализационную крышку. Мандела кричал-кричал - впустую. Он замёрз и не мог продвигаться. Его нашли, когда уже было пора ампутировать ноги, так как начался "траншейный синдром", кончающийся в 9 случаях из 10 ампутацией. И только тут Манделу осенило: "Ту тайм ту из 9!" (Не скроем, что некоторые из его выводов были ошибочны или спорны.) Ампутировали ему не только руки и ноги, но и голову. И превратили в суперраба, привинтив на место отрезанных органов новые, каменные, вытесанные из камня на каменоломнях по древним инопланетным технологиям, по которым ещё строились пирамиды в Египте. Но случалось, что "Каменный Босс" (как его прозвали) иногда печалился о своём живом теле и голове. Он пытался придумать хоть одну неразрешимую теорию, но все они моментально решались, и было просто скучно. Потому что инопланетная технология не знала секретов. Он задавался вопросом: "Сколько будет семью восемь?" И знал, что будет 56. "Туфли белый верх, чёрный низ есть?" Есть! "А с лиловыми шнурками?" Есть! "Сколько до ближайшей звезды Проксимы Центавра?" "4, 675 световых года, если вы полетите на допотопной фотонной ракеты, а не на нормальном летающем блюдце!" Мандела извращался, чтобы сбить с толку свои новые супермозги: "На скольких китах стоит земной диск?" Земной диск, балбес, летает по космосу, как ромашка по проруби! И вообще это не диск, а чемодан! Земля имеет форму чемодана! Надоело спорить самому с собой Манделе, он стал думать только о хорошем. Он ходил, натыкался на углы и думал: "Только о хорошем! Только о хорошем!" Все рабы на стройке поняли, что Мандела сдаёт, когда он ненароком вступил в кошачье дерьмо и провалился в женское очко (женский сортир) . Там ведь использовался и женский труд: там малярами, уборщицами, маркитантками для зажиточных прорабов и пр. Мандела вылез из очка перемазанный, сказал в пустоту: "Пардон, мадам!" и сам заржал своему тупому юмору. А потом он умер, так как во сне перекрутилась его пуповина, через которую он дышал, он задохнулся. Но он успел написать Азбуку для чернокожих, называется она "Чёрная Библия" и хранится внутри чёрного кубического метеорита в Мекке, так что её всё равно никто не читал и прочитать не сможет. Кроме нас, авторов. Нас двое: я и мой уд. Не смешно. Ну тогда просто я один, сам бл.. Итак, я эту книгу читал, но она была на арабском языке, я ничего не понял. Когда же её перевели на русский, то она содержала только нападки на такие слабые европейские страны европейских недочеловеков, как Венгрия, Польша, СССР, Франция и пр. "Что вы мне перевели?" - спросил я. "Майн Кампф"!" "А я что просил?" "Сейчас, минуточку... Заявка номер 54323: "Кайфман". Ошибочка!" Мне вручили эту книгу "Кайфман", написанную неизвестно кем, но содержащую миллион ярких цветных эротических картинок. И время от времени я её читаю, забыв о Манделе, от которого, по сути говоря, и произошёл весь род людской. По-крайней мере, российский люд точно. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1015

   31 декабря 2006 года. Новогодний триллер. Люблю, понимаете, триллеры писать. Читать нет, но писать. Итак, снарядился мальчик Витя в экспедицию к канализационной трубе, чтобы отловить там трупы утопших сантехников. Но он не знал, что там водятся зомби, которые голодные. Им бабушки всё "Гули-гули!" хлебушка покрошат, они сожрут, но всё равно голодные. И то одну, то другую бабушку то и скушают. А предприимчивые риелторы специально свозили со всего СНГ старух, чтобы те "Гули-гули!" А у тех, кого зомби сожрут, оставались квартиры. И риелторы эти квартиры продавали втридорога. А старушек все считали пропавшими без вести. Ну так вот, взял Витя фонарь, пудренницу (потому что был смышлённый малый и уже щас подозревал, что кого-то придётся накормить пудренницей. Этот кто-то (зомби) скажет: "О! Кокосовая!", а Витя как долбанёт его дубиной по голове! Но Витя и не подозревал, что у зомби мозги возвращены в трёхлетнее состояние, поэтому такие удары дубиной ему нипочём.) Потому что кто знает, каким был зомби в детстве? Ну каким? Маленьким? Как бы не так: он был засланцем с планеты Злюк, на которой их и продуцируют из антивещества. Короче, сожрал зомби пудренницу и двинулся к Вите, размахивая руками. "Не подходи ко мне, дяденька! Я болен свинкой! А у взрослых она может привести к серьёзным проблемам с потенцией!" Зомби остановился, наморщил низкий лобик, думая, а потом сказал: "Не ссы, малыш! У меня есть драгоценные пилюли "Ринчен", которые навсегда помогут вам избежать проблем с потенцией!" "Ну ты, дядя, и крутой! А у меня есть драгоценные пилюли от доктора Пилюлькина, которые блокируют пилюли "Ринчен" и навсегда нарушают потенцию!" Тогда зомби упал на колени и зарыдал: "Малыш! Не погуби! Все вещи украли на вокзале! Не местные мы! Помоги на лечение от бесплодия! И нас станет на 1000 зомби больше!" "Сами разбирайтесь со своими шлюхами..." - начал было Витя, но зомби стал стонать в том плане, что на планете Злюк - все гермафродиты. "Это как вас понимать?" - не понял Витя и продолжил: "Я сам тоже не местный. Из Конотопа я. Но я знаю, что у мужчин есть пестики, а у женщин - тычинки. И вот эти женщины нападают со своими тычинками на ничего не подозревающих профессоров археологии и насилуют их в их же археологических могилах. Даже фильм есть такой: "Москва слезам не верит." И песня: "Цветок и нож"! Вероятно, (по моим скудным витиным знаниям) цветок где-то спрятан у мужчины (скорее всего, в его яйце, как у Кащея в яйце была его смерть) , а женщины охотятся с ножами за ними. А потом, понятное дело, глупый пингвин, то есть, глупый аист приносит женщине подарочек на Рождество: пищащий кулёк с новорождённым. А те женщины, у которых все вещи (в том числе и аистов) украли на вокзале, идут побираться в чистое поле, размахивая своими ножами и распугивая разных бомжей. И там-то, в листах капусты тоже находят чадо. Причём это такое дешёвое чадо, что его можно выкинуть обратно, если не понравилось или оказалось сиамскими близнецами. Аисту же, чадо им принесённое, не отдашь, потому что он встаёт на рога и начинает канючить: "Обратно лететь, да? А кто мне за это заплатит?" "Сколько ты хочешь?" "1000 грина, и чтобы у вас под мышками не потело. Иначе не полечу!" Так и делает: видит мать с мокрыми подмышками - поворачивается к ней задом и начинает искаться на вопрос формы номер 8 (блох). А если мать попрыскалась "Рексоной", то аист с восторгом спешит к ней и высыпает ей на голову в виде специального расположения всех блох, которые ему удалось найти в своей шкуре. А шкура та содержит и клопов, и клещей, и, что самое важное: лесные конфеты "Тюнс" "Лесная ягода". Так что, когда при виде нового незнакомого аиста, все бабы вооружаются своими ножами, а мужчины хватаются за ухваты и скалки (ну и за топоры и вилы тоже), то аист им кричит: "Не бейте, люди добрые! А лучше пособирайте с меня клопов, клещей, блох (в хозяйстве пригодятся!) , и самое главное: жучков-гомосеков (то есть, простите: лесосеков!) . Но бабы, размахивая ножами, кричат: "Отдавай нам "Тюнс"!" А аист им кричит: "Извиняйте, но "Тюнса" сегодня не завезли, так как шофёр напился пьяным и угодил на капустное поле!" Ну и давай бить его бабы и втыкать в него свои ножи. И думают: "Ничего не знали о любви такой! Распустился цветок! Удивительная ночь! Ты изменилась!" и так далее. Потому что бабы все были молодые, и ещё девственницы (то есть, не убили ножом ни одного ещё мужика) , им всё в новинку. А аист распустился, распустил хвост веером и давай валяться на спине и орать: "Ой, не могу! Ой, щекотно, перестаньте!" Осмотрели тогда бабы свои ножи, передёрнули на них затворы и думают: "Куда бы ещё воткнуть?" И вот на глаза им попадаются их поселковые мужики. Каждый разодет в вышитый сарафан, короткую юбку, из-под которой торчат волосатые ножки. И у баб моментально на них встало! И они как побежали все голышом за мужиками! А мужики поскидывали сарафаны и ковбойские сапоги, только так и спаслись, потому что злые бабы стали совать носы в сапоги и нюхать, нет ли там "Тюнсов". Нет. Одели они мужицкие сарафаны и юбки, и с тех пор известны нам, как женщины-приматы прямоходящие! "Хватит мне на уши лапшу вешать!" - грозно сказал зомби Витя. - "Я и без тебя знаю это идиотское предание! Но знай, что у баб никаких ножей нет, а есть цветы, а вот у мижиков, наоборот - смерть в яйце! Значит, у них есть яйца! Я сам покупал такие по 25 рублей десяток. Я ещё спросил: одно что-ли, стоит 25? Нет. Вот так я стал настоящим мужчиной!" - и с этими грозными лаконичными словами Витя разбил одно из этих яиц об голову зомби. И упал бездыханный. Витя! Потому что в этом смерть его и была. А зомби потоптался-потоптался на месте, повыл на Луну, поскулил, полизал языком Витину голову и ушёл восвояси, в дебри канализации. Там у них всё было просто: и у мужиков, и у баб было одно и то же: слоновий хобот. Если в брачный период самка хотела мужика, то она хваталась хоботом за хобот избранника и не отпускала до тех пор, пока из его хобота не начинали сыпаться слонята, как из рога изобилия. Ну а потом к старости, хобот отваливался напрочь, и тёлка больше ничего не хотела, кроме как вязать внукам тёплые варежки на ноги. Это знаете, как: "Вместо валенок на бегу он надел сковороду! Вот такой бассеиный с улимцы Рассеяной!" Вот мне пришло щас на ум: с Рассеяной, то есть, в Рассее в нашей, в СНГ. В Америке, например, про него бы сказали: из Бруклина. Или там с Брайтон-Бич. Но наш триллер продолжается. Вот лежит труп Вити, и всходит Полная Луна. А это значит, что у всех самок-зомби встают торчком хоботы, а у рассейских женщин расстёгиваются на пузе сарафаны, и их длинные ножи вылазят на поверхность, как сорняки в огороде. И им хочется замочить какого-нибудь парализованного дедушку. Я уже описывал смерть археолога. Так вот теперь женщины устремятся на профессора энтомологии, который приехал поймать редкие виды бабочек здесь, на Суматре. Суматра была включена в состав СНГ, как самая почитаемая область по произведениям ботаника Барсука, который так любил её описывать. Что, мол, все ботаники только туда и стремятся, так как там водятся бабочки-закачаешься! И вот ботаник Петров накрывает сачком бабочку! А та оказывается бабой! И давай шпынять Петрова почём зря в живот и попу своим ножом! А сама кричит: "Петров, подними мыло!" "Не вопрос!" - говорит Петров, наклоняется задом и оказывается в пуленепробиваемых железных портках, на замок закрытых. Обскураженная бабонька говорит: "Простите, месье, обозналась!" и уходит, посасывая свой ножик. Тут мне читатели намекают: мол, хватит пороть чушь: всем известно, что ножик свой могут пососать только очень грудастые бабы. Почему? Потому что у них большая грудь! А что это такое: грудь? Это такая фигня, которой два! Но дальше Витя восстал из мёртвых, превратился в упыря с зелёной кожей и принялся таращиться в телевизор. Тут один сломанный телевизор валялся. Так потом Витя захрипел: "Ненавижу!" и раздолбал кинескоп о камни. А потом побежал совершать разные подвиги типа такого, где всем женщинам устраивает поголовную кастрацию, согласуясь с этими моими честнозаписанными скудными показаниями зомби-недоумка. И оказывается, к вящему удивлению Вити, что у женщин нет никаких ножей! У них вообще ничего нет! Кроме того, что две! Ну так он и давай кусать их за эти груди, чем и прославился, и получил в народе кличку "Молокосос". К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1016

   1 января 2007 года. Там на неведомых дорожках верблюды пляшут в босоножках. Настала пора разобраться, что это за верблюды, откуда взялись и куда продвигаются. Как уже понятно, это были партийные функционеры. Они здесь спрятали золото партии и от счастья, что их не зажопили, и танцевали. Вообще, они были такие верблюдоподобные, что на фронт их не призвали, а посадили за бумажки, разбирать личные дела персонала. Как только верблюды остались одни, они стали делать из этих бумажек шарики и плеваться (и кидаться) ими с воплями: "Пельмени! Мы откосили!" Но тут в зал строго вошёл папаша Мюллер. Один шарик бумажки попал ему в лоб, а второй - в рот. Он сдержанно (без оваций и аплодисментов) проглотил его и сказал: "Завтра же первым эшелоном - на фронт!" "Но папаша!" - залебезили верблюды. - "Мы - пацифисты!" "Ах, вы - пацифисты? Тогда, конечно, другое дело! Первым же эшелоном на фронт сегодня!" И вот трясутся верблюды в телячьем вагоне около параши. Самый авторитетный из них говорит: "Вот если бы мы нашли золото партии, нам бы срок скостили бы!" "А в тюрьме щас ужин: макароны!" Все голодно сглотнули. "Кажется, я знаю, где золото партии!" - говорит верблюд Жорж. - "Там даже в песне так поётся: "Нам наплевать на паровоз: у нас таких же много!" Надо брать эту сволочь, этот паровоз, с ходу! Я, как танкист, тебе говорю!" И верблюды побежали по крыше поезда в тепловоз, чтобы захватить его и найти золото. Но тут сверху на них стал спускаться фашистский вертолёт. Из него выпрыгнул папаша Мюллер и приклеился ботами к крыше паровоза, которую против партизан обработали антикрысиным покрытием. Фашисты воображали, что с вертолётов будут спрыгивать на крышу партизаны, а не Мюллер. Жорж дал Мюллеру поджопник, так как босоножки не прилипали к покрытию, и все устремились вперёд. Но Мюллера не так просто было обложить. Он достал партийную рогатку (так как функционерам РСХА запрещалось носить личное оружие в виде пистолетов, автоматов, пушек и прочей шушеры, чтобы ненароком не застрелить дедушку Шикльглюбеля. Но Мюллер пожрал "Ментос", и ему пришло свежее решение в виде рогатки.) Он попал в зад Жоржу и в задницу Милене (верблюдихе), у которой была обширная задница. Милена упала с крыши и запуталась ногой в стропах парашюта, который свисал из того вагона, где везли русского "пианиста" Рахманинова. Он как раз недавно приземлился с заданием, но его моментально поймали и загрузили на этот поезд, который шёл не на фронт (как полагал Жорж), а в концлагерь Ревенсбрюкк. И вот Рахманинова бросили в вагон вместе с парашютом. Милена орала: "Обрежь стропы!" Но Рахманинов пожирал трофейный инжир, который у него не успели конфисковать, так как он спрятал его в трусы и понимал, что в концлагере инжира не дадут. Так что спешил пожрать. Пожрав же, он спокойно отрезал стропы, и Милена загремела в кусты. Она сломала позвоночник и далее везде разъезжала на стульчике на колёсах. Но Жорж уже вскочил в кабину машиниста паровоза Израэля Михаэля (предателя еврейского народа, который продавал товарищей-евреев Мюллеру за папироски "Мемфис" и служил машинистом этого паровоза Смерти!) и закричал: "Табань, сволочь!" Израэль затормозил, все вагоны посыпались под откос. Там-то и нашёл свою смерть папаша Мюллер. Жорж задумчиво поедал муляж пистолета, сделанный из хлебного мякиша, которым он так напугал Израэля, и размышлял вслух: "Если этот поезд шёл в концлагерь, то, понятно, золота там нет. Значит, оно где-то здесь! Вы осмотрели карманы дохлого Мюллера?" "Как можно?" - сказала Милена. - "Нас признают мерзкими мародёрами!" "Несмотря на это, это надо сделать. И поскорее, пока нас не накрыла целая куча фашистских вертолётов охраны Мюллера!" Все верблюды побежали обыскивать труп. Труп был ужасен: голова отвалилась, выпал один глаз, а вставная челюсть продолжала кричать: "Хайль Гитлер!" В кармане у Мюллера Жорж нашёл Золотой Ключик. "О! Дас ист Ключик! Он отпирает каморку в доме папы Карло! Вечная ему Слава! Потому что папу Карло давно сожгли в Ревенсбрюкке!" - сказал Жорж. Верблюд по имени Магомай сказал: "Но в этой каморке нет золота! Там кукольный теартр!" "Точно!" - и Жорж выкинул Ключик. Далее они нашли список швейцарских банков, рядом с которыми стояли крестики. "Други! Видимо, нам придётся лететь в Швейцарию!" - сказал Жорж. И все согласились. Они закатили Милену в разбитый вертолёт, нажали на педали с волшебным паролем "ntfx4a", и вертолёт взмыл в воздух. При этом его пропеллер вообще не крутился. "Как мы летим?!" - испугался Магомай. "Магия!" - сказал Жорж. - "Читали Пушкина?" "Это кто? Еврей?" "Нет, лучше: русский! Всё равно их всех вместе сжигают в печке! Так вот, что он написал: "Я памятник себе воздвиг нерукотворный!" Понятно? Это было сделано с помощью такого же вертолёта. Но теперь-то, Пушкина, верно, сожгли в печке, а вертолёт - вот он." Тут в воздухе показалось целое звено вертолётов. "Идём на таран!!" - закричали верблюды и стали сшибать фашистские вертолёты лоб в лоб. Это была заметная победа сил союзников, потому что все верблюды были асы из Франции. Через час они прилетели в Швейцарию. Но какие банки следовало таранить, никто не знал. И тогда Жорж решился на отчаянный манёвр: он влез в мусоропровод одного из банков и полез по вентиляционной трубе подслушивать, о чём говорят швейцарские банкиры. Они говорили о футболе, что в чемпионате 1941 года команда Швейцарии, несомненно, возьмёт главный приз, Кубок УЕФА, так как все прочие команды были уже сожжены в печке. Вентиляция проломилась, Жорж свалился вниз и стал стыдить банкиров: "Как вам не стыдно! Вот щас как дам босоножками по причинному месту, сразу расколетесь, что храните золото Мюллера!" "Э, милейший! Судя по всему, Вы - представитель фауны. Я таких видел в Азбуке, когда учился в школе. Вы - африканец? Сколько у вас на счету в банке? Вы женаты? Дети? Сколько километров прошли пешком до 25-летнего возраста? Ваш дедушка педераст?" "Хватит вопросов!" - прервал это Жорж. - "Я - из Свободной Франции, нас кучка патриотов, мы убили Мюллера и бежали сюда на вертолёте!" "А-а! А я думал, что Мюллера съела акула в телефонной будке!" - сказал банкир и заперхал от смеха. "Хватит базары базарить и разговоры разговаривать! Если вы не отдадите золото партии, то я нажму на "Пуск", и вместе со всеми своими товарищами-патриотами взорвусь вместе с вашими банками. Учтите: мы везде поставили крестики - это места террактов!" "Ну прям Варфоломеевская Ночь!" - продолжал балагурить банкир Джонсонс. Потом он вынул сигару изо рта, приблизил своё рыло к морде Жоржа и сказал: "На моё место, парнокопытное, придут сотни таких же! А сейфы наши не боятся взрывчатки!" Жорж тоже приблизил своё табло к Джонсонсу и сказал: "Вы храните преступное золото, нажитое нечестным путём! Чтобы скопить килограмм золота, фашистам пришлось вырвать золотые коронки у 2000 человек, понятно?" "Нам наплевать на это! Мы - бизнесмены, мы заключаем контракт! Никаких коронок мы не понимаем!" - сказал Джонсонс и плюхнулся обратно в кресло. "Тогда ты щас, гнида, услышишь свой последний звук в жизни!" - и Жорж начал нажимать на "Пуск". "Ладно, ладно, уговорил!" - сдался Джонсонс. - "Я сам не знаю, что эти нацистские сволочи спрятали в наши сейфы, но я сведу тебя с Дарвудом Монро с 39-ого этажа. У него на руке 6 пальцев, и он может смотреть сквозь стены. Может, он поможет." Вся компания заковыляла по лестнице (лифт не работал!) на 39-ый этаж. Дарвуд уже приготовил для всех джин-тоник с воткнутыми швейцарскими флажками, так как смотрел через стены, кто к нему ползёт. Жорж выкинул флажок и сказал: "Для начала побрей руки! А то мы как в обезьяньем питомнике!" "Не могу, мастер Жорж! Тогда будет видно, что у меня 6 пальцев!" - сказал Дарвуд. "Хрен с тобой! Говори про золото партии!" "Золото в ячейке 96 отсека 69, понятно?" "Мог нам это послание сбросить вниз с 39-ого этажа, а то теперь спускаться!" Но хитрый Дарвуд открыл окно и вытолкнул Жоржа из него. Оказалось, что ниже - покатая стена этого стеклянного банка, и Жорж безболезненно скатился вниз, где его ждали друзья. "Ну как?" "А так: ячейка 96, отсек 69! Будем взрывать!" Короче, взорвали они этот отсек и нашли золото. А уж потом стали отплясывать на неведомых дорожках на Гавайях. Золота как раз хватило, чтобы купить билеты "туда". "Обратно" не хватило. Ну и не надо. Верблюды оттанцевали, напились коктейлями и перетрахались с Миленой, которая неожиданно встала с инвалидного кресла и сказала: "Я выздоровела!" "Давно бы так! Всегда выздоравливай!" Вот доктор Пистолетов интересуется, как могло случиться такое чудо, что женщина с переломом выздоровела? Дорогой ты наш голубчик Пистолетов! Да за такие бабки любой выздоровеет. Но если серьёзно, то это магия помогла: Милена каждые пять минут прикладывала к пояснице горячий кирпич. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1017

   2 января 2007 года. Однажды зимним вечером, когда капала капель, пошёл Ваня Маньякин на дело. С ним Тузик пошёл, перепрыгнув забор. Ваня по пояс провалился в болото, и Тузик там тоже затонул, как топор. Тут прибегают кореша Вани, братки: "Вы базары базарите, а Маньякин тонет!" "Ну вот, доразговаривались: потонул!" Вот так вы впервые прочитали первый в мире рассказ, герой корторого на 20-той строчке помер. Так что остались одни второстепенные персонажи - братки. Пошли братки воровать машины за 60 секунд. Своровали, и наступил джойрайд (прогулка на краденой машине) . Вот автостопят прекрасные блондинки-проституки-профессионалки. Братки остановились, напихали бабец в машину и стали этого бабца лапать. А бабец им и говорит: "И здесь потрогайте! Чувствуете сердце? Стучит?" "Стучит!" И машина врезается в столб. Всех: и братков, и бабец отправляют в институт Склифосовского. Но если вы думаете, что дальше с ними ничего не случится, значит, вы не знакомы с таким глыба-авторищем, как я! Так вот: все братки взяли медперсонал в заложники и ограбили Склифосовского на 600 миллионов долларов. "Так вы не террористы, а простые грабители?" "Да! Но ограбив институт, мы его напоследок взорвём! Где наши детонаторы? Где? Это уже не смешно! Кто взял детонаторы?" И тут вперёд вышла хрупкая японская гейша Марика-сан, которая здесь лечилась от слабоумия. "Это, говорит, я взяла!" "Так положи на место, не томи!" "Не могу: я засунула их себе в задницу! Потому что на упаковке на чистом японском языке было написано: "Беречь от огня, от детей и от задницы!" "Вот дура!" - сказал Груббер, главный пахан после смерти Маньякина, и застрелил Марику-сан. И из её зада стали выпрыгивать и взрываться петарды и фейерверки, потому что дело было на Новый Год. Все заложники бросились на крышу и стали с крыши прыгать в сугроб. Тем и спаслись. А Груббер в это время типа Голиафа, разрывающего руками гадюку за глотку, стал затыкать задницу Марики-сан, чтобы прекратить фейерверк. И вот одна петарда попадает ему в глаз, и он слепнет! Вторая петарда попадает ему в ухо, и он глохнет! Не дожидаясь третьей петарды, Груббер тоже выпрыгнул в сугроб. Теперь пришла очередь нашим доблестным милиционерам и ОМОНу урегулировать ситуацию, благо они только что подъехали. И они стали тушить пожар, при этом погибло 33 пожарника, их дядьке Беломорканалу оторвало мизинец. На следующий день состоялся серьёзный разговор в начальстве у полковника Пронина. Он выговаривал Беломорканалу: "Ты потерял 100% вверенного тебе персонала! Погибло 33 человека! Другой на твоём месте напился бы или застрелился бы, а ты спокойно рассматриваешь свой оторванный мизинец!" "Чаго? Я есть дядька Мацапура, жена Мацапура, приехала за алиментами! 33 человека я не понимаю!" "Вероятно, он рехнулся!" - и Беломорканала бросили в палату к сумасшедшим. Подошёл один и говорит: "Знаешь картину Иванова "Приход к массам Иисуса"? Так это я написал! Веришь?" "Верю!" - отвечает дядька. Второй подходит и говорит: "А я снял фильм "Москва слезам верит!" "А я щас вам дам по лбу своим однотомником: "Перестройка-2"!" - закричал Беломорканал и стал гонять психов по палате и швыряться утками. Но тут пришли санитары и зафиксировали их. У дядьки отобрали его монографию и поместили в палату к буйным. Эти буйные ничего не делали, так как лежали связанные, но постоянно просили сестру отсосать или под.ачить их! Дядька сначала ничего не понимал, но когда соскучился просто лежать, тоже стал просить сестёр. И тут пришла прекрасная медсестра Таня. Она расстегнула лифчик (расстёгивается спереди) и грудями бухнулась на Беломорканала. И тогда он выздоровел! Он заплакал: "Я потерял 100% людей! Дайте мне пистолет: я застрелюсь!" И Таня сказала: "На тебе пистолет!" - и достала из широкой юбки дубликатом бесценного груза свой перчуган. Она была транссексуалом: сверху типа женщины, а внизу типа мужчины. "Ну нет!" - сказал Белолморканал. - "С таким пистолетом только на крыс охотиться! Дайте длиной 48 сантиметров!" "Извини, но 48 зарезервирован за сержантом Биксби!" - нагло сказала Таня, одевая обратно юбку и засовывая в бюстье перчуган. - "Если хочешь, достану 24 сантиметра, его быстрее достану в два раза!" "Ладно, давай!" И принесла Таня Беломорканалу чучело перчугана. И стал брызгать из него в соседей по палате Беломорканал. И всё мимо! "Не расстраивайся, он никогда не попадал!" - сказала Таня. И на радостях нарисовала на черепе Бкеломорканала свастику. "Слушайте, а где мой собственный перец?" - спросил дядька. "Мне очень жаль, - сказала Таня, - но его тебе ампутировали, как мы обычно поступаем со всеми буйными помешанными. "Один, совсем один!" - стал канючить дядька, а потом пустился в пляс: "Один, совсем один!!" "Так что, я теперь кастрат?" - спросил он. "Да!" - сказала Таня. "А ты кто?" - спросил дядька. "Я - Таня!" - терпеливо стала успокаивать его Таня, гладя по голове. Но он вырвался и стал хамить ей: "Ты есть пороклятый транссексуал! Я знаю: все перцы, которые вы отрезаете буйным, вы приклеиваете себе клеем "Моментом"! Так ты и стала транссексуалом!" "Да нет же!" - сказала Таня. - "Я родилась мальчиком, но любила играть в куклы и дочки-матери. А когда мне исполнилось 16 лет, меня не взяли в армию, потому что я временно отрезала себе член ножовкой! В военкомате говорят: "Будешь десантником!" Я говорю: "Но сэр, у меня же большие груди!" "У всех десантников такие!" "А у меня нет пэниса! Ничего не болтается внизу, понятно?" Все десантники заржали, и меня комиссовали. А потом верно, я приклеила моего милого дружка обратно, ведь он помог мне сделать такую карьеру: от недоразвитого десантника до доразвитой медсестры!" Дядька слушал-слушал и говорит: "Мне это не интересно! У меня от тебя голова уже болит! Лучше расскажи, как ты летом ходишь купаться? В какую раздевалку: женскую или мужскую? И что там делаешь с бедными женщинами? Трахаешь их? Скольких? Где? Когда?" "Достал ты меня, Беломорканал! Если хочешь знать, летом я сижу дома и принимаю ванны!" - ответила Таня. - "А потом ложусь рядом с зеркалом и разглядываю себя: какая я всё же красавица!" "Дура ты набитая, а не красавица! Вот подожди, выберусь я из этой шарашкиной конторы, куплю член Кин-Конга, так из него легко перестреляю всех вас!" - сказал дядька. "Остынь! Член Кин-Конга зарезервирован за сержантом Биксби!" - сказала Таня. "Да кто этот вездесущий таинственный сержант Биксби?" - не выдержал Беломорканал. "Он такой же, как и мистер Бублик, только на несколько миллиардов богаче! Ты слышал о мистере Бублике? А о Билле Гейтсе? Так вот они такие же, как он! Сержант Биксби основал "Клуб Одиноких Сердец Сержанта Биксби", ясно? В Ливерпуле ему установлен памятник: он стоит около столба с тумбочкой, и эта тумбочка выдвинута на уровне его таза. Это означает, что у него стоит. Да не просто, а порядка 125-и сантиметров. Но если плюнуть в тумбочку или укусить банан, то тумбочка задвигается обратно! Это значит, что у него опало! Тысячи поклонников бредут в Ливерпуль из Мекки, чтобы плюнуть и полюбоваться. А женщины раскупают бананы и засовывают их себе в рот, чтобы тумбочка выдвинулась! Понятно?" - сказала Таня. "Да, это великий человек! Жаль только, что все перцы зарезервированы за ним! Зачем ему столько?" "Потому что его собственные снашиваются в тумбочке и вянут!" К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1018

   4 января 2006 года. Интересно, что под гениальным Пр. Могут эмулироваться (протекать) и глупые типа: "Просто жить". Я называю это правилом ожидания, когда нечего делать. Пусть так, ведь на выносе, на острие - всё равно моё гениальное Пр., оно важнее и определяет все действия и поступки! Действия и поступки - одно и то же! Так что пусть разные глюки, неприятные недобрые мысли, они между моим Пр. И мной. Пусть. А вот когда ЦЭ (Закатывание) , тогда полный аврал, гаси свет! Впереди уже не Пр., а стены и потолки. Тут надо мысленно орать. А потом снова впереди Пр. То есть, практически из всех возможных эмуляций я остановился на "просто жить", как учил прекрасной памяти Миха! Но я не думаю, что он был такой дурак, чтобы так думать: "Просто жить!" Потому что всё равно жить совсем не просто. Всякие глюки-хрены мешают. Да и тупо звучит по сравнению с моим Пр. Это уже что-то из животного мира: кошки там, собачки. Они просто живут. Но при ожидании так думать просто можно. А что? Ничего не меняется, просто живи и жди. Дождался: вот тогда хвост пистолетом и ура! Сказка про зонтик Бжезинского. Бегал под дубом Бжезинский с носом-пятачком и приговаривал: "Кажется, дождь начинается!" Но тут сверху упал на Бжезинского Пинни-Вух, и Бжезинский закричал: "Падают тут всякие! Ты - неправильный медведь и делаешь неправильный мёд! Твоим мёдом весь лес провонял!" А Пинни-Вух говорит: "Это не мёд, это канализацию прорвало!" "А я-то, дура, ещё бросалась пузом на этот фонтан из-под земли, когда с балкона выступал любимый товарищ Берия! То-то я смотрю, что мои джинсы какие-то заблёванные!" - сказал Бжезинский. "Говори от мужского лица, а то можно подумать, что ты - п.др!" - сказал Пинни-Вух. - "Я тоже бросался на тот фонтан, потому что все пионеры Страны Советов должны быть готовы к отражению фонтанов! Иначе их разжалуют и сошлют в ссылку, где они смогут до конца жизни заниматься своей концепцией." "Это точно! Я уже всю жизнь в этом лесу и никак не могу понять: что это за лес такой дибильный? То прыгающее дерево на тебя прыгнет! То лесопроходец Селиван с топором обчистит карманы. Потому что вор он!" "Ну, с Селиваном разговор короткий: врезать ему по шарам, и всё! А вот про прыгающее дерево есть одна древняя легенда..." Бжезинский и Пинни-Вух устроились на матрасике под дубом, и Вух начал рассказывать: "Жила-была давно в лесу бедная девушка Матрёна. И любила она Селивана. А Селиван вечно приходил пьяный, бил-колотил Мари-Елену, другую серию смотрите по программе, оставайтесь с нами! И Матрёну колотил со словами: "Матрёна, ядрёна вошь, дней прошедших не вернёшь!" Но самое удивительное, что в голове у Селивана жили разные чужие голоса. У меня-то, Вуха, давно не живут, потому что я их постоянно заглушаю своими пыхтелками, вопилками, кричалками и... и сопелками. Так вот эти голоса приказали Селивану убить семью свою родную! Враги сожгли родную хату и заморозили семью. И вот взял Селиван отравленную вилку и пошёл в детскую. Там играли его дети: Мари-Елена и Вадим. Вадим радостно вырвал вилку из рук отца, воткнул её себе в задницу, но тут же разачарованно выкинул: "Толстовата!" Селиван расстроился, потому что у него не было больше вилок, а остались только ложки. Тогда он пришёл с ложкой и ударил ею по голове Вадима! Мальчик упал бездыханный, а Селивану стали глючиться мальчики долбанные в очках! Потому что Селиван был очкарик-4-глаза! "Батя! Что ты наделал!" - закричала Мари-Елена и упала, содрогаясь от рыданий, на труп Вадима. Вадим между тем открыл глаза, воткнул руку Мари-Елены себе в зад, но тоже было толстовато! "Уйди от меня, старушка! Я в печали!" - сказал Вадим и стал напевать: "Как-то утром захожу в соседский сад, там смуглянка-молдаванка ковыряет пальцем зад! Я смуглею, я наглею: захотелось мне сказать: "На тебе отвёртку: лучше будет ковырять!" "Точно!" - обрадовался Вадим и побежал в кладовку, где хранился отцовский инструмент, за отвёрткой. Но тут он увидел Красного Черепа! Этот Череп (а Вадим принял его за Селивана и похлопал его по плечу, но когда тушка папаши повернулась, малыш понял, что это не батяня!) побежал за мальцом, а малец смышлённый забежал сзади и вставил в Череп отвёртку. Она легко прошла насквозь и упала впереди Черепа! "Что за чудные технологии в этих Штатах!" - подумал Вадим. - "Вот вырасту, обязательно уеду в Штаты и буду там хоть бомжом. Но зато любой недруг в ужасе отступает, когда отвёртка оказывается ненужной!" "Дядя, а вы из какой страны мира?" - поинтересовался Вадим у Черепа. "Верхние Ямки знаешь? Тамошние мы!" - ответил Череп. "Тогда я поеду в Ямки, а не в Штаты!" - сказал Вадим. "Ну и дурак!" - сказал Череп. - "Таких черепов, как твой, на каждом кладбище пруд пруди! А вот мой - уникальный! За него дают 61 рубль, что на 1 рубль больше, чем за череп марсианина, который 46-ю зубами перегрызал канализацию в Верхних Ямках! Потому что у меня - 47 зубов!" - сказал Череп и оскалился. Вадим отшатнулся и говорит: "Все вы марсиане, тупые, как полено папаши Карло. Ни в жизть не поверю, что нашу отечественную канализацию можно прокусить! Другое дело она иногда сама прорывается, но это уже не нашего скудного ума дело! Потому что, значит, ей настал момент такой! Она сама решит прорываться ей или нет! Она живая!" Череп плюнул и ушёл, а Вадим подобрал отвёртку и снова пошёл играть с Мари-Еленой в "смуглянку". На этот раз отвёртка засунулась легко и застопорилась там. Мари-Елена, как ни старалась, не могла вытащить её оттуда. Тут пришла мать, Матрёна. Она сказала: "Я знаю эту отвёртку! Она специально для девушек!" "Тебе что, делать нечего?" - спросил Вадим. - "Лучше бы достала масла или маргарина высшего качества, чтоб вытащить её из сестры моей, а твоей дочки. Иначе она там останется навсегда, и Мари-Елену никто не возьмёт в жёны, потому что будут думать, что у неё СТОИТ сзади уд!" - сказал Вадим. Но тут в детскую ворвался рассерженный отец Селиван: "Хватит орать! Марш на улицу! Я точу ложку на точильном камне, не хрена мне мешать, иначе я сбиваюсь!" "А зачем тебе ложка?" - спросили все. "Затем, чтоб этой ложкой вам выцарапать глаза!" "Ой, как страшно! Ой, напугал!" - с этими словами дети пошли играть в песочницу и строить там куличи. Но пришёл с наточенной ложкой Селиван, раздавил говнодавами все куличи, а всем детям (и своим, и чужим) ложкой перерезал горло. Осталась одна Матрёна. Она понимала, что и её ждёт такой конец. Она схватила зонтик и проткнула им Селивана: "Как ты мне надоел!" "Ты мне тоже надоела!" - сказал Селиван и упал в местный бассейн, где сэр Бжезинский изображал кита для весёлых девушек весёлого лёгкого поведения. Они тоже попрыгали в бассейн, но вместо кита обнаружили там дохлого Бжезинского и полудохлого Селивана. Они ударили волшебный бубном по голове Селивана, и он превратился в прыгающее дерево. А в честь почившего в бозе Бжезинского его именем назвали первый опорос местной свиноматки!" - закончил свой рассказ Пинни-Вух. - "Вот так ты и получил свою дибильную фамилию, понял?" "Понял!" - сказал Бжезинский, и тут же пошёл дождь. Грибной. По секрету всему свету вы раздайте песню эту, и дождей грибных серебрянные нити! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1019

   5 января 2007 года. Сказка про жуткого, но симпатишного носорога Гну. У попа жил носорог, он его любил. Носорог его задолбал: он его убил. Этот носорог Гну бегал по баскервильским болотам наряду с Собакой Баскервилей и пёсиком Тори. И пугал сэра Генри. Однажды Гну спросил у сэра Генри: "Закурить не найдётся?" "Не курю, батенька, и вам не советую!" - сказал сэр Генри. "Так сейчас закуришь!" - сказал носорог и ударил сэра Генри в челюсть. От удара сэр Генри влетел в бывшую же здесь пустую телефонную будку и ударился затылком. А носорог Гну сказал, потирая лапки: "Какой прекрасный день! Какой прекрасный пень! Какой прекрасный я, и песенка моя!" С того случая сэр Генри купил у доктора Мортимера водяной пистолет (потому что настоящий был, разумеется, зарезервирован за сержантом Биксби) и никогда с ним не расставался. Вот снова идёт он мимо будки. Выходит Гну. Так сэр Генри приставляет пистолет к его лбу и говорит: "Молись, зелёная жаба!" "Я - не зелёный!" - с достоинством говорит Гну. - "Зелёные носороги вымерли ещё в 9 веке до нашей эры, а плодились они и размножались в ареале Африки и Новой Гвинеи-Папуа!" "Мне это щас не интересно! А вот тебе интересно следующее: ты щас умрёшь!" - сказал сэр Генри. "Как бы не так!" - сказал Гну. - "Из этого водяного пистолета вы и крысы не убьёте!" Понял сэр Генри, что его разоблачили, уселся на пороге будки и заплакал. Но этим не смилостивил носорога Гну. Тот всё равно врезал сэру Генри и снова сказал: "Какой прекрасный день!" "Ну почему из всего населения ты нападаешь только на меня?" - спросил сэр Генри. "Потому что я с детства не люблю бомжей! И все зелёные носороги тоже не любили!" "Но я - не бомж, я - сэр Генри!" "Кто-кто?" "Сэр Генри!!" "А я - Майкл Джексон! Слушай меня внимательно, чмо: на этих болотах я - император, я - король, я - Папа Римский! Ты - пустое место! Ты мне подчиняешься! Я тебя не люблю. Никто тебя не любит. Зря ты сюда приехал!" И решил сэр Генри паковать свои вещички и отправляться обратно в Суссекс разводить пчёл. Вот опять по шпалам идёт он, так как от него сбежала последняя электричка. А тут на дрезине его догоняет доктор Мориарти. "Что не весел, сын мой?" - спрашивает. "Да задолбал меня местный носорог Гну!" - говорит сэр Генри. "Тебе повезло, дружбан!" - говорит Мориарти. - "У меня при себе как раз случайно целебный порошок против носорогов. Называется: "Антиносорогин"! Тебе, как дружбану, отдам всего за 100 баксов (сам за 200 брал) . Бери!" Взял пузырёк сэр Генри и вернулся на болота. А Мориарти его предупредил: рассыпь, мол, везде, где чешется яйцами Гну. Так у него яйца и отсохнут. "Ну где этот гад чешется, где?" - негодовал сэр Генри. - "Откуда мне знать?" Но тут пришла Собака Баскервилей и говорит: "Масса Генри, я знаю! Это место называется "Вонючая гадючка" и находится в селении доктора Мортимера, деревеньке Гримпенд." Пошёл сэр Генри и затаился среди стволов вяза. Была ненастная осенняя погода. Вдали за заставой Кузьмича выли совы и филины с волками. Неверный свет Луны мешался с неверным светом фонаря, который раскачивался над головой сэра Генри. И вот какое-то массивное животное приходит на "вонючку". Но это оказался слон Вася, который прижился в здешнем бродячем цирке мистера Коко, а до этого слон этот тоже грешил тем, что бегал по болотам вместе с Собакой и прочими. Но Коко высоко оценил этого слона, так как сам Коко был п.др и зоофил. Он влезал слону в пасть, пролезал до задницы, и слон ловил кайф. Но однажды слон заткнул хоботом задницу и сказал: "Вечный кайф!", так как Коко погряз внутри него. Сэр Генри это знал, поэтому он шлёпнул слона по заду хворостиной и сказал: "Пошёл отсюда, нехороший слон! И выпусти господина Коко!" И внутри слона Коко закричал: "Да, выпусти меня, скотина!" Слон ушёл. Ходики сэра Генри показывали 3 часа ночи, а носорога всё не было. "Это стнановится скушным!" - думал сэр Генри. - "Если носорог не придёт в течении ещё получаса, то я сам почешусь о местные деревья яйцами!" Вот снова зашуршал подножный корм, и на поляну вышел бегемот Уау. Этот бегемот тоже работал в цирке Коко, цирке уродов, так как имел красный окрас и сигарету в зубах. Сигарету он никогда не зажигал и не выплёвывал, а на все вопросы отвечал, что щас так модно. После пленения мистера Коко этот красный бегемот метил на директорское кресло и уже подсчитывал, сколько баксов он потратит на ремонт своей ветхой лачуги, где жил вместе с семьёй бегемотов. "Бегемот, пошёл вон отсюда!" - закричал сэр Генри. "А вы на меня не кричите!" - с достоинством сказал бегемот Уау. - "Скоро у меня будет столько денег, что я смогу купить и перекупить всех вас с потрохами, и все болота на корню!" "А пока пошёл прочь! Не видишь: я сижу в засаде и жду носорога Гну!" "Ну и сиди, идиот!" - проворчал бегемот и ушёл, не ответив на следующий вопрос сэра Генри: "Чего ты сказал?!" Быстро темнело. Пролетели три цапли и два вепря. Вепрь - это такой летающий зверёк, распространённый на болотах. Когда он летит и изрыгает по привычке пламя изо рта, все болота замирают, потому что это самый, что ни на есть, урод из цирка мистера Коко. Сэр Генри принялся ходить, размахивать руками и приседать, чтобы согреться. Его наручный барометр показывал минус 4 градуса (что характерно для этих широт в эти времена года) и наступление урагана, селя, града и шторма. Барометр был сломанный. Он всё время такое показывал. Сломался он в тот момент, когда жилец сэра Генри (принятый и обласканный по оишбке сэром Генри за 200 у. е. за проживание в Баскервиль-холле) , поссорившись в очередной раз с сэром Генри, метнул в него морской гарпун! Попал в барометр, а сэр Генри его, жильца, выгнал. Этот жилец был тоже урод-сумасшедший и всё твердил о том, что он - капитан, а карта капитана Флинта находится в очке сэра Генри (в туалете, который был во дворе. Все удобства - во дворе!) , потому что Флинт, он же мистер Коко, нечаянно сходил с картой сокровищ в этот зелёный домик! Сам "капитан", как приказывал называть себя этот несносный постоялец, немало раз по пояс залезал в очко, но только вымазался и решил, что мистер Коко пошёл на зверское самоубийство, нырнув туда так же! Он не знал, что Коко опустился, перестал откликаться на имя "Флинт" и развёл в окрестностях цирк уродцев. Сэр Генри длинно сплюнул. Наконец, среди ветвей забрезжила тень носорога Гну. "Наконец-то! Родной мой! Пришёл!" - подумал сэр Генри и раскупорил пузырёк профессора Мориарти. Но носорог вежливо, но настойчиво отстранил сэра Генри лапой и сказал: "Не трожь меня, старушка, я в печали!" "Что случилось? Ты больше не хочешь чесаться яйцами об местность здешнюю? Ты что, заболел? Так на выпей лекарства доброго дядюшки Генри: сам лично варил из летучих мышей, собачьего кала и змей в ступе своей жены, сэры Генрихи!" "Хватит врать!" - устало сказал Гну. - "Всем давно известно, что это - яд для меня от мистера Бублика (он же Мориарти) !" "Но как ты узнал?" "Мне сам Бублик перед смертью поведал: я его сожрал, но он был такой жёсткий, что я поломал об него все зубы и теперь боюсь, что мои лососики поплывут не туда!" "Ты сожрал Мориарити?! Ах ты скотина!" "Не скотина! Всё равно он вам дал неправильный яд, его срок просрочен годности, тем более, что он действует только на мамонтов и слонов, которые жили в Антарктиде до нашей эры. Даже нашего уродливого слона этот яд не возьмёт!" И носорог Гну принялся тереться яйцами о деревья. Вылились лососики. Сэр Генри с интересом вместе с носорогом стали смотреть, куда они поплывут. Но на сей раз лососики никуда не поплыли. Они орали: "В животе - ураганы, принимай эспумизаны! Долой носорога Гну! Да здравствует свобода!" "Ну что за мерзавцы!" - сказал Гну. - "Я вас породил, я вас и убью!" И с этими простыми словами он наступил кованным сапогом на всех лососиков. Те сказали: "И-ап!" и подохли. "Понимаешь, Гну, - сказал сэр Генри, - я тебя не любил, я тебя ненавидел, но теперь, когда передо мной открылась вся глубина твоей личной трагедии, я тебя прощаю! Смотри и завидуй: мои-то лососики плывут туда, куда надо!" И с этими словами сэр Генри тоже выкапал опорос лососиков. Но и эти лососики держали плакаты и кричали: "Домострой не пройдёт! Все на демократические выборы! Даёшь Суссекс!" "Что такое Суссекс?" - спросил Гну. "Не обращай внимания!" - сказал сэр Генри и полил лососиков из бутылочки Мориарти. Те были уничтожены. "А что, действует моча-то этого Мориарти, Вечная ему Слава!" - сказал сэр Генри. "Я понял, почему они кричали про Суссекс!" - задумчиво сказал носорог. - "Потому что другой провинции Англии они просто не знают, и хотели плыть нереститься именно туда." "Ладно, хватит бухтеть!" - сказал сэр Генри. - "Пошли займёмся настоящим мужским делом: вытащим хобот из задницы зелёного слона и освободим мистера Коко, он же - Флинт. С его помощью (а мы привяжем его за ноги и опустим головой вниз в мой туалет дачный) мы отыщем карту Острова Сокровищ и разбогатеем. Ты перестанешь бить пешеходов в телефонной будке, а я, наконец, сбрею бороду, из-за которой так похож на бомжа." "Хорошо!" - легко согласился Гну. - "Знавал я одну акулу, так та пожирала людей в телефонной будке. Но это было давно и не правда!" И приятели пошли прочь от "вонючей вонючки" навстречу солнцу. Им предстоял хлопотный день, так как слон ни в какую не хотел выпускать Коко, Коко ни в какую не хотел лезть в очко, а карта сокровищ ни в какую не хотела находиться. Но им всем к пузу сэр Генри приставил свой водяной пистолет и заорал: "Виз из май довод, сволочь!!" Гну тихонько хихикал. К
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1020

   6 января 2007 года. А на последок я скажу: иль восхожу к высокой степени полоумства. Понимаете, любимые читатели, последний рассказ всегда легче писать, чем первый. А последний он потому, что я щас повешусь. Шутка новогоднего пьяного мишутки. Итак, достал я верёвку, намылил, написал записку: "В моей смерти винить Сберкассу номер 2345\5432, которая по причине бесконечных праздников не выдаёт деньги!" Или лучше так: "Виню бесконечные праздники, из-за которых я ничего нигде не могу купить. Меня эти праздники задолбали!!" И вот после моей кончины праздники отменили! Сам Папа Русский Иоанн 12 (потому что 11 первых он замочил!) выступил и обо.рал всех бездельников лохами и бездельниками, а Новый Год и после него 10 дней назначил самыми трудовыми днями года! Все должны были работать на каменоломнях и таскать вагонетки. И вот я, Александроник-23, потому что папаня у меня был Александроником-22 и так далее, тащу вагонетку, как мне на голову сыпятся разные доисторические трупы разложившиеся! Это трупы молодогвардейцев! "Чем это вы тут занимаетесь?" - говорю я и расцепляю два слившихся в экстазе скелета парня и девушки. "Не мешай, гад!" - говорит один из скелетов. - "Мы все помрём, так дай же нам напоследок позаниматься этим!" "Да вы и так давно померли!" "А какой щас год?" "На дворе щас 2070 год!" "А! То-то мы смотрим, что на нас недовольно кричат старушки у подъезда (не узнают вчерашних забияк) , когда мы пустили под откос очередную немецко-фашистскую электричку!" "Чмо!" - говорю я. - "Это советская постмодернистская электричка!" "Ладно, братан, не до тебя!" - говорят и все вместе ввосьмером сливаются в экстазе. "Постойте, постойте!" - кричу я. - "Я не понимаю, кто кого из вас трахает! Всё смешалось в доме Облонских! Где чьи кости руки-ноги?" "Это щас не принципиально, братан!" - говорит мне Сапог Кошевой и хлопает мне по плечу. От такого дружеского удара я вогнался в почву по лодыжки. "Ах, так ты драться?!" - и я ударил его по морде скелетосовой. От удара череп соскочил с шеи, но Сапог одел его опять и сказал: "Нашу песню не заглушишь, не убьёшь! Эту песню распевает молодёжь!" Короче, перестали мы с ним драться и замыслили совершить очередной подвиг: на здание местного сельского клуба повесить неофашистский стандарт! "А почему это неофашистский?" - спросил я. "Потому что если советский, то подвигом это никто не сочтёт! Надо подстраиваться под современные реалии!" И вот пошли мы втроём: я, Сапог и девушка Надя Бесфамильная. Надя залезла на лестницу, а я остался внизу и мечтал посмотреть ей под юбки, чтобы увидеть забавную шёрстку. Но из моей невинной затеи ничего не получилось, потому что я там увидел такое, что заставило меня отпустить лестницу, и Сапог с Надей повалились на землю. "А где шёрстка? Где шёрстка?" - стал приставать к ним я. "Нет больше шёрстки, братан! По постановлению временного совета молодогвардейцев все девушки обязаны стать парнями! Чтобы их фашисты не трахнули 64 раза типа Зои! А Зою трахнули! Это позор для всех нас! Так что мы подумали и придумали: у каждого убитого фашиста мы отрезали по причиндалу и клеем приклеивали девушкам." "Понятно, братаны!" - сказал я. - "Затея, конечно, убогая, тем более, что все фашисты давно померли." "А эти в синих формах и фуражках?" "Это милиция и ОМОН. Хорошо ещё, что вы до пожарников и спасателей не добрались. Покажите лучше то мрачное место, куда вы складировали убитых вами милиционеров!" И меня повели к другой шахте этого Днепродонбасса. Там лежали кто-то и стонали. "Эй, хлопцы менты! А где же ваши перцы?" - непочтительно закричал я. - "А то я, понимаете, хотел увидеть шёрстку, а увидел какой-то маразм!" "Без пиписек мы!" - застонали трупы милиционеров. "Бедняги!" - сказал я и добавил: "А по какому вообще случаю все покойники ожили и разговаривают?" "Да потому что Новый Год!" - сказал Сапог и снова хлопнул меня по плечу. "Тебе чего, понравилось меня по плечу хлопать?" - спросил я, вылезая из навозной жижи, потому что шахта эта раньше служила силосной ямой. "Да нет, братан!" - сказал Сапог Кошевой. - "Это у меня с детства нервный тик. Я время от времени всех как бы невзначай хлопаю по плечам, по голове, а бывает, что и ногой ударю по шарам!" "Да, это точно! Это правда!" - подтвердили из шахты трупы милиционеров. - "Он такой! А он упрямый! Не даром что Сапог Кошевой из Узбекистана!" "Эта песня про Труффальдино из Бергамо!" - разозлился я. - "Хватит подстраивать все хорошие песни на свой пример! Ладно, давайте вытащим эти трупы, чтоб они тоже попраздновали Новый Год. А потом скинем их обратно! Но учтите, Новый Год у нас празднуют вот так: катят вагонетки!" "Ну вы и придурки! А ты-то сам что за придурок?" - запоздало спросили меня вытаскиваемые Надею менты. "Я есть профессионально больной человек! Нетрудоспособный, поэтому для всех мачо я - супермен, турбомен, спайдермен..." Я не договорил, так как сержант Пронин столкнул меня в свою яму и сказал: "Посиди здесь с наше, поймёшь, что милицейские лычки не зря даются!" Я стал с писком выпрыгивать из ямы, но Сапог и Пронин включили маслобойную машину, и в яму стал методично опускаться большой чугунный цилиндр, каким раньше взбивали сливки в этой силосной яме. "Так нечестно! Я буду жаловаться! Вы не имеете права! Я - пенсионер! У меня 4 детей! И жена - инвалидка! У неё не хватает челюсти (а строение челюсти и надбровные дуги неандертальцев - мой конёк, потому что жена моя - неандерталка!) , рук-ног, мозга и половых губ! Да что я говорю! У неё вообще ничего не хватает!!" При этих криках Сапог и Надя сжалились и просунули мне в яму весёленький галстук жёлтого цвета с макаками и пальмами. Это был галстук одного БИЧа. Я схватился за него и вылез. А БИЧ упал на моё место. "Понимаешь, БИЧ," - сказал я. - "Наверное, это судьба! Наверное, показалось. А на самом деле ничего и нет!" "Чего?" - спросил БИЧ. "Ничего! Лежи тихо, и на следующий Новый Год я тебя спасу! А сейчас я пошёл с ребятами играть в американский футбол!" И точно: две группы разложившихся скелетов: менты и молодогвардейцы стали играть. При этом менты надели огромные поролоновые костюмы, из которых торчали только ноги и голова, и принялись не пускать Надю и прочих девушек с бейсбольным мячом на свою половину. Они неуклюже бегали по полю и давили своими тушами бедных бывших девушек. Так что ни одной не удалось добежать до края поля. Вот в чём и заключалась игра. В этих костюмах менты были, как неваляшки. И раз упав, уже не могли самостоятельно встать на ноги. Я тоже надел такой костюи и упал на Надю. Я спросил её так, что никто не слышал: "Надя, а куда всё-таки делся твой шкурка?" "Да на, отсоси!" - разозлилась Надя и засунула мне в рот разложившийся член, который она оторвала у себя. "Так бы и давно!" - сказал я. - "Вот теперь я вижу то, что и мечтал увидеть: ничего!" "Извращенец!" - сказала Надя. А я поднял в воздух член этот и закричал: "Менты, чей это?" Все неваляшки повалились на меня! "Да не на меня надо, а на Надю!" Но та уже донесла до черты мячик. Мы стали проигрывать 0:1. Наконец, из одного поролонового костюма вылез труп милицейского генерала Костюка, который молча хмуро вырвал из моей руки свой перец и попытался пришить его на место. "Белыми нитками шьёте, товарищ генерал!" - сказал я. "Заткнись и играй!" "Я что, я ничего! Но Плэйбоем буду не я, а вы!" Наконец, генерал пришил перец к поролоновому костюму и побежал на поле. При виде такого все молодогвардейские девушки смутились и сдались со счётом условным 2:1. "Вот так-то, братан! Всегда используй обстоятельства на свою пользу! Видишь эту картофелину? Это я - впереди всех! Командир! А прочие картофелины позади - это вы все, вся шушера!" - авторитетно сказал генерал Костюк. "Вот я всё хочу спросить, товарищ генерал,"- сказал я. - "Как вы, такой опытный боец, смогли пасть жертвой группки молодёжи-скелетосов?" "Пьян был!" - лаконично ответил генерал. - "На дне рождения сестры гуляли в лесу на Валдае. Все напились в драбадан. А тут эти, муляжи, едрить их мать! Я говорю: "Вижу 5 скелетов!" А тесть говорит: "6!" Да вот, кстати, и он!" Из очередного костюма для бейсбола вылез усатый тесть и говорит: "А всё-таки их было 6!" К.
  

ЭПИЛОГ

   Вы можете меня заж.пить в том, что у меня нет никакого почтения ни к кому. Это не так. На самом деле у меня этого почтения просто выше крыши. Но когда речь идёт о литературных персонажах, то читателю нравится, чтобы эти персонажи тусовались, как карты в колоде. Тут не до почтения. Иначе не создать правдивого образа вымышленного мирка сказки. Ведь всё это такие мирки! Я их люблю. К. .
  

Александр

Барсуков

Страна

сказок-103

("Письма в никуда"-103)

2007

ПИСЬМО В НИКУДА-1021

   8 января 2007 года. Про бога, Бога. Мы все правнославнущие, поэтому нам полагается бог Иусус. А если бы были мусульмане, то Магомет. А если бы иудеи, то Будда. И так далее. Поэтому про нашего родного Иусуса. Вот идёт он, идёт и видит, как народ камнями забрасывает девушку Марину-Магдалину. Он вместе с народом бросил пару кирпичей, попал ей в голову, и она впала в анабиоз. И призадумался тогда Иусус: а правильно ли он поступил? И он закричал на весь народ: "Хватит! Говорю вам, хватит! Женщина, поставь стакан, дома попьёшь! Я желаю всех угостить газированной водой за свой счёт! Опухли от удивления? Да, я сегодня щедрый! И обещаю, что напою одним баллоном (полотора литра) всех вас! Свидетели есть?" Но как только он сказал про свидетелей, вся толпа рассеялась. Остался только глухой дедушка и Марина. "Обещал же, что напою всех: и напою!" - сказал Иусус и повёл глухого дедушку в магазин. А дедушка кричит: "Я, типа, глухой дедушка! Мне, типа, всё равно, что пить: ослиную мочу, можжевеловку или твой долбанный лимонад!" "Ах так? Долобанный? Эй, бармен, сынок..." "Меня зовут Джордж!" - неприветливо ответил бармен. "Так вот, Джордж, налей старику ослиной мочи двойной со льдом, но не взбалтывая! А мне и Марине - лимонада!" "Какой Марине, сэр?" - спросил бармен. "Этой!" "Но я не вижу здесь Марины! Только деда!" "Что?!" - зарычал Иусус и вытащил Джорджа из-за прилавка за грудки: "Слушай, Джордж, это - Марина!" "Как скажете, сэр!" Иусус отпустил бармена, и тот свалился на пол. Потом поднялся и принёс деду и Иусусу по бокалу, в которые были воткнуты маленькие зонтики. "А где те маленькие еврейские флаги, которые я так люблю?" - спросил Иусус. "Не люблю, а "любил","- сказал Джордж. - "Они кончились, потому что я их продал, чтобы заплатить налог на войну!" "Чего?" "Ничего, сэр. Просто наша страна Израиль ведёт войну с Ираном, и нас обирают, как липку!" "Я это прекращу!" - пообещал Иусус, взял недопившего своей мочи деда за шкирку и потащил обратно на пустырь, где в одиночестве продолжала пребывать в анабиозе Марина-Магдалина. Какие-то грязные хиппи уже пристроились в очередь, чтобы её изнасиловать. Когда Иусус попытался их разогнать, они завопили, чтобы он ждал своей очереди, как все! "Ты что, идиот? С тараканчиком?" - спросили они. "Нет, я с дедом!" - ответил Иусус. А дед по своему обыкновению, начал вопить, что он, типа, совсем оглох от такого извращения, что девушку оставьте в покое и разойдитесь! На "разойтись", кстати, все хиппи согласились и разошлись, то есть, расходились. И разбили дедушке очки. Что потом портвейном усугубили. Иусус схватил Марину на руки и убежал, чтобы сделать её законной женой, а хиппи остались объяснять полиции, что дважды два четыре, что солнце всходит и заходит, и что в этом году Магдалина родит. Полиции и так всё это было ясно. Они опросили деда, но тот только ползал по местности и искал очки. Ненароком сапог полисмена раздавил их остатки, дед вцепился в этот сапог, стал его цараппать и кусать с воплем: "Я был, типа, глухой, но теперь я ещё, энто, и слепой, сволочь!" За оскорбление полисмена при исполнении деда тоже посадили в кутузку. Гораздо позже, когда переспит с Мариной, нарожает кучу детишек и растолстеет, Иусус вспомнит про деда в кутузке и вызволит его под залог в 5 баксов. Но это позже будет, а пока у него назревал новый насущный подвиг: он хотел вместе с Мариной один раз стать молодцом. Потому что отец - это тот, кто раз молодец. А уж кто там далее воспитал-недовоспитал, это удел Божий. Итак, Марина очнулась, вынула изо рта и из области бикини обломки кирпичей, которые в неё кидали, и сказала: "А ты - парниша!" "Сам знаю!" - огрызнулся Иусус. "Да нет, я говорю: а ты - не лётчик, не командир лётного отряда! А я была так рада любить лётчика с Лубянки! Но он оказался истребитель собственного народа!" "С чего ты взяла?" "Потому что все вы, мужики, одинаковые! Вам бы только трахать всё, что лежит, и пить, всё, что движется!" Иусус понял, что Марина немного сошла с ума, если у неё таковой и был. И если таковой хоть раз поднимался выше пояса. Поэтому Иусус сказал: "Щас я тебя трахну!" "А мне фиолетово! В детстве я училась на филолога, но у нас был профессор - маньяк сексуальный. Учиться надо, и я - соглашалась! И с тех пор пошла по рукам. А как профессор про это узнал, то уволил всех своих молодых аспирантов. Эти аспиранты меня и закидали камнями, понимаешь, любимый?" "Понимаю!" - сказал Иусус и трахнул девицу. Но она только иммитировала оргазм. "Кончай иммитировать! Лови кайф! Или ты фрегидная?" - спросил Иусус. "А что это такое?" "Не знаю. Я где-то слышал, что это "холодная, как морозильник". Но я тебя быстро согрею!" - с этими словами неосторожный Иусус бросил Марину в микроволновую мартеновскую печку. Она согрелась и стала стучаться в стекло, мол, пора открывать. Но Иусус засмотрелся на игрока нашей сборной Пасулько, который сделал неверный пас, и наши на чемпионате СССР забили гол в свои ворота. Почему СССР? Потому что до Европы или Мира их не допустили, так как все они сплошь были негры и не понимали ни жёлтой, ни красной карточек. Они даже своего собственного тренера не понимали, потому что его звали "мужчина Газаев" и кричал он им по-грузински. Их спрашивают на конкурсе остроумия в их родной Гвинее-Бисау: "Кто такой Газаев?" Они: "Главный тренер!" Ответ неправильный. "Старший тренер!" Неверно. "Мужчина!" Правильно! Эту здравую мысль высказала единственная девушка в мужской сборной, Паяна. Эта Паяна попала в сборную тоже по ошибке: она составила верный кроссворд, зашифровав слово: "ПРЕЗЕРВАТИВ". Надо было найти первую букву и прочитать слово. Это был самый лучший ребус, потому что больше в передачу "Лови кайф!" никто не дозвонился. И Паяну припаяли в сборную: "Вы приняты! Завтра приходите на тренировку!" Она пришла, так негры впервые в жизни увидели живую женщину! Потому что ранее видели только грудь чёрной кормилицы, которая до 16-ти лет вскармливала их грудею. Их изолировали от женщин, чтобы они не развратились и не превратились в ананистов. И из игрушек у них были только футбольные мячи: большие и маленькие. Это было очень хитро, так как Гвинея-Бисау таким образом поставляла футболистов в СНГ, за каждого получая по 50000 грина. Так вот они увидели Паяну и развратились. Они стали дра.ить, пристиавать к бедной девушке, дарить цветы и подарки с расстёгнутыми ширинками и пр. И в этот-то момент негр Пасулько (у него мамаша-украинка спуталась с негром-футболистом из "Пахтакора", и Пасулько взял девичью фамилию матери, потому что фамилия отца звучала нецензурно (не скажу, как: те, кто узнал, сошли с ума, такая это была непристойная фамилия! А у присяжных уши отсохли и скрутились в трубочки, когда выносили вердикт по этому громкому делу. Сам судья Астахов В. П., как услышал, так заорал, что оскорбления Государю Императору, которые делаются по пьяни, ему всё же нравятся больше! И он принялся цитировать эти оскорбления: "суслик недорезанный", "сонный хомяк", "пингвин ушастый"! И его самого увезли в кутузку, потому что Император-то был как две капли воды похож на пингивина ушастого. Вот такая печальная история.). И вот за всеми этими разборками, глядя на Пасулько, Иусус напрочь забыл про Марину. А когда вспомнил, из неё получилась прекрасная фаршированная говядина. "Что это за говядина? Здесь же девушка была!" - подумал Иусус. Но он с недавних пор частенько наблюдал за собой признаки слабоумия и маразма, ведь годков-то ему было 33! Так что он наплевал на девушку воображаемую и стал пожирать говядину. Тут соседи снизу и сверху телефонировали в полицию, что Иусус зажарил на микроволне Марину. И полисмены приковали Иусуса к огромному тяжёлому кресту и потащили его с крестом на гору. "На горе возвышается крест. Вокруг - десяток солдат. Повиси-ка на нём. А когда надоест, пойдём по воде гулять впятером!" - пришло на ум Иусусу. И его распяли. "И всё-таки она вертится!" - были его последние слова. "Кто, кто вертится?" - спросили его прибежавшие на случай казни разжалованные аспиранты профессора-маньяка. "Да Паяна вертится! Она одна, а вокруг 11 негров-футболистов! Вот она и вертится, чтобы дать всем!" "Помедленней! Я записываю!" - закричал какой-то очкарик. "Ты кто?" - спросили его. "Я, энто, Матфей! От меня будет Бублия, такая книженция про подвиги этого уркача Иусуса!" - ответил Матфей. "Что-то фейс мне твой знаком!" - сказал Иусус. "Матфей!" - представился Матфей и протянул "краба". "Вот чудак-человек! Я ему про фейс, а он "краба" протягивает!" - сказал Иусус. Его вдруг осенило: "Вспомнил! Вспомнил! Ты - внук того деда в пиджаке, который, типа, глухой, как пень-колода, да?" "Да!" - потупился Матфей. - "Теперь он ещё и энтого, слепой!" "Ладно, не отвлекайся и скрупулёзно записывай все мои вопли, когда мне будут вколачивать в ручки и ножки гвозди!" "Нет, сэр, такого бумага не выдержит мата трёхэтажного!" - запротивился Матфей. "Ты что пишешь: Бублию или не Бублию? Говорят тебе: конспектируй всё!" И Матфей всё законспектировал, но потом цензоры выкинули из Бублии половину мата. Такая, дети, история. А сегодня Иусус воскресе! Воистину воскресе! Он бегает с крестом по улицам родного Бахчисарая и пугает кошек, собак и старушек. Потом крест с него свалился, он сам тоже свалился и, типа бомжа, уснул под забором. А Пасулько, наконец, сделал удачный пас и забили наши "Пахтакору" в одной 64-ой финала! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1022

   9 января 2007 года. Я снова изменился, если можно так назвать. Принцип тот же: эмуляция (правда сказать, я толком не знаю, протекание это или нет, но в компьютере так называют вспомогательное открытие MS-DOS под оболочкой Виндовс. Так вот этот Виндовс у меня прежний - Пр. А запускать я могу, что угодно. Вот запускал правило "Просто жить". Но я заметил, что я, точнее, не просто живу или скучаю, я ностальгирую! Да, мне жалко, что в голове глюки, я хочу вернуться в детство, где глюков, понятно, не было. При этом моё внимание переключается на заднее полушарие моих мозгов. И это состояние я назвал сегодня Скукой. Печалью. Итак, под Пр. можно постоянно быть в печали. Пр. же продолжает всё определять. Я таким печальным был в лагере отдыха, когда Миха просто жил. А я печалился, что всё не то и не так. Но у меня не было моего нынешнего Пр! А теперь есть, и эта печаль не чета той. Таким образом, я вернулся к своим истокам. Печаль эта всем понятна и воспринимается безболезненно. Сказка. Печальная. Печально катил свои валы Хуанхэ. Печально с горсточкой риса бежал я к реке. Ныне плачевен проигравший Китай, ты с нами песню о нём распевай. Все унылые китайцы шли по полю, сеяли рис и грустно орали: "Эй, сей веселей! Вправо сей, влево сей!" (Сегодня я купил ещё DVD-pleer. За 1800. А самые дешёвые бывают по 600-900! Но ничего, играет пока. Я доволен. Русский!) Тут из леса показались страшные китайские разбойники во главе со своей атаманшей! Атаманша скинула безрукавку, обнажила мощные груди и заорала: "Всех напою из двух булок (они же батоны!)" И давай поить ничего не понимающих крестьян из своей груди, потому что у неё была течка! А течка - это такое состояние, когда течёт буквально изо всех дырок! Но у атаманши из грудей лилась уринация (вот я вчера смотрел фильм, там один мужик брызгает другому в глаза из химической пробирки! И второй слепнет и умирает, так как падает на лаборантский столик, и все реторты вгрызаются ему в спину. Нам, зрителям, показывают надпись на баночке. И переводят, видимо, что это серная кислота. Я смотрел без звука и прочитал сам "URINA". Я так понял, что это анализ чьей-то ядовитой мочи!) , а из промежности (вот тоже медицинский термин: промежность. Надо запомнить и употреблять время от времени. Какая там вульва или пипи..ка!) лилось молоко. А из ушей и носа лились сопли. И все, кто заглотил эти волшебные выделения, в момент становились бомжами. Вот видел щас: сидят три бомжа, у одного глаз подбит и вместо зрачка красный такой шар, кровь выступила! Если тебе бомж имя, то драться не моги! За 4 ноги и длинный хвост, имя бомжа крепи делами своими! Итак, выпили все крестьяне выделений и превратились в бомжей с красными глазами. Точнее, в зомби! И вся эта толпа двинулась в Пекин во дворец Великого Императора Китая Сунь-В-Чай. Тот как раз этим и занимался, то есть, совал в чай. При виде зомби он ухмыльнулся только и засунул в кофе. Он был уверен в своих гвардейцах Императора, не чета мушкетёрам Короля Сунь-В-Кефир. Император и Король состязались друг с другом, у кого гвардия лучше. И Император постоянно выигрывал, так как у него служили такие гвардейцы (дай Бог памяти!) , как Атос-джан, Портос-бей, Арамис-оглы и д,Ратаньян-чао. Этот последний был совсем, как бешенный. По нему перевозка в психушку плакала. Он выбегал из своего домика и начинал шпагой протыкать всех встречных-поперечных. А потом возвращался домой и брил лысые головы мушкетёрам Короля, когда те удивлённо просовывали эти свои головы в дырку в потолке в комнате д,Ратаньяна-чао. Больше они никогда так не делали, потому что д,Ратаньян-чао растворял отрезанные у них головы в кислоте и каждое утро выкидывал на помойку вместе со вшивым пальто и будильником. Как только будильник звонил, оставшитеся в живых мушкетёры знали, по ком звонит колокол! И скоро он прозвонил и по ним! Так что первого в свой овальный кабинет, протыканный дырками в овальных стенах, за которыми притаились лучники, Император Сунь-В-Чай вызвал именно д,Ратаньяна-чао. Д,Ратаньян-чао вошёл, вышибив дверь ногой, и развалился в единственном кресле. Император разгневался и приказал лучникам открыть огонь на поражение. Но те спали после вчерашнего празднества Рождества Магометова. Они напились и упали мордами в салат Оливье. Так там и спали. Император затопал ногами и побежал самолично будить лучников. "О, какой милашка!" - спьяну говорили они. - "Как тебя зровут? Мы любим тебя!" "Д,Ратаньян-чао, разбуди людей! Для этого их надо разозлить! Это у тебя хорошо получается!" - сказал Император. Д,Ратаньян стал всем давать по морде. Ему это так понравилось, что он надавал и самому Императору. Но лучники проснулись. "Так! Хорошо! А для чего я их будил?" - спросил Император. "Наверное, для того, чтобы почитать им Вашу любимую книгу про Принцессу и Лягушку!" - сказал д,Ратаньян-чао, подавая книжку, раскрытую на странице 144, Императору. Тот взял и принялся читать: "И тогда огенное копьё Принцессы проткнуло Лягушку, и та наметала миллион икринок нереста!" "Что ты мне подсунул?!" - разозлился Император. "Читайте, читайте, Ваша Светлость!" - сказал д,Ратаньян. "И из этих икринок вылупились миллионы боеспособных воинов!" Вот это что надо! Немедленно пусть ко мне приведут Принцессу (мою дочь) и выводок речных лягушек. И мы попробуем их оплодотворить, как сказано в книжке!" Привели Принцессу. "Принцесса, покажи своё копьё!" - приказал отец. "Прям щас и здесь, батя?" - удивилась Принцесса. "А что тут такого? Щас и здесь!" Принцесса откинула подол, но никакого копья там не было. Там была промежность. "Поищи хорошенько, и я уверен, ты найдёшь его там!" Принцесса порылась и, наконец, достала перчуган внушительных размеров. Скептически настроенный д,Ратаньян похлопал по нему ладонью и сказал: "Он ни в одну лягушку не влезет!" "Папа! Запрети этому нахалу хлопать по моему маленькому дружку! Мне больно!" - наябедничала Принцесса. "Да, конечно. Но где же лягушки?" Привели пленных французов. Их до этого пытали и били, чтобы они выблевали в унитаз сожранных ими лягушек, потому что всем известно, что французы едят лягушек. Потом им на головы слили воду в толчке и заорали: "Щас как дадим по животу, так лягушки там и лопнут!" Короче, выблевали лягушек французы, но те были не жизнеспособны. Они только дрыгали лапками при прикосновении к электродам. "Скормите этих дохлых лягушек обратно этим уродам!" - приказал Император. - "Мне нужны живые экземпляры в рабочем состоянии!" Между тем толпа красноглазых зомби уже колотила в ворота замка, чтобы, мол, открывали поскорее! Положение было критическое. Тогда отважный д,Ратаньян-чао выбежал из замка, протаранил толпу зомби и убежал к заброшеннеому пруду, где лиллии цветут. Который есть в графском парке чёрный пруд. Там он наловил пиявок и лягушек, напевая: "Мои дорогие пиявочки! Весьма дорогие пиявочки!" Потом он вернулся к Императору, как и убежал, распоров толпу зомби пополам. Они поднесли лягушек к Принцессе и стали тереть её волшёбную "лампу". Полилась юшка. Лягушки наглотались этой юшки и подохли! В это время ворота поддались натиску зомби, и скоро Импепратора убили, д,Ратаньяна-чао четвертовали, а прочих угнали на поселения в Манчжурию (это такая китайская Сибирь) . Так что отсюда вывод: книжки врут! Советы в книжках не искать! Поменьше пить, побольше жрать! Ведь сами мы найдём ответ, что он прекрасен, белый свет! И каждый день встречать рассвет, как будто вам 140 лет! К.

ПИСЬМО В НИКУДА-1023

   14 января 2007 года. Сказка про Попа и работника его Бублу. Работал Бубла и днём, и ночью: он работал сутенёром и поставлял Попу развратных девок на случку. Ну а уж после случки Поп девок убивал и закапывал в местном садике, потому что не смел нарушать обряда безбрачия. Иначе его поповская братия бы отторгла от груди своя! И дело через 10 лет дошло до таких размеров, что трупы уже некуда было закапывать, потому что труп лежал на трупе и трупом же погонял. И обратился тогда Поп в местные малаховские власти, чтобы ему дали в аренду кукурузное поле, оставшееся со времён Никиты свет божий Хрящёва. "А зачем тебе поле, родимый?" - спросил Президент Малаховки Попа. "А затем, родимый, - ответил простосердечный Поп, - что мне некуда закапывать девок после часа соития на седьмом этаже. Они так и поют, когда я начинаю их немножко убивать: "Спасибо тебе, Поп, за 7 часов счастья на седьмом этаже! Вероятно, я узнала, что такое любовь!" И продолжают так петь, пока я вырыю могилу и брошу туда их. А потом из могилы доносится: "Кайф!" А если случай тяжёлый, то я растворяю их предварительно в серной кислоте. И они поют: "Не хоти меня, мать, за поповского отдать. Этот поповский очень сернокислотный! Не отдай меня, мать!" "Что-то не вижу особой рифмы в ваших песнопениях!" - заметил Президент Абрагимов. "Да, - потупился Поп, -это я щас сам придумал для вас в шутейном разговоре. На самом деле, когда их режешь ножом или отпиливаешь у них груди, то они орут матом и кроют поповскую братию, на чём свет стоит. Поэтому я не взялся передать их речи." "Да, повеселил ты нас, Поп!" - сказал Президент. - "Горазд врать! Поле мы тебе дадим, но ты будешь обязан за аренду собирать каждый месяц по полтора доллара в казну Малаховки!" "Да где ж мне такие бабки взять?" - растерялся Поп. "С девок со своих и соберёшь: у кого серьги из уха вырвешь, у кого кольцо с брильянтом, не нам тебя учить. А пока иди, Поп, без тебя работы хватает: оказывается, какой-то дед Мазай уничтожил у себя на огороде нашего государственного зайца!" Понял Поп, что здесь ему не верят, и ушёл к Бубле. А тот как раз притаранил на "МАЗе" ещё пару проституток. Он их снял под предлогом, что пропоролась шина у велосипеда. А вот если бы он ехал на велосипеде, то предлогом для знакомства стала бы нехватка бензина. Итак, Бубла был честный работник, он сразу предупредил девок, что их ждёт позорная смерть на кукурузном поле. Девки вначале не согласились ехать, но Бубла правдиво заметил, что у Попа член полуметровый. Тогда девки вмиг согласились помереть, лишь бы вкусить такого счастья. Они, понятно, не поверили Бубле, что они у него уже 20-ти тысячные. А всё это именно так и было. Вот вкусили они счастья и видят, как Поп точит нож. "Зачем ты точишь нож, соколик?" "Хочу вас немножко зарезать!" "Но разве тебе не жалко наших юных жизней?" Тупой вопрос. Конечно, не жалко. Убил их Поп и закопал на новом поле. Но когда-то же должна остановится волна насилия! И вот на поле прискакал тёмной ночью государственный кролик и стал отрывать могилы девушек. Боязно, не хорошо ему. Блюёт он кочерыжками, но роет. Отрыл: не может понять, где руки, где ноги. Как в конструкторе "ЛЕГО". Наконец, собрал тела по частям и видит записку: "Этими двумя трупами государственный Поп и работник его Бубла открывают новую, 20-ую, тысячу закопанных девушкиных трупов!" Схватил кролик эту маляву и устремился к Президенту Малаховки. Тот как раз сидел на терассе, попивал чаёк по случаю ночного времени суток и кормил курочек просом. "Чего припёрся? Не видишь: отдыхаю я! Приходи завтра с 9 до 17 часов. Запишешься на приём, приму!" - нагрубил Президент и вышвырнул кролика за шкирку с участка президентской дачи. "Я не могу ждать!!" - заорал кролик. - "Завтра к 9-ти я могу всё забыть! А здесь дело почище дела Чикатиллы! В нашем посёлке работает маньяк-убийца!" "Слушай, кролик, не ори! У меня уже от тебя голова болит! Всем известно, что в нашем посёлке живут и трудятся только простые хорошие советские люди! Никаких Чикатилл! Вот взять Попа Арепьева, который купил недавно у меня кукурузное поле. Будет, понимаешь, фермером, будет вносить по полтора доллара..." "Да он и есть убийца!" - продолжал орать кролик. - "Он убил 20 000 баб!" "Не смеши! Ему всего от рождения 50 лет. Это (посчитаем) (50 на 360) 16 000 дней. Он что, каждый день убивает по полторы бабы, начиная с рождения? Да у нас в посёлке столько баб нет!" Призадумался кролик. Действительно, фигня какая-то получается. Ну, допустим, 10 лет с рождения Поп был чистым, как слеза, мальцом и баб не убивал. Это ещё минус 3 600 баб. Наверное, кролик ошибся и разрыл не ту могилу. "Понятно, не ту! В той бы лежали морковка и капуста! А то, понимаешь, какие-то бабы дохлые!" Но тут кролика осенило: наверное, у Попа сломан компьютер, и Бубла неправильно посчитал баб дохлых: не 20 000, а всего 2 000! 2 000 могло быть. Перепоясался королик пулемётными лентами, засунул за пазуху бутылочки с детским питанием (молочком) , потому что в час опасности любил, понимаете, присосаться к какой-нибудь сиське. А в отлучке от неё - к соске. Вообще, он был по жизни лысый. И звали его Кролик Дизель-Лысый Нянь. И вот ползёт кролик по лопухам в сторону фазенды Попа. А уже рассвело. "Надо мне не самому ползти, а сообщить Президенту, как раз 9 часов пробило. Он поможет и вызовет ОМОН!" - думает кролик. И сам себе отвечает: "Да какой тут ОМОН? Тут даже менты пьют пиво с хулиганами, все продались!" И вот поднялся кролик с пистолетом в руке и кричит: "Снимайте меня! Снимайте!" Малаховский оператор крутит ручку кинокамеры: "Плёнку заело!" "Ладно, хрен с вами!" - и кролик побежал в штыковую, потому что штык - молодец! Добежал он до фазенды, а Поп спрашивает работника своего Бублу: "Что это там за шуршание? Это что, новая девка?" "Никак нет, герр бабсфюрер! Даст ист местный кролик, недавно откопавший на нашем новом поле наши новые могилы!" "А! Так он хочет присоединиться к нашим девушкам? Дарю тебе его, Бубла! Можешь делать с ним, что хочешь!" "Но, сэр, я же не из этих! Я не голубой п.др! Я его не хочу!" - говорит Бубла. "Ладно, уговорил: я тебе помогу!" - и вот кровожадный Поп хватает кролика и отрезает у него причинный орган, а вместо него ножом проделывает отверстие. "Вот теперь это не кролик, а крольчиха!" - говорит Бубле. - "Делай, как я сказал. Иначе уничтожу! Сгинешь без следа!" Делать нечего, вставил в кролика Бубла свой орган, а кролик орёт матом: "На моё место придут сотни таких же, тысячи точно таких же!" "Тебя никто не найдёт!" "Нет, найдёт! Я пожаловался нашему Президенту! Он ждёт меня в 9 часов!" - вопит кролик. "Понятно!" - говорит Поп. - "Вместо тебя на приём пойдёт Бубла. Мы его загриммируем, как положено. Точно также опоясаем пулемётными лентами и вставим бутылки с сосками. Он примет его за тебя! А теперь мы тебя убьём!" И кролика убили и закопали на поле. Закопали и на могиле написали: "У Попа был кролик, он его любил. Кролик прознал про трупы, Поп его убил. В землю закопал, сверху написал, что у Попа был кролик..." Короче, прикинулся Бубла кроликом, так же сбрил волосы, в брюхо наложил подушек, вставил в рот соску и пошёл на приём посетителей в 9. Сидит он в очереди и нервно теребит папку с документами. Никогда раньше Бубла не был так близок к провалу. Вот дошла очередь. Входит он и говорит: "Господин Президент, верноподданный вам кролик Аганесян на приём прибыл!" А Президент на ночь накачался какой-то дряни (потому что разговор с кроликом вывел его из равновесия и нагнал бессонницу) , поэтому он сразу расцеловал Бублу и закричал: "Кролик! Я тебя так ждал! Где же отчёт? Мы его будем изучать, не беспокойтесь! Но где же подпись и печать? Печать и подпись?" "Не важно, где, а важно как!" - стал спасать положение Бубла, меля чепуху. - "Короче, выяснилось, что Поп к убийствам непричастен, и вообще это не он! И вообще убийств никаких никогда и не было! Потому что не бывает никогда!" "Вот это я и хотел от тебя услышать, глыба ты мой кроликовище!" - заключил в обьятия и снова расцеловал Бублу Президент. "Разреши наградить тебя Орденом Дружбы Народов последней степени!" "А почему последней?" "Потому что, дурак ты кролик, предпоследней награждён я сам!" - сказал Президент и воткнул иголку ордена кролику в живот. Из живота посыпался пух из проколотой подушки! Это был провал! Президент сразу понял подмену и кликнул ОМОН! ОМОН перестал пить пиво с хулиганами и прибежал в лице одного толстого сержанта ОМОНа! Кролик ударил Президента, сержанта и выпрыгнул в окно типа Котовского (который подобным образом бежал прямо из здания суда!) . Погоня! Какой детектив обходится без погони? Бубла вскочил в "Волгу", а сержант Брошкин преследовал его на мотоцикле! У мотоцикла кончился бензин, и сержант просил кролика дать ему толику! Но толика Бубла не дал, потому что не был кроликом! "А кто ты такой вообще?" - спросил сержант. "Я есть немецко-фашистский Бубла!" - сказал Бубла и застрочил из автомата "шмайссер" в сержанта. "Шмайссер" он нашёл случайно в ящике для перчаток. А сама "Волга" была местного авторитета мистера Бублика. Случайно мистер Бублик отошёл отлить тв кусты, в это время выпрыгнувший из окна канцелярии Бубла вскочил в машину и дал газ! А теперь ещё и убил сержанта Ибрагимова. Если в ходе повествования у персонажей меняются фамилии, это не должно вас тревожить. Волнения! Погони! Переживания! Они и сами не помнят, у кого какая фамилия. Короче, оторвался от погони Бубла и приехал к боссу, баббсфюреру Попу. Тот уже внутренним чутьём догадался, что случилось страшное: Бубла провалил операцию. Он это понял, когда увидел чёрные паруса корабля, который плыл по малаховскому озеру. Он вообразил, что это Бубла подаёт печальный знак. И с песней: "Мне кажется порою, что попы, с кукурузных не вернувшиеся полей, не в землю нашу полегли когда-то, а превратились в серых воробей! То есть, тьфу, голубей!" Поп застрелился и принял яд! Так закончилась его мрачная карьера малаховского Потрошителя! А Бублу поймали и посадили на 25 лет. К. Примечания: "А он уже наглотался какой-то мути! Поэтому я хочу такого, как Путин!" "Вы задели честь моей невесты!" "Вот интересно, чем же я и мог её задеть?" "Не важно, чем, а важно, что задели!" К.

ПИСЬМО В НИКУДА-1024

   15 января 2007 года. Хочется мне описать прекрасные места детства. Как там солнечно было и безветренно. И как туда сыплются вражеские бомбы! И какова великая трагедия мальчика Пети, который не может найти дачного туалета на привычном месте, потому что туалет разбомбило! И как Петя делает в штаны, и эти подштанники навсегда пропадают в водовороте Великой войны... Чего-то не то, чувствуете? Да! Никакой войны на сей раз. Просто места детства. Вот светит солнышко. Оно будет светить ещё примерно лет 5, пока не превратится в Чёрную Дыру. Что-то я гоню! Да, гоню. Мне можно: я по жизни больной и катастрофически всеми вокруг себя заброшенный и обиженный. Итак, был пруд, представляете? Там был "лягушатник", в котором купались маленькие детишки. И лодочная станция, где брали лодки маленькие детишки и их родители. И был клуб, столовая, бильярд и телевизионная. Устраивали конкурс детского рисунка. Как раз для меня, потому что я был маленьким. Я пошёл на железную дорогу и нарисовал убегающие в простор рельсы. И получил приз: книжку. Я её прочитал и пошёл строить за дачей блиндаж, где мы с друзьями жарили по вечерам картошку. А дым от костра выходил в специальное отверстие в земле. Понимаете, я воображал, что так будет всегда. Пусть всегда будет мама, пусть всегда буду я. Но потом я вырос, а мама померла. Я говорил: "Ты умрёшь, и я тоже!" Но, как вы уже поняли, я жив пока. А детство кончилось, ведь оно не навсегда. Солнечные дни сменились промозглыми зимними. Дачный посёлок попал под юрисдикцию неизвестно, кого. Мне больше туда дорога заказана. Нет, я, понятно, могу перелезть через забор, но делать мне там нечего. Да и штаны могу порвать, а это очень нехорошо для меня. Как их зашьёшь? Помню, на лодке мы приезжали на конец пруда, где в траве водились разные насекомые. И мы их ловили и пришпиливали в гербарий. И я катался на велосипеде. А щас есть велосипед, но он тяжёлый, как сволочь. И катаюсь я только летом в выходные по улицам одним и тем же, потому что (как говорит Дворник-Сергей) есть такие му.илы му.ильные, которые могут задавить. Вот обгоняют меня в ряд две машины, и я думаю: "Вот смерть моя проехала!" А в детстве всё было не так! Природа жила своей жизнью. По небу плыли облачка, вдали зеленел лес, это я приехал спонталыку на станцию Хрипань. Понимаете, мне было хорошо! Да что вы вообще можете понять? Или вы мрачные идиоты, которых жалко, или вы дети, которые тоже мрачные идиоты, но вот почему-то счастливы. Почему? Потому что ещё маленькие и ничего не понимают. Но я был не такой! Ух, какой я был: не идиот. Если мне было грустно, то я плакал на всю округу, а весело: смеялся. Весь мир был мой! Я щас сплю и вижу эти места, они никуда не убегают, они постоянны. А щас всё куда-то спешит и исчезает. Ничего не помню. Живу пол-жизни в другом доме, а ничего не помню из него, кроме того, что мои останки будут соскребать с асфальта из-под окна, если выброшусь. А из детства помню дом напротив и его большие окна, которые рассматривал в подзорную трубу. Только теперь мне снится, что за каждым окном люди занимаются любовью, а на меня тычут пальцами. После этого я смущённо закрываю окно и просыпаюсь. Да на хрена мне тогда была нужна какая-то там любовь! Я ничего в ней не понимал. И женщина мне никакая не нужна была. Это щас может показаться, что раз я в 35 лет не познал ни одной женщины, то я ущербный и не познал радостей жизни. А в детстве мне наплевать было на радости жизни. Я просто жил! Я жил!! И женщина мне не нужна была. Скажу по секрету, то она мне и щас не нужна. Откуда мне знать, кайф это или не кайф: поиметь женщину? Ведь я ни разу не имел. Может, это стыдно и неприятно: вдруг осечка? И она будет ругаться, валяясь по другую сторону матраса. Я буду, как дурак Ницше. Он не познал, и я не познаю. Зато и деньги на разных ублюдков тратить не буду. Это у меня было прекрасное детство, а все прочие дети - придурки. Я так мыслю. Понятно, я извращенец. У них тоже прекрасное детство, но мне оно уже не понятно. Я люблю только своё. Продолжим на тему природы. Шумели сосны. Ветер налетал на их верхушки и шелестел листами. У меня прям слёзы наворачиваются щас. Под ногами лежали шишки. Мы ими кидались. Играли в мячик и в футбол. Вот я смотрю порой на футбольное заброшенное поле и вспоминаю запах свежескошенной травы газона, ребят, себя на поле... А теперь я большой и неуклюжий, как удод! Понимаете? Во мне метр 80, и мне мешает жить этот постоянный так называемый ПЭРЭЦ! Он мне мешает! Я не могу в футбол поиграть, мне не хочется даже. А раньше всё было по-другому. В пионерском лагере мы бегали, орали и кидались шишками. Я слепил из глины череп и положил в знак любви к вожатому. А тот, понятно, воспринял это как личное оскорбление: мол, его это череп. Или в Малаховке с приятелями тормозили на великах около нашего забора. Как же свежо тогда пахло после дождя! Как светило солнце и игралось на листьях. Теперь же я, как удод, хожу и думаю: ну и что? Да, что, если всё равно это уже не для меня! И по сугробам, и по лужам весенним будет кто-то бегать, но не я! Я, конечно, тоже могу забраться в сугроб типа какого-нибудь бомжа, но обязательно порву штаны или... Или порву их. Другого бедствия на ум не приходит. Нет, я не верю, что только в бедах жизни суть. Нет, я не верю, что нет счастья на Земле! А я вот верю, что нет. Я живу уже 20 лет без всякого счастья. Ну там, полюбил свою руку с компьютером, кайф. Но большого кайфа, когда весь мир мой, нет. Не мой он, а дибильный какой-то. Серый. Промозглый. А как раньше пузырились пузыри на лужах в дождь грибной... И дождей грибных серебряные нити! А потом в сапожках выбегаешь и давай с братьями играть в "ножички". Да что там говорить: каждый взрослый - это ходячая детская могила! Кладбище, на котором похоронен маленький ребёнок! Так всем и передайте: Барсуков, мол, назвал всех взрослых кладбищами! Мне можно. Я по популярности давно перемахнул и вашего придурковатого Христа (который напоил 30 человек одним баллоном воды, а кто в это не поверит, надаёт тому по ж.пе!) , и ваш придурковатый Битлз. Мне можно. Я памятник себе воздвиг нерукотворный. Вот битлы всех видели детьми. А я всех вижу тупыми дибилами. Так что правильно, что меня не включают в христоматии: дети развратятся. Но мы-то с вами знаем, что я прав. Я жалею всех взрослых: они не виноваты, что у них там всегда что-то болтается. То перцы, то титьки. Это мать-природа надругалась над детьми и превратила их в уродов. Вы думаете, что женщинам жить легче, раз у них нет перцев? А почему же у всех женщин такие пугливые бегающие глаза? Я бы сказал: выцветшие. Потому что им тоже неприятно таскать на себе эти отвратительные титьки. Нет, я шучу. Они не отвратительные, но будь они у меня, я бы стыдился. Женщина из ниггер оф тэ ворлд! Так спел джон Леннон. Тоже придурок немаловажный. Но щас нас с вами, уважаемые, захлестнула просто-таки чёрная чума ещё одной дибилки: Насти Воротник. Так ей и передайте: Барсука задолбала твоя припадочная "Любимая прекрасная няня"! Сколько можно крутить эту .ерню по телевизору? Это же лажа! И сама ты, Настя, теперь как в бочке любой затычка. Вот ты и поёшь: "Как надоели мне одинаковые мужчины!" Потому что ты - дура. Ненавижу, задолбала. Но популярность феноменальная: даже на шкафах с ПЕПСИ её рожа. Меня это уже бесит. Ладно. Я сам порой использую шутки из этого сериала, но крайне мало и редко. А чуму чувствую часто. Вот познакомитесь с рыжим Григорием, так вообще все взвоете! Читайте мой ПВН 42, что суть этот Григорий. Это настоящая рыжая чума! У меня закатываются глаза от него. Если его покажут по ТВ, то начнётся Третья Мировая война. Слава Богу, он не пришёл ещё. Так что радуйтесь. Я вам так скажу: какое там детство, которое я воспевал! Григорий с пелёнок был злее и крикливее и меня в детстве, и вас, уважаемые, тоже! Бойтесь рыжего-красного, человека опасного! Так что любите Воротник и горя от Гришки не знайте. Может, он уже сгнил в какой-нибудь тюрьме, где ему, собственно, и место! Ну а я, ничтожный припадочный эпилептик неблагодарный, мрачный Барсук коматозно-депрессивный, прощаюсь с вами. И на прощание говорю, понятно, до следующего ПВНа. И ещё: радуйтесь, что Григория с вами рядом нет! Самое умное, что я сделал за всю жизнь: это ушёл из института и от Григория подальше! Но грядут новые времена, когда нынешние покажутся сказочными по тишине и спокойствию, когда никто не униюжает всех подряд и не орёт матом! А ведь все заорут, как этот дибил Гришка! Все дураки - потенциальные крыслятники. Я этот этап прошёл без потерь, только раз очки мне разбили и фингал поставили. Но что будет со всеми? Это же психоз! Гитлер, Бельмондо и Битлз - ангелы по сравнению с Григорием! Это чума коматозная! С Приветом, ваш... К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1025-1026

   16 января 2007 года. Еротика. Лежала на вшивом диване обнажённая женщина и спала. И вот два клопа пытаются форсировать эту натуральную преграду. Они не знали, что это баба. (Притом не простая, а натурщица для господина художника Алибабекова для картины "Спящая Диана", где эта Диана прикрывает перси рукой, а второй рукой подзывает к себе негритёнка с тазиком со словами: "Закажите тазик!") Но даже если бы клопы и узнали это, им это было бы фиолетово, так как они были примерные семьянины и любили своих клопих и детишек-клопиков. А щас развернётся целое приключение типа Гулливера в Стране Лиллипутов. Вот взбирается клоп Скалолаз (имя) на ногу Дианы. Она вся в расщелинах и волосатая, как Диана её не бреет. Скалолаз висит на руках, потом подтягивает таз, подтягивается: и высота взята! Парня в горы тяни-возьми, там его не бросай одного - сам поймёшь, кто такой! Потому что второго клопа по имени Парень начала бить горная лихорадка. Он шаг ступил на ледник и сник, оступился и в крик! А впереди путешественников ждали заросли мангровых деревьев. "Каких-каких?" "Мангровых!" Но это были не деревья, это было лоно Дианы. Вы уже поняли: как только клопы преодолеют все невзгоды и тяготы пути, и доберутся до головы Дианы, она спросонья перевернётся на другой бок и раздавит клопов своей тушей! "Черезчур тяжело!" - скажут клопы и помрут. Но до этого момента надо ещё преодолеть живот Дианы и её огромные перси. И вот клопы заплетающимися ногами тяжело ползут по пустыне живота! "Воды!" - просит Парень. "Отсоси!" - говорит Скалолаз. "Знаешь, Скалолаз, ты мне напоминаешь одного персонажа из известного анекдота про нас, клопов! Там он говорит: "Страхуй!" А ему отвечают: "Сам страхуй!" А он опять: "От страх.я и слышу!" "Дурацкий анекдот, Парень!" - говорит Скалолаз. - "Да и сам ты дурак. Я тебя раскусил. Я тебя взял в горы, а ты раскис. Больше ты мне не друг!" "Нет, - оправдывался Парень, - я угрюм был и зол, но шёл! А когда упал со скал, я стонал, но держал!" "Чего-то этого я не припомню!" "Потому что ты - маразматик! Я тебя тоже раскусил. Ты мне дал отсосать, а я тебя и раскусил!" "Ах вот почему у меня всё болит! Гад! Я хотел утолить твою жажду!" "А ты - дибил! Жажду мочой не утолить!" В таких пререканиях скалолазы пересекли живот и стали подниматься снова в горы. "Какие прекрасные горы! И две! Прямо как человеческие титьки!" "А ты откуда знаешь?" "Я работал банщиком в женской бане!" "Врёшь!" "Вру, ха-ха!" "Ты нигде не работал, потому что ты вступил в женскую баню и сник! Голую задницу увидал - и в крик!" "Нет, я угрюм был и зол, но смотрел на задницу эту! А когда она стала пердеть, я заткнул нос платком, стонал, но шёл вместе с тазиком!" "А! Так тебе заказали тазик! Щас этим занимается некий монстр под именем "Негритёнок"!" "Это мой ученик. Я ему перепоручил тазик, когда сам ушёл на заслуженную пенсию!" - сказал Парень. "А вот скажи, мне интересно: зачем нужен всё-таки этот тазик?" - спросил Скалолаз, втыкая ледорую в основание холма. "А затем, чтобы наблювать в него, а потом гадать по разводам блевотины, как по кофейной гуще!" "Ну и что ты там нагадал?" "Ничего особенного: мы вдвоём погибнем в этом путешествии, потому что будем раздавлены мамонтом!" Понимаете, клопы ещё не знали о существовании людей и тем более, Диан. Самым страшным зверем для них был Колорадский навозный жук, которого они именовали мамонтом. Но смерть их ждала от Дианы. Диана почувствовала уколы ледорубов и стала чесаться. Огромная клешня с крвасными ногтями пробороздила пространство над клопами. "Что это было?!" - закричал Парень и сник по обыкновению. "По-моему, это инопланетяне!" - авторитетно заявил Скалолаз. - "Один мой приятель, клоп Скалдер, однажды мне рассказывал удивительные вещи, будто бы инопланетяне живут среди нас и понастроили в Нью-Йорке билдингов и скайскрайберов (небоскрёбов) . Но всем известно, что Нью-Йорк издавна клопиный город. Там живут коренные американские клопы-индейцы. Так Скалдер мне ещё рассказывал, что эти инопланетяне такие тупые, что 11 сентября 2001 года сами врезались на самолётах в свои же небоскрёбы и погребли кучу клопов под их развалинами! В это я уже не поверил. А Скалдер, видя недоверие, вместо сильнодействующего хватил по ошибке лекарство, которое поднесла ему костлявая рука-лапка медсестры, и умер! Понял, братан?" "Да! Скалдер был известный клоп! Я читал его монографию про особые тепловые точки на заднице клопов, которые позволяют видеть то, что творится сзади при наличии кофейника спереди!" "А без точек нельзя этого видеть в отражении кофейника?" - спросил Скалолаз. "Можно, но сложно!" На этом диалог надолго прервался, потому что клопы поднялись на вершину. Лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал! Скалолаз воткнул клопиный штандарт в огромный сосок Дианы и оставил надпись химическим карандашом: "Здесь были мы, х.и!" "Что ты написал такое?" - возмутился Парень. - "Мы никакие не х.и!" "Балбес! Безграмотность рассейская! Это значит, что мы такие патлатые смелые парни, которые всё вокруг крестят двумя пальцами, что значит "Мир"." "Сам ты балбес! Это хиппи!" "Да не важно, братан! Главное, мы её покорили!" Тут Диана снова зачесалась во сне, думая: "Массаж соска поднимает настроение на целый день!" и ненароком спихнула Парня с груди! "Парень!! Ты жив?!" - заорал Скалолаз. Но Парень был без сознания. Его голова ударилась об острые диванные пружины, и он умирал. "Ох, горе-то какое!" - приговаривал Скалолаз, спускаясь на тросе к Парню. Тот очнулся и спросил: "Где я?" "На диване!" "А кто я?" "Парень!" "А ты кто?" "Хрен со стены! Я думал, ты расшибся насмерть. Но ты выжил. И я раскажу тебе правдивую историю, которую ты на меня навеял своими тупыми вопросами: сидят на лавочке две старушки. Одна спрашивает у другой: "А как меня зовут?" "Тебе так срочно?" Смешно." Но Парень не понял юмора, и для него я объясню: вторая старушка решила, что первая хочет по нужде. А первая была просто тупая, так как забыла своё имя. Скалолаз поднял Парня обратно на Диану, и они продолжали поход. "Понимаешь, Парень, я думал, что ты - не парень, потому что сник и в крик. Но теперь я вижу, что ты - парень." "Это просто я не застегнул ширинку!" - огрызнулся Парень и застегнул. - "Конечно, я - парень, не девка же! А то, что сник и в крик, так это оттого, что я - п.др!" "Я так и думал!" - заявил Скалолаз. - "Вот объясни мне, что любят п.дры? Они что, любят перцы? Сосут?" "Да не знаю я! Я просто так сказал! Лично я ничего не сосу и в зад ничего не запихиваю!" "А, так ты не п.др! Это хорошо! Я-то тоже не п.др!" - сообщил Скалолаз. "Но знаешь, иногда насмотришься на жирных баб-клопих и прям тянет стать п.дром!" - признался Парень. "А! Так ты всё-таки п.др! Ну и обалдуй!" Разговор снова прервался. Оба отважных дианопроходцев добрались до носа Дианы. Это для них была пещера. "Здесь и отдохнём! Привал! Доставай "Завтрак альпиниста" из рюкзака!" - приказал Скалолаз. Парень достал, и они поели. Тут Диана как чихнёт! И "Завтрак альпиниста" унесло ветром! "Унесённый ветром!" - констатировал Парень. Он хотел что-то сказать, чтобы Скалолаз не считал его больше п.дром. Скалолаз пнул пещеру ногой и заорал: "Вы чего чихаете?!" "Холодно, наверное!" - предположил Парень. - "А я даже в мечтах не хочу быть п.дром!" "Слушай, ты меня уже достал!" - сказал Скалолаз. - "Мне наплевать, кем ты был в прошлой жизни, хоть транссексуалом. В горах ты мне не понравился. Так что сиди и молчи!" "Тогда для начала я хоть составлю список, кого я должен замочить в первую очередь!" - сказал Парень и принялся писать список. "Мне никто не поверит, что у этих п.дров такие имена: "Нурмухамед Багли-Оглыев", - думал Парень. Он возненавидел всех п.дров и зарёкся даже употреблять это слово. Потому что он был натурал, а в шутейном разговоре просто так ляпнул про себя. Скалолаз подошёл посмотреть список, нашёл там своё имя и спросил: "И меня убьёшь, сволочь?" "Я вынужден!" - заявил Парень. - "Потому что ты тоже считаешь меня п.дром!" "Да на, коли в грудь, Красная Жаба!" - рассвирепел Скалолаз и протянул парню кинжал. "Я не Жаба, а если и Жаба, то Голубая!" - снова ляпнул, не подумав, Парень. Теперь он раскаивался: его снова считают п.дром! Он не стал колоть Скалолаза, а поцеловал его в лоб. Ну точно п.др! Между тем Диана перевернулась на другой бок и раздавила обеих клопов! Тут как раз негритёнок принёс тазик, и Диана смогла высморкаться в него. Нергритёнок принёс новый тазик, и Диана омовела в нём прекрасные руки и ножки. У негритёнка встало, и он поспешил запротоколировать это в личном дневнике в графе: "Когда вы почувствовали половое влечение к женщине (мужчине) . Он написал: "Когда принёс тёте Диане тазик, и она стала купать в нём руки-ноги и перси. При этом она напевала старинные песенки типа: "К Царству Свободы дорогу грудью проложим себе!" "Что, мэм, ощутили массаж соска? Это я установил, что он тонизирует!" - заявил негритёнок. Диана внимательно посмотрела на него, на его стоящий уд и сказала: "Пошёл вон отсюда, извращенец! Хотя, подожди! Засовывай его сюда и трахни меня! А потом пошёл вон!" Негритёнок засунул, как в комнату вошёл живописец Алибабеков и застал эту немую сцену. Диана засуетилась: "Он просто делает мне внутренний массаж!" и попыталась вытащить член негритёнка, но он застрял. "Застрял в тебе", да?" - иронически спросил Алибабеков и рассказал анекдот: "Приезжает муж с командировки, а его жена голая в постели: "Ой, мне плохо! "Скорую" вызови!" Муж звонит, а его сынишка докладывает: "А дядя Петя в шкафу у нас тоже голый сидит!" Муж рассвирепел: "Пётр! Моя жена помирает, а ты с ребёнком в прятки вздумал играть!" Анекдот никакого успеха не имел, потому что Диана пыталась с трудом оторвать негритёнка от себя. В этот момент негритёнок и стал настоящим мужчиной, совершив мужской поступок. Он стал раз молодцом. Потому что отец - это тот, кто раз молодец! Он стал победителем Дианы. А то она всё спрашивала: "Ну где же мой победитель? Позвоните мне! У вас всё получится! У меня было уже много победителей! Дамы, милые! Тоже звоните и станьте победительницами!" Короче, Диана была извращенка-лезбиянка, но живописцу Алибабекову это только и нужно было. Он зарисовал сцену прощания славянки Дианы с негром Ваней и получил Шнобелевку за вклад в живопись. Вместе с ним получали премии и Микеланджелло с Расстрели. Этих откопали на кладбище и приволокли на вручение в нерабочем состоянии родственники. За них родственники же открыли скелетам их рты и сказали: "Спасибо!", а потом выкинули скелеты предков на помойку. Так как больше в них не нуждались. И все родственники махнули отдыхать на Канары. А Диана лежала на тренажёре и с тоской пыталась поднять толстую тушку к ногам. Потом она встала на весы и в негодовании воздела ручки: она весила 120 кило! Нет, чтобы купить революционный тренажёр "Аб Кинг-Про" с углом наклона (революционным!) 280 градусов или пользоваться поясом "Боди-Шейпер" для похудания, нет, Диана сидела на диете и с тоской наматывала на вилку макароны по-флотски. Её вес к тому времени составлял 120 кило 20 граммов! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1027

   16 января 2007 года. Однажды старый морской пингвин Флинт зарыл на острове Сокровищ свои старые мореходные трусы. Трусы те не имели никакой ценности, пока на аукционе Сотбис ими не стали торговать 300 лет спустя. Слышались реплики: "Да эти трусы давно сгнили!" "Но это же трусы самого Флинта!" Цена подпрыгнула до 2 шиллингов 3 пенсов, и самые смелые морепроходцы устремились на остров Сокровищ за богатствами. О них мы и поведём сегодня рассказ. Вот сидят они на галере и гребут. Все, как один, в трусах с трёмя полосками "Адидас". "А у Флинта, наверное, трусы в горошек или в цветочек!" - говорит местный остряк Джон Пепка (выходец из Чехословакии) . "Заткнись!" - прерывает его местный авторитет Джимми Косой. - "У Флинта трусы разрисованы черепами и якорями! Я прям так и вижу их у себя в сортире на гвоздике." "А я лично подарю их любимой девушке!" - говорит жизнелюб и романтик Павел из России. - "Пусть носит их сама!" "Да, - говорит Пепка, - на ней они будут смотреться лучше, чем в каком-то сортире!" И вот шаланда, полная удальцов со всего света, подплывает к Острову Сокровищ. "А вы уверены, что это именно этот остров?" - тревожится Павел. - "Чего-то нас никто не встречает!.." Тут ему в голову попадает кокос, который кинула местная обезьяна Догги. И щас развернётся кровавая сцена битвы людей с макаками. Люди быстро высадились, схватили кремниевые ружья и приготовились стрелять. Догги кинула ещё пару кокосов, но была ранена! "Догги! Мой дружочек! Что они сделали с тобой! Как после ранения ты сможешь доить нашу коровку? Как ласкать наших детишек?" Но детишки тоже начали кидать кокосы и были обстреляны злыми морепроходцами. "Нет у нас больше детишек!" - зарыдали в голос обе макаки - Догги и его жена Стерва. И тогда Догги, срывая повязки и кровоточа ранами, поднялся в последний бой, который самый правый. Он вышел на берег и заорал: "Щас вас 19 против одного, но когда вы меня убьёте, то позавидуете мёртвым!" "Почему это?" "Потому это, что мой бессмертный загадочный макакий душа уничтожит всех вас посредством испарений зловонных от вулкана Крокатау, который, кстати, тоже расположен на нашем острове! Добро пожаловать!" - и Догги упал замертво. Он хотел ещё добавить: "Пошли в ж.пу, С Новым Годом!", но его силы иссякли, и он помер от ран. Стерва выбежала из кустов и стала грозить морякам кулаками. "Тут прямо одна обезьяна на другой!" - сказал Джимми Косой и застрелил Стерву. Путь к сокровищам был открыт. И вот продираются путешественники через сельву, махая мачете (топорами) . И на их голову сыплются разные скелеты доисторического происхождения. "Всё под контролем! Всё чики-пуки!" - кричит всем Джимми Косой. - "Этих скелетов старина Флинт тоже отобразил на своей карте! Он пометил их крестиками и написал, как их звали: вот это Очкарик (сбрасывая с себя останки) , а это - Хлюст!" Этот Хлюст был такой крепкочерепной, что набил шишку на голове Пепке, и его остроумие резко пошло на убыль. У него стали закатываться глаза. "Братия!!" - заорал он. - "У меня глаза закатились!!" "Что нам с ним делать?" - спросил Джимми Косой. - "Пристрелить?" И пристрелил Пепку. Но тот не умер, потому что в него вселился загадочный макакий душа, от чего, собственно, глаза и закатились. Его глаза стали зелёного цвета, он скрючил пальцы и пошёл душить всех остальных своих сотоварищей! В него стреляли из пистолетов подразделенья моряков, но на табло его суровом не отразилось ничего! Наконец, Павел из России штыком выколол Пепке глаза, и тот свалился замертво. Остались вдвоём (не считая индейцев-носильщиков, которых тоже привезли из Европы, но которые практически в жизни отряда не участвовали, так как только молились и плакали от страха) моряки: Джимми и Павел. А на западе собирались так называемые злоеб.чие тучки. "Что-то не нравятся мне эти тучки!" - сказал Джимми и провалился в замаскированную медвежью яму с острыми остриями на дне. Джимми был мёртв. Павел перекрестился, перекрестил труп Джимми и понял, что здесь помимо макак есть ещё и страшные зомби. Так и было. Банда зомби в количестве 200 зомби скоро преградила Павлу дорогу. Эти сволочи несли мешки с героином и не обращали на Павла никакого внимания. Но пробиться через их строй или ждать, пока медленные тупоголовые зомби, наконец, все продефилируют мимо, было невыносимо. От ожидания Павел сошёл с ума! Он выхватил кортик и стал колоть зомби в задницы с воплем: "Ура!" Но те не реагировали. Тогда Павел проткнул им бурдюки с героином и спрятался в джунгли, сам дрожа от страха от своей выходки. Зомби стали перекликаться через весь остров. На пегом осле прискакал их предводитель зомби Кракатун. Он стал бить рядовых зомби нагайкой: "Как вы не углядели!" "Не виноватые мы! Не вели казнить, вели слово молвить! Идём мы, идём, никого не трогаем, как выпрыгивает этот бородатый русский и давай колоть нас в задницы!.." "Короче!" "Короче, достал! Вот и вся история." "Ладно! 20 копеек тому, кто поймает бешенного русского и вздёрнет его на пальму!" И вот зомби с собаками стали прочёсывать джунгли! Бедный Павел, которого бросили носильщики, которые стали брататься и целоваться с зомби, и тоже искать Павла, забрался на баобаб и стал ждать, пока мимо пройдут все зомби. Но собаки учуяли его и стали гавкать. Он кинул в них кокосом и убил собаку Шарика! "Мой Шарик!" - завопил Кракатун. - "Этот русский дорого заплатит за твою смерть!" "Я нечаянно!" - кричал с баобаба Павел. "За нечаянно бьют отчаянно! Слезай, гад!" Павел слез и стал рассказывать зомби о аукционе Сотбис, о крсивейших городах Европы, показывая открытки с изображениями Эйфелевой башни и Дрездена, а также и Останкинской башни. "Нас всё это не интересует!" - сказали зомби. - "Кровь за кровь! Ты убил Шарика, ты будешь казнён! А с открытками своими сделай, знаешь, что. Они тебе пригодятся в последний час, потому что от страха все кладут в трусы!" "Вот именно, в трусы!" - обрадовался Павел. - "Я приплыл сюда за трусами Флинта!" "Ты опоздал," - холодно сказал Кракатун. - "Из этих трусов мы сшили Шарику панталоны, как видишь." "Но на трусах Флинта были черепа и якори..." "Нет, на его трусах были цветочки, обалдуй!" И тогда, не помня себя от жадности, Павел бросился срывать с Шарика обноски и сшивать обратно в первозданный вид трусы Флинта. У него получилось что-то вроде флага. "Вот этим-то ублюдочным стягом мы и накроем твой труп, незнакомец, когда будем хоронить тебя!" - сказал зомби. Но тут в жерле вулкана Крокатау пробило 12 часов пополуночи. Здесь были тихие зори и быстрые сумерки. И все зомби поспешили укрыться в пещере Кракамау, потому что в 12 ровно американские опрыскивающие самолёты-кукурузники ПО-2 начинали опрыскивать кукурузные плантации питательной смесью пропана-бутана-напалма. От этой смеси кукурузины вырастали до 5-ти метровой высоты, но зато всё живое дохло в радиусе поливки. Павлу повезло. Он стоял голый с трусами Шарика-Флинта и ловил ртом живительные капли пропано-бутана ртом. Он решил, что это такой мексиканский дождь. На русских, понятно, смесь не действовала, потому что их так и звали: "русские" (имя прилагательное) , хотя всех прочих народностей звали именами существительными (американец, израэльтянин, араб и пр.) Не помня себя, Павел подошёл к океану и стал орать: "Помогите! Маманя!! СОС!!!" И, понимаете, всплывает советская подводная лодка, чудом оказавшаяся в этом Бенгальском заливе. Но если вы обрадовались, то зря. Сейчас Павла подберут и вместе с трусами отправят в сумасшедший дом, где ему гнить до конца жизни. Потому что у нас "застой" и в аукционах Сотбисах мы не понимаем! Павел это понял и бросился обратно в джунгли. Но поздно: с лодки открыли огонь на поражение! Засвистели бомбы и мины! Лианы опадали, баобабы падали, джунгли рушились. Махая привязанными на палку трусами Шарика, на переговоры вышел сам зомби Кракатун. Ему не нравился ночной свет, он щурился, но всё-таки смог на корявом русском языке сказать, что им, зомби, не нравится, что русские выполняют роль всемирных жандармов! "Мы не выполняем! У нас просто пулемётчик-радист напился русской водки в драбадан и палит в белый свет, как в копеечку. Он будет уволен." Кракатун снова скрылся в джунглях, а на берег выкатился Павел: "Какого чёрта вы стреляете?! Я нашёл трусы Флинта! Они спасут Россию! Всё население сможет после их реализации отдыхать на Канарах три дня!" "А вот твоё место, голубчик, в психдоме! Полезай, отвезём!" И Павла отвезли. Ему везде мерещились трусы Флинта. И на всех подводниках они были (именно в цветочек) , потому что в лодке было жарко. И на всех больных в больнице были такие же трусы (потому что больные никого не стеснялись и ходили так) . "Да что же это такое?!" - не выдержал Павел. "Ничего особенного!" - ответили ему. - "Просто вся страна носит поголовно трусы от Труссарди, понял?" "Не понял! А где же отечественные трусы с "Перестройкой" или хотя бы матрёшками? Или балалайками?" "Все эти трусы выкинутьы на помойку истории. Щас они не модны!" - объяснили ему другие психи. А потом Павла отправили в загородный интернат. И больше о нём никто не слыхал ничего. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1028

   17 января 2007 года. Сказка про Котовского. Помимо того, что он любил кошек, был он лыс, как полено. Но не расстраивался, а смотрел на жизнь весело, вот только дома разбил все зеркала и уничтожил все расчёски. И попался царской охранке. Офицер Жлобский посадил его на стул и стал отрывать последние волосики на лысине с каждым вопросом: "Так, значит, ты, красная жаба, говоришь, что торгуешь мороженым?" "Да, господин! Называется "Баскин Роббинс"!" "А вот у нас сведения, что ты известный буян и зачинщик Котовский!" "Никак нет!" Жлобский отрывает волосок! "Ну ладно, ладно, я - Котовский, но я не зачинщик и не буян. Чего можно набуянить с "Баскин Роббинс"?" "Ну, например, покушение на нашего министра Бжидовского!" "Да такого я не знаю. Такого вообще у вас нет!" "Нету, это верно!" - Жлобский снова оторвал волосок. "Ну ладно-ладно, есть! Я ему даже мороженое продавал: ему и его дочке Соне. Так шарики расстаяли и она голосила на весь перекрёсток: "Папа-папа! Я потеряла всю ваниль!" "Вот это уже ближе к делу! Так ты смеешь утверждать, что его дочка потеряла ваниль? Когда, где, с кем?" "Да с папашей своим, моряком-министром вашим, не помню щас фамилии!" "Вот ты и раскололся, сволочь! У него нет дочки!" - зло сказал офицер и принялся на лысине Котовского гладить свои офицерские шнурки. А офицерские шнурки - это не солдатские. Эти на 10 сантиметров длиннее и толще. Поэтому утюг утюжил бедную лысину партизана Котовского. "Ладно-ладно! Всё скажу! Никакой я не продавец, сами попробуйте работать в "Баскине": г.вно качать и в год копейку получать! Я - бедный чистильщик обуви в Рио-де-Жанейро!" "Так-так, это интересно! Где, когда?" - спросил Жлобский. "В Рио, я же говорю: вот почистил я вашему брату унтер-офицеру белые ботинки чёрной ваксой, да ещё запросил двойную цену! Так меня и скрутили!" "Я тебе не унтер, я - оберст!" - и Жлобский ударил по голове партизана утюгом. "Хорошо-хорошо! Хоть фельдмаршалом вас назову, только не бейте, дяденька! И вот после этого я пошёл на случку-стрелку маёвщиков Рио под названием "Красная капелла", и мы замыслили замочить Пиночета!" "После чего "этого"?" "После секса со своей женой Евой Дуарте!" "Слушай, Котовский, чего ты гонишь? У тебя жена - Котовская! А дочка - Аллилуева!" "Правильно, потому что она спуталась с Аллилуевым. Говорил я ей: ничего хорошего из этого не получится! Возьми, говорил, русского, например, Дуракова или Зибельмахера. А она вон, с индусом спуталась!" Надоел Котовский Жлобскому, поэтому офицер (он же оберст) избил партизана ногами и бросил в общую камеру. В камере Котовский не унимался: "Товарищи! Меня, заслуженного портного Республики ШКИД, засудили невинно! Говорят: сколько рожков мороженого ты продал до 40-летнего возраста? Сколько пар обуви начистил? А я им говорю, что лысеть начал в десятилетнем возрасте, когда почувствовал первое влечение к собаке Жучке, когда нас с сестрой голыми купали в одном тазу. Так этот Жучка так сексуально вертел хвостом и глазками стрелял, что я моментально встал на него! А сестра кричит: "На меня вставай, гад!" Но я сестру голую оттолкнул и поцеловал в нос пёсика! Нос был горячий! Он тоже хотел! У него тоже стояло! И я полюбил его всей матросской душой!" "А! Так ты матрос?" - понял проснувшийся парализованный дедушка, единственный обитатель общей камеры и по совместительству местный аббат Фариа, обязанный доносить на всех заключённых через каждые 10 лет отсидки. "Надолго ты сюда загремел, матросик!" - сказал Фариа и записал в блокноте: "110 год отсидки. Посадили какого-то идиота-матроса с броненосца "Потёмкин". Лепит всё, что попало! В распыл пойдёт." И спросил: "Ты мне скажи, как другану: ты с "Потёмкина" или нет?" "Да, дед! Сплошные потёмки! Вот ты сколько сидишь? 110 лет? А мне припаяют 120 всего лишь за то, что я ихнему Пиночету покрасил сапоги в белый цвет. Этот Пиночет потом бегал по улицам и спрашивал у всех: "Узнаёшь меня? П.др я или нет?" Все смотрели на его сапоги и говорили: "Ты - индеец Белый Сапог, который никогда не врал. А вот твой друг, Чёрный Сапог, всегда врал. Так вот мы и не можем понять, правду ты говоришь или лжёшь!" Дед Фариа подумал, почесал во вшивой голове и сказал: "Надо было посмотреть им на ноги!" "Молодец, дед! Гений! Жаль, тебя там не было!" - и в приливе чувств Котовский расцеловал грязную харю Фариа, а потом долго плевался. "Потом, - продолжил он рассказ, - Пиночет принялся во всех палить из 6-ти зарядного табельного, и разбил 5 безобидных горшков с цветами и один драгоценный! Он стоял на Блюменштрассе, 5, куда я, Котовский, шёл на случку с мадам Дуарте (ну ты её знаешь: она попала в Англии в автокатастрофу из-за пронырливого паппарацци, так после своей кончины её переименовали и подарили мне, как почётному забойщику шахты "Первомайская".) . И скажу тебе, дед, что после смерти она стала совсем ручная: носки штопала, котовые писки убирала, когда наш кастрированный кот (тоже лысый) (это я его обрил, чтоб не выпендривался передо мной. А яйца ему отрезала Ева, чтобы не выпендривался перед ней) делал мимо лотка. Вот сидим мы за самоваром: я и моя Ева, а месяц так ласково смотрит в окно! Ева меня спрашивает: "Скажи, Митя (меня Митя зовут в миру. А в синагоге - отец Митяй) , а скоро конец света?" "Да, Ева, скоро! А что?" "А то, что я постелила на столе в кухне очень скользскую клеёнку, так всю ночь был слышен мат тараканов, а сегодня я увидела первого таракана на коньках. Вот и думаю: наверное, конец света!" А потом схватила меня без всякого перехода за грудки и давай орать: "Куда спрятал гранки коммунистической жёлтой прессы "Красные тараканы", сволочь?!" "Да вот они, в кувшине из-под кумыса!" - говорю. Она выпила весь кумыс и упала замертво. А из пуза у неё лился кумыс. И изо рта, и из ушей тоже. А я понял, что пора линять. Вынул я гранки..." "А! Так гранки всё-таки были!" - обрадовался доносчик Фариа и записал в блокноте: "Четвертовать!" "Да, были, но только не "Таракана", а "Красной титьки" - эротического органа бразильских коммунистов. Там на каждой странице была изображена только одна титька, так как моделей не хватало, и их всех заменяла старенькая бабушка главного редактора по имени Матрёна. И её и публиковали. Но газета шла нарасхват, и после 30-ой страницы каждый коммунист понимал, что нужна революция, чтобы было побольше титек, иначе он сойдёт с ума! Вот так-то, дед, и произошла "оранжевая" революция в Бразилии. А потом уже, в 2034, меня перебросили бразильские товарищи на Белорусский фронт в СССР, где было особенно плохо!" Но Фариа уже не слышал, так как храпел. И с бормотанием: "Да, там было страшно!" заснул и Котовский. А на следующий день фашисты повели его в здание суда, который находился на 11 этаже сельского клуба "Высокий пролетарий", переименованный в "Низкий зольдатен". Там везде были окна. Котовский, как увидел эти окна, заорал: "Только не подводите меня к окнам: я вывалюсь!!" "А! Вот чего ты боишься, красная жаба!" И Котовского выкинули из окна клуба. Он приземлился на натянутый тент, упал на лошадь, и та понесла его к берегу океана. "Пусть помедленнее кони, пусть помедленнее! Но что-то кони мне попались привередливые: не допить не успел, так хотя бы доесть!" - и Котовский засовывал за щёки эрзац-хлеб, которым его накормили фашисты. Конь добежал до океана, Котовский поднял парус, и они переплыли в Англию, где он скоро прославился тем, что бежал прямо из суда фашистов. А те ничего не заметили, так как просматривали блокнот Фариа, где он, Фариа, оставил зарисовки женских частей, которые витали в его одиночном мозгу. Когда же пришёл оберфюрер и спросил у унтеров, почему это окно открыто (дует!) , и где Котовский, то унтера ответили, что Котовский выпал из окна со словами: "И тут я снова выпал из окна!" К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1029

   19 января 2007 года. Я снова изменился. Было: кодовое слово (которое я бубнил про себя (довольно тупое, поэтому и стеснялся об этом написать. Но порой удивительно точное)) : "ПЕЧАЛЬ". Означает, что мне печально практически всё. И то, что я вырос и превратился в мрачное огромное создание, в котором ничего детского. И то, что и все такие же. А если кто-то и не печален, то всё равно печально то, что это воспринимаю я. Печаль то есть во мне тогда. Получилось, что все вокруг только и стремятся веселиться, зациклились. А в мире веселиться не от чего. Все глюки (чёрные или белые) на самом деле печальны. По-крайней мере, мне так видится из глубины моего сознания. Да! И это было верно. Все ужасные катастрофы случаются с печальными по жизни людьми, бывшими детьми. А не с какими-то белоголовыми идиотами, как принято видеть. Там бык кого-то забодал, или старушка идёт трясётся - всё это не весело, а ужасно. И в отношении меня тоже: я получаюсь какой-то чёрный и типа дистрофика, которого можно сдуть одним ветром из форточки. Короче, гениальное правило. Не забывал и о том, что это всего лишь эмуляция на фоне Гениальнейшего Пр., о котором уже писал. Но вот и мне пришла пора измениться. Я задался вопросом, а как вообще жить? И путём несложных умозаключений я пришёл к следующему пониманию (следующему обновлённому "драйверу" для моей тушки) : я хочу только три вещи: быть больше, быть меньше и узнать пароль-правило. Это значит, что... то и значит. Когда я маленький, то хочу увеличиться, то есть чего-то совершить, сделать. Когда же я слишком большой, мне страшно и хочется стать меньше и незаметнее, вернуться в детство. Иногда же необходимо применить правило-пароль, потому что всё без него заходит в тупик непонятный. Хорошо. Потом я выяснил, что желание пароля - это то же самое желание уменьшится. То есть, желаний два. Так бы просто и жил, бормоча про себя: "2 ЖЕЛАНИЯ". И всё становится понятно. Хочешь драться - хочешь стать больше. Боишься получить по морде - хочешь уменьшиться. И так далее. Но, понимаете, я и потому считаюсь самым гениальным парнем современности (мной считаюсь, по крайней мере) , что все правила у меня приобретают стадии неординарности. И вот когда меня осенило, что самое главное и лучшее не то, чтобы исполнять эти желания, а наоборот, чтобы не исполнять, как обычно и бывает. Когда у меня белые глюки, я хочу уменьшиться, но это у меня не получается. Когда Закатывания, тоже хочу, но нет. А вот когда хочу драться или орать, то молчу, не увеличиваюсь. Так что это - новое адаптированное к реалиям жизни правило, которое и заставило меня сесть за один из компьютеров и написать о нём. Теперь кодовое слово: "ДВА НЕИСПОЛНИМЫХ ЖЕЛАНИЯ!" Применяется в качестве эмуляции при фоновом Пр. Означают задержку в двух исполнимых желаниях, во время которой (задержки) вырабатывается раздражимость и тормознутость. После которой желания всё же как-то реализуются. То есть, не стоит спешить с их выполнением. А эта тормознутость мне кажется крутой. По-крайней мере, я с нею прекрасно знаком. Страшно мне будет жить? Так это и есть тормознутость уменьшения. Я уже написал. Как я дошёл вообще до Желаний, я написать не могу. Не помню, потому что. Но это не было движением тяжёлых глыбин сознания. Это не было "вколачиванием гвоздей". Это было лёгкое умозаключение на уровне подсознания. Так я и пришёл к этому драйверу. Ещё напишу, что желание применить правило - типичное уменьшение, так как в Закатывания ни одно правило не действует. Кроме одного моего крикливого, которое тоже не отменяется. Это, знаете ли, когда белый свет с копеечку, и чувствуешь, что именно щас совершишь катастрофу! Так что Пр. действующих всего 3 на разные случаи жизни. К. Обещанная сказка. Про женщину Алёну. Пошла раз эта женщина в дачный туалет и засела там. А микробы (все неизвестные виды, которых не смог уничтожить "Туалетный Утёнок") смотрят на её задницу и диву даются: какая огромная задница! Один микроб говорит: "Вот если бы у тебя была такая задница, ты был бы неотразим!" А третий микроб говорит: "А мне не удивительно! У моей жены трусы вообще похожи на парашюты!" Услышала Алёна про парашу и давай ватной палочкой убивать этих микробов. Раскраснелась, трусы спущены, груди болтаются, и вдруг входит новый дачник - дядя Стёпа. Он как увидел Алёну голую, так принялся истерически хохотать, так как принял её за героиню передачи "Голые и смешные". И спрашивает: "Где, мол, скрытая камера, чтобы туда улыбаться?" Алёна разозлилась и ударила Степана в глаз рулоном туалетной бумаги. Тот упал и потерял созание. И вот выбегают дети с воплями: "Тятя-тятя, наши сети притащили мертвеца! Опцо-дрипцо-гоп-цаца!" А тятя лежит бездыханный, и из глаза у него торчит рулон бумаги. Вы уже поняли, что это короткая сказка. Поэтому вышла Алёна, прогнала детей, вынула рулон и говорит: "Хватит придуриваться, Степан! Скрытая камера находится в очке кабинки!" Степан мигом встал и принялся улыбаться в очко. "Чего это он лыбится, сволочь?" - спросил один микроб у другого. "Наверное, щас нагадит нам на скрытую камеру! А она дорогая: 300 баксов отдал!" - говорит второй. "А где брал?" - спрашивает третий. "В "Эльдорадо", Родине низких цен! Распродажа была по случаю Сочельника и Нового Года." Короче, загадил всю камеру Степан, и микробы не смогли отправить видео на конкурс самых прикольных домашних видео. Так и померли непризнанными. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1030

   19 января 2007 года. Я изменился и возрадовался, и мой словесный поток в адрес продавщиц и кассирш стал угрожающим. Если обычно просто: "А куда дели Регинку? Забеременела?" или "Алён, замуж вышла? Молодец!", то теперь изощрёнее. И вместо того, чтобы писать сказку (лень) я просто процитирую строки своего личного дневника за сегодня. Я ходил три раза в магазины, хотя сначала целый день провалялся в кровати: Закатываний давно не было, страшно вставать. Но потом решился купить интернетовскую карточку (150) , что большой удар по финансам, так как до 7 февраля остаётся всего 500 рублей на питание. Но постараюсь по батону в день как-нибудь. Итак, в НР (магазин На Разгуляе) (дождь) (у нас щас дождь, а не зима. Дерьмо какое-то) Гуле: "Ушёл от вас этот вонючка?.. Я, главное, говорю: "Привет, мол, бомж!" А он: %Бе-бе-бе!% (Знаком процента я пишу чужую прямую речь. А свою - кавычками обычными) (Хотя с бомжом и не говорил.) СК (дежурной старушке Софье Константиновне: "Чего вы хрюкаете?" (Смеётся так.) Лысый тот - муж чей-то. "А она - распутная женщина!" * (Прошло некоторое время) Нажаловался НМ (Нине Михайловне, тоже дежурит после Софьи, управдом подъезда при этом) и Володе (сантехник) на Олю. "И я испугался!.. А эти дырки - для задницы, ведь это диван для сидения!" На 24 троллейбусе до Сада Баумана, в "Всё для принтеров". (Магазин.) Громким голосом. "Давайте разберёмся со мной! А где ваш Сергей Александрович? (Знакомый по прошлым покупкам их менеджер. Щас уехал куда-то.) Прекрасной души человек! Вот, помнится... Ладно, не важно! Покедова!" (Купил интернетовскую карточку (150 рублей) и 5 DVD (40 руб.) . Пешком до НР. Людмила-1 пишет. (Их там две Людмилы.) "А, у вас учёт! Сколько бабок нагрели?" %Мы не нагреваем!% "Ладно-ладно, я просто так сказал. Не обращай внимания. Но должны же вы получать прибыль? А то к вам бомжи ходят. Саша ваш получает? Молодец! (Саша у них там работает тоже, иногда выходит послушать меня. Щас тоже вышел и слышал.) Хочу пожаловаться на Гулю: продала чёрствый батон! Дайте жалобную книгу! Ладно, не надо: я съел и такой. Бомжам такие и продавайте. А я приравниваюсь к бомжам... Видите? (Показываю пакетик с DVD) С такими все придурки и ходят!.. Ну покедова, девочки, женитесь, то есть, выходите замуж и так далее!" С НМ снова об Оле и о лысом. "Оле не говорите: убьёт меня! А у нас опытный кастрированный кот, знает цену благодарности. Раз его кастрировали!" В НР (купил воду) (Там и Алёна была, и некий мужчина. В "Принтерах" тоже мужик слышал.) Снова в НР (купил батон) "Вы недовольны? Вот, они недовольны и ропщут, что продавщицы нет." (Про какую-то женщину, что ждала Людмилу-1. "Я смотрю: он маленький. Я решит купить большой!" (Про хлеб, про батон.) У НМ какая-то женщина с дитём. Я ей вкрутил про лысого. Она не стала слушать. А оказалось, что это её муж! Я хохотал. НМ дала еды: курицу там и т. д. ("Знаете, как он шёл? Вот так! И мы испугались с СК!" %Правильно испугались!%) Это я про то, как шёл лысый в пальто, махая руками. Для Софьи (СК) я его окрестил Дьяволом во Вселенной. А Софья решила, что он разбил стекло на 6 этаже. (Это уже дневник кончился, я пишу от себя.) Я ухватился за эту идею и везде ей воображал лысых, которые лезут в окна и норовят всё разбить. И вот нарвался на его жену. Это на ту, что иногда тоже дежурила вместо Марьи в подъезде. Я тогда Марью хотел привлечь за эксплуатацию детского труда. Маргарита эта (жена лысого) засмеялась тогда: %Это я-то?% А сегодня я вначале сказал: "Она тоже дежурила. Я тогда ещё, что развели детский сад." Короче, на самом деле при сравнении с выпендриваниями Григория или даже Михи эти мои речи ничтожны, но лично мне нравятся. Помнится, я ещё попытался всех девушек из Пенсионного фонда отослать в Чечню. Я тогда пришёл неизвестно, когда и сомневался, работает ли он вообще. У входа стояли девушки. "Девушки, вы в Пенсионном фонде чего-нибудь понимаете? Или там работаете?" Оказалось, обедают, но справку мне дадут. "Вы что, против любимого Путина выступаете? Бероегитесь: пошлёт в Чечню в составе какого-нибудь женского батальона! А меня нет! Видите, как я разговариваю (взволнованно) , меня нельзя, я больной и могу совершить ошибку и подвести людей! И весь ваш женский батальон погибнет!" Ну или типа. Таких речей можно насчитать сотни. Это всего лишь говорит о том, что я выскочка и себялюбец, да. Но сегодня я превзошёл сам себя. А теперь длинная сказка. Однажды девушка Марфуша пошла по воду в колодце. Наклонилась над чёрной водой, а её хвать леший и утащил в колодец. "Как вы здесь живёте?" - возмущалась Марфуша. - "Одна лошадиная моча! Ведь этот колодец заколочен. Сама не знаю, чего я стала отрывать доски и черпать отсюда." А всё дело было в том, что Марфуша крупно проигралась на бирже. Она взяла взаймы денег из Пенсионного Фонда и пошла с ними играть. И проиграла и их, и кольцо Королевы, и лошадь алкоголика гвардейца Отоза, и собственные трусы. Так что после биржи без трусов отправилась к колодцу, чтобы напиться мочи и забыться. Обычная же водка и ром её не брали, такая была кобыла. Про такую и говорится: войдёт в чужую избу и под вопли младенцев утащит телевизор "Хрюндик"! Итак, леший (тоже в прошлом майор Советской Армии, но посотрудничавший с гестапо и выдавший 100 партизан, за что преследуется СМЕРШем) , пуская слюни, стал лапать Марфушу. Он шептал ей на ухо неприличные фантазии типа того, что он никакой не леший, а тоже женщина и хочет отсосать у Марфуши из органа. "Но мужчина! У меня нет никакого органа! И 2 у. е. за минуту разговора с вами я платить не собираюсь." Леший сразу опал и сел за стол (который тоже подвисал тут) перелистывать бумаги персонала. Он-то расчитывал на платную услугу "Эротические бредни. Самые ненормальные фантазии." Но Марфуша ему обломала весь кайф. Пока же он посадил её на горшок ночной с цветочками и всучил в руку моток туалетной бумаги. Она сделала всё и говорит: "А куда выливать?" "Сохрани так!" - отвечает леший и, желая блеснуть остроумием, по-английски: "Кип ит!" "Чего кипит? Мужчина, учтите: у вас тут не хватает чистого кислорода! Я буду жаловаться!" Леший равнодушно протянул ручку и говорит: "Жалуйся на туалетной бумаге!" И вот Марфа строчит печальное письмо своему любимого бычку Коле, под которого (бычка) подлезала на салазках, чтобы бычок её поимел. Салазки были внутри макета тёлки. "Бедный мой Колян! Коляна знает вся страна! Ему реклама не нужна! Король колбасных дискотек! Больше мне никогда не въезжать под тебя, потому что единственный мужчина в моей жизни, этот противный леший, отбил у меня охоту к мужикам, заявив, что он - женщина! Я больше так не могу! Я ему признаюсь, что я - мужчина!" Леший холодно её выслушал, приказал оголить уд, убедился в его наличии и стал его отрывать плоскогубцами! "Мужчина! Что вы делаете: мне же больно!" "Молчи, ведьма! Мало того, что все мои сёстры и праматери были гермофродитками, так и ты туда же!" "Да! А что, нельзя? Щас мода такая на Земле, что все женщины имеют члены. А мужчины им подчиняются!" "Я эту моду искореню!" - ревел леший и оторвал презерватив от члена. "Ха-ха! Он пришит по космическим технологиям, но только... но только..." - заплакала вдруг Марфуша. "Что? Что только?" - допытывался леший. "Только никогда не стоит! А бык имел меня в задницу!" "Извращенка! Вот, смотри на член настоящего мужика: он всегда стоит!" - и леший принялся в купальнике и трусиках совершать дефиле по подиуму, крутя грудями и членом так, что на них крутились завязки. "О, у тебя и груди есть!" - удивлялась Марфуша. - "Хотя чему я удивляюсь?" Между тем леший сладострастно кинул в Марфушу купальником и стал кидаться туфельками-лодочками. "Прекрати немедленно, трансвестит!" - закричала Марфуша, когда каблук попал ей в лоб. После этого-то леший и принялся демонстрировать, как стоит его женский членик. Он был повязан розовым бантиком, а волосы в области бикини завиты. Но как леший его не тюркал, он не вставал! "О, горе мне!" - размазывая помаду и тушь по роже, закричал леший и бросился содрогаться в обьятия Марфуши. "Знаешь, есть одно средство! Мне Дворник-Сергей рассказывал!" - сказала Марфуша. - "Надо привязать столовую ложку скотчем к члену!" "Да мне хоть половник привязывай, не поможет! Всё ты виновата, ведьма! До тебя всё стояло, и я занималась мастурбациями!" Но Марфуша решила испытать методу Дворника. Она пока дала в руки лешему свой космический орган поиграться, а сама втихую привязывала половник к лешему. И у того моментально встало! "Богиня! Как мне отблагодарить тебя?" - спрашивал леший. "Выпусти меня обратно на зелёный лужок к бычку Коле!" - попросила Марфуша. "Без проблем! Только береги голову, когда вылетишь из колодца!" - с этими словами леший схватил Марфушу за задницу и вышвырнул с силой 100 КилоНьютонов вверх. Марфуша пробила доски, которыми был заколочен колодец, головой и немного повредилась в уме. Теперь её сексуально интересовал не бык Коля, а местные деревенские парни. Особенно один с татуировкой змеи. Марфуша приходила в мужскую раздевалку при качалке, где качался этот качок Митя, и пела: "Я знаю, ночью змея оживёт!" "Ты, парень, что, голубой?" - спрашивали Марфушу. Но та не отвечала, а только тихонько уходила в луга и рощи, в пущи и кущи и там методично ананизировала свой перец. Что с дурочки возьмёшь. А так как Митя предпочёл её любви любовь какой-то передовой трактористки Матрёны (у которой было женское устройство по рецептам матушки Агафьи, а не космическим технологиям) , то Марфуша решила самоутопиться. Она пошла обратно к старому колодцу и бросилась в него к лешему! Леший в это время был не один. Он был голый типа лезбиянки вместе с женой Мацапура. Когда Марфуша приземлилась к ним на брачное ложе прямо в момент коитуса, Мацапура сказала: "Я - чукча, жена Мацапура, приехала за алиментами!" "С ума можно сойти!" - сказала Марфуша. - "В рабочее время занимаются любовью и алиментами! Слушай меня, Мацапура: вали отсюда живо!" Но Мацапура плохо понимала по-русску грамматику. Она продолжала бубнить: "Меня это не интересует! Я - чукча, приехала за а-ли-ментами!" Марфуша ударила чукчу в ухо, а леший фальцетом закричал: "Чего вы кидаетесь и дерётесь?!" и бросился в одних туфлях на босу ногу прочь в дебри колодезные. Мацапура устремилась за ним, размахивая волосатыми руками и ногами, а Марфа осталась одна, сжимая в руках подушку. "И ещё неоднокоратно выйдет Марфа погулять! Под крышей дома своего!" - задумчиво подумала Марфа вроде ни к чему не относящиеся строки неизвестного поэта. Тут из подушки вылез кукушонок и сказал: "Ку-ку!" Марфа схватила кукушонка и задушила в обьятьях. Она возжелала птиц! К. Примечание: понятно, что когда леший сес разбирать бумаги персонала, он сказал: "Я бы тебя замочил! Я бы всех замочил, если бы не было столько работы с этими папками!" К.
  

ЭПИЛОГ

   ЭТИ ПВНы интересны тем, что отражают произошедшие со мной изменения. По таланту же, вероятно, не сильно выдаются из общего ряда ПВНов. Но тут даже есть некий эротик! Секс! Обычно я этим занимаюсь, но не пишу об этом. Тут чего-то сам Эрос под руку толкнул. Не знаю, как получилось. К.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Т.Сергей "Эра подземелий 3"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"