Барсуков Александр Владимирович: другие произведения.

Страна сказок 104-105

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
 Ваша оценка:


Александр

Барсуков

Страна

сказок-104

("Письма в никуда"-104)

2007

ПИСЬМО В НИКУДА-1031

   21 января 2007 года. Однажды в тёмном-тёмном лесу жил бомж Маньякин. И вот повадился он нападать на одиноких прохожих и сдирать с них золотые часы. А тем, у кого часов не было, Маньякин грозил расправой, если накапают в милицию. Но они всё равно капали, но милиционеры махали руками на них: таких Маньякиных в их районе было мильон. И потом: он же только на часы был падок, а деньги и кошельки с серьгами и кольцами не трогал. А если Маньякина избивали, то он бормотал: "На каратиста нарвался!" Короче, скоро нора, в которой жил бомж, стала похожа на часовую лавку: везде тикали и ходили часы. "Зачем тебе столько?" - спрашивали Маньякина другие бомжы. "Для того, чтобы убить время!" - отвечал он, потому что устал жить на свете. И вот однажды поступила информация, что в убежище Маньякина коммунисты спрятали бомбу с часовым механизмом. "Этих я особенно не люблю!" - ворчал бомж, перебирая все часы. - "Ещё они потребуют каждый день в бане - женский и запрет детям до 6-ти лет смотреть "Звёздные войны"! Да, 2х серий было достаточно. А, это они про программу "Звёздные войны"? Ну нехай себе про программу!" И тут бомжа впервые в жизни посетила гениальная идея: он достал рогатку и выстрелил в распределительный щиток часов. Половина часов остановилась. "Маньякин! Скорее! До взрыва осталась одна секунда! А ты не умеешь обезвреживать бомбы!" - кричала в дупло бомжу его любимая девушка Ксения. Обычно любимых девушек у бомжей типа Маньякина не бывает, потому что они их убивают. Но эта прижилась, и Ваня (имя) сыпал ей в подножную миску кормца: овса и овсянку, которой сам и питался. "Я слышала, ты долгое время прожил в Англии?" - спрашивала Ксюша. "Я тоже это слышал." Короче, достал он памятку: "Обезвредь бомбу!" и читает: "Если это опять ты, Маньякин, то хоть бы ты взорвался на сей раз, сволочь! С уважением и любовью, автор!" "Не обращай внимания!" - сказал смущённый Ваня Ксении. - "Это было посвящением специально для меня! То есть, автор автограф оставил мне лично, когда я был бомжом в Англии!" "О, как романтично!" - обрадовалась Ксюша. - "Расскажи, как ты ходил побираться на концерт Битлз, как ты там орал, и как тебя полисмены уволокли, но не избили, а дали пива в честь Великой Четвёрки!" "Да ты сама уже всё знаешь. Но меня ждёт бомба!" И тут бомба взрывается, и СССР расцвечен флагами, а Маньякина и Ксению с почестями хоронят белоруссы. Потому что он был белорус. Потому что Президент Кучма сам лично приказал писать про Маньякина с одним "с", так как он всё же был бомж и вор в законе. И вот гроб с прахом покойного опускают в могилу. Рыдают наёмные плакальщицы, а Комитет Ограбленных Прохожих в лице председателя Ольги Мещеряковой выражает соболезнования и что прощает Маньякину все часы, которые он у них ограбил, и которые погибли в эпицентре взрыва. А взрыв тот был эквивалентом в 1 миллиграмм тротила. Маньякин вначале почувствовал боль в пятке и решил, что его туда ранили. Но потом гангрена и, понимаете, кончина. А Ксении выбило глаз осколком. Так она сама себе золотой авторучкой (которая тоже неизвестно, как, затесалась среди часов) выколола второй глаз со словами: "Пусть я буду слепая, чтобы не видеть других мужчин, кроме Вани!" Потом она пошла по нужде и потонула в очке. Эту смерть пресса жёлтая назвала "Девка пошла на зверское самоубийство!" И вот их хоронят. Но тут поступил сигнал, что в ближайший маркет "Азбука Укуса" завезли свежие пончики! И тогда все плакальщицы, все попы и отпевальщики вместе с Обществом Ограбленных Прохожих устремились в маркет, а гробы шмякнулись в ямы, так как все землекопальщики тоже убежали, и верёвки больше никто не поддерживал. Маньякин открыл рот, и оттуда вырвались предсмертные слова: "А поосторожней нельзя?" Итак, через 20 лет в этой пуще обнаружилось сразу три претендента на наследство Маньякина. Они называли себя "дети капитана Маньякина" и претендовали. Но тут пришли 33 дюжих качка из Беловежской пущи, которые называли себя "внуки Ксении" и надрали "сынкам" задницы. Но оказалось, что делить практически нечего. Кроме горстки обломков от бомжа остались только драные носки и некая книга. Это была Волшебная книга про Гаррика Плотника и бомжа-Маньякина. Эту книгу специально для бомжа написала в свою бытность писательница Иваноппуло, автор всех историй про Гаррика. Когда Маньякин был в Англии, он своими воплями ежедневными около помойки по утрам так достал Иваноппуло, что она решила от него откупиться. Она написала книгу и подарила Маньякину, пропитав каждую страницу ядом! "И на 20-ой странице он умрёт!" - думала она. Поэтому книга содержит только 21 страницу. Но она не учла, что Маньякин не читал по-английски, и это его спасло. Он привёз книгу в Россию, когда наступал в обозе наполеоновской гвардии вместе с маркитантками. Наполеон всем им говорил: "Бросьте вы этих маркитанток: в России таких полно!" Но солдаты отвечали: "Нам нравится, месье, когда "Да, да... Хорошо!.. Ещё!.." говорят по-французски." Короче, извращенцы. А Маньякин переоделся в женские обноски, попудрил носик, потёр бороду рукавичкой против оволосения и превратился в пожилую матрону, владелицу притона. Она на все вопросы отвечала: "Уи, месье", поэтому её чаще всего и насиловали, так как считали безотказной. Но сам Маньякин после каждого коитуса (или как его там, акта) с негодованием измывал из задницы белую солдатскую гадость и бормотал: "Снайперы проклятые! Не могут разобрать, где у девушки зад, а где перёд!" Но попасть в Россию было его мечтой детства, так как гадалка ему нагадала, что он помрёт от взрыва ядерной бомбы в часовой лавке. "А что такое "яделная бломба"?" - спросил тогда ещё мальчиком картавый Ваня. "Её изобретут в 1946 году в Америке. Изобретателем Кулибиным-Труменом." Ваня не стал больше ничего спрашивать, но понял, что его ожидает долгая счастливая жизнь. Но эта жизнь так затянулась, что Маньякин прожил больше Кулибина-Трумена и устал от жизни, я писал уже. Итак, вот едут они с маркитантками в обозе ночью. Светит неприятельская белорусская луна. Кто-то лезет под юбку Ване, он говорит: "Уи!" "Чего ты хрюкаешь, свинья белорусская?!" - зло спрашивает его маркитантка Рая Елиссейская. "Рая? А ты как здесь?" - спросил Ваня. "А так!" - и Рая откусила у Вани перец. "Что ты наделала, сволочь?!" - закричал Ваня. На шум вышел патрульный часовой Жорж. "Даст ист винд, уи, месье!" - сказали в оба голоса Ваня и Рая. "Чего?" - переспросил Жорж. "Того!" - сказали Рая и Ваня и ударили Жоржа по черепу котелком. Жорж побежал жаловаться Наполеону, а Ваня и Рая побежали прочь, в бега. Ну а потом Наполеона-то разбили, и всех, бывших на оккупированной территории, комиссовали. То есть, реабилитировали. Но Ваню это не радовало. Он со злости замочил Раю кирпичом по голове (а вначале-то принялся лечить её женский застарелый простатит горячим кирпичом по спине) , когда опустил глаза и не обнаружил переца, со злости. Рая тоже со злости принялась с ним ругаться: "Ты должен лечить мой простатит, а не бить меня по голове, сволочь!" Но Ваня опять ударил её по голове! "Хватит! Мы - ветераны одной войны и не должны ссориться из-за какого-то переца!" - сказала Рая. Но третий удар уложил её в могилу. А вот как Ваня познакомился с Ксенией: он тогда бомжачил по южным районам Белоруссии и собирал на ослике разные тосты и предания. И вот однажды ночью один пьяный местный бомж Петлюра ему рассказал, что здесь неподалёку есть печальная девушка. Она такая печальная и так печально сидит у окошка, что только дурак её не трахнет! "Прости, братан, у меня по этой части всё уже откушено!" - сказал Ваня. "У меня тоже откушено бешеной собакой, но это ничего не значит!" - продолжал соблазнять Ваню бомж Петлюра. - "Дело в том, что она даст даже огурцу!" "Ты что, предлагаешь засунуть в неё огурец?" - спросил Ваня. "Да хоть морковь! Ну ладно, я пошёл, пока, бай!" "Бай!" - ответил Ваня, а потом ещё долго твердил себе под нос: "Бай баем, а где я возьму огурец?" Тогда он подошёл прямо к Ксении и предложил руку и сердце. "А что я с ними буду делать? Огурца-то у тебя нет!" - сказала Ксенгия. "Дура!" - сказал Ваня. - "Засунь туда руку, которую я и предлагаю!" И Ксения так и поступила, так как тоже соскучилась жить и решила покончить зверским самоубийством: умереть от сифилиса. Потому что рука бомжа была заражена всеми известными микробами, а микроб сифилиса известен. Но Ксения не умерла. От перенесённого сифилиса у неё провалился нос. Ну а потом наступил год Бешеного Хорька по буддистскому календарю, и Ксения с Ваней и погибли тогда. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1032

   22 января 2007 года. Сказка про оперативников из маслобойного отдела МУРки. МУРка - это та же самая дурка, но здесь постелены коврики, посажены цветочки, и мужчины-оперативники отдыхают от мира вместе с женщинами. Вот так и начался любовный роман Рабиновича и женщины Мурки. Мурка тогда стирала свои лифчики, как Рабинович закрыл ей глаза и спрашивает: "Кто?" Мурка такого не терпела: она оторвала Рабиновича, приставила к его пузу мокрый лифчик и говорит: "Колись, фраер, на кого работаешь?!" И Рабинович раскололся до ж.пы и выдал босса, Антибиотика-2. Это был сынишка Антибиотика-1, пока ещё малыш, но подающий надежды. Рос он прямо в подворотне, так как не имел ни рук, ни ножек, а просто лежал в инвалидном кресле на колёсиках. Антибиотик, бывало, зайдёт к нему, потреплет по щеке (потому что больше не за что) и ласково так спрашивает: "И в кого ты это у меня уродился?" "В тебя, батяня!" - ответил Антибиотик-2 и плюнул ядовитой колючкой батяне в живот. От яда у Антибиотика-1 отнялись ручки и ножки, и его тоже положили в подворотне на кресле. Вот лежат они с сынуликом, так отец спрашивает: "Ну, как дела, сынок?" "Всё О,Кей, папаня! Сейчас будет по-большому!" "Тебе срочно?" Но сынулик уже гадил в дырку кресла. Не выдержал Антибиотик-1 и попросился домой. Но его преступные племянники числом около 33, которые захватили власть в банде, и слышать ничего не хотели: "Пусть лежат там!" И тогда в головах Антибиотиков стал зреть преступный план! Они связались по Интернету со слепым механиком из Клязьмы (Интернет им наладить помогала глухонемая девушка Варвара, которая выросла в доме Антибиотиков и про преступных племянников ещё ничего не слышала, потому что вообще ничего ещё не слышала. Так вот она поехала на Клязьму и привезла два специальных спецкостюма для суперагентов. Эти костюмы изготовил механик за бутылку водки. Водку он взял символически, потому что давно и так разбогател, погряз в роскоши и ездил на Клязьме на паруснике. Но так, как был слепой, то по кругу, крича: "Наконец-то и я открыл Америку!", так как на его спидометре стояли фантастические цифры, будто бы он пересёк Антлантику. Но заказ он сделал, в промежутках между работой выпивая таблетки от слепоты, которые перекатывались на столике. Итак, одели Антибиотики искусственные резиновые ноги-руки и резиновые головы. "А это зачем, батя?" - спросил сынок. "Запасная!" "А!" И превратились в робокопов. Теперь они могли шарнирно ходить и даже бегать-прыгать. И стрелять из винтовок Мосина образца 1898 года, потому что до слепого механика ещё не дошло по морской азбуке Морзе сообщения, что появилось новое вооружение. Итак, входят робокопы в зал, где пируют 33 племянника, и стреляют в воздух! Племянники принялись прятаться за столом и кидаться плошками. Тогда Антибиотик-2 схватил горящее полено, но не удержал, и полено упало ему на голову! "Вот, я же говорил: запасная!" - резонировал батя, но на него сразу насели 23 племянника! Тут открылась дверь и вошла их общая мамаша, Бейкер. "О, горе-то какое! На что же я вас всех породила? Чтобы вы убивали друг друга? Лучше пойдите и заплатите за квартиру: три месяца не плачно!" - сказала она. "Да заплатим мы, заплатим! А сейчас займёмся воспитанием этих прыщей!!" - заорали племянники и стали избивать резиновых Антибиотиков. "Хрен с вами! Живите, как хотите! А мне некогда: у меня суп на плите убегает!" - бросила мамаша Бейкер и убежала. "На! Получай!" - слышалось из кучи тел. "Чем это он меня так? А, это не он, это ты меня так! Смотрите: а Симиглазого убили! Пока вы тут разговоры разговариваете и базары базарите, Семиглазый погибает!" Но Семиглазый уже помер. Племянников осталось 32. Они ощерились, оголили острые "перья" и закричали: "А! Суки!" Антибиотики хладнокровно передёрнули затворы у винтовок Мосина и открыли прицельный снайперский огонь по родичам. Тут, наконец, в зал вбежал сержант Петров. Он, как увидел драку, сразу стал трезвонить по мобильнику, но мобильник разлетелся от выстрела. Тогда Петров накрыг лицо платком и стал кричать, что он парламентёр. Все остановились. Им не хотелось убивать оперативника из маслобойного отдела. И при этом становится задницей к Закону и Порядку, царимых в государстве. Поэтому они поставили Петрова лицом к окну, наклонили и со словами: "Пошёл!" дали ему пинка. Он вылетел во двор и упал в машину, которая перевозила использованные детские подгузники. Через полчаса его нашли грузчики в кузове, когда привезли груз по назначению: Одесса, пристань. У Петрова было ужасное зелёное лицо. А адресс доставки был не случаен: мэр Одессы, задолбанный костиными поставками фекалий, решил клин вышибить клином. И поставил подгузники. "Теперь Косте крышка!" - торжествовал глупый мэр. Потому что вместе с Костей задохнулись все бендюжники, и все молдаванки с перессами. Их трупы сложили горой на берегу Чёрного Моря, и это зрелище постоянно веселило мэра, когда он со своей дворняжкой, одетой в полосатую штанину (сшитый костюмчик из штанов самого мэра слепым портным из Одессы) , в штанах полосатых с одной отрезанной брючиной выходил на променад. Позади него на поводке бежал сам портной слепой, принюхивающийся ко всем и ко всему, и норовящий поднять ножку на любой столбик. Однажды поэт и мечтатель Кромский стоял и мусолил карандаш, желая воспеть гору из трупов вышеуказанную. Так механик нагадил ему на брюки. "Как вам не стыдно?" - стал наступать на мэра Кромский. - "Как вы довели слепого механика до скотского состояния? Почему не позволяете ему писать дома в лоток?" "Он постоянно промахивается!" - нагло заявил мэр Одессы и выстрелил из маузера в лоб Кромскому. Но пуля отскочила от его лба и плюхнулась в море. "Так ты зачарованный!" - понял мэр и бросился наутёк, уводя обоих дворняжек, с которыми, собственно, и гулял. Но слепой механик не желал убегать, потому что ему в конце слепого тоннеля забрезжил слепой же свет. Он почуял Свободу! Кромский его освободит! И механик перегрыз поводок и бросился в обьятья поэта и мечтателя. Тот брезгливо осадил механика, потому что тот заляпал новый чесучовый костюм поэта мочой. "Ну что мне с тобой делать, скотина ты этакая?" - спрашивал Кромский, гладя механика по загривку. Тот от счастья вертел вертуном (хвостом) и мурлыкал. "Знаешь, что?" - осенило поэта. - "Сделай мне подобный Антибиотиковым резиновый спецкостюм, чтобы я победил их!" (А к этому времени Антибиотики, победив племянников, стали Президентами страны.) И механик сделал. Но это был продвинутый механик, который кроме своей миски с "Вискасом" бачил ещё и американские винтовки "М-16". Поэтому новый киборг Кромский был вооружён до зубов. Он пришёл в маслобойный отдел МУРки и сломал там стул: "Извините, я ещё не знаю своей андроидной силы!" Потом выкинул обломки в окно. "О! Окно вылетело! Я заплачу!" - сказал он. "Оставь себе свои деньги!" - растроганно сказал Рабинович, а Мурка нежно поцеловала Кромского ниже пояса, хотя там тоже всё было прорезиненно. "Ты нам поможешь победить Антибиотиков!" - сказал Раьбинович. - "Эти негоряи взяли на себя миссии судьи и закона!" "Готов поспорить, они занимаются этим сверхурочно!" - сострил Кромский. Но дела обстояли ещё печальнее. Дело в том, что Антибиотики, наконец, сообщили слепому механику, который плавал на яхте на Клязьме, что он не доплыл до Америки и кружит на месте! И с горя механик сделал для Антибиотиков двух резиновых женщин. Но делал в запале ярости, поэтому получились уроды: трёхгрудые и четырёхногие. И вот эти-то куклы и стали править в Стране Советов. Потому что полностью подчинили под свою волю бедных безногих-безруких Антибиотиков и отобрали у них спецкостюмы. Антибиотики снова лежали в креслах и обменивались репликами типа: "А как меня зовут?" "Тебе так срочно?" А резиновые бабы с резиновыми же мозгами любили друг друга вместо Антибиотиков и готовились стать матерями-одиночками. "Как это могло произойти?!" - спрашивали Антибиотики механика. Тот только разводил руками. "Выпимши ты был, выпимши!!" "Да, нет, вроде... Но, понимаете, я заложил страсть к размножению в их мозги. Это мой конёк типа конька про надбровные дуги. Я в этом секу. Но как они смогли забеременеть друг от друга, ума не приложу!" - хитрил механик. "Зато мы знаем!!" - отрезали Антибиотики. - "Когда ты их делал, ты др.чил внутрь их! И теперь твоё поганое семя вырастет!" "Что верно, то верно! Да, я такой! Я не такой, чтобы быть не таким! Да, я такой, да я - упрямый, я - слепой механик из Бергамо!" - и механик на радостях свалился с яхты и потоп, так как не знал, где берег. Антибиотики, услышав гудки в мобиле, плюнули и стали с горя пить пиво "Балтика". Но час освобождения был близок: робот Кромский уже шёл тяжёлыми шагами в сторону Зимнего Дворца, где укрылись резиновые свиноматки. И вот вошёл он так, что створки ворот съехали с петель, и ворота повисли бессильными решётками. (Мысли плетьми повисли!) Кромский вошёл и закричал: "Свиноматки, на выход!" Но те уже бежали из Зимнего, переодетые в женские платья. Их карету остановили революционные слепые рабоче-крестьяне с вопросом: "Кто?" "Конь в пальто! Свиноматки!" - ответили свиноматки, и их пропустили, потому что не поверили им. А до этого собирались коням перерезать ноги косами. Так произошла Великая Январская бескровная Революция 2007 года, когда мэром Питера стал робот Кромский. Аминь. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1033-1034

   23 января 2007 года. Раз у реки гуляла пара. Берег речки был крутой. Так на пару напала пара хулиганов из деревушки Кукуевой. На самом деле хулиганов было три: Идиот, Тормоз и Дефект. Дефект ударил Петю (имя) по голове кирпичом, а Насте (девушке) сказал: "Пошли со мной в мир иной!" "Нет!" - сказала Настя. - "У нас с Петей была любовь до гроба! Я не оставлю тебя, Петя!" - и она повалилась на тело любимого. Дефект пораскинул дефективными извилинами и вытащил из кармана 100 баксов. "А теперь?" "Настоящие?" - спросила Настя. "Дура! Я их сам печатаю!" Настя обнюхала бумажку, вытерла ею сопли и сказала: "Ну я не знаю... Вы такой непредсказуемый парниша... Я должна привыкнуть!" "Какого чёрта ты ещё будешь ломаться! Давай быстро, не то схлопочешь по кумполу!" - закричал Идиот. "Вот если бы 200 долларов..." - начала ломаться Настя. "Дефект, чего ты её слушаешь? Возьмём её бесплатно, съэкономим!" Но Дефект верил в чистую продажную любовь. Он вынул из кармана бумажник и стал отмусоливать по доллару. Набралось 199 долларов. "Ты что, на паперти стоял?" - спросила Настя. "Заткнись, сука! Щас как дам по рогам!" - сказал Тормоз, ранее сохранявший нейтралитет. "Дефект, он грозится!" - стала жаловаться Настя. Тут бедный Петя очнулся и спросил: "Где я? Воды!.." "Воды ему!" - закричал Идиот и сбросил Петю с откоса в реку. "Что вы наделали?! Он плавать не умеет!" - сказала Настя и стала раздеваться. "Так бы и давно!" - сказал Идиот. Неподалёку в рыбацкой лодке дремал рыболов Медведь. Он всё слышал, но от страха притворился глухим и спящим. Настя подбежала, выхватила из его рук спиннинг и стала вылавливать Петю. Тут Тормоз не удержался и ударил Настю по голове кирпичом. "Черезчур больно!" - сказала Настя и упала на берег. Тут Медведь решил вмешаться. Он потянулся, сплюнул, как будто проснулся и спросил: "Ребята, вы из какой школы?" Идиот сказал: "Не твоё медвежье дело! Вали отсюда, пока не схлопотал!" "Да! Вали!" - поддержал товарища Тормоз. А Дефект в это время пересчитывал доллары. Наконец, он их пересчитал и сказал: "Валим отсюда! Девку эту нам не трахнуть! У меня лично вообще не встаёт! Всякие, понимаешь, Медведи там и Пети!" Между тем из пучины выплыл Петя. Он стал прыгать на левой ноге, чтобы из правого уха вытрясти воду. "Негодяи!" - сказал Петя: "Я буду на вас жаловаться!" "Сволочь!" - сказал Идиот. - "Жалуйся своей маме!" И снова ударил Петю. Тот снова упал в воду и стал тонуть. Он кричал: "Маманя!! СОС!!" Добрый Медведь подплыл на лодке к Пете и стал, по своему обыкновению спрашивать: "Парень, ты из какой школы?" "Из школы для умственно отсталых медведей!!" - орал Петя. Медведь втащил его в лодку. А Дефект, Идиот и Тормоз стали кидать в лодку камнями. Один камень попал в голову Пете. И убил его. И вот хоронят Петю. Впереди идёт Медведь и несёт медали на подушечках. Потом идёт Настя, а замыкают процессию рыдающие во весь голос Идиот и компания. "В этот час скорби, - говорит с трибуны в микрофон Медведь, - когда мы хороним одного из самых достойных сынов нашей деревни Гадюкино, чемпиона по шашкам и шахматам, двойного лауреата по настольному теннису (пин-понгу) , мы не можем не задаться вопросом: "А кто тебя убил?" Тут Идиот не выдержал и сквозь слёзы закричал: "Да, кто?!" Медведь продолжил: "Он, Петя, с детства был пробабилитиком, поэтому совершенно закономерно, что его убил разряд молнии в 300 тысяч ампер!" "Чего ты несёшь?" - спросила Настя. - "Его убили присутствующие здесь хулиганы, но они поняли свою вину и раскаялись!" "А! Точно! Его убили камнями Идиот, Тормоз и Дефект, тоже присутствующие здесь и рыдающие..." Дефект взял слово: "Это правда! Мы по малолетности убили пацана, но нас суд оправдал, потому что я - Дефект, а прочие - Идиот и Тормоз. А идиотов и тормозов у нас оправдывают по малолетности лет!" "Ура!" - закричал Медведь, и все гости в воздух чепчики бросали. После похорон состоялся траурный банкет. "Вот, кажется, какой был тупой парень Петя, но его похороны - само совершенство: есть и перчик, и рассол! Будем пить и закусывать!" - сказал Тормоз. "Да, кореша, - сказал Идиот, - посмел Петя один раз в жизни выпендриться: подох, а сколько церемоний!" И Идиот осушил стакан с водкой. "Щас спою!" - сказал он и полез на сцену к музыкантам. "Песню про зайцев знаете?" - спросил он у них. "Нет, батюшко, не знаем! Ты покажи, а уж мы подыграем!" "Ну смотрите!" - и Идиот запел: "Счастье вдруг в тишине постучалось в двери! На поляне траву зайцы в полдень косили!" Но тут встрепенулся дремавший за своим столиком матерщинник и крамольник, у которого опаздывал рейс на Магадан. Он тоже влез на сцену и дал Идиоту пендаля: "Это дерьмо здесь командовать не будет!" "За пенделя получишь Генделя!" - сказал Идиот и огрел Славу (имя мужика) по голове барабаном. Тот упал в бывший здесь же прудик, а женщины заверещали от страха. "Всё спокойно!" - сказал Идиот, поднял стул и разбил витринное зеркало, стоившее 96 рублей 73 копейки. Пока Дефект расчитывался с метрдотелем за бесчинства друга, Идиота, Идиот снова влез на сцену и стал в тишине без музыкантов петь: "Таганка, зачем сгубила ты меня? Я твой бессменный арестант! Погибли юность и талант!" Женщины заткнули уши и потянулись к выходу. Тормоз поддержал друга: "Женщина, поставь стакан: дома попьёшь!" - сказал он саркастически. А это была Клавка. (Клавка к выходу прошла, как чумовая: ей не видится, не дышится уже!) "Какая хорошая вечеринка без мордобоя?" - спросил у метрдотеля Дефект, наконец наскрёбший 97 рублей долларами по курсу ММВБ. "Не знаю, месье!" - ответил оробевший метрдотель. - "Я здесь недавно работаю и ещё не изучил местных обычаев!" "Так смотри!" - сказал Дефект и врезал вынырнувшему Славе по чайнику. Потом он стал месить подряд всех мужиков, которые в панике стали разбегаться. Дефект также по ошибке врезал и Идиоту, который из-за этого прекратил пение. "Ты чего?" "А ты чего?" "Я ничего! Я - певец, я песню пел!" "Ну извини, братан!" - извинился Дефект и снова ударил Идиота в челюсть: "Профилактика!" Идиот обиженно слез со сцены и стал требовать к шампанскому дичь у совершенно запуганного официанта. "Но, сэр, у нас нет дичи!" "Так пойдите, поищите и принестие!", брызгая слюной, сказал Идиот и упал мордой в Оливье. Тут до этого молчавший Тормоз тоже решил вставить своё слово: он достал из широких штанин свой перец и заорал: "А кто на нас с перцем?!" "Какой кошмар!" - сказал официант. "Действительно!" - сказал Дефект. - "Спрячь перец, пьяная скотина!" Но Тормоз уже сидел на какой-то толстой пожилой женщине и орал: "Нас не догонят!!" Тут пожилая женщина ударила вилкой по члену Тормоза и заорала: "Ша, молекулы! Все под нары! Я - мамаша Сидорова!" "Ну и что?" - спросил Идиот. "А то, что я вас всех замочу, вот только составлю список..." "Ну составляй себе, сволочь!" - сказал Тормоз и ударил мамашу по затылку стулом. Стул развалился. "А мне понравилось: отличный гэг!" - сказал Тормоз и принялся все стулья крушить о голову Сидоровой. Наконец, от невыносимой боли мамаша упала в лужу шампанского, так и не успев закончить список. И тут прибежали её дети, малыши Сидоровы! Они заплакали: "Зачем ты убил нашу мамашу?" "Да не убивал я! Она сама себя убила! Самоубийство!" - защищался Тормоз. "Нет, Тормоз, ты не прав!" - сказал Дефект. - "Ты её убил, ты будешь наказан!" И с этими словами Дефект схватил Тормоза за шкирку и обрушил на детей Сидоровых. Те пищали, придавленные тяжёлым Тормозом. И вот их мамаша встаёт, вся в крови, и медленно приближается к Дефекту, расставив в стороны скрюченные пальцы: "Ты зачем убил моих детей?!" На подмогу пришёл Идиот. Он сказал мамаше: "Мамаша, вы наступили мне на ногу и не извинились!" "Пошёл в ж.пу!" "Ах, так?!" - и Идиот отвесил мамаше пендаля. Она упала в груду музыкальных инструментов, которые побросали бежавшие в панике музыканты, и барабан издал удар. "Ладно, сваливаем отсюда!" - сказал Дефект. - "А то щас менты понаедут!" "А мне фиолетово!" - заявил Идиот. - "Меня оправдают! Это, понимаешь, во Франции приезжают и сажают уцелевших на 20 лет. Но у нас не так." "Закрой рот и слушай сюда!" - сказал Дефект. - "Нас больше не оправдают: я нагадил по крупному в зале суда после слов судьи о том, что надо исполнять желания своего внутреннего ребёнка. Я тогда ещё сказал, что с удовольствием врезал бы по морде судье и его ребёнку! А Тормоз написал в углу. Больше нас не простят. Потому что убирала всё это дерьмо мамаша Сидорова-уборщица! Да вот, кстати, и она! Привет!" Окровавленная мамаша подняла бокал с газировкой и сказала: "Я пью за то, чтобы вас посадили на всю катушку!" "Заткнись, гнида!" - сказал Тормоз и выхватил у неё бокал. "Золотится роза чайная, как бокал вина!" - процитировал Идиот. Тормоз фыркнул и опрыскал Идиота газировкой: "Это очень смешно!" "Что тут смешного, идиот?" "Сам ты идиот!" "Да, я - Идиот с большой буквы "И". И папаня мой был идиотом, и дедуся, и прадедуся!" "Ладно, заткнитесь! Сваливаем отсюда!" - сказал Дефект, и хулиганы покинули раззорённое "Гнездо Кукушки" (название ресторана) . Несчастные дети подняли мамашу и отпаивали её настоем из корнеплода. "Дети, как я вас всех люблю!" - сказала Сидорова и добавила: "Ик!" Она закрыла рот рукой, но снова сказала: "Ик!" Дети посоветовали ей голову сунуть в аквариум, но икота не проходила. И тогда очнувшийся метрдотель преподнёс ей таблетки "Ментос". "Свежее решение!" - сказал он. Мамаша зажевала и стала отплясывать в фетровой шляпе под песню: "Пара-пора-порадуемся на своём веку красавице и кубку, счастливому клинку!", которую заиграли вернувшиеся музыканты. Веселье полилось рекой. Вернулась Клава! Она поначалу стукнулась лбом о стеклянную дверь, заплакала, но лысые мальчонки, которые всё время вертелись вкруг её юбчонки, подняли её, вытерли ей слёзы и проводили в номера. Там один из них, Николай, после выпитой бутылки контушовки поимел Клаву. Когда же в дверь раздался стук мамаши Сидоровой, бас Николая разрешил: "Входите!" А писклявый голос Клавдии закричал: "Безетцт!" ("Занято!") Николай оказался мужем мамаши, и она уволокла его домой. Но потом вернулась. Клавдия превратно истолковала её намерения и снова полезла в кровать, но мамаша не обратила на неё внимания ("С лезбиянками не дружу!") , а допила остатки контушовки из бутылки. К. Примечание: Новое про крикливое правило в ЦЭ. Мне пришло на ум, что с годами силы мои иссякнут, и кричать я буду тише. Я попробовал. Можно. Значит, оно звучит так: если я понимаю вообще, как мысленно кричать в ЦЭ, то и должен понимать, что кричать надо тише. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1035-1

   24 января 2007 года. Снова Изм.: Пр. "Два неисполнимых желания" отменяется. Надоело. Я щас в поиске такого же "вируса", который сам вспоминается, типа моего "Вопроса". Не надо ничего вспоминать, он сам, когда надо включается в голове. Я думал типа "Чёрное небо", что, мол, смотрю через чёрные брови вперёд, мол. Но заметил, что обычно-то все смотрят по-детски, как будто чёрного в небе нет. А я и ищу щас наиболее частое Пр. Пока, видите, не нашёл. Остаются два. Ну, можно назвать моё состояние поиска Правилом типа "Думать только долгоиграющие правила". Потому что моя голова сканируется всеми вокруг, я для них думаю. Но несерьёзные правила типа "Части женских тел" я откидываю, это не солидно, хотя и часто бывает. Или что я типа такой женщины. Мура. Надо другое. Найду - напишу. Пока же реалии таковы, что я часто боюсь Цэ, мол, не пойду туда-то: будет ЦЭ! Но Пр. "Везде видеть ЦЭ" - тупое. Нечего тут узаконивать. Это моя беда, а не реалия. А если и реалия, то тупая. Итак, для всех я должен думать, что чаще всего бывает в голове, чтобы стать таким же вирусом, как образ Рыжего Григория. Этот вечно в голове ошивается. Я думаю, он мыслит типа: "Неприятности возвышают!" Умнее я не придумал для него, да и не старался. Дело в том, что одно то, что он рыжий альбинос, уже приковывает к нему внимание. Но это тоже типа беды. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1035-2

   24 января 2007 года. Придумал: новый Изм. (изменение) : "Смотреть туда, куда и член." Куда он смотрит. А он всегда куда-то смотрит. Вот, по возможности и мне туда смотреть. В обычной жизни, может, и не заметно, куда, но в лежачей жизни все глюки - это видения хренделя. Да и обо мне больше узнаю, когда буду смотреть на себя. Потому что Закатывания и пр. неприятны именно с его точки зрения. Я же сам для себя не женщина и не ребёнок. Это вроде не неординарно, и плюсов никаких я пока особых не вижу, но пока только до этого додумался. Это - третье Пр. Тайна Третьей Планеты. Сказка. Жил-был Иван-Олигофрен. И вот однажды поимел он девушку Маню. И так это его впечатлило, что он стал бегать по улицам и орать, что стал настоящим мужчиной. Тут идёт группа панков, профашистски настроенной молодёжи. Так он им всем дал по роже и побежал дальше, крича, что теперь для него открыты новые горизонты, и он понял, наконец, для чего на свете нужны женщины. И вот лежат панки, кровоточат и с протянутой рукой обращаются к старушкам, сидящим на скамейках: "Маманя! Маманя! Пи-ить!" "Сейчас, родимые! Сейчас, сердешные!" - лопочут старушки и выносят крынку. "А побольше нет ничего?" - спрашивают панки. "Может, вам целый поднос принести?" - хамят старушки. Но панки уже напились, уже набрались своей профашистской силы и говорят: "Зиг Хайль! Как стоишь перед офицером, славянская собака-свинья?!" "Я вам не швайнехунд!" - говорит старушка Михеевна. - "У меня в войну отец погиб! И таких, как ты, молокососов всегда бил и мне завещал!" - и старушка ударом каратэ ударила панка в челюсть. Он опять упал и просит: "Маманя! Дай яблочка перед смертью погрызть!" "Нет, фашистская свинья! Два раза на одну наживку одна рыба не ловится!" "Чего? Это что, новая поговорка?" "Да! Сама сейчас придумала! А своему фюреру передайте, что он сам швайнехунд, и ему капут!" "Наш фюрер, Великий Адик, помер в Бразилии в возрасте 99 лет!" "Ну и Слава ему Небесная! Отмучился, скотина! А я думала, что ваш фюрер - Лимон Эдуардов." "Он тоже помер в Парагвае в возрасте 99 лет!" - говорят панки и поднимаются. "Вот скоты!" - говорит старушка. - "И таких нелюдей земля носит по 100 лет!" "Ты старушка это, не кати баллоны на наших дорогих фюреров! Они живее всех живых!" "Вот щас вызову советскую милицию, она вам устроит Всемирный Фашизм!" "Вызывай!" Вызвала старушка старшину Полищука. Так тот, как увидел профашистскую молодёжь, сам вскинул руку в фашистском приветствии и заорал: "Наши в городе!" "Чего ты орёшь? Ну чего ты орёшь?" - спросила Михеевна. - "Ты должен по долгу чести их расстрелять!" "Вот я и говорю, Михеевна, что наши, то есть - ты, в городе! Расстрелять! Это нацистские методы! А мы должны действовать по-социалистически и отправить их на перековку!" "Куда?" - спросили все. "В Сибирь расчищать снег в тундре!" "Вот такая власть мне по душе!" - сказала Михеевна. - "А то всё по ПТУ распихивают эту шваль, а тут по-просту - в Сибирь и всё!" - и с этими словами старушка ушла, потому что у неё молоко на плите убегало. "Уф!" - передохнул Полищук. - "Хорошо, что я вас успел спасти от этой швайнехунд! Дай ей в руки автомат, она бы всех вас перестреляла! А вы ведь - наше будущее! Марш по домам на горшок! И знайте: ещё раз покажетесь на людях со свастиками и штандартами, я вас защищать не буду!" "Спасибо, товарищ старшина! Хайль!" - сказали панки. "Хайль Гитлер!" - ответил старшина и пошёл дальше по своему участку. Вот видит он на дереве котёнка. Так он достал свой табельный и стал целиться в него. "И ты застрелишь меня?" - спросил котёнок человечьим голосом. - "Так какого хрена ты лучше той старушки Михеевны?" "Надо, кошак, надо! Хоть рука у меня и дрожит на спусковом крючке! Но ты тоже меня пойми: ты - сволочь, недокошка-недочеловек, хоть и бачишь по нашему." "Вы потом пожалеете! На моё место придут сотни таких же, тысячи!" - сказал кошак и свалился, поражённый в самое сердце разрывной пулей. "Дежурный!" - заорал Полищук. - "Почему мусор на плацу?!" Вышел Сергей-Дворник и стал хмуро махать метлой, бормоча: "Настреляют тут, сволочи, а за ними трупы убирай! Вот дождутся они: напущу на них злых узбеков из магазина "Азбука Укуса"!" И что сказал, то и сделал: милицейский участок стали осаждать толпы сатанински настроенных узбеков! "Сколько у нас патронов?" - спросил Полищук у своей тёщи, тоже милиционера, капитана Прониной. "4!" - спокойно сообщила она. "Как ты убьёшь три сотни фанатиков четырьмя патронами?" - спросил старшина. "Есть гораздо проще способ навсегда избавиться и от этих фанатиков, и от застарелого простатита!" - сказала тёща и протянула пистолет с одним патроном мужу жены. (Подскажите, как его зовут! Не зять. И не свёкр. Кто назовёт, гарантированно получит 1 копейку Моему Победителю! А у меня было множество Победителей, в чём вы не сомневаетесь, потому что я женщина ещё молодая, девка - самый сок! И поучаствуйте в игре на розыгрыш суперприза: 2х копеек! Заработайте их! У вас всё получится! Вы сможете! Где же Мой Победитель? Сучек прошу не беспокоиться. Хотя... Милые дамы, вы тоже можете стать Моими Победительницами, а я - Вашими! Давайте размножаться и пошлём к чёрту этии призы в 1 и 2 копейки! Будем кувыркаться на кровати и рожать потомство! Урря!) "Ты знаешь, что делать!" - сказала тёща. "Маманя! Вы уже совсем того! Конечно, я знаю прекрасно, что делать!" - и старшина застрелил свою родную тёщу со словами: "Вот ты женишься на одной, а тебе в придачу дают вторую, которую ты должен ещё называть "мамой"!" Тут прибежала его жена и давай убиваться и пилить мужа: "Зачем ты, скотская скотина, убил маму?! Ты мне больше не муж! Я всем расскажу, что в постели ты был отвратителен!" Тут старшина понял свою ошибку и упал на колени: "Только не это! Я дам тебе миллион долларов! 2 миллиона! Три! Иначе на мне никто не женится, то есть, не выйдет замуж, потому что все будут знать правду, что у меня преждевременное извержение!!" - закричал старшина и упал на пол, сотрясаемый рыданиями. "Одно слово - скот! Гад!" - резюмировала жена Параша и пошла к узбекам с плакатом: "Отдамся первому, кто уведёт узбеков из этого места! Потому что большое скопление узбеков очень опасно именно в этом месте, как справедливо сообщил всем астролог Глоба в "Глобальных Новостях"!" "Что? Сам Глоба так выразился?" - спросили узбеки и принялись рассасываться. Тут на броневике приехал сам Глоба и заорал: "Какого чёрта вы скопились здесь, под созвездием Корзерога?! С ума можно сойти! Недочеловеки несчастные! Всех вас покорает Господь в моём лице!" - и Глоба принялся стрелять в толпу из пулемёта. "Да рассасываемся мы, рассасываемся!" - сказали узбеки. К. (Вот такой Идиотизм Полный!) К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1036

   25 января 2007 года. У меня большая сексуальная радость: купил эротический диск, так на нём транссексуальные тёлки с членами! Представляете? По виду ну тёлки-тёлками, обычные женщины, а на самом деле! Я в обалдении вообще. Но, к сожалению, таких мало. Обычно же обычные крысливые дуры-уродки. Но эти! Вчера по 5, но большие, а сегодня по 3, но маленькие. И сегодня. Но очень с членами! Но сказка, как вы уже догадались, будет не о них. Потому что про них была не сказка, а секес. А я - глобальный, чистый, как слеза, сказочник. Вот если бы я был развратный фэнтази-писец, другое дело. Но мои сказки только легко эротичны типа того, что кто-то у кого-то отгрыз член. Тут, сами видите, др.чить не над чем. Без секса же вообще невозможно писать, потому что только в сексе ловится кайф во взрослой жизни. Я думал, вы будете спорить, что, мол, кайф ловится и в приятной работе, и когда нравится и хочется возвращаться домой после неё. В общении с детьми тоже. Враки! Всё это полукайфы. Сказка про полукайф. Жил такой отпрыск Полукайф. Его так назвал его папаша-дворник, а когда Полукайф возмутился, то папаша вообще пригрозил назвать его Мауглем. (От слова Маугли.) И вот сидит однажды Полукайф на крылечке дачи летней и колет ядра абрикосов. Тут приезжают другие ребята: "Полу, пойдём поиграем в футбол!" "Боюсь я, ребята! По нашему дачному посёлку бродит маньяк-убийца, уже замочивший трёх моих тёзок, Полукайфов." "Да брось ты," - говорят ребята. - "Щас день, полно ментов, он побоится тебя убить!" "Нет, вы его не знаете! Он поклялся убить всех моих тёзок с именем Полукайф, чтобы попасть в Книгу Рекордов Гиннесса. И он убил уже 99 человек! Я буду сотым!" - и Полу сам расстроился от своих слов и убежал внутрь домика. Ребята пожали плечами и пошли себе играть. Вот лежит Полу на диване, читает Библию в картинках, как вдруг окно распахивается, и влетает чёрный ворон! А по телевизору передают "Лебединое Озеро"! И слышит чьи-то тяжёлые шаги Полу! И страшный мужской голос говорит: "Куда я засунул свои очки? Они мне щас очень нужны! А лучше всего - микроскоп или лупа, чтобы разглядеть сотого мальчика, которого я замочу, ха-ха-ха!" "Дядя Андрей, хватит дурачится!" - говорит Полу. - "Совсем не страшно, я не испугался!" Но дядя Андрей не унимается: "Я насажу его на шпагу, как рябчика на вертел и так же съем по частям! Сначала его аппетитные ляжки, потом голяшки, потом почки в глиняных горшочках!" И понял тогда Полу, что это - никакой не дядя Андрей, а маньяк серийный убийца Анатолий Степанович, который жил в соседней даче. И теперь, когда Полу знает его, Анатолий Степанович вынужден его угробить, чтобы его тайна не разнеслась по секрету всему свету! Но Полу был не слабого десятка. Он достал папин динамит, с которым папаша его ходил на рыбалку на пруд, и сказал: "Анатолий Степанович, вам - крышка! Щас я подожгу динамит, и вы взлетите на воздух!" "Ты блефуешь!" - сказал убийца. "Отнюдь!" "Ну чтож, я готов к смерти во имя своего бога Перуна!" - и Анатолий упал на пол, закрывая голову, ногами к вспышке. "Ты умрёшь ни за что!" - заявил Полу. - "Твой Бог - химера! А вот мой Бог в картинках учит: надо всех возлюбить и всепростить! А ещё он учит, что не бывает некрасивых женщин, а бывают только трусливые мужчины! Так что я-то покруче буду вас и вашего героинового бога!" - сказал Полу и поджёг фитиль. "Почему это героинового?" - спросил убийца. "Потому что вы в вашей даче варите по ночам в кастрюльке героин: это каждый знает!" "Какие вы все придурки! Я варю обойный клей, потому что вешаю новые обои. А ты насмотрелся Чеки Джана, где сумасшедшие монахи производили героин, и где Чеки всех взорвал шашками. Так знай, пацан: времена нонче не те!" - сказал маньяк. "Вот и я смотрю: не те времена!" - сказал огорчённо Полу, рассматривая потухший фитиль. - "Не те! Спасайся, кто может!" - и он с этими воплями выпрыгнул из окна мансарды и побежал к спортивной площадке, куда укатились играть его приятели. Но маньяк Анатолий Степанович тоже был не лыком шит. Он выхватил длинный нож (а всего их, ножей, у него в кармане было 13!) и понёсся с воплями за Полу! Все взрослые оцепенели, а некоторые даже сказали: "Некрасиво себя ведёте!", но все струсили и не остановили маньяка! Он догнал Полу около футбольного поля и приставил к его горлу нож: "Фенита ля комедия!" Но тут отважный молодой чемпион по бобслею Ваня Приманьякин решил вступиться за малыша. "Эй, дядя! Ты что, террорист?" - спросил Ваня. "Не лезь, сосун, а то мальцу крышка!" "А! Я знаю тебя! Ты убиваешь уже сотого ребёнка в посёлке! Про это все знают, но у них не хватало улик, чтобы засадить тебя за решётку на год условно за все твои кровавые злодеяния! Но теперь-то днём все видят, ху есть ху! Свидетели, пожалуйста!" Но как только речь зашла о свидетелях, все отвернулись и принялись дальше играть в бадминтон, теннис и городки, как будто ничего не происходит. "Вот видишь, сосун: они все трусы!" - сказал убийца и стал елозить ножом по горлу Полу. "Никакие они не трусы!" - защищал трусов Ваня Приманьякин. - "Просто им стало скучно, и они решили вместо скукотищи заняться любимыми играми. Но это не важно! У меня при себе моя бобслейная каталка, так я ударю ею тебя по голове. Это будет суд скорый и справедливый!" "А, сосун! Ты хочешь меня линчевать?!" - закричал маньяк и обратился ко всем: "Это так дело не пойдёт, правильно, товарищи?" Несколько мелких женщин в шляпах выступили вперёд и сказали: "Да, товарищ сосун! Мы осуждаем подобные империалистические методы! Давайте отдадим маньяка на перевоспитание. А когда он перевоспитается и станет обычным мужиком, то он нас всех трахнет. Иными словами: обрюхатит!" "Ну не знаю!" - сказал Ваня. - "Лично меня идея того, что он меня трахнет, не особенно радует. Но смотрите: он перерезал горло мальчику, и тот валяется безголовый в крови на земле!" Действительно, пока суд да дело, маньяк решил расправиться с Полу. "Зовите сантехника!" - закричали женщины. Пришёл сантехник Володя и деловито поздоровался за руку с Анатолием Степановичем, Ваней и женщинами. Каждой он галантно поцеловал ручку, но сказал: "Простите великодушно, но на третьем участке прорвало канализацию! Я должен быть там!" "Поскорее возвращайтесь!" - закричали женщины, махая платочками. - "Он улетел, но он обещал вернуться: милый, милый!.." "Ладно, раз сантехник Володя ушёл, я сам окажу первую помощь пострадавшему!" - заявил смелый Ваня и принялся привинчивать голову Полукайфа обратно к телу. Все сгрудились вокруг и стали советовать. Но советы эти были не всегда уместными и полезными, поэтому Ваня сказал: "Страна советов! Отойдите, не загораживайте солнца!" А между тем последние лучи солнца упали на его мужественное лицо и осветили не только смелые черты, но и народившуюся лысину. "С вами тут полысеешь!" - сказал Ваня пророчески. А маньяк тоже забыл, что он маньяк и принялся с увлечением помогать, рассказывая, как 99 раз перерезал до этого глотки и всегда удивлялся, когда из малышей выкатывались лишние детали, которые всегда остаются после сборки-разборки: разные шурупы и винтики. "Это потому, дядя, что убивал ты андроидов! Они были роботами из лаборатории "ANDROID. U. S.", которая всем присвоила имена "Порлукайф". (У нас же добрая сказка, где ни один ребёнок не пострадает!) Но сейчас тебе посчастливилось убить настоящего живого малыша, и я сам удивляюсь, откуда здесь эти шестерёнки и подшипники!" - сказал Ваня, ковыряясь в останках Полу. "А это всё потому, дядя Ваня, - сказал приятель Полу Миша, - что теперь дети родятся из пробирки, и они все такие! Очнитесь: на дворе 2007 год! А вы живёте по своим 1972 представлениям!" "Да, дети, стар я стал, "Науку и Жизнь" не читаю больше. Я её кончил читать в 1986 году, когда они написали, как собирать Кубик-Рубик..." - сказал Ваня и стал собирать Кубик-Рубик. Женщины смотрели завороженно, как он собрал за 20 минут, а потом на радостях принялись лезть к нему брать автографы и целоваться. "Ну это что!.." - бубнил смущённый Ваня. - "При хорошем ветре и наглядной видимости я могу собрать и за 19 минут! Да, я такой! А я упрямый! Я - Ваня Приманьякин из Краснодара!" "Так ты из Краснодара?" - переспросил Анатолий Степанович. - "Моя свекровь живёт в Краснодаре! У неё на заднице во-от такое родимое пятно!" "У меня тоже есть одно такое!" - скромно сказал Ваня и оголил задницу. Там было пятно. "Так значит, мы родичи! У моей жены брата тоже пятно! А у меня на руке - видишь: пятно! Мы - потерянные родственники из программы "Жду тебя!"!" - закричал Анатолий Степанович и бросился обниматься с Ваней. Все вокруг рыдали от счастья и умиления. "Ну что, батя, пойдём сегодня на пруд рыбу глушить?" - задал деловой вопрос вновь обретённый Ваня. "Да не вопрос! Как раз динамит в доме этого отщепенца нашёлся! А то у меня, понимаешь, полно обойного клея, хоть тачками вывози! Но где же этот отщепенец Полукайф?" - спросил маньяк. А Полу, не дожидаясь, пока его починит сантехник Володя или Ваня (который в это время собирал Кубик) , самопочинился, привинтил голову и щас играл с ребятами в футбол. "Шустрый пацан!" - заметил маньяк. "Да! Но обещай мне одну вещь: что больше не будешь бросаться на андроидов с ножом. Это тебе не консервные банки!" - пригрозил Ваня. "Обещаю, шурин ты мой ненаглядный!" - и Анатолий Степанович потрепал Ваню по голому пузу. Начинался закат. Ребята наигрались и разъехались по домам. Дома Полу рассказал, что какой-то полоумный сосед из дачи номер 23 хотел его развинтить на запчасти и везде полить обойным клеем. "Не болтай глупости!" - сказал отец. - "В наше время маньяков не бывает. Они все в ином мире! А в нашем мире их нет!" Так закончился день, а Полукайф снова взялся за Библию в картинках. Книженция была скучная, и Полу скоро захрапел. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1037-1038

   26 января 2007 года. Если вы думаете, что я вас буду и дальше веселить, то ошибаетесь. Я заставлю вас погрустить. (Принимайте "НЕГРУСТИН"! Мы заставим вас смеяться!) Итак, мрачно шумел лес. Мужичок на салазках вёз из леса, вестимо, контрабандно спиленную новогоднюю ёлку. И тут выходит лесничий дядя Вася и говорит: "Малец! Откуда дровишки?" "Из лесу, вестимо!" "Так вот, если ты не хочешь, чтобы я тебя посадил в тюрягу, немедленно верни госсобственность, а именно: поставь ёлку на место и припороши снегом: мол, так и было!" - сказал строгий дядя Вася. "Но послушайте, - стал по-женски ломать ручки малец, - я её уже спилил, она упадёт!" "Всё приходится думать за вас своей головой!" - заявил дядя Вася. - "На тебе клей "Момент", лучше будет ковырять!" "Чего?" "Ставить, малыш, ставить! Нальёшь "Момента" (ударение на первом слоге) и приклеишь ёлку обратно!" "Но предупреждаю, дядя Вася, клея придётся налить так много, что его рыночная стоимость (или стоимость завода-производителя со склада) превысит стоимость всех ёлок в лесу вообще!" - поднатужился и выдал малец. "Слушай, малец, - отечески сказал дядя Вася, - кто здесь лесничий: ты или я? Всем давно известно, что в этом лесу всего одна единственная ёлка! Прочие я сам спилил на прошлый Новый Год! Так что иди и попробуй!" Взял малец тюбик с клеем и повернул салазки вспять. Он решил занюхать "Момент", вместо того, чтобы грохать его на ёлку. Надел он на голову мешок и налил в него "Момента". А лысую голову свою на всякий случай помазал гуталином. Так лучше ловить кайф! Он бы ещё и бутерброд с гуталином зажевал, но не было хлеба. И вот сидит он под ёлкой (приклеил обратно под кайфом всё-таки) , и идёт девушка Белоснежка, которую злая мачеха выгнала из дому на мороз, чтобы Белоснежка доставила мачехиной бабушке корзинку с пирожками. И видит Белоснежка инопланетянина с чёрной лысиной в скафандре: голова внутри пузыря. Хлопнулась Белоснежка на снег и давай молиться: "Господин Пришелец! Не погуби! Вели слово молвить! Сделай так, чтобы мачехина бабушка (да и сама мачеха с её тремя дочками) подавились пирожками, которые я несу! И тогда по гроб жизни я буду ставить тебе свечки в зад (то есть, на заднем дворе) в синагоге в честь Пришельцев!" Пришелец кивнул и полил все пирожки клеем "Моментом". "Спасибо, добрый Пришелец!" - заголосила девушка, а Пришелец ей делает знак ручкой: мол, иди, куда шла! И пошла Белоснежка дальше. Вот входит она в избу бабушки, а там натоплено, потому что под полом десять потных бомжей, которых бабушка угнала в рабство, крутят большой вертел, чтобы вырабатывалось электричество. Над ними стоит надсмотрщик с нагайкой и хлещет бомжей по прекрасным мускулистым телам! Но тут один из бомжей рассыпал корзину камней, которую он нёс в подарок бабушке, и надсмотрщики стали бить его ногами. Другой раб, Жан-Дубль, смотрел-смотрел на это, а потом воткнул кайло в спину одного из надсмотрщиков и выбежал из подвала! "Свобода!" - орал Жан-Дубль. Потом увидел стесняющуюся Белоснежку и стал к ней приближаться со словами: "Свобода!" ("Любовь? Любовь... Любовь!") Он сорвал с неё её обноски и поимел девушку на снегу. А потом бросился бежать в тундру. Но он не знал, что в Сибири такие просторы, что 4 часа под крылом всё леса, да леса. Так что он и по сей день бежит. Вообще, он бежит кругами. А дело было в рабовладельческий период, когда всех бомжей брали в рабство. Встала Белоснежка, отряхнулась, погладила свой цветок и думает: "Много у меня было Победителей, но такого идиотского, как этот, ещё не бывало! Как же больно ранит его нож! Цветок и Нож!" - и с этими словами преподнесла склеенные "Моментом" пирожки бабушке. "Чтой-то, внученька, пирожки у тебя будто склеенные! Не стану такое г.вно жрать! Отдам собакам!" - говорит добрая бабушка. И вот мучения собак, чьи зубы погрязли в клее, и они пытаются раскусить пирожки. "Как вы смеете, маман, уничтожать собственных собачек?" - не вытерпела внучка и принялась помогать собакам прожевать пирожки. Для этого она сама жевала и клала в рот собачкам прожёванное. Но тут её оттеснили меднозагорелые рабы, которые получили свой загар от лампочки в подземелье, где крутили молох (а молох - это такое колесо) . Ещё бывает молох Ведьм. Мне так ка-ается. А может, и нет. Ну, нехай с ним. Короче, пожрали рабы пирожки и кричат: "Мы в жаркой-жаркой Африке, у нас, у бегемотиков, животики болят!" И тут к ним на вертолёте прилетает доктор Пистолетов: "Дорогие! Дорогие! Сейчас я вам всем в задний проход вставлю градусники!" И ставит, и ставит им градусники. Но бабушка прогнала Пистолетова поганой метлой: "Здесь это дерьмо градусники ставить не будет! Даже банки ставить не дам. Или горчичники! Я сама всех вылечу, а то этот свинтус Пистолетов заломит за лечение бешеные бабки!" "У меня всё по прейскуранту!" - отбивался Пистолетов. - "Смотрите: "Прямой массаж двух половинок задницы - 500 у. е..." "Дибил Царя Небесного! Напиши: массаж одной попы! 250 у. е.!" - сказала старуха, и опечаленный Пистолетов взмыл в небо. Бабушка в негодовании выхватила из задниц "бегемотиков" пистолетовы градусники и теперь ими пыталась сбить вертолёт. Но Пистолетов сказал только: "Ха-ха-ха!", сдёрнул маску и оказался зелёным Фантомасом. Между тем (а Фантомас висел на лестнице из вертолёта) вертолёт пролетал над мостом. "Мост!!" - завопил пилот и сбросил Фантомаса вместе с лестницей, потому что над мостом он пролететь не в состоянии с лестницей. Фантомас упал в опилки на едущем внизу товарном поезде и не пострадал. Он стал подкидывать опилки вверх и кричать: "Ха-ха-ха!" Из опилок вылезли разбуженные лошади и сказали: "Чего ты орёшь? Ну чего ты орёшь? Устроил тут "ромашка": помню-не помню!" "Чего?" - спросил Фантомас. "Ничего! Хорошая погода!" - сказал конь в пальто и огрел Фантомаса копытом по голове. Фантомас свалился с поезда и упал на полосу отчуждения. Он лежал, всеми на земле отчуждённый, и кровь капала из разбитого виска. Тут как раз проходила девочка Лида, которая делово свинчивала гайки с железнодорожных рельсов, чтобы потом сделать из них грузила для удочки и подарить своему давно парализованному дедушке, когда он пойдёт на рыбалку. "Как это паралитик пойдёт на рыбалку?" - стал интересоваться Фантомас, выслушав эту нехитрую легенду. "А так!" - и Лида принялась махать руками и ногами, а потом призналась: "На самом деле он поедет в инвалидном кресле, повезу его я. Он, наконец, исполнит последнюю мечту своей жизни и поймает в местной луже-вонючке хоть одну синявку или лягушку. Зрение его подводит. Я скажу, что поймал он леща, и выпущу лягушку на волю, доступно?" "Доступно, девушка," - сказал Фантомас. - "Но было бы ещё доступнее, если бы ты отнесла меня в хижину этого вашего Тома, мне кажется: это именно то, что я искал, прячась от врагов, которые обещали за мою жизнь миллион долларов!" "Миллион?!" - удивилась Лида и принялась тащить Фантомаса. Притащив его, она сказала отцу-дедушке: "Я притащила вам живой миллион долларов!" "Ты кто, незнакомец?" - спросил дед. "Я - Фантомас! А это - мой взвод!" - и он вытащил из кармана рогатку. "Мы не приветствуем оружия в нашем доме, незнакомец!" - сказал дед. "Неужели я попал к коммунистам?" "Нет, мы - мормоны: я - Яков, и моя дочка Лида. Мы мечтаем только работать и быть счастливыми! Кстати, чтобы быть счастливой, она случайно не дала тебе на железной дороге?" "Не успела я!" - сказала Лида. А Фантомас сказал: "Протри очки, дед! Я же раненый! У меня не стоит! Тем более дочка Лида твоя слишком бомжеватая! Я уж и подумал: щас притащит меня в какую-нибудь нору и продаст за миллион!" "У нас не нора, незнакомец!" - гордо ответил Яков, ногой задвигая под кровать утку, из которой тянуло испражнениями. - "Ну так вот: тебе нужно будет работать! Корову дои!" "Откуда я знаю, как доить корову?" "Просто: засунь ей в глотку два пальца и дунь! Корова свистнет, ей отзовётся рак на горе после дождичка в четверг, и ведро наполнится! А если переключить эту пимпочку, то всё молоко из ведра перельётся обратно в корову! Закон сообщающихся сосудов, понял, щенок?" - и Яков потрепал Фантомаса по загривку. А сам уселся в кресло и поехал под Лидиным управлением к местной луже. "На Белград! На Белград!" - кричал он. Про него даже в местной газете "Гадюкинские Новости" написали, что в районе появился новый инвалид Швейх, которого старушка-мать везла на несуществующую войну. И потому сбросила в местную лужу-вонючку. У неё взяли интервью: "Зачем, мол, она сбросила сына в лужу?" Она связно не объяснила: "Он мол, сам того! А она того! Потому что этого!" А на самом-то деле она специально утопила своего паралитика Якова, чтобы тот не мешал ей жить. В частности с любимым Фантомасом. Поэтому она вернулась в хижину и сказала с порога: "Фанти, возьми меня! Ради тебя я пошла на преступление и угробила Якова!" "Ты - мерзкая плохая девчонка!" - разозлился Фанти. - "Нас уже, наверное, ищут с собаками! Это меня-то! Я был хороший парень, но из-за тебя стану плохим! Нет уж! Я иду в милицию во всём сознаваться!" "Иди, тебя они не тронут!" - вяло сказала Лида. "А как же ты? Так и будешь весь век скрываться от правосудия в этой халупе?" - спросил Фанти. "Да! Я - честная девушка! И на мокрые дела не иду! Я любила только Маяковского и тебя! А завод сдадут досрочно, понял?" - стала пороть чушь свихнувшаяся Лида. Фанти всё просёк и позвонил в дурку: "Мне человека в сумасшедший дом надо отправить!" "3 копейки!" - ответили из дурки. "Что?!" - не понял Фантомас. "Это стоит 3 копейки, а для продолжения разговора на этом таксофоне опустите, пожалуйста, ещё 99 рублей!" "Какой у вас таксофон дорогой!" - заметил Фанти. Но Лида сидела, опустив дрожащую голову на руки и бормотала: "Достаю из широких штанин!.. Дубликатом бесценного груза!.. Смотрите... Завидуйте... Мой перчуган... Из Советского Союза!" Она рехнулась. "А что, тяжело, наверное, было сбросить дедушку Якова в лужу?" - подлил масла в огонь Фанти, чтобы как-то скоротать время в ожидании перевозки из дурки. Лида ответила, смотря мимо него в стену невидящими глазами: "Сначала я испекла его на костре! Он был чёрный-чёрный! А потом я разломила его: он был белый! И я его ела с солью и цибулей!" "Чего ты несёшь? Какая цибуля?" - спросил Фанти и нервно поглядел на часы. Прошло уже 3 минуты с момента вызова перевозки. "Цибуля, безграмотность рассейская, это - лук!" - здраво пояснила Лида и продолжала: "А с тобой, дибилом фантообразным, я мечтала жить в шалаше на берегу лужи, и по ночам нам бы являлся призрак отца Якова и играл бы нам на балалайке!" "Он что, умел шибко?" "Нет, он вообще не умел. Но под включённый граммофон бойко шлёпал по струнами и пел караоке: "Стоит над горою Алёша! Алёша! Алёша! Стоит над горою Алёша! В Германии русский сольдат!" "Не ори!" - заткнул уши Фанти. Но тут приехали санитары и зафиксировали их. Вместо Лиды они почему-то взяли Фантомаса. А когда он запротестовал, они показали ему зеркало и сказали: "Ты ж родился с зелёной мордой! Негр ты!" "Какой я негр? Сволочи! Волки позорные, а-а!" (Это, знаете, песня есть: "Как смогли, товарищ Пронин, вы меня через 5 минут разоблачить? Я в косоворотке, мол, в лаптях. "В зеркало глянь: ты ж родился с чёрной кожей, негр ты!" Вот так кончил агент-засланец из НАТО в Советском Союзе. Так же кончил и Фанти.) А Лида гуляла по цветистому лугу и собирала ромашки в венок. Когда она сплела венок, то надела его на фонарный столб и поцеловала столб со словами: "Один ты верен мне, как всегда, любимый! Один ты всегда стоишь. А все прочие - импотенты и пользуются виброкольцом "Амэзинг" за 99 у. е." "Ты что, по телевизору в "киноклубе" видела?" - заинтересованно спросил столб. - "Может, следует попробовать? Это разнообразит наши отношения и внесёт яркие краски в серые будни семейной жизни!" "Нет, столбик!" - грустно ответила Лида. - "Я уже никогда не смогу сделать счастливой ЕЁ!" "Кого ЕЁ?" - подозрительно спросил ревнивый столб. "Не её, а его: свой цветок!" - ответила Лида. "Покажи!" - потребовал столб. Лида сняла юбку и чулки, и столб увидел у неё между ног перчуган!! "Так ты транссексуалка?!" "А что такого?" "Но выглядишь, как баба! Нет, с трансиками я не вожусь!" - заявил столб и прикинулся неживым. Лида с горестью оросила его из своего "ножа" и пошла домой, в одиновую халупу заниматься мастурбациями с воздухом, вопреки моим 12 Заветам, где я это запретил (от автора!) ! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1039

   27 января 2007 года. Записки импотента. Да, перестарался я и стал импотентом временно. Но мне эти транссексуальные тёлки уже ночью снятся! Снится: мы в компании из двух этих тёлок и ещё двух парней. Тёлка говорит: "Самая моя большая ошибка, что у меня есть член!" Тут я взял слово: "Всё-таки женщина всегда останется женщиной, даже если у неё ТАМ элеватор или экскаватор! Потому что мужчина никогда не скажет про свой член, что это ошибка! Потому что остаться без члена, кастратом, для мужчины страшнее всего. Это похуже, чем быть опущенным!" Тут одна из тёлок начинает со мной бороться в знак несогласия со мной. Мы лежим друг на друге. Я говорю: "Чувствуешь: у меня встаёт!" И действительно, кровь стучит ТАМ! "А у тебя?" - спрашиваю. А у неё не стучит, не встаёт у неё. Вот такой эротический сон в руку. Но теперь обещанная сказка про бедных фашистов зимой 1941, когда они все перемёрзли, как мухи, под Москвой. Щас я тоже ездил на Отдых и замёрз там. Это, скажу вам, не есть приятно! Чуть не отморозил пальчик! Шалун, мол, отморозил пальчик. Так вот, едут эти фашисты на своих грёбанных велосипедах, а тут ударяет мороз! "Вас ист дас?!" (Что это есть такое?!) - кричат фашисты. А завёрнутый в тулуп Ваня-партизан говорит, целясь из винтовки: "Это есть мороз!" Но тут Ваню за шкирку хватает сам генерал Роммель, тоже завёрнутый в тулуп. "Но как же так?" - удивляется Ваня. - "Ваши зольдатен ведь все перемёрзнут! А вы - нет! В чём прикол, брат?" А Роммель ему отвечает, что это есть Великий План Фюрера, чтоб заморозить всех солдат немецких под Москвой, а потом ещё дать окружить под Сталинградом всю 6-ую армию Паулюса. Чтобы в Германии стало меньше мужиков, а именно ртов! Чтоб Фюрер Великий больше получал паёк и пользовался больше германский бабец, который останется без мужей! "А!" - понял Ваня. - "Так Великий План состоит в том, чтобы проиграть кампания? И укокошить множество своих же фрицев руками русских иванов?" Роммель поцеловал Ваню взасос со словами: "Ты всё просёк, брат! Но ты умрёшь щас!" - и застрелил доверчивого Ваню из парабеллума. Перед смертью Ваня успел спросить: "А это входит в Великий План Фюрера?" "Не знаю!" - честно признался Роммель. - "Я у него о тебе лично не спрашивал персонально. Но если своих мужиков не жалко, то русских и подавно! И открывааются большие преспективы, Ваня! Понял, Ваня? Большие, Ваня! Множество русских бабец оказывается тоже свободными! А русский бабец это тебе не африканский противный жирный чёрный бабец! Это свои, славяне, почти что арийки. Их можно трахать, ха-ха-ха!" - захохотал Роммель и, понятно, произвёл контрольный выстрел в череп Вани. Позже, через 50 лет, этот череп с дыркой нашёл Чёрный Следопыт Иваныч. Он долго бродил с клюкой по подмосковным болотам и делал вид, что ищет бруснику-ежевику. Если бы вы его спросили, то он ответил бы, что Следопытом отродясь не был, что грибник он. Но нашёл он череп и стал Следопытом. Он сначала в панике этот череп выкинул обратно в болото, но потом ему пришла мысля сделать из него оригинальный светильник и поставить около кровати тёщи своей, Петровны. Поэтому он череп-то достал и спрашивает его просто так (потому что начитался разных не моих сказок и знал, что всякие Золотые Рыбки и Черепа (может быть) выполняют разные желания) , какое, мол, желание выполнишь, черепок: первое или сразу третье? Но Череп ему так отечески говорит: "Не морочь мне, Черепу, череп, батя! Я есть Череп советского партизана и знаю государственную тайну номер один!" И повёз его Иваныч на "Запорожце" в Кремль, чтобы там Череп излил свою желчь Председателю ВЧК Хрящёву Никите Борисовичу. Дело-то в наши дни! Сразу к Путину, понятно, нельзя: занятой человек, по Евросоюзам ездит, речи толкает по-немецки. Этот, может, русского народного мата и не поймёт даже. Так что вёз Иваныч череп Вани к Председателю "СМЕРШа", к Главкому ЧК. Ну или к подобной шушере. Иваныч не разбирался: столько лет прошло! "Правду" он не читал, потому что в валдайские пущи и чащи её не доставляли по той простой причине, что её больше не печатали. А "Московский Комсомолец" Иваныч не читал, потому что не бачил, что такое "комсомолец". В бытность свою раскулаченным кулаком ему забыли объяснить, кто и зачем его раскулачил. А ведь это и были самые комсомольцы. Так что дед на них зла не держал, но и газету их не бачил. Вот приезжает он в Кремль, а ему от ворот-поворот и отвозят в психдом. В психдоме спрашивают: "Это ваше?" - и показывают на череп. "Моё!" "В нашем дорогом психдоме, заведении Социалистического Обслуживания, больным запрещено иметь более одного черепа!" - говорят. "Но он один!" "Имеется в виду твой личный череп, балда!" - говорят ему и бросают в первую палату, набитую привязанными к койкам ананистами. Они просят: "Дед! Подр.чи нам!" "Нет!" - говорит дед. - "У меня Великая Миссия! Я должен доставить в ВЧК Череп Партизана!" Ну и его тоже привязали к койке. Так он стал просить сестру: "Пока, мол, Череп я не доставил, отсоси у меня, добрая девушка!" А девушка говорит: "Вот если бы у тебя, Иваныч, был большой клитор, я бы отсосала!" "А что такое клитор, добрая душа?" "Это бывает у всех мужиков после кастрации, понял, дед, нет?" Она сама ничего не понимала, так читателям, что такое клитор, объясню я, автор: это такая женская фигня, у мужиков не бывает в принципе. Так вот рассердился Иваныч и говорит: "Пошла вон отсюда, развратная девка! А то щас вилку в ухо вставлю!" Ушла медсестра Ксения и стала втихомолку плакать в своём медицинском закутке, потому что она тайно любила деда Ивановича развратной подростковой любовью, когда любить дедов запрещается. Но она попила успокоительный чаёк и успокоилась. И на следующий день больше не пускалась в размышления о клиторе, а без разговоров отсосала у деда. Дед ничего не почувствовал, потому что уже 30 лет у него никакой течки не было. И вместо того, чтобы скакать по палате и орать, что он стал настоящим мужчиной, потому что сделал с женщиной ЭТО, он лежал и бормотал: "Ну и дерьмо! Больше не буду! Научили, молодые сволочи!" А научили его молодые сволочи отсасывать сестрой, когда коротали время в своих ночных беседах, когда требовали друг у друга подержать член с тем, чтобы сходить в утку без промаха. Они же все связанные. Только ботаники нет. Вот они и направляли струю, иначе им же пришлось бы и вытирать пол после этих процедур, потому что нянечка Алексеевна сказала: "Я за этим контингентом убирать не буду! Присылайте другой контингент." Но другого контингента вообще не было там, поэтому няньку уволили, а вместо неё стали назначать добровольных дежурных принудительным путём. Вот раз в своё дежурство зрит дед Иваныч видение: вылазит Череп на тонких ножках (которые он обычно прячет на дневном свете, но они у него есть, иначе ему не прожить в этом безумном безумном безумном мире!) из кладовки и говорит деду: "Дед, говорит, помираю я! Вези скорее к самому товарищу Хрящёву! Иначе Великая Тайна умрёт со мной!" И тогда дед схватил тяжёлый унитаз и с воплем: "МЕНТОС"! Свежее решение!" проломил окно дурки и выпрыгнул наружу, на снег. Вслед ему стали выпрыгивать свободные от вахты ботаники, а привязанные уркачи кричали: "Побег!! Побег!!" А дед с черепом в обнимку уже лез через забор больницы, но тут бессовестным образом разорвал, наконец, больничные штаны и оказался в трусах с изображением серпа и молота и надписью "Московский Кормсомолец vorever!" А череп его подгоняет: "Теперь влезь в автобус!" Дед влез. "Теперь ударь самого маленького пассажира в морду!" Ударил дед. "Теперь ударь самого большого пассажира!" Ударил дед. "Теперь ударь самого водителя!" Ударил дед. "Что сейчас будет!" - говорит Череп и закрывает тоненькими ручками (тоже имелись такие) свой череп. И автобус врезается в молоковоз, потом бензовоз, потом ментовоз и цементовоз! А потом вообще падает с моста в Яузу-Реку. Тут понаехали менты и лично товарищ Хрящёв. Он поднял деда из пучины и сорвал с того значок "Ворошиловский Стрелок" последней степени. "Что ты делаешь, титька тараканья?!" - рассвирепел дед. - "Не ты мне его вручал: не тебе его с меня сдирать!" Но Хрящёв говорит: "Я, мол, Хрящёв, буду решать, кому ходить со значками, а кому - нет!" "Так ты Хрящёв?!" - обрадовался дед. - "Ты мне и нужен! Дело государственной важности!" И достаёт из кармана трусов самого Черепа. "Вот, говорит, разрешите познакомить: Череп. Хрящёв. Хрящёв - Череп." После знакомства дед и Череп полезли целоваться с Хрящёвым взасос, но тот не терпел подобных нежностей, поэтому отстранил их, положил ногу на барабан, который за ним всегда таскал его телохранитель, и спросил, в чём, собственно, дело? Череп пожевал истлевшими губами, поокал, поёкал и говорит: "Понимаешь, брат, забыл! Щас вот помнил, но после сумасшедшего дома всё смешалось в моём черепе!" Ладно, стали ждать, пока всё уляжется в черепе Черепа. Сели на принесённые барабаны, заложили руки за обшлага и стали смотреть на необьятные просторы Яузы-Реки. И тут Череп вспомнил: "Да!" - орёт. - "Я - Партизан Демидов! Я вспомнил! Гитлер специально угробил свои войска, а потом сам специально принял яду и застрелился!" "И это всё?" - разачарованно спросил Хрящёв. - "И из-за этой ботвы мы полчаса угробили, озирая просторы Яузы-Реки?" "Но это же оригинально, ново вообще!" - не унимался Череп. Хрящёв взял его за грудки и проорал в самое черепо рыло: "Нашему Правительству щас это аб-со-лют-но не интересно! Нас волнует, как перекрыть крантик нефти с Украиной! Понял, нет?" И тут Черепа хватил инсульт, инфаркт, и он умер! Хрящёв стал чеканить мёртвым черепом типа футбольного мяча, потом послал его ударом "щёчки" в реку, а деду обратно приколол значок "Ворошиловский Стрелок" последней степени. "Молодец, говорит, дед, бди! Равняйсь!" Дед отдал честь, встал с барабана и пошёл пешком обратно на Валдай, потому что "Запорожец" у него конфисковали в счёт детдома номер один. Сиротам. "Это и понятно!" - говорил дед. - "Сиротам оно, конечно, нужнее!" Но на самом деле весь "Запорожец" захапал себе развратный директор детдома, который растлевал мальчиков и девочек в попу! Ну а дед дошёл, наконец, и зарёкся быть Чёрным Следопытом. Теперь он черепа выбрасывал, а собирал ежевику-чернику. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1040-1041

   30 января 2007 года. Хотелось написать что-то светлое. И я решил написать фантастику про полёт на Солнце. Ну, создали жаропрочный космический корабль и назвали его "Титаник-2". Щас все пассажиры начнут вопить, что они сгорят, но командир "Титаника-2" твёрдой рукой поведёт корабль на Солнце и обнаружит там некую цивилизацию довольно светлых личностей. Итак, вот подлетает корабль к Солнцу. Один космонавт сидит на унитазе и ему светит что-то в задницу! Да это же свет Солнца! Он забыл закрыть "Слив". Ну он его закрывает, окошко задвигается кругляшком, и становится совершенно темно, потому что все пассажиры закрыли занавески, чтобы хорошенько выспаться. Потому что полёт через Солнце - это вам не "4 часа всё тайга, да тайга". Через Солнце можно лететь 444 часа и более. Тем более, что надо приготовиться получить "хлеб-соль" от солнечной цивилизации и расцеловаться с их Президентом. А может он слюнявый? Или чахоточный? Мало ли какой. Поэтому все пассажиры (а их 12) забылись тревожным сном. Один капитан по фамилии Бублик бдил. Он смотрел на спидометр, который показывал 1 милю в час. Это вам не скоростной Интернет, вблизи Солнца большая гравитация, поэтому обычный космический челнок весом в 100 тонн приобретают массу в миллион килотонн. Поэтому и летит медленно. Но с началом приближения к ядру Солнца Бублик надеялся достичь скорости 2 мили в час. Если, конечно, солнечные товарищи не помогут и не подтолкнут корабль руками, типа того, как из болота товарищи помогают вытаскивать застрявший "ГАЗик" или пр. Итак, проходит 10, 11 часов полёта... Товарищ в туалете не подаёт признаков жизни. Входит стюардесса и говорит: "Капитан! По-моему, товарищ угорел в туалете!" "Кто это?" - спрашивает капитан у второго помощника, который рядом крутит второй штурвал. "Это наша стюардесса, сэр!" "Да нет! Я говорю, как звать зас.анца в туалете?" "Мистер Потёмкин, сэр!" "Так вот п-пойдите и п-попросите Потёмкина выходить! П-потёмки кончились!" - брызгая слюной приказывает капитан. Стюардесса Марина уходит и говорит Потёмкину, тоже брызгая слюной: "Вы ч-что там, заснули, мистер П-потёмкин?" А Потёмкин отвечает: "Не мешайте мне: я сквозь открытое очко рассматриваю Солнце и занимаюсь мастурбациями от этого вида! Это очень сексуально!" Проходит ещё час. "Мистер Потёмкин! Пассажиры жалуются! Уже 12 человек сделали лужи около двери туалета, не дождавшись вас!" Нет ответа. Стюардесса мощным плечом выломала дверь туалета и обнаружила Потёмкина кверх ногами головой в очке. "Что вы делаете?!" - закричала она. "П-простите, меня немного укачало и вырвало на Солнце!" - вылезает из очка живой и невредимый Потёмкин. Но Марина уже сделала лужу от страха около унитаза. "Негодяй! Вот сами и вытирайте теперь!" - злится она. "Да не вопрос!" - говорит Потёмкин. - "Вот когда я лежал в психдоме, я постоянно мыл полы, потому что постоянно мастурбировал, глядя в очко туалета на природу!" "Идиот! В очке ничего не видно! Там темно!" "Нет, милая! Дело в том, что я страдаю редкой глаукомой, всвязи с чем мне везде мерещатся голые бабы с членами!" - отвечает вежливый Потёмкин. "Таких не бывает!" - говорит Марина. "Бывает!" - говорит Потёмкин. - "Вот смотрите фото, которые мне удалось сделать, потому что у моего фотоаппарата такая же редкая глаукома!" И показывает ей баб с членами. "О, это да!" - говорит Марина. - "А это - чистый мужик, у него и борода растёт..." "В семье не без урода!" - говорит Потёмкин. Но Марина его уже не слушает. Она садится на унитаз и начинает по фотографиям тоже заниматься мастурбациями. Потёмкин смущённо поднимает её: "Нельзя, девушка! Пассажиры будут жаловаться! Мне - можно, я человек больной, инвалидообразный, по мне дурка плачет. Это всем известно." "Да!" - говорит Марина, пряча под юбку свой собственный член. - "Это точно!" "Так что, у вас тоже есть член?" - удивляется Потёмкин. "Ну есть. Я родилась мальчиком, а потом накачала в груди селикона и отрастила все женские прелести," - говорит Марина. - "Только вы не рассказывайте мистеру Бублику, потому что он тогда назначит меня вечной дежурной по вахте. Кстати, вам известно, что мистер Бублик - женщина?" "Меня это уже не интересует!" - говорит Потёмкин. - "Я пошёл смотреть солнечные протуберанцы, которые щас наблюдают наши пассажиры, открывшие занавески и проснувшиеся." И точно: все 12 пассажиров, надев тёмные очки, наблюдают Солнце. А корабль уже на 1000000 миль проник в Солнечную Корону. Тут как раз появились и первые аборигены. Вот один из них с плугом мирно пашет Солнце, ведя кобылку под узцы. Капитан Бублик ему кричит: "Хау ду ю ду?" Но крестьянин только машет хвостом и стучит копытами, и мотает рогатой головой. "Шпрехен зи тюркиш?" - не унимается Бублик. "Не-а!" - говорит вдруг крестьянин. - "Я понимаю только волжский "окающий" окцент!" "А, товарищ! Так ты сюда засланный!" "Нет, товарищ! Я - местный крестьянин! Но у нас тут как раз протекает река из лавы, называемая Волга!" Капитан прослезился и сказал: "Я здесь, как на Родине! У нас, понимаешь, тоже есть река Волга!" "Вот ты и врёшь!" - сказал крестьянин и пырнул капитана в пузо рогатой головой: "Волга только одна на свете!" Бублик не стал спорить, а просто сказал: "Товарищ, я хочу тебя! Я - женщина и хочу забеременеть впервые в мире от солнечного крестьянина! Тогда мне дадут миллион долларов и Нобелевскую Премию!" "Да пошла ты!" - сказал крестьянин. - "Я и так не могу уже ничего со своей коровой: устарели: и я, и она!" "С женой, что ли?" - спрашивает любознательный Бублик. "Дура! Я говорю русским окающим языком: с коровой!" "Извращенец!" - сказал Бублик и захлопнул переговорную форточку. "Титаник-2" поплыл дальше. Было видно, как рогатый крестьянин машет вслед лапами и пишет мочой на солнечной поверхности: "Счастливого Пути, придурки!" "Однако у него и струя!" - сказала стюардесса Марина. "Отставить радоваться! Это был не наш красный крестьянин, а нераскулаченный буржуазный! В дальнейшем надеюсь встретить здесь пролетариев!" - зло сказал Бублик. "Господин капитан! А у вас, кажется, лифчик сполз!" - сказала наблюдательная Марина. "Капитаны не носят лифчиков!", - поправляя груди, сказал Бублик. - "Им некогда носить лифчики и застёгивать-расстёгивать их! Капитаны должны быть всегда в готовности номер Один!" "А вот можно поинтересоваться, товарищ капитан?" - спросила Марина. - "Вот недавно я с господином месье Потёмкиным видела эротические картинки, где у женщин из влагалища течёт какой-то "золотой дождь", какая-то жёлтая жидкость! Что это такое?" "Моча!" - просто ответил Бублик. - "И вообще, стюардесса-джан, шли бы вы на своё место на вахте! Вы мешаете вести корабль!" И капитан Бублик высунулся в переговорную форточку и заорал на встречные машины солнечных жителей, которые норовили ехать по "встречке": "Вы свои права купили! Обалдуи! Стоеросы!" Стюардесса деликатно ушла, а капитан продолжал сокрушаться: "Одни солнечные катафалки! С ними и не поговоришь, и не родишь от них!" Наконец, вереница "опелей", "мерседесов" и "УАЗиков" кончилась. На перекрёстке двух дорог стоял солнечный полицейский. "О, мистер полицейский! Можно хоть от вас забеременеть?" - закричал Бублик в окно. "Ире паппире, битте!" - сказал полисмен вежливо. "Да говори ты по-русски! Мы ваших дурацких паппиров не понимаем!" "А мы на Солнце не понимаем, как корабль, приписанный в порт Плутона в момент боевых действий мог оказаться здесь на Солнце!" - грубо сказал полицейский. Бублик понял, что их заж.пили! "Да понимаете, господин прапорщик, секретная миссия! Позвоните и узнайте!" (А на самом деле "Титаник-2" действительно сбежал с боевых действий и вёз груз золота.) Поэтому капитан быстро вызвал Марину и приказал ей уладить всё с полисменом. Марина живо выпрыгнула из "Титаника-2" и побежала, прячась за машинами, к полисмену. Тот как раз набирал номер командования. В трубке трещало от солнечных помех. "Алло! Барышня? Дайте мне полковника Зибеля!" Полковник взял трубку: "Алло!" Но тут Марина подбежала к полисмену и приставила к его спине красильную кисточку, которую она упёрла в подтяжки (форменные) полисмена. Так что, куда бы он не повернулся, кисточка всё равно упиралась ему в спину. А Марина уже нагружала карманы полисмена динамитом, выкидывая из них разные документы или "паппире". "Ну, сволочь, положи трубку! Иначе: бух! И ты на Солнце, на небесах!" - сказала Марина. "Да я и так на Солнце!" - сказал полисмен. А полковник Зибель орал в свою трубку: "Говорите громче! Ничего не слышно!" "Говори: "Гуд бай, полковник, дас ист май фол!" - приказала Марина. Это были единственные слова, которые она знала. Означали они: "До свидания, это моя ошибка!" "Так не говорят! Это не тактично!" - зашипел полисмен-прапорщик. Тогда Марина просто повесила трубку чертыхающемуся Зибелю и сказала пропору: "А теперь иди на перекрёсток и скажи всем: "Аллес ин орднунг!" ("Всё в порядке!") "А вы, мэм, не плохо говорите по-немецки!" - заметил прапорщик. "Это единственные слова, которые я знаю!" - сказала Марина и вынула кисточку из подтяжек. Прапорщик на негнущихся ногах, покрываясь холодным потом (несмотря на жару) , прошёл на перекрёсток и сказал капитану Бублику: "Аллес ин орднунг!" "Чего?!" - заорал Бублик. "Через плечо! Проезжайте!" И "Титаник-2" поплыл дальше. Целых две недели полисмен смотрел, как мимо него проносятся 12 иллюминаторов "Титаника-2", потому что скорость здесь была затруднена из-за рытвин и протуберанцев. На третьей неделе корабль как раз подобрал бедную Марину, у которой за это время уже отросли волосы на ногах, и которая христорадничала среди местных водителей, так как проголодалась. Она разносила им журналы "Пентхаузы" и "Плейбои", которые накупила в местном киоске "Союзпечати", чтобы как-то что-то купить в местном "Бистро", пока до перекрёстка не доедет иллюминатор открытый, в который Марина и влезла, наконец. Корабль-то большой! А в ту переговорную форточку, что была вблизи капитана Бублика, она уже влезть не могла, как вылезла, потому что тупой Бублик эту форточку задраил на радостях. За эти две недели Марина узнала всё о семье прапорщика по имени Вольфганг, который показал ей всю свою эту семью на фотографиях. Оказалось, что он - отец-герой: у него была одна дочка с рожками на голове и копытцами. "В мать пошла!" - сообщил Вольфганг. Марина понимающе кивала, а сама пристраивалась сзади, чтобы незаметно поиметь Вольфганга в задницу. При этом все машины, проезжающие по шоссе, начали бибикать. Марина перестала. Тогда все шофёры вылезли и тоже стали показывать фотки своих детей и приговаривать: "Вандерфул! Гратефул!" "Говорите по-русски! А то я не могу сосредоточиться!" - приказала Марина и, наконец, поимела всех водителей в попу. При этом она говорила: "Надо не "гратефул", а "прелестно, прелестно"!" Все шофёры застегнули штаны и сделали на прощание ручкой. Потом движение возобновилось, но с той же скоростью 1 миллиметр в час. Тут как раз проезжал правительственный кортеж автомобилей, который перевозил правительственного бонзу Геббельмахера. Этот Геббельмахер был известен своим распутством, как "геббельмахерский бычок". Поэтому он засмотрелся, как исхудавшая без сладкого Марина трахает всех водителей в задницу, и закричал: "И меня! И меня!" "А ты запишись в очередь в "Чёрной Книжке", как все девчонки!" - осадила его Марина. - "И получи розовую карточку участника!" Бонза опомнился и приказал своим оберфюрерам: "Расстреляйте её!" "Никак невозможно, герр Гебельмахер! Такая жара, что все пули расплавятся, не долетев до цели!" "Действительно, жарко!" - сказала Марина, снимая свой штатный пиджак стюардессы и оставаясь в "топике". "О, даст ист секси-секси! Я хочус тебяс!" - сказал бонза, пока его машина проезжала по перекрёстку, где бомжачила Марина. Но та отвернулась и стала лезть в окошко "Титаника-2". Так ничем и не завершилась Великая Любовь бонзы. После этого, через 10 лет, приехав, наконец к своему шефу, Президенту Солнца Шикльлюберу, Геббельмахер долго восторгался прелестями Марины и особливо её членом. "Он вона какой!" - говорил бонза, показывая на руках немыслимые размеры. Но Шикльлюбер был хладнокровен к этим рассказам, потому что сам был тайной женщиной. И он лично расстрелял Геббельмахера, приставив пистолет к пузу последнего, так как пули на лету плавились. Ну а "Титаник-2" продолжал своё плавание. Месье Потёмкин обмахивался газетой и говорил: "Что-то нехорошо мне, Марина! Помираю я!" "Погоди помирать! Напоследок поимей меня!" - говорит Марина. "Дура! Как я тебя поимею, когда ты - мужик?" "Да, точно! А то я смотрю на свои буфера, а члена под ними не вижу и забываю о нём." "Поверь мне на слово, Марина, - говорит Потёмкин, - не доживём мы до конца этого путешествия! Сердцем чую! Все подохнем тут!" "Да нет, - ободряюще говорит Марина, закрывая своей большой грудью обзор от Потёмкина, чтобы он не увидел 11 сгоревших трупов пассажиров в тёмных очках, - да нет, все прилетим в порт приписки, в Ленинград!" "Да и Ленинграда к тому времени уже не будет!" - говорит Потёмкин. - "Будет Путинград!" И умирает. Марина пошла доложить о смерти всех пассажиров от лучевой болезни и простуды (так как те не закрывали форточки, и их продуло ветром Солнца) капитану Бублику, но тот тоже оказался мёртв. "Что с капитаном?" - спросила Марина у второго помощника. "Ничего особенного: объелся отравленной японской "шар-рыбы"! Я ему официально говорю: "Раз она "шар-рыба", то не значит, что похожа на женские титьки!" Но он жрёт и приговаривает: "Когда ещё я пожру их?" Так и обожрался!" "Я тоже ела эту "шар-рыбу"!" - сказала Марина. - "Она в меню назначена, как питательная тонизирующая холодная закуска в солнечные времена!" И Марина свалилась на пол мёртвая. Помощник вздохнул, вылез из "Титаника-2" и пошёл сдаваться местным властям, чтобы они департуировали его обратно на Плутон. Или Уран? Он не помнил уже от жары. Так кончил своё путешествие "Титаник-2". И по сей день он где-то ездит на просторах Солнца, но на нём нет живой души. Он прозван козлоногими солнечными крестьянами "Ходячий Голландец", и они крестятся от него, напевая своё: "Сей веселей! Вправо сей, влево сей!" К.
  

ЭПИЛОГ

   Иногда я не хочу, а получаются двойные длинные ПВНы. Но зато между ними длинные же и одинарные, так что я не халтурю при этом, ведь у меня норма - вообще всего полторы страницы. О литературных достоинствах говорить не приходится: нет такого жанра "фантастическая эротика". И некоторые могут счесть её пошлятиной. Но Читателям это нравится! С приветом!
  

Александр

Барсуков

Страна

сказок-105

("Письма в никуда"-105)

2007

ПИСЬМО В НИКУДА-1042

   31 января 2007 года. Насущная сказка. Вот вышел крутой парень Костя на прогулку. И тут идёт бомж. "Куда это ты, бомж, идёшь?" - спрашивает Костя. "Да я по своим бомжачим делам иду! На помойку!" "А в морду получить хочешь?" - спрашивает Костя. "А мне уже всё равно!" - говорит бомж. - "У меня такая морда, что хоть кирпичом по ней бей: останется бомжачей!" Послушал-послушал Костя и врезал бомжу по морде. Бомж упал и заорал: "Убивають!" Прибежал участковый милиционер Петров ("участковый - от слова "участие") и посадил Костю на 15 суток. "Но за что?!" - орал Костя. - "Он же бомж, он же - недочеловек! Его можно бить!" "Нет, нельзя!" "Почему?" "Может, он нам в дальнейшем пригодится!" "Для чего?" "Вот нападут на нас американцы, так мы соберём бомжей и пустим их перед пехотой на противопехотные мины!" От такого довода Костя замолчал и бубнил только: "Когда это будет, я уже помру от старости..." И вот в СИЗО посадили Костю в камеру к проворовавшимся бомжам. Он, как всегда, начал разговор так: "Ну что, бомжы, сидите? А по морде не хотите?" Бомжи стали стучаться в дверь: "Товарища начальника! Хулиган зрения лишает!" "Да какое у вас зрение? Плюс 20 диоптрий!" - говорит Костья и даёт бомжам по жопам ногой. И его ещё сажают на 15 суток, но уже в камеру к уркачам. И тут Костя тоже начал: "Ну что, уркачи, заседаем на параше?" Но уркачи сами дали Косте в глаз. Костя приложил к фингалу 5 копеек и стал думать: "Вот бомжам я спокойно могу дать в глаз, а уркачи мне дают. Есть ли в этом какая-нибудь диалектика? По-моему, нет. По-моему, надо спрыгнуть с нар в одних сапогах и раскидать уркачей, как бомжей, да так, чтобы нары попадали." Но Косте хотелось спать, он подумал: "Ладно, завтра раскидаю!" и заснул. Снились ему вереницы слепых бомжей, которые ходили по помойкам, держась друг за дружку. И Костя им всем надавал по роже. А из помойки выпрыгивают уркачи и орут на Костю: "Ты, кабан! Ты за что наших освободителей бьёшь? Получи!" "А ну-ка, сами получите!" - отвечает Костя и бьёт всех уркачей. И помойки захлопываются. Бомжи садятся на землю, раскрывают свои рюкзаки и принимаются со слезами глодать сгнившие арбузные корки, которые им удалось найти в помойках. Костя от такого блюёт и снова даёт бомжам под зад ногой. Бомжи тоже блюют и говорят: "А диалектика, Костя, в том, что мы - вымирающее племя на Земле. Нас надо занести в Красную Книгу Рекордов Гиннесса, чтобы охранять от истребления и собирать в питомники!" "Да на хрена вас собирать! У вас же на морде написано, что вас надо бить, пока вы все не подохнете! Вы же хуже австралопитеков!" "Нет, Костя, мы - лучше! Мы умеем говорить по-русску грамматику и умеем испражняться около дверцы Сергея-дворника!" "Великое дело!" - говорит Костя. - "Макаки тоже могут общаться по-макакси и испражняться у будки Сергея-смотрителя зоопарка." Так они ни к чему и не пришли в своём споре. На утро пришли за Костей везти его в суд. Вместе с ним в "обезьяннике" ехал сам бомж Мандрыкин, известный в воровских кругах вор в законе, известный тем, что наложил кучу на стол начальнику тюрьмы. Так Костя, когда услышал его, полную туалетных приключений, биографию, не долго раздумывая, избил его и размазал по стенке "обезьянника". Так их и привезли, а Мандрыкина долго отскребали. Но на суде их посадили рядом. Вот сидят они на скамье подсудимых ("А на чёрной скамье, на скамье подсудимых!..") , так Костя спрашивает: "Ну что, Мандрыкин, мало получил в машине?" А Мандрыкин был не робкого десятка. Он полез к Косте целоваться. По-крайней мере, так казалось со стороны. На самом же деле Мандрыкин хотел пырнуть Костю вилкой в ухо. Костя вилку вырвал и воткнул её в зад Мандрыкину. Судья Полимерова хлопнула молотком и сказала: "Уведите хулигана из зала!" Костю увели. Он сидел на стульчике около двери суда и спрашивал у конвойных: "Папаши, закурить есть? А сколько щас градусов ниже нуля?" Но конвойный дал ему подзатыльник и принялся снова размазывать свои слюни прикладом автомата, для чего, собственно, и сплёвывал. Тогда Костя не выдержал и дал по морде каждому конвойному, от чего повредил руку, и потом долго и серьёзно её лечил. Так как ушиб о бронзовые профили конвоиров. Тут его пригласили в суд. Мандрыкин уже был оправдан и сиял, как новый гривенник. За опошление стола начальника ему впаяли год условно. А Косте грозили 10 лет строгача с конфискацией иммущества в пользу всех бомжей района Басманный! "Да на хрена им столько! Они же всё пропьют за неделю!" - сказал Костя. "В ваших словах, обвиняемый, нет логики," - сказала судья Полимерова. - "Если им будет много (как вы выражаетесь: "до хрена") , то они пропьют это за год. И, может быть, совершат доброе дело раз в жизни: пошлют остатки недопропитого в детский дом номер 2!" "Ждите! У моря погоды! Как рак свистнет: пошлют они! Они пропьют!" - сказал многоопытный Костя. "Подсудимый, не дерзите Суду! А то вам припаяем ещё 2 года строгача! Всё равно на вашей карьере инвалида умственного труда можно поставить крест! Инвалидность с вас снимаем и направляем на работы в карьер, на строительство водного канала Москва-Река-Нил!" - сказала судья и стукнула молотком. Присяжные отправились на совещание. Совещались они 10 секунд и подтвердили правильность приговора. Между тем Костя прикидывал в уме, сколько километров придётся копать от Москвы до Нила. Получалась какая-то ерунда. "Товарищ судья! Мне столько не прокопать! Я же нетрудоспособный!" Судья хлопнула молоточком по бритой голове Кости и сказала: "Если тебе лищенец имя - имя крепи делами своими!" И суд кончился. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1043

   1 февраля 2007 года. Ещё насущная сказка. Вот лежит автор с больной головой в Закатывании на диване перед светлым окном. И не заглушает своими мысленными криками чужих холодных белых голосов. Ему приказывают: "Закати глаза!" И он: "Ща-щас, минуточку! Пожалуйста, нате!" Ему приказывают: "Подойди к окну!" А он боится! "Подойди, сукин сын, и посмотри вниз!" "Боюсь я, дяденька!" "Чего?" "Того, что когда я посмотрю, вы прикажете открыть окно и выброситься!" "Трус! Тебе же надо избавиться от Закатывания! А оно ужасно, не находишь? Так вот это - избавление и есть!" "Нет, дяденька, это идиотизм и есть! Это больно и не гуманно!" "Ну ладно, боишься прыгать, так хоть посмотри вниз!" "Зачем?" "Затем, что увидишь чёрные деревья, чёрные улицы и поймёшь, что все самоубийцы выпрыгивают именно с чёрными лицами!" "Но это они в спокойном состоянии выпрыгивают, а я щас боюсь и волнуюсь!" "А кого это, прости, еб.т? У тебя мой приказ! Выполняй, и точка!" "А если не выполню?" "Как это ты не выполнишь? Ведь это тебе, а не мне хочется выпрыгнуть!" Короче, такой тупой диалог. Правда же жизни в том, что когда я перестал глушить голоса, то повторились страшные Закатывания прошлых лет. Особенно в больнице, когда хотелось всем дать по морде. Блин, куда-то очки подевал! И вот я, страшный, смотрящий вверх, пытаюсь их найти! А их нет! Катастрофа! Ладно, я не триллерист описывать свои диалоги с внутренним голосом, я их просто не помню щас. А хочу я написать светлую сказку. Такую же светлую, как светло ночью за манящим окном. Которое зовёт, как мама! Вот идут боевые действия: белогвардейская конница атакует красные порядки. А я - красноаромеец Титов. И у меня именно в этот момент закатываются глаза. И на меня лезет здоровый рыжий детина с соплёй из носа! Так я посмотрел на эту соплю и спрашиваю: "А это кто на меня лезет: мужчина или женщина?" Потому что я уже не различаю, кто есть ху! И, главное, ничего вообще не помню и не понимаю! В начале каждого ЦЭ есть такая Утилита оболванивающая: "Ничего не помню!" И я пытаюсь тоже примкнуть штык к винтовке Мосина. А штыка нигде нет! Я ползаю по траншее, а детина целится в меня из винтовки! "Не убивайте, дяденька! У меня четверо детей!" Он стреляет: осечка! Штык заткнут за моё галифе. Но он обёрнут в белую портянку, чтобы не заржавел. Белую! А белый цвет - цвет страха. Я скашиваю глаза и завороженно наблюдаю, как портянка падает на дно окопа. Детина в это время ударяет мне прикладом по голове, и вот я в госпитале. С черепно-мозговой травмой. Надо мной склонилась медсестра Таня и говорит: "Титов, я хочус тебяс!" А на груди у неё оранжевая косынка. Оранжевая! К чему бы это? Она снимает косынку, под которой оказываются две предлестные груди массивных размеров. Но я вижу только чёрные точки коронарных сосудов на них, меня это не возбуждает, а голос уже приказывает: "Пора! Ты шёл к этому весь день! Закати!" "Чего это ты всё смотришь в потолок? Чего ты там нашёл?" - спрашивает любознательная Таня. "Я, Таня, смотрю прямо в космос отсюда!" И Таня, покрутив у виска, уходит из палаты. "Ушла Таня, ушла..." - бормочу я и принимаюсь отсчитывать таблетки, которые приму. Сейчас я ошибусь, потому что я всегда должен хоть раз ошибиться в Закатывании, иначе всё попусту. И танин светлый образ орёт воображаемо мне в ухо: "Ошибись!! Сожри сразу все и подохни, как собака!" "Как кто? А, собака?.. Что-то припоминаю: с четырьмя растопырками и одним вертуном! Обычно вертун направлен вверх! Понятно? Это знак для меня, что пора глаза-то поднять к потолку!" И я уже не вижу, сколько я взял таблеток. "Но я же не полный идиот!" "Нет, ты именно идиот! Возьми много!" "Хрен вам!" - проявляю я здравую мысль: "Я возьму одну!" И сам себя спрашиваю: "А разве во время Закатываний возможны здравые мысли? Конечно, нет! Возможны страшные мысли! А чего мне тут, в лазарете, бояться?" Сложный вопрос. Да того, что прилетит бомба и всех тут угробит. И тех, у кого 4 ноги и нет головы. И типов с двумя головами без ног, и типа с торпедой, застрявшей в голове, и типа с пнём вместо головы: голова застряла в пне, а пень хирург искуссно обработал ножовкой, чтобы было красиво и не выделялось при общем постронении. "Ну, бомба - промысел Божий!" И Внутренний голос, наконец, говорит мне: "Ты щас в Откате, повернись на бок и спи!" И я в Откате, потому что подействовала таблетка. Обычно же Закатывания отягощены воспоминаниями о прошлых подобных Закатываниях, и чего я тогда боялся. Вот, скажем, шёл по шоссе и боялся броситься под машины справа. Интересно. Или стоял на кладбище и боялся грохнуть мачеху, потому что она ругала меня на подходящем для убийства месте. Кладбище. Ладно, понятно одно: когда человек Закатывает глаза, он сошёл с ума: быстро и напрочь. После этого события я позавчера и вчера был грустный и богом обиженный. Но потом мне пришло в голову на здравую голову: а чего, собственно, эти выпрыгивания из окон? Ну не хочу, потому что поем вкусненького. Потом послушаю музыку, подр.чусь 2 раза на 2х компьютерах: жизнь прекрасна! А теперь Прекрасная сказка. Жил-был на свете прекрасный семьянин, человек, зачавший 11 детей у 5-ти разных женщин, переходящий дорогу только на зелёный сигнал светофора, кормящий голубей и гладящий кошек. Но открылось у него одно увлечение неординарного плана. Повадился он в детские сады выкалывать булавкой глаза детям. И выколол так 10 глаз у 6 детей. Там плюс-минус ребёнок не в счёт. Посадили этого гражданина Моисеева и спрашивают: "Вот как вы, такой положительный, могли пойти на такое?" "Но это же кайфно!" - говорит Моисеев. - "Прикольно вообще! Они свои зыркалки раскроют, а я им туда булавку!" "А вот если бы вам также?" "Да запросто!" - говорит Моисеев и начинает втыкать булавки в свои собственные глаза! Сержант его удерживает, а Моисеев орёт: "Вы обо мне ещё услышите: я попаду в Украинскую Книгу Гиннесса!" "Мы также о тебе услышим, как о Глобусе Украины, придурок! Отсидишь по полной: от звонка до звонка 20 лет! Без булавок и без детей! А, главное, без женщин! Выйдешь сломленный, беззубый и весь в татуировках, не считая того, что сокамерники будут иметь тебя в попу! Понял?" "Не понял! Без женщин - понятно, сокамерники - понятно, но почему вы запрещаете мне булавки и встречи с молодёжью?" "Потому что даже Великий Кузьмич Еленин принимал молодёжь строго по графику в Чёрной Книжке. Там, мол, написано: приедут 6 питерских малышей-молокососов. Так если приезжало 7, то Железный Филипс седьмого пинками гнал обратно в Питер. Регламент так же. Не более 5 минут 33 секунд разговора, потому что у Кузьмича больное сердце и новые раны от Каплан. И он спрашивает: "Детки, а кто все белее, всех румяней и мудрее? Кто совершил переворот в истории человечества? Кто, наконец, сидит напротив вас в валенках и шапке-ушанке?" Дети долго думают, чешут вшивые затылки и говорят неуверенно: "Иисус Христос? Керенский?..." Тут 5 минут истекают, и детей настоятельно уводят прочь. "Что за тупая молодёжь присылается нам! А! Я понял: это были дети-сироты из школы для умственно-отсталых детей! Пришлите, наконец, хоть одного пионера-октябрёнка!" Приводят октябрёнка: октябрёнок потыркался во все углы, наткнулся на Кузьмича, Крупскую, Каплан, Филипса и спрашивает недоумённо: "А где мальчик Вовочка, с которым я пришёл поиграть?" "Какой Вовочка?" "Да вот же его фото на октябрятской звёздочке! Малыш такой шустрый! Всё норовил с горки ледяной съехать или пописать в папе в ботики! Ребята просили выпросить у него блок жвачки или роту игрушечных фашистиков!" "Вырос мальчик, вырос!" - говорит Крупская и целует малыша в затылок. А на затылке нарисована чернильным карандашом свастика. "Это мне старшие ребята нарисовали, но они сказали, что больше не будут, а малыш Вовочка может её стереть и совершить добрый поступок!" "Истекло 5 минут 34 секунды! Вы самое слабое звено! Прощайте!" - говорит стальным голосом Крупская. А Кузьмич, заживую задетый выступлением мальца, махая кепкой, кричит ему вслед из форточки: "Это мы ещё помотрим, кто из нас двоих лучше с горки ледяной катается!" "Володенька! Тебе нельзя простужаться!" - говорит Крупская и натягивает ему на голову ушанку. Следующим принимают комсомольца. Он входит строевым шагом и орёт: "Кто шагает дружно в ряд?! Комсомольцев наш отряд! Кто из вас тут товарищ Еленин? Ему срочное предписание явиться на завод Броненштейна, где его будет поджидать с пистолетом Фанни Каплан! Общий Привет!" - и комсомолец уходит, бомоча: "Передовой отряд советской молодёжи и есть Комсомол!" "Наденька, чего он там орал?" - вылезает из-за кресла перепуганный Кузьмич. "Да он, Володенька, пошутил! Пошутил же! Да и Каплан уже тут - в виде восковой фигуры из Музея мадам Тиссо! Два раза стрельнуть она не сможет: она уже на небесах!" "А может, мне всё же пойти на завод Броненштейна? Может, там молодёжная какая-то туса собирается? И я выступлю, а?" "Ты с ума сошёл!" - говорит Крупская. - "Доктора предписали тебе немедленно ложиться каждый день в Мавзолей на 6 часов, чтобы привыкнуть лежать после смерти! Щас как раз 18-01! Ты опаздываешь на минуту! Ну-ка марш туда немедленно! С врачами не спорят!" И Кузьмич покорно ложился в Мавзолей. А картина в Шушенском называлась "Ленин в Мавзолее" и изображала две пары голых пяток под одним одеялом. "Но где же Ленин?" - спрашивали туристы у экскурсовода. "Ленин - в Мавзолее, разве не ясно? А это - Крупская и Железный Филипс!" Туристы понимающе ахали и охали, а на выходе у них проверялась температура лба и рук. Потому что по завету Филипса голова должна быть холодной, а руки - горячими. Кто не укладывался в отведённые промежутки температур, того заносили в Красную Книгу Природы, как вымирающий вид и отправляли в Сибирь охладить лобик. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1044-1045

   5 февраля 2007 года. Однажды летним вечером шёл рыбак Ваня Маньякин за рыбой. И попадается ему группа агрессивно настроенных старушек. Хулиганствующих старушек. И спрашивают: "Ты куда идёшь, Ваня? А, за рыбой! Так получи!" - и дают Ване по морде, а всю рыбу выкидывают обратно в озеро. Прибегает Ваня домой к жене и деткам и плачет: "Меня побили профашистски настроенные старушки!" А жена Клава говорит: "Ты - не мужчина! Ты - тряпка! И к тому же зачем-то положил в папку с нашими закладными яйца! Они разбились, и все закладные в яйцах! У нас нет больше дома! У нас нет больше машины! И я ухожу к Виктору!" - и Клава ушла к Виктору. А Иван вынул яйца из закладных, почесал на крыльце по своему обыкновению, засунул обратно в штаны и подумал: "Сама ты разбилась! С моими яйцами ничего не случится! Даже если по ним будуть стучать кованные ботинки хулиганствующих старушек! А Виктор твой вообще дибил вообще!" И стал думать Ваня, как победить старушек. Для начала он пошёл в качалку. А там ему говорят: "Чего яйца раскатил? Нам таких, как ты, очкариков-ботаников, только не хватало! Забирай свои шары и катись в "Динамо", там щас благотворительная программа, там даже олигофренов берут в секции подводного плавания!" Пошёл Ваня в "Динамо" и спрашивает: "А что делают под водой олигофрены?" у тренера. Тренер посмотрел на Ваню, пожевал губами, свистнул в свисток и говорит: "Они там спариваются! Ты тоже хочешь?" "Я, конечно, хочу, но в принципе, не хочу плодить олигофренов на свете!" "Ах так?!" - спросил тренер и дал Ване по морде. - "Олигофрен неординарный!" Ваня упал в бассейн и увидел странную картину: олигофрены в космических скафандрах с одетыми в скафандры же членами пытаются спариться. Причём делают это не только с девушками, но и с друг другом. И у них ничего не получается! Ваня вынырнул и говорит тренеру: "Не понимаю, говорит. Они же не смогут! В чём прикол, брат?" А тренер хохочет на берегу: "В том-то и прикол, тупой олигофрен, что программа наша благотворительная! Понял, нет? Благо, а не олигофренотворительная!" "Так бы и сказал!" - сказал Ваня, тоже надел скафандр и полез снова в глубину. Он заорал по межскафандровой связи: "Я - свой! Меня группа старушек побила!" "Родной ты наш!" - сказали олигофрены, и сразу несколько прорезиненных хоботков ткнулись в спину Вани. "Ниже берите! А вы вообще молодцы, не тушуетесь: знаете, что трахнуть никого не можете, а всё равно пытаетесь!" "В том-то и прикол, брат, что вместо спаривания можно просто пообниматься: это тоже приятно!" И весёлые олигофрены принялись водить хороводы и петь: "Девчата гуляють, и нам весело!" Вылез Ваня из бассейна, тренер уже ушёл, а рядом плавали какие-то девушки в бикини. "Не хотите крепкого коммисарского тела?" - спросил их Ваня. Но они отвесили ему пощёчину и сказали: "С олигофренами не размножаемся!" "Интересно, как вы узнали?" "А у тебя на спине нарисована иудейская звезда и написано." "А! А так?" - и Ваня снял скафандр. "А так можно!" - обрадовались девушки и бросились кувыркаться с Ваней. Но после всего пережитого Ваня был импотент. "Извините, девушки, мне надо побыть наедине с собой!" - заявил он и заперся в туалете с журналом Плейбоя. Но от вида разной рекламы разных мартини и "хонд" ему стало нехорошо. К тому же разных девушек в журнале постоянно ретушировали, да так, что из них получались существа среднего рода. Не поймёшь: с членами они или нет. Одна девушка даже жаловалась, что её не стали снимать из-за жирового пояса вокруг её груди, который не брал ни один ретушёр. И потом вообще оказалось, что это не девушка, а жирный парень. Плюнул Ваня, спустил журнал в унитаз и несытый удалился. Рядом плескались всё те же девушки. Ваня втянул живот, высоко задрал голову и стал прохаживаться, показывая, какой у него впалый живот. "Вот дибил!" - сказали девушки. "Вам что, не нравится мой живот? А так?" - и живот опал, словно беременный. "Да ты же беременная!" - сказали девушки. "А что, вы не любите трахаться с беременными?" - спросил Ваня. "По-нашему, беременные уже ни на что не способны, потому что изнутри уже стучит ножками эмбрион, и своим стуком отвлекает от секса!" "Сами вы дибилки! Мой эмбрион никогда без толку не стучит! Это значит, что ему надо сигарету или бокал винца, где золотится роза чайная! Или полистать "Пентхауз"." "Он что у тебя, ананист, эмбрион твой?" - спрашивают девушки. "Вот именно! Вы всё просекли с самого начала! И он одобряет сношаловки с несколькими девушками сразу, особенно, если они транссексуалки! Вы транссексуалки?" "Нет! А вы с ним оба дебилы!" - и раздражённые девушки покинули зал. Ваня закурил, засунул эмбриону тоже початую пачку сигарет, потому что он маленький, тупой и сам распечатать пачку не в состоянии. Именно поэтому же он и консервы открываать без открывалки не может. И вот курят они с эмбрионом, а эмбрион и говорит: "Посмотри налево! Смотри, кто пришёл! Только не надо комкать пачку сигарет!" А пришла группа хулиганствующих старушек, с которыми Ваня давно хотел поквитаться. "Беги на них!" - говорит эмбрион. "Сам беги!" - говорит Ваня. - "Ты, я смотрю, обнаглел и взял функции Внутреннего Голоса без полномочий. Ты такой умный - сам и беги!" Сказано-сделано. Вылез из ваниных трусиков эмбрион с сигаретой в зубах и побежал на старушек. А они не могут ничего понять: то ли тайфун какой взорвался? Что это за карлик в подгузнике на них бежит? А Ваня догнал эмбриона, надавал тому по попе и попытался засунуть его обратно в лоно. А эмбрион упирается, орёт матом ("М.дак! П.др! Му.об.един!") и норовит поцарапать Ваню когтями. Тогда Ваня взял его за шкирку и пинком отправил в бассейн. Эмбрион свалился на самое дно, стал по нему ползать и включил фосфорический фонарик на конце удилища, чтобы приманивать весёлых олигофренов в скафандрах, которые резвились тут же. Олигофрены моментально включились в его брачные игры и напрочь отломали и удилище, и фонарик. Всплыл эмбрион и ругается: "Вот сволочи!" Старушки, которые все были в кожаных косухах и фашистских шлемах на головах окружили его и так участливо спрашивают: "А что случилось?" Эмбрион не успел ответить, потому что Ваня выхватил его из толпы и закричал: "Не смейте бить моего ребёнка!" Но тут же получил кованными ботинками по шарам и упал, обливаясь кровью. "О, горе-то какое!" - стал причитать эмбрион. - "Ладно меня бы избили! Мне всё равно: я гуттаперчивый и с такой нежной кожей (как у ребёнка), которую ни один ботинок прошибить не может! Но зачем вы обидели Мать?!" "Какой он Мать?" - удивились старушки. - "Это всем известный пробабилитик Ваня Маньякин, мы его уже второй раз бьём за последние полчаса!" "А я вам говорю: он Мать!" - зарыдал эмбрион. - "Если не так, то откуда я взялся тогда?" "Да, откуда ты сам взялся?" "Я вылез из его живота!" - сказал эмбрион, размазывая по пухлому личику помаду и тушь с ресниц. "О!" - сказали старушки. - "Непорочное зачатие! Так ты - Иусус Христус?" "Пока не известно! У меня пока нет имени!" - деловито пояснил эмбрион, снова намазывая помаду и тушь. - "Неизвестно даже ещё: девочка я или мальчик. Но при маммоскопии всё это выяснится!" "Так давайте скорее сделаем ему маммоскопию!" - закричали все: и старушки, и олигофрены, и девушки в купальниках. Пришёл даже из туалета тренер и тоже стал скандировать вместе со всеми: "Маммоскопию! Маммоскопию!" Эмбрион махнул рукой, сказал: "Поехали!" и влез в ванин живот. Ваня очнулся и на негнущихся ногах, одетых в женские туфли-лодочки, проследовал за тренером в рентгеновский кабинет. "Куда мы? А почему в рентгенкабинет?" - спрашивал Ваня. "Потому что здесь я прячусь и занимаюсь мастурбациями!" - заявил тренер. - "Потому что здесь темно, девушка!" "Но я не девушка!" - возмутился Ваня и стал сдирать с себя женские обноски и туфли на каблуках, в которые смеха ради его обрядили преступные старушки, пока он был в коме. Это правда! Он оказался совершенно голым. "А говоришь: не девушка! А почему такой большой живот? Ты - беременная!" "Не беременная, а беременный! Живот большой от большого количества пива, а в животе живёт эмбрион, маммоскопию которого тебе, дибильный тренер, и предстоит щас сделать!" - прояснил ситуацию Ваня. "Ещё хочу!" - сказал эмбрион. Ваня просунул в живот ещё пакет кукурузы "Кузя" и спросил: "Достаточно?" Из живота донеслось чавканье. "Прости, а как тебе удаётся всё просовывать в живот? У тебя что, есть женская штуковина?" - спросил любознательный тренер. "Да, и причём две! Одна спереди, а другая сзади. Хотите прикол? Эти хулиганствующие старушки ничего уже не понимают в попце (ломаются там хрящи или мышцы при соитии) , потому что их светлые дедушки уже ничего в попце не понимают, потому что у них не стоит! Вот попробуйте обос.ать их светлых дедушек, и увидите, как они мащут фашистскими касками и потрясают своими старушечьими кулачищами!" "Ладно, хватит! Заткнись, потому что проблемы их светлого дедушки мне получше твоего изваестны: я их дедушка и есть!" - сказал тренер. "Извращенец!" - сказал Ваня и прикрыл груди свои валявшимся на полу лифчиком. "Это твой?" - спросил между делом тренер. "Мой! Но был их! Он же не моего размера! Он как парашюты! А у меня - нулевой размер грудей. Даже, может, минус первый (отрицательный!)" "Ты что, сидел?" - спросил тренер, настраивая аппаратуру для маммоскопии. "Нет, я лежал! В нацистском концлагере "Ревенсбрюке"! Все 5 суток, пока война-то не кончилась. Меня тогда взяли фашисты так поздно и угнали в Германию потому, что никак не могли понять: девушка я или парень. В первом случае бы угнали, а во втором расстреляли. Ну и решили, что девушка, благо эмбрион уже тогда сидел во мне и коричал на все фашистские вопросы зло: "Нихт ферштанден! Гитлер капут!" (Не понимаю, мол.) И с тех пор, папаша, я поклялся эмбриону бить эту фашистскую сволочь, где бы она мне не встретилась! Да, кстати, забыл избить старушек! Это они меня избили, сучки! Но теперь-то, когды ты мне напомнил, ху есть ху, я пойду к ним и посшибаю с их пустых голов фашистские каски!" - и Ваня ушёл. "А как же маммоскопия?!" - кричал в догонку тренер. "Да пошла она в ж.пу! И ты пошёл!" - ответил Ваня, а тренер занялся мастурбациями, потому что, типа фашистов, тоже мало понимал: девушка Ваня или парень. "Оно, однако, девушка, раз эмбрион, но по голосу - парень, хоть и ходит в женских туфлях и лифчиках." От таких мыслей тренер забрызгал своей белой гадостью (спермой) весь маммоскопический аппарат, и тот закоротило. Он испортился. А Ваня гордо шёл к старушкам. "Ну что, старушки, всё хулиганствуем?" - спросил он. "Хулиганствуем, касатик!" - ответили старушки. "Так я это щас прекращу!" - заявил Ваня и врезал им всем по зубам. И выбил все вставные челюсти. "Што ты наделаш?!" - закричали старушки. - "Тебе жа них не рашплатишься! Они зорошые!" "Чего?" - спросил Ваня, потирая ушибленный кулак. "А того! Не хрена нам здесь бить советских старушек!" - сказали девушки в бикини и сплюнули. "Хулиган!" - поддержали девушек олигофрены в скафандрах. "Да нет, я не то, чтобы хулиган..." - стал оправдываться Ваня. - "Они первые начали!" Но эмбрион уже вылез из живота с израэльтянским бело-синим штандартом и уже расхаживал по краю бассейна и скандировал: "Мы - не рабы! Рабы - не мы! Всех в мартеновскую печку засунем! Суки! Руки прочь от Матери!" Он не удержался и свалился с бортика в воду. Но так как он и в огне не горел, и в воде не тонул, то породолжил свою манифестацию на дне бассейна, спугнув какую-то олигофреническую парочку без скафандров. "Я хочу пожаловаться!" - сказал Ваня всему забрызганному в сперме тренеру, который как раз пришёл из рентгеновского кабинета: "Почему вы допускаете, что олигофрены размножаются?" "Где? Когда? Как?" - спросил тренер. "Что? Где? Когда?" - передразнил его Ваня. - "У вас тут в бассейне, лапоть тупой!" "За "лаптя" ещё ответишь!" - прооворчал тренер и нырнул на глубину. Он поймал за шкирку царапающегося эмбриона и вышвырнул его на берег: "Больше иных эмбрионов в нашей системе не обнаружено! Можете расширить условия поиска, задав более расширенные параметры!" "Сам ты параметр!" - сказал Ваня, засовывая эмбриона себе в живот. - "А он лично видел двух голых олигофренов!" "Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!" - сказали все и закивали головами как китайские божки. "Ладно, пошли вы все в ж.пу!" - сказал Ваня. - "Старушкам я отомстил, а мне пора на процедуры: кормить эмбриона грудью!" "Но у тебя же хилая грудь!" - сказали девушки, снимая свои бикини. - "Смотри, какие должны быть!" "Это не обязательно!" - просто сказал Ваня. - "Если не получится грудью, вскормлю ложкой!" - и самолично запихнул непристойные буфера тёлок обратно в их бикини. "Всё-таки ответь: парень ты или девка?" - на прощание спросил тренер. "Я, дядя, парень, но вот мой печальный рассказ..." - и Ваня уселся на бортик, а все придвинулись поближе, чтобы прослушать. "Однажды в детстве я ненароком упал на электродрель включённую, и та просверлила во мне дырку. Эта история так и называлась: "Гаррик Полотёр и электродрель". Тут явилась добрая волшебница-фея и устроила в моём алькове-влагалище (которое просверлила дрель) эмбриона, чтобы он напутствовал меня в добрых делах и помогал в жизненных трудностях. Назывался он "Персональный Джизус". Но я эту позорную кличку у него отменил и применил другую: "Эмбрион". И вот он с тех пор со мной. Такая история," - и Ваня встал с бортика. Его уже не слушали. Разачарованные его глупым рассказом девушки уже играли в мячик, олигофрены спустились на глубину для утех, а тренер снова ушёл в рентгенкабинет заняться собой, потому что он так расчувствовался, так расчувствовался!.. Остались одни старушки. Они спросили: "Так с тех пор ты, Ваня, урод?" "Сами вы уроды! Я - продвинутый мен! И меня выдвинут в Государственную Думу, потому что я много думаю!" К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1046-1047

   6 февраля 2007 года. Про сход лавины. Ехал лыжник Егор и зацепился шарфом жёлто-чёрным (рекламным с надписью: "БИЛАЙН. Живи на яркой сьтороне!") за ёлку. И тут ему как под зад лавина! И погиб Егорка. Но после смерти сделался невидимым и смог тайно посещать женские бани. Вот напосещался он, сидит дома перед телевизором с банкой "Пепси" в руке и думает: "Сколько времени угробил зря: одни жирные тёлки-лезбиянки. А той, чей образ на сердце высечен (ты узнаешь её из 1000!) , так и не нашёл." Потому что почему-то на сердце высечен был образ тёлки с бородой и в зипуне. Где же бедному лирическому герою, поэту и мечтателю Егорке, встретить такую? Да понятно где: в Институте Коррекции пола. Там таких полно. Им дают мужские гормоны, у них отрастает борода, а потом они сами покупают зипуны в магазине "Игрушки" ("Я куплю тебе плюшевого мишку в магазине "Игрушки"!") , потому что только там их никто не смеет спрашивать: "Вы, товарищ, собственно, кто: мужчина или женщина?" ("Какая разница, товарищ?") Так вот увязался Егор невидимый за такой девушкой Олей и говорит ей на ухо: "Ты так прекрасна, Оля! А каков быть должен голосок?" Оля хрипло басом говорит: "Отвали, парниша!" Егор отлетел, прочистил уши, чтобы снова слышать и снова спрашивает: "Товарищ, а ты кто: он или она?" "Я, товарищ, она пока. Но в моём теле и он есть. И скоро я сделаю операцию по перемене пола и стану совсем им!" Тут Егор не выдержал: "Дура! Тебе пришьют резиновый член (совершенно как натуральный-естественный, да!) , ты будешь везде ходить и никого не замечать. Потому что у обычных мужиков член свёрнут в рулон!" "Это как?" - не поняла Ольга. "А так!" - и Егорка показал, как сворачивается рулон. "Что ты мне всё сказки рассказываешь!" - возмутилась Ольга. - "Всем давно женщинам известно, что у мужика член стоит!" "Да, может, при виде этих женщин и стоит. А при виде домов, деревьев, домов, машин, серого неба и чёрного тротуара - свёрнут! И в голову мужика лезут потусторонние мысли!" "Мне на это наплевать. Потому что в мою голову тоже лезут потусторонние мысли!" И понял тогда бедный Егорка, что он - уникум среди людей: ни у кого глаза не закатываются, только у него. В эти моменты он различал направления (справа-слева, сверху-снизу) , цвета (чёрный убийства, белый страха и жёлтый идиотизма) и т. п. Перестал он тогда быть видимым для Ольги (а она его видела временно) и полетел прочь ко всем чертям. Потому что на сердце у него стал высечен чёрт с копытами и рогами хвостатый. "Что мне с ним делать? Или, точнее, что он со мной будет делать?" - тревожился Егорка. - "В попец не дам ему: я не п.др! И его не хочу!" Но всего, чего хотел от него чёрт, было продать душу Дьяволу. Стали торговаться: Егорка запросил 15 рублей. Чёрт стал бегать кругами по преисподней и орать: "Но это пол-доллара!" "Заметь: не доллар, не 2, как предлагают на всех лотках Москвы или в электричках, а всего 15 рублей!" Сошлись на 14, потому что Чёрт сказал: "Если не продашь за 14, то ты мне больше не дружок, и не писай в мой горшок!" Егорка испугался, потому что Чёрт на сердце высечен, и спросил: "Слушай, брат: почему на сердце не высечено жирной тёлки, которых я в бане видел?" "Потому что это всё наш контингент! А мы тебя повысили: вместо простых функционерок мы высекли тебе меня, инструктора Ада!" "А когда высечёте самого Дьявола, значит, я повышен?" - спросил Егорка. "Нет, Егорка," - сказал Чёрт. - "Его Высочество высечен у меня самого. Можем высечь тебе в качестве платной тату некоего божка Пруна, известного своей тупостью. Особенно это проявляется в дни снегопада, когда бог этот без штанов, и на Землю сыплется вся шелопуть!" Егорка согласился, и ему за 14 рублей высекли на сердце божка. Вылез Егорка из канализационного люка, под которым находился ад, и отправился на небеса к божку. Божок сидел в гамаке, кормил курочек и покуривал олимпийскую трубку Мира. Егорка стал ему втолковывать: "Я есть хочус тебяс!" "Что он говорит?" - спрашивал божок у ангелов. "Он говорит "М"... "Молодёжь"!" "Это он про них или от их имени? Не знаете, тогда уведите его навсегда отсюда, и скажу я!" Егорку под белы ручки увели, а божок сказал: "Как правильно сказал ушедший недавно от нас дедушка, молодёжь... Чего он там ещё-то сказал? Он что, муж невесты? МУЖ НЕВЕСТЫ? Такое бывает? Бывает? Моей невесты? Так вот, передайте через тюремщика ему, что если он не научится на свадьбах веселиться, то я женюсь на его жене, но уже как на вдове!" Между тем Егорку бросили в каземат. Но вместо того, чтобы стегать его плетьми, ангелы (добрые души) стали играть с ним в домино. При каждом ударе костяшек Егорка уговорился кричать: "Ой-ё-ёй! Как больно! Вы - неправильные тюремщики и даёте неправильный мёд! Кажется, дождь начинается!" "Как кричит, какой актёр! Вот мне такого и надо!" - подумал божок Прун, проходя мимо каземата. Дело в том, что один из полков его Святейшества Иусуса отбился от рук. Солдаты сидели на деревьях, как макаки. Перелезали ночью через гарнизонную стену и при этом засыпали на её вершине. Попадались патрулю ополченцев и не били им морды. А самое скверное, что ходили они нагло в грязных белых подштанниках, а в свободное время играли в "мясо". Что это за игра такая, божок наш не знал, но на него из всех окон казармы поочерёдно усчтавлялись голые солдатские задницы. Прун вздыхал и шёл дальше. И вот задумал он подослать Егорку в этот полк, чтобы тот накормил всех солдат кокосами, чтобы те переломали штыки и стали не социально опасны, потому что их даже не пускали ездить в метро и троллейбусах, потому что они были неадекватными. И про них постоянно телефонировали граждане, что заметили толпу каких-то подозрительных личностей, агрессивно настроенных, в том числе и несовершеннолетних! И вот прикатил Егорка в полк гору кокосов и сказал: "Я сбрендил!" Один из солдат, летописец полка, записал, слюнявя чернильный карандаш, в Чёрной Книжке: "Наш капитан спятил. Время сообщу позже, когда найду свои ходики." Эти подлецы не знали даже, сколько щас время. Один забирался на столб и вещал: "Московское время - 8 часов!" "Спасибо!" - говорили все, проходя парадными шеренгами мимо. При этом Его Святейшество Иусус зачем-то поручил им выкинуть на Красной Площади в кучу все полковые штандарты. Божок Прун, который ваыполнял в полку роль замполита и повара, рассвирепел: "Дорогой наш Иусус (поцелуй взасос и долгая продолжительная овация, переходящая в аплодисменты) ! Я понимаю, если бы это были штандарты недружественной нам Германии после войны, или хотя бы американские флажки, которые наш Луноход-1 выдернул бы с поверхности Луны, но это наши же штандарты, изображающие голую солдатскую задницу! (Позировал рядовой Скляров, самый тупой и жирный солдат)" "Эт-та ничего!" - сказал авторитетно Иусус. - "Это, полковник (нажимая на слове "полковник") , важно есть! Мы в своём этом... как его... где думал Кутузов перед сдачей Москвы... нет, не в Переделкино... ну не важно! Думали, короче, вообще, и надумали, что так мы повысим боеспособность полка! Кокосы им выдали? Так заберите обратно: это не наши методы!" "Поздно, Ваше Сиятельство! Они уже переломали об них штыки! А двоих вообще заметили в археологической могиле, где они изнасиловали двух проституток-археологов до смерти!" "Так-так, подполковник Прун! За это ответишь лично перед СМЕРШем! Как в нашей могиле могли оказаться вражеские проститутки? Да ещё археологи? Как?!" "Да они местные! Они ночью автостопят, а днём отсыпаются в могиле. Когда пришёл настоящий владелец могилы доктор Преображенский (барыга-барыгой, а дочка страдает, живёт на даче у барыги и ездит в барыжных "жигулях"!) , то проститутки набросились на него и изнасиловали до смерти. За него и вступились два наших солдата. "За родного профессора-доцента!" - кричали они и били проституток кожаными ремнями. При виде такого подкрепления в виде военной силы, проститутки и померли." "Ладно, этих наградить посмертно. А солдат поощрить отпуском домой! Где они живут?" "Этого, Ваше Сиятельство, никто не знает. Они сами не знают. Они бомжи, мы подобрали их на учениях в Тамбовской области и теперь приручили (а мы в ответе за тех, кого приручили!) . И кормим из блюдечка, и чешем за ухом. А на ночь спускаем с цепи и разрешаем патрулировать город. Я, лично я, кормлю их из блюдечка молочком!" "Молодец, полковник! На тебе медаль: "За Спасение Утопающих!" последней степени со своего плеча! Хотел тебе ещё тулуп со своего плеча подарить, но ты, смерд, её пропьёшь! Подарю-ка я её родственникам тех боярыней, которые пали смертью проституток в могиле! Если, конечно, кто-то вздумает признаться в родстве!" - сказал грозный Иусус и спросил: "Признаётесь?" Тут на плац вышел из рядов солдат тощий профессор археологии и спросил: "Что, пожар? Я свидетель! Можно вызывать пожарных! А что произошло?" "Так ты выжил?" - грозно спросил Иусус проходимца-выходимца. Тот оробел: "Я, товарища Иусуса, н-того, эн-того... Я думал, начало нового романа, я и кофейку заварил... Я ещё в мужской туалет зашёл, там Кузьмич сидит и читает газету! Он на меня так строго: (басом) "BESETZT!" (Занято!) И я побежал по лестницам с так и не наполненным чайником кипятку и кричу: "Я Еленина видел!!" "Ладно, с этим разберёмся потом, как ты, назначенный дневальным по роте, шлялся по мужским семи кабинкам! А пока получи тоже медальку последней степени с моего плеча, - сказал растроганно Иусус, - и зипун, раз ты и есть тот Доцент!" "Да, я есть! Про меня и песня такая есть: "Один московский кент, ну вылитый Доцент, по жизни он раскапывал могилки!" Так это я, Преображенский моя фамилия!" - закричал, кутаясь в зипун Доцент и ушёл с плаца в задние ряды, где как раз стояли в ожидании своего часа другие проститутки и столик с винцом на колёсиках. Когда объявят "Вольно!", столик и девицы выйдут на первый план, чтобы участвовать во всеобщем веселии по случаю Разоружения! К. Примечание. Если вы читаете эту муть в 2008 или позднее годах, то и не подозреваете, что щас в 2007 у нас идёт рекламка кофе "Начало нового романа", где знакомятся дв... мужик и баба. Так что я не спятил. Остальные же ссылки общеизвестны. Особенно про могилу у Гашека. ("Знакомятся два придурка!" Нет. "Два молодых человека!" Нет. "Две девушки?") К. P. S. Чтобы дописать до двойного, ещё. И упал на колени полковник Прун перед уборщицей тётей Розой, и стал целовать её половую тряпку вместо стяга. Тут кто-то подцепил юбку полковника за флагшток, и при поднятии флага с него поднялась юбка. А он ходил в юбке и распашонке украинского типа (именно в такой девица парня "пидманула-подвела") . Дело в том, что Прун с детства примеривал женские обноски своей праматери, но по прошествии нескольких отроческих лет стал открыто носить женскую одежду и косу до пояса. За это его били сверстники, но он гордо отвечал: "Я занимаюсь поисками себя!" и начинал открыто на народе мастурбировать! Видя такое, сверстники сказали: "Не трожьте го.на, а то завоняет!" и перестали его бить. А попал он в армию по недосмотру. Он пришёл в военкомат и говорит: "У меня - вот!" И задирает майку. А майка не задирается. Все гогочут, и майка задирается наконец. Там оказывается разрисованная защитной зелёной краской женская грудь. Среди призывников царит полное восхищение, и все пытаются потрогать чудо природы. Это удаётся немногим, но Прун становится объектом номер один на любом сборище, в том числе на пляже. Даже настоящие женщины трогали его груди и говорили, что они, словно накаченные мячики. Его, прунова, жена требовала уничтожить их, но Прун противился: сам Господин Иусус обязался выплачивать ему по 10000 долларов в год, если он будет ходить с грудью. Но тут, в военкомате, военком сказал: "Будешь в десанте! У всех десантников такие есть!" "Ты что, ослеп?!" - закричал Прун. - "Они же женские!" "Дай пощупаю!" - сказал военком и пощупал. "Нет, что-то я смотрю: не айс! Водоизмещение что-то не то!" "Да какое тебе ещё водоизмещение нужно, балда?!" - заорал Прун. Но военком сказал: "Здесь тебе не тут! Здесь мы не позволим крики ругать! Болтается что-то внизу живота?" "Болтается!" "Значит, годен!" Так Прун попал в армию. Там он продолжил ходить в женской одежде и быть п.дром. Любовью он занимался со всеми рядовыми и командными составами, причём те не находили никакой разницы между ним и своими жёнами, и после вахты шли то к ним, то к нему. Потому что он один мог сексуально стонать: "Хорошо!.. Ещё!.. Да! Да!.. Какой ты горячий!.." А флексибильные (то есть, фригидные) тёлки-жёны комсостава были так измотаны постоянными передислокациями полка, что ничего уже не испытывали, оргазма не получали и не внушали, а при попытках мужей молча отключались. Про это прознал грозный Иусус и решил это запретить. Он позвал божка Пруна, подарил ему куриц и сказал: "Сиди здесь и кури трубку Мира так, чтобы дым сплетался в 5 колец! Это будет символом Олимпиады-80, понял?" И Прун курил и думал: "Вот и всё! Отказаться от обновления ради какого-то идиота-Иусуса! А я почти что нашёл себя! Потому что я - это она в мужском-женском теле!" Сам не понял чего сказал. Но, короче, он как раз находился в конце поисков самого себя, поэтому вынул из задницы кем-то забытый резиновый член. Именно за этот член-то и схватил его Иусус, который приходил с дозором: "Ты опять за старое?! Радуйся, что я кормлю тебя, пою, приютил (как типа Гитлер свою сестру в фильме "Ас из Асов" (хотя никакой сестры по жизни у него отродясь не бывало, так как он был сыном племянницы и её собственного дяди!)) , разрешил ходить на шпильках и в юбке, чем ты подрываешь боеспособность всего гарнизона, так как они только и мечтают дра.ить! Да ещё назначил замполитом!" На что Прун отпустил член, который к ужасу Иусуса остался у того в руке. "Член-то резиновый!" - сказал Прун. И тогда Иусус понял, что зря обижает недоверием своего замполита и расцеловал его взасос. И наградил медалькой "Дубовый Крест" предпоследней степени, так как последнюю степень унёс с собой в могилу Гитлер, самозастрелившись в саду райской канцелярии. Он тогда наградил тоже себя, потом протёр очки (которые был вынужден носить из-за ослабления зрения до плюс 10 диоптрий, что случилось с ним одновременно вместе с потерей воли и ориентацией в пространстве. Он даже туалета не мог найти в своём Волчьем Логове. И не только потому, что туалет этот разбомбили самолёты союзников. А потому, что все эссесманы жаловались на ужасное зловоние) и увидел, что это последняя степень. Он пошёл на склад и потребовал выдать себе хотя бы Вторую Степень. Но ехидный каптёрщик, видя, что фюрер потерял волю и способность командовать, нагло заявил, что Вторая Степень зарезервирована за сержантом Биксби. "Биксби"? У нас что, чернож.пые служат?" - спросил фюрер. А потом добавил безвольно: "Ну и хрен с ними, пусть служат! Мне уже до лампочки!" И это были его последние слова. К. Примечание: некий айс по ТВ целый год ищут некие "отморозки". Находят в подушечках "Орбит-айс" для зубиков. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1048

   8 февраля 2007 года. Сказка про слона в Москве. Вот вырвался бешеный слон из зоопарка и стал бегать по Москве и всё ломать. А потому что в зимнее время его лучше бы не будить, потому что он превратился в "шатуна". Вот бежит он по Старобасманной улице и рушит все дома! Потому что бешеные слоны чрезвычайно опасны даже в Африке. Про них аборигены складывают легенды, в которых называют их "зверскими чудовищами". И прячутся от нимх зимой в чумах и иглу, которые этот слон разрушить не может, потому что они построены в горах Южной Африки, в ЮАР. Там очень крутые скалы, и слон соскальзывает с них и может только орать в нос (потому что нос у него - это его хобот, который мешает говорить) : "Вы, мол, кричит, поганые аборигены! Я до вас ещё доберусь!" Но тут из английской колонии выходит с ружьём Супербабуся, которую этот слон будит своими воплями. Супербабуся недовольна: "С утра уже компостирует мозги! А солью в задницу не хо-хо?" Слон этого страшно боится, но, чтобы не показаться трусом, кричит Супербабусе: "Я и до тебя, редиска, доберусь!" Но тут Супебабуся стреляет, и слон падает без чувств! Тут-то его и хомутают английские колонизаторы и продают в московский зоопарк. Так вот, именно этот дикий слон и бежит щас по Москве. Выезжает наряд милиции и кричит в мегафон: "Товарищ слон, бортовой номер "х18-23уй", остановитесь! Иначе мы будем стрелять в воздух!" Слон, как услышал, прижал ужи и поджал хвост. Но потом подумал: "А мне терять нечего! Всё равно мой любимый родной Африка для меня потерян навсегда, и мне придётся помирать в этих российских снегах!" Милиционеры стреляют в воздух, и на голову слона сыплются мёртвые журавли, которые как раз перелетают в Африку на зиму и служат вместилищами для душ солдат, погибших на войне. Про них так и поётся: "Не в землю нашу полегли когда-то, а превратились в белых лебедей!" Но чтобы гражданским лицам превратится в этих лебедей, им надо, как известно, выпрыгнуть из окна в чёрных одеждах. И вот слона осеняет: действительно! Он щас наденет чёрные колготки, чёрную распашонку, чёрный ночной колпак и чёрную повязку на глаза (для лучшего сна) и выпрыгнет из окна. Тогда-то он и попадёт в родную Африку в стае перелётной! И вот заходит слон в лавку женских принадлежностей и говорит: "Мне, пожалуйста, ночную повязку для глаз!" "А какой у вас размер глаз?" - спрашивают. "1024 дюйма!" "Извините, дифицит! Ещё не привезли! Звоните, телефонируйте, может, привезут!" А сами думают: "Что за дибилы к ним приходят? Да ещё по утру?" А потом продавщица случайно бросает взгляд на рисунок на стене: "Разыскивается мёртвый или мёртвый! Награда 100 рублей!" И рисунок слона Харрисона! "Да это же Харрисон!" А между тем, слон тоже видел этот рисунок. Он поначалу заслонил его толстой задницей, но потом пририсовал слону этому Харрисону бороду, очки и круглую шапочку. И вот продавщица кричит: "Стой, Харрисон!" Слон обмер. Но менты уже крутили лапы какому-то слону в шапочке и с усами в очках. Слона пронесло. То есть, не понос, а мимо пронесло, повезло. "Однако!" - думает слон. - "На этих улицах Москвы не только меня встретишь, а разных ещё Харрисонов!" И пошёл покупать вместо чёрных чулок чёрные брюки. И так примерит их, и так: нет, малы: ширинка не застёгивается! Тут как раз какой-то покупатель-гей строил слону глазки. Так слона осенило: он из примерочной кабинки поманил гея. Тот удивился: вы мне? "Да тебе!" А сам слон ударил этого гея по голове в кабинке и надел его серые штаны. "Ничего, - думает слон, - серые тоже сойдут. Главное здесь: не цветовая гамма, а доброе желание стать лебедем!" Вот входит продавщица со связкой женских лифчиков, которые выбирал этот гей своей жене, и видит: лежит гей в кабинке без штанов! И она как закричит! А слон подошёл сзади, зажал ей рот лапой и говорит: "Не кричи! Тут люди спят!" И, понимаете, действительно: все покупатели повалились на пол и прикинулись спящими. Слон говорит им: "Опять заснули, ё. вашу мать!" И пошёл дальше по магазинам. Ему надо было ещё купить чёрное пальто и обрить голову, потому что лебедем может стать только лысый в пальто! И вот в парикмахерской он спрашивает: "А у вас цены не подорожали?" "Подорожали! Вот вам прайс, читайте!" Слон взял прайс и говорит со смехом: "В этом прайсе нет моей причёски! Я хочу наголо!" По парикмахерской прошёл слушок, что пришёл какой-то бритоголовый. "Да нет, - говорит слон, - я просто хочу превратиться в лебедя!" "Ах, в лебедя? Это другое дело! Всем лебедям (а также малоимущим, больным, убогим и слабоумным) у нас скидка 1%!" - говорят. "Это хорошо!" - говорит слон. - "А то у меня денег всего 35 копеек, а стрижка стоит 36 копеек. Пришлось, понимаете, грохнуть какую-то старушку, чтобы собрать требуемую сумму!" Слону не поверили: "Как вы могли?" "Да шучу я, шучу! Я - старый сталевар-шахтёр Слон Слонович Слонов, кончивший Бауманский Университет Молодёжи по специальности "наладчик цифровых слонов на фабрике АЗЛК имени Сталинского Комсомола!" "Вот ты и врёшь!" - говорят. "Точно, вру!" - захохотал слон. "И про мальчиков наврали, и про наркоманов, которых спасли из горящего дома!" "Точно, наврал! Но чтобы вы не донесли на меня в полицию вашего штата Колорадо, я вас щас буду немножко кушать!" - говорит. И раскрывает пасть, полную четырьмя рядами острых зубов, как у акулы. "А вот и нет!" - говорит отважная кассирша, хватает с неба Солнце и запихивает вместо себя! Наступили сумерки. "Что ты наделала?!" - возмущается слон и вся общественность в лице старушек, которые ждали очереди на стрижку. - "Теперь наступила ночь вечная!" Ничего-ничего, про это даже есть специальный муви Корнея Чумковского, где слоны поглощают Солнце, а потом приходит крокодил в боксёрских перчатках и набивает морду слону, и "Спасибо тебе, дедушка, за Солнышко!" (Солнце опять будет весело сиять!) А ещё (в скобках замечу, что речь ранее шла про 40 мальчиков, которых слон якобы излечил от заикания!) всё. Итак, в потёмках серые штаны слона и его красный пиджак стали казаться чёрными. Оставалось купить только ночной чёрный колпак. Но ночью все колпаки серы. Поэтому слон купил новогодний колпак красный и полез на 11 этаж какой-то недостройки, чтобы спокойно спрыгнуть вниз и превратиться в чёрного же лебедя. Вахтёрша, как увидела косолапого слона, сразу вспомнила историю про одного босого бомжа, который свёл счёты с жизнью, незаметно прокравшись мимо вахтёрши на высотный этаж. Ещё она вспомнила историю, как какой-то бомж бросился под электропозд в метро, на 40 минут парализовав движение на ветке своими кишками. Но второй случай она с негодованием отмела и погналась за слоном с требованием, чтобы тот надел чёрные тапочки хотя бы, чтоб не был босым! Иначе ей влетит. А в белых (в ночи чёрных) тапочках можно бросаться сколько угодно. Всё равно эти тапочки зацапает себе паталогоанатом в качестве сувенира, когда бомжа слона похоронят. Но слон отстранил вахтёршу: "Не трожь меня, старушка! Я в печали! Я проглотил Солнце!" Старушка так и села. А потом стала совать слону два пальца в горло, чтобы его вырвало. "Брось, старушка! Я щас превращусь в лебедя, и Солнце само выскочит!" И слон сиганул с 11 этажа. И разбился вдребезги, но Солнце выскочило, и старушки у подъезда стали водить хороводы с воплями: "Спасибо тебе за Солнышко!" Ну а бессмертная душа слона превратилась в лебедя и улетела на историческую Родину, в ЮАР. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1049

   9 февраля 2007 года. Сказка о том, как освобождённых узников нацизма стали кормить овсянкой. А их бесполезно кормить овсянкой, потому что заворот кишок моментальный с летальным исходом. Но повар Советской Армии на самом деле был не Иван Иванов, а засланец Фритц Фритцерман. Его специально заслали, чтобы он накормил их. Вот он и кормит с ложечки: "За папу, мол, за маму... За товарища Сталина... За Союз нерушимый республик сворбодных!" А один заключённый берёт тарелку с этой овсянкой и выкидывает на улицу. Это называется "мишкиной кашей", потому что заключённого зовут Мишка. Так вся каша попадает на голову проходящего под зданием майора Пронина. Майор в бешенстве прибегает и орёт на Мишку: "Ты чего, это, кидаешься?!" А Мишка его хватает за грудки и говорит: "Где это написано, чтобы нас кормили овсянкой?!" И тут его последние силы иссякают, и он падает на пол, потому что из форточки подул сквозняк и сдул его, дистрофика. Пронин подходит этак к Ивану Иванову и говорит: "Что-то методы у вас, товарищ Иванов, не наши. Не советские!" А все заключённые, которые в это время склонились над своими тарелками с кашей, подняли головы и говорят: "Вот-вот! Нам чего-то тоже не хочется её есть: вон, посмотрите: гора трупов наших предшественников, и у всех губы вымазаны овсянкой!" Тут Иван Иванов как прикрикнет на них: "Заткнитесь и жрите, пока дают! А не то щас вообще лебедою с чередою накормлю! Будете давиться и икать, ма по малу привыкать! Вы ещё не знаете, на что способны советские повара в бешенстве! Мы можем так закормить немецких девочек молоком из походной кухни, что они вообще сами молока больше никогда давать не смогут!" Тут Пронин послушал-послушал Иванова и говорит: "Отойдёмте на минутку, товарищ Иванов!" Отошли. Пронин как даст ему в поддых, а потом по морде! "За что, товарищ майор?!" "У тебя кто брат?" "Героический партизан, моряк с броненосца Потёмкин, Моряк-Чижик!" "Вот то-то! Тебя поэтому везде и повышают. А брата твоего везде понижают, потому что ему приходится отвечать, что ты, брат его, фашистский прихвостень, из-за которого число жертв фашизма перевалило за не один миллион! Небось, давно кормишь зеков овсянкой? Небось, весь склад опустошил? А слад-то наш занимает пол-Сибири, понял, нет?" И тут Иван Иванов понял, что он близок к провалу. Поэтому он поднял половник и убил майора Пронина ударом в лоб. После этого он перетащил труп в подвал, а сам поднялся снова подложить кашки зекам. На что Мишка воспротивился. Он спросил: "А что с нашим товарищем Прониным?" "Крысок кормит!" И больше Мишка вопросов не задавал. Он только заметил в петлице предателя Иванова красную розу, которая раньше была у майора в петлице. Иванов её стырил с трупа. И тогда Мишка решился на героический поступок. Он поднялся с места и закричал: "Мы вам не скоты! Мы - мужчины! Почему мне налили бордосского вина 1896 года не охлаждённым? А должны охладить были!" И все зеки стали скакать на столах, ходить по столам "лунной" походкой и качаться на люстрах с воплями: "Мы - не скоты! Мы - мужчины!" А женщины оголили груди, тоже стали голыми танценвать на столах, кидаться овсянкой и орать: "А мы - женщины!" "Сумасшедший дом какой-то!" - решил Иванов и выстрелил в воздух из ППШ. Ему на голову посыпалась извёстка. "Кто устроил дебош?" - строго спросил он. "Он!" - показала на Мишку пальцем Марина, женщина, с которой Мишка уже хотел уединиться. "Нет, она!" - показал на Марину Мишка. И вот их двоих бросили в двухместную камеру, где к тому времени уже сидело 40 человек. Они пускали газы и обменивались остороумными замечаниями. "Нет, видно нам никогда не уединиться!" - сказал Мишка Марине. "Да!" - сказала Марина. А между тем был взят Берлин. Видя, что войне конец, и его скоро разоблачат, Иван Иванов решил водрузить на здание рейхстага свой англо-американский штандарт. Но по ошибке, не разобрав, что это свой Фритц Фритцерман, его застрелил немецкий автоматчик Глэб Прошлякофф. После этого инциндента сам Глэб попал под гусеницы танка "Т-34" и тоже скончался. Между тем Мишка стал мочиться на свою клетчатую рубашку, чтобы связать прутья решётки и раздвинуть их. Но помог ему только ярко-оранжевый галстук, потому что рубашка разорвалась. Тут уже включилась и Марина, и 40 каторжан. Все они помочились на галстук и стали его скручивать в спираль с воплями: "Эх, дубинушка, ухнем! Эх, родимая, сама срутится!" Этих воплей никто не слышал, потому что все побежали со слезами на глазах справлять Праздник Победы. Узники тоже вырвались на свободу, и их всех амнистировали, хотя 40 из них вообще были уголовные элементы и никакого участия в боевых действиях не принимали. А при бомбёжке вообще садились на колени и предавались молитве по фене. И вот выходят под ручку Марина и Мишка. И идут по Геббельсавеню в сторону встречи союзных войск. К ним подкатывается спецкорр "Знамени" Глеб Ушляков и кричит: "Скажите "чиз"!" Они говорят "чиз", а Ушлякова настигает последняя пуля некоего гитлерюгенда, который последние дни войны мучился поносом, сидел целый день на горшке и не знал ещё, что германская армия капитулировала. "За любимого Гилтлера, за Родину!" - сквозь зубы процедил этот щенок и застрелил спецкорра. "Что ты наделал, дибил?!" - закричал на него Мишка и дал подзатыльник. Гитлерюгенд заплакал и ушёл, пуская слюни и волоча за ремень свой "шмайссер". А Мишка и Марина стали лихорадочно вывёртывать карманы убитого корра, чтобы найти плёнку, где они засняты. Потом они проявили эту плёнку и послали в "Знамя" в руборику "Герои среди нас". Так до нас и дошли эти фотки. Потом в судьбе Марины и Мишки ничего более интересного не было, так, по мелочи всё: родили каких-то ублюдочных детишек, воспитали, угробили кучу средств, а позже эти детишки погибли в Афганской войне. К. P. S. Ещё немного слов о Фритце Фритцермане. До того, как его перебросили в наш тыл поваром, он сжигал деревни, насиловал детей и женщин, и убивал стариков. Про него спрашивают в Штатах: "У вас что, и щас такое возможно?" "Нет, только во время войны!" Это когда его отпрыск, тоже Фритц, приехал в Штаты, чтобы спокойно поторговать наркотиками, привезёнными в протезе ноги. Так вот про его-то папашу, известного нам как Иванов, и зашёл разговор в высших сферах ЦРУ. Спрашивали о нём некоего Глеба Пронина, который тоже приехал в Штаты, чтобы отловить и уничтожить отпрыска Иванова. И вот и рассказывает о его папашке. А потом будет ещё на автобусе в таран давить сынулика. Про это даже снят некий муви, называется "Зелёная Жара". Я к чему об этом пишу? Потому что груша от яблони недалеко падает, то есть, как был Иван Иванов предатель-предателем, так и его сыночек недалеко ушёл, продавая "белую смерть", героин. Продал он её этак пяти школьницам, они ширнулись и вывалились из окна, потому что потеряли страх высоты. А в Америке такие небоскрёбы, что лучше его не терять. И вообще, страх - это хорошо! А Глеб Пронин был внуком майора Пронина. У него и кличка среди ментов и улиц разбитых фонарей была "Внук". К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1050

   9 февраля 2007 года. Сожрал, значит, Матумбу тигр. И давай жена Матумбы Хариза убиваться: "Бедный мой Матумба! У тебя был такой пенис! Такой, какого больше я ни у кого не видела! Большой, горячий и т. д." Потому что она вообще больше пенисов не видела в жизни, так как её отдали замуж в возрасте 11 лет. Но тут приходит пузатый Бутумба, богатей (у него было три бусины и ожерелье из человеческих черепов) (а также он имел жёлтые штаны, и все обязаны были перед ним делать "кю") и мечтатель. И говорит: "Ночью я покажу тебе такой пенис, что ты совершенно забудешь своего Матумбу, совершенно!" Но Хариза была честная девушка, она не хотела выходить второй раз замуж ранее 40 дней скорби. И поэтому она стала говорить Бутумбе: "Иди отсюда! Гад! Скот! Извращенец вообще!" Бутумба разозлился, сел на своего ослика Аи и поскакал по пустыне, на каждой кочке прикрикивая: "Я покажу тебе "гад"! Я покажу тебе "скот"!" И тут встречает он как раз того тигра, который и загрыз Матумбу. "Ну как дела, брат тигр?" - спрашивает. "Да как-то всё, брат, понимаешь... Ну сожрал я этого Матумбу, но особого восторга у меня, понимаешь, нет почему-то. Наверное, об такого же вот Матумбу поломали зубы все евреи, когда во время Первой Мировой войны три дня варили такого Матумбу на костре и запомнили его на всю жизнь." "Да, я вижу, брат тигр, дела твои плохи. Но у меня ещё хуже: проклятая Хариза не хочет выходить за меня замуж, говорит, что член мой слишком маленький!" И тут в голове тигра созрел план: "А давай я сделаю вид, что хочу сожрать Харизу, а ты её как бы спасёшь и меня прогонишь. В благодарность она выйдет за тебя, а ты дашь мне 15 рубелей (денежка в Африке, равна 1 рублю СНГ. Как при Ленине, так при Сталине и Брежневе её курс никогда не менялся, потому что её практически никогда никто на рубли и не пересчитывал.)" Сказано - сделано. Притаился тигр около колодца, когда Хариза пошла за водой. А Бутумба спрятался рядом. Выходит тигр и говорит: "Могу тебя я, Хариза!.." "Чего ты, тигр, можешь?" - пренебрежительно спрашивает Хариза. "Могу тебя я... Могу... Тьфу, текст забыл!" Хариза не вытерпела, отодвинула тигра в сторону и стала набирать из колодца воду цвета лошадиной мочи. И тут тигра прорвало: "Могу тебя я так сожрать, что ты будешь сожрана и перестанешь быть строптивой!" "Спасите!" - заорала Хариза и вылила на тигра всё ведёрко. Тигр долго потом плевался. Но тут из кустов вышел гордый Бутумба: "Кто звал доктора? Добрый доктор Бутумба здесь! Кого от кого надо спасать? Тебя, тигр, от Харизы? Или тебя от тигра?" И давай кататься с тигром, как будто дерётся. "Ты плохо мне подыгрываешь!" - шепчет Бутумба тигру. - "Ты знаешь, что такое игра актёров?" "Но это уже не похоже на игру актёров!" - шепчет тигр. "Сейчас я тебя легонько ударю, но Хариза подумает, что я хочу тебя убить!" "Ладно, но только не сильно!" "Доверяйтесь мне, я знау, што я сделаюс!" "Никогда больше не произноси этого!" - и с этими словами тигр получил по морде. Тут как раз деликатно подошла Хариза с пистолетом и спросила: "Бутумба, вам помочь?" "Если можно!.." И Хариза ударила Бутумбу рукояткой пистолета по голове! "Ой!" "Целься в меня, тогда, может, попадёшь в него!" - сказал Бутумба, потирая ушибленную голову. Но Хариза опять ударила Бутумбу по затылку. Тот рассвирипел: "Ты давно на это напрашивалась!" - и ударил Харизу по зубам. От неожиданности та выронила пистолет, села на землю и заревела: "А я ещё замуж за него хотела!.. Дурак рыжий!.." Бутумба, как мог, успокаивал Харизу: "Не плачь, не реви! Что тебе могут сделать за обгаженный портрет господина Путинга?" "Какой такой портрет?" - испугалась Хариза. "Я всё знаю, ты можешь мне довериться: ты гоняла мух этим портретом, и они его изгадили, но какое нам дело до какого-то Путинга? Африка - близко, США - далеко!" Между тем тигр поднялся, отряхнулся, нахлобучил свою кепку и спросил: "Ну я пошёл?" "Иди, подлец! Как стоишь, подлец? Как идёшь, подлец? Вот так и иди! И больше не возвращайся!" - сказал Бутумба и обнял брыкающуюся Харизу, которая, однако, была тронута героическим спасением из лап тигра. Поэтому она взяла в рот у Бутумбы и сказала: "О, парниша! Какой ты горячий!" Между тем по тропинке к колодцу проходили какие-то местные тинейджеры. Они так и застыли: "Мы никогда раньше не видели, как мужчина и женщина делают ЭТО!" Они решили, что семя передаётся через рот, и чуть было не совершилось педагогической ошибки, но Бутумба сказал: "На самом деле всё гораздо хуже, чем вы видели!" И от этих слов подростки задумались и стали сами думать, ища ответ на вопрос: в какую, собственно, из 8 (из 8? Или 9?) дырок женщины надо вставлять свой хоботок, чтобы получить крепкую здоровую семью со всеми семью признаками здоровья и здоровья зубов? Чтобы папаша был сильным, как ветер, а мамаша - нежной, как "Ленор"-бельё. Но, как вы уже поняли, все поколения как-то могут решить эту проблему, потому что род людской не кончается даже в таких диких странах. Между тем вечерело. "Рыба моя!" - ласкал Бутумба Харизу. - "У меня 12 дойных коров машут в стойле хвостами, и тебе придётся не легче, чем моим остальным 23-ём жёнам! Будешь вставать в 5-30, доить коров, потом полчаса смотреть телевизор и слушать музыку, потом 3 часа ухаживать за моими 23-емя детьми (там подгузники использованные, понимаешь. Это самое трудное. Они так воняют, что все мои жёны зеленеют лицом, и при их приближении все прохожие падают в обморок, а цветы в горшках вянут) . Кстати, о цветах. В 12-30 пойдёшь на Блюменштрассе и передашь моему связнику, что у меня кончились чистые трусы, пусть Центр в лице моей мамаши Юстасы высылает новые! Запомнила? Смотри, не расколись!" И вот наступило 12-30. Радостная, что подгузники и возня с ними закончились, Хариза бежала на Блюменштрассе. Но она не обратила внимания на цветок, который выставил в окно наш связник, знак провала! По обе стороны от цветка в окне сидели по два английских колонизатора и махали чистыми трусами. Хариза весело вбежала в подъезд дома, где все стены были испещрены апартеидными лозунгами. Она испугалась и хотела броситься бежать, потому что именно она и была чернож.пой здесь. Но вышедшие с нижнего и верхнего этажа эксплуататоры черного негритянского класса сказали: "Миссис Хариза, вы ошиблись этажом!" "Да, я ошиблась!" - сказала девушка и сиганула из окна. После этого случая Бутумба вновь стал модно одеваться, чистить зубы 4 раза в день ёршиком для унитаза, потому что у него снова начался брачный период, так как жён должно быть ровно 24, на все 24 дня лунного месяца. (Правильно я подсчитал? Викторина! Правильно ответившему - 2 оленя по цене зайцев и по рогам бесплатно!) К.
  

ЭПИЛОГ

   Понимаете, я бы с удовольствием писал чистые экспромты, но тут есть угроза впустую просидеть перед компьютером и ничего не написать. Поэтому некоторые рассказы задумываются заранее. Я бы не сказал, что они хуже, но они короче получаются, после того, как задумка реализована. С Приветом! К.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Дух некроманта"(Боевое фэнтези) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) О.Герр "Невеста на подмену"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"