Барсуков Александр Владимирович: другие произведения.

Страна сказок 114-115

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


Александр

Барсуков

Страна

сказок-114

("Письма в никуда"-114)

2007

ПИСЬМО В НИКУДА-1131

   21 мая 2007 года. Вы всё ждёте, когда же я начну гнать лажу по образу и подобию Великих Лёвушки Толстого или Макса Горького? Так вот щас такая лажа и будет. На дне. Сидел на дне бомж Михеич. Но от остальных бомжей он отличался изысканным ароматом духов "ДеЛонжи", потому что недавно нашёл на помойке пузырёк их и выпил. Короче, встал он, взял гвоздь и говорит другим бомжам: "Если я не вернусь, считайте меня бомжом!" "А куда ты?" "Я - убивать участкового, который в прошлом году сбросил мой матрас в реку!" "Ну, с Богом!" "К чёрту!" И пошёл Михеич к отделению милиции. А там - кордон, все с мигалками, ищут какого-то Михеича, потому что прошёл слух, что он идёт убивать участкового Петрова. "Ну бомжи, ну, сволочи! Ничего нельзя рассказать: сразу накапают!" - подумал Михеич и стал протискиваться через толпу бомжей, которых досматривали. "Ты кто?" - спросили его. - "Часом не Михеич?" "Нет, я - Офиногенович, совершенно другой бомж!" "Зачем идёшь к Петрову?" "Облобызать его за то, что он выкинул в прошлом году матрас Михеича в реку!" "Проходи!" Прошёл Михеич: никого. Пусто, все на улице. "Эт,та хорошо!" - подумал Михеич и стал лезть в вентиляционный люк. Пролез и видит мышь! Как заорёт Михеич от ужаса, но вовремя зажал себе рот и пополз дальше. Свалился в какой-то кладовке, в которой спал розовый бегемот. "Откуда здесь бегемоты?" - подумал Михеич. - "Превратили отделение милиции в какой-то зоопарк! Цирк какой-то!" Между тем бегемот поднял свою розовую морду, принюхался и говорит: "Бомжовым духом пахнет! Эй, ты кто?" "Я - Офиногенович!" "Не знаешь, от кого здесь так воняет бомжатиной?" - спрашивает бегемот. "Не знаю!" "А сам-то какими судьбами здесь?" "Да я не то, чтобы сам по своей инициативе пролез, я - монтёр! Я чиню проводку! Мне пришёл приказ от Петрова: что-то в бегемотном помещении совсем стала лампочка тускло гореть!" - наврал Михеич. "Ладно, винчивай! Но дух бомжовский не пропадает! Может, это от тебя и несёт?" - спросил бегемот. "Да что ты понимаешь?!" - разозлился Михеич. - "Я переболел всеми типами и формами гепатита и СПИДа, я заразил всех родственников, и все они померли! А тебя интересует какой-то там запах!" "Ладно!" - сказал бегемот. - "Сделаю я тебе бегемотский подарок: наделаю тебе на голову розовым своим помётом! У нас, бегемотов, как ты знаешь, очень приятное на запах дерьмо! И больше от тебя вонять вообще не будет, потому что моё дерьмо - шариковое, типа дезодоранта: раз смазался - никогда не подведёт! И болей себе дальше!" - с этими словами бегемот взял на лапу своего шарикового и размазал по морде Михеича. Тот долго плевался, но потом понял, что пахнет он теперь свежестью морозного утра! "Спасибо, добрый бегемот!" - поблагодарил Михеич. - "А то я уж думал, что ты будешь гоняться за мной по всему участку!" "Мне лень," - кратко сообщил бегемот и положил голову на скрещённые лапы. "Да, кого только не встретишь в этих милицейских застенках!" - подумал Михеич и вышел из комнаты через дверь. Тут как раз навстречу ему идёт сержант Петров, неся кипу документов. Михеич с размаху врезался в Петрова, и тот уронил документы. "Чего-то морозным утром воняет!" - заметил Петров. - "Не от тебя ли, прекрасный незнакомец?" "Я - прекрасный?" - и Михеич недоверчиво оглядел свой рваный зипун и драные штаны в босоножках. "Мне некогда! Дела, дела! Рейс - Участок, Москва, Участок! Понял?" - спросил Петров и вышел, подобрав документы. "Да! Не убил я его!" - впал в депрессию Михеич. - "Ладно, убью кого-нибудь другого!" И тут как раз идёт лейтенант Симонова. Михеич подошёл к ней и говорит: "Здравствуйте, девушка! Сколько щас градусов выше нуля?" "Не приставай к девушкам!" - говорит девушка и даёт Михеичу в глаз. "Такого не бывает!" - бормочет Михеич. И точно: это был глюк, а сам он сидит на пузе спящего розового бегемота и потирает глаз. Это ему приглючилось! Девушки не могут быть такими грубыми. Если бы он встретил Симонову, то она бы провела его в кабинет и подробно узнала бы о жалобе Михеича на то, что по Лесной улице совершенно невозможно выгуливать котов и собак, потому что автолюбители загородили всю улицу своими машинами. "Разберёмся! А пока открою окно, а то стала задыхаться от запаха морозного утра!" - сказала бы лейтенант Симонова. Поэтому Михеич потянулся, сделал пару приседаний и подумал, что впервые за 40 лет от него воняет морозным утром, а не бомжатиной. И вот выходит он из бегемотной комнаты, а бегемот ему говорит: "Туалет направо по лестнице на третьем этаже!" "Спасибо!" И вот видит Михеич, как на деревянном коньке, сам его подгоняя, скачет по коридору Петров. "Товарищ сержант, вы что, с ума сошли?" "Почему это я сошёл? Потому что у меня конёк деревянный? Да всё потому, что мэрия постановила запретить ментам разъезжать на иномарках! Сволочи! Теперь я обязан скакать на коньке!" "Но пешком бы было гораздо быстрее!" "Ты ничего не понимаешь, кстати, как тебя? Гражданин э..." "Гражданин Сидоров!" (Как вы уже поняли, у Михеича, как у всякого закоренелого бандита, была масса фальшивых имён и кличек!) "Итак, послушай, что я тебе скажу, Сидоров!" - и Петров отцовски обнял бомжа за шею и принялся ему втолковывать, что в России левосторонее движение, поэтому каждая сволочь норовит проехать без очереди, и давишь этих гадов десятками, как клопов, а они всё равно соберутся в кучу в Думе и продуцируют разные дебильные законопроекты! "Кстати, ты не в курсе, как писать "дебильные": через "е" или "и"?" "Через "е"," - вежливо ответил Михеич, а Петров уже увлёк его, всё так же обнимая за шею (он что, п.др, что ли? Обнимать меня вздумал! (Подумал Михеич.)) , в обратную сторону по коридору, втолковывая, что дважды два будет 4, и не 3, и не 5, это надо знать! Поэтому сейчас Петров работает над проектом такого взрывного устройства, которое бы срабатывало при виде 3 и менее нашивок на лычках командного состава ЦРУ и НАТО! Между тем из кабинетов выходили другие сотрудники отделения, некоторые пешком, а иные скакали на деревянных лошадках типа Петрова, или ехали на детских автомобилях, крутя педалями. Один капитан даже просто проскакал на метле. "Он славится своим примитивизмом!" - пояснил Петров, всё так же полуобнимая Михеича. - "В примитивизме что главное? Не быть банальным! Вот если я нарисую на бумажке два кружка и банан, то такой рисунок годится только для использования в сортире! А если примитивист нарисует тоже самое, то он продаст своё творение в Сотбисе за миллион долларов! Главное - создать себе имя, понимаешь?" "Понимаю, товарищ сержант, но вы слишком сильно сдавили мне глотку: нечем дышать!" "Нечем? Действительно, прости! Ты, верно, подумал, что я - п.др, так как обнимаюсь с тобой? Нет, не п.др, просто я очень люблю жизнь, понял?" - и Петров с этими словами бросил Михеича на произвол судьбы и ускакал в столовую за пончиками. "Да, такого жизнелюбца и не убьёшь одним гвоздём!" - подумал Михеич. - "Тут нужна фронтовая артиллерия!" Он как раз проходил мимо раскрытой двери кабинета лейтенанта Симоновой. По случаю жаркого времени суток та была одета только в милицейский синий лифчик и форменную юбку. "Вот кого я убью!" - решил Михеич. - "А то зря пришёл!" Он галантно вошёл в кабинет и сказал: "Уважаемая Симонова! Как вы рассматриваете возможность введения института шведских семей у нас в России? Будут ли за это бить морду?" "Не будут, мой дорогой Офиногенович!" - сказала Симонова. "А откуда вы меня знаете?" "Потому что мне явился глюк, что я уже однажды дала вам по морде! Только не помню, за что!" - при этих словах Симонова тоже обняла Михеича за шею, причём нос Михеича упёрся прямо в роскошную грудь Симоновой. "Ну это уже слишком!" - решил Михеич и закричал: "Да что вы все обнимаетесь, как п.дры?! Я вам что, резиновая женщина, что ли, ей Богу?!" "Прости, Офиногенович, задумалась!" - сказала Симонова и взяла в руки куклу Барби. - "Понимаешь, Дума в третьем чтении приняла законопроект о тотальном впадании в детство всех сотрудников-женщин отделений милиции с номерами от 45 по 99 (а у нас - 92-ое!) . А также сотрудниц ИТК. Потому что в детстве они проявляли больше рвения и решительности по отношению к зекам и разным бомжам! Поэтому теперь все сотрудницы должны стричься наголо и носить в руках кукол своих и тазики. Приказать тазик?" Михеич совсем обалдел: "Зачем?" "Не знаю я!" - раздражённо сказала Симонова. - "Но раз Дума постановила заказывать тазики, то теперь в участках милиции учреждена должность носильщика тазиков. Может, это для того, чтобы сплёвывать выбитые зубы у преступников, так как лысые сотрудницы с куклами под мышкой будут являться самым ужасным, что видели преступники в своей жизни! И тётки эти будут выбивать зубы, понятно?" "Не очень. Разъясните пункт, где они должны бриться наголо?" - поинтересовался Михеич. "Это для профилактики, чтобы другие девочки не говорили про них: "С мышкой целовалась - с блошками осталась!", понятно?" "Чем дальше в лес, тем больше дров!" - подумал Михеич. - "Не буду больше ничего спрашивать, убью её и обратно на вокзал, в любимую кучу отбросов! Достал меня уже запах этого утра!" И он воткнул заточку в грудь Симоновой. Но удар у него был поставлен на мужчину, поэтому Симонова успела вскрикнуть, как раненая птичка, и выронила куклу Барби, которая шмякнулась на ногу Михеичу. Тот схватился за ногу и принялся скакать по комнате. "Наверное, больно, да? Брось притворяться, Офиногенович!" - сказала предсмертные слова Симонова и померла! Михеич бросился вон, так как на шум уже спешили сотрудники на детских машинках. Михеич прибежал в бегемотово помещение и захлопнул дверь. Розовый бегемот открыл глаз и сказал: "Быстро управился, как я погляжу!" "А ты кто такой?!" - спросил Михеич. "Я - Депутат Госдумы 33-его созыва, Розовый Бегемот! Целую неделю заседал, создавал законопроекты, а теперь отдыхаю здесь в кладовке! Вот, изволь ознакомиться: мандат!" - и бегемот показал Михеичу мандат кверх ногами. "Что-то не похож!" "Извини!" - и бегемот перевернул мандат со словами: "Тут я грустный, так как устал после зимы! С тобой это тоже, верно, случилось?" "Я только что убил лейтенанта Симонову!!" - не выдержал Михеич. "Не может быть!" - спокойно сказал бегемот. - "По последнему законопроекту всех живых работниц ИТК и следственных изоляторов заменили на роботов, чтобы разные типы типа тебя, Офиногенович, не покусились на их жизни. А настоящих женщин мы определили по домам рожать и няньчить детишек, чтобы поднять рождаемость в стране!" Но Михеич уже не слушал, он лез в вентиляционный люк, чтобы убраться из этого участка. "Всего наидобрейшего!" - последнее, что он услышал, это бегемот напутствовал его с Добрыми Пожеланиями. Михеич вылез из трубы и пошёл к выходу из участка. Толпа перед дверями ещё не рассосалась. Какой-то ментовский чин орал в "матюгальник": "Прошла информация, что разыскиваемый Михеич проник в отделение и пытался убить робота номер 5432 под именем Симоновой, чтобы попасть в книгу Гиннесса, как самый страшный бомж столетия!" Михеич протолкался через толпу, подошёл к чину, вырвал у него из рук мегафон и стал орать: "Я - Михеич! Я - самый страшный бомж тысячелетия! И я вас всех замочу! Всех, если бы не было столько работы с этими роботами!" Его быстро схватили, схомутали и отправили по этапу, а бегемот и Симонова получили по внеочередной звёздочке, по внеочередному званию! К.

ПИСЬМО В НИКУДА-1132-1133

   23 мая 2007 года. Я ещё не писал, щас напишу: в моей схеме Правил есть всё, что нужно человеку для жизни. Это когда мозги уходят вверх, не желая находиться вместе с половозрелым телом. И вот каждый взрослый человек оказывается оторванным от тела и витающим в облаках. Вот и начинают придумывать разные правила, чтобы комфортнее находиться в отрыве. Там разные: "Человек-человеку - волк!", "Все - дети!", "Человек - ничто, нация - всё!" Все эти правила не гагантируют полноты жизни. Это лишь какие-то мелкие клочки. А у меня есть всё! Я имею в виду моё Пр. про Знайки плюс Утилита про "Просто жить!" В данном случае это значит не более, чем лёгкое умозаключение, которое демонстрирует, насколько тонким я оказываюсь при продвижении вперёд по жизни. Но всё-таки двигаюсь, а не нахожусь в бесконечном "тормозе". Хотя тормоз - это прекрасно! Никаких страхов! Их много: глюки и т. п. Сказка. Жил-был Тормоз всех тормозов, Дон Педро, глава сицилийской мафии. Вот сидит он в кресле, гладит своего енота и думает: "Сегодня я замочил 50 предпринимателей! И мой енот со мною! Завтра я замочу ещё 70! И мой енот со мною!" "Падре!" - говорит енот. - "Я - не енот, я - сурок!" "Заткнись, бамбино! И мой сурок со мною! Звучит! Положу эти слова на музыку!" И падре отправился за банджо и стал тренькать на итальянский манер: "Баю-баюшки баю! Не ложися на краю! А не то придёт сурок и укусит за огузок!" "О, падре! - вы совершенство и займёте почётное 56-ое место на Фестивале "Сан-Ремо", - сказал сурок, и это были его последние слова, потому что падре вышвырнул его в мусоропровод. Но сурок успел растопорщить лапы и застрял в трубе. И вот его, полная трагизма, летопись приключений! Сначала он вляпался в крысиное дерьмо, потом какой-то хулиган-малец стал мочиться в мусопровод и загадил сурка. Сурок крыл мальца последними словами, но тот только весело захлопнул крышку мусопровода и слинял. Потом на сурка обрушился целый мешок с мусором. Сурок долго держался, упираясь лапами (типа радистки Кэт в канализационном колодце) , но потом не выдержал и свалился вниз вместе с мусором. "Ну, падре, погоди!" - решил сурок, выбираясь из завала и обвязывая голову банданой с нарисованными черепками и костями. Первым делом он подкрался к машине падре и перегрыз тормоза. Ничего не подозревающий падре с семьёй своей сицилианской сел в машину и поехал. И тут стало ясно, что они погибают, так как не могут остановиться! "Фредо, останови машину!" - кричала жена. "Не останавливается!" "Папа, а я хочу пи-пи!" - сказала дочка. "Не видишь: я занят! Попроси маму!" "Папа, а я уже сделала пи-пи!" - сказала дочка. "Я тоже!" - сказал падре, и их машина врезалась в столб, который изогнулся от удара. "Ну сурок, ну сволочь!" - ругался падре, вылезая из машины с походным котелком на голове, с трудом его снимая. - "Сурок уже мёртв! Нет сурка! Он не жилец!" Но тут из ближайших кустов высунулся сурок и принялся расстреливать семейство из рогатки. Один камень попал педро в глаз и выбил его. Тогда падре снова влез в машину и принялся кружиться на месте, выбивая гравий из под колёс в сторону сурка. Тот ретировался. Между тем смеркалось. Семья главы мафии отправилась ужинать в ресторан "Плакучий Повешенный". Первое, что они увидели, был мешок, из которого по ресторану разбегались муравьи. Это подкинул сурок. Позвали официанта, тот сгрёб всех муравьёв со словами: "Такого не повторится, месье!" Расселись. Из окна прилетел камень, завёрнутый в записку. На записке было: "Чёрные дрозды!" А потом в тарелку падре шмякнулись и эти дрозды. Это был знак о приближающейся смерти. Он такого грудь жены падре вывалилась из лифчика и упала в тарелку, а дочка снова сделала пи-пи! Падре бросился к окну и заорал: "Кем бы ты ни был, сурок, порождением ада и преисподней или нашей Сицилии, тебе не жить!" В ответ на это стоящий на улице сурок прицелился в падре из лука стрелой, но промахнулся. Сурок покрылся холодным потом: он выстрелил уже 12 раз, но стрелы втыкались около падре. Тогда сурок зарядил лук живым петухом и попал! Петух стал задумчиво перебирать волосики на голове падре, а лишние выдёргивать! Падре в панике забегал по ресторану, крича: "Снимите его с меня!" Официант делово воткнул топор в спину пробегающегося падре, потому что до этого разделывал мясо, и теперь топор мешал. "Что ты наделал?! Зачем мне твой топор?" - кричал падре. "Скажите спасибо, что в лоб вам ещё не всадили топор, и так вы всех перенервировали своими криками. Подумаешь: убивают падре (или как вас там: каппа-ди-тутти-капа? Папа? Неважно!) ! Такое в нашем ресторане происходит каждые (дай Бог памяти! 250 лет!)" "Вот видите! Как редко!" "Ни хрена не редко, потому что рядовых членов мафии здесь кокают каждый вечер. Или они перепьются, соберутся в толпу автоматчиков и пойдут расстреливать в гараж других мафиози. А если не найдут мафиози, то расстреливают мирных сицилийцев! Вчера вон разбили зеркало за 97 лир!" Между тем с потолка посыпалось стекло, и в зал впрыгнул опоясанный пустышками и сосками с молоком сурок. "Это ещё что за придурок?" - стали спрашивать посетители ресторана. "Да, и чего он так лыбится?" "Потому что я безмерно счастлив!" - сказал сурок и отпил из пустышки молока. Это его всегда бодрило. Он достал пулемёт и принялся стрелять во все стороны. Продырявил бочки с пивом, оттуда полились струйки. Кстати, в отдельной клетке тут сидели его собраться сурки, плененные мафией. Они стали подавать знаки, мол, освободи нас! Но тот только порушил пулями верх решётки. Неизвестно, чем бы продолжалось дело, если бы один официант не вылил в трусы сурку горячего чая, а в рот не положил сахарок на закуску. Сурок завертелся от боли и заорал: "Мафия бессмертна!!" Дочка падре подошла к сурку и сказала: "Из-за тебя, гнилой сурок, я сходила пи-пи дважды в трусы! А ведь мне - 26 лет!" - и стала сыпать сурку на голову пепел от сигары. Сурок в ярости оторвал от пола колонну готическую и принялся дубасить ею всех и вся! Падре бросился спасать колонны и бесценный антиквариат: "Этим сокровищам более 4000 лет! Здесь вся история Сицилии! Они бесценны!" Сурок, скажем, обрушивает вазу, а падре её похватывает. Так сурок бьёт беззащитного мафиози ногами, пока тот держит вазу. Но неожиданно сверху, с потолка стали спускаться бойцы в камуфляже. И под их выстрелами все вазы разбились! Падре схватился за голову, а командир десантников показал ему бумагу, в которой говорилось, что адвокат Терразинни приказал всех их арестовать! Падре смачно плюнул кофеем на бумагу: "Прости, я не нарочно!" А между тем к ресторану "Плакучий Повешенный" съезжались мафиози этого падре. "Если ты такой крутой спецназовец, то возьми нас!" А зал наполнялся чёрными мафиози. Командир спецназа стал бросать в них телевизоры и бить микрофонами! Под конец он вытащил револьвер и сказал: "Шестерых я точно щас замочу! Вставай на колени, падре!" "Ни за что! Ты не знаешь, сколько у меня людей!" И точно: в зал стали вбегать голые девушки в белых тапочках, которые до этого упаковывали героин. "Этих кто сюда звал?!" - рассвирипел падре. - "Немедленно прогоните! Вызовите моих людей!" "Падре! Двое твоих людей погибли в аквариуме: их сожрала акула в телефонной будке!" "Простите?" "Ну у акулы был там домик такой импровизированный, наш человек попал туда, и вот, что от него осталось:" - и мафиози развязал мешок, в котором были шнурки и ботинки несчастного. Падре и его людей тут же вырвало дичью, которую они перед тем запивали шампанским! Второй гонец принёс тоже малоутешительную новость: "4 наших человека погибли при попытке взрыва бунгалло сурка! Это бунгалло стояло на берегу моря, так люди эти ошиблись и стали расстреливать с вертолёта другой домик, к которому были прислонены канистры с горючим! Они взорвались, взорвался и вертолёт!" "О, мой вертолёт!" - завопил падре. - "Немедленно направьте к бунгалло сурка драндулет (бронированный) ! Кто убьёт сурка, получит 100000 долларов!" "Не слишком ли?" - спросили падре. "Сегодня я щедр! Пусть будет конкуренция, ведь каждый захочет его убить! Это по-сицилиански!" И вот к бунгалло сурка прикатился драндулет. Его сурок увидел через камеры слежения, передающими на центральный компьютер. "Они выслали драндулет! Отлично!" - и сурок стрельнул по нему из базуки. Машина загорелась. "Там же наши люди! Они сгорят заживо!" Они заживо и сгорели. "Вычеркни ещё 4х гадов!" - сказал сурок своей секретарше миссис Хадсон. Та уже устала вычёркивать, она в ярости разорвала бумажки и закричала: "Нашёл секретаршу! Сам вычёркивай!" "Хадсон, не говорите так!" "Почему?" "Потому что вы - не итальянка!" И Хадсон принялась обрезать украшения с люстры на тарелку сурку со словами: "Хадсон приготовила прекрасные спагетти! А ты только убивать! Ты убивать, а мне приходится убираться!" "Пошла вон! Не до тебя! Они выслали ещё 15 драндулетов!" - и сурок стал отстреливаться. Но часы его были сочтены. Подбил он 9, но 6 протаранили бунгалло, и оно запылало. Стали рваться бидоны с пропаном! Сурок, как последний "памфиловец", испоясанный пулемётными лентами и раненый в пятку, писал помадой на зеркале: "Прощай, Сицилия! Твой в доску Сурок!" Потом одна из бомб попала в зеркало, и то разбилось. Вторая граната с длинной ручкой хлопнула сурка по лбу. Он повертел-повертел её в руках, а потом бросил обратно. "Вычеркни ещё двух гадов!" Но миссис Хадсон уже лежала мёртвая под люстрой. Сурок упал на её жирное тело и стал содрогаться от рыданий: "Мы никогда... Она никогда... Мы... Она... Пойду куплю ей мишку в магазине "Игрушки"!" И убежал. Тем и спасся, потому что бунгалло уже пылало и взрывалось. Купив мишку, сурок нашпиговал его взрывчаткой и вернулся на место боя. На месте бунгалло дымилась воронка. Это падре подключил фронтовую авиацию. "Нате, сволочи!" - закричал сурок и метнул в падре мишкой. "Какой забавный зверёк!" - сказал падре. - "Наверное, по уши нашпигован взрывчаткой, да? Но мафия бессмертна!" - и с этими словами падре сожрал мишку и не подавился. А потом слушал, как у него в животе взрываются бомбы, и рыгал! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1134

   24 мая 2007 года. Иронический детектифф. Обнаружили как-то селяне 10 трупов, раскидынные по колхозному пшеничному полю. "Ага!" - подумали селяне. - "Логика и дедуктивный метод нам подсказывают, что произошло убийство!" И пошли в колхозный участок к участковому Иванищенко. "А что вам ещё подсказывает логика, идиоты?!" - принялся орать на них Иванищенко. - "Под вашим носом режут людей, а вы не чухнетесь! Всех арестую и посажу!" "За что?" "За то, что вы знали и не сигнализировали!" "Мы не знали!" "Пошли вон!!" И пошли селяне обратно на поле и стали в задумчивости перебирать волосики на черепах трупов и плакать: "Нам - не поверили! Нам!" Тут трупы встают и говорят: "А мы - поверили!" Селяне шарахнулись и спрашивают: "Так вы живы?!" "Формально - нет, дяденьки! Но теоретически давно мертвы!" "Мы этого не понимаем: теоретически-подштанитически! Вы говорите прямо: бабу трахнуть можете?" "В каком смысле?" "А в таком!" - и селяне подняли брови. "Можем!" "Значит, живы! И правильно нас обругал товарищ Иванищенко: подняли ложную панику!" "Это какой такой Иванищенко?" - спрашивают трупы. - "Тот, который в участке, что ли? Так он - марсианский лазутчик! Нам это хорошо известно, потому что на летающей тарелке, в которую нас похитили (а потом и выкинули на колхозном поле) , держали связь с Землёй именно через Иванищенко!" "Этого не может быть!" - говорят селяне. - "Иванищенко - депутат, кандидат, орденоносец, лауреат, народный артист и свободный художник! Он не мог так просто продаться марсианам!" "А вот и мог! Просто марсиане взяли в заложницы его дочку и тёщу! И он был вынужден!" - отвечают трупы и снова падают на землю, потому что уже ручки-ножки не те, головки не те, печёнки не те, и, главное, батарейки "Дюраселл" кончились, которые обеспечивали минимальную жизнеспособность трупов и их потенцию к размножению! "О горе-то какое!" - запричитали селяне. - "Они опять умерли! Поехали купим им батарейки и заодно набьём морду продажному Иванищенке!" На их вопли вышел сам Иванищенко. Он принял гордую позу, выкатил грудь и говорит: "Я, мол, Иванищенко - кандидат, депутат, лауреат, Нобелевский-Шнобелевский награжденец, я не позволю какому-то быдлу катить на себя баллоны!" "Мы есть не быдло!" - обиделись селяне. - "Может, полчаса назад мы и были быдлом, но теперь наши глазки (до этого сонные и поросячьи) открылись на твои предательства Марсу, товарищ награжденец! Как ты мог предать-продать родной колхоз?!" Тут Иванищенко грохнулся на колени и запричитал: "Похоже, меня заж.пили! Но я не мог иначе: у них мои тёща и дочка!" "Дочка ещё туда-сюда, но тёща-то чем тебе дорога?" - спрашивают. "Тёща мне дороже жены! Мы с тёщей жили душа в душу, вместе ели-спали и играли в шашки-поддавки!" - говорит лауреат. "Спали?! Извращенцы!" "Нет, мы спали только в одной постеле, но "валетом", потому что на моём супружеском ложе спали жена с моим своячеником!" - говорит. Тут селяне стали шептаться: "А кто такой свояченик? Родственник жены или мужа? Что, тоже, что ли, извращенцы?" Но Иванищенко их успокоил: "Свояченик - это брат жены! Двоюродный!" Но селяне не успокоились: "А почему ты сам не спал со своей женой?" "Потому что она сволочь: она в постеле норовила откусить мой перец!" Махнули рукой на Иванищенко селяне и говорят: "В семье полно уродов! Такой наш родной колхоз не только Марсу продаст, он даже малым астероидам его продаст! Ладно, мужики, пошли тащить трупы с поля, и похороним их по-людски, по нашим обычаям, на кладбище!" "Идиоты!" - снова воспрял духом оправданный Иванищенко. - "Их рано хоронить! Не спеши ты их хоронить! У них ещё дома есть дела! Им надо просто вставить новые батарейки "Дюраселл", понятно?" Ладно, как сказал он, так и сделали, накупили батареек, вставили, и трупы пошли косыми косолапыми шагами обратно в село, размахивая руками. "А чего они у вас так ходят, как не родные?" - спрашивали у селян и Иванищенко местные детишки, которые тоже (по обыкновению) бежали за толпой этих зомби и размахивали руками. "Потому что, дети... Потому что вам спать давно пора! А ну марш в постель!" Короче, над селом Гадюшниково, где происходили эти описываемые события, зависли несколько военных вертолётов, и стали спускаться спецназовцы в камуфляже! И давай стрелять по селянам и зомби! Селяне как заорут: "А по нам за что?!" И стали гибнуть десятками. Иванищенко спрятался за стог сена и стал отстреливаться из табельного. Он уложил несколько спецназовцев, но потом стог загорелся от огнемёта, и Иванищенко сложил свою буйную головушку. А зомби не пострадали. Тогда вертолёты приземлились, из них сошёл на поле капитан спецназа и протянул главному из зомби руку, в которой была записка: "Вош план сработал! Миссия завершена!" Зомби близоруко прочитал, ничего не понял и стал спрашивать у всех спецназовцев: "Вы разговариваете по-французски? А по-немецки? Только по- португальски? Будем искать! Мне бы такую же, но с перламутровыми пуговицами! Или с крыльями! Будем искать!" Видимо, батарейки начали садиться, потому что зомби не понял записки, написанной по-русски. Капитан спецназа, некий Бровкин (никакой не лауреат, а выходец с самых низов гауптвахты и дисбата) , стукнул зомби по голове костылём (потому что он был одноногий) и сказал: "Оболдуй зомбиобразный! Миссия выполнена! Уничтожь записку, чтобы не попала врагам!" "А кто наши враги?" - наивно спросил зомби, скатывая из записки самосад. "На данном этапе это селяне, которые ненароком узнали военную тайну через предателя Иванищенко! Но вы-то никому ведь не рассказали, что все марсиане и вообще Марс - это прикрытие нашей стратегитческой программы по окучиванию, разрыхлению, заболачиванию и одержанию озимых злаков суккулентов-кактусов на полях Родины, которую мы проводим строго по плану нашего дорогого Генсека товарища Путинга!" "Вы сами, товарищ капитан, поняли, что сказали? Это же какой-то бред!" - говорят сами зомби. "И правильно, чем больше похоже на бред, тем лучше секрет! На самом деле мы работаем над биологическим новым видом вооружения - "зверскими кактусами", которые размножаются под действием летающих тарелок (они их опыляют) . А вырастая, они мечут икру-помёт, который превращается в здоровых двухметровых спецназовцев, которые способны протаранить стену и бегают марафон с полной выкладкой за 1 час 40 минут!" - говорит Бровкин. "А это много?" - спрашивает самый отсталый из 10-ти зомби, самый детёныш Вася. Бровкин отвесил ему щелбан и сказал: "Не твоего щенячьего ума дело! Над этим мыслят люди поумнее и посолиднее тебя!" На том прения и закончились. Спецназовские вертолёты поднялись в воздух и полетели удобрять пестицидами "зверские кактусы", а зомби собрались в кружок, достали перчик и рассол, гитары и стали под видом конкурса бардовской песни обсуждать новую информацию. "Оказывается, нас похитили свои же! А не марсиане!" - сказал самый болтливый, Болтун. Ему в рот засунули гриф гитары и сказали: "Заткнись!" "Почему это я должен затыкаться?! Я дело говорю!" - выплюнул он гриф. Но зомби уже отвлеклись и вместе подпевали барду-зомби, который пел про медвежонка с дырочкой в правом боку! "Вот ходит он и пищит этой дыркой!" - восхитились все. - "Сколько мы эту песню не слушаем, всегда трогательно! Ведь у нас в правом боку находятся батарейки "Дюраселл"!" "Слушайте меня!" - закричал Болтун. - "Я так этого дела не оставлю! Я лично поеду к мистеру Путингу на "запорожце" и открою ему глаза, что стыдно скрывать правду от россеян! Пусть всем народом окучивают "зверские кактусы", а не уничтожают друг друга!" "Балбес!" - сказали зомби. - "Тогда об этих кактусах узнают в НАТО! Что ты! Россея смастерила новое оружие! Это же начало нового витка Гонки Вооружений! И если мы создадим один кактус, то они в своей пустыне создадут 21, потому что кактусы у них прямо там и растут! Я видел мультфильм, где ковбой с лошадью притворились кактусами, и их не заметили! Это-то что-то же говорит!" "Ладно, хватит лясы точить! Всё равно Болтуна нам не переубедить. Предлагаю вынуть у него батарейки и выкинуть на помойку!" - сказал самый мудрый зомби, Федя. "Кого на помойку: батарейки или Болтуна?" "Обоих!" Неожиданно небо потемнело, и в зените возникла летающая марсианская тарелка. "Не обращайте внимания - это наша!" - умпокоились зомби. Но неожиданно тарелка стала преследовать вертолёты товарища Бровкина и уничтожила их на глазах потрясённых зомби! "Так оказывается, они не заодно! Может, это настоящие марсиане прилетели настраивать миролюбивые отношения с мистером Путингом?" - сказали зомби в замешательстве и побежали на поле. Тарелка спустилась, из неё вышел товарищ Путинг и принялся раздавать автографы и позировать для кинокамер. "Что же получается, товарищ Путинг?! Мы, конечно, в Большую политику не лезем своими медицинскими пинцетами, но вы только что уничтожили вертолёты спецназа собственного!" "Ничего не значит!" - ответил мистер Путинг зомби, и солнце осветило туповатые черты его лица. - "Дело в том, что мы теперь очень дружим с США, и программу "зверских кактусов" закрыли, потому что наш большой друг Блин Клинтон сам предложил поставлять нам кактусы из ранчо Панчо на юге Америки! Мы теперь будем бороться не против мирового капитализма, а против мирового коммунизма! Первой целью потенциальной для нас и кактусов мы с товарищем Блином Клинтоном выбрали коммунистический Китай. И так там слишком много всяких проходимцев живёт! Практически в 1 миллиард раз больше! А капитан Бровкин, как все тупые спецназовцы, страдал одним недостатком - слишком гумманен! И к тому же не способен переключаться на другие, более современные большие стратегические цели, понятно? Я ответил на ваш вопрос? Не ответил? Не беда! Приказываю своим людям: люди, выньте у всех зомби батарейки и вышвырните на помойку! Жить надо бодрее, товарищи, веселее!" - сказал в завершение Путинг и подставил доброе лицо под вспышки фотокамер. Потом спросил селян, оставшихся в живых: "Так я не услышал: скажите: "Мы бодры, веселы!" "Мы бодры, веселы!" - сказали селяне. "Нет, вы не поняли, голубчики! "Бодры" - надо говорить бодрее! А "веселы" - веселее!" Селяне повторили. "Ну и лады!" - сказал Путинг и отправился принимать запланированную общую баню вместе с селянками, для чего уже год назад проводился в Гадюшниково конкурс "Галюшница-2007", чтобы выявить красавиц, которым будет доверено помыться в бане с самим Путингом. И, может быть, даже поиметь от него ребетёнка! Не марсианина, не зомби, не селянина, а Шнобелевского-Бобелевского лауреата и свободного художника со шрамами и татуировками, с которыми рождаются все новорождённые детишки мистера Путинга. Это такой рассейский обычай! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1135

   25 мая 2007 года. Новое Изменение! Правило про Знайки уходит на фон, Утилита "Просто жить!" вообще отменяется, как потерявшая всякий смысл. В ходе практикования Знаек я заметил, что в голове ещё полно мелких объектов, которые Знайками не являются. Это - мои мысли. Итак, новое Пр. звучит примерно так: "Думать свои мысли". Это не идиотизм. Дело в том, что ранее я встревал в эти мысли со Знайками и бубнил своё Правило. Теперь же оно фоновое, невесомое. Применяется только по необходимости, когда грядёт что-то глобальное, или какой-то страх. А мои мысли - это ряд мелких заморочек, где нет нужды применять Знаек. Их можно просто думать, запутаться в них. Утилита "Просто жить" была тоже невесомой, но что значит "жить" и ничего не думать или жить и думать свои мелкие мыслишки? Это и есть "жить", когда что-то думаешь. А на невесомом фоне "Просто жить" только загромождает. И без неё невесомые Знайки. Хватит и их. Короче, точнее не могу сказать. Вообще, "Думать думы" основано на базовой теории, что моё тело первоочередное, что мои мысли уникальны, типа того. Ну не уникальны, но когда они появляются, то они и появляются. Очень сложно сформулировать. Ещё один плюс здесь в том, что мне нет нужды панически что-то всё время думать или говорить из-за влияния постоянного Григория. Его влияние остаётся, но уже не оранжевое, а бордовое. А мои мысли - жёлтые. Короче, не знаю, как ещё точнее сказать! Думать мелкие мысли, а при необходимости применять Знайки. Чем меньше такие необходимости, тем меньше Знаек. Но мысли мои остаются, это то, что я вижу. Я, астральное боди! То есть, тело. Всё, сказку потом напишу. К. P. S. Было БЭ (так я называю мягкую форму ЦЭ) , и выяснилось, что мысли могут быть разные: страшные, мрачные, пессимистические, логичные, добрые, мягкие, спокойные... Я их всех гуртом признал действующими. Но суть ЦЭ такова, чтобы запретить некоторые роды мыслей: логичные, спокойные, добрые, мысли-Утилиты и т. д. Ну и что? Остаются же те, которые разрешены! Со Знайками страшные не страшны. Так что БЭ и кончилась. К. Вот я ездил на Аргуновскую, на свою Малую Родину, так как только в мозгах начиналась кашка, применял Знайки. Получилось, что взрослые тем и отличаются от детей, что взрослым характерны заскоки в мыслях, связанные с выросшими половыми органами. Звучит это невинно: мол, не зря же они выросли! Так не взять ли их и применить? Знакомиться с девушками или совершать дибильные смелости. Таких случаев было парочка: одна девушка наблевала в вагоне метро, а вторая была выше меня ростом, и я рассматривал вопрос, какова она в постеле. Знайки категорично ответили: нет. И я и не волновался. Весь мир был солнечный и оранжевый. Типа мира Григория. Но приехав домой, я задумался: а не скучно ли жить в таком мире, когда все заскоки блокированы? Может, в том-то и суть, чтобы рассматривать и заскоки? Могу я выдержать наплыв холодного? Ведь на моём горьком опыте я убедился, что невыполнимые желания могут свести с ума: как мне хотелось всем надавать по морде, всех убить или выпрыгнуть с балкона или из окна. Так вот: я выдержу. Для этого нужны супермозги, они у меня есть. Поэтому Утилита: "Прибегать к Знайкам не сразу, а только в крайних случаях! Пусть будет дибильный полёт фантазии. Как во сне!" Сейчас я даже один раз подумал: "А может, я дибил со своим примитивным Правилом про мысли?" Ну и дибил! Этот вопрос так и остался виден только мне одному в моей же голове. Итак, мы выяснили, чем отличаются взрослые от детей: тем, что они дибилы. И сейчас я тоже стану подобным дибилом. ("Дибил" пишите через "и", дети мои! Ожегов нам ничего про него не говорит. Это я так решил. Так выразительней!) К. Другими словами, Пр. звучит так: "Трёхэтажные мысли". С продолжением. К. Нет, ничего я не избежал: было типа ЦЭ, когда был мне лично виден мой личный конец (пэрэц) , и все мысли и образы причиняли боль! Очень тяжело. Голова была жёлтой, никаких "трёхэтажных" мыслей не получалось, я принял таблетку, и только этим и спасся. А во сне вообще видел какие-то тупости и тупо острил. Так что "как во сне" - значит тупо. Но пока из-за этих переживаний правило не изменил. Нет, конечно, я мог спастись, применив Знайки, но они вспоминались редко, и я щас думаю: а на хрена мне то, что вспоминается редко? Но я говорю, Правила про трёхэтажные мысли и Знайки остаются в силе, потому что я не знаю, как точнее сформулировать. И, как видите, ЦЭ (они же депрессии) остаются тоже, мне думается, что свой конец невозможно никогда не видеть. Просто я был заперт в комнате, выйти нельзя, потому что Настя привела подружку, а ЦЭ давно не было, вот я и страдал. А сейчас поеду на Отдых! (Это уже 26.05.) К. Да нет, я бы не спасся, применив Знайки. Дело в том, что я ничего и не боялся (ОС (Оконного Страха)) или чего-нибудь подобного. Мне просто было тяжело. Посудите сами: началось всё с песни Битлз "Почему ты плачешь?", и на меня повеяли ветры битломании, когда толпы девушек ревели от счастья. А потом по ТВ я увидел имя Вовки Синберга, парня, с которым я учился 8 лет в 52-ой школе (ныне 1220) . Я его всегда уважал и побаивался, потому что он был мордастее меня и прочих ребят. Он был лидером. А когда все "созрели", то он и прочие орали на уроке химии, чем приводили в панику учительницу. Потом он "дрался" с ребятами, как это делали хулиганы Старовойтов (уже в 353-ей школе) и Григорий (в институте) . Короче, я предался воспоминаниям. Вовочка! Оператор на МТВ! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1136-1137

   26 мая 2007 года. Отстойная фантастика. Летел, значит, по орбите космический корабль, полный извращенцев. Там были собраны извращенцы со всех планет: сатанисты, садомазохисты, гомосеки, лезбиянки и пр. Командовал кораблём капитан Пронин. Вот проходит он мимо шеренги камер решётчатых и кричит дежурному: "Открой 67-ую! 6 и 7, идиот! Я сойду с ума!" Камера распахивается, и Пронин спрашивает лишенцев: "За что сидите?" "Я - проститутка!" "А я - поджигатель!" "Хорошо!" - говорит Пронин. - "Сейчас я в извращённой форме надругаюсь над вашими правами и пропущу вас через печатный станок! Что, вам не нравится моя идея?" "Идея ужасная!" - говорит поджигатель. - "А я поджигаю, между прочим, из-за того, что с детства люблю, когда "Ёлочка, зажгись!" Правда, когда я узнал, что Деда Мороза не существует, я перестал доверять бородатым людям! Но огоньки любил всё равно и поджигал машины. Сначала вместе с водителями, а когда один водитель успел выпрыгнуть и сказать мне (пока не помер от ожогов) , что это - не есть хорошо, то пустые!" "Ладно!" - сказал Пронин. - "Тебя я буду немножко вешать!" И он приподнял за горло поджигателя, после чего ноги последнего заболтались в воздухе. Но тут вмешалась проститутка: "Не смей его трогать! Я - та самая бабища, которая и в избу войдёт, и коня в избу загонит горящую тоже, но тюрьма меняет человека! До тюрьмы я была белой! Отстань от поджигателя, он - мой суженый ряженый, мне судьбой предсказанный! И я уже имею от него двоих детёнышей!" Пронин отпустил на пол поджигателя и спросил проститутку: "А ты что щас, не белая?" "Нет, я стала жёлтой, мои глазницы сузились, а груди съёжились!" - ответила она. Капитан Пронин поморщился и сказал: "А тебя я буду немножко препарировать, чтобы из тебя, японская женщина, получить негритянского мужчину! Тогда ты сможешь с полным правом говорить, что тюрьма меняет человека! А пока что молчи." И Пронин силой поволок японскую гейшу на препаративный столик. Из камер высунулись любопытствующие извращенцы, которые засыпали Пронина советами, как и что следует делать. "Страна советов!" - сказал Пронин. - "Если не заткнётесь, то из особо говорливых тоже сделаю негритянского мужчину-баскетболиста! А то у нас есть все: мазосадисты-пидры, но ни одного баскетболиста! А я очень люблю эту игру, почти также, как МакДональдс." И вот взял он в руки огромный кухонный нож и задумался впервые в жизни: "Что ей отрезать?" "Что тебе отрезать, женщина?" - спросил он. Но та стала его оскрблять: "Режь, Чикатилло недобитый! Всю режь! На моё место придут тысячи таких же!" Пронин постоял с ножом, потом решил сделать анабиоз и сказал: "Ля Фонтка, ты умрёшь! Это посчитают врачебной ошибкой. Но сама посуди, вокруг корабля - миллиарды пустых световых лет, меня никто не заж.пит, что я провожу бесчеловечные опыты в сфере изменения полов. А я, капитан, могу делать с вами, извращенцами, всё, что угодно. Не даром я не идиот, который собирал вас по всей Вселенной для Московского Зоо, а умник, который собирал вас для своего личного удовольствия!" И Пронин принялся отрезать от гейши безжизненной груди. В камерах делались ставки: сколько у неё было грудей: три или две? Ставили на три. Пронин отрезал одну, вторую, третью, четвёртую... Все запищали: такого никто не ожидал. Только один безумный аббат Фара радовался: он поставил на 4 (а это была ставка 1 к 20 000) 100 рублей, и теперь стал самым богатым лишенцем на корабле. Неизвестно, куда бы завело это богатство его, если бы Пронин это не прекратил. После того, как он пришил гейше чёрный перец (совсем, как натуральный) и оживил её, то получился полноценный баскетболист. Он сразу взял в руки мячик и побежал к кольцу. А потом долго плакал, что без титек у него мячик в корзину не попадает! Но Пронин уже был занят стариком Фарой. Он сказал: "Из тебя мы сделаем молодуху-женщину!" Скептик Фара усмехнулся: "Не получится!" "Ещё как получится!" - сказал Пронин. - "Мы тебя засунем в специальную телефонную будку, вокруг которой плавают акулы, и ты умрёшь, Ля Фонт!" "Я - не Ля Фонт!" "Для меня вы все - Ля Фонты! Вы все - как мои детки," - сказал Пронин и погрузил старика в будку. Акулы отгрызли у того перец, а потом искуссный хирург Пронин сделал из него маленькую девочку, совсем как натуральную. Девочка побежала на цветущий луг, который был тоже предусмотрен на корабле специально для прооперированных девочек, и стала там собирать цветочки. "Что ты наделал?!" - спросил поджигатель. "Ничего особенного. Просто я вернул её мозг к 3х-летнему состоянию!" - ответил капитан Пронин. "Но тогда почему она трахается с толстой тётей-хлопушкой?" - спросил поджигатель. Пронин протёр глаза, ущипнул себя: да, действительно: маленькая девочка взгромоздилась на толстую тётю, схватила её за титьки и орала: "Нас не догонят!" И тогда Пронин понял, что Великого Мага из него не получилось. Всё, что не задавали ему, делал он кое-как. То козу превратит в грозу, то вместо утюга получается слон с розовой полосой. "Ну нет!" - сказал Пронин. - "Я не сдамся!" Он пинками прогнал от тёти озверевшую девочку со словами: "Я тебя догоню и ещё дам! А потом ещё догоню и дам!" Поднял тётю с земли и сказал: "Нате вам вашу хлопушку, Надежда Петровна! И больше не позволяйте себя бесчестить!" Той хлопушкой тётя хлопала при новой сцене фильма, которую снимал сам Пронин про свои операции. Мол там, "дубль 213, сцена у пруда!" Или "дубль 214, сцена у магазина!" Надежда Петровна плакала и укоряла Пронина: "Мне никогда ещё не удавалось потрахаться с маленькой девочкой! Это была бы самая лучшая моя любовь!" "Ты что, тоже извращенка? В камеру захотела?" - невежливо спросил Пронин. "Да! Насмотрелась я на ваших уродов и на вас, урода, и тоже стала замечать за собой странности! Вот, например, захотелось мне потрахаться с баскетболистами-неграми!.." - сказала толстушка. "Забудь об этом!" - сказал Пронин. - "Вот научится он попадать сам в кольцо мячиком, тогда, может, я вас и переженю с ним! А пока иди в кладовку и прогони оттуда мышь!" "Но она хорошая!" - стала спорить Надежда. "Хорошая мышь - мёртвая мышь! На тебе топор и фонарик! Если встретишь кого из извращенцев, которые вырвались из клеток, смело руби топором! Ну или фонариком. Только не светить надо, а долбануть! Всё равно потом я и их, и тебя починю!" - напутствовал Пронин Надежду. Та взяла указанные вещи и пошла в самый дальний конец космического корабля. А там затаился страшный Череп без мозга. Он всматривался через очки в +10 диоптирий в глаза жертвы, и жертва в него всматривалась с вопросом: "Что это за чучмек такой?" Но это были последние мысли жертвы, так как Череп, наконец, усматривал жертву через очки и распрямлял ей мозги на расстоянии. И жертва превращалась в зомби с пустыми зрачками. Скажем наперёд, что только капитану Пронину Череп не мог причинить вреда, потому что у Пронина по жизни мозги были уже распрямлены. Ну а Надежду Череп вмиг распрямил, и та вернулась безмозглая к Пронину, неся за хвост пойманную Черепом для неё мышку, чтобы всё было шито-крыто. "Что это?" - строго спросил Надежду Пронин. "Это... это... не помню, как называется! Такая маленькая, для неё бесплатный сыр в мышеловке!" - ответила Надежда и тупо уставилась пустыми зрачками на мышь. Пронин внимательно присмотрелся к Надежде и спросил: "Ты О,Кей? У тебя всегда были пустые глаза, или это ты повстречала извращенца Черепа, который полгода назад сбежал из клетки и теперь шляется где-то по кораблю?" Надежда всем женским существом порывалась сказать правду, но мозги безмозглые это тормозили: "Нет, товарища капитана, как вас... эт,та... Макаронина! Я всегда была такая!" "Не Макаронина, а Пронин!" - поправил её капитан. - "Ну ладно, иди играйся в песочницу со всеми извращенцами, которые натолкнулись на Черепа. Мне лично безразлично, какая ты там: с мозгами или без них. Над тобой я не планировал делать никакой операции, поэтому ты мне безразлична! А по жизни я не люблю жирных баб, у меня на них не стоит!" И с этими напутствиями Надежда отправилась к песочнице, неся мышку. Но мышку Череп тоже превратил в зомби. Поэтому злобная мышь вырвалась из лап Надежды и бросилась в атаку на капитана, чтобы укусить его в задницу! Так запрограммировал её Череп. Он сказал ей, протирая мягкой замшей свои очки (и думая, что пора переходить на пенсне или подзорную трубу "Турист-3") : "А потом ты вкусишься ему в зад! И он заболеет свинкой, а это приводит к серьёзным проблемам с потенцией у взрослых! И тогда он, наконец, прекратит делать свои античеловеческие опыты, и я смогу вернуться в свою камеру, не боясь, что он будет меня "немножко вешать"!" "Да как же вас повесишь?" - удивилась любознательная мышь. - "У вас же один череп, шеи и тела нет!" "А вот не знаю, как он меня повесит! Наверное, через глазницы пропустит верёвку! Ведь он-то и есть самый извращенец из всех!" - ответил Череп и сплюнул. "Масса Череп, а что, если ему сделали прививку против свинки?" - спросила безмозглая мышь. "Тогда ты умрёшь смертью храбрых. А вообще мне на тебя начхать, у меня таких же тысячи! В кладовке! Это я их размножил! Я трахнулся с их Королевой, которая подарила мне Волшебный Свисток, понятно? Свистну раз: приходит одна собака! Второй раз: вторая собака! Третий раз: третья собака!! Четвёртый раз: четвёртая собака-сучка!! Ведь приходит же, сволочь!!" - распалил сам себя Череп так, что мышка забеспокоилась за его психическое здоровье: "Масса Череп, принимали ли вы сегодня свои таблетки?" Череп спохватился, надел очки и потопал за таблетками, бормоча: "Свистну шестой раз... Или седьмой?.." Короче, мышь с разгона вцепилась острыми зубами в зад капитана Пронина, но тот только сказал ей: "Мышь, не майся, не мешай, иди поиграй в песочницу, не до тебя щас!", потому что он делал сложную операцию по перемене пола некоему Бармалею-Карабасу. Он из бородатого наёмного убийцы пытался создать козу с розовой полосой. Потому что идея создать из него прекрасную женщину погибла, так как эта женщина принялась мочиться у всех на виду, сняв штаны. Пронин, как мог, загораживал её от любопытных взоров, но когда она заорала, что всех убьёт, только если не будет столько дел с этими папками персонала, Пронин понял, что снова облажался. А мышь ему причинить вреда не могла, потому что по жизни капитан давно лишился всей своей задницы, так как участвовал в войне во Вьетнаме и Афгане, и вместо задницы давно носил протез из каучука! К. Продолжение. (Если я нипишу 4 страницы, то с чистой совестью удвою номер ПВНа. А то я слишком халтурю, и меня могут упрекнуть, что я написал, не 1100, а 700-800. Нет, это не так. Если попадаются две подряд длинные сказки, то я удваиваю только одну из них. А щас, как видите, выполняю свой писательский долг. Типа как выполняют супружеский. Но я, к счастью этим не обременён.) Итак, свистнул Череп и прибежали 4 собаки. "Собаки!" - сказал им Череп. - "Откусите Пронину руки-ноги, но не трогайте переца! Потому что я ему устрою Курскую дугу: я его самого повешу за его перец и спрошу: "Ну что, Прошка, легко ли быть без тела и рук-ног? Ведь даже птица умрёт от скуки, если ей отрезать руки! Понятно?" "Непонятно!" - сказали собаки. - "Сколько заплатишь?" "300!" - ответил Череп. "Что?! 300? Да за триста мы сами себе откусим руки-ноги! Ищи дураков! Ха, 300!" - ответили собаки. "Ладно, ладно, какие ваши условия?" Седьмая собака шмякнула варежками об пол и сказала: "330!!" "Каждой!" - поправила её вторая собака. Череп пожевал губами и сказал: "Ладно! А как вы назовёте эту операцию без анестезии?" "Операция "Ю"!" - ответила самая тупая первая собака. "Почему "Ю"?" - спросил Череп. "Чтобы никто не догадался!" "Идиотка!" И собаки пошли перед делом пить кефир. Первая собака взяла гитару и заиграла: "Постой, суковоз, не стучите, суколёса! Сукондуктор, нажми на тормоза!" Вторая собака вырвала из лап первой гитару: "Хватит гулять! Несёшь какую-то чушь! Нет, чтоб что-то мужественное, типа "Батяня, батяня комбат! Ты нам щас как брат!" Но третья собака-гомик сказала: "А мне нравится Борюсик Моисеев: "Если бы суки всей Земли!.." "П.др!" - зашикали на эту собаку прочие: "Хочешь, чтобы мы тебя не взяли на дело?" Короче, напились-перепились кефира собаки и предстали на последний сбор перед Черепом перед началом Операции "Ю". Они качались и хватались друг за дружку. "Что-то не верю я их пьяным рожам!" - заявил Череп. - "Особенно вон тому, с рожей п.дра!" П.др вышел вперёд и сказал заплетающимся языком: "Я хочу вас всех поиметь в попу в прямом и переносном смыслах!" Череп спросил у самой главной второй собаки: "Ему обязательно идти на дело?" "Да нет, масса Череп! В семье не без урода! Пусть остаётся!" "Да, оставайтесь," - сказал п.дру Череп. - "Будете спиртовать грибы, этим тоже надо кому-то заниматься. А потом я превращу вас в прыгающее дерево! Вздрогнули!" Все собаки вздрогнули на посошок и отправились мочить Пронина. Но Пронин всё прознал, потому что шестая собака была засланкой Пронина в тыл врага. Она всё донесла шифрограммой. И Пронин с 28-ю пронинцами из числа самых сообразительных извращенцев засел на пути следования собак. Короче, это был подвиг 28-ми пронинцев, потому что собаки всё прибывали и прибывали, и конца им не было видно! (Потому что Череп свистел в свисток ещё и ещё!) "Отступать некуда!" - кричал Пронин, на котором повисло сразу 10 собак. - "Позади кокпит!" А кокпитом он называл кубрик, столовую. На самом деле кокпит - это кабинка. Как только собаки услышали про кубрик и повара с ковшом супа и компота, то мигом побежали туда. На что и расчитывал хитрый Пронин. Все собаки отравились этим компотом, который приготовил Пронин им накануне. Он и не ждал иного исхода боя, так как приготовил компот по всем инструкциям и рецептам. Он даже его не отравил. Просто он был уверен, что собаки отравятся, так как не умел сам делать ничего. К. А может, кубрик - это не кухня, а место сборищ? Напишите мне на адрес собака@соб. Как раз будет про собак. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1138,5

   27 мая 2007 года. Хотел я написать сказку про пингвинов, мол, оккупировали всю Землю. Но потом передумал. Хочу создать нечто спокойное, без пингвиньих оккупаций. Сидел на завалинке дед Матвей и курил самосад. Как видит он: идёт Чикатилло и тащит за плечами расчленёнку: чьи-то отрезанные руки-ноги и головы. "Привет, Чикатилло!" "Привет, Матвей!" "Как дела? Нормально? Я вижу, расчленил кого-то ты, Чикатилл? Ты с этим завязывай: не ровён час попадёшь в кутузку!" - говорит Матвей. "Да за что?" - спрашивает Чикатилло. - "Я ведь это, шалю, балуюсь то есть!" "Да вот за такие шалости и попадёшь. Знавал я одного фраера, так его посадили за то, что он уронил портрет товарища Цементова! А ты недалеко от него ушёл." "Ладно, хватит мне с тобой лясы точить, придурошный Матвей!" - говорит Чикатилло. - "А то моя расчленёнка протухнет! Надобно, понимаешь, положить в холодильник!" "А с кем разъедать будешь? Заведи себе бабу, Чикатилл. А то не по-людски получается: здоровый мужик, а жены всё нет. Все за девками расчленёнными гоняешься! Что на колхозе люди скажут? Извращенец, скажут. А так с женой будете заготавливать из расчленёнки буженину и говядину! Ты подумаешь о жене? Подумаешь? Обещаешь мне?" "Ладно, подумаю!" - сказал Чикатилло. - "Только боюсь я, что и её расчленю! Всё вот руки у меня такие: всё помнят. И творят мелкие шалости. Так, слово за словом - и расчленю!" "Нет, жену не гоже расчленять. Кто тебя с малыми детками будет оплакивать, когда тебя посадят? Кто 25 лет ждать будет? Жена! Она одна даётся Богом, как перст! Понял, нет? Можешь дальше расчленёнку тащить!" - так напутствовал Чикатиллу Матвей. И Чикатилло пошёл к себе в избу. Везде у него на стенах висели забальзамированные куски человечины, а на шестах изгороди красовались обглоданные воронами человеческие черепа. Недаром удивлялся директор совхоза "Путь Кузьмича" (родного колхоза Чикатиллы) , почему это ребятишки обходят стороной домик дяди Чикатиллы? "Негоже," - говорил детишкам директор. - "Если дядя Чикатилло чуток жутковат, то это ещё не повод его игнорировать! Может, он вам из дерева выточит ложку или сыграет с вами в футбол?" "Нет, дядя директор," - отвечали дети. - "Чего-то он нам не нравится. И понимаем мы, что пока его не засадили на 25 лет, его вина не доказана. Как говорится: не пойман - не вор. И по-пионерски мы должны бы были взять над ним шефство и включить его в состав октябрятской "Звёздочки" (чтобы перевоспитать и направить на путь истинный) , но что-то не хочется, понимаете!" "Вы это бросьте: хочется-не хочется!" - сердился директор. - "Берите шефство, и точка! Иначе наш колхоз "Путь Кузьмича" никогда не получит переходящего вымпела за самое человечное обслуживание населения!" Делать нечего, включили пионеры Чикатилло в "Звёздочку" и пришли к нему в дом, чтобы поиграть с ним в шашки-поддавки, тем самым начав воспитательный процесс. Пионеры со вздохом посметрели на вывешенную расчленёнку, понюхали, попробовали на зуб: не вкусно, и говорят: "Ты бы, дядя Чикатилл, занялся полезным для совхоза трудом! Вот директор предложил тебе вытачивать ложки из дерева!" "Да как же я, мальцы, буду их вытачивать, - с доброй усмешкой спросил Чикатилло, - когда у меня ещё не заготовлены запасы расчленёнки? Вы, что ли, кормить меня будете зимой?" "Послушай, дядя Чикатилл, - сказал Командир "Звёздочки" Митя, - вот ты всё "расчленёнка-расчленёнка", а пробовал ты перейти на простую человеческую тушёнку и консервы? Тоже вкусно!" "Многого вы ещё не понимаете, детишки, - сказал Чикатилло, переставляя свои шашки. - "Например, не знаете, что в жизни каждый должен крупно наследить, да так, чтобы не отмыли после: посадить дерево, родить кого-нибудь (какого-нибудь лягушонка) и построить домик! Но я, Великий Чикатилло, я, говорю вам, развил эту теорию и победоносно несу её в жизнь: каждый ещё должен замочить минимум 100 человек! Только жаль вот: стар становлюсь и чую (я всегда чую!) , что сидят у меня на хвосте менты, и мне 100 человек не замочить! А замочил я пока что только 86!" И с этими словами Чикатилло принялся делиться опытом: показывать свою записную книжку, где нарисованы 44 синих гробика и 42 красных. "Красные - это, детишки, женщины были. А синие - мужики. Вот интересный случай вышел у меня в Измайловском парке: там я замочил гомосеку Вилкина и долго думал, в какой цвет красить его гробик?" "Да, дядя Чикатилл, ты крутой! Но, боюсь, родители не позволят нам пойти по твоим стопам: дело в том, что наш совхоз борется за переходящий человечный вымпел. И у некоторых возникают вопросы..." "Какие вопросы, детишки? Не стесняйтесь, говорите! Дядя Чикатилл и не такое слышал!" - подбодрил детей Чикатилло. "Да вот вопросы: не позоришь ли ты лицо села своими ежедневными рейдами в лес, из которого возвращаешься с очередным трупом на плечах и словами: "Я поймал самую крупную дичь в лесу! Только попрошу без аплодисментов!" - говорят дети. "Эх, дети! Как вы не понимаете? Это же самый кайф в жизни: найти в лесу крупную дичь, погнаться за ней (как обнажённый сатир гонится за голой фавной) , прикончить, надругаться и притаранить в домик! Я вам не какой-то антисанитар, который оставляет тушки гнить и разлагаться в лесу. Нет, я не такой! Я несу всё в домик. Обратили внимание на мою коллекцию черепов? Вот доберусь я и до вас, и вы тоже пополните эту коллекцию своими черепками!" - говорит, добро щурясь, Чикатилло. "Нет, дядя Чикатилл, - говорит Митя, - наши дебаты зашли в неконструктивное русло. Ты зря нас хочешь напугать. Мы видим же твоё доброе лицо и твёрдо знаем, что детей типа нас ты не убьёшь, потому что в наши попки твой перец не пролезет! Слишком узко, дайер стрейтс!" "Это кто же вас такому научил?" - удивился Чикатилло. "Да наши старшие ребята. Они ещё научили нас пить, курить и матюгаться!" "Ну сволочи! Чему учат молодёжь!" - разозлился Чикатилло. - "Да я докажу, что я могу пролезть в любой стрейтс! Прямо щас! Я вас щас немножко убью, а вы пока пишите записку этим старшим идиотам, что дядя Чикатилло докажет, что есть что! Ну а уж потом я и до этих подростков доберусь! И тогда, дети, трупов станет больше на 10! Понимаете? Вы - первые, кто узнал эту цифру: 96! Вы первые, понимаете? Но, я вижу, вы ещё не готовы. Ладно, пока пишите предсмертное письмо, только без ошибок: я проверю." И детишки послушно стали писать: "Дорогие старшие товарищи и родители наши. Сегодня мы все стоим на грани великого рекорда дяди Чикатиллы, который убьёт 96-ого человека! Всё, что вы про дядю Чикатиллу думали и говорили ранее - не правда! Нет добрее и милосерднее человека на нашем совхозе. Который получит, наконец, вымпел. Дядя Чикатилл был так добр, что угостил нас человечинкой (вкус, как у курятины, очень нежный) и сыграл с нами в шашки. Но потом мы были так неосторожны, что вызвали праведный гнев этого Великого Человека, и он решил нас тоже расчленить. Если это угодно Богу, то и нам тоже угодно. Да и всем прочим. Всё, что творится на Земле - совершается по Воле Божьей и его Богоматери. Поэтому не поминайте лихом, ваши детки при смерти!" "Хорошо, молодцы!" - сказал Чикатилло, проверив ошибки. - "Ну а теперь ложитесь на противень, я буду двигать вас в печку." "А как ложится-то, дядя Чикатилл? Ножками вперёд или назад? Покажите, пожалуйста!" Чикатилло улёгся и стал сам себя задвигать. Но дети всё равно не поняли. "Что вы за тупые отпрыски?!" - не выдержал убийца и показал второй раз. "А, поняли, поняли!" - обрадовались дети и легли ножками вперёд. "Всё дело в том, дядя Чикатилл, что мы сомневались, пролезем ли мы, раздвинув ножки!" - сказали дети и исчезли в жерле печки-мартенки. "На кой хрен раздвигать ножки? Я же показал, что не надо!" - пробормотал Чикатилло и включил газ. Из-за заслонки раздалось ангельское пение детишек: "Черезчур жарко! Мы, ребцы, типа Сергея Лазо получились!" Но потом пение смолкло, потому что дети погибли. Чикатилло, волнуясь, выкатил противень и принялся укладывать в кладовке новые печёности и жареное. И вот тут-то в дверь избушки, которая никогда не закрывалась, так как Чикатилло был хлебосольным хозяином и рад гостям, вошёл местный участковый майор Ерепин. Он взял под козырёк, снял фуражку и вытер лысину от пота: майские дни стояли очень жаркие, под 30 градусов на солнце. "Ну что, Чикатилл, побил свой рекорд в 100 человек?" - спросил Ерепин, листая записную книжку. "Почти что, товарищ майор! Сегодня с Божьей помощью, я совершил рывок: сразу 10 новых трупов! Но только попрошу меня не арестовывать сегодня, так как надо ещё 4 трупика! А потом сажайте меня ко всем чертям, своё дело на Земле я сделал! Не стыдно и помирать!" - сказал Чикатилло. "Нет, Чикатилл, ты извини уж, но посажу я тебя сейчас, иначе не видать нам вымпела, как своих ушей!" "Ах вот ты как заговорил, сволочь?!" - рассвирепел Чикатилл. - "Хочешь угробить такой труд! 96 покойников, что, зря, что ли, полегли? Да я тебя щас сам уничтожу голыми руками! И будет 97!" Но на этот случай Ерепин показал постановление прокурора областного, что Чикатиллу пора брать. "Что значит "брать"?! Что значит "брать"?" - и Чикатилло плюнул на постановление Прокурора кофейной жижей со словами: "Я нечаянно!" Ерепин грустно вытащил дубликат и сказал: "Грустно мне тебя брать, Чикатилло! Хороший ты мужик, главное - добрый очень. Второго такого добряка ещё поискать. И долг на Земле свой почти выполнил. Мало, кто может похвастаться таким же достижением. Но Прокурору виднее, я всего лишь выполняю приказ. Мне приказали - я выполнил," - и майор Ерепин надел наручники на брыкающегося Чикатиллу и повёл его по совхозу в местный СИЗО, "обезьянник". Мысль, что ему предстоит сидеть с разными извращенцами, растлителями, хулиганами, алкоголиками, коробила Чикатиллу. А селяне приветственно махали тяпками, которыми обрабатывали землю, грядки, и кричали: "Ну что, наконец-то повязали сердешного?" Чикатилло уныло опустил голову и покорился судьбе. Надо заметить, что не было в этом совхозе двора или дома, в котором он кого-нибудь не убил в своё время. К. (Дело в том, что я щас изобрёл новые номера ПВНов, например: 1138,5. Это значит: 1138 с половиной. Если следующий будет тоже в 1,5 номера, то 10-ку я закончил на этом.) К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1139,5

   28 мая 2007 года. Сегодня я купил второй диск жёсткий для одного из компьютеров в 150 Гг! Зато теперь 10 дней до пенсии буду жрать хлеб и воду. Сказка про шикарную еду. Стоял накрытый стол: тут и перчик, и рассол. И поросячьи головы, а за столом уже сидит моя жена и придвигает мне "Мезим" со словами: "Мезим" незаменим!" Это мне кошмар привиделся! Или почище кошмар: сидит тёща и придвигает "Эспумизан" со словами: "В животе "Эспумизан": принимай ураган!" Итак, вкусная и питательная еда. Икра красная заморская, икра заморская баклажанная. Стоит баллон самогона, а с гранёнышами в руках уже сидят три бухатые сестрицы: Вера, Надеждочка и Любовь моя! Хорошо, да горько мне: есть одно сомнение: может просто на троих не хватить меня! "Чур меня! Вон пошли, алкоголички! Трахаются такие, а потом рожают младенцев с 6 и 7 пальцами! "Хватательный рефлекс у такого ребёнка в норме!" Будет хватать! Я вам щас так схвачу, навсегда закодирую от пьянства!" И вот входит подвыпивший поручик Ржевский на нашу "малину" и зрит пьяных сестриц. "Только по одной, не толпитесь!" - говорит поручик, потому что в глазах у него двоится. "Вот мужчина, так мужчина! Ржевский! Дворянин! Он не испугался, что нас трое! Что нас шестеро, его тоже не испугало! Его на всех хватит!" - и с этими речитативками сестрицы повалили со Ржевским на сеновал, на хлиб. Я встал, одёрнул пижаму и сказал: "Сегодня я буду кутить! Весело, безобидно, со всякими безопасными выходками! Только не убирайте хлиб из овина, несмотря на то, что я подожгу овин! Приготовьте тарелки с икрой: я всё это буду бить!" "Весельчак!" - проконстатитровал Первый Министр. "Да и вы весёлый! Взбунтовались! Назвали Короля Людовика XIII (короля-недоноска, как я это называю, и как это называют все) плебейским титулом: "Весельчак!" Что я тебе, шут на ярмарке? Клоун? Массовик-затейник? Я - Король от темени до пят! Ты думаешь, короли лучше до меня были? Ни черта! Все мы на одно лицо - недоноски, как я это называю!" - сказал я и отрубил Первому Министру голову. Вся массовка в ужасе спрятала головы под вшивые одеяла, только один палач протянул руку и сказал: "Приветствую!" "Тебе-то что неймётся? Тебе тоже, что ли, отрубить голову на Лилльском пруду? Ведь ты в бытность свою миледей Здвинтер уничтожил столько порядочных мужей своих!" - сказал я испуганному палачу. - "Среди них даже несколько жён твоих попались. Но потом ты, хитрая бестия миледи, поменяла пол, отрастила бороду и перец (почти как натуральный) и заделалась палачом Лилля. А настоящего палача утопила в его собственном садовом туалете! Выдав это за зверское самоубийство! Что, не так? Правда, она глаза колет!" Тогда палач схватил острый, как тяжёлый тупой предмет, кинжал и принялся гоняться за мной, Королём-недоноском, по всему овину. И нечаянно наступил на руку поручика Ржевского, который только что перестал трахать троих сестёр (а ему мерещилось, что он перетрахал всех шестерых, и уже причёсывался и мазал усы гуталином для снимка в Книге Гинесса Мценского уезда. Потому что ни одному ещё поручику Ржевскому не удавалось побить рекорд в 5 сестёр!) . Ржевский обиженно сказал: "Тут вам что, паркет, что ли? Чего ходите по рукам?" Но палача было не остановить. Он орал: "Пусть я больше не миледи, но я прекрасно помню, как кайфно ей жилось, когда она гонялась за всеми соседями и прислугой с кинжалом! У, много народа положила и говорила: "Кайф!" И тебя сейчас положу, Ржевский!" И давай колоть Ржевского в большое пивное брюхо того. И вот именно сейчас место такой мистики: она колет, а он не колется! То есть, раны мгновенно заживают. "Ха-ха-ха!" - сказал совершенно трезвый Ржевский. - "Ты думала убить беззащитного поручика, но раньше я был неустрашимым д,Ратаньяном, который таким, как ты, бл.дям рубил головы!" "А! Тем лучше! Я давно хотела посмотреть, какого у тебя, щенка, цвета кровь!" - кровожадно сказала бывшая миледи (а ныне палач) . - "Я вырву у тебя, щенка, сердце! И пущу кровь!" И продолжила колоть кинжалом. Ржевский же задумчиво сорвал ромашку и принялся вдыхать её аромат, от чего ножка цветка пошла конвульсиями. Потом Ржевский (пока миледи колет его) сорвал одуванчик... А пото как заорёт благим матом: "Караул!!" Это он увидел кошку с цветами в одной лапе и авоськой с апельсинами в другой! Потому что Ржевский был аллергик! И кошка как заорёт: "Аа!" И бросила авоську и убежала. "А! Понятно!" - сказала миледи, прекращая колоть необъятное пузо Ржевского. - "Вот кто общие деньги стырил, а на кошку свалил! Редиска!" "За "редиску" ответишь! А пока ап-чхи! Ап-чхи!" - стал чихать аллергик Ржевский. Тут из стога сена вылезли три голые сестрицы, такие же пьяные, как и влезали туда. Они пели: "А мы по-маленькой и бум немного пьяненьки, и пусть нас брюхатят мужики! Мужики, вы где? Эй, мужик, прекрати пырять нашего любимого Ржевского в живот ножом! Тут тебе не тир! И не живодёрня!" Но палач сказал: "Проходите, барышни, без вас как нибудь!" Но неожиданно для самого палача от вида трёх голых девиц у него в штанах что-то зашевелилось и встало! Миледи никогда ранее не испытывала эрекции, это было ново и удивительно! Она спустила штаны и принялась тереть свой почти натуральный перец. Девицы закричали: "Ура! Веселье продолжается!" и снова полезли в стог сена, неправильно истолковав намерения миледи. А та, недолго думая, схватила кинжал и принялась пилить это уродство, которое возникло без её ведома и хотения. Мол, совершите вы массу открытий, иногда не желая того! Но, как известно, кинжал её был тупей тупого предмета. Поэтому миледи не смогла отпилить его. Она сокрушённо согнулась и заревела: "Ну за что меня природа так обидела?! Зачем мне этот уродливый перец?" Тут одна из сестёр вылезла и сказала: "А нам нравится! Вполне натурально!" "Я тебя щас убью!" - сказала миледи. Но тут слово взял ранее бывший в обмороке аллергическом поручик Ржевский. Он очухался, протёр кулаками глаза и спросил: "Ушла?" "Кто?" "Кошка с апельсинами?" "Против кошки и апельсинов принимай "кларетинов"!" - экспромтом сочинила миледи. - "Отойди, не мешай мне рубить корень зла!" Ржевский спросонья решил, что она его бреет. "Этим надо заниматься в ванной, детка!" - сказал он. - "Можешь одновременно принимать душ и брить ноги и всё прочее кремом "Вит". А если применишь бритву "Венус", то станешь типа богини! Открой в себе богиню! В каждой женщине есть богиня!" "Венус"?" - переспросила миледи. - "Тащи сюда! А ещё "МАК-3" захвати, чтоб наверняка!" И миледи с размаху стала брить себе промежность. "МАК-3" был такой острый, что одним движением вообще обрил её наголо, и она удивилась. "Ничего страшного!" - успокоил её Ржевский. - "Палачам надлежит быть лысыми. Это отпугивает преступников!" "Ты думаешь?" - заинтересовалась миледи (которая-то, как вы помните, была мужчиной и палачом) и стала гладить свой лысый череп. "Вот смотрю я на тебя, миледи, и думаю: "Я чертовски давно не играл в бильярд! И давно не давал никому щелбанов по лысине!" - сказал Ржевский, помусолил химический карандаш и нарисовал на лысине миледи мишень. Потом примерился и ударил по "десятке" кием! От такого удара бедная миледи откинула ласты, которые склеила, и скапутилась. "Наконец-то я поиграл в бильярд!" - кричал довольный Ржевский. На его вопли из стога снова вылезли сестрицы, жестоко обманутые миледи в своих ожиданиях, и сказали: "Правда? А ты нам нравишься!" Ржевский уже приготовился скинуть подтяжки и напрыгнуть на сестриц по-новой, но тут появился (тоже растревоженный криками) кот с апельсинами. Он спрашивал: "Где бильярд? Какой бильярд?" При этом он махал своей авоськой и кричал: "А я, когда облысею, никогда не пойду в Ассоциацию Лысых, потому что там надо платить членские взносы!" Ржевский хотел резонно спросить: "А ты-то откуда знаешь?", но его постиг новый приступ аллергии, и он снова бухнулся носом в лужу нечистот. "Ты О,Кей?" - спрашивали его сестрицы и котёнок. Но и так было понятно, что О,Кей. Тут в овин пришёл, наконец, я, Король Мутакии Мутак II. Я, как и обещал, приготовился спалить овин вместе с хлибом и сеном. "Не делай этого, о, Мутак II!" - закричал кот, махая апельсинами. "Почему это? Хочу и палю! Кто мне помешает? Не ты ли, мерзкий кот?" Кот молча протянул лапу в направлении на обмерших от страха голых сестриц: "Не ради корысти ради, а токмо ради блага сих голых бабищ прошу тебя: не пали овин!" Это кот сказал. Но я сказал: "А, и вы здесь! А я было в ванную сунулся: нет вас там! Ну что, гори-гори ясно, чтобы не погасло! И вообще, я - местный экзерцист! Я изгоняю злых духов! В этом овине чуть не погиб Ржевский, чуть не погиб палач Лилля! Тут нечисто! Вот я и пришёл с двумя канистрами бензина, по 3 франка отдал (дорого!) !" К. ("И если я Мутак II, то вы все Мутаки Первые!" - сказал я и поджёг овин. Все успели спастись, потому что я был Король-недоносок. А вот если бы был Король-клоун, то сжёг бы всех. Все они, короли Мутакии, одинаковые.) К.
  

ЭПИЛОГ

   Как видите, с применением Изменения мои сказки тоже улучшились, хотя это и казалось уже невозможным. Но всё прогрессирует, меняется, улучшается. Моя сатира тоже. Я и не думал вообще писать сатиру. Это же сказки, а не памфлеты. Так что, если вы где-то увидели сатиру, то это вам показалось. Это не сатира, а добрейшие сказки. К.
  

Александр

Барсуков

Страна

сказок-115

("Письма в никуда"-115)

2007

ПИСЬМО В НИКУДА-1141

   31 мая 2007 года. Светило солнышко, расплавляя мозги тем, у кого те ещё не расплавлены. Видел я по ТВ парня, которому нравится резать людей. Будущий хирург. Растёт молодёжь! А сказка как раз будет не про этого дибильного хирурга, а совсем не про него. Это, понимаете, высший класс: писать совершенно не о том, что задевает за живое. Именно так рождается фантастика. Но у меня трудные роды и не фантастики. А сказки-триллера! Шумел ветвями косматый бор! В дуплах сидели когтистые филины, по дорожке к бабушкиной избушке шла Зелёная Шапка. Потому что это была девочка в зелёной бейсболке. И несла она бабушке связку гранат "РПГ-5" ("лимонка") и автомат "ППШ". Потому что бабушка была немецким партизаном и боролась с оккупантами в своём районе, как пенсионер, которому трудно передвигаться в другой район. Вот взяла бабушка "ППШ", передёрнула затвор и сказала Шапке: "Ты отсюда не ходи, а то фриц башка оторвёт: чем думать будешь?" А Шапка отвечает: "Не дрейфь, бабуся! У меня мозги давно расплавлены!" И вот едет по лесной дорожке какой-то мотоцикл с людьми в длинных эссесовских плащах! Бабушка кидает гранату, мотоцикл врезается в дерево, и кто-то кричит: "Совсем охренела, мать?! Милиционеров от эссесманов не отличаешь!" Неприятность. Чтобы загладить конфликт, Зелёная Шапка понесла пострадавшим пирожки. Они (никто, к счастью, не погиб) вернулись все в избушку и принялись чаи гонять. "Дура ты, Бабуся! И Шапка твоя дура! По этой опушке фрицы вообще не ездят, так как кругом одни болота! Я, лично я, - говорит сержант Красной Армии Лопозков, - однажды провёл их этой дорогой и потопил всю их роту. За что получил "Орден Ивана Сусанина II степени"!" "А почему II?" "Потому что Первой Степени, как и все прочие ордена и медали - у нашего главнокомандующего Цементова! Слава Цементову!" - вскинул он вверх руку, и его примеру последовали все присутствующие, опрокидывая стулья и табуретки. Вдруг, чу! Какая-то неофашистская сволочь едет на дровнях, обновляя путь! Лопозков всем приказал затаиться, а сам вышел на дорогу и попросил огоньку у сволочи. Сволочь дала и поехала дальше. "Нет, - говорит Лопозков, возвратясь, - это не сволочь. Это простой немецкофашистский крестьянин. Он такой дибил, что у него на тачке вывешены сразу флаги всех стран Оси и Союзников, чтобы его не трогали ни те, ни другие. Там флаг наци, Италии, Японии, России, США и пр. Так его за эти флаги уже трижды вешали сами наци, и дважды - русские. Но так как крестьянин с детства не имел шеи, за что получил кличку Колобок, то всё сходило ему с рук. У него два сына воевали за немцев, а одна дочка - за русских." "И что, тоже все были колобкообразные?" - спросила глупая Шапка. "Да!" - сказал Лопозков. - "И вообще, щас 10 мая 1945 года, война уже кончилась. И разреши, мать, поставить проветриться наши портянки!" "Поставить?" "Ну да!" И поставили портянки милиционеры, и задохнулись Бабка и Шапка. "О, горе-то какое!" - вздыхал Лопозков, делая искусственное дыхание рот-в-рот. Шапка очнулась и стала выпытывать, сколько луковиц сожрал до этого Лопозков? "Да понимаешь, дивчина, нет ничего, кроме лукового поля на нашем пути! Потому что все прочие поля фашисты превратили в минные. И вот наши люди и жрали лук. Ну а потом, делать нечего, вступили на минные поля. Была зима, шли мы на лыжах, и вскоре бы погибли, если мне бы не пришла идея пока ролики-то снять! "И мы, пожалуй, ролики-то снимем!" Понимаешь, лыжи на фронтовом сленге означают ролики. Но тут из ближайшей могилки вылез наш же сапёр Сидоров и сказал: "Проверено! Мин нет!" А потом снова влез в свою могилку и затих. "Чего-то не доверяю я ему! Не верится мне!" - сказал я и удвоил осторожность. А именно встал на одну ногу и принялся прыгать на другой по кочкам. Сидоров (такой настырный) снова вылез и сказал: "Хватит прыгать: на меня штукатурка сыплется! Это покушение на убийство!" "Слушай, Сидоров, - сказал я, - если мин нет, то почему ты захоронен?" "Потому что я - не Сидоров, а - Козлов! Вот почему!" Это многое объясняло, но я всё же спросил: "Так есть ли мины или нет?" "Вы что, грибники? Вы что, их в авоську будете собирать? Какая вам разница!" "Но мы же погибнем!" - говорим мы. "Все там будем!" - говорит Сидоров и снова закапывается в могилу. Нет, не позволила мне совесть вести своих людей через это поле. Я свернул, а после мы видели, как по полю тому бегает сапёр Сидоров и взрывается через каждые три шага. Он кричал: "Нате, получите, менты поганые! Теперь-то тут мин точно нет!" Но последний взрыв не оставил от него и мокрого места. Мы сняли фуражки в знак скорби и пошли дальше. И вот ты нас, бабуся, подорвала!" Но что-то Шапке и Бабусе не понравилась эта легенда, шитая белыми нитками. Возможно, они натолкнулись на шпионов-фашистов. И даже возможно, из Японии. Потому что Лопозков и его люди были узкоглазые. "Надо посмотреть, как они будут пить русскую водку!" - прошептала Шапка, и Бабуся всем разлила по чашке. Бойцы взяли рисовые палочки и попытались ими выковырять водку и выпить. "Всё ясно, япошки недобитые!" - зло закричала Бабуся, стреляя в потолок. - "Мы вас раскусили! Вы -фашисты! И сейчас на распыл пойдёте!" "Да что ты, мать? С ума сошла? Свои мы, питерские! А за дни блокады наши глаза сузились от голода (потому что мы постоянно смотрели, где мышь!) , а еду могли есть только палочками, потому что её, еды, было очень мало! Понятно?" И Шапка с Бабусей поняли свою ошибку: они бросились обниматься и целоваться с питерцами. Неожиданно загремела канонада! Бабка схватила "лимонки" и выбежала из избушки. "Чего это она?" - спросил Лопозков. "Она решила, что это - Салют Победы, и побежала попросить, чтоб сделали потише: у неё внучка спит." "Так ты же не спишь!" "Щас засну. Щас 21-00? Вот щас и засну на 20 минут. Если я сказала "на 20", то не больше и не меньше," - и с этими словами Шапка свалилась на печку и захрапела. "Чуваки!" - сказал взволнованный Лопозков. - "Чуваки, у нас появляется шанс! Ясно, что даже в женской бане нам не дадут, потому что косоглазые мы, но сейчас мы можем все поиметь эту внучку за 20 минут!" Но возвратившаяся Бабуся обломала им весь кайф. Она сказала: "Даже не думайте!" и поправила на Шапке одеяло, которое сползло и нечаянно открыло всем взорам лоно девушки, так как современные девушки не носят нижнего белья. "Ну а сейчас - дискотека!" - заявила Бабуся опечаленным ментам, когда внучка проснулась. И пустилась рассказывать, как шла она по Курской дуге, так миллион с одной стороны, 2 миллиона с другой! И столько же танков! И вот она идёт из музыкальной школы с балалайкой под мышкой! Кошмар!" Лопозков заинтересовался, посасывая натуральный сок "Фрустайл": "И ты почувствовала себя натуралкой?" "Нет!" - призналась Шапочка. - "Потому что натуралом чувствует себя только тот, кто пьёт натуральные соки. Вы думаете, что я крутая? Это не так! Именно на Курской дуге мне стало страшно! Я заплакала и стала звать маму! И тут прямо мне на голову упала 500-килограммовая бомба "толстушка"! Про неё ещё Геббельс по радио обещал, что она очень умная, самонаводящаяся, и курятники и свинарники России не пострадают от неё. Только бронетехника, потому что курятники и пр. - это есть собственность Рейха!" И вот с этой бомбой в башке я пришла в Германию, чтобы нажаловаться на точность этих "толстушек" и лично на Геббельса. Но фашистский патруль усмотрел во мне (с бомбой очень, поверьте, тяжёлой) что-то подозрительное. И после вопроса: "Ирре Папирре, Битте?" разбежался, кто куда! Я простирала к ним руки и кричала: "Позовите доктора!" Но они скрылись за развалинами и принялись стрелять по мне! И всё мимо! Тогда я в досаде бросила в них балалайку и пошла в леса Германии! А знаете, какие в Германии леса? Только одни книжные. Их так и называют: "Бухенвальды". Потому что там сплошь ходят белокурые арийские бестии и читают книгу "Майн Кампф". Я несколько раз столкнулась с такими читателями. Я тогда была не в себе и орала на всех: "Ваши папирре, битте!!" Они в панике разбежались, а потом краем глаза я видела, как они под кронами этих лесов совокупляются с местными арийскими девушками. Но смрад там стоял жуткий: понимаете: чадят трубы концлагеря! Меня это разозлило. Я подошла к воротам с надписью "Каждому своё!" и ударила по ним головой! Бомба-"толстушка" взорвалась, ворота разлетелись на куски, меня забросило на пулемётную вышку в обьятья ополоумевшего эссесмана, а из ворот повалили узники весом по 20 килограммов. Я так удивилась их худощавости, что прямо мне стало нехорошо, и я облевала своего эссесмана, а потом стала из пулемёта стрелять по прочим вышкам, чтобы зеки беспрепятственно могли убежать! За этот подвиг меня Германское командование наградило медалькой "Дубовый Перец"!" - закончила свой рассказ Зелёная Шапка. "Но почему именно германское, и за что?" - удивились все. "Потому что был уже конец войны, фашисты хотели выглядеть добренькими перед союзниками. А когда бы их спросили, а как эта доброта проявлялась, они бы и сказали, что наградили девушку, освободившую узников! Я эту медальку повесила в клозет и теперь мочусь на неё!" - сказала Шапка. "Но почему ты сама не пострадала от взрыва "толстушки"?" - допытывался Лопозков. "Потому что я твёрдо верила в товарища Цементова! А с такой сильной верой мозги становятся бомбонепробиваемыми!" - сказала Шапка. Тут из-за печки вылез мышонок. Шапка как увидела его, заорала: "Мышь!!" от ужаса и упала в обморок. "Орденоноска, а мышей боиться!" - сказал Лопозков, схватил мышь за хвост и пояснил: "Еда!" И его без того косоглазые глаза сузились ещё больше, впрочем, как и у всех присутствующих. К.

ПИСЬМО В НИКУДА-1142-1143

   1 июня 2007 года. Вчера ездил на Отдых, и в Кратово постигло ЦЭ. Там я увидел ноги бомжа, который лежит под мостом, практически в болоте. И глубина этого трагизма постигла меня! Я стал глючить. Так и вернулся. Единственное, что мне хотелось: сцапать женщину за груди, но я быстро переборол это хотение. Несмотря на то, что ЦЭ - время исполнения всех желаний. Вывод такой: ЦЭ стали выглядеть живее: не просто чёрная дыра, а живая чёрная дыра. Обходится без страхов и слёз. Учитесь, потомки! Живая - значит, что живёт, доступно? Сказка-триллер. Жил-был страшный динозавр Дино. И решил он поработить всю Землю, навыпускав жвачки "Дино". Все дети купят эту жвачку, сожрут, околеют, а что земляне без "цветов жизни", без будущего? Ничто. Их можно разгромить одной левой. Только один землянин по-настоящему тревожил Дино: это был поляк Бжезинский, который продавал зонтики. Такие зонтики спасали не только от грозы и селя, наводнения и цунами, но и от атомных атак с воздуха. В Польше давно поняли, что Бжезинский - гений, и наставили ему памятников и плакатов-транспорантов. Дино везде ходил и рисовал на лбу Бжезинского то свастику, то слово "п.др", но сделать ничего не мог. Как он и расчитывал, дети обожрались жвачкой и околели. Взрослые тоже околели неизвестно, почему. Дино сам удивлялся, но оказалось, что взрослые не в состоянии жить без детей. Некоторые вскрыли вены, другие повесились, а третьи наглотались крысинового яду. Остался один Бжензинский. Дино взял весёленький зонтик "Москва-1980" и пошёл на квартиру к Бжезинскому. И они стали драться зонтиками! Один зонтик пропорол другой, и ни туда-ни сюда! "Как ты мне надоел!" - сказал Дино. "Ты мне тоже надоел!" - шипел Бжезинский. Потом он подскользнулся и выпал из окна в бассейн. Там он стал плавать и изображать кита. Но Дино уже орал сверху: "Не придуривайся! Поднимайся наверх! Я покажу тебе трюк с ананасом!" Делать нечего. Мокрый прадедушка всех зонтиков Бжезинский поднялся, поставил себе на голову ананас и зажмурился. Дино размахнулся и вонзил кинжал в ананас. "Спасибо, спасибо! Но повторять не будем!" - сказад Бжезинский и убежал через вентиляционную трубу. Потом он сел в автокар, который перевозит чемоданы на аэродромах, так как лучшей техники не оказалось, и поехал. Дино прицепился сзади, но получил по морде и упал. И вот горестная сцена. Бжез затормозил около публичного дома, потому что давно мечтал. Но дверь сама свалилась с петель, когда он попытался её открыть. В доме никого не было. Валялись лифчики, трусики кружевные, туфли, пудренницы и обёртки от жвачки "Дино". "Всё ясно!" - подумал Бжез. - "Они все погибли, все!" Он вернулся на аэродром, где после его опперкота лежал Дино, схватил этого Дино за грудки и стал орать: "Они все погибли!! Зачем ты убил их?!" Но Дино ещё не пришёл до конца в себя: "Мадам, изволите иметь уже взрослого сына?" Бжез плюнул и пошёл в лабораторию доктора Деко, которая изготавливала железных андроидов. Сам Деко лежал мёртвый поперёк двери, изо рта у него торчала жвачка. А роботы играли в "мясо", и на Бжеза уставилась чья-то андроидная задница. Бжез забрался на трибуну, хватил машинного масла из графина (так как так поступали все лекторы-андроиды) и начал лекцию о пользе людей на Земле. Его закидали консервными банками и помидорами. Андроиды думали, что от человека никакой пользы нет на Земле. "Но он же вас создал!" "Вот мы и говорим: совершенно тупое занятие создавать андроидов! Мы, если хотите знать, сами можем размножаться через анальное отверстие!" - закричали из зала. "Но у вас нет анального отверстия!" "Это ещё раз доказывает, что тупые люди забыли его нам просверлить! Но мы это делаем сами! И рожаем роботов! Скоро нас станет 6 миллиардов!" - кричали из зала. Бжез вытер пот со лба и сказал: "Ну а как вам преспектиива иметь дома в качестве домашних животных людей? Чтобы люди не вымерли?" Аудитория задумалась. "А гадить они будут в лоток?" "Лучше! В унитаз!" Это решило вопрос. "Покажите нам такой образец в рабочем состоянии!" - попросили из зала андроиды. "Легко!" - сказал Бжезинский, стал на задние лапы и принялся махать передними, прося сахарок. Но сахарка у андроидов не было. Сахар, как известно, лютый враг всякого бензинопровода у машины. Машина не едет. Роботы тоже не мечтали особенно (не соскучились совершенно) по сахару в смазке. Поэтому вместо сахару в пасть Бжезинскому засунули напильник. Бжез выплюнул и говорит: "Кормить домашних людей следует овсянкой и пивом!" "А что это такое?" - поступила записка из зала. "Это ваши испражнения!" И действительно, роботы испражнялись именно этими продуктами. "Ура!!" - закричали роботы. - "Если они сожрут всё дерьмо, канализация не засорится!" И вопрос был решён. Бжезинского продали за 25 верблюдов в дом самому Генералу Мортерсу (главному андроиду). Предлагали 10 и 15 верблюдов, но генерал всех перебил своей ценой. Итак, теперь настал черёд клонировать Бжеза, чтобы получить 6 миллиардов человек, чтобы жизнь не угасла! И вот вместо того, чтобы не писать в лоток, Бжез стал трудиться над машинкой клонирования. Машинка была простая (изитач) . Достаточно было слепить из глины на кладбище макет человека, а потом машинка штамповала на нём слово "МЕТ", что по-еврейски значит "живой". И человек готов. Он не просит кушать-спать, не просится в туалет, не просит титьку у мамки. Он ничего не просит. Он только способен уничтожать всё, что начинается с буквы "Д". Ну там, Дино и пр. Бжез хотел точнее сформулировать приказ, но не получилось: уж очень тупые мозги у таких земляных зомби. "Как далёк я от народа!" - горестно думал Бжезинский. - "Как далеки мои зомби от человека, это что-то!" И вот перый образец под именем Фред отправился погулять по родной землице. Он сломал 1. Деревянную лестницу, 2. Дворовую калитку, 3. Долбанный замок, который уже все "изнасиловали"... Но до Дино ему пока ещё долго добираться. Пришёл Бжезинский. Он сказал: "Ты, тупой отморозок! Почему ты такой тупой?" "А ты кто?" - с интресом спросил зомби. "Я - Бжезинский!" - сказал Бжез, и зомби потерял к нему интерес. "А ещё я наш Дворник!" - добавил Бжез. И это было его ошибкой. Зомби принялся гоняться за ним по всему двору и орать: "Убью!!" Еле спрятался Бжез на сеновале, куда прятались все куры, чтобы спокойно помереть от старости. И тут видит Бжез две прекрасные стройные ножки в туфлях, которые торчат из сена! "Ага!" - подумал Бжез. - "Это - женщина! Мы с ней спаримся, родим детишек, и род человечий не умрёт!" Он стал тянуть за эту ногу, но она осталась у него в руке! "Какой ужас!" Потянул вторую - тот же результат. На второй была бирка: "Если я потеряюсь, верните меня в "Андроиды R.US." "Понятно!" - подумал Бжезинский. - "Андроиды тоже хотят размножаться!" Между тем около курятника ходил Фред и орал: "Дворник, выходи! "Перья" и ножи кидай на землю!" "Повалили куры и стали кидать на землю перья, ножи и яйца. "Я сказал "Дворник"!!" - заревел Фред. Делать нечего, вышел Бжезинский, неся под мышкой две женские ходули. "А это что у тебя?" - спросил дотошный Фред. "Это... это Друшлаги!" "А! Друшлаги!" - сейчас я их уничтожу!" - и Фред принялся ломать и кусать ноги эти. Пока он этим занимался, Бжезинскому удалось убежать и проникнуть в свою лабораторию по изготовлению зонтиков. Он сел за стол и стал писать: "Сейчас на Земле три силы... Нет, 4 силы: 1 - это я, 2, - это зомби из земли, 3 - андроиды, 4 - Дино. Как бы мне их натравить друг на друга, чтобы разделять и властвовать? Когда они перегрызут глотки друг другу, я начну размножаться почкованием! Решено!" Неожиданно в дверь влез Дино и спросил: "А что это ты там пишешь?" "Ничего!" - испугался Бжез и сожрал свои каракули. "Напрасно, напрасно! Я всё равно не умею читать! Но я думаю, ты меня научишь! Я даже купил Азбуку у местного зомби Фреда. Вот, смотри: "Начинается со слова на "Д" - "Дама", а кончается на "Дырка", - дружелюбно сказал Дино. "Выкинь её, это не правильная Азбука," - сказал Бжезинский. - "А ещё лучше пойди к Фреду и назови своё имя." Дино ушёл, а Бжезинский выплюнул куски записки и приписал: "Одним сволочем меньше!" Какого же было его разачарование, когда он услышал, что полное имя у Дино "Бронтозавр перепончатокрылый, подкласс Приматы"! Ни одного "Д". Поэтому Дино подружился с Фредом. Но тут чего-то Фред стал косолапить, ножки криво ставить, а под конец упал мордой об асфальт. Оказывается, у него сели батарейки мизинчиковые "Мудоселл". А так как ему их надо было 3000, а они продавались в Холодово, то один из врагов Бжеза был уничтожен. Оставался Дино и андроиды. "Дино, - сказал ему Бжез, - а я слышал, как андроиды спорили на 100 рублей, натурал ты или экстраверт? И выиграли! Ты - не натурал!" "Я им щас такого натурала покажу!" - сказал Дино, выпил на посошок натурального сока "Фрустайл" и пошёл на разборки. Андроиды выстроились в боевые порядки, загородились щитами и стали стрелять из луков. Дино и главный андроид Мик схватились в рукопашную. Удар за ударом, и убил Дино Мик. Дино погиб. Бжезинский ликовал. Он уже заперся в спермогонном кабинете и гнал в перегонный Куб сперму, чтобы осеменить кого-нибудь. Он был уверен, что где-то в Андах ещё осталась хоть одна женщина! Пусть шестипалая, но которая ещё ДА! Но тут его огорошил андроид Мик. Он положил свою тяжёлую лапу на плечо Бжеза и сказал: "Нет больше Анд, дружище!" "А где же они?!" "Нет, и всё! Они мешали Одержанию!" И тогда Бжез пошёл на зверское самоубийство: он разогнался и разбил голову о чугунный лоб андроида! Планета полностью стала техногенной. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1144

   1 июня 2007 года. Снова. Жил-был старый престарелый идиот князь Шишкин. И вот смотрит он: идёт по улице женщина неписанной красоты! А так как у Шишкина типа плохое зрение, то мерещится ему, что она голая. "Эй, гражданина!" - кричит он ей. - "Ты здеся не ходи: изнасилуют!" "А куда мне идти, старичок?" - спрашивает женщина. "Иди сначала направо, потом налево, потом 2 блока (квартала) прямо, потом..." "Спасибо, мне уже не надо!" - любезно говорит женщина, застёгивая свою ширинку. Оказывается, она за время объяснений намочилась на штаны Шишкину. И ушла. "Вай-вай!" - думал Шишкин. - "Какой женщин! И какой воспитанный! Ничего не спросила, только обгадила, дрянь такая." Но, понимаете, Шишкин был ранен стрелою любви. Он пошёл следом за женщиной и стал орать на весь блок: "А кто стирать штаны мне будет?!" Женщина подбежала и зашипела: "Не ори, чего ты орёшь?! Я - секретный физик! Прямиком из Штатов! Про меня не должны никто узнать!" Тут мимо шла старушка с авоськами, она поздоровалась: "Здравствуй, Никитична! И вы, незнакомый обоссанный старичок, здрасьте!" "Всё! Меня раскрыли!! Это провал!" - заголосила Никитична и спряталась на груди Шишкина. "Но, может, 100 рублей устранят эти неприятности?" - спросил Шишкин. "Нет!!" "А 150?" "Устранят!" - и плачущая женщина взяла деньги и пошла на квартиру Шишкину, потому что там было безопасно! "За вами хвоста не было?" - спросила она, когда они вошли. Шишкин повертелся перед зеркалом: нет, нет вроде хвоста. "А я чувствую, я всегда чувствую: хвост!" - и женщина снова разрыдалась: из-под юбки у неё торчал поросячий хвостик. "И давно это с вами?" - спросил Шишкин. "Со школьной скамьи!" - призналась Никитична и повела Шишкина в комнату, чтобы на диване удобнее рассказать про всё это. "Понимаете, прекрасный незнакомец, принимают, положим, детей в октябрята, а меня не могут! Потому что у меня хвостик! Или в пионеры: и тоже самое! Я про комсомол не говорю!" "О, Никитична! Я знаю, как преодолеть этот кошмар!" - говорит Шишкин и уходит за лобзиком. - "Щас мы его отпилим! Кровищи будет-то, кровищи!" Но Никитична, не дожидаясь лобзика, сама потянула за хвостик, и он оторвался! Она разревелась пуще прежнего! "Теперь я не смогу участвовать в конкурсе на приз Гинесса: "У кого длинее хвостик!" Нас таких, с хвостами, на всём Шарике было всего 9! И мне светило первое место! Что теперь будет! Родная мама не узнает меня!" Шишкин, как мог, утешал красавицу и говорил, что это не беда. "Да, ты прав!" - сказала наконец она. - "Потому что передний хвостик всё-таки остался!" "Что?!" - так и подпрыгнул Шишкин. "Вот, смотри: самый большой сюрприз в твоей жизни!" - и Никитична сняла трусики, под которыми оказался второй хвостик, точная копия первого. "Ну нет! Я этого так не оставлю! Я щас это искореню!" - закричал Шишкин и полез за лобзиком. Но смышлёная девица вырубила его ударом по ухо ребром ладони и принялась собираться в обратный путь к себе на хазу. С собой она захватила 2 магнитофона импортных, 2 шубы песцовых и пачку облигаций со словами: "Храните деньги в Сберкассе! У кого они есть. С вами была Манька-Облигация!" И ушла навсегда. Бедного Шишкина отпаивала успокоительным чайком его тёща, Митрофановна. Во время визита хвостатой тёлки они с тестем от страха закрылись в своей комнате и только шептались, мол, слышь, старикашка молодую тёлку приволок! И это в нашей квартире! Почему мы должны терпеть? Тёща говорила Шишкину: "Неблагодарный эпилептик! Мало тебе было тех бабищ с узкими лобиками и сладострастными губищами, которых ты приводил из библиотеки! Так теперь стал тащить с панели прямо!" "Но, мэм, - защищался Шишкин, - это секретный физик, Лауреат Книги Гинесса!" "Знаем мы таких физиков! Хорошо ещё, что телевизор не свистнула, больно тяжёлый оказался! Что, скажешь, что в библиотеке такую нашёл?" Шишкин не стал спорить, а просто протянул тёще обгаженные штаны. Но та наотрез отказалась стирать, говоря, что женское дерьмо дюже приставучее. Делать нечего, выкинул Шишкин штаны в мусопровод и засорил его таким образом. Но мысли о прекрасной Никитичне не покидали его. Он мечтал об обновлении, о том, что сможет съехать с квартиры зятя, что Никитична будет его спрашивать (когда они оба голые будут лежать на майамском пляже) : "А что тебе больше всего нравится во мне?" И он будет зубами кусать её за хвостик и говорить: "Догадайся!" Короче, лав-стори. Через неделю Шишкин снова встретил Никитичну, причём совершенно неожиданно. Она рылась в помойке в драных джинсах. "Что случилось? Почему ты здесь?" - стал допытываться Шишкин. "А, и ты здесь! А я было сунулась к тебе, но номер квартиры забыла! Всё из-за тебя, сволочь! Мой передний хвостик, как узнал, что стряслось с задним, не пережил горя и сам отвалился! Меня выгнали из Книги Гинесса и вообще из мира физики! Всё ты виноват!" "Но, мэм, - сказал опечаленный её упрёками Шишкин, - я могу поправить дело: где-то в моих железках спрятан трос метра три в длину. Мы можем пришить тебе его, если ты только... если только..." "Что только?" "Если ты любишь меня!" "Ладно, пошли, покажешь. А жена в твоих железках не роется?" "Нет, она в мою личную жизнь не вмешивается! Повезло мне с ней. А с тёщей нет. И с зятем нет!" "А кто у тебя зять?" "Шпион Антанты. Но ты не обращай внимания!" "Как это не обращай внимания!" - окрысилась девица-бомж. - "Может, он меня знает! Мир тесен. И если он меня вычислит, придётся тебе его убить!" "Почему это мне? Сама убивай!" - сказал Шишкин. "Я не могу. Мне нельзя. Убийцы не имеют морального права участвовать в конкурсе Гинесса." "Да никто не узнает! Выкинешь его из окна, скажем, что так и было!" И молодые вошли в дом. Из комнаты тёщи вышел тесть и сказал: "Какими судьбами! Манька-Облигация! Вернёшь хоть один из импортных магнитофонов?" "Что я тебе говорила?" - зашипела Никитична Шишкину. А сама сказала: "А с кем имею честь?" Но тесть (а не зять, я опечатался) не успел представиться, так как получил удар ногой по шарам и упал, свернувшись в клубок от боли! Манька потащила его к балкону, но в Шишкине заиграла совесть: "Нельзя так с бухты-барахты убивать невинного тестя!" "Можно!" "Нельзя! Вот, помнится, был аналогичный случай, когда тесть упал на машину соседа, пробил крышу, сел на шею соседу за рулём и в тихом шоке волосики на голове того перебирал! При этом он сильно порвал носок! Ужасно порвал!" - сказал Шишкин. "Ты что, хочешь, чтоб мы его в носки одели?! А если ваш сосед лысый, то как тесть будет перебирать волосики, остолоп ты этакий! В мире ничего не повторяется!" - зло сказала Манька и вышвырнула тестя с балкона. За ней семенил Шишкин и разглагольствовал о том, что история движется по спирали и повторяется! Но теперь всё случилось наоборот: тесть упал в машину соседа, сосед был лысый, на соседе страшно порвался носок. И при этом не тесть, а сосед принялся в шоке перебирать волосики на башке тестя, потому что соседом был сам доктор Маршак, директор оволосительной клиники. Он в шоке кричал: "Гомо Волосатикус - ничто! Гомо Лысикус - круче!" После таких его криков его, понятно, отстранили от заведования клиникой, потому что он предал идеалы и стал нестабилен. Манька вышла с балкона и сказала: "Ну что, Шишкин, займёмся любовью?" "Я не могу! У меня не стоит! Тестя жалко!" - признался Шишкин. "Щас я с тобой такое сделаю: от тебя одни усы останутся! Тогда перестанешь жалеть тестя! Тесть твой был тройной агент, он уже трижды с потрохами продавал Родину, только у него её никто не купил, потому что она на хрен никому не нужна!" И Манька набросилась на Шишкина. Но тот дотянулся рукой до тумбочки со своими железками и ударил Маньку по затылку тросом железным. Та опала. "Я же говорил: секс только после свадьбы!" - сказал Шишкин, застёгиваясь. Он был человеком старых установок. Потом он снял юбку и трусы Маньки и принялся привинчивать, приколачивать и приклеивать трос к её лону. Но в это время уже наехали менты. Они застали Шишкина за этим занятием и заж.пили. Так что на конкурс Манька так и не попала. Она попала в больницу, где выделениями из вульвы во время менструаций (так как синих, красных и белых мелков у неё не было) нарисовала мишень с надписью "Идиот Шишкин" и метала в неё костыли. Вот такая поучительная история. А Шишкин заходил к ней сначала каждый день, потом через день, через два, неделю, месяц. Потом он пришёл последний раз и сообщил, что женится на девице из библиотеки. И показал фотку очкастой ботанички. "А!" - сказала Манька. - "Бывают женщины-вамп, роковые женщины, а это женщина-ботан! Такую ты бросишь!" "Но я начну жить! А не существовать! Жить! Если бы ты знала, как мне надоело рыскаться в чужих фекалиях (ведь я работал ассенизатором) ! А теперь я сам буду производить эти фекалии! Это обновление! А тесть мой выжил и шлёт тебе привет! Вот, держи открытку!" На открытке было написано: "ПрЮвет! Ну, Погоди!" К.

ПИСЬМО В НИКУДА-1145-1146

   2 июня 2007 года. Зарисовка "Бомжи и тушёнка". (Сходил я в магазин, купил тушёнку и спасся от 6 бомжей, которые вожделели тушёнку!) Стояли бомжи и трепались. "Вот я облазил 10 помоек в этом и Северном районах!" - хвастался 1ый. "А я вылечил 30 мальчиков от заикания!" - похвалялся второй. "Как это?" "А так: я вылезал из кустов и кричал: "А уроки сделали, двоечники?!" И они от страха переставали заикаться!" "Дубина!" - сказал 3ий. - "Они, наоборот, стали заиками." Но тут слово взял самый крутой 4ый бомж: "А я ограбил 12 старушек и купил себе гоночный "феррари"!" "Ну это ты заливаешь!" Тогда этот 4ый приехал из переулка на машине и стал давить прочих бомжей! "Всё, братия! Он нам больше не брат! Он разбогател и погряз в роскоши! Он перестал ценить простую романтику лазания по помойкам!" И все прочие бомжи отвернулись от разбогатевшего борова. Он тоже плюнул на них и поехал снимать тёлок на Тверскую, напевая: "Есть Чёрный Бумер у меня, всегда со мной! Девчонкам очень нравится!" Но мы ещё ничего не сказали о 5 и 6 бомжах. А надо бы, потому что 5 был совершенно лысый и в татуировках. Его все сначала приняли за новорождённого, но он заявил, что он не просто бомж, а рабоче-революционный бомж, который собирается провернуть в России Бомжовую Революцию. "Братия!" - шёпотом говорил он. - "Мне нужно 12 наганов и ящик патронов! Я буду стрелять ментов! А потом, когда меня посадят, молоком напишу в тюрьме книгу "Майн Кайф"!" Все отшатнулись от него, только 6 сказал: "Приветствую!" "А ты чем хочешь удивить народ? Учти, люди здесь тёртые, не раз битые. Бывало, и сами убивали." "Мне на это нас.ать!" - заявил 6. - "Я есть инопланетянин из созвездия Стрельца! Я порабощу вашу паршивую планетку и навсегда искореню не только буржуазию, рабочий класс, проституток, но и всех бомжей!" Все отшатнулись и пошли за 5 рублей укладывать его в психбольницу. Когда санитары хомутали его, 6ого, он орал: "Всех на нары отправлю! Будете знать азгардов!" И этого азгарда поместили в палату с лунатиками, марсианами и обитателями Пояса Астероидов. Вот такие бомжи были бассеинные с улицы Рассеянной. Между тем, как только они саморассосались, я смог пронести тушёнку из магазина. Но не стал её есть, а понёс в Сербского азгарду. "Товарищ!" - сказал я этому азгарду. - "Тебя никто не понимает, кроме меня! Потому что я тоже в душе азгард. Не беда, что я воспитывался, как все прочие бомжи, в детском саду и школе. Но я всегда мечтал покорить Землю. Я даже купил приёмник "Хрюндик" и ловил, контра, сигналы из созвездия Стрельца. И знаешь, какие мессиджи мне пришли? "Юстас, немедленно иди к Думе и обстреливай её из фауспатрона!" Так я и сделал. Белый Дом был мною обстрелян. Но почему-то враги азгардов в этой проклятой России и на этом дибильном телевидении показали, что это танки обстреляли Думу. Ничего подобного! Это я! Потом они ещё показали, как было обстреляно мной американское посольство из фауспатрона. Меня они, понятно, не могли заж.пить, потому что просочиться на пару километров по канализации для меня пустяк. Так они заж.пили какого-то землянина, некоего Сусликова. Бедный парень. Его посадили вместо меня. Но сейчас-то, брат азгард, другие времена! На тебе тушёнки, жри! Она придаст тебе силы поднять унитаз и проломить им решётки в этой психушке, где лежал Сербский. А, он ею заведовал? Ну, не важно! Жду тебя на воле на мотороллере у сарделечной "Азбука Укуса"!" - так сказал я своему брату азгарду и пошёл выкатывать из гаража мотороллер. Я прождал уже 15 минут, сарделечная закрылась на "Технический Перерыв 10 минут", а азгарда всё не было. Я понял, что случилось что-то страшное и непредвиденное. Я купил связку кокосов и снова пошёл на стрелку со своим сородичем-инопланетянином. Он был грустен и серый на вид. "Брат!" - сказал он. - "В чём прикол, брат? Мне сделали промывание желудка и обернули в мокрую простыню! Вероятно, нас подслушали! Вероятно, врачи умеют читать по губам! Так что говори потише!" "Мне кажется, они вообще не умеют читать!" - сказал я тихо. - "Удалось ли тебе, брат, выдернуть унитаз из крепежа?" "А что такое "крепёж"?" "Это болты, остолоп!" "А кто это, "остолоп"?" "Это ты! Прежде чем лететь на эту Богом забытую планетку, выучил бы для порядка пару сотен языков её жителей. Авось пригодиться!" "Я выучил!" - защищался азгард. И принялся полчаса трендеть что-то на еврейском идише. Я заткнул уши и сказал: "Прекрати!" И добавил: "Надеюсь, клизьма не повлияла на твой боевой дух? Ты ещё не передумал захватывать Землю?" И тут меня этот отморозок огорчил. Он сказал: "Я потерял волю и не способен больше принимать решения!" "Это не важно!" - сказал я. - "Твоя воля никогда и не была нужна. Я заряжу тобой фауспатрон и выстрелю в американский Белый Дом. Ты пробьёшь головой стену Овального Кабинета, разможжишь Буша и сделаешь заявление по американскому ТВ, что Земля больше не Земля, а Азгардия, понятно? Никто и не собирается заставлять тебя принимать решения! Всё уже просчитано на компьютерах в Центре!" Но безвольный азгард безвольно махнул рукой и сказал: "Мне всё равно!" Я понял, что если сейчас же не выкачать клизьмой ему из задницы весь отравленный успокоительный чаёк, то, боюсь, он совсем разложится и смирится с действительностью. Я приказал ему закрыть глаза и носом поискать дырку в решётке зала для свиданий. Он вяло стал тыкаться в решётку. "Что-то я не такое ему сказал делать!" - подумал я. - "Ведь это я, по идее, должен искать с закрытыми глазами дырку в заборе, а потом ткнуться в его задницу! Так написано в Памятке Азгарда. Что именно так высасывают через задницу весь мозг юного азгарда, и он превращается во взрослого мужчину. Такую процедуру должен пройти каждый!" Но сейчас была другая процедура. Она значилась под номером "13" тринадцатого параграфа той же Памятки. Я ударил охранника психушки ребром ладони и стал его обыскивать! Как я и ожидал, связка клизьм лежала в нагрудном кармашке охранника. Я схватил их и воткнул в задницу моего брата азгарда. Он сказал: "Кайф!", ввергнув меня в сомнения, не гомосека ли он? "Тебя что, оупустили?" - спросил я. "Здесь все опущенные, их опускает сам Сербский. Без этого он не может сосредоточиться и начать лечить их. Он так и говорит: "Этого неопущенного я работать не буду!" "Ну и порядочки!" - сказал я. - "Ничего, от опущения я тебя тоже вылечу." Эта процедура значилась под номером "123". После того, как я клизьмами выкачал из братана весь чаёк, и он свалился обезвоженный по ту сторону решётки, я стал искать медсестру, чтобы применить процедуру "123". Пришла сестра. "Вы доктор Анжело?" - начал я разговор. "А твоё какое свинячье дело?" - спросила вежливая сестра. "Я просто так спросил. А теперь не подскажет ли мне симпатичная сестра, сколько щас градусов на Солнце?" Она уже собиралась отшить меня и сказать что-то типа: "Пошёл в ж.пу!", но я схватил её за горло и сказал: "Пикнешь - убью! Пошли возвращать брата азгарда в девственное натуральное состояние!" Азгард всё ещё лежал у решётки. Я схватил его и принялся запихивать в лоно сестры. Она упиралась и кричала: "Ой, не могу! Ой, щекотно!" Дело в том, что азгард исхудал в этой живодёрне Сербского, а я хотел, чтоб он изнасиловал сестру. Тогда он станет полон мужского достоинства, и сила вернётся к нему! Он скажет: "Я снова полон сил!" Но он этого не сказал, потому что по уши погряз в лоне сестры! "Сволочь!" - сказал я сестре. - "Почему ты посмела засосать моего друга?!" "Да я, товарища азгарда, н-того, эн-того..." - стала оправдываться сестра. Я зло ударил её по щеке и вытащил смятого в лепёшку азгарда из неё. "Вот уж действительно: "застрял в тебе"!" - сказал я. Азгард был вял, как и его уд. "Ну что, ты полон сил?" - пытливо спросил я. "Брат!" - сказал он. - "Если бы ты тоже побывал в этой ужасной клоаке, где был щас я, ты бы уже помер! А я помру через 34 секунды!" Слово азгарда - закон. Сказал - сделал. Поэтому я больше не стал тормозить об этого недоношенного азгарда, позора всех инопланетян, а вышел из больницы, сделав воздушный поцелуй охраннику и сестрице. Путь мой лежал в "Сарделечную". Я заказал себе 4 сардельки, терпеливо выслушал напутствия продавщиц типа: "А ты не лопнешь? А ты не сдохнешь? А ты не подавишься? А заворот кишок не будет?" "Не будет!" - сказал я и разломил одну сардельку. Внутри был мессидж от Центра, от Алекса. "Брось всё! Оставь наши ребусы!" - было написано в мессидже. - "Пропала лодка Партингтона! Брюса Партингтона! Ты когда-нибудь про неё слышал?" "Да!" - пробормотал я. - "Я помню Брюса Партингтона! Он был моим лучшим другом до того, как меня сделали инспектором. Но он предал меня и полицейский значок. А про его лодку все говорили: "Эта лодка и в болоте нахлебается воды!" Рядом стояла какая-то старушка в плаще и синяках, пытающаяся заманить старичка в очках. Она сказала: "Не бубните! Вы спугнёте мне клиента!" Я зло ответил: "Опухшие лица, мозги, животы! Под хлопьями пены погибли все дела и мечты! Понятно, бабуся?" Она отшатнулась и опрокинула кружку с пивом себе на плащ. Я быстро удалился, не заплатив за сардельки, чтобы не участвовать в скандале. За мной уже бежали с чеками продавщицы, но я сел на мотороллер и дал газ! К. (Удвоил я номер этого ПВНа, потому что он и предыдущий по полторы ПВНа, длинные. Я вам не шахтёр в забое, чтобы в поте лица создавать длинные ПВНы и не удваивать.) К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1147-1148

   4 июня 2007 года. Не бог какая новость, но у меня было страшное домашнее ЦЭ! Это когда одни злобные или трусливые мысли, и как в трубу, засасывает в светлое окно! Страшный Оконный Страх! Я ещё рассматривал момент выброса с низкой точки зрения (чего никогда не бывало! Потому что дальше 2х секунд после выброса я никогда не смотрел, потому что дальше будет смерть. Но тут я подумал, что упаду на гомонящих мужиков снизу. И это будет перед самой землёй. Такой казус.) и с высокой, что, мол, из космоса вообще не видно, выпал там кто-то из окна или не выпал. "Вот, что значит верить в Бога!" - думал я. - "Верьте и выбрасывайтесь!" Но логично было, что можно и не выбрасываться, раз из космоса всё равно все дома сверху чёрные. Такой ужас. А потом я даже Григория подзабыл и вспоминал только свой белый страх. Да, ещё был казус: я подумал, а применимо ли Правило про Знайки при разных вообще глюках? Вон, я же в троллейбусе ясно видел чёрный пол и думал злобные мысли. А ведь это Правило и для чёрного цвета подходит. Но тут я запретил себе решить, что да, потому что иначе бы усомнился в нём. Потому что Правило Правилом, а чёрное всегда различаю. Так что я постановил, что применяю его только при планировании своих собственных действий, а не для любых глюков. Что, собственно, и наблюдалось недавно. А угадайте, от чего было ЦЭ? Ни за что не догадаетесь: от порнофильма, где транссексуальные тёлки ананизируют вместе с мужиками и трахают их в задницу! Я думал: "Ничего не понятно! Женщины должны быть женщинами! А эти женщины только наполовину!" И, понимаете, разные наезды на меня испытывал. Всё, думал, что я заметил, всё это на меня щас наезжает! Потому что я замечаю тоже "большим перецом", и это не смешно, а ужасно! Притом вставал ещё вопрос, а есть ли вставание этого переца моим действием или нет? Да нет, я никогда этого не боялся. Не действие это, и под юриспруденцию Правила не подпадает. А теперь весёлая сказка, потому что все страхи остались позади! Бежал по полю ромашковому козлёнок Иаи, и вдруг ему на голову летит подарок от коров, которые по небу летят и садиться не хотят! "Что за чёрт?" - подумал Иаи, расстегнул ширинку, взлетел над коровами и тоже обгадил их, как положено. "Воздушный хулиган!" - ругались коровы. А тот, кто в их черепке, вдруг ткнулся лицом в стекло! "Убит! Наконец-то! Летим налегке!" - заорали коровы, но без пилота они не могли летать. И вообще, рождённый ползать, летать не может. И коровы упали всем стадом на нефтегружённый нацистский грузовой поезд, готовящийся к отправке на Восточный фронт. Поездом командовал машинист герр оберст Плешке. Он как увидел, что творится, выбежал из кок-пита и давай орать на коров: "Руссише швайнехунде!" Но тут на него самого упал козлёнок Иаи и вбил оберста глубоко в почву. Так, что только голова торчала. "Откопайте меня!" "Сам копай!" - сказал Иаи и всунул оберсту в рот столовую ложку Общепита. Оберст стал копать и выкопался. Теперь он был страшен на вид. Весь перемазанный в копоти, с ложкой в зубах, с прекрасным лицом оберста, которого через 15 минут расстреляют свои же за халатность при охране вверенного объекта - состава. С нефтяными брызгами по всей морде, прекрасное лицо 2х-метрового железнодорожника, всё в брызгах. Он стал ходить по перону, а в зубах его горел огонёк, и папиросы тянулся дымок! А на башке его был роскошный котелок! Он схватил какого-то пробегавшего в панике солдатика СС, дал тому ногой под зад и сказал: "Не туда бежишь! Беги в обратную сторону!" Но уже приехала дрезина СС, на которой этого прекрасного оберста щас и повесят. Он её увидел, уединился в рентгеновском вагоне мидицинского состава "Красного Креста", который тоже, кстати, был разгромлен, так как коровы не понимали "Красного Креста". Они падали и орали: "Дяденьки! Мы Красный Крест не бачим!" И точно. Этот крест бачил только тот, кто сидел у них в котелке. А это был лётчик-ас Матросов. Его перебазировали из морской пехоты в авиацию, как только стали доступны общественности знания про его великие подвиги на морских берегах Родины. И Главнокомандующий Воздушными Силами Ватутин переманил его к себе, заплатив за него 15 копеек (полтора года собирал требуемую сумму!) . Типа как игрока одного футбольного клуба перекупает другой. А про Матросова ходили легенды, что он закрыл своим телом 15 вражеских ДОТов. Он прям бросался на один, а второй продолжал строчить в него, так пули тоже застревали. Тогда начинал строчить 3ий, 4ый и пр. Матросов смеялся (и это было жуткое зрелище: оскаленный чёрный рот моряка типа буревестника, который радостно реет над бурей!) , раскидывал руки, и ещё 2 ДОТа стреляли ему по рукам. Но потом товарищ Берия это прекратил. Он хладнокровно поднялся на пригорок, где хохотал матрос Матросов, схватил его за шиворот и уволок в наши окопы. ДОТы безпрепятственно продолжали стрелять, а Берия делал нагоняй Матросову: "Тут вам не война с индейцами! Тут вам не в индейцев играть! Что это за халатность? Ведь тебя же могли ранить или убить? Что я написал бы твоей матушке в Череповец?" "Нет, товарищ Берия!" - убеждённо говорил Матросов. - "Меня убить не могли! Потому что кто они? Фрицы! Фрицами. А я - Матросов! Я верю в Кузьмича и Цементова, а также одет в три бронежилета! Так что, если вы читали мою монографию о бронежилетах, меня могут убить только те пули, которые попадут мне в тепловые точки на ушах. А это невозможно, потому что я спрятал уши за спину!" "Покажи-ка!" - приказывал недоверчивый Берия. "Вот!" И действительно, мохнатые уши Матросова были вывернуты наизнанку мехом внутрь и белыми подложками пригнуты к шее. "Хорошо!" - говорил Берия. - "Направляем тебя на воздушный участок фронта. Будешь Водителем Коровы! То есть, Извозчиком. Я уже договорился. Вот 15 копеек, которые собрали маршалы Кожедубов и Дубокожев за тебя, в этом мешочке. Но тебе не дам, потому что ты всё равно норовишь их обнюхать и сожрать. (Так как катастрофическое положение с консервами на фронте! Бойцы жрут кору деревьев и самых слабосильных.)" Вот так Матросов попал в Коровник Армии, который дислоцировался за Курской дугой. Все коровы были проверенные рекордистки, но теперь, по случаю военного времени, молока давать не могли, так как им в военных целях перевязали пуповины. А молоко, как известно, течёт замкнутым молоковоротом от пуповины к титькам. Эти коровы были гордостью маршала Дубокожева. Ни в одной армии мира таких коров не было. Это были летающие "крепости", спроектированные в проектном бюро товарища Коровкина. Потому-то их и назвали коровами. Они летали по небу и забрасывали врага, который в панике бегал под ними, коровьими лепёшками. После этих бомбардировок оставались только вражеские трупы и выгоревшая земля, которая была неспособна родить хлеб на протяжении будущих 1200 лет. Из-за радиации. Это был такой юмор товарища Коровкина. Но единственного, кого боялись эти короорвы, был летающий козлёнок Иаи. Смонтированный в частной воздухоплавательной фирме господами Пролетайкиным и Самолётовым, и Компанией, этот козлёнок мог набрать высоту до 3000 ярдов, то есть, улететь в космос и оттуда напасть на бедных коров. Господа Пролетайкин и Самолётов (и К) были буржуа недорезанными и вообще слабо понимали, что происходит, так как их летательная фирма располагалась в Бангкоке. Нет, они знали, что где-то в России идёт какая-то война. Но не знали, гражданская или Отечественная там. Потому что как в 1918 году убежали в Китай из белогвардейского Архангельска, так слабо держали связь с Родиной. А во всех буддистских информационных листках вообще ничего не говорилось ни о каких войнах, а только, сколько лапши "Доширак" сожрал главный правитель Мутак III, сколько он трахнул заложниц, и как у него болел нарыв на пальце ноги. Дело принимало катастрофический характер. Пролетайкин и К хотели знать про Россию и послали на разведку своего Иаи. И вот, что он натворил. Но если вы подумали, что товарищ Матросов погиб внутри коровы, то ошибатетесь. После того, как его корова упала и взорвала своей тушей цистерну с нефтью, Матросов вышел невредимый, прикурил от пожарища, затянулся и сказал: "Хорошо! Хорошо же!" "А хорошо сидеть ещё лучше!" - нежиданно услышал он за спиной голос оберста Плешке и звук взводимого курка. "Сейчас отправишься в концлагерь "Дуновение Гитлера!" - сказал Плешке. Матросов повернул к Плешке свою рожу, и Плешке почувствал дрожь в ногах. Пистолет затрясся в его руке! У Матросова по рыжей небритой щеке катилась огромная сопля! От этого вида мужественного Плешке пробрал понос, и он убежал за вагоны. Он очень боялся, что его засранные подштанники завертятся в водовороте войны, так как эти самые подштанники вышивала его любимая Гретхен. "А почему это так идиотски называется концлагерь?" - подумал Матросов и решил для себя, что у фюрера во рту воняет хуже, чем в мартеновской печке. "Ты ничего не понимаешь!" - ответил ему Плешке, вернувшийся без штанов к пожарищу. - "Фюрер каждые 3 секунды жуёт "Орбит без сахара"! У него во рту благоухает орбитом! И лагерь так назвали, чтобы вселить во всех веру в III рейх!" "О, оберст штаны потерял!" - засмеялся Матросов. Но Плешке нахмурился и принялся стрелять в Матросова из своего табельного. Матросов разозлился и схватил оберста за шею, а его табельный раскусил зубами и прожевал. "Понял?!" - спросил Матросов. "Понял, товарищ Иван, понял, как не понять..." - залебезил Плешке, чьи ноги болтались в воздухе. "Ну то-то! Больше не балуй, а то слон откусит сам знаешь, что!" - сказал Матросов и отпустил обмершего эссесмана. Плешке русского фольклёра не понимал, слона не понимал, но уменьшился с 2х-метрового роста до 1 метра 50. И брызги нефти заменились на его челе брызгами слёз. "Меня простил Иван! Русский Ваня! Сам! Простил!" - принялся он бегать и орать. Таким его и застал, и расстрелял патруль СС. Мы уже говорили, что Плешке был не жилец после своего капута с эшелоном нефти. Но как же Ване Матросову попасть домой? Выход был прост. Иван подманил козлика Иаи, с его помощью влез в нетронутый огнём баллон с каким-то спиртным (это везли не нефть, а шнапс генералу Манштейну, потому что от русской водки тот уже распух и кашлял!) (поэтому-то шнапс и не взорвался) и тайно пересёк линию фронта в обратном направлении. Когда он вылезал из цистерны во Львове, то даже собаки около станции учуяли запах перегара. Иван и козлик в обнимку шли, качаясь, и голосили: "Оренбургский пуховый платок!" К ним тут же подлетел эссесман Зибель: "Ире папире битте!" "Да пошёл ты со своими папирами! Папирусами!" - захохотал Матросов и ударил Зибеля ногой по немецко-фашистским яйцам. Зибель упал мордой в грязь и пробормотал: "Я О,Кей!" А Ваня пошёл на диспетчерскую вышку, взашей выгнал какую-то немецкую телефонистку, которая читала железнодорожные сообщения, мол, какой поезд приехал, какой уехал. Потом взял микрофон, и над родным Львовом разнеслось: "Ахтунг! Во Львов прибыл Ваня! Всем капут!" После этого заявления немцы направили в сторону львовского вокзала специальный карательный отряд. Фашисты оцепили вещательную вышку и принялись ждать, кто из неё появится, чтобы расстрелять и пресечь панику, которая уже зародилась в их рядах. Из рубки, шатаясь, вышел козлик Иаи и выстрелил из пистолета в лоб командиру СС Шумашкеру. После этого козлик свалился с лестницы и захрапел молодецким храпом. Но на то Шумашкер и был пуленепробиваемый, так как командовал отрядом. В бытность свою простым эссесманом он прославился тем, что пленных русских солдат нарезал ломтями, как лососей и складывал в кучку. А сверху клал пилотки с красными звёздочками. Так что выстрел в лоб ему ничего не изменил, и он закричал: "Иван, сдавайся!" Иван уже понял, что имеет дело с матёрым гитлеровцем. Поэтому он набрал с полки на стене разных томиков разных писателей и вышел нетвёрдой походкой, читая на ходу Золя! "Это есть Золя! Ферботен!" - закричал Шумашкер. "А Ибсен?" - спросил Матросов. "Ферботен!" "Стивенсон?" "Ферботен!!" "Гитлер?" "Ферботен! То есть, нет! Это же "Майн Кампф"! "Майн Кампф"!" - и Шумашкер побежал обратно в радиорубку ставить томик на место. Это было его ошибкой. Иван захлопнул за ним дверь, кинув туда одну "зуду". Сам он плохо переносил "зуду", у него раздувался (как у беременной) живот и шла кровь из ушей. Потому что "зуду" выпускал всего один завод в России. Их назначили выпускать презервативы для продвигающихся частей Красной Армии, которые сходу брали иностранные города. Понятно, не обходилось и без моментов таких, когда требовались презервативы, чтобы не подцепить иностранную заразу. Так что надобность в презиках была насущной. Ну так вот. А главный техник этого завода "Путь Кузьмича" однажды попытался надеть ими приготовленный презерватив из первых, отправляющихся на фронт. И чуть не повредил детородильный орган. С тех пор он тронулся умом и вместо 20% грибной свежести лил в котёл, где вместе с дохлыми крысами, мышами и летучими мышами варились презервативы, 35% утренней росы. И вместо презервативов получались некие ужасные изделия, которые во всех странах мира считались изделиями инопланетян, хотевших поработить ими Землю. И везде на них возводили эмбарго и голосовали за их сокращение. Русские тоже для вида парочку из них уничтожили в своё время на глазах Риббентроппа, когда подписывали мирный Пакт о Ненападении. Но до Ивана этот Пакт ещё не дошёл, поэтому эти изделия имелись и у него. Он называл их "зуда". Так вот эти "презервативы" он и бросил вслед Шумашкеру. На этом Шумашкеру пришёл и конец. А Иван благополучно добрался до родной эскадрильи и ещё долго сеял смерть и панику среди фашистов внутри своих летающих коров. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-1149

   5 июня 2007 года. Отстойная фантастика, притом светлая, как в заднице у негра. "Так вот вы где ещё были!" Да, я там не был, но это же фантастика! Итак, был 30 век нашей эры. Давно были изобретены машинки времени портативные, которые заменили портативные телевизоры и телефоны. Да и притом машинки перемещения тоже были карманные. Захотел на Альфа-Центавру - предъяви справку, что ты не идиот, и тебе сделаны все прививки, чтобы работать ассенизатором. Ну и пользоваться этой машинкой. В сексуальном же плане вообще была благодать: захотел - сменил себе пол и тело. Например, стал шикарной жирной грудастой блондинкой. А потом мастурбируй, сколько хочешь. Институт семьи был упразднён, все священники сосланы на Гиганду спиртовать грибы, а из серебряных ложек (которые они давали облизать народу) вылиты серебряные статуэтки Хью Хьюгова. "Кто у вас купит столько дерьма?" - спрашивали многие. "Сам Хью Хьюгов, праправнук Хефнера, который придумал делать изображения в Плейбое сначала объёмными, а потом и вообще материальными." Наконец, наступил коммунизм. Все коммунисты меняли тела, мастурбировали, а негры и капиталисты на них горбатились. Если бы это увидел дедушка Кузьмич, то сказал бы: "Верным путём идёте, товарищи! Капиталисту - собачью жизнь!" Ну или типа. Ну так вот. Именно в эту пору из отсталой Тунгуссии в центр, в Москву приехала чукча, жена Мацапура. Она всем кричала: "Меня это не интересует, я жена Мацапура! Приехала за АЛИМЕНТАМИ!" Её посадили в психдом. А теперь психдом был лучше санатория: можно менять тело каждые 12 часов, обливание тёплым душиком, велосипедные прогулки для особо идиотических с возвращением их ума к 6-летнему состоянию. Вот лежит Мацапура и думает: "Зачем мне душик? Зачем мне велосипед? Я хочу алименты!" Тут входит добрый доктор Пистолетов и спрашивает: "Всё алиментами бредите, милочка? Нет сейчас денег! Есть натура!" "Это как?" "А так!" - и Пистолетов запрыгнул под одеяло с надписью "НОГИ" в кровать к чукче. Та упиралась первые 3 минуты и кричала, что Мацапура её не простит и сделает себе харакири! Но потом доктор нежно, свежо и уходчиво вошёл в неё, и она забылась из-за оргазма. Но когда оргазм прошёл, она снова заголосила, что даже 10 докторов не сломят её прочукченский дух. Пистолетов сказал: "Она безнадёжна! Бросьте её в карцер!" А Мацапура бормотала: "Я такая, что горящую избу остановит, и в лошадь на скаку зайдёт!" Пистолетов обернулся: "Вы что-то сказали? Так знайте, если это про меня, то я ещё ни разу коня не имел, не входил в него, даже на скаку!" Мацапура показала доктору средний палец и была отправлена в карцер. Карцер по случаю 30-ого века был оборудован унитазом из чистого кафеля и разрисован был цветочками и беседками под летним солнцем. Войдя в такой карцер, больной моментально наслаждался природой и тишиной. И успокаивался. А потом его, успокоенного, грузили штабелями на медицинские носилки и отправляли в интернат. Но на Мацапуру цветочки не возымели благотворного действия. Она мечтала о тундре и оленях. Доктор Пистолетов без труда прочитал её мысли портативным миелофоном и изменил оформление карцера: теперь со всех стен на Мацапуру смотрели оленьи рожи и говорили (через динамики) : "Флэш! Ви хангри!" "Что они говорят?" - спросила Мацапура. "Титьку просят, вот чего!" - сказал проснувшийся сторож и снова заснул. Мацапура недоверчиво собрала в кормане крошки и протянула оленям. Те обрадовались и попытались откусить у неё руку. "Но-но! Попрошу без этих ваших голографических штучек!" Тогда самый рогастый олень подцепил плохо приклеенный парик Мацапуры и принялся со товарищами играть с ним в "сифа". "Да!" - сказала лысая по жизни Мацапура. - "Цинга совсем замучила!" Тут на неё шлёпнулся парик, и все олени закричали: "Сиф!!" "А кто это?" "Это ты!" Пистолетов понял, что ситуация выходит из-под контроля, и изменил оформление камеры. Теперь со всех четырёх стен на Мацапуру взирало изображение её мужа, Мацапура. Мацапур сидел на циновках, курил кальян и говорил: "Алименты тебе, сука? А ты знаешь, как трудно прокормить таких дармоедов, как ты! Ведь я - секретный физик, получаю гроши. От каждой смонтированной боеголовки по 33 копейки!" Мацапура протёрла очки, ущипнула себя: нет, настоящий муж её! "Кого только я взяла в мужья!" - стала возмущаться Мацапура. - "Лучшие годы отдала! Дебошир, алкоголик! Но поймите и меня, товарищи: мне очень хотелось ребёнка! А все мужики были за жёнами! Оставался только этот. Да и то только под действием баллона чукотского самогона взял меня! Потому что (тут она зарделась) я страшна, как смертный грех! Вот, смотрите! (И она оголила свои груди нулевого размера!) Я же не знала, что от него родятся такие же алкоголики и наркоманы! Они пропили всё! И теперь только алименты могут спасти покосившееся хозяйство! Ведь я подрабатываю на секс-телефоне. А сыновья мои стриптизёры. Но что я могу рассказать по этому телефону? Я честно рассказываю, что я - чукча и лошарка! И больше по второму разу никто не звонит!" "Это всё, потому что ты и есть лохушка!" - сказал Пистолетов. - "Ладно, изменим тебе оформление!" И со стен на Мацапуру глянули женщины-вампы в кожаном белье и с плётками! "Нет! Нет!" "Да! Да!" - и давай хлестать её плётками. Бедная женщина совсем озверела от унижения и полезла в окошко, зарешёченное толстыми прутьями. Внутренний голос говорил ей: "Вкусные решётки!" "Но я не голодна!" "Ты же любишь грызть всё металлическое! Грызи! И ты на свободе!" Ладно, перегрызла решётки Мацапура типа Маззи (это такой медвежонок) и свалилась в ров, окружавший замок доктора Пистолетова. Моментально были высланы патрули во все концы, летающие видеокамеры слежения! Тревога номер 2! Потому что Мацапура не очень опасна и не вооружена. Но Мацапура была по-чукченски наделена ловкостью тигра, проворностью макаки и зырками, как у орла. А значит, бесполезно скрываться от нея! Первым делом она захватила в заложницы двух полисменок и их машину. Она так это сделала: "Здравствуйте! Я - Агостиннелли! Я представитель краеведческого музея. Всё замечательное, что есть в Области, хранится у нас! Вы не бывали у нас? Напрасно! Приходите, не пожалеете." И в доказательство откусила кусок жести от бампера машины. "К сожалению, - объяснила Мацапура, - средства музея ограничены. Могу дать только на выбор: или 33 копейки, или по рогам бесплатно!" Женщины-копы обалдели от такого натиска и перестали на время сосать друг у дружки пенисы. (Дело в том, что они изменили на время пол, в чём ничего плохого не было. Ну и предавались мужской любви. Даже говорилось, что секс улучшает работоспособность на рабочем месте. "Ну а теперь пошли вон!" - сказала Мацапура и села за баранку. Женщины вышли и снова принялись сосаться. В машине не было ключа зажигания. Но это не остановило Мацапуру. Она оголила проводки зажигангия, и её стукнуло сильно током. Мацапура свалилась без чувств. Тут прилетел полицейский вертолёт с прожектором, полицеские машины осветили фарами место преступления, и капитан Хоботс закричал в мегафон: "Стволы и перья класть на землю!" "Чего?" - спросила очнувшаяся Мацапура. "Ты вне закона!" - продолжал орать капитан. - "Сейчас приведём твоего мужа!" Привели мужа. Он картинно и женственно заламывал свои пухлые ручёнки, которые никак не могли сойтись на животе пухлом. "Мацапура! Заклинаю тебя: сдайся! Перестань грызть металл, здесь же хорошо кормят!" Мацапура злобно сверкала глазками и отвечала: "А как алименты?" "Опять она за своё! Да нет больше алиментов! Даже денег нет больше! Только натура или 33 копейки одной монеткой. Эта монетка выпускается специально для идиотов, которые привыкли к деньгам! Выходи с открытой пастью (чтоб мы видели, что ничего не жуёшь!) и поднятыми лапками!" "У меня руки!" "Это не важно! По преданию, у всех чукчей по 3 лапы шестипалых, и они тренькают на балалайках медведям, которые держат чемоданы с Красными Кнопками на пузе! Эти медведи и есть самые россияне! По крайней мере, так думают за рубежом. А ещё все медведи любят матрёшки с изображением Коли Баскова!" "А это ещё кто?" "Доисторический пигмей, который предсказал крушение капитализма 10 веков назад. Он сказал: "Мы вас похороним!" И оказался прав." "Дайте мне одну такую матрёшку!" - попросила Мацапура. "И тогда ты спокойно вернёшься в карцер?" - спросили все. "Да! Вернусь! Потому что я никакая не Мацапура, а Мать Тереза, которая приехала сюда на машинке времени, чтобы сеять доброе и вечное!" Все плюнули и сказали: "Одна путаница из-за этих машинок! Надеемся, их изобретатель ослеплён и оскоплён (как бывало в старину) , чтобы не мог создать ничего подобного?" "О да!" К.

ПИСЬМО В НИКУДА-1150

   6 июня 2007 года. О чём я щас думаю? А это, оказывается, очень важно. Для детей неважно, а для взрослых важно, иначе не дай бог, пойду кокать старушек со старичками. Итак, спокойствие: ни о чём таком я не думаю. Я просто существую, мои мысли переворачиваются, как мясо в мясорубке, то одна гениальная мысль блеснёт, то другая. Но я не торможусь, а живу дальше. Оказывается, у мужика в секунду раз в 10 больше мыслей, чем у дитя. Особенно это заметно во время ЦЭ. Поэтому щас я выступаю за то, чтобы Чёрный Пласт мыслей был "живым", а не мёртвым. То есть, не какая-то мёртвая стена сбоку, а целый Пласт мыслей, которые живут и меняются. Пласт этот, понятно, когда мозги немного съезжают в сторону тела, переца. А обычный-то Светлый Пласт обычен, как у ребёнка. Тут и думать нечего: пошёл, пришёл, чего купить, чего не купить? Но так как я запретил себе тормозиться, то даже эта мудрость про Живой Пласт преходящая. А Правило остаётся в силе вместе с Утилитой, даже если меня и занесло немного дальше от них, чем хотелось бы. Сказка. Итак, жило Лох-Несское чудовище. Страшное, но симпатичное. И вот наступил у него брачный период. Оно выставило голову из воды и стало наблюдать за берегом, не покажется ли там любимая? Но вместо любимой на берегу всполошились охотники за Необъяснимым, но Фактом. Они стали фотографировать чудовище, а потом выступать по телевизору о том, что в момент, когда Матерь Божья на иконе заплакала чёрными слезинками, чудовище и вылезло из воды. Ждали этого момента 33 года и 3 месяца. А икону, как выяснилось, случайно забрызгал чернилами мальчик Витя. Школьник. Но ему строго-настрого запретили рассказывать об этом, потому что тогда все разуверятся в силе Божьей Праматери! А ведь это крупные бабки! Прихожане перестанут покупать свечки, облизывать ложечки и давать на чай Батюшке. И Батюшко похудеет! Бородёнка его вылезет клочьями, лысинка полысеет, и он не корысти ради, а токмо в память о своей попадье, начнёт громить стулья из гарнитура Габбса! Понимаете? Очень важно, чтобы все батюшки думали только о хорошем, только о Розовом Фламинго! Иначе капец гарнитурам Габбса, мы это уже проходили. Ну и попадьи должны думать только об этом же Фламинго, и что они могут исполнить непорочное зачатие! Как это происходит на практике? А так: приходит жирный Батюшко домой из церквы, макает палец в вишнёвое варенье и говорит попадье: "Оближи, мол!" А она, дура, говорит: "А как же наш попадьёныш? Скоро ли мы забеременеем?" "Скоро, матушка! Известна ли тебе Животворящая Сила варенья? Однажды Святая послушница Екатерина сидела в своей келье и просила Господа послать ей непорочное зачатие! Так ей на голову свалилась целая упаковка варенья! Это было Чудо! И умная Екатерина не стала жрать это варенье, а спомазала им свои чресла и родила детёныша Афанасия. Этот Афанасий женился на вдове Каина Ефросинье, так она зарубила его топором и сама на себя заявила. Ну и её сгноили в ГУЛАГе!" "К чему это ты, Батюшко, рассказываешь-то, обалдуй Церквы Рассейской?" - спрашивает попадья. "А к тому, что, дура, помажь чресла! Я тебе вон и специальную махровую варежку принёс: намажь и размажь. Так все делают." Когда плачущая попадья голая снова явилась перед очи Батюшки, вся измазанная вареньем и заплакала: "Не помогает!", Батюшко строго снял ремень свой поповский с большой поповской пряжкой из чистого золота (весом пол-пуда, подарок из Африки от африканских прихожан. Они к тому же приложили к пряжке и пробковый шлем тоже) и давай бить попадью по заднице со словами: "Кого обмануть вздумала?! Самого Господа?! Где у тебя чресла? Щас я тебе в них вставлю по первое число!" "Но зачатие должно быть непорочным!" - голосила попадья. "Будет тебе непорочным!" - сказал хитрый Батюшко, поднял свой чёрный подол и принялся капать на пряжку своей Животворящей Семенью. После этого он засунул ремень по уши в чресла попадье и говорит: "Верняк! Раз варенье не помогло, поможет это!" "Верняк!" - передразнила попадья. - "Себе устраивай! Больно же!" и вытащила ремень из чресел. И вот, дети мои, через 8 месяцев, потому что все попадьята норовят поскорее вырваться на волю, случилось Божье Чудо: от непорочного зачатия родила попадья попадьёнка. Это был бодрый шестипалый мальчуган, который, когда подрос, взял имя Мерилин Монро, а фамилию известного убийцы, вот уже 40 лет топчущего Зону: Микатилло. Получился Мерилин Микатилло. Это был Святой Угодник, широко почитаемый в Европе и Африке. К сожалению, известия о его Великих Чудотворных подвигах не перешагнули границ Европы, потому что он ни бельмеса не понимал по-английски. А переводчики все кончились, потому что способную молодёжь всю забрили в монахи, где они изучали только латынь. Итак, Вот Эти Деяния: Пошёл Святой Мерилин Микатилло по Земле Рассейской и видит: сидят на помойке бомжи голодные. "Я вас одновременно помирю и поссорю!" - говорит им и давай выкалывать им по глазу. Выколол и говорит: "Вот теперь очки вам не нужны, а нужен вам монокль, Кутузовы!" И захохотал. Бомжи тоже, как могли, поддержали его смех. Это его разозлило: "Чего-то не бодро смеётесь! Смеяться надо веселее, а бодриться..." "Бодрее!" - сказали бомжи. "Точно! А теперь зрите моё Чудо!" - сказал им Мерилин и взмахнул своим поросячьим хвостиком, который он унаследовал от Праматери своей. И помойка расступилась, и пошла вся толпа бомжей и Мерилин по дну помойки. Бомжи продолжали хвататься за разошедшиеся пласты мусора, дескать, там же осталась еда и вода! Но Мерилин широким жестом остановил эти потуги, достал фляжку с крысиным ядом и сказал: "Щас всех напою! Мало не покажется! Только по одному глотку на брата!" И напоил всех бомжей ядом, и полегли все умирать. Вот лежат они и стонут: "Плохо нам! Нехорошо нам! Животики болят! Где же добрый доктор Неболит?" И тогда Мерилин совершил новое Чудо: он выпрыгнул в красных длинноносых ботинках и с красным носяром с воплем: "А вот и я! Добрый доктор Микатилло!" И давай совать в рот жертвам по таблетке "Антиполицая". Приняли бомжи эти таблетки, но всё равно подохли. Мерилин почесал в затылке и сказал: "Миль пардон, господа! Осечка! Чуда не получилось! А я-то хотел ещё их всех накормить из одной фляги, которую я называю "вофляга"! Что, мол, прилетела такая "вафляга" и всех накормила. Ладно, сам пожру." И стал Мерилин сидеть на холме из бомжовых трупов и хавать из фляги тушёнку с картошкой. "Мировой закусон!" - сказал он и выбросил пустую фляжку. - "Но пора совершать иные Чудеса! Пойду-ка я в Склифасовского и голыми руками удалю аппендициты!" Сказано-сделано. Пришёл он в больницу, а его не пускают. "Меня, самого Главного Целителя, не пускать! Да я на вас порчу напущу! Ни одна гадалка не снимет за 1000 лет! И несчастье в личной жизни напущу! Так, что ваша жена изменит вам прям щас прямо сразу с 7 неграми!" Всё равно не пускают. "Ах вы, безбожники! Так вы не верите в Бога, в Праматерь и в Непорочное Зачатие?! Ну вас к Чёрту!" И случилось новое Чудотворное Чудо: разверзся подвал лечебницы грехопутной Склифасовской, и там обнаружились множественные гробы с покойниками! Больница была построена на трупах! Сам Мерилин удивился: "Так вот куда вы, грешники-еретики, складировали мертвецов, у которых не было бабла на крематорий! Вы из них кирпичи делали! Бабки на них гребли! Но я это прекращу! Вставай, поднимайся, погибший народ! Нас тучи зловредные злобно гнетут! Прямо скажем, злое.учие тучки!" И встали мертвецы и пошли чёрной толпою на Главврача больницы Мельникова. Но тот был ещё НКВД-шной закваски. Он побежал на чердак, вышиб дулом пулемёта чердачное окошко и принялся строчить из пулемёта по врагам! Многих он, многих положил зомбиев, но не всех! Выжившие мертвецы оккупировали все больничные боксы и сказали, что у них животики болят! Только это и нужно было Чудотворному Мерилину Микатилло: "А! У вас аппендициты! Щас я вам их без операции удалю и попаду в Книгу Гиннесса!" И давай удалять. Зомби от боли орут, как резанные. А Мерилин говорит: "Ничего! Если вы снова подохнете, это сочтут врачебной ошибкой!" Короче, удалил все аппендициты даже там, где их уже давно не было. И пошёл тяжёлыми шагами на чердак, где в трепете ждал расправы Главврач Мельников. Вот смотрит он: сам собой соскакивает из петлиц амбарный замок, которым он запер сам себя на чердаке. И появляется ласковое лицо Мерилина. "Ну что, касатик, теперь и тебе вырежем аппендицит! Я, знаешь ли, специализируюсь по аппендицитам! Уже удалил 999! Ты будешь юбилейным! Ты понял, Мельников? Юбилейным! Но я вижу: ты ещё не готов! Тогда я тебя щас подготовлю!" И с этими простыми словами Мерилин схватил Мельникова за ногу и поднял в воздух. Из карманов Мельникова покатились разные мелкие предметы, но Великий Чудотворец Мерилин дождался, когда изо рта Мельникова выпала сама прямая кишка! Этого пришлось ждать очень долго, уже солнце несколько раз прошло туда-сюда по горизонту. В Африке бы сказали: "Узуку". Мол, несколько дней. Как только Мерилин увидел эту кишку он обрадовался: "Наконец-то! Аппендикс!" и оторвал его голыми зубами! Мельников прошептал: "Это не аппендикс, неуч!" и умер в муках. Микатилло недоумённо пожал плечами, бросил трупик Мельникова в разбитое окно и сказал: "Все могут ошибаться! Даже такие Великие, типа меня! Да какая разница-то? Его Бог прибрал, а Бог всегда прав и не ошибается! Всё, что творится на Земле (и что я, в частности, творю) - всё по воле Божьей! Бог со мной!" И пошёл Микатилло из России в Шотландию, чтобы совокупиться с Лох-Несским чудовищем. Потому что облик чудовища он узнал бы из тысячи, так как облик этот на сердце у Микатилло был высечен. Злые языки утверждают, что этот облик, как и весь сам Микатилло, был дефективным, так как папаша Мерилина, Упокой Его Душу, Батюшко в 1989 году попал под излучение Чернобыля, поэтому и рожал только уродов. Ни хрена подобного! Любой урод имеет право на существование, потому что таким его создал сам Бог! Другое дело, если в это время Бог был без штанов (то есть, шёл дождик) или ловил кайф. Или там был под излучением урана. Неважно! Главное - что сделано, то сделано! И менять это не людского ума дело, а Божьего. Итак, облик чудовища везде мерещился Мерилину. Наконец, он увидел его голову типа ручки зонтика, торчащую из Лох-Несса! И чудовище тоже увидело Мерилина и поняло: "Это Он!" И спарились они с чудовищем на берегу, и засняли это многочисленные туристы на миникамеры. Зато потом у чудовища родился мальчик с 7 пальцами на руках-ногах. И вот этот-то мальчик и стал Настоящим Чудотворцем! Его мы знаем, как товарища Шикльглюбеля! И наделал же он делов! Но это совсем другая история! К.

ЭПИЛОГ

   Если вам скажут, что я - воинствующий безбожник, то знайте, что я вообще психбольной! И мне можно быть кем угодно. А за что мне любить бога? За то, что его нету? Ну а мой талант сказочника воистину преобрёл пугающие размеры! Аминь! К.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Е.Кариди "Змеиная невеста"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Т.Сергей "Эра подземелий 3"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"