Барсуков Александр Владимирович: другие произведения.

Страна сказок 214-215

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


Александр

Барсуков

Страна

сказок-214

("Письма в никуда"-214)

2009

ПИСЬМО В НИКУДА-2131-2131,3

   4 апреля 2009 года. Была одна незначительная ЦЭ (Закатывание) , в ходе которой я понял, что забывать во время ЦЭ - это вышибать клином клин! Помнил Григория, так забыл его только тогда, когда вспомнил Пола Маккартни и битломанию. И так всё время. Что-то что-то замещало. А само забывание, как нечто белое и столбовое превратилось в нечто белое и столбовое с крючком! Этот крючок символизировал мой стоящий перец, так как я охренел! Зато телевизор смотрел без особого страха: везде искал забвения и радовался, что забыл что-то, увидя новое. А раньше всегда при слове "забыл" страшно пугался, так как это означало, что и Правило могу забыть! Но щас Правило было дружественное и само помогало. Так что я и запомнил этот просмотр телека как нечто чёрное. И страшное! После этого второй день боюсь ЦЭ. И с сексом ничего не получается! Не получается, и всё! Кризис мужчины средних лет. Но я думаю, когда будет новое ЦЭ и затмит этот чёрный просмотр, получится. Дело молодое! Но на Отдых сегодня не поеду: боюсь! Одно дело дома, а второе на улице, где полно опасностей! Сказок не пишу уже 10 дней, помня, какую выдающуюся написал последнюю. Она мне мешает. Забуду её, найду время для новой. А то и времени толком нет. То ЦЭ, то сон, понимаете. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-2131,3-2131,7

   9 апреля 2009 года. ЦЭ (Закатывание) на улице. Я ходил в Сбербанк, и там-то и началось! Там женщина с ребёнком пролезла вне очереди, и её пропустили какие-то добродушные старушки! Это значит, что любят ребёнка, а не меня! И я промолчал, хотя мог сказать, что куда это лезут? Что ребёнок пусть тоже ждёт. Но я этого не сказал и правильно сделал. Но Глаза Закатились дома. Вот, что я написал в дневнике. Кстати, как только я излил душу в дневник, ЦЭ прекратилось! "ЦЭ на улице началось. "Забыть всё!" продолжается и дома. Т. е., по отношению к Сберкассе, куда ходил, и где был ЦЭ-объект - мать с ребёнком, которую прпопустили вне очереди до (после) меня. (То есть, я стоял ближе, а она была из хвоста очереди. И пропустили её старушки из хвоста очереди.) Они все любят детей! А я - хуже! Что и доказывает ЦЭ! Таблетка! (ЦЭ усилилась: потекла слеза!) Я был самый высокий там. И щас постепенно вспоминаю всех действующих лиц: ребёнка (заплакал, так как самый мелкий здесь) (а может, при виде меня) , мужчину, что пропустил (хотел щас подраться с ним!) (От чего ЦЭ и усилилась.) , мать ребёнка, что сказала: %Спасибо!%, и я понял, что акт печальный произошёл: пропустили! (А то они стояли как будто просто так.) Своё лицо, каким они меня видели. Свой рукав красный (братова куртка, красное подразумевает, что я буду действовать больше других, но я был щас робок: пропустили, и забыть это! Но не так-то всё оказалось просто!), когда я стал так, что мне ребёнок стал не виден. Это видел какой-то чёрный парень. Женщины радовались при виде ребёнка! Дуры! А сами смотрели на меня. Потому что у меня были задатки лидера, когда я одной старушке сказал: "А может, вы не стояли? Видите, вас никто не узнаёт!" Но это было до акта. Вот такой акт! В будущем я продолжу молчать в подобной ситуации, потому что скажи я тогда что-то, то всё равно было бы ЦЭ, это было такое дело! Зато теперь я отмучился. Как видите, ЦЭ не было около 14 дней. А теперь вот было. Ещё я сомневался в Правиле про "Забыть всё!", что проверки реального времени оно не выдерживает. Но это просто я стал забывать всё, что было после Сбербанка. Так что выдерживает.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-2131,7-2134,3

   12 апреля 2009 года. Сегодня мне исполнилось 37 лет! "Под эту цифру Пушкин подгадал себе дуэль, и Маяковский лёг виском на дуло!" Это с Высоцкого при цифре "37" с момент слетал хмель. И вот должен приехать папа в гости, а у меня, как назло, Закатываются Глаза от брата, который заставил именинника (меня) принять душ. Ему пахло. Так что папу я принять не смог. Так он и уехал, а я лежал и глючил. Правило про "Забыть Всё!" признал дружественным. И вот я что думаю: может, мне снова засесть за сказки? Прошло 18 дней с момента последней! Я разучился их писать! Тогда попробую всё с малого, с самой элементарной сказки. Вот сидят деда, баба и внучка-транссексуалка-сатанистка. Дед говорит: "Скучно сидим!" Внучка говорит: "А хотите я вам свой пэнис покажу?" "Нет, - говорит бабка, - ты его вчера показывала! Насмотрелись мы уже!" "Ну тогда я вам расскажу, что выхожу замуж!" - говорит внучка. "За кого?" - спрашивает дедка и сплёвывает. "Он такой хороший! Такой добрый! Детей любит! Вот недавно одного ребёнка родил!" - говорит внучка. "Это как?" - спрашивает бабка. "А так! Он - это в прошлом она, транссексуал, она стала пить гормоны, у неё выросла борода, а груди ей удалили! А вот матку и фаллопиевы трубы оставили, чтобы он смог родить ребёнка! И он родил ребёнка! И назвал его Роб!" - сказала внучка с восторгом. "Почему именно Роб?" - спросил сонно дедка. "Потому что из родильного отделения тогда украли всех детей, кроме Роба! А "красть" и будет по-английски "роб"! А Роба не украли, потому что он спрятался за швабру, пока его с горшка не сдуло сквозняком из форточки!" "Бедное дитя! Такое тощее! Ты тоже была такой тощей, хотя никто не мог понять, кто ты - он, она или оно? Но мы с дедкой поискали по сусекам и слепили тебе колобки! Ты ими обжиралась и стала на зависть пухлой и жирноватой девочкой, хотя на самом деле ты он или оно!" - сказала бабка и стала по обыкновению снова искаться по сусекам, чтобы слепить очередной колобок! "Стой, бабушка!" - сказала внучка. - "Я больше мучного ни-ни! Я считаю калории и глотаю "Фазу-2". Потому что мой парень, этот Ваня, мне запретил! После родов он сам приобрёл пару десятков лишних кило и ненавидит жирных девочек!" И внучка стала жевать диетические морковные котлеты и сельдерей. "А жаль!" - сказала бабка. - "У нас как раз осталось немного муки! Так давайте скормим новый колобок сыну вашего Вани! Авось поправится! Как его? Роб? Шнайдер? Не Шнайдер? А как? Шумахер? Нехай Шумахер! Как знаете, про Нехая: "Голосуй за Нехая и не будет никаких проблем ни у кого!" Таким образом в столовой родильного отделения за столиком Роб Шумахер чуть было не получил свой колобок! Но дело было в том, что все пищевые продукты с воли пристально досматривал злой санитар Мандрыкин! И всё съедобное съедал. А чтобы ни у кого не было никаких проблем и подозрений, он вместо принесённых продуктов клал на столики собственные доморощенные! Поэтому он весело прискакал к столику Роба и сказал: "Возрадуйся, Робик! Сегодня тебе прислали нечто сногсшибательное!" И положил в тарелку дохлую драную кошку! "Не буду этого есть!" - сказал Роб. "Ах так?!" - спросил Мандрыкин. - "Ты думаешь, что ты круче других детей?" "Да!" - сказал Роб, и его снова сдуло ветром из форточки! "Когда же кончатся мои мучения?" - думал Роб у себя в палате. - "Когда, наконец, я поем по-человечески? Колобком?" Как близок он был к истине! Но мимо Мандрыкина колобок пройти не мог. Тогда Роб Шумахер решился на смелость. Он решил послать послание своему отцу на волю в пинг-понговом шарике, благо младенцы уже играли на крепостной стене больницы в пин-понг. Роб вышел и получил шариком по лбу! Это было то, что нужно! То, что нам нужно! Он схватил шарик и засунул в него послание: "Папа! Пришли пожрать! Только не дохлую кошку, как в прошлый раз!" Наивное дитё не подозревало о коварстве Мандрыкина! Под рвом в грязи копался какой-то крестьянин, делая вид, что он сеет рис в эту мокрую почву. Роб посмотрел на него повнимательней, да так и отпрянул: у крестьянина была отвратительная рожа бомжа, и в передатчики информации он совсем не годился! Но тут бомж распрямился и запел: "Луч солнца золотого вновь коснулся крыш! В час грусти и печали ты голос мой услышь!" И Роб понял, что под грязной маской бомжа скрывается чуткая тонкая душа Рабиновича. Про Рабиновича малыш Робик знал из настенных надписей в мужском сортире. Там были такие: "Рабинович - подлый трус!", "Сдавайся, Рабинович!", "Рабинович, ты - труп!" И самого Рабиновича: "Здесь зависал Рабинович! Девчонкам звонить 8-916-670-87-78! Извращенцев просьба не беспокоить!" Из медиков многие подозревали именно Рабиновича в краже грудничков из грудничкового отделения! "У вас здесь прямо Бермудский Треугольник, а не больница!" - говорили они. И были правы, потому что именно Рабинович был Почётным Миллионным грудничком, который здесь родился! Случилось это 30 лет назад. И вот теперь Рабинович вернулся! Он всем говорил: "Я вернусь! Но уже с наручниками!" Или так: "Айл би бэк!" Что он имел в виду, не понятно. Наверное, умом тронулся. Но все знали, что детей можно выгодно продать в рабство цыганам, которые на этом гребут бабки! А Рабинович нигде не работал и слыл авантюристом. Вот он-то щас и пел свою лошадиную песню малышу Робу. Роб кинул шариком ему в лоб и сказал, картавя (потому что ещё не все зубки прорезались) : "Здесь это дерьмо командовать не будет!" И затянул свою яблочко-песню, которую напевала ему его кормилица Арина Грудничкововна: "А кто увидит нас, тот сразу ахнет! В бой идёт серьёзная команда! Мы не белки, мы не мышки, мы - бамбуковые мишки! Мы - панды!!" Рабинович испугался громового голоса малыша Роба и бросился бежать прочь под улюлюканье прочих неукраденных детишек! И вот в своей избушке бомжа Рабинович себе строго настрого запретил возвращаться в ров, чтобы досеять рис, потому что переписал от страха! Между тем в больницу с дозором приехал Ревизор из Райцентра, некто Шишиков. И он принялся проверять преступную деятельность Мандрыкина! Но Мандрыкин клялся, что ни в одном глазу, может дунуть и пройти по "осевой"! Неожиданно из кладовки, где был складирован колобок, так преступно украденный у Роба, раздался заунывный вой колобка: "Тяжко мне, люди добрые! У-уу!" "Что это было?!" - спросил перепуганный Шишиков. "В этих местах полно торфянных болот!" - стал нагло врать Мандрыкин. - "Наверное, проседает торф и издаёт эти звуки! Но в народе поговаривают, что так воет Собака Баскервилей!" "Так, мне срочно нужно подкрепление!" - стал орать в трубу Шишиков, звоня в свой Райцентр. Скоро дорога к родильной больнице затянулась гарью и копотью: это стали прибывать танковые и мотопехотные соединения Альянса! К Шишикову прибыл командующий спецназом Ровлин. "Ров-лин?" - спросил Шишиков. - "Китаец, что ли? А командующего-славянина или славянофила не оказалось?" "Бери, что дают!" - грубо сказал Ровлин. - "И вообще, что ты за дерьмо?" "Я есть не дерьмо!" - сказал Шишиков. "А я вижу полное дерьмо, штабная крыса! Учти: в этой точке Вселенной Господь Бог, Папа Римский и Барек Обама для тебя - я! Ты - полный ноль, ты мне подчиняешься! Ну теперь показывай, где тут у вас нежить?" И вот лучи фонариков заскользили по тёмным стенам кладовки! Колобок изобразил пальцами чудовище, которое открыло рот! Лучи фонариков задрожали, а потом Ровлин не выдержал и швырнул фонариком в колобка! Образовалась дыра в канализации, потому что фонарик угодил точно в трубу! Полились нечистоты! Ровлин и Шишиков старались выбраться наружу, но сзади наседали спецназовцы, которые ничего не понимали! И тогда колобок схватил железную монтировку и принялся крушить черепа спецназовцев! Первыми полегли Ровлин и Шишиков! Им потом поставили монументы на Родине Героев! Потому что парни погибли за Родину! Но неожиданно у колобка стали неметь ноги! "О, проклятые ноги! От их онемения скончался мой дед и отец! Это наследственное!" - закричал колобок! И точно! Канализации прибыло столько, что он стал тонуть! Но он решил потонуть не просто так, а взяв с собой как можно больше спецназовцев! Как Иван Сусанин, первый русский полупроводник! Он закричал солдатам: "Солдаты! Сюда! Меня зовут Гитлер, и за мою голову товарищ Цементов обещал миллион тугриков!" И солдаты хлынули в проём! И захлебнулись вместе с колобком в нечистотах! В это время Роб Шумахер ничего не понимал! Он сидел в своей палате как всегда за шваброй и думал: "Какой же я всё-таки худой! Я даже не могу поиграть со всеми детьми в салки, потому что от осаливания меня припечатывает к противоположной стене!" Наконец, ему надоело наблюдать, как играют дети, и он сказал: "Баста! Хватит играть! Пора за работу!" Но дети не услышали его писка! Тогда он схватил мегафон и заорал что-то по-японски! Потому что мегафон был японский. "Дайте мне отечественный!" - попросил он нянечку. "Вам кожаный?" "Ну конечно, как натуральный, чтоб был!" - сказал Роб. И нянечка принесла ему фаллоиммитатор! "Кожаный! Отечественный! Как натуральный!" - сказала она. Роб приложил фаллоиммитатор ко рту и стал трубить: "Прекратить игру! Я сказал: прекратить!" "Может, тебе ещё Горбатого позвать? Пригласить?" - спросили ехидные дети. "А кто такой Горбатый?" - спросил Роб. И тут двери открылись и показался зелёный горбатый урод, который орал: "Поднимите мои веки! Упыри, вурдалаки, ко мне!" "Нет, Горбатого лучше не надо!" - сказал Роб, и двери сами закрылись, но ещё долго все дети вздрагивали от воплей Горбатого: "Чего вы мне тут Горбатого лепите?! Всех уничтожу, вот только веки мне кто-нибудь подымет? Люди - звери! Товарищи! Где вы все?" Короче, дети легко отделались от Горбатого. Роб стал продолжать орать: "Вы думаете: вы - дети, цветы жизни? Как бы не так! Как говорится: сорвал букет - подари бабушке! Вот бабушка - цветок жизни!" После этой тирады нянечка сказала Робу: "Роберт, я люблю Вас! Можно ваш автограф?" "Можно!" - сказал Роб и расписался фломастером на левой груди бабушки, которая ходила в декольте! Но бабушка сказала: "Ха-ха! Купился! Ни хрена я тебя не люблю!" - и натянула на Роба смирительную рубашку! Роб не мог перенести такого подлого предательства, у него начался эпилептический припадок: он начал стучаться головой об пол, а изо рта пошла пена! Таким образом всем стало ясно, что Роб - эпилептик. Его стали удерживать, а нянечка бегала вокруг и голосила: "О, горе-то какое! А я просто пошутила! Я просто хотела сама дать ему автограф!" От горя бедная старушка сошла с ума! Она схватила лопату и побежала в садик больницы! "Ты куда?" - спросил её очнувшийся Роберт. "Здеся закопан труп ребёнка! Короче, братаны, здесь я закопала все 20 трупов младенцев из родильного отделения!" - кричала сумасшедшая! Она стала копать и раскопала канализацию! "Ага! Вот где прорвало канализацию!" - сказали сантехники, приехавшие по вызову! "Чуваки! Не смейте трогать мою нефть!" - кричала бабка. "Да, действительно, - сказал разумный Роб, - канализацию прорвало в кладовке!" "Там мы уже починили!" - сказали сантехники. - "Ну и наделал же делов ваш колобок! И сам потонул, и взвод спецназа увлёк в пучину! У нас до сих пор руки трясутся от ужаса, когда вокруг поляна, устланная мёртвыми телами!" "Колобок?" - спросил Роб. - "Звучит знакомо!" Если бы он только знал, что колобок мог стать его спасителем от худобы! Но тут новый порыв из трубы снёс Роба и увлёк его в коллектор! "Спасите!! Помогите!! Маманя!! СОС!!" - орал Роб, и ему кинули спасательный воротник! Воротник надулся и не дал Робу утонуть! А на колекторе было написано: "Ради Бога, не купайтесь здесь!" Потому что это было очень вонючее место! Но воды коллектора вынесли Роба в реку Волгу! А домик в деревне бабы и деда с внучкой стоял как раз на берегу Волги! Тут как раз внучка, подоткнув подол, вошла в воду и стала гарпунить рыбу! Но рыбы не было! Зато был плавающий Роберт! "Деда! Бабка! Я загарпунила мурену!" - закричала внучка! "Дура! Или дурак? Я не мурена! Я Роберт!" - сказал обиженный Роберт, и все поняли, что это такой сопляк. И тогда бабка с дедкой специально для него напекли новый колобок, который он и съел! Он стал похож на лежащую шляпу или на змею, проглотившую слона. Но потом тесто равномерно рассосалось, и все увидели, что это мальчик, а именно Роб Шумахер. Тут как раз в гости пришёл и евонный папашка, Иван Шумахер. Вот радости-то было! И я там был, мёд-пиво пил, по усам текло, в рот не попало! Вот и сказке конец, а кто слышал - молодец! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-2134,3-2135

   13 апреля 2009 года. На самом деле вчера было не одно, а три Закатывания! Второе как раз от вышеизложенного ПВНа! И я стал смотреть телевизор. И я смотрел даже тогда, когда было уже неинтересно, и всякий бы переключил. Я искал там Забвения, повторяя, что "Забыть Всё!" Когда смысл слов не доходил до меня, это и было Забвение. Так я смог смотреть телевизор очень долго, не сходя с ума. Хотя меня порой пугали громкие голоса или взрывы, потому что они звучали громче моего Правила! Это раздражало. Или когда кто-то говорил слова, смысл которых доходил до меня! Там парень просит свою девушку в публичном месте снять трусики! А она снимает, и это мужские панталоны! Этот парень стал для меня опасным. Но вообще смотрел я нормально, потому что любую забывчивость приветствовал. И свою тоже. Что я что-то забыл там. Так я въехал лицом в экран и уже видел там и свет своего Окна, потому что там тоже были Окна, из которых можно выброситься! Ну а потом от "Нашей Раши" был Откат. Там Галустян бьёт футболистов. Так я его образ сделал помнящим, зато всё вокруг Забывчивым. Такое долгое просматривание без того, чтобы я сошёл с ума и Закатил Глаза (а, там ещё были какие-то волнения в народе, погромы. Так там старый перец говорит об этом невнятными словами, а у самого страшное белое лицо! Он боится того, что происходит на улице! И все они боятся! Чтобы не видеть его бегающих глазок, я и переключил. Пришёл вопрос: а у меня самого-то глаза не перепуганные?) привело меня к мысли, что я могу долго терпеть ЦЭ (Закатывание) , потому что смотреть, вообще говоря, на стены и потолки комнаты гораздо спокойнее, чем в телевизор, где покажут чёрт знает что. Но на всё это распространялось моё Правило. Так что я перестал бояться ЦЭ. И третью перетерпел, даже в душ сходил. Была она от Халвы. Итак, смотреть можно куда угодно, на что угодно, повторяя про себя моё Правило! Только его. Оно даже скучное кино делает интересным. А на следующий день был солнечный денёк! Я поехал на Аргуновскую, а потом ещё ходил за продуктовой посылкой. Людмиле-2 я сказал, что потенция у меня теперь нормальная, это была временная проблема, потому что организм молодой, и сперма там образуется, хочешь-не хочешь! Это к тому, что раньше я ей рассказал, что стал импотентом вроде. Действительно, фотки шемалей меня больше не впечатляют, как и лезбиянок. Не знаю, почему. Но больше скачивать из И-нета их не хочу, боюсь, что будет ЦЭ! У меня постоянно от их перцев и траханий бывало. Очень опасно! А те, что есть, поднадоели, наверное. Я серьёзно этой проблемы не боюсь: импотент, так импотент, мне брюхатить некого. Людмила-2 говорит: %Изливается неестесвенно!% "Это в женщину бы было неестественно!" - говорю. Так что теперь можно долго смотреть телевизор, даже ничего там не понимая, что говорят, потому что говорят разную фигню малозначащую. И показывают, что угодно. Это достижение благодаря Правилу! А раз так, то и на мир можно смотреть! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-2135-2135,5

   14 апреля 2009 года. В магазине был тёмный смех надо мной! Было это так. Пришёл я. "Здорово, Людмила Архиповна! А, откликаешься на это имя!" Потому что она Ивановна, а Архипов был её бывший муж, от которого у неё дочка. Саше, что он, наверное, наврал, что у него было ТОГО с Людмилой-1. %Я никогда не вру!% О-о! Поэтому я Людмилам про то, что она с ним уже ТОГО! И ему это понравилось! Людмила-2 заметила, что я показываю это на пальцах и вообразила, что я ананизирую. "Это интернациональный жест ТОГО!" Что Людмила-2 должна следить за нравственностью Людмилы-1! %Я лучше буду следить за тобой!% И они с Сашей показали жест, символизирующей ананизм! "Вот, вас тоже никто не просит об этом говорить!" Людмила-1: "Итак голова болит, и ты ещё здесь трещишь! Тебя никто не просит!% "О, Хадиля Хасановна выступила! Всё молчала-молчала! Почаще выступайте, ХХ, и будете больше уверены в себе!" Людмила-2: %О, задрожал!% "Конечно! Вы все на меня наехали, блин!" %А у тебя сегодня получилось?% (подрач.ть) "А я ещё не пробовал! Но я должен пробовать! Потому что это приятно!" Людмила-2 и Наташа согнулись от смеха. А один мужик возмутился, но что он там гневно говорил, я не понял, потому что ушёл. Саша мне ещё, что вон ВН идёт! "Всё, пора сматываться!" Короче, у нас всех получилась такая тёмная зона веселья надо мной. И это долго не выходило у меня из головы. До той поры, когда я увидел по телевизору русскую шемаль. Это был парень! С женским лицом! И говорил от мужского имени: %Я понял, что стилистика - для меня!% Поднимает руки, а они у него наманикюренные! И я побежал "пробовать" с фотками шемалей! Почти получилось! Я им всем приписывал слова про стилистику. Но потом приписал: %Я такая (такой) же женщина, что и ты, но только с членом!" Подразумевалось, что я - женщина! Но произошла осечка на том, что я не мог представить у себя половые губы и когда: "Да, ты такая (такой) же, и даже красишь ногти нашим женским лаком!" НАШИМ не получилось, я же не женщина! Я взмок, тяжело дышал, пот катился градом, но ничего у меня не получилось опять! Это тоже была некая тёмная зона драч.ния! Но парень тот был классным! Так что я из одной зоны перевалил в другую. Я вспомнил Джеки Чана, тот постоянно дерётся, а ведь это тоже зона! Задействованы многие дерущиеся! Он тоже устраивает такие зоны, чтобы расширить свой образ, а не замыкаться на одной голове. Но если он специально, то у меня это получилось ненарошно. И я больше не буду стремиться устраивать себе "расширения". Но факт фактом: я был "на волосок" от успешного секса! Ну, не получилось, и пошли все в задницу! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-2135,5-2138,2

   14 апрпеля 2009 года. Я продолжаю бацать элементарные простые сказки, потому что забыл, как пишутся сложные. Наверное, также, но только надо побольше фантазии. А сейчас фантазии мало. Сейчас вообще Зося звонила. Грубо так говорит: %Настю позови!% И я посмеялся при мысле, что такая злючка больше не сидит за компьютером целыми днями под боком, что брат молодец, что выгнал её! Но она настроила меня на злой лад. И щас будет злая элементарная сказка. Летел звездолёт. Летел и летел себе. Каких тысячи. Пруд пруди. Но назывался он "Корыто", и на борту его были наши знакомцы: девушка Анфиса, профессор Селезнёв и капитан Лопозков. А ещё на борту были рабы, запертые в клетки. Они считались инопланетными животными, потому что когда поступили на борт, капитан Лопозков был ширнутый и не разобрал, что это люди. "Раз у вас по три ноги, ик, - говорил он, - то вы животные!" "Это у тебя по три ноги, ик, - говорили бородатые рабы, - а мы - Гомо Сапиенсы!" "Гомодрилы вы неблагодарные!" - сказал Лопозков. - "Сидите в клетке, потому что кают для вас всё равно у нас не наберётся! Ик!" И ушёл на капитанский мостик. Селезнёв временно отвлёкся от разглядывания женских частей транссексуаллок по Космонету и спросил: "Что, Лопозков, новая партия животных поступила?" Лопозков с дури принял профессора за Анфису, ущипнул его за задницу и сказал: "Да, радость моя!" "С ума можно сойти!" - сказал Селезнёв, потирая зад. Тут Космонет отключился, потому что в сеть попал очередной "Троянский Конь"-вирус от пирата Перельмана, и Селезнёв забыл о рабах. Их нечаянно встретила Анфиса. Она тайком от отца спустилась в трюм, где стояли клетки, и где у неё была секретная заначка искусственных фаллосов. Она хотела подобрать себе на вечер со вкусом клубники, как вдруг увидела рабов. Она сразу забыла про фаллос, потому что здесь намечалась вечеринка с инопланетными животными, которые она предпочитала одинокому времяпрепровождению наедине с компьютером. Но так как компьютер временно не работал из-за вируса, то нужен был фаллос. Рабы стали кричать, что это у них фаллосы! И стали вытягивать их из-за решётки, чтобы наглядно показать! Анфиса деловито подошла к решётке и стала спрашивать, натуральные ли фаллосы, не из кожзаменителя ли? "Нет, наши, отечественные! Кожаные!" - отвечали рабы. "Но они какие-то сморщенные и грязные!" - сказала Анфиса. - "Что вы ими делали?" "Да ничего мы ими не делали!" - сказали рабы. - "Посидела бы с наше в клетке, у тебя такой же бы стал!" А на самом деле коварные рабы замыслили выпуститься из клетки, как будто бы только для секса с Анфисой, а самим захватить корабль по-пиратски и улететь обратно на свою планету Шелезяку, где они были коренными жителями и отцами семейств. Они пришли на ежегодный праздник пива "Октоберфест", так их пьяный Лопозков захватил в космический невод и ещё радовался, что поймал столько живности! А на самом деле они были разумные инопланетяне, а не животные. И их отлавливать запрещала Конвенция По Правам Человека, пункт 5! Но для пьяного и ширнутого Лопозкова никакого пункта 5 не существовало! Он колесил по планетам, где были праздники пива и вылавливал инопланетян. Потом на Земле ему хотели дать за это втык, но Селезнёв обречённо махнул рукой и покрутил у виска: "Зато он классный звездопроходчик!" А "животных" потом Космозоо за собственное бабло отправляло обратно на их планеты. Лопозкову было до этого невдомёк, он ширялся снова и орал Селезнёву: "Ну как опять в Сайгоне!" Хотя ни в каком Сайгоне он отродясь не бывал. Вот и этих рабов тоже отправили бы обратно на "Октоберфест", но они этого не знали и воображали, что их убьют или сожрут заживо. Поэтому и готовили восстание рабов! Ладно, сжалилась Анфиса над рабами и выпустила парочку с самыми длинными фаллосами, чтобы поиграться с ними в "мамочку и папочку". Звали этих рабов Первый и Тринадцатый. Потому что они были таковыми по счёту детьми в семьях. И детей называли так. И вот пробрались все трое с Анфисой незаметно в анфисину каюту, и тут только Анфиса стала что-то понимать, потому что Первый и Тринадцатый связали её и заткнули рот кляпом! "Дураки! Вас убьют! А так бы отпустили!" - хотела сказать девочка, но не могла. Первый затаился с бластером, который стрелял водой и мыльными пузырями (из каюты Анфисы) (игрушечный, но пираты-то этого не знали!) , за поворотом коридора, ведущего на мостик. Тут как раз с мостика, чтобы отлить, спускался Лопозков! Он расстегнул ширинку и приготовился оросить вазу с пионом, который стоял в закутке, так как решил, что попал в мужской сортир! Полилась жидкость! Тут-то как раз дерзкий и отважный Первый выскочил из-за поворота и приставил бластер к голове Лопозкова: "Лопозков! Не вынуждай меня стрелять! Иначе в твоей голове будет дырка!" Лопозков принял Первого за ту же Анфису и ущипнул её за попу! А потом сказал: "Стреляй, детка!" Пират нажал на спусковой крючок, и голова Лопозкова оказалась внутри большого мыльного пузыря! "Отлично!" - сказал, как из канализационной трубы, Лопозков, и пузырь лопнул! От этого сотрясения Лопозков пришёл в себя, лихорадочно застегнул ширинку и схватил Первого, заломав ему руку! "Ещё сообщники есть?" - спросил Лопозков. "Никак нет!" И капитан потащил пирата на мостик, чтобы продемонстрировать его Селезнёву. И показать, что он, Лопозков, не дремлет! Селезнёву было не до этого. Как оказалось, вирус назывался "Пожирай-ка" и имел сложную структуру! При попытке его удалить, он самопроизвольно размножился на сотни маленьких "Пожираек"! Дело грозило перерасти в переустановку системы, чего Селезнёв не любил. Поэтому он в-полуха выслушал Лопозкова и сказал: "Пираты? Гм, голубчик, последнего пирата в этих краях убил мой прадед! Нехорошо, нехорошо!" "Да какой прадед?!" - негодовал Лопозков. - "Вот живой пират! Пытался убить меня из водяного бластера!" Селезнёв впервые внимательно посмотрел на Первого и сказал: "Давайте поиграем в "доброго" и "злого" следователей!" Но тут Первый сказал: "Не надо играть! Я вижу у вас "Пожирай-ку!" С этим вирусом мы, шелезианцы, справляемся на раз! Разрешите-ка!" И он принялся стучать по клавишам компьютера. Через три минуты компьютер сказал: "Система полностью избавлена от вируса! Можете продолжать ваши игрища!" "Ура!" - сказал Селезнёв. - "Молодец! Приветствую! Отпустите его, Лопозков! Он мой дорогой гость! Мы с ним выпьем на брудершафт и устроим вечеринку, на которую пригласим по Космонету виртуальных девочек!" "И всё-таки мне он подозрителен!" - сказал Лопозков. - "Но если вы решили пригласить девочек, то пригласите и мне тоже! Желательно негритяночек!" Лопозков отличался неразборчивостью в половых связях и экстравагантностью. Даже свою дочь Анфису он родил от марсианской Сколопендры, в трезвом состоянии к которой он даже бы и не приблизился без скафандра и двух бластеров, так страшна была эта уродина. Но на спор после 8 банок пива Лопозков сделал ЭТО, и родилась Анфиса, которая как две капли воды напоминала свою мать! Итак, астронавты и пират сидели в обнимку, вместе пьянствовали и ждали прибытия девочек! Тринадцатому стало завидно. Он вышел из укрытия и сказал: "Картина: "Не ждали!" "Да ждали мы тебя, Тринадцатый, ждали! Первый раскололся до ж.пы и сдал и тебя, и Седьмого, и Восемнадцатого, и весь ваш инопланетный сброд! Садись, выпей с нами! Как ты понял, произошла ошибка, и на первой же базе мы отправим вас обратно на "Октоберфест"! Это всё Лопозков! Но я ему и это прощу, потому что он отличный пилот!" - сказал Селезнёв и выпил из космического стеклопета пива. Тринадцатый тоже выпил и сказал: "Так давайте пригласим всех наших товарищей, которые томятся щас в неволе!" "Ага!" - сказал Лопозков. - "И для них закажем девочек! Ну нет! Наш компьютер не расчитан на такие мощности! Так что пусть пока они посидят в клетке, где им, собственно, и место! Знавал я один "Октоберфест"! Там праздновали одни нацисты, которые Конвенцией признаны животными!" "Как видите, Лопозков так просто не сдаётся!" - сказал Селезнёв. - "Но на самом деле всем известно, что последнего фашиста убил здесь мой прадед!" "Да что ты своим прадедом тычешь?" - не угомонился Лопозков. - "Каждый из этих рабов может стать фашистом! Вот посидит в клетке и озвереет! Будь моя воля, я бы и этому, Первому, не доверял! Мало ли какие мысли у него в голове! Не можем же мы их всех контролировать! Может, он хочет изнасиловать негритяночку и убить её!" "Почему это не можем контролировать?" - спросил Селезнёв. - "Можем! Вот спектральный анализатор мыслей! Он показывает, что Первый ещё девственник и боится опозориться перед проституткой!" "А Тринадцатый?" - спросил подозрительный Лопозков. "С этим дело сложнее. По-видимому, мы имеем дело с космическим извращенцем! У него в голове только какие-то слонихи, которым он мечтает влезть в хобот, и чтобы они хоботом заткнули себе ж.пу и получали Вечный Кайф, когда Тринадцатый станет лазить по их внутренностям! Это так, Тринадцатый?" - строго спросил Селезнёв! "Так, масса господина!" - признался Тринадцатый. - "Дело в том, что в детстве я рос без отца-матери в Космозоо в клетке со слонами! И слонихи были мне как мать и любовницы! И с ними я и хочу поиграть в "Вечный Кайф"! Не вечно, конечно! Когда-нибудь она, слониха, вынет хобот из зада, и я снова обрету свободу!" "Этот извращенец чист, как слеза!" - сказал Селезнёв, и тут-то и прибыли девочки! Они были уже голые! "Мне вон ту, сисястую!" - заорал Лопозков в порыве энтузиазма, которого не разделял Селезнёв, потому что из-за последствий вируса "Пожирай-ки" девочки все были почему-то негритянками! "А что, белых у вас в агентстве не было? Я же русским языком заказал белых!" - стал базары базарить Селезнёв. "Бери, что дают!" - сказала одна из девочек и напрыгнула на упирающегося Селезнёва! Тут из каюты Анфисы раздался вопль: "А меня кто-нибудь развяжет, нет? Или мне вечно оставаться тут связанной?" "Простите, господа хорошие, но по нашим правилам мы не обслуживаем корабли, захваченные пиратами!" - сказала одна негритянка. "Да какие это пираты?" - сказал Селезнёв, целую чьи-то губы, хотя подозревая, что не те! - "Это моя племянница Анфиса! Развяжите её, Тринадцатый, и перестаньте засовывать руку в задницу вашей девушке! Это не слониха, и вы не в Космозоо!" Тринадцатый пошёл развязал Анфису, и та радостно впрыгнула в капитанское помещение! При виде её у всех четырёх негритянок разом всё опало: и груди, и губы, и языки! "Какое чудище!" - сказали они хором! "Попрошу без оскорблений!" - сказала Анфиса. - "Конвенцией я признана гумманоидом, как ты и ты! И попрошу и мне прислать какого-нибудь аборигена, мускулистого, белозубого и стройного! Но только не негра!" "Ничего не поделаешь, детка!" - сказала главная космическая проститутка. - "В нашем агентстве "Досуг" сейчас День Негра!" "С ума можно сойти!" - сказала Анфиса. - "Так пришлите из другого агентства! Мало ли их что ли в Галлактике?" Делать нечего, Первый постучал по клавишам компьютера и вызвал по Космонету аборигена Анфисе. Этот абориген так приглянулся девушкам-негритянкам, что они бросили своих парней и вчетвером насели на него! Парням ничего не оставалось, как развлекаться самим собою! Но от веса четырёх негритянок парень-абориген не выдержал и сдулся! "Мы сломали его!!" - заголосили девушки! "Да нет, - сказал Первый, который здорово разбирался в колмпьютерах, - вы всего лишь отправили его назад домой! Но теперь вы наши!" И утехи продолжались! Потом все заснули, а на следующее утро Селезнёв очнулся и увидел одни лежащие спящие тела! Он сонно прошёл в сортир и стал там блеваться! Отблевавшись, он вернулся и попытался одеться, так как было стыдно перед Анфисой, которая тоже была голая и спала в коридоре. С ноги Тринадцатого Селезнёв снял носок и надел его. Потом в микроволновке нашёл свой ботинок. Тоже надел. Потом нашёл трусы на одной из девушек, снял их с неё и надел на себя. Потом попытался снять и лифчик, и надеть, но вовремя спохватился. Он сел к компьютеру и стал жаловаться на День Негра! Но ему вежливо сказали, что он расист, а они - демократы, поэтому и проводят День Негра, так как негров никто в обычные дни не берёт! А они не расисты и не Ку-Клукс-Клановцы, чтобы терроризировать негров! Так что пусть радуется, что они ещё не проводят День Попуаса из Новой Гвинеи! Селезнёв скромно порадовался, а в это время девушки-негритянки, которые за ночь любви стали для него все "милыми" и "любимыми" исчезали с пола и кроватей, так как их забирали домой в "Досуг"! Вот так кончилась эта вечеринка. А на следующей базе, которая находилась на Плутоне, всех рабов пересадили на встречный корабль "Стремительный" и отправили обратно на Шелезяку! Селезнёв не хотел расставаться с Первым, который сёк в компьютерах, чтобы он их чинил от вирусов Перельмана, но Первый заскучал по Родине и отказался остаться. По нему скучала и Анфиса, которая за ночь вечеринки переспала почти со всеми рабами, но скрывала из девичьей скромности этот факт, чтобы её не разругал Селезнёв и Лопозков! А у первого был самый длинный фаллос! С руку! Поэтому она и скучала. Скажем вкрадце, что больше гумманоида с таким длинным фаллосом Анфиса на своём звёздопроходческом пути не встречала никогда в жизни! Это если не учитывать негуманноидов, но это особый разговор, потому что то, что она считала у негумманоидов фаллосами, было конечностями! Но всё расставить на свои места, поставить все точки над "и" они не умели, потому что вообще ничего не понимали, так как были негумманоидами. А точнее, были нежитью! Вот с ними-то и имела дело в основном Анфиса, которая тоже в своём роде была нежитью! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-2138,2-2140,5

   16 апреля 2009 года. 50 лет спустя или Сводки Дома Престарелых. Жил-был старикан д,Ратаньян. А с ним его верные друзья: старикан Пёс, старикан Кот и старикан Ишак! Жили они, поживали в Доме Престарелых и занимались тем, что выщипывали морковку на дворовом участке. Но злой старикан Мордаун замыслил погубить доброго д,Ртаньяна! Пробрался Мордаун в Дом Престарелых и взял стариканов добрых в заложники, требуя выкуп в 1 миллион франков и вертолёт до Венеры! Но его никто не слушал, потому что Президент Франции Нжала сказал, что заложники скоро сами умрут собственной смертью! И тогда Мордаун пошёл на крайнюю жестокость, не характерную даже для него самого! Он разбил очки старикану Псу и заявил, что отстрелит ему ухо! "Только не ухо!" - молил маразматик Пёс. А Мордаун разошёлся не на шутку! Он требовал пиццу без грибов, потому что грибы он ненавидит! И требовал, чтобы сам Президент Нжала принёс пиццу, сняв штаны, в одних исподниках, чтобы некуда было спрятать револьвер! "Да вы шутите! Никуда я не пойду!" - упирался Нжала, но Королева-мать, престарелая Екатерина Великая, напомнила Нжале, что в юности д,Ратаньян имел многие заслуги перед престолом! 50 лет назад он привёз подвески Королевы, так злодейски похищенные Бэкингемом, Вечная Ему Слава! Спи Вечным Сном, дорогой! А 10 лет назад, находясь на службе Королевы, он, д,Ратаньян, признал одного из Людовиков Н-цатых, которых было два! И это не двоилось с перепоя в глазах придворных и самой мэм, нет, это были происки Мордауна, который щас именно проголодался и требует пиццу! А Нжала он кто? (Напомнила Королева Нжале между прочим.) Он простой африканец, пруд пруди, он выбился в фавориты Королевы только потому, что искуссно вертел чёрным перцем и чёрным задом! Вот и стал Президентом! "Так что снимай портки и неси!" - приказала Королева. "Но д,Ратаньян скоро сам отбросит копыта! Ему уже 70 лет!" - упирался Нжала. "Если не понесёшь, то умрёшь раньше его!" - сказала упорная Екатерина и взвела курок своих двух маленьких пистолетиков, из которых она недавно застрелила ничего не подозревающего медведя! Дело было так. Медведь этот сидел у себя в берлоге, когда Нжала приказал ему выйти и бросить на снег стволы и ножи! Медведь вышел и выбросил кухонный нож и открывалку для консервных банок. "А теперь, Горбатый, ты должен напасть на Королеву Франции!" - сказал Нжала! "Я? На Королеву? На саму Екатерину? Да кто я такой?" - стал задавать глупые вопросы Медведь. - "Я простой труженник медведь, от сохи, от плуга, короче - пруд пруди! Как я могу?" "А так!" - сказал коварный Нжала. - "Я дам тебе новый наркотик "Озверин"! Ты озвереешь и нападёшь! Возможно, тебе придёт тут и крышка!" "Помилуй, масса Нжала! У меня малые детки! Жена! Я не могу!" "И деткам я дам "Озверин", и жене! И собаке! Все подохнете! Потому что наступило 9 мая 1645 года! День Победы! День Нашей Победы!" Медведь не подозревал, что Нжала сошёл с ума и решил, что Африка победила Европу в давнем споре, кто лучше: чёрные люди или белые люди? Чёрные люди в доказательство своего превосходства говорили: "Это при панике белые люди везде бегают и кричат: "А-я-яй!" Но мы, чёрные люди, мы - спокойны! Мы сохраняем спокойствие! Поэтому белые люди - недочеловеки! А чёрные люди рулят!" А белые люди на это отвечали: "Да, мы при панике бегаем везде и кричим: "А-я-яй!", но мы ведь не просто бегаем! Мы ищем огнетушители и мешки с песком, чтобы потушить бедствие! И в своём беге мы способны и в хату чужую забежать, и под лошадь свою попасть так, что она остановится! Мы не просто так бегаем! А со смыслом! Поэтому мы рулим!" И вот, слово за слово, и доходило до драки и поножовщины! Нжала слушал-слушал этот бред и, наконец, свихнулся и объявил 9 мая 1645 года Днём Победы чёрных над белыми! Таким образом междуусобицы прекратились, и Нжалу признали Президентом Франции в его неполные 15 лет! Теперь не было споров, кто рулит: рулили явно чёрные. Они понапёрли-понаехали из Африки во Францию и заняли все руководящие должности. Мы, как авторы, не могли не порадоваться этому обстоятельству, потому что тоже являемся афрофранцузами чернокожими! Но сейчас речь пойдёт о трудном моральном выборе Медведя! Перед ним стояла диллема: пить или не пить "Озверин". Чтобы ему помочь, Нжала в одну пилюлю налил "Озверина", а в другую налил брома, который хорошо уничтожает потенцию у солдат! И чтобы показать, что пьёт наравне с ним, придвинул пилюлю с бромом Медведю! "Нет, дай мне другую!" - потребовал Медведь. "Ты уверен? Может, не надо?" - спросил лживый и коварный Нжала! "Уверен! Давай! А то растерзаю!" Как видите, морально Медведь уже был готов к выполнению своего задания, потому что частично озверел. Пилюля должна была довести этот процесс до абсолюта! И она довела! Медведь вскочил, опрокинул тяжёлый столик, на котором до сего момента лежали пилюли, опрокинул пилюлю с бромом (поэтому Нжала её так и не выпил, и его потенция нисколько не пострадала, что немаловажно для менталитета Екатерины Великой!) , разбил все до одного стёкла в охотничьей сторожке, где проходила его вербовка, методично разбил все зеркала, включая маленькие ручные, разбил игровую приставку "Дэнди", случайно ударив по ней 24 раза, и выбежал вон! Никто не мог за ним угнаться, так действовал "Озверин"! Он прибежал к Екатерине, упал на колени и сказал заплетающимся языком: "Дорогая, я щас нахожусь в состоянии аффекта! Я не понимаю, что творю и себя не контролирую! Но я прошу Вас, станьте моей женой!" Екатерина удивилась: "Но мосье, вы, кажется, женаты на Медведице!" "Она не в счёт! Её уже накормили "Озверином", и она померла без мучений! Я тоже принял свою дозу, но как благородный дворянин и как, без сомнений, медведь благовоспитанный, я и прошу Вашей прекрасной белой обнажённой руки, потому что в противном случае мне придётся и Вас взять с собой в ад!" - сказал Медведь и у ног Королевы принялся терпеливо ждать высочайшего ответа! Екатерина поёжилась, закутала свои прекрасные ручки в боа, а потом сказала: "Но я другому отдана и буду век ему верна!" И выстрелила в лоб Медведю из пистолетиков! Медведь покачнулся всей своей благородной тушей и свалился мёртвый с простреленным широким лбом мыслителя и благовоспитанного медведя, на лбу которого были написаны все 10 классов! Вот так кончил этот великий Медведище, эта глыба-медвежатнище! И именно этими-то пистолетиками Королева щас и грозила Нжале! Делать нечего! Невзирая на то, что ему указывает недоженщина белая, чёрный супермен снял штанишки и поплёлся нести пиццу Мордауну! Нжала думал, что Мордаун хотя бы высунется из своей харчевни "У Чаши", где он содержал заложников, переправив их ночью в женских обносках из Дома Престарелых под улюлюканье случайных прохожих, но Мордаун даже не открыл двери! Нжала также позорно убежал под прикрытие полицейских кордонов. А про улюлюканье скажем только, что оно убыстряло только переправку заложников, потому что Мордаун прекрасно понимал и соображал (несмотря на свои 2 класса приходского образования, потому что в третьем классе он кинжалом убил своего классного руководителя Инну Андреевну за то, что она дразнила его "мордой", потому что сама была чистокровная высокопородная негритянка! Поэтому образование окончилось именно на 2 классе. Третьего уже не было, потому что Мордауну пришлось скрываться от вечно жующих пончики чернокожих толстых полицейских.) , что Дом Престарелых мало подходит по своему назначению под полигон для подобного рода игрищ! И он переодел упирающегося д,Ратаньяна и его престарелых друзей в женские обноски! "Вот этого я тебе никогда не прощу!" - сказал отважный старый гасконец! "Ничего, не долго тебе осталось мне этого не прощать!" - сказал Мордаун тогда. И вот щас д,Ратаньян, Пёс, Кот и Ишак прижались носами красными (потому что Мордаун поил их одним красным вином, которого было полно в погребе "У Чаши") к стёклам и как бы взывали к полисменам, взявшим харчевню "на мушку": "Да дайте вы ему вертолёт до Венеры! Это же такой пустяк! Как вы сами не додумались? Вертолёт покружит-покружит над харчевней, а потом взорвётся, потому что там будет бомба! Элементарно!" "Но увы!" - сказал своим друзьям д,Ратанян. - "Видно в чёрные мозги такие светлые мысли не проникают!" Как бы в ответ на его слова, в небе застрекотала "вертушка"! "Ура!" - закричали наши друзья! - "Проклятый Мордаун, наконец, покинет нас! А то он нам порядком надоел своей вино-водочной диетой и тем, что он нам всем разбил очки и растоптал их!" Но не тут-то было! "Это не совсем то, что я хотел!" - заявил Мордаун. - "А кроме пиццы я хотел ещё крутую тачку, "порше", и билет на Гаваи, чтобы там не толпились туристы! В отель для порядочных людей!" "Но позвольте!" - закричал в мегафон Нжала! - "Вы что, изменили свои требования?" "Вот именно, милейший мой Нжала!" - закричал в ответный мегафон Мордаун! Но тут он прекратил кричать и поднял руки вверх, потому что харчевню "У Чаши" таранил невесть откуда взявшийся танк "Т-34"! Этот танк протаранил холл гостинницы и уехал прочь! Мордаун снова поднял мегафон и закричал: "Я продолжаю, несмотря на временные неудобства, связанные со штурмом харчевни каким-то идиотом в танке! Я хочу каждый день - женский день в бане, в бильярде и боулинге - каждый день - женский день! И ещё каждый день новую серию "Отчаянных домохозяек" и куриный бульон!" "Ты тронулся!" - закричал Нжала! - "Ты что, вообразил себя женщиной?" "Да! Потому что я женщина и есть!" - продолжал орать Мордаун! - "Инна Андреевна это первая поняла, поэтому и распростилась со своей трижды никому не нужной жизнью! Да, я рождён женщиной! И теперь не ваши паршивые негры будут рулить, а будут рулить женщины! Вот кто настоящие суперчеловеки! Это женщины!" И он запел: "В Царство Свободы дорогу грудью проложим себе! Нас ещё судьбы безвестные ждут!" Тут Мордаун снова умолк и поднял руки вверх, потому что танк "Т-34", пропоров стену городского зоопарка и выпустив на свободу сотню бабуинов, понял свой просчёт и дал задний ход! Он остановился, и из его люка выпрыгнул розовый весёлый Пёс Матроскин, который являлся прямым внуком нашему старому Псу! Друг приехал освободить друга, как только в Сложноквашино прослышали о зверском вопиющем акте Мордауна! "Сдавайся, Мордаун!" - сказал Матроскин! - "Твоя песенка спета!" "Учти, я знаю каратэ!" - сказал Мордаун и ударил Пса в грудь ногой! Завязалась драка! Полисмены ставили по сто пончиков то на одного, то на другого бойца, пока не выпрыгнул старый Пёс и не закричал: "Наших бьют!" Тут все поставили 100 к 1, что победят наши! Так и случилось! Пёс, Кот и Ишак навалились на Мордауна, а д,Ратаньян бегал вокруг и подавал всегда уместные дельные советы! Мордаун был повязан и отправлен в Бастилию, где для него уже приготовили камеру на север стороной, чтобы солнце не будило его по утрам! Заключение он вознамерился провести, стоя кверх ногами! Но у него отобрали тампоны и прокладки на каждый день, поэтому он признал это наказание черезчур суровым. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-2140,5-2142,1

   17 апреля 2009 года. Понимаете, мне жалко отдавать только плоды своего талантища. Я могу иногда и похалтурить, как это все делают. Но на сей раз я не совсем халтурю. Я расскажу в заключение цикла, как я со своим новым Правилом про "Забыть Всё!" полазил по своей истории и везде всё расставил на свои места. Понимаете, у меня тоже была своя история, это к моим-то 37 годам! Началась эта история в детстве, на Аргуновской улице. Но тут расставлять нечего не надо, потому что и так всё понятно. Прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко! Потом оно кончилось. Это в 15 лет. Мы переехали на Старобасманную, тогда ещё Кырлы-Мырлы (Карла Маркса) . Я пошёл в 9 класс десятилетки. Потом в 10. Учился вместе с прекрасным парнем Илюхой Вольновым! Он был моим кумиром. Что не помешало мне его начисто забыть, когда я познакомился с Григорием! Григорий хорош тем, что он сам является самым страшным хулиганом. А вот вместе с Илюхой мне приходилось бояться прочих хулиганов. Меня тогда побили местные ребята-хулиганы на УПК (Учебно-Производственный Комплекс) , и я их страшно боялся! Ещё боялся до колик школьного классного хулигана Старовойтова, который обижал наших же ребят и самого Илюху. Но я записался в секцию бокса и научился махать руками. Поэтому потом подрался с хулиганом Махмутовым, с которым тогда поспорил, когда меня избили. Грубо сказать "избили", просто ударили по лицу слабо. Но страху нагнали. Потом был оздоровительный лагерь "Звенигородка", где самым лучшим парнем был Миха! А остальные были плохие, потому что Илюха был лучше! Но и тут были свои хулиганы, которых я боялся. Например, Балтика! Они втроём пришли к нам в палату и стали делать мне выговор, что я пошёл вместе с Игорем, когда Игорь конфликтовал с одним из их отряда. "Но друзей надо же защищать!" - сказал я. А потом Балтика дотронулся в столовой до моего пениса и сказал: "Он не понимает!" Это меня подкосило! Я ушёл гулять за территорию в луга, мне было нехорошо, коричневая туча повисла в мозгу. Как видите, при Михе я продолжал думать и о других. Это начисто смёл Григорий. Я думал только о нём, потому что он монстр. Даже хорошо было, когда я отвлёкся от него на хулиганов, что побили меня около дома. Я тогда первый ударил, и это разозлило их вожака, который бил ногами! Я сказал, что "он у вас какой-то сумасшедший", потому что Григорий был моим "солнышком", как, впрочем, и сейчас. Я тогда щеголял с фингалом и отвлёкся от Григория. Но он своими выпендрёжами скоро снова приковал моё внимание и достал до невозможности! Он же злющий! А я не выношу конфликты. И я скоропостижно ушёл из института! Мне грозила армия, но мама мне устроила академический отпуск, в котором я до сих пор формально и нахожусь! Я лежал в нескольких больницах. Помню мрачную ЦКБ, психиатрическое отделение, с парнем, который хотел влиять силой воли на прочих людей. Он заставил меня мыться, говорил низким голосом, как мой брат щас. И я сбежал оттуда через день, потому что мне грозило 2 недели до обследования. Ещё там был мужик, который кидался в меня снежками, когда я гулял за их колючей проволокой. Потом я поступил в ЦПЗ на Каширке. И вот там-то начались Закатывания Глаз! Они впоследствии достанут меня так, что это будет самый главный страх в жизни. А никаких не хулиганов. Это случится позже, в 25 лет в 15-ой психбольнице тоже на Каширке. Но перед этим, в 24 года был период красный в моей жизни, когда я везде ездил, ничего не боялся, и Закатывания кончились. Именно об этом времени я всегда жалел и завидовал. Я гулял по лесу, ездил в фирмы на собеседования (искал работу на телефоне) , наконец, звонил Опёнкиной, чтоб пожениться с ней. Я был очень силён. Это демонстрируется тем, что при поступлении в 15-шку (пятнашку) меня прочие больные накрыли подушкой, чтоб унять, потому что я не давался сделать укол. Ну, я попросил, что задыхаюсь, они убрались. И в этот же вечер меня постигло первое Закатывание! Я помню красную лампу над дверью этой чёртовой первой палаты, где лежали одни непослушные. Это и были для меня хулиганы. От них Глаза и Закатывались в дальнейшем. От кабинета, где брали кровь пару раз, от вновьпоступивших, от банды из 6-ти больных, Когда меня вызвали снова приехать, хотя сперва врачиха сказала, что неделю можно провести дома. Ну и так далее. От много, чего! И я стал панически бояться Закатываний! Когда их долго не было, я был бледный и боялся всего! Но теперь-то, влезая с Правилом туда, я вижу, что все эти ЦЭ (Закатывания) были не белыми, а разноцветными! После больницы, где я пролежал 3 месяца, я за 5 лет не написал ни строчки, только вёл дневник. А вообще я известный литератор и писал практически всегда до больницы. Но во время страха ЦЭ я мог писать только про катастрофы, чего не делал, так как это считалось непозитивным. В ПВНах это можно встретить, я начал их писать в 30 лет, в 2002 году. И пишу до сих пор. Но страх перед ЦЭ не оставлял меня. Про эти ЦЭ написано в ПВНах. И вот сейчас я покопался в самых выдающихся ЦЭ и обнаружил огромные светлые глюки! Например, когда шёл по шоссе в Малаховке и боялся попасть под машину! Отгромный свет! Но я его кое-как унял с Правилом новым. И теперь замечаю, что страх улетучился. Он есть, небольшой, но пропадает. Вот и щас я не пил таблеток, жду ЦЭ. Потому что они бывают "на лету", когда ничего не успеваешь сублимировать, начинается сразу Цветовая Глючка, и ложишься отдыхать! Все ЦЭ в больнице были такими. Я сразу сходил с ума. И после тоже. Но, как мы видим, я научился смотреть телевизор, а значит, сублимировал их. Я и щас предполагаю, что возможны ЦЭ, которые будут как лавины, накроют меня. Но страха особого нет. Вот именно об этом достижении я и хотел поведать. Теперь то время, когда ЦЭ не было, тоже не далеко, а близко ко мне, моя голова стала не белой, а красной изнутри. Это плюс. Всё, что я помню, когда не было ЦЭ, я тоже обработал в новом ключе. Как и ЦЭ в больнице. Кстати, из интересных встреч можно заметить встречу с одним рыжим вором, парнем, который был похож на Григория. Это он сказал, что на дискотеке я бы смотрелся приемлимо. Хотя ни на какие дискотеки я не хожу, потому что мне там не место. Это для него носил героин и водку в ЦПЗ, пока мне не сказали, что это противозаконно. И я отказался носить. "Можешь меня даже избить!" - сказал я ему. "Если бы я хотел, я бы давно тебя избил!" - сказал он. Вот, наверное, встреча с этим наркоманом и отдалила от меня Григория, и у меня начался период без ЦЭ! Потому что я подозреваю, что все ЦЭ именно из-за Григория, потому что этот псих круто изменил всю мою жизнь и пролез везде! Как говорил капитан Транк про Кувалдоса: "Этот псих ко всему причастен!" Конечно, я изменился. Я больше не ищу работу на телефоне и жениться не хочу. И вижу теперь, что в том кайфе, который был у меня перед больницей, тоже есть свои огорчения и мелкие заморочки, которые после приводили к ЦЭ! Но теперь это близко. И я об этом тоже подумываю, а не только о вечных ЦЭ. Вот так. Вот такая моя история. Если я вас разачаровал, то это естественно, потому что я и не хотел писать об этом всём. Это только для конца цикла, после этого я могу отдыхать три дня или больше. Я вон отдыхал 15 дней! Если вас покоробило выражение "пенис", то читайте: "до штанов". Просто он там был рядом. Балтика не хотел, может, до пениса. А с Махмутовым я подрался, мы пожали друг другу руки, и больше я никогда его не видел. Поставили друг другу по фингалу. Это был конец истории с УПК. А в больнице "блатными" я считал тех, кто ругается матом или угрожает. Они тоже меня нервировали. Но я по сложившейся традиции никогда не восстаю против такого, зато считаю кайфом, когда удаляюсь от подобных людей. Злых. К.
  

ЭПИЛОГ

   Может показаться, что последний опус написан дибильно. Ну и что. Так получается, когда пишешь голую правду. Я о многих людях не написал. О плохих и хороших. К хорошим отношу тренера по боксу Якова Артуровича! Ему было столько лет, сколько мне щас, и он много хвастался, как дрался на улице. Но он был клёвый. А в ЦПЗ тоже были дибилы. Например, Роман-Наркоман. Этот тоже заставлял меня носить ему чай (чефир) , а если я бы не пошёл, то он грозил разбить мне голову. При виде ЦЭ, он с удивлением сказал, что меня можно теперь бить ногами, я всё равно ничего не пойму. Это всё нонсенс. К.
  

Александр

Барсуков

Страна

сказок-215

("Письма в никуда"-215)

2009

ПИСЬМО В НИКУДА-2142,1-2142,3

   19 апреля 2009 года. Было Закатывание (ЦЭ) . Не страшное, но необычное. Все мысли истончились до невозможности. К каждой новой мысли сразу прикреплялись обобщения или определения (что происходит) . А к обобщению моментально прирастали штампы. Неприятно. Обобщений могло быть три к ряду или больше. В Правиле я усомнился, но продолжал его применять, несмотря на это. Всё хорошее пошло коту под хвост, и на следующее утро я чувствовал страх перед ЦЭ! Но так как Правило позволяет отбросить весь негатив, то я его и отбросил, хотя помучился во время ЦЭ. ЦЭ было от "Даёшь, молодёжь!" Я стал замечать все мелкие ньюансы. А потом ещё послушал рок-н-роллы. Там мужики в громкой форме предлагают "бейбам" противный секс с собой. Разве об этом можно кричать? Это секретно! Вот так. К.

ПИСЬМО В НИКУДА-2142,3-2144,9

   20 апреля 2009 года. День рождения Гитлера. Но речь будет не о нём, хотя так и хочется его очередной раз убить. Жила-была девочка Гретхен. И её в школе заставляли писать готическими буквами, потому что это очень нравилось дедушке Адику. Задолбалась Гретхен строчить эти буквы, опоясалась динамитом и отправилась во "Вольфшанце", "Волчье Логово", чтобы раз и навсегда покончить с дедушкой Адиком! Её часовой спрашивает: "Ире паппире, битте!" Она думает, чего это он сказал, а потом придумывает: "На часового надеть юбку покороче!" И вот она приподнимает юбку и говорит часовому: "Я старая солдатка и не знаю слов любви! Но как только я увидела тебя, Коля!.." "Но я - Джуниор!" - говорит часовой! Тогда девушка совсем оголяет свою хилую грудку! И часовой теряет бдительность: "Меня никто ещё не называл Колей! Проходи!" А хилая она была, потому что шёл 5-ый год войны, продовольствия не хватало, получали по карточкам! Когда-то в 3-ем классе у Гретхен была роскошная грудь, зависть всех одноклассников! Но потом всё куда-то сошло на нет. И никакая "Аюдара" не помогала, несмотря на то, что союзники - Япония и Италия ввозили "Аюдару" тоннами по пути каравана "PQ-18". Они её ввозили, потому что прослышали, что Адольф собирается сменить пол и стать Анной. А иметь дело с безгрудой Анной они не хотели и надеялись, что он хоть пожрёт "Аюдары" как следует, чтобы было на что посмотреть и что полапать! Гретхен тоже вместо хлеба получала "Аюдару", но кормила её свою любимую мышиную семью, которой тоже приходилось несладко в эту лихую годину! Поэтому мыши все были сисястые и сексуальные! Учитель физкультуры говорил Гретхен: "Да сделай же с собой что-нибудь! Ты что, "Аюдару" не жрёшь? Учти, я буду не первый, кто "накапает" на тебя в гестапо из-за этого! Давно приходили на тебя сигналы, но в гестапо и так дел невпроворот, до тебя недомёк!" Потому что жрать "Аюдару" обязан был каждый ариец, не говоря уже об евреях. Эти, чтоб доказать свою лояльность Гитлеру, должны были есть по три порции. К несчастью, этих евреев в рейхе оставалось раз-два и обчёлся, потому что их всех уже уничтожили в концлагерях! Да и эти были не чистокровные евреи, а те, у кого троюродный дедушка был евреем. И тот был евреем на 33 процента! Даже эти вырожденцы и то жрали "Аюдару"! "А ты, Гретхен, не хочешь! Не хочет она! Гестапо поставит к стенке - сразу захочешь!" - говорил физрук и катал донос на девушку. Потом он понёс его на почту, но тут на счастье, авиабомба "толстушка" попала в почтовый ящик, и донос не дошёл. Но сейчас речь не об этом. "Ты хочешь меня?" - спросила Гретхен солдата Колю! "Хочу больше жизни!" "А как же Фюрер?" - спросила девушка. "Фюрера хочу на втором месте после тебя!" - сказал Коля. "А как твоя фамилия, Коля?" - спросила Гретхен. "Фельтон! Джуниор Фельтон, для тебя Коля Фельтон!" - сказал Коля. "Какая-то еврейская фамилия!" "Ничего не еврейская! Мой дедушка вообще был киргиз! Он работал в заснеженной Руси на аристократов и делал им тык-тын-быхи, а они его вообще звали "Эй, ты Магомедов!", понятно?" - спросил Коля. "Не понятно! Не понятно, что такое тык-тын-бых!" - сказала Гретхен, и её обнажённая рука скользнула в штаны часовому! - "И непонятно, как ты смог стать фашистом? Почему тебя не расстреляли как внука киргиза?" "Потому что мой дед был пострадавший от Советов! Кому приятно называться "Эй, ты"? В районном отделении гестапо при проверке решили, что это такое арийское имя, и дед мой был ариец, которого терроризировали русские! И меня послали охранять эту мышеловку!" - сказал Коля. "Тогда ты, Коля, из наших!" - сказала Гретхен и оголила свою спину, увешанную, как ёлка, динамитом! - "Я прибыла сюда, чтобы взорвать Гитлера!" Но Коля оказался предателем! "Нет, я не из ваших!" - закричал он. - "Я считаю, что ход истории форсировать нельзя! Если ты его сегодня взорвёшь, то расстреляют и тебя, и 11000 твоих родственников! И меня! А Гитлер сам скоро застрелится и примет яду! Это случится ровно через 12 часов 56 минут!" - сказал Коля. "Врёшь ты всё!" - сказала Гретхен. - "Он сядет на подводную лодку и отплывёт в Аргентину, где доживёт до 102-х лет! Сейчас или никогда!" И тут Коля в ярости "ракололся до ж.пы" перед девушкой: "Если хочешь знать, я никакой не Коля и уж тем более, не Джуниор! Я Максим Максимыч Камерер! Меня сюда заслал наш советский Центр! Я должен проследить, чтобы Гитлер самостоятельно застрелился и принял яду! Короче, нам это выгодно! Чем его вешать! Потому что он сам докажет, что был полным ослом!" "А, Камерер! Мак-Сим! Читала про тебя! Уважаю, респект! Но это наши дела, наши разборки, а ты убирайся!" - сказала Гретхен. Камерер заплакал и убрался, волоча по земле винтовку. Он шёл и думал: "Как я сюда попал? Несчастный случай! Как я отсюда убрался? Несчастный случай! Меня теперь везде будут искать люди Крысолова, начальника гестапо, потому что Гретхен щас подорвёт себя и Фюрера! А она симпатичная! Впервые за все 5 лет войны у меня на неё встало! Надо сделать так, чтобы при взрыве она не пострадала!" - и он пустился трусцой обратно к проходной Логова! Гретхен уже миновала пост Джуниора, и теперь её обнюхивали сторожевые овчарки второго КПП! Коля стукнул их головами друг об дружку, чтобы путь стал свободным! "Дурак!" - сказала Гретхен. - "Я приготовила им колбасы! Они бы меня пропустили! Мы очень любим колбаску, да?" "Сама ты дура!" - сказал Коля. - "Они жрут только "Аюдару", средство для увеличения женской груди!" "А, вот почему они такие круглые и упругие!" - поняла Гретхен. - "В любом случае, спасибо тебе, Коля! С тобой прорываться через эти преграды веселее!" "Берегись!" - заорал Коля и сильно толкнул Гретхен! На том месте, где она только что стояла, провалилась плита, а с потолка обрушился кирпич! "Что это такое?! Очередная ловушка Гитлера? Значит, нас засекли?" - спросила Гретхен. "Да нет, просто бомбардировка союзниками! Даже если бы щас Гитлеру сообщили о нас, он бы только сказал тупо: "Ну и что? Я всё равно потерял волю и способность мыслить логически! Даже когда я умру, ещё неизвестно, смогу ли я играть на гитаре, как прежде?" На гитаре! Не смешно ли? Ведь он умеет играть только на рояле, поэтому и вешает всех на рояльных струнах! А гитар и, тем более, балалаек он не понимает! А то бы все были повешены на балалаечных струнах!" Так они и прошли, крепко обнявшись, через узкие проходы Вольфшанце, где из стен летели отравленные стрелы, а стены порой сдвигались! Тогда приходилось ползти ползком! Наконец, наши отважные гитлерокиллеры добрались до столовой, где пьянствовали разуверившиеся в "нашей" победе гестаповские офицеры. "Пойдём туда! Приколись, они с перепоя решат, что ты моя мать и изволишь иметь уже взрослую дочку!" Гретхен вползла в салон. Она решила в утешение для этих перепившихся свиней станцевать канкан и на шесте стриптиз, чтобы получить деньги и купить что-то кроме "Аюдары"! Коля не стал её останавливать. В таком состоянии офицеры эти были безобиднее кролика, так как могли стрелять только себе в висок, а остальная местность троилась у них в глазах! Поэтому они закричали: "О! Наш Фюрер прислал нам девочек!" И под пьяные аплодисменты Гретхен стала танцевать на шесте! Неожиданно кто-то засунул ей под лифчик ключи! Это была какая-то женщина, а точнее - Ева Браун, которая приятельски подмигивала Гретхен! "Но это невозможно, невозможно!" - сказала Гретхен. "Поверь, дитя моё, это возможно! Мне надоел этот параноик, который только трясётся и всё время твердит про своё самоубийство! И меня хочет убить, старый п.др! А так мы с тобой развлечёмся! Я поволю тебе поиграться своими грудями (на "Аюдаре" они выросли, как на дрожжах!) . А я поиграюсь твоими!" - сказала Ева Браун. "Нет, невозможно! У меня нет грудей! Я всё скормила мышиной семье!" - сказала Гретхен. - "И никто не гарантирует, что ты не захочешь и меня прикончить в своей комнате! Все вы, фашисты, одинаковые! Вам бы лишь только самоуничтожиться! Только одно на уме!" "Но я не фашистка!" - стала защищаться Ева Браун. - "Я просто решила удачно выйти замуж по расчёту! Ты думаешь, я любила этого олуха? Ни капельки! Но он был богатым олигархом! И вся Германия его любила! Он мог обеспечить мою старость! Но только теперь я понимаю, что он утащит меня в могилу за собой, старый пердун! Рука трясётся, изо рта воняет - деньги от старости не спасают!" - сказала Ева. "Так ты одна из наших?" - удивилась Гретхен и от удивления свалилась с шеста! - "Может, ты ещё и русский шпион? Е-ва Камерер-Браун? Нет?" "Нет, до этого дело не дошло! Приходил ко мне один советский шпион, некто Мак-Сим Камерер, хотел завербовать, но я на него так напрыгнула в сексуальном плане, что он бежал от меня в одной простыне и кроссовках по Елессейским полям, повторяя: "Бабы! Бешеные сучки! Таких не берут в космонавты! И не вербуют!" А то бы я с радостью! Я в девках была ого, какая! Напрыгивала на всё, что движется и пила всё, что горит! Да вот же он, Мак-Сим! Вот так встреча! Мак-Сим, помнишь меня?" Но Коля забрался под один из столиков и оттуда ворчал: "После этой шлюшки у меня и не вставало 5 лет! Она была моей первой и последней женщиной!" Под этим столиком он встретился с пьяным в дуппель генералом Роммелем, который с ним выпил на брудершафт и всё орал: "Прозит!" "Да, он явный паразит!" - сказала Коле Гретхен, - но не будем забывать, зачем мы сюда пришли!" Она положила все деньги из стакана себе за лифчик: "Ну как после "Аюдары"!" "А зачем вы, собственно, пришли?" - спросила Ева. "Да так, пустяки, мелочёвка, обыденность: взорвать Фюрера!" - сказала Гретхен. "Но это невозможно! Тогда мы все тоже погибнем!" - сказала Ева. "Вы и так всё равно погибнете! Я нигде не читала, что Еве Браун удалось выжить и дожить в Аргентине до 102 лет!" "Просто ты не ту книжку читала!" "Я читала "Азбуку" Михалкова!" "А вот в "Букваре" этот же Михалков делает сноску, что ошибся, и Ева дожила-таки до 102 лет!" - не унималась Ева Браун. "Ну что, будем спорить или подрывать?" - деловито спросил Коля. - "У меня - "С-4"! Взорвёт всё, что хочешь! Хоть самого Папу Римского!" "Подожди-подожди, Коля, - сказала Гретхен, - но я считала, что ты против насилия!" "Крошка! На дворе 1945-ый год!" - сказал Коля и надел тёмные очки. "Сними их, здесь и так темно, как у негра в ж.пе!" - сказала Гретхен. А потом Еве: "Ну, Ева, веди нас в Логово Фюрера!" И Ева повела. Вокруг лаяли овчарки! "Они лают последний раз в жизни!" - сказал Коля. - "Их тоже намечают убить!" Но не дошли они до кабинета Гитлера, как оттуда раздался выстрел и вопли: "О, дьявол! Пули просроченные!" "Как это пули могут быть просроченными?" - не понял Коля. "Я тоже недопонимаю!" - сказала Ева. Она отворила кабинет. За столом сидел маленький человек в маленькой шинели и плакал над дымящимся пистолетом! "Мой бедный Адик!" - сказала Ева. - "Ты не погиб!" "Теперь я понимаю, почему мы проиграли кампанию под Москвой и под Сталинградом!" - сказал Гитлер. - "Потому что мы стреляли такими пулями и чистили винтовки кирпичом! Я сколько раз этим мерзавцам приказывал не чистить кирпичом! Но теперь всё бессмысленно! Хоть тебя, Ева, прикончу тоже! А это кто ещё?" - обратил он мутный взгляд на Гретхен и Колю. "Это друзья! Фрёенде!" - сказала Ева. - "Русские туристы! Пришли посмотреть на твою кончину и сделать пару фотосессий!" "Папарацци?" - спросил Фюрер. - "Я люблю журналистов!" И он стал подпрыгивать и пытаться сделать танцевальные па, чтобы весь мир увидел, какой он бодрый и весёлый! "Достаточно, достаточно!" - сказал Коля. - "Теперь, пожалуйста, акт самоубийства!" "Вы сделали уже 6 фотосессий, а за первую мне ещё и не заплатили!" - возмутился Фюрер. "На, возьми!" - сказала Гретхен и протянула ему пачку "Аюдары"! "О, "Аюдара"! Обожаю!" - сказал Гитлер и принялся чавкать и пожирать порошок! "Так он никогда не кончит!" - сказала Ева и выстрелила в висок Фюреру из пистолета! "Ничего не просроченные!" - сказала она. - "И кирпичом никто ничего не чистит! Всё стреляло, как миленькое во все кампании! Не хрена было выкрадывать ефрейтором генеральские сапоги!" Вот так с Фюрером было покончено! Но как уйти из Логова невредимыми? Потому что на шум уже спешили два солдата из охраны, чтобы вынести труп Гитлера и сжечь на дворе вместе с 20-тью трупами двойников Фюрера в рваных носках! Они специально самоубились этим же днём, чтобы потом их перепутали и хотя бы после смерти приняли за Гитлера, за их кумира! На звание двойника даже проходил специальный конкурс, где могли участвовать все мужчины от 30 до 60 лет с гитлеровскими усиками и чёлкой! Но они обязательно должны были быть в рваных носках, чтобы сами устроители конкурса не перепутали, кого они сожгли во дворе Логова! "Идея!" - сказала Ева Браун. - "Мы приклеим себе усики и чёлки и выйдем, как двойники, которых забыли застрелить! Вот здесь у Фюрера в косметичке усики на все случаи жизни: на случай, когда Фюрер сердится (усики стоят торчком!) , на случай, когда Фюрер добрый, на случай, когда трахается (усики стоят торчком!) !" Вот с такими торчкообразными усиками наши терористы и вышли из Логова! Миссия, как и Война, были закончены! Наступил долгожданный Мир! К.

ПИСЬМО В НИКУДА-2144,9-2147,8

   22 апреля 2009 года. Я хотел написать страшную сказку про Скелета, который ударным трудом стал настоящим строителем коммунизма! Но теперь чего-то не хочется. Секса не хватает! Сделаем его Селетессой! У этой секса, хоть упейся. Итак, жила-была Скелетесса. И пошла она в Смольный, чтобы набрать кипяточку. А навстречу ей какой-то лысый человечек с забинтованной щекой! "У вас зуб болит?" - спрашивает участливая Скелетесса. - "Так вам надо полоскать рот корой мангрового дерева!" "Какого-какого дерева?" - спрашивает больной. "Мангрового! Там ещё много мангустинов, они живут в кроне мангрового дерева!" - говорит Скелетесса, потому что за свою долгую биографию проучилась 3 года и в Университете Патрисия Лумумбуса, пока её не выгнали с 3-его курса за то, что она пришла на занятия в нижнем белье и с чьим-то носком в ухе! И вот ей красноармейцы говорят: "Ну как? Ты только что насоветовала самому Кузьмичу! Еленину!" "Да?" - спрашивает Скелетесса. - "Какой-то туповатый ваш Кузьмич! С первого раза не ущучил про дерево!" Но тут с верха лестницы раздался весёлый возглас Кузьмича: "Помогло! Помогло!" Оказывается, прополоскал. "Я и говорю: это стопудовый рецепт!" - говорит Скелетесса. "Да нет, дура!" - говорит Кузьмич. - "Я просто забыл, что повязка у меня липовая, что это камуфляж, чтобы пробраться в Смольный по тревожным улицам Ленинграда!" "А!" - разачарованно сказала Склетесса и принялась с революционными солдатами играть в "мясо". На Кузьмича уставилась чья-то голая задница. "Не время щас, товарищи, играть в "мясо"!" - сказал он этой заднице. - "Время больших свершений! Кто был ничем, тот станет всем! Вот надо Целину поднимать, ДНЕПРОГЭС восстанавливать! Подходите ко мне, записывайтесь, кто хочет поехать за туманом и за запахом тайги?" "Мы поедем, мы поедем за рублями, за туманом пусть едут дураки!" - сказала Скелетесса. "Правильно, товарищ, как вас?.." - спросил Еленин. "Мисс Смит!" - подсказала женщина. "Очень хорошо, иностранка! Будет интернациональный экипаж! Только учтите, что на Колыме щас не топят! И света нет!" - пояснил Еленин. "Какой ты, всё-таки, редиска!" - заметила Скелетесса. - "Посылаешь людей в такую рань в такую дрянь и срань!" "Я - не редиска!" - поучающе ответил Еленин. - "Я - самый человечный человек! Фрей-фе, по-вашему! Но что-то мне поплохело! Что-то мне нехорошо!" И он умер! И его положили в Мавзолей! "Товарищи, нам всем ясна последняя воля фрей-фе Еленина! Так что грузимся в телячьи вагоны, пропавшие г.вном, и едем покорять Сибирь!" - сказала заключительное слово Скелетесса! Все собрались и поехали, как один! Так закалялось железо! Ехали долго и утомительно. Чтобы не так скучно было ехать, Скелетесса высовывалась в окно и громко пела: "Наш паровоз летит в откос! Туда ему дорога!" И мощный хор басов подхватывал: "Нам наплевать на паровоз, у нас таких же много!" "Что вы за несознательные рабочие такие?" - удивлялась проводница. - "Надо петь что-то народное, что-то массовое: например: "Тили-тили, трали-вали, это мы не проходили, это нам не задавали! Понимаешь!" "Да ты только, матушка, подскажи, а мы мигом подхватим!" - сказал бас голосов! "Ну смотрите!" - сказала проводница и запела: "На мгновенье надо детство возвратить! Мы теперь утята, и так прекрасно на свете жить!" И бас грянул: "Кря-кря!" Так и доехали до станции Беркакит. Тут было безлюдно, мела позёмка. Никого не было. Скелетесса по обычаю пошла за кипяточком и наткнулась на какую-то странную поленицу дров! При ближайшем рассмотрении это оказалась замёрзшая поленица трупов! "Наконец-то!" - сказала Скелетесса. - "Хоть будет, с кем поговорить "по душам"! А то всё "кря-кря!" Она стала разбирать поленицу, чтобы найти настоящего скелета, но это всё были только трупы! Разачарованию Скелетессы не было границ! Как известно, все трупы могут только ходить, как зомби, драться, махать руками и кричать: "Больно! Больно!" Пока они превратятся в цивилизованных скелетов, должны пройти десятилетия! Вот и сейчас зомби пошли обниматься со Скелетессой! Она со смехом их отталкивала, но они кричали: "Без тебя мне не жить! Я никогда не отпущу тебя! Жизнь без тебя - дерьмо!" А самые продвинутые кричали: "Жизнь вообще сон, а смерть - пробуждение! Винт - это кайф!" "Винт - это дерьмо!" - сказала Скелетесса и поняла, что её поезд с первопроходцами Сибири ушёл, и она осталась здесь одна в окружении мертвецов, которые везде тыкались и кричали: "Мы голодны! Мамаша голодна!" "Когда следующий поезд?!" - стала кричать в окошко кассы Скелетесса! Но в окошке сидел труп билетёрши. Он сказал: "Слыхали про "мамашу" трупов? Так вот я эта мамаша и есть! А больше здесь поездов не будет 60 лет, пока не достроят БАМ!" "А как же этот-то поезд поехал? Без рельсов?" "А я откуда знаю, как он поехал? Кто его вёл? Чекисты? Так они сами не понимают, что творят! Истребители народа своего! Может, за полустанком развалился твой поезд на вагоны, и все померли! Иди, добрая женщина, не мешай стенать о тяжёлой жизни покойников после смерти!" - сказала билетёрша и застенала! "Да чем она плоха, эта жизнь-то?" - спросила Скелетесса. - "Руки-ноги, Слава Богу, есть, можно работать у станции метро, раздавать газеты бесплатные и листовки! А вы всё стонете!" "Да потому и стонем, что некому читать эти листовки! Все в этом Беркаките померли!" И снова застенала. Тоскливо стало на душе Скелетессы. Выбрала она самого симпатичного из зомби, написала ему на лбу фломастером: "ВАНЯ" и повела за собой по несуществующим шпалам вслед поезду. "Понимаешь ли, Ваня, ты женскую тоску по мужскому крепкому плечу?" - спрашивала она Ваню. Ваня однотипно отвечал: "Хочу есть!" "Да на, жри! Живоглот!" - сказала Скелетесса и засунула ему в рот чебурек, который был ею подобран в привокзальном буфете. Как известно, кто съест этот чебурек "От Ашота", тот неделю не будет вылазить из туалета и будет гадить оранжевым дерьмом, как будто покупался рядом с Атомной Электростанцией! Поэтому у Вани начались проблемы! "О, горе ты моё луковое! Моя попытка номер 5! Ну и намаялась я с тобой!" - говорила Скелетесса, таща Ваню на себе по сугробам. Через километр раскрылся живописный вид на рухнувший поезд! Как и предсказывала билетёрша, рельсы кончились, и чекисты предприняли неудачную попытку проехать бездорожьем! Но это плохо кончилось, и весь состав перевернулся! Везде лежали раненые и плакали: "Спасите нас, товарищи!" "Тамбовский волк тебе товарищ!" - отвечали чекисты и расстреливали выживших в катаклизме из винтовок, чтобы убрать свидетелей! Эта сцена очень обрадовала Скелетессу, потому что её уже начали раздражать живые люди и соскучилась она по мертвецам! Те неприхотливые и безобидные. А если надо, то могут постоять за себя и надавать по морде! Видя всё это, что трупы поднимаются и начинают махать кулаками, чекисты в панике перестали стрелять, а схватили дрезину и бросились в обратный путь в Беркакит! Мертвецы бежали им в догонку и махали кулаками! "Ну что ж!" - сказала Скелетесса. - "Теперь тут все одни свои! Так как? "Кря-кря?" или "Туда ему дорога?" "Кря-кря!" - однозначно сказал труп проводницы, выходя на шум с чаем в руке. - "Когда я была жива, то многое было скрыто от моих глаз. Но теперь-то я вижу: мы истинные утята! И детство возвратилось!" И бас голосов стал крякать! "Какие вы всё-таки инфантильные!" - сказала Скелетесса. - "Пошли отсюда, Ваня! Нас ждут неповторимые туманы и виды озера Байкал!" И они пошли вдаль. "Ну и идите! Дураки! Пропадёте!" - кричали им вслед, но Скелетесса точно знала, что строить коммунизм в Сибири сам Бог ей велел. В детстве она приходила к гадалке. Гадалка сначала шарахнулась при виде маленького скелетика, но потом ей позолотили ручку, и она оклемалась: "Ждёт тебя, девочка, Великая Стройка! Будешь ты реки поворачивать вспять!" "А зачем, тётя?" - спросила наивная девочка. "Для того, чтобы верблюдики попили! Поняла? "Учкудук - три колодца! Защити нас от солнца!" - сказала гадалка и вздохнула. "Что это ты вздыхаешь, тётя?" - спросила маленькая Скелетесса. "Да просто очень страшно на вид ты, дитя моё! На свежего человека сильно действует!" - ответила гадалка. А теперь Скелетесса перелезала через сугробы и бормотала пересохшими губами: "Где-то здесь должен быть Учкудук! Вот доберёмся, Ваня, напьёмся!" Ваня уже не реагировал. Сибирская лихорадка сковала его уста. Он лежал на распростёртой шинели и только бредил: "Больно-о! Мамаша голодна-а!" А шинель ту по снегу тащила Скелетесса! Благо силёнок у неё было много, так как она качалась в своё время в спортзале купца Еремеина. Еремеин строил их, приказывал взять низкий старт и говорит Скелетессе: "Скелетесса - 4, Журавлёва - отлично!" Но почему мне "4"?" - спрашивала Скелетесса. "Потому что ты делай что-то с собой! Ешь, что ли, больше! Ты же посмотри на себя: кости да кости!" - говорил Еремеин. И вот Скелетесса взяла за правило пить "Актимель" и есть поп-корн "7 злаков", чтобы пополнеть за 8 дней. Но это только истощило её без того щуплое тело. И она принялась жрать без устали котлеты и пить пиво, чтобы вырос живот! Все стали говорить, что она беременная! "Но это невозможно, невозможно!" - отвечала она! "Ещё как возможно! Вытряхивай живот в унитаз!" - говорил ей следователь Пронин, который подозревал, что в животе у неё наркотики! Он опускал её голову в унитаз, сливал воду и орал: "Ты превратилась в контейнер! Щас как дам по животу, и пакетик с героином лопнет внутри!" "Ну дай, дай!" - говорила зло Скелетесса! Пронин давал, и она блевала пивом! "Лошара ты, Скелетесса! Жадная лошара!" - говорил Пронин, поняв, что героина там нет, и теперь не на кого списать десяток "глухарей", глухих дел про изнасилования и убийства проституток, совершённых наркоманами во время ломки! Вот такие воспоминания посетили Скелетессу щас! Она села на сугроб. Мороз был страшный, и веки у неё начали слипаться! "Только не спать! Только не спать!" - бормотала она себе, но это было сильнее её воли. Она заснула и снился ей сон про ялтинский курорт, куда они ездили в строительном отряде от пединститута. Пединститут - это институт, где готовят педиков! Они приехали, а там полно белозубых загорелых местных менов-аборигенов! И мены эти давай целоваться и обниматься со студентками! И как будто нет проблем! "А чего это я, собственно, злюсь на мороз?" - подумала Скелетесса, просыпаясь. - "Долго зима длится, хватит ворчать, хватит на холод злиться! Лучше давай со мной помечтаем о лете! Где-то сейчас очень тепло на свете!" Правда, Ваня?" Ваня тоже проснулся. За часы на морозе он стал превращаться в настоящего трудолюбивого Скелета, под стать Скелетессе. Он теперь знал больше слов и сказал: "Мама мыла раму! Мы не рабы, рабы не мы!" "А кто, кто рабы?" - спросила Скелетесса. "Ну это там, на Западе! В Африке, короче!" - сказал Ваня. "А какая наша цель?" - продолжала социологический допрос Скелетесса. "Наша цель - коммунизм! А наша сила - в плавках!" - сказал Ваня. Эта тирада его так утомила, что он упал носом в грудь Скелетессы и запросил грудного вскармливания! "Но-но! Ты с этим полегче!"- сказала она. - "Так и обидеть можно! Нет у меня груди и никогда не было! А наша щас задача пробраться на ближайшую Зону! Потому что кроме Зоны здесь всё равно ничего ещё не понастроено! Ты будешь ползти к Зоне, типа очень устал, а я буду играть на аккордеоне, чтоб нас заметили!" "А где ты возьмёшь аккордеон?" - спросил Ваня. "Да вот же он! Вот же они! Наверное, здесь свалка от музыкального училища!" - сазала Скелетесса, подбирая один из гнилых аккордеонов! - "Жаль только, сгнили!" "Нет, мать!" - сказал проницательный Ваня. - "Наверное, здесь, в этой глуши при падении Тунгусского метеорита, который был на самом деле кораблём пришельцев, они перед смертью успели выбросить сюда груз аккордеонов, которые они везли в подарок бабушке на Уран ко Дню Рождения!" "Может, и так!" - лениво сказала Скелетесса. - "Мне щас это не важно! Вот я нашла один, который ещё издаёт ноту "ля", с ним и пойдём!" И они покинули эту гостеприимную свалку аккордеонов. Скоро вдали замаячили стены и колючая проволока Зоны! Это была ещё царская Зона, сюда, в эту глушь ещё не дошли слухи о Революции и Советском Перевороте! Скелетесса это прекрасно понимала, поэтому решила прикинуться институткой, а Ваню выдать за уездного доктора. Она стала издавать звук "ля", и с вышки в них стал стрелять часовой из винтовки! "Ты чего стреляешь?! Идиот!" - закричала Скелетесса. - "Мы свои, старорежимные!" Короче, суд да дело, скандал, но директор Зоны пригласил их к себе, чтобы послушать новых новостей из Европы! Они сели за чаепитие. Месяц ласково светил им в окно! Директор Зоны, некто Криворучко, попытался залезть Скелетессе под юбку, но та его отшила: "Ты что, слепой? Или полный идиот? Ты не видишь, что перед тобой особая женщина! Скелетесса я! А это - Ваня, мой муж! Полезешь ко мне, он тебе так больно сделает, как тебе ещё не бывало!" "Да, я вижу, что вы народ особый, короче - нежить! Но законы сибирского гостеприимства заставляют не расстрелять вас немедленно, а послушать новостей!" - сказал Криворучко. "Слушай сюда, Кривоножко!" - сказала Скелетесса. - "В Росии больше нет Царя-Батюшки! Вместо него органы Советы!" "Какие органы? Половые?" - спросил Криворучко. "Сам ты половой! Выборные органы! Теперь кто был ничем, тот стал всем! А кто был всем - стал ничем! Так что лучше тикай отсюда в Китай, в Шанхай! Не стала бы тебе этого советовать, потому что Шанхай - совершенно не теннисный город, и ты там подвиснешь и станешь жрать "Доширак"! Это в погоне-то за дешёвыми пуховиками! Но другого выхода у тебя нет! Скоро сюда проложат БАМ, и тебе крышка!" "Огорчили вы меня!" - сказал Криворучко. - "А жаль! Потому что гонцов, которые меня огорчают плохими известиями, я на месте расстреливаю! Так что щас вас расстреляют, а я потом, может, так и быть, смоюсь в Шанхай, хоть и не играть мне там в теннис, потому что это совершенно не теннисный город, как вы правильно сказали!" И вот Скелетессу и Ваню расстреливают! "Ничего, ничего! На наше место придут сотни точно таких же! Тысячи точно таких же!" - бодро кричала Скелетесса, когда ей завязывали глаза и засовывали в рот последнюю папиросу! Прогремел залп, и жертвы пали! Это были не первые и не последние жертвы палача Криворучко, до которого продолжали доходить тревожные известия! Но потом мудрый товарищ Цементов наконец-то схватил палача Криворучко и репрессировал, посадив его в его собственную Зону! А на могиле Скелетессы и Вани до сих пор лежат живые цветы, хотя при жизни Склетесса терпеть не могла всё живое. Цветы в том числе. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-2147,8-2147,9

   23 апреля 2009 года. Была ещё пара ЦЭ (Закатываний) . Кроме всяких гадостей там наблюдались и непоколебимые вещи. Например, та, что когда поднимаешь голову вверх, обязательно мозг запрашивает Установки на Игру. Тут любые Установки подходят, которые придут в голову. И ещё: Откат бывает, неизвестно, от чего. Это вообще революционная штука. Но всё равно Закатывания проходят опасно и тяжело. Например, нельзя активизироваться, потому что это напрямую означает выброситься из Окна! А вообще, поглючив, я начинаю смотреть ТВ, и они Откатываются. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-2147,9-2150,5

   24 апреля 2009 года. Горячая шлюшка лежала на пляже и поджаривала свою тушку. В голове у неё вертелись только три слова, которые она знала: "секс, сауна, согласна". Неожиданно на пляж пришло Лицо Кавказской Национальности в кепке-аэродроме и с усами. 1 м 80. Ужасно длинные усы! "Здравствуйте, девушка!" - сказало ЛКН. - "Меня зовут Вахтанг Камикадзе, я лётчик местной поселковой авиации! Вот недавно корову перевозили!" "Согласна!" - сказала девушка Манька-Облигация (имя) . "Чего ты согласна? Я же ничего ещё не предложил!" - сказал Вахтанг. "Сауна!" - сказала Манька. - "Секс!" "Вот это ты дело говоришь!" - сказал Вахтанг. - "А то я поначалу решил, что ты иностранка!" "Согласна!" И повёл Вахтанг Маню в сауну! Там они разделись и стали, как Адам и Ева! Вахтанг стал купаться и просить рюмку коньяку ему в бассейн. Маня подошла к краю воды и вылила рюмку в воду. "Спасибо!" - сказал Вахтанг. В конечном счёте, какое ему дело до умственных способностей Мани? Он её поматросит и бросит. Завтра же разбегутся в разные стороны! Как в море корабли! Но у нас не порнография, а воодушевляющий пример того, как секс практически из макаки, Мани, сделал человека! Как только Вахтанг ввёл своего красноголового воина в её пещеру любви, многие слова заполонили пустые доселе мозги девушки! Она поняла, что на свете есть много слов, и она ими владеет! "А знаешь, - сказала она Вахтангу, - раньше только при одной мысли, что мне придётся ввести тампон, мне бывало страшно! Боженька мой! А теперь, когда есть голубая полоса против протекания, я уверена при вводе! Потому что тампон плавно скользит и располагается там, где нужно!" "А ты щас-то его вынула?" - спросил Вахтанг. "Нет, не вынула!" "Накрылись мои дети! А я так хотел наследника!" - запричитал Вахтанг. "Наследника всё равно бы не было, потому что я принимаю противозачаточные таблетки!" - сказала Маня. Неожиданно в бассейн прибежали какие-то дети! Их привела из палеонтологического музея экскурсовод-женщина-шпионка Мюллера, которая следила, с кем это встречается Штиблиц в музее. Так как он ни с кем не встретился, а просто справил малую нужду за стендом с питекантропом, так как поблизости не было туалета, а что был, был закрыт и горшком забит! Поэтому-то экскурсовод и приготовила рапорт Мюллеру, что на самом деле Штиблиц забыл в музее! А то все говорили: "Он идиот!" Нет, не такой он был идиот, если учесть, что все туалетные латрины были разбомблены, а на виду у всех делать не хотелось. Насмотревшись на виды писающего Штиблица, экскурсоводу стало плохо, и она поспешила к воде, чтоб, если уж блевать, то в воду! Вот и привела детей в бассейн. Дети вели себя безобразно! Они стали срывать друг с друга и с экскурсовода-женщины плавки и купальники, орали матом и прыгали в воду, как бомбы! "И такого наследника ты хочешь?" - спросила Маня у Вахтанга. "Да, именно такого!" - сказал Вахтанг и сорвал с Мани комбинацию! Дети оторопели, а экскурсовода, наконец, вырвало, но не в воду, а на смотрителя-Бегемота, который дремал в своей фуражке в цветочек и никого пока не трогал! От блевоты он проснулся и стал качать свои права: "Ах ты, старая блевунья! Немедленно пошла прочь отсюда!" Женщина в панике выбежала за порог, позабыв о своих детях! А Бегемоту ничего не оставалось, как пойти в душ! Бедная женщина-экскурсовод была в шоке и аффекте, сама не рада, что начудила! Ведь Бегемот был функционером НСДАП! И её за такие проделки ждал неминучий концлагерь! У неё было два выбора: или броситься под поезд, или с обрыва в реку, сказав: "Почему люди не летают, как голуби?" Но до ближайшего вокзала было около 5 километров, да и поезда там опаздывали на 18 часов! А до реки Шпрее было и того дальше! Поэтому единственное, что ей оставалось, это открыть канализационный люк в одном разрушенном союзниками здании и затаиться под люком! Её уже разыскивали, мёртвую или мёртвую, награда за поимку - 50 пфенигов! Она растопырила ноги! Внизу клокотали нечистоты, а на крышке люка кто-то остановился! Это, понятно, был эссесман! Он постоял-постоял, сплюнул и ушёл! На самом деле её никто не разыскивал, потому что Бегемот не стал писать донос, потому что был добрый! А на люке останавливался сам Штиблиц. Он прекрасно видел, как экскурсовод полезла в люк, так как следил за ней. Постояв, он решил не сталкивать её в канализацию, потому что тоже был очень добрый и любил кошек! Да, он кошек любил. Ни жива, ни мертва от страха, женщина высунулась в щель между полом и тяжёлой крышкой! Штиблица уже не было! Он ушёл к Мюллеру скандалить, что за ним, за истинным арийцем, папаша Мюллер бессовестно ставит слежку, как за каким-то стажёром! Потому что экскурсовода он раскусил! "А я, может, по-малому ходил! Может такое быть?" - орал на Мюллера Штиблиц. - "Сам Фюрер говорит: "Не хрена загаживать улицы нечистотами! Они у нас и так загажены!" А про музей он ничего не говорит! Вообще, если разобраться, то, может, музей этот - гнездо еврейства! Потому что питекантропы тамошние - древние евреи! Так что их чучела давно пора расстрелять или сжечь!" Мюллер закрывался потрфелем от яростных нападок Штиблица и слабым голосом звал на помощь адьютанта своего Шольца! Пришёл Шольц. "А! Так называемый Шольц!" - сказал Штиблиц. - "Это не те ли Шольцы-евреи, которые имели книжный магазин на Гесс-авеню? Я тогда зашёл к ним купить, конечно, "Майн Кампф", а они стали восторгаться Золя и Фрейдом! Я тогда им так спокойно говорю: "У вас нелады с грамматикой! Вы говорите: "Вы есть похож на идиота!" Надо: "Вы похожи!" или "Ты похож!" А они мне так нагло говорят: "А гражданин, предъяви свои документы!" А я с собой документов не ношу, потому что меня и так всё Гесс-авеню знает, как скандалиста! Поэтому я им говорю: "А не пойти ли вам в ж.пу?" Тогда эти Шольцы давай пытаться меня избить! Одному я выбил вставную челюсть, так она упала и прокаркала: "Хайль Гитлер!" А остальных я запихнул в их рояль, а на голову другого надел их же балалайку! Понятно? Из этих ты, что ли, Шольц?" Шольц перепугался и сказал: "Никак есть!" "Ага!" - сказал Штиблиц. - "Вот ты и проговорился! Сейчас потащу тебя в комнату спецсвязи и приложу твою руку к телефону сверхсвязи! И потом там найдут твои отпечатки! Потом поведу тебя в комнату, где держат русскую радистку-пианистку, и приложу твою руку к её грудям! И потом на них найдут твои отпечатки! Ну а потом, дружище Шольц, я принесу тебе в камеру яблоко, потому что тебя будут морить голодом, чтобы ты раскололся "до ж.пы"! Идёт?" Тут Шольц не выдержал и бросился на колени перед Штиблицом: "Не погуби, батюшко! Во всём признаюсь! Да, я прочитал несколько книг, помимо "Майн Кампфа", но это было ещё до 1933-его года! Это были "Букварь" и "Пропись"! Не погуби!" И Шольц умоляюще смотрел на Мюллера, который отвернулся к окну и грыз ногти. Для себя Мюллер уже списал Шольца со всех счетов, как расколовшегося, к которому гестапо безжалостно. Поэтому отсюда поддержки Шольц не находил. Неожиданно Штиблиц рассмеялся и сказал: "Встань, встань, дружище Шольц! Я верю тебе! И вообще, отпечатки на спецтрубе спецтелефона принадлежат не тебе, нет! Они принадлежат присутсвующему здесь Мюллеру! Ну что, будем в молчанку играть?" Все так и опешили! "Но я... Я только..." - стал мямлить Мюллер. "Перед Кальтенбруннером будешь мямлить, Мюллер! Ты есть русский шпион, и я это щас докажу!" - сказал Штиблиц. - "На 8 Марта ты поздравил свою сожительницу фрау Мюллер! На 7 Ноября ты пил русскую водку! На 20 апреля ты высунул бритую свою задницу в окно автомобиля, когда ехал по Гесс-авеню! Этим ты показал, что День Рождения Фюрера для тебя ничто! А ещё ты пришёл на курсы по переподготовке верхушки гестапо однажды утром пьяный и завёрнутый вместо одежды в красный флаг! Ты был на грани провала! И ты есть шпион!" Теперь уже настала очередь Мюллера падать на колени и молить о пощаде! "Ладно, так и быть: я не скажу о вас Фюреру! Но теперь вы должны исполнять работу, которую я скажу!" - завербовал шпионов Штиблиц. "Какую работу?" "Такую! Вы должны раздеться догола, прицепить плакат: "Ненавижу ниггеров!" и пройтись по Бронксу! Если вы останетесь в живых, то я вас пощажу! Нет - нет!" - сказал Штиблиц. "По Бронксу? Но это же чертовски далеко!" "Вот именно! И света там нет! И не топят! И полно ниггеров! Сейчас же оформляю вам загранкомандировку в США на имя супругов Ейцев! Мюллер будет муж, а Шольц переоденется в женские обноски и будет женой! Когда вы разденетесь, то не отличимы от женщины - такие же жиры свисают!" И вот бедный Мюллер и его жена Шольц отправились в далёкую командировку в Америку! Они попали на танкер, который перевозил 600 незаконных китайских эмигрантов. В трюме его воняло испражнениями, эмигранты постоянно монотонно молились. От их бубнежа у Мюллера началась "морская" болезнь. Он не выдержал и наорал на всех эмигрантов по-немецки! Но самый маленький эмигрант, некто Джим Хопин (китаец) не испугался толстого дядю Мюллера! Потому что Джим каждое утро делает зарядку! Он подошёл к Мюллеру и несильно ударил его по щеке! Мюллер рассвирипел! Эти недочеловеки посмели поднять на него руку! Он схватил балку и сожрал её! Тогда Джим стал прыгать по всему трюму и пробил везде пробоины! Потом он надавал по животу Мюллеру, и тот осел безвольной массой жира! Но в пробоины стала поступать вода! Джим не расстерялся и ударом мощного кулака послал Мюллера головой вперёд в пробоину! Мюллер застрял в дыре, и течь прекратилась! Оставалось выкачать воду! Эмигранты выкачали, а потом сидели и делились впечатлениями: "Да!" "Да!" Джим предложил китайцу Трелони морковку, но тот поморщился. В свою очередь, Трелони предложил Джиму закурить. Нет. Потом эмигранты вышли из трюма и стали танцевать балеро на палубе! Все члены экипажа ничего не поняли и испугались, так как решили, что эмигранты захватили корабль в плен! Но эмигранты поплясали-поплясали, а потом полезли обратно в трюм! Но дело было уже сделано! Испуганные матросы уже избавились от груза наркотиков, которые они везли! И которые щас плавали в океане! Недаром пароход назывался "Мистер Приколас" и шёл курсом "200"! "Такую партию наркотиков выбросить рыбам!!" - негодовал капитан корабля! Эти-то наркотики и потонули рядом с головой Мюллера, который продолжал затыкать дырку головой! Он нажрался их и вытащил голову! "Здесь это китайское дерьмо командовать не будет!" - закричал он и принялся крушить все переборки корабля! Корабль снова стал тонуть! Все матросы надели спасательные лифчики, которые гораздо эффективнее спасательных воротников, так как настраивают на сексуальный лад, и все перестают бегать и суетиться, как все белые люди при аварии: "А-я-яй!" А поступают, как белые люди в лифчиках: они спокойны! И попрыгали в спасательные шлюпки! Все эмигранты тоже выпрыгнули из трюма и спрыгнули в океан! А потом поплыли самоввозом в Америку! На корабле не осталось ни души, не считая Мюллера и Шольца! Они сидели на задравшемся носе корабля! "Мы умрём?" - спрашивал Шольц грустно. "Умрём!" "Так знай, что я всегда любил тебя!" Но на их удивление, потопление корабля закончилось. Он так и остался, потому что сел на коралловую отмель! Наступил голод! Мюллер уже подумывал, как бы сожрать Шольца! И вот они стали драться! Мюллер проломил ударом кулака столик и погнался с ним за Шольцем! Шольц упёрся в двери, но они распахнулись, и Шольц разорвался на 2 половинки! Но и Мюллер застрял со своим столиком в двери! Шольц стал дубасить ему подж.пники! А потом забежал в шкаф и замер, почёсывая нос! Мюллер принялся стирать платком тень Шольца, и от того остались одни башмаки! Эти башмаки побежали и плюхнулись в воду! Больше о Шольце никто никогда не слышал! Так он и сгинул! А Мюллер с голодухи принялся жевать данное ему в дорогу Штиблицем яблоко! Потому что предусмотрительный Штиблиц предвидел буквально всё! Вот и сейчас в небе застрекотал вертолёт, и голос Щтиблица закричал Мюллеру обрадовавшемуся: "Только без глупостей! Выкладывай товар! Без глупостей - и всё будет хорошо! А теперь пошёл в трюм!" Но никакого товара у Мюллера уже не было, так как наркотики благополучно утонули! "Какой трюм?! Штиблиц, это я, Мюллер!" - закричал Мюллер! "Что ещё за Мюллер? Первый раз слышу!" - удивился Штиблиц. "Ну как же? Вместе служили! Германия, 1945-ый, помнишь? Гитлер-капут!" - кричал Мюллер. "Гитлер?" - спросил недоверчиво Штиблиц. - "Что-то знакомое, что-то припоминаю!" "Ну как же! Гитлер, Геринг, Гиммлер, Геббельс, свастика! Хэндэ хох! Нихт шайссен!" - продолжал настаивать Мюллер! "Достал ты меня, старик! Сказано: иди в трюм, вот и иди! Утомил своими намёками!" - сказал разачарованный Штиблиц, так как наркотиков он не получил! Просто он начал страдать на старости лет склерозом. Ну, он покружил-покружил над тонущим кораблём Мюллера, бросил тому ещё пару зелёных яблок и закричал, что зелёные яблоки - самая лучшая профилактика против парадонтоза, потому что убивает всех известных бактерий и на языке, а не только на зубах! Потому что 90% бактерий скапливается на языке! Мюллер откусил яблоко, оттуда выполз червяк и сказал: "Ку-ку!" "Вероятно, мне осталось жить два дня!" - подумал Мюллер и умер от голода, так и не дожив до этого срока! К.

ПИСЬМО В НИКУДА-2150,5-2150,9

   Не публиковал я этот цикл, всё ждал, что будет информация на 0,5 ПВНа, чтоб закончить. Но ничего не было. Я не Изменялся. Был момент, когда я испробовал Правило "Забыть всё!" в режиме простуды, когда сознание провалилось внутрь тела из головы! Тогда я реально всё забыл. Я лежал с красным лицом, но это было от члена, а забывчивость была серая и уместная в данной точке пространства и в это время! Я всегда считал, что моё тело с перцем неуместно на диване, потому что не влезает. Как говорится, "целой Вселенной мало!" Но это всё из-за перца. А если его откинуть, то этой забывчивости вполне хватает места везде! Но я не изменился. На следующий день я снова был здоров, сознание переместилось вверх, в голову, лицо стало серым. Я применял Правило в том плане (в классическом плане) , что есть что-то незабываемое, а остальное забыть. Я и щас так думаю. Сегодня на меня наехал брат! Заставил мыть кафель в ванной, который вообще лично мне по барабану! Но брат, что мы как бомжи живём из-за кафеля! Я помыл, мне стало нехорошо, я признал брата идиотом и дибилом, и у меня Закатились Глаза! Но это носило нестрашный характер, и они Откатились. Надо было скрыть, что я на самом деле думаю, что он идиот! И помыть. Так я и сделал. Брат вообще по жизни мощнее меня, и когда происходит столкновение с ним, мне не хорошо. Мою спокойную серую голову наполняют чёрные злобные мысли, это мне неприятно. А в среду мы с отцом и братом поедем в Малаховку на могилу мамы: ей осполняется 70 лет! Брат приказал, чтобы в машине я молчал. Я не стану ослушиваться этого кретина, чтобы его не злить! Но вообще, если не выносить сор из избы, брат мой хороший, даёт мне денег и мяса на питание. Это иногда портится! И постоянно приказывает что-то делать. Достал уже. Но в остальном лучше Зоси. Зося та вообще непроходимая дура была!
  

ЭПИЛОГ

   Вот такой как бы двойной эпилог. Предыдущий ПВН тоже задумывался, как эпилог. Я стараюсь не гнать туфту. А вообще с этим циклом мне было даже жаль расставаться, так много в нём хорошего. Но я уже написал ПВН для 216-ого цикла, так что я не стал увеличивать этот цикл, а помещу новый тот ПВН в 216-ый цикл. А вообще, я писал, как ходил на работу: надо - значит надо! Так что сел и пиши! Несмотря на то, что иногда это кончалось Закатываниями. К.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк) А.Гончаров "Лучший из миров"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"