Барсуков Александр Владимирович: другие произведения.

Страна сказок 70-71

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


Александр

Барсуков

Страна

сказок-70

("Письма в никуда"-70)

2006

ПИСЬМО В НИКУДА-691

   7 января 2006 года. И пошёл Сергей-дворник воевать с бомжами. Первым делом он выкинул их святыню: сухой матрас. Вторым делом он нассал на этот матрас, который, понятно, перестал быть сухой святыней. Тут из ближайших лопухов вылезли три бомжа: Коротышка, Большой Медведь и Железный Лоб! Сергей-дворник мог бы обоссаться от страха, но его запасы мочи иссякли. Он гордо схватил в руки лопату по уборке снега, и зимнее солнце осветило смелые черты его лица! "Вы, - говорит, - бомжи, а мы, - говорит, дворники! Бомжы - не мы! Мы - не бомжи! Учили азбуку в школе?" И сникли бомжи, потому что почитали школьную азбуку священной книгой, потому что читали её тогда, когда ещё жили в родном Саратове, и были мама-папа, и эти мама-папа не пропили квартиру и не вышвырнули сынуликов за шкирку за порог. "Так-то!" - наставительно сказал Сергей и всем вручил лопаты, чтоб помогли 7 часов поубирать снег. Он им сулил золотые горы в конце работы, купил им курева, хавки, а в конце концов заплатил всего 20 рублей на троих. Они было взбунтовались, но он им пригрозил, что покличет бультерьера Сасса с 11 этажа, и тот порвёт их на свастики или на американский флаг! Бомжи испугались и улетучились вместе с обоссаным диваном. И больше их никто не видел. А Сергей вытер ноги перед половиком с надписью "WELCOME!" на 11 этаже и принялся гонять чаи с добрейшим души человеком, старичком Сассом. Это, оказывается, был человек с седым венчиком волос и добрыми морщинками вокруг рта. В своей жизни он никого не обидел. Он всю жизнь проработал в органах КГБ и НКВД и расстрелял 10 000 человек, врагов народа. Среди этих 10 000 9999 были бомжи с Казанского вокзала, куда специально Сасс привозил обезьянник и штыками загонял бомжей внутрь. За свои многочисленные заслуги он получил многочисленные медальки "За Заслуги!" и повесил их в туалет. И вот с пьяных глаз (пили чефир) Сергей-дворник рассказал в СУ-24 и в СУ-35 про то, что у ветерана "обезьяннего дела" медальки-то висят в неблаговидном месте: в туалете! И нагрянула комиссия. Сасс сразу всё просёк! Он спрятал все медальки под голову спящего ребёнка. "А никаких медалек у меня вообще нет! Меня премировали денежкой!" А спящий ребёнок, Саша-младший проснулся и понял всю угрозу дедовых медалек! Поэтому он быстро их перепрятал в кувшин с молоком! Подрядчики СУ притопали в комнату малого. "Вы не смеете трогать мальчика, он спит!" "Мы его и не тронем, а что это у него под подушкой?" Дед похолодел. А мальчик бодро сказал: "Если вас, дяди, так это интересует, то это моя рубашка для соплей!" И вытащил синюю рубашку. Проверяльщики смутились и ушли. "Ещё в кувшине с молоком посмотрите!" - кричал им в спину юный отрок. "Саша! Ты только что спас дедушку от расстрела! Ты понимаешь?" "Да ничего особенного: просто они искололи мне всю голову колодками! Кстати, деда, такие точно колодки мы в 8 классе штамповали на заводе для неполноценных рабочих. Шефская помощь. А я был Главным Бригадиром и подсчитывал, кто сколько сделал и начислял зарплату!" "Молодец! Весь в меня! А я пойду и набью морду Сергею-дворнику, который навёл на меня СУевцев!" Но оказалось, что Сергей-дворник в крутом запое, "не драчит" (как он выражается) лёд, все люди ходят, падают, ломают себе руки-ноги-позвонки, а Сергей-дворник на чёрном диване перед видаком смотрит с любовницей, как бабы лижут члены мужикам. И в апофеоз, когда лицо бабы заливают капли спермы, Сергей вскрикивает: "Да! Да!" И его любовница: "Ещё! Ещё! Хорошо!" И её личико тоже заливается спермой, не смотря на то, что Сергей надевает сразу три гандона-презерватива. На этот случай есть народная притча: "Бережённого Бог бережёт!"- говорила монашка, натягивая на свечу три презерватива!" На следующее утро Сергей-дворник снова "дрочет" лёд и видит, что прошлые три бомжа привели каждый по три приятеля, и эта 9-ти бомжовая армия собирается отомстить Сергею. Сергей перетрусил и всё свалил на Сасса с 11 этажа. И вот эти жлобы ломятся в дверь к Сассу. А Сасс её спокойно открывает и говорит: "Наверно, проголодались, голодненькие? Ну и запах от вас! Варвара! Открой окна! К нам вонючие бомжи пришли!" "Какие бомжи?!" - окрысились бомжи. "Плохопахнущие господа третьего измерения! А попросту: ублюдки вонючие! Так лучше?" "Так бы сразу и сказал!" "Операция "Ы", чтоб никто не догадался! Заключается в том, что я буду вас щас кормить овсянкой, пока влазит!" И накормил овсянкой, а при голоде это - верный заворот кишок! И все 9 бомжей склонили свои буйные головушки на кухне у Саныча. "Теперь вопрос, Варвара! Как будем избавляться от трупов: можно растворить в кислоте, а можно нанять Сергея-дворника: у него пикап, и вышвырнуть их в Яузу-реку. Мол, "плывём-плывём на лодочке по Яузе-реке!" И вот ночная сцена. При неверном свете луны, прыгающей по облакам, пикап "064тох" Сергея-дворника перевозит 9 трупов. "Я бы испугался, - говорит Сергей дворник, - если бы рядом со мной не сидел щас заслуженный эНКеВеДешник страны, сам Сасс, в чью честь названа швейцарская авиалиния." "Хватит бухтеть!" - говорит престарелый убийца. - "Я за голову, ты - за ноги! Не зря же на матрасе том обоссаном была надпись "НОГИ". Это издревле повелось. Долго рассказывать. Но если кто-то ложился кверх ногами, то потом здорово вонял." Яуза-река в связи с зимнем временем замёрзла, и первое упавшее тело сделало прорубь. С остальными было проще, они падали туда, и течение уносило их подо льдом за 20 километров, в Москву-реку. "Что-то шепчет гордая река!" - есть такая песня!" резонирует Сасс. - "Сейчас она будет шептать на балл громче." А потом убийцы антинародных элементов садятся в свой пикап, в свой "Соболь", и едут праздновать победу над бомжами и их прихвостнями. Кефир течёт рекой. "Не пьют только язвенники и трезвеннники. А я - трезвенник!" - сообщает довольный Сасс, поглажывая брюшко и выплёвывая из кувшина свои медальки "За Заслуги!" К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-692

   7 января 2006 года. Вот ко мне клеится замухрышка в магазине. А я ей кирпичами: "Жениться не буду!" "Мне - 33 года!" "Так и умру!" Ещё не сказал, что пэнис подсадил на ананизме. Не бойтесь, не скажу: выздоровеет. "Для женитьбы нужны большие бабки!" "Вот появится чадо - ему надо в школу!" "Женитьба - серьёзный шаг!" Я ей ещё не выложил про односпальную мою матрасину, про Зосю и т. д. Бедная девушка. А Лире я заявил, что любовное название "Лирусик", полученное ею в народе - мужского рода. А женского - Лируся. Ну а теперь сказка. Не ходите парни по магазинам делать покупки. В магазинах холостые продавщицы будут вас кусать, бить и унижать, не ходите парни в магазины вы гулять. Или запаситесь всепропускной карточкой "Полного Дебила" и суйте им в рыльца. Это была первая и последняя Новогодняя шутка. А теперь 700-тая мрачная сказка а-ля Стивен Кинг. Ловят, значит, рыбаки рыбку. И вылавливают говорящую куклу. А та только и знает, что хочет жениться! "Да кто на тебе поженится - от свинки умрёт!" Но нет. Лезет кукла по ночам в кровати к мужикам и говорит сексуальным, с хрипотцой голосом: "Я хочу тебя! Я люблю тебя! Давай трахаться!" Матросы в одном исподнем в панике выбежали на верхнюю палубу, а начинался ураган, штормило, понимаете! Так что пришлось им вернуться и вкусить любви этой шлюшки. Все её члены были пластмассовые, непроходимые, и родила она потом 12 негритят! Эти негритята позировали в дальнейшем великому художнику Бенни Хиллу на ранчо Ботичелли, и получилась картина: "Пляшущие человечки после хмельной пирушки на съёмках сериала "Стадо"!" И вот кто разгадает тайну пляшущих человечков, тот и не будет убит. "Маски-шоу" все погибли от отравленных колючек куклы-шизоида. Все, кроме Жоры Делиева: "Да они же все трахаются!" "Так точно, о Жора моей вульвы!" - впорхнула в зал заводная кукла. - "Ты разгадал секрет моих деток, и с тобой я готова родить 14-ого негритёнка!" "Чур меня! У меня дела, отойди, крошка, не мешай! А теперь - Горбатый! Я сказал: Горбатый!!" И вышла из подвала кукла с поднятыми руками и бросила на снег топор. Оказывается, это она была бандой "Чёрной Кошки" в количестве одной горбатой единицы. Это она напала на сторожа, убила его топором, а его окурком нарисовала на стене чёрную кошку. Потому что курение в принципе не одобряла: от него можно посадить лёгкие, печень, селезёнку, кишки, а главное: что вас самих могут посадить в какую-нибудь французскую тюрьму ни за что! За допинг, которого не было. Вот так, махая руками по-репперовски (то есть с двумя выдвинутыми пальцами, символизирующими труд Крестьян и Рабочих по-панковски) кукла (звать Лирусик) и объяснила Жоре, кто на самом деле ху. А потом, ковыляя, побежала прочь по снегу в дырку в заборе. "Она не должна уйти!" - со слезами на глазах проворчал Жора и прицелился в её тулуп, скрывающий все ужасы кукольной фигуры. Раздался выстрел! Кукла упала. Жора подбежал, она вскочила: "Шутка - нанайка! Запомни, легавый клоун, меня нельзя убить ни одним земным оружием, включая ядерную боеголовку или нейтронно-позитронную. Меня можно только посадить в солки для воробьёв загадочных Странников, которые щас швартуются на обратной стороны Луны." "Так бы и сказала!" - и Жора прикатил корабль "Буран", который шоу-труппа "Маски-шоу" арендовала у Байконура за н-ное число баксов. Как типа и вагоны в электричке, и пароход. Жора сел и, улюлюкая замотанную в одеяло куклу, которая в таком положении не могла проявить своё либидо, полетел на обратную сторону Луны. Но когда они туда прибыли, то обнаружили, что Странники уже улетели, а есть один только Бен Ганн, которого Странники оставили в качестве Робинзона Кукурузо охранять эти пределы от нашествия варваров. Поэтому Бен размахнулся было, но кукла ударом карате отбросила его назад, а потом засунула всю палку себе в рот и сожрала со словами: "Не играй с палками!" Робинзон побежал в ужасе к своему попугаю Кеше, вопя: "Пришельцы, пришельцы!" И Кеша стал орать: "Пришельцы, пришельцы!" Но тут из кешиной головы вылез страшный таракан. Усатый, небритый и внушающий ужас своими тюремными наколками: обезьяной, занимающейся ананизмом, обезьяной, занимающейся этим со слоном, слона после этого занятия и последняя сцена: Обезьяна положила лапу на тушу мёртвого слона и держит плакатик: "Граждане СССР, СПИД - чума XX века! Кондом доступен кайждому!" Да, повидав эту истрию в картинках хладнокровный Жора выпустил из своей докторской шапочки с красным крестом воробья! Воробей скок-поскок вот и клюнул великана вместе со всеми его тату. Вот не стало уркагана! И издох таракан и вдобавок из его рта выкатилась Земля и Солнце, которые он проглотил (дело-то было на Луне!) . И запели воробышки: "Так спасибо тебе, дедушка, за Солнгышко!" А Жора спел: "И за Шар Земной тоже! Ядерному взрыву - нет-нет-нет! Солнечному миру - да-да-да!" И тут же был готов микс этого шлягера на чучмекском языке: "Йок-йок-йок! Бар-бар-бар!" И для строителей: "Вира-вира-вира! Майна-майна-майна!" И для бомжей: "Серебряной копеечки йок-йок-йок! Вали в дом на мусорке - бар-бар-бар!" "А почему меня никто не слушает, устроили тут мюзикл!" - заорала кукла Лирусик: "Я тоже хочу! Ку-кукс-клану - да,да, да! Суду Линча - да, да, да! 12 прокуроров на дне моря - хорошее начало!" "Погоди, соловей моего сердца, - сказал Жора, - вот я всегда хотел узнать, почему это хорошее начало?" "А потому, остолоп ты Жорик, что прокуроры, оставшись одни на дне морском, начали спариваться так неразборчиво, что родили меня! И меня потом нашли рыбаки! Доступно, обалдуй, безграмотность россейская?!" Жора легонька шмякнул куклу по башке золотым унитазом, и та впала в анабиоз. Так и вернулись на Землю, захватив с собой Бена Ганна, который так страшно сопротивлялся, что прокусил медведю лапу. За что получил такой удар в челюсть, что надолго впал в нокаут. Такая весёлая компания выпрыгнула в Байконуре, не зная ещё, что в Третьей Ядерной войне победили Штаты, так как отсутствие Солнца свалили на происки СССР! Их быстро оприходовали, отпечатки пальцев, снимки в фас и профиль, робы, вшивые одеяла с надписью "НОГИ", и бросили в одну из американских оренбуржских колоний. Американские колонии отличались тем, что здесь в каждой камере был телевизор, очко, холодильник и душ. Так что пленники иной судьбы не чаяли за счёт богатейшего дяди Сэма! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-693

   8 января 2006 года. Ну та кассирша прямо наседает: "Я хочу вас в мужья! Буду печь вам ватрушки!" "А какой у вас акцент?" "Кабардино-балкарский, но хочу замуж за русского." "Нет. Найдёте себе кабардино-балкарца побогаче или русского побогаче." И я ушёл, но думал: а что если безопасный секс с ней? Но только у неё на хазе. А вдруг ЦЭ? Или просто ничего не получится? Много вопросов. Но сказка будет не об этом. Скакал Зайка Серенький под Ёлочкой. И наткнулся на лапу Медведя. "Эй, Медведь, убери лапу!" Медведь убрал и подумал: "Странный какой-то заяц!" И снова поставил. Зайка оборотился и заорал: "Сколько можно повторять?! Я - Заяц-Трансформер, не буди во мне зверя или приступа бешенства!" "Подумаешь, тут трансформеров как новогодних ёлок на Рождество: на каждом квадратном метре по 0,2 ёлки! Я - тоже Трансформер!" "А, вона как! Не признал, брат! А как твой ник в сети?" "Гарри на ферарри!" "А мой - "Спасибо вам, девушки за Солнышко!" "Что за идиотский ник?" "Зато сокращённо звучит очень красиво: СВДЗС!" Понял Медведь, что Заяц тронутый сетью Интернета, и почапал своей дорогой. Ему поскорее не терпелось увидеть Медведицу. Она обещала купить ему презервативы с клубничным вкусом и дать и ему полизать. А сексес? А секеса у них уже 20 лет, как не было. Они увлекались "весёлыми картинками", а не друг другом. Так что даже в презервативах мало, что можно было ожидать. Но получилось иначе. Как только Медведь надел презерватив, то трансформировался в Бэтмена! А Медведица - в Кэтмен! "О, как я хочу тебя, кошечка моя!" "Я тоже тебя хочу, но боюсь, что всё будет как в прошлый раз: "Ночь без любви, утро без обиды: люди - инвалиды!" "То люди, а то мы! Смотри: я достал с неба для тебя звезду! Романтично и совершенно бесплатно!" "Что ты наделал? Это же Апполон-1, в котором астронавты! Немедленно верни её на место!" "Да не вопрос! А вот цветы ты себе (и бутылку водки себе) ты должна купить сама, у меня нет денег." "Жмот!" "Нет, человек-пенсионер-инвалид. Что-то чувствуя я, что меня глючит! А-аа!! Страшно мне! Выпью таблетку! Не помогает! Вторую!! Третью!!! Не помогает! Знаешь, что, крошка, наверно, у нас сегодня ничего не получится: у меня приступ куриной слепоты, отягощённый страшными глюками. Я превратился в интеллектуального убийцу! И могу и тебя кокнуть нечаянно!" "Брось придуриваться! Это я щас тебя буду бить отчаянно за нечаянно!" - и Медведица врезала Медведю по причинному месту! От удара презерватив свалился, и Медведь поднял его и стал лизать: "А знаешь, шокотерапия может иметь место! Но всё равно мои мозги где-то далеко!" "Что мне достался за кабардино-балкарец! Тупой, как веник! Бей его - не бей, а мозги улетели." Вот такая зарисовка. Вот я и думаю: с осложнениями житейских условий такая любовь не может быть. Спрошу на всякий случай, с кем она живёт. Если одна, то могу приходить в гости. Но сюда, где всё забито дисками, кассетами, дискетами, компьютерами, магнитофонами, СD - рекордером, DVD - рекордером, 4 DVD -плейерами, 2мя музыкальными центрами и 3мя телевизорами на узкую постель (плюс невиданное количество дисков и злющая Зося!) звать бессмысленно. "Я буду жарить ватрушки для тебя!" "Где, где ты их будешь жарить?! Всю кухню оккупировала Зося! Даже холодильник и кипятильник с микроволновой печкой у меня в комнате. Не говоря уже о верёвках, на которых висят полотенца и грязное бельишко!" Сказка намба ту. Так спасибо, вам, девушки за Свол...нышко. Все мужики - свол...нышки. Свободные люди. Кроме меня. А ещё я лечусь в диспансере психоневрологическом и получаю пенсию по инвалидности. У меня и карточка есть. Но самое ужасное - ЦЭ! Если прихватит, то всё станет по фигу: и дружба народов и увеличение рождаемости из-за порванных презервативов. Нет, порванных не надо. К. P. S. Секс в первый раз - заманчиво, но ЦЭ - нет. Итак я из-за неё пью таблетки. Так ей и скажу. Сказка намба фри. Ай вонт ту брейк фри! Шёл по сельской местности Заяц-Трансформер и пел: "Ай фолин ин лов! Ай вонт ту брейк фри! Ви велл, ви велл рок ю! (В переводе что-то типа: "Я хочу здравствовать один в свободе! Я впадаю в любовь! Мы хотим вас удивить!") Зайчиха прегродила дорогу: "А, косой телеграфист! Опять у своей бешкечки был?!" "Она - кабардино-балкарка!" "Не важно! Свободы захотел?! На тебе пылесос: "Работа делает свободным! Каждому своё! Ублюдок вонючий! Чтоб ты сдох!" И бедный заяц, напевая: "На поляне траву зайцы в полночь пылесосили и при этом напевали странные слова: а нам всё равно, что Зося, что г.вно! Зосины тени у вонючих болот! Пылесосят зайцы и от страха всё быстрее поют: "Так спасибо тебе, Зосенька, за Лампочку Ильича вместо Солнышка!" Но тут Зося берёт рогатку и выстрелом сшибает со столба лампочку! И пылесосы тоже кончают работать. Весёлые зайцы с песенкой: "Прорабом Зосей не было обеспечено электропитание вверенных пылесосов для пропылесосения поляны, поэтому рабочие зайцы пошли по домам!", и махая лапами, шеренгой отправились домой. Последней шла Зося и тоже помахивала лапой. Потом осталась подразвлечь публику и сделала шпагат. Получилось! Она ещё раз! Получилось. Она уже не хотела, а шпагаты получались сами собой. Сама не рада, Зося заползла за кулисы. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-694

   9 января 2006 года. Кабардинка не пришла на работу: обиделась, что я не захотел в мужья. Но я громко сказал её напранице и прочим посетителям, что готов в любовники, и чтобы была на месте. Но, понимаете, праздники кончаются, дежурить ночами они больше не будут, видимо. Потом я пошёл и Лиану порадовал тем, что сменил ориентацию с неё на другую продавщицу. Так как она меня отшила в своё время. А когда было последнее ЦЭ, то это было БЭ: я думал, смотря ТВ: "Я стараюсь всё обобщать!" А потом забыл эту реплику. А всё потому, что выпил сразу 2 лорафена и амитриптилина. Но сказку, как всегда, эта медицинская история не коснётся. А коснётся её полицейская история безумного Чеки Джана. Чеки Джан побежал, догнал, набил морды и отобрал чемодан с деньгами! А потом долго-долго извинялся и юлил задом, потому что то были честные деньги из госбюджета, а мафиозные уехали на предыдущем автобусе, которых (автобусов) вокруг горы кружит 1000 в минуту! Такая вот история. В таком случае Чеки снова выпрыгнул, побежал, догнал, избил, зубы повыбивал, отобрал груз. А потом долго извинялся, потому что это были валенки с галошами, предназначавшиеся для глухо-слепых детей психдома номер 2. Ситуация становилась безвыходной. Чеки впал в отчаянье. А когда у него начиналась депрессия, то сами собой отваливались руки-ноги и голова. "Что же делать? Что же делать?" - думала голова. А руки-ноги отвечали: "Не знаем, сэр!" Положение осложнялось ещё и тем, что депрессия застала Чеки на улице, под колёсами 1000 автобусов, а не дома на мягком диване, где достаточно глотка крепкого тонизирующего кофе, чтобы успокоиться. Неожиданно перед катающейся по дороге голове затормозил автобус с одноглазым одноногим пиратом Сильвером за рулём! "Вот он!" - моментально поняли все члены Чеки и срослись. Он подскочил, вломился в кабину вперёд ногами, набил морду Сильверу и дал газ. Между ним и Сильвером завязалась беседа: "Зря ты так со мной, Чеки! Я только что вышел из ИТК номер 69 и везу в город партию нашего, зэковского, хлопчатобумажного шмутья!" "А где чемодан с деньгами?" - нервно переключая скорость, спросил Чеки. "Чемоданы мы не изготовляем. А только трусишки, носишки и маечки!" "Понятно, все под порядковыми номерами?" "Нет, не все. Эта продукция идёт в фирму "Голд Стар" и предпочитается на лучших аукционах нижнего белья!" Чеки рванул руль в сторону, схватил Сильвера за рыжую бороду и заорал: "Так ты тоже производишь текстиль для этих немощно-больных наших сограждан! Моли бога, что у меня опять отклеиваются руки-ноги, а не то бы я щас тебе врезал по шарам, упырь!" "Да не для больных, горе-ты-человек! А для тех, кто Версаччи и Труссарди предпочитает такое же красивое, но дешёвое отечественное!" "Ты меня не запутаешь!" продолжала рычать и побулькивать голова Чеки. - "Все вы здесь шайка нездоровых извращенцев: немощно-кривых, простуженно-плоскостопых и прочих ублюдков, которых не призывают в армию по здоровью! Но я..." На этом месте Сильвер прикрыл оторвавшуюся голову Чеки трусишками, потому что его остановил патруль. А он не хотел, чтобы его приняли за членовредителя. Поэтому также забросал текстилём руки-ноги и боди Чеки, которые продолжали извиваться на полу автобуса. Никогда ещё Чеки не было так унизительно-плохо. "Что везём, гражданин чучмек?" "Да какой я чучмек, гражданин начальник? Я наш, отечественный Сильвер, китаец в пятом колене. Правда, если говорить честно, то внешность, фамилию и протез с попугаем я получил в наследство от своего дальнего прародителя, англичанина Сильвера, известного пирата. Но вот уже как год Попугай откинул когти, и теперь меня выдаёт только внешность и протез. Скажите, разве может в Китае быть не китайцем такой китаец, как я?!" "Хватит болтать! Чего у тебя все кульки с трусишками-носишками носятся по салону, как будто под ними алмазные черепашки?" "Да? Никогда не слыхал про таких!" "Ладно, чмо! Ты под подозрением, но не нарушай скорость, не обгоняй пионеров и не сбивай старушек, и всё будет чики-пуки! Бай!" "Какой там "бай!" Но полисмены уже уехали. В глубине мозгов они заприметили этот автобус, в котором, вероятно, ехали или вьетнамские нелегальные эммигранты или вьетнамские крысы-переселенцы! Чеки, отдуваясь, вылез из-под тюков. Видок у него был немного помятый. "Что ты за водитель такой?! Чего плетёшься, как сонная крыса из Вьетнама? Дай руль! А я говорю дай!" "Но, сэр, мне запрещено обгонять пионеров!" "Тебе, безмозглый Сильвер, даже таракана не обогнать! Смотри, как с пионерами разделается Чеки Джан в погоне за чемоданом с лимоном баксов!" И Чеки резко свернул на авениду, где торговали мандаринами, апельсинами и вениками. Посшибал все стойки, подавил всех торговцев! "Простите, простите!" "Некрасиво себя ведёте!" - сказали про него продавцы, зализывая раны на задницах. "А знаешь, Сильвер, когда я служил в военном флоте Гон-Конга, нам наш капитан всегда говорил: "Можно остаться без руки, без ноги, но не старайтесь, оболтусы, остаться без задницы! В ней находятся такие важные окончания, как окончание послушания вышестоящему командиру, умение строиться в шеренги, ну и, понятно, делать в туалете!" А эти все торговцы держаться за задницы! Да без подобных умений недолго откинуть ласты, потому что без умений рота солдат превращается в роту обезьян, сидящих на каждом дереве и трескающих кокосовые орехи! Сильвер, ты меня слышишь?" Но из-под груды белья донёсся только стон! "Он ранен! Это я его убил! Куда бы деть труп?" - промелькнуло в мозгу Чеки одновременно. Но он стальной хваткой выделил только первую мысль, а прочие паникёрские отбросил. Он остановил автобус и полез на ближайший кокос, чтобы сделать инвалиду Сильверу кокосовую капельницу. Пока он лез, разные пичуги от страха избороздили фекалиями мужественное лицо Чеки. Так что спрыгнул он на крышу автобуса, как житель какого-то вигвама. Он проник в люк, открытый для проветривания (денёк намечался быть жарким) и оттащил от Сильвера Очковую змею, которая от укуса сама сдохла. "А, ты помогаешь?" "Я-я! Да-да! Йес-Йес!" "Говори по-китайски, дружище! В последние минуты жизни я хочу послушать что-нибудь родное!.." И Чеки, глотая слезы, стал голосить: "В Лесцу родилось Ёлочко, а кто его родил? Четыре пьяных Ёжико и дядька Пахандиль!" Он разворачивал автобус посреди сломанной фруктовой ярмарки и знал, что спасти Сильвера он не может. Нужна только сыворотка "Глазорол", которую в Андах делают монахи одного монастыря, но монахи поклялись на божках, что сохранят её в секрете. Сильвер умер. Чеки развернулся и погнал по дороге. На ветровом стекле распластались женские панталоны в мандаринах. Они мешали работе "дворников". На панталонах было написано: "Труссарди. Мэде ин Сингапур." "Что за..." - подумал Чеки и включил третью скорость. Его остановил патруль, но сразу же узнал и вытянулся в струнку: "Старший инспектор Джан! Сэр! Мы ловили-ловили и ничего не выловили!" "Потому что вы остолопами были, остолопами и останетесь! Да и я - остолоп! Не уберёг человека! Бросьте его в морг, а мандарины можете сожрать!" "Есть, сэр!" "Панталоны дайте мне! Их наденет в знак скорби моя девушка Мэй!" К.

ПИСЬМО В НИКУДА-695

   10 января 2006 года. Скакал Неуловимый Джо по прерии, и вдруг у лошади отваливается нога! "Не беда!" - думает Джо и из запасной сумки привинчивает коню новую ногу. Скачет дальше. Отваливается ещё нога. Еще привинтил. Таким образом отвалились все 4, а запасных было только 3. А потом и они начали отламываться! "Вот это уже беда!" - подумал Джо, взвалил себе на круп остатки лошади и сам побежал в Салуун. Но, чувствует, что отваливается его собственная нога! Короче, прибыл в Салуун он полным инвалидом без рук и без ног. "Подайте убогому копеечку!" "А, старина Джо! На тебе настой из корнеплода, он тебя взбодрит! А ноги-руки щас привинтим, на то у нас и Сервисный Центр обслуживания клиентов. Мы специально созываем тайфун Виктория, в котором путники ломают ноги, а потом здесь чиним. И все довольны: и у нас работа есть, и воскрешение из калек совершается." "Что-то ты больно разговорился!" - заметил исцелённый Джо и всадил пулю в голову салуунщика. "И это вместо благодарности? Несправедливо!" - и с этими словами салуунщик упал за прилавок. А Джо прошёл за прилавок, набрал рук и ног запасных, ворча: "Сами напускаем!.. Никто не в обиде!.. Сволочь бледнолицая!" И поскакал дальше. Вот видит он Слоника. "Здравствуй, Слоник!" "Здравствуй, Джо!" "У тебя, я вижу, Слоник, не хватает трёх ног?" "Есть такое!" "Так на держи - новые." "Отечественные? Импортные? Из кожзаменителя?" "Да кожаные, отечественные! Бери!" Привинтил Слоник руки-ноги и побежал урод уродом, потому что то были человечьи конечности. "Пора, что ли, открывать Цирк Уродов!" - подумал Джо. Тут из ближайшего полузасыпанного вагона Националь Пасифик вылез агент Скалдер. И ему Джо привинтил ноги. И они вместе стали диву даваться, что в этом вагоне понапихано. А там было полным-полно трупов марсиан в последней стадии отощения. Рожи все оскаленные. "Да, вот так наше Правительство заметает следы и прячет улики!" - резонировал Скалдер. Но тут в небе застрекотал вертолёт, и на крышу вагона сбросили напалмовые бомбы! Все сгорели. Вертолёт улетел. Из кучи палёных марсиан вылезли чумазые, в саже, Джо и Скалдер. "А погодка щас ничего - 35 градусов по Фаренгейту. Ой, прости, по Цельсию." И Джо со Скалдером принялись вытаскивать трупы марсиан и понесли их в салуун. "Мы поймали самые большие рыбы в окрестностях! Не надо аплодисментов!" Они рассадили трупы в салууне за столики и каждому дали по стакану с настоем корнеплода (а по-нашему говоря, чистый самогон 99 градусов) . Обгорелые муммии, как на верёвках, протянули руки и влили в себя жидкость. "Ну и веселье щас будет!" - сказал Скалдер. Самый продвинутый марсианин взгромоздился на стул и застучал костяшками по клавишам пианино. "О, регтайм! Люблю!" А прочие попросили Джо и Скалдера составить им партию в "Кинга". Никто не возражал, но неожиданно у одного скелета оказалось три руки, которыми он держал лишний туз! Началась драка. Прочие скелеты только похохатывали. Но после того, как им об черепа разбили несколько бутылок, тоже вступили в бой! Пришёл шериф: "Кто устроил драку?!" Тут из толпы скелетов вышел согбенный скелет-уркач и приблизил своё ужасное рыло к бледному от страха шерифу: "А, шериф Кроликов? Сейчас я буду тебя немножко убивать! Это ты приказал нас всех запереть в вагоне и дать сдохнуть!" "Не я это!!" - завопил Кроликов, но ему путь преградили несколько скелетов с бутылками-розочками. И его убили. А потом выпили за его здоровье, за здоровье его жены и деток, которые остались без папы! Все рыдали, и веселье продолжалось. Потом оно вытекло на улицу, где марсиане стали переворачивать лошадей, повозки и брички, и поджигать дома. Тут из ближайшего переулка приехал дядя Юра, типичный фермер. "Юру не трожь!" - пьяно закричал Скалдер. - "Он мне рубь должен!" Один из скелетов снял с себя шерифские штаны и нагадил дяде Юре на пулемёт! "Слушай, братеня! Ты, верно не в курсе, что фермеров обижать нельзя? Так что щас слижешь языком мне весь твой помёт!" - строго, но справедливо сказал дядя Юра. И скелет стал лизать, проливая слёзы: "Как мне хорошо было лежать вместе со всеми в вагоне Пацифик! А теперь лижу собственное дерьмо!" Но сочувствия он ни у кого не нашёл, потому что дядя Юра пользовался авторитетом. Это он в своё время хотел остановить погрузку трупов в вагоны, но местный шериф подстрелил его. "Очень приятно пожать вашу мужественную руку, дядя Юра! Я читал всё, что про вас написано и подтирался этим. Особенно героически вы выглядели, когда выключили Солнце, и весь Салуун остался в темноте. Что только не вытворяли шерифские прихвостни в отношении мирного проституточного народа!" "А ты кто такой, собственно?" "Я - бывший Копчик, но перевоспитался в Республике и с честью ношу имя Скалдер!" "Ну бум!" - и дядя Юра отхлебнул из фляги. - "Жаль мало нам осталось!" "Чего, лет?" "Нет, коньяка во фляге!" Потом его пьяные поросячьи глазки открылись и он завопил: "Кореша! Солнце включили!" "Окстись, дядя Юра, это работает сварщик из местной контропупии-марсиан. Представляете, когда их напихали в вагон, он и сварочный аппарат притащил с собой. А щас срезает вывеску "Салуун" и хочет заменить её на "Революционере Зольдатенкино!" И теперь широкие массы марсиан смогут после трудового дня вечерком, покуривая гашиш, наслаждаться Марикой Рокк в кинозале." "Это мудро! Я тоже приду! Но вот что, Скалдер, скажу тебе на ушко: не очень-то доверяй этим скелетосам. Ведь первоначальная их миссия заключена в детонаторах, которые лежат глубоко под землёй во втором вагоне Пацифик!" "Да ладно, не дрейфь, папаша! Мы их освободили, они нас на руках носят!" "Всё равно не теряйте бдительности!" Итак, вечером, насмотревшись зольдатенкино, всё население Саллун-тауна пошло на закат солнца кадриться с бабами. Где-то играла гармошка. Скалдер тоже отхватил себе какую-то рыжую скелетиссу, и все они пошли гулять на запад. Именно в том направлении находились и загадочные детонаторы. Один скелетон решил помочиться на зарытый вагон, но его ударило током, и он умер. "Хоть какую-то искру выбил своим кресалом!" - сказала рыжая и сплюнула через прореху в зубах. "А ты знаешь про детонаторы в вагоне зарытом?" - спросил Скалдер. "Конечно, знаю. Любой ребёнок знает. Но колупаться с ними лень! Сразу потянет на завоевание Земли, на ядерные бомбардировки и генетические уродства! А нам и так ваш мир симпатичен! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-696

   11 января 2006 года. И случилась эта история на реке Тунгусске в 1901 году, когда туда врезался чудовищный болид. В те времена животные жили ещё без вражды к другу, а в мире, и была возможна такая сцена, что Медведь, Заяц и Кролик собрались переплыть Тунгусску именно в тот роковой день. "Главное - не паниковать!" - заявил Медведь. - "Тебя, Кролик, назначаем дневальным. Зайца - дежурным по роте! Получена команда: вспышка справа! Что вы делаете? Ложитесь, чучмеки, это же ядерная бомба!" "Уважаемый товарищ прапорщик, но я не чувствую никакой радиации!" "Я тоже!" - поддержал Кролика Заяц. "А я говорю: ложись! А не то щас пристрелю из своего табельного! И ещё отожмитесь по 20 раз для профилактики!" "А вот возьмём и не будем! Ты теперь нам не командир! Может там, в казармах, и командир, но теперь мы наблюдаем рождение новой эры, эпохи в развитии человечества! Как ранее упавший метеорит в Мексиканский залив уничтожил всех динозавров, так и этот Тунгусский болид породит самые страшные преступления в истории человечества! Разные там геноциды и концлагеря. Поэтому тебе мы больше не подчиняемся, а идём искать болид, чтобы его уничтожить, иначе из него сделают такой же чёрный кирпич, какой вырублен в Мекке!" "Что-то вы больно разгорячились и разговорились, сержант Кролик! И за это пулю получай!" - и Медведь, уже движимый вселенской злобой, выстрелил Кролику в ухо. В одно. Из второго вылетело. "Ах так?!" - и Кролик и Заяц пошли фарватерным строем на Медведя, сжимая табельные финки-кинжалы (потому что все они служили Его Высочеству Императрице Екатерине II, а их штаб-квартира располагалась в Архангельске) и намереваясь проткнуть ими ему брюхо. Они тоже, сами не ведая, творили под воздействием вселенского злобства. "Ладно, кореша, сдаюсь!"- залебезил Медведь, а сам хитро прыгнул в воду и поплыл саженками в Архангельск докладывать о взбунтовавшихся морских пехотинцах. Какие ещё загадки откроются перед отважными смельчаками, и совершим ли мы с вами и с ними поход на поиски метеорита? Всё это, а также многое другое, читайте во 2 части дилогии "Вселенское зло". 2 часть под заголовком: "Меньше слов, больше дела!" Итак, всюду валялись ранее цветущие, а теперь обожжённые, вырванные с корнем, деревья. "Настоящий лесоповал!" - говорил Заяц. "Ты, Заяц, того, мне не "тыкай". И пожалуйста, при людях обращайся ко мне "господин капитан", усвоил?" "Да я тебя хоть "господин адмирал" буду называть! Но вы же пойми: ветер усиливается, качка - 7 баллов, мы утонем!" "Если капитан Кролик говорит, что не утопнет, то поставит рекорд скорости!" "Рекорд скорости по утоплению экипажа!" "Ма-алчать! Вспомни эпос "Герасим и Му-Му"! Так вот ты метишь на роль Му-Му!" "А вы метите на роль тупоголового немого Герасима." Между тем открылась большая дыра в земле, постепенно заполнявшаяся водой из местных болот. Из дыры торчал явный стабилизатор нейтронной бомбы "толстушки". "Мы не можем, господин Кролик, её вытащить, иначе мы взорвёмся!" "Дурак! Она уже взорвалась, а это - её остатки. Осталось выяснить, кто нам её сбросил, и не намеревается ли сбросить ещё?" - и умный капитан Кролик поднял к глазам астролябию. Горизонт был чист. Никаких НЛО. Занималась алая заря. Заяц всё же втащил стабилизатор на плот. На стабилизаторе чётко были изображены мужчина и женщина, голые, и двоичная система измерения. А также план Солнечной системы в масштабе. "Где-то я такое уже видел!" - заявил Заяц. - "По-моему, такие рисунки разослали давеча во все стороны света американские "Вояджеры". Но никто из них не думал, что они вернутся так скоро!" Между тем Кролик перевернул картинку и увидел наскальные нацарапанные инопланетянами ответы: "Здесь были мы, х.и!" - царапали инопланетяне. - "Не думайте, что вы самые крутые перцы во Вселенной! По сравнению с нами вы просто чмо! А у нас и бабы погрудастей и мужики понакаченней, 2х2=6, 3х3=5. В каком виде спорта применяется снаряд "конь"? "В легкой атлетике? Ответ неправильный! В "коннизме"!" Вот что нацарапали братья по разуму. Заяц и Кролик прямо сели от восторга, перечитывая эти строки долгожданного братского разума во Вселенной. Но как такое показать Её Святейшеству Королеве? И тогда Заяц и Кролик поклялись не раскрывать секрета. Если уж инопланетяне такие крутые перцы, то пусть сами дадут знать о себе ещё в какой-нибудь форме. А про этот стабилизатор так никто ничего и не узнал, потому что его выкинули в болото! К. P. S. Заяц и Кролик вернулись в Архангельск, где Медведь посадил их на гауптвахту. Они сидели и по ночам пели: "У поганых болот чьи-то стабилизаторы торчат! Вот плывут зайцы по Тунгусске и от страха всё быстрее песенку поют: "А нам всё равно, что конизма, что бревно! А нам всё равно, швыряется или метается оно! А нам всё равно в каком виде спорта используется оно! И вы не говорите, что в метеорите это бревно дано! Всё это ср.ное г.вно!" Весь в медальках и эполетах пришёл Медведь и спросил у дежурившего и присматривающего за заключёнными Бобра: "О чём они поют?" "Да о каком-то болоте и бревне!" Разозлился Медведь и давай медальками бить Бобра по мордам: "Запретить! Прекратить!" "Слушаюсь, товарищ прапорщик!" И избитый ни за что Бобр ввалился в каморку к зекам и закричал: "Ма-алчать!!" "Ха! Смотри, Заяц, нам прислали только одного Бобра, чтоб мы замолкли. За кого они нас принимают? Даже обидно. А ведь мы - десантники особой подготовки!" - и они протянули волосок поперёк двери. Бобр споктнулся и упал на подставленный кортик. Именно этот невинноубиенный Бобр открыл счёт невинноубиенным жертвам озлобленности. Далее счёт этот насчитывал уже десятки миллионов жизней! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-697

   11 января 2006 года. В Тридевятом Царстве, в Тридесятом Государстве одна красавица у стен пасла гусей. И воняло от неё бомжатиной, и рисковала она каждый день (и в жару и в стужу) своей жизнью, потому что ела в столовой. А тут навстречу ползёт Ивашка-Дурак и несёт нашпиленную на стрелу дохлую лягушку. Но видит красавицу и говорит: "Будь мне верною женой!" А красавица (с синяком под глазом) говорит: буду, если ещё прихватим одну мою собутыльницу, Седуксеновну. Такой боевой старушк! Только и знает: "Солдаты шли нога в но...гу!" Делать нечего, проводил, затыкая нос, Дурак их в ванную комнату во дворце и стал оттирать их до чиста. А у Седуксеновны на плече горит клеймо города Лилля! "Это кто ж тебе такое поставил?" "Да это всё сериал "Стадо". Там меня спьяну проштамповали, как одну корову. Кузнец начал заранее отмечать Новый Год!" (Седуксеновна врала. Она и миледи Здвинтер были одно и то же лицо. Но только её преступления за выслугой лет не котировались.) "Сколько же тебе лет, бомжиха?" "Ты, кукушка, брось куковать, мне года считая! От меня свою ворожду лучше утаи!" "Да, я понимаю, загадочный женский душа! Но можете вы ещё в том смысле, что да? Или уже давно не?" "Не знаю, сынок! Пытали меня фашисты шибко больно: засовывали мне в клитор оголённый провод. С тех пор не." "Ладно, успокойся, третьей ты не будешь." Стали отмывать красавицу, и обнаружили у неё небольшой такой член! Ивашка схватился за клеёнку и содрал ею всю. А Седуксеновна завизжала: "Есть ещё порох в пороховницах!" Красавица оправдывалась: "Я родилась девочкой, но только с мужским кресалом. Я играла в куклы и дочки-матери. А когда меня стали призывать в армию, еле отшилась. У них ведь как: если между ног что-то болтается, значит - пойдёт в десантные войска. А отрезать мне его было жалко, как память о счастлитвом детстве!" "Что же это получается? Что трахать нам предстоит Седуксеновну?!" "Нет, командир, - сказала красавица Света, - я её трахать не буду, я гомофоб. Лучше ты вдуй мене в зад!" "Сумасшедший дом какой-то!" - сказал Иван, вызвал стражу, и обеих бомжовок выгнали за линию оборонительных городских сооружений. А места там были дикие, страшные. Король имел обычай развешивать на каждом фонарном столбе повешенного бунтовщика, так что они заслоняли фонарь, и идти приходилось в кромешной тьме. Летали совы, филины и мотыльки. "Ну что, Дедуксеновна, познала ты теперь мой девичий секрет. Или ты тоже в кусты и трахаться не хочешь?" "Я, гражданина Света, больная заразная, переболела гепатитом, триппером и сифилисом. Ты думаешь: откуда и зачем у неё искуственные очки с носом и усами? Так это для того, чтобы скрыть проваленный нос, который бывает при сифилисе!" Света вздохнула и пошла в ближайшую кущу мастурбировать. Когда она вернулась, Седуксеновны и след простыл. Покричала, подождала Света: безрезультатно. Вдруг: чу! Горят какие-то огоньки. В надежде, что это страшные лесные разбойники во главе со своей Атаманшей, Света рванула туда. Но это была воинская часть. Солдатик закричал: "Стой! Стреляю!" Света только рассмеялась и выдернула автомат из его рук, напевая: "Всё будет хорошо, я точно знаю! Ух, девки, до субботы загуляю совершенно точно!" И знаете, командир этой части узнал Свету. Это он тогда бухтел про то, что где-то там болтается. А так как продолжало болтаться (за операцию нужны бабки!) , то из-за неукомплектованности личного состава забрал Свету служить в армию. С тех пор уровень анонизма в казарме подпрыгнул выше крыши. И Свету стали домогаться. А она и рада! Как говорится, если голубого посадить в тюрьму, то все будут только рады. И получился русский вариант фильма "Солдат Джейн". Отслужив положенные 25 лет, вернулась Света в своё село. А на дембельских проводах так хватила лишнего, что прямо свалилась в колодец, желая просто напиться водицы. А на дне колодца сидит старуха-ткач-троглодит и вяжет внуку шарфик. Тут у неё пряжа заканчивается, и она без лишних слов начинает вязать из обмундирования и вещмешка Светы. "Бабуся! Окстись, бабуся! Что творишь?!" Бабка поднесла слуховой рожок к уху и заорала: "Чего?!" "Дура!" "Да не кричи ты так, я же не глухая!" - обиделась бабка. - "А за твою пряжу и банку американской консервы, которую я тоже распляла на молекулы, из которых приготовила говяжью пряжу, дам тебе в помощники трёх собак. Ты только чиркни огнивом: они и появятся!" "А спичками нельзя?" "Чего?!" "Спичками нельзя?!" "Не ори ты так, я же не глухая!" ("Русская колодезная загадочная душа!" - подумала Света.) "Только учти: первая собака ещё не, вторая уже да, а третья ещё да. Так две последних - сексуальные маньяки и извращенцы, которые впервые были арестованы за занятием сексом с пожарным гидрантом. Кстати, они неправильно припарковались. А ты сколько отсидела? 25? Наверно, за убийство? А! Ты не сидела, ты лежала! Нет? Служила? Кем?" И вот тут-то Света рассказала удивительную историю их роты, где каждой четвёртой назначали постоянно её, чтобы боец в строю видел грудь четвёртого солдата. А когда генерал Сисько приехал награждать отличившихся, то ненароком проколол ей накладную грудь, и оттуда вышел воздух. Ну а теперь две собаки были в восторге от такого очаровательного хозяина. "Какие у тебя большие и волосатые ноги!" - говорили они. - "А тебе никто не говорил, что у тебя мужские ноги?" "Нет, говорили, что больше похожи на женские!" Собаки поняли, что так толку не добьёшься, и достали миллион роз алых. Утром Света встала со сна: Что за богач тут чудит? А под окном чудь дыша, бедные собаки стоят. Впустила Света собак в дом, а они достали бутылку Сидра и давай её открывать. А она не открывается ничем. А когда открылась, то всех собак стало носить по комнате и перебило всю мебель. Собак вышвырнуло в окно, очнулись они на складе стеклотары и на лбу и них была наклейка "Сидр"! "Ну, Сидр, погоди!" К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-698

   12 января 2006 года. Честно говоря, я хотел написать про гроб на колёсиках, который в качестве маршрутного такси разъезжает по маршруту 24-ого троллейбуса, где такса 3 копейки, и поэтому он набит вечно бомжами. И именно им был вдохновлён писатель Чуковский, написавший про "зайчиков на трамвайчике". Щас же, как известно, идёт повсеместная борьба против "зайчиков" в троллейбусах и автобусах. А наглые маршрутки, клюющие корм не из Банка Москвы, а из разных банков общего кредита и общего пользования, не дают права на проезд по "карточке москвича". И я об этом гневно пишу в публицистическом рассказе. У Кантемировской вообще целый ряд 150-ых автобусов написали себе на лбу: "Маршрутное такси" и по "карточке" не пускают. Видимо, эта тенденция будет только увеличиваться, и тогда гневные письма потекут меру Лужкову. Кто такой Лужков? Это мэр. Москву ещё называют "Лужков-сити". Помнится, антизайцевые автобусы вначале появились в Зеленограде, потом на Юго-Западной, где я (пенсионер со стажем!) , как последний шелудивый пёс, лез под этим турникетом, потому что якобы из кабины он не отключался. Правда, тогда у меня ещё не было "карточки москвича". Ну вот. А теперь даже бомжовский 45-тый троллейбус оборудуется турникетом в центре Москвы. Я его, водителя, спрашиваю: "А почему эта хрень не работает?" "Какая хрень? А, турникет? Так пока ещё рано ему работать. А что, плохо "на шару" ездить?" "Так я не "на шару" еду!" - так ответил я, я, который является профессиональным пенсионером Союзного Значения имени Паниковского. Но идея написать про гроб на колёсиках не покидает меня, потому что мы сидим с Зосей вдвоём и выпытываем, у кого нервы крепче смотреть на этот мрак и ничего не делать. В душ нельзя, музыку громко нельзя, на кухню нельзя (мне лично) . И она сидит, молчит, ругается только тогда, когда прыскает дезодорантом около моей комнаты (но я выработал у себя рефлекс: как только она прыскает, я затыкаю уши, и всё как будто остаётся в норме) , и с этим рефлексом темнота за дверью продолжается. Но эта темнота изменчива. Вот вчера я, как обычно, занимался мастурбацией с компьютером. Так там одна женщина лет 30-ти вообще без грудей! И маникюр не делает. И смеётся. И темнота за дверью перепрыгнула в темноту в моих глазах. Я стал различать чёрное у неё во рту, хоть зубы безупречно белые. Вообще, интересно, что фантазии при виде неё такие: теперь я могу ходить по женским парикмахерским и салонам красоты. Покупать в женских бутиках лифчики и трусы. Теперь могу носить изящные туфельки или сапожки на каблуках. Теперь про меня скажут: "У ней обворожительные гладкие стройные ножки!" И так далее. Потому что волосы там тоже не растут, как и борода на лице. Их нет. Но после закатывания, когда я вдруг поймал себя на мысли, что мы с ней наедине, и я могу думать женскими мыслями, что я, мол, "склонна", а не "склонен", я с неприязнью отверг эти мысли, потому что я - мужик. Но всё равно все предметы женского рода сшибали меня с этой позиции, что, мол, я должен так думать. Ручка двери - раз! Не потолок (муж. р.) , а крышка и т. п. Так что теперь я в панике от этой тёлки. Хоть и выпил сразу 2 таблетки, и откат произошёл быстрее, чем если по одной. Вот щас не знаю, открою ли после этого "Photo-Plus" и не помастурбирую опять. Это же чудо, что могу ещё фантазировать, когда член стёрт в кровь, и больно! Да, тёлка чудесная. Но я всё же хочу вернуться к Корнею Чуковскому. Вот идёт он один, без "карточки", а мимо, грохоча на стыках, едут "зайчики" в трамвайчике, потому что трамваи ещё не оборудованы электронными контролёрами. И иногда вообще без контролёров! И приходит в его гениальную голову всех безбилетников назвать "зайцами"! А что? Может, это с него и повелось. И он сам запрыгнул на подножку трамвая 9-ый номер и вдруг чувствует у себя заячьи уши и женские сапожки на ногах, и ему непреодолимо хочется помазать губы помадой! "Шёл трамвай 9-ый номер! На площадке кто-то помер! Тянут-тянут мертвеца, гоп-ца-дрица-гоп-цаца!" Не кто-то, а очередной бомж-"заяц", а эту песню сочинила Верка Сердючка со словами: "Лохи танцуют ломбаду и читу-дриту, а мы танцуем гоп-цацу!" Потому что к старости Корней наш опустился и запил. Продал дом свой, картины и холст. И на все деньги купил целое море лотерейных билетов. И ни одного выигрышного там не было. А его припадочные стихи никто нигде не публиковал, и гонорары не давал. Это только после смерти писателя, говорим мы, после 2000-года, и после мультфильма Киевской киностудии "Пилот", до нас дошли его бессмертные строки: "Не ходите, дети, в Африку гулять! В Африке горилы, злые крокодилы будут вас шпынять, бить и убивать! В Африке злодейский, всюду бармалейский злой разбойник Айболит! Будет вас кусекать, бить и обежекать! (Чуковский, как и Пушкин в своё время, был недоволен скудностью могучего русского языка, не могущего создать даже причастия к слову "мстить": "Я буду мстить, и мстя моя страшна!" Поэтому он, как и Пушкин, напридумывал множество новых слов типе "обежекать", которые хорошо вписывались в структуру стиха и в рифму, но совершенно невозможны были при одиночном употреблении в цитатах, вырванных по смыслу и содержанию из общей канвы произведения!) "Тут этот к этому подходит, и как раз! в глаз! А тот этому по сопатке! А тот - по глобусу!" "Что вы наделали?!" - это сказала председательница пионерской литературной тусовки, на которую пригласили автора повести про первую любовь. Так он как услышал цитаты, вырванные у него из произведения, так грохнулся в обморок! А председательница его опрыскала водой, а потом дала слово очкарику Половинкину. "Тема и идея этого произведения произвели на меня большое значение!" - начал обстоятельный ботаник Половинкин. - "Особенно автору повести удалась сцена драки! Как этот к этому подходит и ка-ак даст по чайнику! А тот ему по куполу!.." Короче, после этого литературного диспута автор свихнулся, и ему мерещились Половинкины очкастые в глазах. И он зарёкся писать про первую любовь и написал про зайчиков в трамвайчике. Тоже актуально. А звали, дети, этого тронутого душою и болеющего за регулярные поступления капиталов от троллейбусного парка в "Банк О. В. К." (или ещё какой-нибудь) , звали его, говорим мы, Кащей Чурбановский, простите, маленькая техническая неувязка! Одно лёгкое движение пера и брюки превращаются... превращаются брюки.., то есть, не брюки, конечно, а имя автора в Корнея Палыча Чуковского, который назначается не шерифом, а учителем пения в штат Юта! Поаплодируем товарищу! И поникший Корней (никакой, к чёрту, не Палыч, а вовсе и Максимыч!) садился на трамвайчик и ехал в штат Юту, хоть ему медведь при рождении отдавил оба уха. Потому что маленький Корнеюшка так орал невыносимо, пока медведь пожирал его папу. Папа и медведь делали Корнейке знаки, мол, заткнись: не видишь, взрослые дядя и медведь занимаются пожиранием один другого! Обычная в Африке вещь. Ну а потом медведь с досады и отдавил ухи. "Ухи! Ухи!" - кричал Корнейка, пока медведь шахматной доской давил на перепонки. А маманя ихняя с папой и медведем сказала: "Вы обо мне ещё скоро услышите!" И пошла пешком в Голливуд. А Голливуд переводится, как "Остролистовый лес". И больше про мамашу ейного с медвежатами ейными никто никогда не слышал. Вероятно, в Голливуде она изобрела будёновку-невидимку или продолжала выгуливать пингвина на улице на верёвке, как она это называла и привыкла делать у себя в знойной Африке! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-699

   13 января 2006 года. А время медленно идёт... Понимаешь, всё ещё будет, тёплый ветер ещё подует. Если б знали об этом люди, меньше бы люди плакали. Тупые какие-то люди, наверно, из Шанхая. А у меня - обновление: новая Утилита. Вот я всё думал, что я вечно один, и нет у меня друзей. Но оказалось, есть. Это некий светлый туповатый образ. Он - мой друг. Появляется иногда в голове наряду со всем прочим. А сам я - не он, я сам - модернизованный, с гениальным Правилом, неизменным и секретным. Полз по Тунгуссии шпион дед Щукарь, у которого было задание вгрызться под гать и найти пропеллер с погибшего самолёта. Тогда ещё люди ничего не знали про метеориты и воображали, что на Землю могут упасть только Цеппелины или самолёты. Ну на худой случай, вертолёты, геликоптеры. А чтоб падали болиды, догадывался в мире только один человек, только один - дядя Гиляй Циолковский. Он надевал на свои худые (от вечного переедания) плечи большие белые крылья и выходил на чердак своей хрущёвки-пятиэтажки. На чердаке, как обычно, сантехники играли в домино или своей мужицкой силёнкой поддерживали крышу, чтоб не очень проваливалась, как древние Титаны поддерживали небо. В Циолковского с крыльями они не верили, существовали, конечно, предания, что иногда является ангел с медным взором и с крыльями за спиной, но эти предания сильно попахивали алкоголем, которым сантехники подкрепляли себя и свою храбрость. Но наблюдательность от этого заметно падала, потому что видели то двух, а то и трёх ангелов сразу. Так что в эти байки солидные сантехники, люди с жизненным опытом за плечами, верили слабо. И вот, значит, открывается покосившаяся дверь чердака, и прыскают на сантехников всякие крысы, грызуны и кузнечики-цикады! И появляется сам дядя Циолковский! "Чур меня, чур! Водка проклятая! Опять ангелы привиделись!" - заголосили молодые неопытные сантехники. Но их прораб встал, пожал руку Циолковскому и спросил: "Опять летать будешь, Гиляй?" "Да, надо доказать, что на Землю падают и ангелы!" "А на сей раз ты тоже воском склеил крылья? Помнится тогда, в прошлый раз, воск расплавился от солнца, и ты упал в сугроб." "Нет, батенька! Теперь у меня крылья на полууритановой клеистой смоле-жгучке! Можешь потрогать, но потом не взыщи: если вляпаешься в эту эпоксидную гадость, которую ещё называют "монтажной пеной", то будет ожог пальцев, поболит!" "А я в варежке! Эй, братва, давай варежку!" Братва нехотя засуетилась, и прорабу дали две варежки, скреплённые резинкой. "Это что ещё за хрень?" "Это, дядя Прораб, не хрень. Этими варежками пользовался аж до 10-ого класса наш сантехник Дураков. Но вчера его нашли лежащим без сознания в сугробе, а варежки принесли нам на опознание. Мы по ним его и опознали, потому что рожа его сильно пострадала при падении!" "Э-эх! Наверно, тоже чего-то кому-то пытался доказать!" - с грустью проговорил Циолковский. "Да нет, дядя Гиляй! Там на сугробе нашли надпись: "Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, МА", и всё. Может, "МАША!", а может, и "МАМА!" Но у писавшего кончилась струя, и он рухнул вниз, пытаясь дописать. Так вот это был он." "Ладно, хватит болтать!" - сказал Прораб, надел варежку и, понятно, вляпался в пену. "Не затвердело ещё, ребята!" - виновато пожаловался Склифосовский. Ребята деловито надевали варежки подряд и вляпывались в пену. Миф об ангелах рассосался сам собой. Потому что завтрашней смене сантехников эти вчистую раскритикуют этот миф. Они уже и заочно стали называть дядю Гиляя Склифосовским, а не Циолковским. "Ладно, пошёл лететь, Склифосовский!" - подтолкнули его к прорехе в крыше, из которой мочился на сугроб давешний поклонник "МА". Циолковский неловко улыбался и бормотал: "Чего там, право? Просто один небольшой экспериментальный прыжок!" И вдруг его осенило: "Я знаю, кого любил давешний ваш кореш! МАО-ДЗЕ-ДУНА! И, понятно, струи не хватило." "Ладно, всего наилучшего!" А хитрый Циолковский не просто хотел упасть, он хотел прицепиться к тросу телеантенны, что спускается с крыши вниз. А внизу его уже ждали репортёры, журналисты и прочая шушваль-паппарацци. Он гордо вышел на парапет. "Друзья мои!" - начал он вступительную речь, без которой не обходилось ни одно испытание того времени, будь то 10-ти крылый самолёт, который разбился сразу же после пуска или такая фигняция, как качающая под себя воздух конструкция с грибовидной крышкой, которая не взлетела больше, чем на 1 сантиметр. Поэтому все любили произносить речи и восторгаться в них победе инженерной мысли. "Буду краток!" - сказал Гиляй и поднял вверх руку. Защёлкали фотоаппараты и застрекотали кинокамеры. "До моего сегодняшнего падения считалось, что на Землю может упасть только НЛО! Это не так! Может упасть всё, что угодно, всё, что тоже оканчивается на "О"! Причём, если падение совершается в море, то "О" в "О" не тонет! И вот сейчас я со всем своим мужеством и крыльями рухну вниз в сугроб, уже загаженный какой-то левой инженерной мыслью нерасчитавшего длины своего произведения! Как же его звали, этого сантехника с варежками на резинке? Хоть убейте, не помню! Но я намереваюсь после своего падения дать несколько интервью и сфотографироваться на фоне народа!" "Кончай трепаться! Короче, Склифосовский!" - прозвучали крики, и дядя Гиляй покатился по стреле антенны в сугроб. Он судорожно помахивал большими крыльями, одно из которых сразу же и отвалилось! Дядя Гиляй поднялся и заявил, что он - первый в мире экстремал на летающей крыле параплана! И что скоро многие станут прыгать с Останкинской башни или просто с небоскрёбов на парашюте. Таким образом, удалось доказать, что падают и болиды. Дед Щукарь по сотовой связи получил в свой наушник приказ найти болид, а не пропеллер. "Ну олухи! Найдёшь тут чего! Тут же болото!" "А на кой тебе выдали лодку-каное, чучмек ты этакий?" "А я что? Я ничего! Но хрен ли тут найдёшь чего!" Тут Щукарь заметил отчаянно махавшего платком белого человека с большой стеклянной головой, стоящего на каком-то круглом предмете! "Нашёл! Нашёл!!" - заорал в микрофон Щукарь. - "Это же наш любимый Гагарин вернулся!" И точно! Встреча была коротка, в ночь его поезд увёз, но с ним была навсегда поляна потрёпанных при приземлении роз. "Розы в Тунгуссии не растут!" - нагло заявил Щукарь журналистам. Но те и слышать не хотели ни про болото, ни про то, что "не месяц май", они хотели сенсации и выдумали эти розы. А Гагарин катался на джипе Чероки и разбрасывал листовки: "Сталин - Молодец!" и "Не тот Отец народа, кто раз молодец, а тот, кто Сталин!" Гагарина закидывали букетами цветов, и дамы чепчики бросали. А теперь небольшой эпилог. Всё это происходило в параллельном мире, где Гагарина похоронили в Мавзолее через 50 лет. А в нашем мире верили в камни, падающие с неба, и Гагарин погиб до срока. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-700

   14 января 2006 года. Вы ждёте фейерверков и салата Оливье? Не дождётесь. Это всё - бестолковая трата бабок, бабла для бабаев и бабец. А будет нечто обычное, и немного праздничное. Вот исполнилось Шикльглюбелю 700 лет, созвал он на пир всех итальяшек и япошек. В Италии и Японии всё было расцвечено флагами, а в России, США и Англии всё в чёрном крепе. Встаёт Шикльглюбель и произносит праздничную речь, не замечая, как один из генералов вермахта ему подвигает под столом бомбу в портфеле. "Итак, майне фрёенде! За 700 лет, которые я правлю в Германии, нам удалось... да что говорить, мне удалось полностью избавиться от безработицы. Я, помнится, даже сам начал строительство одной из стратегических дорог с лопатой в руках! Вот в этих мозолистых руках! Но потом подлые три еврея-бомжа лопату украли и продали, как лом цветного металла. За это мои бравые преспешники так измутузили этих бомжей, что они не только забыли путь в приём металла, но и как зовут любимого кота, и как звать любимую мать их! Конечно, ещё 600 лет назад все мои преспешники скончались от старости, но я знал одну волшебную травку из подножного корма. Когда я выводился гулять на природу, я не только метил территорию фекалиями, и не только делал гимнастику (говнастику) , не только, понимаешь, заряжался испражнениями (упражнениями) , но втихаря принюхивался к разным травкам. Не к опиуму и гашишу, а к травке имени моего преспешника Рэма, как я это называю. И вот при свете вечернего заходящего солнца, а зимой при свете факеров (факелов) я жрал эту травку за обе щеки, и посмотрите теперь, как я выгляжу в свои 700 лет: как огурчик! Не то, чтобы такой же зелёный в пупырышках, а просто, как собака!" (Тут Шикльглюбель под аплодисменты и дивертисменты погладил своей собачьей лапой по прилизанным вокруг лысины волосам. Кстати, пользовался он шампунем "Скраб", потому что все 700 лет страдал от прыщей, и его девушки не любили. Нет, не те девушки, которых ему приводили с Геббельсавеню под дулами автоматов на всю ночь, так как у него ничего не получалось, потому что его собачий пенис не лез ни в какие их дырки! А другим девушкам, которые носились по лугу, метили территорию и кусали разные глюкогенные травки. Они бы и рады снестись с Шикльглюбелем, но к 450-стам годам он начал замечать, что слабый пол теряет к нему интерес.) (Вероятно, к 50-ти годам фюрер и начал раздражаться, что превращается в собаку, но с годами это прошло. В гималайском монастыре (именно том, где в своё время Рэм и Штрассер (вечная им память!) спёрли идею свастики, а не каком-то другом. Ты не уважаешь его, значит, не уважаешь меня! Она просила принести ей Светлую Фанту, а не что-то другое! Так вот монастырь был тот самый, а не что-то другое! (Может, такое же по вкусу!) Но это Фанта Лайт! (Она оказалась дурой!) Но речь щас не об этом. А о том, что монахи, чтобы спасти свои еврейские шкуры, напророчествовали фюреру, что он проживёт 701 год в образе пса. И он утешился, потому что даже пёс может браво опираться на рукоятку лопаты при начале строительства дороги. Постепенно во всех госучреждениях Германии портреты человека заменили на портреты человеко-пса, и рожа у него была настолько ужасная, что детишки плакали, а взрослые от страха зажигали факелы и ходили кругами. Приходил фюрер, хохоча собственному тупому юмору, лапой, полизав её, тушил пару факелов, и вся толпа пускалась наутёк. В школах ученикам, всё никак не могущим освоить готическое письмо (которое ввёл Геббельс, а вывести не мог никто, потому что все Резерфорды и Энштейны эммигрировали в Америку или Россию (О! Нормандиа Неман!) , то бедных школьников учителя били указками, а при взгляде на портрет бессмертного вождя бывало, и кусали. Откусит учитель ухо ученика, пожарит на сковородке и съест дома. Зато на следующий день уже не вызывает к доске. Потому что ухо обычно бывает отравленным. Отравленным пропагандой доктора Химмеля, который пришёл на смену Геббельсу и провозгласил, что он побьёт все рекорды предшественника, а именно: обрюхатит всех куртизанок Баббельсберга и наговорит столько хвалебных речей про фюрера, что они займут 100 томов собрания сочинений! И каждый ариец обязан будет, если его разбудить ночью (вот буди его, буди! Эй, подъём!) , сразу сказать, какой тост находится на странице 654 тома 78. Тост - это здравица, а не какой-то там бутерброд. И при этом обязан наизусть произнести этот тост. А если запутается и перепутает аплодисменты с мёртвой тишиной, то будет за это прогнан через строй с розгами, а потом уже, избитый, будет расстрелян у Берлинской Стены, как поборник коммунистов, которые не то что готический шрифт не читают, они вообще читать не умеют и делают только одно дело: убирают снег из своей Сибири!) (Эта скобка относится к тому периоду, когда я писал про школы. У меня с этими скобками просто напасть какая-то: открываю, а закрыть не знаю, где!) Итак, Гитлер, благочестиво высунув лиловый язык и пыхтя всем телом, слушал здравицу в свою честь от Химмеля. И вдруг он почувствовал, как его пучит! И что его щас вырвет! "Пардон, мадам!" - сказал он и заблевал джинс Марте Кугель, своей второй жене, так как первая, Ева Браун, откинула коньки ещё 500 или 600 лет назад. И Шикльглюбель выбрал себе в спутницы жизни сайборга-киберга-андроида Кугель, которая никогда не сердилась, и спокойно, без паники, стирала свой джинс заблёванный. При этом её не могло уничтожить прямое попадания атомной бомбы, так что она навсегда останется с ним даже после взрыва бомбы, о которой я уже написал! (Поставил там скобку? Не знаю!!) Итак, генерал по фамилии Уздечко (выходец из Украины, но воевавший против всех на свете, в том числе и против фюрера, так как всем твердил, что став собакой, фюрер потерял способность к пространному мышлению и действовал только рефлекторно, как собака Павлова: загорится красный свет - бежит к миске. Загорится зелёный - бежит опорожниться!) отпросился в туалет, ещё ближе подставив портфель к фюреру. Но у того от этого салата Оливье случился завороток его кишок (700 лет не малый возраст, поверьте!) , и он наконец, нашёл, куда ему блевать! Не на жену, а в чей-то портфель, стоящий рядом. Между тем Уздечко стоял в имперском туалете размером 100 на 100 метров с золотыми унитазами и малахитовыми раковинами и бестолково, и бессмысленно нажимал на пусковое устройство (made in China) , но сигнал не поступал через блевотину к взрывателю. Генерал, как человек военный и желающий всё довести до конца, вернулся в тронный зал и заглянул в свой чемодан, чтобы узнать, в чём тут дело! Но Шикльглюбель укусил его за руку, потому что не хотел расставаться с таким удобным местом для хранения блевотины! (Я щас немного груб, повторяя это слово, но другого ещё не придумано.) Короче, развернулась безобразная потасовка, участники которой выли, рычали и ругались чёрными словами. Уздечко увидел, во что превратился стартёр бомбы, и его вырвало на мадмуазель Розенкрейцер. Короче, скандал! Но Уздечко уже закусил удила и рычал: "Без взрыва я отсюда не уйду!" "Пошёл вон! Вон пошёл!! Охрана!" - рычал Гитлер. Охрана оттащила Уздечко и тут же расстреляла. Дамы завизжали, а Гитлер кинул в труп его чемоданом! Раздался ядерный взрыв! "Ничего, дорогая, нас это не тронет! Ты - робот, а я - бессмертный! Это будет, как нассать на Кремлёвскую Стену или на Китайскую, или на Берлинскую стены, всё равно!" И точно! Шикльглюбель снова выжил, ему только немного опалило шерсть в промежности, потому что он давно привык не снимать штанов на ночь, потому что они истлели за 700 лет. Он обходился без них! К.
  

ЭПИЛОГ

   Эти ПВНы написаны с трудом, под постоянной тяжестью злого гения Зоси! И в них нет полёта свободной фантазии. Но есть талант, есть. Есть даже одно маленькое Изменение.
  

Александр

Барсуков

Страна

сказок-71

("Письма в никуда"-71)

2006

ПИСЬМО В НИКУДА-701

   16 января 2006 года. Рассказ про молотобойца Степана. И вот долбит он! Много уже продолбил! И вдруг ему на голову падает плита! Это - случайность. Долбит дальше. Вторая падает: это уже привычка. Третья падает: добрая традиция! Но у Степана мозги тоже не железные, отправился он наверх: посмотреть, кто плитами кидается. Приходит, а наверху: зелёные человечки, а именно Шапокляк, Гена и Чебурашка. Шапокляк и Чебурашка были одеты в зелёные камзолы, а Гена и так зелёный. "Ну-ка, ядрить вашу! Зачем кидаетесь?" "Нам жаль, по-человечески, тебя!" - и с этими словами Гена снова долбанул плитой по голове Степана. Тот упал и умер. Оказывается, Степан был передовиком-забойщиком. Всегда перевыполнял план. И план спускали, ориентируясь на него. А нормальные долбильщики типы Гены или Чебурашки такой непосильный план выполнить не могли. И их постоянно урезали в зарплате. Но Степана им было жаль, по-крокодильему. Когда крокодил пожирает жертву, он плачет крокодильими слезами от жалости. Или от жадности? Короче, плачет и теряет контактные линзы. И больше ничего не видит. А линзы мягко спланировали на землю, где их нашёл прораб Котёнок в зелёных кирзовых сапогах и зелёной телогрейке, в зелёной каске. Мода такая на зелёное. Надел он, значит, линзы из озорства, и ничего не видит. Но судьба просто обязана была свести вместе Гену и Котёнка. Обязана, но и только. Она за это зарплату не получит. И Судьба отказалась их свести. Вот выходит Котёнок пофрантовать на крышу, а Гена как раз с крыши спустился искать линзы на землю. Котёнок спустился на землю, потому что на крыше никого не застал, а Гена, наоборот, поехал на крышу, мол, там обронил! И, главное, каждый орёт! Один, что нашёл линзы, а другой, что потерял! Но у каждого в ушах ватные беруши от шумов стройки. Мы строили-строили дом и, наконец, построили! Махмуд, поджигай! Не могу! Почему? Хасан все спички обо.сал! Таким образом, мы лицом к лицу сталкиваемся с чеченскими террористами, готовыми совершить терракт. И вот они хватают Котёнка и приставляют ему к горлу напильник. А второй чеченец, вооружённый по последнему слову чеченской преступной мысли: лопатой, нападает на Гену. И оба кричат: "У нас, мол, заложники!" Какой рядовой не мечтает о гибели надоевшего командира в бою! Такой была и Шапокляк. Она, не долго думая, скинула 2 плиты: на Гену и Котёнка. Таким образом, их души на небе воссоединились, и они смогли обменяться контактными линзами. Но чеченцы были почти бессмертны. Они срезали все антенны у трактора и полезли на башенный кран. Как же смеялась Шапокляк, потому что и трактор, и кран не работали уже 1000 лет. А всё строительство происходило вручную в этом Египте по возведению пирамид. Поэтому Шапокляк поймала за шкирку обоих чеченцев, напялила им зелёные каски на головы и приказала тащить плиту на верхний строящийся ярус. Когда они, взмокшие от усилий, наконец допёрли плиту, она выдала им по 30 копеек и ядовито заметила, что рабочий Миклухо-Маклай за это же время притаранил в одиночку 3 таких плиты. И чеченцы тоже захотели убить Маклая. Но убить Маклая - значит остановить стройку, потому что именно для Маклая строится сия пирамида, в которой он и будет захоронен с женой, деверем, снохой, мачехой, тёщей и тестем. А также любимыми домашними животными: котом, пингвином и черепашками. В предверии этого грандиозного плана кот уже откинул копыта и ожидал захоронения в муммифицированном виде. Черепашки же и пингвин были вовсе не в восторге умереть во цвете лет, поэтому хотели тайком пробраться на таиландское судно и в качестве незаконных переселенцев уехать в Америку, в Голливуд. Шапокляк, конечно, заметила их бегство. Но они двигались так медленно, что она расчитала, что к концу стройки они не проползут дальше Суэцкого канала. Ей тоже было их по-человечески жалко. И она не торопилась посылать за ними чёрную конницу Махно. Махно тоже пока таскал плиты. Тут все таскали плиты. Прямо вавилонское столпотворение. Но в отличие от того столпотворения, известного как то, где инженеры никак не могли втолковать разноязычным рабочим, что такое катет или гипотенуза, тут всё проходило по-военному чётко. Тут даже не важно было, кто на каком языке бухтит. На рабочего сразу грузили плиту и поднимали палец к небу: вира! А когда под непомерным грузом рабочий сверху падал вместе с плитой, опускали палец: майна! И хоронили рабочего. А плиту давали другому. Многие рабочие с охотой бы пошли на другую работу, но здесь вкусно кормили перловой кашей, а идти через пустыню вряд ли кто бы решился. И платили неплохо, особенно после смерти Степана. Рядом как раз распологался единственный в своём роде и единственный в пустыне Сахаре секс-шоп, где за доллар всего можно было купить резиновую женщину. Или лотерейные билеты, сулящие выигравшему кругосветное путешествие вокруг Африки и возможность отдохнуть от опостылевшей никому не нужной стройки. Сам Маклай покупал эти билеты, ни черта не выиграл и снова принялся за строительство. А всё из-за того, что его покойная бабушка Сима при смерти (ей было 104 года тогда) (а умирала она от родов на операционном столе) (некоторые считали, что беременность если не преждевременная, то запаздалая) завещала огромное состояние внуку, если его похоронят в саркофаге в гробнице в пирамиде! В завещании не оговаривалось, живым или мёртвым следует хоронить внука, и он во всех судах оспорил это, доказав, что можно полежать часик живым, получить наследство и укатить в Рио-де-Жанейро! Но животных надо было умертвить, как и жену, и прочих родственников. От этого у Маклая болела совесть. И по вечерам, когда над пирамидами возникал растущий месяц, Маклай брал волынку ногами и пальцами ног исполнял грустную песню о бедном путешественнике, который не помышлял ни о чём другом, как только обзавестись потомством и родственниками по линии жены, и как злая судьба разлучит их с ними. Но зато потом будет дискотека в Рио! И песня превращалась в весёлое треньканье. Надо заметить, что Маклай был безрукий. Потому что во время своего Восточного похода ему на руки сел по ошибке Циклоп и отдавил их нахрен. Пришлось ампутировать. И теперь Маклай не то, что вытереть зад не мог после туалета, он даже дверцу походного платного туалета открыть не мог сам. Поэтому гадил, где придётся, и ничем не подтирался! Но на волынке здорово наяривал, поэтому его брали в ансамбль песни и пляски. Ансамбль существовал, понятно, только до тех пор, пока ему не приспичивало. А потом рассыпался в поисках специальных освежающих воздух лопухов. Потому что даже по-малому Маклай не умел ходить, где надо было расстегнуть ширинку. И делал так. Всем было интересно, на что же он угрохает огромное состояние бабы Симы. Но он знал, на что. Он поедет в Рио и присобачит себе новые руки, лучше старых. И навсегда забудет про позор и ужас пирамид. В завещании говорилось, что надо строить до тех пор, пока не будет возложена последняя одиночная плита. Некоторые рабочие клали эту плиту и орали, что баста, карапузики, кончилися танцы! Но рядом всегда находилось место для второй и третьей плит, так что процесс казался бесконечным. В конце концов Маклай умер от старости, Шапокляк тоже, пингвин и черепашки переплыли Атлантический Океан и расселились в Америке. А пирамида так и не была докончена. Так что всё состояние бабы Симы узурпировал директор "ОВК-банка" Михаил Петров, выходец из России. Делать ему было нечего, так как он охранял собственный банк от себя самого, то есть, от грабителя. Он долго ночами подбирал шифр к ячейке Андрозовой (то есть, это фамилия бабы Симы) , а потом сам прокручивал плёнку в магнитофонах назад и просматривал своё изображение, так как был и единственным охранником. Когда же это ему надоело, он взорвал сейф динамитом, достал золотые слитки и укатил в Караганду, где о нём знать не знали, и где в газетах не было международных новостей, а только как поживает любимый Президент Шаймиев. Например, что Шаймиев утром покушал, что днём, что вечером. Не пучило ли Шаймиева после этого. И как прошло выведение из организма дорогого Президента шлаков. А в жёлтой прессе всё тоже было направлено на Шаймиева: сколько проституток он трахнул, сколько у него незаконных детей, и одинаковые ли носки надел он по утру. О Петрове же никто и слыхать не слыхал и видеть не видел, так как телевидение показывало только Лебединое Озеро в исполнении Шаймиева и гольф, в который играет Президент. В этих условиях Петров спокойно дожил до старости, обжираясь ананасами и рябчиками, и скупив все "сити-слотс" (игральные автоматы) . К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-702

   16 января 2006 года. Щорс идёт по берегу, а иногда бежит. Ничего, что раненый, не погибнет он, пляшут командиры, пляшет эскадрон! Но тут отважный Котовский как за.ерачит в лоб Щорсу ампулу с сывороткой против вампиров! Щорс стал раздуваться и лопнул! Всех командиров забрызгало, и они кончили танцевать. "Что ты наделал, тупой Котовский!" - стали они катить баллоны на Котовского. Но тот только спрятал в ножны свой волшебный меч, повязал голову чёрной банданой со скелетиками и сказал только: "Опасайтесь вампиров и подделок! Это был не Щорс! А клон! Больше мне вам сказать нечего!" - и умчался в ближайший просёлок на коне. Командиры подошли к остаткам мнимого Щорса и стали судачить: "Должно же хоть что-то остаться: удостоверение личности или "карточка москвича", на худой конец." Нашли! "Нашёл! Нашёл!!" - закричал командир дисбата придурковатый Пепка и стал подпрыгивать. У него в руках была "карточка москвича" Ивана Петрова с фотографией, на которой явно была сфотографирована женщина с пышными волосами и грудями. "Выбрось немедленно эту гадость! Это не мог быть наш Щорс!" Тут сзади раздались тяжёлые шаги и грубый голос спросил: "Чего вы там нашли?" "Проваливай, не мешай!.. А ты кто? Да это же наш Щорс! Живёхонький!" И снова затанцевал эскадрон и командиры. Но Щорс поднял руку: "Хватит, не люблю этого! Вы все считали клона мной, и возможно, что кто-то и щас мнит, будто я - не я, а мой клон. Так вот вам доказательство!" - при этих словах Щорс вынул из кобуры маузер, хорошенько прицелился и выстрелил себе в лоб. Расплющенная пуля отскочила в песок. "Понятно? Или ещё раз повторить?" "Понятно, понятно! Ты наш истинный твердолобый командир!" Один только Пепка крикнул: "Подождите, а нельзя ли помедленней? (Я записываю!)" Но ему дали тумаков, а блокнот изорвали и выбросили. "Но там же были схемы всех лучших сражений австро-немецкой армии в Первую Мировую войну!" - кричал Пепка, ползая по берегу. "Что за... Он что у вас, изображает кадета Биглера?" "А кто это: кадет Биглер?" "Ну это... Вот когда мой, лично мой командир говорил: "Под Биглера косишь?" Так вот это он и был. (Скажем в скобках, что Первую Мировую войну кадет Биглер закончил в звании ефрейтора, а потом выкрал генеральские сапоги и стал рейхсканцлером Гитлером. Но это не суть важно. Всё равно до этого светлого мига наш этот ПВН не дойдёт.) А пока за.раные штаны кадета Биглера исчезли навсегда в водовороте войны. Кадет ходил в клетчатой юбочке и приказывал называть себя не иначе, как Шафт! "Ты меня ещё не знаешь, но ты меня узнаешь! Ты думаешь, я - Биглер? Нет - я Шафт!" И давал ополченцу оплеуху. Еврей Швейх, который тоже служил в этом полку, прозвал его за глаза полупердуном, потому что по возрасту тот годился ему не в дедушки, а в сыновья. "Кадет, шваль!" - говорил Швейх, когда они со старым сапёром Водичкой возвращались с очередной драки между чехами и мадьярами. А впереди бежала толпа кадетов. Так Швейх, весело помахивая у кого-то из штатских отобранным зонтиком, шёл напрямик. И кадеты останавливались и замирали. А задние напирали на передних, начиналась свалка, но никто не мог переступить черту, по которой шёл Швейх и Водичка. Только когда они прошли, кадеты снова бросились бежать. Остолбенелому Водичке Швейх пояснил, что в его Будейовицком крае их, евреев, называют ещё "упырями" и "воспламеняющими своими мыслями", поэтому младший командный состав их боится пуще огня. К сожалению, этот страх почему-то не распростанялся на более высших офицеров. Это крайне раздражало Швейха, и он даже иногда подумывал о бомбе, которая будет взрываться при соприкосновении со звёздочками на погонах или лычками на рукаве. Если их много: то взрыв обеспечен. Но, понятно, постройка подобной бомбы была делом сложным и малопреспективным. А пока они с Водичкой шли искать амфорного монастырскеого вина, потому что в их маршевый вагон влез в дупель пьяный священник Мордель. И даже швейховских чар не хватало, потому что тот был в звании майора. Надо было трижды окропить его вином, дать пососать, как матерь даёт сосать детёнышу из груди, а потом с криком "Кия!" разбить остатки бутылки о голову фельдкурата. Тот подумает, что он припёрся пьяный к себе в дом и получил затрещину от жены, и выпрыгнет из вагона. Так всё и случилось. И фельдкурат напоролся на стрелку. "Хорошо засел, главное, все кишки остались в штанах!" - говорил Швейх. - "А ещё я знавал одного молодца Ласло Ковача, который выпил весь денатурат из заспиртованной банки с крысами. Сейчас он покоится на одном из кладбищ." Долго ли, коротко, но состав приближался к фронту. В купе, где ехал Швейх, его лейтенант Лукаш и какой-то лысый господин, принесли горячий чай. "Спасибочки вам!" - сказал Лукаш и похлопал проводницу по пышным ляжкам. А Швейх пристал к лысому господину с вопросом, не из Чешских ли тот Будейовиц, потому что лысиной крайне напоминает Бржтеха Кромского, которому в баре на лысине химическим карандашом написали: "Дай мне щелбан!" Господин побагровел, и Швейх вылетел из купе. Оказывается, этот гражданин был замаскированный генерал. Он был настолько жесток, что если после его инспекции кто-то из офицеров пускал пулю себе в лоб, он говорил: "Вот настоящий солдат!" А если оставались живые, то он устраивал новую инспекцию в этот же полк. Между тем Швейх разговорился с кондуктором и неизвестно как, но поезд остановился. При этом оба держали руки на стоп-кране. Швейха высадили и дали денег на билет до Будейвиц. Он сидел в баре и пил пиво: кружка за кружкой. Когда явился патруль, и его доставили в дежурную часть, то он ничего и не скрывал. "Вот шпион! Явный же еврей, но не пытается увильнуть, а бухтит: "Так и так: кружка за кружкой!" И капрал наорал на него: "Хватит придуриваться! Пошёл вон пешком в Будейовицы! Чтоб глаза мои тебя не видели!" Этот капрал всех (и шпионов, и евреев) рассылал пешком по белу свету. И если доходила информация, что кто-то не дошёл, то капрал говорил: "Вот настоящий солдат! Умер, но дошёл!" А если кто-то уходил в другую от линии фронта сторону, то капрал говорил: "Явный шпион!" Самым большим для него развлечением было повесить семью угрорусов на дереве вместе с домашними животными: лошадью и поросятами. Был даже такой снимок: капрал на фоне этих невинноубиенных душ. Но при виде упыря Швейха, Капрал почувствовал непреодолимое желание опорожниться, что и сделал тут же, потому что в туалете засел кадет Биглер. "Извините, мосье, похоже, что я обкакался?" - спросил капрал у лысого генерала. Тот сразу же выхватил пистолет и пристрелил за.ранца. Потому что, понимаете, вонь! А Швейх в это время бодро шагал по дороге в Будейовицы. Он был уверен, что все дороги ведут туда. Поэтому стал ходить кругами: Мыловары - Пешт - Оскомницы - Сварово - и опять Пешт. В Пеште его заж.пили и признали за русского шпиона крупного масштаба: майора или полковника. На радостях пештский офицер полиции напился, а когда проснулся, то ужаснулся, не удрал ли через открытую дверь узник? А пани Панова, чьи следы устилали поляну перед жандармерией, потому что она постоянно бегала к колодцу за новой порцией лошадиной мочи, которую здесь считали коньяком (от чего и пьянели. А крепость той мочи 1 градус) , эта пани сказала, что в опьянении офицер полиции целовался со Швейхом и кричал: "Сознайся: это ты застрелил эрцгерцога Фердинанда?" А арестованный гладил полицая по голове и говорил: "Если бы мне это понадобилось, я бы вас всех перестрелял. Но я добрый." А сейчас он мирно спал у открытой двери и никуда не бежал. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-703

   17 января 2006 года. Когда-то давно, когда по земле ещё ходили бродячие музыканты, какой-то злослов обозвал их бомжами. С тех пор и пошло. Бомжи разучились петь и играть, пропили всевозможные повозки и холсты, и на все деньги купили полные возы водки. И пьянствовали с корешами. Наконец, наступило похмелье. Болит голова. И бомж Степаныч кидается на бомжа Семёновича за раздел территории! "Но ещё вчера ты называл меня лучшим другом! Что же случилось?" "Похмелье! Болит голова! Это ты меня спаиваешь! Гад!" И пошёл Семёныч по неведомым мирам искать приют. То уляжется под балконами на матрасе. Так дворник-Сергей выкинет на помойку все пожитки-нажитки, а сам матрас засыплет снегом. То ударит мороз (как сегодня: -20 градусов) . Много проблем у Семёныча. Блюёт он несваренной помоечной пищей или лежит и пускает под себя лужу в переходе. Не сомневайтесь, конец этой истории будет ужасен и трагичен, как новая "Анна Каренина". Пробрался Семёныч в метро, прижавшись вплотную к какому-то лоху (денег-то нет на билет!) и кинулся под поезд. И погиб. Так никто и не понял, что его побудило. Вроде никто не сталкивал его. Но движение на этой ветке закончилось на 40 минут. Хорошо ещё, что были праздники, и не час пик. Но Холлидей, но Фрюлингсдэй, ай джаст колл ту сей а лов ю! Но Хэллоуин. Так вот в этот самый Хэллоуин Семёныч восставал из гроба, надевал на череп тыкву, втыкал в глазницы свечки и ковылял в город. За ним из разных могил вставали женщины в туфлях на шпильках и прочие ведьмы. И он ходил "лунной" походкой и пел: "Айм бэд, айм бэд, ю но ит!" ("Я - негодяй, ты знаешь!") А прочая шушера подхватывала: "Хиз фэт, хиз фэт, ви но ит!" ("Он жирный, мы знаем!") И начинал призрак крутиться вокруг своей оси! "Ко мне, вурдалаки, упыри и вампиры, а также водяные и лешие, допустите до дружбы! Мне, в конец ошалевшему, только это и нужно!" А за всем действием в бинокль с ночным видением смотрел Чак Норрис, Правосудие по техасски, крутой рейнджер. (Кто такой рейнджер? Это легавый!) Наконец, батарейки у бинокля сели, и Чак пошёл разбираться с вурдалаками по-мужски! Он закатал рукава и стал по-деревенски бить их. Они отлетали десятками, но потом изловчились и привязали Чака к столбу! "Эх, дубинушка, ухнем! Эх, родимая, сама пойдёт!" И Чак вырвал столб из земли, наклонился и стал вертеться, сшибая всех столбом. А надо заметить, что одна заупокойная дама со свастикой посыпала ему голову пеплом, покуривая. А мёртвый официант предложил горячий кофе. Чак плюнул в кружку, и официант вылил кофе ему в штаны, а в рот засунул кусок сахару. Всё это и переполнило чашу терпения Чака! Наконец, столб свалился с него, путы опали ("Мужчина, у вас опал!") , и Чак встретился один на один с Семёнычем. Семёныч включил радиоплеер на нацистский марш, а Чак переключил на "Лебединое Озеро". Так они вращали настройку до тех пор, пока Семёныч не вылил на голову Чака кружку пива. И хотел уйти прочь. Но храбрый Чак задержал его, сказав: "У тебя есть на выбор две вещи: или извиниться, или..." "Я выбираю второе!" И давай они меситься! Там ещё был настенный шкаф, так они об него обломали кулаки, промахиваясь. Но потом тут же встали и, бодрясь, снова бросились в бой. Наконец, Семёныч упал под встроенный кухонный комбайн. Чак его похлопал по спине, Семёныч резко выпрямился и ударился позвоночником о комбайн. С ним было покончено. Но оставался ещё Свирепый Волк, который заплевал постановление о своём аресте, а потом плюнул и Чаку в лицо. Да вдобавок размазал по Чаку тарелку со спагетти! "Где этот волчара? Я заставлю его тоже поесть спагетти!" - кричал взбешённый Чак, пока на подмогу не прибежали ещё 20 Чаков Норрисов, клонов этого Чака! "Так вот ты как побеждаешь, Дракон Чак!" - завопил Свирепый Волк. "Хорошо, оставьте нас наедине. И если он сможет уйти, то пусть идёт себе!" - гордо сказал Чак и огрел Волка золотым унитазом по голове. Понятно, от такого удара унитаз помялся, а Волку было фиолетово. Он стал душить Чака. Тогда Чак ударил по голове Волка кактусом-сиккулентом, до которого смог дотянуться ногами. Ядовитые колючки впились в Волка, и он упал бездыханный! К. P. S. А после бойни дамы разобрали ковалеров и парочками пошли любоваться на закат Солнца. Чак обнимал жену Свирепого Волка и говорил: "Я не знал, что ты такая!" "Какая?" "Особенная! В твоих глазах горит добрый огонёк. Хочешь, прочитаю стихи? Одни мы стоим у океана, а вдаль уходит атомоход. Застрянет в айсбергах вначале, но потом оттает и уплывёт!" "Как романтично! А чьи это стихи?" "Мои." А надо заметить, что жена тоже была не из мира сего, а из мира усопших. Она умерла, когда ей стукнуло 104 года, и какой-то шутник вместо обычных валенок с галошами "Прощай, молодость!" напялил ей на толстые ноги туфельки. Что совершенно сбило Чака, и он вообразил, что кадрит молодуху, ведь по остову ничего нельзя сказать! Но она сама призналась: "Хорошая у нас парочка: прабабушка с правнучиком! Мне - 104 года!" "А мне - 124!" - спокойно, но гордо сказал Чак. "Так долго не живут!" "А я 100 лет жил до своего рождения в образе черепахи Тортиллы! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-704

   17 января 2006 года. Три дня температура будет за 30 мороза. Мне не до шуток: пишу комедию! Вы спросите, как с той кабардинской девушкой, что хотела за меня замуж? Так на следующий день я её не застал. А потом и вовсе стал ездить на рынок, там Сникерсы не 14, а 11 рублей. А я хотел предложить ей быть любовницей, а не женой. А щас ничего уже не хочу. Пошла она. Расположился престарелый грек на циновках и поведал нам древнее предание. Свежо предание, да верится с трудом. Так вот. Оно повествовало о двух юношах и одной девушке, которые хотели построить в Греции акведук-канализацию. Но древние греки предпочитали купаться в дерьме, как им завещал Аристарх Платонов, их гуру. "Но вы же воняете!" "Наплевать! Вонь пройдёт, любовь останется!" Пьяный проспится, дурак никогда. Тогда один из юношей, некий Апполон, взял ближайшего бомжа-грека и стал его топить в очке, крича: "Ты набит наркотиками! Вот щас один лопнет внутри - и ты труп!" "Эта фраза из какого фильма, милейший?" "Его ещё не сняли. Пока не сняли. Но пройдёт всего 2000 лет, и снимут." "Будь нашим предсказателем будущего!" "Легко. Вот представьте мир, в воздухе которого проносятся дирижабли-цеппелины и воздушные шары из бычьих желчных пузырей. По каменным мостовым бродят важные греки, все в белых одеждах. А при виде храмов падают на колени и благочестиво молятся. У каждого гарем в составе 5 жён. Одна штопает носки, другая вяжет новые, а третья стирает портянки." "А 4 и 5?" "Обалдуй! Они занимаются любовью со своим греком!" "Нет, такой мир не для нас!" - сказали греки и нырнули в прорыв канализации! Экстремалы! Андреналин раш! И пошли прочь девушка и её парни. И трахались они, как кролики, и родили младенца Минотавра. Я про это уже писал. Там один из юношей, Дедал, сделал макет коровы с салазками внутри. Так девушка вкатилась внутрь: дырка к дырке, и бык обрюхатил её! Вот настоящий экстрим! И все греки, узнав про этот экстрим, тоже вкатились на салазках. Но был сообразил о подмене и больше орган свой не вставлял, а стал бодаться. Бедные экстремалы с сильными ранами в промежности бросились к доктору Пистолетову. "Как всё запущено! Вы, ребята, больше не люди! Вы - люди-инвалиды! Знаете: ночь без любви, утро без обиды: люди-инвалиды! Это про вас написана песня!" Что же произошло с Минотавром? Он с дури влез в одесские катакомбы, оставшиеся ещё после войны. Не скажу "пунической", потому что после Великой Отечественной. Я вообще не боюсь правды, если только она не затрагивает мой половой рефлекес. Итак, бегает Минотавр по лабиринтам и не знает, где выход. А сам-то он ещё маленький, зовёт маму и просится на горшок. А ему приводят 12 самых красивых парней и девушек Одессы. Чтоб он их сожрал. "Но на кой мне их жрать? Я не хочу! Я хочу молока кормилицы!" Привели кормилицу, и она оказалась по совместительству и его мамой. И они нашли друг друга! Когда это показали в передаче "Найди меня!", то все зрители расплакались от умиления. Загорелась надпись: "APPLAUSE" ("Аплодисменты") Но тут, против протокола, на сцену выбежал Кувалдос и заорал: "Я такого безобразия не видел со времён учёбы в школе для слабоумных! Вы все под арестом! А также и эта матушка Бека, за которой я давно охочусь! Это я специально нарядил Минотавром полицейского Меджоя, чтобы уличить Беку!" "А где же настоящий сынулик мой?" "Крепись, подруга! Твой сынулик сожран Унасами на планете ЕН65!" "Что это за билиберда?" "Это - не белиберда. Дело в том, что американцы нашли квадратные Звёздные Врата, рядом с которыми сидел и пялился баран на новые ворота! Так вот эти Врата открывались только на одну планету: ЕН65. И вот входит отряд ЗВ-1, хорошо в краю родном, пахнет сеном и травой! Оказывается, здесь ещё царит первобытно общинный строй! И, главное, все макаки, которые должны превращаться в людей, занимаются какой-то ерундой: нет, чтобы обтёсывать камни и делать топоры или вращать палочку, чтоб пошёл дымок, так они поголовно трахаются. И ничего более. Потому что еду и тепло им устроили злые Унасы-служители зоопарка. ЗВ-1 робко приблизились к одному такому Унасу и спросили, как его зовут? "Унас!" "Что это значит? "У НАС всё в порядке!" Поняли тогда ЗВ-1, что им пора убираться, потому что Унасы уже стали интересоваться, где их билеты на посещение зоопарка, пусть платят штраф 100 долларов!" И звездопроходцы вынуждены были покинуть эту ЕН65 и снова оказались по ту сторону ворот рядом с дохлым барашком. У него из черепа бежала кровь. "Всё ясно! Баран стал биться головой в новые Врата и погиб мученической смертью!" - сказала майор Картер. Они принесли эту тушку генералу Хаммонду. Баран на мгновение очнулся и сказал: "А, это вы - Хаммонд из Техасса? Лысая балда? Ваши воины хорошо сражаются." Хаммонд был тронут тем, что о нём узнали на другой планете. "Да нет, я просто читаю прессу и смотрю телевизор: "Звёздные Врата-4", - сказал баран и помер. Похоронить его решили на Родине. Тилк и полковник Овник перебросили барана через Звёздные Врата на планету ЕН65. Оттуда раздались проклятия, потому что труп расплескал фекалии, собранные для отражения пришельцев из космоса. Но пришельцы уже ушли. "Янки дудль!" - кричали им из-за забора попугаи и макаки. Генерал Хаммонд был озабочен. "Я очень озабочен, друзья мои, очень! Получается, что мы были на овечьем ранчо или в зоопарке, как угодно, но на Земле. Кстати, русские или китайцы уже прознали о наших Вратах? Да, пронюхали! Вот мне телетайпируют, что у ворот лежит дохлый индеец Джо, явный китаец. А русский помощник младшего черпальщика фекалий задорно работает в зоопарке, расплёскивая всё г.вно на макак и полагая, что непиятности закаляют характер, и таким образом, те быстрее превратятся в русских людей! Мне это совершенно не нравится! Обезьяны должны быть американскими. А они не рубят по-английски. По-русски тоже, кстати. Но Первый Человек на Земле должен бухтеть по-американски! Это наша прерогатива!" И ЗВ-1 снова отправились в зоопарк с грудами словарей и книжек, чтоб макаки читали и быстрее! Но те нарвали из словарей бумаги для утилизации. За что русский Маклай на них наорал матом! Мат макаки прекрасно поняли. Они тоже стали отругиваться чёрными словами. ЗВ-1 пребывали в унынии: русские их обскакали, и Первым Человеком будет русский бомж! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-705

   18 января 2006 года. Детство, отрочество юность. Учился, измучился, лечился. Я, граф Толстой! Могу я хоть щас побыть графом? Ты-ты сегодня Робинзон! А я? И ты - Робинзон! В этом сезоне поём про графа Льва Толстого! И вот я призываю вас всего лишь разуться, по лугу, как Лев Толстой, пройтись босиком! Не гони лошадей, а то некуда будет спешить! (У всех этих лошадей должна быть хоть одна голова, голова графа!) Всех графьёв мы уже поубивали! А меня нет! Эту песню распевает молодёжь, эту песню и задушишь и убьёшь! Короче, в красной рубахе с маленькими серпами и молотами тайком от всех белогвардейцев выскочил из конюшен графов Толстых сам Лев Николаевич. Теперь он играл в Мальчиша-Кибальчиша. Он давай чиркать и поджёг собственную конюшню. Набежал народ! "Что горит? Где горит?" "А, это Лёва Толстой играется! Щас у него в ж.пе детство заиграло, когда он только учился. Но щас приедет перевозка в психдом, и он будет играть в юность, когда лечился!" И точно: приехала перевозка. А пожарных так никто и не удосужился позвать. Пусть горит. Графское спасать от самого графа - дело неблагодарное! Так подумали тёмные мужики и разбрелись по посёлку. Но среди толпы затаился и Малыш-Плохиш! Он был в чёрной рубашке и бандане, и был это граф Алексей Николаевич. Тоже Толстой. И вот при свете горящей конюшни происходит финальная сцена братоубийства! Лев схватил горящее полено и понёсся на Плохиша. А тот залез на пальму (росшую неподалёку) и сбросил на голову Льва связку кокосов! "Неплохо, Бэдмен!" - похвалил Плохиша Лев, стирая со лба не кровь, а кокосовую стружку. Потому что у него был графский лоб, унаследованный ещё от графьёв Трубецких, когда Екатерина Великая их стегала по лбу, да только разорвала на них розги. А лбам - хоть бы что. Это удивительное явление некоторые историки связывают с доисторическими динозаврами, что, мол, это оттуда повелось у графьёв. Но я должен опровергнуть этот неисторический подход. Потому что графьёв тогда не было! Был пещерный пролетарит, о котором так хорошо высказались уважаемые Маркс-Энгельс в "Капитале": что, мол, пролетариат жаждет хлеба и зрелищ. И вот отсюда мы и делаем глобальный историко-политический вывод, что хлеба у пещерного пролетариата не было. А из зрелищ - только падение мексиканского метеорита и то, как подохди исконные зрелищевместительные динозавры. Потому что динозавры были известными потешниками и весельчаками-массовиками-затейниками. Например, возьмём "Юрастик Парк" или "Легенда о Динозавре", или динозаврика "Дино", который помогает усваяемости детских желудков. И учит их азбуке. Они бы и без него, понятно, научились, но с Дино как-то спокойнее. Понимаете? Даже с тех доисторических времён динозавры служили хорошими супермоделями для художников-пролетариев, этой прослойке культурной и зажравшейся на своих полотнах! Да потому что для рабочего выточить на станке один болт, говорим мы - это большая радость! Сдаст он болт прорабу, получит копейку и рад! А художник, этот прослойщик капитализма, и так подойдёт к полотну, и этак. В итоге у него получается картина "Чёрный квадрат", за который он огребает миллионы долларов! А что в этом квадрате питательного или зрительного? Даже в ж.пе у негра и то светлее! А назавтра прораб уже требует с рабочего 2 болта за день! А с живописца уже никто ничего не требует, потому что он уехал на Гаваи, купил на вырученные от картины деньги кусок пляжа, огородил его колючей проволокой под напряжением и давай кувыркаться голышом с местными тёлками! Это они так борются! После этой борьбы хорошо выкурить по гаванской сигаре. Хорошо, солнышко. А пролетарий, как последний .удак, никак не может повторить свой же рекорд, и все болты у него получаются кривые и косые. И прораб увольняет рабочего, а на его место уже просятся сотни черно.опых штрейхбрехеров! Вот так. И приходит рабочий домой, бросается на койку и содрогается от рыданий. Потом встаёт, находит верёвку, крюк для лампы и собирается повеситься! Тут прибегает его жена и детки, 6 человек. "Может, жену повесить вместо меня?" - думает здравую мысль рабочий. Но та протягивает ему карточку пенсионного страхования. Он читает, и морщины постепенно разглаживаются на его недобритом лице. Если отдать квартиру в аренду до пенсии, то обеспечена квартплата, да и пенсия. И рабочий приходит в Пенсионный Фонд и говорит: "Посмотрите на меня, люди добрые! Я весь создан из противоречий! Когда меня творил Господь, то был сильно выпимши! Вместо рук - ноги, вместо ног - руки!" "Это, милейший, не к нам а в Кащенко вам надо!" И рабочий бывший, а ныне БРЧ (типа БИЧ (Бывший Интеллигентный Беловек)) (Бывш. Рабочий) отправляется в Кащенко. Где ему голову меняют местами с задницей и говорят: "Говорите "Большое спасибо!" щас, до операции, потому что потом не сможете! ("Пр-р-р!" - только!)" И вот снова приходит БРЧ в Фонд, а на него орут: "Заколебал ты нас ходить к нам! Не положена тебе пенсия, и точка!" "Пр-р-р!" "Чего?" "Пр-р-р!" "Тогда вам - к гинекологу! В 5-ую комнату!" Пришёл БРЧ к гинекологу, а тот ничего понять не может, и его рука сама пишет: "ОРЗ", потому что других болезней не знает! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-706

   19 января 2006 года. А на горшке, чуть дыша, бедный художник сидит. Слов из песни не выкинешь, а это - новые слова вместо: "А на толчке, чуть пердя, гнусный вампирец тужит-ся!" "Тужит-ся" - слово из японского языка, символизирует единое начало Инь и Янь. Изображается в виде мускулистого голого мыслителя на горшке, подперев рукой голову, которой думает. Головой, не рукой. Итак, долгожданная сказка про Первый Поцелуй в зад. Первый и, надеемся, последний. На моём месте менее маститый автор бы сдох, не могя ничего придумать. А я по ходу дела придумываю новые слова русского языка: "не могя". Нет, я - маститый авторитище, и щас что-нибудь придумаю. Почему в зад, а не в ухо или нос, например? Потому что собаки нюхают друг у друга именно зад! Так что, это про собак? Вот именно: Шарик в гостях у Барбоса. Шарик был кобелём-сучкой, а Барбос - сучкой-мальчиком. И решили они поменять пол. Шарик стал кобелём-девочкой, а Барбосина - сучкой-мальчиком. То есть, практически ничего не изменилось. Фу, запутался сам! Одним словом, это был Унисекс! Как щас по клавише вдарил на восклицательном знаке. Суровый палец клавиш давит! Унисекс!!! Это суровый рэп, это суровый рэп. Эй, послушай рэп суровый мой! Прочисти уши и из окна долой! Любовь не душит и не д.ачит, не гонит и не зовёт, а просто в углу сидит! Поскольку подобных условий никто б не создал бы ему! Я не хотел издеваться над тобой, я хотел просто поговорить с тобой! Итак, ввалился Барбос к Шарику (ну наоборот, какая разница?) с двумя баллонами сивухи. Я сам против допинга, потому что можно посадить печень, сердце, да и вас самих запросто могут посадить в какую-нибудь французскую тюрьму! Так, дело проясняется. Сказка про Железную Маску. Шарик был очень похож на известнейшего и гениальнейшего писателя Дюма, поэтому его голову заковали в маску и написали мелом на лбу: "ЛИБИДОВИЧ". Это вообще прикол! Так вот, приехал из дальней провинции к нему его племянчатый дядя по бабушкинской линии: Шарик! И привёз баллон сивухи. А Барбос-то выпить не может... Простите, запутался: далее имейте в виду, что псы перепутаны. И если я пишу, что Шарик закован, а Барбос не может, то имею в виду разных псов под разными именами. Один, короче, из них закован. Итак, Барбос поставил пузырь перед Железной Маской и говорит: "Не годно так жить, Шарик Батькович! Всё в маске, да в маске! Когда-то надо и женой обзаводиться, и детишками!" "Фиг два!" - отвечает Шарик и поёт (это такое ориозо) : "Всю жизнь быть в маске - судьба моя! Живу, как в сказке, не нахожу горшка, вытираюсь замазкой, уволь меня!" А Барбос через трубочку просит пососать самогон. И вставляет в маску кишку. Но тут появляются злобные персонажи второго плана: злые стражники Давид и Голиаф. Они выдёргивают кишку из маски и орут: "Всем спать!!" "Отдайте кишку, живоглоты, это мой самогон!" "Теперь наш!" "Ах вы, суки! (литературное слово!) Тогда я наколю вас на шампур, как рябчиков!" "А кто такие эти "рябчики"?" "О, это страшные люди! Это целое семейство рябчиков-Розенблюмов. Тётя Сара, дядя Мойша, Ребекка и другие! Я их всех однажды насадил на шампуры в закрытой со всех сторон комнате, и агент Скалдер долго ломал голову, как такое возможно, пока не сообразил, что кровать, на которой размещались все трупы, была машиной времени! Злодей Гитлер положил шампуры на неё и запер всё со всех сторон. А когда материализовались Розенблюмы, то оказались нанизанными на шампуры и умерли!" "Да, разжалобил ты нас, дядя! На тебе перед смертью хлебнуть самогона!" "Как это перед смертью? Я-то думал, что после моей бомжовской речи вы поведёте меня к себе домой, где мы устроим маленький такой пикничок с тёлками и разопьём самогон!" "Мы бы и рады, старичок! Но тот, кто узнает секрет Маски, тот должен быть умерщвлён через бросание в воды Атлантики!" "Но какой это, к чёрту, секрет! Да этого Шарика весь Привоз в Одессе знает! Он ходит по рынкам, всё пробует, а потом оказывается с расстёгнутой от переедания ширинкой. А потом идёт в магазин "Сделай Сам" и выносит оттуда маленький гробик. Да если хотите знать, он готов и большой гробик выточить вот этими вот мозолистыми лапами!" - и Барбос показал стражникам лапы Шарика. Лапы оказались белые, пухлые, нежные, с маникюром. "Ах вот оно что!!" - заорал Барбос. - "Пока он в Маске и недееспособен, вы надругались над ним и опустили!" "Ничего подоб..." - хотели сказать стражники, но неожиданно Железная Маска сняла Маску и оказалась Машей Старцевой! "Что за чертовщина! Тебе должно быть уже 33 года! А выглядишь на 13!" "Вот именно, глупый Барбос! Эта Маска - моё изобретение против морщин и угрей, называется: "СКРАБ" Или Скраб Скрабом бей. Поэтому я так молодо выгляжу. И я - девочка, а не какая-то там кобель-девочка!" "Но где же Шарик?!" "А Шарик, мой бедный друг, погиб смертью храбрых, и его нет больше с нами!" "Что с Шариком случилось?" "Он сдох!" "Понимаю, но при каких обстоятельствах?" "По небу бежала неверными шагами луна. Неслись чёрные тучи. Агент Скалдер свалился в колодец и вопил: "Мали, ко мне!" Завыли все местные вампиры, упыри и вурдалаки. И только Шарик весело скакал по горной дороге, махая хвостом. Потому что проглотил 12 глюкогенных поганок! Вот вам и передоз! И он свалился в обочину. Доступно?" "Как жаль пёсика. Но скажу тебе по секрету: я гомофоб, поэтому мне нравятся сучки-девочки типа тебя! Давай с тобой дружить! Отнимем пузырь у стражников и напьёмся! А что ещё делать-то? Новый Год на носу!" "Нет, мой друг, май фремд, пузырь уже пустой. Лучше я подарю тебе шлёпанцы: и в тюрьме пригодятся!" "Только и знаешь, что каркать!" "Я сижу уже давно (20 лет) и познала, что вся страна наша - Зона. Таганка, я твоя бессменная арестантка! Сгубила юность и талант в твоих стенах!" К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-707

   20 января 2006 года. Может показаться, что я, написавший 70 циклов по 10, легко пишу средние рассказы. Это не так. Обычно в середине мне становится скучно. Но и по жизни иногда бывают моменты, когда мне гадко в одним местах, зато я отыгрываюсь в других местах, при других людях. А отстойные зоны я чувствую прямо таки хреном! Значит, мне тут не светит. Это к ПВНам не относится, но всё равно: написать 10 штук - подохнешь. Есть такой напряг и при первом из десятки, когда читатели ещё не знакомы с моим творчеством. А вот последние пишу за один день по 2 штуки (это 20-тые) , до которых мне щас ещё 3 (так как цикл этот - второй в двойке с 70-тым. Так уж повелось, что начинаю с чётного. Просто первые 10 рассказов, написанные в 2002 году, не являлись сказками. Я просто бухтел, как мне плохо живётся. А вот потом я понял, что нужный жанр - не фантастика, не детектив, а волшебные сказки!) . Итак, волшебник ты мой! Продолжаем. Написать страницу - уже достижение. Итак, шёл Ветродуй. И видит женскую баню. А точнее - деревенскую баню, где за пятак моются и бабы, и мужики в одном помещении. Прильнул Ветродуй к окошку, а ему в морду выплеснули ушат кипятка. Разозлился Ветродуй и выдул всех на мороз. Получилось: голые бабы в небе парят, в баню попал ветродуйный снаряд! Тупо получается, чувствуете? Такого снаряда нет. Тут из бани вниз прилетел Кулак Ярости и вмазал Ветродую в глаз! Какая сказка без мордобоя? Тут я сам уссался над этой аксиомой. Но уж такие это ВОЛШЕБНЫЕ сказки. А Ветородуй как вмажет Кулаку по шарам! А у того бандаж, он даже с ним мылся в бане: какой Кулак без бандажа Кулак? А бандаж - это такой пояс верности со множеством замков и задвижек. Помните, как у Лесли Нильсена в тюремном душе. "Подними мыло!" "Пожалуйста, на здоровье!" Полотенце соскользнуло, и все от страха разбежавшиеся зеки увидели бандаж. Тюремный насильник сразу скис и ушёл. Вот так невинная шутка Лесли спасла его от насильника. Но поверьте, тюрьма меняет человека: я раньше был белым! Так сказал негр. Негры тоже люди и нечего их обижать, постоянно упоминая, что было темно, как у них в заду. У них кроме зада и другие части тела есть. Так вот там также черно, как и в заду! Я хам! А мне говорят: "Где вы только не были!" Не был я там, но могу представить посредством пространственного мышления. Итак, одна жирная баба свалилась на Ветродуя сверху и запищала: "Это совсем не то, что вы подумали!" "Ага!" - сказали другие спланировавшие бабы. - "Другим вешай лапшу на уши! Это у вас ЛАМУР и глазами так: У-э!" "Если бы это была Ламур, то дело бы происходило на сеновале, куда бы я притащила и кузнеца, ведь Ветродуй, понятно, собирается сделать мне предложение?" "Нет!" - сказал Ветродуй, вылезая из-под бабы. - "Я, как и папа мой, и деда - закоренелый холостяк!" "Для того, чтоб на свет что-то родилось, необходима женщина!" "Докажите!" Но бабы уже устали спорить и пошли одеваться. Понятно, мытьё окончилось, и теперь осталось пропалывать редиску и укроп на плантациях. Ветродуй зашёл в опустевшую баню. Там оставалась только одна баба-банщик. И Ветродуй попросил её затопить печку по-чёрному, он, видите ли, от белого света устал. А потом затопить по-белому, потому что устал от чёрного. А потом предложил руку и сердце банщице. "Тебе сколько лет?" - спросил он. "18!" "По формам не скажешь. А парень у тебя есть?" "Есть, Кулак!" "Тогда предложение отменяется. Боюсь я этого Кулака! Хулиган он. У него в голове: только кому-нибудь дать по морде! Да и тебе надоёт, если выйдешь за него. Будет типичная семья, где муж колотит жену. Вот посмотри на Путина: не пьёт, не курит, не бьёт жену! Вот и хоти такого, как Путин!" Потом Ветродуй закутался в полотенце и свалился в сугроб. "Осторожнее!!" - послышалось из сугроба. "Живой!" - сказал Ветродуй и вытащил за тулуп деда Кузьмича. "Кузьмич!" - прямо сказал Ветродуй. - "Собираешься ты устраивать Революцию в СССР? Уже пора!" "Да устрою, устрою, не будь я Кузьмич!" "А какого хрена ты здесь в сугробе ошиваешься?" "Я испытываю новый иглу моей конструкции!" "О Революции думай, балда!" "А это что такое? Новый иглу?" "Щас я тебе иглу в задницу засуну! А ну марш на Финляндский вокзал и ори там: "Кузьмич вернулся из Финляндии! Не пропустите! Только один сезон! Только в нашем цирке уродов! Кузьмич-Кузьмич!" "Да пошёл ты! Сам ты урод!" - и Кузьмич постарался снова влезть в свой иглу. Так Ветродуй так дунул, что Кузьмич улетел прямо на вокзал, на броневик, сделанный без единого гвоздя и заклёпок, на одних желтках по "русской технологии". Он всё перепутал, и вместо пролога исполнил эпилог: оттянул подтяжки и провозгласил: "А теперь - дискотека!" И все пролетарии задрыгали конечностями. Тут Кузьмич чувствует, что его кто-то тянет вниз за пиджак и протягивает кепку. Это была Крупская, накрапывал дождик, она дала ему кепку. Но он не надел её, а стал размахивать и пошёл в присядку! "Какой-то у нас вождь припадочный!" - заметили рабочие. -"Может это и не Кузьмич?" Но Кузьмич им всем в морду сунул "карточку москвича", где чёрным по белому было напечатано: "Владимир Кузьмич Чикатилло"! "Что за странная фамилия, Кузьмич? Ты что, абрек?" "Ну да, абрек!" "А нам нужен русский! Россия для русских!" "Да ладно, уймитесь! Щас пойду в ЖЭК и поменяю фамилию. Предлагайте варианты!" "Есенин! Пелевин! Елейный! Проленин! Ленин!" "Последнее мне подходит, по жизни я очень ленивый!" - сказал Кузьмич и заснул на своём броневике. Люк броневика открылся, и оттуда побежали полчища мышей и крыс. "Крысы бегут, помотри, Наденька!" "Чего ты обрадовался? Это значит, что скоро наводнение, и броневик затопнет!" - сказала Крупская. "Когда корабль топнет, самый решительный берёт руль в свои руки!" "А тебя ещё никто не изберал председателем!" "Это раз плюнуть: я покажу всем "карточку москвича" и заявлю, что я - буйный помешанный. Вся Дума проголосует за меня! Потом я её расколю и буду с большевиками." Всё так и случилось. А на досуге Кузьмич кропал 100 томов своих сочинений, началу которых он положил ещё в тюрьме, пиша между строк молоком. Правда, к сожалению, большинство из тех трудов к нам не дошли, потому что молоко скисло. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-708

   22 января 2006 года. Повесть про первую любовь. Сидели двое молодых влюблённых и рассматривали колекции пивных крышек, которыми оба увлекались. Потом Она сказала: "Может, трахнемся?" И Он, понятно, согласился! Но тут из командировки раньше срока вернулся Муж. И Она спрятала Его в шкафу от гнева Мужа. Но, порывшись в шкафу, тот нащупал не Его, а какого-то Кролика. "Не имеете права! Я здесь живу! Отпустите немедленно! Я буду жаловаться! Жаловаться в амбассу, амбассадору (послу) !" Ошалевший Муж призвал Её. Она давай врать с третьего на девятое: "И я - не я, и лошадь не моя! Кролик не мой! Меня подставили люди дона Карлиона! Посмотри, на трусах кролика не установлена ли скрытая камера или жучок?" А в это время Кролик бродил по кухне и бормотал: "Где же у них здесь кипятильник? Где кофе? Я кофе хочу и выкурить гаванскую сигару!" А Муж и Она, как не смотрели, не могли определить, где камера. Тогда они привели Кролика к письменному столу и дали сигару и кофе. А потом резким движением сорвали его трусы с улыбающейся рожицей. Трусы такие, а не рожи вандалов. И из трусов посыпалось разное барахло, которое Кролик успел свистнуть. Тут была посеребрянная ложка, канделябр, пачка соды, 2 суперпитательных батончика "Сникерс" и прочая фигня. Но Муж с Женой не нашли камеру или жучок. "Так! Пусть сдаст анализ. Если в моче найдём жучка, значит, у него его больше нет. А если не найдём, то начнём спрашивать: "Где же он?" "Да нет у никакого жучка, это мой любовник Стёпа Малороссийцев!" - не выдержала Жена. "Послушай, Стёпа!" - отечески обратился Муж к Кролику. - "Ты как мужчина ещё чего-нибудь можешь?" "Хочу сладость!" "Жена, дай ему что-то, похожее на сладость!" "Вот пудренница!" "О, с кокосом!" "Не отвлекайся! Снова: где жучки или камеры?" "Хочу ещё сладость!" - и кролик заплакал. - "Я - чучмек, приехал за алиментами, никакой камер-мамер, жучок-срачок не знать!" "По-моему, его мозг самопереключился в трёхлетнее состояние!" - сказала Жена. Муж самодовольно хихикнул: "Так уж и сам! Это - новая система гипноза, не будь я Кашпировский! Всё ясно, Кролик засланный, но дилетант, и мы быстро его раскололи. Теперь пусть одевается, и чтобы ноги его не было в этом доме!" Жена в слезах пошла провожать Кролика. Тот сказал: "Не плачь, не реви, что мне могут сделать за загаженный мухами портрет Императора?" "Молчи, несчастный! Мой муж - из охранки!" "Послушай, женщина! У тебя алимент есть?" "Нет!" "Ах ты, чёрт! Где же мне его достать? Пойду ограблю булочную." "Удачи тебе! Вот, возьми пистолет мужа, табельный!" И Кролик ушёл хлопнув дверью. Жена, вернувшись, застала в комнате такую сцену: муж расхаживает по комнате в кирзовых сапогах, на привинченном к полу табурете сидит Он, окно открыто. Мороз. "Ну, будешь сознаваться, что ты - русский пианист? Притом ещё и педагог, и на всё горазд?" Жена так и села. "Если не признаешь, то это сделает эта женщина, верно?" Жена упала в обморок. Когда она очнулась, табурет с пленником уже был отвинчен от пола и продвинут в сторону окна, а мороз был 30 градусов. "Если ты и дальше будешь уходить от моих вопросов, то мы его заморозим!" "Кто это вы?" "Я и Барбара - унтершарфюрер СС. Она моя любовница. А это - твой любовник. Теперь все карты раскрыты. Где карта, Билли?" "Да нет у него никакой карты!" - сказала Жена. А с Билли произошла истерика: "Не дам! Не дам!" "Вот видишь, карта есть! Барбара, открой пошире окно." "Перестаньте, ему же холодно!" - кричала Жена. Неожиданно за окном раздался моторчик Карлсона, который со шмайссером пролетал мимо. Он увидел всё и начал строчить из автомата! И всех перестрелял: и хороших, и плохих. Потом вспрыгнул на подоконник в своих жёлтых штанишках и принялся кормить кота хозяев. "Они обидели тебя, киска! Но я их тра-та-та, и сейчас принесу тебе "Вискас"!" Видимо, Карлсон был морозоустойчив. Потом он сидел и задумчиво гладил кота, который ходил вокруг и касался голых коленок Карлсона пушистым хвостом, и иногда потрескивая статическим электричеством. И, понимаете, на улице произошло прекрасное превращение месяца января в месяц май! Зачирикали воробьи и галки, закапала капель, засияло солнышко. Карлсон подошёл к окну, выбросил в него все 4 трупа жертв и сказал про себя: "Вот и опять ты, Солнышко! Я тебя так люблю! Ты такое жаркое, что мне хочется скинуть с себя последние лифчик и бикини и отдаться тебе (или кому-нибудь, кто подвернётся) !" Именно так начинал Карлсон каждый день. Нет, он голубым не был, просто начитался женских романов. Тут из школы вернулся обалделый Малыш. Им сказали, что в этом учебном году учебный год короче на 6 месяцев и закончился сегодня. "Какой кретин это сделал?" - возмущались все, но с природой не поспоришь. "Ты кто?" - спросил Малыш у Карлсона. "Да, кто я?" "А, ты - "Кто я?", правильно?" "А кто ты?" "Я - Малыш." "А сколько лет ты коптишь воздух?" "13!" "Да ты уже совсем взрослый! Ладно, не это важно! Давай качаться на люстре!" И люстра свалилась и разбилась. "Что ты наделал?! Щас придёт папа или мама и убьют нас!" "Не ссы! Я их уже уконтропупил. Вон они - в колодце, можешь посмотреть!" И Малыш бросился к колодцу, чтобы помочь выбраться раненым родителям. Кролик вертелся рядом и подавал всегда своевременные и полезные советы, но ему заткнули рот, заявив, что Страна Советов не здесь. И вот финальное собрание у врача-психоаналитика. Сидят кружком Он, Она, Муж, Кролик, Карлсон и Малыш. Все насупленные и готовые вгрызться друг в друга. "Какие у вас проблемы?" "Этот гад чуть не заморозил моего любовника!" "Эта коза имела любовника!" "Мне не дали вынести серебрянный канделябр, а потом надавали тумаков!" "А мне просто стыдно иметь таких тупых родителей, которые только о себе и думают! Подумали бы обо мне и купили сноуборд!" "А я тут вообще не причём! Я сорвал с мертвеца автомат и решил немножко пошалить!" "Как интересно!" - сказал психоаналитик Кашпировский. - "Вы все хотите об этом поговорить. Но я внесу в ваши мозги некую ясность по учению Фрейда. Во-первых, Малыш интуитивно хотел трахнуть сначала свою мать, потом Барбару, а потом Карлсона. Но Карлсона трахнуть не удалось, потому что он постоянно летает. Поэтому у малыша возник МДП (Маниакально-депрессивный психоз) ! Жена хотела, чтобы её трахнул любовник, что почти произошло. Но у неё был комплекс вины перед Кроликом, которого она не накормила вдоволь сладостями. У Барбары с точки зрения Фрейда: отупело маниакальное влечение к фюреру, которого постановлено любить каждому немцу. У неё это проявлялось в фетишизме, когда она коллекционировала отрезанные ногти Шикльглюбеля и дырявые носки, в которые были одеты двойники фюрера после его смерти. Двойников тоже расстреляли и сожгли. Но носки она спёрла. Далее: Кролик болен. У него серьёзная клиптомания. И поэтому интересно, на хрена было покупать его на Птичьем рынке за бешеные бабки? У Карлсона постоянные фобии упасть с крыши и разбиться, если его моторчик заглохнет, а такое бывало. Он, может, и вожделеет кого-то, но страх высоты превратил его в трусливого зайца. Что же нам советует делать Фрейд? Да просто взять эту банду придурков и ударить им по голове трёхтомником Фрейда каждому. А если доза не сработает, то и по второму разу! Согласны?" Но всех уже и след простыл. Они весело шагали по лужам босиком и думали: "Счастье - это просто! Просто уйти от мордобития в лесок!" Или даже ещё круче: "Муж трахнет Барбару, Она - Его, а Кролик трахнет Малыша. Карлсон никого не трахнет, так как при работающем моторчике вся кровь приливает к моторчику, а не к пенису! К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-709

   22 января 2006 года. И подул арктический ветер, и позёмка следы заметает, то, что было до тебя! А ты такая страшная! Что же ты такая страшная? Я на тебе, как на войне, а на войне, как на тебе! Проснись, красвица, очнись! Разлепи накладные ресницы, звездою Севера явись. Сними с верхней полки стаканчик, где плавают зубы, и вставь себе! А на их место положи ресницы, пусть прочищаются с мэджик-гелем "Силлит-Бэнг"! Сказка про Ивана, разумеется, дурака и его полоумных, разумеется, братьев. Ездил Иван на трёхколёсном велосипеде и горя не знал. Но один горе-таксист (его роль исполняет сумасшедший Чеки Джан) нечаянно открыл дверь, и малышу Ивану ударило мо морде. И впал Иван в ПБ (Припадок Бешенства) и давай скакать на такси, как курица-несушка при смерти, куда она спряталась, чтобы спокойно умереть от старости. Но петух не считал, что уже пора. "Она ещё понесёт! От меня!" - гордо сказал Петух, и солнце осветило смелые черты его гребешка. И вот бедная курица старается прыжками выгнать ненарочное неслучайное яйцо! А Петух покуривает рядом в халате и кресле-качалке и говорит: "Хорошо! Хорошо же!" "Ах ты, сатрап!" - кричит ополоумевшая курица. - "Какого чёрта эти муки, я уже умирала!" "Умрёшь, когда я прикажу! За Родину! Мало Родину любишь, стерва?" "Стерва? Обидно! Сам ты стерва!" Тут яйцо лопнуло, и родился цыплёнок с двумя головами, позже, с лёгкой руки Церетелли, ставший символом Государства Россейского. Так вот Чеки вылез из-под машины и закричал Ивану-дураку: "Двухголового цыплёнка лучше наколи на лбу себе!" Тут рядом проходила Марина, девушка, к которой Чеки неровно дышал. Он ей пояснил: "Если ты китаец, то должен драться, как Брюс Ли, что ли? Нет, я - пацифист!" Наконец, Иван кончил подпрыгивать, сел на свой трёхколёсный велосипед и поехал дальше, на рынок за покупками. Чтобы он далеко не уехал, велосипед был оборудован шестом, за который держал Ивана его дедушка. Кстати, во время той безобразной сцены с таксистом Чеки, дедушка отлучался, чтобы в туалете почесать своё старческое лицо. Когда он вернулся, конфликт рассосался. И вот покатил он Ивана к широким озёрам, прохладным рекам, тёплому солнышку, высоким дальним горам, белым перистым облакам в пансонат "Валдай". Это знаете: "Меня зовут Валдай Очупынкин!" Так это был он! Он, Иван-дурак. Дедушка его окрестил Валдаем, а то всё Иван на Иване и Иваном Иван погоняет. А тут - ВАЛДАЙ! Сел юноша Валдай в лодку, забрал томик Дюма и поплыл к дальним корягам, где волны бьются о деревья, и можно спокойно почитать. Открывает он первую страницу и видит: "Alexandre Dumas. Le treux Gvardeez. Перевод А. Барсукова." "Что за чертовщина?" - думает Валдай. Но читает: "Однажды в район Бронкса приехал племянник гвардеец д,Ратаньян к дяде на свадьбу. А дядя тот был сумасшедший француз, ещё ранее расселившийся в пойме реки Миссури. И женился он на негритянке! Так д,Ратаньян дал по морде и дяде, и негритянке, и реке Миссури. Но тут, понимаете, в магазин пришли бритоголовые наци. И стали тырить жвачку. А д,Ратаньян всё это видел через прозрачное зеркало. "Тырим?" - спросил он наци. "Пошёл вон! Пошёл вон отсюда, сруль!" "Я не Сруль, я - Чебурашка! И вообще я - Ованесянко!" "Какая-такая овсянка?" Возникла заминка из-за непонимания представителей разных языковых группировок. Д,Ратаньян схватил кассиршу и закричал: "Переводи: Я надеру задницу любому, кто посмеет плохо высказаться о святом выборе моего дяди, как жениха!" Испуганная девушка перевела так: "Извините, мой друг сильно перепил!" Наци захохотали. И тогда д,Ратаньян ударил одного по морде, другого подсёк, а на третьего уронил стеллаж с подгузниками для пожилых американцев и туалетной бумаги. Наци вытащили острые ножи и погнались за д,Ратаньяном. "Немедленно прекратите!" - вопила кассирша. - "Это я во всём виновата! Я за всё заплачу!" От её воплей у наци кровь пошла носом, а д,Ратаньян только разозлился ещё больше. Он стал кидаться в негодяев шинами для езды зимой, чьи комплекты они с дядей тоже продавали. Так штук 7 шин нацепилось на главного наци, и он стал кататься по полу и визжать, сшибая пирамиды из ночных детских горшков и дешёвой бижутерии. Наконец, наци ушли. Мы их победили, и они ушли. Уйти хотел и главарь, но мешали покрышки. Д,Ратаньян помог их снять: "Осторожнее, там ступеньки! А теперь скажи: "Извините!" кассирше!" "Айм сори!" "По-французски!" "Миль пардон!" - и брякнулся головой об ступеньки. "Я же его предупреждал!" сказал д,Ратаньян. А главарь умер. И надо было куда-то скрыть труп. Вот понаехали полисмены, а они всегда приезжают под конец драки, чтобы выживших посадить на 20 лет. И видят необычного манекена, чья рожа забинтована шарфом, в тёмных очках и трусах. А на остальное боди д,Ратаньян натягивает пояс Боди-Велт, который хорошо маскирует изъяны женской фигуры. "Вот, понимаете, господа полисмены: нам прислали некачественные манекены!" И при этих словах труп брякнулся рожей о витрину и разбил её! "Да, мы видим!" "Раз вы видите, то помогите снова поставить его, привяжем верёвками!" До этого места дочитал Валдай Очупынкин и подумал: "Ну, Барсучков, ну, переводчик хренов! Вместо Трёх Мушкетёров мне подсунули какую-то левую фигню про одного гвардейца в Америке!" И с досадой поплыл в пансионат, чтобы взять второй томик. Второй томик назывался: "10 yehrs ago oder agen d,Ratanian. Перевод Барсукова." "Ну нет!" - сказал Валдай. - "Дайте чего-нибудь успокоительное!" Библиотекарша порылась на полке и дала "Страну Сказок" некоего Барсукова. "Да что у вас, книжек нету без Барсучка?" "Есть, конечно, но он их всех перевёл. Могу предложить "Золотой ключик" или "Архипелаг "Гулаг" в его переводе!" "Не надо, спасибо! Лучше я послушаю музыку!" - и Валдай уединился в номере и включил успокоительный Битлз. К.
  

ПИСЬМО В НИКУДА-710

   22 января 2006 года. Кода. На кладбище нищий дрищет. Это вам смешно, а тут из могилы поднимается мёртвый воин-афганец и орёт замогильным голосом: "Убери своё дерьмо!!" Но нищий лепечет: "Простите, господин афганец, но биотуалет с шариками "Катсана" я забыл дома." "Так ты ещё и издеваешься?!" - и афганец двухметровый поднял бомжа за глотку так, что его ботинки заболтались в воздухе. Но воин быстро отшвырнул бомжа, сославшись на то, что от того пахнет. "На себя посмотрите! Себя понюхайте!" Понюхал афганец: точно, пахнет разложением! Достал он тогда дезодорант "Рексону" и сказал: "Рексона никогда не подведёт! У-у, Данон!" Но никакая рексона не поможет, если тебя похоронили в 1987 году. Планы афганца были таковы: найти тех, кто послал их на эту бессмысленную войну, и надрать уши за всех афганских мертвецов! И запел афганец: "15 человек на 1000 духов, вот и в глотке пуля!" Короче, стихоплёт он был никакой. Но всё равно из разных гробниц полезли убиенные ранее, а щас ожившие, воины. Вы ещё кипятите, тогда мы идём к вам! И вся эта толпа направилась к полицейскому участку. "Сколько их там, Скали?" "Около 400!" "А патронов у нас три!" "Как ты убьёшь 400 мертвецов 3мя пулями?" "Досточно хороших рикошетов!" Между тем все мертвецы оккупировали гору, под которой находились Звёздные Врата. Они всех прогнали от пульта и стали набирать один им известный код. Врата открылись, и из них хлынула новая волна скелетов в оборванных комуфляжных формах! И стали скелеты обниматься! Генерал Хаммонд ничего не понимал. Как, впрочем, и все прочие! Но скелеты объяснили им, что есть такая планета, Мертвечака, где у мёртвых своё поселение-резиденция. Там их дом. Туда со всех планет собирается народ, как на Ибицу, и там зависает под хипповые ритмы. И Врата захлопнулись за ними. "Чёрти что!" - гремел Хаммер. - "Мало того, что на Землю прибывают гомосексуальные пары с других планет, которых мы здесь оформляем как беженцев, потому что на родных их планетах розовость и голубизна наказуемы через повешение, мы сами же поставляем метвяков! Что скажет президент?" И генерал Хаммер стал названивать президенту, но 10 раз получил ответ, что абонент не отвечает или находится вне зоны обслуживания. Так вот в 11-ый раз трубку взял Президент и угробил Хаммонда признанием, что это именно он женским голосом 10 раз говорил про недосягаемость. Ха-ха! Но генералу было не до смеху. "А чего ты кипятишься? Мертвецы ушли? Ушли! Их жилплощадь опустела, и мы можем построить там новый санаторий-профилакторий с грязевыми ваннами, душем, баней, джакузи. И на это пойдёт самый лучший мрамор: голландский-французский! И привезём девочек и будем с ними развлекаться. Или ты предпочитаешь мальчиков?" "Я не предпочитаю мальчиков!" - зло ответил Хаммер и повесил трубку. Президент тоже повесил трубку костлявой истлевшей клешнёй и стал ею хватать за задницы трёх покойниц репродуктивного возраста. Понятно, что власть в стране захватили мертвяки, которые считали Землю своим родным домом. Такой раскол произошёл в среде мертвяков. Они толпами ходили и сеяли просо, унылыми голосами затягивая: "Эй, сей веселей, вправо сей, влево сей!" Пришёл Скалдер и спросил: "Вам что, больше делать нечего? Вы же не едите просо!" "А нам фиолетово, что повидло, что просо. Это у нас такая профилактическая зарядка. А тех, кто был особо боек, привинтили к спинкам коек." "Чего вы несёте?" "А мы так шалим, шутим мы! А вот щас, в 20-градусный мороз мы тебя разденем и натрём снегом! Будет хорошо! Хорошо же? Два притопа, три прихлопа! Ты, Скалдер, вообще начинающий в проблемах посева озимых. Так что мы для тебя Самовары, а ты - чайник. Мы, титаны посевной мысли! Спасибо, Посевы, мы не забудем про вас!" "Они чокнутые!" - подумал Скалдер. - "Шариков не хватает!" Последнюю мысль он произнёс вслух, и скелетосы стали надувать новые шарики, потому что был новый год 1 января, а 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9 января были празднества по случаю оккупации мертвяками Земли. К. P. S. Но тут возникло движение Сопротивления, которое возглавил Че Гевара. Они протестовали, что все клубы, клубы игральных автоматов оккупированы скелетами. Что скелеты трахают чужих жён на глазах мужей, и жёны испытывают фантастические оргазмы, которых у них не получалось с мужьями. Скелеты заставили мужчин подавать кофе, и постоянно брызгали дезодорантами. Но вскоре этот мир наскучил скелетам, они прошли через Врата на свою родину, и их нет больше снами. Сам лично генерал Хаммер хлопнул хлопушкой, чьи конфетти усеяли его и без того лысый череп! Майор Картер м полковник О,Нилл поженились, а Тил_к и доктор Дэниэль Джексон впали в состоянии масапутры, где Тил_к просто сидел, а Джексон просто играл со своим перцем! "Не играй перцем, а то ослепнешь!" "Действительно, я хуже вижу!" "Доигрался!" К.
  

ЭПИЛОГ

   Эти ПВНы характерны тем, что 3 из них написаны за 1 день. Остальные собирались по крупицам. О чём они? Да ни о чём! Просто классаная фантастика. К.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) В.Каг "Академия Тайн. Охота на куратора"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Темный отбор. Невеста демона"(Любовное фэнтези) O.Vel "C176345c"(Антиутопия) А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"