Баштовая Ксения Николаевна: другие произведения.

И явился Ворон...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение цикла "Ирреальности". Когда твои галлюцинации умудряются запереть тебя в камере... Когда твои сотрудники показывают звериный оскал... Когда искажения на Островах вдруг решили иссякнуть... Что-то явно надо менять!//Главы 1-2


Глава первая,

в которой Адам понимает, что проблемы только начались,

Майе снятся странные сны,

а Гормо Даккен решает, что пора действовать.

  
   Кофемолка дразнилась темно-синим раздвоенным языком и выплевывала оранжевые веревочки серпантина. Напиток на вкус отдавал йодом.
   -В Стаю сдам, - мрачно предупредил Адам. Особо это не помогло: от аппарата еще и зеленые звездочки начали разлетаться, - но, по крайней мере, немного успокоения это все-таки принесло.
   Допив кофе - если кофе может быть насыщенного фиолетового цвета - ворон швырнул кружку в раковину и отправился в офис.
   Ехать, как обычно пришлось с пересадкой: автобус, идущий от проспекта Жукова, был еще приличным, а вот маршрутка с площади 339 Стрелковой Дивизии превзошла все ожидания: бледно- розовые цветочки, расползавшиеся по стенам, выплевывали сиреневых бабочек, а водитель, поросший с ног до головы нежно-зеленой шерстью периодически о6лядывался в салон и уточнял:
   -Принимаю по курсу! Пять тараканов за фунт!
   Рублями, правда, расплатиться все-таки удалось.
   По дороге от остановки до офиса искажений к счастью не было - все закончилось в маршрутке. Адам мрачно шагал по тротуару, перепрыгивая через оставшиеся после ночного дождя лужи.
   До офиса оставалось пройти всего ничего, когда ворона обогнал, случайно задев плечом, пижонистый мужчина в белоснежном костюме. Длинные, до лопаток, русые волосы были собраны в хвост, а в левом ухе сверкала сережка - кольцо.
   Легко взбежав по ступеням знакомого здания, незнакомец захлопнул дверь перед самым носом Адама.
   -Чтоб тебе... - зло сообщил ворон и потянул ручку.
   Тяжелая, металлическая, обшитая деревом дверь - такая и от аномалии пятого класса не колыхнется - поддалась с трудом.
   Пижон уже стоял на проходной, полыхая алыми корочками удостоверения:
   -...рый день! Адвокат Владимир Александрович... - фамилию адвоката Адам не расслышал. То ли Дарештин, то ли Тафлештин - не русская, в общем какая-то. - Мне необходимо сдать запрос...
   Дальше Верин слушать не стал - его-то это совершенно не касалось. Кивнув охраннику, парень направился в свой кабинет. Поднявшись по лестнице, прошел по пустому коридору, привычно помучил замок, пытаясь провернуть вечно застревающий ключ, автоматически сдернул со створки черную нить, выдергивая ее из синей пластилиновой пломбы, опустился за свой стол... И лишь включив компьютер и разглядев, что часы показывают пятнадцать минут десятого - вспомнил, что самым безалабернейшим образом пропустил ежедневную планерку.
   После всего, что произошло вчера, голова совершенно не работала.
   Скрипнула дверь, послышался шум голосов: сотрудники спешили на рабочие места после планерки. У Адама не было сил даже на то, чтоб обернуться.
   -О! Эдик! - по плечу размашисто хлопнула ладонь. - Не уж-то ты? Куда пропадал?
   -Приболел немного, - мрачно отозвался Верин. Можно было даже не оборачиваться, и так понятно, что это сосед по кабинету - Серега Скориков.
   -Да? А я думал, в запой ушел - даже на планерку сегодня не заглянул.
   -Очень смешно, - зло дернул плечом Адам, искренне надеясь, что эта пустая болтовня скоро закончится. Глаза б не видели этих весельчаков.
   -Ну... Смешно - не смешно, а учетчики тебя уже искали. Стеклов уже плешь проел, спрашивал, не появлялся ли ты... Загляни к нему, что ли? Там что-то по сличению аномалий и выбросов не сходится. Ты для расчета по Стерджесу им все данные скинул?
   -Все, - хрипло обронил Адам. В горле вдруг словно комок застрял.
   -Ну, все равно, сходи к ним, на всякий случай, а? А то он с восьми часов уже раз десять спрашивал. По ходу, с группировками что-то не то...
   ...Разговор со Стекловым вышел тяжелым. Казалось бы, только и надо, что ответить на прямой вопрос:
   -Так что у тебя за эти три дня случилось? Где пропадал? - да только, когда знаешь, что приятель, внимательно поглядывая на тебя поверх монитора, сразу набивает протокол объяснений, разговор как-то не клеится... Особенно если учесть, что это все производится в рамках служебной проверки, и службе безопасности, скрывающаяся под названием учетного отдела, просто так все это не оставит...
   Рассказывать пришлось долго. О том, как после обеда встретился со странной девчонкой, которая видела искажения - хотя и не должна была! О том, как Майя случайно прикоснулась ладонью к медальону Адама, и их обоих выкинуло в диковинный мир, состоящий из сплошных искажений - и самое забавное, это действительно был целый мир, состоявших из отдельных, плавающих в бесконечном пространстве космоса островов... О том, как на одном из этих самых островов познакомились с несколькими местными жителями - а потом и вовсе столкнулись с говорящим койотом, безмятежно утверждающим, что он и есть создатель этого галлюциногенного мира. Ну и о том, как в итоге Адама выкинуло обратно. Адама-то выкинуло. А вот Майю либо зашвырнуло куда-то очень далеко от родного города, либо вовсе оставило там, в другом пространстве...
   Димка Стеклов набрал на компьютере последние строчки объяснения, распечатал и, протянув листы, скомандовал:
   -Читай. Подписи на каждой странице, в конце пишешь: "с моих слов записано верно, мною прочитано" и опять ставишь автограф.
   Следующим Адаму подсунули бланк, озаглавленный "Подписка о неразглашении".
   -А это зачем? - парень поднял глаза на Стеклова.
   Тот привычным жестом поправил очки:
   -А чтоб ты языком лишний раз не молол. Заполняй и расписывайся. А то мне еще дальше по служебной проверке отрабатывать.
   Подписывать непонятные документы хотелось меньше всего. Адам занес ручку над листом и замер:
   -Кстати, а почем проверка именно на тебе?
   -Потому что рапорт сдал вовремя, - отмахнулся Димка. - Скажи спасибо, что не лично Кутх тобой озаботился.
   Верин невольно поежился.
   Кристофор Бонифатьевич Кутх занимал пост главы учетного отдела местного отделения Стаи - Адам вообще ни разу не контактировал со столь важной шишкой, лишь видел его вскользь на совещаниях. По большому счету, у простого статиста и у Кутха не было, да и просто не могло быть никаких точек соприкосновения по работе, но вот если получается, что событиями последних дней мог озаботиться начальник службы безопасности... Картинка вырисовывалась совершенно не веселая.
   -Подписывай! - нервно повторил Стеклов.
   Адам вздохнул, чирканул по листу ручкой и протянул бумагу сотруднику.
   -Держи, - кисло обронил он. - Я могу идти?
   Стеклов только кивнул.
   Верин уже в коридор даже вышел, когда в спину ударило негромкое:
   -Эд!
   Парень оглянулся: учетчик нервно щелкал по клавиатуре, уставившись на монитор. И вроде бы даже внимания никакого на Адама не обращал... Но при этом все-таки решил продолжить:
   -Эд, я тебя как человека прошу. Постарайся ни во что больше не лезть и не вляпываться... Ты все-таки мой друг, не хотелось бы тебя... утилизировать...
  
  
   Сны - такая пакость, которая появляется, когда ее и вовсе не ждешь. Майя Лашкевич была уверена, что за последними треволнениями она всю ночь просидит, уставившись в темноту, клубящуюся за отливающей серебристой синевой решеткой.
   В самом деле, не каждый же день попадаешь в параллельный мир, где из водопроводного крана может течь то компот, то чай, где деревья способны отрастить ноги и уйти вверх по улице... да в конце концов, где все, что может показаться обычной галлюцинацией - существует на самом деле! И в итоге, ты ж не каждый день оказываешься в камере, куда тебя запер местный жрец, до этого умудрившийся пленить Койота - создателя этого мира...
   А вот вышло все совсем по-другому. Кажется, Майя только моргнула - и вдруг поняла, что находится уже не в своей темнице, а стоит перед тем самым Койотом, которого местные называли Первым...
   Решетка, отделявшая девушку от зверя, пульсировала ровным розовым светом, а через видневшееся у самого потолка окошко сыпались крошечные зеленые звездочки, растворявшиеся в воздухе у самого пола.
   -Красиво, правда? - Первый лежал, прижавши голову к полу. Острые уши дергались, словно зверь прислушивался к чему-то.
   -Красиво, - согласилась Майя. - Здесь так каждую ночь?
   -Каждый раз - по-разному. Застрянешь надолго - налюбуешься по самое не могу. Вчера цветок на окне вырос. Огромный, алый. Позавчера - дождь шел. С лягушками. Три дня назад - эльфы залетали. Они ж не разумные, хуже тараканов. Покружились, решетку погрызли - пришлось пепел, который от них остался, под коврик заметать.
   Лашкевич озадаченно замотала головой.
   -Здесь же нет коврика?!
   Камера вообще не блистала предметами обстановки. Рядом с Койотом даже миски с водой не было!
   -А хвост тебе мой чем не нравится?! - насупился Первый. - Вполне за коврик сойдет!
   Майя хихикнула. Казалось бы, особых поводов для смеха нет, но зверь столь искренне обиделся, что сдержаться было невозможно.
   -И ничего смешного! - фыркнул зверь. - Я и сам скоро на коврик стану похожим. Каких- нибудь еще лет пятьсот... А да ладно, что я расстраиваюсь... У меня ж на ближайшие лет пятьдесят теперь сокамерница есть...
   А вот тут уже Майя испугалась. Девушка обвела взглядом камеру: гладкие стены, решетка, окошко под потолком... И вот здесь она застрянет на всю свою жизнь?!
   -И что, никак нельзя выбраться?! - выдохнула Лашкевич, и замерла, поняв, какую же глупость она сказала: если бы Первый знал, как оказаться на свободе, разве он бы здесь находился?
   Но Койот вдруг прищурился, приподнялся на лапах...
   -Ну, почему же, можно... О каждом объекте можно знать либо его скорость, либо его местонахождение... И если набрать достаточную скорость, то можно...
   -Долбануться головой об стенку, - угрюмо согласилась Майя.
   Зверь хихикнул:
   -Ну зачем же так жестоко? В твоих жилах ведь течет моя кровь... У тебя есть сила, энергия... Энергия искажений за пределами стен камеры всегда будет меньше, чем твои способности... А значит, всегда есть вероятность того, что ты сможешь пройти через некий, скажем так, "туннель" и оказаться снаружи от барьера...
   -Видеть цель, не видеть препятствия... - задумчиво протянула Лашкевич. - Но если все так просто, почему ты сам не выберешься отсюда?!
   Первый вздохнул:
   -Я слишком запутан...
   Девушка не поняла, о чем он вообще говорит:
   -Запутался? - это звучало более логично, хотя и все так же непонятно.
   -Можно и так сказать, - хмыкнул зверь. - Островов бесконечно много, меня, сидящих в камерах, примерно столько же... Ну или на одного больше.
   -На одного больше, чем бесконечность?! - поперхнулась Майя.
   -Красивая цифра получается, правда? - сладко улыбнулся местный демиург. В золотых глазах отражались зеленые звездочки. Они кружились все быстрее и быстрее, и Лашкевич поняла, что это не звездочки кружатся, а мир начинает кружиться вокруг нее, и она падает куда-то вниз, у куда-то вверх, и еще куда-то, и все это одновременно... И проснулась.
  
  
   На подписанной бумаге расползалось огромное пятно, переливающееся всеми цветами радуги. Дошло до краев листа, замерло, словно размышляя, стоит ли расти дальше... И вместо того, чтоб выплеснуться на стол, преобразив зеленое сукно, например в гладкий мрамор, так и застыло неопрятной кляксой. Искажение застыло, сменившись стабильностью.
   Черный Гормо Даккен, как раз собиравшийся присыпать лист песком, высушить чернила, замер, озадаченно разглядывая документ. Да, Домовой остров - особенно в самых богатых, спальных районах - был одним из самых постоянных мест, редко затрагиваемых флуктуациями, но, чтобы искажение застыло так внезапно, словно иссяк его источник...
   Мужчина поднял голову, оглянулся вокруг и тихо выдохнул:
   -Кровь Первого!..
   Обычно стены рабочего кабинета застилала легкая пелена искажений. Флуктуации опадали мягкими драпри, колыхались сизыми тенями, расцвечивались алыми вспышками, застывали на миг в точке стазиса - и вновь обрушивались волнами непостоянства, заставляя каждый предмет изменяться, таять - короче, обычная рабочая обстановка для того, кто может этими самыми искажениями управлять по своей воле.
   Пусть этих искажений было не много - в конце концов, Черный жил в дорогом районе, но небольшое количество флуктуаций, изменяющих мир, оставалось всегда. Да, построенные здесь дома очень часто оставались постоянными, но легкие изменения существовали всегда, проносясь по комнатам подобно легкому ветерку.
   Сейчас все было не так. Несколько капель искажений упали на подоконник настежь открытого окна - тот обвис неопрятными потеками. Пятно флуктуации растворило раму на картине, висевшей на стене - и позолоченный багет сменился тонкими металлическими трубочками, плавно перетекшими в выбеленные временем кости. Кресло, стоявшее в углу, выпустило с десяток тараканьих ног и, тихонько шурша по остаткам лакированного паркета, тупо билось подлокотником в стенку - то ли надеясь выбраться наружу, то ли просто от нечего делать.
   Самое противное во всем происходящем было то, что случившиеся искажения, не собирались течь дальше - мир сменился, стал другим, и застыл в этом странном сумасшествии - не добравшись до точки стазиса, влекущего накопление времени в одной точке, но в то же время и не пытаясь измениться дальше.
   Мужчина рывком встал - стул, на котором он сидел, полетел на пол... в обычной ситуации - кресло вполне могло за это время измениться! - но, как ни странно, осталось прежним.
   Короткое прикосновение к стене - преграда еще недавно пружинящая под ладонью, продавливающаяся легко и просто застыла непреодолимой границей...
   -Шерсть Первого! - зло процедил Черный и рванулся к выходу из кабинета...
   ...Комната дочери была пуста.
   И столь же омерзительно стабильна, как и кабинет Гормо Даккена. Опротивевший мужчине за последние десять лет розовый цвет, уже давно оккупировавший все стены, покрывала, пуфики, вазочки и цветочки в спальне Руты сменился грязными оттенками и тонами - да так и застыл, словно из этих комнату ушла всякая возможность изменения и искажения.
   -Рута! - окликнул Черный, все еще на что-то надеясь,
   Тихий звон - висевшая на окне музыка ветра, украшенная темно - сиреневыми ленточками, сорвалась из-под карниза. Тонкие трубочки, заменявшие колокольчики, раскатились по комнате, одна отскочила почти под ноги Даккену... Мужчина медленно поднял серебристую соломинку, и вышел из комнаты, хлопнув дверью.
  
   Мизинец уже потерял чувствительность. Впрочем, и с остальной рукой было уже не лучше - если присмотреться можно было увидеть, что кожа от запястья и выше уже покрылась легким инеистым налетом. Тот еще пока не впитался, но, если постараться, можно было разглядеть просвечивающие кости и сосуды. Еще пара дней на Стеклянном острове - и сам превратишься в прозрачную статую.
   Хельдер Лейден устало потер глаза ребром ладони. Спать хотелось так, будто всю ночь неизвестно чем занимался. Ну, в принципе оно почти так и было - только псих может спокойно спать на Стеклянном острове, так что Крапчатый только и смог, что присесть на землю - да и то, все время от каждого шума дергался. Особенно если учесть, что тут и не поймешь-то день на улице или ночь: когда голубое небо расцвечено черными точками созвездий, не отгадаешь, какое время суток наступило.
   В прозрачной траве мелькнуло дымчатое тело местного зверька. Вроде бы, это был кролик. Если, конечно, у кролика могут быть, в придачу к длинным ушам, еще и огромные стрекозиные крылья.
   Есть, кстати, Хельдеру хотелось не меньше, чем спать.
   Проблема, правда, была в том, что никакого оружия у Крапчатого с собой не было, а магию нужно было экономить - а значит, перспектива перекусить чем-нибудь мясным была близка к нулю. Впрочем, вегетарианский завтрак в ближайшее время парню тоже не грозил - неизвестно, растут ли на Стеклянном острове съедобные фрукты - овощи. Когда все, что тебя окружает кажется созданным из прозрачной зыбкой массы, поневоле начнешь задумываться стоит ли рисковать собственным здоровьем и пробовать местные растения.
   Особенно, если хочешь выбраться отсюда.
   И спасти сестру.
   Тем более, если не знаешь, ни где она, ни что с ней...
   Из камеры, в которой находился Первый, Хельдера выкинуло прямиком на Стеклянный остров. С Имке могло произойти все, что угодно. Она могла оказаться на каком-нибудь далеком Острове вроде Висельного или Тающего. А могла и остаться на Запретном, вместе с Первым.
   А еще вместе с Кремпи Тайросом и Мистом Харбом.
   И ничего хорошего от этого бы не вышло.
   А значит, Лейдену надо было как можно скорее выбираться с этого Стеклянного острова. Если не ради себя, так ради Имке.
   С трудом поднявшись в земли - все тело болело так, словно Хельдера всю ночь компания Бурых пинала - парень направился вглубь острова: может там найдется хоть что-то способное помочь вернуться в обжитые земли.
   Прозрачная трава шелестела под ногами. Мутновато-инеистые ветви деревьев колыхались над головой. Несколько раз мимо прошмыгнули какие-то зверьки, но толком их разглядеть Хельдер не смог: местные жители больше всего напоминали стеклянные, ожившие статуэтки - чуть голову повернешь и не поймешь, есть перед тобой кто или нет.
   Самое противное во всем происходящем было, пожалуй, то, что Стеклянный остров, находился на самом отшибе - искажения до него доходили редко, а раз так, можно было и не надеяться, что сможешь попытаться поймать флуктуацию и на ее хвосте сбежать с острова - так же как когда-то ушел с Запретного.
   Над головой послышалось хлопанье крыльев и злое протяжное карканье. Резкий звук был столь внезапен в этом созданном из стекла царстве, что Хельдер невольно вскинул голову.
   На ветке, косясь на Крапчатого одним глазом, сидел ворон. И все бы ничего, птица да и птица. Но откуда здесь, на Стеклянном острове могло появиться обычное, непрозрачное создание?
   Черные перья отливали легкой синевой, а угольные глаза презрительно поблескивали.
   Тут, конечно, можно было предположить, что это не ворон, а Ворон - тот самый, Другой, противник Первого, но появление недруга волной бы прошлось по всем островам, создав множество новых искажений или, наоборот, погасив старые. От птицы же не шло никаких флуктуаций. Самый обычный ворон. Ничего особенного.
   -Зачем прилетел? -хрипло обронил Хельдер. - Падали здесь нет.
   Пока что. Не выберется со Стеклянного острова - свежая мертвечина тут точно появится.
   Птица вскинула голову и протяжно закаркала - словно расхохоталась.
   -Очень смешно! - зло буркнул Крапчатый.
   Ворон, тяжело хлопая крыльями, взмыл в воздух. Парень проводил птицу взглядом и направился вперед. Не знаешь, что делать, делай хоть что-то.
   Если бы еще есть так не хотелось...
   Под ноги шлепнулась тушка мелкого зверька - одного из местных кроликов со стрекозьими крыльями. Лейден медленно поднял в голову: искажения искажениями, но пока что эти существа бегали по земле. Да, даже если и летали - на самоубийц они походили мало.
   Сидящий на ветке ворон флегматично вытирал клюв о прозрачную листву.
   -Это ты уронил?
   Птица замерла, чуть повернула голову, косясь одним глазом на Крапчатого. Отвечать она явно не спешила.
   -Сам не доел или меня угощаешь?
   Ответа на этот вопрос Хельдер тоже не получил. Птица взмыла в воздух... Для того, чтоб через пару минут вернуться и кинуть под ноги Лейдену еще одну тушку стрекозо-кролика.
  
  
   Из кабинета Стеклова Адам вышел в полной прострации. Голова не работала совершенно, и Верин не придумал ничего умнее, как выйти на улицу, подышать свежим воздухом. Да, до обеда еще далеко, но две минуты постоять можно. Глядишь, мозги в кучку собрать получится.
   Спустившись по разбитым ступеням, парень привычно оглянулся по сторонам. Нестабильностей подле здания Стаи не было... А вот давешний пижон - адвокат наблюдался. Мужчина, совершенно не заботясь о чистоте собственного костюма, уселся на невысокий цементный заборчик, отделяющий выход из здания от автостоянки, и что-то задумчиво изучал в телефоне. Нашел нужное, ткнул пальцем в экран, поднес мобильник к уху...
   -Алло, Андрюх, привет! Я, как всегда, по делу... Ты ж у нас переводчик?.. Переведи мне сто рублей на карточку!... Не, ну серьезно, будь человеком! Наличку дома забыл, на кредитке ноль рублей хрен копеек. Через банкомат сниму, до офиса хоть доеду... А то - солидный адвокат, и добраться никуда не могу!.. Не-не-не, какой подарок, ты о чем?! Ты ж знаешь, я как штык! Все отдам! С первой пенсии... Ага, жду, спасибо!
   Прервав разговор, мужчина, спрятав телефон в карман пиджака, вытащил пачку сигарет и поднял веселые голубые глаза на Адама:
   -Закурить есть?
   Голова у Верина была занята совсем другим, так что ворон автоматически щелкнул пальцами, вызывая крошечный огонек на указательном, протянул руку адвокату... И лишь потом понял, что же он сделал...
   Во-первых, использовал силу в присутствии человека, не связанного со Стаей. А во-вторых... Адам ведь выгорел почти пять месяцев назад! Он вообще мог ничего делать! Но... Как тогда?! Почему у него получилось?!
   А вот адвокат с непроизносимой фамилией воспринял все как норму. Перехватил запястье Адама, прикурил сигарету от огонька, медленно разжал пальцы, выпуская руку Верина. Затянулся, выдохнул клуб дыма и, сверкнув белозубой улыбкой, сообщил:
   -В призраки лабиринта записываться отказываюсь!
   Адаму на миг показалось, что клыки у его собеседника намного длиннее и острее, чем у обычного человека. Впрочем, наваждение пропало столь же внезапно, как и появилось, и все, что смог сказать ворон, это тихо выдохнуть:
   -Что?
   Мужчина жизнерадостно оскалился и протянул руку:
   -Владимир Александрович Данешти. С нынешней модой звать по имени, можно просто Владимир.
   -Адам...
  
  
   Ключ от сейфа обнаружился на дне аквариума с рыбками. Ну, как с рыбками. С самыми обычными пираньями с Тонущего острова. Тот край реальности славился частыми искажениями, а потому обитатели острова приноровились есть практически все, за исключением серебра и стекла. Аквариум для них был соответствующий - странное переплетение из множество прозрачных пузырей, соединенных длинными серебряными трубами, переходящими одна в другую, занимало отдельную комнату.
   Черный медленно прикоснулся кончиками пальцев к гладкой поверхности сосуда. Выплывшая из глубины клыкастая морда хищно щелкнула челюстью, явно рассчитывая, на то, что Даккен сглупит и решит намочить руки в воде.
   Как бы не так. Ключ можно было достать и более простым способом.
   Немного усилий, и стекло начало продавливаться под ладонью, подчиняясь искажениям, обретая форму перчатки, надежно защищающей кожу. Рыба рванулась вперед, норовя вцепиться в плоть нежданного гостя, но зубы лишь скрежетнули по хрусталю, а пальцы Черного уже сомкнулись на ключе.
   Теперь потянуть назад - и рука медленно вышла из аквариума: на ладони влажно поблескивал ключ. Пусть эти чары и отняли силы, но лучше потратиться сейчас, чем остаться без ключа потом.
   ...Дверца сейфа открылась с трудом - в последний раз хозяин заглядывал внутрь хранилища почти пятнадцать лет назад! Полки были пусты и лишь в самой глубине виднелось пара браслетов.
   Даккен скинул пиджак на спинку кресла, вынул находку. Два золотых обруча, соединенных между собой тонкой цепочкой. Один Черный застегнул на запястье, второй - на той же руке ближе к предплечью - прямо поверх рубашки. Когда-то металл покрывала тонкая изящная гравировка, да и предназначался эсклаваж для тонкой женской руки, сейчас же оба обруча были грубо растянуты, металл потемнел, обрел бронзовые спайки для увеличения объема, а меж остатков гравировки неизвестный мастер разбросал мелкий речной жемчуг. Некоторые выемки, подготовленные под перлы, были пусты и почернели изнутри...
   Надев пиджак, мужчина подхватил стоявшую подле стола трость с рукоятью в виде оскалившегося, изготовившегося к прыжку волка. Или койота.
   Остановившись на пороге кабинета, Черный на миг прикоснулся набалдашником трости к левому запястью. Тихий щелчок - и в пустых глазницах выточенного из дерева зверя блеснули крошечные жемчужины.
   -Вспомним молодость, - выдохнул Даккен....
  

Глава вторая,

в которой Адам погружается в пучину работы,

Первый ведет глупые разговоры,

а Имке знакомится с новыми людьми.

   Разговор, возможно, затянулся бы надолго, но в этот момент у нового знакомца тихонько пиликнул телефон.
   -О! Деньги пришли! - радостно сообщил Владимир, нащупывая мобильник в кармане. Вытащил сотовый, бросил короткий взгляд на экран и радостно и по-детски сообщил: - Я сегодня буду кушать!
   Адам поперхнулся от столь неожиданного заявления, а его собеседник встал, усмехнулся:
   -Был рад познакомиться... о, черт! Забыл в приемной номер выяснить, чтоб позвонить, узнать, кому на исполнение отписали...
   -У нас общий, - автоматически откликнулся Верин. - Попадаешь на секретаря. А дальше переведут. Или скажут, кто исполняющий.
   -Продиктуешь? - не смотря на стенания о "нынешней моде", на "ты" собеседник перешел быстро.
   Скрывать, в принципе, было нечего. Да и сам Адам пребывал в таких расстроенных чувствах, что на автомате оттарабанил знакомые цифры.
   -Ага, спасибо, - задумчиво отозвался Владимир, набирая номер на телефоне. - Сохранил... О, странно, откуда эта програмка? Я вроде не ставил? А ладно, потом разберусь... Еще раз спасибо.
   -Пожалуйста...
   -До свиданья, - и легко перескочив низенький заборчик, новый знакомый отправился вниз по улице.
   Адам проводил его долгим взглядом, в уме пометил крестиком свой очередной прокол - интересно, камера внешнего наблюдения засекла, как Верин дал закурить? И если да, то чем это грозит в придачу к уже проводящейся проверке? - и направился внутрь. Рабочий день только начинался...
   ...Расцвеченная алыми точками карта на экране компьютера, умных мыслей не добавляла. Может, еще пару дней назад, Адам до чего-нибудь и додумался, но после треволнений последних дней хотелось заползти в какую-нибудь норку, законопатить выход и никого не видеть ближайшие несколько дней.
   Общительный Серега только добавлял тоски к общему градусу депрессии.
   -Эдик, чо такой скучный?
   -Голова болит, - мрачно откликнулся Адам, щелкая наугад на одной из точек - отметок искажений в реальном времени. Не факт, что что-то там интересное найдет, но, по крайней мере, создаст видимость кипучей деятельности. Может, Скориков поверит и не будет выносить мозг.
   Нет, при других обстоятельствах ворон может быть и поддержал разговор, вспомнил какую-то шутку, откликнулся, но сейчас голова совершенно не варила и продолжать беседу не было никакого желания.
   Как выяснилось, выбрав первую попавшуюся отметку, Адам случайно попал по самому центру города. Ну или очень рядом с ним. Общее количество искажений в это время, как обычно, было крайне низким - оно и не удивительно, - и статист уже собирался закрыть макрокарту и перейти к общему плану города, когда разглядел в верхнем правом углу сиреневое завихрение.
   Забавно. Судя по цвету, не меньше шестого уровня. Да еще и центр города - на ушах должно уже пол-отделения стоять.
   Верин чуть сдвинул карту, приблизил... И замер, ошалело разглядывая экран. Судя по карте, центр искажения находился как раз на здании Стаи.
   Парень оторвал взгляд от монитора, оглянулся по сторонам... Все спокойно. Ни малейшего намека на искажение.
   Но ведь, судя по окрасу отметки, здесь такие бури гулять должны, что давешняя языкастая кофемолка была так, мелочью!
   Парень автоматически коснулся кулона, висевшего на шее. Амулет в виде расправившего крылья ворона оставался все таким же холодным, ни на градус не потеплел под пальцами.
   Скориков оторвался от своего компьютера:
   -Что-то случилось? Что ты дергаешься? - хлопнул он себя по груди, повторяя жест Адама и нащупывая форменный подвес. - Птичка холодная.
   -Ага, - автоматически согласился Верин. - Холодная.
   -А должна?
   -А должна, судя по карте... - начал парень, бросил короткий взгляд на монитор и замер: искажение, обозначенное сиреневым пятном, исчезло, будто и не было его: - ...быть все такой же холодной.
   -Ну и что ты мне голову морочишь?
   -Н-ничего...
   Ну, это же форменный бред получается! То ли карта глючит, то ли Адам с ума сходит.
   А программа ведь в реальном времени все отражает!
   Вот и получается, что все очень странно. В здании, где находится Стая, проходит, если верить карте, мощная аномалия, которая при этом никак не отражается во внешнем мире и исчезает, стоит только о ней задуматься.
   Да судя по окрасу пятна, здесь по коридорам должны зеленые слоны бегать! Или твориться такая же белиберда, как в мире Койота. Такая же как на том, Запретном острове, когда Рута поранила ногу!..
   Адам замер, остолбенело уставившись на экран. Он ведь совсем забыл о Руте, попавшей в наш мир из того, изменчивого! Ее ведь вчера забрали в отделение Стаи... И как там Стеклов говорил? "Она сама - источник аномалии"? Разве человек может быть источником? Пусть даже человек, попавший сюда из другого мира?
   И ведь Верин совершенно не знает, что с девушкой будет дальше, где она находится...
   А ведь кроме Руты в наш мир попала еще и Имке - сестра того шебутного идиота Хельдера. И что с ней собирается делать руководство, тоже не ясно...
   А если еще учесть, как жители островов относились к Стае, или вспомнить изуродованное лицо соседки Лейденов - Класины, попавшей, по словам Имке, все к тем же воронам...
   Все очень и очень плохо.
   А подписка о неразглашении и служебная проверка - наименьшая из бед.
  
  
   Меньше всего это помещение напоминало камеру. Натяжной потолок, имитирующий звездное небо, на стенах - фотообои с изображением настежь распахнутых дверей, ведущих к песчаному пляжу, небольшая софа с подушечками - думками, журнальный столик на изогнутых полированных ножках, паркет на полу, правда, старый, давно не циклевавшийся, но прикрытый мягким ковром с кистями...
   Только вот одна из двух настоящих дверей в этих апартаментах вела в совмещенный санузел, а вторая - и вовсе была украшена зарешеченным окошком, закрывающимся снаружи. Да и заперто все было, в коридор не выйдешь.
   За последний час Имке успела изучить каждый тибрас комнаты. Девушка, конечно, отдавала себе отчет, что за ней могут следить, но сидеть на месте, сложив руки попросту не могла. Даже если она попала к страшным воронам, это не повод ничего не делать! И вообще, неизвестно, что там с Хельдером? Как он там, жив ли? Все ли с ним в порядке?
   А значит, надо было как можно выбираться отсюда и искать непутевого брата!
   Идей, правда, не было никаких.
   Попытаться выбить дверь? Она наверняка укреплена, магией Имке особо не владела, а значит просто так ничего бы не получилось...
   Девушка отбросила эту глупую мысль сразу, оглянулась по сторонам, и замерла, пытаясь понять. что же ее так обеспокоило. Что-то в последней мысли было неправильным, но вот что...
   Магия! Точно! Случайно попавший в привычный для Имке мир ворон чувствовал себя очень плохо, для него было слишком много магии вокруг. А для самой девушки вчера наоборот было слишком мало искажений. Кружилась голова, не хватало воздуха... А сейчас - и нет ничего. Чувствуешь себя так, словно находишься в родном мире, на Островах...
   Но как такое может быть? Не уж то и здесь может быть большое количество флуктуаций?
   Но если они есть, если мир воронов способен изменяться так же, как и привычные Острова, почему ничего не происходит вокруг? Почему вся обстановка застывшая и неизменная?
   Вопросов было намного больше, чем ответов.
   Девушка вновь оглянулась по сторонам.
   Окон в комнате не было. Свет исходил от тех самых звездочек на потолке.
   Для начала можно было проверить из чего они сделаны. Если, конечно, удастся до них добраться.
   Сбросив босоножки, девушка залезла ногами на диванчик. Попрыгала на месте, пытаясь дотянуться до потолка, и убедившись, что достать до него так и не удается, обиженно уселась, подперев ладонью подбородок.
   Все остальное было уже осмотрено. И что делать дальше было совершенно не понятно.
   Чуть слышно скрипнула дверь.
   Имке вскинула голову, автоматически отводя с лица прядь светлых волос. Те, как всегда, лезли в глаза, а под рукой, как назло, не было даже простенькой ленточки.
   На пороге комнаты стоял, зажав подмышкой темную папку из кожи субтильный парень в черной одежде. Поправив сползшие на кончик носа очки, незнакомец протянул руку, как для приветствия:
   -Дима.
   На черной майке ярким пятном выделялся мерно мерцающий недобрым, рыжим цветом бронзовый кулон в виде расправившего крылья ворона...
   Пленница сдула со лба прядь волос - та опять упала на глаза - и опасливо согласилась:
   -Очень приятно.
   Особой радости по поводу нового знакомства она не испытывала, но и спорить не решилась. Первый его знает, что там на уме у этого ворона...
  
  
   Первый, если что и знал, распространяться об этом особо не собирался. Запертый в клетке койот вольготно разлегся на полу и, щуря золотые глаза, флегматично следил взглядом за мечущимся по камере Мистом Харбом. В очередной раз пройдясь по помещению, глава Серых замер и, уставившись на запертое за решеткой божество, прошипел:
   -И как это понимать?
   Зверь приоткрыл один глаз:
   -Что именно?
   -Все! Все происходящее!
   -А что у нас происходящее? - невинно поинтересовался койот. - И в какую сторону оно происходит? Ко мне или от меня? И сильно ли спешит?
   -Ты издеваешься?!
   Первый наконец соизволил поднять голову от пола:
   -Браво! Мисти, ты такой догадливый! Была б возможность, я бы даже поаплодировал!..
   Серый шагнул к решетке, замер напротив лежащего на полу зверя, сверля его взбешенным взглядом:
   -Думаешь, ты самый умный?!
   Койот сладко зевнул:
   -Да не, какой я умный? Я - дурак последний... Был бы умный, одному из твоих предшественников не попался бы... Так что у тебя за трагедия случилась, Мисти? Сапог пятку натер? Чай с утра холодный налили?.. Не-не-не! Не подсказывай! - перебил он только открывшего рот старика. - Я сам догадаюсь! - на мгновение замолчал, словно задумавшись, а затем радостно выпалил: - Понял! У тебя резинка на штанах лопнула!
   -Ты издеваешься?! - взвыл Харб. - У тебя мерцание храмов замедлилось!
   -Да ты что?! - деланно удивился койот. - Прям-таки замедлолись? Давно? Год назад? Два? Десять?.. Стоп, подожди! У меня есть храмы?! И вы что, реально мне там молитесь? А как? А что для этого делаете? А головой об пол во время молитв часто бьетесь? Требую, чтоб не менее пятнадцати раз за службу...
   Мист Харб так и замер с открытым ртом. А Первый продолжал трещать без умолку:
   -Хотя нет, пятнадцать раз - это слишком много, ты и так на всю голову ушибленный... Давай так! Тринадцать раз об пол, и два - об стену. Но последнее - обязательно с разбегу!
   -Заткнись! - взвыл глава Серых.
   -Ну вот никакого уважения к богу, - печально вздохнул койот. Сел, обвивши лапы хвостом и нравоучительно сообщил: - Будешь себя так плохо вести, не получишь конфетку на день рождения. Или получишь, но она будет кислая. Тебе понравится кислая конфетка?
   Вместо ответа Серый развернулся на каблуках и, бросив, через плечо:
   -Мы еще продолжим разговор, - выскочил из камеры.
   А зверь вновь сладко зевнул:
   -Да-да-да, как только, так сразу... - проводив Серого долгим взглядом, койот по-кошачьи нервно дернул кончиком хвоста и медленно оглянулся: у самой стены стояла не видимая за спиной зверя модель собора. Крошечный, не больше пальца в высоту, он отсвечивала призрачным серебристым светом и казался в темноте камеры полупрозрачным. Вокруг миниатюрного здания суетились маленькие. Едва заметные человечки. Отойдя на пару шагов от храма, они растворялись в воздухе, будто их и не было.
   Да и сам собор долго не простоял. Всего пара минут - и он пошел трещинами. Острые готические шпили осыпались трухой, розетки окон ощерились выбитыми стеклами, камни превратились в мелкое крошево. Еще мгновение - и на месте полупрозрачной модели остались лишь развалины.
   Но уже через миг на месте старого храма возник новый.
   Койот сладко зевнул:
   -Я подожду. Что такое пара дней по сравнению с несколькими столетиями? - и прикрыв нос кончиком хвоста, заснул.
   Или притворился, что спит.
  
  
   Вездесущий Тайрос, в последнее время явно стремящийся стать главой Бурых, наверняка караулил перед дверью. В другое время Гормо Даккен спокойно бы придумал два десятка заданий для всех охранников, разослав их по десятку различных островов... Но не сейчас.
   Нет, конечно, можно было и озаботиться чем-нибудь важным, благо искажения всегда скользили по реальности, а значит на любом острове можно было найти что-то неправильное, отправить Бурых проверять, выдам им в нагрузку нескольких Серых. Те, конечно, прямо подчинялись только Мисту Харбу, но косвенно и сам Черный мог ими руководить...
   Но ведь для всего этого нужно было время! Время на то, чтоб узнать, что творится на других Островах. Время - чтоб понять, что идет не так. Время - чтоб придумать, как это исправить и какое именно поручение отдать Бурым...
   И вот именно времени у Даккена не было.
   Как впрочем и возможности таскать с собой всю полагающуюся свиту.
   Да что там всю! Мужчине совершенно не хотелось, чтоб рядом с ним был даже один Бурый. Чем меньше людей будут знать обо всем происходящем, тем лучше.
   Конечно, уйти из особняка, не потащив за собой кучу охраны, можно было попросту вызвав банальный портал. Но это легко бы получилось еще несколько дней назад, а сейчас такая магия отняла бы слишком много сил. А их надо было экономить.
   Впрочем, способ ускользнуть из дома, не привлекая ничьего внимания был.
   Проходящие по Островам искажения чаще всего воспринимаются какими-то подобиями волн, изменяющими мир там, где они прошли. А вся чары - это лишь возможность изменять окружающую обстановку так, как ты хочешь.
   Но если представить флуктуацию завесью, скользящей по пространству или нитью, связывающей две точки вероятностного существования реальности, можно просто скользнуть вдоль нее, затратив на это очень мало сил.
   Правда, об этом способе мало, кто знает...
   Да и выйти за пределы Острова вряд ли получится, но сейчас главное было выбраться из дома, а уже потом можно будет действовать дальше...
   ...Дом уже почти застыл в статичности, чудом не выпирая на Стремнину. Еще немного, и искажения вообще прекратятся в этой части Острова... А значит, следовало как можно скорее найти обрывки нитей, связывающих реальности, и уйти по ним...
   Протянув руку к двери кабинета, мужчина медленно коснулся набалдашником трости покрытого лаком полотна. Тонкая нить - невидимая, но ощущаемая, дрожала натянутой струной. Еще мгновение - и она лопнет, оборвется, и весь особняк застынет на верхушке Стремнины. Те, кто находятся внутри дома и не заметят, что времени в нем практически не осталось, и лишь выглянув в окно можно будет заметить, что солнце на небе движется все быстрее и быстрее... Потом кто-нибудь забеспокоится, начнет искать Черного. Не найдет - обратятся к Серым, те, если волны времени не подмоют взгорье, уничтожат Стремнину - и хорошо, если Заводь при этом не образуется...
   Но сейчас было некогда думать об этом.
   Черный резким движением крутанул трость в руке, наматывая на тонкое древко невидимую нить, шагнул вперед...
   Мир и застыл, и в то же время вытянулся в бесконечность. Виднеющаяся одновременно очень близко - протяни руку и дотронься - и очень далеко - где-то в бесконечности, иди до скончания веков, не доберешься - дверь разбилась на сотни отдельных клочков - вариаций. Она была и гладкой, отполированной, из мореного дуба, и в то же время украшенной резьбой, и одновременно - старой, обшарпанной, покрытой отдельными пятнами краски, и вместе с тем тяжелой кованной, и еще какой-то... Все эти варианты, вариации, версии существовали одномоментно, одновременно, они находились и перед тобой, и внутри тебя, и происходило это и сейчас, и в прошлом, и в будущем. И длилось все это бесконечно...
   А потом оборвалось, резко, неожиданно. Лишь лопнувшая струна ударила по груди, выбивая дыхание из легких, заставляя хватать ртом воздух, выжигая весь мир вокруг...
   ...Гормо Даккен резко сжал зубы, проглотив рвущееся наружу ругательство. Выпрямился, оглянулся по сторонам. Если бы струна лопнула чуть позже - он бы успел добраться до самой окраины города - а там, возле самой свалки маготходов, вряд ли бы кто им заинтересовался - слишком редко туда люди заходят. Хорошо если местный надзиратель раз в полгода заглянет, эльфов протравит.
   А вот сейчас до этой самой свалки только предстояло добраться: Черный стоял во дворе среди многоэтажек. Судя по всему - район был не из богатых, построенный из нестабильных комплектов: строения изгибались под странными углами, закручивались штопорами и обрывались уходящими в пустоту лестницами, приделанными прямо к стене, безо всякого выхода.
   Здесь искажения гуляли вовсю. Окна переползали с одного места на другое, двери то уменьшались, то увеличивались, деревья во дворе выпускали сиреневые цветы, осыпавшиеся уже через мгновение....
   Но это-то все было привычным - мало ли флуктуаций гуляет по Домовому Острову? Странным было другое. Все искажения во дворе словно притягивались к одному зданию.
   Невидимый магнит - а может, наоборот, источник? - манил флуктуации, выгибал их дугой, тянул к одной точке... К одной внешне ничем не примечательной высотке.
   Если, конечно, не знать, кто может жить в этом районе и в этом доме.
   -Лейден! - зло прошипел Черный.
   Это ведь из-за него у Руты начался припадок! И можно было догадаться, что если девушка вдруг внезапно пропала из своей комнаты, не предупредив отца, что отправилась гулять, то в этом обязательно замешан проклятый Крапчатый.
   Черный крепче сжал в руке трость и шагнул вперед: жемчуга в глазах рукояти - койота недобро блеснули серебром.
   Тибрас - мера длины, применяемая на Островах. Равна примерно 1, 7 сантиметра.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Платунова "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | | С.Бушар "Сегодня ты моя" (Короткий любовный роман) | | М.Светлова "Следователь Угро для дракона" (Попаданцы в другие миры) | | Жасмин "Как я босса похитила" (Романтическая проза) | | У.Соболева "1000 не одна боль" (Современный любовный роман) | | О.Обская "Босс-обманщик, или Кто кого?" (Современный любовный роман) | | К.Амарант "Куколка" (Любовное фэнтези) | | Г.Елена "Душа в подарок" (Юмористическое фэнтези) | | М.Весенняя "Чужая невеста" (Романтическая проза) | | Э.Блэк "Зеркало Иштаар" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"