Баздырева Ирина Владимировна: другие произведения.

Энжел Хилл 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


"Далеко то, что было, и глубоко-глубоко:

кто постигнет его?"

Екклесиаст.

  
   Энжел Хилл раскинулся на пологом холме, так что дорога к нему поднималась постепенно и ненавязчиво. Дом имел фронтон увитый плющом, широкие окна эркеры и две симметричные двухэтажные пристройки, которые судя по их еще не потемневшему от времени камню, построили позднее. Выглядели они более светлыми и легкими по сравнению темным и приземистым центром здания, от чего дом напоминал опустившегося на холм ангела, распластавшего по нему свои утомленные крылья. Перед ним раскинулся широкий, больше похожий на лесное угодье, парк. Некогда ухоженный, сейчас он выглядел запущенно, но не менее роскошно.
  -- Необычное место, - сдерживая восхищение, заметила Андрэ.
  -- Его история тоже необычна, - задумчиво смотря на дом, поддержал ее восторг Эрик.
   Оба стояли у раскрытых дверей Фиата и смотрели на усадьбу.
  -- До Кромвеля здесь был крепкий замок, - начал вдруг рассказывать Рейвор. - По легенде от которой местные жители упорно не желают отказываться, хозяин замка Энжел Хилла, сэр Гаспар Холлендер, поняв что его дни сочтены, решил укрыться в своем родовом гнезде. В те дни замок имел множество потайных ходов, которые всегда спасали его обитателей в дни осад и захвата. И на этот раз сэр Гаспар возлагал на него надежды на спасение, потому что приверженцы Кромвеля искали его, чтобы казнить как верного сторонника монархии. Гаспар Холлендер был верным подданным, доблестным воином, благородным дворянином и великодушным хозяином, и он был уверен, что домочадцы помогут и укроют его. Но всегда найдется жаждущий получить свои тридцать серебряников. Когда шедшая за Гаспаром по пятам погоня, ворвалась в замок и обыскав его не нашла беглеца, они угрозами потребовали от домочадцев немедленной его выдачи, в противном случае казнены будут все до единого.
   В те времена, когда клятву верности давали, кладя руку на Библию, измена считалась тягчайшим грехом. К тому же в Энжел Хилле были наслышаны о беспринципности кромвелевских ищеек и знали, что умрут в любом случае, а потому никто не собирался перед смертью брать грех на душу и выдавать своего господина, пятная себя бесчестьем. Все же нашелся один малый из замковой стражи, который на что-то понадеялся, решив любой ценой спасти свою жизнь, выслужившись перед кромвелевцами. Он провел их по потайному ходу и открыл каморку, в которой укрывался его господин. В ней Гаспара и убили. Его тело выволокли наружу и сбросили в ров, после чего началась резня. Не пощадили никого в том числе и предателя. Когда дни Кромвеля подошли к концу и его, уже мертвого, казнили перед Тауэром, в Энжел Хилл вернулся брат Гаспара Холлендера. Он увидел руины замка и безымянную могилу. Брат Гаспара поселился в уцелевшей башне и каждую ночь к нему во сне приходил кто-нибудь из замковых слуг. Они смотрели на него и о чем-то молили, беззвучно стеная, но он не слышал их слов. Тогда брат Гаспара отправился к священнику, чтобы тот отслужил службу по мученикам, успокоив тем их души. Однако седой священник лишь кротко покачал головой, выслушав просьбу молодого человека. "Не этого хотят, не об этом молят тебя убиенные, добрый господин, а о том, чтобы извлек ты их останки из общей могилы, дабы не лежать им больше с отступником, осквернившим свою душу смрадным предательством, потому что проклята душа его". И он рассказал молодому человеку о том, как погиб его брат.
   - Но плоть лежащих в могиле уже сгнила, как же я узнаю предателя? - сокрушался брат Гаспара.
   - На то укажет тебе знак свыше, - уверил его священник и не соврал.
   Когда начали извлекать останки из общей ямы, куда были свалены казненные, в одном из тел нашли горсть серебряных монет, как будто перед тем как убить человека, его заставили проглотить это серебро. Верные слуги были перезахоронены каждый в своей могиле, а то что осталось от предателя вместе с его серебряниками выбросили в выгребную яму, вновь предав проклятию. И поныне душа Проклятого Стражника бродит по Энжел Хиллу, фамильным не упокоившимся привидением.
   - Ты его видел? - спросила Андрэ, когда Рейвор закончил свой рассказ. - Лично ты? Только не говори, что его точно встречал дед твоего приятеля, а он никогда не врет ...
   - Будете смеяться, но так оно и есть. Сам я его не видел, но слышал его стоны и не раз. Мы с Джейсом как-то решили подкараулить его, очень хотелось увидеть Проклятого Стражника самим.
   - И как, удалось? - нетерпеливо спросила Андрэ, когда он замолчал.
   Рейвор снисходительно взглянул на нее.
   - Мы устроили засаду, как настоящие полицейские, у нас помниться даже пластиковые рации были. Игрушечные конечно. Полночи не спали, выслеживая привидение, но когда услышали приближающиеся к нам из темного коридора стоны, при этом никого не видя, мы, разумеется, дали деру. Говорят, Проклятый Стражник может принимать облик живущих в Энжел Хилле людей, когда бродит по нему ночами.
   - Ну все, ты меня окончательно запугал. Теперь можно ехать.
   Они сели в машину, захлопнув за собой дверцы. Когда Фиат по подъездной дорожке подкатил к мраморному крыльцу с каменных балясин которых свисали голубые гроздья глициниума, из высокой двери вышел коренастый мужчина в строгом черном костюме. Он был лыс, но его лицо украшала темная, аккуратно подстриженная бородка. Под белоснежным накрахмаленным воротничком рубашки красовалась темная бабочка в белый горошек.
   Андрэ вышла из машины, хлопнув дверцей и поднялась к, вышедшему на встречу слуге, по широким гладким ступеням.
   - Доложите о нас, графу Уэнтворту, - велела она.
   Однако он не торопясь вынул из кармана трубку, сунул ее в рот, и с интересом оглядев гостью, хмыкнул:
   - А вы, хм, кто такая? Как мне доложить о вас?
   - Я мисс Уолпол.
   Слуга снова хмыкнул, недовольно глянув на нее.
   - Не имею чести знать сию особу, - добавил он, посасывая трубку, не двинувшись с места.
   Андрэ растерянно огляделась: что за дворецкие пошли? И вдруг лицо бородача, так неучтиво ее встретившего, озарилось радостью узнавания и тревогой.
   - Эрик? Какими судьбами? Что-нибудь с братом? Почему ты здесь?
   - Не беспокойтесь, ваша милость, сэр Холлиндер держится молодцом. Я же по его просьбе сопровождаю сюда мисс Сюзанну Уолпол.
   - Да, он звонил мне вчера, - пробормотал граф Уэнтворт, вынув трубку изо рта, чтобы скрыть смущение с которым, впрочем, тут же справился.
   - Вы, должно быть, помните сестру и племянницу леди Холлендер, что гостила в Энжелл Хилле лет пятнадцать тому назад.
   Граф с любопытством посмотрел на Андрэ, которая стояла перед ним, ни жива, ни мертва.
  -- Хочешь сказать, что из рыжего писклявого, вечно болезненного ребенка, выросла такая привлекательная леди? - удивился граф Уэнтворт.
   Не удивительно, что он забыл о какой-то там мисс Уолпол о которой просил брат, потому что вообще не представлял с кем будет иметь дело, и помнил лишь о звонке брата и о том, что тот пребывал в более менее сносном здравии.
  -- Да, ваша милость.
  -- Чудесно. Тогда добро пожаловать, мисс Уолпол. Хоть нам и предстоит познакомиться заново, но я чрезвычайно рад вас видеть.
   Граф взял Андрэ под руку и Рейвор поспешил открыть перед ними дверь, так взглянув на проходящую мимо Андрэ, что она только виновато пожала плечами. Она здорово промахнулась, приняв хозяина Энжел Хилла за простого дворецкого.
   Они вошли в холл, который больше походил на залу с мраморным полом и широкой лестницей ведущей наверх, с высоким потолком украшенным декоративной лепниной и спускающейся на цепи хрустальной люстрой. По бокам лестницы стояли мраморные грации с невинными лицами, но чувственными позами чуть прикрытых нагих тел. По обе стороны из холла вели двери темного дерева. Из одной вышла горничная и, сделав знак Рейвору следовать за ней, повела его вверх по лестнице, а Андрэ с графом вошли в дверь по правую сторону от лестницы и Андрэ оказалась в гостиной.
   Это была длинная просторная комната с тяжелыми потолочными балками, всю стену которой с одной стороны занимали три высоких, от самого пола, французских окна. Гостиная была полна народа, во всяком случае, так показалось Андрэ. Еще ей бросилось в глаза обилие свежих роз, что стояли в высоких напольных вазах в проемах между окнами, между столиками для игры в карты, пуфами, диванами и кушетками, их роскошный букет в хрустальной вазе высился на белом красавце рояле. У противоположной стены тянулся фуршетный стол.
   Граф немного снисходительно представил ее двум трем джентльменам, то ли его кузенам, то ли его свойственникам, она так и не поняла. Граф отвлекся от Андрэ, переключив все свое внимание на полуглухую старую леди и Андрэ, улучив момент, предпочла укрыться в тихом углу, к которому начала продвигаться, здороваясь со всеми кто попадался на встречу. Ей приветливо кивали и снова возвращались к прерванной беседе. Иногда она слышала, как кто-то интересовался у своего соседа за ее спиной, кто она собственно такая. Ее имя тут никому ничего не говорило.
   Встав в простенке между окнами, возле высокой напольной вазы с крупными чайными розами, Андрэ, воспользовалась представившейся возможностью приглядеться к клану Холлендеров.
   - Ах, дорогая, ты не представляешь, как я рада увидеться с тобой снова, - тихо восторгалась одна из двух дам, сидящих на кушетке в стороне от нее. - Когда еще представиться нам случай поговорить. Ты, то в Америке, то в Италии и я просто не в силах уследить за всеми твоими передвижениями. Куда на этот раз? Во Францию?
   - В Японию, милая.
   - Значит, я опять не смогу до тебя дозвониться...
   - И вы поставили на Карого? - удивленно вопрошал джентльмен в охотничьем костюме господина в смокинге. - Очень опрометчиво с вашей стороны.
   - Я бы согласился с вами, что это опрометчиво, если бы Карый не пришел первым.
  -- Так вы приехали вместе с сэром Икли? - прикрывая многозначительный тон вопроса, легкой улыбкой добродушия спрашивала тучная дама, восседавшая на диване, стоящую перед ней миниатюрную платиновую блондинку в бледно-розовой блузке и серых брючках.
   Андрэ сразу же обратила на девушку внимание, чтобы при случае указать на нее своему дворецкому, решительно изгнавшего брюки из гардероба Андрэ. Но даже не это было главным, почему она обратила на этих двух женщин внимание, а та недвусмысленная недосказанность, что слышалась в вопросе тучной дамы в черных дорогих шелках к платиновой блондинке. Та лишь беспечно рассмеялась.
   - Ах, нет, что вы! Я ехала сюда одна, а Лоренса подобрала в Депшире, да и то мы встретились там случайно. И представьте, нам оказалось по пути, а раз так, то почему бы мне было не подвезти его в Энжел Хилл?
   Андрэ насторожилась. Если эта блондинка была в Депшире с этим самым Лоренсом, не могла ли она увидеть их с Рейвором? И если это так, то все складывалось не очень-то хорошо. Черт его знает, как здешняя публика истолкует их с Рейвором пребывание в гостинице Депшира? Следует обсудить все с дворецким, чтобы договориться о том, что отвечать, если вдруг кому-то станет интересно, почему мисс Уолпол вдруг остановилась в гостинице, а не проехала в Энжел Хилл сразу же. Но может все обойдется, ведь когда Рейвор муштровал ее, они почти не выходили из номера. Черт! Опять выходит не хорошо. Не будет же она, в конце концов, объяснять всем и каждому, что ее дворецкий голубой.
   - Боюсь, милочка, что это может очень не понравиться леди Камминг, - с выражением заядлой сплетницы, заметила между тем дама в черном.
   Но миниатюрная блондинка отнеслась к возможности будущего скандала слишком легкомысленно.
   - Не беспокойтесь об этом, мисс Виктория, леди Камминг вскоре поймет, что он здесь собственно из-за нее и мисс Элен.
   - В самом деле? - в темных глазах мисс Виктории вспыхнул сладострастный огонек зарождающейся сплетни. - Боюсь, милочка, что этому никто не поверит, особенно если вы вздумаете с сэром Икли покинуть Энжел Хилл так же, как и появились в нем, вместе.
   И тут Андрэ с облегчением заметила, идущего к ней Рейвора, раскланивавшегося направо и налево. Удивительно, но общество Энжел Хилла, до этого почти не замечавшее Андрэ, с появлением дворецкого вдруг проявило к ее особе дружный интерес.
  -- Нет, нет, уверяю вас, леди Дрейдер, с сэром Холлендером все в порядке, - громко успокаивал Рейвор сухонькую старушку в голубых кудряшках и тут же добавил, указывая на Андрэ: - Позвольте представить вам мисс Уолпол...
  -- А почему нет Роджера? Где он? Этот несносный мальчишка опять прячется от меня? - перебила его полуглухая леди Драйдер, глядя на него выцветшими глазами невинного дитя. - Поди поищи его, Эрик, я хочу поговорить с ним. Он ужасно ведет себя со мной.
  -- Я отправлюсь искать его сию же минуту, сударыня.
  -- Кто это рядом с тобой? - перевела на Андрэ младенческий взгляд выцветших глаз леди Драйдер. - У тебя плохие манеры, дворецкий. Почему эта молодая леди до сих пор не представлена мне?
  -- Простите мою оплошность, сударыня, - покаяно поклонился Рейвор. - Это племянница леди Холлендер, мисс Сюзанна Уолпол.
  -- Леди Холлендер? - удивилась старая дама -- Жена Роджера или Эндрю?
  -- Роджера, мама, - склонившись к ней подсказала молодая женщина, сопровождавшая старую леди. - Эндрю не женат.
  -- У Роджера жена? - страшно удивилась старушка, наморщив маленький лоб. - Что ты такое говоришь, Камилла?
  -- Это Глэдис Холлендер, мама.
  -- Так это племянница Глэдис, - обрадовалась старушка.
  -- Здравствуйте, мадам, - протянула ей руку Андрэ, сочтя что настал подходящий момент для знакомства. - Рада видеть вас в добром здравии, - и она осторожно пожала сухую и ломкую как пожухлый осенний лист, ладошку старой леди.
  -- И вам здоровья, милочка. Вы не находите, что мой племянник Роджер, как всегда на высоте. Собрать в наше время всю семью не так-то просто...
  -- Скажи, друг мой, - взял в это время Рейвора под руку джентльмен в охотничьем костюме. - Сэр Холлендер желает объявить нового наследника, поэтому ты здесь? Даю слово, что никому не проболтаюсь.
  -- Нисколько в этом не сомневаюсь, сэр, но уверяю вас, о планах сэра Холлендера мне ничего не известно.
  -- Не понимаю. Тогда, что ты здесь делаешь?
  -- Мне поручено встретить и сопроводить в Энжел Хилл мисс Уолпол. Мисс Уолпол, позвольте представить вам барона Бэшема.
  -- Я польщена знакомством с вами, барон...
  -- Почему ты здесь, а не со своим господином? - задала Рейвору тот же самый вопрос, подошедшая к ним женщина в черном элегантном платье, единственным украшением на ней был перстень в виде камеи на безымянном пальце.
   Ухоженное красивое лицо женщины было надменным и возмущенным.
  -- Не думала, что ты можешь быть настолько безответственным, - оскорбительным тоном способным вывести из себя самого кроткого святого, выговаривала она Рейвору.
  -- Поверьте, леди Камминг, я бы ни за что не покинул сэра Холлендера по собственной воле, если бы не его личная просьба, чтобы я сопровождил в Энжел Хилл племянницу его супруги, мисс Уолпол. - Как ни в чем ни бывало завел ту же песню Рейвор, без тени ожидаемого подобострастия, что похоже еще больше оскорбило высокомерную леди Камминг.
   Поджав и без того узкие губы, дама окинула Андрэ холодным взглядом и снова взялась за Рейвора.
  -- Ты должен был сам понять, что это, - под "это" она явно имела ввиду Андрэ, - не стоило того, чтобы оставлять Роджера без присмотра. Я разочарована в тебе.
   Но возросшая волна ее недовольства натолкнулась на непроницаемую стену невозмутимости Рейвора.
  -- Как мне ни прискорбно это слышать, мадам, но, как вы верно изволили заметить, сэр Холлендер мой хозяин, разочаровывать которого своим неповиновением я не собираюсь.
   Молодая пара, подошедшая вместе с леди Камминг сдержанно улыбнулась тому, как ненавязчиво поставил ее на место дворецкий.
  -- Позвольте представить вам мисс Уолпол, - продолжал Рейвор, чтобы сгладить неприятное впечатление от своих последних слов.
  -- Мисс Уолпол, это леди Камминг, племянница сэра Роджера и Эндрю Холлендеров.
  -- Очень приятно, - проговорила Андрэ, не решаясь подать ей руку.
   И на этот раз удостоилась сухого кивка леди Камминг.
   - И откуда же вы прибыли к нам, мисс Уолпол? - придирчиво и свысока, оглядела та новоявленную родственницу.
  -- К сожалению, я живу настолько далеко, что могу считать просто удачей, выпавший наконец случай увидеть своих родственников. И я очень надеюсь, что мои впечатление оправдают ожидания сэра Холлендера, как и ваши обо мне. Я из Сиднея, мадам.
   Леди Камминг слушала ее подняв тонкие брови.
  -- Сидней? - повернулась она к девушке, стоявшей позади нее.
  -- Это в Австралии, - подсказала та.
  -- Но это же другой конец света! - изумилась леди Камминг. - И вы проделали такой путь, чтобы познакомиться с дальней родней, без которой обходились столько времени?
   Повисшая после этих слов пауза была столь красноречива, что слов не требовалось. И поскольку леди Камминг так и не озвучила ожидаемой Андрэ реплики: "...и зачем нам это нужно?", то послушно произнесла:
  -- Да, мэм.
   Леди Камминг царственным жестом показала на стоящую позади девушку:
  -- Моя дочь Элен.
   Девушка несколько порывисто подала Андрэ руку, которую та с удовольствием пожала. Элен привлекала не породистой красотой своей матери, а чистым обаянием юности, открытым взглядом, яркими полными губами, пышными рыжими волосами, и детским лицом без тени макияжа.
  -- Сэр Лоренс Икли, - церемонно представила молодого человека стоящего рядом с Элен, леди Камминг. - Сэр Лоренс и моя дочь обручены.
   Сказав это, она, словно отдав не очень приятную, но столь необходимую дань светской вежливости, взяла дочь под руку и отошла к Камилле и леди Драйдер.
  -- Приятно видеть хоть одно нормальное лицо без тени угодливости к здешнему снобизму, - улыбнулся сэр Икли, прикладываясь поцелуем к протянутой для пожатия руке Андрэ.
  -- Похоже, вы не испугались леди Камминг, - кивнув в сторону названной дамы, усмехнулся он.
   Вообще ироничная усмешка не сходила с лица этого джентльмена, каждая черта которого выдавала пресыщенность. Что-то неприятное порочное было в его взгляде, которым он смотрел на Андрэ, Элен, леди Камминг, как будто прикидывал какое удовольствие он может получить от них, насколько долго оно продлится, займет и развлечет его. Даже не приходилось сомневаться, что он всегда получал то, чего желал, обладая обаянием и довольно привлекательной внешностью. Подобные глянцевые красавцы обычно нравились женщинам. Андрэ же он напоминал яркий цветок с одуряющим запахом, что влечет свою жертву медовым, но ядовитым нектаром, ловя ее схлопывавшимися створками и поглощая всю, без остатка.
   Люди подобные Лоренсу Икли уверены, что мир создан исключительно для удовлетворения их потребностей и предназначение его лишь в этом. Когда же подобные иллюзии рушились, они либо ломались, либо превращались в циников, мстящих другим за несовершенство этого мира.
   Андрэ частенько приходилось сталкиваться с подобным типом людей, которые, как правило, происходили из обеспеченных семей, где их баловали, во всем потакая, пока вокруг них в конце концов не вырастала непроницаемая стена их эгоизма. Но при чудовищном самомнении такие люди не были социально значимы, они жили во имя себя и для себя. И потому Андрэ отнеслась к Лоренсу Икли без всякого интереса, настороженно и неприязненно восприняв его попытку флиртовать с нею.
  -- Надеюсь вы задержитесь подольше в нашей старой доброй Англии? Очень надеюсь на то, что вы найдете здесь нечто, что вызовет у вас желание, как можно дольше остаться с нами.
   Выслушав его пышную тираду, Андрэ коротко спросила:
  -- Вы родственник Холлендерам?
   Лоренс Икли несколько потерялся от заданного в лоб вопроса, который заставлял думать, что если он не Холлендер, то с ним и разговаривать не будут. Икли пригладил на затылке короткие волосы. Однако...
  -- Я только готовлюсь им стать. Как вы только что слышали, я помолвлен с дочерью леди Камминг и эта дама вскоре будет моей дражайшей тещей.
   Но последующая за этим фраза Анрэ озадачила его еще больше.
  -- Элен очень милая девушка, - заявила она без тени того кокетства, что напрашивалось на ответный комплимент. Напротив, она с сомнением оглядела его, давая понять, что по ее мнению, он не достоин такой девушки, как Элен Камминг.
   Конечно если бы Рейвор своим вмешательством пресек ее нападки, Андрэ отступилась, охотно признав свою ошибку, но дворецкий с безучастным видом взирал в зал и она поняла, что может не церемониться с сэром Икли. Но и сам Лоренс Икли, имея за плечами богатый опыт любовных интрижек, с пристальным интересом разглядывая Андрэ, уже понял, что провинциалка не так проста. У нее имелся характер и к ней нужно было отнестись куда как серьезно. Во всяком случае, решил он, ему не придется скучать все те дни, что он проведет в Энжел Хилле. Вариант, что его общество, как и сама особа может быть нежелательна и неприятна, им не принимался во внимание. Такого просто не могло быть.
  -- О, Элен просто ангел, - согласился Икли, рассмеявшись. - Только вот ведь парадокс, как только мужчине предстоит вступить в брак, он вдруг начинает замечать, какие возможности упускает, - уже без улыбки посмотрел он на Андрэ, подчеркивая тем некий подтекст сказанных им слов, который нетрудно было угадать.
   Андрэ удивленно воззрилась на него: он что не понял ее? Что ж, придется объясняться более прямолинейно, хотя она ясно отдавала себе отчет в том, что наживает себе смертельного врага. Такие люди совершенно не понимают слова "нет". Она провела по зубам языком на котором уже дрожала готовая вот-вот сорваться словно капля яда, крепкая фраза, когда к ним с распростертыми объятьями вдруг бросилась платиновая блондинка.
  -- Ах, дорогой! - щебетала она беззаботной птицей.- Как ты изменился! Ты стал просто неотразимым!
   Андрэ и Лоренс Икли невольно переглянулись, когда она, миновав их бросилась к дворецкому.
  -- Благодарю вас, мисс Донна, - отступив от нее на шаг, сдержанно поклонился Рейвор. Он был так надменно неприступен, что у платиновой блондинки невольно опустились руки. Мисс Донна видимо не подозревала о пресловутой дистанции, свято соблюдаемой Рейвором.
  -- Позвольте представить вам племянницу леди Холлендер, мисс Сюзанну Уолпол.
   "Неужели ничто и никогда не поколеблет нас настолько, чтобы мы позабыли свои обязанности" - хмыкнула про себя Андрэ.
   Но легкомысленную мисс Донну ничто не могло смутить. Она живо обернулась к Андрэ, придирчиво оглядев ее с ног до головы.
  -- О, теперь вы хозяйка Эрика! Вам сказочно с ним повезло.
   При этих словах у Андрэ дернулся лицевой нерв и она с любезной улыбкой пробормотала, что "сама не верит своему счастью". Но Донну она больше не интересовала, переведя томный взгляд на Рейвора, она открыла было рот, чтобы что-то сказать, как ее, извинившись, немного бесцеремонно оттер господин в смокинге.
  -- Тысяча извинений, мисс Донна, но это срочно... - он подхватил Рейвора под руку и попытался отвести в сторону, но добился лишь того, что дворецкий просто напросто развернулся на месте, встав спиной к Икли и Донне. Господину в смокинге похоже было достаточно и этого. Икли и Донна отошли. Лоренс присоединился к Элен и леди Камминг, а Донна вообще покинула гостиную.
  -- Эрик, что здесь, черт возьми, происходит? - тревожно шептал господин в смокинге. - Что-то изменилось, да? Барон мне ничего не говорит, но я же видел, как вы с ним шептались. О чем? Эрик, я заплачу тебе, ты меня знаешь... Поминки по Брайану и Джеймсу давно прошли и вдруг появляешься ты... Тут не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы не сообразить, что что-то произошло. От графа я ничего не могу добиться. Его сиятельство, видите ли не в курсе, а я бросил все дела в Лондоне и уже которую неделю торчу здесь.
   Рейвор заверил его, что знать ничего не знает, но с удовольствием представит ему... Господин в смокинге, которого звали Эдвин Смит, нервно тряхнул ладонь Андрэ и потеряв к ней и ее дворецкому интерес, отошел.
   Зато возле них бесшумно возник слуга негр во фраке и с подносом в руках на котором высились бокалы с шампанским. Когда Андрэ отказалась от степенно предложенных им напитков, слуга повернулся к Рейвору с улыбкой наблюдавшего за ним.
  -- Привет, старина, - негромко поприветствовал он его.
   Бросив на Андрэ осторожный взгляд и поняв, что при ней можно говорить, дворецкий графа Уэнтворта расплылся в белозубой улыбке.
  -- Рад видеть тебя, Эрик. Смотрю, у тебя новая хозяйка, а?
  -- Нет, Коско, я лишь временно сопровождаю мисс Сюзанну в Энжел Хилл, по просьбе моего хозяина.
  -- Из-за вас тут поднялся хороший переполох. Он того стоил?
  -- Не думаю. Я привез сюда мисс Уолпол и только. А что говорят на кухне?
  -- Что говорят, - вздохнул Коско. - Жалеют твоего старика. Не хотел бы я пережить одного из своих мальчишек. - И печально покачав головой, понес поднос с напитками дальше.
  -- Я представил вас всему здешнему обществу и теперь можно уходить, - повернулся к Андрэ Рейвор. - Пойдемте. Вам необходимо отдохнуть и переодеться к обеду.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"