Баздырева Ирина Владимировна: другие произведения.

Энжел Хилл 8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


"...потому что он напрасно

пришел, и отошел во тьму,

и его имя покрыто мраком"

Екклесиаст.

"Да будут во всякое время

одежды твои светлы..."

Екклесиаст.

   Весь следующий день Андрэ провела в постели. Первую половину дня она проспала, чувствуя слабость, но хотя бы уже не тошнило. Сквозь сон она слышала, что кто-то разговаривал над нею, кажется заходил граф справится о ее здоровье. Рейвор, хоть и не сомкнул глаз всю ночь, казался довольным. Еще бы! Не нужно было разыскивать Андрэ где ни попадя. Вот она! Прикованная к постели, шпионь не хочу. И он отыгрался, терроризируя ее таблетками от интоксикации, не давая даже головы поднять от подушки. Она обиделась когда он не разрешил ей садиться в постели и отказался дать ноутбук, а когда вознамерился поить из ложечки крепким сладким чаем, накричала на него и выгнала из комнаты, велев выспаться, потому что у некоторых от недосыпа: "крышу рвет на ходу!". Рейвор и правда выглядел не лучше самой Андрэ, всю ночь просидев в кресле возле ее постели, и на советы идти в свою комнату и поспать никак не реагировал. Но после окрика Андрэ, вышел из ее комнаты с глубоко оскорбленным видом и высоко поднятой головой, ни дать ни взять лорд Валлентайн и Андрэ сразу же почувствовала себя виноватой. Он так предано выхаживал ее, а она... но нужно же было как-то отправить его поспать. И, все же, какую бы вину она ни испытывала, когда Рейвор ушел, почувствовала себя свободней.
   Вопреки ожиданию, встав с постели, она не кинулась к ноутбуку, а начала бродить по комнате раздумывая обо всем понемногу. От ходьбы у нее немного кружилась голова, одолевала противная слабость и, к тому же, она просто умирала от голода.
   Время обеда уже прошло, но она знала, что после него в буфетной всегда что-нибудь да оставляли. Андрэ нерешительно посмотрела на дверь. Рискнуть? Полицейский она, в конце концов, или нет? Риск -- это ее будни. Чуть приоткрыв дверь, она прислушалась. В коридоре пусто, в комнате Рейвора тишина и тогда, решившись, она выскользнув из комнаты, прокралась мимо его дверей, дошла до лестницы и спустилась вниз. Из гостиной слышались голоса и звонкий смех Донны. Андрэ поспешила свернуть в коридор ведущий к столовой, буфетной и Охотничьей зале. Ей не хотелось, что бы кто-нибудь увидел ее в халате поверх пижамы и шлепанцах на босу ногу.
   Мимо закрытой столовой Андрэ дошла до буфетной, включила там свет и обрадовалась, увидев стоящее на буфете блюдо прикрытое салфеткой. Все-таки жизнь прекрасна, когда под рукой имеются свежеиспеченные кексы Дороти, а поблизости не наблюдалось дворецкого. Андрэ успела уплести два кекса с изюмом и взялась за третий с глазурью, когда в буфетную вошел Коско. Секунду другую оба растерянно и изумленно взирали друг на друга, пока дворецкий графа Уэнтворта первым не пришел в себя. Оглядевшись, он вновь перевел удивленный с искорками смеха, взгляд на Андрэ,. В самом деле, халате, с растрепанными волосами с набитым ртом и круглыми от страха глазами, она выглядела прекомично.
  -- А где Рейвор? - подавляя улыбку, спросил Коско первое что пришло на ум.
   Андрэ замотала головой, пытаясь прожевать кекс, который встал поперек горла.
  -- Так вы одна? - догадался Коско и Андрэ энергично закивала, тихо переживая свой позор.
   Ее, офицера полиции, застигли в буфетной словно какого-нибудь мелкого воришку.
  -- Пожалуй, я налью вам чаю. - Окончательно оправившись, Коско решил что больше не в силах смотреть, как девушка давится кексом, торопясь его прожевать.
  -- Н-нет... не надо! - Наконец проглотила его Андрэ.
  -- Хотите еще кексов? Нет? Проводить вас? - Вопрошал Коско, на что она отрицательно качала головой.
  -- Как вы себя чувствуете?
  -- Спасибо, уже лучше. Я сама дойду. Мне просто захотелось есть и я спустилась сюда.
  -- Но вы могли бы попросить Рейвора, - опять удивился Коско.
  -- Рейвора? - Перепугалась она. - Нет, ни за что! Я его несколько минут назад отправила спать.
  -- Это хорошо, мисс, - одобрительно кивнул дворецкий, - потому что он не спал почти сутки.
  -- Вот именно, - буркнула Андре, взглянув на него исподлобья: - Лучше бы спал, чем измываться над другими. Вставать нельзя, ноутбук нельзя, есть только когда он покормит с ложечки...
   Коско не выдержав, рассмеялся.
  -- Не вините его и не будьте строги, мисс, Рейвор добросовестно относится к своим обязанностям.
  -- Слишком добросовестно. - Иронично согласилась Андрэ, стряхивая с халата крошки. - Вы ему не говорите, пожалуйста, что застали меня здесь.
  -- Если выпьете со мной чаю, я буду безмолвен как могила. - Улыбнулся в ответ Коско.
  -- Хорошо, - охотно согласилась Андрэ, тут же заняв один из стульев, стоящих вокруг небольшого круглого стола.
   В крохотной буфетной, где царил громоздкий старинный буфет с выставленными на его полках сервизами и столовым серебром, было по особому уютно и тихо. Наблюдая за спокойными и уверенными движениями Коско, неторопливо разливающего чай, Андрэ спросила:
  -- Вы давно служите у графа Уэнтворта?
   Это было похоже на попытку завязать разговор и Коско ничего не заподозрив, ответил:
  -- Года три будет, мисс.
   Поставив перед ней чашку с горячим чаем и придвинув поближе блюдо с кексами, он сел напротив. Андрэ отпила чай и замотала головой.
  -- Горячий? - Посочувствовал Коско.
  -- Угу... но я просто не могу поверит, что еще недавно в этом доме были похороны. Такое чувство, как будто все уже примирились с этим.
  -- А, - понимающе кивнул Коско, - вы недоумеваете от того, что никто не убивается по бедным молодым людям.
  -- Кажется, о них быстро забыли.
  -- Их не забудут, особенно Джеймса. Время слез прошло, мисс. Нельзя горевать долго, нужно жить дальше.
  -- Но граф Уэнтворт, все же, был дядей Джеймсу.
  -- Для графа смерть племянника останется незаживающей раной, поверьте мне. Больше всех на свете он любил его и пожалуй мисс Элен.
  -- А Брайана Уэлча? Он его хорошо знал?
   Лицо Коско посуровело.
  -- Он один раз приезжал сюда и произвел на графа не очень приятное впечатление. После его визита хозяин на целый вечер заперся у себя в кабинете.
  -- Просто представить не могу, как он воспринял известие об их смерти. Здесь все так противоречиво: с одной стороны, гибель горячо любимого племянника, с другой -- человека к которому не испытывал симпатии.
  -- М-да, - Коско озадаченно пригладил короткие курчавые волосы. - Вы правы. Хозяин наверняка испытывал противоречивые чувства.
  -- Вы его что же не видели в те дни?
  -- Почти. За три дня до трагедии с молодыми господами, он слег. Видимо переговоры подкосили его.
  -- Переговоры?
  -- Да, он три дня с кем-то жестко разговаривал по телефону и это требовало от него немалых нервов, потому что к столу хозяин выходил никакой. Эти переговоры его просто изматывали.
  -- Чтобы рассердить графа нужно очень постараться. - Заметила Андрэ.
  -- Вы правы, это-то нас и беспокоило. Мы бы и хотели помочь, но не знали чем. Не дело слуг вмешиваться в дела господ, если они этого не хотят.
  -- И что, даже не было никаких предположений о чем шла речь на этих переговорах?
  -- Похоже, об Энжел Хилле.
  -- Это, то что вам удалось услышать под дверьми его кабинета?
  -- Точно. Я дорожу этим местом, мисс, и должен знать что происходит.
  -- Я бы тоже сделала все, чтобы узнать, что меня ждет. - Согласилась с ним Андрэ.
  -- Граф, видимо, тоже делал все, что мог, так что слег. - Вздохнул Коско.
  -- Так он был болен, когда все это произошло с Джеймсом и Уэлчем?
  -- Точно. И мы не знали, как ему об этом сообщить. Доктор Фоск предупредил нас, что у хозяина высокое давление, а с этим не шутят. Я сам узнал о гибели молодых людей, когда пришел утром в Энжел Хилл.
  -- Вы живете не в Энжел Хилле?
  -- Я живу в деревне, но бывает, что остаюсь здесь по неделям. В тот раз хозяин отпустил меня к семье и попросил распустить остальных слуг. Граф всегда так делает, когда прибаливает. Оставил только Пэт. Вы совсем не пьете чай, мисс.
  -- Спасибо, Коско, - словно очнулась Андрэ. - Я пожалуй пойду. Если Рейвор, не дай бог, проснется и увидит, что меня нет в комнате... - Она замолчала, предоставив Коско самому додумывать, что будет тогда.
   И Коско додумал.
  -- Да, мисс, лучше уж вам поторопиться.
  -- Передайте Дороти мои комплименты ее кексам.
  -- Непременно, мисс, - пообещал дворецкий, расплывшись в улыбке.
  -- Коско, можно вас спросить? - Уже в дверях обернулась к нему Андрэ.
  -- О чем угодно, мисс.
  -- Вы ведь служили?
   Ей показалось или нет, но Коско словно подобрался. Во всяком случае его улыбка стала застывшей.
  -- С чего вы взяли?
  -- У вас выправка военная и руки вы держите за спиной как военный. И, по-моему, Рейвор подражает вам...
  -- Я дослужился до сержанта, а после уволился в запас, - перебивая ее, отчеканил Коско.
  -- Из-за...
  -- Из-за семьи. У вас есть еще ко мне вопросы?
  -- Н-нет... спасибо. - И Андрэ поспешно покинула буфетную, показавшуюся ей вдруг недружелюбной.
   Какая муха укусила Коско? Какие-то, странные у Холлендеров дворецкие. Показалось ей или лоб Коско даже испариной покрылся, когда она спросила его о службе в армии. Этот дом просто кладезь загадок.
   Выйдя в коридор, она посмотрела в его дальний конец, теряющийся в темноте, туда, где находилась Охотничья зала. Она понятия не имела, что ей там понадобилось, но вспомнив, что опять придется прокрадываться мимо дверей Рейвора, решительно направилась в ту сторону.
   В одном она была уверена точно, там ее не станут отвлекать, хотя бы потому, что никто туда не сунется. А Рейвору, если он хватится ее, тем более не придет в голову искать ее в заброшенной зале. Ей нужно было подумать как следует и хотелось, чтобы никто не мешал.
   Дойдя до дверей залы, она потянула их на себя. Чуть скрипнув, одна створка медленно отворилась. Зашарив рукой по стене, Андрэ нашла включатель. В шестирожковой люстре под потолком вспыхнула одна единственная лампочка, тускло и нехотя освещая середину зала, тогда как углы и стены тонули в непроницаемой темноте в которой угадывалась разверстая пасть камина.
   Постояв немного посреди зала, Андрэ настроилась на его тишину. Когда-то здесь горел камин, вокруг которого собирались мужчины. Бряцая шпорами и придерживая шпаги они садились в кружок вокруг огня. Чувствительные дамы падали в обморок от их легких нескромных намеков, может быть поэтому мужчины Энжел Хилла и отвоевали для себя Охотничью залу, чтобы вольно вести здесь свои грубоватые разговоры. Сейчас другие времена и иная дама, вроде Донны, может так намекнуть, что растеряется и прожженный портовый грузчик, для которого сквернословие является нормальным языком общения.
   Кстати о намеках... Что-то такое говорил ей Икли, когда она еще не напилась до безобразия и могла хоть что-то соображать. На том что Икли, по утверждению Рейвора, подмешал ей виски в шампанское, она решила не зацикливаться. Что взять с этого представителя "золотой молодежи"? Одну только гадость. Так мог бы поступить какой-нибудь придурок подросткового возраста, а не взрослый мужчина. Не стоило терять на это время, еще и потому, что она, кажется, вела себя прилично и не совершила ничего непотребного в пьяном беспамятстве, иначе Рейвор вместе с таблетками скармливал бы ей очередное занудство о том, как ей далеко до леди и зудел бы сих пор, не переставая. Ну и нечего беспокоиться об этом.
   Сейчас было важно сосредоточиться и вспомнить то, о чем рассказал ей Икли, когда она так бездарно напилась. Так что расхаживая по зале, Андрэ терзала свою память, пытаясь вспомнить весь их разговор. По своему опыту она знала, что нужно ухватиться за какую-нибудь малозначительную деталь, мимолетное высказывание, или незначащее словечко, а потом осторожно потянуть за эту ниточку, чтобы распутать весь клубок воспоминаний. Она хорошо помнила, что он пытался продолжить их бессмысленный спор о любви и то, каких усилий ей стоило повернуть его на интересующую ее тему, а именно, на Джеймса Холлиндера и Брайана Уэлча. И именно тогда ее начало мотать из стороны в сторону, а язык стал странно заплетаться. И все же, она помнила, что он, что-то ей, смеясь, рассказывал. Что?.. что-то ведь смешило его ужасно... Уэлч был игроком. О черт! Дальше... что Уэлч был в ярости от того, что получил по завещанию не капитал, а недвижимость с которой не знал что делать, потому что старик Холлендер, к этой самой недвижимости, приложил еще кучу условий. По ним Брайан не мог ее запросто продать, обратив в живые деньги. Отлично! Память, хоть и со скрипом, выдавала информацию, которую она тогда изо всех сил старалась запомнить, сопротивляясь опьянению.
   Но было что-то еще... над чем же Икли так веселился, рассказывая об этом, как о забавном анекдоте... Кажется он потешался над кем-то... Нет... он смеялся над тем, что Брайан кажется разорил кого-то, выкинув из бизнеса... Смит! Вот оно! Уэлч уже проигрывал деньги Смита, когда Джеймс Холлендер потребовал от него оплатить лечение тещи этого самого Смита. Тогда Уэлч, чтобы отвязаться от Холлендера, кинул этому неудачнику кусок из его же денег. Икли говорил, что тогда они здорово посмеялись над остроумием Уэлча. Икли искренне восхищался Брайаном, считал, что этот парень умеет жить и прочил ему большое будущее. Нет, это не то... Там было, что-то еще... Ведь было же... было... было то, что Икли сказал, что Джеймс считал Уэлча вполне состоятельным и поддавшись на его уговоры, вложил деньги в какое-то сомнительное предприятие, которые Брайан потихоньку прикарманил. Ну ничего себе! Брайан был на мели? Поэтому играл, влез в какую-то аферу, разорил Смита и пытался оттяпать часть наследства принадлежащее Джеймсу. Ну и тип!
   Со стороны камина раздался протяжный стон. Андрэ остановилась. Ее душа онемела от страха и одновременно с этим, она не верила происходящему.
  -- О-о... у-у... м-м-м-а-а... - донеслось до нее протяжное и заунывное.
  -- Ох, чтоб тебя! До чертыхалась! - Прошептала она, пятясь к дверям.
   От этого заупокойного, низкого стона у Андрэ зашевелились волосы на голове. Резко пахнуло леденящим холодом. Единственная лампочка в люстре замигала и потухла. В полной темноте к ней, от темного жадно распахнутого зева камина, начал медленно приближаться тот, кто так жутко стенал. Не долго думая, Андрэ бросилась к дверям, налетев в темноте на один из кондовых стульев. Жалобный стон за спиной начал превращаться в вой, пронзительный и тоскливый.
   "Пистолет!" - Андрэ вылетела из Охотничьей залы лихорадочно соображая на ходу: "Черт! А в кого стрелять-то! Какой пистолет... Он же в комнате..."
   Душераздирающий вой, опустившись до жуткого стона, преследовал ее. За нею кто-то бежал, выл и кричал, страдая и жалуясь, только слов, от стучавшей в ушах крови, Андрэ расслышать не могла.
   Эрик поймал ее в темном пустом коридоре возле столовой, ничего не соображающую от страха и паники. Схватив за плечи, он заставил ее остановиться. Андрэ смотрела перед собой остекленевшими от страха глазами, дрожа и чувствуя спиной настигающую ее какофонию воя, стона и визга, и крепко зажмурилась, когда этот шквал страдания, нарастая, пронесся сквозь нее, и обдав потусторонним холодом прошел дальше, заморозив разум и сознания нечеловеческой мукой.
  -- Мисс Уолпол... - Звал ее Рейвор, тряся за плечи.
   Он уже хотел отвесить ей пощечину, чтобы привести в себя, когда она подняла на него неподвижный взгляд, встревоживший его еще больше.
  -- Вы меня слышите? - Почти крикнул он ей в лицо, как следует встряхнув.
  -- Ты это слышал? - Прошептала она, стуча зубами.
  -- Вы узнаете меня? - В отчаянии спросил он. - Я Рейвор, ваш дворецкий!
  -- Слушай, не тупи! - Вдруг рассердилась она. - Я конечно перепугалась до... потери пульса, но это не значит, что рехнулась.
   Он, со вздохом облегчения, взял ее за руку и повел за собой.
  -- Откуда, ради бога, вы здесь взялись? Я был уверен, что вы спите.
  -- Ты его видел?
  -- Кого?
  -- Проклятого Стража? - Она все еще дрожала. Ей нужно было говорить, чтобы отвлечься от ужаса, который она только что пережила.
  -- Нет, не видел. Что вам здесь понадобилось?
  -- Ты же говорил, что видел его?
  -- Я не говорил, что видел его. Я говорил, что его можно увидеть в облике кого-нибудь, живущих в Энжел Хилле.
  -- А как тогда можно понять, что перед тобой призрак в образе, например, леди Камминг, а не она сама?
  -- Не знаю. Но как-то возможно, раз об этом говорят. Что вы все-таки здесь делали?
   Они поднимались по лестнице. Гостиная была погружена в тьму. Обитатели Энжел Хилла разошлись по своим комнатам, а Андрэ невольно отметила тот факт, что Рейвор не дает сбить себя с толку, добиваясь от нее ответа.
  -- Ну и выдержка у тебя. Я хочу сказать, что ты стойко держался когда налетело это.
  -- Мы уже раз от него убегали вместе с Джеймсом. Помните, я рассказывал вам о том, как мы устраивали на него засаду.
  -- Помню. Ой...
  -- Что?
  -- Ничего... бок прихватило... не обращай внимания.
  -- Вам нельзя было вставать. Зачем надо было выходить из комнаты? Зачем вы сюда пошли?
   Нет, ты только посмотри, какое упорство. Ему бы допросы вести. Они остановились у двери ее комнаты.
  -- Как ты узнал, что меня нет в комнате? Ты же спал?
  -- У меня чуткий сон. Когда вы расхаживали, я спал спокойно, но когда у вас стало тихо, сразу проснулся. Меня встревожила тишина.
  -- Понятно. Я была в Охотничьей зале.
   Он резко развернулся к ней.
  -- И что вам там понадобилось?
  -- Хотела побыть одной... подумать, - промямлила Андрэ, держась за бок и думая о том, чтобы побыстрее лечь в постель.
   Он пристально посмотрел на нее.
  -- Что ж, похоже, вам действительно лучше, раз вы начали сбегать и прятаться от меня. Спокойной ночи. - Он поклонился и ушел в свою комнату.
   Но когда Андрэ добралась до своей постели, ее вдруг начало трясти от пережитого страха. Только благодаря дикому напряжению физических и умственных сил ей удалось перенести атаку Проклятого Стража с его погребальным воем. И теперь, она отходила, а натянутые тугой струной нервы, потихоньку отпускало. Сейчас бы ей не помешал стакан скотча, но благодаря Рейвору в ее комнате не было ни капли спиртного и ей пришлось довольствоваться глубокими вдохами и выдохами.
   Среди ночи Рейвор проснулся. Открыв глаза, он по привычке взглянул на часы, - четыре утра, - и попытался понять, что же его разбудило. Дверь в свою комнату, он благоразумно оставил приоткрытой. Он хотел, чтобы дверь Андрэ тоже оставалась приотворенной, но не знал как она к этому отнесется, и не стал рисковать. Никогда нельзя предугадать, как среагирует эта девица. Из комнаты Андрэ донесся неясный шум, заставивший его сесть и прислушаться. Опять тот же звук, похожий на стон.
   Вскочив с постели, натягивая брюки и рубаху, Рейвор гадал, чтобы это могло значить. Босиком он подошел к дверям ее комнаты, на ходу застегивая рубаху, и прислушался. Тишина. Он решил, что ему показалось и уже хотел отправиться спать дальше, когда опять раздался болезненный стон. И тогда Рейвор, заправив за ухо, падавшую на глаза челку, без колебания вошел.
  -- Мисс Уолпол? - Тихо позвал он в темноте.
  -- Чего тебе? - Тут же отозвалась она сдавленным голосом. - Иди спать.
   Но вместо того, чтобы послушно последовать ее совету, он прошел к ее постели. В ее голосе звучали слезы.
  -- Что случилось? - Он зажег лампу на прикроватной тумбочке и оглядел ее.
   Андрэ лежала свернувшись калачиком, прижимая подушку к животу. Лицо бледное, глаза блестят, от сдерживаемых слез, губы искусаны.
  -- Я вызову врача.
  -- Нет, - быстро прошептала она, удерживая его. - В ванне, на полочке... там таблетки...
   Рейвор кинулся туда, предполагая самое худшее. В шкафчике над раковиной стоял один единственный пузырек с таблетками. Его этикетка указывала на то, что это обезболивающее, что, конечно, ничего не говорило Рейвору и так как оно было куплено без рецепта врача, он встревожился еще больше. Налив в стакан воды и сжимая в руке таблетки, он вернулся в комнату. При его появлении она подняла голову и потянулась к нему, как к единственному в мире избавителю. Теряясь в догадках и сдерживая беспокойство, Рейвор подал ей пузырек с таблетками и когда она кинула в рот сразу три, подал стакан.
  -- Не много ли? - Засомневался он. - Это сильное обезболивающее. Лучше вызвать врача, чтобы он посмотрел что с вами. Ведь, наверняка, у вас что-то серьезное.
  -- Иди спать, - отдавая стакан, прошептала Андрэ, посмотрев на него безразличным тусклым от страдания взглядом. - Я и без врача знаю, что со мной, потому что это происходит каждый месяц. Иногда легко и незаметно, а иногда, как сейчас, с приступами боли.
   Лицо дворецкого не изменилось, он лишь поинтересовался:
  -- У вас есть все необходимое?
  -- Да... я позаботилась об этом... иди спать.
   Вздохнув, она улеглась поудобнее и тут же скривилась от боли, прижав подушку к животу.
  -- Вы уверены? - Присел Рейвор на край кровати. - Я побуду с вами пока боль не пройдет.
  -- Ни к чему. - Пробормотала Андрэ, устало закрывая глаза. - Через полчаса все прекратится. Ты только свет потуши, когда будешь уходить, хорошо?
   Выключив лампу, Рейвор вышел, оставив дверь в ее комнату приоткрытой. Свою он тоже закрывать не стал, чтобы слышать Андрэ. Уже лежа в постели он, еще какое-то время прислушивался. Раза три она стонала, потом притихла и Рейвор уснул.
   Когда утром он вошел к Андрэ, она еще спала. Он подошел к ее кровати, стянул с руки белую перчатку, коснулся ее лба и нахмурился. Будить ее он не стал, а вызвал врача, так что проснувшись Андрэ удивилась, опять обнаружив возле себя доктора Фоска, за спиной которого стоял Рейвор.
  -- Не стоит беспокоиться. - Ответила она на просьбу Фоска осмотреть ее. - Со мной такое бывает.
  -- Это не страшно, хотя и неприятно, - подтвердил ее слова врач, давая ей обезболивающее. - Но мучится от боли все же нет необходимости.
  -- Но разве это нормально? - Не унимался Рейвор. Слова врача, похоже, нисколько не успокоили его.
  -- Видимо, накануне леди испытала сильное нервное потрясение, что и спровоцировало преждевременные месячные, от сюда и боли. - Начал объяснять Фоск. - Все войдет в норму, как только мисс Уолпол выйдет замуж и начнет регулярную половую жизнь. Скорее всего, все наладиться после родов, когда произойдет основательная перестройка организма, а сейчас... - Врач посмотрел на Андрэ. - Первые дни для вас, как правило, мучительны, не так ли? Будет лучше, если вы проведете их в постели.
  -- Это излишне!
  -- Я прослежу...
   Одновременно возразила Андрэ и пообещал дворецкий. Как только Фоск ушел, Андрэ возмутилась:
  -- Что за бред! Я не собираюсь валяться в постели целый день.
  -- Не день, а первые три дня. Вы же слышали мистера Фоска: вы нездоровы. - Нудно осадил ее своей резонностью Рейвор.
   Но Андрэ продолжала бунтовать.
  -- Глупости! Все женщины живут с этим. Выйди, я оденусь!
  -- Вы еще не завтракали. - Невозмутимо заметил Рейвор, подходя к столу. - Я заварю вам чай, а вы пока поработайте. - И он положил ей на колени ноутбук.
   Как он и надеялся, Андрэ оставила свои попытки встать с постели, вцепившись в него, как ребенок в любимую игрушку.
  -- Может вместо чая кофе? - С надеждой спросила она его вслед.
   Боже, как же она не любила от кого-то зависеть. Наверное так же сильно, как любил Рейвор, чтобы зависели от него.
  -- Нет, - тут же последовал непререкаемый и такой предсказуемый ответ.
   Конечно кофе она не получит, но побороться за него стоило.
  -- Почему на этот раз? Ведь сейчас утро, а не вечер.
  -- Посадите сердце. Я заварю вам ромашковый чай, он успокоит ваши боли.
   Андрэ скорчила постную мордашку, а Рейвор спустился на кухню, где для леди Камминг готовила завтрак ее горничная. Когда она, аккуратно расставив вокруг кофейника чашку, тарелочку с сандвичами и сливочник, ушла, унося все это на подносе, Рейвор, налил свежую воду в чайник и поставил его на плиту, беспечно болтая с Дороти и двумя ее помощницами. Они сплетничали о разъехавшихся гостях графа, но в какой-то момент Дороти неожиданно нахмурилась, а девушки отвернулись каждая к своему делу: Ханна к мытью посуды, Пэт -- резать лук, занятие неблагодарное, не потому ли она так охотно от него отвлеклась? Рейвор обернулся.
   Около плиты стоял Лайнел, лакей сэра Икли. А так как все конфорки были заняты кастрюлями с булькающим в них бульоном и сковородками со шкворчащими поджарками, то он не нашел ничего лучше, как бесцеремонно отставить чайник Рейвора, водрузив вместо него свой кофейник.
  -- Не связывайся с ним, Эрик, - шепнула ему Дороти. - Я лучше сковородку с томатами уберу.
  -- Не нужно, - удержал ее Рейвор и обратился к Лайнелу: - Вы могли попросить и я бы отставил чайник.
   Лайнел с нескрываемым презрением взглянул на него.
  -- С чего это я должен тебя о чем-то просить? - Буркнул он.
  -- С того, что вы слишком рано отставили его, он еще не закипел.
   Ханна взглянула на Рейвора как на слабака, но Пэт явно тревожилась за него.
  -- Ничего, подождешь. - Сквозь зубы процедил Лайнел, словно разговаривать с Рейвором ему было невмоготу.
  -- Я, разумеется, мог бы подождать, но моя хозяйка, нет. - Ровно ответил Рейвор.
  -- Мне нет дела до твоей хозяйки. Раз ее устраивают дворецкие педрилы, то подождет.
  -- Вы что-то имеет лично против меня, или всех геев? - осведомился Рейвор.
  -- Не умничай. Мне не нравишься лично ты, и все геи в придачу. Отойди, а то я ненароком попорчу твое личико. Хотя, ты ведь берешь другим местом?
  -- Освободите конфорку. - Не повышая голоса потребовал Рейвор.
  -- А то, что ты мне сделаешь? - Цыкнул зубом Лайнел, разворачиваясь и меряя его взглядом. - Ты ведь ни рыба ни мясо. Ни мужик ни баба. У тебя ведь, поди, и яйца давно отсохли?
  -- Желаете проверить? - вежливо поинтересовался Рейвор.
   Лайнел, крепкий коренастый парень, невесть как влезший в костюм лакея, грубый и циничный в людской и подобострастный со своим хозяином, сейчас снисходительно взирал на субтильного дворецкого, уверенный, что его противник не решится доводить дело до крайности. Он замахнулся кулаком, чтобы проучить этого мозгляка, но вместо того, что бы достичь смазливого лица дворецкого, его кулак с размаха опустился на мраморную столешницу, возле которой только что стоял Рейвор. Лакей не сразу поверил происходящему, его мысли только догоняли события, а потому он взвыл от дошедшей до него, быстрее мыслей, боли.
   Не поверил он происходящему и тогда, когда чертов дворецкий, толкнул его, одновременно сделав подсечку. Лайнел просто отказывался понимать, что это происходит с ним. Вокруг стояли визг, крики, грохот тарелок и весь этот гвалт перекрывал гневный крик Дороти, требовавшей, чтобы оба зачинщика драки немедленно выметались из кухни.
  -- Заткнись! - рявкнул на нее Лайнел, поднимаясь с пола.
   Потом с ненавистью взглянул на Рейвора, аккуратно поставившего снятый с плиты кофейник на стол.
  -- Ладно, педрила, твоя взяла. Застал ты меня врасплох... ты и дерешься как баба, исподтишка. Но в следующий раз будет, по-моему.
   Все-таки он здорово ударился копчиком о каменный пол и сейчас ему было не до выяснения отношений.
  -- Мы всегда сможем побеседовать когда пожелаете. - Сказал дворецкий, ставя свой чайник на отвоеванную конфорку.
  -- Извини, Дороти, - повернулся он к кухарке, когда Лайнел прихрамывая ушел, унося кофейник. - Этого типа просто необходимо было проучить.
  -- А я что против! - Воздела руки с итальянской темпераментностью, которая взяла в ней вверх над английской сдержанностью, Дороти. - Но не на моей же кухне!
   Но, успокоившись, покачала головой.
  -- Зря ты с ним связался, малыш. Этот Лайнел такой же засранец, как и его хозяин.
   Рейвор кивнул и поднялся с ромашковым чаем наверх, но войдя в комнату Андрэ, он нашел ее спящей. Этот день выдался для него пугающе спокойным. Нормально ли то, что она так долго спит? Это действие обезболивающего или ей стало хуже? И нормально ли то, что она отказалась от свиной корейки с картофелем в сливочно-горчичном соусе, заявив что от запаха мяса ее тошнит. Зато ромашковый чай выпила весь, а проснувшись выглядела намного бодрее.
   Андрэ, пусть и не обещала этого, честно провела день в постели с ноутбуком и кучей газет, которые принес ей Рейвор, передав, что Уэнтворт и мисс Элен справлялись о ее здоровье и спрашивали, увидят ли они ее за обедом.
  -- Можно, я не пойду?
  -- Тогда я предупрежу графа, - поклонился Рейвор.
   Но вечером увидев, что он накрывает на стол у нее в комнате, Андрэ приуныла.
  -- Мы опять будем учиться манерам?
  -- Нет, - улыбнулся Рейвор. - Вы будете ужинать.
  -- Да? - Андрэ с сомнением оглядела стол. - А обязательно накрывать стол со свечами и бутылкой вина. А розы зачем? - Не оставляло ее подозрение.
  -- У вас были две мучительные ночи и ничем не примечательный день, но вы были послушной и не капризничали.
   Андрэ, какое-то время недоверчиво наблюдала за ним, а потом выбралась из постели.
  -- Может это твоя хитрость и очередной подвох, но мне все равно приятно, что ты меня похвалил.
   Через полчаса она, бледнее обычного, осунувшаяся, сидела за столом в белом платье с распущенными гладкими волосами. Крупные белые розы, согнувшиеся под тяжестью пышных бутонов, горящая свеча, тихая музыка все это создавало атмосферу романтического вечера не поддаться которой было невозможно. Рейвор поставил перед ней блюдо и поднял серебряную крышку.
  -- М... м... как вкусно пахнет. Что это?
  -- Таглеателла в соусе из копченого лосося с вялеными помидорами и зеленым луком. К вину сыр с виноградом и орехи.
  -- Оказывается я ужасно голодна.
   Рейвор наливал в бокал вино, а Андрэ глядя на его руку в белой перчатке, держащую бутылку, вдруг сказала:
  -- Мне кажется будто я на экзамене.
   Рейвор улыбнулся, поставил бутылку на стол и отступив на шаг, встал позади ее стула. Ужин прошел в полном молчании под лившуюся из музыкального центра музыку Паванны Фьори.
  -- Все было очень вкусно, - сказала Андрэ прижимая салфетку к губам. - Ты превзошел самого себя.
  -- Тоже самое могу сказать и о вас, мисс Уолпол, - ответил он, собирая пустые тарелки на поднос.
  -- Ты о чем? - Благодушно поинтересовалась Андрэ, берясь за бокал белого вина.
  -- О том, что если бы сейчас был экзамен, вы бы успешно сдали его. На вас белое платье, но на нем ни единого пятнышка от пасты. Вы ни разу не уронили на пол ни ножа, ни вилки.
  -- Действительно, - удивилась Андрэ. - Я как-то об этом даже не думала.
   Потом немного помолчав, вдруг спросила:
  -- Ты ведь следишь за мной, Эрик?
  -- За каждым вашим шагом. - Стараясь казаться серьезным заявил он.
  -- Чтобы я не раскопала чего не следует, верно? Ты ведь докладываешь о моем расследовании сэру Холлендеру? - Гнула свое Андрэ, прекрасно видя, что он ее дразнит.
  -- Ему сейчас не до этого, - мрачно заметил Рейвор и решительно сменил тему: - Все хотел спросить, почему вы отказали барону Бэшему, когда он пригласил вас на танец?
  -- Ну, потому что считала, что сейчас не время для танцев, - повторила Андрэ то же, что говорила барону Бэшему.
  -- А не потому ли, что просто не умеете танцевать? - Веско подвел черту под ее объяснением Рейвор. - Отказаться от приглашения джентльмена, значит поставить его в недвусмысленное унизительное положение, высказать прямое неуважение к нему.
  -- Но, я...
  -- Даже если вы не умеете танцевать, вы были обязаны принять это приглашение.
  -- Господи, я и не знала что...
  -- Ваше счастье, что репутация барона достаточно прочна, но вы зарекомендовали себя не с лучшей стороны.
  -- Слушай, а тебе-то откуда известно, что я отказалась с ним танцевать? Мы были вдвоем когда, он попросил меня об этом.
  -- От его слуги. И уже то, что барон пожаловался ему, говорит о том, что вы больно задели его самолюбие своим отказом.
  -- И что тебе еще рассказал его слуга? - Безучастно спросила Андрэ.
  -- Ничего. - Односложно ответил Рейвор, хотя она почувствовала, что это не так.
  -- Послушай, - сказала Андрэ, беря в руки салфетку. - Я полицейский и здесь с определенной целью. И когда вернусь к своей жизни, боюсь, позабуду все, чему ты меня научил и не от лени конечно, а потому, что в моей жизни все это не важно и не нужно, - и с нажимом добавила, педантично складывая салфетку: - И я не хотела бы, чтобы ты втягивал меня в эту жизнь больше чем это необходимо.
  -- Хорошо, - помолчав, согласился он. - Но сейчас... вы ведь не откажетесь потанцевать со мной?
  -- Что? Нет... конечно, не откажусь. - Неуверенно оветила Андрэ.
   Попробовала бы она отказаться, когда он только что чуть ли не зашпынял ее за это.
  -- Смелее, - подбодрил он ее. - Вам ничего не грозит. Ведь вы же знаете, что я не опасен, и что это вовсе не романтическое свидание.
   Он щелкнул пультом музыкального центра, "полистал", видимо хорошо ему знакомую, коллекцию музыкальных дисков, и остановился на одном.
   Андрэ прислушалась к началу романса, к глубокому чувственному голосу, певшего на французском языке. Рейвор подошел к ней и заложив одну руку за спину, а другую прижав к груди, поклонился. Андрэ поднялась. Рейвор взяв ее руку, положил к себе на плечо и прижав свою ладонь к ее спине, начал медленно, но уверенно вести.
  -- Не нужно так напрягаться и смотреть вниз на ноги, просто доверьтесь мне. У вас все получиться. - Подбодрил он свою партнершу.
   Андрэ, которой была известна только повальная демократия дискотек, где танцевали кто во что горазд, с удивлением смотрела на своего ровесника, который мог не только красиво двигаться в вальсе, но при этом ловко убирать ноги, когда она норовила их неуклюже оттоптать.
  -- Просто не думайте об этом, - в конце концов попросил он.
   За окном мок ненастный вечер, от этого особенно ярким и уютным казался золотистый свет заливавший комнату в которой медленно танцевали двое. Страстная печаль песни передалась Андрэ, пробуждая в душе что-то смутно волнующее. Ей очень хотелось узнать о чем пел этот, бередящий чувства, голос.
  -- Она о женщине Розе, - вдруг сказал Рейвор и Андрэ с удивлением подняла на него взгляд. - Она убивала шипами мужчин, которых любила, - продолжал он, - и ее как ведьму отдали палачу. Когда он начал пытать ее, между ними вспыхнуло чувство.
   Андрэ невольно остановилась, завороженная странной и красивой историей.
  -- Настало время казни, но вместо того, чтобы казнить ее, палач целует преступницу и в этот момент из девушки в него ударяет шип и разбивается, не причинив ему вреда. Оказалось, что именно он полюбил ее по-настоящему, а тех, которых погубила Роза, привлекала лишь ее красота.
   Рассказ Рейвора закончился вместе с умолкнувшей песней и теперь он и Андрэ стояли посреди комнаты в полной тишине.
   Андрэ испытывала странное чувство, будто подошла к некой черте, за которой, если рискнет ее переступить, ей откроется нечто неожиданное... Это немножко пугало, но и влекло своей таинственностью. Ей мучительно захотелось переступить и заглянуть за эту черту. Рискнут? Она вопросительно посмотрела на Рейвора и встретила его ждущий взгляд. Ей припомнилась сказка в которой красоту расколдовывают поцелуем, сбрасывая с нее силу черной ворожбы, что обратило ее в безобразие. Андрэ была уверена, что еще чуть-чуть, еще немного и сейчас прозреет, поймет... И вдруг Рейвор опустив руки, отступил, обрывая наваждение. Отвернувшись, он шагнул к столу, подхватил поднос и вышел.
   А Андрэ, замерев на месте, пыталась удержать миг приоткрывшегося откровения, от которого захватывало дух и ощущение необычности, когда до чуда остается только шаг и душа замирает от предчувствия. Но пришло время очнуться от волшебной грезы и посмотреть вокруг. Пусть все кончилось, но это было настолько реально и важно... Ну хорошо, утешала она себя, пусть она не сказочная принцесса, зато на ней белоснежное платье без единого пятнышка красного соуса. Пусть она не в заколдованном замке, зато у нее на столе стоят роскошные розы, касаясь пышными бутонами хрустального бокала с искристым вином. И пусть с ней танцевал не прекрасный принц, а парень сомнительной ориентации, но именно он дал ей пережить незабываемый миг волшебства.
   Раскинув руки, она спиной упала на постель, разметав по покрывалу длинные волосы, и с мечтательной улыбкой закрыла глаза. Счастье... Она слышала как отворилась дверь и вошел Рейвор.
  -- Я вам еще нужен?
   Андрэ открыла глаза и перевернувшись на живот, посмотрела на него, подперев кулачками подбородок.
  -- Да. Нужен.
   Его лицо вдруг замкнулось, глаза смотрели без всякого выражения и сейчас он был, как никогда, далек от нее и безучастно вежлив.
  -- Зачем ты рассказал мне историю о женщине Розе?
   Кажется его отпустило, он даже незаметно выдохнул. Андрэ, ожидая ответа, села в кровати.
  -- Потому что, я видел, как вы переживали эту песню и подумал, что вам бы хотелось узнать о чем она.
  -- Так оно и было. Спасибо тебе за чуткость, Эрик, и спокойной ночи.
  -- И вам добрых снов, госпожа. - Сухо сказал он, и вышел прикрыв за собой дверь.
   А Андрэ задумалась над тем, чем же она умудрилась напугать двоих дворецких: Коско и Рейвора?
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"