Бектурганов Алибек Шынгысбекович: другие произведения.

Книга первая. Энуэмент

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 4.66*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ты молод и талантлив. Перед тобой открыт весь мир. Ты волен выбирать любой путь, но ты решил поселиться на другом материке и набираться опыта, живя неспешной и размеренной жизнью. Только все твои планы тщетны. Судьба сама сделала свой выбор и даже в маленьком городке ты не сможешь уйти от нее. Твои приключения в мире Ауалура начинаются сейчас.

  Глава 1.
  В самостоятельной жизни Ренар не видел ни отрицательных, ни положительных сторон. То, чем она манила остальных, у него и так всегда было. Он мог еще в детстве сколько угодно гулять на улице и не ночевать дома, главное просто сообщи об этом матери и все. Даже не обязательно было предупреждать заранее. Можно было позвонить и просто поставить перед фактом, что, мам, я тут с друзьями, задержусь допоздна или переночую у них, и все. Ни слова упрека и лишнего вопроса.
  Он не знал, почему его мама такая, может все дело в ее доверии к благоразумности сына, или же она просто все сама прекрасно понимала, все-таки родила она его очень рано по алвским меркам - в семнадцать лет. Для алвов совсем еще девчонка. Но храбрая и стойкая ко всем невзгодам, не взирая на возраст. А так была свобода, всегда готовая еда, не смотря на ее работу обычной сиделкой в муниципальном госпитале и много чего еще, что может дать только мама. Он это ценил и поэтому старался не злоупотреблять той свободой, что она ему давала.
  В деньгах они никогда не нуждались. Когда он еще не родился, его мама продала всю свою долю активов своей же семье. Практически даром, за гроши, но им двоим, и этой суммы было достаточно - главное подальше от них. Они с матерью прекрасно проживут и без них. Хотя чувство легкой обиды все еще у него присутствовало. Поэтому, при случае он хотел им ответить. Специально искать для этого возможность не станет, но если появится шанс им насолить, сделает. А саму плату за работу сиделки его мама откладывала на отдельный счет в банке на его имя. Когда ему исполнилось двадцать и его учителя посчитали его готовым к самостоятельности, она преподнесла этот счет ему в подарок.
  Минусы самостоятельной жизни он воспринимал по-философски. "За все, всегда нужно платить, сынок", часто говорила ему мама. Например, когда заставляла его доедать невкусную кашу (при всей его любви, вкусно готовить она не умела, хоть и старалась) иначе он не получит десерта, а сладкое он всегда любил. Или же не сможет пойти погулять на улице после тренировок. Поэтому он совершенно спокойно воспринимал то, что теперь сам зарабатывал себе на жизнь, работая в гараже механиком, сам себе готовил (тут он даже в выигрыше оказался, спасибо учителям Родике и Вёлунду за такие навыки и знания), сам стирал, убирал и многое другое.
  Он и раньше не был белоручкой и старался помогать матери в хозяйственных делах. Высшее образование ему получать уже не было нужно. Даже школу он посещал лишь для общения со сверстниками. Мама (удивительная женщина!) смогла купить для него достаточное количество прекрасных зерен по всем нужным предметам для многих профессий и обеспечить хороших репетиторов для усвоения этих знаний. Поэтому ему оставалось только сдать необходимые экзамены в каком-нибудь университете, институте или же техникуме, заплатив положенную за это плату и все - диплом у него. Пусть выбор будущей профессии у него был и не самым большим, даже скорее ограниченным, но у подавляющего большинства не было и такого. Им приходилось все учить самим. Это не означает, что он получил знания, не прилагая никаких усилий. Знания из зерна еще нужно было освоить, а это сложно. Если ты дурак, то, сколько бы тебе в голову знаний не пихали, все равно они останутся там совершенно бесполезным грузом. А ему еще и повезло, его хобби и будет его будущей профессией и работа в гараже в этом очень поможет. Ведь без практики теория тоже не всегда полезна.
  Поэтому утром у него было хорошее настроение. Вчера, во время разговора с матерью, он хоть и ощущал тоску и грусть от того что она далеко, но не радоваться за нее не мог. Она устроилась на работу помощницей одного старого и очень известного целителя, недавно успешно сдав экзамен на пятую ступень. Прекрасное достижение для нее за эти полгода. К тому же алвские целители всегда славились своей искусностью.
  День обещал быть пасмурным. Уже с утра небо заволокло тучами, и дул неприятный ветер. Проходя мимо большого зеркала в прихожей его маленькой, однокомнатной квартирки, которую он снимал, он невольно посмотрел на свое отражение. Как обычно отметил шрам на лице, что был практически незаметен и нисколько его не портил, даже наоборот, и испытал привычное с детства чувство гордости за себя маленького. Действительно, почему бы и нет? Если в десять лет ты можешь принять на себя удар воздушного лезвия от эллу пятого ранга и отделаться только вертикальным шрамом, что заметен на левой брови и на губах, то повод для гордости есть. Хотя испугал он тогда свою маму очень сильно, это да. Но она даже вида не подала. Помогла ему остановить кровь, спасла глаз и ни разу его не упрекнула. Лишь слегка пожурила, проформы ради.
  Встряхнув головой, Ренар избавился от ненужных воспоминаний и продолжил собираться. Опаздывать на работу он не хотел. Не накажут, даже на его зарплате опоздание не скажется. Старый Пит был невероятно добродушным и понимающим старичком, но именно поэтому и не хотелось опаздывать. Расстраивать этого замечательного и доброго иланийца он не хотел. По крайней мере, специально. Накинув бесформенную толстовку с капюшоном, на случай дождя, алв подхватил свою сумку и пошел на работу.
  На улице ветер был холодным, но теплее, чем он ожидал. Сколько его пугали холодами севера и где все это? В Артоксе было конечно холоднее, чем привыкли теплолюбивые жители байкальского архипелага, но для северного городка на окраине Хоганы эта зима выдалась очень теплой. Даже снега не было. Лишь серые тучи на небе, холодный ветер и слякоть. Хотя для байкальцев, все, что севернее Онотэ, уже крайний север. Тут главное чтобы одежда и обувь были сухими. Если это условие соблюдено, то ты не замерзнешь.
  Кивая знакомым продавцам лавок, что были по пути, он быстро дошел до гаража. Теплее то ветер теплее, но он все равно холодный и когда попадал за шиворот, Ренар непроизвольно ежился и ускорял шаг. Вреда никакого, но неприятные ощущения терпеть без особой на то нужды он считал глупым.
  - О, юный Ренар, - как обычно с дружелюбной улыбкой поприветствовал его владелец гаража. - Ты сегодня первый.
  - Здравствуйте лан Питсор, - поприветствовал в ответ Ренар и слегка поклонился.
  - Как всегда вежлив и почтителен к старику, - довольно сверкнул глазами старичок и с важным видом покивал, отчего его белоснежные кудри, забавно закачались. - Твоя мама большая молодец, что сумела тебя так воспитать. Так ей и передай.
  - Спасибо, - Ренар улыбнулся, - обязательно передам. Как лани Дилинна? Ей помогла та микстура?
  - Да, слава Четырехрукому ей полегчало, - в улыбке старика появилась нежность. С женой они жили уже более двух сотен лет, а он все так же сильно и нежно ее любил. Она была обычным человеком и поэтому даже с помощью целителей сейчас неважно себя чувствовала. Ренар знал об этом, так же как знал, что ей осталось не больше года. Время никого не щадит, даже долгоживущих шие и алви, особенно их. - И слава юному целителю, что ей помог. - Питсор сделал в его сторону немного шутовской, но от этого не менее сердечный поклон.
  - Это все моя мама, - Ренар смущенно потупился и отвернулся. Не мог он смотреть в глаза искренне благодарящего пожилого иланийца. - Я слабенький целитель, даже на первую ступень сдать не смогу.
  - Но микстуру то для нее смешал ты, - не согласился старик. - Впрочем, тогда поблагодари свою мать и за это тоже.
  - Хорошо, - кивнул Ренар и направился в комнату для сотрудников, чтобы переодеться в рабочую форму.
  - Ренар, - позвал его неожиданно иланиец, и, когда он повернул голову в его сторону, продолжил. - Не мучай себя парень, - глаза старика были серьезными. - Она прожила прекрасную жизнь и если сможет уйти спокойно за край, то лучшего и желать нельзя. Поэтому спасибо.
  Ренар в ответ лишь кивнул и пошел дальше. Иланиец прав, за его жену можно только порадоваться, что боги дали ей такую судьбу.
  ***
  День прошел как обычно. Его уже с месяц никто не трогал и не пытался задеть, как было поначалу среди других работников. На простые шутки Ренар отшучивался или же чаще всего отмалчивался, а вот на грубые отвечал всегда. Отвечал без ругани, но так, что повторять шутникам свои попытки не возникало желания.
  Сегодня он провозился с огромным грузовым тягачом марки Марус. Он был уже даже не старым, а древним, более ста восьмидесяти лет добросовестно бороздя просторы Медена. В моторе не осталось ни одной детали, которую не нужно бы было заменить. Этим он и занимался, прерываясь лишь на обед и если его кто-нибудь звал.
  Закончив на сегодня работу, Ренар двинулся в сторону спортзала, где он все это время поддерживал форму. Уже давно стемнело и сильно похолодало. Ветер прибавил силы и стал слегка покусывать открытые участки тела. Поэтому накинув капюшон и кутаясь в теплую толстовку, он прибавил шаг, спеша быстрее добраться до старенького одноэтажного здания, где находился спортзал.
  Дорога много времени не заняла, и уже буквально через пять минут он был на месте. Зайдя в зал, он увидел тренера, подошел к нему и сделал поклон.
  - Инидо ва тинай, айчо, - первым поприветствовал Ренар шие, как и полагается.
  - Нате ино ва ти, - довольно ответил шие и его зеленоватые глаза блеснули. Глаза были прищурены, поэтому необычные для остальных народов ауалура черные белки, скрадывали их цвет.
  Ренар зашел в раздевалку и мысленно поморщился. По старой привычке не проявлять внешне своих эмоций его лицо оставалось спокойным. Спертый воздух, запах пота, ношеной обуви и грязного белья, в совокупности давали сильный и неприятный запах. Хорошо, что он еще не успел покушать перед тренировкой. Видимо шие специально оставлял раздевалку такой, чтобы посетители спортзала в ней не задерживались. Положив сумку на скамейку перед свободным шкафчиком, он начал переодеваться.
  - Йоу, книгочей, - тяжелая рука сильно опустилась ему на плечо.
  - И тебе не хворать, - Ренар усмехнулся на правую щеку, но остался неподвижным.
  - Ух, Рен, то ты ходишь с непроницаемой мордой, а потом так улыбнешься, что от твоей улыбки сразу валить куда подальше хочется.
  - Так беги, - кивнул он. - Может еще успеешь.
  - Что именно? - Парень присел на скамейку и вопросительно посмотрел.
  - Догонишь свое умение пугать Танер, - пояснил Ренар и его глаза весело блеснули.
  - Это только на тебя оно не действует, - беззаботно отмахнулся Танер.
  - Просто ты как кануджа, столько же шума от тебя.
  - Сам ты это слово, - притворно обиделся Танер, но уже через секунду непосредственно спросил. - А что это?
  - Кануджа это такое животное, обитает в срединной лесополосе материка Дейстрока. Отличается большой шумностью и неповоротливостью, поэтому охотится из засад. Как никто другой умеет маскироваться.
  - Ходячая энциклопедия, - цыкнул Танер.
  - Это в средней школе проходят.
  - Ну, так я бы может это и знал, если бы не прогуливал, наверное, - парень рассмеялся.
  Смеялся он так искренне и заразительно, что Ренар не выдержал и присоединился к нему. Он познакомился с ним тут в первый же день своего посещения. Танер был старожилом и носил звание личного ученика тренера Ждана. Он обучался саважу и подавал надежды как боец, в прошлом году дойдя до финала на национальном первенстве.
  - Тебя снова к нам завлекали? - Спросил Танер, когда отсмеялся.
  - Нет, ни слова об этом сегодня еще не было, - равнодушно пожал Ренар плечами.
  - А о чем вы тогда болтали? - Танер удивленно посмотрел на своего приятеля.
  Ренар несколько секунд рассматривал его, потом улыбнулся. Танер был простолюдином и имел рурские корни. Оставшись без родителей в двенадцать лет, сумел не только прокормить себя и своих младших брата с двумя сестрами, но и помочь каждому выучиться и поступить в хорошее высшее учебное заведение. Для этого поначалу подрабатывая грузчиком в несколько смен, а когда стал старше, то вступил в наемничий отряд. Последние три года неизменно входил в десятку лучших наемников Хогана. Когда бы ему было учиться и набираться хороших манер?
  - Просто поздоровался с мастером, - равнодушно пожал плечами Ренар.
  - Не догоняю я эти ваши расшаркивания, - покачал головой Тенар и начал массировать себе шею. - Нужно быть проще. Подошел, поручкался и все.
  - Так нельзя, - Ренар повернулся к приятелю. - Он мастер сэйбо и владелец этого спортзала. Я должен был его поприветствовать. Этим я показал, что уважаю его и не собираюсь доставлять неприятности в его зале.
  - Лишние движения, - махнул рукой Тенар.
  - Это основы, - не согласился Ренар. - Ты просто никогда нормально не занимался.
  - Ну да, куда же мне? - Деланно возмутился Тенар. - Мне бы времени в сутках прибавить нужно, чтобы все свои дела успеть сделать. Это только таким мажорикам как ты его девать некуда.
  - Точно, мажорик, - кивнул Ренар. - Именно поэтому я и работаю с утра до вечера в гараже и живу в той каморке.
  - Один фиг, мажорик, - хитро ухмыльнулся Тенар, после нескольких секунд раздумий. - Вот кто еще может себе позволить столько времени тратить на книги? Ты же даже не в универе!
  - "Нет времени" это просто отговорка, Тенар, - серьезно произнес Ренар. - Все дело лишь в желании.
  - Эй, да ладно тебе, - сразу же пошел на попятный парень. - Я ж ни че такого... Че ты сразу?
  - Не волнуйся, я не обиделся.
  - Ага-ага, - закивал парень. - Не обиделся он. Смотрит так, что если б на моем месте был кто послабее, сразу обделался. Лан, пошли, а то Ждан нас заждался.
  Снова рассмеявшись своей собственной шутке, Тенар вышел из раздевалки. Ренар накинув на себя простую тонкую, но крепкую кофту серого цвета, вышел следом. Она висела на нем балахоном и не стесняла движений, но вот бороться в ней было неудобно. Он тяжело вздохнул. Сменную одежду для тренировок он вчера не успел постирать, а в этой сегодня придется отказаться от спаррингов. Особенно с Тенаром, который любил применять захваты и борьбу в партере. Значит, сегодня придется просто колотить грушу, отрабатывая удары и связки.
  В зале уже многие начали разминку, хотя тренер не давал сигнала к началу тренировки. Ренар тоже приступил к легкой разминке.
  В этот момент раздался голос тренера.
  - Все, остальных не ждем! Те, кто пришли ко мне на занятия десять кругов, начали.
  Десяток парней, в том числе и Тенар, нестройной змейкой побежали вдоль стен. Мужчины постарше отошли в другой зал, где могли никому не мешать и спокойно тренироваться отдельно. Ренар последовал за ними.
  В углу уже стояла его напольная груша в виде мужского торса, с которой он чаще всего занимался. На ней были нанесены печати утяжеления, которые можно было регулировать под силу ударов. Кивнув нескольким знакомым лицам и получив такой же молчаливый кивок в ответ, он начал выполнять еще один разминочный комплекс. В этот раз он тщательно тянул каждую мышцу. Вроде он еще слишком молод, даже юн, для неожиданных растяжений или иных мышечных травм, но на то они и неожиданные. Лучше хорошо размяться, чем ждать, когда тебя потом разомнут. Эту мысль навсегда вбили в голову его учителя.
  - Хорошо, теперь разминайте все мышцы и сделайте комплекс на гибкость, сегодня вы отсюда уползете, - спустя десять минут раздался спокойный голос тренера. - Разве что Тенар сам уйдет. На своих двоих. Шевелитесь бесформенные кули, живее!
  Когда Ренар одевал специальные перчатки для тренировок, краем глаза заметил пепельноволосую девушку в хорошей меховой куртке, что подошла к Ждану и обняла его. После этого, выкинув лишние мысли из головы, он сосредоточился на груше.
  Для начала он начал просто методично отрабатывать удары руками. Джеб, джеб, двоечка с ударом в корпус, смена стойки и снова джеб, джеб, двоечка. Выполнял он все это очень медленно, больше следя не за силой удара, а за точностью его исполнения. Проведя по десять повторений для каждой стойки, он добавил в конце апперкот. Опять десять повторений для каждой стойки. Так он удлинял серию, добавляя каждый раз удары, не только рук, но и ног, не забывая следить за дыханием.
  Закончив с простыми ударами, он отошел от груши и невольно вздрогнул. Пепельноволосая девушка тихо сидела в углу, скрестив ноги по-турецки, и с любопытством смотрела на него. Поймав его взгляд, она приветливо улыбнулась. Ее изумрудные глаза искрились весельем и радостью, а черный белок делал их еще ярче. Ренар вопросительно приподнял правую бровь. Девушка в ответ лишь махнула рукой, мол, продолжай, не обращай внимания, и снова улыбнулась, но на этот раз несколько иначе. Улыбка была более довольной. Картинно пожав плечами, он отвернулся к груше и снова встал в стойку. Хочется этой привлекательной девушке тратить свое время, смотря на него, пусть смотрит. Ему не жалко. Наоборот, даже приятно, что она обратила на него свое внимание.
  Ренар бил грушу еще примерно полчаса. За все это время он ни разу не остановился, двигаясь вокруг цели и нанося разнообразные удары, решив использовать классический и такой родной аум сард. Со стороны его порхания вокруг груши виделись красивыми, но Ренар считал, что это не так. Всю красоту аум сарда можно было увидеть лишь когда борешься с несколькими противниками и используешь суар. Вот где раздолье, вот где аум сард незаменим. Но он, добавляя плавные перекаты или перевороты, сумел гармонично вписать все удары, что наметил в одну связку и по одной цели. Сколько ему это стоило пота и сил раньше, в былые времена, лучше даже не вспоминать.
  Последний его удар и уход на то же место, с которого он начал, и в ту же стойку, сопровождал громкими хлопками и криками одобрения. Он огляделся и с неудовольствием про себя отметил, что слишком увлекся и не заметил, как вокруг него собралась приличная толпа народу. На его лице это никак не отразилось, и он лишь картинно поклонился зрителям, сложив руки перед собой. Некоторые из практиков боевых искусств повторили его жест.
  Громче всех аплодировал Тенар. Он с гордым видом пихал рядом стоящих мужчин локтями и кивал в его сторону головой. "Видал?" повторял он каждому. На что в ответ получал иногда кивок, а иногда и подзатыльник от более старших товарищей.
  Пепельноволосая же аплодировала ему с какой-то ленью, словно нехотя. Казалось, что она недовольна этим вниманием к нему, но в ее глазах было удовлетворение, а на губах играла мечтательная улыбка. Еще раз улыбнувшись ему, она быстрым шагом вышла в другой зал, грациозно покачивая бедрами. Все невольно залюбовались этим зрелищем и о Ренаре мгновенно забыли. Это вызвало у него улыбку, и он решил на сегодня закругляться. Аккуратно пройдя сквозь строй собравшихся, получая по дороге одобрительные похлопывания по плечам, он направился к выходу.
  Возле коридора для раздевалок он увидел тренера Ждана и пепельноволосую девушку, что держала его за руку одной рукой и что-то с жаром рассказывала, а другой, показывая в сторону другого зала. Раньше Ренар успел для себя отметить только ее лицо. Она была привлекательна, с изюминкой, но что именно придавало ей в лице эту изюминку, он пока не разобрался. Может правильные черты лица? Или этот прямой нос? Или рот с чувственными губами? А может и очень большие и выразительные глаза изумрудного цвета с черным белком? Скорее всего, все вместе. Дополняли же эту картину женской привлекательности пепельные коротко стриженые волосы и не менее привлекательное и тренированное тело.
  - Ну дядя, - услышал он, подходя к ним. - Это ведь будет всего лишь спарринг!
  - Знаю я твои спарринги, - недовольно проворчал в ответ тренер Ждан, оказавшийся ее дядей. - Впрочем, - Ждан прямо посмотрел на Ренара, - это уже не мое дело. Ренар?
  - Да? - Парень остановился возле них и, не обращая внимания на девушку, что рассматривала его с нескрываемым и даже жадным интересом, посмотрел на тренера.
  - Позволь тебе представить мою племянницу графиню Власту дэ Авентурас, - на этих словах графиня слегка нахмурилась и недовольно посмотрела на дядю, но тот не обратил на нее никакого внимания. - А это виконт Ренар Эвре.
  Власта кивнула ему головой, на что он сделал церемониальный поклон, как того требовал этикет, со словами:
  - Приятно познакомиться.
  - Дворянин? - Прозвучал ее вопрос.
  - Во втором поколении, - выпрямившись, ответил Ренар.
  - Наследственность великое дело, - произнес Ждан, поглаживая подбородок и слегка прищурив свои светло зеленые глаза, ни к кому конкретно не обращаясь, но его племянница сразу же сделала ответный поклон Ренару как равному.
  На лице парня снова не отразилось никакой эмоции, но про себя он недовольно скривился. Теперь эта графиня будет иметь на него зуб. Вредный старик ведь мог и не делать ей замечания, ничего она своим кивком и вопросом не нарушила. Все-таки официально ее титул был выше, не говоря уже о том, что она была аристократкой шие. Хотя по виду она вроде не мелочная. Но кто их, женщин, знает? Если какой-либо мужчина будет утверждать, что он полностью понимает женщин, то он либо лжец, либо совсем не мужчина. Так считала его мама, так считал и Ренар. Правда мама всегда добавляла, что мужчинам все равно нужно стараться их понять, спокойствия ради. Где тут логика Ренар не знал, но понять старался, как мама и советовала. Спокойствия ради.
  - Видишь ли Ренар, - Ждан продолжил, как ни в чем небывало, - Моей любимой племяннице взбрело в голову размяться. Через полторы декады у нее бой с одним алвом, а тут она увидела твою разминку, - на этом слове Власта улыбнулась, а Ренар немного напрягся. Он считал, что сумел скрыть свой настоящий уровень, но видимо такого мастодонта боевых искусств как Ждан, провести не смог. Судя по улыбке, его племянницу тоже. - Нам обоим давно не попадались настоящие мастера аум сарда, вот она и хочет с тобой провести спарринг.
  - То есть нужно помочь с адаптацией? - Ренар с сомнением посмотрел на Власту. Если она узнала его уровень по тем движениям, что увидела, то он сильно сомневался в необходимости этого спарринга. Девушка прямо посмотрела ему в глаза, и это решило вопрос. - Я отказываюсь.
  Графиня сильно удивилась такому ответу, а Ждан лишь довольно хекнул в свои роскошные усы.
  - Почему? - Спокойным голосом спросила девушка.
  - Не вижу смысла, графиня, - он пожал плечами.
  Его ответ вызвал некоторый ступор у нее, а ее дядя неприлично заржал. Громко и очень заразительно.
  - Боишься? - Власта опасно прищурила свои прекрасные глаза. Голос ее обволакивал, как змея свою жертву. Приятный голос, стоит отметить, очень приятный. Немного глухой и с легкой хрипотцой. Но, самое главное, слишком для него возбуждающий.
  - Да, - его голос оставался таким же спокойным, как и выражение лица. - Можете считать, что боюсь.
  - И правильно делаешь, парень, - одобрительно хлопнул его по плечу Ждан. - Очень правильно.
  - Дядя! - Власта с возмущением посмотрела ему в глаза.
  Несколько мгновений они молча переглядывались, но потом лицо Ждана стало серьезным. Он посмотрел на Ренара.
  - Ну, как бы то ни было, уважь старика, сделай милость. Скоро уже все уйдут, вот тогда и начнем. Согласен?
  Молодой алв с сомнением снова посмотрел на серьезную Власту, вздохнул, и лишь кивнул головой. После такой просьбы отказ был равносилен оскорблению. Демоны бездны! Свалилась на его голову это проблемка.
  Развернувшись, так же молча пошел в сторону Тенара, который с интересом поглядывал на них троих, сидя у дальней стены. Впрочем, больший интерес для него представляла фигура девушки, от которой он лишь на короткое время отрывал свой взгляд.
  - Глаза не сломай, - посоветовал Ренар, присаживаясь рядом.
  - Уже ревнуешь? - Тенар отстраненно посмотрел на него. - Дай хоть одним глазком посмотреть, ревнивец.
  - Одним глазком, да? - Ренар хмыкнул, видя, как приятель смотрит на нее в оба глаза. - И при чем тут ревность?
  - Ну как при чем? Я тут до этого пытался к ней подкатить, познакомиться, а она мне так кивает в твою сторону и говорит, что ты с ней того...
  - Чего того? - Он странно посмотрел на парня.
  - Ну, - тот несколько смутился. - Что вы с ней того, вместе.
  - Вот ведь, - неопределенно покачал головой Ренар. - Ты не бери в голову, это она так тебя просто отшила. Видишь ли, эта девушка аристократка, графиня.
  - О как, - опешил Тенар. - Но мне показалось, что она на полном серьезе про тебя говорила, вот я и отстал от нее. Нечего за девушками друзей бегать.
  Ренар посмотрел на своего приятеля. Друг? За эти полгода они действительно нашли общий язык. Часто виделись и общались даже за пределами спортзала. Но друг... Впрочем, а почему бы и нет?
  - Хорошая мысль, - кивнул Ренар. - Правильная, но не в этой ситуации.
  - Мне показалось или ты улыбнулся? - Тенар сделал удивленное лицо.
  - Показалось, наверное. Старость, все дела, - поддел он его.
  - Вот наглый тип, я старше всего на шесть лет. Какая старость? - Возмутился тот в ответ.
  - А я по меркам алвов, вообще ребенок, всего-то двадцать лет, - хмыкнул Ренар и улыбнулся. - Ладно, - вновь стал серьезным. - Помнится, ты хотел посмотреть на меня в деле, когда я серьезен? Желание еще осталось? - Тенар утвердительно кивнул, тоже став серьезным. - Тогда никуда не уходи и останься тут. После не моргай и смотри в оба, прямо как на ее фигуру. Обещаю, тебе будет интересно.
  - Как самоуверенно для ребенка, - фыркнул Тенар.
  - Как глупо для старика, - последовал ответ Ренара.
  С этими словами он встал и пошел к уже ждавшему его Ждану. В зале практически никого не осталось, тренер всех отпустил. Тренер стоял практически в центре и все также серьезно смотрел на него.
  - Ренар, ты с ней полегче, - сразу начал он, как только он к нему подошел. - У нее скоро бой будет, не хочу, чтобы она тут травмировалась.
  - Кто еще с кем должен быть полегче, - впервые алв позволил себе возразить шие.
  Ждан несколько мгновений смотрел на него тяжелым взглядом. И Ренар должен был про себя признать, что такой аргумент, как взгляд этих глаз, довольно весом в любом споре. Но виду не подал. Лицо было все таким же спокойным, лишь легкое недовольство появилось в глазах.
  - И все же, - продолжил Ждан.
  - Граф... - Начал он.
  - Князь, - веско перебил его Ждан.
  - Князь, - Ренар раздраженно посмотрел на тренера. Он перестал скрывать свои эмоции, и его раздражение щедро уходило в пространство. - Может тогда лучше и не начинать это? Какой смысл?
  - Вот мы и посмотрим какой, а ты все же постарайся быть полегче, - ответил Ждан и повернулся к племяннице, что уже успела переодеться и красиво шла к ним, позволяя присутствующим здесь мужчинам вдоволь на себя налюбоваться.
  - Все, я готова, - радостно сообщила Власта, когда подошла. Ее белозубая улыбка была очень довольной и заразительной.
  Князь вопросительно посмотрел на Тенара, отчего тот немного стушевался, но кивнул на своего юного алва. После этого вопросительный взгляд уже был обращен в Ренару.
  - Он давно просил показать аум сард, а тут такая прекрасная возможность подвернулась, - невозмутимо ответил он, не обращая внимания на взгляд, что многих разумных заставлял чувствовать себя неуютно.
  - Я смотрю, ты своего не упустишь, - тихо протянул Ждан, но алв его услышал.
  - Зачем зря пропадать такому шансу?
  Девушка в их разговор не вмешивались, с равнодушным видом проверяя свой маникюр.
  - Ну, тогда начнем, пожалуй, - разгладил усы Ждан и посмотрел на наемника. - Сегодня тебе представится уникальная возможность посмотреть на спарринг двух разных стилей. Постарайся что-нибудь подчерпнуть для себя.
  Наемник кивнул, но все равно больше просто любовался графиней, которая получала от этого определенно удовольствие.
  Ренар слегка размял шею и встал в среднюю стойку удобную и для защиты, и для нападения. Девушка на это лишь фыркнула, и ее улыбка приобрела хищность. Она встала в высокую стойку первой формы тоон, подняв обе руки вверх и выставив вперед левую ногу, согнув ту в колене. Замерев на одном месте, Власта слегка прищурилась и призывно качнула головой. Нападай.
  Атакующая стойка для защиты? Ренар немного скривился. Его просто принудили к этому спаррингу, а она еще и смеет так себя вести? Это ведь была ее инициатива, так какого демона она теперь решила так защищаться? Может пнуть ее в бок? Наверняка целители над ней поработали, сохраняя такой объем талии, да и груди заодно, но при этом максимально усиливая ее мышцы пресса. Нельзя, занимаясь сэйбо, сохранить настолько тонкую талию. Ладно, боги с ней. Не хочет нападать? Ее дело.
  Ренар опустил руки и, развернувшись к ней спиной, пошел к раздевалке. Ждан как то пренебрежительно хмыкнул. Плевать. Сегодня будет последним днем, когда он сюда пришел тренироваться. В конце концов, он может с таким же успехом тренироваться и на улице. И плевать на погоду. Его мастера никогда не считались с погодой и вообще условиями. Если он может ночевать под открытым небом зимой, то неужели не сможет в этих же условиях тренироваться?
  Его мысли прервал топот ног и чувство опасности. Выждав нужный момент, он присел и перевернулся через спину в правую сторону. Не прерывая движения, встал на ноги и плавно закончил его, снова приняв прежнюю стойку. Приподнял правую бровь.
  Видя это, девушка довольно усмехнулась и тоже приняла свою исходную стойку. Повела плечами и, склонив голову, с интересом посмотрела на него. На это он вновь опустил руки. Как только она заметила, что он начал поворачиваться, тут же рванула к нему, но на этот раз Ренар не слышал топота. В первый раз она его специально предупредила. Впрочем, и он не собирался уходить. Такая детская ловушка, как можно на нее попасться? Вроде с виду не глупа.
  На этот раз Власта решила использовать удар ногой из третьей формы сэйбо - зан. Все так же, не прекращая своего движения разворота, парень легко уклонился корпусом. Потом, перенеся центр тяжести на другую ногу, сделал подсечку.
  Она отступила, но встала в низкую стойку зана, чтобы избежать подсечек, и снова пошла в атаку. Ренар иногда в последний момент успевал уклоняться от ее ударов ногами, которые она мастерски чередовала с неожиданными ударами руками. Скорость пепельноволосой все возрастала. Иногда два удара сливались для Тенара в один, но алв все так же успевал уклоняться, при этом, не предприняв ни одной попытки атаковать в ответ.
  Ждан стоял и недовольно хмурился. Наемник же смотрел на это действо с восторгом. Жаль только в соперниках у его друга "изумрудная змея" Власта, королева наемников всего мира. Сейчас то он ее узнал. И если бы это произошло раньше, то никогда бы не посмел с ней заигрывать. Вайлы слишком опасны для простого наемника третьей категории, тем более ТАКИЕ вайлы. Ему еще младших поднять на ноги нужно.
  Тем временем Ренар сумел захватить руку Власты и с силой потянуть на себя. Девушка подалась вперед как-то неуклюже, напоказ. Предчувствие взвыло набатом, но было уже поздно. Продолжив движение, она, резко подавшись вперед, просто боднула его в лицо головой. В последнюю секунду он успел немного отвернуть лицо, и удар пришел в скулу, а не в нос, как она планировала.
  Он невольно сделал несколько шагов назад и плавно перекатился в сторону, избежав ее добивающего удара ногой с разворота в прыжке. Красиво, эффектно, но малоэффективно. Хотя, если бы он не отвернулся и принял удар в лицо полностью, то у нее все бы могло получиться, и лежал бы он сейчас на матах в нокауте.
  Девушка недовольно цыкнула, видя, что ее задумка не получилась, но нападать снова не стала, лишь довольно улыбнулась.
  Ренар же только сейчас понял, что эта довольно улыбающаяся пепельноволосая зараза сумела его обмануть и специально наращивала скорость, используя зан, а в нужный момент применила аум сард. Причем не сами движения, а его принцип, когда каждое твое движение должно плавно переходить в другое. Ну кошак хитроухий! Хотя нет, не кошак. Змея, гибкая, хищная и опасная. Зеленоглазая змейка, прекрасногла... Так стоп, нужно собраться с мыслями. Он слегка потряс головой, при этом стараясь убедить всех, что он так избавляется от последствий ее удара головой. Впрочем, почему стараясь? Ему действительно из-за ее удара ненужные мысли в голову лезут. Вот почему именно сейчас его подсознание акцентирует внимание на красоте ее глаз? Можно подумать он этого сразу не заметил. Одна причина - удар.
  Он поменял стойку, чуть подавшись вперед, согнув ноги и выдвинув вперед руки, раскрыв ладони. Теперь можно и не скрывать свои навыки. Все равно он уже в достаточной мере раскрылся. Глупо конечно, но что теперь сделаешь?
  Рванув вперед, он сделал вид, что хочет просто завалить ее на маты. Девушка попалась на это и сделала шаг в сторону, поменяв опорную ногу. Резко и неожиданно остановившись перед ней, Ренар юлой крутанулся на месте, оседая вниз и подсекая ее опорную ногу. Затем откинувшись назад, он, продолжая движение, перенес вес своего тела на руки и от души ударил ее ногой в живот. До этого опорной у нее была передняя нога, но стойка была неудобной. Она могла в любой момент увернуться. А сделав шаг назад, и поменяв опорную ногу, пепельноволосая стала прекрасной мишенью. Вначале обманываешь и подсекаешь, а потом бьешь. Сила в простоте.
  Девушка встала и недовольно погладила живот. Хоть он и не бил в полную силу, но удар неприятный. А самое важное обидный. Стиль змеи из аум сарда против нее это тонко. Она непроизвольно скосила глаза в сторону дяди и увидела его скалящееся в довольной улыбке лицо. Тоже оценил шутку. Она хорошенько потянулась и предвкушающе улыбнулась, глядя на него. Встала в классическую стойку для тех, кто не практиковал одно боевое искусство, а комбинировал несколько, выбирая для себя нужное и удобное.
  Ренар тоже встал в эту же стойку, но также принялся легко подпрыгивать с одной ноги на другую. Легкими шагами приблизился к ней и с очередным шагом быстро ударил прямым ударом левой руки. Девушка приняла удар на легкий блок правой рукой, слегка уводя руку соперника в сторону, и тут же атаковала левой, целясь в голову. Подавшийся вперед алв выполнил блок, ударив правой рукой сверху. Они оказались лицом к лицу. Глаза девушки озорно сверкнули и она, сократив минимальное расстояние между ними, быстро поцеловала его в губы. Раздался легкий треск и между ними сверкнула молния. Ренара с силой отшвырнуло на несколько метров. Сделав несколько кульбитов в воздухе, он громко приземлился на маты и остался там лежать. От его тела вверх поднимался легкий дымок, а в воздухе немного пахло озоном.
  - Власта! - Раздался злобный рык Ждана.
  Девушка хмуро посмотрела на дядю, а потом перевела взгляд на своего противника и непроизвольно вздрогнула. Он успел принять сидячее положение и теперь строго смотрел на нее. Его приятель, Тенар, замер на полпути и стал отступать, а Ждан весь напрягся. От алва веяло силой, в которой были злость и досада. Эта сила, вырвавшись на свободу, окутывала их, давила, оглушала и пугала. Глаза парня были подернуты черной дымкой, отчего их было практически не видно.
  Девушка напротив него замерла, готовая в любой момент отразить его атаки.
  Ренар встал на ноги, немного помотал головой и моргнул. Черная дымка исчезла, будто ее и не было. Потом дотронулся до места удара на лице. Недовольно сморщился, когда почесал грудь, куда ударила молния.
  - Спасибо за урок, - алв низко поклонился противнице, вызвав у нее удивление. - Спарринг окончен, я проиграл. Вашему сопернику очень сильно не повезло.
  - Ты еще на ногах, - возразил тренер.
  Ренар повернул голову в его сторону и лишь улыбнулся с легкой грустью. Все-таки проигрывать довольно неприятно, как бы он не хотел показать, что ему это безразлично. Проигрыш он и есть проигрыш.
  - Единственно лишь потому, что графиня была ко мне милосердна, - он не удержался и бросил взгляд на девушку, усмехнувшись на правую щеку.
  Власта хотела что-то сказать, но увидев злой взгляд своего дяди, остановилась и, гордо вскинув свою пепельноволосую голову, пошла в женскую раздевалку.
  Алв решил последовать ее примеру. Быстро переодевшись и забрав все свои вещи, он пошел на выход. Проходя мимо Тенара, который все еще был здесь, спросил:
  - Надеюсь, ты смог увидеть достаточно?
  - Да, - кивнул тот несколько заторможено ему в ответ.
  - Тогда доброй ночи, я домой.
  С этими словами Ренар вышел на улицу и постепенно его удаляющийся силуэт растворился в ночной мгле.
  По дороге домой, холодный ветер приятно освежал его разгоряченную кожу. Простуды он не боялся. Хоть первой ступени ему не видать, как своих ушей, но уж избавить себя от простуды он мог легко. К тому же этот ветер, что причинял такой дискомфорт по пути в спортзал, сейчас наоборот был ему необходим. Он в прямом смысле слова проветривал ему мозги. Злость и обида все еще кипели в нем, бурлящим потоком растекаясь по венам. Но он понимал, что никто ни в чем перед ним не виноват. В условиях спарринга не оговаривался запрет на использование сияния. Он вообще ни о каких условиях не договаривался. Будет ему впредь уроком. Еще одним. Шие никогда не слыли честными и благородными. Было много случаев в истории мира, когда шие били в спину. Но стоит признать, что никто и никогда не сказал бы, что они бесчестные сволочи. Нет, отнюдь. Они прекрасно умели держать слово когда сами того хотели или перед своими. Вопрос лишь в том был ли ты для них своим или нет. Если да, то лучших друзей и партнеров тебе было не сыскать во всем Ауалуре, если нет... Вот про это "если нет" он и забыл. А ведь Родика специально несколько занятий отвела под эту тему. Уж кому как не ей знать свой народ? Что тут сказать можно кроме банального "молодой еще, неопытный"? Что ж, теперь опытный. Только радости от этого пока нет. А сколько еще таких уроков жизни уготовано ему? От этой мысли он непроизвольно нахмурился и почувствовал, как слегка неприятно потянуло скулу. Да и грудь до сих пор жжет. Нужно поскорее, как только окажется дома, снять ограничитель. Его учителя вряд ли рассчитывали на то, что их ученика будут бить молниями, пусть и ослабленными.
  Зайдя в свою квартирку, он бросил сумку у двери, и быстро стянув с себя всю одежду, направился в душ. В спортзале он не захотел его принимать, чтобы не задерживаться. Скинув потную одежду в корзину для белья, он несколько секунд постоял в задумчивости и вернулся в прихожую. Подошел к сумке. Открыл ее и вытащил все свои вещи. После чего вернулся с ними в душевую и сложил их в корзину к остальному белью. Завтра отнесет их в прачечную. А сейчас душ. Хороший контрастный душ минут на десять или пятнадцать, а потом спать.
  Из душа он вышел через двадцать минут, энергично растираясь полотенцем. Как назло, сон прошел буквально в первые же мгновения, как он попал под струи воды. Заставить себя уснуть он сможет, но наутро настроение, которое и сейчас было далеко от прекрасного, будет еще хуже. А завтра с утра ему на работу, где его ждет разобранный тягач, где будет лан Питсор и на которого он очень не хотел случайно сорваться.
  Раздавшийся стук в дверь, прервал его невеселые размышления. На ходу натянув на себя одни лишь тонкие трико, он подошел к двери. Заглянул в дверной глазок. Сквозь него увидел довольно улыбающуюся пепельноволосую заразу и выругался про себя. Какого демона ей еще от него надо?
  - Никого нет дома, - произнес он двери.
  В ответ снова раздался стук и голос, не менее довольный чем ее улыбка.
  - Открывай.
  - Я по третьим дням декады ничего не покупаю, - ответил он.
  На что в ответ лишь фыркнули и снова постучали в дверь.
  - Открывай давай мелкий, тут холодно.
  Ренар невольно возмутился. Мелкий? Подумаешь на пару сантиметров выше него. Хорошо на пять. Но это не дает ей право так его называть. Он алв, а не чистокровный шие или рур. Ему положено быть такого роста. В Азарской империи, например, он будет считаться среднего роста, а среди иланийцев почти великаном.
  - Сходи, поищи меня в другом месте, - предложил он ей в ответ.
  Очень хотелось добавить еще что-нибудь про ее нешность, но он не стал этого делать. Это бы выглядело слишком по-детски. Да и претензий к ее внешнему виду он никаких не имел, в отличие от ее поведения.
  - Я сейчас дверь выломаю, - тут же раздалось в ответ, и дверь сотрясли удары посильнее.
  Смирившись с неизбежностью судьбы в ее лице, Ренар открыл дверь. Девушка тут же прошла в квартиру, легко его оттеснив.
  - И это поведение целой графини, - сокрушенно покачал он головой.
  - Естественно целой, не по частям же, - Власта быстро осмотрелась. - Где же ваши манеры виконт, коими вы так щеголяли у дяди в зале?
  - Смылись в душе, - Ренар даже перестал возмущаться. Такая восхитительная наглость даже заслуживала уважения.
  - О, - приподняла палец девушка, - душ. Он-то мне и нужен. Где?
  - Вы пришли ко мне домой принять душ?
  - А вам жалко воды?
  - А это, - он указал на большую сумку в ее руке, - как я понимаю, мыльные принадлежности?
  - Вам неуд за дедукцию, виконт, - глаза Власты весело блестели. - Это мои вещи.
  - Вам то же самое по этикету, графиня, - Ренар не остался в долгу и прислонился плечом к стене, с удовольствием ее рассматривая. Все-таки эта незваная ночная гостья очень привлекательная.
  - Ах, оставьте, виконт, - жеманно вздохнула девушка.
  - И все же, - он позволил себе расслабиться и сложил руки в карманы. - Не слишком ли большая сумка?
  - В самый раз, - пожала та плечами в ответ.
  Сумка уже находилась на его кровати и графиня увлеченно в ней что-то искала. Нашла, и с довольным видом старателя, извлекла из нее пару флаконов. Потом посмотрела на две совершенно одинаковые двери внутри его спальной комнатушки. Одна из них была от шкафа, вторая входом в душ.
  - Левая, - пояснил Ренар, видя ее затруднения. - Полотенце?
  - Вы очень любезны виконт, - вновь начала жеманничать она.
  - Это честь для меня, - он сделал самый изысканный поклон, на который был способен. Но девушка даже не улыбнулась на это его кривляние, хотя прекрасно все поняла. Вид почти нагого молодого мужчины в одних домашних трико, отвешивающий ей изысканный поклон, по мнению Ренара был глуп и комичен, но ответной шутки не последовало. Жаль. Какая задумка провалилась!
  - Дворянин во втором поколении? - Вместо этого протянула она.
  - Танцы? - Попытался он найти объяснение.
  - Ну-ну, конспиратор, - ее глаза на мгновение закрылись, а на губах появилась слегка мечтательная улыбка.
  Он недовольно цыкнул. Снова она повела в счете. А ведь такая хорошая была ловушка. Увидев, что девушка решительно направилась в душ, сказал вслед:
  - Полотенце забыли.
  Девушка повернулась к нему с очень удивленным лицом.
  - А разве вы мне его не принесете?
  - У нас самообслуживание.
  - А как же потереть спинку? - Власта состроила просящую рожицу.
  - Вы девочка большая, графиня. Сами, все сами, - с трудом удержался он от улыбки, видя выражения ее лица.
  - Была бы честь предложена, - прихватив у него полотенце, фыркнула она и вошла в душевую. - Хм, это даже интересно.
  - Ну, не царские хоромы, - верно истолковал ее слова Ренар, - но вполне...
  - Убого, - закончила она за него защиту душевой.
  - Лишения закаляют? - Сделал попытку парень.
  В ответ снова раздалось фырканье и послышался звук льющейся воды.
  - О! Даже горячая есть! - Радостно донесся ее голос.
  Вот ведь наглые нынче графини пошли. Ренар покачал головой, сам еще не зная, смеяться ему или оскорбляться. Бросив последний взгляд на дверь душевой, он мысленно махнул на все рукой. Пока справиться с этим стихийным бедствием он был не в силах. Весовая категория не та. Так зачем зря тратить силы? Правильно, незачем. Он поднял правую руку и посмотрел на два браслета на ней. Один был из коричневой кожи, покрытый древними рунами. Второй же представлял собой тонкую цепочку с небольшим брелоком. Вот эта цепочка и являлась ограничителем. Его учителя истинные мастера, он нигде не мог найти связывающую застежку, цепочка словно была создана единой. И как же его снять? Жаль он не помнил, как они ее надевали.
  Провозившись с ней несколько минут, он махнул рукой и, повернувшись к душевой, вздрогнул. Девушка уже вышла из комнаты и, оперевшись о косяк двери, с интересом наблюдала за ним. На ней были лишь аккуратные кружевные трусики черного цвета и его полотенце, накинутое ей на плечи, которое слегка прикрывало грудь. Влажные волосы немного потемнели и были в беспорядке. На губах была легкая улыбка, которую он никак не мог понять.
  Оперативно она, однако, душ приняла.
  - Это довольно интересное зрелище, графиня, - тут он отвесил ей еще один поклон, на этот раз просто наклонив голову и приложив руки к сердцу. - Только вот что скажет ваш дядя?
  - Ничего, - она равнодушно пожала плечами. - Он мой дядя, а не блюститель морали.
  - И все-таки, - Ренар слегка склонил голову к левому плечу, невольно любуясь ее телом. Подтянутым, в меру мускулистым, красивым и очень опасным. - Может оденетесь?
  - А нужно?
  - Желательно, ночи тут прохладные, а вы только после душа.
  - Как мило, - она улыбнулась. - Вы, виконт, переживаете за меня.
  Он оставил ее комментарий без ответа и приподнял правую бровь.
  - Я бы с удовольствием оделась, - девушка развела руками. - Но вы стоите возле моей сумки, к тому же, - тут она сделала возмущенное и немного смущенное выражение лица, - одеваться при вас... это как-то...
  - Ну да, - согласно кивнул он. - Что это я? Стоять передо мной в одних трусиках это совершенно нормально...
  - Еще в полотенце, - поправила она, для наглядности поведя плечами. От этого движения оно слегка сдвинулось, еще больше оголяя ее пышную грудь.
  - Как же я мог забыть? Конечно, ведь еще есть полотенце, - поправился он, разглядывая этот новый предмет женского гардероба. - Но я продолжу. Стоять передо мной в одних трусиках и, - он поднял палец, - полотенце, это нормально, а одеваться при мне "это как-то"? Мне не понять женской логики. - Он сокрушенно покачал головой. - Прости меня мам, - закончил он неожиданно для девушки.
  - А при чем тут ваша матушка? - С искренним любопытством поинтересовалась она.
  - Не обращайте внимания, графиня. Это так, мое, личное.
  - Ясно, - с сомнением протянула она. Потом улыбнулась, - ничья?
  - Надолго?
  Девушка неопределенно пожала своими тренированными плечами. Полотенце снова немного сместилось и Ренар смог увидеть красивую татуировку изумрудной змеи на ее правом боку.
  - Синея? - Он удивленно посмотрел в лицо шие.
  - Проблемы? - Ответила та вопросом на вопрос, и ее брови приподнялись.
  - Нет, - тут же ответил алв. - Я и сам посвящен Оберу.
  - Как удачно, - непонятно ответила она. - Может это судьба?
  - Я в судьбу не верю.
  - Зря, - девушка подошла к нему вплотную и ткнула свой палец ему в грудь, прямо под местом ожога. - Не верящих в нее она всегда метит.
  После этих слов, ее палец аккуратно переместился на его лицо. Вначале на скулу, где уже успел налиться легкий синяк, потом на вертикальный шрам, пересекающий его левую бровь, а после на такой же шрам, что пересекал его губы. Шрамы были тонкими, даже аккуратными, и почти незаметными в повседневной жизни. Но сейчас его кожа была еще покрасневшей, отчего шрамы были отчетливо видны белесыми полосками.
  Он почувствовал ее жаркое дыхание рядом со своими губами, и невольно сглотнул. Очень привлекательная и знающая это женщина это гремучая и опасная смесь. Боги, это будет очень долгая ночь.
  - Не бойся, - она соблазнительно улыбнулась. Казалось, ее очень забавляла его реакция.
  - Графиня, а как же предупреждение вашего многоуважаемого дяди? - Он невинно посмотрел на нее.
  Девушка фыркнула и подошла ко второй двери. По-хозяйски открыла ее. Постояла несколько секунд и вытащила оттуда его футболку. После чего быстро скинула с себя полотенце к ногам. Его взгляд невольно проследил этот путь и застрял на ее бедрах. А когда он поднял взгляд, она уже одела футболку и довольно потянулась. Та картинно облепила ее грудь со слегка возбужденными сосками. Алв встряхнул головой под ее довольный и приглушенный смех.
  - Это слишком, для простого виконта, - грустно сказал он, глядя в пол. Потом поднял взгляд на нее. - Моя нежная психика этого не выдержала, поэтому я спать.
  С этими словами он аккуратно убрал ее сумку на пол и лег на кровать, отвернувшись от нее к окну.
  - А мне где спать тогда прикажешь? - Прозвучал ее голос.
  - На кровати, - Ренар даже повернул к ней голову и смотрел как на несмышленого ребенка. - Не будет же графиня без нужды спать на полу.
  - А уступить кровать? - Власта еле сдерживала смех. - Этикет и все такое?
  - А уйти к себе? - отвернувшись к окну, спросил он.
  - Хорошо-хорошо, - девушка уже не сдерживалась и весело смеялась.
  Она выключила свет и быстро юркнула под его одеяло. Прижалась к его спине и нежно обняла.
  - Графиня? - Его голос прозвучал несколько недовольно.
  - Не бойся, - она приподняла голову и прошептала ему в ухо. - Не буду я сегодня "срывать твой цветочек". Это просто обнимашки. Можно же?
  - Да уже как бы поздно спрашивать, - все также недовольно протянул он.
  - Ну ладно, - она выпустила его из своих объятий. - Тогда ты меня обними.
  Ренар с легким вздохом повернулся к ней.
  - Отвернись, - коротко сказал он, не терпящим возражения тоном.
  Девушка тут же исполнила просьбу-приказ и почувствовала как его руки аккуратно, но уверенно ее обнимают.
  - Мы называем это "съесть ягодку", - выдохнул он ей в затылок, вызвав новый приступ смеха. - Сладких снов.
  
  Глава 2.
  Утро выдалось неожиданным. Его разбудил очень аппетитный запах еды. Он приподнял голову над подушкой и посмотрел в сторону кухни. В дверном проеме мелькала туда-сюда фигура девушки. Одета она была во всю ту же его серую футболку и босая ходила, весело что-то напевая себе под нос. Голос он, как ни старался, расслышать не смог, но, судя по всему, мотив был веселым и бодрым.
  Что может быть лучше привлекательной девушки в твоей футболке, одетой на голое тело? Только девушка в твоей футболке, одетой на голое тело, готовящей на твоей кухне завтрак. А если этот завтрак еще и для тебя, то можно считать что твоя жизнь удалась. По крайней мере, так в один голос утверждали его учителя Вёлунд и Саардан, и сейчас он был с ними полностью согласен. Только нужно выяснить, для него она тоже приготовила или нет?
  - Вставай, - раздался ее голос. - Я знаю, что ты уже не спишь. Завтрак почти готов.
  Значит и для него тоже.
  Он покорно встал. Спорить с женщиной, приготовившей еду, было чревато - вдруг оставит голодным? С женщинами вообще лучше без нужды лишний раз не спорить. Себе дороже будет, появится слишком много причин, за что извиняться придется, причем чаще всего не только и не столько словами. Проверено на его маме и ее ухажерах. Спасибо тебе мама и вообще... Нужно ей потом в подарок что-нибудь купить и послать. Великая женщина!
  Пройдя на кухню, он увидел уже сервированный на двоих маленький кухонный стол, на котором был их завтрак. Приготовленные Властой блюда он узнал. Вон стоит легкий суп в чашках, а в тарелках уже аппетитно лежит свернутая в рулет яичница с овощами. Посередине в большой чашке какой-то салат с зеленью, сыром и помидорами. Булка хлеба уже нарезана и даже подогрета. Рядом масленка с маслом. Легкий, но сытный завтрак. А на плите уже весело греется чайник с водой. Минут через пять вскипит и можно заваривать чай.
  Только вот он, хоть убей, не помнил этих продуктов в своем маленьком и скромном холодильнике. Ну, кроме яиц с сыром. Правда, тех яиц всего было два, а из такого количества такой рулет не сделаешь...
  - Откуда такое пиршество?
  Девушка, проходя мимо, поцеловала его в щеку, со словами "с добрым утром, сладкий". Он на автомате подставил ее и лишь, когда ее губы коснулись щеки, осознал что происходит. Но лицо сохранил спокойное, не показывая своего удивления. Лишь приподнял правую бровь и спросил:
  - Сладкий?
  - Угу, сладкий, - она довольная села за стол напротив него. - Ты бы видел свое лицо во время сна, такой лапочка, прям ух.
  Улыбка стала еще шире.
  Он в ответ лишь усмехнулся на правую щеку. Конечно, его небритая физиономия выглядит очень мило.
  - Графиня...
  - Вот давай без этого титулования, - недовольно скривила лицо Власта.
  - Хорошо, лани...
  - И эту "лани" тоже не надо, - покачала она головой.
  - Арса? - Предложил он.
  Девушка удивленно посмотрела на него. Так было принято обращаться среди шие к женщинам знатного происхождения, но уже многие тысячелетия этого никто не делал. Алвское обращение "лани" сейчас было даже более привычно для шие чем "арса". Она снова отрицательно покачала головой.
  - Тогда Власта?
  - А ты догадливый, да? - Глаза шие весело блеснули.
  - Мы уже на "ты" перешли?
  - После ночи проведенной вдвоем? - Она картинно раскрыла глаза. - Или после того, как мы так мило вчера беседовали через дверь?
  - Что ж, тогда и я просто Ренар, - он предпочел перевести тему. Действительно, сам вчера на "ты" к ней обращался. Ну а сарказм за завтрак можно и потерпеть. Немного. - И все-таки, откуда?
  - Да в продуктовую лавку сбегала, - равнодушно ответила девушка.
  - Так рано? - Не поверил Ренар.
  - Ну, я девушка активная, могу и еще раньше пойти, - снова довольная улыбка.
  - Ты-то ладно, но ведь они открываются намного позже.
  - О, - протянула она многозначительно. - Ты даже не представляешь, сколько можно сделать при помощи маленьких желтоватых кружочков, кои так блестят. А уж если они еще имперского производства... - Власта мечтательно зажмурилась.
  - Понятно, - кивнул он головой и приступил к завтраку. - М! Вкусно! - Удивленно похвалил он, и больше не говоря ни слова, принялся методично его уничтожать.
  Пепельноволосая шие лишь довольно улыбалась, глядя с каким удовольствием он ест приготовленную еду, тоже не забывая завтракать. Правда, не с такой скоростью как юный алв напротив нее.
  Ренар же целиком ушел в процесс поглощения еды. Яичный рулет был восхитителен. В меру мягкий, в меру воздушный, со свежими овощами, немного подогретыми и щедро отдававшими свой сок. Суп с легким острым вкусом, который придавал еще больший аппетит, а салат из таких простых ингредиентов вначале не вызвал восторга, но когда все это смешалось с остальными блюдами, то он полностью ощутил все его великолепие. Хотя, казалось бы простой салат. Его мать часто такой готовила. Но да, это он хватил лишку в сравнении. Прости мама, но твой салат это просто покрошенные и перемешанные вместе продукты, а салат этой привлекательной заразы это что-то за гранью добра и зла. На любого, кто смог так гармонично подобрать блюда и приготовить их, невольно начинаешь смотреть с уважением.
  Когда они уже пили чай, Ренар не выдержал.
  - Такие таланты и умения впечатляют, графиня, - но заметив, что она слегка нахмурилась, быстро продолжил. - Откуда они у тебя Власта?
  Девушка хмыкнула, но хмуриться перестала.
  - Любая женщина, я считаю, должна уметь готовить. Хотя бы для того, чтобы уметь сказать свое "фи" поварам. Ну а в наемничьих буднях без этого умения никак нельзя.
  - Понятно, - кивнул он и отхлебнул чай из кружки. Своей кружки, которая была у него в единственном экземпляре. Видать не только продуктовая лавка подверглась утреннему набегу, активной девицы, пронеслось в голове, когда он увидел вторую, ее, чашку.
  - И первое, что заставил меня изучить мой инструктор в наемничьем деле, это была готовка. Без изысков и прочей мишуры. Главный его критерий, это чтобы еда была съедобная. Все. А потом, знаешь, как-то втянулась. Узнавала новые рецепты, способы приготовления, практиковалась и вот результат.
  - Прекрасный результат, - похвалил он. - Спасибо за еду, было очень вкусно.
  Ренар встал и благодарно кивнул, сделав вид, что не заметил подставленную для благодарственного поцелуя щеку.
  Власта снова хмыкнула и обошла его, слегка задев бедром опущенную вдоль тела руку. Прошла в спальню. Подошла к своей сумке. Снова стала активно в ней копаться и с не менее довольным видом вытащила небольшой пузырек и склянку.
  - Держи.
  - Что это? - Ренар осторожно взял их из ее протянутых рук.
  - Не бойся, - она добродушно улыбнулась. - Я могу быть кем угодно, но точно не злобной садисткой, получающей удовольствие от избиения и нанесения вреда своим близким. Это мое извинение за вчерашнее поведение в спарринге. Я тогда увлеклась. Пузырек от синяка и вообще полезная для организма вещь. Нужно принять после еды. В склянке мазь от ожога, чтобы быстрее прошел. Повезет и даже следа не останется. Ну а если останется, то мы пойдем к целителю, и он все сведет. Даже эти шрамы на твоем лице.
  - Спасибо, но не нужно.
  - Расскажешь, - шие заинтересованно посмотрела ему в глаза.
  - Возможно, - неопределенно ответил он. - Когда-нибудь.
  - Буду ждать.
  Ренар выпил содержимое пузырька, чтобы, Власта успела это увидеть. Потом открыл склянку и, зачерпнув немного, уверенно втер мутновато-зеленую мазь в ожог. Мазь была жирной, но очень быстро впиталась. Не почувствовав никаких изменений он поднял голову и посмотрел на нее. Она стояла и улыбалась. Эта ее улыбка была новой. Легкая, со слегка приподнятыми уголками губ, можно сказать полуулыбка. Что она означала, он не знал. И не был уверен, что хочет узнать. Спокойствие оно, пока, дороже пепельноволосых графинь с изумрудными глазами.
  Выйдя на улицу алв невольно улыбнулся. Этот день начался просто замечательно. С утра великолепный завтрак от привлекательной девушки. Вредной и острой на язык, но невероятно интересной и притягательной заразы. Погода неожиданно стала отличной. Чистое небо, и даже солнце расхрабрилось и стало светить сильней. И ни одного облака. Даже намека нет. Такого он не мог припомнить уже давно. В этом городке почти всегда было пасмурно. А тут такое раздолье. Так могут и лужи высохнуть, что стало бы уже из ряда вон выходящим событием. Чтобы зимой в Артоксе и не было луж? Мир, наверное, сошел с ума. Точнее погода. Но он был не против такого ее сумасшествия. Особенно сегодня.
  На хорошее настроение так же повлияла ночь. Хоть она и была несколько неудобной, но все же очень приятной. Обнимать такое тело, подтянутое, упругое, с очень гладкой и приятно пахнущей кожей, которое еще специально возилось и делало так, чтобы его руки как бы случайно соскальзывали на ее грудь или низ живота, было также очень приятно. Что еще нужно юному алву для счастья?
  Только уснуть ему удалось не сразу. Чтобы он не говорил Тенару о своем возрасте и о том, что по меркам алвов он еще ребенок, это было не совсем так. Точнее по меркам алвов, кем он себя и ассоциировал, да, он ребенок, подросток. Но вся сложность была в том, что он был лунным алвом, дети, которых растут и взрослеют гораздо быстрее. К тому же имперское происхождение давали о себе знать, поэтому возмужание у него началось, как и у обычного человека или имперца лет в четырнадцать. Гормоны начали играть, мешая процессу обучения. И снова его мать помогла, быстро и оперативно решив проблему, связанную с этим процессом. Суметь устроить его годовое обучение на острове Лиос, это еще один маленький подвиг с ее стороны. Без поддержки Дома, клана, рода и даже просто семьи, это было очень сложно. И следует отметить, что сложно не только для нее, сложно для очень-очень многих аристократов ауалура. Даже на месяц устроить туда свое чадо считалось большой удачей и стоило просто огромных денег, а тут целый год.
  При воспоминаниях об острове на его лице улыбка стала счастливой. Как бы это ни было абсурдно, но именно на острове, оплоте этих мастериц и мастеров искусства любви и удовольствия, он сформировал свое четкое представление о будущем. Одна жена. Не нужны ему гаремы! Конечно, приятно иметь несколько жен, К тому же если они будут красивыми, а они будут, иначе, зачем тогда нужен гарем? Но видимо корни шие, хоть и очень дальние, говорили в нем и он мечтал встретить только ту самую, единственную. Ту, которая станет для него всем.
  С такими приятными мыслями он пришел на работу. Лан Питсор отсутствовал, видимо остался с женой, и поэтому, быстро переодевшись в рабочую одежду, он приступил к сборке двигателя тягача. Работа шла медленно, но уверенно. Как раз к обеду подошли нужные детали для четвертого узла двигателя.
  Старый иланиец так и не появился сегодня на работе и Ренар отправился на тренировку. Выйдя на один из пустырей, что находились на окраине города, он начал разминку. Жаль, что ему после тренировки тут придется возвращаться домой потным, но раз принял решение, что он больше не будет заниматься в том спортзале, то нужно его исполнять. А возвращаться туда, кто его знает, во что еще захочет втравить его тренер Ждан? Лучше пустырь. Лучше возвращаться потным, в конце концов, у него дома есть душ. Даже с горячей водой, приятно удивившей графиню. Неудобства закаляют.
  Тренировка прошла отлично и он, не менее счастливый, чем утром вернулся домой. Уже давно стемнело, а его соседка, вредная старая карга, между нами говоря, уже должна была спать. Хотя уверенности в этом не было. Он был готов спорить, что она уже знала о том, что Власта у него ночевала. Откуда она узнавала такие новости, и каким образом, его лучше не спрашивать. Это тайный секрет пожилых дам, который недоступен юным, тем более, мужчинам.
  - И где ты был? - Первое, что он услышал, зайдя в квартиру.
  Ренар с удивлением оглянулся, осматриваясь. Квартира его. Дверь та же, даже целая. Но увидеть здесь девушку он не ожидал. Тем более девушку с несколькими сумками, что она поставила возле его кровати.
  Он демонстративно выглянул за дверь, осмотрел номер, что на ней висит. Вернулся обратно в квартиру.
  - Простите, - начал он неуверенно, но так наигранно, что сразу все становилось понятно. - Я, кажется, ошибся квартирой?
  После своего вопроса он не менее демонстративно оглядел вначале сумки, а потом и саму девушку, что стояла возле кухонной двери, и чью позу можно было назвать "руки в боки".
  - Только если ошибся дверью спортзала и пошел в другой, - ответила Власта.
  - Брр, - Ренар замотал головой и вздрогнул, как будто увидел что-то ужасное. Потом с задумчивым видом снова посмотрел на шие и тихо произнес, - так вот что чувствуют задержавшиеся мужья? - Зажмурился и еще раз вздрогнул.
  Раздавшийся в ответ смех, дал понять, что его прекрасно услышали.
  - Шут, - бросила она и ушла на кухню. Через несколько мгновений оттуда уже послышалось звяканье посуды. Запах уже готовый еды присутствовал в квартире с самого начала, дразнил и манил его туда, но он решил, что вначале примет душ.
  - Ты вначале поужинаешь или примешь душ? - Выглянула пепельноволосая голова девушки из дверного проема кухни.
  - Вначале душ.
  - Хорошо, - кивнула она, и ее голова исчезла из проема двери.
  Как он и подозревал, ужин был не менее великолепен, чем завтрак. Та же прекрасная готовка и сочетаемость одного блюда с другим.
  - Уф, - довольно откинулся он на спинку стула. - Наелся. Большое спасибо за еду Власта. Было очень вкусно.
  Девушка довольно улыбнулась.
  - Знаешь, - он счастливо вздохнул, - вначале я хотел возмутиться. Пришла, ведет себя нагло. Но после такой еды уже как-то и не хочется. Коварная вы девушка, графиня. Думаю, даже в бытии твоим мужем есть положительные стороны.
  - Хм, - приняла задумчивый вид пепельноволосая оккупантка квартиры. - Моим мужем. Что ж, хорошо. Я согласна.
  Несколько секунд Ренар ошарашенно смотрел на нее, сообразив, что он сейчас сказал, не подумав, но когда девушка, не выдержав его вида, рассмеялась, он снова расслабился.
  - Чего так испугался? - Девушка скрестила руки на груди. Ее лицо стало строгим, но глаза смеялись. - Сам же говоришь, что ради такой еды можно и потерпеть.
  - Ну, ты мои слова-то не передергивай, - он не сдержался и выдохнул, правда, сделал это, картинно прижав руки к сердцу. - Я лишь сказал, что даже в этом есть и положительные стороны.
  - О, - она приложила ладонь к щеке. - А есть и отрицательные? Не замечала.
  - Все мы не совершенны, - меланхолично протянул он и пожал плечами.
  - Продукты ты теперь покупаешь сам, - равнодушно заметила девушка.
  Подумаешь угроза, пронеслось в его голове. Он все это время сам для себя их покупал. Дело привычное.
  - Спишь на полу, - в ответ пригрозил он.
  - Больше не готовлю, - отозвалась на это Власта.
  - Кроме тебя естественно, - тут же быстро поправился алв, вызвав веселую улыбку шие. - Все мы не совершенны, кроме тебя. Но, к сожалению, даже на солнце есть пятна.
  - Продолжай-продолжай, - подбодрила его объяснения пепельноволосая, и ее улыбка стала довольной.
  - Наглость, например. Она конечно важна и нужна, но... - Тут он прервался и внимательно посмотрел на нее. - Вот скажи мне, как ты сюда попала? Мой ключ у меня и дубликат ты сделать не могла.
  - Тоже мне сложное дело, - небрежно бросила она. - Пошла к хозяйке дома и просто взяла второй экземпляр.
  - И она отдала? Просто так?
  - Ну, не совсем просто, и не совсем так, - неопределенно махнула рукой, - но, как я и говорила утром. Ты не представляешь, сколько можно сделать при помощи маленьких желтоватых кружочков.
  Ренар несколько секунд смотрел на нее, потом взлохматил свои волосы и выдохнул. Он, в который уже раз, не знал, что ему делать, то ли начат смеяться, то ли начать ругаться. Первое он не мог сделать, потому что ему было не смешно. Его откровенно напрягал тот факт, что в мире можно так легко забрать, у кого бы то ни было, право на свободу. Второе же он также не мог сделать, так как уже опоздал с этим. Надо было с самого начала возмущаться. А сейчас... После ее готовки. После их пикировок... Опоздал он. Сейчас его ругань будет выглядеть откровенно глупо.
  - Жутко.
  - Да брось, - девушка встала из-за стола и вышла из комнаты.
  Ренар последовал за ней. Власта подошла к кровати, грациозно развернулась к нему лицом и элегантно села на кровать, за неимением в комнате стульев или кресел.
  - И продолжай, что там с моими отрицательными сторонами?
  - Вот же, хорошая у тебя память, - недовольно проворчал он, прислонившись спиной к комоду.
  - Не жалуюсь, - сказала Власта и победно улыбнулась.
  Пепельноволосая зараза оперлась на руки. Немного откинулась назад и слегка выгнула спину, выставив вперед грудь. На это действие девушки он лишь добродушно усмехнулся на правую щеку. Этим его проймешь.
  - Зато остальные очень даже жалуются.
  - Их проблемы, - девушка равнодушно пожала плечами и сделала еще один контрудар по его стойкости, красиво закинув одну ногу на другую.
  Его взгляд на мгновение невольно задержался на ее красивых и тренированных ногах, но тут же вернулся на ее лицо. И с такой провокацией он сумеет правиться. Год на острове многое ему дал, помимо, само собой разумеющегося, опыта с женщинами. Но стоит признать, что именно ее провокации он пока просто так пропустить не мог. Все время нужно было держать концентрацию. Все-таки ее тренированное, но не потерявшее своей женственности, тело никого не оставляло равнодушным. Улыбнувшись еще раз, он решил просто махнуть рукой на это. Пусть все идет, как идет. Такие завтраки и ужины много стоят. Он даже в выигрыше остается. Пока что.
  Эта ночь прошла так же, как и предыдущая. Он обнимал ее со спины. Она во сне больше не ерзала. После того как он натурально зарычал на нее после первой же попытки, девушка благоразумно перестала так его провоцировать. Наутро снова был великолепный завтрак. Потом работа, тренировка на пустыре, во время которой она, к его большому удивлению, к нему присоединилась. Он даже не стал спрашивать, как она его нашла. Все больше ему казалось, что конкретно для этой девушки нет слова "невозможно".
  ***
  Все последующие дни были похожи на предыдущий, за исключением некоторых эпизодов.
  Так после декады совместного проживания он задал вопрос по ее предстоящему бою и выяснил, что она его отменила. А когда уточнил, не будет ли у нее из-за этого проблем от них, то в ответ получил презрительное фырканье и уже знакомую фразу:
  - Их проблемы.
  После выяснилось, что этот бой самой Власте не был нужен, и она была приглашенной звездой, этаким свадебным генералом.
  После второй декады она впервые задержалась, и Ренар ясно почувствовал, что она в этот день была с мужчиной. Когда она попыталась лечь к нему на кровать он ее спихнул. На ее возмущение он сказал лишь одно слово - "душ". Недовольная и все еще ворчавшая девушка, тем не менее, покорно пошла и приняла душ. В последующие разы она уже сама, демонстративно шла принимать душ, после чего ложилась в постель для их "обнимашек".
  Ренар не знал, чем она занимается днем, когда его нет дома. Спрашивать об этом он откровенно боялся. Не дай боги, она начнет делиться с ним как прошел ее день или своими планами. Тогда его спокойные вечера, и так сильно разбавленные ее постоянной и кипучей энергией, перестанут быть таковыми.
  Декады шли одна за другой. На смену зиме пришла весна, потом наступило лето. Ренар привык к завтракам по утрам и, как ни странно, к их ночным "обнимашкам". Ему даже легче засыпалось, когда он прижимал ее к себе. Приветственный поцелуй в щеку вместе "с добрым утром, сладкий", стал такой же неотъемлемой частью его утра, как и завтрак. Как и ее веселое мурлыкание песен, себе под нос. Как и ее мельтешащая фигура на кухне. Как и ее присутствие в этой квартире в частности, и в его жизни в общем.
  Со стороны их совместную жизнь можно было даже назвать идеальной, но было одно "но". С каждым днем сила ее заигрываний и намеков все увеличивалась. Понемногу, незаметно, но неотвратимо. Уже спустя полтора месяца она спала полностью обнаженной вместе с ним на кровати. Вначале девушка избавилась от ночных футболок, потом от трусиков. Бюстгальтер, как ему казалось, она просто категорически не переносила. Что, однако, не мешало ей закупать их в огромных количествах, во время их совместных походов по женским лавкам и магазинам.
  Их походы это было еще одним психологическим оружием, которым эта привлекательная зараза пыталась воздействовать на него. Начались они еще в первую декаду их совместного проживания. Вначале это было просто обычные совместные походы за продуктами. Потом на выходных она стала выводить его на прогулки вначале в город, а потом в столицу Хогана Данкок. Туда же они стали ходить за продуктами, лишь покупая хлеб и скоропортящиеся продукты в Артоксе. Через портал такое путешествие занимало всего пять или десять минут. Мотивировалось это тем, в столице выбор продуктов больше. После они стали иногда заглядывать и в другие магазины, а когда уже Власта завела себе мужчину, то в их обязательную программу добавились женские магазины. Хотя он вначале был уверен, что после появления у нее постоянного любовника, она от него съедет. Но время шло. Ее встречи с любовником продолжались, а она как жила вместе с ним, так и продолжала, не показывая никакого желания что-либо менять.
  Отдельного упоминания стоили женские лавки и магазины. В эту святая святых мест, куда мужчинам вход в основном запрещен, в первый свой визит Ренар заходил с опаской. Он опасался, что посетительницы начнут возмущаться его присутствию, но вышло с точностью наоборот. Те посетительницы, что иногда встречались им с Властой, строили ему глазки и старались всячески привлечь его внимание. Он терпеливо это игнорировал, сохраняя безразличное выражение лица, а потом наступало время показательных выступлений. Власта, набрав множество разных комплектов нижнего белья, уходила с ассистенткой в примерочные магазина, а потом, примерив, демонстрировала их во всей красе. На себе. Сколько усилий ему стоило держать невозмутимое выражение лица, даже представить было трудно. А эта изумрудноглазая зараза всегда замечала и подмечала это. Во время показа она обязательно спрашивала его мнение, и если он повторялся, то ее ядовитые и язвительные комментарии заставляли его внутренне гореть со стыда или возмущаться. Но довольно часто бывало, что и то и другое одновременно. Поэтому ему пришлось научиться комментировать ее выбор разнообразно, многословно и не повторяясь.
  Все эти походы всегда сопровождалось их пикировками друг с другом, которые стали поистине легендарными среди обывателей тех мест. Иногда ему даже казалось, что многие специально только и ждут их появления, в надежде на новую серию из совместного шоу.
  Однажды он так красноречиво прокомментировал ее выбор, что в конце заслужил аплодисменты присутствующих, а ему в руку была незаметно просунута бумажка, с номером, именем и просьбой обязательно позвонить, от одной очень прыткой девицы. Власта тогда еще долго смеялась над его удивленным лицом. На острове его ко многому сумели подготовить, но знакомство в отделе нижнего белья, к сожалению, пропустили. Правда этот существенный недостаток был компенсирован стихийным бедствием, которое по какому-то недоразумению приняло облик пепельноволосой шие с потрясающей улыбкой. Он вообще любил, когда она улыбалась. Это у нее получалось по-разному, но всегда искренне.
  На его закономерный вопрос, зачем она таскает его за собой, девушка с самым невинным видом сообщила, что ей нужно мнение мужчины, а не продавцов, которым важно сбыть свой товар. А на его замечание о том, что ее любовник на эту роль подошел бы намного лучше, она поведала, что ей нравится делать сюрпризы. При этом ее улыбка была такой хитрой и озорной, что он засомневался, для кого именно эти сюрпризы. Для ее любовника или же для него? Но прояснять этот вопрос он не хотел. Ему и самому нравилось помогать ей с покупками вещей, тем более помогать покупать красивое нижнее белье. Так зачем усложнять?
  ***
  Вернувшись в квартиру после одиночной тренировки. Он увидел Власту, что с какой-то мечтательной улыбкой посмотрела на него. Она лежала на кровати на левом боку, подперев голову рукой. Перед девушкой лежали какие-то бумаги, на которых она что-то просматривала. Когда он вошел, она подняла свой взгляд на него и приветливо ему улыбнулась. Ренар, кивнул ей и сразу же пошел принимать душ.
  Быстро раздевшись и закинув вещи в корзину для белья, он включил воду. Подождал пока не пойдет вода, нужной температуры и с довольным урчанием начал быстро намыливаться. Сразу же смыв пену вместе с грязью и потом, он решил постоять немного под горячими струями душа, наклонив голову и смотря в пол. Тугие и сильные струи горячей воды заодно выполняли небольшой массаж уставшим после тренировки мышцам. Конечно, намного лучше было бы, если бы Власта ему сделала массаж, но он не был уверен, что это будет безопасно. Ее флирт и уже довольно откровенные намеки исключали любую возможность, что на массаже все и закончится. Да и со своим любовником она уже почти декаду не виделась. Это он знал точно. А он не железный. Пусть его выдержка и стала просто невероятной, даже по сравнению с уроженцами Лиоса, но самому себе врать было глупо. Если она всерьез предложит ему заняться сексом, он не сможет отказаться. Вот только он считал, что это ошибкой с их стороны.
  Ренар тяжело вздохнул. За эти неполные полгода он успел сильно привязаться к ней. Она была для него прекрасным, просто идеальным другом. Умная, очень эрудированная, очень интересная, живая и острая на язык. Его рука оперлась о стену перед ним. Вздох повторился, но стал глубже и приобрел некоторую долю обреченности.
  Неожиданно две женские руки обняли его со спины, и он почувствовал жаркий поцелуй в шею.
  - Власта, - почти прорычал он раздраженно. Перехватив ее руки, что недвусмысленно спускались к его паху, он развел их в стороны и повернулся к ней лицом. - Ты что творишь? Своего любовника подождать не можешь?
  - Я хочу тебя, а не этого любовника, - она прямо посмотрела в его глаза и запечатала его рот страстным поцелуем. - Завтра я уезжаю на неопределенный срок по делам своей гильдии, и ждать уже больше не могу. - Новый поцелуй. - Я и так слишком долго этого ждала.
  - Власта, пожалуйста, - он смог выдавить из себя лишь слабый хрип и посмотрел на нее с просьбой. К такому он морально был не готов. - Не надо.
  - Надо, сладкий, - на ее губах появилась хищная и предвкушающая улыбка. - Надо.
  Еще с одним поцелуем он, наконец, почувствовал на себе воздействие ее датуры. Колени невольно подогнулись, но он волевым усилием сумел удержаться на ногах. В глазах стали расплываться разноцветные всполохи и круги. Сознание заволокло туманом желания и, сконцентрировавшись, реализовалось в паху. Эта демонстрация вызвала довольный смех девушки. Низкий, наполненный возбуждением.
  - Наконец-то, - словно сквозь вату донесся до него ее голос.
  Девушка перенесла его, практически безвольное тело, на своих руках в спальную комнату к кровати. Аккуратно уложила на спину, мало что соображающего, и нависла над ним. Довольно улыбнулась, и, облизнув слегка пересохшие от возбуждения губы, начала покрывать все его тело поцелуями. Ее руки повсюду его гладили, ласкали, не забывая ни одного участка тела. Наконец насытившись своими ласками, девушка одним быстрым движением забралась на него сверху, оседлав. Легкое и плавное движение тазом и он оказался в ее плену. Из ее груди вырвался сладостный и тихий стон и она, наклонившись над ним, снова принялась жадно и страстно целовать его в губы.
  Датура, что с каждым ее поцелуем проникала в него, пьянила, возбуждала и заставляла начинать эти игры вновь и вновь. Именно Власта руководила всем процессом, в нужные моменты ускоряя или наоборот замедляя свои движения. Она прекрасно чувствовала, когда он приближался к пику, и специально своими действиями отсрочивала наступление кульминации. Даже сквозь дурман возбуждающего наркотика он видел, каким удовольствием сияют изумруды ее глаз. Как она получает удовольствие от своего доминирования, своей власти над ним. Как каждый раз она в предвкушении закусывает нижнюю губу и закрывает глаза, приближаясь к оргазму. Ему даже не нужно было ничего делать самому. Просто лежи и получай свою долю удовольствия. Ощущения от этой девушки были для него самыми яркими за всю его недолгую жизнь. Они взрывались яркими брызгами, после плавно переходили во что-то тягучее и томное, потом снова происходил взрыв, и все повторялось вновь. Сколько этих кругов он уже ощутил, день сейчас или ночь больше не имело значения. Все его мироощущение сосредоточилось на этом прекрасном теле, что страстно брало от него все. Постепенно ощущения слились в один сплошной неравномерный и рваный поток и потихоньку стали уходить во тьму небытия.
  Его пробуждение было странным. Сознание было словно еще заволочено густым туманом. Во рту был сладковатый привкус, и он, не смотря на всю свою любовь к сладкому, был сейчас неприятен. Тело по ощущениям было как не родное и очень тяжелое. Реакции сильно запаздывали. В висках стучала кровь, но головной боли не было. Немного расслабившись, закрыв глаза и глубоко задышав, он почувствовал неожиданно приятную истому. Мышцы его тела тоже проснулись и поспешили сразу же отозваться нытьем на любое его движение. Не совсем так, как после тяжелой тренировки или после обладания женщиной. Это ощущение было и похожим и не похожим одновременно, но однозначно приятным.
  Открыв глаза, он снова увидел разноцветные круги, как прошедшей ночью. Прошедшая ночь. Всего одна фраза, а столько эмоций и желаний. И самые главные из них это желание как можно быстрее принять душ. Смыть с себя все, что с ним сделала Власта. Только, он прекрасно знал, что вода не сможет помочь и предоставить ему желанного облегчения. По сути его поимели. Поимели приятно, даже профессионально. На губах появилась горькая улыбка. Быть изнасилованным девушкой, это как-то совсем не мужественно и слишком беспомощно. Да его учителя бы смеялись над ним в голос, если бы узнали. Кроме Родики, конечно. Слава Оберу, что они далеко и не в курсе этого его позора.
  Еще одна горькая улыбка. Неожиданно стало очень обидно, а в груди словно что-то с глухим треском разбилось и ухнуло в пустоту. Не выдержав, он снова закрыл глаза и стал медитативно дышать. Эмоции ему сейчас не помогут. Только трезвый разум.
  - Уже очнулся? - Раздался в стороне сильно удивленный голос Власты. И почему он ему раньше так нравился? - Ты не перестаешь меня удивлять Рен. Твоя выносливость превосходит даже сильнейших рурцев.
  Ничего не ответив, и даже не посмотрев в ее сторону, он сел, продолжая правильно дышать. Спокойствие, ему сейчас нужно только спокойствие. Это всего лишь очередной жизненный урок. Вдох-выдох. Он знал, что его молчание и нежелание смотреть на нее, было детской выходкой и со стороны смотрелось глупо, но ничего поделать с собой не мог. Да и не хотел. В конце концов, он действительно еще мальчишка. Изнасиловали? Неприятно и даже противно, но ерунда. В конце концов, он уже давно не мальчик в этом плане. Вишенка съедена другой. Сестры, какая же ерунда ему в голову лезет.
  От этих мыслей на его лице сама собой появилась легкая улыбка.
  - Рен? - Позвала пепельноволосая девушка, которая не могла не заметить его улыбку и проигнорировать это.
  Еще один глубокий и уже спокойный вздох.
  - Что? - вместо обычного голоса у него вышел полу рык, полу хрип.
  Спокойствие, парень, только спокойствие. И не выпускать ауру. Ни за что не выпускать ауру!
  - Как ты себя чувствуешь?
  Ему показалось или в ее голосе ему действительно послышалось участие?
  - Странно, - на этот раз голос звучал ровно, но в пересохшем горле сильно першило и он, не сдержавшись, немного поморщился. В висках тут же застучало. - Такого опьянения от датуры у меня еще не было.
  - А были другие? - Разговаривал он все еще с закрытыми глазами, но в ее голосе услышал искреннее любопытство.
  - Ты не первая вайла в моей жизни.
  - Вот как?
  - Да, - в горле еще было сухо, поэтому он старался отвечать коротко.
  - Расскажешь?
  - Нет, - отрезал он в ответ.
  - Ну, как хочешь, - смиренно согласилась она, вызвав в нем удивление и раздражение. Как хочет, да? Еще и издевается, впрочем, демоны с ней. - Давно догадался?
  - В первый же день, - ответил он глухо, и, не удержавшись, открыл глаза и посмотрел на нее. Ее удивленное лицо, стоило многого. Жаль, что это уже не имеет никакого значения. - Когда ты пристала со своими "обнимашками".
  - А почему молчал? - Заинтересованный взгляд на него.
  - А что, - он в ответ вопросительно приподнял правую бровь, - была проблема в моем молчании?
  - Нет, конечно. Просто...
  - Вайлы феномен природы, а не монстры, - в голос прорвалось раздражение. Хорошо, что сейчас. Она может не понять и списать его раздражение на его отношение к этому вопросу. Сделав глубокий вздох, продолжил. - Да, вы своеобразны и отличаетесь, но это не значит, что от вас нужно бежать как от прокаженных.
  - Непривычный взгляд на нас, - она уже задумчиво смотрела на него. - Твоя знакомая вайла провела ликбез?
  - А ты догадливая, да? - Ответил Ренар, добавив немного иронии в голос.
  - Туше, - она очаровательно рассмеялась. Сегодня смех у нее был мягким, довольным.
  С трудом на его лице сохранилась ироничная улыбка. Он почувствовал, что еще немного и у него сведет судорогой мышцы лица. Демоны, как же это трудно! Хотя, казалось бы, после стольких лет, это уже вошло у него в привычку, держать лицо и стараться быть малоэмоциональным.
  - Пойдем, - она повернулась к двери на кухню. - Поешь, потом выпьешь специальный настой, который снимет неприятные похмельные симптомы после датуры, и будешь как новенький.
  - Спасибо, но я не буду.
  - Рен,- она остановилась в проеме. - Я понимаю сейчас все. Я такая сякая, обманула, использовала, но еда здесь ни при чем.
  - Да, - слегка кивнул он, соглашаясь. - Еда здесь, сама по себе, ни при чем.
  - Хочешь, чтобы я извинилась? Но ведь ты тоже этого хотел. Твое тело честно мне это сказало вчера.
  - С тем количеством датуры, что ты влила в меня, я бы захотел и страшную образину, - возразил он, не сдержавшись.
  - Но я не страшная образина.
  - И что? - В ответ алв слегка приподнял правую бровь. - Это что-то меняет?
  В ответ девушка еще раз рассмеялась.
  - Ой, Рен. Такого мне еще никто не говорил. - Она утерла слезы, выступившие на глазах. - Так меня рассмешил, - выдохнула. - Секс со мной намного лучше, чем со страшной образиной.
  На лице у нее снова появилась довольная улыбка.
  - С датурой это не существенно, - Ренар прямо посмотрел в ее глаза. Раз уж начал спорить, то нужно хотя бы нормально это закончить, а не закрываться обиженным молчанием. Но лучше бы он вообще промолчал. Во всем виноваты ее улыбка и смех. В данный момент они действовали на него как очень сильный раздражитель. - Мы оба это прекрасно знаем, так зачем спорить?
  - Как хочешь, - ответила она, все также улыбаясь. - Так мне извиниться?
  - А в этом есть смысл? - Снова добавил он иронии в голос.
  - Не знаю, - девушка пожала плечами. - Для тебя, наверное, есть.
  - Твои извинения будут просто ничего не значащими словами, - Ренар слегка покачал головой, проверяя, будет ли в его висках опять стучать кровь. - Ты же не раскаиваешься в своем поступке?
  - Нет, - она спокойно смотрела на его действия. - Нам обоим было хорошо. А с датурой или нет, это уже незначительные детали.
  - Хорошо? Хм, - он встал с кровати. - Действительно. Ты меня, конечно, поимела, но поимела грамотно. Даже аккуратно. Свои оргазмы ночью я получил, так что, в принципе, жаловаться мне не на что. А моя гордость не в счет. Это уже незначительные детали. Ты права.
  - Рен, - она с легким укором посмотрела на него.
  Он глубоко вздохнул.
  - Ладно, закончим на этом, - увидев ее какой-то странный и сочувствующий взгляд, недовольно продолжил. - Власта, я в порядке.
  Ее глаза слегка засветились. Зрачок трансформировался, стал тонким и вертикальным. Очень впечатляющее зрелище вместе с черными белками глаз.
  Змеиный взгляд? Неплохо, пронеслось в голове.
  - Да, физически ты в порядке, - она несколько удивленно подвела итог осмотру. Глаза снова стали обычными настолько, насколько могут быть обычными глаза шие. - Такая переносимость датуры, просто поражает. Говорю же, даже сильнейшие рурцы, после такого количества долго не могли оклематься. А ты проспал всего три часа, и уже сам встал. И похмельные синдромы прошли. Я думала, тебя снова тащить придется. Ты жутко выносливый, даже по меркам шие.
  При ее словах о том, что его снова придется тащить, он слегка скривился. Опять.
  - Сама проверяла? - Спросил он и тут же выругался про себя. Вот кто его за язык тянул? Не нужный вопрос, но он ничего поделать с собой не смог. Тот сам вырвался.
  - Да, - ее улыбка стала довольной и веселой, не заметить двусмысленности в вопросе она не могла. - Опытным путем, так сказать.
  - Понятно, - он сделал несколько шагов. Девушка все также стояла в проеме кухонной двери, но он прекрасно знал, что она была готова подхватить его в любой момент, и не дать упасть. - Спасибо.
  - За что? - Совершенно искренне удивилась она.
  - За то, что осталась и решила помочь, - он слегка скривился. - И что готова была сейчас меня подхватить.
  - Рен, - она устало выдохнула. - Я уже говорила тебе, что я не садистка и не люблю причинять боль другим.
  - Верю, - он поднял руки с раскрытыми ладонями перед собой. - Охотно верю.
  - Пошли, - она отвернулась от него. - Завтрак стынет, да и настой лучше пить горячим, а то он жутко противный на вкус.
  - Я не буду.
  - Рен, ты опять?
  - Не опять, а снова, - он стал разминать тело, делая легкие махи и наклоны. Выпрямился. - Я знаю, что еда ни при чем, и от твоих извинений я только что сам отказался, но это не отменяет одного факта.
  - И какого же? - На ее губах заиграла снисходительная улыбка.
  - Такого, что ты потеряла мое доверие. - Он снова принялся разминать слегка затекшее тело и, не удержавшись, продолжил, снова об этом пожалев. - Это конечно тоже такая же незначительная для тебя деталь, как и моя гордость, но это важно для меня. Еду от тех, кому я не доверяю, я не ем.
  Она смотрела на него с непонятным выражением лица несколько секунд.
  - Хорошо, - ему показалось или она обиделась? - Можешь не есть. Это твое дело.
  Он усмехнулся на правую щеку. Как часто она акцентирует внимание на его самостоятельности. И что на это сказать? Любое замечание по этому поводу будет смотреться как обиженные претензии с его стороны. Значит, придется согласиться соглашаться.
  - Конечно мое, - согласно кивнул он головой.
  - Рен, - Власта хотела что-то сказать, но у него уже не было сил оставаться таким спокойным.
  Ему хотелось просто взять и со всей силы выпустить в нее какую-нибудь смертельную технику суара. Останавливало, в основном, только то, что она сможет от нее защититься, и он лишь нанесет ущерб квартире. К тому же его ограничитель так и остался на руке. Все руки не доходили его снять.
  - Так, хватит, - перебил он девушку. - То, что ты от меня хотела, ты получила. Тебя здесь больше ничего не держит.
  - А как же наша дружба? - Нечитаемая улыбка появилась на ее лице. Руки скрестились на груди.
  - Дружба возможна только с тем, кому доверяешь, - сухо заметил он.
  - Я тебе доверяю.
  - Твои проблемы, - количество иронии его ответа перешло всякие границы, трансформируясь в откровенный сарказм.
  - Понятно, - девушка спокойно отвернулась. Подошла к входной двери, обулась. - Хорошо, я пошла, - сказала Власта и снова бросила на его лицо свой непонятный взгляд. На лице опять появилось то выражение лица со странной улыбкой. - Вещи заберу днем. Еще увидимся, сладкий.
  С этими словами она тихо закрыла за собой дверь и ушла.
  - Не дай боги, - отмахнулся он и пошел в душ.
  Только зайдя туда, он обнаружил, что все это время был полностью обнаженным, когда на автомате захотел раздеться. Покачав головой, повернул переключатели для подачи воды и встал, в ожидании воды. Сверху ударил сильный и очень холодный поток. От неожиданности у него перехватило дыхание, и возмущенный крик застрял где-то в горле.
  Демоны! Еще и горячей воды нет. Ну что за невезение?
  Не сдерживаясь он, наконец, выпустил все свое раздражение в ругательствах, что все это время вертелись на языке, но не получали воли.
  
  Глава 3.
  По дороге в гараж старого иланийца Ренар купил себе газету новостей. Первая же страница была посвящена загадочным убийствам, совершенным по всему Ауалуру. С броским заголовком, журналист под псевдонимом Харазирт, что с рурского означало Вестник, талантливо связал, казалось бы, совершенно несвязанные друг с другом события. Слог у этого журналиста был хорошим, что вместе с интересным текстом позволило этой статье оказаться на первой странице издания. Некоторые выводы ему показались неправильными и довольно натянутыми, но та работа, что успел проделать этот Харазирт, впечатляла.
  Это была уже не первая статья, что он видел за авторством Харазирта, и стоило признать, что определенный уровень этот журналист держал. Сразу же вспомнились слухи, что это какой-то аристократ, прячущийся под псевдонимом. В этой версии было свое рациональное зерно. Раздобыть столько фактов про внутренние дела аристократических семей было невероятно трудно, поэтому люди и начали подозревать подобное. Но Ренар в этом сомневался. Достать такую информацию, конечно, сложно, но вполне возможно в данное время. Особенно с учетом, что многие устои аристократов пошатнулись или и вовсе были попраны и забыты.
  Для Ренара эта статься не несла ничего интересного, кроме одного факта. Все жертвы неизвестного убийцы были зарезаны. Характер ран был разный, но нанесены они были одним орудием. Еще он запомнил имя имперского жандарма, который первым связал эти убийства вместе - Керей дэ Ави. Этот имперец был выставлен в статье как новый гений преступного сыска, который подает большие надежды. В статье также говорилось, что он совсем недавно был переведен в свободный портальный город Мирасель, который был оплотом и центром наемников материка Дейстрок. Довольно примечательный город, как и многие города этого материка. Сослали его или же послали с определенным заданием, никто не знал, а строить догадки с самого утра просто не хотелось. Зачем это ему?
  Но запомнил он это имя не столько из-за реверансов в адрес молодого жандарма, сколько из-за его фамилии. Дэ Ави были одним из древнейших аристократических родов Азарской империи. Они уступали в этом только родам князей Кройфов, Джоасов и правящего императора. Поэтому представитель этого рода, работающий простым жандармом, не мог не обратить на себя внимания. К тому же, не смотря на свою древность, род дэ Ави был свободным родом и не принадлежал ни к одному имперскому дому. Наверное, именно поэтому род был всего лишь в девятой сотне табеля о рангах имперских родов.
  Также на третьей странице его внимание привлекла новость о таинственном исчезновении одной из дочерей Дома белой молнии Азарской империи Ярославы Кройф, троюродной внучатой племянницы Казимира Кройфа, нынешнего главы этого древнего рода, что возглавлял этот Дом. Из заметки он узнал, что девочке всего несколько дней назад исполнилось шестнадцать лет, и она была первой в очереди наследников главы князей Кройфов. Вот уже несколько месяцев о девушке никто из столицы не слышал и поэтому люди при имперском дворе строили всевозможные версии ее исчезновения.
  Прочитав эти версии, Ренар невольно рассмеялся.
  Он внимательно рассмотрел девушку, изображенную на фотографии рядом с заметкой. Темно-русые волосы были просто заплетены в длинную косу и свисали с левого плеча. Светлые каре зеленые глаза весело и бесстрашно смотрели прямо перед собой. Тонкий и прямой нос, легкая полуулыбка на аристократическом лице. Немного мальчишеская и еще не до конца сформировавшаяся девичья фигурка была нескладной и угловатой. Но в будущем она обещала стать очень красивой. Также в заметке отмечалось, что она подавала большие надежды как эллу и уже к шестнадцати имела четвертый ранг в суаре. Впечатляющие показатели даже для аристократов.
  ***
  Так сложилось, что в гараже сегодня никого не должно было быть. Сегодня должен был быть выходной день. Так что все это давало надежду спокойно поработать одному, как он и любил. Чтобы никто его не дергал по пустякам, не отвлекал глупыми и подчас совершенно ненужными вопросами, после которых у него возникал только один вопрос - 'как их допустили в гараж к технике?'.
  Сегодня никого не должно было быть, но возле входа стоял тренер Ждан, или же князь дэ Сангри и, судя по всему, ждал тот именно его. Одет шие был в деловой костюм и весь его вид внушал. Внушал не просто уважение, робость или страх, а что-то непонятное, среднее. Внушал и сразу давал понять, что это представитель древнего аристократического рода. Об этом говорил как сам костюм, сшитый на заказ у прекрасного портного, так и незаметные, но дорогие украшения. Но это все было несущественным, материальным. Просто дорогие вещи. Больше всего о принадлежности к аристократам говорила аура, что окружала князя. Аура и манера держать себя. Создавалось ощущение, что он не только может, но и имеет полное право отдавать приказы и распоряжаться остальными.
  Неприятно. Ренар внутренне весь собрался. Он всегда не любил, когда кто-то старался его подавить таким образом. Но пока князь не давал повода грубить ему, поэтому ему пришлось все свое недовольство держать при себе и придерживаться этикета.
  - Инидо ва тинай, арс айчо, - поприветствовал его Ренар и слегка поклонился.
  Власта и надменный вид этого князя - это было слишком много для его терпения на сегодня. Он был раздражен и зол. Не настолько сильно чтобы открыто грубить, но вот на то, чтобы послать шпильку, этих эмоций хватало. Поэтому его поклон был не таким как поклон менее родовитого аристократа или дворянина, а как равного, но только младшего возраста. Этим он сразу хотел дать понять князю, что ему все равно на то, кто именно перед ним стоит. Дворянин, аристократ, не важно, главное они оба мастера. Это было заносчиво, но с сегодняшнего утра он не испытывал симпатии к семейству графини. Пусть они будут хоть главной семьей правящего дома. К тому же, этикет он не нарушал.
  - Нате ино ва ти, - легкий поклон головы в ответ был ему ответом. - Ваш коаж как всегда идеален, Ренар. Могу я еще так к вам обращаться?
  Князь не подал вида, что что-то не так.
  - Спасибо за комплимент князь, - Ренар также перешел на общий язык и снова исполнил легкий поклон. - Да, если вы будете так обращаться, то мне это будет удобней и привычней.
  - Всегда было любопытно, - Ждан слегка расслабил свое тело, после его менее задиристого ответа. - Откуда такие познания моего родного языка?
  - У меня любящая мама, - ответил он, и, увидев легкое непонимание на лице своего собеседника, сразу же пояснил. - Она постаралась дать мне все, что смогла. Знание коажа в том числе.
  - Действительно удивительно, - согласился князь.
  Ренар на это лишь кивнул. Шие хоть и встречались в мире, но в основном они общались на всеобщем языке. Их родной язык, коаж, был очень труден для изучения посторонними. Одних официальных стилей разговора в нем было восемь штук. Если еще учесть, что женщины шие говорят иначе чем мужчины, а слова коажа хоть и были довольно мягкие по звучанию, но для многих очень трудные по произношению из-за наличия в них большого количества гласных, то даже для простого овладения разговорного языка нужно было приложить очень много усилий.
  - И кто же был вашим учителем, если это не секрет? - Ждан с любопытством посмотрел на него.
  - Одна шие, - ответил Ренар. Он не хотел распространяться по поводу своего учителя перед посторонними, но не ответить не мог. Этикет. - Она выделила для меня зерно и с помощью знакомой вайлы я его освоил. В том числе и язык.
  Князь несколько мгновений смотрел на него, но продолжать спрашивать про учителя не стал. Ренар недвусмысленно дал понять, что подробностей он рассказывать не будет, а продолжать расспросы этикет не позволял. Все-таки этикет, это обоюдоострое оружие, которым можно пользоваться по-разному.
  - Ясно, - сказал Ждан. - Скажите Ренар, а в вас нет случайно крови шие?
  - Есть, - он удивленно моргнул, не ожидая такого вопроса, и продолжил. - Среди моих предков по отцовской линии было несколько шие.
  - Хм, - пожилой шие задумчиво пригладил свои усы правой рукой. - Спасибо за честный ответ. Можно мне еще задать несколько вопросов?
  - Конечно князь, - он сохранил спокойное выражение лица, хотя все его чувства говорили о большом желании послать этого неожиданно визитера куда-нибудь подальше.
  Дайте ему побыть одному!
  - Что ж, я постараюсь быть кратким, - Ждан кивнул. - Скажите, вы не хотите начать изучать сэйбо?
  Ренар удивленно посмотрел на князя. Он ожидал вопросов о его племяннице или о причине его непосещения спортзала, но никак не предложение изучать сэйбо.
  - Простите? - Только и смог он ему ответить.
  - Я давно уже присматривал себе ученика, - Шие слегка улыбнулся. - И очень расстроился тому факту, что тот, кого я присмотрел, перестал посещать мой зал.
  - Прошу меня простить, - Ренар еще раз поклонился, но на этот раз довольно низко, почти в пояс. - Я видимо ввел вас в заблуждение. Я уже являюсь практиком сэйбо.
  - Одна шие, да? - Улыбка князя стала веселой. - Какая форма?
  - Все три, - Ренар выпрямился. - Но чаще всего использую вторую, так как она легче сочетается с аум сардом.
  - Ну да, ну да, - согласно закивал Ждан. - Используй силу противника, умей подстраиваться под него. Так он действительно удобен для вас. Правда, по моему личному мнению, вам больше подойдет тоон.
  - Мой учитель всегда говорит мне то же самое, - согласно кивнул Ренар. - Но, если честно, я больше предпочитаю зан.
  - Жизнь это движение, а движение должно быть быстрым, как-то так да? - Все веселился князь. Он объединил девиз аум сарда - 'движение это основа жизни' и смысл третьей формы сэйбо, слегка поиграв словами. Слегка виноватая улыбка появилась на лице у Ренара. Как и положено по этикету. Он отказался от его предложения и должен был показать, что сожалеет о своем отказе. - Эх, молодость, молодость. Все куда-то спешат, все куда-то торопятся. Уезжают. Вот и племянница моя сегодня куда-то собралась. Не знаете, кстати, куда?
  Интересно, подумал Ренар, а предложение по обучению он делал всерьез или только для того, чтобы сбить его с толку и подвести к этому вопросу?
  - Нет, - он отрицательно покачал головой. - Она просто сообщила, что уезжает по делам своей гильдии на неопределенный срок.
  - Да, и оставила вас одного здесь? - Ждан удивленно посмотрел на него. И если до этого Ренар чувствовал некоторую наигранность в его словах, то вот это удивление было настоящим.
  - Не вижу причины, чтобы было иначе, - безразлично пожал он в ответ плечами.
  - Как же, - растерялся князь. - Но ведь все эти месяцы вы жили вдвоем.
  - Да, - согласился Ренар. - Мы жили в одной квартире, как простые соседи. Зачем это было нужно вашей племяннице я не знаю, ведь у нее был постоянный друг в этом городе.
  - Друг, говорите, - нахмурился князь, выделив первое слово тоном.
  - Насколько я могу судить, - все также равнодушно развел руками он. - Кстати, позвольте похвалить вашу племянницу. Она просто великолепно готовит. А ее умение сочетать блюда, это настоящая сказка для гурманов. Я даже и не вспомню, ел ли когда-либо такие же потрясающие блюда.
  - Блюда? - Не сразу сообразил слегка задумавшийся шие. - Ах, да. Ее маленькое хобби. Благодарю вас за комплимент Ренар. Обязательно передам его.
  А кому передаст, не уточнил, пронеслась мысль в его голове. Неужели он пришел по поручению кого-то другого? Но тогда кого? Ренар быстро перебирал варианты в своей голове. И самое главное, во что это выльется для него самого?
  - Конечно князь, передайте. Ведь я могу с ней больше не увидеться, и сделать это лично, - закинул он удочку.
  - Почему? Мне казалось, вы неплохо с ней поладили, - внимательно посмотрел на него Ждан, никак не прореагировав на его намек по поводу адресата комплимента.
  Может он ошибся и зря накручивает себя? Задался он вопросом, наблюдая за реакцией князя.
  - Дела, князь, - неопределенно ответил Ренар. - Даже боги не знают, как именно обернется будущее.
  - Что ж, - князь величественно кивнул, заканчивая разговор. - Желаю успехов вам в ваших делах Ренар. Коно ва анадэ, оанго.
  - Коно ва ана, арс айчо, - ответил Ренар и снова отвесил ему поклон.
  Он смотрел в спину уходящего шие и только сейчас позволил себе немного скривить лицо. Как же он устал от этикета. Поклон туда, поклон сюда, поклон за то, поклон за это. Надоело! Ну не нравилось ему принимать и отвешивать просто так эти поклоны. Всегда не нравилось, с самого детства. Только получать возмездие в виде божественного подзатыльника от очень старой и строгой гувернантки лани Ясу и осуждающий взгляд матери, не нравилось ему намного больше. И если подзатыльник от этой строгой и даже суровой старой девы он мог перенести, то мамин взгляд всегда вызывал в нем сильное чувство стыда. Этикет, чтоб ему пусто было, наверное, придумали демоны бездны в наказание аристократическим семьям за то, что те низвергли их.
  Набрав полную грудь воздуха, вдохнув через нос, он медленно выдохнул его через рот. Повторив еще несколько раз, успокоился. Каждый раз как он вспоминал уроки этикета и танцев от лани Ясу, так сразу же хотелось содрогнуться. Эта алва, не смотря на свою миниатюрность и вид засушенной рыбы с пенсне на левом глазу и вечно недовольно поджатым тонкогубым ртом, была невероятно требовательна к нему. И возмездие никогда не заставляло себя ждать. Даже когда он вырос выше ее, и по скорости обходил мастеров третьей формы сэйбо, что позволяло ему с легкостью уклоняться от твердых резиновых мячей, которые кидали в него его учителя на тренировках. Она все равно каким-то чудом умудрялась отвесить ему подзатыльник, если он вызывал ее неудовольствие.
  Немного встряхнув головой, он вернулся мыслями к князю.
  Что шие действительно было нужно? Хотел узнать, как у него обстоят дела с его племянницей? Ревнитель нравственности или еще что? Мол, жили вместе, теперь женись? Глупость конечно, но с очень большой натяжкой как вариант можно принять. Хотя... Нет, пусть будет как вариант. Иногда самые безумные или простые варианты, самые правильные. В то, что князь пришел действительно предложить ему обучение он не поверил. Впрочем, его умение понимать разумных, как ему наглядно показали, не самое хорошее. Доказательством этому служила прошедшая ночь. Такой ошибки в разумных, он еще не допускал и надеется, что не допустит впредь. Это очень неприятно, когда разочаровываешься в людях. Намного неприятней, чем проигрывать.
  Перестав ломать себе голову над визитом князя, Ренар набрал код-активатор для входной двери на специальной панели с кнопками. ИИ гаража узнал набранный код, опознал по базе данных и впустил его, тихо открыв дверь. Работа ждет.
  Как это обычно с ним и бывает, он ушел в работу с головой. Несколько часов он стоял под легковым автомобилем в специальной яме и не мог понять, где на поворотном механизме идет прокрутка. С виду все было нормально. Он уже два раз собирал и разбирал его. Но тесты показывали четко, есть где-то небольшой зазор или скол, из-за которого и происходит прокрутка рулевого вала. Под конец, так и не справившись с этим, он недовольный пошел домой.
  Этот день можно было смело заносить в список самых неудачных за все годы его жизни. Очень хотелось выплеснуть все свое раздражение и разочарование на кого-нибудь или что-нибудь. Но пришлось отказаться от мыслей на счет дополнительной тренировки. Он боялся, что не сможет сдержаться и каким либо образом навредит жителям города.
  Зайдя в свою квартиру, он увидел своего учителя Саардана. Тот просто сидел на полу и что-то увлеченно читал в меленькой книжке с мягким переплетом. Она настолько несуразно смотрелась в его огромных ладонях, что он невольно улыбнулся.
  - Учитель, - без капли удивления он исполнил поклон.
  - А, Эр, - Радостно заулыбался Саардан. Отчего его лицо сразу же пошло морщинами.
  - Как ваши дела?
  - Вот опять ты со своим этикетом, - недовольно скривил лицо его учитель.
  - Простая вежливость, - слегка улыбнулся он. Ему нравилось поддразнивать открытого и прямого учителя.
  - Вежливость, - проворчал в ответ учитель и еще сильнее скривил лицо. - Нормально у меня дела. Вот, дай, думаю, навещу ученика своего.
  - Рад, что у вас все нормально, учитель, - Ренар сбросил сумку возле ванной двери. - А то Арлок мне что-то совсем ничего не рассказывает.
  - Он здесь? - Грозно нахмурился Саардан.
  - Да. Вы же знаете, что он не может оставить меня одного, - он внимательно посмотрел на подобравшегося учителя. - Он уже успел с вами поздороваться?
  - Как же, - рыкнул Саардан. - Чтобы эта самка падальщика со мной хотел поздороваться. Скорее одна из Сестер воспылает ко мне страстью и у меня будет жаркая ночка с богиней.
  Такого сравнения Ренар не выдержал и рассмеялся. Представить его откровенно некрасивого учителя объектом страсти одной из богинь триумвирата он не мог. Даже при всем его богатом воображении. Это было слишком сюрреалистично.
  - У вас как всегда интересные представления о невозможном, учитель.
  - Умник, - буркнул в ответ учитель. - Ладно, он что-нибудь говорил?
  - Нет, - ответил он. - Я его даже не видел все эти месяцы. Как обычно бдит и следит за мной.
  - Хм, - презрительно скривил лицо Саардан. - Никогда его не любил. Но стоит признать, у этого крысеныша всегда были яйца.
  - Не проверял я это, в отличие от вас, учитель.
  - Не проверял он, - начал обличительную речь Саардан, входя в раж, - а нужно было к... Стоп. - Он грозно нахмурился. - Ну, малой, ну тихоня. Давно видать пендель, разума прибавляющий, не получал?
  Ренар недовольно прикусил язык. Расслабился он что-то в последнее время. Привык с Властой шпильками обмениваться во время диалога, вот у него и вырвалось случайно.
  - Прошу меня простить учитель, - низко поклонился он.
  - Опять ты с этой официальщиной, - простонал в ответ Саардан. - За что Великая мать? У всех руров ученики как ученики, у меня одного этикетка ходячая.
  - Как вам будет угодно, учитель, - он сделал еще один поклон, скрывая улыбку. Как же он любил так подшучивать над этим рурцем.
  - Тц, - недовольно цыкнул учитель. - Скучный ты Эр. Я-то уже рассчитывал размяться хорошенько. Тихоня, одним словом.
  - Вам бы все руками помахать, - осуждающе посмотрел он на рурца.
  - Почему же, можно и ногами. Я не привередливый, - довольно осклабился его учитель. Отчего его некрасивое лицо скривилось, приняв довольно устрашающий вид.
  - Учитель, учитель, - покачал головой Ренар.
  - Да ладно тебе, - Саардан ободряюще хлопнул его по спине. Удар вышел громкий, но он даже не шелохнулся. - Ого, - довольно заулыбался учитель. - Растешь.
  - Спасибо, учитель, - Ренар слегка улыбнулся. - Сила ученика, заслуга учителя. Вы у меня останетесь или как?
  - Да не, - отмахнулся тот. - Чего мне в этой комнатушке делать? Тебя проверил и ладно. Пошел я. Арлока поищу. Нужно же мне размяться немного.
  С этими словами он вышел из квартиры, оставив его одного.
  На эти слова Ренар мог лишь хмыкнуть и развести руками. С тем уровнем мастерства, что был у его учителя, Саардан по праву мог отнести бой с Арлоком лишь к разминке. Ведь даже в суаре, хоть наблюдатель и был очень искусным, следовало это признать, как бы этот невысокий имперец не был неприятен ему, но выше определенного уровня тот подняться не мог. Его потолком был второй ранг. И то только за счет искусного обращения с сиянием. Количества сияния не хватало для чего-то большего. Всего около полторы сотни УРЕСов. Может чуть больше. В данное время чуть выше необходимого минимума.
  Повернувшись к входной двери, он на несколько секунд застыл.
  - Кшыр, - выругался он на имперском языке, который как никакой другой подходил для такого проявления эмоций. Рурский в этом плане был слишком примитивен, ругательства иланийцев были чересчур специфичными, а алвские или же на языке коаж были чересчур иносказательными. Но стоит признать, что ругательства на двух последних получались очень разнообразными и своей многоэтажностью могли поспорить с имперским. Но тот выигрывал в конкретике выражения эмоций. - Хул!
  От злости он сильно сжал кулаки и непроизвольно выпустил кровожадную ауру.
  Этой заразе было мало его поиметь. Она еще забрала его куртку. Его любимую кожаную куртку, что все это время висела возле входной двери на вешалке. Куртку, что была сшита ему на заказ у одного известного мастера. Куртку, на рукавах которой были изображены языки пламени, что изготовлены из специального материала, который мог взаимодействовать с сиянием и показывать его цвет. Куртку, что подарили ему на его пятнадцатилетие, когда он вернулся с острова Лиос. Куртку, что была очень важной и памятной вещью для него.
  Он ее прибьет. Ей боги прибьет. И плевать, что его воспитывали с мыслью, что девочек бить и обижать нельзя. Эту можно.
  Постояв и повыпускав свою кровожадность вокруг, он, наконец, немного успокоился и поплелся на кухню. Немного перекусив простыми бутербродами и выкинув в мусорный бачок еду, которую приготовила Власта, он решил пойти спать. Настроение, несмотря на встречу с учителем, было отвратительным. Проворочавшись долгое время, он уснул.
  Вокруг него была сплошная темнота. Редко падающие капли нарушали тишину, что царила в этом месте. Звук их падения был неравномерным, и начинал раздражать. Пока еще не сильно, но на нервы уже понемногу действовал. Впрочем, он не подавал вида, что ему это было как-либо неприятно. Каким бы сильным не было его желание найти этот источник и перекрыть его, лицо молодого алва оставалось спокойным. Но внутри все сильнее разгоралось злость. Хотелось начать действовать, двигаться, уничтожить источник звука, но он не мог. На его руках были прикреплены какие-то блокираторы. Помимо того, что они приковывали его к полу этого места, они полностью перекрывали ему доступ к сиянию, не позволяя воспользоваться им, и впервые он чувствовал себя так неуютно. Раньше он всегда мог положиться на сияние или усиление тела, в крайнем случае. Но вот наступил этот крайний случай, а возможности усилиться не было.
  К раздражению и злости присоединилось легкая обида. Обида на себя самого. Благодаря своим генам, он был в несколько раз быстрее, сильнее и выносливее обычных людей. Но сейчас физическое превосходство никак не могло ему помочь. Эти оковы были прикреплены к полу невероятно крепкими и достаточно эластичными цепями, чтобы он не мог поступить так, как поступал с обычным крепким металлом. Приложить достаточно усилий, довести до точки, а потом резким усилием сломать или порвать. Еще и этот звук падающих капель, действующий на нервы. Рваный ритм. 'Кап', тишина. 'Кап', тут же еще раз 'кап'. Потом долгая тишина. 'Кап', 'кап', 'кап', тишина. 'Кап'. Хотелось хотя бы просто увидеть, откуда капает вода. Только было одно 'но' - вокруг стояла сплошная темнота.
  Время в этом месте текло медленно. Сколько он провел здесь времени? У него было стойкое ощущение, что уже иного часов. Почему он так решил, он не знал. Оно просто было и все. Было, также как и злость, что сжигала его изнутри, также как и раздражение, что хотело заставить его вцепиться в эти проклятые оковы и уничтожить их. Но каким-то образом он умудрялся не срываться. Наверное, именно это состояние и показывало, что прошло много времени. Не мог он дойти до такого состояния, за короткий промежуток времени.
  Неожиданно звук прекратился. Он неверяще приподнял голову и огляделся. Лишь только после этого действия осознав всю тщетность и глупость своего поступка. Что он мог разглядеть в темноте?
  - Ты можешь намного больше, чем просто видеть в темноте! - Грозно и разгневано прорычал голос из темноты.
  Женский голос, машинально отметил про себя Ренар.
  Его тело приподняла неведомая сила и поставила на ноги. Но браслеты оков на руках никуда не исчезли. Исчезли только цепи, что держали его.
  В воздухе появился и завис шар света. Ярко золотистый, с алыми переливами и маленькими черными вкраплениями. Он был большим и таким красивым, что от этого зрелища буквально захватывало дух. Шар невольно приковывал все внимание к себе.
  - Нравится? - Голос прозвучал неожиданно мягко. Лишь буква 'р' выходила слегка рычащей, раскатистой.
  Очень знакомое звучание, снова отметил про себя Ренар.
  - Да, - ответил он односложно, но очень эмоционально.
  - Какой искренний ответ, - голос стал слегка насмешлив и весел. Но насмешка была доброй. Он это чувствовал.
  На это он исполнил поклон:
  - Всегда к вашим услугам.
  - Воспитанный мальчик. Твои мама и учителя хорошо постарались, - довольно прогудел голос. - Но нельзя забывать и о породе. Что ни говори, а порода свое возьмет. Породистый и воспитанный.
  - Вежливость, это просто обычная вежливость, - Ренар слегка пожал плечами. Страха не было, но появилось какое-то непонятное чувство спокойствия.
  Злость и раздражение, что бушевали внутри, ушли, и теперь он ощущал где-то в районе живота только безбрежный океан силы. Она была тягучей и спокойной, но в любой момент, он чувствовал, эта сила могла стать неудержимой и уничтожающей все на своем пути. Раньше он никогда так не ощущал сияние в своем нижнем энергетическом центре.
  - Не нужно скромничать, не все сразу могут сориентироваться, ты смог и это говорит о хороших генах, что дали тебе ясный ум и крепкое здоровье, поэтому я и заговорила о породе. - Ответил голос. - Ты не стал хамить и тыкать непонятному шару света, и это говорит о манерах и воспитании.
  - Или же о простой осторожности, - Ренар не мог не возразить, но он снова чувствовал, что поступает правильно.
  - И об этом тоже, - согласился с ним голос. - Что снова говорит о ясной голове и приводит к породе. Согласен?
  - Не могу возразить, - уклонился от ответа он.
  - А иногда большего и не надо, - довольно прогудел голос с легким смешком.
  После этих слов шар ярко вспыхнул, ослепив его на мгновение.
  Когда зрение к нему вернулось, то вместо шара он увидел перед собой невероятно красивую женщину. Резкие черты лица и тонкогубый рот были словно выполнены гениальным скульптором. Но приковывали все внимание к себе ее глаза. Большие, с черным белком, который отливал синевой, и ярко золотистыми радужками, в которых были ярко алые переливы и маленькие вкрапления черного цвета. Довершали их картину черные вертикальные зрачки. Русые волосы женщины слегка отливали рыжиной и были собраны в роскошную и длинную косу, достававшую ей почти до ступней. Лоб у нее был перехвачен ярко-красной лентой, как у Родики. На ленте был такой же узор, что и на ее платье с длинными рукавами. Само платье было белым, до пола, слегка скрадывающим ее фигуру. Ее образ во многом напоминал его учителя шие. Только платья она любила носить приталенные и не такие длинные.
  - Какое же это приятное чувство, чувствовать твое сияние, - скаламбурила она и тепло ему улыбнулась.
  - Я сплю?
  - Да, ты спишь. И я тебе снюсь, - при произношении последнего слова она недовольно скривилась. - Как-то звучит не очень красиво 'снюсь'. Тебе так не кажется?
  - Несколько коряво, - согласился он.
  - Точно. Коряво, - ее прекрасные и необычные глаза посмотрели на него с осуждением. - Так же коряво, как и твои попытки заблокировать ее наследие.
  - Ее наследие? - Ренар слегка прищурился. Мысли в его голове начали носиться с бешеной скоростью. Он сам не заметил, как использовал ускорение своего сознания. Но женщина заметила и одобрительно прорычала что-то себе под нос. В его голове словно щелкнул выключатель. Разрозненные картинки мозаики встали на свои законные места, и пришло понимание. - Родика.
  Только его учитель могла оставить ему в голове ментальную закладку в виде этой красивой, но такой чуждой ему женщины.
  - Да, - глаза красавицы красиво вспыхнули. - Я Проводник.
  - Вы реальны? - Спросил он и тут же поправился. - То есть, я хотел узнать, ваш образ был основан на образе реально существующей шие?
  - Мой образ был реальным, и я реальна. Точнее такие проводники как я, одновременно и реальны и нет. Даже без реальных прообразов.
  Увидев выражения его лица, она весело рассмеялась.
  - Немного путано, да?
  - 'Немного' не то слово, - он усмехнулся на правую щеку.
  - Я реальна, потому что реален ты, - ее глаза все еще весело смеялись, а на губах играла легкая улыбка.
  - И не реальны, потому что только я могу вас представить?
  - Порода, - очень довольно улыбнулась женщина улыбкой, что больше походила на хищный оскал зверя. - Как говорится, кровь не водица, а руда.
  - Женщина, - не смог он удержаться и увидев непонимание на ее лице, продолжил. - Почему именно этот образ. Я раньше никого не встречал с вашей внешностью.
  - Родика решила, что тебе будет приятней вести диалог с женским образом, - женщина извечным женским движением поправила платье. - Моя внешность, это тоже именно ее выбор. Откуда она взята, я не знаю.
  - Правильно решила, - усмехнулся он. Все-таки во время их ментальных занятий он не мог скрыть от нее ничего. Впрочем, и она тоже полностью открывалась перед ним. Не потому что он так хорош в ментале, наоборот, все, на что его хватило, это научиться правильной медитации и умению раскладывать и структурировать свои знания. Она это делала лишь для того, чтобы он ей доверял. - Значит, все-таки, это есть во мне.
  - Да, - она подошла к нему вплотную, и только сейчас он заметил, что тьмы вокруг уже давно нет. Они просто висели в белом пространстве. - Как и в любом шие.
  - Я алви.
  - Да хоть иланиец, - отмахнулась она от него. - Все равно ты ее потомок.
  - Вы автономны? Просто, это в первый раз, когда я могу беседовать с такой как вы.
  - Отчасти. Я могу вести беседы на любые сторонние темы, но мои действия ограниченны алгоритмом, что заложила в меня создатель, - ответила она.
  - И какова же цель вашего создания? Насколько я помню, проводники служили для разных целей.
  - Я была создана Родикой для того, чтобы помочь тебе с перестройкой организма.
  - Понятно.
  - Приступим? - Она приподняла брови.
  - Хорошо, - согласился он. - Что мне делать?
  - Посмотри на свои руки, - начала она. Ренар приподнял их на уровень глаз. - Видишь, цепи, что приковывали тебя к полу, исчезли? Это потому что ты, наконец, смог адаптироваться к этим силам и готов к тем изменениям, что последуют с их пробуждением. Также ты уже освоил их зерна. Не без помощи этой вайлы, между прочим. Полгода жизни рядом с ней определенно пошли тебе в этом плане на пользу.
  - Спасибо я ей за это говорить не буду, - он нахмурился.
  - И не нужно, - она удивленно посмотрела на него. - Наоборот, при вашей следующей встрече дай ей хорошего пинка, чтобы больше не смела так себя с тобой вести. - В голосе женщины стало более отчетливо слышно рычание. Глаза ее зажглись ало-золотым пламенем. - Никто не смеет так поступать с архонтом. Ее помощь лишь позволяет оставить ее в живых. - Она успокоилась и продолжила. - Так вот. Теперь тебе осталось только сбросить эти оковы, что остались на твоих руках.
  - Как?
  - Просто наполни сиянием хекон и каору, как ты это проделал с сестом. Представь, как вначале каора заполняется сиянием. Потом проделай то же самое с хеконом, направив сияние из первых двух в него. Присаживайся, я тебе с этим помогу.
  Ренар послушно присел, скрестив ноги. Женщина зашла ему за спину, и он услышал шуршание ее платья, от того, что она присаживается на расстоянии вытянутой руки от него. Ладони женщины прикоснулись к его спине в районе лопаток. Ее левая ладонь была теплой и очень приятно грела. Правая ладонь была прохладной. Но это была прохлада, что была, не менее приятна, чем тепло левой ладони. Все это было странно и непривычно. Возникло ощущение чего-то близкого, родного.
  - Закрой глаза, - мягко прозвучал ее голос с чарующим и раскатистым звуком 'р'. Ренар повиновался. - Дыши глубоко и равномерно, как при простой медитации. Почувствуй, как каора начинает впитывать сияние, что разлито вокруг.
  Ренар, сделал глубокий вздох, и начал ясно ощущать, как в его верхний энергетический центр стало поступать огромное количество сияния. Оно было не таким спокойным и тягучим, как в нижнем энергетическом центре. Сила в каоре ощущалось как бескрайнее небо, наполненное легким, игривым и быстрым ветром. Ветром, что мог, играясь и хулиганя, как слегка обдувать, так и вырывать с корнями вековые деревья.
  - Молодец, - похвалила она его. - Теперь направь сияние обоих центров в хекон.
  Мысленно представив, что его верхний и нижний энергетический центры словно раскрылись навстречу друг другу, он почувствовал, как в его среднем энергетическом центре начало появляться сияние. Ощущения от сияния в хеконе были еще более необычными, чем в сесте и каоре. Он все также не чувствовал границ как в случае верхнего и нижнего центров, но теперь в его голове четко возникла картина звездного неба. Оно было таким же бескрайним, как и в каоре, но исчезла игривость. Вместо этого спокойствие и тягучесть сеста, непередаваемым образом сплелись с легкостью и быстротой каоры, образовав что-то непонятное, но очень приятное и родное.
  С каждым его вдохом средний энергетический центр заполнялся все больше и больше. Наконец, он начал чувствовать, что хекон полон, но границ его так и не ощутил. Только чувство наполненности и все. Глубоко выдохнув, он открыл глаза и увидел, что женщина легко парит перед ним. Ее прекрасные глаза горели довольством и торжеством.
  - Ты смог! - Голос ее громом прошелся по пространству, которое снова видоизменилось. Стало темно красным, с алыми, золотистыми и серебристыми мазками, словно на полотне гениального, но сумасшедшего художника. - Моя работа закончена и теперь я могу исчезнуть. Прощай, юноша с приятным сиянием.
  С этими словами ее образ пошел легкой рябью и, спустя мгновение, она растворилась в пространстве.
  На следующее утро он проснулся уставшим. Словно и не спал вовсе. Еле встав с кровати, он медленно пошел в душевую комнату, чтобы под контрастным душем хоть немного взбодриться и прогнать сон.
  Когда он снимал нижнее белье, увидел, что браслета ограничителя на его правой руке больше нет. Удивившись этому, он вышел из душа и подошел к кровати. После недолгого осмотра на простыне увидел пепел, что остался от браслета.
  Хорошо, что постельное белье не начало тлеть во время сна, подумал он с облегчением и вернулся в душевую.
  После душа, ему стало немного легче. Прохладная вода, после такой тяжелой ночи, заставляла его чуть ли не урчать от удовольствия. Сейчас же он стоял перед зеркалом и осматривал себя с разных сторон, периодически поворачиваясь то одним боком, то другим.
  Эта ночь принесла несколько изменений в его внешность. Лицо и рост остались прежними, но вот его телосложение заметно изменилось. Руки и ноги стали немного мускулистее. Тонкая талия, что присуща всем алви, стала заметно шире, придавая его фигуре более атлетичный вид. Мышцы пресса, что раньше легко просматривались, теперь были едва заметны. Даже с учетом того факта, что за эту ночь он очень сильно похудел. Лицо осунулось, щеки впали. Что же теперь будет, когда он доберет весь потерянный ночью вес? Скорее всего, теперь можно забыть о красивых кубиках пресса. Радовало только то, что телосложение хоть и заметно видоизменилось, но осталось пропорциональным и гармоничным.
  Присмотревшись к лицу, он недовольно нахмурился. Следы его гордости, его шрамы исчезли. Видимо ночью, во время перестроения организма он упустил контроль над своей регенерацией и шрамы рассосались.
  Бездна! Второе утро подряд начинается неприятно, проворчал он вслух и скривился.
  В остальном видимых изменений не было, разве что значительно увеличился волосяной покров на его теле. Если раньше его тело было в основном безволосым, то теперь на его груди, животе, руках, ногах и ягодицах появились темные волосы. Плохо это или хорошо, он пока не решил, но это точно не портило его внешнего вида. Скорее наоборот шло на пользу, придавая мужественности.
  Пройдя на кухню, он сделал себе горячий кофе, пару бутербродов и принялся размышлять.
  Вчера ночью он полностью освоил зерна двух своих учителей. Причем не простых зерен, а 'ицу айно', зерна сути. Он и раньше имел гены и шие и алви, к последним себя и причислял, но благодаря их зернам это станет особенно заметно. Такие зерна чистокровных алва и шие, не могут не оказать влияния на него. Он точно знал, что его кости теперь не уступают по прочности костям шие, а ловкость и скорость будут как у чистокровных алви. Хороший тандем, если сюда еще прибавить его невероятную выносливость и усиленную регенерацию, что достались по материнской линии, то получается невероятно убойная смесь. Благодаря только одним физическим возможностям он будет показывать четвертый-пятый уровень усиления тела эллу. Очень впечатляет. Раньше его потолком были показатели третьего уровня.
  Также вчера ночью он, смог пробудить все свои способности архонта. Драконий взгляд, драконье пламя и способности сенсора. Есть, конечно, еще больше полутора десятка способностей, но он унаследовал только эти три. Что, не смотря ни на что, тоже очень хорошо. Вот, например, зачем ему способность читать мысли? Ему его слабой способности к эмпатии за глаза хватает. Конечно, с одной стороны иметь возможность узнать замыслы своих врагов и противников это очень большой плюс, но с другой... Не нужны ему были такие проблемы. Многие знания, многие печали, любила приговаривать одна девушка, и он был с этим полностью согласен.
  Присутствовало очень сильное желание, проверить какое именно пламя досталось ему, или активировать взгляд и посмотреть на мир по новому, или же опробовать свои приобретенные способности сенсора, но Родика оставила ему очень четкие и ясные указания. Как только он полностью пробудит свои способности, ему ни в коем случае нельзя использовать сияние и свои новообретенные способности пару декад, чтобы не повредить свои энергетические центры и каналы, которые сейчас были нестабильны. Поэтому в данный момент это было невозможным, и он, к большому своему разочарованию, не мог утолить свое любопытство.
  Благодаря Родике он прекрасно знал, как именно нужно использовать и тренировать его новые способности. Посидев еще пару минут, он выбрал примерный план по их тренировке из многих, что передала ему учитель.
  Посмотрев на остывший кофе, он грустно вздохнул и вылил его в раковину. Бросив взгляд на часы, обнаружил, что у него есть еще примерно пятнадцать минут, до выхода на улицу.
  Подойдя еще раз к зеркалу, снова внимательно присмотрелся к себе. Шрамы и раньше были не сильно заметны, но любой внимательный разумный сможет заметить их исчезновение. Ренар пристальней всмотрелся в свое лицо. Придется хитрить, пока он не уедет из этого города. Жаль, конечно, бросать такое спокойное место, но это необходимая мера, если он хочет и дальше скрывать большую часть своих сил и способностей от всевидящего ока империи. И самое главное, сейчас нужно ввести в заблуждение его персонального наблюдателя последних лет - Арлока ди Гарсиа.
  Пройдя к комоду, он открыл его и несколько минут рассматривал содержимое. Найдя искомое, он закрыл комод и подошел к кровати. В руках у него была небольшая походная аптечка. Положив ее на кровать, открыл. Достав бинт и несколько пластырей, встал. Подошел к зеркалу и начал сноровисто себя перебинтовывать. Вначале перебинтовал лоб, таким образом, что его левая бровь, большей частью оказалась закрыта бинтом. Потом выбрав пару подходящих по размеру пластырей, наклеил их с левой стороны рта. Говорить будет неудобно, но зато теперь создается полное впечатление, что он сильно травмировал лицо. Нехорошо, конечно, обманывать старого иланийца, но и рисковать он не хотел. Бросив последний взгляд и отметив, что после легкого завтрака щеки уже не выглядят сильно впалыми, он остался доволен своей маскировкой.
  Опустив взгляд, оценил свое тело. Придется теперь одеть большую и бесформенную кофту. В ней будет жарко, но только так он мог скрыть изменения в своем телосложении. Никто просто не поверит, что алв за одну ночь смог настолько поправиться. Поэтому, чтобы никто не пришел к выводам о его трансформации, придется немного пострадать от жары. Хорошо, что его голос не претерпел особых изменений. Незначительные, легко можно списать на травму головы. Во всем этом маскараде был и большой минус, такие резкие перемены наоборот могли вызвать вопросы. Особенно у Арлока. Как бы к нему не относился Ренар, но никогда не допускал даже мысли, что тот глупец или дурак. Нет, в маленьких серых глазах имперского наблюдателя светился ум. Но придется рискнуть.
  ***
  - Ренар? - Прозвучал удивленный голос лана Питсора.
  - Я, лан Питсор! - Отозвался он и подошел к старику.
  - Что с тобой случилось? - Спросил тот с искренним беспокойством, разглядывая его лицо.
  - Неудачно провел спарринг, - легкомысленно отмахнулся Ренар и беззаботно улыбнулся, демонстративно стараясь беречь левую сторону лица.
  - А, - старый иланиец хотел задать вопрос, но передумал. - Зачем тогда сегодня вышел? Позвонил бы и предупредил. Лучше бы дома отлежался.
  - Да ерунда, это, - беззаботно отмахнулся он. - Руки ноги целы, значит, могу работать.
  - Все ищешь неисправность? - По-своему растолковал его заявление владелец гаража. - Упертый ты парень.
  - Но ведь неисправность есть, нам сделали заказ, значит, нужно ее исправить, - возразил он.
  - Да, ты прав, заказы нужно выполнять, - согласно кивнул лан Питсор, забавно тряхнув своими белыми кудрями.
  - К тому же, я хотел по другому вопросу с вами поговорить, - Ренар сделал немного виноватое лицо.
  - Что-то серьезное?
  - У меня, к сожалению, возникли неотложные дела, лан Питсор, - начал он сразу. - И обстоятельства вынуждают меня уехать уже завтра.
  - Понятно, - кивнул старик. - Помощь, может, какая нужна?
  - Нет, спасибо, - отказался он от его предложения.
  - Хорошо, - не стал настаивать тот. - Надолго уезжаешь?
  - Да, скорее всего я буду занят несколько лет.
  - Понятно, - иланиец погладил свой подбородок. - Что ж, будь аккуратен и береги себя.
  - Не будете уточнять, что у меня за дела? - Он слегка удивленно улыбнулся.
  - Зачем? - Удивился в ответ Питсор. - Ты парень смышленый, ответственный, просто так бы не стал срываться с места.
  - А может, я в чем-нибудь плохом замешан и бегу? - Не зная зачем, стал настаивать Ренар.
  - Ты? - Засмеялся старик. - Нет, я достаточно тебя узнал. Это не про тебя.
  - Спасибо, - искренне поблагодарил он его.
  Приятно когда о тебе такого хорошего мнения. А реакция иланийца очень сильно ему понравилась.
  Пройдя в гараж, он подошел к своему рабочему месту и стал возиться с поворотным механизмом. Так он провозился до вечера, пока владелец гаража не позвал его.
  - Ладно, давай, закругляйся на сегодня, и пойдем. Нужно же перед твоим отъездом нам выпить по парочке кружек холодненького пива, - с улыбкой пояснил ему старик. - Ты уж не сердись на старика.
  - Что вы, - отмахнулся алв. - Я сейчас, подождите.
  Ренар подошел к своему рабочему столу. Быстро разложил запасные детали и инструменты по местам, скинул свою рабочую куртку на стул, стоящий рядом. Подошел к умывальнику у дальней стены, хорошо помыл руки и вернулся к иланийцу.
  - Готов? - Спросил тот его.
  - Готов, - подтвердил Ренар.
  - Тогда пошли.
  Они вышли на улицу. Старик быстро закрыл гараж и подошел к своему автомобилю.
  - Залезай внутрь, незачем пешком по городу шастать, ноги нагружать, - сказал лан Питсор ему, садясь за руль.
  Ренар покорно сел рядом с водителем. Мотор при запуске слегка натужно взрыкнул, равномерно загудел, и они тронулись в путь.
  Ехали они молча. Иланиец все время внимательно смотрел на дорогу, а Ренару было неудобно отвлекать его от этого. Спустя пятнадцать минут неспешной езды, они остановились возле одного из баров.
  Они вошли в бар. Хоть время было только послеобеденное, но в зале уже было достаточно много разного народа. Пройдя вглубь зала, сели за столик у стены. К ним сразу же подскочила принимать заказ девушка официантка.
  - Жаль, что уезжать надумал так скоро, - грустно начал иланиец, когда они сделали заказ, и официантка отошла от их столика. - Ты способный.
  - Спасибо. Мне тоже жаль, - вздохнул он. - Я вначале планировал задержаться здесь года на два-три подольше, но не получилось.
  - Учиться поедешь?
  - Нет, пока, - ответил он. - Я еще пару лет перед этим собираюсь поработать механиком. Наберусь опыта на практике, потом уже сдам экзамены на диплом.
  - Ясно, - кивнул своим мыслям Питсор и протянул ему руку со сложенным листом бумаги. - Вот, держи.
  Ренар взял бумагу, развернул и, прочитав, вопросительно посмотрел на иланийца.
  - Бери-бери, - махнул ему освободившейся рукой тот. - Это, конечно, много не значит, но рекомендательное письмо от меня кое-где еще имеет вес. Может и пригодится.
  - Спасибо, - благодарно кивнул он и убрал лист бумаги в карман брюк.
  Он сделал глоток, только что принесенного официанткой пива.
  Иланиец тоже пригубил свой бокал:
  - Аахх, хорошее пивцо. Да?
  - Хорошее, - согласился он.
  - Как у тебя обстоят дела с командиром? - Неожиданно спросил Питсор.
  - Командиром? - Ренар недоуменно посмотрел на старика. О ком тот сейчас спросил?
  - Ах, да, - хлопнул себя по лбу иланиец. - Ты же не в курсе. Я, до того как переехал сюда и открыл свой гараж, раньше работал наемником. Был полевым техником в гильдии 'Драконы'.
  - Ого, - уважительно посмотрел на старика Ренар. Быть просто штатным техником в наемничьей гильдии считается уже хорошим достижением, особенно если гильдия успешна. А полевые техники считаются лучшими. Очень часто случается так, что им приходилось производить ремонт в неблагоприятных условиях. Поэтому в полевые техники берут только лучших специалистов.
  - Давно это было, - продолжил Питсор, довольный его реакцией. - Там же в гильдии я, кстати, и познакомился со своей жинкой.
  - А кем была лани Дилинна?
  - Моя девочка была штурмовиком, - довольно улыбнулся Питсор. - Наденет доспех, штурмовую винтовку в руки и вперед.
  - Серьезно? - Удивился Ренар.
  - Серьезней некуда. Ее позывной 'Таран' был. И за все время ни одного серьезного ранения. За все восемьдесят шесть лет работы наемницей. Ушибы, синяки, растяжения, порезы были и все, больше ничего серьезного. Даже пары маленьких переломов или слабых сотрясений мозга. Позывной за ней так и остался, кстати. - Помолчал несколько секунд. - Были времена, да.
  - А как же вы туда попали? - Ренар взял небольшой поджаренный хлебец с сыром и аппетитно им захрустел.
  - Мы с Дилинной были сиротами, - немного откинулся на спинку своего стула старик. - В гильдии уже более пятисот лет существует специальный приют, куда принимают несколько сотен сирот со всего Ауалура. Командир тогда много сил потратила на это. Там, в приюте этом, детей воспитывают, обучают, заботятся. Потом гильдия отправляет их в разные специальные школы и университеты, чтобы те, стали специалистами и получили хорошую профессию. Даже в Университет Срединного моря отправляют на учебу. Так-то. - Немного задрал нос Питсор. - Я вот, например, всегда любил ковыряться в железках и разных механизмах. Прям как ты сейчас. Меня и отдали в Срединный на техника-механика. А после, самых лучших выпускников глава гильдии к себе в личный отряд берет, если те хотят. Мы с Дилинной как раз из таких сирот и были. - Иланиец ностальгически вздохнул. - Как моя девочка была хороша. Она была в тройке лучших выпускников по результатам выпуска того года по всему Кастану. До сих пор не знаю, что она нашла в смешном и кудрявом технике?
  - Внушает, - уважительно кивнул он и сделал еще один глоток пива.
  - Конечно, - добродушная улыбка иланийца стала еще шире. - Вот мне и интересно стало, командир тебя к себе сразу заберет или потом? До чего вы с ней договорились?
  - С кем? - Спросил Ренар, уже догадываясь, о ком именно пойдет речь.
  - С командиром, нашим, - как само собой разумеющееся, ответил Питсор.
  - Так я же с ним не знаком.
  - Не знаком, он, - впервые на его памяти проворчал иланиец. - Жил с ней несколько месяцев в одной квартире, а теперь не знаком. Да и сам говоришь, что дела и срочно уехать нужно.
  - Графиня Власта дэ Авентурас?
  - Власта, Власта, - кивнула старик. - Мой командир, основатель гильдии 'Драконы' и ее бессменная и единственная глава.
  - Понятно, - Ренар закрыл глаза. - А что у меня с ней должно быть? - Невинно и со спокойным видом спросил он, отставив от себя бокал с пивом.
  - Ну, - слегка замялся старик. Отчего Ренар иронично усмехнулся про себя. Было очевидно, что старик прекрасно знает все о Власте. - Я-то откуда могу знать? Вот и спросил. Вдруг ты к нам в гильдию собираешься. Говорю же способный. Там бы, такие способны, как ты, пригодились. Да и мое письмецо в нем оценят лучше. Все-таки ж старожилы там еще должны меня помнить.
  - Нет, - он слегка улыбнулся. - Она сегодня как раз в гильдию уехала по своим делам, а я по своим делам уеду. Вот и все.
  Питсор ненадолго оторвал взгляд от бокала, в который смотрел с мечтающим выражением лица, и серьезно посмотрел на него.
  - Жаль, - только и сказал иланиец.
  Вот и поговорили, хмыкнул алв. Что же всем так интересно как у него складываются дела с этой заразой? Что он в ней еще упустил?
  - Я и не знал что ты эллу, - снова неожиданно спросил Питсор и с интересом посмотрел на него.
  - А откуда вы узнали, лан Питсор?
  - Князь, - коротко ответил иланиец.
  Вот же какой болтливый князь, скривился Ренар. Питсор, заметив его гримасу, обеспокоено посмотрел.
  - Рану немного дернуло, - быстро пояснил он на вопросительный взгляд. - Я думал это не важно, - аккуратно сделал глоток пива. - В моей работе механика это никак не пригодится.
  - Не скажи, - не согласился старик. - Ты ведь можешь сдать экзамены и стать инженером, а не простым механиком или техником. Там нужно уметь манипулировать сиянием.
  - Я люблю копаться именно в моторах, поворотных механизмах и так далее, а не заниматься отладкой боевых доспехов, - недовольно нахмурил брови от раскрывшихся перспектив Ренар. - Не люблю я все эти системы управления, настройки.
  - За ними будущее парень, - назидательно сказал иланиец.
  - Будущее за людьми, а не за системами. Системы всего лишь зафиксированные алгоритмы действий.
  - Всего лишь, - Питсор весело хмыкнул. - Инженер это механик и техник в квадрате. В боевых доспехах есть не только системы управления. Шестеренок и вообще механизмов в них хватает.
  Ренар слегка откинулся на спинку стула и, подняв правую бровь, спросил:
  - Возможно, но я не имею особого желания возиться с устройствами для убийств.
  - Боевые доспехи изобрели для защиты мирного населения от нападений даугров, - возразил старый иланиец.
  - Вот только об этом благополучно забыли, - ответил он, а Питсор опустил глаза.
  Возразить бывшему наемнику на этот комментарий Ренара было нечего.
  В баре они просидели почти до самой ночи. Пили пиво, хрустели разнообразными закусками и вели неспешную беседу. В основном говорил старый иланиец. Он вспоминал свое наемничье прошлое, разные забавные и подчас курьезные ситуации. Ренар иногда еле удерживался, чтобы просто не заржать в голос на весь бар. Пару раз к ним подсаживались какие-то знакомые лана Питсора, но поздоровавшись и посидев минут десять или пятнадцать, уходили, оставив их вдвоем. Что интересно, старый иланиец больше никак не упоминал про Власту. Видимо, придя к каким-то своим выводам, он решил не затрагивать тему его взаимоотношений с его бывшим (или нет?) командиром.
  Вечер, как Ренар считал, был намного лучше утра. Приятная компания, вполне приличное пиво и закуски, вместе с интересными историями, что может быть лучше? Только осознание мысли, что завтра у тебя выходной, и ты можешь спать сколько угодно. Никуда спешить не нужно. Хмель приятно шумела в голове, но он не был сильно пьян. Небольшое, легкое опьянение и все. Чтобы результат был сильнее, ему нужно было пить что-то намного крепче пива, и в гораздо большем количестве.
  Но он нуждался в отдыхе. Моральная усталость этих двух дней давала о себе знать. Происшествие с Властой, перестройка организма, последовавшая следом и произошедшая, скорее всего, благодаря именно пепельноволосой заразе, которая невольно ее ускорила со своими 'обнимашками', сильно поколебала его внутреннее спокойствие. Как говорят алви, его внутренняя гармония, его 'Икляйн', была нарушена. При этих мыслях на его губах появилась веселая и несколько злая улыбка. Одной графине очень повезло, что она уехала. А если она еще появится в ближайшие две декады и появится перед ним, то ее можно будет смело записывать в любимицы судьбы. Ибо так везти простым смертным не может. Ведь сейчас он ничего не сможет ей противопоставить.
  Придя домой, он сразу же лег спать. Ночь была спокойной, и он проспал до позднего утра.
  
  Глава 4.
  
  Собраться на следующий день после посиделок с ланом Питсором, не составило огромного труда для него. Прекрасно выспавшись и отдохнув, он быстро собрал свои нехитрые пожитки в две сумки. Одну большую, наплечную, где были остальные, маловажные и ненужные ему вещи, и вторую, большой кожаный рюкзак, в котором были две смены белья и носков, комплект запасной одежды, документы, немного наличных денег разного достоинства и простой револьвер с отличной парой кинжалов.
  Кинжалы были из хорошей стали. Не поларис, конечно, и не ирадиур, но тоже вполне приличная. Пара даже имела клеймо кузнеца, выковавшего их, что говорило о хорошем качестве этой продукции. Имя на клейме 'Рикар ур Дан' было ему не знакомо, но разрешение иметь свое собственное клеймо выдавали только очень искусным кузнецам. Стоили кинжалы недорого, всего шесть сотен золотых имперских реалов. За такие кинжалы вполне приемлемая цена. Относительно конечно. Например, их могли себе позволить уже не все жители Ауалура, только те, кто был уже довольно обеспеченным. Отдавать сумму, на которую может прожить семья из трех разумных в течение трех месяцев, простому рабочему было бы откровенно глупо.
  Но он мог себе это позволить. В конце концов, он и так жил, влача более чем скромное существование, на жалкие сто двадцать золотых в месяц. Даже не имперских. С учетом того, что раньше, до самостоятельной жизни, он только на себя лично тратил двести золотых в месяц. Впрочем, такая жизнь его многому научила.
   Когда он все уложил, то присел и серьезно задумался, смотря на документы, лежащие перед ним. Перед ним была дилемма. С одной стороны за этот год он уже привык к имени Ренар Эвре. Пусть имя Ренар и было придумано ему в насмешку учителями перед его отъездом, как и документы, что они сделали на это имя, но он целый год отождествлял себя им. Сложно было, особенно вначале, но потом стало легче. Привык даже. Ну, а сели серьезно, где они откопали это имя 'Ренар'? Он до сих пор задавался этим вопросом. Разве в нем было что-то от иланийца? Нет конечно! Как на него ни посмотри, но кровь алви была заметна сразу. С примесью, конечно. Точнее раньше была заметна с первого же взгляда. После ночи с перестройкой, сейчас он больше чем когда-либо походил на коренного имперца. Это не было плохо, но все равно было немного неприятно от осознания этого факта. Столько лет он всеми силами избегал любого намека на возможность связать его с имперцами и все напрасно. Как говорила Ведана - 'от своей судьбы не уйдешь'. Он в судьбу не верил, считая, что люди сами творят свою судьбу. Но хорошо пошутить судьба могла. Это он усвоил.
  С другой стороны, выдержав целый год, он выполнил последнее условие того дурацкого спора и теперь мог наконец использовать свое имя - Акира Кудо, или даже более привычное второе - Радмир, которым его наградила Родика. По древним традициям мастеров сэйбо у шие, беря его в официальные ученики, она должна была дать ему имя. Для чего это делали, не помнили и сами шие, но традицию блюли беспрекословно. Слегка улыбнувшись своим воспоминаниям, он покачал головой. Именно в тот день Родика впервые была с ним строгой. Шие, торжественно что-то говорила на коаже, но он был слишком мал, всего три года, и коаж не знал совершенно. Он знал только общий язык и наречие лунных алви - ойц, на котором с ним разговаривала дома мама. Слава всем богам, его мама никогда не считала, что знание большого количества языков обязательно в столь малом возрасте. Двух вполне достаточно, говорила она. Что не помешало ей, со временем, найти для него зерна с еще пятью языками, помимо наречий остальных трех ветвей алвского народа. Но те слова Родики навсегда запали ему в душу, особенно последнее, которое она произнесла с характерным для себя рокочущим звуков 'р', начертив на его лбу пальцем кроваво-красную вертикальную линию - 'Радмир'. Его имя как будущего мастера сэйбо.
  Посмотрев еще раз на два пакета документов с разными именами, он решился. Протянув руку, взял те, на которых было его настоящее имя - Акира Радмир Кудо. Имя 'Радмир' также стало официальным в тот день. Тоже традиция.
  Пройдя на кухню, он взял пустой мусорный бачок и кинул туда вторые, с именем Ренар Эвре. Достал спички и поджег ненужную бумагу. Документы хорошо взялись огнем и спустя три минуты полностью сгорели, оставив лишь пепел и запах дыма.
  Раздался стук в дверь. Выйдя из кухни, он подошел к двери.
  - Кто там?
  - Фигуристая красотка тебя ждет, открывай, - раздался ответ грубым голосом Саардана.
  Очень сильно захотелось съязвить, но он удержался от этого. Меньше мороки.
  Саардан зашел быстрым шагом, когда дверь отворилась, и он его пропустил.
  - Чего так долго? Неудивительно, что у тебя женщины нет, столько мариновать людей под дверью, - сразу же заворчал тот вместо приветствия.
  Услышав это, он сразу же вспомнил момент, когда Власта пришла к нему и их диалог через дверь. Не сдержавшись, он рассмеялся.
  Саардан недоуменно посмотрел на него.
  - Мда, - только и смог тот произнести вначале. - Говорил я тебе Радмир, - специально выделил его полное имя, вместо привычного 'Эр', - что книги не доведут до добра. Нет бы как все нормальные парни твоего возраста, по морде кому заехать, девочек пощупать. Ты же молодой совсем.
  В ответ на это Радмир снова рассмеялся.
  - Ну и чего ты ржешь как муркатная гиена? Эр, я к тебе обращаюсь.
  - Ох, - с трудом пересилив приступ смеха, он глубоко вздохнул. Нервы. - Учитель, не обращайте внимания, это просто так. Я не над вами смеялся.
  Саардан недоверчиво посмотрел на него, слегка прищурив глаза. Радмир в ответ на его взгляд сделал самое невинное лицо и улыбнулся.
  - Врешь, - подвел итог своему осмотру рурец.
  - Нет, - ответил он. - Точнее не совсем. Вы мне своими словами напомнили один эпизод смешной. Вот и все.
  - Ясно, - все еще сомневаясь, протянул его учитель, и, оглядевшись, спросил. - А ты куда-то уезжаешь?
  - Да, - Радмир повернулся к нему спиной и пошел к сумкам.
  - А чего гарью пахнет?
  - Документы жег, - спокойно ответил он.
  - Какие документы? - Снова подозрительно спросил Саардан.
  Видя эту реакцию своего учителя, Радмир снова захотел рассмеяться, но сдержал себя, сохранив спокойное выражение лица.
  - Те, что вы мне с Вёлундом подсунули, - услышав ответ, учитель фыркнул. - Я все-таки выполнил ваше условие. Или вы не согласны?
  - Согласен, - выдохнул Саардан обреченно. Уж кто как не он знал, что порой Радмир бывает жутко упрям и может шутить похлеще другого своего учителя - Вёлунда. Чаще всего только отвечая на его подначки, но при этом всегда возвращая шутку в несколько раз сильнее. - Говори, - обреченно сказал рурец.
  - Ладно, - хмыкнул в ответ Радмир, видя выражение лица учителя. - Живите.
  - Эм, - Саардан слегка покосился на него.
  - Вы все равно не были инициатором этого, поэтому я потом накажу самого Вёлунда.
  Учитель решил за лучшее промолчать, а Радмир понимающе улыбнулся. Он отчетливо видел, что Саардан после его слов почувствовал облегчение.
  Они поговорили еще несколько минут, и после этого учитель ушел, напоследок сильно хлопнув своей ладонью по его спине. Весело усмехнувшись, Радмир продолжил собираться. Саардан своей прямотой и некоторой грубоватостью всегда поднимал ему настроение. Спустя еще полчаса проветрив кухню, он взял свои сумки и вышел из квартиры.
  Отдав ключи от квартиры, немного грустной хозяйке дома, которая теряла жильца, что всегда вовремя и полностью оплачивал наемное жилье, он дошел до улицы с порталом. Кинув взгляд на Арлока, что неприметно стоял возле стены противоположного дома, расплатился за услугу пользования портала и исчез в голубовато-сером мареве портала. Даже странно, что его наблюдатель не последовал за ним. После этого, он, подойдя к другому порталу и также оплатив перемещение, попал в Данкок. Оттуда порталом попал в Унград, прошел таможенный контроль и сел в поезд, предвкушая блаженное ничегонеделание.
  
  ***
  
  - Через сорок минут остановка на станции 'Силоград', - приятным голосом объявила проводница их вагона.
  Остановку он благополучно проспал. Теперь следующей остановкой была конечная точка этого маршрута, и доедут они до нее только послезавтра к вечеру. Недовольно поворчав на самого себя, он грустно вздохнул. Ужин будут разносить только к семи вечера, а сейчас только два часа дня. На станции он хотел прикупить себе какой-нибудь еды, чтобы дотерпеть до ужина, но возможность была им благополучно проспана. Обидно. Ему ничего не оставалось, как только смириться с этим.
  После той ночи его аппетит довольно сильно увеличился. Впалость его щек исчезла буквально через день, и Радмир даже смог представить, что в скором времени он станет первым и единственным толстым алви. С одной стороны, конечно, это будет достижением, сравнимым только с эпическим подвигом Радомира первого, когда этот император сумел заставить снизить цену главу иланийского Дома Золотого колоса Гомфореля Кояра, но с другой, такое более чем сомнительно достижение его не прельщало.
  Глупости разные в голову лезут, недовольно покрутил он головой, и раздосадованный уткнулся в книгу со стихами своего любимого поэта Ассорта, который также был лунным алвом, надеясь с его помощью успокоиться.
  Вечером этого же дня он провел уже привычную проверку своего организма. Может сдать на первую ступень целительства он не сможет, но провести внутреннюю и качественную диагностику себя самого было привычный и даже обыденным действом для него.
  Каждый раз, проводя ее, Радмир невольно хотел присвистнуть. Раньше, благодаря своим генам, он превосходил обычных разумных по физическим показателям примерно в четыре раза. Но теперь, после освоения 'Зерен' и 'пробуждения крови' праматери шие, он будет превосходить их в восемь раз. И это очень много. Достаточно знать, что многие эллу, даже используя усиление организма и ускорение третьего ранга, будут превосходить простых разумных в пять раз, а он на одних только физических данных будет превосходить их в восемь. Осталось только дождаться когда его энергетические центры и внутренние каналы полностью адаптируются ко всем произошедшим изменениям, и после этого можно будет смело утверждать, что он архонт. Точнее он уже давно архонт, он им родился. Но вскоре все остальные смогут в этом убедиться. А вот именно этого он и не хотел. Не нужна ему была известность. Пока не нужна.
  По сути, архонты, эти прямые наследники праматери, нужны были только шие для сохранения генофонда и сил народа, ибо как эллу они несколько уступают тем же рурцам, не говоря уже про алви. Последние всегда славились своими исключительными навыками контроля и манипулирования сиянием. Не зря самые искусные целители были из алвского народа. Но тяга к подражательству всегда была очень сильной. Вначале у алви, как наиболее близкого соседа шие, потом у рурцев. Потом у Азарской империи появились свои 'архонты'. Впрочем, алвские, рурские и имперские архонты были, хотя бы, носителями нужных генов и чаще всего каждый из них имел хоть одну ее наследственную способность. А вот у последующих 'архонтов' других стран и народов это уже был просто титул. Для чего архонты им нужны, никто не задумывался. Главное что и у них они были. Сколько конфликтов это вызвало, сколько смертей. Тут Радмир горько улыбнулся. Три мировые войны произошли из-за 'архонтов', а люди так и не поняли ничего.
  Еще раз горестно вздохнув об утраченной возможности покушать, он углубился в прочтение книги. Ассорт уже не один раз спасал его своей лирикой. Спасет от невеселых дум и в этот.
  
  ***
  
  Конечной была станция 'Калмбург'. Маленький, ничем ни примечательный, городок. Но по правде скорее небольшой форт с огромной стеной вокруг, а не город. Население у него было всего две с половиной тысячи мирных жителей, зато возле этого форта находилось сразу три регулярных имперских легиона. Большая часть легионеров была мужского пола, и им нужно было где-то снимать стресс. Поэтому наличие большого количества баров, трактиров и шести 'веселых домов', что для города с таким количеством населения было слишком много, в Калмбурге было более чем обосновано. Но удивило его не количество, а то, что среди этих 'веселых домов' было сразу два заведения предназначенных для женщин. Казалось бы, что с тем количеством мужчин на одну женщину, у последних не должно было возникнуть проблем с решением этого вопроса, но факты говорили сами за себя.
  Наличие двух 'веселых домов' только для дам, заставило его недоуменно почесать голову. В ступор его вводил факт, что нужный ему адрес был именно в таком 'веселом доме' для дам, перед которым он и стоял. Название на вывеске над парадной дверью гласило - 'Сладкие силы'. Здание было построено из желтоватого кирпича с белой барельефной лепниной и светлой черепицей на крыше. Оно было красивым, вот только название портило все впечатление.
  Такого он никак не ожидал. Ладно бы еще обычный 'веселый дом', но это... Сокрушенно вздохнув и вспомнив 'добрым словом' своего учителя он неуверенно замер возле нужной ему двери, не решаясь постучать.
  Неожиданно дверь открылась сама и из нее вышла довольная рура в легионерском мундире серого цвета. Женщина была среднего для руры роста, но мускулистой, с широкими плечами и бедрами. Каштановые волосы, собранные в большой хвост на затылке, украшала седая прядь на лбу. Один локон кокетливо свисал с левой стороны привлекательного лица, со слегка неправильным прикусом нижней челюсти. На плечах ее мундира красовались капитанские погоны, на брюках были красные линии лампас, а на воротнике скрещенные мечи, выдавая в ней боевого офицера. Поправив рукоять прямого широкого меча на своем поясе, она ему улыбнулась.
  - Добрый вечер.
  - Добрый, - кивнул он ей в ответ и тоже улыбнулся.
  Рура ему понравилась, даже несмотря на то, что он никогда не любил мускулистых женщин. Было в ее глазах шоколадного цвета, что-то такое притягательное, теплое. Он бы не отказался от такого капитана. Даже ее оценивающий взгляд для него был приятен, хотя он имел сильную нелюбовь к такого рода взглядам в свой адрес.
  Получив в ответ его улыбку, ее улыбка стала радостной, а само лицо приняло счастливое выражение. Немного хулигански подмигнув ему, она прошла мимо, оставляя после себя тонкий шлейф аромата дорогих духов. Несколько секунд он смотрел ей вслед, задаясь только одним вопросом - почему такая женщина, как она, ходит в подобные заведения? Радмир допускал, что возможно у нее плохой или тяжелый характер, а может и то и другое вместе, хоть и не верил в это. Но уж найти любовника на одну ночь с такой внешностью, по его мнению, ей не представляло бы никакого труда.
  В самом заведении ему даже понравилось. Небольшой полумрак и легкая приятная музыка сразу же расслабляли и придавали нужное настроение. Все было выполнено в зеленых и золотых тонах и обустроено со вкусом. Было заметно, что стоило там все очень дорого, но он без каких-либо сомнений прошелся по пушистому ковру своими стоптанными и старыми ботинками.
  Его проводили к нужной комнате, где он увидел высокого и изящного имперца, носившего здесь имя Росплод. Представившись и узнав все, что ему было нужно, Радмир как можно быстрее покинул 'веселый дом'.
  Он точно выскажет своему учителю пару 'ласковых' слов при следующей встрече. Мужчин проституток он видел. На том же острове почти каждый пятый был, по сути, таким. Но они разительно отличались от тех, что были встречены им в том заведении. Причем отличались в лучшую сторону, стоит это отметить. На острове были именно мужчины, способные и умеющие доставить женщине наслаждение. Пусть за деньги, но с учетом того, что их обучали с детства, такие их навыки дорого стоили. Встреченные же здесь были внешне похожи на какие-то недоразумения с макияжем на лице.
  Радмир ничего не имел против того, что мужчина использует макияж, хотя сам не был сторонником этого и не стал бы этого делать по доброй воле. Он считал, что это личное дело каждого. Но он был против такого макияжа здесь. Ведь его нужно уметь делать. Нужно уметь правильно и красиво его нанести. А встречные ему экземпляры мужского пола этого не умели. Вульгарно и пошло, были самыми лучшими словами, что описывали их 'мастерство'.
  Единственным исключением стал тот, с кем он встретился - Расплод. У того были только очень искусно подведенные глаза, и впечатление он производил именно мужчины, не смотря на всю свою инфантильную внешность. Чем-то тот даже напоминал выходцев с острова, поэтому знакомый аромат духов не вызвал в нем удивления. Наоборот, если бы он его здесь не обнаружил, то был бы очень сильно разочарован в той руре, потому что остальная часть работников этого заведения, откровенно говоря, была плохой.
  Переночевав в довольно неплохой гостинице, он с первыми лучами солнца пошел в сторону небольших скалистых гор, что были южнее города. По опознавательным знакам, которые мог знать только он, благодаря 'зернам' своих учителей, быстро нашел нужное ему место - ничем ни примечательное подножье небольшой скалы с разбросанными вокруг большими камнями. Убедившись, что вокруг никого нет, он подошел к одному из них. Потом сделал несколько шагов в левую сторону и пошел к скале. Только когда он подошел к ней вплотную, смог заметить небольшую трещину и легкую впадину.
  Взяв сухую и сучковатую ветку, которая лежа рядом, он потормошил ею внутри впадины. Убедившись, что в ней нет никаких насекомых, змей или мелких животных, просунул руку. Несколько мгновений он держал ее внутри и чувствовал, как ее сканирует внутренняя печать. Раздался легких щелчок и трещина быстро расширилась, став в высоту почти тридцать сантиметров и в ширину примерно пятьдесят. Оглядев края трещины, восхищенно выдохнул. Так хорошо замаскировать дверцу этого хранилища, было почти сравнимо искусству.
  Вытащив на свет пыльный продолговатый ящик из непонятного камня, принялся его рассматривать. Он был прямоугольным, с удобными ручками по бокам и совершенно без щелей. Радмир не мог даже определить где у этого ящика верх, а где низ, поэтому положил его на землю в том же положении, что и вытащил. Цвет был каким-то тусклым, дымчатым и немного прозрачным, словно у стекла. Всю его поверхность занимали печати с рунами. В высоту ящик был сантиметров двадцать пять, шириной примерно сорок пять и длинной примерно полтора метра.
  Заметив нужную печать, он приложил к ней левую руку. Он почувствовал укол в ладонь. Печать налилась черным цветом, потом резко, но слабо вспыхнула красным тускловатым светом. Раздался сдвоенный щелчок, и появилась черная линия щели, обозначая крышку. Радмир аккуратно ее приподнял, машинально отметив про себя, что у той внутренние петли, вмонтированные прямо в стенки этого ящика, и замер, разглядывая содержимое сундука.
  Оторвавшись на секунду от разглядывания, он заметил на внутренней стороне крышки прикрепленный желтоватый конверт. Взяв конверт, он несколько секунд его разглядывал, вертя в руках. Качнув головой своим мыслям, вскрыл и достал несколько листов исписанных ровным и красивым почерком Вёлунда и убористым и крупным Родики. Улыбнулся и стал читать послание.
  
   'Дорогой Радмир,
  
  Ты даже не представляешь, как мы горды, что ты смог освоить наши 'ицу айно'. Ты мой первый ученик и поэтому я очень сильно волновался, но Родика в тебе не сомневалась ни секунды, как и я, кстати.
  По древним обычаям мастеров боевых искусств ученику принято дарить подарки, когда он становится мастером. С подарками мы несколько припозднились, мастером ты стал давно, но зато подготовили их со всем тщанием только для тебя. Ими нельзя высказать всю нашу благодарность тебе за все, что ты для нас сделал. Ведь если бы не ты, то мы бы с Родикой так никогда и не стали бы парой и у нас не родилась бы замечательная дочь. Так что прими их от нас, и мы очень сильно надеемся, что в жизни тебе они не пригодятся. Но как говорится в Империи 'Пусть будет, на всякий случай'.
  
  Твои учителя Родика и Вёлунд'.
  Остальные листы были с описанием и инструкциями, что именно находится в сундуке.
  Первое что бросалось в глаза, это то, что все вещи были выполнены в одной цветовой гамме - матово черные. Потом уже глаза выхватывали отдельные изделия в этом темном скоплении вещей. Несколько минут полюбовавшись на все, что там лежало, он достал несколько сумок. Их Радмир специально прихватил для такого случая.
  С трудом упаковав все это богатство по сумкам, Радмир к вечеру вернулся в город и снял комнату в той же гостинице, где переночевал, на две декады. Тащиться с таким большим грузом куда-либо еще он не хотел, поэтому решил остаться в Калмбурге до того момента, когда у него адаптируется работа энергетических центров и внутренних каналов и он сможет без какого-либо риска использовать сияние. Тем более в подаренных ему вещах, помимо огромной кучи колюще-режущих, стреляющих предметов и удивительной кольчужной рубашки с жутковатого вида маской, он обнаружил рарок и два пространственных хранилища для вещей. Рарок был выполнен в виде браслета из десяти сегментов с двумя кольцами для указания, куда именно материализовывать предметы из подпространства. Первое пространственное хранилище тоже было в виде кольца, отдающего бликами темно-кобальтового цвета с серебристым узором, второе же было в виде цепочки антрацитового цвета.
  Осталось только дождаться возможности вновь использовать сияние, потому что без него он не сможет активировать печати, что были нанесены на эти предметы и переместить все дары учителей в подпространство, а наиболее ценные, такие как ломибус, кольчугу, одноручный арбалет или новые пистолеты с саблей и парой мечей гладиусов, привязать к рароку. Как раз по предмету на один сегмент. Главное еще маску и наплечник не забыть привязать.
  Ему повезло, в ресторане гостиницы, где он остановился, он встретил ту самую руру, что встретил у входа 'веселого дома 'Сладкая сила'. Решив, что в этот раз не будет упускать возможность, он подсел к ней за столик и познакомился. Ее звали Лаура ди Аваль. Она была единственной дочерью Урдана ди Аваля, кавалера ордена императора Миролюба Храброго первой степени Азарской империи и потомственного имперского рыцаря. Она была капитаном тридцать первого внешнего легиона. Больше он о ней ничего не узнавал, да и не до разговоров им было.
  Днем она убегала по своим капитанским делам, как оказалось, здесь она была в командировке по заданию командованию ее легиона, а Радмир гулял по городу и читал книги, которые успел накупить в небольшом книжном магазинчике. Древний старик, стоящий там за прилавком несказанно удивился его возрасту и тому количеству книг, что Радмир у него закупил. К сожалению, количество читающих среди молодежи было крайне низким даже в Азарской империи, считающейся сейчас одной из самых передовых стран в сфере образования.
  Также он рассматривал свои подарки. Все они его, как мастера боя с оружием, очень сильно порадовали. Например, парные короткие мечи в простых ножнах. Они очень напоминали легионерский гладиус, только навершие было не шарообразным и меньшего размера, хотя все равно прекрасно справлялось со своей задачей противовеса, и имели немного более длинную рукоять. На гарде с обеих сторон имелся барельефный череп, которому в глазницы были вставлены асмирские прозрачные кристаллы. Клинки были без каких-либо лишних украшений, только клеймо Вёлунда красовалось возле гарды. Шириной они были пять сантиметров, в длину около пятидесяти пяти сантиметров. Общая длина мечей была семьдесят пять сантиметров.
  Вёлунд не зря являлся заслуженным гением в оружейном деле и искусстве печатей. Глядя на эти клинки Радмир мог лишь одобрительно и восхищенно качать головой и немного грустно улыбаться. Все-таки иметь знания это одно, а иметь талант к чему-то, это совершенно другое и никакие 'зерна' тут не помогут. Яркий пример тому его способности к ментальным техникам и созданию печатей. Благодаря 'зерну' Радмир знал для чего та или иная черточка в печати, что является накопителем или активатором, но сам создать их не мог. Не его это, не чувствовал он их. Сколько бы они вместе с учителем над этим не бились, к большому сожалению Радмира, эта область искусства саура была для него закрытой книгой. Также как и способности к созданию оружия. При этом он прекрасно мог и умел им пользоваться, также как и печатями.
  Потом была подробно рассмотрена двуручная сабля. Она была выполнена в том же стиле, что и гладиусы, вплоть до черепа, только в ее случае он был на месте неваршия, и сильно напоминала традиционные клинки солнечных алви - сарн. Только сабля была немного шире, чем принято, и тяжелее стандартной.
  Мечи и сабля сразу же легли в его руки как влитые. Ощущение рукоятей в ладонях были прекрасными, казалось, будто они с ним одно целое. После он выполнил несколько коротких связок с ними он ходил довольный словно кот, добравшийся до крынки сметаны. Такие клинки не стыдно подарить главе любого дома или даже императору, не смотря на внешнюю простоту исполнения.
  Помимо этого он пересмотрел два засапожных ножа с односторонней заточкой. Сам он сапоги с высоким голенищем практически не носил, но его учитель не мог их не добавить. Маньяк всего колюще-режущего, что с него взять. Один стилет с тонким лезвием оставил его равнодушным. Не любил он стилеты. К тому же стилет был слишком тонкий, слишком вычурный и больше подходил для женщин. Матери его отдать или еще кому. Два парных прямых кинжала без режущей кромки, похожих на трезубцы и предназначенных для колющих ударов, один изогнутый кинжал в пару к сабле и два охотничьих ножа с односторонней заточкой. Куда ему столько ножей и кинжалов Радмир решительно не представлял. Но Вёлунд всегда руководствовался правилом - 'пусть лежит, чтобы было'. Из всего этого изобилия он сам бы ограничился парным кинжалом к сабле и одним охотничьим, но его никто не спросил. К тому же, дары принимают, а не хают. И такой капитальный подход его учителя к подарку приятно грел душу.
  Из всего этого наибольшее внимание, конечно, заслужил парный кинжал к сабле. Сам клинок кинжала имел ту же форму и ширину, только длиной был сорок сантиметров, а вместе с рукоятью и гардой достигал шестидесяти пяти сантиметров в длину.
  Еще заинтересовали парные прямые кинжалы трезубцы. Он с такими работал мало, но их удобство оспорить не мог. Особенно против противников в полных доспехах, когда нужно попасть в сочленение между его частями.
  Потом он бегло осмотрел пятнадцать наборов метательных ножей по восемь штук в каждом. Ножи были короткие с изящным обоюдоострым лезвием, удобно ложились в ладонь и на конце имели кольцо. На всех имелось изображение бодрхана, как его отличительный знак. Хорошо, что не медведя, подумал он, вспомнив свое детское прозвище от учителей - медвежонок. С Вёлунда станется и такое учудить.
  Если бы сталь, из которой они были изготовлены, была не матово черной, а серебристого цвета, то они чем-то неуловимо напоминали бы рыбок. Смертоносных рыбок в его руках. Один из его признанных всеми талантов - это метание различных предметов и стрельба из любого стрелкового оружия. От арбалета, до новомодных пистолетов.
  Кстати о пистолетах. Пара пистолетов системы Араки, что также были в подарке, были самозарядными, полуавтоматическими. Магазин вставлялся снизу, а не сверху как на первых моделях, и был расположен впереди спускового крючка. Сам магазин был рассчитан на восемь стандартных патронов. Также в комплекте были две кобуры, два стандартных запасных магазина к каждому пистолету и по одному особому, удлиненному, вмещающему в себя двадцать патронов. Очень удобные пистолеты придумала Сузу Араки. Они были более меткие, чем револьвер, что у него уже был, хотя и уступали ему в дальности стрельбы. Не много, но иногда и несколько сантиметров играют большую роль.
  Следом его осмотру подвергся маленький одноручный арбалет и четыре десятка особых болтов к нему. К болтам прилагались два специальных магазина, что могли крепиться к ремням и вмещали в себя до двадцати болтов. Сам арбалет был из последнего поколения, со специальной заводной ручкой для тетивы, для облегчения взвода. Бил такой арбалет на пятьдесят метров с очень хорошей точностью и убойной силой, пробивая насквозь хорошую трехмиллиметровую сталь.
  На самом деле сейчас в моде были автоматические арбалеты, которые имели возможность стрелять несколькими болтами подряд, но Радмир такие не любил. Тетива быстро изнашивалась.
  Ломибус, небольшой шар, на котором была выгравирована карта ауалура. Он видел похожий у Вёлунда, только больше в диаметре, поэтому чей это подарок, догадался сразу. Если послать в него сияние то, можно увидеть проекцию карты любого места, по своему желанию. Полезная и невероятно дорогая вещь. Ломибус стоил несколько миллионов имперских золотых реалов. Его цена варьировалась в зависимости от его размера, чем меньше, тем дороже. Сейчас на его ладони лежал один из самых маленьких ломибус, что он видел. Но это еще не все. Ломибусы были способны считывать информацию и воспоминания владельца и наносить новые места и подробности на имеющуюся карту. Для этого было достаточно владеть несколькими ментальными техниками и желанием добавить новые подробности. Радмир ими владел. Воистину невероятный и полезный подарок.
  Пробежавшись глазами по инструкции, Радмир достал один из своих ножей, те, что лежали в ящике, он решил пока не трогать. Сделав небольшой надрез на большом пальце правой руки, приложил его ранкой с кровью к специальной печати. Почувствовал, будто что-то вытягивает кровь из раны, потом услышал легких и глухой щелчок. Ломибус слегка завибрировал и на секунду мигнул красным цветом. После этого контуры материков и архипелага с островами стали красными под цвет его сияния и сам шар потеплел. Видимо Вёлунд сделал границы из проводящего сияние металла. Подождав, пока ломибус остынет, он снова положил его в сундук. Привязка к владельцу прошла успешно.
  Браслет 'Рарок', вещь, безусловно, хорошая. Родика о таких ему говорила и даже показывала свой. Только ее браслет был иной формы и вида. Эксклюзив народа шие. Его учительница не могла не подарить ему это.
  Также он рассмотрел маску для лица, кольчужную рубашку и наплечник. Каждая вещь была в своем роде произведением искусства. Что маска, которая просто завораживала его своей жутковатой красотой, что кольчуга, которая была выполнена в виде очень мелкой чешуи, что наплечник с изображением все того же черепа.
  Другими словами эти две декады были для него очень приятными. Никуда не нужно было торопиться. Он читал интересные книги, привыкал к подаркам и проводил прекрасные ночи в компании с Лаурой. Идеальный отдых.
  
  ***
  
  В их последнюю ночь Лаура, лежа головой на его груди, неожиданно сказала:
  - Радмир, тебе нужно перестать сдерживать себя.
  - М? - Слегка задремавший Радмир удивленно скосил взгляд на ее каштановый затылок. - Что ты имеешь в виду?
  - Ну, понимаешь, - она приподняла голову и посмотрела на его лицо. - Не знаю как остальные, но мне заметно, что ты очень часто сдерживаешь себя, говоришь и делаешь не то, что хочешь. Не знаю, как точнее сказать.
  - Все мы не всегда говорим и делаем то, что хотим, - Радмир слегка сдвинулся и теперь мог с удобством смотреть на нее.
  - Я не об этом, - покачала она отрицательно головой. - Это и так ясно, все мы порой так себя ведем. Но, понимаешь, ты... Эм.. Как бы точнее сказать-то. А, точно. Ты не даешь волю своему внутреннему 'я'. Понимаешь, я часто замечала, как у тебя в глазах мелькает что-то такое... Этакое... Знаешь... Такое озорное, слегка хулиганское, но при этом ты всегда вежлив и обходителен.
  - Это называется воспитание, - Радмир усмехнулся на правую щеку.
  - Вот, - Лаура потыкала пальцем ему в левую щеку. - Вот прямо как сейчас. В глазах мелькнуло, и ты даже сострил, но ведь мог и еще что-то добавить, а сдержался. Видишь. Тебе, понимаешь, нужно перестать так делать.
  Несколько секунд Радмир смотрел на нее, а потом, склонив голову к плечу и, состроив наивное и недоумевающее лицо, спросил:
  - А зачем?
  - Зачем? - Повторила она его вопрос. - Наверное, затем, что так ты еще интересней. Если бы ты, понимаешь, с самого начала нашего знакомства был таким, то я бы не удержалась.
  - От чего не удержалась бы?
  - Я бы влюбилась в тебя как сопливая девчонка. А сейчас ты просто классный временный любовник.
  - То есть ты жалеешь о том, что не влюбилась в меня? - Радмир непонимающе ее оглядел. Что твориться в головах этих прекрасных созданий под названием 'женщины'? С каждым прожитым днем для него это становилось все большей загадкой. А конкретно в этой женщине его удивляло слишком многое. От ее умения при такой развитой мускулатуре оставаться женственной, до причины посещения ею борделей. Теперь еще и это.
  - Да, нет... Немного, - она улыбнулась глядя не его выражение лица. - Просто мне, понимаешь, очень интересно, сколько девушек сдадутся тебе на милость и упадут в объятия после этого.
  - И зачем тебе это знание? - Радмир вес больше не понимал ее.
  - Просто любопытно, - пожала плечами рура.
  - Хорошо, тогда зачем мне такая головная боль? - Он вопросительно приподнял правую бровь.
  - Глупый, - Лаура обратно положила свою голову на его грудь и довольно начала гладить его. - Нам, женщинам, неважно каким, нужна сказка в этой жизни. Кто-то, понимаешь, читает эти дурацкие женские романы для этого, чтобы почувствовать сказку. Кто-то ходит по театрам или находит себе объект воздыхания. Я гуляю по борделям, а теперь встретила тебя. Так стань, понимаешь, одним из ее героев для нас. Этаким роковым влечением.
  - А что, на роль прекрасного принца я не подхожу?
  - Вот, - довольно протянула рура. - Уже лучше. И не сдерживайся. Все равно ты шутишь без злости и стремления оскорбить, а немного язвительности тебе только к лицу.
  - Значит не подхожу, - он притворно вздохнул с огорчением.
  - Подходишь, даже слишком, на мой взгляд, - весело ответила на это женщина.
  - Прости меня мам, - уже не притворно грустно выдохнул Радмир в ответ.
  - А причем тут твоя мама? - Лаура даже приподняла голову и с искренним интересом посмотрела на него.
  - Она учила меня тому, что мужчина должен стараться понять женщин, впрочем, как и они нас, - Радмир не менее грустно улыбнулся и хмыкнул. - И я честно стараюсь это сделать, но с каждым разом я понимаю, что ничего не понимаю в женщинах.
  На это Лаура громко рассмеялась, снова устроившись на его груди.
  Ночью он неожиданно проснулся. Его просто переполняло ощущение могущества, что наполнило все его естество. Быстро проведя проверку организма, Радмир с удовольствием констатировал, что его энергетические центры и каналы полностью адаптировались под все его изменения. Их работа стабилизировалась, и он теперь может, наконец, использовать сияние.
  С утра, проводив Лауру, он сразу же принялся привязывать к себе ломибус, рарок и пространственные хранилища. Тут сияние не требовалось, только капля его крови на специальную печать. После их привязки, он стал с помощью сияния привязывать самые ценные и нужные ему предметы к рароку, периодически сверяясь с инструкцией. Знания из зерна это хорошо, но лучше в таком деле подстраховаться. Энергия прекрасно его слушалась и никаких сбоев не давала, но на всякий случай он себя, все равно ограничивал.
  Управился он со всем ближе к обеду и только собирался спуститься в ресторан гостиницы, как раздался стук в дверь. Подойдя к двери и открыв ее, он невольно скривил лицо.
  - Приятно видеть, что тебя рады видеть, - раздалось в ответ на его выражение лица.
  - Что тебе нужно Арлок?
  - Что, - на лице Арлока появилась его знаменитая глумливая улыбка. - Даже не впустишь?
  - Я следую совету одной умной женщины и перестал сдерживаться, - Радмир слегка улыбнулся. - Поэтому, нет, не пущу. Говори, что тебе нужно и проваливай.
  - И все же я бы предпочел войти, - некрасивое и гладковыбритое лицо Арлокас маленькими глазами скривилось в еще одной улыбке. - Или ты предпочитаешь, чтобы все смогли узнать про наши маленькие секреты?
  - И какие же у нас секреты? - Радмир равнодушно спросил, приподняв брови.
  Арлок вновь растянул свой большой и тонкогубый рот в глумливой улыбке и беззвучно прошептал 'Архонт'. Прочитав по губам, Радмир нахмурился и посторонился, пропуская невысокого и худощавого имперца.
  - Говори, что тебе нужно?
  - Мне нужна твоя помощь, - Арлок стал серьезным.
  - Не слишком умное начало просьбы о помощи, не находишь? - Радмир иронично усмехнулся.
  - Что поделать, если мне было никак иначе попасть в твой номер?
  - Я не по этой части, извини, - Радмир отрицательно помотал головой.
  - А ты изменился, - Арлок пристально посмотрел на него. - Повзрослел. Даже остришь со мной.
  - А еще я умный и красивый и могу убить тебя в одно мгновение, - Радмир скучающе посмотрел на неожиданного визитера. - Говори быстрей.
  - Как я и сказал, мне нужна твоя помощь, - Арлок провел левой рукой по гладко зачесанным назад волосам темного цвета.
  - Какого рода помощь нужна моему надзирателю?
  - Надзирателю? Нет, я всего лишь осуществлял присмотр за столь ценным гражданином нашей империи.
  - Я не являюсь вассалом императора.
  - И это очень прискорбно в первую очередь для самого императора, хоть он об этом и не знает, - Арлок вновь глумливо улыбнулся.
  Радмир подошел к входной двери и открыл ее со словами:
  - Уходи.
  - А как же твой маленький секрет?
  - Можешь рассказать о нем кому угодно, - Радмир равнодушно пожал плечами. - Я думал у тебя что-то серьезное, но ошибся.
  Арлок несколько мгновений колебался, но потом закрыл глаза и медленно вздохнул.
  - Я понял, - сказал он уже с иными интонациями и примирительно поднял руки. - Ты действительно повзрослел. Самостоятельная жизнь пошла тебе на пользу. - Лицо Арлока тоже претерпело изменения. Исчезло выражения насмешки из серых глаз. Взгляд стал твердым, стальным. - Ты читал последние новости?
  - Какие именно?
  - Про похищение Ярославы Кройф и ее спасение?
  - Да, жаль девочку, - равнодушно ответил Радмир.
  - Жаль девочку, - Арлок повторил его слова. - Эти ублюдки насиловали ее все то время, что она была у них в плену, - Радмир на это сжал челюсти. - Надели блокиратор сияния и насиловали. Ей не помогло даже хваленное 'укрепление' имперских аристократов. Что толку, если с ним, она, как представитель младшей ветви Кройфов, всего лишь приблизилась к представителям главной ветви до укрепления? А у этих тварей все были эллу. Причем довольно сильные. Мне со своим вторым рангом с ними даже тягаться было бы глупо.
  - И что?
  - Но вот если бы в тот момент рядом был кзан...
  - Я не кзан, - Радмир спокойно смотрел на Арлока. - У меня только первый ранг.
  - Официально, только первый ранг, - выделил голосом первое слово Арлок. - Мы оба знаем, что первый ранг ты взял еще в десять лет. Ракешь! Да на твоем фоне меркнут все, так называемые, гении нашей империи.
  - Твоей, Арлок, - поправил его Радмир. - Твоей империи.
  - Нет уж, лан Кудо, - Арлок неожиданно перешел на официальный язык и выпрямился, отчего даже как будто слегка прибавил в росте. - Нашей империи. Да, ты не вассал императора Беримира, не приносил ему присяги. Да, те люди сделали ошибку, отказавшись от тебя и твоей матери, но ты имперец. Потомственный имперец из старой аристократии. Я бы даже сказал древней аристократии.
  - Я безродный, - Радмир усмехнулся на правую щеку.
  - Ерунда, - отмахнулся наблюдатель. - Ты Аристократ. Это либо есть, либо нет. Третьего не дано.
  - Я был рожден простолюдином без рода и Дома.
  - Благородство определяется не в бумажках, - Арлок укоряюще посмотрел на него. - А в крови. Никто не посмеет сказать, что ты простолюдин, просто узнав твою родословную.
  - И пошла эта родословная вместе с теми, кто от меня отказался, в Бездну! Они не заслужили архонта. К тому же я алви. Пусть сейчас не очень похож.
  - Аристократия не заслужила, но причем тут простые люди? - Арлок снова провел рукой по волосам. Было видно, что он сильно взволнован. - Империи нужен Архонт.
  - Плевать, - Радмир нахмурился. Ему надоело спорить с этим патриотом империи. К тому же он был сильно удивлен, не ожидая такого от Арлока. - Я не буду Архонтом империи.
  - А чьим будешь? Шие? Так сильно та черноглазка запала в душу?
  Издав легкий рык, Радмир быстро приблизился к Арлоку и, схватив его за шею, приподнял над полом.
  - Я не буду Архонтом империи или шие, - прорычал он в лицо наблюдателю. - Запомни это хорошенько.
  После этого разжал пальцы и отпустил Арлока. Тот слегка осел на пол, но тут же выпрямился.
  - Хорошо, - он недовольно потер шею и продолжил слегка сипящим голосом. - Не будь, твое дело. Но разве ты можешь остаться в стороне от такого? Вспомни Ведану.
  - Тебе лучше заткнуться, - прервал его Радмир холодным тоном и выпуская ауру. Его глаза были заволочены тьмой. - Не смей никогда трогать эту тему впредь. Уничтожу.
  - Прости, - Арлок вежливо и низко поклонился ему. - Я был не прав. Но если бы в момент спасения Ярославы Кройф рядом был такой как ты, мы бы смогли переловить всех тех тварей. Я прошу, просто помоги нам. Не хочешь считать себя имперцем, что ж, очень жаль, но я сделал все, что мог. Не хочешь быть Архонтом империи, твое право. Но повторюсь, помоги нам.
  - Кому это нам? - Радмир все еще хмуро смотрел на Арлока. Темная дымка постепенно исчезала и его глаз.
  - Мне и Керею дэ Ави, - наблюдатель слегка покрутил головой, проверяя шею, на которой уже стали проступать синяки от его пальцев. - Когда мы позавчера схватили последнего ублюдка, то неожиданно наткнулись на ниточку, что ведет к этому таинственному убийце.
  - Ты про того, что по всему ауалуру режет аристократов как скот?
  - Не только аристократов, лан Кудо. Этот некто убил уже не только более пяти десятков не самых последних людей в мире, но и около двух сотен простых.
  - И что?
  - Савор Джоас был одной из самых его первых жертв, - начал Арлок, но видя, что Радмиру безразлично это, быстро продолжил. - Недавно он нанес удар в том городе, где ты жил весь последний год.
  - Кто, - спросил Радмир, предчувствуя, что ответ ему не понравится.
  - Чета иль Кавир, ты ведь был с ними знаком?
  - Лан Питсор и лани Дилинна? Но за что? - Радмир перестал хмуриться, и растеряно посмотрел на Арлока.
  - Мы не знаем, слишком много жертв, слишком много общих связей и нам слишком многие мешают вести нормально расследование.
  - Люди?
  - Нет, скорее политики стран, в которых тоже были жертвы. Империя не слишком любима в остальном мире. Слишком сильна и самодостаточна.
  - Да, а еще слишком на многих больных мозолях остальных потопталась в свое время и то, что последние три мировые войны выиграли именно они, тоже играет свою роль. И я уже не говорю, про ваше высокомерие.
  - Можно подумать алви или шие отстают в этом вопросе. Но боги с ними, помоги лан Кудо. Я очень тебя прошу. Ты не обязан участвовать в расследовании, этим есть кому заняться, но когда мы выйдем на след, твоя помощь и силовая поддержка очень помогут.
  - Чем?
  - Все эксперты согласны только в одном, убийца кзан.
  - Неужели у империи мало кзанов? - Радмир удивленно посмотрел на Арлока.
  - Сильных и свободных мало, а таких как ты больше нет.
  - Хорошо, - Радмир недовольно мотнул головой, после нескольких минут размышления. - Когда буду нужен, скажешь, я помогу.
  - Вот и отлично, - Арлок, слегка улыбнулся и впервые на памяти Радмира, эта улыбка на лице наблюдателя была нормальной. - Могу я узнать какие у тебя дальнейшие планы? Чтобы было легче тебя найти.
  - Я планировал отправиться обратно на Меден, но сейчас даже не знаю.
  - Могу я дать тебе совет?
  - Можешь, Радмир кивнул, не заметив, как качнул головой Арлок.
  - Я бы посоветовал отправиться на Дейстрок, там, в свободных городах, тебе будет легче избежать пригляда моих коллег.
  - Странно слышать такое от тебя, - Радмир, слегка прищурившись, посмотрел на опять улыбающегося своей фирменной глумливой улыбкой Арлока.
  - Считай это авансом за свою будущую помощь. Ты мне, я тебе. По-моему честный обмен, хоть ты ничего и не просил взамен своей помощи.
  - Может, тогда и город посоветуешь? - Радмир иронично улыбнулся, но тут же поднял руку в останавливающем жесте. - Постой, дай угадаю. Мирасель?
  - Всегда говорил, что ты необычайно прозорлив, - Арлок довольно оскалился.
  - Прозорлив, - Радмир хмыкнул, повторив за Арлоком. - Ладно, послушаюсь твоего совета.
  - Вот и хорошо, - Арлок направился к двери, но остановился перед ней и повернулся к Радмиру. - И еще, во всех своих отчетах я всегда занижал твои показатели. Для тех людей ты невероятно посредственная серость и я приложу все силы, чтобы они и дальше так думали, поэтому не подведи меня там. Хорошо?
  - Я буду паинькой, папочка, - Радмир оскалился в ответ хищной улыбкой.
  - А язвительность тебе удивительно идет, - Арлок покачал головой. - Действительно вырос.
  С этими словами имперец вышел из номера, оставив задумавшегося Радмира одного.
  
  Глава 5.
  Солнце лениво появлялось из-за огромной массы камня и дереваа. Ржавыми, кровавыми лучами оно выхватывало тех, кто уже был на ногах, окрашивая их, и даже слегка преобразуя. Из темных теней, скользивших по своим делам, эти люди приобретали краски и разительно менялись в восприятии.
  Как менялись прохожие, так вместе с ними менялся и мир. Он просыпался от своего сна. Город все четче вырисовывался, и на фоне восходящего солнца выглядел темным силуэтом, вырезанным из черной бумаги. Портрет города удался. Силуэт был красив. Неважно, что играло роль в его красоте, контраст или же ощущение мимолетности, ведь темный силуэт пропадет вместе с восходом солнца.
  В отличие от всего остального мира этот город никогда не спит. Правы были певцы и музыканты, которые вдохновлялись этим городом, воспевая, что он всегда живой. Мирасель в любую минуту своего существования казался большим муравейником, где все время кто-то куда-то спешит и опаздывает. Он был в Сокайнэ, столице Байкальского архипелага, Данкоке, столице Хогана - очень красивые города, но в них есть минуты, когда на улицах пусто. Он это точно знает. Их мало, этих минут, но они есть. В Мираселе казалось, таких минут нет по определению. Есть только люди, которые живут в разном ритме. Обычные - дневные, работники и трудяги, образцовые члены общества. Не обычные, ночные, жители города, принадлежащие к разным группировкам и субкультурам. Среды обитания у них тоже разные. У первых дом, работа, загородные клубы. У других просто клубы. Домов нет, есть квартиры или съемные жилища. Работа есть. Но не всегда обычная.
  Радмир сидел на скамеечке в парке у центральной площади уже несколько часов и наблюдал, как мимо него проносятся на разной скорости жители свободного портального города. Вмешиваться в этот поток хаотичного движения ему пока не хотелось, и он просто отдыхал, размышляя о событиях последних дней.
  Прежде чем последовать совету Арлока, Радмир внимательно изучил все, что связано с этим городом. Для него стало открытием, что город был основан еще в эпоху Эстарликса, более семнадцати тысяч лет назад и с самого начала принадлежал Республике Шион. Первоначально название города было Сайорк, и он был важным стратегическим объектом республики на этом материке. Но пять тысяч лет назад, когда случился катаклизм 'Кандохара' и тысячи тварей неожиданно прорвались в Ауалур, город практически пал, как и весь материк Дейстрок. Республика отказалась от него и оставила жителей один на один с проблемой. Единственной кто смог сплотить людей в то страшное время стала баронесса Мирасель дэ Ла Митад, которая жила в то время в этом городе. В исторических хрониках также упоминался ее супруг Черно дэ Ла Митад, имперский дворянин, но в отношении его мнения историков расходились. В одних источниках, говорилось, что он в первую же ночь прорыва даугров вероломно бросил супругу одну в умирающем городе, где ее спас благородный наемник Петар Карлайло. В других говорилось, что он доблестно сражался в первых рядах, но потом, узнав об измене жены с наемником, ушел и основал другой свободный город Белц.
  Белц, тоже занимательный город. За последние полторы тысячи лет город также стал одним из портальных центров Дейстрока, но только на севере материка, в то время как Мирасель находится в его центральной части на берегу Аскура-Ранийского океана. Радмир также отметил для себя широко известный всему Ауалуру факт, что жители обоих городов искренне и самозабвенно не любили друг друга. Жители Мираселя были уверены в предательстве барона Черно дэ Ла Митад, в то время как жители Белца были уверены в предательстве баронессы и ее измены мужу.
  После того как баронесса дэ Ла Митад возглавила сопротивление вторжению и успешно им руководила, причем все исторические документы говорят что наемник Карлайло выступал только как ее телохранитель, благодарные жители переименовали город в ее честь. Так Сайорк стал Мираселем. Потом еще были судебные тяжбы между самопровозглашенным свободным городом и республикой, которые длились почти тринадцать лет, несколько попыток силой вернуть город обратно и их успешное отражение.
  Все это время главой города была уже бывшая баронесса дэ Ла Митад, взявшая себе в мужья Петара. Когда все дрязги были решены, Мирасель взяла себе новую фамилию - дель Хейраз, что с языка древних означало 'Основа'. За время своего правления городом женщина показала себя как хороший политик и военный стратег, а ее муж сделал самое лучшее, что только мог для города - не лез им управлять и оказывал жене всестороннюю поддержку. Снова все исторические источники были едины - Петар Карлайло был невероятно красивым мужчиной, храбрым и очень талантливым воином, но не блистал умом. К концу жизни у женщины был свой собственный мераль состоящий из шестнадцати наложников и трех супругов, помимо Петара.
  Сейчас у власти города находятся прямые потомки бывшей баронессы дэ Ла Митад. Они разделились ровно на три ветви. Первая ветвь управляла самим городом, основоположником вместе с Мирасель стал ее третий супруг - Бенжиро Ода, который был младшим сыном одного из советников звездорожденной Таки Маширо Оды. Вторая ветвь отвечала за силовые структуры города. Ее основоположником был Петар Карлайло, который всегда отличался большим талантом в военном деле. Третья ветвь наследников отвечала за торговлю и финансы. Основоположником этой ветви стал наложник Модест иль Ариф.
  Казалось бы, при таком количестве мужчин в ее жизни, детей, как и ветвей наследников, должно было быть больше, но рожала Мирасель только от этих троих. Одного ребенка от Бенжиро, трех детей от Петара и еще одного от Модеста. Довольно умный ход с ее стороны, как считал Радмир. Все дети носили фамилию матери.
  Так что город, в который он прибыл сегодня ночью, был очень интересен уже только одной своей историей. За пять тысяч лет он разросся и сейчас занимал территориально более четырнадцати тысяч квадратных километров и имел население свыше шести миллионов жителей, из которых около полумиллиона были разнообразные наемники. Отчего Мирасель и получил негласный статус наемничьей столицы.
  Помимо размышлений о городе, Радмира занимали еще вопросы. К примеру, он так до конца и не понял мотивов Арлока. Пришел просить помощи, хорошо. За время его наблюдения он мог многое о нем узнать. Но Радмир не верил, что причина действительна только в силовой поддержке. Как вообще может сочетаться пожелание остаться как можно более незаметным и его активное участие в их силовой поддержке? Это не логично, а Арлок не тот человек, кто совершает нелогичные поступки. Было тут что-то еще, Вот только что именно? И еще вопрос, почему он специально занижал его оценку перед теми людьми? Ради чего? Какие цели он преследует? Столько вопросов, а ответов нет. Слишком мало информации.
  Или то желание Лауры о том, чтобы он не сдерживался. Если так подумать, то она уже не первая кто ему об этом говорит. Началось все с Веданы, что вечно его тормошила и старалась отвлечь от учебы и его любимых книг. Потом Власта. Напрямую она этого не говорила, но то, как она всегда строила диалоги с ним, подразумевало в ответ колкости и обход формальностей. Не ответишь, получишь еще больше шуток и насмешек в свой адрес. Странная тенденция намечается. Зачем женщинам нужно это от него? Кто бы ему подсказал.
  Или еще то, как напоследок его назвала Лаура - 'Буят'. С рурского это означало озорник, шутник, хулиган, только в хорошем значении этих слов. Если такое значение возможно, конечно, применить к этим понятиям. Он прекрасно понимал, что это была шутка с ее стороны, но с учетом ночной просьбы, эта шутка принимала несколько другое значение.
  Ну все, хватить рассиживаться, встряхнулся Радмир, прекращая свои размышления. Встав и подхватив свой походный легкий рюкзак в котором были только сменное белье и запасные брюки, он направился в северо-восточную часть города. Револьвер и пара купленных им кинжалов болтались у него на поясе в специальных сегментах, благо разрешение на ношение огнестрельного оружия он успел получить еще в Артоксе.
  Сумка была только одна, потому что в одном только пространственном кольце оказался целый кубический метр пространства, а в цепочке было сразу восемь. Это очень много. Честно сказать, он даже не ожидал такого, думал у обоих хранилищ, максимум, наберется на два кубических метра. Но гений Вёлунда и здесь показал себя во всей своей красе.
  Его учителя богато одарили его. Даже слишком, на его взгляд. Одни только материалы на все это стоят по самым его скромным оценкам более восьмисот тысяч золотых имперских реалов. А если учесть сколько эти предметы стоят после того как над ними поработали его учителя, то минимум десять-одиннадцать миллионов. Баснословная сумма даже для очень богатых людей. А ему все это досталось задаром. Ведь он, практически, ничего не сделал для них такого особенного. Помог немного открыться друг другу и в нужный момент, обронил пару-тройку фраз. И все. Они конечно считают по-другому, но некоторое чувство неловкости Радмир из-за этого ощущал. Правда и оспаривать дары он не собирался. Это было их решение, и начни он спорить с ними, то непременно оскорбил бы. А этого он не хотел. Вёлунд и Родика были одними из немногих близких ему людей во всем Ауалуре и очень много значили для него.
  Внешне город был очень красивый. Разнообразные стили и эпохи архитектуры были искусно и умело совмещены друг с другом. Было заметно, что к вопросу внешнего вида Мираселя власти города подходят очень серьезно и вдумчиво. Дороги улиц были удобны и везде выложены брусчаткой. Даже в самых узких и глухих закоулках. Стены домов и заборов в основном были из камня разнообразных серых оттенков. Камень, кстати, добывался рядом. В семидесяти километрах от города, на юге была горная гряда, где находилось несколько каменоломен.
  После некоторого размышления, когда Арлок ушел, Радмир решил всем говорить, что он студент, который готовится к сдаче экзаменов на получение диплома экстерном. Получалось, что он и не врал никому, ведь у него действительно были такие планы, другое дело, что осуществлять их он хотел намного позже, но и не говорил всей правды. Примерно то же самое он говорил и во время своего проживания в Медене. Зачем плодить сущности на пустом месте? А говоря всем почти правду, он не рискует запутаться и всегда сможет сослаться на Артокс. Там многие, кто был с ним знаком, могут подтвердить версию про студента. А если еще учесть, что он будет готовиться не один год, то соглядатаи, те, кто придет на место самого Арлока, увидят бездаря, который долгое время не может сдать экзамены.
  Все время, проведенное в городе, Радмир надеялся потратить на свое развитие. Теперь он может использовать сияние, поэтому нужно практиковаться и оттачивать контроль. Новый ранг он не получит, с его восьмым коэффициентом насыщенности это будет сделать практически невозможно, да и не видел он в этом смысла, но ему нужен настолько хороший контроль, насколько возможно. В мире всего шестнадцать эллу могут похвастаться восьмым коэффициентом насыщенности сияния, и каждый из них проигрывает ему по количеству. А если учесть, что практически ни один эллу с объемом сияния выше пятнадцати тысяч не мог похвастаться контролем, то ему с его почти ста сорока девятью тысячами нужно очень постараться, чтобы достичь желаемого результата. Слава богам, что коэффициент насыщенности в вопросе контроля очень сильно помогает и ему будет немного легче.
  Помимо сияния он хотел заняться усиленной практикой своих новообретенных способностей архонта. Если сенсорные способности и драконий взгляд он может тренировать в любое время, у последнего главное скрыть изменения его глаз, то для тренировки управления драконьим пламенем, ему нужен закрытый полигон.
  Увидев по дороге вывеску 'Оптика', Радмир уверенно зашел в нее.
  Внутри за прилавком сидел сутулый пожилой мужчина. Лысый, с франтовскими тоненькими усиками и с аккуратным пенсне на огромном горбатом носу. Именно из-за носа он вначале не заметил, цепкий и холодный взгляд льдисто голубых глаз, внимательно рассматривающих его сквозь морщинистые веки.
  Вежливо улыбнувшись на изучающий взгляд, Радмир подошел к прилавку.
  - Доброе утро, - начал он. - Скажите, пожалуйста, у вас есть солнцезащитные очки?
  - Доброе, - мужчина слегка растянул губы в улыбке приветствия. - Да есть. Очки какой модели и фирмы лан предпочитает?
  - Лан предпочитает удобные очки, - ответил Радмир с веселой улыбкой и как бы невзначай задел рукой тугой кошелек, что висел на его поясе.
  - О, не извольте беспокоиться, - улыбка продавца стала приветливей. - Мы не держим неудобных очков.
  - Ну, тогда доверюсь вашим рекомендациям, - Радмир слегка наклонил голову к правому плечу.
  - Хм, - Радмир снова удостоился быстрого оценивающего взгляда. - Что ж, будьте любезны подождать несколько минут.
  С этими словами продавец шаркающей походкой вышел в дверь за своей спиной.
  Радмир огляделся, но вокруг были одни стеллажи с разнообразными видами очков, пенсне и моноклей, которые его не интересовали.
  Вернулся продавец с несколькими десятками футляров в руках. Аккуратно разложив их на верхнем стекле прилавка, он сказал:
  - Вот все очки, что я смог подобрать для вас.
  Примерив несколько пар перед зеркалом, Радмир с удивлением обнаружил, что помимо обещанного удобства все они очень шли ему. Отметив про себя этот факт, он слегка разочаровано вздохнул. Очки были хороши, но их линзы, не смотря на затемнение, хорошо просвечивали. Он мог спокойно рассмотреть свои глаза в зеркале, а это его не устраивало.
  - Скажите, - Радмир повернул голову к продавцу, который сделал стойку на его недовольный вздох, и внимательно смотрел на него. - У вас есть очки с непрозрачными стеклами или большим затемнением линз?
  - Есть, - мужчина несколько неуверенно пожевал губами. - Но всего две пары и они обе вам не подойдут.
  - Несите, - ответил на это заявление Радмир. - Мне главное чтобы они соответствовали моим требованиям.
  - Как вам будет угодно, - поджал губы мужчина и снова вышел в дверь за спиной.
  Обиделся, констатировал Радмир и слегка покачал головой. Редко встретишь так фанатично влюбленных в свое ремесло людей.
  - Вот, - перед Радмиром легли еще два футляра с очками.
  Раскрыв первый, он сразу же довольно улыбнулся. Линзы были абсолютно черные и не прозрачные с внешней стороны. Форма очков была прямоугольной, и они были ему велики, полностью закрывая глаза, но он только приветствовал это.
  Вторая пара была более округлой и также полностью скрывала его глаза. У линз был легкий зеркальный эффект, а оправа была серебристой, в отличие от первой, которая была полностью черной.
  - Из чего сделана оправа? - Повернулся Радмир к продавцу.
  - У обоих они из металла, - сразу же ответил тот. - Можете не беспокоиться, они очень прочные.
  - Сколько стоят?
  - Первая пара стоит сорок золотых, вторая шестьдесят пять.
  - Имперские реалы принимаете? - Спросил Радмир и, получив утвердительный кивок, тут же стал расплачиваться. - Вот, держите.
  - Спасибо, - продавец кивнул.- Футляры входят в стоимость. Позвольте вопрос?
  - Почему именно их? - спросил Радмир и добродушно улыбнулся. Он думал, что мужчина сумеет сдержаться, но ошибся. Получив подтверждающий кивок ответил. - У меня редкая болезнь глаз. Солнечный свет для них вреден, а тут довольно солнечно. Поэтому мне нужны такие очки.
  Попрощавшись с продавцом и одев первую пару очков, Радмир вышел на улицу.
  Спустя десять минут неспешного хода он вышел на небольшую оживленную площадь с тремя фонтанами перед несколькими красивыми зданиями. Неожиданно до его ушей, почти одновременно с этим, донеслась довольно оживленная и веселая музыка губной гармошки.
  Присмотревшись, Радмир увидел, что на небольшом стульчике сидит молодой парень, примерно его ровесник, и играет. Перед парнем весело танцевала среднего размера собака. Она вставала на задние лапы и подпрыгивала в такт музыке. Ее хвост весело и задорно вили из стороны в сторону на очень большой скорости, острые большие уши стояли торчком. Поджав передние лапы, она выглядела умилительно и прекрасно это осознавала.
  Подойдя поближе, он заметил глаза уличного музыканта. Они были светло-карие, почти янтарные, и смотрели прямо перед собой никого не видящим взглядом. При этом на молодом и красивом лице была легкая полуулыбка, и играл легкий румянец. Одет музыкант был добротно, даже можно сказать богато и никак не вязался с образом того, кто зарабатывает игрой на улице. Неожиданно раздался визг собаки и злобный крик:
  - Гребаная шавка!
  Собака тут же прижалась к ногам музыканта и, ощерив пасть, грозно зарычала на диковатого вида мужика.
  - Ты еще порычи на меня, сука!
  - Вы сами виноваты, - раздался голос уличного музыканта.
  - Тебе откуда знать, прозрел что ль? - Издевательски спросил мужик.
  К концу этого вопроса Радмир уже оказался рядом с этим мужиком. Тот был немного выше его и гораздо шире в плечах, отчего его фигура казалось какой-то скошенной.
  - Эй, - встал он перед ним, - не лезь к парню.
  - А ты еще кто? - Зло сощурились ему в ответ. - Вали отсюда, пока цел. Понял?
  Не говоря больше ни слова, мужик протянул свою руку, намереваясь схватить Радмира за кофту. Сделав небольшой шаг вперед, Радмир перехватил руку. Левой рукой он схватился за место под кистью, а правой быстрым движением снизу ударил по локтю противника. Раздался легкий всхлип мужика, но Радмир не обратил на него никакого внимания и продолжил движение правой рукой, заламывая руку противника болевым приемом.
  - Пусти гад! - Зло закричал тот.
  Не обращая внимания на крик, Радмир немного поменял положение тела, давя уже не на локоть, а на весь плечевой сустав и выворачивая тому руку.
  - Если я продолжу давить, - спокойно начал говорить Радмир, - то кость выйдет из плечевого сустава. Ничего страшного, в принципе, травма пройдет через пару недель. Но есть одно 'но'. В дальнейшем, при любом усилии, она вновь будет вылетать из сустава, причиняя боль. При любом резком и быстром движении, при любой нагрузке. Помочь смогут только целители третьей ступени и выше. Остальные доктора будут не в силах этого сделать. А помощь целителя третьей ступени очень дорогая.
  Радмир знал, что спокойный тон подчас намного больше пугает, чем крик. Заметив, что мужик вначале покраснел от натуги, потом стал стремительно бледнеть, он улыбнулся.
  - Ч-че ты хочешь? - Злой взгляд мужика смотрел прямо, и Радмиру пришлось признать, что перед ним не трус.
  - Извинений, - Радмир показал головой в сторону уличного музыканта, который внимательно вслушивался в происходящее и хмурился.
  Мужик исподлобья бросил еще один злой взгляд на Радмира, но промолчал.
  - Гордый. Что ж, раз гордость важнее... - Радмир начал слегка давить на плечо.
  - Стой, - выдавил тот и повернул голову к музыканту. - Я был не прав, извини.
  Услышав это, Радмир тут же отпустил его руку и отошел. Мужик выпрямился, потирая плечо и недовольно морщась. Лицо его было насуплено, но он молчал. Только смотрел прямо в лицо Радмиру. Постояв так несколько секунд, он резко развернулся и пошел прочь от них.
  - Странный тип, - Радмир повернулся к парню. - Вы как, в порядке?
  - Да, спасибо вам большое, - музыкант повернул голову на его голос.
  - Агон, не плохой мужик, только в детстве его сильно собака покусала, вот он их и не любит, - неожиданно раздался женский голос рядом с ними.
  Оба молодых человека повернули головы в сторону голоса. Радмир увидел высокую и крепкую, даже на вид, женщину. Лицо у нее было округлое с острым подбородком. Она недовольно хмурилось, смотря в спину уходящего мужика. На голове у нее красовался платок, под которым она спрятала волосы.
  - Вы знаете его? - Радмир не нашел ничего лучше, чем задать этот банальный вопрос.
  - Да, он часто мимо проходит, - женщина перевела взгляд на него и приветливо улыбнулась. - Работает в кузне, помощником. Так что твоя угроза, парень, на него здорово подействовала.
  - А вы? - Радмир вопросительно приподнял правую бровь.
  - Зови меня папаша Мо, - представилась женщина. - Меня так тут все называют.
  - Привет папаша Мо, - поздоровался музыкант, а его собака приветливо гавкнула.
  - Привет Кристиан, - поздоровалась папаша Мо.
  - Радмир, - представился в свою очередь Радмир, когда на него посмотрели.
  - Ты молодец Радмир, - похвалила его папаша Мо. - Ловко ты его скрутил. Воин?
  - Студент, - ответил Радмир.
  - Да? Какие нынче студенты пошли, - весело рассмеялась папаша Мо.
  Радмир на это лишь пожал плечами.
  - Ну заходите, я вас завтраком накормлю, - предложила она неожиданно. Снизу раздался еще один тявк собаки. - И тебя тоже собакин.
  Радмир только сейчас обратил внимание, что все это время над дверью была небольшая вывеска с надписью 'постоялый двор 'папаша Мо'. Еще раз пожав плечами, он подхватил сумку и пошел следом за музыкантом и весело виляющей хвостом собакой. В чужие края со своими правилами не лезут, как говорится в народе.
  Внутри оказался просторный и светлый зал с прямоугольными столами. Он был уютным и чистым. По воздуху плавали вкусные запахи свежей выпечки. Женщина быстро усадила их за один из столов, сноровисто и споро расставила перед ними тарелки с едой и стаканы с каким-то взваром и, рассказывая о каких-то своих новостях, увлекла беседой.
  После трапезы Радмира еще раз поблагодарил уличный музыкант, и он ушел ведомый своей собакой. Радмир сытно оглядел зал, в котором сидело несколько посетителей обоего пола, и повернулся к хозяйке заведения.
  - Скажите, а у вас комнаты под жилье есть?
  - Есть, - папаша Мо тоже посмотрела на него. - Тебе как с полным пансионом или только комнату?
  - С полным, - немного подумав, ответил он.
  - Тогда с тебя сотня золотых.
  - В декаду? - Радмир удивленно посмотрел на женщину.
  - Какую декаду? За один месяц с полным пансионом и трехразовым питанием, - рассмеялась в ответ папаша Мо.
  - Ясно, - Радмир слегка потер шею рукой. - А то я удивился.
  - Ну, двадцать пять золотых в декаду тоже не мало, - папаша Мо виновато развела руки в стороны. - Просто мое заведение находится на одной площади с конторой наемников Мираселя, поэтому и цены такие. У них всегда деньги есть. И столоваться они у меня предпочитают.
  - Понятно, - Радмир встал. - Вот деньги за месяц, - он протянул ей золотые монеты, - имперские реалы подойдут?
  - Конечно, - папаша Мо, взяла деньги. - Подожди немного тут. Я сейчас вернусь.
  С этими словами женщина ушла в сторону кухни. Вернулась она вместе с молодой девушкой. Прелестной и худенькой блондинкой со светло-серыми глазами и фигурой, еще сохранившей подростковую нескладность и угловатость.
  - Это моя доча Ольми, - представила она девушку. - Она тебя проводит в твою комнату.
  - Прошу вас, последовать за мной, - девушка уважительно ему поклонилась.
  Подхватив свой рюкзак, Радмир последовал за девушкой. Та проводила его на второй этаж здания и остановилась возле комнаты с номером '204' на двери.
  - Вот, эта ваша комната, - девушка еще раз поклонилась и, отдав ему ключ, ушла.
  Комната оказалась довольно просторной и хорошо обставленной. Помимо полуторной кровати в ней были стол у окна, три стула со спинками, большой плательный шкаф и тумбочка у кровати. С левой стороны была дверь, ведущая в ванную комнату, там же находился и туалет. Осмотрев ее, Радмир остался доволен. Довольно удобная и светлая комната, то что нудно для временного жилья.
  Этим же вечером состоялась его встреча с Кереем дэ Ави.
  Радмир как раз ужинал, когда его радостно и удивленно окликнули.
  - Кир?!
  Радмир поднял голову от тарелки и с удивлением посмотрел на молодого мужчину. Тот был среднего роста, с черными волосами и с короткой бородкой клинышком. Телосложение он имел спортивное, но был несколько уже его в плечах. Нос был прямой, слегка приплюснутый, а само лицо симпатичным, хоть и было скуластым. Раскосые карие глаза незнакомца весело смотрели на него. Одет тот был в легкую рубашку с коротким рукавом и светлые брюки. На ногах его красовались бежевые шлепанцы.
  Радмир его узнал, благо фотография Керея была размещена в той заметке про контрабандистов, но ожидал он несколько иного. Восходящая звезда криминального сыска империи производил впечатление весельчака и балагура и был его ровесником.
  - Кер? - Также изобразил радость и удивление Радмир. Несколько хуже, но он никогда и не славился своими актерскими талантами. Вот держать невозмутимое выражение лица в любой ситуации - это он умел и много лет практиковал, а фальшивые эмоции изображать нет.
  - Сколь лет, сколько зим! - Керей подошел к нему и по-дружески хлопнул по правому плечу. Левша, машинально отметил про себя Радмир. - Какими судьбами дружище?
  - Да вот решил уединиться здесь и подготовиться к экзаменам.
  - Вечный труженик образовательного фронта, - белоснежные зубы мелькнули в ослепительной и веселой улыбке имперца. - Ты всегда был таким, даже в детстве.
  - И не говори, - Радмир оглянулся и наткнулся на любопытный взгляд папаши Мо. - Можно нам пару бокалов пива и закусок к ним? - Потом посмотрел на Керея, что с легкой улыбкой продолжал его разглядывать. - В мою комнату? - Получив подтверждающий кивок, сказал громче. - Кувшин холодного пива и закусок к нему в мою комнату.
  - Хорошо парень, - женщина пошла на кухню отдавать распоряжения.
  - Так вот ты какой, - слегка растягивая слова, подражая говору Радмир произнес Керей, когда они оказались в его комнате.
  - Зверь, невиданных краев и нетоптаных дорог, - продолжил Радмир.
  Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза, а потом весело рассмеялись. Арлок со своей какой-то непонятной манией и конспирацией.
  В этот момент раздался робкий стук в дверь и в комнату, после приглашения вошла дочка хозяйки. В руках у нее был большой поднос, на котором был запотевший кувшин с пивом и несколько видов разнообразных колбас и хлебцев с зеленью и сыром. Быстро расставив все на столе, Ольми, поклонившись им обоим, ушла.
  - Мда, - первым нарушил тишину Керей. - Умеет же Арлок подбирать пароли.
  - Да, - согласился с легкой усмешкой Радмир. - Вот чего угодно ожидал от него, но никак не строки из романтической саги.
  - Это ты, кстати, ничего, что я на 'ты'? - спросил Керей.
  - Ничего, - Радмир подошел к столу и начал разливать пиво по принесенным кружкам. - А то, что мы за друзья детства?
  - Вот и хорошо, тогда будем на 'ты' обращаться, - Керей взял протянутую ему кружку с пенным напитком. - Но это ты зря так про Арлока. Этот типус еще и не такое отчебучить может. Все же служба в имперских 'Тенях' накладывает свой отпечаток.
  -Тебе видней. Я с ним только по большим праздникам общался.
  - Что тебе известно? - Приступил к главному Керей.
  - Практически ничего, - Радмир пожал плечами. - Кто-то убивает людей по всему Ауалуру. Ни мотивов, ни целей.
  - Да, - Керей почесал затылок. - Не густо. Ну слушай. Убийства начались около тридцати лет назад. Первой известной нам жертвой стал один рурский профессор Куаран Сагдур...
  Керей минут пятнадцать рассказывал ему все, что он сумел найти. Радмир слушал очень внимательно. Большинство имен ему ничего не говорили, но были и знакомые. В основном это были имена аристократов. Действительно, насколько мог судить Радмир, у убийств практически не было ничего общего, кроме способа убийства. Резанные раны в области шеи. Но Радмир не понимал другого, о чем и спросил:
  - Я одного не понял, - посмотрел он на замолчавшего Керея. - Зачем ты все это мне рассказываешь? Арлок сказал, что я не участвую в самом расследовании, только силовая поддержка.
  - А рассказываю тебе, чтобы ты имел представление о ходе расследования. Ведь любопытно же, нет?
  - Есть немного, - неохотно признал Радмир.
  - Ну, и мне бы было любопытно. К тому же потом у тебя не возникнет не нужных вопросов в самый неподходящий момент.
  - Понятно.
  Поговорив еще примерно сорок минут, в ходе которых Керей просвеnbл Радмира о местных реалиях и ключевых людях, и, выпив все пиво, они решили закругляться. Керей ушел, пообещав держать его в курсе дел, а Радмир лег спать. День у него выдался насыщенным на события.
  ***
  Жизнь потекла своим чередом. С утра Радмир тренировался на заднем дворе здания. Тот был небольшим, но со всех сторон огороженный очень высоким и широким забором. Всего пять на семь метров. Только его размеры не были важны Радмиру. Главное, что для хорошей разминки и отработки боя с тенью, ему места хватало. Днем он обычно гулял по городу и посещал библиотеку, подтверждая свою историю про подготавливающегося к экзаменам студента. Вечером его ждала еще одна тренировка во дворе и сытный ужин. После ужина он чаще всего поднимался к себе в комнату и начинал тренировать свой контроль над сиянием, выполняя разнообразные упражнения. Прозанимавшись до поздней ночи, ложился спать. И так по кругу.
  А еще он читал. Много читал. Очень много читал. Его практически всегда видели с книгой в руках. Благодаря этому Радмир стал объектом шуточек остальных постояльцев заведения, на которые он не обращал внимания. Даже не отшучивался в ответ. Девушки-наемницы завсегдатаи заведения, обиженные таким невниманием к себе с его стороны, стали назвать его стариком или дедом. А особенно острые на язык не преминули пустить про него несколько слухов о том, что он, либо предпочитает мужчин, либо импотент. Эти слухи со смехом доводила до него папаша Мо, и они оба над ними смеялись. Та даже предлагала ему помощь в пресечении этих слухов, готовая поговорить с их источниками, но Радмир поблагодарил ее в ответ и отказался. В тот день он впервые удостоился от нее непонятного для себя взгляда.
  За полтора месяца проживания, Радмир сумел неплохо познакомиться с папашей Мо. Ее настоящее имя было Франка Филая Мо. У этой женщины оказалась довольно интересная история. Она была вдовой Арчибальда Герлина Мо, человека построившего и открывшего это заведение. Вот его и называли 'Папаша Мо'. Он был бывшим регулярным легионером, что сумел дожить до старости и скопить неплохой капитал. Служил, он, кстати, в тридцать первом внешнем легионе Азарской империи. Сам же папаша Мо, был застрелен почти сорок пять лет назад, когда заступился за одного паренька, которого избивала компания пьяных молодых парней. Виновных тогда так и не нашли. В день его похорон собрались все обитатели северо-восточной окраины Мираселя. Его, тогда еще, довольно молодая жена, неожиданно для себя вместо спокойной и счастливой жизни с бывшим легионером, стала вдовой и наследницей заведения. Это заведение вообще отдельная тема для обитателей этой части города. Любому бездомному здесь могли представить крышу над головой в непогоду или холод и сытный ужин. Обычно, такие обитатели помогали подсобной рабочей силой, расплачиваясь, таким образом, за кров и еду. Эту традицию завел еще сам папаша Мо, а его вдова, унаследовавшая это почетное звание, ее продолжила.
  После смерти мужа она так и не вышла повторно замуж, хотя женщиной была привлекательной и, как поговаривают завсегдатаи, довольно страстной. За эти годы у нее были романы с разными мужчинами, а от одного она даже родила прелестную дочку Ольми, которой скоро исполнится шестнадцать лет, и которая помогает матери и официанткой, и кассиршей, и уборщицей, и вообще всем, кем может. Девушкой она была общительной и почти сразу же завоевывала симпатии окружающих, правда при Радмире она несколько робела, а на ее щеках играл легкий румянец.
  Франка и завсегдатаи часто по-доброму подшучивали над девушкой из-за этого, отчего та смущалась еще больше. Это не помешало практически каждому мужчине, отозвать Радмира в сторону на несколько слов и пригрозить ему всеми карами, если он хоть как-то специально обидит девушку. Радмир стоически выслушивал все эти разговоры, стараясь не рассмеяться. Особенно сложно ему было сдержаться, когда согнутый радикулитом старик, крепко вцепившись в его рукав, тонкими, костлявыми пальцами, обещал лично переломать ему все кости. При этом старик был обычным человеком. Даже не генномодифицированным. Радмир тогда вежливо кивал и клялся, что и в мыслях ничего такого не имеет.
  Ощущение какого-то уюта и домашней семейной атмосферы, буквально витало повсюду. Даже наемники, которые были везде необычайно шумными и буйными, здесь вели себя почти пристойно. Хотя, что там, наемники? Среди них был большой процент получивших хорошее воспитание и образование. В заведении 'Папаши Мо' даже девочки по вызову вели себя чинно и тихо. Случалось пару раз, когда какая-нибудь команда наемников, вернувшаяся после удачного заказа или работы, отмечала это до самого утра и была громкой, шумной и веселой, но еще ни разу Радмир не видел внутри потасовок. Иногда люди выходили для этого на улицу. Реже их останавливал один из двух охранников, что всегда дежурили в зале. Но чаще всего буйных успокаивали остальные посетители.
  Керей время от времени забегал, повидать 'старого друга детства', но ничего нового рассказать о расследовании не мог. Они просто болтали на разные темы. У них оказалось очень много общего. Но кроме этого будни стали довольно рутинными. Их сценарий практически не менялся. Радмир на это не жаловался. Наоборот он был доволен, что никто ему сейчас не мешает. Уровень контроля над сиянием у него неуклонно, хоть и медленно рос. Драконий взгляд все еще поражал своими возможностями. Сенсорные способности были легки в своем применении и освоении, удивляя только расстоянием. Сорок километров в диаметре - это очень много. Даже ему с его выносливостью было трудно долго держать такую площадь покрытия. Спасало его только возможность ставить метки. Это сильно облегчало нагрузку на него и почти в три раза увеличивало расстояние, на котором он мог наблюдать за объектом с меткой. Но и тут было ограничение - одновременно он мог наблюдать только за тремя метками. Со временем и регулярными тренировками их количество должно было увеличиться, но на это у него уйдут годы, если не десятилетия. Также он довольно легко и быстро освоил драконье пламя. Он мог заставить его появиться на любом участке своего тела, правда, вызывать это пламя не на себе самом он еще не умел. Тут тоже нужны были долгие годы практики.
  Еще он довольно много общался с уличным слепым музыкантом Кристианом. Тот часто играл по утрам перед заведением 'папаша Мо'. Пару раз он издали замечал того мужика, которого Франка назвала Агоном, но тот всегда держался вдалеке, хотя Радмир периодически ощущал его пристальное внимание.
  ***
  Сегодня вечером Радмир решил размяться с саблей. Призвав ее, он вначале сделал общие упражнения, чтобы разогреть мышцы, а потом приступил к медленной отработке стоек и переходов. После каждого выполненного комплекса упражнений он потихоньку начал входить в раж. Сабля была просто невероятной, ее баланс идеальным, а вес приятно ощущался обеими руками, при каждом движении.
  Сам того не замечая он увлекся настолько сильно, что пропустил появление случайных зрителей. Возле выхода на задний двор стояла Ольми и аккуратно поддерживала неизвестную ему девушку. Заметив его взгляд, девушка еле заметно покраснела и робко ему улыбнулась. Повернувшись к ним, Радмир улыбнулся девушке в ответ, слегка наклонив голову в приветствии. Сегодня он ее еще не видел.
  Ее спутница, которую Ольми поддерживала, пьяно пошатывалась из стороны в сторону, и если не помощь со стороны, то она бы не смогла устоять на ногах. Одежда выдавала в ней наемницу. Сбоку на поясе висела рапира с красивым и вычурным эфесом, украшенным искусной резьбой. Длинные черные волосы, собранные аккуратную косу на затылке, слегка блестели в свете уличного освещения двора. Кожа была светлой. Большие раскосые черные глаза с настоящими золотистыми искорками в них, в обрамлении невероятно густых и длинных ресниц, сейчас расфокусировано смотрели куда-то. Небольшой рот девушки тоже был аккуратным, с пухлыми нежно розовыми губами. Такому лицу, как у нее больше всего подходило слово хорошенькая или милая, чем красивое, особенно с небольшим и слегка курносым носом. Но лицо было не самым удивительным в ее внешности. Самым удивительным в девушке была ее невероятно большая грудь, которой не должно было быть при таком стройном и изящном телосложении как у нее. Рост у девушки был средний, примерно сто шестьдесят сантиметров. Более точно он сейчас сказать не мог, а драконий взгляд активировать было нельзя - он тренировался без своих, уже ставших привычными черных очков.
  - Ик, - наемница состроила забавную рожицу и сфокусировала взгляд не его сабле. - Красавица. Можно, ик, посмотреть?
  Радмир перевел взгляд на Ольми. Та, чуть порозовев, кивнула. Он подошел к ним и протянул клинок, держа его перед собой двумя руками, как принято в аум сарде. Наемница неожиданно переставшая пошатываться, также двумя руками, с легким поклоном приняла саблю. Потом принялась с легким выражением благоговения на лице, рассматривать.
  - Тяжелее стандартной, - бормотала она себе под нос. - Длиннее... изгиб... цвет...хм...
  - Здравствуйте лан Радмир, - Ольми поклонилась, пока ее спутница была увлечена и не нуждалась в поддержке.
  - Здравствуй, - поздоровался он в ответ и хотел еще что-то сказать, но его прервал полувздох-полустон.
  - О! - Рот наемницы забавно округлился. - Вёлунд.
  То, как она произнесла имя его учителя, позабавило его. Столько восхищения и благоговейного трепета, он не слышал ни разу. Девушка же тем временем как-то отрешенно улыбнулась и посмотрела на Радмира. В ее удивительных черных глазах неожиданно вспыхивали и пропадали настоящие золотистые искорки.
  - Вот, - с видимым усилием протянула она обратно ему его саблю. - Это воистину дивное творение. Спасибо, что разрешили посмотреть.
  - Не за что, - ответил Радмир, а наемница, как только выпустила меч из рук, сразу будто обмякла и повисла на руках Ольми. Спустя мгновение послышалось сонное сопение.
  - И что это было? - Радмир посмотрел на Ольми.
  Та в ответ только смогла пожать плечами.
  - Я о ней позабочусь девочка, - Радмир перевел взгляд в сторону нового голоса.
  Позади Ольми стоял очень низкий мужчина. Он был ниже ростом даже Арлока, которого Радмир до этого считал самым низкорослым из своих знакомых. Иланиец, что успел незаметно подойти к ним, был невероятно широк в плечах и имел очень мускулистые руки. Это несвойственное аскетичным и жилистым иланийцам телосложение выдавало в нем генномодифицированного человека. На крупной голове были короткостриженые волосы русого цвета. Правый глаз был закрыт повязкой, из-под которой шло несколько страшных рваных шрамов к виску. Левый глаз поражал своим алым цветом с маленьким зрачком. Этим глазом иланиец неприветливо и грозно осматривал все вокруг. Радмиру тоже достался такой взгляд, но надолго он на нем не задержался.
  - Хорошо, лан Аббис, - девушка послушно передала наемницу иланийцу.
  Тот заботливо подхватил спящую наемницу и кинул недовольный взгляд на Радмира.
  - Че уставился?
  Радмир нахмурился и уже хотел ему ответить, как голос Франки его опередил.
  - Абби, малыш, - хозяйка грозно нахмурила брови. - Я тебе что говорила?
  - А я че? Я ничего, - сразу же заюлил в ответ мужчина и дернул головой в сторону Радмира. - Это он. Че он пялится-то?
  - Ты себя в зеркале видел? - Уже весело спросила Франка. - На тебя все пялятся. Таким уж ты уродился. Смирись.
  Иланиец недовольно заворчал, но под снова нахмурившимся взглядом папаши Мо лишь недовольно цыкнул и, резко развернувшись, ушел, бережно неся свою ношу.
  - И что это было? - повторил свой вопрос Радмир, глядя уже на Франку.
  - Это наемники из гильдии 'Алый рассвет', Хидэ Канэко и Аббис Валеа.
  - Где-то я уже слышал это название, - задумчиво сказал Радмир.
  - Это особая гильдия, - тут же ответила Франка. - Ей больше трех тысяч лет. Они появились почти сразу после прорыва в этом городе. Они занимаются в основном тем, что истребляют даугров.
  - Ого, я думал, что 'Драконы' старейшая гильдия, - Радмир посмотрел туда, куда ушла пара колоритных наемников.
  - Не, - отмахнулась женщина и улыбнулась. - Они, сильнейшая гильдия ауалура, а так есть еще три гильдии наемников, что намного древнее. Например 'Осколки', этой гильдии почти восемнадцать тысяч лет.
  - Тогда чем же знаменит этот 'Рассвет'? - поинтересовался Радмир. Они уже вошли в общий зал, который снова был почти полностью забит посетителями.
  - В эту гильдию принимают только очень сильных наемников, и чаще всего не ниже четвертой категории, - ответила Франка, довольно улыбнувшись.
  Радмир тоже улыбнулся. Эта женщина очень любила поговорить и показать свою осведомленность в каком-либо вопросе. Не много же ей нужно для хорошего настроения. Впрочем, именно этим она и подкупала.
  Этот вечер заставил Радмира крепко задуматься. Что толку от его сенсорных способностей, если он их не использует? Уже в который раз к нему спокойно приближаются незнакомые люди, а он либо слишком увлекается, либо просто не обращает на них внимания. Загордился, нос задрал. Он недовольно нахмурился. Нет, в бою или поединке он собран и внимателен. Но в повседневной жизни слишком расслаблен. Решено. Отныне и впредь он будет тренировать свою внимательность. Сейчас, казалось бы, пользы от этого будет не много, но со временем это окупится. Пока есть возможность мирно жить, нужно подготовиться.
  На следующий день Радмир, потренировавшись с утра, как обычно пошел прогуляться по городу. Зима в Мираселе была очень мягкой и теплой. Снега здесь почти никогда не было. Обычно нужно было только одеть теплую кофту, чтобы не замерзнуть даже в середине зимы.
  В последние три декады он заметил за собой слежку на улице. Кто-то неотступно и незримо следил за ним, за его передвижениями и при этом оставался вне поля его зрения и чувствительности. Поэтому он пришел к выводу, что следят за ним профессионалы, причем не одна группа, а несколько. Что неизвестным понадобилось от студента, готовящегося к весенним экзаменам, коим он был для всех в городе? Этот и еще несколько вопросов нуждались в ответе. Оставалось надеяться, что времени у него на их поиски еще достаточно.
  Радмир так и не решил, что он будет делать, когда окажет обещанную помощь. Был вариант отправиться сдавать экзамены в Университет Срединного моря, все-таки диплом о высшем или среднем техническом образовании был бы не лишним. Потом можно было устроиться куда-нибудь на работу по специальности и спокойно дождаться своего тридцатилетия, шлифуя свои умения и навыки и улучшая контроль над приобретенными способностями. После же оставалось только выполнить задуманное и все. Он будет свободен. Начнет искать жену, потом женитьба, семья, дети. Мечты скромные, но его вполне устраивали. И плевать он хотел на возможности занять подобающее ему место среди аристократии Ауалура и Азарской империи в частности. Свою жизнь он спланировал еще в пятнадцать лет, и отступать от этого плана был не намерен. По крайней мере, без серьезных на то оснований.
  Еще был вариант плюнуть на диплом и действительно податься в наемники. Не воином, конечно, а техподдержкой. Несколько лет поработать, заработать авторитет среди них, а потом снова тридцатилетие, исполнение задуманного, жена, семья, дети и тихая старость в кругу семьи. Красота.
  Еще был вариант пойти в помощники к какому-нибудь целителю, можно даже к матери. Тем более что за последний год она взяла новую ступень в целительстве. Шестая ступень это уже очень много. Практически у нее очень мало конкурентов, всего сто одиннадцать целителей помимо нее имели такую же ступень. На почти девяти миллиардное население Ауалура это очень мало. К тому же среди тех ста одиннадцати больше половины были уже древними стариками. Его мать вообще была самым молодым целителем, кто получил эту ступень. Ей есть чем гордиться. Всего тридцать девять лет и такие успехи. Даже интересно, чтобы было, если бы она не отвлеклась почти на пятнадцать лет на его воспитание? Скорее всего, она была бы уже целителем седьмой ступени.
  Отвлекшись на мысли о матери, Радмир сделал себе зарубку на памяти о том, что нужно будет ей позвонить. Давно они уже не общались.
  Вернувшись днем с прогулки, он застал довольно непривычную картину. Франка о чем-то секретничала со вчерашней наемницей. При его появлении, обе замолчали и посмотрели в его сторону. Ну понятно, о нем говорили. Ольми в этот момент что-то протирала за прилавком и широко улыбнулась, когда заметила его. Улыбнувшись в ответ, Радмир пошел в сторону шушукавшейся парочки. Лучше сразу решать все непонятные ситуации. Это он крепко усвоил, спасибо Власте.
  Наемница разительно изменилась со вчерашнего вечера. На хорошеньком курносом лице теперь было безразличное выражение. Также появились тонкие очки в золотой оправе, что ей очень шли и придавали деловой вид. Из черных глаз исчезли золотистые искры. И одета она была в бесформенную, скрывающую одежду. Тонкая кружевная кофта, длинная в пол юбка, на ногах легкие сандалии. На поясе сбоку висела рапира в очень красивых красных ножнах. Волосы были собраны в хвост, который водопадом падал на спину. От девушки прямо веяло холодом и официальностью.
  Радмир внутренне горько вздохнул. Жаль. Вчерашняя, немного забавная, но самое главное живая версия девушки ему понравилась намного больше. Интересно, что ей от него нужно? Также его неприятно поразили взгляды, которые кидало несколько обедавших наемников на эту алву. Они были злобные или же в лучшем случае презрительные. Видно девушка не пользовалась популярностью. Интересно почему? Внешние данные у нее были очень даже. Может характер? Этот отрешенный и довольно высокомерный вид мог вызвать раздражение.
  - Меня зовут Хидэ Канэко, - представилась она спокойным и приятным голосом.
  - Акира Радмир Кудо, - представился он в ответ.
  - Кудо? - На ее лице появилось удивление. - А вы случайно... Впрочем, не важно. Я пришла попросить вас стать моим спарринг партнером в фехтовании.
  Радмир удивленно приподнял брови. Еще одна. Боги, за что?
  
  Глава 6.
  - Лани Канэко, - Радмир закрыл на несколько секунд глаза и сделал глубокий вздох. - Вы ведь фехтуете с помощью рапиры?
  - Да, - девушка согласилась. - А что?
  - Мой стиль фехтования не очень подходит для спарринга с вами, - начал было он объяснять, но услышав одобрительное 'Правильно, так с этой сучкой и надо' и 'Не хрен с этой подстилкой церемониться' от двух наемников, что бросали недовольные взгляды на девушку, сказал совсем иное, чем хотел сначала. - Но я постараюсь не ударить в грязь лицом. Я согласен. Давно я уже не звенел железом с кем-либо в спарринге.
  Радмир начал ругать себя за необдуманный поступок сразу же, как закончил говорить, но он терпеть не мог такого отношения к женщинам. Он не знал, почему к ней так относятся, но то, с каким мужеством она это переносила, вызывало в нем искреннее восхищение.
  - Молодец парень, - папаша Мо одобрительно хлопнула его по плечу, отчего Радмир невольно пошатнулся. Силы в этой женщине было немерено. Она грозно нахмурила брови и посмотрела на ту парочку, что до этого говорила. - А вы взяли свои вещи, и пошли вон из моего заведения. За еду деньги можете не оставлять. От таких уродов мне ничего не надо.
  Наемники переглянулись друг с другом, но вставать не спешили.
  - Вы оглохли? - В голосе женщины появились странные нотки, из-за которых хотелось поскорее скрыться от нее. Наемники неуверенно встали и пошли к выходу, постоянно оглядываясь и кидая злые взгляды на них троих.
  Радмир лишь мысленно пожал плечами, идиоты есть везде.
  - Франка, - Хидэ несколько неуверенно посмотрела на хозяйку заведения.
  - Пусть валят отсюда, раз не могут вести себя прилично, - категорично заявила та.
  - И все-таки это не дальновидно, - спокойно возразила Хидэ, уже уверенно. - Терять клиентов на пустом месте.
  - Тю, и не страшно, - беззаботно отмахнулась Франка. - Клиентов хватает. Не волнуйся девочка.
  - Девочка, - Хидэ поправила очки на носу. - Я старше тебя Франка на пять сотен лет.
  - И что? Ты бы лучше про свой возраст не говорила при симпатичных молодых мужчинах, что с интересом смотрят на тебя.
  При этих словах, Радмир, аккуратно рассматривающий алву сквозь темные очки, невольно отвернул лицо, а девушка слегка потупила взор и стала рассматривать пол, вызвав добродушный смех Франки.
  - Эх, какие же вы бываете забавные, - с этими словами она ушла на кухню.
  - Я, пожалуй, пойду, - девушка до сих пор не подняла взгляд и говорила куда-то в пол.
  - Лани Канэко, - позвал ее Радмир, и, подождав, когда она подняла на него свои глаза, продолжил. - Я бы хотел уточнить время наших спаррингов.
  - А как вам будет удобно? - Девушка спокойно посмотрела на него, но на щеках ее был легкий румянец, хорошо заметный на светлой коже. - Ведь это я причиняю вам неудобства своей просьбой лан Кудо.
  - Если бы вы причиняла неудобства, то я бы просто отказался, - Радмир ободряюще улыбнулся. - Я могу предложить вам на выбор утро или вечер, днем я занят учебой.
  - Тогда как насчет утра? - Девушка положила руку на эфес рапиры и выпрямила спину. Видимо это движение придавало ей уверенности.
  -Хорошо, утром, - согласился Радмир. - Часиков в восемь, устроит?
  - Вполне, - кивнула девушка.
  На этом они разошлись.
  Первая тренировка далась Радмиру довольно тяжело. Он владел шпагой, но внимания уделял ей мало, в отличие от сабель и прямых мечей, считая ее слишком легкой для себя. Хидэ же была явным мастером фехтования на рапирах. Ее уколы были точны и быстры. Хотя сама ее рапира была необычной. Она была шире положенной и больше походила на шпагу, только длинную. Поэтому когда она неожиданно нанесла режущий удар, Радмир, хоть и был готов к такому, чуть было его не пропустил. Хорошо еще, что они фехтовали тренировочными клинками, в точности похожими на ее рапиру, но с затупленным острием и без режущей кромки.
  Девушка приятно поразила и удивила его. Не смотря на несколько несуразное строение ее тела, на которое он невольно засматривался, она великолепно им владела. Ее необычная гибкость и скорость представляли настоящую угрозу любому, а выносливости могли позавидовать и рурцы. При этом она была довольно легкой, поэтому, когда он взял ее шпагу на силовой захват, то неожиданно для себя продавил и слишком сильно подался вперед. Девушка этим воспользовалась, и их первый спарринг закончился уколом в его шею и ее победой.
  Девушка побеждала его не протяжении всей их первой тренировки, пока в последней бою он небольшим финтом не отвел ее клинок в сторону и не провел укол из низкой позиции прямо в сердце. Хидэ удивленно поморгала несколько раз, а затем поклонилась ему. После чего их первая тренировка закончилась.
  - Ну как тебе? - Папаша Мо весело улыбалась, глядя вслед уходящей девушке. Все время тренировки эта женщина без малейших сомнений и колебаний сидела в тени здания и внимательно наблюдала за ними обоими.
  Радмир взял предложенную ею кружку с прохладным и слегка кислым напитком.
  - Нормально, - он отхлебнул из кружки. - Несколько непривычно фехтовать в таком стиле, но со временем я приноровлюсь.
  Франка удивленно посмотрела на него и состроила непонятное выражение лица, лишь сказав на выдохе, качая головой:
  - Мужчины.
  Радмир приподнял правую бровь и вопросительно посмотрел на нее.
  - Что?
  - Ничего, - досадливо отмахнулась от него женщина и ушла на кухню.
  Пожав плечами, Радмир пошел в свою комнату принять душ и переодеться.
  После этого события жизнь Радмира несколько изменилась. В нее вошли почти ежедневные тренировки с Хидэ. Иногда она отсутствовала из-за заданий своей гильдии, но почти всегда она заранее предупреждала его об этом. Также он заметил, что стал объектом скрытой неприязни очень многих. В открытую высказывать ему недовольство, после первого инцидента, никто не решался, но злые и недовольные взгляды несколько напрягали.
  В том инциденте все случилось спонтанно и довольно глупо. В то время как они сидели после тренировке в общем зале и пили холодный фруктовый морс, какой-то свободный наемник вначале прилюдно оскорбил Хидэ. Девушка не обратила на это никакого внимания, а когда Радмир хотел его урезонить, она положила свою руку на его, и мягко сжала, слегка покачав головой. Недовольно фыркнув, Радмир подчинился ее невысказанной просьбе. Но тому наемнику поглумиться над девушкой оказалось мало. Видя что никто его не одергивает, а Радмир бездействует, он прошелся и по Радмиру, но удостоился лишь презрительного взгляда от него и замечания от Ольми, чтобы они вели себя спокойнее. Но наемник, сидевший в компании своих друзей, не прислушался и продолжил оскорблять уже их обоих.
  Если поначалу, Радмира сдерживала рука Хидэ, что лежала на его руке, и ее умоляющий взгляд, то когда тот наемник прошелся по его родословной и обозвал 'сукиным сыном', Радмир ответил. Он легко сбросил ладонь девушки, к чести сказать, после таких оскорблений, она уже и не держала его, и подошел к тому наемнику.
  - Пошли, храбрец, выйдем на улицу, - спокойно сказал Радмир и пошел на выход. Больше не обращая внимания на того.
  Наемник вышел следом, так же как и большая часть посетителей. Они встали друг напротив друга в импровизированном круге из людей. Усмехнувшись на правую щеку и ни слова не говоря, Радмир просто пнул наемника по ногам. Не сдерживаясь, со всей силы. Раздался страшный хруст костей и наемник рухнул на тротуар перед зданием. Его дикие крики боли были прекрасно слышны по всей улице и многие любопытные даже выглядывали из окон посмотреть, что же произошло.
  Движение у его ноги было коротким, не размашистым, но невероятно быстрым. Многие даже не смогли разглядеть его. Вот они стоят напротив друг друга, и вот уже наемник валяется на земле со сломанными ногами. Наемник лежал и жалобно выл от боли, схватившись за обе свои ноги, изогнутые под неестественным углом. По толпе прошлись удивленные шепотки, но Радмир не обращал на них никакого внимания. Его усмешка стала кривой, а в глазах появилось удовольствие. Он долго терпел этого пьяного наемника.
  Один из собутыльников наемника с диким и злобным криком решил отомстить за своего друга, но был встречен быстрым и хлестким ударом кулака прямо в солнечное сплетение. Упав на землю, он сильно выпучил глаза и открывал рот, словно рыба, выброшенная из воды на берег реки, пытаясь сделать вдох.
  Третий выскочил с ножом. Сделав неуклюжий выпад, от которого Радмир легко увернулся, просто немного уйдя в сторону. Он резко приблизился к вывалившемуся слишком сильно вперед противнику, схватил его за голову двумя руками и сильно ударил коленом в лицо. Раздался хруст костей и почти сразу же брызнула кровь. Радмир отпустил его голову и также быстро вернулся на свою исходную позицию. Получив такой сильный удар, третий упал лицом вниз. После чего Радмир с той же улыбкой на лице приблизился к его руке, в которой до сих пор был зажат нож, и сильно наступил на нее. Снова раздался хруст и вой поверженного противника. Слегка крутанувшись на этой ноге, он отошел и встал в центре людского круга, который резко увеличился в диаметре.
  Все еще улыбаясь, Радмир обвел взглядом всех собравшихся и молча ждал - будут ли еще желающие? Больше желающих не нашлось. Второй еле оклемавшись после удара, весь покрасневший, был вынужден тащить обоих своих приятелей к врачу.
  В тот вечер Радмир впервые почувствовал, что окружающие его боятся. Не самое приятное ощущение, но пусть лучше так, решил он. Он нарочно использовал стиль саваж, который просто прекрасно подходил для такого рода драк. А его улыбка, которую Радмир держал на лице все то время и выражение довольства в глазах в большей степени были игрой на публику. Только первый вызвал в нем гнев, остальные двое были просто ему безразличны. Но теперь он был уверен, что доставать его не станут. Страх удивительная вещь. Он может породить героев, которые презрев все опасности совершают подвиг, но в основном всегда порождал трусов. И посетители заведения папаши Мо, не были исключением.
  Пару раз за эти несколько месяцев, Радмир случайно видел Хидэ, играющую с детьми, в одном из городских приютов. Во время их спаррингов-тренировок у нее чаще всего было сосредоточенное и удовлетворенное выражение лица, но в те моменты он впервые видел ее беззаботную и счастливую улыбку. Дети прямо тянулись к ней, и все время кружились рядом, весело гомоня и смеясь.
  Еще он практически каждый день общался с Кристианом. Парень ему нравился своей силой воли и духа. Иметь физический изъян даже сейчас было тяжело, но уличный музыкант мужественно переносил все недостатки своего увечья и почти всегда весело улыбался.
  Также папаша Мо откуда-то узнала, что он разбирается в технике. С тех пор Радмир периодически помогал ей с починкой. То генератор, то холодильник, то мотор водяной. За это она скинула ему плату до 30 золотых в месяц, что позволило ему существенно растянуть свои накопления на более долгий период.
  Но как бы он их не растягивал и не экономил, после нового года у него осталось всего сорок три золотых монеты в наличности. Этого хватит всего на месяц, и нужно было срочно исправлять ситуацию. Идти и снимать деньги со своего счета в банке очень сильно не хотелось. Эти деньги его мама заработала, работая сиделкой, и с учетом его отношения к этой ее работе, он не хотел тратить их просто так всего лишь на свое проживание. Лучше после потратить их с пользой.
  Ситуация была неприятная и он пока не видел выхода. Не просить же Арлока дать ему денег, мол, я тут сижу, жду у моря погоды за свой счет, а вы пока даже не чешетесь. Это было невозможно. Во-первых, его попросили об услуге, а если будут давать ему за это денег, то получится, что его банально наняли и отношение к нему будет другое. К тому же иметь в должниках офицера Теней было намного выгоднее. Во-вторых, ему это не позволила бы его гордость. Еще не хватало признаваться этому неприятному для него имперцу, что у него заканчиваются деньги.
  В первый день третьей декады первого месяца, Радмир сидел вечером в зале и болтал с Кристианом и появившемся Кереем о последних новостях. Среди которых было расторжение помолвки Ярославы Кройф и маркиза Эйрика Палнорта, второго сына Рудзава Палнорта. Это была горячая тема. Многие строили догадки, а вездесущий журналист Харазирт прямо написал, что все дело не в том, что юная княжна уже не девственна, а в том, что часть ее лица сильно изуродовано шрамами. Вы скажите сплетни? Помилуйте боги, они обсуждали политическую обстановку в одной из передовых держав Ауалура. И то, что тут весьма сильно замешан неприличный скандал, никакого отношения к делу не имело. Именно так и никак иначе!
  Парни сошлись во мнении, что если эта теория верна, то этот Эйрик, та еще гнида. Искать девственность у девушки в Ауалуре было не принято, потому что более двух третей просто физиологически не обладало девственной плевой. Она была только у людей и иланиций.
  Оскорбление было нанесено публично, пусть даже и под благовидным предлогом, но грядет серьезное столкновение домов, и маркиз Палнорт, пойдя на поводу у сына, нажил себе смертельного врага в лице Казимира Кройфа, главы рода Кройф. А враги таких масштабов не по зубам каким-то там маркизам из свободного рода, пусть и очень, просто невероятно, богатым. О чем и сообщил своим приятелям.
  - Думаешь будет война родов? - Керей посмотрел на Радмира.
  - Конечно нет, - отмахнулся от такого варианта он. - Старик этого не допустит.
  - Старик? - Удивленно переспросил Кристиан.
  - Да, Беримир VIII, император Азарской империи, - охотно пояснил Радмир приятелю.
  - Старик!? - Уже возмущенно воскликнул Кристиан. - Радмир, это непочтение к монаршей особе.
  - Тише, - Радмир слегка похлопал его по плечу. - А за что мне его уважать?
  - Пусть так, - Кристиан отпил из своего бокала. - Пусть тебе не за что его уважать лично, но он много сделал для простого люда в империи.
  - И что? - Применил 'убийцу споров' Радмир. И тут же продолжил, переходя сразу к другой теме, не дав высказаться музыканту. Он знал, что предвзят к императору, но ничего не мог поделать с собой. - Кто он мне? Никто. Я не его вассал.
  - Но Керей имперец, - возразил Кристиан.
  - И что? - Повторился Радмир и посмотрел на спокойно попивающего пиво имперского жандарма. - Арестует меня за непочтительность? Я ведь ни словом не соврал. Беримир действительно очень стар. Поэтому обращение старик к нему вполне подходящее
  - Но твой тон и слова... - неуверенно протянул музыкант.
  - Мы в свободном городе Мирасель, а не на землях империи, - возразил уже Керей. - Да и нет такой статьи в имперском законодательстве. Радмир лишь констатировал факт. А его тон к делу не пришьешь.
  - Вот, - подпихнул локтем Кристиана Радмир. - Слышал? Не паникуй.
  - И все-таки, - продолжил Керей. - Ты бы был повежливее, что ли... Я как никак представитель империи.
  - Зануды вы оба, - Радмир скучающе оглянулся и продолжил пить пиво.
  - А почему ты думаешь, что император их сдержит? - Не утерпел Кристиан.
  - Ему это невыгодно, - пояснил Радмир. - Если два таких рода сойдутся в межродовой войне, то в империи может начаться гражданская.
  Радмир нагнулся и скормил кусок мяса псу. Тот, с довольный урчанием, быстро проглотил мясо и радостно завилял хвостом.
  Кристиан машинально погладил своего пса:
  - Радмир прекрати его подкармливать. Мне потом дядя выговаривает, что я слишком балую Буяна.
  - Да ладно тебе, - Радмир тоже протянул руку и погладил собаку.
  - А с чего ты взял, что эти действия могут начать гражданскую войну? - Керей был серьезен.
  - Просто предположил, - Радмир пожал плечами.
  - Вот просто так взял и предположил? - Керей состроил скептическую мину на лице.
  - Хорошо, не просто так, а с умным видом. Доволен? - Радмир улыбнулся.
  - Был бы еще этот умный вид не только видом, - не остался в долгу имперец.
  - Я провел параллели, да много кто может так сделать. Сам знаешь, сколько теорий заговоров существует, - Радмир перестал почесывать Буяна за ухом, отчего тот огорченно фыркнул.
  - Да, но теория интересная, - Керей откинулся на спинку стула и ушел в свои мысли.
  - Тогда, что, по-твоему, будет в империи? - Кристиан повернул свое лицо в сторону Радмира и тот, в который раз с трудом сдержал вздох огорчения. Видеть, как молодой и здоровый парень смотрит невидящим взглядом в твою сторону, было тяжело.
  - В каком смысле? - Уточнил Радмир.
  - Ну, в смысле, что теперь будут делать Кройфы и Палнорты?
  - Будет дуэль, - Радмир безразлично посмотрел на кухонную дверь. К ним шла Франка с каким-то листом бумаги. Наверняка опять не может понять инструкцию, или же ее еще нужно перевести. И зачем она берет все иностранное, если в Мираселе прекрасно работает завод по производству бытовой техники, чья продукция практически ни в чем той не уступает? Он повернулся к Кристиану. - Скорее всего, Казимир Кройф сам вызовет на дуэль чести Рудзава Полнорта. Этому император помешать не может, задета честь древнего рода. Другое дело, что вместо Рудзава может выступить его сын Эйрик, как виновник, или же, если Рудзав дорожит сыном, то какой-нибудь бретер.
  - А разве маркиз не сможет откупиться? - Кристиан неуверенно поежился. Он не любил разговоры про аристократическую честь рода.
  - Будь это кто-нибудь менее родовитый, тогда такой вариант еще мог бы осуществиться, - Радмир тоже откинулся на спинку стула и посмотрел на сидящего прямо приятеля. - Но Казимир Кройф слишком значимая фигура на аристократической карте империи, да и всего мира. К тому же и с императором они в юности были близкими приятелями, как я слышал.
  - Почему же тогда император не накажет маркиза?
  - А за что? Самого императора это никак не касается. Если он попробует вмешаться, то Казимир первым восстанет. Это же ущемление его аристократических прав. Тут недалеко и до восстания аристократии.
  - Ну, это ты уже лишку хватил Кир. То гражданская война, то восстание аристократии, - сказал Керей, очнувшись от своих размышлений. - Какое восстание? Даже волнений не будет.
  - Может и хватил, - легко согласился Радмир. - А волнений не будет и так, потому что император не вмешается.
  - Но ты сам же сказал, что он их сдержит, - возразил Кристиан.
  - Да сказал, - не стал отрицать Радмир.
  - Но как тогда?
  - Кристиан, - Радмир устало выдохнул. - Император не станет мешать их дуэли, но обязательно помешает смертоубийству и началу кровной вражды между этими равносильно важными родами для империи.
  - Равносильно? - Кристиан удивлялся все больше и больше.
  - Почти пять процентов экономики империи зависит от предприятий маркиза Палнорта, - пояснил Радмир. - Это очень много. И держится все пока только на Рудзаве. А Кройфы, это один из родов, что основал империю. Древний и могучий род. Глава нынешней разведки империи это жена Казимира Кройфа - Снежана Кройф.
  - Ты очень хорошо осведомлен о жизни империи, - сказал Кристиан с удивлением и восхищением.
  - Я просто много читаю, - Радмир усмехнулся. - Но знаете, что я вам скажу, - оба его приятеля внимательно стали внимательнее. - Я думаю, что девочка нас всех еще удивит.
  - В каком смысле? - Керей отпил пива.
  - Не знаю, я все-таки не пророк, - пожал плечами он, и повернулся к подошедшей к ним папаше Мо. - Что-то случилось?
  - Слушай, Радмир, - женщина протянула ему листок. - Я не понимаю, что здесь написано. Вроде алфавит из общего языка, а слова непонятные. Да и знаки некоторые я не помню.
  Радмир взял листок, несколько секунд его осматривал.
  - Это язык перея, - Радмир протянул листок обратно. - Там записан рецепт запеканки.
  - Что за перея еще? - Женщина недоверчиво посмотрела на листок.
  - Это язык одного из вымерших народов, - пояснил Радмир. - Они жили почти полмиллиона лет назад на юге материка Дейстрока. Маленький и самобытный народец. Они, кстати, были людоедами.
  Женщина невольно разжала руку, и листок упал на пол.
  -Тьфу, демонова отрыжка, - зло выругалась она. - Вот же гад! Редкий рецепт, редкий рецепт! Я ему покажу редкий!
  С этими словами Франка удалилась, оставив приятелей. Керей подобрал листок и с интересом стал рассматривать письмена на нем.
  - Ты реально знаешь этот перея? - Он с сомнением поглядел на Радмира.
  - Да, - подтвердил Радмир. - А также рурский, имперский, иланийский, все четыре наречия алви, коаж, перея, асвальдский или же, как его еще называют, язык древних, фарахзский, усамунилийский и конторский.
  - Ты псих, - узкие глаза Керея были непривычно широко раскрыты.
  - А последние три это что за языки? - Одновременно с Кереем сказал Кристиан.
  - Это языки еще трех народов, что вымерли или же растворились в другом народе, - спокойно ответил Радмир.
  - И когда это ты только все успел? - Продолжал удивляться Керей.
  - Это же просто, - Радмир недоуменно пожал плечами. - С помощью зерен можно и больше выучить.
  - Нужно еще эти зерна найти, - возразил имперец. - Ладно первые языки, и этот, как его там... авальский.
  - Асвальдский, - поправил его Кристиан. За что был удостоен удивленного и осуждающего взгляда от Керея.
  Кристиан этого увидеть не мог и поэтому Керей продолжил:
  - Да-да, асвальдского. На кой тебе остальные?
  - Они в свое время были очень развиты в техническом плане. А перейцы вообще по преданиям могли поспорить с древними в суаре.
  - Серьезно? - Воскликнул удивленно Керей.
  - Да, - кивнул Радмир и повернул голову в сторону соседнего столика, за которым сидел невысокий и полный житель шимской степи. - Вы что-то хотели уважаемый?
  Мужчина несколько удивленный таким поворотом событий, тем не менее, быстро собрался, встал и подошел к их столу.
  - Да прибюдут с вами благословения систер, уващаемые юноши, - с заметным акцентом произнес он и поклонился, прислонив руки к груди. Одет он был в дорогой и богато украшенный халат. На голове у него красовался пестрый тюрбан. Он выпрямился. Жидкие усы и бородка на подбородке дернулись, и на его лице появилась улыбка.
  - Пусть Юнга оберегает ваш домашний очаг, - Радмир встал и поклонился в ответ, также приложив руки к груди.
  - Вай, - состроил умильное выражение лица незнакомец. - Как жи приятна видить столь воспитанного юношу. Ви знаите обычаи моего народа.
  - Мой учитель много лет жил возле Шима, - ответил Радмир.
  - Вай, ваистину, дастойна, да, - непонятно о чем сказал степняк. - Я Кабур фат Накиль, савершенна слущайно я слишаль ваш разговор. Могу я узнать, ви харашо владеити языком древних?
  - Вполне прилично, - размыто ответил Радмир со спокойным лицом.
  - А насколько прилищно, да? - Кабур весело улыбался, но его маленькие блестящие глаза внимательно смотрели, ожидая ответа.
  - Могу я уточнить, с какой именно целью интересуется уважаемый фат Накиль? - Радмир слегка приподнял брови в вопросе.
  - Вай, чито же я? - Всполошился степняк. - Прашю миня прастить. Видити ли я странствующий торговец. И мине на днях, саверщенна слущайна, папали дакументи. Да вот бида, языком древних там все описано. Но мине памагли. Текст пиривили. А нидавна мине письмо прищло. И там апять язык древних. Тот, кто мине в пришлий раз памагал уехаль, а текст пиревести нада, да? Но боги били милясердны к своему покорнийщему слуге. Они завели миня в эта достояное заведения, где я савершенна слущайно услишаль ваш разговор. Так вот, не могли бы ви мине памочь? Не бесплатно. Я заплачу.
  - Но я не переводчик, - Радмир с сомнением посмотрел на степняка. Упустить шанс заработать не хотелось, деньги нужны. - У меня нет лицензии наемника или диплома. Мой перевод не признают как официальный документ.
  - Ето не важна, - с улыбкой отмахнулся фат Накиль от этого возражения. - Мине главное узнать, чито там есть. Я заплащу вам. Скажим сто пятьдисят злотых монет.
  - Там много текста? - Решил уточнить Радмир.
  - Нет, всиго одын лист, - добродушно сощурился в усмешке степняк.
  - Тогда это слишком много за такую работу, - покачал головой он в ответ.
  - Вай, какой чесный юноша, да,- восхитился фат Накиль, и его лицо прямо расплылось в улыбке. - За работу я дам всиго тридцать злотых монет. Остальные за молчание, да. Чито бы никто дрюгой не знал о чем там речь.
  - Этого не нужно, я и так сохраню конфиденциальность, - покачал головой Радмир. - Тому порукой будет мое СЛОВО, - выделил он последнее слово интонацией. - Я могу принести его при свидетелях.
  - Давно мине таких юношей не попадалось, да, - Кабур восторженно всплеснул руками. - Я верю вам. Но моим компаньенам друдна будит объяснить эта. Лючше оплата и договор, согласны?
  - Что ж, - Радмир кивнул. - Не мне отказываться от денег, когда они сами идут в руки. Тем более что мне они сейчас очень кстати.
  Быстро подписав договор при свидетелях, Радмир взял бумагу и быстро перевел текст. Результат он отдал Кабуру фат Накилю, который, прочитав первые же строки, с восторгами и благодарностями ушел из общего зала.
  Радмир еще некоторое время сидел с задумчивым видом. Кристиан ушел еще после разговора, а Керей сейчас о чем-то увлеченно разговаривал с хорошенькой наемницей, что сидела у барной стойки. Радмиру хотелось понять, не совершил ли он ошибку. То, что это некий тест, стало понятно почти сразу, вот только зачем он был нужен?
  На следующий день сразу после тренировки с Хидэ, Радмир поговорил с матерью по телефону и, узнав, что через месяц она планирует побывать в городе Мираселе, очень обрадовался. Уже более полутора лет он с ней не виделся и очень соскучился.
  В обед его неожиданно навестил Кристиан, который раньше приходил либо по утрам, либо вечером. Он был не один. Его сопровождал высокий и стройный мужчина с приятным и интеллигентным лицом, вызывающим доверие. Темные волосы были средней длины, а карие глаза на все смотрели с фундаментальным спокойствием. Этот сопровождающий шел позади Кристиана, заложив руки за спину, и не обращал внимания на окружающих, но те сами расступались перед ним и слепым музыкантом.
  - Привет Кристиан, - окликнул заметно волнующегося парня Радмир.
  Тот повернулся на его голос и, при помощи пса, быстро приблизился.
  - Здравствуй Радмир, - ответил тот и, немного замявшись, продолжил. - Не мог бы ты оказать мне услугу?
  - Конечно, - согласился он и улыбнулся. Он знал, что Кристиан не увидит его улыбки, но как Радмир успел заметить, парень хорошо улавливал эмоции и легко мог сказать, когда кто-либо улыбался. Поэтому он старался приободрить заметно нервничающего парня. - Чем я могу тебе помочь?
  - Ну, видишь ли... - Кристиан снова замялся. - Тут такое дело... В общем, мой дядя хотел бы с тобой познакомиться и приглашает тебя к нам на обед. Если ты не против, конечно.
  - Сегодня? Ты имеешь в виду прямо сейчас? - Радмир слегка удивился.
  - Да, если ты не занят, - парень перевел на него свои глаза. Увидеть он его, конечно, не мог, но Радмиру показалось, что тот отчетливо его видит.
  - Хорошо, - Радмир дружелюбно улыбнулся.
  - Спасибо, - горячо поблагодарил его Кристиан, чем вызвал изрядное смущение.
  - Было бы за что благодарить, - отмахнулся он. - Куда идти?
  - Со мной пришел помощник дяди, - Кристиан безошибочно указал рукой в сторону сопровождающего его мужчины. - Он нас отвезет в нужное место.
  - Отвезет? - Радмир слегка приподнял брови в удивлении. - Ну хорошо, тогда. Пошли.
  Они вышли втроем из заведения папаши Мо. Молча сели в большую машину представительского класса - Аспираут. И также молча поехали к месту назначения.
  Всю дорогу Радмир занимался тем, что любовался машиной. Та была последней марки, внутри было все отделано дорогой кожей и деревом. Кристиан молчал и явно чувствовал себя не в своей тарелке, а его сопровождающий сейчас производил впечатление манекена. Такого же неживого и молчаливого. Один лишь пес весело махал своим хвостом из стороны в сторону и подстраивал свою голову под руки, чтобы его погладили. Когда это случалось, он открывал пасть и счастливо скалился, высунув язык. Минут через пятьдесят они неспешно выехали из основной части города и направились в сторону бедных кварталов, где было много общежитий.
  Подъехав к одному неприметному одноэтажному дому с небольшими окнами, машина остановилась. Войдя внутрь, Радмир удивился перемене в обстановке. Если снаружи этот дом из бежевого кирпича был незаметным среди многоэтажек общежития, то внутри он приятно радовал глаз прекрасно подобранной обстановкой, мягкими и теплыми оттенками и роскошью, не бросающейся в глаза. Навстречу им из соседней комнаты вышел мужчина среднего роста, абсолютно лысый и с цепким взглядом маленьких карих глаз. Телосложением он был крепким и двигался легко, что выдавало в нем хорошего бойца не меньше, чем несколько раз переломанный нос и сломанные уши. Красивым его лицо назвать было нельзя, но сам по себе он определенно обладал сильной харизмой.
  - Добро пожаловать ко мне домой, лан Кудо, - добродушно улыбнулся хозяин дома, внимательно рассматривая его. - Меня зовут Жак Марель, но для большинства в этом городе я известен как Аристо. Я дядя Кристиана.
  - Спасибо, лан Марель, - ответил Радмир и пожал протянутую руку. Это было не по этикету, но в Мираселе было принято здороваться именно так. - Приятно с вами познакомиться.
  - А уж мне как приятно. Не так много у моего племянника друзей, - Жак посмотрел на Кристиана.
  - Достаточно у меня друзей, - ворчливо отозвался Кристиан и отвел глаза в сторону.
  На эту фразу Жак Мирель весело рассмеялся.
  - У тебя знакомых достаточно, а вот друзей маловато малыш.
  - Согласен, - подтвердил Радмир. За что был награжден обвинительной фразой друга 'и ты Кир?'.
  - Что ж, - Жак повернулся к Радмиру, - прошу к столу. Там как раз уже все готово к обеду.
  Кушали они в той комнате, откуда вышел Жак. Стол был небольшим, рассчитанный на четырех человек. За столом они сидели втроем.
  Во время обеда дядя Кристиана умело вел беседу и поддерживал разговор. Он оказался очень интересным и эрудированным собеседником. Жак Марель интересовался многим из того что связано с его племянником, и попутно умудрялся задавать вопросы о прошлом самого Радмира. Это было очень тонко и умело, но прожив всю жизнь со своей матерью, которая владела этим искусством на более высоком уровне, Радмир сумел умолчать о некоторых фактах своей биографии. Жак это оценил и весело улыбался, когда задавал какой-нибудь вопрос. Было видно, что такая игра в вопросы-ответы приносила тому массу удовольствия. И если взглянуть со стороны, то Радмир был с ним полностью согласен, особенно когда встречался достойный оппонент.
  После обеда они прошли в рабочий кабинет Жака, чтобы 'пропустить стаканчик'. Они сидели и непринужденно разговаривали на разные темы, но Радмир был очень собран. С самой первой минуты, как он встретил дядю Кристиана, он был настороже. Даже искреннее радушие и любезность его настораживали.
  Все потому, что Жак Марель был одним из общепризнанных глав преступного мира Мираселя. Под его рукой находилась почти треть города. Среди остальных он был известен под прозвищем 'Аристо' за его большую тягу к роскоши и удобствам и соблюдение этикета. Многие даже поначалу высмеивали юного Жака за его предпочтения и манеры, но позже они горько об этом пожалели. Когда юный Жак подрос и заматерел, он показал всем, что с ним шутки плохи. Почти всех тех недоброжелателей он собственноручно лишил жизни, а оставшееся после них имущество присвоил себе.
  Его подозревали во многих темных делах, но одно было неизменно - Жак Марель не имел дела с наркотиками. На его территории любого, кого находили с этой гадостью, могли убить на месте, и было не важно, сам ты их употреблял или распространял.
  Все эти и еще кучу других фактов из биографии Мареля старшего Радмир узнал от Керея. Тот в самую первую встречу просветил его на тему от кого нужно держаться подальше, и кто особо опасен в этом городе. Самое примечательное, что сказал насчет Жака Керей, это что тот всегда держит слово. Неважно какое. У них в жандармерии было много дел, где всплывала фигура Мареля, но ни по одному его нельзя было привлечь. Он был умный, и достаточно жестокий, чтобы никаких прямых следов не вело к нему.
  Поэтому спокойно расслабиться в присутствии такой личности Радмир не мог. Он его не боялся. Если бы Радмир действительно этого захотел, то уничтожить Жака и его людей не было бы проблемой. Другое дело, что он не хотел, чтобы на него до поры не обращали внимания некоторые личности. Да и чисто интуитивно этот главарь части преступного мира был ему симпатичен. Хорошо, что он подружился с Кристианом. Когда он в том порыве ему помог, он даже не предполагал, что этот слепой музыкант станет его другом.
  Также Радмир узнал, что слепота его друга была не врожденной, а приобретенной в детстве в результате несчастного случая.
  - Я слышал, - медленно начал Жак, - что из-за отсутствия лицензии наемника вы на днях упустили выгодную сделку.
  - Было такое, - кивнул Радмир, стараясь понять, к чему ведет дядя Кристиана.
  - А как сами, не планируете стать наемником? - Продолжил Жак.
  - Как один из вариантов в будущем, я рассматривал эту возможность. Но как я слышал, там есть некоторые трудности с этим для новичков, - уклончиво ответил Радмир. Не мог же он сказать малознакомому человеку, что ему банально не хватало денег на взнос. Гордость не позволяла этого. К тому же деньги то у него были. Тратить он их не хотел.
  - О, - протянул Марель старший. - Для этого и существуют друзья. У меня есть очень хороший друг в управлении, который поможет вам, лан Кудо, решить эти трудности. - Право же, это несколько неудобно для меня... - Начал вежливо отнекиваться Радмир, стараясь не обидеть собеседника.
  - Лан Кудо, - перебил его Жак. - Вы один из редких друзей моего Кристиана. К тому же, я прекрасно знаю, что вы тогда помогли ему в той ситуации с тем помощником кузнеца. Как там его, Агон кажется?
  - Да, - кивнул Радмир.
  - Ну вот, - продолжил Жак. - Мои люди тогда не доглядели, но там были вы и помогли. Я уже давно ищу возможность как-либо выразить вам свою признательность, поэтому, сделайте милость и позвольте мне помочь вам получить эту лицензию.
  Когда тот повернул вопрос таким образом у Радмира было только два выхода. Либо принять помощь, либо отказать и тем самым оскорбить одного из самых могущественнейших людей в городе. Если учитывать, что ему еще непонятно, сколько времени было тут жить, то его выбор был очевиден. К тому же его гордости это никак не вредило и никоим образом не бросало на него самого тень. Радмир прекрасно знал, что Жак был вхож в дом правителей этого города, причем официально.
  Конечно же он согласился. На лице Жака расцвела довольная улыбка, и он подошел к телефонному аппарату на своем рабочем столе. Подняв трубку, он позвонил своему 'очень хорошему другу' и, поговорив с ним несколько минут, вернулся к своему креслу. Сказав, что все улажено, он еще раз довольно улыбнулся и продолжил аккуратно расспрашивать Радмира о его жизни.
  Спустя буквально полчаса в дверь кабинета постучались, и внутрь вошел тот же самый мужчина, что сопровождал Кристиана. Он молча передал конверт Жаку и удалился.
  - Ну вот, - с довольной улыбкой протянул Жак конверт Радмиру. - Ваша лицензия наемника.
  Радмир взял конверт, открыл его. Внутри лежали небольшой кусок плотной бумаги и несколько листов обычной. Рассмотрев все, он поднял голову и склонил в благодарном жесте:
  - Спасибо.
  - Не за что, лан Кудо, - добродушно отмахнулся Жак.
  Уходил из гостеприимного дома Радмир уже поздним вечером. Сегодняшний день преподнес еще один кирпич в основание его знаний об утверждении, что 'сколько можно сделать при помощи маленьких желтоватых кружочков, кои так блестят'. Правда, в этот раз туда прибавилось понимание, что иногда некоторые знакомства стоят куда дороже 'маленьких желтоватых кружочков'. Это был хороший урок ему. Он и раньше, конечно, это знал, но такое наглядное подтверждение разрушило все его сомнения.
  Раньше он слышал, что помимо уплаты определенной, довольно внушительной, суммы нужно было пройти несколько экзаменационных тестов. Но в реальности оказалось, что чтобы получить лицензию, нужны были только деньги. Еще один миф из детства, который он считал правдой, был развенчан.
  На следующее утро по всему Ауалуру разнеслась весть - Ярослава Кройф одержала сокрушительную победу в дуэли против маркиза Эйрика Палнорта, надолго отправила его на больничную койку, даже с учетом помощи сильных целителей. Выход из той ситуации нашелся.
  
  Глава 7.
  После его визита к Жаку Марелю, Радмир заметил, что рядом с ним стали происходить некоторые события. Иногда они вызывали улыбку, иногда же он мог только развести руками и покачать головой. Например, теперь Кристиана чаще всего сопровождал смешной мужичок. Он был низкого роста, очень худой, с всклокоченными и немытыми волосами темного цвета и вечно небритый. Чаще всего он улыбался, чем вызывал улыбки у окружающих. Его улыбка была щербатой, не хватало одного переднего зуба сверху. При этом этот мужичок обладал вспыльчивым характером и очень громким, но немного визгливым голосом. Звали его Маргадон и, как Радмир узнал, он был на посылках у Жака Мареля. К тому же тот был в прошлом карманником, причем очень удачливым.
  Радмир не раз за месяц, что прошел с его визита, был свидетелем того, как этот Маргадон приударял за какой-нибудь наемницей, причем обязательно такой, которая была больше него раза в два, и получал отказ. Тогда он топил свое горе в вине. Но больше всего удивляло, что компанию ему чаще всего составляла Хидэ. К ней он не подкатывал, хотя в своей простецкой и хамоватой манере высоко оценил ее грудь. Его речь вообще изобиловала жаргонными словечками и оборотами и была грубоватой.
  Про себя Радмир отметил его как забавного персонажа и взял несколько особо заковыристых речевых оборотов себе на заметку. Он не обманывался таким поведением Маргадона. Хитрый блеск умных темных глаз этого вора не давал усомниться, что его обладатель уже считал всю информацию о тебе и вынес вердикт. Какой? Радмир не знал, но к нему одному из немногих Маргадон обращался вежливо и даже на 'вы'. Такого в заведении от него заслужило только еще трое, папаша Мо, Ольми и Хидэ. Ольми всегда смущалась, когда Маргадон был с ней вежлив. Было заметно, что тот совершенно серьезен и искренен в своем уважительном обращении к девушке.
  Пару раз он перевел степняку несколько бумаг, только плата в этот раз была соответствующей. Фат Накиль был очень доволен переводом и даже в последний раз выдал ему небольшую премию, в виде сорока золотых республиканских монет. Это конечно была не очень ценная валюта, но Радмир сумел выгодно поменять их на имперские реалы, потеряв всего четыре золотых монеты.
  В этот вечер он уже по сложившейся традиции сидел в общем зале и болтал с Кристианом, а чуть в стороне на стуле примостился Маргадон и довольно щурил свои глаза, разглядывая женщин.
  После того, как Радмир точно предсказал про дуэль и про то, что Ярослава их еще удивит, уличный музыкант испытывал невероятную веру его словам. Как бы Радмир не возражал, какие бы доводы не приводил, как например, что он предсказал дуэль, но только с участием Казимира Кройфа, а не самой Ярославы, и что под тем, что она еще их удивит, он имел в виду, что девушка имеет очень сильную волю, Кристианом не воспринимались. Чтобы не сказал Радмир, тот сразу же принимал это за истину и не сомневался в этом. Такая слепая вера сильно его удивляла, хотя и была приятна. Он осознавал, что это накладывает на него определенную ответственность, но нужно же ему когда-то начинать? Не всю же жизнь он будет один, и отвечать только за себя. Так что он был даже немного рад этому.
  - Ого, вот это киска, - неожиданно подал голос Маргадон, полный восхищения.
  Радмир не успел оглянуться, как его глаза накрыли две мягкие ладони. Он прямо кожей почувствовал, как в зале наступила полнейшая тишина. Было даже слышно как что-то режет на разделочной доске Франка. Мерный стук ножа о дерево звучал непривычно громко и зловеще.
  Его лицо непроизвольно начало улыбаться. Знакомый аромат духов, сама привычка так делать... Неожиданно он ощутил волну недовольства со стороны Ольми. Он про себя грустно вздохнул. Радмир рассчитывал, что она уже переболела своей влюбленностью в него. Вроде даже у нее появился мальчик, что по утрам разносил молоко, но видимо мальчик ей служил лишь утешением. Жаль парнишку, конечно, но себя жаль еще больше. За это время Ольми очень заметно изменилась. Из нескладного подростка, она стала привлекательной молодой девушкой с очень соблазнительной фигуркой. Если это продолжится, то он таки поддастся на ее призывные взгляды. Он не железный, в конце концов.
  Отбросив эти мысли, Радмир нежно взял ладони, что накрыли его глаза, в свои и отвел их в сторону.
  - Привет, - с немного глупой, но счастливой улыбкой он поприветствовал свою маму.
  Перед ним стояла и счастливо улыбалась невероятно красивая женщина. Тонкие, аристократические черты лица, темно-русые волосы, сейчас собранные в красивую прическу, большие и выразительные светло-карие глаза в обрамлении темных и густых ресниц, что сейчас смотрели на него, все это делало ее внешность очень запоминающейся и красивой. Всю жизнь Радмир жалел, что он пошел в породу своего отца, а не матери. Сколько людей сходило с ума от ее красоты и сколько из них, бывало, доставляли ему неприятности. Причем не только мужчины. Одета она была в элегантное платье бирюзовое платье с цветочным узором.
  - Здравствуй, - она обняла его и прижала к себе, продолжив с нежностью в голосе. - Как же давно я этого хотела Аки.
  Радмир слегка повернул голову в сторону Маргадона и, прищурившись, сказал:
  - Еще раз назовешь ее 'киской', я тебе оторву все, что мешает спокойно жить. Понял?
  - Я это... Вы... Я ж ниче такого... Я же эта... Типа, чисто так... Чтоб это... Как его... - Неуверенно залепетал Маргадон в ответ.
  - Аки, - мягкий, но строгий голос матери отвлек его и он повернул к ней лицо. - Не пугай его. Он просто выразил свое восхищение как умел.
  - Точняк, - тут же схватился за протянутую руку помощи Маргадон и быстро продолжил. - Чтоб восхищение свое сказать. Вот.
  Его мама повернулась к тому и с доброй улыбкой сказала:
  - Благодарю за комплимент.
  Этим она неожиданно вызвала смущение Маргадона. Тот в немом восхищении посмотрел на нее несколько минут, а затем, покраснев как вареный рак, отвел взгляд.
  - Комплимент, - слегка закатив глаза, повторил Радмир и усмехнулся на правую щеку.
  - Вот именно комплимент, - выделила интонацией она последнее слово и с небольшим укором посмотрела на него. - Столько времени не виделись и даже ни одного комплимента мне не сказал. Чему я тебя только учила?
  - Прости, прости, - тут же извинился Радмир. - Ты потрясающе выглядишь. А это бирюзовое платье удивительным образом подчеркивает сияние твоих глаз.
  - Ого, - удивилась его мама. - А ты стал гораздо лучше раздавать комплименты. Не задумываясь, сказал про сияние моих глаз и платье упомянул.
  - Ой, что же это я? - Она обернулась к остальным. - Простите меня, за мои манеры. Я Изанами Кудо, мама Акиры.
  - Мам, - Радмир тоже вспомнил о хороших манерах и этикете, - позволь тебе представить остальных. Это мой друг Кристиан Марель, - он повел рукой в сторону парня, - а это, - он кивнул в сторону сопровождающего Кристиана, - жертва твоей красоты, Маргадон. Прости, фамилии не знаю.
  - Сунор я, - все еще робея, произнес Маргадон в ответ, не отрывая своего взгляда от пола.
  - Маргадон Сунор, - повторил Радмир и довольно улыбнулся.
  - Очень приятно, - она дружелюбно улыбнулась и повернулась к сыну, что уже стоял рядом с ней. - Я великодушно прощу у вас прощения ланы, но мне бы хотелось поговорить со своим сыном. Мы уже довольно продолжительное время не виделись.
  - Конечно, конечно, - тут же ответил Кристиан, смотря сквозь них своими невидящими глазами.
  Изанами некоторое время задержала свой взгляд на нем, а потом обворожительно улыбнулась.
  - Благодарю за ваше понимание.
  С этими словами она мягко, но решительно взяла под руку Радмира и повела его в сторону лестницы. Он и не сопротивлялся. После долгой разлуки ему было просто приятно быть рядом с ней.
  Спустя несколько минут они уже сидели за столом в его комнате. Ольми быстро и сноровисто расставила на нем легкие закуски и напитки, что она принесла по заказу Радмира. Он поблагодарил ее и девушка так же быстро и бесшумно вышла.
  - А она неровно к тебе дышит, - с легкой и понимающей усмешкой заметила Изанами.
  - Знаю, - Радмир недовольно нахмурился. Несмотря на их очень близкие и доверительные отношения, ему было неловко обсуждать с ней такие темы.
  - О, - ее брови слегка приподнялись в изумлении. - Мой Аки стал настоящим сердцеедом.
  - Мам, - тут же возмутился Радмир.
  - А что? - Она удивленно посмотрела на него. - Это вполне нормально. Ты очень привлекательный парень, поэтому естественно, что нравишься девушкам.
  - Давай закроем эту тему, - он недовольно посмотрел на нее.
  - Как пожелаешь сынок, - его мама с легкостью согласилась.
  И почему он ни капли не верил в это смиренное согласие? Может потому что очень хорошо ее знал или потому что в его жизни была некая изумрудноглазая зараза, что умела принимать такой же невинный вид?
  Вообще, любому постороннему, наблюдающему со стороны, и в голову не пришла бы мысль, что они являются друг другу матерью и сыном. Они еще могли принять их за кузенов, благодаря некоторым сходным чертам, например улыбке или выражению глаз. И сейчас, любой, кто был с ними не знаком, войдя в эту комнату, решил, что это либо какая-то молодая парочка решила пообщаться наедине, либо дальние родственники.
  Тем не менее, его мама, сохраняя мягкую улыбку на лице спросила:
  - Это тот самый мальчик, о котором ты говорил, рядом с тобой сидел?
  - Да, - Радмир разлил янтарный напиток по бокалам. - Как думаешь, сможешь помочь ему?
  - В принципе это возможно, особенно сейчас, когда я взяла шестую ступень, - неопределенно ответила она. - Но для уверенности мне нужно просмотреть его историю болезни. Она у него есть?
  - Должна быть, - неуверенно ответил Радмир. - Жак Марель очень сильно любит своего племянника, поэтому совершенно естественно, что он предпринимал попытки его вылечить.
  - Жак Марель? - Изанами вопросительно замолчала.
  - Это его родной дядя, - пояснил он.
  - А это случаем не тот самый Жак Марель, что известен в определенных кругах как 'Аристо'?
  - Да, это он - подтвердил Радмир. - Ты очень хорошо осведомлена.
  - Это же очевидно, - мягкая улыбка его мамы стала немного самодовольной. - Я ведь впервые в этом городе. Здесь уже долгое время живет мой единственный сын, поэтому мне нужно знать все.
  - Так уж прямо и все, - Радмир состроил скептическое выражение лица.
  - Все, что мне необходимо, - сразу же поправила сама себя Изанами.
  Они замолчали на несколько секунд, отпивая из своих бокалов.
  - Но хватит разговаривать о делах, лучше расскажи мне о себе, - глаза его матери возбужденно и азартно блеснули.
  Радмир улыбнулся и принялся рассказывать. Некоторые детали он опустил, например, такие как то, что Власта принудила его к сексу. Он считал, что это было довольно постыдным и унизительным для него. Но все остальное он рассказал.
  - Значит эта Власта просто так взяла твою куртку и уехала? - Уточнила Изанами в конце его рассказа.
  - Да, - Радмир был лаконичен в своем ответе. Не хотелось ему обсуждать шие. Злость все еще не нашла выхода и он не хотел заводиться просто так.
  - И больше не появлялась? - Продолжила уточнять она.
  - Да.
  - И никак не давала о себе знать?
  - Да.
  - Совсем?
  - Да.
  - Это радует, - сказала с легким выдохом облегчения она.
  - Почему? - Поинтересовался Радмир. Интерес, с которым она его расспрашивала начал вызывать в нем легкое беспокойство.
  - По многим причинам, - ответила его мама. - Но самое главное это то, что она не влюбилась в тебя.
  - Влюбилась? - Радмир иронично рассмеялся. Власта не может любить, она может лишь обладать.
  - Да, сынок, - Изанами серьезно посмотрела на сына. - Она ведь вайла.
  - И что? - Он непонимающе посмотрел на нее.
  - В народе говорят еще со времен основания империи 'Если ты полюбишь вайлу, то ты пропал. Если тебя полюбит вайла, то ты обречен'.
  - Но...
  - И это не просто слова, - глаза его мамы предостерегающе сверкнули, но она продолжила говорить в спокойной и медленной манере, так же как и он, слегка растягивая слова. - Еще ни разу не было зафиксировано опровержения этих слов. За всю долгую историю Ауалура. Вайлы всегда, добиваются объектов своей любви. Это мне рассказала Ласка. Уж кому как не ей знать все о вайлах?
  - Ну ладно, - Радмир слегка улыбнулся. - Тебе и Ласке видней, конечно, но ведь это не мой случай.
  - И слава всем Богам за это, - Изанами сделала рукой знак, отводящий неприятности. - Я не хочу, чтобы мой единственный сын путался с кем то, кто был бы похож на эту Власту.
  - Не бойся, - улыбка Радмира стала больше. - Я тоже не хочу этого. А насчет единственного, то я надеюсь, что ты в скором времени это исправишь и перестанешь так сильно меня опекать.
  - И не надейся, - она победоносно улыбнулась и весело посмотрела на него. - Даже если я встречу такого мужчину, от которого захочу иметь еще детей или чтобы он стал моим мужем, то ты всегда будешь для меня особенным. И моя опека может стать даже больше.
  - Лучше закроем тему, - Радмир недовольно поджал губы под довольный и мелодичный смех матери.
  Так они проговорили друг с другом до поздней ночи. Изанами также более подробно рассказывала о своей жизни и работе. Радмир похвастался своими успехами и показал свои возможности архонта.
  Когда стемнело, она пошла в заранее приготовленную для нее комнату. Когда Радмир узнал, что она тоже остается здесь, то немного удивился, но на все его вопросы Изанами ответила только 'Если для моего сына это подходящее место, то и мне подойдет'.
  Следующее утро началось с сюрпризов. Прождав Хидэ более получаса на заднем дворе, он зашел в общий зал и увидел неожиданную картину. Девушка сидела с его матерью за отдельным столиком и о чем-то оживленно с ней разговаривала. Лицо у девушки было напряженное, и Радмир мог уловить отголоски е непонятных эмоций. Там были смешаны, злость, раздражение, надежда, и еще несколько включая смущение. Неужели его мама решила прояснить ситуацию между ним и Хидэ? Для чего? Хоть девушка внешне ему очень сильно нравилась, но он не испытывал к ней ничего особенного. Сексуальный интерес присутствовал, но он знал, что они еще слишком далеко от этого. Тогда что они обсуждали, если даже его мама выглядела несколько усталой? Он мог при желании подслушать, но воспитание взяло верх над любопытством, поэтому Радмир стал спокойно к ним приближаться, решив своим появлением закрыть тему их разговора и заодно выручить их. Его мама могла быть довольно жесткой, когда этого хотела, а Хидэ не являлась обычной девушкой.
  - Доброе утро мам, лани Хидэ, - поздоровался он с ними.
  - Доброе сынок, - Изанами ласково улыбнулась ему. Она также знала о его возможности узнать тему их разговора с Хидэ. Но как видел Радмир, каким-то непостижимым для него образом догадалась, что он этого не делал. И как женщинам это удается?
  Девушка же в ответ лишь склонила голову и как-то по особенному посмотрела на него.
  - Я ждал вас, но так как вы не пришли, я решил прийти сюда и позавтракать, - пояснил Радмир свои действия, но в ответ от нее опять не получил ничего.
  Хидэ лишь поклонилась его матери и молча ушла.
  - И что это было? - Радмир нахмурился и посмотрел на мать.
  - Это сложно объяснить, - она устало вздохнула. - Если лани Канэко захочет, она расскажет тебе.
  - Мам? - Радмир недовольно скривил губы.
  - Это не мой секрет, родной, - Изанами слегка покачала головой. - Прими как есть.
  - Хорошо, - он все еще недовольно смотрел на мать, но спустя несколько секунд перестал.
  В конце концов, Хидэ всего лишь девушка, с которой он спарринговался, не имело смысла спорить с матерью из-за нее. Он слегка улыбнулся. Увидев его улыбку, Изанами улыбнулась в ответ.
  - Лучше скажи, - она серьезно посмотрела на него, - у тебя с ней что-нибудь уже было?
  - Мам, - уже возмущенно произнес Радмир.
  - Акира - в ответ Изанами строго посмотрела на него.
  - Да было, - Радмир ответил, когда его мама начинала называть его по имени, то лучше было с ней не спорить. Это он усвоил с детства. Но не ответить ей за предыдущее он мог. Вёлунд бы его не понял.
  - Что? - Изанами слегка нахмурила брови.
  - Мы с ней, - Радмир сделал мстительную паузу, - спарринговались.
  Он довольно улыбнулся, видя возмущенное лицо матери.
  - Аки! - Она шлепнула своей ладонью по его руке, но возмущенное выражение лица у нее быстро сменилось на веселое, и она рассмеялась. - Хулиган. Все шутишь над своей слабой матерью.
  - А при чем здесь слабой? - Радмир удивленно посмотрел на нее.
  - Всю руку себе отбила, когда ударила, - она показала ему покрасневшую ладонь.
  У Радмира было много того, что он мог сказать ей на это замечание, но он промолчал. Спорить с ней было почти также бесполезно как с Властой. Ту он хотя бы мог в чем-либо убедить, с мамой же такой номер не прошел бы.
  - Ладно, пошутили и будет, - Изанами стала серьезной, но рукой все еще махала, пытаясь ее охладить.
  На это ее действо Радмир скептически приподнял правую бровь, смотря на ее руку. Чтобы целитель шестой ступени и не смог убрать банальное покраснение кожи? В это он никогда не поверит. Проследив за его взглядом, его мама замолчала на несколько секунд, потом недовольно нахмурилась.
  - Забылась, - виновато пояснила она, перестав. Краем глаза он заметил, что покраснения уже нет. - Но вернемся к моему вопросу.
  - Я ведь уже ответил тебе, что между нами ничего не было, - Радмир терпеливо ответил матери. - Неужели она тебе так не понравилась?
  - Почему сразу не понравилась? - Изанами сделала удивленное лицо. - Наоборот, хорошая девочка, - тут Радмир, не удержавшись, хмыкнул. Его мать была минимум на пять сотен лет младше этой самой 'девочки'. Правильно истолковав его хмыканье, она осуждающе посмотрела. - Нехорошо, женщине, особенно собственной матери, напоминать о ее возрасте. Это бестактно.
  - О каком возрасте, мам? - Радмир закатил глаза. - Ты сама еще девочка. Тебе даже сорока пяти нет.
  - Тем более, - Изанами оставалась невозмутимой. - И не перебивай меня, пожалуйста. Ну так вот. Девочка она хорошая. Только пообещай мне, что ты не будешь заниматься с ней сексом до того, как она тебе все не расскажет.
  - Ты о чем? - Радмир был сбит с толку.
  - Просто пообещай мне, что не будешь заниматься с ней сексом до того, как она тебе все не расскажет.
  - Хорошо, - он взъерошил свои волосы. - Но я все равно ничего не понимаю.
  - Раз этот вопрос мы решили, - его мама обаятельно улыбнулась на его комментарий и сменила тему, - то скажи, когда мне лучше всего заняться твоим другом?
  - Когда тебе будет удобно, мам, - Радмир пожал плечами.
  - В таком случае приводи его ко мне в ближайшее время сегодня, - Изанами задумчиво посмотрела в свою записную книжку, которую успела достать из сумочки. - На сегодня у меня ничего не назначено.
  - Только я бы вначале хотел знать, что это возможно. Не хотелось бы его зря обнадеживать.
  - Тогда ты вначале принеси его медицинскую карту, - Изанами сделала знак рукой девушке официантке, которая в этот момент была в зале. - Я ее посмотрю и уже тогда смогу дать точный ответ. Мне, пожалуйста, одну чашечку чая с лимоном и какой-нибудь кексик, - сделала она заказ, подошедшей девушке. - После этого, приведешь уже его самого.
  - Тогда я прямо сейчас пойду и поговорю насчет его карты, - Радмир встал.
  - А завтрак?
  - Ой, точно, - Радмир снова присел за стол.
  
  ***
  
  После завтрака под веселые истории из практики матери, Радмир отправился к Жаку Марелю. Буквально через сорок минут неспешного хода он оказался возле их дома. Он не успел подойти к двери, как она открылась и безмолвный сопровождающий, что в прошлый раз привез его сюда, появился в проеме. Он слегка поклонился и отступил, приглашая войти.
  Молча кивнув в ответ, Радмир прошел в дом. Ему показалось неуместным что-либо говорить в ответ тому на приветствие. Такое же молчаливое приветствие казалось более правильным. Почему у него возникло такое чувство, он не знал.
  - Лан Кудо, - вышел ему навстречу из своего кабинета Жак. - Рад видеть вас.
  - Здравствуйте лан Марель, - Радмир приветливо поклонился. Хоть он это и не любил, но этикет важная вещь.
  - Как у вас дела? - Они прошли в его кабинет.
  - Спасибо все хорошо, - Радмир улыбнулся в ответ. - Как у вас?
  - Все просто замечательно, - довольно улыбнулся дядя Кристиана. - Особенно когда приходят дорогие гости. Вы по делу или просто решили навестить? Не поймите превратно, просто у меня назначено несколько встреч на сегодня.
  - Ничего страшного, - Радмир покачал головой. - Это я должен извиниться, что пришел без предупреждения. К сожалению, я не знал вашего номера, и не поэтому не мог позвонить. Я пришел по делу. Скажите, лан Марель, вы пробовали излечить глаза Кристиана?
  Марель старший невольно двинул бровями, но в остальном его лицо оставалось все таким же приветливым. Выдержка у мужчины была удивительной.
  - Простите? - Только и спросил он.
  - Ох, видите ли, вчера приехала моя мама, - начал объяснять Радмир.
  - Как же, как же, - Марель невольно улыбнулся. - Маргадон все уши моим парням прожужжал, о ней. Истинная леди, настоящая аристократка, необыкновенная, прекраснейшая, очень вежливая и воспитанная.
  Радмир не выдержал и улыбнулся.
  - В точку, лан Марель.
  - Пробовал, лан Кудо, - грустно ответил Жак. - Но сколько бы я денег не предлагал, именитые целители не хотели связываться со мной. К сожалению, иногда репутация идет не только во благо, но и во вред.
  Радмир был удивлен этим фактом. До этого он все больше и больше убеждался, что деньгами можно решить практически все, а теперь оказалось, что из-за определенной репутации дяди Кристиана, тому отказывали в лечении. Странно это. И почему нельзя было сделать это через других лиц? В конце концов, решение этой проблемы было. Только сейчас было не время и не место спрашивать об этом. К тому же он не был достаточно близко знаком с Марелем старшим.
  - Но я не могу уловить связь между приездом вашей матери и вашим вопросом, - Жак внимательно посмотрел на него.
  - Имя моей матери - Изанами Кудо, - ответил Радмир и замолчал. Если он прав и Жак Марель действительно хотел вылечить своего племянника, то имена всех целителей, кто это мог сделать, он должен был знать.
  - Та самая Изанами Кудо, - уточнил Жак.
  - Я не знаю, что вы имеете в виду под 'та самая', лан Марель, - Радмир перестал улыбаться и серьезно посмотрел на мужчину. - Но она недавно получила шестую ступень в целительстве.
  - То есть вы хотите сказать, - недоверчиво начал он.
  - Да, - согласно кивнул Радмир. - Я бы хотел, чтобы моя мама осмотрела Кристиана. Но на всякий случай, чтобы его зазря не мотать туда-сюда, я бы вначале хотел показать ей его медицинскую карту.
  Неверие в глазах Жака быстро ушло и сменилось надеждой. Надеждой настолько отчаянной и сильной, что когда она вспыхнула в его глазах, то Радмиру стало неудобно. Так смотрят на былинных героев, святых или мессий, но никак не на простых смертных.
  Не говоря ни слова, Жак отошел к стене, где висел небольшой портрет молодой и привлекательной женщины. Снял его. Под ним оказалась такая же небольшая дверца сейфа. Радмир на секунду даже задержал дыхание. Было всего два варианта. Либо Жак Марель действовал на эмоциях и не подумал про присутствие посторонних, либо Радмир перешел в разряд доверенных лиц.
  Послышался щелчок, и дверца сейфа открылась. Марель старший достал оттуда пухлый конверт, желтоватого цвета.
  - Вот, лан Кудо, - Жак протянул ему конверт. - Здесь все результаты обследований и анализов Кристиана.
  Радмир взял конверт.
  - Да, лан Кудо, - позвал его Жак, когда он уже развернулся чтобы уйти.
  - Да? - Радмир удивленно посмотрел на мужчину.
  - Вот, - Жак протянул ему свою визитку. - Здесь все мои контакты, если я вдруг понадоблюсь.
  Радмир взял картонку и положил в нагрудный карман куртки.
  - Я сразу же сообщу о результатах, - с этими словами он покинул кабинет.
  
  ***
  
  Несколько часов его мама сидела за документами и внимательно их изучала. После обеда, который он сам ей принес, он отложила последний лист и довольно откинулась на спинку стула.
  - Будет твой друг видеть, - с улыбкой вынесла она вердикт. - Лечение само по себе довольно легкое для меня, но восстановительный период может занять от двух до трех месяцев, а мне уже нужно будет уехать через декаду. Он сможет найти квалифицированную сиделку?
  - Думаю, его дядя сможет, - предположил Радмир.
  - Ах, точно. Его дядя, - Изанами слегка нахмурилась. - Может возникнуть несколько сложностей, но думаю, такой человек как он с этим справится. Да и я оставлю им рекомендации.
  - А в чем проблема? - Полюбопытствовал он.
  - Видишь ли, сынок, - начала объяснять Изанами. - Вылечить твоего друга может любой целитель пятой ступени, есть даже некоторые целители четвертой, что могли бы справиться с этим. Но уже начиная с третьей ступени, все целители находятся под негласным присмотром аристократии всего Ауалура. И о любом крупном заказе тому или иному целителю станет известно его, скажем так, покровителю. Это не страшно, так как никакого разглашения тайн и прочего не будет, но, тем не менее, иногда накладывается этакое вето на то или иное действие.
  - Погоди, - Радмир удивленно посмотрел на мать. - Ты хочешь сказать, что кто-то наложил вето на лечение Кристиана? У тебя не будет из-за этого проблем?
  - Нет, милый, - Изанами улыбнулась. Было очевидно, что ей понравилась реакция и забота сына. - Никакого вето на лечение Кристиана не было, и это довольно странно для меня. Его обследовали целители максимум второй ступени. Причем те, для кого эта ступень потолок. Выше им было уже не подняться и поэтому под наблюдение со стороны аристократии они бы не попали. Поэтому и вылечить Кристиана они не могли, квалификации не хватало.
  - Тогда получается, его дядя специально избегал целителей более высокой квалификации? - Радмир слегка нахмурился. Выводы, что напрашивались, ему совершенно не нравились.
  - Да, - согласилась его мама с ним. - Думаю этот Аристо не хотел, чтобы о лечении Кристиана стало известно аристократии.
  - Ясно, - Радмир хмуро посмотрел на мать. - Может откажешься? Я не хочу доставлять тебе проблем.
  - Глупенький, - с веселым смехом Изанами мягко его обняла. - У меня проблем не будет.
  - Точно? - Он недоверчиво покосился на мать.
  - Точно, - кивнула она в ответ.
  - А кто твой 'негласный покровитель'?
  - Как что? - Удивилась она. - Дед, конечно.
  - А, - протянул Радмир. - Действительно, кто же еще. Туплю немного.
  - Радмир, - Изанами осуждающе посмотрела на него. - Никогда не говори так про себя.
  - Извини, мам, - он виновато улыбнулся. За долгий период разлуки он успел позабыть, как она не любила, когда он каким-либо образом умалял себя.
  - И к тому же, - продолжила она. - Что за слова? Туплю. Максимум можно было сказать, что сглупил, или что не сообразил. Но никак не 'туплю'. Фи.
  - Хорошо, хорошо, - со смехом он приобнял ее, поднял в воздух и закружил.
  - Аки! - Тут же со смехом возмутилась его мама. - Несносный мальчишка, пусти. Кому говорю! У меня голова закружится!
  
  ***
  
  Лечение проходило в дома Марелей. Кристиан сильно нервничал, и все время цеплялся за Радмира. Ему на силу удалось его убедить, что все будет хорошо. Помог непонятный авторитет, что он имел перед своим другом.
  Когда Кристиан неуверенно прошел в отдельную комнату, ведомый его матерью, Радмир остался с Жаком Марелем наедине. Дядя Кристиана также сильно нервничал и волновался. На лице это никак не отражалось, но выражение его глаз и иногда раздававшееся постукивание пальца о столешницу, говорило о многом.
  - Не волнуйтесь, - решил успокоить его Радмир. - Моя мать является самым талантливым целителем своего поколения. С Кристианом все будет в порядке.
  Жак посмотрел на него с нечитаемым выражением лица, моргнул несколько раз и, наконец, глубоко вдохнул и выдохнул.
  - Я понимаю, - голос его звучал глухо, будто в горле было сухо словно в пустыне. - Просто Кристиан мой единственный родственник и напоминание о моей старшей сестре.
  Марель старший замолчал, а Радмир стал терпеливо ждать продолжения. Судя по всему, его собеседник решил сейчас выговориться.
  - Столько лет я был бессилен, чтобы ему помочь, - голос Жака дрогнул и отдавал горечью. - Видеть, как он мучается все эти годы, но все равно улыбается и держится. Это было очень тяжело.
  - Кристиан сильный парень, - сказал Радмир.
  - О да, - на лице Мареля старшего появилась гордое выражение, а улыбка стала менее горькой. - В нем есть внутренний стержень. Наследие.
  Мужчина перевел взгляд на стену и на несколько секунд замолчал. Радмир сидел тихо в своем кресле, чтобы не мешать. Такие моменты либо делали людей ближе, либо отдаляли их друг от друга. Тут все зависело не только от говорившего. Нужно еще было уметь слушать и знать время, когда нужно отвечать.
  - Моя сестра была невероятно красива, - его взгляд снова обрел резкость и он посмотрел на Радмира. Слегка улыбнулся. - Знаю, глядя на меня этого не скажешь, но мои родители были очень красивы. Я пошел в прадеда. Сильный был вояка, но страшный как все демоны Бездны. Можно сказать, что мне еще повезло. Я даже успел застать его. Ему было почти двести лет, а он все бегал к одной молодой вдовушке, жившей на окраине. А когда он хмурился, то даже градоправитель считал за лучшее сбежать. А тот был аристократом, не дворянином. Сестра пошла в него нравом, но при этом внешне была как небесное создание, я пошел внешне, а Кристиан унаследовал внутренний стержень.
  Радмир все также молча слушал немного сумбурные воспоминания дяди Кристиана.
  - Ее звали Адель, - улыбка мужчины приобрела нежность, при воспоминании о сестре. - Адель Марель. Как же она бесилась и злилась на родителей за это. Сколько ее дразнили во дворе. Но так продолжалось только до тех пор, пока мы все не подросли. Тогда уже она смеялась на д остальными. Мальчишки бегали за ней хвостиком и были словно ручные зверки. Они ловили каждое ее слово и каждый жест. Девочки тихо ненавидели и люто завидовали. Когда пришло время, она поступила в Срединный. Не знаю как, но там она встретила его. Графского сынка, виконта Златана эль Сангри. Надменный, высокомерный и гордый сын Азарской империи. Знаете таких, лан Кудо?
  - Лично не знаком, но слышал про них, - покачал головой Радмир. - их предком основателем был младший сын князей эль Сангри из шие.
  - Точно, - улыбка Жака стала походить на оскал. Он отпил янтарной жидкости из своего бокала. - Не знаю точно, что и как у них произошло, сестра никогда не говорила об этом, но то, что я смог узнать, говорит о том, что этот виконт стал ухаживать за ней. Но Адель же была первой красавицей. Не менее гордая и заносчивая чем он, еще и нрав прадеда унаследовала. В общем, нашла коса на камень. Виконт не выдержал и изнасиловал ее.
  На этом моменте губы Радмира невольно сложились в тонкую полоску, а от него самого во все стороны хлынуло холодное и убийственное намерение. Это произошло настолько резко, что Жак невольно замолчал и с интересом посмотрел на него.
  - Не обращайте внимания лан Марель, - Радмир сжал кулак. - Просто ваши слова всколыхнули мои воспоминания.
  - Да? - Жак несколько секунд изучал его лицо. - Кем она была?
  Радмир несколько секунд смотрел на него в ответ и, слегка вздохнув, ответил:
  - Подругой детства. Ей было шестнадцать, когда наследный сынок дома Чайной розы случайно ее встретил. Их было пятнадцать.
  - И как она? - Жак заинтересовано приподнял брови. Его взгляд оставался все таким же мрачным, а улыбка, что была, когда он вспоминал о сестре, пропала.
  - Умерла. Ей не успели оказать помощь. Те ублюдки выкинули ее за городом, когда наигрались с ней. Она ползла почти двадцать километров, но было уже поздно.
  - Пусть боги будут к ней милостивы в небесных чертогах, - Жак на мгновение закрыл глаза.
  - Пусть, - как эхо повторил Радмир.
  - Адель вернулась уже беременной, - продолжил после недолгого молчания Марель старший. - Родители предлагали услуги целителей, чтобы прервать беременность, но она была против. Говорила, что это грех. Она родила в тайне ото всех, а потом медленно зачахла. Та беременность сильно подорвала ее, точнее само насилие. Всей ее целью стало родить и вырастить ребенка. Но боги рассудили иначе. Когда Кристиану было семь, Адель тихо и мирно умерла во сне. Но словно этого было мало, спустя несколько дней после ее смерти появился этот виконт. Точнее он уже тогда стал графом эль Сангри. Не знаю как он разыскал нас там. Вроде бы мы хорошо скрывались. Он хотел забрать мальчика. Внешнее сходство между ними было несомненным. Началась потасовка, в ходе которой один из его охранников, эллу, пульнул огненным шаром. А Кристиан именно в это время решил выглянуть и посмотреть что происходит. Я не успел полностью прикрыть его. Как итог я теперь абсолютно лыс, а он ослеп. В тот момент было больше похоже словно он мертв. Страшные ожоги были по всему его телу. Для всех он тогда погиб в этом огне.
  - Вы именно поэтому избегали целителей выше второй ступени? - Решил уточнить Радмир.
  - Да, - мужчина ответил сразу же. - Хоть и существует всего маленький шанс, но даже так я не намерен рисковать. Он сын Адель, а этот урод пускай катится на самое дно Бездны. Они его не получат. Этого не хотела Адель перед своей смертью, и я в меру своих сил исполню ее волю.
  Радмир молчал. Сейчас многие моменты стали понятны, но он не знал, смог бы он сам решить судьбу дорогого ему человека лишь из-за этого. Ведь если бы Дядя Кристиана все равно воспользовался услугами целителя более высокой ступени, то парень не ходил бы столько лет калекой.
  Он посмотрел на мужчину. Столько лет нести бремя своего решения, ежедневно видеть, как из-за него страдает дорогой и близкий тебе человек, это очень тяжело. Невольно начинаешь уважать того, кто может это вынести. Но вопрос так и остался без ответа - стоило ли оно того? Стоила ли гордость и ненависть всего этого? Время покажет. К тому же, не ему было судить кого-либо.
  Само лечение прошло успешно. Как только его мама вышла из комнаты, Марель старший сразу же подошел к ней.
  - Лани Кудо, примите мои искренние благодарности, - он низко склонил голову перед ней.
  Его мама на мгновение удивленно застыла, а потом с величественным видом кивнула в сторону Радмира.
  - Благодарите моего сына. Если бы не его просьба, я бы даже пальцем не пошевелила.
  Жак Марель, молча проглотил ее высокомерные слова и повернулся в Радмиру.
  - Лан Кудо, если есть что-либо что я могу для вас сделать, просто скажите. Я буду вашим должником до конца моей жизни.
  - Лан Марель, - Радмир встал. - Я сделал это просто потому, что мог. Мне не нужны должники, но от друзей я никогда не откажусь.
  - Тогда на одного друга в этом мире у вас стало больше лан Кудо.
  - Радмир, - Радмир протянул ему руку. - Мои друзья зовут меня по имени.
  - Жак или же Аристо, - ответил мужчина, пожимая ее в ответ.
  После этого он быстро прошел в комнату к племяннику. Радмир обернулся и увидел довольную и немного снисходительную улыбку матери.
  - Что?
  - Мой сынок так быстро повзрослел. Я начинаю чувствовать себя старой.
  - Мам, - Радмир покачал головой. - Прекрати, пожалуйста.
  - Хорошо-хорошо сынок, - Она не сдержалась и весело засмеялась.
  Они не стали им мешать и вернулись к папаше Мо.
  Этой же ночью стало известно, что неизвестный убийца снова нанес удар - был убит начальник городской стражи Белца.
Оценка: 4.66*11  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | А.Чер "Победа для Гладиатора" (Романтическая проза) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира" (Попаданцы в другие миры) | | А.Черчень "Джентльменский клуб "Зло". Безумно влюбленный" (Романтическая проза) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"