Белая Дарина: другие произведения.

Дороги, ведущие в Акарам

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ВТОРАЯ КНИГА СЕРИИ "КНЯЗЬ ТЕМНОЙ ПУСТОШИ".

    Вы думаете, все тайны девятого княжества раскрыты, а впереди долгие годы беззаботной жизни? Увы, не всякий, кто отыщет счастье, сможет его удержать, а ларчики порой скрывают двойное дно. Мир неуловимо меняется, витают призраки грядущих битв, зарождаются новые формы нежити, но неизменным остается одно: Акарам никогда не бросает своих. Вот только сможет ли Ян остаться верным своим принципам? Куда приведет избранная дорога? Какие сюрпризы преподнесут кикиморы, мантикоры и демоны-искусители инкубы, отважившиеся поспорить с собственной сущностью? Сплетаются тропы и ведут в Акарам, ведь человеческое равнодушие и подлость - гораздо страшнее древних тварей.

    P.S. Эта история о простых и обыденных вещах: любви и верности, будущем тех, от кого однажды отказались люди, и, конечно же, о незримом волшебстве яблочных пирогов.

    ИНФОРМАЦИЯ:
    1. Роман полностью выложен не будет.
    2. Активные постоянные комментаторы смогут дочитать бесплатно (через десять дней после начала продажи книги). Доступ к тексту будет открыт на две недели не на портале Самиздат.
    3. Обновление один раз в неделю (в воскресенье или в понедельник вечером).
    4. "Спасибо" считается полноценным комментарием.
    5. В книге несколько сюжетных линий, и если о Вашем любимом герое пока нет упоминаний, то нужно немножко подождать!



ГЛАВА 1

Княжество Акарам,

третья неделя грозника* 69 год

* июль

   Небо осаждали тяжелые серые тучи, на берег одна за другой обрушивались волны: огромные, пенистые. Город окутали сумерки, не поймешь - то ли ночь, то ли день. Разгулявшийся ветер алчно высматривал брошенные без присмотра вещи, но о грядущем бедствии люди узнали загодя и, спрятав все ценное, сидели в теплых домах.
   Исключение составляла хрупкая девичья фигурка, закутанная в плащ. Элоиза примостилась на резной лавочке, расположенной на открытой веранде. Порывы шквального ветра проникали под одежду, выдувая драгоценное тепло. В такие мгновения ранняя гостья лишь крепче цеплялась за ручку корзинки, прикрытой парусиной. Она знала, что князь будет ругаться и за принесенную плетенку, и за визит в штормовую погоду, но по-другому просто не могла. Неизвестность пугала больше.
   Вскоре ожидание оказалось вознаграждено. Мантикор сошел с колдовской тропы около крыльца Радорской резиденции и недовольно заворчал, а потом одним прыжком одолел пять ступенек.
   - Живой, - произнес владыка Акарама вместо приветствия, прекрасно зная, кто его ждет. - Проходи.
   Мантикор галантно пропустил девушку в дом и скользнул следом. Зверь успешно опроверг слухи о том, что достигнув определенного возраста, представители его племени останавливаются в росте. И раньше не маленький Хади за последние месяцы прибавил ввысь и вширь, а морда стала еще более наглой и хитрой.
   Пока гостья снимала плащ, мантикор открыл лапой дверь в княжеский кабинет и растянулся на диване. Там специально для него лежала подстилка, связанная из разноцветных лоскутков. Целое покрывало эксклюзивной ручной работы с длинными кисточками по краям. Когда никто не видел, Хади нравилось поддевать их лапой. Еще здорово стянуть подстилку на пол, но такое только малышня практикует, а жаль...
   Ян любил море, и его резиденция в Радоре разительно отличались от всех остальных. Просторный кабинет делился на две зоны. Первую, рабочую, оккупировал стол и сундук из черного дерева, над которым разместилось огромное полотно, изображающее красавицу-каракку*. Вторую занял диван, кресла и камин.
   * большое парусное судно
   Огонь в очаге вспыхнул сразу, противоестественно ярко, чем вмиг оживил комнату, словно вдохнул в нее жизнь.
   - Располагайся на ковре, поближе к огню, - распорядился хозяин. - Сейчас согреешься.
   Элоиза послушно села и протянула ладони к пламени. Она слишком вымоталась и замерзла, чтобы вспоминать об этикете и правилах приличия. Под глазами у девушки залегли глубокие тени, в темно-каштановых волосах появились седые пряди, пальцы дрожали.
   Покопавшись в скрыне, Ян нашел бутылку портвейна и стаканы. Повезло. Портвейн обычно приносил Александр, с детства подражавший морякам.
   - Пей, - приказал князь.
   Девушка глотнула и закашлялась.
   Повелитель Акарама опустился на палас рядом со своей подданной; нити колдовства окутали Элоизу, заключив в кокон. Она покорно осушила стакан, Ян забрал пустую посудину и обнял девушку.
   - Все хорошо, - произнес он мягко. - Что же ты так измаялась, что молоко пропало? Малышка осталась голодная.
   Элоиза тихо всхлипнула.
   - Ну, ничего, сходишь к Ромале...
   - Бабка Ромала - темная ведьма!
   Хозяин Акарама рассмеялся.
   - Ведьмы детей на зелья режут, а у Ромалы просто характер скверный, но в иных вопросах она лучше лекаря разбирается. Поругается, конечно, но ты внимания не обращай. Договорились?
   - Да, спасибо.
   - Не за что, малышка.
   Без вмешательства магии она бы никогда на такое не решилась, но сейчас, отбросив стеснение, условности, страх, - вцепилась в князя, словно утопающий за спасательный круг. Спрятав лицо на груди у мужчины, жадно ловила тепло его рук и завораживающий шепот... Изматывающая, забирающая все силы тревога отступала. Людям иногда нужна такая малость: искорка тепла и спокойный, немного насмешливый голос, что скажет: "Держись, все будет хорошо".
   - Что случилось? - поинтересовался повелитель темных пустошей, когда девушка успокоилась и перестала дрожать.
   - Три седмицы каждую ночь я вижу кошмары, но просыпаюсь и ничего не могу вспомнить! Ничего! Только жуткий треск и рев моря. Я уже не знала: Иван жив или я лишь хочу в это верить...
   - Магия не любит сомнений и неуверенности. Помнишь, я говорил об этом.
   - Выходит, я зря всполошилась? - с надеждой выдохнула девушка.
   Так хотелось поверить, что сломался охранный амулет и сны насылала разыгравшаяся нечисть, а тревога безосновательна и напрасна.
   - Не зря, - не стал скрывать правду Ян. - Сердце "Жемчужины" погасло.
   Если бы не чары, неизвестно, как бы она восприняла эту весть, но колдовство и портвейн туманили разум и притупляли восприятие.
   - Это не значит, что корабля больше нет, - торопливо продолжил князь. - Сердце гаснет, когда поломки достигают шестидесяти пяти процентов.
   - Без верфей это то же самое, - горько прошептала Элоиза. - Такие повреждения невозможно устранить без специального оборудования.
   Хозяин Акарама не стал говорить, что, возможно, парусник удастся починить, что рано предаваться отчаянию. Ведь это только пустые слова. Ложная надежда.
   Он протянул вперед ладонь, и через миг в воздухе соткалась голограмма двухпалубного галеона. Никогда прежде Элоиза не видела таких кораблей, как, впрочем, и остальные жители всех девяти княжеств.
   - Как тебе? - с затаенной гордостью полюбопытствовал Ян. - Я хотел, чтобы ты первой его увидела.
   - Он удивительный! - искренне ответила девушка, любуясь плавными обводами парусника. - Лучше "Жемчужины".
   - На прошлой неделе верфи приняли мой заказ.
   - Вторая экспедиция? - голос дрогнул.
   - Акарам своих не бросает.
   Улыбка осветила ее лицо, и подданная бросилась на шею к владыке Акарама.
   - Спасибо! Спасибо! Спасибо! - шептала она исступленно.
   В этом вихре было не узнать прежнюю шестнадцатилетнюю девочку, что однажды привез с собой будущий боцман "Жемчужины" и назвал своей женой. Отказался бы он от мечты открыть далекие земли и разгадать тайны океана, если бы знал, что Элоиза беременна? Теперь никто не даст ответ на этот вопрос.
   С момента отплытия "Жемчужины" прошел год. Через несколько месяцев князь ждал возвращения экспедиции, но сердце корабля - артефакт, что позволял отследить его техническое состояние, - погас.
   Из жен моряков, Элоиза единственная каждый месяц, в приемный для жителей Радора день, приходила задать один и тот же вопрос. Она боялась, робела, но раз за разом появлялась на крыльце княжеской резиденции.
   Однажды Ян рассказал, как самой научиться чувствовать мужа на расстоянии. С тех пор девушка стала таскать ему корзинки с домашней снедью. Кто только надоумил стеснительную малышку на такой подвиг? Уж явно не сама придумала, но и отступать не собиралась.
   Через три месяца тренировок появились первые успехи, но молодая мама все равно продолжала наведываться в резиденцию. Ян стал ее мостиком через бесконечный простор океана. Ее незримой опорой. А кто он такой, чтобы отказывать жене своего офицера в такой малости?
   Когда первый шквал восторга схлынул и мысли прояснились, Элоиза смущенно отстранилась, а потом испуганно произнесла:
   - Но на строительство каракки ушло два с половиной года!
   - А наш галеон в Сореме построят за четыре месяца, - успокоил ее Ян. - Жди, малышка. Иногда домой возвращаются только потому, что кто-то очень ждет.
   Он разлил по стаканам новую порцию портвейна. Протянул своей гостье.
   Больше они не говорили о создании нового парусника. Ни к чему ей знать, сколько средств и сил займет реализация этого проекта в рекордные сроки и на чужой территории.
   За окном выл ветер, а в камине весело потрескивал огонь. В рокоте волн слышался смех русалок. В другом княжестве злые языки б уже вдоль и поперек обсудили встречи государя и его подданной. В Акараме молчали. Ян никогда не любил и не желал эту девушку. Лишь иногда ловил себя на том, что завидует моряку. Не каждый день встретишь такую безоглядную преданность и верность.
   Но что тогда может быть общего у простой женщины и владыки целого княжества? Казалось бы, между ними бездонная пропасть. Однако жалость, со временем сменившаяся симпатией и уважением, сыграла свой пасьянс, превратив Элоизу в окошко в прошлое Яна. С ней он мысленно переносился в дни, когда все свободное время посвящал созданию лучшего из существующих во всех княжествах корабля: каракки "Жемчужина".
   - Я безумно скучаю по Саше и всему экипажу, - признался хозяин темных пустошей. - Мы с Алексом были двумя самоуверенными мальчишками, а парусник казался чудо как хорош.
   Неожиданно для самой себя девушка накрыла руку князя ладонью.
   - Он действительно хорош, - слово "был" Элоиза вымолвить не смогла. - Сейчас вы бы не отправили ту экспедицию?
   Ян бросил мимолетный взгляд за окно и сказал вовсе не то, что его подданная ожидала услышать:
   - Противостоять зову моря сложно. Меня удерживает Акарам. Как бы мне ни хотелось увидеть новые земли, это невозможно. Малышка, корабль все равно бы однажды уплыл. Сейчас или через пять, десять лет. Вспомни, как горели глаза у моряков, как они грезили этим путешествием. Мы собрали лучшую команду. Мне будет сложно подобрать вторую такую же. Жди, малышка, - повторил князь. - Я сделаю все, чтобы они вернулись домой.
   - Спасибо, - в очах гостьи блеснули слезы.
   - Не вздумай! - строго произнес владыка Акарама. - Тебя ждет Ромала. Хади отвезет. Это приказ.
   Вместо заготовленной порции возражений, Элоиза встала и низко поклонилась.
   Мантикор с девушкой исчез. Ян погасил голограмму галеона и подошел к окну. Совсем рядом пело море. Бушевали волны из воды и пены. Яростно ударялись о волнорезы, разбивались, но все равно стремились к берегу. Связь с "Жемчужиной" давно пропала. Таковы законы моря. Так всегда случалось с кораблями, пересекающими определенную черту. Не работают зеркала, отказывают другие артефакты, позволяющие поддерживать контакт на расстоянии, - остается полагаться лишь на интуицию.
   Живы. Вот и все, что знал повелитель темных пустошей о судьбе экипажа "Жемчужины" и своего единственного друга. Мальчишки, с которым он вместе вырос, и вместе мечтал о дальних странствиях. Океан звал их обоих, манил чем-то необычайно важным. Что скрывали далекие земли, если они действительно существуют: пустые мечты, обманчивые грезы, опасные заблуждения или действительно что-то жизненно необходимое для Акарама?
   Ян до сих пор не знал ответа.
  

Княжество Сорем, Киорские вассальные земли,

третья неделя зорничника* 69 год

*август

   - Эй, красавица! - чужой голос прозвучал, словно гром среди ясного неба.
   Аглая вздрогнула и обернулась. Незнакомец подобрался близко, безумно близко. Как она только не заметила?! Увлеклась спелой ягодой, задумалась? Не важно теперь!
   - Эх, хороша-а-а! - хриплым баритоном выдохнул мужчина в форменной одежде. - Не бойся, не обижу.
   Девушка замерла испуганным мышонком. За спиной густые заросли, в руках почти полная корзинка малины, а тропинку загораживает довольно скалящийся здоровяк. Таких великанов она никогда прежде не встречала, и еще никто на нее ТАК не смотрел. Рукава у сарафана длинные, ворот высокий, шея и та платком замотана, а будто и нет одеяния! Будто она и вовсе, как последняя блудница, обнаженной разгуливает!
   Наемник шагнул вперед, а незадачливая сборщица наконец отмерла. Швырнула плетенку прямо в руки чужаку (ягод, конечно, жалко, но жизнь дороже) - и бросилась наутек.
   Позади раздались ругательства, беглянка мучительно покраснела и припустила изо всех сил, взмолившись Небесным Владыкам. Ей бы только оторваться, а там спрячется - ищи ветра в поле. Недаром она этот лес как свои пять пальцев знает!
   Надежда не оправдалась. Подол зацепился за колючий побег ежевики, нога ушла в сторону, и Аглая упала. С трудом сдержала крик, поползла в сторону...
   - Попалась, - довольно констатировал солдат.
   На ноги беглянку подняли, схватив за ворот сарафана, и впечатали спиной в ствол ближайшего дуба. Вот теперь она закричала, громко, отчаянно.
   - Мне все нравится. Давай еще! - ухмыльнулся наемник, прижимая к дереву собственным телом. Чужие ладони по-хозяйски огладили бедра девушки, развязали платок.
   Аглая заплакала.
   - Не нужно, пожалуйста.
   - Тебе понравится, - заверил незнакомец. - Или думаешь, с чужаками будет лучше? Надеешься, они упустят такой цветочек?
   Девушка замерла, огромными напуганными глазами смотря на солдата. Вести о грядущей войне неохотно расползались по затерянным в лесах деревням, но все же достигли Лесовицы. Однако подвыпивший староста не принял известие всерьез, да и мужики решили, что в их глушь беда уж точно не сунется. За двадцать пять лет мира многое забывается. Вот и бегали детишки в лес за дарами Небесных Владык, как обычно. Малина уродила на славу: и сборщикам сдать, и варенье сварить, и на сбитень останется. Правда ягода уже отходила, но Аглае много и не нужно.
   - Вот и молодец, - одобрил наемник, заметив, что жертва притихла. - Порадуй идущего на смерть земляка.
   Он обвел шершавым пальцем контур девичьих губ, а потом рванул ворот сарафана.
   - Пожалуйста, отпустите! Я буду кричать!
   - Кричи, - согласился мужчина и закрыл ее рот грубым, собственническим поцелуем.
   В груди защемило и стало нечем дышать... Ох, не так она представляла свой первый поцелуй, вовсе не так. Перед глазами поплыло, а как иначе объяснить клочья зеленого тумана, молниями мелькающие на поляне?
   Солдат отшатнулся и заорал, страшно, надрывно. Кинулся прочь, споткнулся на ровном месте... Упал, покатился по траве, хрипя и расцарапывая лицо.
   - Дыши! - приказал кто-то. - Ну же, дыши!
   Аглая послушно вдохнула, а потом судорожно закашлялась. Зеленый туман теперь был повсюду, а из него вышло трое... существ. Дивной красоты девушка, в сотканном из трав платье и с цветочным венком на голове, старуха в одеянии из корней и мха, ростом чуть больше двух локтей, и дева, между пальцами которой красовались перепонки, а наряд ее представлял полное непотребство. Вместо юбки на талии был завязан огромный платок из ивовых листьев, открывающий правую ногу, бесстыдно облепленную водорослями, выше середины бедра; темные волосы сбились в колтун, овитый тонкими, лохматыми корнями. В руках нелюди держали сплетенные из лозы фонарики с заключенным внутри зеленым пламенем.
   Наемник тоненько завыл и затих.
   - Дыши! - напомнила обладательница венка из белых водяных лилий.
   Она больше товарок походила на человека, и, если бы не туман, что ластился к девичьей фигурке, будто кошка, чудное платье и распущенные волосы, можно спутать с баронессой, а то и вовсе княжной.
   Аглая опасливо покосилась на несостоявшегося насильника и сползла вниз по дереву. Ноги ее больше не держали.
   - Осуждаешь? - поинтересовалась старуха голосом, схожим с вороньим карканьем. - А если бы мы не пришли?
   Девушка ничего не ответила, настороженно рассматривая огоньки в фонариках. Они манили за собой, что-то напевая, вот только жительница Лесовицы не могла разобрать слов.
   Если бы не вмешательство нелюдей, повеситься на пояске - все, что оставалось Аглае. Опозоренные девицы становятся отверженными, раньше могли и камнями забить. Сейчас закон запрещал, но что закон против самосуда семьи? А что не виновата, кто разбирать будет? Аглае смерть от рук родных не грозила, но от косых взглядов ее бы никто не уберег. А в жены кто-то бы позвал? Статистика утверждала: нет, но жизнь сложнее и многограннее любой науки.
   - Нужно идти, - вздохнула черноволосая красавица, отступая в заросли. - Не успеем - князь по всей строгости спросит.
   Старуха с тоской покосилась на сжавшуюся в комок селянку, но кивнула.
   - Аглая! Аглая!
   Девушка встрепенулась, словно не веря.
   - Аглая! - раздалось совсем близко.
   Как только нашел?! Впрочем, что взять с охотника и следопыта, выученного специалистом старой школы. Прежде мастер обучал лишь избранных за баснословное вознаграждение, но скука - страшная вещь, да и приглянулся старику шебутной, расторопный парнишка.
   Едва Аглая отправилась за малиной, как рядом с Лесовицами стала временным лагерем одна из княжеских сотен. Брошенный вперед авангард. Веселился молодняк - кое-как обученные мужики, возомнившие себя великими воителями, однако на лицах командиров стояла печать смерти. Они-то знали: слишком мало людей, оружия, опыта. Сметут их вражеские войска, пройдут по вассальным землям, лишь на границе встретив отпор. Там крепости, орудия, ведьмаки. А эти леса - разменная монета.
   Деревенский следопыт поглядел на вояк - неспокойно стало на душе. Как узнал, что Аглая ушла за ягодой, так по следу и кинулся. Запала ему в сердце застенчивая тихоня.
   Девушка подхватилась на ноги, шагнула вперед, позабыв, что волосы растрепаны, сарафан порван, а на земле лежит мертвый наемник...
   - Аглая...
   Замер на краю поляны тот, кто ночами снился, да только подойти к нему девушка не смела. В лес вели следы любимой, но вместо милой, скромной девушки Федора встретило колдовское отродье с глазами, горящими зеленым огнем. Точь-в-точь как богомол стращал.
   Парень побледнел, губы дрогнули:
   - Ведьма!
   Следопыт отшатнулся, побежал прочь.
   Незадачливую сборщицу ягод словно молнией пронзило. Она вдруг ясно поняла: не пришлет Федор сватов, не поведет за благословением и своей не назовет. Никогда.
   Девушка пошатнулась, закружилась голова, заплясали вокруг дикий хоровод ветви деревьев. Аглае казалось, что она летит в бездонную пропасть... и нет ни сил, ни желания бороться за жизнь.
   - Дыши! - властно приказала старуха.
   Туман ласково обнял, помог устоять на ногах.
   - Он ушел, - всхлипнула девушка.
   - Нового найдешь, мало ли их ходит, - хмыкнула прежде молчаливая обладательница колтуна. - Зачем тебе предатель и трус?
   - Мне больше никто не нужен! - горячо воскликнула Аглая. - И он не такой!!!
   Поляну залил смех.
   - Людям вечно кто-то нужен.
   Словно пелена спала с очей перепуганной крестьянки и девушка тихо, с опаской спросила:
   - А вы?
   - Кикиморы мы болотные, шишиморы. Разве не видно?
   Аглая ничего не ответила, только заплакала. От одиночества, страха, горечи, несбывшихся надежд. Богомол говорил, что даже глядеть на нежить - грех...
   - Вот, дуреха, развела сырость! На войне и не такое бывает.
   - Это правда, про войну? - встрепенулась Аглая.
   - Кто ж таким шутить-то будет? - удивилась кикимора. - Да не бойся, если нам с ведьмаками вражьими подсобят, то опасаться нечего: дальше вашей деревни войска Межгарда не продвинутся. Мы такие чары наведем - век помнить будете да сказки детям рассказывать.
   - Мы лучшие мастера иллюзий, - гордо подтвердила ее товарка.
   - Иллозий? - сборщица ягод несмело выговорила незнакомое слово.
   - Иллюзий, - поправила старуха. - Помнишь, солдат от тебя отшатнулся да наутек бросился? - для наглядности кикимора указала на мертвое тело. - А почему? Потому, что чудовище углядел, морок наведенный. Так мы и остальных плутать по лесу заставим, до смерти. Чтобы ни одна тварь чужую землю не оскверняла. Так что, иди спокойно в свою деревню.
   - А Федор? Федор тоже чудовище углядел? - Аглая схватилась за последнюю соломинку.
   - Мы что, звери? Тебя. Он увидел только тебя.
   Девушка растерянно кивнула, что-то внутри оборвалось, умерло.
   Шишимора поправила венок и ступила прочь.
   Аглая смотрела и не верила. И это нежить?! Сначала спасла от жуткой участи, потом пообещала защищать. А если не получится? Если чары подведут? После встречи с несостоявшимся насильником на людей девушка уже не надеялась. Она помнила рассказы матери о прошлой войне, о мучительной смерти бабушки с дедушкой. Что, если история повторится с кем-нибудь из ее родных?
   Кикиморы удалялись, за ними послушно скользил туман, что-то напевали зачарованные фонари...
   Спокойно вернуться в деревню? Стоит только подумать о Федоре, как сердце обливается кровью.
   - Постойте! Подождите! - выдохнула Аглая тихо-тихо, но шишиморы услышали.
   - Хочешь отправиться с нами? - спросили мягко, сочувственно.
   Девушка несмело кивнула.
   - Я хочу помочь.
   - Да будет так, сестра.
   Вспыхнули торжеством глаза старухи, довольные, хищные улыбки озарили лица ее товарок, но Аглая этого не заметила. Закружился по лесной поляне хоровод, заиграли фонарики новую песнь, и с каждый шагом боль притуплялась... Аглая внезапно ощутила себя свободной, сильной, ловкой... Другой. И это ощущение ей понравилось.
   Ритм замедлился, круг распался, а вот дареное спокойствие осталось.
   - Как тебя называть, сестра?
   - Аглая, - ответила крестьянка, но собственное имя вдруг показалось чужим.
   - А я Кассандра, - представилась хозяйка венка из водяных лилий.
   - Ага, - хмыкнула вторая шишимора, поправляя свое бесстыдное одеяние. - Слушай больше. Каська она, вот и весь сказ.
   - А это существо зовут Росяницей, - со снисходительной улыбкой произнесла Кассандра. - Или Роськой. - Добавила она мстительно.
   - Даже не думай сокращать! - встрепенулась упомянутая кикимора. - А то браслетами не поделюсь, вот!
   Аглая невольно улыбнулась. Руки нежити от запястья до локтей увивали браслеты, сплетенные из корней, веток и перьев. Вернее, надето было полное непотребство, именованное браслетами лишь по недоразумению.
   - А меня Любелией кличут, - отозвалась старуха. - Когда эти двое достанут - обращайся.
   Рося фыркнула, а вот Кассандра задумчиво признала:
   - Да, мы бываем навязчивыми. А хочешь, тебе цветы в косы вплету? Семь дней не будут вянуть!
   Аглая зачарованно кивнула. Тонкие пальцы тут же стали разбирать ее волосы, вылавливая отдельные пряди и вплетая в них цветы ромашки. За этим занятием их и застал княжеский связной. Еще каких-то пару часов назад Аглая бы испугалась призрака до потери пульса, сейчас же только скользнула равнодушным взглядом. А вот дух одарил девушку пристальным вниманием и мрачно предупредил:
   - Владыка будет недоволен.
   - Мы в своем праве, - Любелия ступила вперед. - Мы не нарушали запрет. Теперь она - наша сестра.
   - Сестра, - твердо сказала Кассандра и ласково обняла Аглаю. - Ты ведь с нами по своей воле? Или мы принудили?
   - По своей, - подтвердила девушка.
   Призрак скривился, будто сжевал ломоть хрена.
   - Бросьте вы это дело, отведите девицу к родным и вернитесь к исполнению княжеской воли!
   - Поведем, - пообещала Росяница и спросила: - Пойдешь в деревню? Покажешься родителям. Зачем им волноваться зря? А захочешь остаться - неволить не станем.
   Аглая согласилась, не задумываясь, как воспримут ее визит в обществе нежити.
   - Не переживай за приказ, касатик, нас теперь четверо - справимся. Князь будет доволен.
   В этом призрак сомневался, но устраивать разборки с зарвавшимися кикиморами не стал. Они действительно были в своем праве.
  

***

   Никогда прежде прогулка по лесу не давалась Аглае так легко. Зеленый туман ластился к рукам, словно верный пес, фонарик Кассандры манил вперед, волшебным образом вытесняя из головы все мысли. Ни страха, ни тревоги, ни боли - лишь странная пустота, после всех переживаний уютная, жизненно необходимая.
   Кустарники тянули прочь ветви, освобождая дорогу. Отторгая чужеродное, если уж говорить правду. Мир не принял нежить, но люди наделили ее силой, и с этим не выходило спорить.
   На опушке шишимора остановилась.
   - Сотни лет не была в человечьих деревнях, - она втянула воздух и удовлетворенно отметила: - Ни одного ведьмака. Хорошо.
   Отстраненное спокойствие покинуло Аглаю, едва она заметила солдат, деловито снующих по селению.
   - Нас никто не видит, не бойся, - успокоила провожатая. - Мы ведь мастера иллюзий, а что может быть проще отвода глаз?
   Две тени скользили по Лесовицам. Красавица кикимора и растерянная человечья девчонка в расхристанном сарафане, с непокрытой головой, ведь платок потерялся, и не вянущими цветами в волосах. Ей бы привести себя в порядок, но от пережитых потрясений Аглая позабыла, как выглядит. А что шишиморе до условностей?
   На пороге избы девушка замерла, замялась, не решаясь переступить порог.
   - Я буду рядом, сестра, но они не увидят. Если захочешь остаться - уйду.
   В сенях Аглаю обволок запах грибной похлебки и хлеба, колдовской туман истаял, заставив сердечко забиться быстро-быстро. Девушка подоспела к обеду. За столом собралась ее большая семья, но ели почему-то в тишине, без привычного смеха и неторопливого разговора. Невезучая сборщица ягод смотрела на родные лица, не смея подойти ближе и занять свое место.
   - Матушка, Аглая вернулась! - воскликнула младшая сестренка, и на замершую около стены девушку в один миг посмотрели ВСЕ.
   - По всем сеновалам прошлась, негодница? - первой подала голос жена старшего брата. - А я ведь говорила, да вы не слушали! - закончила она обличительно.
   От незаслуженной обиды девушка не смогла и слова вымолвить, но глаза вспыхнули зеленым колдовским огнем.
   - Батюшки святы! - взвизгнул сын кузнеца, нареченный одной из сестер, и выронил кусок хлеба.
   "Грех так обращаться со священным даром, можно и беду накликать", - мимоходом отметила Аглая.
   Отец пригляделся и отшатнулся, кто-то помянул Небесных Владык, а кто-то выкрикнул, словно батогом стегнул:
   - Ведьма!
   - Блудница! - не смолчала золовка, не желающая отбрасывать версию с сеновалом.
   Снова стало нечем дышать, как тогда, в лесу, Аглая схватилась за руку кикиморы. Нечеловечески холодную, но какое это имеет значение?
   - Пойдем, - шепнула Кассандра.
   О нет, девушка не пошла - а быстрее молнии выскользнула из избы и понеслась прочь, не разбирая дороги. Аглая не видела, как выбежала из дома младшая сестра, да только поздно.
  

Княжество Акарам,

первая неделя зорничника 69 год

   Заскрипели стулья, захлопнулись двери, оставляя в просторном зале лишь хозяина темных пустошей и седовласого министра обороны.
   Ян любил свою работу, но человеческая глупость и международная политика не в первый раз становились князю поперек горла. Парад заставил сиятельных владык задуматься и сменить приоритеты. Акарам подтвердил свой статус, но нерастраченная энергия требовала выхода.
   Скрепя зубами, князья отказались от масштабной военной кампании, но не от локальных стычек. Межгард готовился атаковать ослабевшего соседа: молодой правитель Сорема допускал одну ошибку за другой на радость военным чинам противника. Остальные державы выжидали.
   - Игорь Аврельевич, ну не нужна нам эта война! - выпалил обычно непрошибаемо спокойный хозяин Акарама. - Вот совершенно не нужна! У меня дома молодая жена. Любимая. Беременная!
   Советник неожиданно улыбнулся, и от этой улыбки Ян на мгновение почувствовал себя мальчишкой, впервые представленным своим подданным.
   - И через год она вам не нужна будет, и через десять. Сейчас жена, потом дети, а за ними еще и внуки прибавятся.
   Взгляд правителя темных пустошей неуловимо изменился, словно он внезапно понял что-то важное.
   - Выходит, вы домой спешите, как и в юности? Как в дни, когда только сочетались узами?
   Суровое лицо офицера озарилось теплой, мечтательной улыбкой.
   - Я не стал любить Кристэль меньше. Она свет во мраке, мой дар от Небесных Владык, и я не знаю, как жить, если ее вдруг не станет.
   Ян покосился на расстеленную на столе карту девяти княжеств и тихо заметил:
   - Вы все время отдаете Акараму - не ей.
   - Это наш выбор.
   - Нет, выбор ваш, Игорь Аврельевич, только ваш. Как и мой, просто наши женщины его приняли, - на миг в кабинете воцарилась тишина, потом князь спросил: - Как наша молодежь после поездки к Тропе Мертвецов?
   Генерал Соболев замешкался с ответом. Восхищение и раздражение - чудная смесь.
   - Младшенький леди Изольды отличился?
   - Да, - офицер ничуть не удивился осведомленности главнокомандующего. - Михаил взял на слабо отрядного ведьмака и тот сварил зелье из запрещенного перечня третьего класса. Использовав зелье, юноша повторил тот же трюк с отрядом наемников и заманил их на работу по стандартной тарифной ставке. На Тропе вояки прозрели... и получили новую порцию зелья. В общем, работали они не покладая рук. Самое смешное, что в конце стороны расстались довольные друг другом.
   - Ведьмака Мишка прикрыл?
   - А как же! Подробно обосновал, почему в Акараме использовать зелье нельзя, а вот на Арвес запрет не распространяется.
   - Что-то полезное обитатели Тропы рассказали?
   - Отчеты еще изучают.
   - Хорошо. Таланты нужно поощрять. Через неделю выпишу пропуск - полетит на два дня с охраной в Сорем. У Рух птенец подрос, прокатит.
   - А может, лучше деньгами?
   - Деньги он сам заработает, - отмахнулся Ян.
   С финансами Игорь Аврельевич не дружил, зато предприимчивый юноша найдет, на что потратить время в соседнем княжестве, и это будут отнюдь не развлечения. Впрочем, занятие любимым делом и подсчет будущей прибыли гораздо увлекательнее любых увеселительных мероприятий.
   - Как продвигается подбор людей для "Стремительного"?
   - Команда сформирована на три четверти, - доложил военный советник. - Моряки проходят дополнительное обучение. Весь список мы пока закрыть не можем. "Жемчужина" увезла лучших, а отыскать ведьмака, готового принести присягу и отправиться на край света практически нереально.
   Не стоило этого говорить. По залу будто порыв ледяного ветра прокатился.
   - Вы ДОЛЖНЫ в ближайшее время укомплектовать экипаж. Бросьте больше людей на поиски, снимите с других проектов. Составьте список. Я лично посмотрю на каждого претендента. Или мне следует вас учить работать?
   - Никак нет!
   - Хорошо. Забудьте слово "невозможно", а если не получается, то навестите Элоизу.
   - Все будет сделано, - заверил Игорь Аврельевич. Мужчине захотелось в спешном порядке оказаться как можно дальше от злосчастного кабинета.
   - Не сомневаюсь, - князь сдвинул бумаги в сторону и произнес: - Рабочий день окончен. К решению всех остальных вопросов мы вернемся завтра. Идите домой, к той, что вас ждет.
   Министр обороны поклонился. Ян торопливо, без всякого пиетета к дорогому пергаменту, скатал карту. Колдовская тропа привычно легла под ноги мантикора. Хозяин темных пустошей подался вперед, прижимаясь к шее зверя; обочины превратились в размытые полосы. Вместо запаха шерсти владыка Акарама почему-то чувствовал едва уловимый аромат яблок и дешевого портвейна, нежно любимого Александром.
   Война, инспекция верфей, поиск экипажа - все это будет завтра, а сейчас он просто возвращался домой...
  

***

   Когда советника по финансам вызвали в княжеский кабинет вместе с супругой, он лишь удивился. Прежде такие приглашения не звучали, но семейный статус правителя Акарама изменился, поэтому, возможно, причина в этом.
   Секретарь доложил о визитерах, и тут же поступило распоряжение:
   - Пропустить.
   Ян не любил мариновать своих людей ожиданием. В его делах царил военный порядок: если совещание назначено на десять, ровно во столько оно и начиналось.
   Гости склонились в почтительном поклоне. Раздобревший на домашних харчах, черноволосый министр финансов с нитями благородной седины и красавица Севера - леди Изольда. В свои сорок пять она выглядела максимум на тридцать, стройная, хрупкая, будто во времена минувшей юности.
   Князь ответил на приветствие и улыбнулся, вот только глаза остались цепкими и холодными. Вымораживающими, как самые лютые морозы Севера. Женщине стало не по себе, но на лице не дрогнул ни один мускул.
   - Приветствую очаровательную финансовую советницу.
   Легкий, едва заметный румянец тронул щеки сиятельной леди; супруги старательно глядели в пол, не зная, что последует дальше.
   - Вы думали, страна не знает своих героев? - поинтересовался владыка темных пустошей.
   Глава семьи решительно шагнул вперед.
   - Мой князь...
   - Степан Акимович, это безобразие пора прекращать! - сурово продолжил Ян, не желая слушать оправданий. - Леди Изольда, с этого дня вы получаете пост в Совете или оставляете в покое бюджет, а также проект "Хамелеон", о вашем участии в разработке которого, я тоже, вроде как, не знаю.
   - Принимает! - торопливо воскликнул финансист и под насмешливым взглядом князя выдохнул: - Виноват!
   Изольда переглянулась с мужем и склонилась в поклоне, гораздо более глубоком, чем требовали правила этикета.
   - Благодарю за оказанную милость.
   Рядом с росчерком князя на свитке с приказом появилась пометка "Ознакомлена" и витиеватая подпись.
   - Поздравляю с назначением, - тепло произнес хозяин Акарама. - В пять жду вас возле Приграничного озера. Будем создавать Стража. Степан Акимович, вы помните подготовку к обряду?
   - Да.
   - Хорошо, проинструктируете жену.
   Пара вновь поклонилась.
   - Леди Изольда, вы получите оклад, равный окладу других советников с такой же системой премиальных.
   - Мне не нужны деньги, - непреклонно сказала леди, отказываясь от баснословной, как для женщины, суммы. - Это назначение - огромная честь для меня, к тому же я знаю, за какие средства строится "Стремительный".
   Ян едва слышно вздохнул, но настаивать не стал. Да, в галеон он вложил личные деньги. Государство, в отличие от частного лица, не могло позволить себе отправлять второй корабль в никуда.
   - Если я могу помочь чем-то еще, только скажите, - тихо добавила советница.
   - Экспедиционная команда еще не сформирована - дайте знать, если встретите нужного человека. Через три дня вы поедете в Сорем. На рынке ценных бумаг паника. Я хочу, чтобы вы скупили все, что сможете и посчитаете целесообразным. Личные вложения не воспрещаются.
   - Сколько у меня времени?
   - Две недели, возможно, чуть больше.
   - Какие города пострадают от войны?
   - Лишь вассальные земли. Дальше войска не пройдут, но об этом пока никто не знает. В Сореме сейчас неспокойно, так что не пренебрегайте охраной. За день до отъезда подадите на утверждение список группы. Сейчас вы свободны.
   Когда двери кабинета закрылись, Ян довольно улыбнулся. С тех пор, как дети леди Изольды выросли, к нему на рассмотрение стало подаваться много новых, интересных проектов. Правда, насчет соавторства жены Степан Акимович умалчивал. Впрочем, хозяин темных пустошей довольно быстро выяснил правду и оставил все как есть. Он не считал, что место женщины у плиты, и единственное, на что она способна, - это родить ребенка. Отказываться от идей, наполняющих казну, из-за предрассудков глупо и недальновидно.
   Возможно, леди Изольда еще долго продолжала бы работать в тени, но вместе сошлись три фактора: война, нехватка кадров и пропажа старшего сына финансовой советницы, помощника капитана экипажа "Жемчужины".
  

***

   К озеру Изольда приехала первой, так ей сначала показалось. В первый миг леди не узнала в босом парне, лежащем на траве, раскинув руки в стороны, владыку Акарама. Одним завораживающим, тягучим движением князь поднялся на ноги, демонстрируя простую льняную рубашку со шнуровкой вместо пуговиц.
   Финансовая советница запоздало склонилась в поклоне.
   - Вы готовы?
   - Да, - женщина торопливо сняла туфли и освободила мантикора от сумки и плаща.
   Ее собственный наряд, как было велено без единой металлической детали (даже волосы удерживали деревянные заколки), прежде казавшийся неподобающе простым, стал удручающе роскошным.
   - Есть то, что вы должны знать перед обрядом, - леди затаила дыхание, но осталась невозмутимой, привычно скрыв волнение. - Акараму безумно повезло обрести такую подданную. Я благодарен за службу и за то, что вы всей душой полюбили эту землю.
   Она вновь поклонилась, скрывая подозрительно заблестевшие глаза.
   - Ничего не бойтесь, не сомневайтесь, слушайте свое сердце.
   Не мешкая, Ян достал из сумки небольшой мешочек, открыл горловину. На губах мужчины заиграла мягкая, немного мечтательная улыбка. Хозяин темных пустошей низко поклонился и попросил, не приказал, как некоторые считали себя в праве, а выдохнул с надеждой и почтением:
   - Земля-матушка, не откажи в заступничестве, помоги уберечь от лихих помыслов, от чар и холодной стали.
   Рассыпалась первая горсть разномастных семян из мешочка, исчезая в шелковом зеленом ковре. Сердце Изольды болезненно сжалось. "Не взойдут сеянцы, слишком густая трава. Пропадут, - подумала она с неожиданной горечью, и пришло понимание: - Так неправильно! Не должно быть!"
   Владыка Акарама довольно кивнул и вложил мешочек в ладони финансовой советницы.
   - В добрый путь. Теперь они ваши.
   Леди прижала подарок к груди и некоторое время не замечала ничего вокруг. Она вспомнила самый первый взгляд, брошенный на темные пустоши растерянной, уставшей девчонкой, изо всех сил старавшейся держать лицо и не показывать спрятанный глубоко внутри страх. Невероятную красоту невиданной прежде морской синевы, смеющуюся русалку, розовую жемчужину, согретую ее дыханием... Спокойный голос черноволосой ведьмы, приказывающий забыть все глупости, что она слышала о родах. Улыбку мужа, благодарившего за рождение сына... Память хранила невероятное множество удивительных мгновений, и советница перебирала их, словно драгоценные камни. Перебирала и понимала: несмотря ни на что, она счастлива. До слез, до щемящей боли в груди, удивительно, невероятно счастлива.
   - Смотрите, Изольда, - окликнул князь, вырывая ее из вихря воспоминаний.
   Рядом с государем и его подданной сполохи света кружились в дивном, завораживающем танце.
   - Акарам откликнулся, осталось дождаться ночи.
   Ян опустился на траву, взмахнул рукой, приглашая присоединиться.
   - Время до заката принадлежит вам. Мечтайте, вспоминайте, думайте.
   - О чем? - тихо спросила женщина.
   - О любви, - шепотом, словно это великая тайна, а кто-то чужой мог подслушать, ответил князь. Зрачки финансовой советницы изумленно расширились. - Все просто. Пока вы любите эту землю - она будет вас оберегать. Вы можете выйти из состава Совета, можете уехать из страны, но Страж останется с вами, пока в вашем сердце горит это пламя, пока вы называете Акарам домом.
   Она порывисто выдохнула, понимая какой невероятный подарок получила. Стражи делали княжеских советников практически неуязвимыми. Защищали от магии, отводили стрелы, единственный минус - помочь могли только своему хозяину. У соседей не существовало аналогов подобной защиты. Впрочем, большая часть правителей не считала нужным обеспечивать слуг (министры - не слуги? А кто же они тогда?!) дополнительными оберегами. Пусть сами справляются, не маленькие. Излишки свободного времени порождают опасные мысли. Так и до государственного переворота недалеко.
   - Спасибо!
   - Это мой долг.
   Солнце медленно клонилось к горизонту, на небосклон нахально выкатилась луна, робко выглянули первые звезды. Упала роса, незаметно сгустились сумерки.
   - Пора встречать других гостей. Не показывайте страх. Они уважают только силу.
   Гарпия буквально упала с неба, явно красуясь. В ноздри ударил запах гнили. Никогда прежде Изольда не видела эту тварь ТАК близко. К горлу подобралась тошнота, сохранить маску отрешенного спокойствия отказалось безумно сложно.
   - Ты достойна, - хрипло прошелестела гостья. Леди не сдержала изумления: она не знала, что эти чудовища способны говорить на человеческом языке. - Вкусная, сладкая... - добавила гарпия мечтательно, с неприкрытым вожделением.
   Изольда стиснула зубы, решительно прогоняя страх.
   "Они уважают только силу".
   Тварь недовольно встопорщила перья, однако не рискнула испытывать терпение князя и перешла к делу:
   - Я здесь, чтоб отдать долг. Вы называете нас нежитью, но даже нежить хочет жить. И видеть свое продолжение. Ты не знаешь, женщина, что такое запрет владетеля. Как жгут при неповиновении путы, а дети умирают, едва успев родиться. Потому, что нам не позволено их иметь.
   Тварь, стоящая перед Изольдой, была кошмарна, но как мать, как мать, женщина могла понять... Стоит только хоть на миг представить жизнь без ее мальчиков! Нет, не думать об этом, не сейчас! Понять, но не признать несправедливость княжеского запрета.
   - Твой сын презрел табу. Пожалел умирающую кроху и поделился силой. Разделил с ней боль.
   Советницу словно окатили ведром ледяной воды. Необъяснимое прежде предстало в свете обнаженной истины. Семилетний Миша заболел без видимых причин и провел в постели три недели. Как же она тогда не уследила за сыном? Да и можно ли двадцать четыре часа в сутки держать на виду малолетних сорванцов? Где Мишка вообще нашел гарпию?!
   Ромала, приглашенная перепуганными родителями, не раскрыла правду. Мальчишка выслушал нотации сердитой ведьмы и произнес с недетской серьезностью:
   - Я пообещал, а мужчины рода Соколовых не отрекаются от данного слова.
   "Обещал он, гарпии! Подумать только!!!"
   - Жалеть будешь, нарушитель малолетний.
   Михаил не ответил, согнувшись от приступа боли. Ромала тихо выругалась.
   - Мое продолжение живет благодаря твоему ребенку. Ты воспитала достойного сына. У тебя будет сильный Страж.
   Достойного? Миша спас пожирателя душ... Спас вот такой вот кошмар...
   Гарпия неторопливо шагнула вперед, словно корабль на всех парусах, приближающийся к крохотной лодочке. Изольде потребовалось вся сила воли, чтобы остаться на месте. Руки князя легли женщине на плечи, обещая защиту и поддержку. Отпустила тяжесть, в ноздри ударил запах вечерней свежести, проясняя разум. Она жадно вдохнула воздух, очищенный от удушающего смрада.
   Тьма ринулась от твари внезапно, видимая, осязаемая... и врезалась в возникший на пути сгусток света. Две силы сцепились, как бойцовые псы, чернота стала переплавляться во что-то иное. Гарпия закричала. Страшно, пронзительно, выворачивая душу.
   Ладони князя закрыли уши советницы, и звуки стали далекими, приглушенными. Нежить корчилась на земле, пока последняя капля тьмы не смешалась со светом, закрепив окончательное слияние яркой вспышкой. Крик затих, тварь тряхнула головой и взмыла в небо, опасно кренясь на бок.
   Изольда дрожала.
   - Вы молодец, - успел шепнуть Ян прежде, чем из темноты вышел еще один обитатель Акарама.
   Пожалуй, она никогда не встречала более совершенного существа. Его легко можно было принять за человека, если бы не одно "но": таких идеальных мужчин попросту не существует.
   - Я никогда не был на Севере, - негромко заметил инкуб. - Песни вашего народа прекрасны.
   Советница могла поклясться, что она не видела этого демона. Тогда откуда? Память услужливо подсказала: опушка леса у самой границы города, столетние дубы и никого вокруг. Дома Изольда не увлекалась пением, но в чужом краю песни заглушали тоску. Она закрывала глаза и представляла, что родители и братья рядом, в большом каминном зале. За окном вьюга, на стеклах узоры из инея, а в комнате ярко полыхает огонь, мама напевает первые строчки и дружный хор подхватывает мелодию...
   - Я слышал для меня непредназначенное, но не ждите сожаления и не гневайтесь. Вам пригодится моя сила.
   Темная молния вырвалась из протянутой ладони, Мэйнард склонил голову, скрывая перекошенные от боли черты лица за водопадом иссиня-черных волос. С гарпией все предельно ясно, но добровольно прийти из-за подслушанных песен?! Логика этого существа воистину непостижима!
   Демона сменила кикимора в роскошном желтом платье со шлейфом, бесстыдно облегающем точеную фигуру. На челе барышни красовался венок из кувшинок.
   - Женщина в Совете - впервые за очень долгий срок. Своих нужно поддерживать, - веско произнесла Кассандра. Фонарик согласно мигнул.
   Изольда вяло удивилась: когда она только успела стать своей среди нежити?!
   - Ты достойна. Но если наскучит - приходи на болота. Мы всегда рады новым сестрам, - шишимора подмигнула и водрузила свой венок на голову советницы. - Подарок, - пояснила кикимора, предусмотрительно опускаясь на землю.
   Хотелось закрыть глаза, но леди не посмела. Черное и белое вновь смешались, Изольда истово взмолилась: "Пусть это быстрее закончится!" Крик стих. Кассандра судорожно вздохнула и медленно поднялась. Скулы заострились, очи горели шальным болотным огнем. Кивком попрощавшись, шишимора неторопливо побрела прочь.
   - Три добровольно отданные силы. А вы популярны! Такое не часто встречается, - без насмешки отметил Ян. - Обычно им приходится напоминать о долге. Сила нежити необходима для создания полноценного Стража, ведь эти существа неотъемлемая часть Акарама, однако использовать ее в чистом виде слишком опасно. Процесс преобразования сложный и болезненный.
   Князь достал из сумки плащ и набросил на плечи советницы, еще не отошедшей от близкого знакомства с нежитью.
   - Все уже закончилось. Через три дня Страж войдет в силу. Семена из мешочка высеете на постоянное место.
   - Да, спасибо. Я знаю: это важно.
   Изольда закуталась в плащ, потянулась к капюшону, но надеть не решилась.
   - Обувайтесь - замерзните.
   Женщина растерянно посмотрела вниз, на кончики пальцев, выглядывающие из-под подола. Трава серебрилась от росы, как и небрежно брошенные туфли. Холодно... Внезапно к легким цветочным ноткам добавился запах мяты и меда.
   - Возьмите.
   Ян протянул Изольде неизвестно откуда взявшуюся чашку. От напитка поднимался пар.
   - Спасибо. За все спасибо.
   Она несколько мгновений обнимала кружку ладонями, а потом зажмурилась и отпила глоток. Свежесть и тягучая сладость сплелись воедино. На сердце стало светло и радостно, словно и не было тяжелого ритуала.
   - Волшебный чай.
   - Я передам Алисе, - пообещал князь. Уголки его губ подрагивали, а глаза были довольные-предовольные.
  
   Степан Акимович встречал жену у крыльца. Не удержался от облегченного вздоха, помог спешиться и повел в дом.
   В гостиную скользнула кухарка и домработница в одном лице.
   - Прикажите подать чаю?
   - Да, пожалуй, - отозвалась хозяйка, - с мелиссой и ромашкой.
   Когда они остались одни, Изольда обняла мужа и спросила:
   - Ты не сердишься?
   Степан Акимович покачал головой.
   - Я тебя люблю.
   - И я. Спасибо за то, что выполнил обещание.
   Странная улыбка коснулась губ финансиста: добрая, немножко усталая, с легкой горчинкой и океаном бесконечной нежности.
  

Княжество Арвес,

осень 40-гогода

   Звезда Севера. Ледяная красавица из древней династии. Так называли леди Изольду ар Мориньер. Такой она представала в минуты радости и торжества, такой осталась и за решеткой в каземате собственного замка.
   Камера встретила полумраком: факел держал в руках наемник, стоящий в коридоре. Тусклого света хватало разглядеть влажные каменные стены, неровный пол, тюк свежей соломы, небрежно брошенный в углу, чтобы не простудилась. Ей же еще детей рожать. Сопровождающий пленницу ведьмак изучил крохотное помещение и удовлетворенно кивнул. Его сила давила, от прикосновений по телу ползла изморозь, хотелось бежать без оглядки, отшатнуться, забиться в угол, словно загнанный зверь... Шестнадцатилетняя Изольда стояла неподвижно. Гордость - вот и все, что осталось от нее прежней. Потеряет, отступит - и тут же сломается.
   - Твое время до заката, - припечатал ведьмак. - Будь хорошей девочкой.
   Лязгнула решетка, отдалился свет, затихло эхо шагов.
   Девушка осталась в темноте.
   Одна.
   В захваченном замке.
   Младшая дочь, безмерно любимая отцом. Он даровал ей право самой выбрать мужа. Из-за этого пришла беда или батюшка и так бы не отдал за лорда ар Сонейра?
   До заката она должна дать согласие на брак, иначе вмешается ведьмак и все равно будет так, как хочет убийца ее отца и братьев. Как недолговечны узоры из инея, так и короток век жертв, напоенных зельем "Изморъ". Несколько глотков отравы и специальный ритуал превращали человека в раба, в живую куклу, не способную предать. Молодые выдерживали пять-десять лет, старики - хорошо хоть месяц, если хозяина не убьют раньше: раб уходил следом, сгорая на протяжении суток.
   Венчание узаконит захват замка. Лорд-убийца получит два в одном: богатство и женщину, которую желал. Слухи, конечно, полетят, но ар Сонейр изворотлив, а отец и братья мертвы. Что сможет сделать матушка? Да ничего. Милостью Небесных Владык хоть она в отъезде, гостит у старшей дочери.
   Изольда судорожно вздохнула, до боли закусила губу, чтобы не разрыдаться, не завыть в голос. Она не имеет права оплакивать свою утрату, не имеет права сдаваться. Избежать свадьбы, выжить, отомстить - и вот тогда... Тогда придет время для скорби, молитв и почестей умершим. А сейчас думай, юная леди: одна ошибка и ты станешь рабой. Перед внутренним взором предстало лицо лорда ар Сонейра и девушку передернуло от омерзения.
   Она закрыла глаза и сделала несколько медленных выдохов и вдохов, отгоняя все посторонние мысли, вспоминая впитанную с молоком матери технику медитации. Нет страха или неуверенности, разум кристально ясен, есть цель и нужно найти путь. Нет ничего иного, нет ничего важней.
   Родовое гнездо не может стать тюрьмой. Подземелья не удержат носителя крови рода ар Мориньер: об этом позаботились еще при закладке цитадели. К каждой камере вел тайный ход, нужно лишь знать на какие камни нажимать и капелька крови для открытия прохода. Подземные лабиринты позволяли выбраться в нескольких километрах от замка, тропы вели на юг, север и северо-восток.
   Осталось решить, куда податься. От варианта спрятаться в замке Изольда сразу же отказалась. Нужно предупредить матушку, привести помощь. К тому же лорд-захватчик пригласил с собой ведьмака. Кто знает, сумеют ли ему воспрепятствовать защитные чары потайных коридоров: кровь отца в знающих руках может принести много бед, отворяя прежде недоступные двери.
   Нужно бежать. Иного выхода нет. Через сколько ее хватятся? При самом хорошем раскладе только к вечеру. А если... В размеренное течение мыслей ворвалась паника. Что, если лорд передумает и не захочет ждать обещанный срок?
   Вдох, выдох. Нужно уходить и думать по дороге. Но сначала... Девушка дотронулась до волос, ощупывая шпильки, но нет, ничего постороннего, потом потянулась к шее, изучила каждую складку на платье. Не поставил метку? Посчитал, что ей некуда деваться? Небесные Владыки, пусть будет так! Иначе побег мгновенно засекут, Изольду поймают и вольют "Изморъ".
   Пленница подошла к стене, нащупала нужный камень, но тут ее словно что-то толкнуло. Извернувшись, девушка дотянулась до шнуровки, развязала узлы и стянула платье. Конечно, с помощью лишь одного наряда, да еще и в темноте, достоверно изобразить спящего человека нереально, но она очень старалась. Зябко поежившись в тонкой рубашке и нижних юбках, леди отворила потайной ход и скользнула в извилистый коридор. Пять шагов - теперь можно искать нишу с факелом.
   Весело заиграло пламя. Первый этап пройден. Изольда даже не догадывалась насколько успешно. Ведьмак не привык выполнять работу кое-как и не забыл о метке: прикрепил сзади на платье, укрыв чарами.
   Лорды Севера обладали огромными земельными наделами. Одни владения от других отделял не один день пути. Даже если она возьмет несколько сменных лошадей, ведьмак все равно окажется быстрее. Найдет, притащит обратно. Изольда просто не успеет привести помощь. Спрятаться, укрыться, переждать? Есть амулеты, сбивающие любой поиск, вот только ар Мориньеры ими не озаботились. Юная леди до крови закусила губу, вспоминая убитых близких. Солоноватый привкус на языке заставил несколько раз глубоко вдохнуть и выдохнуть. Есть цель - нет ничего постороннего.
   Безвыходных ситуаций не бывает, остается одна дорога, в Севрин. Да, по ней ездят очень редко, а цели достигают единицы. На въезде ведьмак даже специальные амулеты установил, которые не пропускают детей (после того, как пятеро ребятишек пропали бесследно, отец принял меры). Зато по Тропе Мертвецов за пять-шесть часов можно доехать до крупного города, расположенного в восьмидесяти верстах от усадьбы. Объяснению данный феномен не поддавался, но командир отряда, несколько раз проводивший воинов по тропе, рассказывал, что людей в пути губит не колдовство, а глупость. Нужно следовать двум простым правилам: ничего не бояться и никуда не сворачивать - тогда все будет хорошо.
   Одежда, золото, оружие и мелочевка, без которой невозможно ни одно путешествие, появились в подземной комнате благодаря матушке. Сундук, защищенный рунами, наследие предков, долго пустовал: они жили в спокойное время, без войн. Облачаясь в амазонку, немного великоватую, зато теплую и добротную, Изольда от души поблагодарила родителей. Кинжал занял место в ножнах на поясе, после короткого раздумья девушка надела перевязь с женской моделью топора. Обращаться с ним Изольда не умела, впрочем, как и с кинжалом: леди это ни к чему, но, когда не знаешь чего ожидать, следование традициям - самое верное решение. Времена, когда жена выходила на передовую вместе с мужем, прошли. Остались лишь легенды да песни и несколько родов, не отказавшихся от мастерства предков. Накинув плащ, леди ар Мориньер подхватила дорожный мешок, факел и отправилась в неизвестность.
   В деревне возле Тропы ей предстояло добыть лошадь, иначе бегство утрачивало смысл. В Севрине Изольда рассчитывала подать жалобу и перейти под защиту магистрата, а также отправить весточку матери.
   Коня, к сожалению, удалось купить только одного. Большего человек, который гарантированно не станет болтать и не сдаст, предложить не мог. Леди ар Мориньер показательно направилась на восток, а потом свернула в лес и вскоре достигла цели.
   Ранняя осень покрасила листья ярко-желтой краской. Широкий тракт - две телеги разминутся - порос ковром спорыша и выглядел уютно, как-то даже по-домашнему. Общее впечатление портил вкопанный в землю каменный столб - ведьмачий оберег.
   Высоченные осины, переплетшиеся над дорогой густыми кронами, весело перемигивались светло-серой корой и отвратительно шуршали листьями. Ветерок дул едва-едва, а звон стоял такой, будто одна из веток вот-вот отломится и рухнет на голову. Изольда поежилась, но направила коня вперед. "Людей губит не колдовство, а глупость, - произнесла она словно заклинание. - Предки обороните! Помогите сохранить разум ясным!"
  

ОБНОВЛЕНИЕ от 08.10.2017 г.

  
   Сначала девушка до боли в глазах всматривалась вперед, но ничего подозрительного не происходило. Постепенно она осмелела и послала гнедого галопом. Идеально ровное полотно и несмолкающая песнь листвы этому способствовали: неестественность пейзажа давила на нервы.
   Примерно через два часа возникло первое препятствие в виде сухого дерева. Оно лежало на дороге довольно давно: кора потрескалась и облезла, мелкие ветви успели перегнить. Спешиваться Изольда не стала - перепрыгнула и понеслась дальше, чтобы попасть в полнейший хаос. Неведомая сила повалила сорокаметровые великаны на тракт. Одни осины лежали, ощетинившись вырванными корнями, другие надломились, но зацепились кронами за соседей. К несмолкающему шелесту добавилось угрожающее поскрипывание.
   Леди ар Мориньер прекрасно помнила запрет покидать тропу. Первое время ей удавалось, пусть и чудом, пробираться самой и вести коня. Однако везение не бесконечно. Выбирая между возвратом в замок в лапы к ар Сонейру и обочиной, девушка отдала предпочтение последней. Ничего подозрительного Изольда не заметила: трава выше колена, местами пожухлая, редкие кустарники, впереди полусгнившие стволы деревьев, упавших в сторону от тропы. Обычный пейзаж, только гнедой отчего-то беспокойно всхрапывал, вынуждая крепче держать повод. Безумно хотелось присесть и передохнуть, жалобно урчал живот, некстати вспомнив, что с утра хозяйка ничего не ела. Провизию девушка с собой не захватила, хорошо хоть не забыла наполнить флягу водой.
   За очередным поворотом завалы закончились, осины выстроились тонкие, молодые. Изольда вернулась в седло. Отпущенные часы форы безжалостно таяли.
   Осины сменились буками, противное шуршание листьев осталось за спиной. Девушка с облегчением выдохнула и зачем-то обернулась. Шурх! Огромная ветка упала на тропу. Последний привет заставил поежиться и пришпорить коня. Прочь, прочь из этого места!
   Гнедой, сначала послушно скачущий галопом, самовольно перешел на шаг. Еще не до конца отошедшая от вида летящей вниз ветви леди ар Мориньер не успела вмешаться. Это спасло ей жизнь.
   Призрак появился посреди дороги, преграждая путь. Откуда? Неизвестно. Высокий воин в порванной, окровавленной одежде вынудил коня взвиться на дыбы. Пока Изольда управлялась с перепуганной скотиной, призрак пропал. Девушка спешилась и принялась бормотать что-то успокаивающее. Гнедой всхрапывал и поддаваться на уговоры не желал.
   И то верно, какое здесь спокойствие, когда по обочине всего мгновение назад пустого тракта марширует целое воинство?
   Благодаря шорам это безобразие конь пока не видел, но впечатлений ему и так хватало. Перепуганное животное Изольде не удержать, а остаться без средства передвижения - верная гибель. Девушка торопливо стянула с шеи несколько защитных амулетов и вплела в гриву скакуна, из шарфа соорудила повязку и завязала глаза. Гнедой успокоился, а его хозяйку сковал страх. Лишь напоминание о ведьмаке заставило сдвинуться с места. Так они и шли: призраки солдат, женщин в старомодных нарядах, босоногих детей, что появлялись и исчезали и звезда Севера, бледная, дрожащая.
   Щадить неопытную путницу Тропа Мертвецов не стала. К приведениям добавились всполохи непонятного света и молнии, вырывающиеся из-под земли. Ветвистый разряд ударил меньше чем в двадцати метрах. Запахло озоном, захотелось бежать без оглядки. Изольде потребовалось титаническое усилие, чтобы подавить этот порыв.
   - Предки, обороните! - отчаянно взмолилась девушка. На милость Небесных Владык она уже не надеялась.
   Справа раздалось деликатное покашливание, вынуждая повернуться. Дама в платье странного покроя, богатом, длинном, бесстыдно облегающем фигуру, была как две капли воды похожей на мать. Лишь волосы другого цвета и прическа чудная: две косы, увитые лентами. За ее руку цеплялся ребенок лет трех-четырех с темной кожей и узкими глазами. От не по-детски пристального взгляда Изольда поежилась.
   - Помогите попасть в Севрин!
   - Знаешь, почему эти места назвали Дорогой Мертвецов?
   - Люди здесь пропадают, - сказала - и такой недалекой и необразованной себя ощутила!
   - Люди, - хмыкнула незнакомка. - Здесь десятки тысяч душ, не обретших покой. С каждого прохожего взимается выкуп, а охранные амулеты, обзавестись которыми ты не озаботилась, предохраняют от непомерного взыскания. Гости помогают мертвым - призраки освобождают тропу. Мы много не просим: только то, что положено каждому человеку. Похоронишь сына? - спросила леди, с затаенной надеждой глядя на родственницу.
   - Почему же до сих пор?.. - удивилась Изольда. В семейных архивах вскользь упоминалось: прадедушка пользовался тропой. Не мог же он отказать в такой малости?!
   - Я отступница, ведьма, а ребенок от врага, - прозвучало холодно, спокойно и без капли сожаления.
   Ей бы соврать, но перед обрядом, вне зависимости от того, будет ли он проведен, нет места для лжи.
   - Я похороню. Не мне судить, - юная ар Мориньер вскинула подбородок, но не гордость демонстрируя, нет. Просто за этой маской легче скрыть эмоции. Слезы - слабость.
   - Не боишься гнева?
   - Некому гневаться, - глухо ответила Изольда.
   Взгляд мертвой ведьмы стал пристальнее.
   - Бежишь. За спиной тени. Гончие скоро возьмут след. Здесь я укрою, дальше вновь вдоль тропы осины - там отследить не смогут. В Севрине будет несколько часов форы: ведьмак узнает, что ты в городе, но найти не сможет. Это все, что смогу сделать. Не передумала?
   - Нет.
   - Тогда пойдем, лошадь привяжи, здесь не далеко. Не тревожься, не обману.
   - Как вас зовут?
   - Марианна. Твое имя знаю, а другим ни к чему. Кинжал возьми, будешь копать. Верхний слой смело снимай, дальше подскажу.
   - У меня с собой склянка с зельем Последнего Пламени. Вы позволите?
   - Погребальный костер? Мы согласны.
   О том, как вырывала и складывала кости, Изольда будет помнить долгие годы. Плата за проезд - один погребальный обряд, но рядом со скелетом мальчика лежали другие останки: его матери и нескольких молодых солдат. Бросить все как есть леди не смогла. Хворост она стала собирать для четырех костров. Каждая ветка весила в несколько раз больше, чем обычно. Ломаться сухие прутья отказывались, пришлось впервые в жизни воспользоваться топором. Марианна объяснила, как правильно обращаться с инструментом и крутилась рядом, напоминая об осторожности.
   За осиной, традиционным, а по словам ведьмы, и вовсе обязательным компонентом для костра, пришлось возвращаться. Приближаться к упавшей ветке Изольда опасалась, но Марианна успокоила и велела взять с собой в дорогу несколько веточек для оберега.
   Последнее Пламя полыхало ослепительно ярко. Огонь позволил забыть об усталости, стертых ладонях и опустившейся на землю ночи. Растаял силуэт ребенка, за ним исчезли солдаты.
   - Нужно спешить, тебя уже ищут, - окликнула ведьма. - У нас очень мало времени, я должна тебя довести до города.
   - А как же осиновая аллея?
   Считалось, что эти деревья и призраки несовместимы.
   - С ней мы договоримся. Если не найдешь защиты в Севрине, езжай в Акарам. Завтра в княжество передают благородных девиц, как выкуп.
   - На съедение тварям!
   - Еда дороговато обойдется, не находишь? Самая страшная участь, что может тебя там постичь, - это неправильно выбранный муж. Не спорь, просто послушай ведьму.
   Тропа больше не преподнесла ни одного сюрприза. Не беспокоили покойники, не падали деревья. Звезды освещали путь, а белые стволы мягко светились, разгоняя сумрак. До рассвета, пока городские ворота закрыты, Изольда подремала недалеко от окончания Дороги Мертвецов, а с первыми лучами солнца поскакала вперед. За спиной остались тревожно шелестящие деревья. На одной из осин покачивались тельца мертвых змей.
   Магистрат встретил девушку закрытыми дверями. Чиновники объявили выходной (день скорби - Акараму передают выкуп невинными девами благородных кровей). От этого известия у Изольды закружилась голова, беглянка впервые в жизни едва не упала в обморок. Кроме магистрата защиту мог предоставить старший городской ведьмак. Узнать его адрес не составило труда. Со своей последней надеждой девушка встретилась в нескольких метрах от калитки ведьмачьей резиденции.
   - Работы невпроворот, еще и эту... ловить. Сбежала, паразитка высокородная, нашла время!
   Изольда торопливо отвернулась и порадовалась, что так и не сняла капюшон. Чары Марианны скоро истощатся, и ее схватят... "Изморъ" или Акарам?
   Сказать, что просьбе леди ар Мориньер удивились? О нет, чиновники пребывали в шоке, мгновенно сменившимся безумной радостью. Более совестливый молодой человек попробовал отговорить ненормальную, но коллега его быстро отправил по срочному поручению. Не прошло и десяти минут, как документы были оформлены. Теперь инцидент с побегом одной из дев не грозил чиновникам плахой. Общее количество сошлось? Сошлось! Остальное - детали.
   Изольду провели к толпе девиц, рыдающих и пьющих успокоительные капли. Несчастные готовились к съедению тварями. Присутствующие рядом родственники только усугубляли истерику.
   Изольда выделялась, словно лев в стае овец. Впрочем, что удивительного - она приняла решение сама. Остальных отобрали княжеским указом. Дочерей забирали у лордов, продемонстрировавших недовольство монаршей политикой. С формулировкой пришлось хорошенько извернуться, но дело того стоило.
   Под звуки торжественного марша леди, спешно приведенных в товарный вид, вывели на площадь и выстроили на помосте.
   У делегатов из Акарама не росли рога и когти, от жителей Арвеса мужчины, облаченные в военную форму, отличались лишь загаром. На "цвет нации" они взирали с легким изумлением и растерянностью. Холодок, пробежавший по спине, заставил отвлечься от чужестранцев. Ведьмак лорда ар Сонейра стоял во втором ряду зевак и зло, предвкушающе улыбался.
   Изольда стиснула зубы, призывая на помощь все свое самообладание. В душе вспыхнула ярость, страх остался на Тропе Мертвецов.
   После короткого совещания один из подданных Акарама поднялся на помост и строго спросил:
   - Здесь есть кто-то добровольно?
   Девицы обреченно закивали: сказать правду никто не рискнул. Степан Соколов поморщился. Офицеров учили видеть ауру и чувствовать ложь, но здесь все ясно и без особых умений. Молодой военный пошел вдоль строя северянок, задавая один и тот же вопрос, а потом звучало холодное: "Свободна!"
   Изольда не удержалась и посмотрела на ведьмака. Он выжидал, как коршун, на миг замерший для нанесения смертельного удара.
   - Добровольно! - без сомнений и колебаний ответила леди ар Мориньер.
   Она взглянула в глаза иностранца - и офицер пропал. Сколько они стояли безмолвно? Мгновение, вечность? От волнения (вдруг прогонит?) у Изольды перехватило дыхание. А Степан... Он не знал, что так бывает, даже предположить не мог! А сердце мужчине больше не принадлежало...
   - Леди, выходите за меня замуж. Я для вас все, что угодно, сделаю!
   Сначала она не поверила, подумала: ослышалась. Но Степан ждал ответа и смотрел так, словно решалась судьба всего мира.
   - Соглашайтесь, леди. Вы об этом никогда не пожалеете.
   "Батюшка, даже мертвый, вы держите слово. Я могу выбрать сама".
   - Все что угодно? - медленно выговорила Изольда. - Справедливое наказание для убийц моей семьи.
   - Согласен. Спасибо, леди?..
   - Изольда ар Мориньер.
   Он поднес ладонь невесты к своим губам, опьяненный от внезапно обретенного счастья.
   На тихий свист прибежал пушистый зверь неизвестной породы.
   - Охраняй.
   Мантикор сначала фыркнул, а потом потянулся к руке девушки и лизнул шершавым языком. Раз, другой, третий...
   - Не бойтесь, он друг. Самый верный и преданный из всех, что существуют.
   Изольда почему-то поверила.
   А ведьмак бесследно растворился в толпе...
   Девиц отправили по домам. Соколову пообещали к вечеру собрать заключенных и выплатить компенсацию за нарушение договоренностей. Подданные девятого княжества и леди Изольда отправились в родовой замок ар Мориньер.
   От потерь их спасла скорость (отряд воспользовался иными тропами) и невмешательство ведьмака, не пожелавшего вернуться и предупредить своего нанимателя. Дружину ар Сонейра захватили. Жить пленникам осталось недолго: по законам Акарама им полагалась смертная казнь.
   Ярко горел погребальный костер, до рези в глазах всматривалась в пламя молодая дворянка. Бледная, стройная, с гордо поднятой головой.
   Когда погасли последние язычки огня, Изольда сказала:
   - Пришло время исполнить обещание. Женщины моего рода принимают обеты в замковой часовне. Вы позволите? - Степан кивнул. - Пастора я видела вместе с наемниками...
   - Вы просили справедливого наказания убийцам. Я решил, что его заслуживают все причастные.
   Она вздрогнула, словно от удара. Да, так и было. Как иначе назвать предательство?
   - Другого пастора сейчас не найти, но в исключительных случаях дерзость оправдана. Вы меня проводите?
   Часовня встретила молодых людей мягким светом, струящимся из витражных стекол. Леди ар Мориньер поклонилась статуям богов и открыла потайную нишу. В каменной шкатулке лежало два браслета с синими сапфирами.
   "Батюшка, вы обещали, что я сама выберу мужа. Я выбрала..."
   Ком застыл в горле, в глазах защипало. Изольда торопливо набросила на голову шарф, заменяя традиционный покров.
   - Вы все еще хотите назвать меня своей женой? - спросила она тихо.
   - Еще больше, чем прежде, - искренне ответил Степан.
   - По традициям Севера, если нет проводника, но молодые хотят принести обеты, Небесные Владыки не откажут в милости.
   Символ вступления в брак защелкнулся на запястье офицера. Невеста сняла покров и опустилась на колени.
   - Примите в дар жизнь мою, мой повелитель и господин.
   Соколов одним рывком поднял Изольду с колен.
   - Мне нужна равная, - произнес он твердо и застегнул на ее запястье церемониальный браслет.
   Девушка на миг застыла, изумленно глядя на мужа, а потом заплакала, выплескивая пережитый ужас и боль. Теперь можно. Теперь она имеет право... и просто больше не может поддерживать маску. Степан молча обнял жену, не зная, что делать. А с купола маленькой часовни на молодоженов лился золотой свет...
   Был ли этот брак легким грузом? Беззаботным путешествием по равнине? Нет. Но они никогда не жалели.
   Растерянный от вида слез, Степан забрал жену, не удосужившись озаботиться сбором вещей. Лишь мантикор, недавно осознавший, как люди привязаны к мелочам (подумаешь, вазу разбил, зачем три дня обижаться?!), отыскал пустой мешок и накидал всего подряд с запахом девушки. Иногда попадалась полнейшая ерунда, но среди нее нашлось несколько дорогих для Изольды вещиц. За это она простила мантикору и хвост с ядом, и шерсть в доме, и... Долго перечислять!
   В Акараме ждала чужая культура, монстры, скромный дом и быт, не облегченный помощью слуг. Северные леди верны своим супругам, однако верность и любовь - не тождество. Подарить счастье и стать счастливой - иногда невыполнимая задача, но однажды холодное сердце охватило пламя, чтобы гореть ровно и негасимо.
  

ГЛАВА 2

Княжество Сорем,

третья неделя грозника 69 год

  
   Поездки на ярмарку стали неотъемлемой частью их досуга. Если бы об этом узнали в восьми соседних княжествах, то посчитали сущим варварством. Впрочем, владыку Акарама не интересовало чужое мнение. Алиса с Яном бродили между торговых рядов: сиятельный князь торговался за мешок муки, как умеют только купцы, а его жена примеряла платья, которые носили богатые горожанки из простого сословия, а леди сочли бы недопустимо простыми. Куда это годится: всего один ряд рюшек вместо положенных пяти?!
   Отправив домой мантикоров, нагруженных ворохом вещей, полезных и не очень, супруги гуляли, взявшись за руки. Смотрели представления уличных комедиантов, посещали недавно открывшиеся чайные с пустовавшими по утрам столиками... Каждый миг, проведенный вместе, молодожены расценивали как истинное чудо. Они не забыли горького вкуса одиночества и, окунувшись в ослепительный водоворот чувств, старательно взвешивали каждое слово. Сломать легко. Другое дело - построить и сохранить.
   В этот раз Алиса слишком увлеклась новинкой - колокольчиками, призванными отгонять злых духов (в их чудодейственную силу молодая женщина не верила, но уж больно мелодично звучала песня мнимого оберега), - и не сразу заметила переход с иной дороги в город.
   - А мы разве не домой?
   - Домой, - согласился Ян и тут же поправил: - К моей маме.
   - А... - только и смогла произнести Алиса. - Она нас ждет?
   - Нет, будет сюрприз.
   - Ага...
   Для княгини сюрприз настал уже сейчас. Конечно, муж говорил, что как только выпадет возможность, они поедут в гости знакомиться, но о том, что это будет СЕГОДНЯ, Алиса не догадывалась. Иначе и платье бы выбрала другое, и прическу, и...
   - Ты маме уже рассказал о нас?
   - Еще не успел, - беспечно ответил Ян.
   - Может ее сначала нужно подготовить? - робко поинтересовалась Алиса.
   - Подготовить? Зачем?! - искренне удивился владыка Акарама. - Мама будет рада.
   Больше возражать молодая женщина не стала, да и, как оказалось, они почти пришли. А может и хорошо, что калитка, уже вот, рядом. Некогда изводить себя, переживая, примет ли? Свекровь, конечно, живет далеко, но это мать Яна и...
   Дверь Мария открыла сама. Женщину сопровождала служанка, которая собралась отправиться в город, но, увидев гостей, задержалась. Любопытство-то никто не отменял!
   - Здравствуйте, матушка, - Ян склонился, поцеловал руку. - Знакомьтесь, это Алиса, моя жена. Любимая и беременная.
   Новоиспеченная бабушка покачнулась, Ян тут же оказался рядом, подхватил.
   - Чаю? - пискнула служанка.
   "Валерьянки?" - с неожиданным ехидством подумал Крис и ткнулся носом в ладонь хозяйки, поддерживая.
   Все-таки счастье вскружило голову повелителя темных пустошей - теперь он это отчетливо понял. Алиса стояла бледная, с неестественно выпрямленной спиной. А матушка... Впрочем, едва оправившись от шока, Мария избавила сына от необходимости разрываться между двумя дорогими ему женщинами. Она обняла княгиню и заплакала.
   Стало не важно, что будет дальше: этот первый шаг сбросил с плеч молодой женщины неподъемный груз. Свекровь не стала допытываться о ее прошлом и устраивать бесконечные проверки. Она просто сразу приняла невестку и полюбила. За одну единственную вещь: сияющие глаза своего сына.
   От чашек поднимался ароматный пар, а на небольшой веранде Алиса действительно чувствовала себя как дома.
   - Ты наняла слуг, горничных? - строго спросила Мария.
   - Зачем они нам? - отмахнулась княгиня. - Я пригласила садовника, а Ян приставил охрану.
   - Если позволите - приеду, помогу с детьми. Я еще крепенькая старушка - обузой не стану.
   Алиса почувствовала, как у нее защипало в глазах. Ян обеспокоенно обернулся.
   - Спасибо, матушка Мария, - искренне улыбнулась молодая женщина.
   Никогда прежде липовый чай не был так сладок. Семья, теперь у нее есть семья! Самая лучшая на свете. А у детей бабушка, пусть только одна, но ее взгляд полон тепла, надежды и любви. А это дорогого стоит.
   На колдовской тропе Ян крепко обнял жену.
   - Спасибо, родная.
   - За что? - опешила Алиса.
   - За маму, - серьезно ответил хозяин темных пустошей. - За то, что согласилась принять ее помощь.
   - Разве можно отказывать в традиции? - изумилась молодая женщина.
   В Сореме первый месяц после родов о ребенке заботилась свекровь и сестры супругов, позволяя маме новорожденного отдохнуть и восстановиться. В Акараме и Тарине этого обычая не было.
   - Ты вольна выбирать.
   Вольна. Статус матери наследника позволял многое. Иногда от этого становилось не по себе, ведь по незнанию можно упустить из виду действительно важные вещи.
   Ян тепло, подбадривающе улыбнулся, словно подслушав мысли жены.
   - Матушка Мария - замечательная женщина, и отклонить ее предложение - воровство. Воровство времени - и моего, и ее.
   В серых глазах плескался океан нежности. Бездонный, бескрайний. Алиса знала, что сделает все, что угодно, лишь бы сохранить этот невероятный дар: одно дыхание на двоих.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.и "Адриана. Наказание любовью" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Кариди "Седьмой рыцарь" (Любовное фэнтези) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Кофф "Перевоспитать охламона " (Любовные романы) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"