Белая Елена Михайловна: другие произведения.

Эления. Дотронуться до счастья.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.13*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Общий файл. Иногда счастье ходит гораздо ближе, чем нам кажется. Иногда оно даже рычит и кусается.



   Она стояла на трибуне одна - высокая, изящная до хрупкости - а вокруг амфитеатром располагались пять лож Великого Сейма: Ложа Северной Лиги, Южной, Западной, Восточной и ее родная, Лига Читающих судьбы.
   Только что затихли последние звуки ее обвинительной речи и теперь от присутствующих сыпались лишь насмешки и саркастичные замечания. Никаких церемоний и сочувствия, и даже маломальской попытки понять то, что пытались донести до этих сытых, довольных жизнью граждан мира Альстромерии.
   Однако ее точеное лицо с высокими скулами внешне было совершенно спокойно, а подбородок все так же гордо приподнимался вверх. Годы тренировок сумели скрыть за маской невозмутимости пожар негодования, пылающий внутри: "Во что же превратился их народ за последние десятилетия относительно благополучной жизни?!". Почти сорок лет назад, покидая свой растерзанный мир, они были едины и поэтому сильны. Сейчас основную массу присутствующих, объединяло лишь одно - жажда наживы и возвеличивания своей Лиги. Кажется, они не понимали, что потеряв один мир, так же легко могут потерять и второй, гостеприимно приютивший изгнанников.
   Когда-то их Эйфея являлась прекрасным местом, полным волшебства и красоты, пока однажды не появились Умры, пожиратели жизни. Странные создания, кочевавшие из мира в мир, планомерно уничтожая все живое на своем пути. Серые, безликие, со смазанными, словно припорошенными мукой телами, с полным отсутствием каких-либо человеческих эмоций. Прежде, чем эйфейцы поняли, как можно противостоять захватчикам, они оказались на грани исчезновения. Приходилось сражаться за жалкие кусочки земли - все, что осталось от когда-то богатейшего мира - и искать пути спасения. И тогда Мойры, или как их еще называли, Читающие судьбы провозгласили, что эта война проиграна, и единственным шансом уцелеть остается уход в другой мир, но для этого жителям Эйфеи придется отдать всю свою магию для открытия Перехода. И они отдали, всю, до самой капли, ради детей и будущего. Так началась история Альстромерии - островного мира, дрейфующего в пространстве Вселенной, названного в честь скромного цветка, напоминающего о потерянной Родине.
   Окунувшись в воспоминания, она чуть было не пропустила выпад самого главного своего противника - главы Восточной Лиги - терра Дразаута. Он так и не смирился с тем, что после смерти мужа, строптивица не стала искать поддержки для своей осиротевшей Лиги путем заключения брака, а сама взяла в свои неопытные руки бразды правления и не просто взяла, а сделала так, что с ней стали считаться даже на Великом Сейме. С глупой женщиной, удел которой рожать детей и создавать комфортные условия для жизни мужа!
   - А есть ли у уважаемой терры Элении какие-либо доказательства, что это были именно похищения? Конечно, кроме ее слов и свидетельств непосредственных подчинених, - сиплый, прокуренный голос, так и сочился от довольства. Еще бы, уж кому, как ни ему знать, что таких доказательств не существует в природе - все подчищено, подстроено так, что и не подкопаешься.
   - У меня есть показания двух украденных девушек, которые сумели вернуться домой, сбежав от похитителей, - женщина в упор смотрела на того, кто открыто потешался над ней, не скрывая презрения, пряча под ним разочарование и задетую гордость, или, скорее, гордыню. Десять лет назад она отказалась принять его камень, заявив, что ее траур будет безвременным, за что все эти годы и расплачивалась, но сейчас дело касалось уже не лично ее.
   - Ну, вы же понимаете, что Великий Сейм вряд ли поверит рассказам перепуганных детей, которым от страха могло показаться что угодно, - чувствуя силу своей позиции, продолжил свое наступление мужчина, не отводя взгляда от глаз глубокого фиалкового цвета.
   - Эти, как вы сказали, перепуганные дети, рождены Мойрами, и в скором времени будут держать в своих руках судьбу всего нашего народа, - отметила она общеизвестный факт.
   - Ну, не стоит передергивать, уважаемая терра Эления, так уж и всего народа?
   - Мне кажется, странным, что такой дальновидный терр, как вы, не понимает, что, если мои девочки ошибутся с вероятным местом прокола пространства, то Умры проникнут в наш мир, и тогда противостоять им будет гораздо сложнее. Один раз мы уже проиграли войну с ними, второго шанса уже не будет, потому что, как вы знаете, без магии Переход открыть не получится. Погибнет Альстромерия, уйдем в небытие и мы.
   - Вынужден отметить, что каждую Мойру, как вам известно, дублирует еще одна Мойра, следовательно, вероятность ошибки минимальна, - по губам Дразаута пробежала легкая усмешка. Он был уверен, что разобьет эту выскочку на ее же поле и без особых усилий.
   - Да, это так, - вынужденно согласилась Эления с прозвучавшим замечанием. - Но представьте на минуту, что в такой дуальной паре, ответственной за предсказание, совершенно случайно окажутся две девочки, которые были украдены задолго до того, как их обучение было закончено.
   На некоторое время в зале, где проходило собрание Великого Сейма, установилась тишина, оратору на короткое мгновение даже показалось, что ей удалось достучаться до этих напыщенных снобов. Но выражение лица оппонента дало понять, что чуда не случилось.
   - Терра Эления, мы опять вернулись к тому, с чего начали, у вас нет доказательств, что девушки принудительно были забраны с территории вашей Лиги. Я вполне допускаю мысль, что они могли влюбиться, потерять голову и отправиться вслед за своим избранником. Встретьтесь с ними и спросите, хотят ли они вернуться.
   - Вы отлично знаете, что я пыталась неоднократно это сделать, но ваши подчиненные отказывали во встрече под благовидным предлогом, а та единственная Мойра, с которой удалось поговорить, была так запугана, что не смела даже глаз на меня поднять, - женщина устало повела плечами. Вытянутая струной спина совсем невежливо напомнила о том, что ее хозяйке пора бы уже давно отправиться на необходимые процедуры, а не тратить время на бессмысленное занятие.
   За последний год из ее Лиги пропали восемь Мойр. Все молоденькие и глупенькие, но, самое ужасное, мало-обученные. Эления понимала, почему это происходит, но доказать ничего не могла. Охранять всех девушек не было физической возможности, и этим пользовались те, кто решил получить свою Читающую судьбы в обход Распределения.
   Распределение возникло не случайно. Очистив земли от наиболее опасных хищников, новоселы с азартом принялись обживать свой второй дом. Они учились обходиться без магии, полагаясь только на свою физическую силу, ум и изобретательность. Единственное, что удалось сохранить после открытия Перехода - это магию предсказания, являющуюся частью природы Мойр, которые могли видеть линии вероятностей и тем самым направлять жизнь своего народа в наиболее благополучное русло. Первые десятилетия оказались сказочным сном, после всех тягот и потерь, люди начинали с уверенностью смотреть в завтрашний день. Территорию Альстромерии поделили сообразно четырем частям света, а центр отдали Лиге Читающих судьбы. За такое довольно спокойное существование приходилось платить дань - ежегодно согласно Распределению несколько девушек выдавались замуж за соседей, равномерно рассредоточиваясь по всей территории, чтобы помогать предсказаниями их дальнейшему процветанию.
   И все же прошлое настигло эйфейцев. Пройдя по следам изгнанников, Умры начали прокалывать пространство, пытаясь проникнуть на Альстромерию. Мойра, первая предсказавшая место и время прорыва Умров, надолго впала в шоковое состояние, ее память немилосердно напомнила о том, что несут с собой эти жуткие существа. С этого момента стали использовать тактику, которая приносила успех все эти долгие пять лет противостояния. Читающие судьбы определяли вероятное место появления захватчиков, туда направлялись мобильные отряды вооруженные мечами из эолита, единственного материала, который мог уничтожить Умров. Пока удавалось сдерживать натиск, но во многом благодаря простому везению - Умры начали пробивать свои проходы на западе, отданном в распоряжение метаморфов, чья сила стала нашим спасением.
   - Глупости все это! - раздраженно воскликнул мужчина, ощутивший в словах оратора неприкрытый намек на собственную нечистоплотность. - Девушка боялась, что вы обрушите на нее свой гнев. Она влюблена, счастлива, и вполне оправданно опасается, что сухари типа вас, уважаемая терра Эления, просто не поймут ее душевного порыва.
   - Сухари, типа меня? Я верно вас расслышала? - в голосе женщины сквозило лишь недоумение, ни один мускул не дернулся на лице, даже руки продолжали так же расслабленно лежать на гладкой поверхности трибуны. В ложах, расположенных вокруг места для выступлений, постепенно начал нарастать гул голосов. За последние десять лет все присутствующие успели привыкнуть к перепалкам между этими двумя, но до сегодняшнего дня переходов на личности, ни разу не было. Сейм оказался куда более увлекательным, чем можно было предположить заранее.
   - Вы меня верно расслышали, терра. Самый настоящий сухарь, не способный на чувства и эмоции, даже не женщина, рабочая лошадь. Вместо того чтобы выполнить свою жизненную функцию, влезли в политику со своей поварешкой кухарки и суете везде любопытный нос. В том, что начали пропадать молодые Мойры, только ваша вина, значит, не можете правильно организовать их воспитательный процесс, плохо за ними следите. Я уже в который раз поднимаю на Сейме вопрос о необходимости отменить закон о возврате Мойр, рожденных в других Лигах, под ваш патронаж. Всем давно пора понять, что вы не справляетесь с тем наследством, которое по глупости оставил ваш супруг терр Максимус, и согласиться на замужество и объединение двух Лиг под властью сильного главы, - безжалостные слова потоком лились из уст рассвирепевшего мужчины, теперь он уже не был расслаблен и вальяжен. Застаревший гнойник готов был прорваться.
   Поджарый, напряженный, готовый к сражению, он до дрожи пугал Элению, но отступить сейчас она просто не могла.
   - Уж не на себя ли вы намекаете, терр Дразаут? - едко поинтересовалась та, пытаясь сохранить невозмутимость.
   - Да, черт возьми, на себя! Если бы тогда я сделал все, как надо, вы бы уже давно были моей супругой, и каждый год ходили брюхатой, вместо того, чтобы сотрясать воздух Великого Сейма своими женскими глупостями. Или Вы даже на это не способны? Почему за столько лет в браке и десятилетние пребывание в роли вдовы, вы так и не родили ни одной Мойры? Бракованная!
   Она разрешила себе только на секунду слегка прикрыть веки, все, больше ничего. У нет права сейчас думать об этом, за ней стоят ее девочки, значит, она должна быть сильной.
   - Вы забываетесь, терр Дразаут! - возглас, донесшийся из ложи Западной Лиги, принадлежавший седовласому крупному мужчине, заставил всех перевести взгляды на него. - Мне кажется, что вы ведете себя непозволительно грубо по отношению к терре. Если сейчас вы прилюдно не принесете ей извинения, то я буду считать своей прямой обязанностью, вызвать вас на Поединок чести.
   Лицо человека, к которому были обращены эти слова, начало медленно терять краски, на глазах зрителей обретая пергаментную бледность, подобного поворота событий он не ожидал. Эления же наоборот почувствовала, как запылали ее щеки от смущения. Только что во всеуслышание глава Западной Лиги, терр Айден, объявил о том, что состоит с ней в любовной связи, потому что по законам Эйфеи только близкий родственник или человек, состоящий в долгих интимных отношениях с женщиной, имеет право вызвать обидчика на Поединок чести.
   - Да, вы правы, кажется, я немного перегнул палку. Терра Эления, приношу вам свои извинения, - скороговоркой пробормотал Дразаут, усаживаясь обратно на стул и стремясь казаться как можно менее заметным.
   Эления не была удивлена. С метаморфами связываться никто не хотел, даже в человеческом виде они физически многократно превосходили любого воина, а уж если изменялись, то могли противостоять целому отряду хорошо обученных мечников. Так же, как и в случае с Читающими судьбы, Переход ничего не изменил в их природе, они не потеряли возможность изменяться по собственному желанию. Именно поэтому, когда встал вопрос, какие земли им отдавать, то сомнений ни у кого не возникло - самые незащищенные западные окраины. Остальные районы являлись куда менее доступными: восточные горы, переходящие на севере в ледники, и южный океан, значительно сокращали возможности для нападения хищной фауны нового мира.
   Если реакция Дразаута была понятна Элении, то, что побудило Айдена повести себя подобным образом, пока оставалось под покровом тайны. Да, когда-то он был другом Максимуса, но его визиты всегда были чрезвычайно коротки и редки. После гибели мужа, он очень помог ей на первых порах: организовал похороны, проследил, чтобы все интересы молодой вдовы были защищены юридически, а ее право на управление Лигой было признано Великим Сеймом. В дальнейшем они только несколько раз в год пересекались на официальных мероприятиях. Приветствие, вежливое приглашение на танец, столь же вежливый отказ, ненавязчивый разговор ни о чем и прощание. Все!
   По негласным правилам подобное признание, да еще среди такого количества людей, говорило том, что любовник готовится перейти в разряд мужа, поэтому перестает скрывать отношения. В голове женщины кружилась одна назойливая мысль. Неужели, он решил воспользоваться ситуацией и таким образом прибрать к рукам ее Лигу? Но тогда сейчас он довольно сильно рискует. Ведь, если она опровергнет его слова, то тот будет покрыт позором на долгие годы, как лжесвидетель. Особенно это чревато потерей доверия всего этого сборища.
   - Итак, поскольку извинение прозвучало, я удовлетворен, как, надеюсь, удовлетворена и моя дама, - чуть растягивая слова, произнес Айден, спускаясь по широким каменным ступеням вниз. Туда, где за ораторской трибуной, мраморным изваянием возвышалась фигура главы Лиги Читающих судьбы. Словно под воздействием дурмана, женщина медленно кивнула, соглашаясь с тем, что приняла извинения. Фиалковые глаза что-то искали на глубине почти черных глаз метаморфа и не находили. Казалось, что она пытается решить для себя какой-то важный вопрос и от того, что сумеет разглядеть в глубине этой черноты, будет зависеть очень многое. Айден сам первым разорвал зрительный контакт, склоняясь к ее ладони, протянутой для стандартного приветствия. Эления вздрогнула, почувствовав прикосновение к коже горячих губ. Секунда и ее рука свободна, но тепло от поцелуя никуда не пропало, мягкой волной растеклось по запястью, тревожащим комочком собралось в самом центре ладони. Удивленная собственной реакцией, она не сразу поняла, что ей предлагают вернуться обратно в ложу, а место на трибуне займет глава Западной Лиги.
   В тишине, среди которой перестук ее каблучков кажется стуком ее взбудораженного сердца, женщина преодолевает последние метры до кресла и, с трудом сдерживая стон, аккуратно присаживается, стараясь как можно удобнее расположить разнывшуюся спину. Действие лекарства закончилось, а новое можно принять только спустя три часа. Наступает ее самое "любимое" время.
   - Уважаемые терры, только что глава Восточной Лиги упрекнул нашего оратора в отсутствии доказательств того, что все Мойры, покинувшие свой дом в обход общепринятого Распределения, были похищены. Это вполне оправданное обвинение, потому, что у предыдущего оратора подобных доказательств действительно нет, - мужчина обвел тяжелым взглядом полный зал, сознательно выдерживая паузу. Шепот и шуршание прекратились, а Эления через очередной приступ боли лениво подумала о том, что придется все-таки признаваться, что ни в какой интимной связи она с ним не состоит. Все же ее чувство благодарности за то, что наглец был поставлен на место, не распространяется до замужества, а именно это, кажется, интересовало Лигу метаморфов. Ее девочек желали получить любым путем, в том числе и используя закулисные игры.
   - Зато эти доказательства есть у меня! - на этих словах, произнесенных бледными суховатыми губами метаморфа, Великий Сейм буквально взорвался криками. А, женщина, сжавшаяся в кресле, вздохнула с облегчением и тут же огорченно подумала о том, что появилась вероятность, что ее благодарность будет вынуждена распространиться до замужества.
   - Так сложилось, что когда я узнал об исчезновениях, то весьма заинтересовался данным фактом, - неторопливо продолжил свою речь новый выступающий. - Признаюсь, что не сообщал терре Элении о ведущемся наблюдении, чтобы она не сочла это вмешательством в ее дела и показателем недоверия. По-моему мнению, все эти годы она прекрасно справлялась со своими обязанностями и, полагаю, что так бы продолжалось и по сей день, если бы кое-кто не решил изменить положение дел.
   Если бы не ее состояние, Эления, возможно бы почувствовала возмущение и негодование от того, что все это время находилась под колпаком у тайной службы Западной Лиги. Но она понимала, что именно, благодаря подобному пристальному вниманию, возможно, удастся решить возникшую проблему. А значит, все оправдано. Была ли она благодарна Айдену за такую, почти своевременную помощь? Была. Но женщина уже давно растеряла все иллюзии и не верила в благотворительность. Метаморф не случайно приберег эти доказательства на самый конец Сейма, дав ей возможность в полной мере испить чашу собственного бессилия. Он хотел, чтобы она достала до дна, нахлебалась воды, после чего бы мертвой хваткой вцепилась в руку помощи, протянутую им.
   - Уважаемые терры, сейчас помощники раздадут вам инфоносители, на которых содержится анализ полученных моими людьми данных. Поскольку для их изучения и проверки потребуется какое-то время, я предлагаю на сегодня закончить наше собрание и уже завтра вернуться к обсуждению, - мягкий вкрадчивый голос оратора невольно заставлял прислушиваться к произносимым словам. Его хотелось слышать и слушать, и подчиняться ему. - Свое согласие можно выразить путем нажатия красной кнопки.
   Когда на табло появились итоги голосования, стало ясно, что пытка Элении подходит к концу. Сейчас она подождет, когда все покинут зал, потом, с помощью Клирии как-нибудь доковыляет до своих покоев, где попадет в спасительные руки Дуэйна, благодаря которым, у нее получается выдерживать без таблеток все больше и больше времени.
   Ложи постепенно пустели, прежде чем уйти, некоторые считали своим долгом подойти и ободрить ту, которая, кажется, сумела одержать сегодня верх, пусть и не без чужой помощи. Она улыбалась через силу, кивала и мечтала оказаться на массажном столе.
   Когда рядом остановились очередные ноги, Эления мысленно застонала: "Ну, сколько же можно? А если сделать вид, что задумалась, есть вероятность, что эти ноги унесут свое тело куда-нибудь подальше от меня?". Но визитер был терпелив, даже настойчив в своем молчаливом ожидании. Женщина вынужденно оторвала взгляд от пола, медленно поднимая его вверх: черные, украшенные серебром сапоги, темно-синие брюки, плотно облегающие мускулистые бедра, приоткрытые благодаря особенному крою камзола, расшитого затейливой вязью, воротничок белоснежной рубашки вокруг массивной шеи, непроницаемость темных глаз на широком, чуть приплюснутом лице, "соль и перец" в волосах.
   - Терра Эления, с вами все хорошо? - вежливо поинтересовался глава Западной Лиги, внимательно рассматривая тонкие черты лица, сидящей напротив. Ее отрешенность настораживала его, потому что была только маской, уж в этом он хорошо разбирался. За годы знакомства научился распознавать ее настроение по едва уловимым признакам: высоко поднятому подбородку, легкому подрагиванию мизинца на правой руке, напряженной линии губ. Но надо отдать должное, девочка совершенствовалась, училась владеть своим телом и мимикой, поэтому сейчас он не мог понять, что же его обеспокоило. И дело было не в простой усталости.
   - Да, конечно, терр Айден, просто сегодняшнее собрание приобрело весьма неожиданный поворот благодаря вашему вмешательству. Я пытаюсь уложить в своей голове то обстоятельство, что все это время находилась под вашим неусыпным контролем, - вежливо произнесла она, вставая. Неожиданно спину пробило резким ударом, Эления только неимоверным усилием удалось сдержать стон. Но закушенная до крови губа, оказалась предательницей.
   - Какого черта вы не приняли вашу таблетку, терра? - жаркий шепот почти у самого уха и жесткий захват локтя дали понять, что избежать допроса не удастся.
   - Такого черта, что я пытаюсь от них избавиться, терр! - ответила едва слышно, не поворачивая головы, чтобы случайно не столкнуться с губами того, кто возмущенно сопит в опасной близости.
   - Тогда не обессудьте, терра Эления, но я буду вынужден это сделать.
   - Что сделать? - едва успела переспросить она, как тут же была подхвачена мощными руками метаморфа, за чью горячую шею пришлось схватиться от неожиданности. Спину вновь прострелило от резкого движения, поэтому возмущение удалось высказать уже только в коридоре, под пристальными взглядами тех, кто в числе последних покидал заседание Великого Сейма. - Что вы себе позволяете? Неужели вы решили добиться моей дискредитации подобным образом? Уверяю вас, мне уже поздно бояться за свою девичью честь.
   - Если вы рассчитываете, что я сейчас поставлю вас на ноги, попрощаюсь и уйду, обиженный в своих лучших чувствах, то вы глубоко заблуждаетесь, - сердито произнес мужчина, продолжая путь по направлению к Южному крылу Резиденции Сейма, туда, где находились комнаты, предназначенные для представителей Лиги Читающих судьбы. На их пути один роскошный зал сменялся другим, но они мало что замечали вокруг себя, слишком увлеченные разговором. - Почему вы до сих пор не вылечили свою травму? Ведь после аварии прошло столько времени, все должно было давно пройти.
   - Думаете, я не знаю, что должно было пройти? - прошипела Эления, склоняясь к мужчине, чтобы случайные свидетели не услышали подробностей ее личной жизни. Глава Лиги не имеет ни права, ни времени на то, чтобы болеть. - Только мое тело совершенно несогласно с тем, что оно "должно". Оно живет по собственным законам.
   - Странно... А что говорит ваш лекарь? - как ни в чем ни бывало, продолжил Айден светским тоном, игнорируя злость и огорчение, сквозившие в голосе собеседницы. Ее хрупкое тело в его руках было почти невесомым, казалось, сожми он его чуть крепче и тонкие косточки не выдержав, захрустят. Впрочем, так оно и было, поэтому он всегда предпочитал видеть в своей кровати девушек-метаморфов, тогда не приходилось себя контролировать и волноваться, что в порыве страсти партнерша может пострадать.
   - Лекарь говорит, что мне поможет время, специальные тренировки и массаж, - Эления уже почти смирилась с тем, что ее личная жизнь оказалась на поверку не такой уж личной. Она напряженно ждала, когда добровольный помощник заговорит о самом главном, о цене, которую ей придется заплатить за данные его разведки, но оппонент был хорошим психологом, использовавшим себе во благо все факторы, в том числе и давление неопределенностью.
   - Ваш лекарь просто дурак, если не понял до сих пор, что все это мало помогает. Я знаю один действенный способ, который излечит вас буквально за месяц, - произнес Айден, начиная подъем по широкой винтовой лестнице, украшенной позолоченными херувимчиками. Их глаза встретились - изумленные ее и непроницаемые его - и воздух между ними сгустился, стал почти осязаем. Вот она выдохнула свое удивление, а он, поймав ее дыхание на излете, жадно втянул его ноздрями, запоминая.
   - Если есть такой способ, то почему я о нем ничего не знаю, и почему вы, зная о моей проблеме, не предложили его раньше? - наконец, четко проговаривая каждое слово, смогла произнести она.
   - Я узнал о вашей проблеме только тогда, когда начали пропадать девушки, до этого времени вам удавалось всех водить за нос, а ваши люди, не раскрыли эту тайну даже в состоянии алкогольного опьянения, - недовольно пробурчал метаморф, ногой распахивая дверь в комнату. Аккуратно поставив свою ношу на ноги, мужчина прошелся по кругу, внимательно оглядывая убранство апартаментов и стараясь больше не встречаться взглядом с Эленией. Близкий контакт с изящным телом, струящийся от него цветочный аромат, встревоженные фиалковые глаза в оправе из темных ресниц - все это затронуло в нем собственнические инстинкты и заставило его кровь интенсивнее бежать по венам. А он себе не мог позволить расслабиться ни на минуту, желанная цель была близка, но пока еще недостижима. Охота в самом разгаре.
   Женщина, так и осталась стоять на том месте, куда ее поставили. Ей удалось поймать положение, в котором боль была вполне терпимой, нестерпимым было желание узнать, действительно ли есть панацея от всех ее бед или все было сказано просто для красного словца. Но она молчала так же, как и он, выдерживая паузу, следя, как мягко он ступает по комнате, перетекая из одного шага в другой, такой громоздкий и одновременно грациозный, сочетание несочетаемого, ошибка природы. Всего один "бракованный" ген дал возможность видоизменять физическую оболочку практически до неузнаваемости.
   - А про способ молчал, потому что знал, что он вам может не понравиться, - признался Айден, оглядываясь на замершую посредине комнаты женщину. Заметил маленькую морщинку между ее бровей и, не удержавшись, улыбнулся: "Умница, девочка! Хорошо держится".
   Возмущению Элении не было предела: "Да, он же издевается! Еще и улыбается, гад! Знает же, что жду ответа, но тянет время. Интриган!". Она сердито зыркнула из-под нахмуренных бровей, отмечая, как начинает пропадать лучезарная улыбка с губ наглеца.
   - Терра, зовите уже своего массажиста, пусть он вас приводит в божеский вид, а через два часа слуга проводит вас в мои апартаменты на обед, там мы с вами обо всем и поговорим. А сейчас разрешите откланяться, - быстро проговорил матаморф и торопливо покинул комнату, оставив женщину с чуть приоткрытым, от подобной выходки, ртом. Та, еще целую минуту простояла в оцепенении, пытаясь понять, что сейчас произошло. Мало того, что от нее сбежали, оставив в неизвестности, так еще и руку на прощание не поцеловали, а это уже просто ни в какие рамки не лезет!
  
   ***
   Спустя два с половиной часа Эления постучала позолоченным молоточком по двери покоев главы Западной Лиги. Массаж вернул ее к жизни, душ возвратил ей свежесть, в сумочке лежала таблетка, дожидавшаяся своего часа - физически она вполне была готова к предстоящему разговору, а вот морально... Никак не удавалось справиться с внутренним волнением, рожденным неизвестностью и надеждой на чудо, годы мучений вполне могли закончиться всего через месяц, если Айден не соврал, и они смогут договориться.
   Слуга открыл дверь, приглашая ее войти в столовую, где уже было все сервировано к обеду. Дразнящий аромат и легкий спазм желудка напомнили, что со вчерашнего дня во рту не было даже маковой росинки. "Зря не перекусила у себя, Клирия ведь предлагала. Сейчас поесть нормально не получится, буду сидеть, нервничать, ложка в рот не полезет", - с тоской подумала женщина, оглядывая стол.
   Хлопнула входная дверь - слуги, сделав свое дело, покинули комнату. "Любопытно... Значит, нас оставили в приватной обстановке - еще немного дровишек в костер многочисленных сплетен. Пора уже к этому давно привыкнуть, хотя на этот раз я переплюнула даже Антуанетту, она слопает свой веер от зависти на сегодняшнем балу" - размышляла Эления в ожидании, пока негостеприимный хозяин, наконец, соизволит выйти к обеду. - "Ведь наверняка, шельмец, знает, что я уже пришла. Опять испытывает на прочность".
   А тот самый хозяин все это время наблюдал за своей гостьей через специальное стекло. Посетители не догадывались, что за ними пристально следят, потому что со стороны гостиной зеркальное полотно было окружено классической багетной рамой и в точности копировало все зеркала, висящие в этом крыле Резиденции.
   Айден отметил, что женщина выглядит намного лучше, чем в момент их расставания несколько часов назад. Ее темные волосы были уложены в идеальную прическу, открывающую высокий умный лоб, небольшие чуть розоватые ушки и длинную линию шеи. Довольно закрытое платье из бирюзового шифона удивительным образом подчеркивало стройность фигуры и наличие у нее довольно приятных округлостей во всех необходимых местах. Ну, что же... Добыча сама пришла в расставленные силки, теперь в задачу охотника входило только ловко затянуть петлю, чтобы птаха не нашла в себе силы упорхнуть в последний момент.
   Эления оглянулась, услышав шаги за своей спиной, и обомлела. Метаморф вышел к ней в совершенно непозволительном виде: полурастегнутая белоснежная рубашка открывала смуглую, слегка поросшую темными волосками, широкую грудь, тонкие брюки мягко облегали мускулистые бедра. Но больше всего ее возмутило даже не это, а то, что он был без обуви, едва слышно ступал босыми ногами по паркетному полу. Если расстегнутая рубашка еще допускалась этикетом в крайних случаях, например, по случаю жутчайшей жары, то обнаженные ноги были вопиющим нарушением всех установленных норм. Женщина понимала, что все это было сделано специально, тщательно продумано и выверено, не до конца ясной оставалась пока цель всего этого театрального действа. "Неужели банальное соблазнение? Слишком просто. Значит, все же метаморфы всерьез решили прибрать к рукам Читающих судьбы. Неужели на их границе настолько плохо обстоят дела?" - она попыталась припомнить последние донесения разведчиков. - "Вроде бы парочка нападений диких животных и всего одна попытка прокола пространства Умрами. Все, как обычно. Тогда почему Западная Лига именно сейчас активизировалась? Просто решили воспользоваться удобным случаем и нашими проблемами?".
   - Если уважаемая терра удовлетворена осмотром, то я прошу ее занять место за столом и насладиться прекрасным обедом, - вкрадчивый голос объекта ее наблюдения, заставил гостью смутиться, едва заметно окрасив бледные щеки румянцем. Мужчина улыбнулся, заметив, что той не удалось срыть свою реакцию на его внешний вид. "Все правильно, мне нужно тебя выбить из колеи, заставить отвлечься, направить твои мысли совершенно по другому руслу. Вылезай из своего панциря! Вспоминай, что ты женщина! Сегодня мне нужна именно она, а не глава Лиги. Ну же! Покажи мне, что еще не все потеряно...", - мысленно умолял Айден, помогая своей даме занять место за роскошным столом. Уж он расстарался, нажав на нужные рычаги и добившись, чтобы были поданы лучшие блюда Эйфейской кухни.
   Как ни странно, но обед прошел в приятной обстановке, обе стороны, оттягивая начало серьезного разговора, предпочли насладиться не только кулинарными изысками, но обществом друг друга. Он много шутил на общие темы, она улыбалась и чуточку иронизировала, и было в этом что-то такое умиротворяющее, дающее иллюзию близости и открытости. Поэтому, когда трапеза подошла к концу, они почувствовали, что совершенно не готовы вновь становиться по разные стороны баррикад. Неловкое молчание, извиняющиеся улыбки, легкое смятение. И вновь маски подняты со стола, маски одеты. К барьеру, терры!
   - Насколько понимаю, вы ждете, когда же я озвучу тот самый способ, который поможет решить вашу проблему? - ставая из-за стола, поинтересовался метаморф. Эления только кивнула в ответ, неожиданно перехватило дыхание и сердце напомнило о своем существовании интенсивным ритмом. Айден подошел к женщине, напрягшейся в ожидании продолжения.
   - Все довольно просто. Вам необходимо забеременеть от метаморфа, - будничным тоном сообщил мужчина, усаживаясь в кресло напротив посетительницы. Эления почувствовала себя обманутой, столько ждать, надеяться, и так мало получить взамен.
   - Думаю, что для меня это неприемлемо, терр Айден, - немного глуховато произнесла она, пряча разочарованный взгляд под тенью ресниц. Хотелось уйти, укрыться в своей комнате и в одиночестве похоронить очередную разбившуюся надежду. Но еще не были оглашены условия, на которых будет предоставлена помощь ее Лиге, поэтому женщина постаралась подавить в себе все эмоции, и в первую очередь это касалось зарождающегося раздражения. Особенно выводил из себя вальяжный вид хозяина положения, он, конечно, имел право, но мог бы хотя бы постараться не демонстрировать свое преимущество столь явно.
   - Почему же? - с мягкой улыбкой поинтересовался собеседник, складывая ногу на ногу, таким образом, что его возмутительно обнаженная стопа, теперь смотрела точно по направлению Элении. При всей массивности фигуры она была довольно тонкой, с высоким сводом и немного удлиненными пальцами, с аккуратными ногтями и смуглой кожей.
   - Я бы не хотела говорить на эту тему, - гостья всем своим видом показала, что считает данный вопрос закрытым, но Айден был готов к подобной реакции.
   - Зато я бы хотел об этом поговорить, - безапелляционно заявил он, покачивая ногой. Конечно, Айдан не мог не заметить, что собеседница невольно возвращается взглядом к его нарочитой обнаженности, и данное обстоятельство его чрезвычайно позабавило. - Итак, какова причина вашего отказа, если, конечно, не брать в расчет всякие: "да как вы можете такое предлагать", "я приличная дама", "это совершенно неприемлемо" и так далее? Сообщите мне истинную причину, достаточно основательную для того, чтобы убедить меня принять ваш отказ.
   Теперь он был совершенно серьезен, придвигаясь ближе к Элении, настолько близко, что наверно смог бы рассмотреть собственное отражение в зрачках ее широко распахнутых глаз, если бы захотел этого. Но он не хотел, он желал понять, что сейчас чувствует эта птаха, пытающаяся трепыхаться в его силке.
   Если бы она могла, если бы спинка кресла это позволила, то отпрянула бы еще дальше, дальше от этой силы, мощи, исходящей от крупного тела, для которого одежда казалась сейчас чем-то лишним и неуместным. И эта мысль пришла в голову той, которая минуту назад возмущалась видом босых ступней. Тело, нависшее над ней, еще даже не начало претерпевать метаморфозу, но уже каждой своей порой кричало о том, что готово стать свободным.
   - Думаю, что это уже ни для кого не секрет, - после секундного замешательства Эления нашла в себе силы продолжить разговор и выбросила ему в лицо слова, со всей накопившейся горечью. - Терр Дразаут сегодня уже озвучил эту причину - я бесплодна.
   - Скажите, терра, вы когда-нибудь встречали семьи метаморфов, где бы не было детей? - удовлетворено произнес Айдан, отодвигаясь от своей добычи. Все шло по запланированному сценарию.
   - Пожалуй, что нет, - поразмыслив, призналась собеседница.
  
   - И я вам расскажу почему. Природа метаморфов настолько сильна, что при долгих интимных отношениях, адаптирует под себя организм партнера, делая его более выносливым и жизнеспособным, в том числе это касается и детородной функции. Видите ли, Эления, благодаря нашей силе, мы можем навредить нашей партнерше, сами того не желая, поэтому мудрая природа постепенно изменяет их, подстраивая под наши нужды и потребности. Но как вы понимаете, самым мощным механизмом перестройки организма является, конечно, беременность, буквально за месяц клетки обновляются, уничтожая все заболевания и реабилитируя органы после травм. Все ваши мужчины не смогли дать того, что вы получите, оказавшись в постели метаморфа - избавление от боли и счастливое материнство.
   Эления почувствовала, как в ней зарождается волна смятения, острая смесь стыда и возмущения: "Как можно нечто подобное говорить так прямо, незавуалированно? Кто он такой, чтобы рассуждать о том, что дали или не дали, те, кто были рядом со мной? Как он может их осуждать за то, что они были просто людьми?". Она уже набрала в рот воздуха, чтобы втолковать этому наглецу насколько непозволительно его поведение, но ее опередили...
   - Погодите бросаться на меня с кулаками, терра, выслушайте до конца, а потом выскажете все, что у вас накопилось, - остановил, зарождающийся в гостье поток слов, хозяин апартаментов. - Обе ваши проблемы решаются довольно простым и, смею вас уверить, приятным способом, поэтому и хочу предложить вариант, который мог бы устроить нас обоих.
   "Значит, все же замужество и объединение под его властью двух Лиг", - с тоской подумала Читающая судьбы. - "Свобода и девочки в обмен на мою мечту. Так много и так мало одновременно".
   Айден поднялся с кресла и присел на корточки у ног женщины, поднял с колен ее безвольную руку и на секунду прижал ее к губам, глядя прямо в глаза, полные смятения.
   - Я предлагаю вам стать моей женщиной, Эления, разделить со мной постель. Обещаю, что сделаю все для того, чтобы боль навсегда отпустила вас и в вашу жизнь пришла радость материнства.
   - Вы осознаете насколько возмутительно и непристойно ваше предложение? - уточнила она спокойным голосом, отводя взгляд. Этот странный мужчина был слишком близко, намного ближе, чем она могла себе это позволить.
   - Осознаю, более того... Лично для меня непристойность этого предложения делает его еще более привлекательным, - с провокационной улыбкой произнес Айден, пытаясь поймать взгляд своей добычи, но та упорно избегала контакта. Смущена, взволнована, рассержена? Что скрывается за этой отстраненностью? - Соглашайтесь, Эления! Это хорошая сделка.
   - Насколько я понимаю, взамен вы хотите получить мою Лигу? - произнесла гостья, борясь с неожиданно нахлынувшей слабостью. Была ли причиной тому близость этого странного мужчины или замаячившая на горизонте возможность осуществления мечты, она не знала, но тело не слушалось ее, постепенно превращаясь в желеобразную массу.
   - Да, взамен я получаю всех Мойр и вас, - твердо произнес он, поднимаясь.
   - Ну, с Лигой более-менее понятно..., - начала было говорить женщина, но ее вновь перебили.
   - Нет, вам ничего не понятно! Наши дела обстоят намного хуже, чем это выглядит в официальных сводках. Распределение не соответствует нашим насущным нуждам, Читающие моей Лиги не успевают предсказывать возможные места проколов. Умры дважды уже попадали на Альстромерию, и всем очень повезло, что это произошло именно на моей территории.
   - Но почему вы все это скрыли? - Эления в недоумении взглянула на мужчину, возвышавшегося над ней.
   - Я не желал всеобщей паники и возвращения страха. Путь решения данной проблемы я вижу в другом.
   - В объединении наших Лиг под вашим руководством и изменении плана Распределения? - высказала свое предположение гостья, не скрывая ироничных ноток.
   - Более того... Читающих судьбы рождается слишком мало, чтобы удовлетворять потребности страны в связи с усилившейся угрозой вторжения. Если в ваших семьях появляются на свет две девочки, то это просто праздник, а в семьях метаморфов не бывает меньше трех детей. Вы понимаете ход моей мысли? - уточнил мужчина, садясь обратно в кресло.
   - Терр, вы собираетесь принуждать моих девочек к бракам с метаморфами и постоянному деторождению? - внутренне холодея, произнесла Эления. Готова ли она пойти на такое ради безопасности этого мира?
   - Не принуждать, терра, а убеждать и соблазнять! Мы предложим им то, отчего они не смогут отказаться - любовь, верность, защиту, будущее, наконец. И начнем мы именно с вас, - Айден многозначительно посмотрел на свою собеседницу, ожидая вполне закономерного вопроса, но та только вопросительно изогнула бровь в ответ. - Я хочу, чтобы вы стали моей женой не по долгу, а по велению сердца, потому что сами бы этого захотели. Чтобы вы пришли в мою постель, ведомая желанием стать моей, и только моей. Я готов быть другом, любовником, наставником, кем вы захотите, но вы должны этого захотеть, сами.
   - Зачем вам это нужно, терр? - едва слышно прошептала Эления, прижимая ладони к пылающим щекам. Весь этот водоворот слов, произнесенных с плохо сдерживаемой страстью, породил в ней странные чувства: страх, ожидание, предвкушение. Она сама себя не понимала. Да, глава Западной Лиги был привлекательным мужчиной, обладающим каким-то особым темным обаянием, но она всегда смотрела на него через призму разнообразных табу. В начале, это было ее замужество, потом тяжесть утраты и обязанности по отношению к тем, кто стоял за ее спиной. Она всегда запрещала себе видеть в нем мужчину, способного затронуть ее чувства и ее чувственность.
   - Потому что таков мой выбор. Вы красивы, умны, честны, преданы, обладаете внутренней силой. Эти качества любой хотел бы видеть у своего спутника жизни. Кроме того, назрела необходимость изменений в нашем мире, и я намерен их произвести с вашей помощью, - долгий испытующий взгляд темных глаз. Сейчас уже он пытался что-то рассмотреть в глубине ее фиалковой настороженности.
   - Неужели у вас нет любимой женщины? - еще одна попытка образумить упрямца.
   - Вы не поняли, Эления... Вы станете моей любимой женщиной, а я - вашим любимым мужчиной. Вашим единственным мужчиной, потому что я не намерен вас с кем-либо делить, - чеканя каждое слово, чтобы оно отпечаталось в сознании, произнес метаморф. Он знал, что в данный момент у нее был постоянный любовник, они встречались изредка, вдали от посторонних глаз. Судя по донесениям, отношения дальше постели не заходили, хотя терр Сайрус несколько раз пытался пролоббировать свои интересы и столкнулся с мягким, но твердым отказом со стороны Элении. Однако женщины бывают весьма противоречивы, уж что-то, а это он достаточно хорошо осознал за свою довольно продолжительную жизнь, с ними никогда не знаешь, в какой момент и что может сработать. Поэтому четко осознавал что, не смотря на всю привлекательность прозвучавшего предложения, его собеседница может от него отказаться. Влюбленная женщина - это мина замедленного действия. Он мог уповать только на то, что сердце ее не занято, ум светел, а соблазн слишком велик.
   - Значит, на одной чаше весов моя личная жизнь, а на другой судьба целой Лиги? - произнесла женщина в задумчивости спустя какое-то время, неосознанно разглаживая рукой платье. Ей требовалось время для размышления, в одиночестве, вдали от всех, при кристальной ясности сознания, а не в подобном смятении чувств, вызванных столь откровенным предложением.
   - Не просто Лиги, дальнейшая судьба Альстромерии, - уточнил Айден, продолжая внимательно рассматривать собеседницу, в попытке понять, насколько глубоко заглотнула наживку рыбка. - Подумайте над этим, у вас есть время вплоть до закрытия Великого Сейма. Отсюда вы должны будете уехать в качестве моей жены.
   - Иначе, что? Доказательства того, что моих девочек похищают, престанут существовать? - насмешливо поинтересовалась женщина, поднимая на него глаза.
   - Вы хорошо меня слушали, Эления? Я не собираюсь вас шантажировать, а собираюсь вас соблазнять. Чувствуете разницу? Считайте мою помощь жестом доброй воли, тем паче, что скоро эти девочки станут и моей семьей тоже, если вы примете правильное решение, - возмутительно обнаженная нога качнулась, невольно привлекая к себе внимание фиалковых глаз, Айден улыбнулся и очертил стопой в воздухе круг.
  
   ***
   Дорогу обратно женщина помнила довольно смутно потому, что двигалась скорее автоматически, погруженная в свои мысли. Перед тем, как закрыть за ней дверь, прощаясь, глава Западной Лиги задал ей странный вопрос.
   - Терра Эления, а вы когда-нибудь смотрите на поднос Предложений?
   - Как правило, нет, - слегка виновато призналась она. Почему-то было неловко признаваться в том, что она так явно игнорировала все знаки внимания.
   - Я так и думал, - мягко улыбнулся хозяин апартаментов, тихонько прикрывая дверь буквально перед ее носом. Все произошло так неожиданно, что женщина даже возмутиться не успела наглостью этого субъекта, который себя вел с ней, словно они уже давно состояли в близких отношениях и многие правила потеряли свою актуальность.
   Тот самый злополучный поднос Предложений находился сразу справа от входа в комнату каждой дамы, в специальной нише, куда проходящий мимо кавалер мог положить свое приглашение. Каждый род имел свой камень и свои цвета, поэтому любой мужчина, достигнув половозрелости, заказывал для себя набор брошей, призванных сообщить даме сердца о его намерениях. Претендуя на внимание женщины, мужчина оставлял символ своего рода на этом подносе. Если подарок принимался, это означало начало периода ухаживания и символизировало, что дама занята. Однако, некоторая распущенность, присущая эйфейской знати, позволяла носить на платье далеко не один подобный камушек.
   Эления, задумчиво перебирала камни на подносе Предложений адресованные именно ей. Столько мужчин..., но нужна ли хоть одному из них была сама Эления, отдельно от своего социального статуса и денег? А вот и он - эолит вплавленный в сиренево-фиолетовый овал эмали. Никаких сомнений, она достаточно много времени провела над Историей знатных родов Эйфеи, чтобы понять, что глава Западной Лиги желает заявить на нее свои права.
   До вечернего бала в честь открытия Великого Сейма оставалось еще пять часов, время на то, чтобы привести себя в порядок и все обдумать. Клирия, едва увидев, вошедшую госпожу, сразу же бросилась демонстрировать подготовленное для бала платье: под цвет ее глаз, фиалковое, созданное из множества прозрачных слоев легчайшей ткани, с довольно открытым декольте и пышными рукавами. Заметив в руках женщины брошь, в первое мгновение служанка удивленно распахнула глаза: "Неужели она все же решилась? Давно пора! Десять лет траура никому не пойдут на пользу".
   - Могу я посмотреть? - Клирия протянула ладонь, на которую тут же лег искристый черный камень. - Ну, надо же! Какой же настойчивый у вас поклонник. Из года в год, упорно подкладывает эти броши, как только не разорился на них?
   - У него денег больше, чем он смог бы истратить за всю свою жизнь, - задумчиво произнесла хозяйка и тут же, будто только что, осознав сказанное, уточнила. - Ты сказала "из года в год"?
   - Ну, да. Я часто перебираю всю эту красоту, что вам дарят, так вот эту брошь запомнила хорошо потому, что каждый Сейм она неизменно присутствует на подносе Предложений.
   Эления забрала из рук служанки украшение и сжала его между ладонями. Прохладный камень быстро впитал тепло ее кожи и еще ярче заискрился, словно благодаря за подаренное. Пожалуй, это символично, что единственное, что может уничтожить Умров - эолит - уже много веков является камнем главного рода метаморфов. Удивительная особенность данного минерала выяснилась совершенно случайно, когда, защищаясь от нападения, воину попался под руку острый булыжник. Как оказалось молекулы эолита имеют особенность вступать в реакцию с кровью пожирателей жизни, после чего их тела в считанные секунды превращаются в пыль. Но для этого необходимо нанести рану мечом, созданным из этого камня, с чем прекрасно справлялись метаморфы.
   "Значит, он уже давно пытался привлечь мое внимание? Просто я была слепа... Может быть и те цветы, что я получаю на каждый праздник от неизвестного дарителя - это тоже его рук дело? Почему же он всегда оставался анонимом? Ведь в его интересах же было привлечь мое внимание... Но ничего подобного..., даже нанятая несколько лет назад ищейка не смогла сообщить имени тайного поклонника. Хотя Айден вполне мог перекупить ее контракт ради сохранения "статуса кво", - размышляла женщина во время всех привычных процедур, которые проводились перед балом с ее телом. Ароматическая ванна, депиляция, массаж, прическа, макияж. Она уже не могла упомнить сколько раз проходила через все это, ставшее рутиной, необходимой обыденностью, поэтому не трогавшее ее и не занимавшее мысли. Жизнь на показ, вначале в качестве супруги Маркуса, а затем уже в качестве самой Главы, заставила научиться принимать подобное, как данность. Ты на вершине, значит, должна выглядеть безукоризненно. Иначе заклюют, иначе будет еще один повод, чтобы об тебя поточили зубы аристократические стервы.
   Последние приготовления закончены, слуги как всегда на высоте потому, что изучили вкусы и особенности Главы Лиги вплоть до мелочей. Элегантность и простота одновременно - это именно то, что всегда выделяет их хозяйку на фоне прочих красавиц, только она словно не осознает собственной привлекательности, все эти жадные, завистливые и похотливые взгляды отскакивают от нее, мелкими шариками, осыпаются бисером к ногам. Она ступает по ним легко, не слыша хруста, улыбаясь.
   Слуги видят, что их госпожа медлит, рассматривая камешек в эмалевой оправе на своей раскрытой ладони. Они понимают, что ее нельзя торопить, ведь сейчас принимается решение о судьбе далеко не одного человека. Они чувствуют ее волнение, смятение, и сами невольно заражаются им. Что же их ждет впереди?
   И вот, наконец, уверенный кивок головы и Эления осторожно прикалывает брошь к корсажу своего платья, проводит по ней кончиками пальцев, рассматривая отражение в зеркале. Она сделает этот шаг и не будет врать себе, что делает это на благо Лиги. Прежде всего, потому что ей просто хочется почувствовать женщиной, ну, хотя бы попробовать это сделать. Да, будет так! Значит, страница перевернута...
  
   ***
   Основная масса приглашенных уже заполнила огромный бальный зал Резиденции Сейма. Едва она вошла в распахнутые настежь двери, как ее поглотила шумная, нарядная толпа. Поклоны, приветствия, улыбки, рукопожатия, поцелуи. Не всегда фальшивые и наигранные, зачастую очень искренние и открытые. Не смотря ни на что, они остаются одной семьей, пережившей многое вместе, они скреплены, связаны, спаяны, даже если не готовы это признавать. Поэтому Эления из года в год ходила на эти мероприятия, окунаясь в безумство праздника, даже тогда, когда горечь от потери была невыносимой.
   Сегодня все было, как всегда, но все-таки все было иначе, слишком уж часто взгляды присутствующих возвращались к тому, что в свете огней искрилось на ее груди. Его знак внимания, ее смелость. Его метка, ее вызов окружению. Потребуется не так уж много времени, чтобы она стала эпицентром сегодняшних сплетен и пересудов. Неизменно прямая спина, прямой взгляд, вежливая улыбка - все говорило о том, что их обладательница знала, на что идет и готова к этому.
   - Эления! - маленькая пухлая блондинка пробиралась сквозь толпу энергично работая локтями. Глядя на это зрелище невозможно было не умилиться: розовое чудо, едва вылезшее из подросткового возраста уже обладало неистовством истинной амазонки.
   - Сандрия, дорогая моя, - девушки встретились ладонями, переплелись пальцами и, чуть отступив назад, полюбовались друг другом. - Как ты похорошела за эти полгода, что мы не виделись!
   - Да, я-то ладно, - отмахнулось создание в розовых кружевах, не отрывая глаз от украшения, которое сегодня вызвало столько волнений. - Значит, это правда? Все только и говорят, о том, что случилось на собрании Сейма и о вас с Айданом. Я за тебя безумно рада, но как ты могла скрыть от меня, что вы с ним уже давно тайно встречаетесь? Я тебе этого никогда не прощу! Хоть бы разочек намекнула в письме по старой дружбе, так ведь нет!
   - Все не так просто, - попыталась защититься от нападок подруги женщина, инстинктивно прикрывая брошь, ставшую причиной этой милой атаки.
   -- Ладно, не оправдывайся, не обижаюсь на тебя, потому что безумно рада. Я очень волновалась, что ты так и не позволишь новым чувствам занять место в твоем сердце. Сайрус, конечно, красавчик и все такое, но он даже в подметки не годится Айдену. Можешь ли ты представить, сколько девушек сейчас кусают локти и люто ненавидят тебя после случившегося? - не скрывая удовольствия, поинтересовалась Сандрия, окидывая победоносным взглядом бальный зал. Она ощущала себя причастной к творившемуся смятению и чувствовала огромное удовлетворение. Это же надо так утереть нос всем этим разодетым кумушкам!
   - Считаешь, что мысль об этом должна меня поддержать и порадовать? - чуть иронично изогнула бровь виновница происходящего, уже более внимательно осматривая свое ближайшее окружение.
   - Конечно. Без всяких сомнений, - констатировала Сандрия, увлекая подругу за собой в обход зала. - Вот погоди, сейчас найдем твоего метаморфа, тогда сама увидишь, как у этих кумушек от злости корсеты полопаются.
   - Санни, до чего же ты доброй девушкой выросла, - улыбнулась Эления, наблюдая с каким энтузиазмом, прокладывает свой путь юное создание. Судьба их свела несколько лет назад, когда девушку привезли на Великий Сейм среди множества других дебютанток. Ее красота еще только начинала проступать сквозь хмурость и неуклюжесть подростка, пережившего потерю самого близкого человека, мамы. В тот год ей пришлось нелегко. И как Эления сумела не пройти мимо страдающего подростка, как нашла в себе силы пробиться через глухую стену отрицания всего и вся, она до сих не понимала. Знала одно, это того стоило.
   Но все попытки найти Айдена оказались тщетны, этот наглец просто не явился на бал. Слегка расстроенная Санни попыталась найти аргументы в защиту мужчины, который подняв такую бучу, оставил Элению одну на один с, распаленным от жажды подробностей, эйфейским обществом. Ведь могли же его задержать дела Лиги или плохое самочувствие, хотя какое у метаморфа может быть плохое самочувствие?
   Все было не плохо до того момента, как гостей пригласили в соседний зал, где столы буквально ломились от обилия еды со всех сторон света. Утолив физический голод, эйфейцы возжелали утолить и голод информационный. Особенно усердствовала, конечно, Антуанетта. Высокая яркая брюнетка с кокетливой родинкой над пухлыми манящими губами, будто специально созданными для поцелуев, с оливковыми влажными глазами и фигурой богини. Если красота Элении была чуть холодноватой и отстраненной, то эта дама всем своим видом буквально звала опуститься в пучину грешной человеческой любви, и мало кто мог устоять перед напором ее страсти и обаяния.
   - Дорогая моя, разрешите вас поздравить с окончанием вашего траура! Мы все годы восхищались вашей стойкостью и преданностью памяти мужа, - первая красавица Эйфеи и теперь уже Альстромерии, слегка изогнулась в сторону девушек, которые всеми силами изображали увлеченность разговором, но игнорировать Антуанетту, когда несколько десятков человек застыли в ожидании от ответа, у Элении не было никакой возможности. Пришлось мило улыбнуться и приподнять бокал с вином в знак признательности. Та в ответ тоже салютанула маленькой рюмочкой ликера и продолжила. - Если я не ошибаюсь, ваш супруг погиб в автомобильной аварии, в которой и вы пострадали?
   - Нет, вы не ошибаетесь.
   - Ну, судя по всему, вам повезло гораздо больше его, - съязвила женщина, наблюдая, как легкая бледность заливает лицо собеседницы.
   - Вы удивительно наблюдательны, Антуанетта, даже спустя десятилетие. Я вижу, что годы к вам милосердны, - не удержалась от укола и Эления.
   - Милочка, да будет вам известно, что мы с вами почти ровесницы, но я выгляжу куда, как живее. Как жаль, что даже пребывание в постели метаморфа не помогло вам вернуть здоровый цвет лица, - чуть растягивая слова процедила красавица, стараясь скрыть болезненное отношение к собственному возрасту.
   - Пребывание в постели метаморфа вернуло мне куда больше, чем здоровый цвет лица, - процедила Эления сквозь зубы. "Ну, и где он? Заварил кашу, а сам в кусты". Почему-то стало неожиданно горько от того, что тот не пришел ее поддержать. Ведь догадывался, что она наденет его брошь сегодня на бал. Знал, сколько будет пересудов и не пришел.
   - Неужели он так хорош, как о нем рассказывают?
   - Неужели вы еще это не проверили лично?
   - Да вот как-то не довелось, но думаю, что у меня еще будет возможность.
   - Время покажет, - певуче произнесла Эления, внутренне холодея от мысли, что однажды эта куртизанка может прилюдно похвастаться, одержанной над ее потенциальным мужем, победой. Сможет ли она пережить подобное унижение?
   - Полагаю, что время уже показало. Не так ли Антуанетта? - голос, прервавший этот диалог, был хрипловат, но вполне узнаваем, кто-то пытался бороться с обращением. Надо же сколько эмоций!
   Эления стремительно обернулась и успела уловить, затихающее под смуглой кожей мужчины, движение. Все же превращающийся метаморф - это довольно впечатляющее зрелище. Как только темный взгляд скользнул по корсажу платья, проверяя, принято ли украшение, на его лицо вернулась маска легкой надменности. "Он все же не смог пропустить это сборище! Прибыла тяжелая артиллерия", - мысленно отметила для се6я женщина, с чувством глубокого удовлетворения.
   - И что же оно уже показало, Айден? - лениво протянула Антуанетта, отпивая из бокала новую порцию ликера. Держать удар в аристократических семьях учат с раннего детства.
   - То, что ты никогда не заберешься в мою постель, дорогая, - ответил тот, голосом полным желчи.
   - А мне кажется, что это говорит только о том, что я еще не приложила должных усилий для этого. Ты же знаешь, что я всегда добиваюсь того, чего хочу.
   - Не всегда. Насколько мне известно, с Максимусом у тебя это не прошло и со мной тоже не получится. Тебе придется захотеть кого-то другого, а в мои планы входит женитьба на любимой женщине, а не обзаведение дрянной любовницей, - парировал Айден, но при этом его взгляд был устремлен только на Элению, которая, совершенно не скрывая любопытства, жадно вслушивалась в разговор.
   Похоже, что женщина даже не подозревала о том, что ее муж подвергался осаде со стороны одной чрезвычайно предприимчивой дамочки. И тем приятнее было от того, что его друг устоял тогда, не соблазнившись на сомнительную перспективу, потому что сейчас, спустя годы, лицо его вдовы не было искажено болью предательства, а только светилось легкой грустью.
   - А почему вы так уверены, что с Максимусом у меня не прошло? - показала свои коготки уязвленная прелестница, обольстительно улыбаясь.
   - Потому что он считал подобный сорт женщин грязными, а грязь в постель не тащат, - отрезал метаморф, подходя к Элении. Широкая ладонь приветливо раскрылась навстречу маленькой тонкой кисти, даря свой жар прохладе нежной кожи.
   - Могу я вас пригласить на танец, терра? - не дожидаясь ответа, следует легкое прикосновение сухих губ к щеке Элении, а за ним внимательный взгляд, намекающий, что отказывать, сейчас совершенно не стоит.
   - С удовольствием составлю вам компанию, терр.
   И вот они уже кружатся среди других пар, слишком разные: такая воздушная и летящая - она и, такой земной и основательный - он. Без слов, просто постигая друг друга в танце, чувствуя, как один откликается на действие другого, а тот другой ведет за собой, подчиняясь музыкальному рисунку.
   Мелодия затихает, давая время найти нового партнера для следующего танцевального действа.
   - Продолжим? - Эления понимает, что Айден сознательно провоцирует ее на нарушение этикета, ведь два танца подряд с одним кавалером - своеобразный вызов присутствующим, вызов самой себе. Но сегодня, кажется, можно все, поэтому, только молча, кивает в знак согласия, пряча за ресницами лукавство глаз.
   Он пробуждал в ней давно скрытый бунтарский дух, погребенный под множеством обязательств и правил, рождает желание забыться, отдаваясь ощущению праздника жизни. Она сейчас здесь, с ним, тело пока полностью подчиняется ей и у нее есть надежда на будущее.
   Еще несколько танцев, не размыкая рук и назло всем сплетникам, и Эления просит пощады, с непривычки голова идет кругом, но губы невольно расплываются в улыбке. Как же давно не танцевала и как же она любит это делать! Благодарный взгляд в сторону своего партнера натыкается на волну беспокойства в его темных глазах.
   - Что-то не так?
   - Как ваша спина? Я должен был подумать о том, что вам нельзя так активно двигаться. Простите меня, - Айден сокрушенно покачал головой, слегка поджимая губы от недовольства собственной неосмотрительностью.
   - Разве я на что-то жалуюсь? Похоже, что меня сейчас что-то тревожит? - поинтересовалась женщина, почувствовав необходимость успокоить этого сильного человека, подарившего ей столько приятных минут.
   - С вами никогда точно не знаешь, терра, беспокоит вас что-либо или нет, - признался собеседник, расслабляясь.
   Зал был переполнен людьми. Чтобы не мешать другим парам, Элении пришлось прижаться спиной к колонне, поддерживающей высокий потолок зала. Рядом, опершись рукой над ее головой, и практически заслоняя своей широкой спиной от окружающего мира, замер метаморф, оставив только маленький кусочек личного пространства. Но было вполне комфортно и совершенно все равно, что думают окружающие о столь активном проявлении внимания со стороны обычно крайне закрытого и сдержанного Главы Западной Лиги.
   - Вы опоздали, - вдруг, неожиданно даже для самой себя, слегка кокетничая, произнесла женщина.
   - Я опоздал, - с улыбкой признался мужчина, ожидая продолжения.
   - Это было несколько нечестно по отношению ко мне, - констатировала она, поправив изящной кистью локон, выбившийся из прически. Почему-то ей хотелось сейчас выглядеть особенно хорошо, когда он стоит так оглушительно близко, и, не отрываясь, наблюдает за каждым ее движением. - Любопытство великосветского общества зачастую бывает навязчивым, а уж разбавленное завистью...
   - Завистью? - искреннее недоумение в темноте глаз, настойчиво требует немедленного разъяснения сказанного.
   - Только не говорите, что не понимаете, насколько привлекательной партией являетесь для большинства присутствующих дам, - немного иронии совершенно не помешает в разговоре на столь щекотливую тему. Это та маска, за которой легко скроется смущение.
   - То есть вы тоже считаете меня привлекательной партией? - мужчина делает вид, что не заметил легкого подтрунивания, лишь приподнятая бровь источает едва заметное ехидство.
   - Думаю, что могла себя отнести к этому самому большинству, но ровно до того момента, как осознала, что вы кинули меня на амбразуру без поддержки мощной артиллерии, - в фразе скрыт невысказанный вопрос и Эления задерживает дыхание, в ожидании ответной реплики. Почему-то безумно хочется, чтобы опоздание не оказалось всего лишь игрой, насквозь фальшивой и продуманной. Хочется, услышать, что была какая-то причина, помешавшая ему прийти вовремя, что-то непреодолимое, не будь чего, он бы обязательно стоял рядом, одним своим видом затыкая рот любому злословию.
   - Я поступил плохо, взвалив на ваши плечи такую тяжесть, но у меня есть оправдание, - покаялся Айден, от которого не ускользнула реакция спутницы. Приблизив губы максимально близко к ее очаровательно порозовевшему ушку, громко прошептал, - Перед самым уходом, мне принесли предсказание Мойр - через несколько дней планируется новое нападение Умров. Мы должны быть к нему готовы. Поэтому и задержался, чтобы отдать необходимые распоряжения своим командирам. Сам я не могу пока уехать с Сейма, еще остались нерешенные вопросы, не менее важные, чем то, что происходит на моей границе.
   Эления была поймана в плен темного взгляда, красноречиво сообщавшего, что именно она и является тем самым важным нерешенным вопросом. Но странное дело, женщина совершенно не чувствовала какой-либо вины в том, что задерживает метаморфа вдали от важных дел. Чувствовала, как ее начинает затапливать необъяснимая радость от того, что она важна, нужна, значима, для этого сильного мужчины. И пусть пока всего лишь как пешка на доске, но, и у пешки есть возможность переломить ход игры и пробиться в дамки, было бы желание. А именно оно сейчас рождалось где-то глубоко внутри, пробуждая ото сна давно позабытые чувства.
   - Когда эти вопросы решаться, вы сразу же уедите... Айден? - метаморф не сдерживаясь, улыбается, слыша собственное имя в устах желанной добычи. Она произнесла его без официального обращения "терр" впервые, по собственной инициативе. Бурлящая сила дрожью пробегает под тонкой человеческой кожей, грозя выплеснуться наружу изменением внешности. Только бы не напугать девочку!
   А та самая девочка не может отвести зачарованного взгляда от лица метаморфа. Через легкий налет страха, смятения, в ней пробивается неудержимый восторг и восхищение. Сколько восхитительной мощи и силы скрывает привычная оболочка, и как хочется хоть одним глазком взглянуть на то, что скрыто от посторонних глаз. Какой же он, ее будущий мужчина?
   - Уеду, не дожидаясь конца Сейма, но вы должны мне в этом помочь, Эления, - чуть раскатисто произносит Глава Западной Лиги, справившись с волной обращения.
   - Эления! Наконец-то! - громкий крик, заставляет увлеченных собеседников оторваться друг от друга и обратить внимание на молодого мужчину, с трудом продирающегося через толпу танцующих. Красивый стройный блондин с длинными волосами, заплетенными сзади в небольшую косичку, в дорожной одежде, словно у него не было времени или возможности переодеться к балу.
   - Сайрус? Что ты здесь делаешь? - недоуменно восклицает Эления, выходя из-за спины Айдена, навстречу своему любовнику. - Ты же не собирался приезжать.
   - Не собирался, но до меня дошли слухи... - взгляд красавца опускается на украшение, гордо поблескивающее на груди молодой женщины. - Значит, это не просто слухи...
  
   Легкая растерянность и вина, проскользнувшие на лице женщины, подняли в душе метаморфа волну ревности. Головой он понимал, что дал ей слишком мало времени, чтобы разобраться в себе, забыть о прежних увлечениях. Что сделал слишком мало для того, чтобы находясь рядом с ним, она могла думать исключительно о нем. Но только головой понимал, его внутренняя сущность требовала схватить добычу, закинуть на плечо, попутно смазав по лицу этому лощеному франту и утащить желанное тело в свое логово. Все примитивно и совершенно нецивилизованно, и чревато потерей контроля.
   Айден вполне осознавал, что рядом с этой женщиной у него не получается оставаться спокойным и беспристрастным, хотя уже пора бы и привыкнуть, смириться, но не получается. Все дело усугубляло то обстоятельство, что сегодня впервые они оба рискнули сделать шаг навстречу друг другу, довериться. Поэтому он почти с ненавистью всматривался в лицо соперника, пытаясь понять, как далеко тот сможет зайти в борьбе за женщину, в чьей кровати тот провел последние два года.
   - Сайрус, мне жаль, что ты все это узнал подобным образом, - наконец, выдавила из себя Эления, справившись с неприятным изумлением, вызванным неожиданной встречей. В круговороте событий и эмоций, она совершенно забыла, что ей придется объясняться с любовником, чье поведение было довольно трудно спрогнозировать из-за его молодости и присущей ей горячности, а подкидывать еще одно полено в жаркий костер сплетен этого вечера, не было никакого желания.
   Словно всей кожей ощутив, исходящее от метаморфа напряжение, отметив клокотавшее в Сайрусе возмущение, женщина ясно осознала, что если сейчас они не найдут какое-либо уединенное место, то разразится настоящий скандал, который закончится дракой, и не надо быть Читающей судьбы, чтобы предсказать исход подобного поединка. Поэтому сделала то, что видела единственным выходом из положения. Подхватив обоих мужчин под руки, буквально на буксире потащила их в сторону двери, выходящей в холл, восторженно лепеча при этом:
   - Уважаемые терры, я совершенно забыла, что в картинную галерею Великого Сейма недавно были закуплены полотна нашего эксцентричного художника терра Граундант. Мне еще не приходилось видеть их воочию. Пожалуйста, не откажите даме в любезности и составьте компанию при просмотре, мне бы очень хотелось знать ваши мнения о данных работах.
   Слегка ошарашенные неожиданным напором Элении, терры послушно последовали на выход, стараясь не натыкаться на гостей, совершенно не скрывавших своего алчного любопытства.
   - Вы ведь знаете, что терр Граундан славится яркостью цветов и необычностью форм, отсюда и берут свое начало неумолкающие споры о смысловой составляющей его творений. Особенно это касается его работы "Неизвестная", созданного автором более десяти лет назад. Годы идут, а кто изображен на портрете, так и остается загадкой, - слова лились из Элении легким неудержимым потоком. Казалось, что ничто не может остановить эту словесную реку, но как только их троица добралась до относительно свободного коридора, женщина резко остановилась и глубоко вздохнула. - Нам надо найти какое-нибудь уединенное место для разговора. У вас есть какие-нибудь предложения, уважаемые терры?
   Сайрус только пожал плечами в ответ, он все же был редким гостем в этих стенах, как бы ему не хотелось изменить сложившийся порядок вещей.
   - Пойдемте в малую библиотеку, думаю, архивариус Провиан будет не против, если мы воспользуемся его ключом, - предложил Айден, накрепко зафиксировав руку Элении на своем локте широкой горячей ладонью. Продолжать двигаться втроем, в такой ситуации, было уже несколько неудобно, поэтому женщине пришлось отпустить локоть своего бывшего любовника и позволить метаморфу увлечь себя в сумрак арочного прохода. Сайрус с каменным лицом двинулся следом за парочкой, внутренне досадуя, что соперник так умело обставил его.
   У дверей библиотеки Айден, выпустил руку спутницы из своего плена и подошел к статуэтке юной гетеры, украшавшей одну из ниш в стене. Пробежался пальцами по спине каменной прелестницы и, как фокусник перед глазами изумленной публики, извлек на свет маленький серебристый ключик.
   - Не знала, что вы находитесь в столь доверительных отношениях с терром Провианом, - поделилась Эления, проходя в уже открытую дверь кабинета, буквально заваленного огромным количеством книг и документов. Здесь стоял особенный, ни с чем несравнимый запах типографской краски и старой бумаги, ароматных чернил и, раздражающей нос, пыли. Поэтому не было ничего удивительного в том, что молодая женщина, не удержалась и тихонько чихнула в ладошку, вызвав невольные улыбки на сосредоточенных лицах обоих мужчин. Казалось бы, маленькое, незначительное происшествие, но сумевшее удивительным образом снять напряженность между присутствующими.
   - А я не нахожусь ни в каких отношениях с нашим уважаемым архивариусом, просто случайно стал свидетелем того, как этот ключ был помещен на место своего временного хранения, - продолжая улыбаться, Айден освободил ближайшую кушетку от стопки книг и с комфортом расположился на ней, знаком, предложив остальным, проделать то же самое. Эления с радостью приняла предложение, ноги устали после танцев и немного дрожали от напряжения, вызванного внезапным появлением ее любовника. "Бывшего любовника!" - мысленно поправила она себя, скользя взглядом по массивному телу того, кому было суждено занять освободившееся вакантное место. "Хорош! Очень хорош! Надо отдать должное природе и родителям, с лихвой наградившим этот образчик мужской привлекательности всем необходимым", - мелькнула в голове Элении фривольная мысль, прежде чем заговорил Сайрус, до этого в некоторой задумчивости осматривавший библиотеку.
   - Насколько я понимаю, кто-то желает стравить нас всех, подстроив драку или Поединок чести?
   - Вы все правильно понимаете, терр Сайрус, кому-то очень не нравится наш будущий союз, - мгновенно откликнулся приятно удивленный метафорф. Он ждал скандала и выяснения отношений, а получил, кажется, вполне конструктивный диалог. Все же умеет выбирать людей его невеста. Невеста? Ему было немного непривычно воспринимать ее в таком статусе, но это слово вызывало в нем приятное волнение. Конечно, еще ничего не решено, но... он надеялся.
   - Союз? Даже так? - взгляд блондина остановился на Элении, требуя подтверждения сказанного.
   - Ты же понимаешь, что рано или поздно это должно было случиться, - с горечью произнесла произнесла та, понимая, что делает больно прекрасному человеку, замечательному другу, но сейчас больше всего на свете она хотела получить то самое, желанное, что он не смог ей дать за время их связи. Решение принято и никакие угрызения совести не должны остановить ее на этом пути!
   - Понимаю... Мне жаль, что ты так и не сумела меня полюбить, - прошептал Сайрус, присаживаясь на корточки около ее ног, не смея коснуться, чувствуя, как пронизывает воздух напряжение, идущее от метаморфа. Почти осязаемое, почти живое, готовое взорваться яростной вспышкой от любого неосторожного поступка.
   - Я полюбила тебя...
   - Полюбила, но только лишь, как друга, а я хотел большего.
   - Прости, но я не могла тебе дать большего, - прошептала Эления, чувствуя, как подступают к глазам слезы. Ей казалось, что сейчас она теряет что-то очень дорогое и важное. Стоит ли ее возможное будущее потери реального настоящего? Лишь только подобная мысль мелькнула в ее сознании, как горячие пальцы успокаивающе погладили оголенную кожу плеча. Обернулась, заглянула в темноту глаз, обещавших ей так много, и на несколько секунд задержала дыхание. Как глубоко, как потаенно и маняще...
   - Тебе не за что извиняться, Лени. Сердцу не прикажешь, - голос Сайруса, переполненный болью и разочарованием, заставил ее буквально силой разорвать возникший зрительный контакт.
   Увидев, как эти двое смотрят друг на друга, ему - третьему лишнему - не требовалось слов, чтобы понять, что его женщина ушла, отдалилась и уже безвозвратно. Глупышка еще сама до конца не понимала, насколько сильно запуталась в силках этого охотника, но назад уже пути не было. Он - перевернутый лист, картинка из памяти, одна из многих, прошлое, пусть светлое и щемящее, но все же, прошлое.
   - Айден, вы можете оставить нас наедине на несколько минут, я бы хотела кое-что сказать Сайрусу? - не глядя на метаморфа, попросила Эления, и как-то глупо, совершенно по-детски, задумала про себя: "Если он сейчас даст возможность попрощаться, значит, у них обязательно все получится. У них двоих... а, может быть, и троих...".
   Секунды капали долгими напряженными каплями сомнений. Айден понимал, что должен, просто обязан, предоставить ей возможность поговорить без свидетелей, но невыносимо трудно было оставить свою женщину наедине с тем, с кем та так долго делила постель, чьи руки и губы знали все ее маленькие секреты, то, что пока еще не знал он сам.
   Эления не смотрела на него, боялась встретиться со злостью, возмущением, гневом, да с чем угодно, потому, что явственно ощущала его внутреннюю борьбу с самим собой. Словно ребенок, которого попросили дать посмотреть любимую игрушку. Вроде бы и ничего страшного, посмотрят и отдадут, но до чего же трудно хоть на минуту выпустить ее из рук. Долгий выдох сообщил о конце метаний, метаморф поднялся и тяжелой поступью направился к выходу из библиотеки.
   - Спасибо, - прошептала молодая женщина, провожая взглядом его чуть ссутуленную спину.
   - У вас есть десять минут, не больше, - глухо произнес метаморф, аккуратно, словно боясь повредить, закрывая за собой дверь.
   Оставшиеся в кабинете, еще какое-то время просто смотрели на рисунок, украшавший дверные наличники и не могли поверить случившемуся. Слишком уж все спокойно и мирно прошло, а предполагалось, что кое-кого придется уговаривать.
   - Кажется, ты для него много значишь... - констатировал Сайрус, поворачиваясь к собеседнице.
   - Не уверена, что это я для него много значу, скорее то, что стоит за мной, Лига и девочки, - с натянутой улыбкой призналась в своих сомнениях Эления, слегка растерянная от стремительности течения событий последних дней.
   - Я бы посоветовал тебе внимательнее к нему присмотреться, Лени. Подозреваю, что здесь много чего намешано, но то, что он воспринимает тебя своей женщиной - это видно с первого взгляда.
   - А я и присматриваюсь, Сай, уже второй день, но разве мы остались вдвоем, чтобы говорить о нем? - мягким голосом произнесла женщина, приподнимая пальцами немного колючий подбородок того, кто все еще сидел около ее ног. Она заглянула в такие знакомые глаза, в глубине которых сейчас пряталась печаль. - Прости меня, если можешь, за все. Если бы могла избежать этого...
   - Знаю, Лени, знаю... Не вини себя. Это было прекрасное время, которое у нас уже никто не отнимает, даже он. А я справлюсь, кроме того, мне как раз предложили поработать на территории Южной Лиги, там нашли месторождение эолита и обратились ко мне с просьбой организовать его разработку и добычу. В общем, все, как обычно, но я тянул до последнего, хотелось еще немного побыть рядом с тобой, но сейчас нет больше смысла задерживаться. Завтра дам согласие и уеду, примерно на полгода.
   - Как долго... Но мы ведь еще увидимся, да? - Эления порывисто сжала его прохладные пальцы рукой и умоляюще заглянула в глаза, опасаясь услышать отрицательный ответ. Вдруг, ему теперь будет тяжело ее видеть?
   - Ну, конечно, увидимся, глупенькая. Куда я от тебя денусь? - улыбаясь, он прижался долгим поцелуем к ладони любимой, прощаясь, понимая, что такую вольность ему могут уже больше не позволить никогда.
   - Ты знаешь, что навсегда останешься моим другом, и по-прежнему можешь прийти в мой дом в любое время дня и ночи?
   - Знаю и чрезвычайно горд этим, моя Лени, постараюсь не злоупотреблять твоим доверием, - заверил мужчина, вставая. - Ты знаешь... Мне безумно хочется сейчас обнять тебя, но тот, кто сейчас так тщательно сторожит тебя за дверью, после этого порвет меня на части.
   - Думаешь, он все слышит?
   - Более, чем уверен.
   - Зачем, он тогда вышел? Ведь разницы никакой? - искренне недоумевала Эления, сверля взглядом закрытую дверь. Вот ведь, наглец!
   - Полагаю, он решил проявить добрую волю, избавить тебя от смущения и показать себя с наилучшей стороны, - предположил Сайрус, поворачиваясь на звук, открывающейся двери. Айден не заставил себя долго ждать.
   - Могли бы и не ставить в известность терру, - метаморф с укором взглянул на своего бывшего соперника. Подслушанный разговор позволил немного успокоиться и понять, что этот красавчик правильно оценил расстановку сил и не претендует на продолжение отношений. За что тут же был переведен из стана врагов в круг союзников. Айден даже позволил себе дружески поворчать на него. - Подрываете мой, таким трудом зарабатываемый, авторитет. Я тут стараюсь, стараюсь, а вы... И не вздумайте являться в наш дом ночью! Чего бы терра там вам не наобещала, но ночь предназначена совсем не для светских раутов, ограничимся в дальнейшем дневными посещениями.
   - Я так понимаю, только что вы в столь завуалированной форме пригласили меня быть гостем вашего дома, терр Айден? - несколько ошарашено уточнил изумленный Сайрус, следя за выражением лица собеседника, не шутит ли. Слишком уж дурная слава шла о метаморфах в народе: собственники, ревнивцы, деспоты. А тут такое!
   - Да, пригласил. Вы дороги женщине, с которой я собираюсь связать свою жизнь, кроме того, вы умный, понимающий человек и повели себя очень достойно в сложившейся щекотливой ситуации. Для меня это достаточные основания для подобного приглашения, и чрезвычайно надеюсь в дальнейшем не пожалеть о содеянном.
   - Продолжаете зарабатывать очки, терр Айден? - ухмыльнулся довольный Сайрус, окидывая метаморфа понимающим взглядом. Это надо уметь получать дивиденды от любой ситуации, поэтому этот человек невольно вызывал уважение своим стремлением в достижении поставленной цели.
   - А как же, терр Сайрус! Не оставляю надежды добиться не только расположения терры Элении, но ее любви. А для этого, как известно, все средства хороши, - ничуть не смущаясь, признался бывалый комбинатор, выразительно посмотрев на ту, о ком шла речь, заставляя ее в очередной раз почувствовать смущение. Эления не выглядела больше расстроенной, и он посчитал это хорошим знаком.
   - В таком случае, я с радостью принимаю ваше предложение, ну а сейчас вынужден вас покинуть, уважаемые терры. Дела, знаете ли, заботы, некогда мне тут с вами по балам расхаживать. Благодарю, что выкроили для меня время и были столь терпеливы, - Сайрус позволил себе глубокий шутовской поклон в сторону Айдена, на который тут же получил соответствующий ответ от метаморфа - кривоватую улыбку, позволяющую рассмотреть, специально отращенные для такого случая, клыки в духе: "не борзей, мальчик!".
   Эления, проигнорировав довольно ребяческое поведение обоих мужчин, протянула руку, прощаясь с бывшим любовником. На сердце, не смотря на сложившуюся ситуацию, было удивительно легко. В тайне она страшилась того, чем может закончиться подобное "ля труа", поэтому сейчас чувствовала облегчение, заслонившее даже печаль от расставания с близким человеком.
   Мягкие губы легко скользнули по ее руке, прощальный долгий взгляд голубых глаз, звук закрывающейся двери, затихающие шаги по коридору - еще одна страница ее жизни перевернута.
   Эления подняла глаза на мужчину, стоящего у камина и следящего за каждым ее движением, вздохом, взглядом. Они вновь были наедине, только теперь уже несколько в другом качестве. Он - с официальным правом на сближение, она - давшая ему это право. Но не переоценила ли она свои силы, сумеет ли? Взрослая женщина с испуганно бьющимся сердцем?
   Айден почувствовал неуверенность женщины, ее опасения, даже страх. Все совсем не так как должно быть! Нельзя торопиться. Беспокойство должно смениться интересом, перерасти в симпатию, зародить желание, выплеснуться страстью. У них еще есть немного времени, чтобы найти дорогу друг к другу.
   - Эления, давайте вернемся в бальный зал, полагаю, добрая половина присутствующих там сейчас умирают от любопытства, разорвал я вас или ограничился только уничтожением Сайруса, - обратился с предложением метаморф, и с трудом сдержал смешок, увидев облегчение, которое не сумела скрыть его дама.
   Их возвращение можно было бы назвать триумфальным. Конечно, аплодисментов не последовало, но создавалось впечатление, что на время их отсутствия бал остановили, и присутствующие замерли в ожидании кровавой развязки. "Иногда безумно приятно разочаровывать окружающих", - кажется, эта мысль одновременно посетила головы нашей пары, поскольку они обменялись понимающими взглядами и закружились на свободном пятачке пола, едва только раздались первые аккорды музыки. До глубокой ночи их не покидало чудесное настроение и чувство сопричастности к чему-то общему, тайному, о чем желал бы знать весь высший свет, но известно только им.
   Поэтому, когда темноте ночи, озаренная только светом факелов, закрепленных в нишах коридоров и на лестничных пролетах, Эления возвращалась в свои покои, в сопровождении своего молчаливого спутника, она не испытывала никакого смущения и неловкости. Казалось, что можно вот так идти и идти, ощущая присутствие друг друга. Даже спина, удивительным образом не беспокоила ее, словно дала передышку и возможность надышаться этой атмосферой внутреннего покоя. Прошедший вечер сблизил их настолько, насколько это вообще возможно для двух взрослых осторожных людей.
   А вот и двери, которые замерли в ожидании, когда их распахнет рука хозяйки, но та почему-то медлит, в который раз нерешительно поглаживая старинную позолоту массивной ручки.
   Эления, обернулась к метаморфу с пожеланием "доброй ночи", но замерла, так и не проронив ни слова. В сумраке коридора он казался большой скалой, громоздкой и мрачной, но почему-то совершенно не страшной. Темные глаза светились каким-то тайным светом, поблескивая влажностью в неясном отблеске огней.
   - Спасибо, за эту ночь, Эления, мне уже давно не было так хорошо. И дело не в том, что вы замечательно танцуете и являетесь прекрасным собеседником... Мне хорошо рядом с вами... Стоять, молчать, думать, дышать, жить... Говорю это без всякого лукавства и не с целью добиться вашей благосклонности. Просто хочу, чтобы вы это знали.
   Тихий глубокий голос казался физически осязаемым, иначе, откуда это ощущение теплых пальцев, медленно проходящих вдоль ее позвоночника? Откуда эта слабость в ногах и жар, опаляющий тело изнутри мягким касанием?
   - Молчите! Ни слова... Позвольте мне показать вам, что между нами все возможно, абсолютно все. Прислушайтесь к себе, почувствуйте меня... - Айден взял ее безвольную тонкую кисть в свои руки, поднес к своему лицу, полюбовался совершенством линий, плавностью переходов и слегка подул на кожу.
   Теплый поток воздуха вызвал волну мурашек, взбудораженной толпой разбежавшихся почти до самой шеи. Эления, слегка повела плечом, прогоняя странное ощущение, и улыбнулась краешком губ. Ей предлагали поиграть в чувственную игру и это не вызывало отторжения, наоборот, рождало предвкушение чего-то волнующего и доселе неизведанного.
   Мужские губы коснулись центра ладони и, едва дотрагиваясь, покружили по коже, поддразнивая, вызывая желание. Скользнули к запястью и прижались легким поцелуем, позволив горячему кончику языка, попробовать какова она на вкус.
   Она была сладкой, с едва уловимой терпкой нотой соляриса - цветка, распускающего свои лепестки только на утренней заре. Удивленный Айден позволил себе еще раз пройтись вкусовыми рецепторами по тонкому запястью женщины и жадно втянуть ноздрями пленительный аромат. Пойманный им взгляд фиалковых глаз, полный лукавства, сообщил о том, что среди присутствующих не только он знает правила этой игры. Он соблазнял, но и его соблазняли, ненавязчиво, тайно.
   Эления позволила себе использовать после ванны специальное молочко с волнующим тончайшим букетом, делающее кожу чрезвычайно чувствительной, полупрозрачной и словно светящейся изнутри. Стоит признаться, что приобреталось оно в весьма фривольном и жутко дорогом магазине "Шпанская мушка", в неловком смущением и с ярчайшим румянцем на щеках. Но оно того стоило!
   Знала ли она, что этот мужчина сегодня предпримет попытку ее соблазнения? Не знала, догадывалась, вполне обоснованно предполагая, что в арсенал сего образчика мужественности входят разнообразные тактики обольщения. Впрочем, женщина совершенно не удивилась бы, если бы ее просто проводили до покоев и вежливо распрощались, даже не сделав попыток к сближению. Зачастую именно холодность и отстраненность мужчины цепляют гораздо сильнее любых пламенных речей и томных взглядов, их время приходит позже и тем острее они воспринимаются на контрасте с предыдущей невозмутимостью.
   Мягкая понимающая улыбка скользнула по четко очерченным губам метаморфа, словно приглашая продолжить этот завуалированный танец желания. Эления невольно проследила за ее угасанием и вздрогнула, ощутив, как теплый влажный язык скользнул по чувствительной коже между пальцами, невообразимо медленно. Длинный, тонкий, раздвоенный на конце язык! Этот змеиный атрибут не был пугающим, а добавлял происходящему какую-то первозданную порочность. Словно она очутилась в саду Эдема, а ее искушал и мужчина, и змей в одном лице. Совершенно сумасшедшие ощущения...
   В голову полезли грешные мысли, наполняя тело приятной тяжестью, но сдаваться легко было не в ее правилах, поэтому, собрав волю в кулак, поинтересовалась:
   - Айден, а вы можете отращивать совершенно любые части тела?
   - Нет, Эления, - с легким смешком отозвался тот, прерывая волнующие ласки. - Я же не волшебник, все только в рамках природных возможностей. Но не огорчайтесь раньше времени.
   Метаморф сделал выразительную паузу и лукаво сверкнул темными глазами, заставляя собеседницу расстаться с маской невозмутимости, которую та, старательно натягивала весь вечер с различной степенью успеха. Льдинка была далеко не так уж холодна, и это было ему на руку. Он хотел, чтобы из загнанной добычи она превратилась в охотника, почувствовала азарт и желание обладать. Ведь то, что завоевываешь, гораздо ценнее того, что само плывет в руки.
   - Я не умею отращивать новые части тела, но умею видоизменять уже имеющиеся, - громким шепотом произнес он, склоняясь к маленькому розовеющему ушку своей дамы. - Думаю, вы не будете разочарованы.
   Краска бросилась к лицу Элении, заставляя его пламенеть, едва она осознала сказанное. Так вот почему о метаморфах в народе ходит столько пикантных историй, передающихся шепотом и в отсутствии детей. И ей будет предоставлена возможность самой узнать на практике, что из них правда, а что нескромное преувеличение. Пожалуй, имело смысл закончить этот вечер на столь многообещающей ноте, и так вся ее хваленая сдержанность трещит по швам рядом с этим непонятным мужчиной.
   Реверанс, улыбка, величественный кивок головой - это все, что она сумела выдавить из себя на прощание, слова застряли где-то внутри и отказывались ей повиноваться. Надо же! Видоизменять части тела!
   Айден понял в каком смешении чувств покидает его очаровательная спутница, прячась за тонкой преградой двери. Всю обратную дорогу улыбка не сходила с довольного лица мужчины, и, если бы кто-то его повстречал среди переплетений дворцовых коридоров в этот поздний час, то был бы сильно удивлен данным обстоятельством. Глава Западной Лиги чрезвычайно редко позволял себе подобную неприкрытую радость.
  
   ***
   Утро проходило в привычном ритме: завтрак, прием лекарств, подготовка к выходу и одевание. У Элении оставалось полтора часа на то, чтобы прочитать материалы, предоставленные Западной Лигой с целью подтвердить ее собственные претензии по поводу похищения юных Мойр, но голова была занята совершенно иными вещами - женщина думала о мужчине. "Все, достаточно!" - резко одернула она себя. - "Сегодня важный день, надо собраться и понять, что удалось накопать другим за то время, пока я бессмысленно тыкалась носом в стену, пытаясь найти хоть какие-то доказательства собственной правоты".
   А почитать было что... Северная и Восточная Лиги, объединенными усилиями развернули целую рекрутскую систему. Ее девочек, уговорами, обманом или применением физической силы, заставляли менять место жительства, выходить замуж, тем самым привязывая их к определенной территории и Лиге. Неизвестно каким образом, но составителям отчета удалось сделать записи разговоров с юными Мойрами, которые рассказывали подробности произошедшего с ними. Вся работа была проделана кропотливо, дотошно и виртуозно, о подобном ее секретной службе можно было только мечтать.
   В зале, где собралось очередное заседание Великого Сейма было шумно. Едва Эления и представители ее Лиги появились в дверях, несколько особо нетерпеливых господ кинулись поздравлять ее с тем, что, наконец, удалось прищемить хвост хитрому старикашке, много лет безнаказанно плетущему свои интриги. На что та, спокойно сообщила, что ее заслуги в этом нет, да и о "прищемлении хвоста" можно будет говорить только после того, как состоится заседание Великого Сейма и будет вынесено решение о применении наказания.
   Усаживаясь на отведенное ей место, поймала одобрительный взгляд метаморфа, сидевшего в противоположной ложе. Даже на таком большом расстоянии она чувствовала напряжение, охватившее того в предчувствии предстоящих событий. Хищник вышел на охоту и совершенно не имеет значения кто добыча - привлекательная женщина или давний недруг.
   Эления немного рассеянно поддерживала необременительную беседу со своими подчиненными, украдкой поглядывая на входные двери в ожидании прихода главы Восточной Лиги. Хватит ли ему смелости или наглости заявиться на заседание или он резко заболеет каким-нибудь заразным заболеванием? Всего хватило - терр Дразаут, в окружении свиты буквально влетел в зал вместе со звучанием гонга, объявлявшего о начале заседания.
   Через пять часов, с трудом переставляя ноги, чувствуя, как начинает поднывать проклятая спина, Эления выходила из зала заседаний, раздираемая довольно противоречивыми чувствами. С одной стороны, ее душили обида, негодование, возмущение тем, что главный фигурант дела так и остался на коне. С другой стороны, она не могла не восхищаться гением этого изворотливого ума. Это же надо! Настолько все просчитать вперед, подготовить себе пути отступления на случай провала всей затеи. Чего только стоил один взгляд, которым наградил ее этот наглец, после оглашения приговора! Сколько в нем было превосходства, триумфа и надменности, что хотелось подойти и надавать по этой высокомерной, лощеной морде. И, кажется, не ей одной. Изредка ловя взгляды Айдена, Эления могла только догадываться, каких титанических усилий стоило тому казаться невозмутимым и подавлять ярость, клокотавшую где-то внутри. Ей даже показалось, что пару раз он был буквально на грани изменения, но сдержался.
   Результатом же сегодняшнего заседания Великого Сейма стало вынесение порицания обоим Лигам, уличенным в нечистоплотности по отношению к Мойрам, на них был наложен денежный штраф в пользу Лиги Читающих Судьбы, и было настоятельно рекомендовано вернуть всех девушек домой. Инициатором и главным виновником признали заместителя терра Дразаута, которому вынесли наказание в виде лишения всех привилегий и заключения под стражу сроком на три года. Сам глава Восточной Лиги вышел практически чистеньким из воды, доказать причастность старого лиса к похищениям так и не удалось, он был обвинен только в халатности по отношению к своим обязанностям, поскольку "не разглядел", что творилось прямо у него под носом.
   Опираясь на руку верной Клирии, она покидала зал заседаний разочарованная. Можно было бы остаться, насладиться маленькой победой, ведь ее претензии были признаны обоснованными и Мойрам предоставлялась возможность самим решать, как они поступят в дальнейшем: останутся там, куда их увезли, или вернуться обратно в Лигу Читающих судьбы. Но удовлетворения все равно не было, не хотелось никого видеть, хотелось лечь на массажный стол и отключить голову минут на двадцать, пока тело вновь не начнет подчиняться ей. Хотя бы оно, раз уж обстоятельства отказывали ей в этом. Женщину душила обида на то, что, не смотря на собранные доказательства, старому лису удалось уйти от справедливого наказания, опять... Как и тогда, десять лет назад, когда так нелепо погиб муж - ее любовь, ее жизнь. Будь проклят этот Дразаут!
   Невольно вспомнились родные глаза, какими она запомнила их буквально за секунду до того, как них врезался кабриолет, запряженный обезумевшими от дурман-травы лошадьми. Улыбающиеся, цвета самого синего неба, самые лучшие. Грудь защемила тоска по прошлому, счастливому, безмятежному и уничтоженному чьими-то безжалостными руками. Пока лекари боролись за жизнь Элении, Максимус умирал на руках своего друга-метаморфа, которого он потребовал срочно разыскать, пока еще был в сознании. Магия была отдана, как плата за переход в новый мир, а без нее лекари были не в силах помочь тому, кто принял основной удар, закрывая собой любимую женщину.
   Как показало следствие, авария не была случайностью, но заказчик преступления найден не был, чему в немалой степени способствовала загадочная смерть возницы, произошедшая буквально за пять минут до допроса дознавателем. Однако было несколько зацепок, указывающих на то, что здесь не обошлось без вмешательства Восточной Лиги, претендовавшей в то время на разработку эолитовых рудников на границе с Лигой Читающих судьбы. Максимус не желал отдавать в загребущие руки терра Дразаута то, что считал своим по праву, он был готов бороться за каждую пядь своей земли, но для этого надо было оставаться живым.
   Эления в бессильной ярости сжала кулак, чувствуя, как ногти впиваются в ладонь, причиняя боль, как будто этой боли было мало в ее жизни... Похороны, постоянная борьба с собой, необратимость утраты. Стоила ли груда камней всего этого? Она не знала ответа, но нашла в себе силы собраться и отстоять рудники, в память о муже, тем самым буквально плюнув в лицо алчного старикашки, уже потиравшего руки в предвкушении наживы.
   - И куда это вы так торопитесь? - раздался за спиной голос того, кого она меньше всего сейчас хотела бы видеть. Женщина замерла, не оборачиваясь, словно надеясь, что это было всего лишь игрой воображения.
   - Ваш зад, конечно, выглядит аппетитно, но я бы предпочел сейчас видеть ваше лицо, терра Эления, - произнес совсем рядом Дразаут, доказывая, что в данный момент он реален, как никогда.
   Читающая судьбы поймала озабоченный взгляд своей помощницы и ободряюще улыбнулась ей, поворачиваясь к мужчине. Клирия, как никто понимала состояние госпожи и беспокоилась, что у той осталось не так уж много сил на светские беседы, но выбора не было.
   - Я вас внимательно слушаю, терр Дразаут, - четко выделяя каждое слово, произнесла Эления, заставляя себя подавить чувство неприязни, неизменно сопутствующее даже любому упоминанию имени этого человека. - Вижу, вы чем-то расстроены, дорогая? - с притворной озабоченностью поинтересовался мужчина, внимательно следя за выражением лица той, которая стала наваждением на многие годы. Он ненавидел ее за ту власть, которую она имела над его мыслями и желаниями. Ненавидел за то, что она делала его слабым, немощным и сентиментальным. Сколько ночей он провел, усмиряя свою плоть болью, в молитвах на холодном полу, впадая из крайности в крайность: то умоляя Божественную Деву даровать ему любовь Элении, то упрашивая ее, обрушить на голову Читающей судьбы все кары небесные, а ему ниспослать успокоение и забвение. Но его страстные молитвы не были услышаны, безответное чувство продолжало сжигать внутренности день за днем, а неприступная красавица терзала сердце своей холодностью и надменностью.
   Еще вчера она стояла такая жалкая и одинокая на трибуне Великого Сейма, пытаясь доказать, что Мойры не по собственной воле покидают свою Лигу. В тот момент он упивался ее унижением, чувствуя, как пьянящей волной прокатывается по телу удовольствие от содеянного. Именно так и должно было быть все эти годы, она у его ног и, желательно, на коленях. Дразаут уже представлял во всей красе, как эта ледышка придет к нему и будет умолять, чтобы он не поступал так с ее девочками, когда вмешался гадкий метаморф, которого и за человека-то трудно считать. Полулюди-полутвари, пригодные только для защиты территорий, они должны довольствоваться отведенным им местом и не влезать в дела тех, кто выше их по рождению. А этот Айден не только спутал все его карты, но каким-то образом сумел добыть доказательства тайной деятельности его Лиги, тем самым сведя на нет целый год кропотливой работы. Но даже не это его задело больше всего, а то, что тот имел наглость посягнуть на то, что Дразаут считал своим. Каков наглец! Да и Эления тоже хороша, даже не возмутилась, а ведь ему было доподлинно известно, что никакими любовниками они не являются. Везде вранье!
   - Да, я весьма огорчена, тем обстоятельством, что и сегодня вам удалось уйти от ответственности, - призналась женщина, глядя из-под нахмуренных бровей на собеседника. Она даже не потрудилась скрыть, насколько ей неприятна их встреча. Хотелось вцепиться в это ненавистное лицо и разодрать его в клочья, приговаривая: "Это тебе за Максимуса, это тебе за меня, а это тебе за моих девочек!".
   - О какой ответственности вы говорите, дорогая? Я ничего не знал, даже не подозревал, что за моей спиной происходит такое. Управлять целой Лигой - очень трудоемкое занятие, отнимающее много сил и времени, за всеми не уследишь. Впрочем, вы сами знаете это не понаслышке. У вас ведь тоже на все не хватает рук, так и не смогли организовать нормальную систему защиты Мойр, вот за это и поплатились, - ленивая улыбка растекалась по губам мужчины, видевшего, что его слова достигают цели. Чувство вины - прекрасная вещь с помощью, которой можно манипулировать даже такими сильными людьми, как Читающая судьбы.
   - Я говорю об ответственность за свой народ, терр Дразаут, и об ответственности за совершенные преступления! - фиалковые глаза собеседницы засветились гневом, непростительно долго сдерживаемым внутри. И тут же она почувствовала досаду на собственную неосмотрительность. Читающая понимала, что эмоции эмоциями, но провоцировать этого типа на какие-либо действия, было с ее стороны крайне неосмотрительно.
   - И что же это за преступления такие? - поинтересовался мужчина, вставая почти вплотную, настолько близко, что можно было заглянуть за корсаж платья девушки, чем он не преминул воспользоваться. Та буквально всей кожей почувствовала липкость и похотливость взгляда и сделала вынужденный шаг назад. Мысль о том, что этот человек может до нее сейчас дотронуться, вызывала отвращение.
   - Вы знаете, о чем я говорю, - Эления была совершенно не готова устраивать дискуссии, понимая шаткость своего положения, поэтому предпочла не конкретизировать выдвинутые обвинения.
   - Нет уж, продолжайте! - почти в самое ухо прошипел собеседник, резко приблизившись и обхватывая цепкими пальцами предплечья женщины. - Ничего не доказано, понимаете? Ни-че-го! Ни-че-го!
   Дразаут тряс хрупкое тело в такт собственным словам, чувствуя, как внутри зарождается желание сломать ее, как надоевшую куклу. Сломать и отбросить. Вытрясти всю душу. Уничтожить.
   Эления закусила губу от внезапно пронзившей позвоночник боли, спина протестовала против подобного варварского отношения. Сил на то, чтобы вырваться из захвата, не было, поэтому она сосредоточилась только на том, чтобы не застонать и не доставить дополнительного удовольствия мучителю.
   - Да что вы себе позволяете! Сейчас же отпустите! - раздался возмущенный крик, пришедшей в себя Клирии. Помощница, видя, что ситуация выходит из-под контроля, попыталась вклиниться между госпожой и обезумевшим терром, но тот с неожиданной силой хлестко ударил ее по лицу, разбивая губы в кровь и отталкивая от себя.
   - Ты думаешь, что можешь столько лет безнаказанно издеваться надо мной? Глупая девка, красивая, но никчемная. Это из-за тебя погиб твой любимый муженек. Думаешь, мне так сильно были нужны те рудники? Рано или поздно, но они бы стали моими, и для этого совершенно необязательно было марать руки в убийстве. Максимус стоял на моем пути, мешая заполучить тебя. Ты приворожила меня, гадкая ведьма, заставила убить человека! Ты виновна, ты! Но почему-то именно в мои сны он приходит и смотрит, смотрит и молчит, молчит и смотрит... - Дразаут слепо глядел в искаженное мукой лицо терзаемой женщины, но не видел его - ночной кошмар застилал его взор.
   Он зажмурился, прогоняя наваждение и сосредотачиваясь. Теплое, безвольное тело, застывшее в его руках, напомнило, что сейчас день, а значит, он свободен от кошмара ночи и может делать все, что угодно. Например, смять эти губы в поцелуе так, как давно мечталось.
   Из состояния шока Элению вывело грубое вторжение языка в ее рот в момент, когда она попыталась вдохнуть побольше воздуха перед новым приступом боли. Так жадно, безжалостно, мерзко, преодолевая слабые попытки сопротивления ее слабых рук. Внутри родился крик, рвавшийся наружу: Нет! И показалось даже странным, как этот тихий крик смог перерасти в оглушительный рев, сотрясший своды здания и заставивший Дразаута отпрянуть от нее.
   Такой рев просто физически не мог вырваться из обычного человеческого горла, значит, подобному могло быть только одно объяснение, и это объяснение неслось по бесконечно длинному коридору, прямо на застывших в ступоре людей, в виде массивной туши разъяренного метаморфа.
  
  

Оценка: 8.13*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Я.Ясная "Невидимка и (сто) одна неприятность"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"