Беляцкая Инна Викторовна: другие произведения.

Так получилось. (написано в 2015 году)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.80*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Миди рассказ о нашей жизни.


Так получилось.

   Аннотация: история реальная.
   Глава 1
   Дарина - 14 лет.
   Взяв в руку очередную керамическую кружку, я покрутила её. Какой рисунок нанести на светлую поверхность кружки, я уже знала, что-нибудь абстрактное и необычное. Чем интереснее рисунок, тем больше заплатят, хотя все равно это будут копейки. Поставив кружку на стол, я повернула голову к окну, за окном лето, на небольшом пятачке зеленого газона мальчишки играют в футбол, кричат, машут руками, пытаются не запутаться в длинных ногах и попасть по мячу. Странно. Я уже совсем не помню, какой вид из окна нашей с отцом комнаты, и когда я пришла к тому, что соседка, по сути чужая мне по крови женщина, оказалась самым родным и близким человеком на земле. Она единственная женщина, которая заботится обо мне рассказывает о жизни, следит за тем, поела я или нет, подсказывает, когда нужно надеть шапку и ещё много всяких мелочей, которые должна делать мама, в крайнем случае, папа, но никак не соседка по квартире. Я совсем переехала в её комнату, даже вещи все здесь, как-то незаметно для себя, я перенесла их сюда по одной и теперь они аккуратно разложены в старинном комоде, здесь у меня есть раскладное кресло, теплое одеяло и мягкая перьевая подушка. Но самое главное в этой комнате живет женщина, заменившая мне родителей и отдавшая мне свою любовь и нежность. Спасибо ей большое за то, что она показала мне, какая должна быть семья. Наверное, все это было предопределено ещё до моего рождения, и не встреться на моем пути тетя Ольга, жизнь у меня была бы серой, а может и черной.
   Моя родительница, молодая, симпатичная и амбициозная девушка, приехала в большой город, чтобы окончить престижный ВУЗ и устроить личную жизнь. Возвращаться в родной городок на западе нашей страны она не собиралась, не для того родительница приложила максимум усилий чтобы потом получив диплом о высшем образовании вернуться в городок, где по утрам слышен крик петухов и по улицам ходят коровы и козы. Она окончила школу с золотой медалью, отказывала себе в маленьких радостях, запирала себя дома и грызла "гранит науки", вместо того, чтобы бегать как все девчонки на танцы и ходить на свидания. Она уже в школе знала, что не стоит размениваться по мелочам и игнорировала местных "женихов".
   Но когда уже вожделенный диплом был почти в кармане, принц на белом коне, который бы избавил родительницу от распределения в один из провинциальных городов нашей необъятной страны, все ещё на горизонте не наблюдался. Где-то родительница ошиблась, видимо очень тщательно выбирала, хотела найти самого лучшего, вот только лучшие не желали брать в жены провинциалку, а остальных, не самых лучших, быстро расхватали ушлые подружки, оставив родительницу с носом. И тогда моя родительница решила захомутать женатого мужика, моего отца. Где они познакомились, я не знаю, да и кто бы мне рассказывал. Историю знакомства родителей, я знаю по обрывкам пьяных разговоров отца и от его сына от первого брака Алексея, которому на момент развода родителей было 9 лет, и он прекрасно все понимал.
   Папаша в то время работал в военной прокуратуре, был молодым и подающим надежды специалистом. Как уж родительница взяла его в оборот, и какие приемы использовала, я не знаю, но успела она вовремя, кольцо на пальце и диплом появились у неё одновременно. После развода отец переехал в комнату в ближайшем пригороде, оставив бывшей жене и сыну двухкомнатную квартиру, и родительнице ничего не оставалось, как переехать с ним в пригород и жить с соседкой. Правда комната была довольно большая, 20 квадратных метров, высокие потолки и два больших окна, но это был пригород, а не город, жить в котором она мечтала ещё со школы. Первые годы родительница надеялась, что отец как-то решит проблему с жильем, и они будут жить в большом городе в отдельной квартире. Но родилась я, а проблема с жильем все не решалась.
   До пяти лет, я мало обращала внимания на родительские скандалы и злые разговоры на кухне, а потом я просто старалась не попадаться им на глаза, когда они начинали ругаться, тогда меня и забирала к себе в комнату тетя Ольга, иногда я и ночевала у неё.
   - Дарина, - отвлек меня от размышления голос тети Ольги, я повернула голову к двери и улыбнулась милой женщине.
   - Опять приходил участковый, я не стала тебя звать, мы попили чаю на кухне и он ушел, - сказала тетя Ольга.
   - И что ему от меня нужно, работаю, учусь в подозрительных компаниях не замечена, вот же прилип клещ.
   - А к кому ему прилипать, - ответила тетя Ольга, - в нашем доме живут только старики да старухи. Наш дом единственный, где живут по несколько семей в одной квартире, все остальные дома уже расселили, а нам квартиры не дадут, будут ждать, когда мы все перемрем. Ты единственная молодая девушка, остальные такие же древние ископаемые как я, каждый живет и надеется, что сосед помрет раньше, и он сможет занять его комнату и пусть он проживет после этого совсем немного, но зато будет единственным хозяином на кухне и в сортире.
   - Неужели все соседи так живут? - Спросила я.
   - Все и не сомневайся, за многие годы жизни, соседи так надоели друг другу, что уже давно не здороваются по утрам.
   - Тогда я рада, что соседствую с вами.
   - А я как рада! Бог не дал мне детей, но дал тебя и я благодарна ему за это, - ответила тетя Ольга и ушла на кухню.
   Видимо не хочет показывать мне свои слезы, это я должна благодарить всех богов или кто там есть наверху за тетю Ольгу. Как бы я жила без неё? Может уже и не жила бы.
   Что касается участкового, который раз в неделю приходит и справляется о моей жизни у соседки, я даже не злюсь на него, он выполняет свою работу. К отцу он не приходит, может потому, что папаша редко бывает дома, а когда появляется, то в трезвом состоянии его застать практически невозможно. А участковому нужно каждую неделю в мое дело подшить справку, вот он и приходит к тете Ольги, у кого же ещё спрашивать? Как на меня завели это дело, история отдельная. Я состою на учете в детской комнате милиции. Как я докатилась до этого? Это уже история мой жизни после восьми лет. И за это нужно сказать спасибо моей родительнице. Она все-таки запилила отца и он уехал в одну из горячих точек. В то время следователи военной прокуратуры были там очень нужны, только дураков ехать туда, где стреляют, было очень мало. Не знаю, что пообещали отцу за эту длительную командировку, но видимо отец рассчитывал после возвращения удовлетворить запросы молодой супруги. Он уехал, а через полгода моя родительница нашла себе вдовца с деньгами, который пообещал ей "небо в алмазах". Здраво рассудив, что лучше синица в руке, чем журавль в небе, она оформила развод. И как-то быстро у неё это получилось, причем отец как я потом узнала, был не в курсе того, что стал свободным человеком. Деньги решают все, и очень быстро мама освободилась от опостылевшего мужа и вышла замуж за богатого вдовца. Я не входила в планы вдовца, он хотел получить женщину, а насчет ребенка договоренности не было. И родительница, недолго думая сдала меня в детдом. Вот так в 9 лет я попала в социальное учреждение, и это при живых родителях. Хорошо, что детдом находился недалеко от нашего пригорода, и это спасало меня в самое тяжелое время, когда я осознавала, что меня просто выкинули, как нашкодившего щенка.
   В детдоме, я провела год и семь месяцев, пока меня ни забрал отец, вернувшийся из горячей точки. Он три месяца не мог разобраться в ситуации и если бы не тетя Ольга, которая просто заставила его поехать в детдом и забрать меня, сидеть бы мне в этом учреждении до совершеннолетия. Такую школу жизни, которую я прошла за эти год и семь месяцев, не пожелаю даже врагу. В экстренных ситуациях дети очень быстро становятся взрослыми и уже через месяц метаний и тяжких дум, я поняла, что никому кроме меня самой не нужна. В детдоме было голодно и холодно, поварихи и администрация этого заведения тащили из кухни продукты, аж спина трещала, нам же доставались жалкие крохи. На отоплении и горячей воде экономили и потому мы постоянно мерзли, хорошо, что с вещами проблем не было. Новой одежды мы не видели, донашивали за старшими воспитанниками, но никто не роптал, есть, что надеть и хорошо. Первый раз я сбежала через месяц спасибо мальчишкам, показали дырки в заборе и тропы через лес. Тетя Ольга накормила меня, искупала и уложила спать, а утром пришел участковый и, схватив поперек туловища, уволок в машину, где меня уже ждали воспитатели детдома. Как ни странно, меня не наказали, а только объяснили, что если я хочу погулять, то должна выполнить несколько правил. Главное правило, я должна появиться на завтраке, а обед и ужин можно не посещать. Ночевать в комнате необязательно, но на завтраке я должна быть, чтобы медицинский работник меня осмотрела и посчитала. Ещё нельзя приносить с собой в детдом еду, все съедать за пределами учреждения, и желательно не распространятся, где я была и что делала. И я начала выживать. Еду, мы доставали разными способами, воровали, попрошайничали, иногда оказывали мелкие услуги бандитам. Записку отнести, пакет передать или проследить за кем-нибудь, лишь бы добыть кусок хлеба, а если получалось достать банку тушенки - это был праздник. Через два месяца я научилась добывать свой кусок хлеба, каждый день сытно поесть не получалось, но с каждым днем я совершенствовала свои навыки добытчика пропитания. Я быстро узнала, что бандиты или братки, как их называли, есть разные, некоторые жалеют нас и могут подкинуть немного денег на еду, а есть те, кто может ударить, толкнуть или того хуже порезать ножом, не до смерти, а так, чтобы снять стресс. Ещё я узнала, в каких местах города больше подают, и когда нужно сбежать, чтобы тебя не поколотили профессиональные попрошайки, узнала, как ездить в общественном транспорте без билета и где принимают стеклотару, а так же где эту стеклотару достать. Девчонки постарше, зарабатывали на еду другим способом, парни, кто посильнее и проворнее, занимались мелким разбоем, ну а мы мелкие крутились, как могли.
   Первый раз я попала в милицию за кражу в магазине, бабка "божий одуванчик" увидела, как я сунула в карман шоколадку и раскричалась на весь магазин, меня поймал охранник магазина и, отвесив пару оплеух, сдал милицейскому патрулю. Шоколадку у меня в карманах не нашли, меня в детдоме старшие мальчишки ещё в первые дни просветили, что лучше остаться голодной, чем оставить себе улики, так что я тихонько выкинула её ещё в магазине. Бабку тоже забрали в милицию, и ей пришлось писать объяснение, она потом пожалела, что решила вывести меня на "чистую воду", а я на неё даже не обиделась. Таких старух уже не переделаешь, они всю жизнь работали, а теперь живут на копейки и радуются, а ещё учат других, как нужно жить. А мне что делать, когда кушать хочется, что аж заснуть невозможно. Не телом же мне торговать, как делают старшие воспитанницы детдома, да и кроме педофилов на меня никто не клюнет, а с этими я встречаться не хочу. В участке меня продержали до полуночи и даже воды не дали, а потом отвезли в детдом, в этот день я легла спать голодной, но доброжелательность милиционеров запомнила.
   Второй раз меня задержали около ресторана, где я следила за одним бизнесменом, выполняя задание братков. Для чего это им нужно, догадывалась, но старалась об этом не думать, когда хочется кушать, мораль не уместна. Меня засекла охрана бизнесмена и позвонила своим бывшим коллегам. Следователь мучил меня до утра, все пытался узнать, кто меня послал, хорошо, что ударил всего пару раз, видимо боялся зашибить. Только он не учел, что назови я имя заказчика, жить мне останется менее суток, а жить я хотела. Не могу сказать, откуда появилась такая жажда жизни, но несмотря на то, что каждый день приходилось добывать себе пропитание, жить хотелось отчаянно. Утром следующего дня меня забрали воспитатели детдома, но на учет, как трудного подростка все-таки поставили, хотя какой я была подросток, мне на тот момент исполнилось всего 10 лет.
   Третий раз я попала в милицию случайно, меня загребли вместе с проститутками, которые стояли на точке и поджидали клиентов. Я в том парке просто сидела на скамейке и перекусывала батоном с водой, все, что удалось достать. Мне ночные бабочки не мешали, они тусовались в паре метров от меня, обменивались опытом, давали друг другу советы и громко смеялись, привлекая внимание, проходящих мимо мужчин. Патруль выскочил из кустов и сгреб не только проституток, но и меня. Никогда не думала, что я в своей убогой одежде на размер больше хоть немного напоминаю ночную бабочку. В участке нас всех вместе продержали почти до утра, а потом за мной опять приехали воспитатели из детдома. Но прежде чем я покинула это гостеприимное учреждение, мне пришлось посетить кабинет следователя, где он пытался узнать, не занимаюсь ли я проституцией. Странный он. Зачем ему эта информация? Даже если бы я и промышляла этим, то в моем возрасте была неподсудна ни по одной статье. Или он сам хотел мной воспользоваться? Вот только я себя трезво оценивала, тощая с острыми коленками с прыщами по всему телу, от недоедания и отсутствия витаминов, обыкновенная внешность и неровно обстриженные волосы. Волосы это первое, чего я лишилась в детдоме, меня обстригли в первый день, и теперь я ходила с мелкими кудряшками на макушке, которые торчали в разные стороны. На меня не каждый извращенец клюнет, так что с этой стороны опасности не было.
   А потом за мной пришел отец. Как же я радовалась! Думала, что мои мучения закончились. Нет, голода и холода я сейчас не чувствую, но одни проблемы ушли, а на смену им пришли другие. Отец не получил никаких бонусов за то, что служил в горячей точке, его место было давно занято и освобождать его никто не собирался. И отцу пришлось согласиться на то, что предложили и сейчас он разъезжает по военным частям и разбирается со случаями дедовщины и другими случаями членовредительства в армии. Так что папа постоянно в командировках, а когда появляется, то пьет горькую. Хорошо, что мозгов у него хватает оставлять мне деньги на хозяйственные нужды, и я теперь нормально питаюсь и одеваюсь. Приходилось учиться жить заново, и спасибо тете Ольге, она помогла мне освоиться, научила готовить, стирать, шить и даже мыть полы. Та же тетя Ольга отнесла мои документы в школу, представившись моей бабушкой, она же потом ходила на все школьные собрания и в конце года расписывалась в моих ведомостях по успеваемости. А с учета меня так и не сняли. Папаша мог бы, воспользуйся он своими корочками, но ему некогда, он лелеет свои обиды. Отец обижался и на родительницу, и на начальство и даже на меня за то, что я не понимаю его. А почему я должна его понимать? Мне самой досталось, но я ни на кого не обижаюсь, хорошо, что есть что поесть и что одеть. После лишений начинаешь ценить то немногое, что есть в данный момент. А ещё тетя Ольга учила меня рисовать, сама она окончила художественную школу, но художника из неё не получилось, и она всю жизнь проработала в школе учителем рисования. Не могу сказать, есть ли у меня талант, но технические приемы при изображении различных картин я усвоила хорошо. Сейчас я разрисовываю керамические кружки для одного предпринимателя, он потом обжигает их и продает, платит за работу копейки, но это мои копейки и я их заработала, хотя по документам у предпринимателя работает тетя Ольга, тот не решился взять несовершеннолетнюю.
   Глава 2
   - Дарина, - окликнула меня тетя Ольга, - там твой братец Алексей пришел вместе с другом, так что лучше из комнаты не выходи, они опять пить будут и песни полночи горланить.
   - Спасибо, что предупредили, тетя Ольга, буду сидеть, как мышка, да и не до меня им, сейчас выпьют бутылки три и уснут, мордовороты.
   Тетя Ольга взяла блокнот и села к окну, она тоже почти всегда рисовала, но только на бумаге и простым карандашом, говорила, что это её успокаивает. Опять взяв в руки кружку, я снова покрутила её и опять поставила на стол. И чего это братец опять решил напиться, ведь только недавно принимал горячительное или у них операция сорвалась?
   Братец Алексей появился в нашей жизни два года назад и плотно поселился в нашей с отцом комнате, хотя у него с матерью двухкомнатная квартира в городе. Он старше меня на 11 лет и после службы в армии пошел служить в ОМОН. Видимо его мать не смогла такого пережить, и пилила сына каждый день, вот он и сбежал к папаше. Его нисколько не смущало, что комната одна и что там живет девочка-подросток и что мы разнополые и мне нужно уединение. За годы проживания в нормальных условиях с нормальной пищей, я вытянулась и приобрела женские формы, прыщи с тела исчезли, спасибо таблеткам, который мне выписал знакомый доктор тети Ольги. Теперь я выглядела старше своих лет и вполне могла сойти за девушку 16 лет. Что-то быстро я повзрослела, спасибо детдому, он многому меня научил. Сейчас я могу врезать, если потребуется, а ещё я знаю много разных слов из уличного сленга, могу четко определить степень опасности и, самое главное, я знаю, что смогу подстроится под любые обстоятельства и выжить, чего бы мне это ни стоило. Если потребуется смогу переступить через мораль и совесть, но выживу. Эта уверенность далась мне очень тяжело. Уж лучше бы я не получала этот жизненный урок, живут же дети и никогда не сталкиваются с правдой жизни и неплохо живут. Хорошо, если все обойдется, и я смогу без последствий в будущем пережить этот год и семь месяцев, а то может мне ещё и аукнется этот "изумительный" детдом.
   Нужно работать, что-то сегодня я много думаю, на кухню сейчас не выйти. Пока братец с другом не напьются лучше у них перед глазами не мельтешить. Наверное, все, кто соприкасается с дном нашего общества, становятся психованными, а когда они ещё и выпивают, то все их психи вырываются наружу. Иногда брат такое творит, что волосы на голове шевелятся, как-то зимой он и его пара друзей, выбили все стекла, а потом спокойно уснули на полу. Хорошо, что холод быстро прогнал хмель и когда они проснулись, то начали искать, чем бы закрыть дыры. Как я тогда ругалась, просто не описать словами, правда окна они вставили в тот же день, новые и с толстыми стеклами, а папаша так и не заметил, что окна новые. Ему не до того, он приезжает из командировки, пьет и спит, потом опять пьет и опять спит и так до следующей командировки. А братец со своими товарищами уже порядком надоел и если сегодняшние посиделки закончится только песнями, то это будет очень хорошо. А ещё они сейчас сожрут весь ужин и придется готовить опять, но это не самое страшное, главное чтобы мебель не сломали или стекла не выбили.
   ***
   К полуночи все в квартире успокоилось, тетя Ольга уже легла спать, а я, дорисовав рисунок на последней кружке, решила принять душ и тоже лечь спать. Осторожно выглянув в коридор, я огляделась, из моей комнаты не доносилось ни звука, что было очень странно, обычно братец и друзья храпят как паровозы, а тут тишина. Завернув на кухню, я вымыла посуду, которую мой братец даже не удосужился поставить в раковину, нашел уборщицу, так и есть они все сожрали и даже куска хлеба не оставили, но готовить буду завтра, сейчас душ и спать, завтра нужно отнести кружки, получить деньги и взять новые для разрисовки.
   Не пройдя и пары шагов в сторону ванной комнаты, я была резко зафиксирована и прижата к стене. Я даже вскрикнуть не успела, как меня грубо приложили головой о стену и противный пьяный голос, обдавая меня запахом перегара, проговорил мне в ухо:
   - А вот и преступник, которого нужно жестко захватить и обездвижить....
   А дальше меня ещё раз ударили головой о стену, заломили руки и отработанным движением ноги, широко раздвинули мне ноги. От удара из носа пошла кровь, но утереть я её не могла, так как меня резко приподняли за локти и мне пришлось наклониться вперед, чтобы не получить вывих или того хуже перелом. И тут я закричала, мне стало так страшно, что я завопила как сирена, но сделала себе ещё хуже, меня ударили по ребрам, я услышала треск, и опять приложили лицом об стену. В слезящиеся от боли глаза ударил свет, кто-то зажег в коридоре лампочку, я увидела, как ко мне метнулась тетя Ольга, но её резко откинуло в стену и она, потеряв сознание медленно сползла по ней. От этой картины меня затрясло и я начала громко кричать, он бил по ребрам, я задыхалась от нехватки воздуха, глотала звуки, но кричать не переставала, эта пьяная тварь покалечила единственного родного человека.
   Сколько я голосила, не знаю, помню только, как трещали ребра от тычков, как сбивалось дыхание, и из горла раздавался хрип, и как выворачивали из суставов руки, а потом меня резко кинули на пол, и я услышала голос Алексея:
   - Ты чего друган, это моя сестра!
   Встав на колени, я быстро подползла к тете Ольги и нащупав на шее артерию приставила к ней два пальца, она была жива. Присев около неё, я начала осторожно ощупывать её голову, двигать женщину я боялась, а вдруг она ударилась позвоночником. Тетя Ольга открыла глаза и я вздохнула.
   - У тебя кровь, - прошептала она.
   - Сосуд в носу лопнул, - соврала я и, повернув голову, посмотрела на брата и его друга.
   Брат видимо протрезвел, чего не скажешь о его другане, который стоял и лыбился, в глазах полное непонимание того, что он натворил. Он же мог сломать мне ребра, нос, проломить голову, вывихнуть руки, он мог убить тетю Ольгу и, судя по взгляду, ему наплевать на нас мелких букашек, он бы прибил нас и пошел дальше. Разве может боец обращать внимание на такие мелочи, как увечья людей, главное выполнить задание.
   - Братец! - Громко сказала я, - собирай свои вещи и вали из этой квартиры, папаша оставил тебе и матери двухкомнатную квартиру, вот и живи в ней. Тупая башка, ты не понимаешь, что нам тесно в одной комнате и соседка не обязана пускать меня ночевать к себе, когда ты притаскиваешь своих отмороженных друганов. Она нам вообще ничем не обязана.
   - Вот как ты заговорила! - Воскликнул Алексей, - ты не забывай, что он и мой отец тоже.
   - Я помню об этом, только он не обязан кормить тебя до пенсии. Пора уже быть самостоятельным, а не сжирать ужин, приготовленный из его продуктов, - ответила я. - Ты ни копейки не даешь на еду, все пропиваешь, а жрешь как слон и даже не спрашиваешь, ужинала ли я. Я не твоя мать, чтобы готовить и обстирывать тебя, собирай шмотки и вали домой к мамочке, пусть она тебя кормит и терпит твои пьянки.
   - А что скажет на это отец, когда приедет? - Спросил Алексей.
   - Ничего, он даже не заметит, что тебя нет, папаша погряз в обиде, и заливает её водкой и ему все равно, есть кто рядом или нет, - ответила я и начала осторожно поднимать тетю Ольгу.
   Она уже отошла и даже попыталась подняться на ноги, пока мы с братцем препирались, нужно внимательно осмотреть её голову, сделаю это в комнате. А завтра я попрошу дедулю с верхнего этажа, и он сменит мне замки на входной двери и моему терпению есть предел.
   Алексей, развернулся и, подхватив своего друга, пошел в комнату, я же осторожно повела тетю Ольгу в её комнату. Посадив её на кровать, начала осторожно ощупывать её голову, нашла большую шишку, и быстро сбегав на кухню, принесла пакет с замороженным мясом.
   - Ты зря так с братом, - прошептала тетя Ольга, прикладывая пакет к голове.
   - Не зря, он прекрасно решил проблемы с матерью - чтобы не слушать её нотаций, просто переехал к отцу, вот только ни меня, ни папашу не спросил, хотим ли мы, чтобы его проблемы решались за нас счет.
   Тетя Ольга тактично промолчала, я видела, что она не согласна со мной, но в этот раз я считала себя правой и рада, что высказала все братцу. Не думаю, что братец поймет, да и хмель у него ещё не выветрился, хотя я уже давно поняла, что он недалекий человек. Рос пусть и не в полной семье, но был всегда обласкан, мать старалась заменить ему отца и решить все его проблемы. Он не научился решать свои проблемы, он просто избегает их и считает, что принял правильное решение. Вот только такой вариант решения не всегда приемлем, хотя братец и не пытается искать выход, он поступает как легче ему. Надоело слушать нотации матери, ушел к отцу, причем на все готовенькое, ужин приготовлен, белье постирано, почти как у родительницы и нотации никто не читает. Вот только он никогда не задумывался, почему я должна готовить и стирать для него. Я не его мама, и проблем у меня хватает, только кому они интересны... Иногда эгоизм мужчин вызывает стойкое отторжение и раздражение. Что отец, что сын из одного теста им наплевать на проблемы других, главное, что бы их проблемы были решены.
   Выйдя в коридор, я застала брата с большой сумкой в руке и его дружка, который до сих пор ещё не протрезвел и смотрел на него все такой же дебильной улыбкой.
   - Завтра я сменю замки, если застанешь трезвого отца, то добро пожаловать в гости, если нет, то дверь я тебе не открою. Уж извини братец, но свои проблемы с матерью решай сам, а не за мой счет, - сказала я.
   - И давно ты стала такой взрослой, сестренка? - Спросил братец, открывая дверь.
   - Как в детдом попала, так сразу и повзрослела. Там дети не выживали.
   - В детдом? - Удивился он.
   - А ты думал, где я была, пока отец был в горячей точке? И если бы не тетя Ольга, которая настояла на том, чтобы он забрал меня, и до сих пор бы там жила.
   - Отец солдат, он отдавал долг родине! - Громко заявил брат.
   - Ты у себя на работе патриотизм демонстрируй, а мне это ни к чему, поварихам в детдоме патриотизм не мешал тащить домой продукты, обворовывая нас. Им было наплевать на родину, они набивали животы и не думали ни о нас, ни о долге, - ответила я, - так что можешь передо мной тут никого не разыгрывать, я в такой грязи побывала за эти месяцы, что тебе домашнему мальчику и не снилось. И заметь, стресс водкой не заливаю, а стараюсь жить.
   - А ты отцу об этом не рассказывала? - Спросил Алексей.
   - И отцу все по барабану, он вернулся и окунулся в свою обиду, спасибо соседке, она показала мне, какая должна быть семья. Тебе братец этого не понять, тебя всю жизнь облизывали и берегли от её реалий, потому ты и не умеешь решать свои проблемы, - ответила я, - я все сказала, уходи, желаю тебе счастья и благополучия.
   - Как знаешь, - зло заявил он и, вытолкнув из квартиры друга, захлопнул дверь.
   Проверив замки, я пошла к тете Ольги, завтра вымою полы в комнате, переберу все шкафы, если братец оставил свои вещи, то отдам их бомжам, они постоянно мерзнут и хорошим вещам будут рады. Пора переехать в свою комнату, тетя Ольга человек пожилой, ей больше отдыхать нужно почему она должна под меня подстраиваться.
   В душ я все-таки попала, осмотрела свое лицо, синяки уже наметились, буду сверкать синей рожей, вот участковый обрадуется, будет, что в справке написать.
   ***
   Как я и предполагала, отец даже не заметил, что братец ушел жить к матери, он приехал через три дня и запил. Я же переехала в свою комнату. Пришлось объяснить тете Ольги свою позицию, я благодарила её за заботу обо мне, но она не должна подстраиваться под меня, ей нужно отдыхать, а не ждать пока я закончу разрисовывать кружки и лягу спать. А последствий силового захвата дружком брата, мне избежать не удалось, у меня были трещины в двух ребрах, ушибы внутренних органов и легкое сотрясение мозга. Пришлось два дня соблюдать постельный режим и пить таблетки. Отец после трех дней запоя опять отправился в командировку. В этот раз он оставил мне чуть больше денег, и я решила, что добавлю свои заработанные и куплю себе роликовые коньки, давно мечтала, научу кататься пока на улице тепло, тетя Ольга давно говорит мне, что нужно гулять, я же подросток и должна больше времени проводить на улице. Она права, гулять нужно, двигаться и поддерживать тонус мышц, чтобы в случае чего постоять за себя или убежать.
   ***
   Сегодня на улице дождь и я стою у окна и смотрю на подъездную дорожку. Сегодня в парк не пойду, в такую погоду на роликах не покатаешься. Буду сидеть дома и разрисовывать кружки, деньги не помешают. Тетя Ольга стоит у плиты и мешает кашу, на душе тоска, разговаривать не хочется, хочется лечь на кровать и заснуть.
   К подъезду подъезжает такси и из него выходит родительница, а я думала, что не узнаю её. С тех пор как она сдала меня в детдом, она даже во сне мне ни разу не снилась. Видимо мое детское сознание вычеркнуло её из памяти. Родительница быстро побежала к подъезду, а я смотрела на отъезжающее такси. Раздался звонок в дверь, а я даже не дернула ни одной мышцей, так и смотрела в окно.
   - Нужно открыть дверь, - сказала тетя Ольга.
   - Нет, дверь открывать не будем, - твердо заявила я, - там моя блудная родительница, решила проведать бывшего мужа, отца нет, так что открывать дверь не будем.
   - А почему ты решила, что она решила проверить именно его, может она пришла к своей дочери, - спросила соседка.
   - У неё нет дочери, как у меня, нет матери, - ответила я.
   - Ну разве так можно? - Спросила тетя Ольга.
   - Можно спустить её с лестницы, но я буду благоразумной и просто не открою дверь.
   - Ну как знаешь, все-таки она твоя мама, - сказала тетя Ольга.
   - Была когда-то, - прошептала я.
   Родительница выскочила из подъезда и начала глазами искать окна нашей комнаты, она отчетливо видела меня, стоящую у окна. Я не стала прятаться, пусть знает, что ей здесь не рады. Видимо до неё дошло, кого она видит в окне и она, достав из сумки зонтик, раскрыла его и быстро пошла на автобусную остановку. Все. Больше не придет, вот и хорошо, а то желание спустить её с лестницы может победить.
   Глава 3
   Два года спустя. Дарина.
   Захватив со стола рецепты, я махнула рукой тете Ольги и выскочила за дверь. Сначала в аптеку, а потом на работу за деньгами, вчера позвонила бухгалтерша, а по совместительству сестра предпринимателя и сказала, что я могу приехать. Я все так же разрисовываю кружки, да и вообще в моей жизни за два года почти ничего не изменилось. Братец Алексей не приходил, видимо, папаша стал не нужен ему, как только я отказала в койке. Отец все так же в командировках и в запое, только тетя Ольга сильно сдала. Сейчас она практически не выходит из дома, ноги отказывают, боится, что упадет и не поднимется, хотя по дому ходит и даже пытается готовить еду. Я научилась делать уколы, компрессы и даже освоила массаж, но болезнь не победить. Можно немного замедлить её развитие, но совсем она не отступит. Я за два года выросла и окончательно округлилась, выгляжу не на свои 16 лет, мне спокойно можно дать лет восемнадцать или, если присмотреться, семнадцать. Ростом меня природа не обидела, для девушки я довольно высокая 180 сантиметров, грудь и попа имеется, но лишних жиров на теле не наблюдается, да и мышцы я держу в тонусе, роликовые конки летом практически не снимаю, а зимой почти всегда хожу пешком, только в крайнем случае пользуюсь общественным транспортом. В школе учусь нормально, но звезд с неба не хватаю. Куда пойду после школы не знаю, пока ещё об этом не думала.
   Остановившись около аптеки, я вытащила из сумки рецепты, пересчитала их, посмотрела, все ли захватила и, удостоверившись, что все бумаги взяла, толкнула входную дверь. Быстро куплю лекарства и на работу пока в бухгалтерии обед не начался.
   ***
   Спрятав деньги в потайной карман сумочки, я попрощалась с женщинами из мастерской и уже направилась к выходу, как раздался звон стекла и противный голос завопил:
   - Всем стоять работает ОМОН!!!
   До меня ещё не дошел смысл слов, как меня грубо прижали к стене, и навалилось тяжелое тело, руки мне вывернули и зафиксировали за спиной и ещё не слабо приложили по ребрам.
   - Да твою же мать! - Воскликнула я, - ещё минута и меня бы здесь не было!
   За свои слова я получила ещё один тычок под ребра и предпочла заткнуться. Ну спасибо доблестным органам за науку, преступника они поймали. Молодцы! Вот только за меня им медаль не дадут. Видимо мой работодатель перешел кому-то дорогу и на него состряпали дело или его маленький бизнес прикрытие, а на самом деле он просто наркобарон или сутенер или ещё кто-то. Такое в наше время часто встречается и я об этом ещё в свои 10 лет знала, когда на улице обитала, пытаясь кусок хлеба достать. Улицы полны слухов и разговоров. Не всегда это пустой треп, можно много нового о жизни граждан узнать.
   Пока я размышляла, чужая рука начала путешествовать по моему телу, сначала она сжала мою грудь, потом огладила мне бока и бедра, залезла между ног и когда мне задышали в ухо, я не выдержала.
   - Убери свою конечность извращенец! - Закричала я, - я тебе не помидор на базаре, чтобы меня ощупывать! И пасть свою от моего уха убери, нечего его своими ядовитыми слюнями пачкать!
   Меня резко развернули, и мои глаза оказались напротив очень знакомых глаз, которые прищурились в прорезе маски. Глаза брата Алексея я узнала сразу, смеется гад, ну ничего, пару тычков в ребра я выдержу, а синяки заживут.
   - Что братец, сука улыбаешься, думаешь, маску нацепил, так я тебя не узнаю. Что же ты отца-то за два года ни разу не навестил, а кричал, что он тоже твой отец? Или не нужен стал папаша? Два года его харчи жрал, спасибо не говорил, а теперь и вообще забыл?
   И тут я увидела пожилого мужчину в дорогом костюме и с портфелем в руках, который видимо, направлялся в кабинет работодателя. Не знаю, кто это был, адвокат или прокурор, но я решила использовать свой шанс выбраться отсюда.
   - Мужчина помогите мне! - Закричала я, мужик обернулся и найдя меня глазами, остановился, - этот меня ощупал как б...ь, а мне только 16 лет и вообще я здесь работаю, мне противно, он ещё и дышит мне в ухо.
   - Что же ты работаешь раз тебе только 16 лет? - Спросил ещё один боец, подойдя ко мне.
   - А это законом не запрещено, - твердо заявил мужчина с портфелем и сделал два шага ко мне, - отпустите несовершеннолетнюю.
   Но отпускать меня не собирались.
   - С такой фигурой нужно не кружки выпускать, - прошептал на ухо, извращенец, который держал меня.
   - Ты ноги раздвигать своей сестре посоветуй, а я деньги привыкла руками зарабатывать! - Воскликнула я, а боец, не стесняясь мужчины с портфелем, резко ударил меня кулаком в печень.
   Я заскулила, и меня согнуло пополам, больно, перед глазами поплыли красные круги, и тут я услышала, как закричал мужчина:
   - А ну прекратить произвол! Посадите девочку на стул и дайте ей воды.
   Меня наконец-то отпустили и, подвинув стул, резко усадили на него, от этого движения у меня вспыхнуло в глазах, и я закричала:
   - Да чтобы ты сдох извращенец! Больно!
   Меня осторожно похлопали по щеке, мужчина наклонился ко мне и заглядывал в глаза.
   - Заявление писать будешь? - Спросил он, - я адвокат, обещаю, что дам ему ход.
   - Буду, - ответила я и услышала, как матерился брат.
   - Пусть сидит здесь, а если узнаю, что вы дотронулись до неё, то вашему начальству не поздоровится, у неё и так все тело в синяках от ваших методов работы, так что справка о побоях будет впечатляющая.
   Мужик ушел, а я закрыла глаза, смотреть на эти рожи в масках не хотелось, а тело болело немилосердно.
   - Дарина, воды хочешь? - Услышала я голос брата.
   - Из твоих рук ничего не возьму, вдруг отравишь, - ответила я и открыла глаза.
   Братец и ещё один омоновец, видимо их командир стояли рядом с моим стулом, больше никого рядом не было, видимо все ушли в соседнее помещение.
   - Ты серьезно собралась писать заявление? - Спросил братец.
   - А ты думал, я шучу? Я от ваших органов ничего хорошего не видела, ни в детстве, ни сейчас, а работодатель хотя и платил мне копейки за работу, но делал это вовремя.
   - Он же бандит! - Воскликнул братец.
   - Это никто не доказал и не тебе об этом судить, - ответила я, - бандиты нас голодных детдомовцев часто подкармливали, а вот в полицейском участке мне даже воды никогда не давали, не считали нужным.
   - Ты из детдома? - Спросил второй боец, который внимательно прислушивался к нашему диалогу.
   - Я была там год и семь месяцев, прошла хорошую школу жизни, так что знаю, кто чего стоит, - ответила я, - отвалите от меня, все тело болит, а мне ещё работу искать нужно, я так понимаю, моего работодателя прикрыли?
   - Еще неизвестно, адвокат у него уж больно крутой, что наводит на определенные мысли, - ответил брат.
   - Так вот ты чего такой добрый стал, адвоката крутого узнал, и сразу у тебя родственные чувства взыграли, с чего бы это?
   Ответить брату не дал мужчина с портфелем, он подошел ко мне и осторожно взял меня за локоть.
   - Пойдем побои снимать, я тут уже все закончил, - тихо сказал он и окинул бойцов внимательным взглядом.
   Осторожно встав, я направилась к выходу, у самого крыльца стояла шикарная машина и молодой водитель уже открывал нам с адвокатом двери. Хорошо, адвокаты живут, бандиты за свободу дорого платят. Мы сели в машину, но отъезжать не собирались, адвокат чего-то ждал, поглядывая на часы. Через несколько минут начали выходить омоновцы, они быстро запрыгивали в большую машину с темными стеклами, и когда машина отъехала, водитель завел двигатель. А адвокат моего работодателя отстоял, не вывели его в наручниках. Только это ненадолго, не получилось сейчас, получится позже, злить наши органы нельзя, они любыми способами своего добьются.
   - Куда тебя подвезти? - Устало спросил адвокат, поворачиваясь ко мне.
   - На перекрестке остановите, я живу недалеко, - ответила я. Что заявление о избиении - это была страшилка для омоновцев, я поняла сразу, адвокату не до моих синяков, он не будет заниматься такой мелкой сошкой, как я.
   - А взгляд у тебя не шестнадцатилетнего подростка, - сказал адвокат, разглядывая меня, - кто-то из родителей погиб?
   - Родители все живы и здоровы, вот только несмотря на это, я успела побывать в детдоме, правда недолго, но впечатлений на всю жизнь хватило, - ответила я, - работу я потеряла, теперь нужно искать другую. Жаль, здесь хоть и платили копейки, но можно было совмещать её с учебой.
   - Возьми визитку, - сказал адвокат и протянул мне прямоугольник, - моей конторе требуется работник для мелких поручений, бумаги отнести, в магазин за кофе сбегать, кофе сварить, канцелярские товары купить, так по мелочи. Ты молодец, не испугалась омоновцев, вон какой цирк устроила и побоев не побоялась.
   - Чему быть тому не миновать, - ответила я и взяла визитку, - когда можно будет позвонить?
   - Я предупрежу секретаря, приходи завтра утром, она тебя оформит, - ответил адвокат.
   Машина в это время остановилась на перекрестке, я попрощалась и вышла. Нет худа, без добра. Хоть тело болит сильно, но ничего сейчас приду домой и отлежусь.
   Два месяца спустя.
   Сентябрь выдался солнечным и теплым, что очень необычно для нашего климата. Сегодня мне нужно было доставить бумаги в пару адресов, но главное мое задание прибыть в парк к определенному времени и отдать бумаги человеку в машине, номер которой меня заставили выучить наизусть.
   Меня действительно приняли в адвокатскую фирму, хотя адвокатской её можно назвать с большой натяжкой, в одном здании, под одним названием работали и риелторы, и адвокаты, и нотариусы и даже торговые агенты. Эдакая сборная солянка. Не скажу, что работы у меня было много, но иногда я сильно уставала, мотаясь по трехэтажному зданию, как заведенная. То кофемашину нужно заправить, то воду в бутылках купить и набить ею холодильники, то цветы полить, а ещё были принтеры и ксероксы, которые съедали огромное количество бумаги, и нужно постоянно их заправлять. Я помогала в архиве, упаковывала коробки, а потом возила их на специальной тележке в подвал и самое суетливое, это варить кофе для начальства. Уж очень вкусы у него необычные, кому нужно соль добавлять, кому сахар, а кому и корицу, вот попробуй запомни, кто какой кофе пьет в это время дня. Я быстро нашла общий язык с секретаршей Ксенией, женщиной чуть за тридцать, нарисовала её портрет и она в благодарность поделилась со мной некоторыми секретами быта. Хорошо, что от меня не требовали соблюдать дрес-код, а то бегать по этажам в короткой юбке и на каблуках очень неудобно. Все ходили согласно правилам - деловые костюмы, юбки одинаковой длины, светлые однотонные блузки, жакеты и туфли на каблуках, одна я выбивалась из общей массы, своими джинсами, яркими футболками или вязаными свитерами. Никто меня не контролировал, во сколько я пришла и во сколько ушла, главное чтобы работа была сделана, а платили здесь больше чем на прежней работе, хотя и беготни много. Разнеся бумаги по адресам, я направилась в парк, нужно отдать последнюю корреспонденцию и домой, хорошо, что сегодня я захватила с собой роликовые коньки, так быстрее справлюсь. До встречи в парке оставалось ещё 15 минут, и я решила покататься по дорожкам. Такое необычное задание, по меркам нормального человека, у меня не впервые, я уже несколько раз отдавала бумаги шоферам, которые ждали меня на заправках или у супермаркетов, так что я даже не удивилась, когда мне назвали марку, номер машины и место, где я должна передать бумаги. Ничего противозаконного я не делала, бумаги были в прозрачном пакете, и можно было прочитать, что я передаю. Я же, как порядочная, прочитала только первое слово, это был договор, а дальше я не стала вчитываться, это не мое дело, а уж что там написано между строк, меня совсем не касается. У адвокатской конторы клиенты разные, но простых граждан не наблюдается, все либо богатые, либо знаменитые в определенных кругах и, засунь я свой нос в бумаги, неизвестно дожила бы до совершеннолетия. Я придерживалась принципа, меньше знаешь, дольше проживешь. А ещё я уверена, что "хитрый лис", Георгий Никанорович, а так звали того адвоката, который вытащил меня и предложил работу в его фирме, не стал бы передавать со мной, документы, порочащие его фирму. Для этого существовали другие каналы, и если до сих пор его контора функционирует, значит, он прекрасно умеет заметать следы. Отбросив эти ненужные мысли, я медленно ехала по дорожкам и наслаждалась осенней листвой, красиво, листья на деревьях ещё не все пожелтели, встречались деревья, где листва была ещё зеленой или наполовину желтой. Когда ещё увидишь такое буйство красок.
   И тут кусты зашевелись и я увидела темную маску с прорезями для глаз, омоновцы и что они делают в парке? Неужели охраняют покой граждан? А не за хозяином ли машины, они охотятся, странно все это? Посмотрев на часы, я прибавила скорость, до встречи в парке оставалось несколько минут. Подъехав к машине, я кинула бумаги в открытое окно и сказала только одно слово:
   - ОМОН!
   Машина резко стартанула с места, а я поехала в сторону дома. Не мое это конечно дело, но я все-таки предупредила клиентов адвокатской фирмы, не потому, что я сочувствовала им, а потому что до сих пор вспоминала свою последнюю встречу с омоновцами. Раз уж они так лоханулись, и я их увидела, так пусть побегают за машиной и не уверена, что они её догонят, тачка была что надо.
   Я только выехала за ворота парка, как меня резко сбили с ног, а потом схватили и затащили в машину. Меня бросили на пол машины, грубо и с силой, приземление было жестким, но я сдержала стон. На сиденьях сидели несколько омоновцев в масках и мой ненаглядный братец Алексей, который снял свою маску и ехидно улыбался мне.
   - Ну ты попала Дарина! - Ухмыльнулся он.
   - Желаешь освободить для себя жилплощадь, тебе тесно в двухкомнатной квартире с мамашей, решил и мои метры захапать? Что, водить домой придурочных дружков мама не разрешает?
   - Закрой рот! - Гаркнул братец.
   - Пошел ты! - Ответила я и попыталась подняться, но мне на плечо опустился тяжелый ботинок, понятно, ехать придется лежа на холодном полу, ну у нас же все для граждан...все удобства для них.
   - Убери ногу! - Услышала я грозный голос и ботинок с моего плеча убрали.
   А этот голос мне знаком, это командир отряда, он разговаривал со мной тогда, вот только глаза я его не запомнила, тело слишком болело, не до гляделок.
   - Садись Дарина, - сказал он.
   - Спасибо, мне и на холодном, грязном полу удобно, вы же всегда действуете в интересах граждан, значит, мне так будет лучше.
   - Не ехидничай Дарина, - сказал он, - сядь нормально.
   - Отвали, - ответила я.
   Мы приехали довольно быстро, но я прочувствовала своей спиной все неровности нашего асфальта. Дверь открылась, и меня резко дернули за ноги, и тут я не сдержалась и застонала, больно....
   - Как же ваши женщины вас выносят, вы же просто дикари, - простонала я.
   Братец подхватил меня за локоть, и я поехала к крыльцу, на ступеньках вышла заминка, все-таки на роликах неудобно подниматься, а в коридоре я передвигалась, как черепаха, старый рваный линолеум никак не способствовал быстрому передвижению. А ещё сильно болела спина и я нисколько не пожалела, что предупредила клиента фирмы, пусть омоновцы локти кусают.
   Меня завели в кабинет и посадили на стул, молодой следователь окинул меня злым взглядом и опять уткнулся в бумаги.
   - Может, я все-таки сниму ролики? - Спросила я, - а то у вас полы не приспособлены для такой обуви.
   - Переобувайся, - милостиво разрешил следователь, не отрываясь от бумаг.
   - Благодетель, - пробурчала я и, достав из сумки кеды, начала снимать роликовые коньки.
   Как только я переобулась и связав ролики, прикрепила их на сумку, следователь поднял на меня глаза и буравя меня злым взглядом задал вопрос:
   - Кому ты должна была передать документы?
   - А спросить меня имя и возраст, вы гражданин следователь не хотите? - Спросила я, проигнорировав его вопрос.
   - Это я и так узнаю, я хочу знать ответ на другой вопрос! - Воскликнул он и даже привстал на стуле.
   А дальше я отключилась от действительности и только смотрела, как молодой и судя по его поведению психованный следователь брызгая слюной и комкая бумаги пытался разъяснить мое будущее. По его словам получалось, что я чуть ли не глава мафии, или наркокартеля, просто супербандитка и по мне чуть ли не виселица плачет. И все это только за то, что я передала какие-то договоры. Ну я и наворотила дел, это же ужас какой-то! И чего только извращенная фантазия следователя не придумала, он бы меня ещё в убийстве президента США обвинил. Просто поверить не могу, что это все я совершила. Но ему виднее, раз говорит, что я, значит так и есть.
   А следователь все заводился и заводился и вот он уже приподнялся и занес руку, но ударить ему не дал голос Сергея, молодого адвоката из нашей фирмы:
   - А вот это уже серьезная статья, - грозно сказал он, входя в кабинет, - незаконное задержание несовершеннолетней, допрос без родителей, а ещё и избиение...
   - Я её не бил! - Воскликнул следователь и резко сел на стул.
   - А то, что меня грубо бросили на железный и грязный пол машины, и везли как барана, это избиением не считается? - Спросила я.
   - Считается, - ответил Сергей, - какие претензии к Дарине?
   - Она предупредила подозреваемого, - ответил следователь.
   - У вас есть показания свидетелей? - Спокойно спросил Сергей, - я желаю с ними ознакомиться.
   Следователь пожал плечами, а Сергей, подойдя ко мне, протянул руку.
   - Пойдем, я отвезу тебя в травмпункт, будем снимать побои.
   Осторожно встав, я пошла за адвокатом, следователь возражать не стал, а я думала, откуда в нашей конторе узнали, что меня повязали. Что-то они очень быстро адвоката прислали?
   Когда мы отошли от участка на достаточное расстояние, я спросила Сергея:
   - В конторе информатор и меня использовали, чтобы его раскрыть?
   - Умная девочка, - ответил Сергей.
   - А если бы эти придурочные меня инвалидом сделали? Я просто случайно увидела их, и вообще могла не предупреждать или мои бумаги были пустышкой и за рулем сидел такая же приманка, как и я?
   - Но все же обошлось, - улыбнулся Сергей, - а Георгий Никанорович тебе премию выпишет на лекарства.
   - Надеюсь, что денег хватит на хорошие лекарства, но больше не нужно меня использовать в таком качестве, - ответила я.
   - А больше и не понадобится, сейчас в конторе останутся только проверенные люди, и Георгий Никанорович больше не будет доверять рекомендациям, даже проверенных друзей, - ответил Сергей, - тебя до дома довезти, у меня машина на стоянке у магазина.
   - Нет, доковыляю, как-нибудь сама, подумать нужно. Я не думала, что в адвокатской конторе могут кипеть такие шпионские страсти.
   - Я думаю, что ты сделаешь правильные выводы, ты девочка умная, тебе вообще ничего не грозило, ну кроме неадекватных омоновцев, - ответил Сергей и, махнув мне рукой, направился к машине, я же свернула во двор.
   Выводы я сделала правильные, валить нужно из этой конторы, но сначала найти другую работу, а учитывая мой возраст и учебу в школе, это будет проблематично, но постараться нужно.
   Глава 4
   Год спустя. Дарина.
   Через полгода мне будет 18 лет, жду не дождусь своего совершеннолетия. Это решит многие мои проблемы. Как печально осознавать, что пока ты не достиг этого возраста, за тебя могут решать твои родственники, а что эти решения могут тебе не понравиться, никого не интересует. Тетя Ольга умерла месяц назад в больнице, как ни просила она меня не вызывать скорую, мол само пройдет, я не послушалась, но видимо долго поддавалась её просьбам. Скорая помощь соседку до больницы довезла, и она была в сознании ещё два дня, а потом скончалась. Я собрала все свои деньги и достойно проводила её в последний путь, оградку и памятник на могилу я тоже заказала, установлю, как только пройдут дожди и земля высохнет. Свою комнату она завещала мне, и я смогу распоряжаться ею, как только мне исполнится 18 лет, вернее после достижения совершеннолетия уже никто не сможет даже рот на неё раскрыть. Отец нашел себе женщину и собирается переезжать к ней в другой город, ждет только перевода, я её не видела, но мне даже стало интересно, кто на моего папашу запойного алкаша и обиженного на весь белый свет позарился, неужели женщина не видит, что он из себя представляет. Сломаться и отчаяться из-за того, что его бросила молодая амбициозная жена. Неужели за столько лет жизни он не понял, что моя родительница из себя представляет? Если не понял, то он слепой и недальновидный, а гробить себя из-за такой недостойной бабы, это проявлять слабость и мягкотелость. Хотя может потому он и поддался ей и ушел из семьи, что всегда был таким. Правда, сейчас папаша запивать перестал, мы даже с ним нормально поговорили, он сказал, мне, что переводится на другое место службы и ему сразу предоставляют хорошее жилье и он оставит эту комнату мне. Папаша сам начал этот разговор, я девушка скромная, мне и тети Ольгиной комнаты хватит. Про сына Алексея отец не спрашивал, оговорился только, что у того жилплощадь есть, он как ответственный отец позаботился об этом ещё тогда, кода разводился и поэтому комната будет принадлежать только мне. Ну спасибо родителю. Я даже прощу ему то, что он продержал меня в детдоме лишних три месяца, все решал забирать меня оттуда или оставить до совершеннолетия. Нет, я не злопамятная, но этот момент запомнила, три месяца в социальном заведении, это целая жизнь, тяжелая, голодная и холодная, а он думал, сомневался, прикидывал, стоит ли вообще забирать дочь. Одно хорошо, что после детдома мы с ним виделись крайне редко, а то начни он меня воспитывать, я не сдержалась бы и высказала ему все, что о нем думаю. Может это и хорошо, что не высказала, он так и не понял, почему мы с ним чужие люди. Нас ничто не связывает, те детские воспоминания, когда мы жили ещё семьей, из моей памяти стерлись, а вот месяцы, проведенные в детдоме, я помню очень отчетливо. Каждый голодный день могу описать, а потом была пьяная физиономия отца, брат с друзьями, напивающиеся до зеленых чертиков в глазах, их пьяные выходки и единственная женщина, которая отдала мне любовь и нежность. Жаль, что тетя Ольга так рано ушла мне её так не хватает, она была моим спасательным кругом.
   Из адвокатской фирмы я ушла, не сразу, пришлось побегать и поискать работу. Георгий Никанорович отнесся к моему увольнению с пониманием, я только сказала ему, что подумала и решила больше не дергать за усы правоохранительные органы. Он тогда улыбнулся и ответил, что я умная девочка, и он никогда не сомневался во мне, так мы и расстались, без взаимных претензий, но каждый из нас знал, что желательно нам больше не встречаться. Сейчас я работаю в небольшом цеху, делаю из разноцветного стекла витражи, они нынче в моде и богатые люди оформляют ими свои дома и даже квартиры. Работа тяжелая, руки постоянно в порезах и царапинах, все-таки стекло материал травмоопасный, но я не жалуюсь. Через четыре месяца окончу школу и переведусь на полный рабочий день. Сейчас я работаю по документам тете Ольги, работодатель знает, что она умерла, но молчит и уволится, не предлагает, работы много, заказы расписаны на два месяца вперед и поэтому он закрывает глаза на мой возраст и мое фиктивное трудоустройство. Что буду делать после школы, не знаю, все зависит от того, как сдам экзамены, дальше продолжать учебу обязательно нужно и работать тоже нужно, отец переедет к женщине, и не будет присылать денег, он и так мне комнату оставляет. Долг отцовский выполнил сполна, это он так считает, я же свои мысли держу при себе, все могло сложиться гораздо хуже, я могла до сих пор жить в детдоме или меня бы уже не было на свете, жизнь сироты стоит дешево.
   Выключив чайник, я налила в кружку кипяток, сейчас заварю себе успокоительных травок и спать, завтра в школу и на работу, уроки я делаю на переменах и на других менее значимых уроках, после школы съедаю приготовленный утром бутерброд, выпиваю кефир и быстро на работу, сколько сделаю за столько и заплатят, так что я не трачу времени на уроки или на другие занятия, денег пока хватает, но папаша скоро переедет и мне придется рассчитывать только на себя.
   В дверь позвонили и кто это так поздно? Отец сейчас в командировке, приедет только завтра, Алексея я не видела с той памятной встречи в парке. Он и с отцом не общается, хотя тот упоминал, что сынок до сих пор не женат и мамаша его все ещё пилит, за то, что он выбрал такую опасную профессию, даже отцу звонила, просила с ним поговорить. Папаша отмахнулся, сказал, что сын взрослый и пусть живет, как знает, а он в его жизнь влезать не будет. Родитель прекрасно устроился, на сына ему наплевать, на меня наплевать, заделал детей, а как они живут и чего от жизни хотят, знать не желает.
   За дверью оказался пожилой мужчина и молодой парень лет 25 пяти, судя по одежде и часам люди небедные. Пожилой мужчина уставился на меня, как на привидение, несколько минут смотрел и даже не моргал, будто увидел что-то необычное, а вот парень, окинув взглядом, только усмехнулся.
   - В квартиру пригласишь? - Спросил мужчина.
   - Если только на кухню, - ответила я, - добрые гости так поздно не приходят.
   - Ну почему так мрачно, - улыбнулся мужчина и прошел в указанную ему дверь, он удобно устроился на стуле, положил свою барсетку на колени и начал осматриваться.
   Парень тоже скромничать не стал, а сел за стол и, подвинув себе кружку с заваренной травой, втянул воздух.
   - Там успокаивающий сбор, если хочешь, можешь выпить, - сказала я.
   - Воздержусь, - ответил он и опять ухмыльнулся.
   - Я так понимаю, ты Дарина, - начал разговор мужчина, - а меня зовут Никита Петрович, а этот молодой человек, мой племянник Антон.
   - Мы уже встречались? - Уточнила я.
   - Лично нет, но я про тебя знаю давно, я муж твоей матери, - ответил Никита Петрович.
   - Ух ты как интересно! - Воскликнула я, - и с чего вдруг вы решили свести со мной личное знакомство? Когда на моей родительнице женились, я вам была не нужна, а теперь решили познакомиться?
   - Вот смотрю и думаю, что зря тогда тебя не забрал, ты девонька красоткой выросла и рост и фигура и физиономия хоть куда, а своди тебя в салон, так потом от мужиков отбивать придется. Не думал я, что ты свою мамашу переплюнешь, обычно на детях природа отдыхает.
   - А вот этот разговор мне уже очень не нравится, - зло сказала я, - тебя дяденька я не виню, ты не обязан о чужом ребенке заботиться, но ты сделал родительнице очень заманчивое предложение, и она не смогла устоять и даже материнский инстинкт её советь не расшевелил. Но и я не обязана тебя любить или хотя бы уважать, так что либо ты говоришь, зачем пришел, либо просто проваливаешь из квартиры.
   - А ты не боишься.... - грозно прошипел мужчина.
   - Не боятся только дураки, я много чего боюсь, но с вашей стороны мне ничего не грозит, связать мою смерть с вашим семейством сможет даже следователь стажер, мамаша является прямой наследницей, а недвижимость в нашем городе и даже в этом пригороде стоит недешево. И ещё я уверена, что мою родительницу вы уже прекрасно изучили, и стоит на неё чуть надавить, она сдаст вас с потрохами, спасая свою шкуру. Так что в ваших интересах сделать так, чтобы я жила долго и умерла своей смертью от старости.
   Парень засмеялся, откинув голову, он заржал, как конь и даже слезы на глазах выступили.
   - Умная девочка, - ухмыльнувшись, ответил Никита Петрович, - звезд с неба не хватаешь, хотя с такой внешностью могла бы жить лучше, чем твоя мамаша в эти годы.
   - Дядя, ты на её руки посмотри, - сказал Антон, - она деньги привыкла зарабатывать, а не получать за оказанное удовольствие. Разве у её мамаши такие руки, её ногтями можно замки вскрывать, а работать с ними невозможно.
   Я опустила взгляд на свои руки, ну да, в порезах и царапинах, а ещё опухшие и покрасневшие, сегодня много работали с кислотой, от её паров у меня руки опухли и покраснели, нужно не забыть смазать их специальной мазью, а то завтра ещё хуже будет.
   - Вот по поводу недвижимости я и пришел, - минуту спустя, сказал Никита Петрович, - не хочешь продать одну комнату, я хорошо заплачу.
   - Вы родительницу отселяете?
   - Я развожусь с ней и мне нужно купить жилье, квартиру она не заслужила, а вот комнату я так уж и быть ей куплю, - ответил он.
   - За столько лет и не заслужила. Даже недорогие проститутки столько лет, раздвигая ноги, могут купить себе квартиру, если конечно их не убьют наркотики или садисты клиенты, а мамаша столько лет исправно выполняла супружеский долг и даже на квартиру не заработала? Я, конечно, знаю, что все бизнесмены жадные, но отказать своей бывшей жене в маленькой отдельной квартире, это просто верх жадности.
   - Если бы она только передо мной ноги раздвигала, - тихо пробормотал он.
   - Так тут замешано мужское эго, - сказала я, - а что так? Родительница баба не глупая, и если уж пошла налево, значит, денег на булавки не хватало. Она только ради презренного металла могла пуститься во все тяжкие. Вы, дяденька, когда мамашу в ЗАГС звали и условия ей ставили, не подумали, что если она ради денег ребенка в детдом сдала, то мужика ради денег она быстро кинет?
   - Это история долгая, вспоминать я её не хочу, и не думаю, что она тебя интересует, - ответил Никита Петрович, - я хотел купить твою комнату, пусть родительница рядом с тобой поживет, может у неё совесть проснется.
   - Второй раз подлянку сделать хотите? Я вроде ничем перед вашим семейством не провинилась. Или виновата в том, что родилась? Мне родительница под боком не нужна, я её видеть не хочу до самой смерти.
   - Знаю, что ты ей дверь не открыла, она два дня потом успокоиться не могла, все ходила и на тебя шипела, - сказал Никита Петрович, - все никак не могла понять, как ты могла так с ней поступить? И кто тебя так воспитал и настроил против неё.
   - Я хотела её с лестницы спустить, но проявила благоразумие и просто не открыла дверь, - тихо ответила я, - а воспитал меня детдом и улица, в одном она права не она меня воспитывала, хотя руку к моей злости приложила. Комнату я не продам, мне выгоднее сдавать её и получать доход каждый месяц.
   - А ты злая, - сказал Антон.
   - Недобрая, школу жизни прошла хорошую, не все можно простить, хотя прощать нужно, - ответила я, - Зря пришли господа бизнесмены.
   - Знал, что зря приеду, - ответил Никита Петрович.
   - А зачем ехали?
   - Если честно, то хотел посмотреть на тебя, думал, неужели и ты такой же стервой уродилась?
   - Даже если и так, я вашу семью не потревожу, наши жизни, как параллельные прямые никогда не пересекутся.
   - Не зарекайся девонька, жизнь штука сложная и математические законы не всегда срабатывают, - ответил Никита Петрович, поднимаясь со стула, - пойдем Антон, беседа была познавательной, а главное я понял, что в этой семье только одна меркантильная стерва.
   - Не скажу, что была рада вас видеть, - ответила я и открыла входную дверь.
   Бизнесмен ухмыльнулся и, кивнув мне головой, вышел, а вот Антон остановился напротив меня и, обхватив меня за талию, прижал к своей груди. Я не стала вырываться, он сейчас уйдет, видимо это был прощальный порыв самца, парень красив, а я никак на это не отреагировала.
   - Тебе когда 18 исполнится? - Тихо прошептал он мне на ухо.
   - А ты не знаешь?
   - Знаю, а спросил потому, что не могу придумать, как начать разговор.
   - И не начинай, я с вашей семьей дел никаких иметь не хочу, гнилые вы бизнесмены за выгоду родных продадите, - ответила я, и, отстранившись, указала Антону на дверь.
   - Как знаешь, - фыркнул Антон и вышел за дверь.
   Я может, многого не знаю, но о многом догадываюсь. И то, что Никита Петрович приложил руку к моему скорейшему заключению в детдом при живых родителях, и то, что у меня в детдомовских документах родители не значились, я узнала через три месяца после моего туда приезда. Так что я лукавила, когда говорила, что зла на бизнесмена не держу, ненависти я к нему не испытывала, он избавился от проблем, и мои чувства его не интересовали. Но кто позволил ему играть жизнью чужого человека? Или он думал, что деньги сделали его всемогущим и он может единолично решать, как жить другим. Тетя Ольга всегда говорила, что нужно простить и отпустить своих обидчиков с миром. Я же считаю, что прощать можно не все, это бог прощает всем покаявшимся, а я человек и мои обидчики не раскаялись. Мстить я не собираюсь, но улыбаться им и делать вид, что все хорошо, не намерена. А ещё мне нужно посетить Георгия Никаноровича и пусть он проверит все мои бумаги на недвижимость и другие документы, пусть по старой дружбе и естественно за вознаграждение сделает мне такие документы, чтобы ни мамаша, ни братец Алексей к этим комнатам близко не подошли. Бизнесмен хотя и сделал вид, что принял мое решение, но я ему не верю, от его семейки смердит гнилью за километр. Мамаша его обидела, и он не горит желанием делиться, с ней своими деньгами, а обидеть меня ему совесть позволит, в первый же раз позволила, так что мне нужно быть начеку и оберегать свою недвижимость, раз уж она у меня образовалась. За мой счет свои проблемы ни мамаша, ни её муж не решат, рожи треснут. Он же не просто так ко мне приходил, не верю я, что бизнесмен будет тратить свое время чтобы прийти и посмотреть, нет, он меня прощупать хотел, может, думал, пожалею сиротку, расскажу ей какая у неё мать стерва, она проникнется, расслабится, а я свои проблемы решу. Пусть я перегибаю палку, но лучше так, чем потом локти кусать. Завтра же пойду в адвокатскую контору, а сейчас спать.
   Утро следующего дня. Дарина.
   Георгий Никанорович даже не удивился, когда я зашла к нему в кабинет, он улыбнулся мне как старой знакомой и кивнул на кресло для посетителей.
   - Я так понимаю у тебя проблемы? - Спросил адвокат.
   - Пока нет, но могут появиться, если не принять меры, - ответила я, - я хотела бы защитить свою недвижимость, слишком много появилось на неё желающих.
   - Я знаю твою историю вкратце и чтобы помочь тебе мне нужно узнать её во всех подробностях, а дальше я решу, как защитить тебя.
   - Ну тогда слушайте господин адвокат, хотя уверена вас она не удивит, при вашем-то опыте вы и не такие истории слышали......
   ***
   - Оставляй документы, - сказал Георгий Никанорович, когда я закончила говорить, - твою мать с пробега я уберу быстро, если она отказалась от тебя, то должна была написать отказную бумагу и если в детдом ты попала, как сирота, то прав на тебя и твое имущество у неё нет. А с братом Алексеем будет сложнее, он сын твоего отца и тоже наследник, но если отец напишет на тебя дарственную, то и этого наследника с пробега мы уберем.
   - Мне нужно знать, сколько потребуется денег для того, чтобы уладить мои дела?
   - Завтра придешь за договором, ты ещё несовершеннолетняя и поэтому тебе придется обстоятельно поговорить с отцом, это он должен его подписать, сумма в договоре будет указана, аванс 50 % внесешь сразу, остальное после передачи тебе всех документов, - ответил адвокат.
   - Спасибо, - ответила я и вышла.
   Придется поговорить с отцом и рассказать ему об Алексее, о его загулах и дружках-алкоголиках и о мамаше, которая спустя столько лет решила посетить меня, а так же о её муже и племяннике, пусть послушает, сколько он всего пропустил, пока предавался жалости к себе.
   Глава 5
   Восемь месяцев спустя. Дарина.
   Самый долгожданный день прошел, я совершеннолетняя и теперь смотрю в будущее без опаски. Георгий Никанорович подготовил все бумаги, он достал отказ матери и передал дело в суд, который принял решение в мою пользу и теперь моя родительница ни на что не может претендовать, она отказалась от меня тогда и сейчас ей не на что рассчитывать. Отец подписал договор после двухчасового разговора. Я обстоятельно рассказала ему обо всех годах жизни после детдома, все, что он пропустил. Отец даже оплатил услуги адвокатской фирмы, видимо впечатлился моим рассказом, а может, почувствовал себя никчемным отцом. Я получила железобетонные документы на недвижимость и ни мамаша, ни брат Алексей не смогут оспорить мое право на две комнаты. Сейчас я единственная хозяйка двухкомнатной квартиры. И я рада этому. Мне скромной девушке хватило бы и одной комнаты, но раз папаша решил проявить себя как ответственный отец и подарить ещё одну комнату, то я отказываться не буду. Школу я окончила с хорошими оценками и даже заочно поступила в университет на специальность педагога-психолога. Эта специальность новая и выпускники ещё не совсем понимали, что это за профессия, может, поэтому я без проблем сдала экзамены и прошла психологическое тестирование. Работаю я сейчас, полный день, а иногда и задерживаюсь на работе, наш небольшой цех работает на полную мощность, заказов много и зарплату работодатель платит исправно.
   Отец уехал в другой город к новой избраннице, позвонил только один раз, сказал, что добрался прекрасно, квартиру ему предоставили, и он устраивается на новом месте. Из этого разговора, я сделала только один вывод, больше он звонить не будет, папаша посчитал, что свой отцовский долг передо мной выполнил, а значит, теперь мне не на кого надеяться. Не то, что я когда-то всерьез надеялась на отца, он многого обо мне не знал, вернее не хотел знать, спасибо, что не отказал и подписал договор с адвокатской фирмой, но после его звонка я поняла, что осталась совсем одна. Неделю я просто ходила по пустой квартире, вспоминала тетю Ольгу и даже отца, все никак не могла привыкнуть, что рядом никого нет, у меня вообще никого больше нет, я одна, и это при живых родителях. Так получилось, что я сирота с девяти лет и если бы не тетя Ольга, которая показала мне, что есть другая жизнь, где заботятся о детях, любят их и стараются уберечь от проблем, я бы так никогда бы не узнала той другой жизни. Забота соседки уберегла меня от депрессии и злобы, и я не обозлилась на весь мир. А теперь мне предстоит карабкаться по жизни одной и даже некому будет рассказать, как у меня прошел день. Я привыкну к этому, не сразу, но привыкну и смогу нормально воспринимать свое одиночество.
   Сегодня у меня выходной, можно было бы выйти на работу, цех работает и по субботам, но последние три недели я очень напряженно работала и очень устала, поэтому решила отдохнуть два дня. Убрав всю квартиру, я решила перебрать все вещи и выкинуть старые и ненужные. Перебрав шифоньер в нашей с отцом комнате, я решила сделать перерыв и попить чаю. Не успела дойти до кухни, как в дверь позвонили и кому я понадобилась?
   На пороге стоял Алексей и улыбался мне во все 32 зуба, очень хотелось закрыть дверь, чтобы не видеть его радостную физиономию.
   - Я пройду? - Спросил он.
   - Проходи, - устало ответила я и пошла на кухню, заваривать чай, - чем обязана?
   Алексей разулся, снял верхнюю одежду и пошел за мной. Он сел за стол и сложив руки как школьник, уставился на меня.
   - Не молчи, говори, зачем пришел? - Спросила я.
   - Я пришел с миром, - ответил Алексей, - хотел извиниться перед тобой за то задержание.
   - Ух ты? И долго же ты собирался? И что-то мне подсказывает, что все это неспроста? Ты чего-то хочешь?
   - Нам тогда начальство приказало ждать в парке, а чего ждать мы не знали, видимо и начальство не знало. За полчаса до твоей встречи в парке, по рации сообщили, что мы должны задержать человека в машине, к которому подъедет девушка на роликах и передаст бумаги. Я когда тебя увидел, даже заматерился, а потом ты кинула бумаги в машину и она так резко стартанула, что у нас просто не было шансов что-то предпринять. Командир разозлился и приказал захватить тебя, вот честно, мы тогда все были злы и поэтому захват прошел жестко.
   - Ты не рассказал мне ничего нового, я все поняла ещё тогда. Вы провалили операцию и решили выместить на мне свою злость. Мне не хотелось быть мальчиком для битья, но кто бы меня спросил. - Ответила я, - так зачем ты пришел?
   - Сдай комнату моему другу, он разошелся со своей девушкой и съехал со съемной квартиры и вот уже месяц ночует у друзей. Он будет оплачивать не только проживание, но и половину коммунальных услуг.
   - Ну наконец-то я узнала цель твоего визита, вот только я помню, как ты здесь жил и как устраивал гульбища с друзьями, так что нет.
   - Он не будет приводить друзей, вернее пить с друзьями, - исправился Алексей.
   - Нет, я не хочу, чтобы неадекватный омоновец опять устроил мне жесткий захват в коридоре.
   - Дарина, ты можешь составить с ним договор и указать в нем все условия, и в случае неисполнения он съедет.
   - Алексей, я похожа на наивную дуру? Ни один милицейский патруль не станет выселять омоновца, даже если он будет бегать голый и с окровавленным ножом, разве свои пойдут против своих?
   - Дарина, выручи парня, он спокойный и почти не пьет, да и тебе деньги не помешают, ты, что так много зарабатываешь?
   - Алексей, ты за годы жизни в этой квартире отвратил меня от всех представителей правоохранительных органов. А ещё было три захвата, один в моей квартире, когда твой пьяный друг решил показать мне силовой прием, а ещё он ударил тетю Ольгу и после демонстрации этих приемов, я ходила неделю с синяками на лице, а тетя Ольга с шишкой на голове. При втором захвате я получила трещины в ребрах, сотрясение мозга и многочисленные гематомы, при третьем я получила ушиб внутренних органов и ушиб позвоночника, который до сих пор напоминает о себе болью. И после всего этого, ты хочешь, чтобы я опять пустила в квартиру неадекватного бойца.
   - Дарина, но хочешь наш начальник поручится за него и ещё он оставит тебе свой телефон и сможешь позвонить ему, если мой друг вдруг станет неадекватным, - ответил Алексей.
   - А у тебя начальник адекватный? Судя по его подчиненным, он тоже не совсем адекватный.
   - Ну какие мне аргументы ещё привести? - Воскликнул братец, - выручи парня, мы всем отрядом придем и извинимся перед тобой.
   - А на это было бы очень интересно посмотреть, но, пожалуй, обойдусь.
   - Дарина, но больше не знаю, как тебя уговорить!
   - Так не уговаривай, уходи.
   - Дарина, выручи парня, - тихо проговорил Алексей, - он так переживает, что приходится друзей напрягать.
   - Так что же он квартиру не снимет, раз месяц по друзьям тусуется?
   - У нас был напряженный месяц, и ему просто некогда, приходили домой ночью и падали спать, тут не до поиска квартиры, да и в городе квартиру снимать неудобно от базы далеко, а иногда нужно приехать очень быстро.
   - Ты не уйдешь пока не получишь положительный ответ? - Устало спросила я.
   - Не уйду.
   - Только на три месяца не больше и плату с него я буду брать стандартную, никаких скидок, никаких пьянок и шатания по коридору ночью.
   - Он приедет сегодня вечером, - радостно воскликнул Алексей.
   - Хорошо, пусть переезжает в нашу с отцом комнату, я уберу оттуда свои вещи. - Ответила я, и чай мне пить уже совсем не хочется, - уходи братец, я от тебя уже устала.
   - Спасибо Дарина, - сказал братец и быстро пошел в прихожую одеваться.
   И на что я подписалась? Если жилец окажется неадекватный, то опять придется обращаться в адвокатскую фирму. Если бы не деньги, который мне понадобятся через полтора месяца, я бы не поддалась на уговоры брата, у меня сессия, а работа сдельная и на время моей учебы я останусь без заработка. Заработанных, денег хватало впритык и копить на черный день не получалось, я уже подумывала повесить объявление о сдаче комнаты, но брат пришел с предложением первый. И пусть не думает, что он такой крутой переговорщик, если бы не сессия, то я бы никого не впустила.
   Вечер того же дня. Дарина.
   Открыв дверь, я уставилась на молодого симпатичного блондина. Высокий, поджарый, не накачанный как мой брат и очень симпатичный. У него были светлые, коротко стриженые волосы и большие серые глаза, высокие скулы и полные губы, как у девушки. И с такой девчачьей внешностью он служит в ОМОНе? Видимо решил всем доказать, какой он сильный мужчина, поэтому выбрал такую профессию. Представляю, как его дразнили в детстве, дети и подростки бывают очень жестокими. За его спиной маячил мой братец и скалился.
   - Проходите, - сказал я.
   - Меня зовут Андрей, - улыбнувшись, сказал парень.
   Голос я узнала. Это командир, это он отдавал приказ провести мой захват, это он не остановил своего подчиненного, когда тот лапал меня. Интерес к парню угас мгновенно. Ну смазлив и что? Душа-то уже подгнила и его не оправдывает даже то, что он выполнял приказы. Приказ можно выполнить по-разному, можно сорвать злость на невинных людях, а можно с наименьшим ущербом для других.
   - Твоя комната дальняя, в шкафу есть постельное белье, стол и шкафы Алексей тебе покажет, холодильник работает, нужно только включить. Оплачивать электроэнергию будешь по счетчику, деньги за комнату можешь отдать позже, но не затягивай, - холодно ответила я и, зайдя в бывшую комнату тете Ольги, закрыла дверь.
   До ночи я занималась учебой, что происходило за дверью, не слышала. Уже поздно ночью, приняла душ и легла спать. Завтра нужно сходить в магазин и опять за учебу.
   Три дня спустя. Дарина.
   Сегодня я пришла домой рано, пришлось закончить работу досрочно. Руку порезала, да ещё в таком неудачном месте, на сгибе ладони и теперь будет заживать неделю не меньше, хорошо, что рука левая, а то совсем на работу ходить будет незачем. Работодатель только головой покачал, сказал, что как заживет, так и приходи на работу, но больничный он оплачивать не будет, так что можно не напрягаться и в больницу не ходить. Спасибо ему избавил меня от лишних хлопот. Кивнув головой, что приняла информацию к сведению, я кое-как замотала руку и пошла домой. Пока немного не подживет, на работу идти, смысла нет. Левая рука хотя и не рабочая, но я ею поддерживаю стекла при обработке, так что без неё мне никак не обойтись. Теперь придется сидеть дома, и денег за этот месяц я получу совсем мало. Хорошо, что Андрей заплатил мне за первый месяц, и коммунальные услуги я уже оплатила, так что если не буду шиковать, то продержусь до следующего месяца.
   Дома я сняла только куртку, повязка вся промокла от крови и я боялась, что испачкаю одежду. Пройдя сразу в ванную и быстро размотав повязку, я опустила руку под холодную воду, чтобы остановить кровь. В аптечке у меня есть все для перевязки и остановки кровотечения с моей работой просто незаменимые медикаменты. Кровь долго не останавливалась, видимо я задела сосуд и только я решила воспользоваться перекисью, как дверь ванной комнаты резко открылась, мой сосед, занеся ногу для шага резко остановился, получилось громко и я вздрогнула.
   - Тебя порезали? - Спросил он.
   - Откуда такие мысли, я порезалась стеклом на работе.
   - Работа у меня такая подозревать самое плохое, это называется профессиональная деформация, - ответил он и, взяв мою руку начал рассматривать рану, - присядь на край ванной, я перевяжу руку.
   Я не стала сопротивляться и проявлять самостоятельность, села на край ванной и начала ждать, пока Андрей достанет из аптечки бинты и перекись. Он ловко обработал мою рану и начал делать повязку.
   - Я уже три дня живу с тобой в соседней комнате, а не видел тебя все это время, - проговорил он, бинтуя мою руку.
   - А ты думал, что я буду встречать тебя с готовым ужином и спрашивать, как прошел день? - Ответила я, - ты перепутал Андрей, я не жена, а соседка и разговаривать с тобой не обязана.
   - Ничего я не перепутал, - огрызнулся он, - я хотел извиниться перед тобой за все, а ты скрывалась от меня.
   - Мне твои извинения, как мертвому припарка, - ответила я, - последнее задержание до сих пор напоминает болью в позвоночнике, и я от тебя не скрываюсь, просто мне некогда, да и общаться с тобой не хочется.
   - А я хотел бы, чтобы ты меня простила, для меня это важно, - сказал он и завязал бинт.
   - Бог простит, - ответила я, - а за первую помощь спасибо.
   Быстро выйдя из ванной, чтобы не слышать его ответ на мою реплику, я пошла в комнату, отдохну немного и пойду ужинать.
   Глава 6
   Два месяца спустя. Дарина.
   Сессию я сдала досрочно, нужно выходить на работу не настолько я незаменимый работник, чтобы работодатель столько времени ждал. Но далось мне все это нелегко, пришлось с открытия и до закрытия просиживать в библиотеке, искать материалы, писать рефераты и решать задачи, а ещё я подхватила простуду. Валятся дома и лечится времени не было и я перенесла её на ногах, экзамены сдавала на упрямстве и вот сейчас сдав последний экзамен, я, еле переставляя ноги, плетусь домой. Температура у меня поднялась ещё с утра, перед тем как пойти на экзамен, я выпила таблетку, чтобы прочистить мозги. Удалось это только на час, а потом в голове был туман и ноги уже почти не слушались. Помню, как пришла домой, переоделась в теплый халат, заварила себе отвар и даже выпила его, а дальше были только мимолетные проблески сознания.
   Андрей.
   Вечером захожу на темную кухню, только хотел включить свет, как глаза зацепились за фигурку, которая сгорбившись сидела на стуле и, подперев голову рукой, посапывала. Умаялась девочка, нужно её в кровать уложить, подхожу и начинаю вглядываться, а потом кладу ладонь её на лоб. А у неё жар, просто горит, почему таблетки не пьет?
   - Дарина, просыпайся, нужно выпить таблетки и идти в постель, - шепчу я, так и не убрав руку с её лба.
   - А он меня никогда не трогал, даже по голове не гладил, - прошептала она, - смотрел как будто сквозь меня.
   - Кто? - Переспросил я.
   - Отец, - ответила она, - только тетя Ольга меня по голове гладила, хвалила, шарф мне поправляла и всегда давала чистый платок, а отцу на меня было наплевать, если бы не тетя Ольга, он бы меня и из детдома не забрал. Она его заставила, пригрозила, что пойдет к его начальнику и расскажет, как он с родной дочерью поступает.
   - И он испугался? - Спросил я.
   - Не знаю, может у него на время совесть проснулась, а может и правда испугался. Он со мной никогда не говорил пил и спал, а потом уезжал в командировку, приезжал и по новой.... Все жалел себя, что так жизнь у него сложилась. Сам виноват, не нужно было поддаваться моей родительнице, неужели он не видел её хищную натуру.
   - А мама тебя гладила по голове? - И почему мне пришел на ум этот вопрос?
   - Я вычеркнула воспоминания о ней, когда она сдала меня в детдом, а ведь она даже не пыталась обмануть меня, честно сказала, что у неё есть перспективный мужчина и я буду лишней. А могла бы соврать, сказать, что это временно, что она меня обязательно заберет и у меня была бы надежда, но она не соврала и я ни на что и ни на кого не надеялась....
   Найдя на полке нужные таблетки, я протянул Дарине, она даже не стала рассматривать, а сразу проглотила её, потом большими глотками выпила стакан воды и опять ссутулилась на стуле.
   - Нет, девочка, так не пойдет, нужно пойти в кровать, - сказал я и, подняв её на руки, понес в комнату, - обиженный ребенок, родители у тебя бессердечные.
   - Родители бездушные, а вот тетя Ольга была самой лучшей, и сейчас её нет, - прошептала она.
   Отогнув одеяло, я уложил её в кровать прямо в халате, а потом лег рядом с ней и, прижав её к телу, закрыл глаза. А меня родители любили, баловали и почти не ругали. Отец всегда ходил на родительские собрания, а потом, рассказывая маме о моих оценках и поведении, приговаривал, что обязательно в следующий раз возьмет ремень и отходит меня так, что я неделю сесть не смогу, но я не верил, он до самого выпускного класса грозился, так ни разу угрозу и не выполнил. Мама пекла изумительные пироги с картошкой и ягодами, и никогда не ругала за разбросанные по комнате вещи. А потом родители погибли от взрыва в автобусе, я тогда в ВУЗе учился на юридическом факультете, и как умудрился после этого доучиться, даже не знаю. После ВУЗа прошел специальную подготовку, благо спортом занимался ещё с младших классов, показал себя отличным солдатом и меня назначили командиром отряда ОМОНа, очень хотелось найти тех, кто взорвал автобус. Не нашел, вернее живыми не нашел. Их свои же и убили, так что мстить было некому. Можно было дальше по службе двигаться, начальство предлагало повышение, но я к ребятам душой прикипел и поэтому остался в отряде. Работа у нас тяжелая и в физическом, и моральном плане, потому и покрывается коркой душа, а иначе срыва не избежать. Если начнешь сочувствовать или пытаться понять, погубишь себя и бойцов. Вот потому у нас снаружи бронежилет и внутри толстая корка, иногда чувствуешь себя машиной, бесчувственным роботом. Знаю, что это плохо, нельзя закрывать душу, а с другой стороны, если не закроешь, то найдутся те, кто воспользуется твоими слабостями, а это недопустимо. Надо бы идти в свою комнату, уверен Дарина не обрадуется, когда утром увидит меня в своей постели, вот только уж очень не хочется уходить от неё... Посплю здесь, ну получу завтра за своеволие, не беда, зато сейчас могу прижиматься к ней и вдыхать её запах, соблазнительная девушка, жаль, что в жизни у неё было мало хорошего, но нужно надеяться, что впереди только светлое будущее. Всегда надо жить ожиданием чуда, так моя мама говорила. Если не верить в счастливое будущее - зачем жить?
   Утро следующего дня. Дарина.
   Я знаю, кто ко мне прижимается и так нагло сложил на меня свои конечности, вот только не помню, приглашала ли я его к себе в постель?
   - И что я наговорила в болезненном бреду, если ты лежишь рядом со мной? - Спросила я, поворачиваясь лицом к Андрею.
   - Ты много чего говорила, - сонно ответил он, - знаю, что не желаешь видеть меня рядом с собой, но не смог устоять перед искушением.
   - У меня тормоза сносит, когда я болею, начинаю на свою жизнь жаловаться. Не бери в голову, это все игры мозга, нормально у меня все, так что вставай и отправляйся к себе в комнату....
   - Жаль, мне так с тобой хорошо спалось, - ответил он и начал выбираться из-под одеяла, - ты вечером хотела сочувствия и защиты, а сейчас опять ощетинилась, как ежик, нельзя закрываться от людей.
   - Нельзя, но это спасает от горьких разочарований, - ответила я и отвернулась к стене, - спасибо, что помог мне добраться до постели.
   - Пожалуйста, обращайся, - ответил Андрей и вышел из комнаты.
   Сегодня ещё поболею, а завтра на работу, если, конечно, температура не поднимется, не хочется свалится прямо в цеху.
   Два дня спустя. Дарина.
   Заказчик попался очень настойчивый, требовал выполнения заказа точно в срок, начальник пообещал мне премию, если я закончу витраж сегодня. Я понимаю, заказчик всегда прав, но начальник о чем думал, когда соглашался с ним? Витраж был сложным, на все хотелки заказчика не хватало цветного стекла и когда начальника поставили перед выбором либо заказ в срок, либо он не получит денег тот прибежал ко мне и пообещал заплатить за сверхурочные часы. В итоге витраж я закончила только в 10 часов вечера, потом сдавала работу, переодевалась и медленно шла домой, в итоге в квартиру зашла за полчаса до полуночи. Устала ужасно, ни на еду, ни на ванную сил нет, все утром сейчас главное добраться до кровати завтра у меня выходной. Начальник не обманул и выдал мне премию, и только это радовало меня в данный момент.
   - Дарина, ты где была? - Услышала я голос Андрея, стоило мне только зайти в квартиру.
   Ещё и с этим разбираться, сил нет, даже послать его подальше, и чего вдруг такая забота?
   - Андрей, ты мне не муж. Я устала и хочу спать, давай ты завтра будешь играть заботливого соседа.
   Меня прижали к груди, сопротивляться нет сил, ну пусть обнимает, лишь бы не спрашивал не о чем.
   - Я о тебе все время думаю, после первой нашей встречи, - прошептал Андрей.
   - Нашел время, - ответила я, - у меня даже язык от усталости не ворочается. Андрей, не тешь себя напрасной надеждой, ты не в моем вкусе, да и наши встречи нельзя назвать романтическими.
   - А я хочу искупить свою вину, - прошептал он.
   - И зачем тебе напрягаться, если шансов у тебя ноль целых, ноль десятых, побереги силы для той, которая оценит твою красивую внешность и большое доброе сердце, - ответила я, - отпусти меня, я спать хочу.
   - А ты говоришь, что у тебя язык не ворочается, - усмехнулся Андрей, - а сама вон сколько наговорила.
   - Дай пройти, спать хочу, руки со спиной отваливаются.
   - Тебе так денег не хватает, что ты убиваешься на работе?
   - Я работаю, работа у меня такая, это не людей палками бить.
   - Дарина, я сделаю вид, что не слышал этого, - ответил Андрей и отошел от меня.
   - Делай, что хочешь только дай дойти до кровати....
   Добравшись до своей комнаты, я скинула вещи на пол, завтра уберу и постираю, а сейчас спать.... Думает он обо мне? Мало ли о ком я думаю! Андрей симпатичный, но мой опыт подсказывает, что представители правоохранительных органов люди жесткие. Я понимаю, работа у них такая, они столько грязи видят... хотя некоторые видят её не меньше и не обязательно для этого служить в ОМОНе, все спать, мне сейчас нужно думать об учебе, работе, но никак не об омоновце.
   Две недели спустя. Дарина.
   Громкий звук падающего стекла и страшная боль в ноге пришли одновременно. Я закричала и упала на пол, больно. Ко мне подбежали две женщины и уставились на мою ногу, понимаю, почему застыли, большой осколок стекла торчал из ступни. Вытаскивать страшно, могу истечь кровью.
   - Звоните в скорую помощь! - Кричу я, - больно!
   В глазах темнеет, последнее, что я слышу это голос начальника, который просит всех разойтись.
   ***
   Чувствую, что еду в машине, её подбрасывает на ухабах, нога практически не болит, видимо мне сделали укол, но в голове туман, мысли бессвязные. Не буду открывать глаза и так понятно, где я и куда меня везут.
   Глава 7
   Доктор взял стул и поставил его рядом с моей кроватью, он молчал, пока удобно устраивался на скрипучем стуле, я же просто следила за ним. Вопросов было много, но, думаю, доктор не просто так решил присесть рядом со мной, значит разговор будет долгим и обстоятельным. Пострадавшая нога лежала на небольшой подушечке, кроме тугой повязки, мне наложили гипс и медсестра предупредила, что минимум три недели я не смогу полноценно передвигаться, но выписать меня могут хоть завтра, если за мной есть кому ухаживать и есть тот, кто заберет из больницы. Некому за мной ухаживать и забирать из больницы некому, так что пока не освою ходьбу на костылях из больницы не выйду.
   - Дарина, - сказал доктор, заглядывай в листок бумаги, - тебе можно сказать повезло, сухожилия не задеты, стекло разрезало ткани и сломало несколько мелких костей, хирурги трудились несколько часов, чтобы собрать твою ногу, так что ходить ты сможешь, но нескоро.
   - Как долго мне придется лежать?
   - Ты можешь начинать потихоньку ходить на костылях, но гипс снимут только через три недели, а потом нужно будет посещать физиопроцедуры и специальные тренажеры, - доктор замолчал и оценивающе посмотрел на меня.
   - Это если у меня есть деньги, - закончила я мысль доктора.
   - К сожалению, ты уже совершеннолетняя и не подходишь ни под одну категорию граждан, так что получить бесплатную реабилитацию не можешь.
   - Какие есть варианты? Вы бы не стали так долго описывать мое состояние, если бы не хотели предложить выход?
   - Ты не боишься покойников? - Спросил доктор.
   - Вам в морг работник требуется? - Спросила я, - так я только через три недели смогу приступить или опять есть варианты? Доктор не тяните, я не нежная барышня и не упаду в обморок.
   - Я могу устроить тебя на полставки, нам нужно перебрать большой архив в морге, работа пыльная, но не тяжелая. Ты вполне справишься и на костылях, а потом тебя переведут работать в морг. И как медицинскому работнику медицинские процедуры проведут бесплатно, правда время будет неудобное, либо до открытия, либо после закрытия реабилитационного отделения.
   - Сколько получает санитар морга?
   Когда доктор назвал сумму, я поняла, почему доктор предложил мне убогой такой вариант решения проблем. Это намного меньше, чем я получала за витражи, но мой работодатель не оплатит мне больничный. И вообще, возьмет ли меня на работу после травмы?
   - Доктор вы всем предлагаете работать в вашем учреждении?
   - Нет, я внимательно прочитал твои медицинские документы, поэтому и предложил, ты хотя и имеешь жилье, но помочь тебе некому, а судя по тому, где ты работала, тяжелая работа тебя не смущает.
   - Я согласна доктор, оформляйте документы и расскажите мне, где у вас находится морг, надеюсь, из палаты меня не выгонят?
   - Нет, у тебя будет работа со всеми удобствами, трехразовое питание и ночлег, - улыбаясь ответил доктор и, отставив стул, быстро удалился из кабинета.
   Поздравляю тебя Дарина, ты теперь работник морга, а все началось с кружек, расту прямо на глазах. Нужно будет доктора поблагодарить, он не обязан был предлагать мне выход из положения. Мог выписать и забыть обо мне, хотя и ему это выгодно на такую зарплату не особо работников найдешь. А спасибо сказать нужно обязательно, в моей жизни мало хороших людей встречалось.
   Три дня спустя. Дарина.
   В палату я попала только после ужина, ну и бардак в больнице с документами, мне, когда показали фронт работы, я аж присвистнула. Небольшая комната при морге была забита бумагами, которые лежали в самых неожиданных местах, покрытые толстым слоем пыли. Их нужно было разобрать, сложить в коробки по годам и составить что-то вроде каталога. Немолодая женщина, которая показывала мне фронт работ, только смущенно улыбнулась и пожала плечами, мол, руки у них до этих бумаг не доходили, что поделать.
   В палате я была одна, соседку мою уже выписали, а больше ко мне никого не подселяли, видимо руководство решило предоставить мне максимально комфортные условия для работы и отдыха. Спасибо им, хотя бы так, а то работы много, денег мало. Хорошо, что кормят три раза в день, правда больничная пища через полчаса в организме переваривается и кушать хочется, как будто и не ел вовсе. Спасибо милому старичку патологоанатому, который подкармливает меня пирожками своей супруги. Он мне помогает, когда у него время свободное образовывается, рассказывает о работе, без подробностей конечно, чтобы не напугать, хотя я покойников не боюсь - живых нужно бояться, они много горя принести могут, а покойники уже никому горя не принесут. Душ я приняла в морге, сейчас нужно спать, завтра с утра на работу. Я уже почти освоила костыли и довольно быстро на них передвигаюсь, доктор сказал, что заживление идет хорошо, если так и дальше будет, то гипс могут снять на неделю раньше и наложить специальную повязку, тогда и костыли не понадобится. Только я закрыла глаза и расслабилась, как дверь моей палаты открылась. И кого принесло в неурочное время?
   - Наконец-то я тебя нашел? - Воскликнул Андрей, подходя к моей кровати.
   - Зачем искал?
   - Ты когда на следующий день домой не пришла, я к твоему работодателю пошел, а он гад, в несознанку ушел, сказал, что ты на работу не вышла. Пришлось припугнуть его, вот только в какую больницу тебя отвезли, он не знал, и знать не хотел, пришлось мне все больницы обзванивать, а ещё работа, вот я и задержался, - ответил он, присаживаясь на стул.
   - Ты так и не ответил на мой вопрос, зачем искал?
   - А вот на этот вопрос, я отвечать не хочу, - ответил он, - пока не хочу, я тебе зарплату принес, работодатель даже на премию расщедрился, вот только он на работу тебя больше не возьмет, напугал я его.
   - Давай зарплату, - сказала я, поднимаясь с кровати, - и если это все, то я спать хочу, мне завтра утром на процедуры.
   Андрей протянул мне деньги, а потом вынул из кармана небольшой пакетик с мармеладом и положил на кровать.
   - Спасибо за сладости, - ответила я и опять легла на кровать, - Андрей, ты же симпатичный парень, неужели у тебя поклонниц нет?
   - Были, и девушка была, я жениться на ней собирался, а потом понял, что не люблю....
   - Я рада, что ты понял это ещё до ЗАГСа, сохранил нервы и ей, и себе, - сказала я, - Андрей иди домой, спасибо, что навестил меня, я здесь надолго, ещё минимум три недели.
   Он кивнул головой и вышел. Симпатичный же парень, и чего ему не хватает? Ну расстался с девушкой, найди другую. Правда, с его образом жизни особо по девушкам не походишь, то тренировки, то учения, то боевые операции. Хотя, судя по нашим встречам, не такие уж у него и боевые операции, то моего бывшего работодателя стращал, то меня ловил, это даже с натяжкой боями не назовешь. Всем парень хорош, аккуратный, грязное белье не накапливает, сам стирает, сам гладит, готовит хорошо и не из полуфабрикатов и заботливый, но не лежит у меня душа к нему, может потому, что я видела его на работе. Добавили мне его бойцы синяков, нервы попортили, да и он сам не белый и пушистый, а имеет на меня виды.... Вот только я не могу смотреть на него как на потенциального любовника, может позже, когда забуду, перегорю.
   Две недели спустя. Дарина.
   У меня бурный любовный роман с молодым интерном по имени Денис. Я даже не поняла, как все у нас закрутилось, очень все быстро произошло. Интерна приставили ко мне как лечащего врача, он как и положено, с серьезным видом осмотрел мою ногу, посмотрел назначения и сказал, что лечение проводится правильно, чем вызвал у меня смех. А уже через несколько минут мы смеялись вместе, вечером, он подловил меня в коридоре больницы и осторожно прижав, поцеловал. Парень решил сэкономить время на ухаживания, а я не была против, уж очень мне нравилось, как он целуется. Сама себя не узнаю, ведь прекрасно понимаю, что будущего у нас нет. Судя по одежде и другим аксессуарам, мы с ним из разных слоев общества, он решил развлечься, приятно провести время на работе, я же не противилась. Не могу назвать причин. Может время пришло, выросла или мне просто захотелось сделать что-то импульсивное не поддающеюся объяснению и логике. Почему я не могу совершить импульсивный поступок? Денис мне нравился, милый обходительный парень, он ничего не обещал, не предлагал только целовал и говорил милые нежности. И я решила отпустить себя, побуду немного восторженной влюбленной дурочкой, забуду про все проблемы. О них буду думать, когда из больницы выпишусь. Тогда и окунусь в них с головой, а сейчас хочется порхать как бабочка, смеяться над шутками и целоваться в укромных местах.
   Как ни странно Андрей больше не приходил. Или приходил, но я была занята и в палате не появлялась, сожаления по этому поводу я не испытывала. Я ему сказала, что шансов у него ноль целых, ноль десятых, и пусть пеняет на себя. Денис же оказался нежным, настойчивым и без комплексов, вот что значит медицинский работник, никакого стеснения. Он и меня раскрепостил быстро, я перестала стеснятся своих чувств и эмоций и у нас все быстро случилось, прямо в моей палате и сожалений я по этому поводу не испытывала. Нисколько не жалела, что поддалась соблазну, Денис оказался очень терпеливым и заботливым, и первый раз у меня прошел просто прекрасно.
   ***
   Из больницы я выписалась через четыре недели. Пришла домой на своих ногах и даже не хромала, на ноге остался уродливый шрам, который можно немного сгладить, если применять специальные мази, которые мне выдал щедрый главврач. Ещё мне выдали зарплату за месяц работы, перевели на работу в морг санитаркой, на целых две ставки, что существенно повлияло на мой бюджет. Мало того, что мне вылечили ногу, я ещё и получила работу, но как минус - я рассталась с Денисом. Не скажу, что это далось мне легко, но подушку я слезами не заливала, да тяжело на душе, все-таки я не бесчувственный чурбан, но милый интерн мне ничего не обещал, звонить и писать он не будет и встреч искать тоже. Мы расстались без надрыва, он просто сообщил мне, что его переводят в другую больницу, где освободилось место, которого он ждал, я поцеловала его в щеку и пожелала счастья. Я знала, что этим закончится, с самого начала нашего бурного романа и нисколько не жалею, что поддалась соблазну. И теперь я знаю, что я страстная женщина с минимумом комплексов. Спасибо Денису он прекрасный любовник, нежный, ласковый и чуткий, который умеет открыть в женщине чувственность. Ну и пусть у меня на душе кошки скребутся, я переживу эту потерю. Жизнь научила меня не впадать в депрессию и идти дальше, а душа поболит и успокоится, время лечит. Завтра у меня утренняя смена в морге, а сегодня я решила заняться хозяйственными делами.
   Андрей появился поздно вечером, когда я уже навела порядок в комнате, постирала, вымылась и пила чай. Он, увидев меня, кивнул в знак приветствия и пошел в свою комнату. В общем-то я не особо рассчитывала на разговор, но поздороваться мог бы....
   - Нагулялась? - Спросил Андрей, входя на кухню, спустя минуту.
   - Я должна отчитываться?
   - Нет, не должна, - ответил он и отвернулся к плите, - я начну поиски другой комнаты, думаю, через месяц или меньше съеду отсюда, не буду тебя мешать.
   - Ты мне не мешаешь, но если ты решил съехать, то удерживать не буду, - ответила я, вставая.
   - И ты без стеснения будешь приводить сюда этого студента? Зная, что я в соседней комнате.
   Значит, он знает про мой роман, хотя мы с Денисом не скрывались, мы взрослые люди, не связанные никакими обязательствами, так чего нам прятаться как ворам. Так вот почему он больше не приходил. А может, приходил и увидел меня с Денисом? Хотя он не обещал меня навещать, с чего бы вдруг? Но его тон меня разозлил, кем он себя возомнил? С какой стати я должна оправдываться перед ним?
   - Андрей! - Громко позвала я, - ты омоновец или истеричная баба? Ты что за истерику устроил? Кого и когда я привожу в свою комнату тебя касаться не должно, ты просто сосед, и никто больше. Своим подружкам предъявляй претензии...
   - Так вы расстались? - Уставившись на меня, спросил он.
   - Тебя это не касается, - ответила я, выходя из кухни, - проваливай и чем быстрее, тем лучше, психопат.
   Закрыв дверь своей комнаты, я сняла халат и легла спать, даже думать об этом не буду, мне ещё не хватало перед соседом отчитываться, пусть проваливает. Я уже закрыла глаза и почти заснула, когда услышала стук в свою дверь. Ну нет, милый, пошел ты ..... даже слова не скажу, пусть стучит, хоть лбом, мне все равно. Закрыв уши руками, я попробовала заснуть. Стучал сосед недолго, потом решил позвать меня, но видимо поняв, что я не желаю общаться, ушел к себе в комнату.
   Глава 8
   Три месяца спустя. Дарина.
   Я почти поселилась в больнице, домой идти не хотела, хотя иногда, засыпая на диване в ординаторской, возмущалась, с чего это я должна спать здесь, когда дома у меня есть кровать и вообще это моя квартира. Каждый день говорила себе, что пойду домой и выскажу этому наглому соседу, все, что о нем думаю, но утром просыпалась и шла на работу, откладывая поход домой на следующий день. В морге было все для комфортного существования и душ и кухня и диван с подушкой и пледом, даже стиральная машина. Патологоанатом улыбался, поднимая меня утром с дивана, но мои ночевки не комментировал, а наоборот стал носить на работу больше вкусных пирожков и сладких булочек. Андрей так и не съехал из комнаты. Видимо не собирался, решил меня припугнуть, так я не боюсь. Я работала, получала зарплату и благодарности от начальства, доктор, предложивший мне работу, хвалил меня и говорил, что он-то знал, что я окажусь очень ответственным работником. Но как бы мне ни было комфортно на работе, домой идти все-таки нужно, у меня накопилось много отгулов, да и к следующей сессии надо готовиться, контрольные и рефераты никто не отменял. Убегать от проблем - это не мой метод, нужно их решать. Выгнать Андрея и написать объявление о сдаче комнаты! Только больше ни один работник наших славных органов и близко не подойдет к моей двери, пусть будет женщина с ребенком, да хоть с двумя детьми или молодая семья или студентки, но только не они, наелась я ими по самые гланды. Сразу же знала, что ни к чему хорошему это не приведет, но согласилась на уговоры братца, пожалела бойца, а зря.
   Домой я пришла вечером и застала чудную картину, мой братец Алексей и его командир Андрей, собирали вещи, укладывали их в две больших сумки прямо в коридоре. Прекрасно не придется ругаться, пусть уезжают.
   - Явилась! - Воскликнул Алексей, - нагулялась, выгнал тебя твой интерн, домой пришла, поджав хвост.
   Мне даже отвечать не хотелось на этот дурацкий вопрос, пусть думает, что хочет, он мне хоть и родственник по отцу, только родственных чувств у меня к нему нет, и не появятся в ближайшее время. Пожав плечами, я открыла свою комнату и уже собиралась войти туда, как меня схватили за руку и развернули.
   - Такой парень к тебе интерес проявил, а ты дура с интерном мажором спуталась, - прошипел мне в лицо Алексей.
   - Как интересно! Это ты ему посоветовал комнату снять? Наверное, пообещал, что я его и к себе в постель пущу, стоит ему только пару комплиментов мне глупой сказать?
   - А чем он тебя не устроил? - Спросил братец.
   - Не в моем вкусе, - ответила я и вырвала руку из захвата, - ты меня с кем-то перепутал, я от пары комплиментов не таю, как мороженное, и в постель свою пускаю только того кто достоин.
   - Ты такая же стерва, как и твоя мамаша, любишь, когда тебе платят! - Воскликнул Алексей.
   - Ну, просто озолотилась, разве по мне не видно? Ключи от квартиры отдай, я за вами сама двери закрою и чтобы ноги вашей через час здесь не было, привыкли все на халяву получать - и комнату, и грелку в постель, и даже напрягаться не хотите, все вам на блюдечке подавай.
   - Так и останешься одна, - зло сказал братец, - только в сказках принцы на золушках женятся.
   - А я после смерти тети Ольги всегда одна, мне не привыкать. Уж лучше одной, чем с таким как ты.....
   Алексей вытащил из кармана ключи и бросил их на пол. Ничего я не гордая, мне и поднять не трудно. Зайдя в свою комнату, я закрыла дверь на замок и села на кровать, сейчас они уйдут, я вычищу всю квартиру, чтобы даже запаха не осталось. А ведь Андрей мне за три месяца должен. За коммунальные услуги я платила, получала свою небольшую зарплату и сразу оплачивала, но видимо денег за комнату мне не видать, раз не оправдала их надежд. Ведь знала, что ничем хорошим это не закончится и все равно согласилась. Доброй и сострадательной быть накладно. Я-то думала, что ему действительно жить негде, а он хотел меня на спину уложить, очень удобно и жилье и баба под боком. Как хорошо, что я не поддалась соблазну, хотя и соблазна не было, при всей красоте Андрея, не лежала к нему душа. Спасибо провидению или интуиции, что не дало мне совершить ошибку.
   ***
   Входная дверь громко хлопнула, я вышла, закрыла её на замок, убрала вторую связку ключей и пошла на кухню, точно помню, заварка у меня оставалась, сейчас попью чаю и начну мыть квартиру, хорошо, что я хлорки из морга захватила, наведу чистоту и дезинфекцию, пусть лучше хлоркой пахнет, чем соседом.
   На моем столе лежали деньги, ровно за три месяца. Ну хоть за это спасибо, видимо у Андрея ещё не вся совесть в мускулы ушла. Деньги пригодятся, обновлю гардероб, мне теперь не нужно к сессии копить, мне её оплатят, да и ночные смены взять можно, днем учится, ночью работать, если брать смены через день то вполне смогу отдохнуть, можно и комнату не сдавать, сама деньги заработаю.
   Полгода спустя. Дарина.
   Ночная смена выдалась очень напряженная, сначала нам спустили из хирургии покойника с ножевым ранением, его довезли до больницы, но он умер на операционном столе, через два часа приехал криминалист и начал доставать нас своими придирками. То у нас свет слабый, то столы пошарпаные, то перчатки тонкие, бедный патологоанатом, он поджимал губы и терпел, а я боялась, что он не выдержит и взорвется, накричит на криминалиста и выгонит его из морга. Пришлось под благовидным предлогом увести его и напоить чаем с ромашкой. Криминалист уехал после полуночи, сказал, что больше тело ему не понадобится, и мы можем делать с ним все, что захотим. Я уложила патологоанатома спать в ординаторской, он мужчина пожилой, ему нельзя волноваться, а сама пошла мыть труп. Медсестра из хирургии сказала, что хоронить его будут только через день, так что торопиться не следовало. Мыла я тело долго и тщательно, жалко парня молодой ещё и тридцати нет, вот только татуировки наводили на определенные мысли, да и точный удар в сердце не каждый гопник нанести может. Видимо случились разборки, и парень попал под нож, в дневную смену на теле зашьют все раны, а потом переоденут. Сейчас же я высушила тело и положила его на стол, накрыв простыней. Когда справилась с уборкой и дезинфекцией, поняла, что устала. А на улице весна и солнце, достав из холодильника пачку с соком, решила посидеть у морга, до окончания смены, а потом домой и спать.
   - Малая! - Окликнул мужской голос.
   Открыв глаза, я увидела высокого братка со шкафообразной фигурой и коротким ежиком на голове. Он стоял в паре шагов и внимательно меня рассматривал, я так и не сняла резиновый фартук и нарукавники так что вид у меня был, как у раздельщика мяса. Потеки крови и хлорки, а ещё специфический запах морга, я-то к нему привыкла, а вот посторонние люди всегда носы морщат.
   - Мой брат тут у вас, - сказал браток.
   - С ножевым ранением? - Уточнила я.
   - Да, не спасли брата, - ответил мужчина.
   - Я его только вымыла и высушила, его ещё не зашивали, нам сказали, что похороны только послезавтра, так мы и не торопимся.
   - Ты моешь покойников? - Удивился он.
   - Работа у меня такая. Так зачем ты здесь?
   - Хотел на брата взглянуть, я на похороны не попаду, уезжать надо, хотел попрощаться.
   Встав с лавочки, я жестом предложила ему проходить в дверь. Правила не запрещали показывать покойников, тем более криминалист уже поработал, так что ничего страшного не будет, если мужчина попрощается. Мы прошли в анатомичку, я подошла к столу и открыла лицо покойника.
   - Вы не похожи, - заметила я.
   - Мы не кровные братья, мы братья по жизни, - сказал мужчина.
   - Я уйду минут на 15, хватит времени?
   Мужчина кивнул головой. Тихо выйдя за дверь, я пошла в комнату для персонала, нужно переодеться, через полчаса моя смена заканчивается, сейчас загружу все грязное белье в машину, моя сменщица вытащит и развесит, а ещё нужно фартук и нарукавники в специальный раствор бросить, чтобы продезинфицировать, да много чего перед уходом сделать.
   ***
   Я задержалась, когда зашла за мужчиной, он закрывал лицо покойника простыней, видимо собирался уходить.
   - Спасибо, - тихо сказал он, подходя ко мне и протягивая купюру.
   - Я, конечно, немного зарабатываю, но брать деньги за то, что человек попрощался с покойным, не буду, не последнюю корку хлеба доедаю.
   - А что такие люди ещё встречаются, - удивился он.
   - Мне все больше подонки и придурки попадаются, но и хороших людей я встречала. Убери деньги, у меня ещё совесть есть....
   - Как знаешь, - ответил он и убрал деньги в карман кожаной куртки, - может тебя до дома подвезти?
   - Спасибо, но у меня ещё смена не закончилась.
   Мужчина пожал плечами и вышел за дверь. Пойду будить патологоанатома, чаем его напою, немного поболтаем, пусть человек проснется. Дома меня ждет мягкая постель и домашняя работа, скоро в отпуск, поеду в дальний пригород пейзажи рисовать, куплю красок на отпускные деньги и поеду. Мне адрес бабули дали, она мне комнату за малые деньги сдаст. Желание рисовать пейзажи у меня появилось ещё зимой, и я даже съездила в свой выходной в пригород к старой церкви. Замерзла, конечно, но пейзаж нарисовала и теперь он висит у меня в комнате. И чего это меня на романтику потянуло? Но отказывать себе в такой малости нельзя, хочется рисовать - значит буду. Не получится, так хоть на свежем воздухе побуду, должны же у меня быть развлечения.
   Глава 9
   Конец лета. Дарина.
   У меня целая неделя отдыха, все лето я работала за отпускников и в итоге, меня наградили повышенной зарплатой, неделей отгулов и небольшой премией. Прекрасно, куда потратить деньги я уже решила, как распорядиться выходными тоже знаю, осталось только осуществить задуманное. Приняв водные процедуры, я уже шла на кухню, предвкушая, как я выпью свежего чая с выпечкой, когда в дверь позвонили. Странно вроде рабочий день, кто может ко мне пожаловать?
   На площадке стоял уже знакомый мне браток, тот, что прощался в морге с убитым братом, и улыбался мне как хорошей знакомой.
   - Здравствуй Дарина!
   - Даже не удивляет, что ты знаешь мое имя, поди досье собрал?
   - Очень подробное, - ответил он, - напоишь чаем?
   - Проходи....
   Усадив гостя на стул, я расставила чашки и начала доставать из пакета, который принес гость сладости. Молодец, пришел со своим угощением.
   - И куда столько? - Спросила я, рассматривая пакеты с конфетами.
   - Я сладкое люблю, - ответил он, - наливай чай, зарядимся углеводами.
   - Ты бы представился.
   - Зови меня Мироном, - ответил он, открывая пакет с конфетами.
   - Значит это не твое настоящее имя?
   - Мое имя мне не нравится, а Мироном меня зовут с детства, и я привык, на другое не отзываюсь.
   - Рассказывай, зачем пришел? Ведь не просто же так досье на меня собирал?
   - Хотел комнату у тебя снять, - ответил он.
   - Нет, первый и единственный квартирант остался недоволен сервисом, так что я теперь одиноким мужчинам комнату не сдаю, да и вообще у меня пока денег хватает, так что нет.
   - А что же не устроило квартиранта?
   - Ему хотелось вместе с комнатой, ещё и податливую бабу, только не сложилось, хорошо, что заплатил за проживание, уезжал очень недовольный.
   Мирон запрокинул голову и громко рассмеялся, а я смотрела на него и думала, как смех преображает человека. Мирон смотрелся брутально, широкие плечи, накачанные мускулы, которые обтягивала светлая футболка с короткими рукавами, толстая шея, внешне не красавец, хотя лицо довольно приятное, но когда он смеялся, его лицо просто преображалось. На щеках появлялись ямочки, напряженные губы смягчались и расплывались в улыбке, обнажая ровные белые зубы, а ещё мимические морщины вокруг глаз смягчали взгляд, Мирон выглядел совсем по-другому. Такому мужчине хотелось верить, а ещё хотелось потрогать эти милые ямочки и провести пальцем по губам. И о чем я думаю?
   - Это все самцовые заморочки, - сказал Мирон, отсмеявшись и вытирая слезу, - ты не отдалась ему, зато отдалась интерну, ревность штука страшная, она столько жизней покалечила.
   - Ты даже такие подробности знаешь?
   - Я же сказал, что собрал подробное досье, я с твоей мамашей был знаком. Правда, её давно уже вычеркнули из списка дорогих подстилок. Последний муж развелся с ней, купил небольшую комнату в пригороде и забыл про неё, сейчас развлекается с молодой. Теперь твою мамашу ни на одно модное пати не пустят, она теперь никто.
   - Все к тому и шло - ответила я, подливая ему чаю, - не будем говорить о постороннем человеке.
   - Странно, - задумчиво проговорил Мирон, - у тебя родители в полном комплекте, а ты одна по жизни карабкаешься? Ладно, я детдомовец, от меня мамаша ещё в роддоме отказалась, я всегда знал, что мне надеяться не на кого. Так и карабкался один.
   - Судя по твоим нательным картинам, путь был очень тернист? - Спросила я, кивая головой на татуировки на руках.
   - Да было дело, сначала по молодости и по дурости, потом нужно было наказать, чтобы народ не забывал, что справедливость существует. Второй раз знал, на что шел.
   - Сколько тебе лет, если ты уже два раза успел побывать в закрытых учреждениях? - Спросила я, выглядел он лет на тридцать не больше.
   - Я на 10 лет тебя старше, уже и женат был, хорошо, что до детей у нас дело не дошло, моя бывшая не лучше твоей мамаши оказалась, хвостом вильнула, как только блеск монет увидела.
   - Надеюсь, ты не думаешь, что все женщины такие?
   - Нет, я и хороших встречал, мужики тоже разные бывают, поверь мне, всяких повидал. Да и обстоятельства бывают разными.
   - Приятно поговорить с человеком, адекватно оценивающим нашу действительность, в жизни может быть всякое, некоторые сами хотят так жить, а некоторых обстоятельства вынуждают.
   - Ты не хочешь в тату салоне поработать? Ты же рисуешь, могу за тебя слово замолвить, владелец салона вместе со мной в детдоме срок отбывал.
   - Я не пробовала на телах рисунки делать, не могу сказать, насколько я талантливая, но технически подкованная, спасибо тете Ольги, она и рисовать меня научила и родительницу заменила. - Грустно ответила я, - но из больницы я не уволюсь, я главному врачу обязана. Он мог не предлагать мне работу, а впоследствии бесплатную реабилитацию после травмы, мог зашить рану и выписать домой, а как я потом буду ногу разрабатывать, где деньги брать на специальные тренажеры не его проблемы. Спасибо хорошему человеку, благодаря ему, я нормально хожу, да и шрам мало заметен, нет, хорошего человека подводить нехорошо.
   - А я покойников боюсь, как представлю, что ты их моешь, да и вообще руками дотрагиваешься, аж дрожь пробирает, - ответил Мирон.
   - Тебе ли не знать, что бояться нужно живых, а покойники уже ничего не сделают.
   - Все я понимаю, но все равно не могу....., - ответил он, - ты если не хочешь работу менять, так можешь подработать, если хороший рисунок для тела нарисуешь, то мой друг у тебя его купит. Сейчас молодежь, чего только на своих телах не выбивает, иногда от их фантазии волосы дыбом встают, - он протянул мне визитку, - возьми, скажешь от Мирона, он с тобой встретится. Ты же все равно в смену работаешь, может, посетишь салон, посмотришь, как там работают. К иголкам тебя сразу не подпустят, а вот нарисовать на теле контуры дадут и за это деньги платят и не маленькие.
   - Спасибо, полюбопытствую, - ответила я, взяв визитку.
   - Пойду, раз с комнатой не срослось, буду искать дальше, - сказал Мирон, вставая, - я тебе свою визитку тоже оставлю, - проговорил он, доставая портмоне, - так на всякий случай, ты мне с братом попрощаться позволила, а могла отказать, я добро помню. Через пару месяцев легальный бизнес налажу, стану честным бизнесменом, больше никаких поездок в далекие места. В квартире ремонт сделаю, можешь в гости приходить.
   - Приглашаешь?
   - Приглашаю, но ведь ты не придешь?
   - Извини.... - ответила я и положила его визитку на стол, - работа, учеба, некогда мне по гостям ходить, но за приглашение спасибо и за телефон тоже, кто его знает, как жизнь повернет, может и пригодится....
   Гость ушел, и зачем приходил? Комната ему не нужна, раз про квартиру сказал, а может ему нужно пару месяцев где-то пожить, пока ремонт делают, но что я отказала нисколько не жалею. Это не редкость, когда из детдома в тюрьму попадают, если судить по моему опыту, трудно не обозлиться на весь мир после такого учреждения. Это не вопрос, это утверждение. Детдомовцы - народ обиженный и злой, а ещё они не молчат, а всегда отвечают, потому что выходят оттуда жизнью битые и рассчитывают только на себя. Я не осуждаю никого, иногда жизнь так поворачивает, что на крайние меры пойдешь, и вообще у меня против сидельцев предубеждений нет, но лучше держатся от них подальше. Вот зачем он на меня подробное досье собирал? С братом я ему попрощаться позволила, так это не такая уж услуга? А на похоронах его не было. И брат его не простым бандитом был, я же помню какие люди в морг приходили, не простые братки, не пушечное мясо. И вдова траурное платье не на базаре покупала, и гроб не из дешевых. А ещё покойника в дорогих часах похоронили и перстни на нем не у цыган купленные. Странно, почему Мирон на похоронах не был, скрывается от органов или отомстить решил? Нет, я не хочу все это знать, мне прошлых встреч с отрядом братца хватило, тело у меня не железное и кости не из стали сделаны. А в тату салон, схожу, может и правда рисунок смогу продать, лишняя копейка не помешает, а вот телефон Мирона лучше бы не набирать, попрощались и забыли друг о друге, всем спокойнее.
   Два месяца спустя. Дарина.
   Когда в тату салон ворвались омоновцы и положили всех лицом в пол, я ругалась громко и смачно. Вот почему мне так не везет? Я что их притягиваю, где ни появлюсь, и они тут, как тут. И Алексея и Андрея я узнала по глазам, они же сделали вид, что мы не знакомы, меня грубо уронили на пол, заставили вытянуть руки ещё и ботинок на спину поставили, показали, кто здесь хозяин. А как все хорошо начиналось! В тату салон я пошла на второй день, встретил меня худощавый высокий парень возраста Мирона по имени Олег, мило мне улыбнулся и провел небольшую экскурсию. Показал альбом с рисунками и даже макет мужского торса из пластика, вручил мне специальный маркер и сказал, что я могу попробовать что-нибудь на нем изобразить, представить, что это тело. Это вам не на бумаге рисовать, человеческое тело имеет рельеф и рисунок должен сочетаться с ним и смотреться гармонично, а ещё мышцы двигаются, кожа натягивается и это тоже нужно учитывать при выполнении рисунков. Мне стало очень интересно и после этого дня, я стала приходить в салон между сменами. Иногда просто смотрела, как работают мастера, иногда рисовала на бумаге, иногда на макете, а иногда приносила с собой конфеты и мы с Олегом пили чай и разговаривали. Никакого флирта или даже намеков на него, Олег счастлив в браке, имеет маленького сынишку и с гордостью рассказывает о его успехах. Его работник хмурый и нелюдимый Марк, тоже пил с нами чай, если был свободен, и даже иногда вставлял в разговор несколько слов. Мне нравилась атмосфера в салоне, а ещё посетители, иногда такие интересные личности приходили...
   И вот спустя два месяца, я лежу на полу с вытянутыми руками и матерюсь как сапожник, у нас в городе тотальная зачистка? Что криминального могут сделать в тату салоне? Или местные братки решают свои проблемы с помощью бойцов? Меня резко подняли на ноги и заехали кулаком по ребрам, я так понимаю, что мой сленг надоел бойцам, хорошо я помолчу. Через минуту, меня грубо запихнули в автобус и швырнули на сиденье, хорошо, что не на пол положили и на том спасибо. Ехали мы недолго, а потом была камера, вернее закуток, огороженный решеткой и снующие по коридору работники участка, которые скалили зубы, когда поворачивали ко мне голову. Я что вызываю такие чувства или они всем скалятся?
   ***
   Меня продержали до глубокой ночи и только когда дежурный следователь, отужинал и напился чаю, соизволил вызвать меня в кабинет. В этот раз меня не обыскивали, сумку мне взять не дали она в тату салоне осталась, хорошо, что куртку позволили захватить, а то в участке сквозняки. Ни ключей от дома, ни телефона, ни кошелька ничего при мне нет. Естественно и документов подтверждающих мою личность нет, что я и сообщила следователю. Он после моих слов расплылся в улыбке и сказал, что меня задержат на двое суток для выяснения личности. О том, чтобы обратится к брату или к Андрею, чтобы они подтвердили мою личность, и речи не шло, пошли они, ведь видели, чем я занималась в салоне, братец у меня из рук листы с рисунками вырывал, зачем нужно было вообще меня в участок тащить? Постебатся хотели, унизить. И почему мне кажется, что я права? Дальше следователь задавал глупые вопросы, а я молчала, личность моя неизвестная, так почему я должна отвечать? Следователь злился, размахивал руками, брызгал слюной и грозил мне всеми карами. И чего, спрашивается, разошелся? Он что меня на месте преступления поймал?
   - Кто-нибудь может подтвердить твою личность, - грозно сказал следователь, - если есть такие люди, то вот телефон, звони!
   И я позвонила Мирону, не могу сказать, почему я запомнила его телефон, просто цифры всплыли в памяти, хотя, когда я набрала номер, то подумала, что зря стараюсь, сейчас ночь, а телефон рабочий, так что шанс я свой профукала. Я уже хотела сбросить вызов, как трубку подняли, и послышался хриплый голос Мирона:
   - Кто это так поздно?
   - Это Дарина...
   - Ты где? - Уже твердым голосом спросил он.
   - Участок N 12, это на улице....
   - Я знаю, где этот участок, жди, - ответил он и отключился.
   Благодарить следователя за предоставленный мне шанс не буду из вредности и природного упрямства. Пошел он! Держать меня до ночи и за что? За то, что я сидела в салоне и рисовала на бумаге? Следователь буравил меня взглядом и молчал, а я откинулась на спинку стула и прикрыла глаза, спать хотелось очень сильно, я почти не спала предыдущую ночь, мне все какие-то мысли не давали покоя, о чем думала, сейчас и не вспомню, ворочалась, два раза вставала чай пить и туалет даже посетила. Заснула только под утро, а мне ещё на работу и хорошо, что в ночь, хотя неизвестно когда я отсюда выберусь.
   ***
   Сколько я так просидела не знаю, следователь шуршал на стуле бумагами, а я периодически соскальзывала со стула, когда начинала засыпать. Часов в кабинете следователя нет, видимо он счастливый и время ему не к чему, а я уже еле держала глаза открытыми, может за решетку попросится, там лавка вполне широкая, полежу немного. Дверь кабинета открылась, голову поворачивать лень, а вот следователь соскочил со стула и широко открытыми глазами уставился на посетителя.
   - Вот её документы, - раздался голос Мирона, - за что девушку задержали, если вы её в чем-то обвиняете, я приглашу адвоката.
   Следователь ничего не отвечал, а я устала бороться со сном и поудобней устроившись на стуле, закрыла глаза. Мне кажется, я даже сон начала смотреть, как меня осторожно встряхнули за плечи, а потом приподняли и попробовали поставить на ноги, но удержатся вертикально, я не смогла, хотя глаза с трудом, но открыла. Мирон прижал меня к груди, обхватил за талию и почти понес к выходу. Когда меня посадили в машину, я ещё что-то чувствовала, но когда дверца машины хлопнула, я провалилась в сон. Спать и пусть все горит синим пламенем.
   Глава 10
   Дарина.
   Меня очень нежно гладили по голове, так приятно и лежу я на чем-то мягком, только почему я голая, хотя какая разница, если я ничего не помню, значит, ничего и не было.
   - Подруга, ты вставать собираешься? - Раздался голос Мирона.
   - Мне в ночную смену, - ответила я и повернулась на другой бок.
   - Тогда я в обед тебя разбужу, спи....
   - Попробуй, - пробормотала я и опять провалилась в сон.
   ***
   - Вставай, время почти два часа дня, - сказал Мирон, присаживаясь на кровать, рядом со мной.
   - Ты зачем меня раздевал?
   - Захотелось на тебя посмотреть, - ответил он и погладил меня по шее, - у тебя тело красивое и кожа гладкая....
   - Значит, понравилось мое тело?
   - Я что не мужик? Передо мной молодая девушка, высокая стройная. Что мне может не понравиться?
   - Накормишь меня обедом? Или мне самой приготовить?
   - Накормлю, иди приводи себя в порядок, халат на кровати, полотенце чистое на вешалке в ванной, - ответил он и вышел из комнаты.
   Сев на кровати я огляделась, спальня просторная мебели минимум, кровать поражает размерами, огромная, видимо на заказ делали. Весь интерьер выдержан в бежевой гамме, только ковер на полу коричневый и подушки в кресле того же цвета. Миленько, и не скажешь, что квартира холостяка. Ванная располагалась рядом, просторная светлая и душевая кабина современная, сейчас смою с себя все запахи участка. Хорошо устроился Мирон, ремонт дорогой, да и квартира большая, комфортная и светлая, интересно в каком она районе города и сколько мне добираться до дома?
   ***
   Тщательно вымылась и высушила волосы феном. И откуда у коротко стриженного Мирона такой бытовой прибор? Наверное, девушка оставила, не монах же он, подруга имеется наверняка, да и деньги у него есть, значит, без женского внимания не останется. Я вышла из ванной комнаты и направилась на запах жареного мяса. Мирон в домашних штанах и майке, стоял у плиты и ловко орудовал лопаткой, на столе уже стояло блюдо с салатом и тарелки. Кухня у него современная, все бытовые приборы в одном стиле, тут без дизайнера не обошлось. Столешница из искусственного камня и плитка над раковиной подобрана в тон кухонной мебели, мечта хозяйки, а не кухня.
   - Сейчас будем обедать, - сказал Мирон, не поворачивая головы, - тебе вчера повезло, что я на работе задержался, а то сидела бы до вечера в клетке.
   - А где ты мои документы взял?
   - Я в тату салон съездил и сумку твою захватил, у меня ключи от черного входа есть, так и знал, что тебя там нашли.
   - И это уже не первый раз, когда меня ОМОН прессует, я все время попадаю под раздачу, хорошо, что сегодня без синяков обошлось.
   - Есть у тебя синяк, на боку, видимо тебе по ребрам съездили?
   - Это такие мелочи, они хотели, чтобы я замолчала, им моя речь не понравилась, чувствительные бойцы попались.
   - Это карма, смирись, - улыбаясь и держа сковородку в руках, ответил Мирон, - раз уж суждено тебе появляться в том же месте, что и бойцам, нужно покориться судьбе и смиренно переносить все невзгоды.
   - Смешно, - только и ответила я, взяв вилку, принялась за еду, - вкусно, ты прекрасный повар.
   - Перехвалишь, я умею готовить только несколько блюд, а супы у меня не получаются совсем и я их просто не ем.
   - Значит, ты тоже смиренно покорился судьбе и целенаправленно портишь себе желудок.....
   - Примерно так, - ответил он, - ешь, тебе ещё до дома добираться и одежду гладить, я её вчера постирал.
   У меня чуть кусок мяса изо рта не вывалился, он, что стирал мое нижнее белье?
   - Я просто все бросил в машинку, - усмехаясь, ответил Мирон, - куртку тоже, но она уже высохла, правда всё мятое.
   - Пощади меня, дай поесть, а потом будешь рассказывать, как ты за мной ухаживал, пока я пребывала в бессознательном состоянии....
   - Ты просто крепко спала, кстати, ты говоришь во сне и очень много...
   - Догадываюсь, но я страшных тайн не знаю, так что мне можно и поговорить, а тебе большое спасибо за заботу.
   - Надеюсь, что если понадобится, ты окажешь мне ответную услугу? - Спросил он.
   - Белье постирать? Хорошо приноси, постираю.
   - Обедом накормишь, - засмеялся Мирон, - а бельё я и сам постираю.
   - Ты крут Мирон, не мужчина, а находка....
   - Ешь, я и так с обеда задержусь, а ты ещё и разговоры за столом ведешь, время тратишь.
   Кивнув головой, я начала доедать мясное рагу, вкусно и соли как я люблю и мясо сочное, а если вспомнить постиранное белье, то я даже не знаю, как этого мужчину охарактеризовать, такого прилагательного ещё не придумали.
   ***
   Я доглаживала куртку, когда Мирон появился в спальне. Когда я выключила утюг и повесила куртку на плечики, а он подошел ко мне со спины и обхватил мою талию руками.
   - Ты же жаловался, что я тебя задерживаю, пять минут и я готова к выходу. Сейчас быстро оденусь и домой....
   - А если я не хочу чтобы ты одевалась, а ещё больше не хочу, чтобы ты уходила домой, если бы ты не позвонила, я бы к тебе максимум через неделю пришел, - прошептал он мне на ухо, - там, у морга, я на тебя минут пять смотрел, любовался.
   - Чем любовался, я как мясник выглядела, вся в подтеках крови и хлорки, а ещё этот запах морга, ты извращенец, там нечем было любоваться....
   - Мне лучше знать, - прошептал он и поцеловал меня за ухом, - останься до вечера, я тебя потом на работу отвезу и заберу и потом опять отвезу, приготовлю вкусный завтрак или обед, даже научусь супы варить...
   - Звучит, как предложение руки и сердца...
   - А я и предлагаю, хочешь, завтра в ЗАГС пойдем, хочешь сегодня, а не хочешь, просто будем вместе....
   - На будущее загадывать не буду, а до вечера останусь, ужин с тебя...
   - Как скажешь, любое экзотическое блюдо, только пожелай и все будет.
   - Я в сказке.....
   ВМЕСТО ЭПИЛОГА
   Они поженились через три месяца, съехались на следующий день, до сей поры у них просто неземная любовь. Мирон Дарину на руках носит и в прямом и в переносном смысле, таких отношений я даже в слезливых сериалах не видела, хотя смотрю их редко и не больше половины одной серии. Они просто нашли друг друга и их соединили на небесах, как бы пафосно это ни звучало. На сегодняшний день у них двое детей, но они не собираются останавливаться на достигнутом, работают, воспитывают детей и безумно любят друг друга. Чего и всем желаю!!! Любви, счастья и понимания.
   КОНЕЦ
  

Оценка: 8.80*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Д.Шерола "Черный Барон: Дети Подземелья"(Боевая фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) I.Eson "Атар"(Научная фантастика) А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru От меня не сбежишь! Кристина ВороноваМоя другая половина. Лолита МороАлая Академия. Пари на невесту ректора. Розалия АбисиНедостойная. Анна ШнайдерКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаОдним днем. Ольга ЗимаХолодные земли. Анна ВедышеваВальпургиева ночь. Ксения ЭшлиСеренада дождя. Юлия ХегбомЗагадки прошлого. Лана Андервуд
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"