Беляцкая Инна Викторовна: другие произведения.

Головная боль. (написано в 2016 году)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это добрый миди рассказ о талантливой девушке.


Головная боль.

   Аннотация: история произошла совсем недавно, так что все атрибуты современного мира в рассказе присутствуют. Это рассказ о необычной девушке. Она довольно талантливый художник и как все талантливые люди часто витает в облаках. О таких говорят, что они не от мира сего и с такими людьми сложно найти точки соприкосновения, но сердцу не прикажешь.
   Глава 1
   Филипп - 23 года.
   Все мои одногрупники покинули аудиторию и, наверно, на пути к станции метро, а все сижу и думаю, как мне выкрутится из сложной ситуации. Мое положение не просто сложное, оно - катастрофическое. Я должен сдать две первых главы диплома куратору уже завтра, а мой ноут приказал долго жить, может и возможно его оживить, но моих знаний и умений для этого не хватает. Давно нужно было купить новый, деньги есть, и отец давно предлагал подарить мне новую современную модель, но я все тянул, вот и дотянул до полной катастрофы. У меня есть текст диплома на флешке. Я не настолько наивен и доверчив, чтобы доверять старому аппарату, а схемы и карты, которые прилагаются к этим главам, я закончил только сегодняшней ночью и так хотел спать, что поленился перенести их на флешку, думал сделать это утром, а утром ноут показал мне только черный экран и все. Чувствую себя идиотом, нет, ленивым идиотом, который сам создал непреодолимое препятствие и теперь не знает, как его преодолеть или хотя бы обойти.
   - Ты чего это друг невесел? - Улыбаясь, во все 32 зуба спросил мой друг Антон, заходя в аудиторию.
   - Ноут сдох, а я не настолько разбираюсь в компьютерном железе, чтобы оживить его, даже пытаться не буду, вдруг ещё хуже сделаю.
   - А ты не пробовал обращаться к айтишникам, ты же хорошо знаком с близнецами, попроси у них помощи, они парни понятливые, адекватные и всегда помогут. Я Даниила видел несколько минут назад, он ещё в университете, пусть посмотрит и вынесет вердикт, возможно оживить твой ноут или нет.
   - Где ты его видел? - Встрепенулся я и как я забыл об айтишниках.
   - В лаборантской он сидит, новый компьютер настраивает, - ответил Антон.
   Подхватив сумку с ноутом, я быстро побежал к выходу, спасибо другу он подарил мне луч надежды. Лаборантская айтишников находилась на первом этаже под самой лестницей совсем близко и я у цели. Перепрыгивая через две ступеньки, я резко открыл дверь лаборантской и застыл. Никакой компьютер Даниил не настраивал, он целовал нашу милую лаборантку Наталью и, судя по тому, на скольких пуговицах держалась её блузка, все у них двигалось к логическому завершению. Наталья никак не похожа на компьютер, но настраивал он её грамотно.
   - Ой!!! - Воскликнула Наталья и, оттолкнув Даниила, начала быстро застегивать пуговицы на блузке, щеки её залил румянец, очаровательная девушка, понимаю Даниила, я бы тоже приударил за ней, не будь у меня диплом на носу.
   - Я так понимаю, что у тебя ноут сдох, и тебе срочно нужно скачать с него информацию, - спокойно сказал Даниил, глядя на меня.
   - Может мне подождать за дверью? - Спросил я.
   - Чего ждать-то, давай свой агрегат, - разочаровано ответил Даниил.
   Быстро вытащив ноут из сумки, я протянул его Даниилу, Наталья, даже не взглянув на меня, проскользнула в дверь.
   - Обломщик, - ухмыльнулся Даниил, глядя ей в след, - я вокруг неё два месяца хожу, теперь все придется начинать сначала. И где таких скромниц воспитывают?
   - Прости, я же не знал, что у тебя все так сложно....
   - Не сложно, а практически невыполнимо, я только до первой линии обороны дошел, а ты меня обломал и теперь придется повторно штурмовать этот дзот, - ответил Даниил, включая ноут и начиная нажимать на клавиши.
   - Мне две главы диплома куратору сдавать, а в ноуте схемы к ним и карты, просто катастрофа.
   - Это не катастрофа, если ты сохранил информацию на ноуте, то вытащить её оттуда не проблема, а вот мне придется опять маяться воздержанием, такая девушка и такая скромница, просто вызов для мужчины. - Ответил Даниил, - я здесь ничего сделать не смогу, нужен примерно такой же ноут, переставим жесткий диск и снимем информацию, но потом агрегат нужно выбросить, не рабочий он. Сейчас позвоню Максу, у братишки есть примерно такой ноут, он поможет.
   Даниил достал телефон и тыкнув пару кнопок, поднес его к уху.
   - Макс, к тебе сейчас Филипп придет с архитектурного факультета, помоги ему снять информацию с ноута, - сказал Даниил и замолчал, слушая ответ, - вот и хорошо отвлечешься немного, помоги парню, у него цейтнот. Как там сестренка, ещё не выходила из своей крепости? Хорошо. Жди парня.
   Отключив телефон Даниил взял ручку и клочок бумаги и начал что-то писать.
   - Это адрес, Макс уже дома, дуй к нему, - сказал он, протягивая мне бумажку.
   - У вас есть сестра? - Спросил я, разбирая его почерк.
   - Есть, младшая, самый любимый член нашей семьи, - устало ответил Даниил. - Езжай, а я пойду штурмовать неприступную крепость...
   - Спасибо!
   - Да пока не за что.
   Два часа спустя.
   Район, где проживали братья, я знал плохо, хорошо, что Даниил написал мне подробную инструкцию, как найти их дом, а то я бы до вечера кружил по этим лабиринтам. Ехать пришлось далеко и с двумя пересадками, это район новостроек, дома похожи друг на друга, как братья-близнецы множество переулков и тупиков. Я ещё заскочил в кафе и выпил кофе с булочкой, нехорошо сидеть и издавать животом характерные звуки, как бы напрашиваясь на ужин, люди и так мне помогают, тратят свое время, а ведь у них тоже диплом не за горами. Наконец, я увидел номер искомого дома и направился к подъезду, набрав на домофоне номер квартиры, сразу же услышал, характерное пиликанье, ждут меня, а я немного припоздал. Квартира находилась на последнем этаже, и как только я вышел из лифта, дверь открылась, на пороге стоял Макс и улыбался.
   - Долго ты искал, - сказал он, пропуская меня в квартиру, - не оправдывайся, родители своим знакомым чуть ли не подробные карты выдают, когда в гости приглашают. Вот будешь работать в городской управе после окончания ВУЗа и введешь запрет на проектирование таких лабиринтов. Мне кажется, что все городские архитекторы, сначала обкурятся до розовых слонов, а потом начинают творить свои архитектурные шедевры.
   - Мне городская управа не грозит, я к отцу на фирму работать пойду, он хочет видеть меня своим преемником, - ответил я, снимая куртку.
   - А ты хочешь быть преемником?
   - Я пока не определился, выбранная профессия мне нравится, но между простым архитектором и руководителем архитектурной фирмы огромная пропасть.
   - Давай свой ноут, попробуем выдоить из него информацию, - сказал Макс и повел меня в комнату.
   Я заметил, что в коридоре весят картины, я не рассматривал их пристально, но даже беглого взгляда хватило, чтобы понять, что нарисованы они талантливым художником. Я не особо разбираюсь в техниках рисования, сам рисую средненько, но талантливую руку видно сразу, линии и тени прорисованы грамотно, а сюжеты просто потрясают. Ну и фантазия у художника!
   Видимо Макс и Даниил жили в разных комнатах, в той комнате, где мы расположились, стояла одна кровать, одно кресло, стол и компьютерный стул, а наличие техники навело меня на мысль, а не ошибся ли я с выводами. На длинном столе размешалось три монитора, под столом стояло три системных блока и на самом столе лежало два ноута.
   - Это все твое? - Спросил я, кивая головой на технику.
   - Мое, мне вся семья свое старье приносит, один комп папин, он себе новый купил, один Даниила, тот тоже новым обзавелся, а один мой, ноуты тоже мои и тоже старые и сбагренные мне родней. Моя комната, как склад компьютерного металлолома, но я не жалуюсь, ковыряюсь в них по мере необходимости, подшаманю немного и они опять работают.
   Я замолчал, Макс начал разбирать мой ноут, не буду отвлекать человека от работы. Макс ловко орудовал отверткой и молчал, лишь изредка издавал какие-то тихие звуки, я наблюдал за ним и думал, когда я успею сформировать две главы, подписать все схемы и карты, придется сидеть ночью. Утром куратор желает видеть мою работу, опаздывать нельзя, начнет нудить, уж лучше ночь не поспать, лишь бы не слушать его занудные лекции об ответственности.
   И тут в тишине я услышал женский голос, который напевал песню на английском языке. Голос не сильный, но английский чистый и выговор хороший, я в этом разбираюсь, сам изучаю его с 11 лет, отец не скупился на репетиторов с хорошими рекомендациями.
   - Сестренка проголодалась, вышла на кухню, сейчас приготовит ужин, и мы поедим - сказал Макс.
   - Я только сегодня узнал, что у вас есть сестра....
   - Самый любимый член семьи и наша постоянная головная боль, - ответил Макс.
   - Она хулиганка?
   - Если бы! С хулиганством, мы бы с братом на раз справились, сестренка у нас художница.
   - Так это её картины в коридоре висят? Талантливо написаны.
   - Таланта у неё много, вот только если природа чего-то дает с избытком, то другое обязательно отнимает...
   - В смысле? - Не понял я.
   - Она абсолютно не приспособлена к жизни, вечно витает в облаках, рассеянная, наивная и до ужаса добрая, её обманет даже младенец, верит всем и всем сочувствует, а ещё ужасно рассеянная и забывчивая, одним словом не от мира сего. Нам приходится постоянно за ней присматривать, постоянно контролировать и даже напоминать, чтобы поела, а то начнет рисовать и все. Забудет и о еде и о сне. Один раз от переутомления в обморок упала. Мы тогда всей семьей чуть с ума не сошли от беспокойства, седых волос и родителям, и нам добавляет периодически.
   - Так ты вроде не седой, - ответил я, рассматривая макушку Макса.
   - Скоро буду, у Элины ещё диплом не сдан и пара выставок будет, так что у меня все впереди.
   - А мне понравились её картины.
   - И мне нравятся, хотя я в этом ничего не понимаю, люблю смотреть на них, они успокаивают, но нельзя же быть такой неприспособленной к жизни, мы ведь не можем быть постоянно рядом и страховать её.
   - Познакомишь меня с сестрой? - Спросил я.
   - Приготовит ужин, тогда познакомлю, если её отвлечь от процесса, то она либо соли не добавит, либо наоборот два раза посолит, либо с приправой переборщит или ещё что-то и ужин будет испорчен, поверь мне, я давно с ней живу.
   - Может, ты преувеличиваешь?
   - Если только преуменьшаю, - ответил Макс, - но воздействовать на неё невозможно - она сразу расстраиваться, а у меня сердце сжимается, я себя таким извергом чувствую! И не я один. Даниил, то же самое испытывает, отец, вообще никогда на неё голос не повышает и даже не пытается обсудить ситуацию, мама её жалеет и утешает. Меня давно уже волнует вопрос, как в семье технарей могла родиться художница, это как нужно было гены перекрутить, чтобы получилось, то, что получилось.
   - Я, конечно, не особо разбираюсь в этом вопросе, но гены штука сложная и непредсказуемая.
   - Согласен, непредсказуемая и иногда такие фортели выдает, что диву даешься. Мама у нас преподаватель высшей математики в ВУЗе, отец работает начальником технического отдела на предприятии, где выпускают высокотехнологическую продукцию, мы с братом с 5 класса участвовали во всех математических и физических олимпиадах, потом увлеклись компьютерным железом и программированием, а Элина....
   - Я так понимаю, что с точными науками у неё плохо?
   - Не плохо, а совсем никак, еле на тройки вытянули, все годы учебы в школе всей семьей пытались подтянуть и ничего, учителя тройки из жалости ставили. С языками у неё хорошо, английский и немецкий знает отлично, разговаривает и читает, французский со словарем, но лучше чем школьный курс. Слух у неё хороший, голос слабый, но ритм и мелодии схватывает налету, а рисует она с 4 лет, причем обеими руками одинаково и пишет тоже и левой и правой рукой, что совсем для меня непонятно. Художественную школу окончила, а когда свои рисунки принесла в ВУЗ, то декан факультета искусствоведения лично вручал ей письмо о зачислении, - с гордостью произнес Макс.
   - А сколько ей лет?
   - Двадцать, через три месяца 21 будет, но она о своем дне рождения не вспомнит, если не напомнить, её только работы интересуют. У неё скоро экзамен, нужно сдать две работы на разные темы, одну она вроде уже нарисовала, а со второй застопорилась, переживает очень, ночами не спит, ходит по квартире, как привидение и мы не спим, прислушиваемся к её шагам.
   - Ты меня заинтриговал, я никогда не встречал творческих людей.
   - Это головная боль, причем круглосуточная, - ответил Макс, - пойдем, познакомлю. Она, наверно, уже закончила готовить, только не удивляйся, если она тебя не заметит.
   - Даже так?
   - И так случается, пойдем, прервемся, покушаем, у тебя поломка оказалась серьезнее, чем я предполагал.
   Мы вышли из комнаты, и застали чудную картину. В прихожей стояла молодая пухленькая девушка, вот только поза, в которой она застыла, вызвала у меня улыбку. Она видимо хотела снять с крючка пальто, но задумалась и застыла с протянутой рукой. Девушка стояла к нам спиной, но я оценил её пухленькую фигуру с красивыми округлостями в стратегических местах и малый рост. Одета она была в широкие брюки и водолазку темного цвета, сапоги она уже надела, а вот на пальто её застопорило. Светлые волосы скручены в пучок и перехвачены простой резинкой, а вот лица не видно, а очень хочется посмотреть, похожа она на братьев или тут природа выделила её.
   - Элина очнись! - Сказал Макс, - ты куда собралась?
   Девушка резко повернулась и уставилась на нас огромными темно голубыми глазами. Она очень миленькая, маленький носик, губки бантиком, высокие скулы и пухленькие щечки с ямочками, но на братьев совсем не похожа.
   - В магазин, - ответила она и наконец-то сняла с вешалки пальто и надела его.
   - Элина это Филипп, - представил меня Макс.
   Девушка вскинула на меня взгляд и кивнула головой и все? Потом она быстро развернулась и, открыв дверь, вышла из квартиры.
   - Считаем! - Сказал Макс и начал загибать пальцы, - раз, два, три, четыре, пять....
   Дверь открылась и вошла Элина.
   - Я кошелек забыла, - сказал она и, вытащив из верхнего ящика тумбочки кошелек, положила его в сумку, потом быстро развернулась и вышла за дверь.
   - Считаем опять! - Произнес Макс и начал загибать пальцы, - раз, два, три, четыре, пять...
   Опять открылась дверь и вошла Элина, я еле сдерживал смех, но плечи уже тряслись.
   - Я забыла большой пакет, - сказал девушка и достав из тумбочки пакет положила его в сумку.
   Она уже развернулась к двери, как её остановил голос Макса:
   - Стоять!
   Элина застыла, повернулась и, моргнув пару раз, тихо спросила:
   - Ты чего, Максик.
   И вот тут я понял, что чувствуют братья, когда она расстраивается, у меня самого сдавило в груди и я почувствовал себя чуть ли не маньяком-расчленителем. Макс же в это время подошел к ней, надел на неё шапку и завязал шарф.
   - Все теперь можешь идти, - сказал он, разворачивая её к двери.
   Элина вышла, Макс закрыл дверь и, повернувшись ко мне, застыл.
   - Что случилось? - Спросил я.
   - Она что-то забыла, - сказал Макс и начал рассматривать вешалку с одеждой, - правильно перчатки.
   - Так до магазина вроде недалеко, не замерзнет...
   - До магазина метров 500, но она меньше чем за два часа не управится, погуляет по району, посидит на лавочке, посмотрит на закат, на людей, ну не могу я больше придумать, чем можно заниматься все это время.
   - А продукты она купит?
   - Может и не купить и такое бывало, - ответил Макс, - пойдем на кухню перекусим, у нас есть два часа до её прихода.
   - Я, конечно, наглею, но Макс, ты не мог бы показать мне её другие работы, - сказал я, внимательно рассматривая картины в коридоре.
   - Поедим, и покажу, мне не жалко, а она все равно ничего не заметит.
   Глава 2
   Филипп.
   Поужинав очень вкусно приготовленными картошкой с мясом и салатом и влив в себя по большой чашке кофе, мы отправились в комнату Элины, которая была самая дальняя и имела полукруглую застекленную лоджию. Первое, что мне бросилось в глаза это мольберт с неконченой картиной, и красивая деревянная подставка на которой лежал толстенный альбом для рисования.
   - Красота, - сказал я, подходя к подставке.
   - Папа заказывал у мастера по дереву и альбом сделан за заказ, это подарок на окончание школы, - сказал Макс, - альбом уже нужно другой заказывать, в этом листов 10 осталось, работоспособность у сестренки феноменальная.
   - Можно? - Спросил я, показывая на альбом.
   - А зачем мы сюда пришли? Остальные картины не найдем они все в выставочном зале, выставка скоро, устроители будут выбирать лучшие работы.
   Я открыл альбом и начал рассматривать первый рисунок, девушка талантливая и с фантазией, красота, а ведь картина нарисована цветными карандашами и в рисунке не более пяти цветов. Не скажу, что я большой ценитель художественного творчества, но на рисунки смотрел с замиранием сердца. Они совсем разные по тематике и природа, и люди, и космос, и фэнтезиные герои, и космические пришельцы, и фантастическое будущее, и ландшафты, и портреты родных, и животные, и современные дома, и просто силуэты людей, нарисованные простым карандашом, вызывали восхищение.
   - Она не талант, а талантище, - прошептал я, - Макс, это просто феерично.
   - Я знаю, и все родные знают и гордятся сестренкой, но как же с ней тяжело, сплошные нервы. Ты смотри, не стесняйся, а я пока присяду в кресле, отдохну, пищу переварю.
   ***
   Перевернув последний рисунок, я подергал плечами и не заметил, что простоял в одной позе, что плечи и ноги затекли, а потом послышался голос Даниила, который звал Макса.
   - Все посмотрел? - Спросил Макс, вставая с удобного кресла в углу комнаты и направляясь к двери, пойдем, а то Даня нас потерял.
   Мы вышли из комнаты и столкнулись с Даниилом.
   - Талантом сестренки хвастаешься, - улыбнулся он.
   - Это я попросил, мне её картины очень понравились, а рисунки в альбоме просто шедевры....
   - А где она сама? - Спросил Даниил.
   - В магазин ушла, - ответил Макс и посмотрев на часы в прихожей добавил, - минут сорок назад.
   - А зачем ей в магазин, я вчера все купил? - Спросил Даниил.
   На что Макс только пожал плечами. Я понимаю, ему нечего сказать, откуда он может знать, какие мысли витают в голове его сестры. Ради такого таланта, я бы ей простил и забывчивость, и наивность и рассеянность. И родные ей все прощают, только переживают за неё. Им нелегко, творческие люди живут вне социума, они телом здесь, а мыслями в своем мире.
   - Пойдем Филипп, доделаем работу, а то скоро стемнеет, а тебе ещё до дома ехать, да и учиться нужно.
   - Я уже привык к мысли, что придется просидеть полночи. Ничего, молодой, справлюсь, вот сдам две главы и высплюсь.
   - Не выспишься и не успокоишься, пока не сдашь диплом и не осознаешь, что учеба для тебя закончилась. А потом наступят рабочие будни, и ты опять будешь учиться и так до самой старости, но даже спустя много лет, ты будешь вспоминать студенческие годы и говорить, что недосып - это такая ерунда... - сказал Даниил и, хлопнув меня по плечу, направился на кухню.
   ***
   Сложив в сумку части моего ноута, собирать его нет смысла, только до мусорного бака донести. Прикрепив к мобильнику флешку со всей информацией, с почившего смертью храбрых аппарата, я вышел из комнаты Макса и опять застал чудную картину. Элина открыла дверь и, положив большой пакет на пол, громко воскликнула:
   - Я поняла, что мне нужно нарисовать!
   Из кухни вышел Даниил и тут же был атакован девушкой, она повисла у него на шее и, поцеловав его в щеку, затараторила:
   - Даньчик, я все поняла, я придумала, как будет выглядеть моя картина, все мои мученья окончены, я знаю, что и как нарисовать.
   - Ну и прекрасно, - ответил он, осторожно отрывая руки сестры от себя и ставя её на пол.
   Девушка подпрыгнула на месте и уже подняла ногу, чтобы бежать, как была схвачена за ворот пальто.
   - А сапоги? - Спросил Даниил.
   Эллина наклонилась и начала снимать с себя сапоги, не удержав равновесия, покачнулась, но была перехвачена за талию Даниилом, который посмотрев на меня, закатил глаза, а я улыбался. Глаза девушки сияли восторгом, она вся светилась от счастья. Как мало человеку нужно, пришла в голову идея, и наступило счастье. Кое-как сняв с ног сапоги, она выпрямилась и начала расстегивать пальто, Даниил в это время снял с неё шапку и шарф. Просто вытащив из рукавов руки, Элина быстро побежала к себе в комнату, она даже не взглянула на меня и Макса, так торопилась, аж растрепанный пучок волос на голове подпрыгивал.
   - Она ела? - Спросил Даниил Макса.
   - Похоже, что нет, - ответил тот, - только приготовила и побежала в магазин.
   - Ладно, мама придет, накормит, а сейчас лучше к ней не подходить, раз идея пришла, ночью мы будем спать спокойно или наоборот.
   - Третьего варианта не дано, - рассмеялся Макс, - пойдем Филипп, я тебя провожу до метро, мне нужно в магазин для взрослых заглянуть.
   - Зачем? - Удивился я.
   - Похоже, у Максика кончились контрацептивы, - усмехнулся Даниил, - пойдешь к своей крале?
   - Пойду, а ты Данька штурмуй свою крепость, может к старости и дойдешь до главной площади, - усмехнулся Макс, натягивая на себя куртку.
   - Не дави на больную мозоль, - отмахнулся Даниил, - и зачем я только осаду начал, но отступать нельзя, дело принципа, нам нужна только победа!
   - Вот так и живем, - вздохнул Макс, выходя из квартиры.
   - Нормально живете, весело у вас, приключения каждый день.
   - Головная боль это, а не приключения, сбагрить бы сестренку в хорошие руки, так никто не берет, боятся ответственности.
   - Талант, нужно беречь, холить и лелеять, - ответил я. - Макс, сколько я тебе должен, а то ты столько времени с моим ноутом потерял, и я чувствую себя неблагодарной свиньей....
   - Будешь должен мне услугу, не могу я со студента деньги брать, вдруг мне к диплому тоже что-нибудь понадобится.
   - А что может понадобиться айтишнику от архитектора?
   - Ну не мне, может Даньке, а может и Элине.
   - А ей я зачем нужен?
   - Ей натурщики нужны, мы с братом уже во всех позах позировали, мама натурщицей была, она даже отца на работе рисовала. И как уговорила его выписать ей пропуск? Когда нужно, Элина бывает не в меру настойчивой.
   - Натурщики, а позировать в голом виде?
   - Нет, сестренка смущаться будет. Она мужские органы не рисует, у неё есть девушка в стиле "НЮ", красивая такая, ей гимнастка позировала, уж не знаю, где она её нашла, но эту картину университет забрал, у них там имеется что-то типа выставочного зала лучших работ студентов, я сам её только в неоконченном варианте видел.
   - А девушку, натурщицу? - Поинтересовался я.
   - А про девушку тебе Данька лучше расскажет, у них был роман страстный, но кратковременный, гимнастка уехала на сборы и роман оборвался.
   - Ну, все-таки какая-то выгода от творчества.
   - Так Даньке только и повезло, и то один раз, а так сплошные нервы.
   Мы распрощались у станции метро. Посмотрев на часы, я вздохнул, придется не до полуночи, а до раннего утра сидеть, но я ничуть не жалею, я познакомился с очаровательной и очень талантливой девушкой, до сих пор перед глазами стоит её улыбка и счастливые глаза, а ещё подпрыгивающий на голове растрепанный пучок волос. Смешная она.....
   Два месяца спустя Филипп.
   До сдачи диплома ровно неделя, отзывы я уже получил, проверку диплом прошел, осталось совсем чуть. Пять минут позора, и я дипломированный специалист. Можно было бы расслабиться и немного отдохнуть, речь я свою уже написал и чего ни отдохнуть перед последним рывком, но нет, нервы напряжены до предела, ночами почти не сплю, так и до психического заболевания недалеко. В зеркало на себя не смотрю, мешки под глазами поселились там уже давно. Сдам диплом и на три дня уеду на рыбалку. Оторву отца от работы, пусть тоже отдохнет со мной, порадуется за сына, можно и маму прихватить, но она такие выезды не любит, ей пятизвездочные отели подавай, чтобы все включено, а на рыбалке "включено" только холодная зимняя погода, деревянный дом с русской печкой и удобства во дворе, не её вариант.
   Выйдя на улицу, я прошелся вокруг памятника, куда идти, чем себя занять? На улице мороз и солнце, ветра нет, красиво, но холодно, а вокруг памятника гулять не комильфо, народ начнет косится, подумает что я девушку жду, а она опаздывает, может в кафе зайти кофе выпить? От этой мысли я скривился, кофе выпито не меньше большой кастрюли, уже от запаха тошнит, лучше чай с пирожным. Определившись с выбором, я направился в небольшое кафе, его проектировала фирма отца, и я принимал участие. Не скажу, что участвовал в проекте, так несколько штрихов сделал, но хозяин кафе меня знает, пойду, навещу старого знакомого.
   За барной стойкой стоял сам хозяин кафе, мы улыбнулись друг другу, как старые знакомые, обменялись рукопожатиями, я заказал чай и два эклера и начал оглядываться, ища свободный столик у окна, хотелось посмотреть на зиму из теплого помещения. И какого же было моё изумление, когда за самым удобным столиком у окна, я увидел знакомый растрепанный пучок! На столе лежали карандаши, мобильник и кошелек.
   - Как она здесь оказалась? - Спросил я хозяина, кивая головой на Элину.
   - Элина для кафе картину рисует, вид из окна, - ответил он, - племянник Богдан с ней в одном университете учится, дружат они, он и привел её сюда, а девушка как вид из окна увидела, так и застыла, уже час рисует. Я ей и кофе и чай предлагал, а она только головой мотает и рисует, я даже боюсь к ней подходить, увлеченная натура, одним словом - художница.
   - Племянник тоже такой увлекающийся?
   - Не то слово, он у меня в основном скульптуры из гипса и глины лепит, когда у него процесс идет, хоть на танке проезжай, не заметит.
   - Еще чай один сделай, я её напою, - сказал я и пошел к столу.
   Сев рядом с Элиной, я вытянул шею и начал наблюдать, как она рисует, увлекательное зрелище. У неё альбом для рисунков с твердой обложкой и она использует её как подставку, а рисует двумя руками, я признаться тогда Максу не поверил, думал, он просто преувеличивает, хочет талантом сестренки похвастаться, но сейчас сам наблюдал этот феномен. Левой рукой она делала тонкие линии, а правой рукой чуть растушевывала их и проводила жирные линии. Это завораживало, сами контуры, она делала простым твердым карандашом, а линии она растушевывала спанжем, который был надет на безымянный палец правой руки и так ловко у неё получалось! Движения уверенные, отработанные и легкие, на то, как она творит, можно смотреть часами, а рисунок быстро приобретал законченность. Я взглянул в окно и увидел, какую часть улицы она рисует, зимнее солнце уже опускалось вниз и освещало деревья покрытые инеем и дома. Окна сверкали и переливались в солнечных лучах, а солнце, как будто пыталось протиснуться между домов, картина завораживала. Понимаю, почему она выбрала именно эту часть улицы. Я и не знал, что закат зимнего солнце может быть так красив, даже серые дома и голые ветви деревьев не портили эту картину.
   Когда молодая официантка поставила на стол чашки с чаем и пирожные, я осторожно обнял Элину за плечи, она вздрогнула и повернула голову, взгляд полностью расфокусирован, она сейчас очень далеко и пытается вспомнить, кто я и почему отвлекаю её от любимого дела.
   - Я тебя знаю, - прошептала Элина, - ты друг Макса.
   - Меня Филипп зовут, и мы с твоим братом учимся в одном университете, только на разных факультетах.
   - У меня плохая память на имена, но лица, я запоминаю хорошо, - ответила она, - ты рядом живешь?
   - Через два дома, давай попьем чаю, и ты продолжишь рисовать.
   - Солнце уйдет.
   - Две минуты ничего не изменят, - твердо сказал я и подвинул ей кружку с чаем.
   Она отложила карандаши, тяжело вздохнула и взяла чашку с чаем. И чего вздыхает, попить нужно. Есть, я её не заставляю, понимаю, что ей сейчас не до этого, но она уже час сидит и ни глотка жидкости не выпила.
   В четыре глотка выпив кружку чая, Элина опять взяла карандаши и повернулась к рисунку, ну все, теперь пока солнце не зайдет, её от альбома не оторвешь. Я медленно пил чай, ел пирожные и смотрел, как она рисует. Шорох карандашей по бумаге, успокаивал и расслаблял, а я думал, как мне успокоиться и расслабиться. Все просто мне нужно было посмотреть, как рисует художник. А может, на выставку сходить, хорошие картины успокаивают душу и нервы. Почему, мне раньше это в голову не пришло?
   ***
   Когда солнце начало скрываться за горизонтом, я заказал ещё чая и пирожных для девушки. Когда последние лучи солнца исчезли, Элина отложила карандаши и, с облегчением вздохнув, произнесла:
   - Успела, дома перенесу на холст и нарисую картину маслом.
   - Родные не будут переживать, они знают, где ты? - Спросил я, - ты, когда из дома вышла?
   Эллина посмотрела на часы и пожав плечами ответила:
   - Нет, наверное...
   - Наверное или нет, ты когда из дома ушла? - Повторил я, свой вопрос.
   - Я домой и не приходила, мы после лекций с Богданом сразу сюда пришли...
   - Звони братьям, скажи, что ты в кафе и скоро будешь дома, - твердо сказал я и потянулся за её телефоном, но в этот момент, он зазвонил.
   Элина взяла телефон и, нажав на кнопку, приложила его к уху:
   - Даниил, я в кафе, - после минуты молчания, ответила она, - мне заказали картину.
   Даниил повысил голос, и я услышал, как он спрашивал, где находится кафе и как скоро она будет дома. Когда я увидел растерянный взгляд девушки, то понял, что её нужно выручать, она знала, где кафе, но сколько ей добираться до дома не имела ни малейшего понятия, я не уверен знает ли она как дойти до станции метро. Осторожно взяв из руки девушки телефон, я твердо заговорил:
   - Даниил, это Филипп, я рядом с твоей сестрой в кафе, случайно пересекся, я доведу её до станции метро, но сначала напою чаем с пирожными.
   - Ну, хоть кто-то адекватный рядом с ней, я тогда надеюсь на тебя, не бросай сестренку, буду тебе должен, если вдруг ваши планы изменятся, звони мне или Максу.
   Вернув телефон девушке, я пододвинул к ней тарелку с пирожными и чай.
   - Это мне? - Переспросила она.
   - Тебе кушай....
   А потом я наблюдал, с каким удовольствием, она ела пирожные, а девушка сладкоежка, нужно было больше заказать, так приятно смотреть на девушку, которая уминает пирожные с большим аппетитам.
   - Может ещё заказать? - Спросил я, когда последний кусочек пирожного исчез, и Элина облизала губы.
   - Нет, я и так толстая, - замотав головой, ответила она, - Богдан даже не взял меня в качестве натурщицы, сказал на меня много гипса пойдет...
   - Это он зря, - возмутился я, - ты конечно на тощую манекенщицу не тянешь, но и толстой тебя назвать нельзя.
   - Богдан пошутил, он тогда хотел свою девушку в натурщицы взять, но они поссорились, и я предложила свою кандидатуру, чтобы ему помочь.
   - А он обозвал тебя толстой, и это в благодарность за помощь?
   - Богдан прекрасный парень, он не умеет юлить и обманывать, всегда говорит правду.
   Я не стал дальше развивать эту тему, нравится ей Богдан, значит он действительно прекрасный парень, но, по моему мнению, чувство такта ему совсем бы не помешало. Правильно сказал Макс, она наивная и добрая, всех жалеет и всем сочувствует, а окружающие этим пользуются.
   - Скажи, а почему Даниил решил, что наши планы могут измениться?
   - А хочешь, пойдем на выставку французских художников 19 века, там такие красивые портреты девушек и женщин, французы очень любят рисовать представительниц слабого пола, они считают своих женщин самыми красивыми и постоянно это демонстрируют. А я расскажу тебе о технике рисования, которую применяли французы в 19 веке.
   - На английском языке?
   - Могу и на английском, но там много специфических слов и ты можешь половину речи не понять, но если хочешь....
   - Элина я пошутил, пойдем на выставку, я ничего не понимаю в живописи, вот и просветишь меня необразованного....
   Как мы выходили из кафе, это отдельный рассказ. Эллина сначала позвонила Максу и сказала, что ведет меня на выставку, похоже, что он был в шоке и поэтому долго молчал, пришлось ей несколько раз смотреть на экран телефона, проверять, не отключился ли он. Я стоял и улыбался, у неё было такое растерянное выражение лица, что мне её стало жаль и, забрав телефон, я объяснил Максу, что в благодарность за пирожные Элина ведет меня на выставку французских художников 19 века. В ответ услышал только хрюканье, которое расшифровал, как приглушенный смех. А дальше началось самое интересное. Элина сначала надела на голову шапку, потом начала складывать в сумку альбом и карандаши, потом зачем-то сняла шапку и завязала шарф, а потом, видимо поняв, что сделала это преждевременно, сняла шарф и пошла к вешалке, где висело пальто. Надев пальто, она обернула шарф вокруг шеи, напрочь забыв про шапку, мобильный телефон и кошелек, которые все так же лежали на столе, быстро выскочила из кафе. А я стоял и про себя считал, на счет пять она появилась в кафе, подбежала к столу, положила кошелек и мобильник в сумку, и опять забыв про шапку, двинулась к двери. Сдерживая смех, я взял её шапку, надел свою куртку и направился за ней, хозяин кафе тихо смеялся в кулак, немногочисленные посетители смотрели на нас и улыбались. Мы столкнулись прямо в дверях, она видимо вернулась за шапкой, почувствовала холод и вспомнила о ней. Протянув ей шапку, я подождал, пока она её наденет и, развернув девушку к выходу, тихонько подтолкнул. Наконец-то мы вышли из кафе, не так много времени и собирались....
   ***
   Две станции метро и мы на выставке. Элина долго копалась в своей сумке и, вытащив оттуда белую бумагу с печатями, протянула её строгой женщине на входе. Та, внимательно прочитав её, кивнула головой. Мы прошли на выставку бесплатно, остановившись у первой картины, Элина поправила свою шапку и начала рассказывать, о художнике, о девушке, которая была изображена на ней и о том, какими техниками пользовался художник, как он готовил холст, сколько наносил слоев краски, величину мазков и даже примерный состав красок. Я смотрел на картину и слушал. У Элины приятный голос и я оказывается не такой уж и темный не зря почти окончил университет. Мне много чего знакомо, например состав красок, или как готовится холст для картины, или из каких сортов дерева делают багет и как его скрепляют, ну почти половину-то я знаю. А потом мы перешли к другой картине, мне было хорошо и комфортно, голос Элины успокаивал и дарил приятное тепло, а картины казались красивыми и интересными. Не будь рядом Элины, я бы не простоял у каждой картины и пары минут. Пробежал бы мимо, максимум пару раз бегло взглянув на неё, а тут стоял и всматривался в мелкие детали, о которых говорила Элина. Я даже начал понимать замысел художника, что он хотел показать этими мелкими деталями, о чем хотел поведать тем, кто будет смотреть на его картину. В следующий раз, если соберусь на выставку обязательно возьму её с собой. А неплохо я устроился - личный искусствовед и экскурсовод. Ни у кого нет, а у меня есть, пусть завидуют. Около нас начали собираться люди, они окружали нас и слушали, о чем говорит девушка, не одному мне интересно, но Элина со мной, а не с ними.
   ***
   Проводив девушку до выхода из метро на её станции и позвонив Максу, чтобы встречал, я перешел на другую сторону и сел в поезд, мне предстоит длинный путь домой с двумя пересадками. Сидя в вагоне поезда, я думал и почему я не поцеловал девушку, ведь так хотелось. Можно было сказать ей, что это благодарность за проведенную экскурсию и за хороший рассказ о творчестве художников 19 века и за то, что я теперь не такой темный, а почти культурно образованный, она бы поверила, добрая, наивная и талантливая. И почему я тормознул, был же такой шанс, хотелось почувствовать её губы, зарыться пальцами в волосы и наконец-то распутать её пучок и узнать какой длины её волосы, какие они на ощупь, наверное мягкие и шелковистые, другого быть не может.
   В эту ночь я засыпал без всяких нервных мыслей, в голове звучал тихий голос Элины, а перед глазами портреты французских женщин 19 века и совсем не хотелось думать о предстоящем дипломе. Сон пришел быстро, я просто завернулся в его мягкие объятия. Почему я раньше не ходил на выставки? Потому, что со мной не было Элины, сегодня я высплюсь. Искусство - это сила.
   Глава 3
   Следующий день после сдачи диплома. Филипп.
   Я медленно двигался по коридорам университета. В обходном листе осталось поставить только подпись библиотекаря. После вчерашнего празднования по случаю получения диплома меня тошнило и шатало в разные стороны. Сколько клубов мы с другом Антонов посетили? Точную цифру не помним ни он, ни я. В моей памяти отложились только три клуба, Антон помнит о четырех и смутно припоминает пятый, а как мы вдвоем оказались у меня в комнате, из нашей памяти выпало. Я проснулся в своей кровати в одежде, Антон спал сидя на моем диване. Час мы приводили себя в порядок и на кухню вышли только к обеду. Мама украдкой улыбалась, глядя на нас, и молчала, я узнал только, что привез нас отец, ему позвонили среди ночи и попросили забрать своего пьяного в дупль отпрыска, а Антона он привез до кучи, мол, тот был в состоянии анабиоза и не подавал признаков жизни. После обеда, который я почти запихал в себя и сейчас об этом жалею, решил не откладывать в долгий ящик и отправится в университет, подписать обходной лист, забрать документы. Диплом мне вручат только через неделю, но это мелочи, главное я защитил диплом и выжил после его обмывания. Как же мне плохо, зачем я пил коктейли? Названия у них красивые, а ингредиенты, которые туда добавляют - сплошная химия, вся таблица Д.И. Меделева в одном стакане, бедная моя печень и все ближайшие к ней органы, такой удар получить и выжить... Все, следующие пару месяцев только натуральные напитки и диета.
   Захожу в библиотеку, протягиваю хмурой старушке обходной лист, и тут меня тихонько хлопают по плечу, я аж подпрыгиваю о неожиданности.
   - Ты чего такой пугливый сегодня, - говорит Даниил.
   - Плохо мне, вчера диплом защитил.
   - Поздравляю, теперь на работу?
   - Нет, я выпросил у отца три дня, поедем на рыбалку, а потом на работу и до отпуска согласно Трудовому кодексу. Отец на работе тиран спуску никому не дает и родственные связи его не остановят.
   - Сочувствую, - ответил Даниил и тут у него зазвонил телефон, он посмотрел на экран, нахмурился и, нажав на кнопку, поднес к уху, - Элина, что случилось, у тебя же подготовка к выставке? Как не Элина, а где моя сестра?
   Я напрягся, куда делась Элина и кто разговаривает по её телефону, взяв у хмурой библиотекарши обходной лист и засунув его в карман подошел ближе к Даниилу и начал прислушиваться к разговору. Женский голос истерично кричал в трубку, что Элину не могут найти в выставочном зале, мол, сумка и вещи её здесь, а самой нет, и куда она ушла никто не видел.
   - Что произошло? - Прервав женщину, строго спросил Даниил.
   Я услышал, что три её картины порезали, а их отобрали для выставки, другими же картинами комиссия их заменить отказалась, мол, председатель комиссии строго заявил, что талантливых художников у них много, а свои картины нужно беречь и это не его проблемы....
   - Стоп! - Сказал Даниил, - а разве не организаторы выставки отвечают за картины, ведь они хранились у них, зачем тогда нужно было их забирать и держать целый месяц, выбрали бы и вернули обратно, зачем столько держать чужие картины?
   - Это не телефонный разговор, - ответила женщина, сначала нужно Элину найти, она девушка ранимая и неизвестно, что может совершить из-за обиды.
   - Сейчас приеду, - отвечает Даниил, отключается и начинает набирать другой номер.
   - Ты Макса набираешь? - Спрашиваю я.
   Даниил кивает головой и подносит телефон к уху.
   - У него сейчас встреча с куратором диплома, он может телефон выключить, - говорит он, - так и есть недоступен.
   - Отправь ему сообщение, я поеду с тобой, а он как освободится, пусть подъезжает.
   - Тогда побежали, а сообщение я ему по дороге наберу, такси брать, смысла нет, в пробке застрянем, поедем на метро, - говорит Даниил и выбегает за дверь.
   Я бегу за ним, тошнота отступила, теперь сердце трясется как у загнанной лошади, а я думал, что у творческих людей нет зависти и злости.
   ***
   В холле выставочного зала нас встречала женщина среднего возраста.
   - Ирина Александровна, - представилась она, - я зря вас побеспокоила, Элина нашлась, она сидела в ближайшем кафе, сейчас она собирает свои картины, хочет сегодня же их увезти, остановите её, может комиссия передумает, я надеюсь на это...
   - Где она? - Спросил Даниил, и женщина указала ему на дверь справа, - прямо по коридору, третья дверь.
   Даниил уже кинулся туда, как у него зазвонил телефон.
   - Макс! - Крикнул он, принимая вызов, - лови машину, будем вывозить отсюда картины, опасно их оставлять.
   Женщина нахмурилась, но Даниилу было не до этого, он уже направлялся к двери и я за ним.
   Мы вбежали в помещение, и увидели заплаканную Элину. Она осторожно заворачивала картины в разложенные на полу листы бумаги и ставила к стене.
   - Сестренка плюнь на все и не расстраивайся, ты нарисуешь ещё лучше, талант не пропьешь, - тихо сказал Даниил, подходя к ней и обнимая за плечи.
   - Богдан так же сказал, но они мои самые любимые, я если и нарисую такие же, то они будут отличаться, не могу я точно копировать свои работы, обязательно что-то изменю или добавлю.
   - Получится ещё лучше, - прошептал Даниил, - сейчас Макс найдет машину, и мы увезем все твои картины.
   - Я думаю, что не следует торопиться, - заявила Ирина Александровна, стоящая позади нас, - я готова поговорить с членами комиссии.
   - А что это изменит? - Холодно спросил Даниил, - почему устроители выставки допустили такой вандализм?
   - А я думал, что творческие люди далеки от зависти и злобы. - Сказал я, глядя на женщину.
   - Вы совсем не знаете творческих людей, они более эмоциональные, если злятся, то до помутнения рассудка, а если завидуют, то и до убийства может дойти, - ответила она.
   Я перевел взгляд на заплаканное лицо Элины, нет она не сможет злиться до помутнения рассудка, и завидовать она не умеет, ну если только чуть и по-доброму, вот таких безобидных и беззлобных и обижают в первую очередь.
   - Нет, Ирина Александровна, - твердо заявила Элина, - я не оставлю картины и больше не включайте меня в список, я не буду выставляться в этом зале, да и в других выставках тоже, это не обязательно для студентов нашего факультета, главное чтобы я работы свои представляла вовремя.
   И столько решимости было в её взгляде и сколько достоинства, что я залюбовался. А она не настолько неприспособленная, девушка имеет гордость и умеет с честью преодолевать трудности, уважаю сильных духом людей.
   - Это очень опрометчивое заявление, Элина, - ответила женщина, - художник должен выставляться.
   - А я буду выставляться только не под патронатом ВУЗа, мне Богдан рассказал все подоплеку этой диверсии. - Ответила Элина.
   - Просветите меня Ирина Александровна, - сказал Даниил, отходя от Элины, - кто был зачинщиком и кто совершил диверсию?
   - К сожалению, свидетелей нет и поэтому назвать имя так называемого диверсанта, я не могу, - ответила женщина, - но подоплека такова и я уже доложила декану факультета об этом. Преподаватель иностранных языков нашего ВУЗа продвигает племянницу, она конечно девочка талантливая, но до Элины ей далеко. А тут Элине предложили работу экскурсовода в большом выставочном центре нашего города, пока только на три месяца, но если администрацию устроит такой работник, а я уверена, что их все устроит, то они предложат постоянное место. Это хорошее предложение для студента нашего факультета.
   - Но почему комиссия не выбрала другие картины? - Спросил Даниил.
   - Председатель комиссии друг этого преподавателя, - ответила Элина.
   Я подошел к девушке и начал помогать ей заворачивать очередную картину, мне хотелось утешить её, обнять и поцеловать, но сейчас не место для проявления нежности. Я видел, что девушка держится только потому, что вокруг много людей, она уже выплакала первые слезы обиды, а когда приедет домой, то опять будет плакать и уже не из-за обиды на несправедливость, а из-за того, что ей жалко свой труд. Я когда-то прочитал в одной книге, что творческие люди относятся к своим творениям, как к детям, любимым детям. Если что-то с ними случается, то они вместе с потерей своих творений теряют частицу своей души и оплакивают их как самых дорогих людей. Слишком поэтически звучит, но, по сути, правильно. Каждая работа созданная художником или скульптором, даже если она несовершенна, по мнению автора, дорога им не меньше, чем совершенные их творения. Это тоже я прочитал в какой-то книге, а вообще-то нужно прочитать о художниках может пойму немного как они чувствуют и мыслят, хотя мы часто сами себя не понимаем, а другого человека, да ещё и талантливого понять практически невозможно.
   Макс прибежал взъерошенный и со сверкающими глазами, но когда увидел спокойную Элину, неторопливо заворачивающую картины, успокоился и подошел к Даниилу.
   - Вечером все расскажу, сейчас нужно доставить сестренку и картины домой, - сказал Даниил и, повернувшись ко мне, спросил, - Филипп ты с нами?
   - Поехали, - произнесла Элина, - ты уже защитил диплом и сейчас свободен как птица, а я вам испеку булочек с шоколадом и мы выпьем вина.
   - Ты меня приглашаешь? - Удивился я.
   - Приглашаю, ты так внимательно слушал меня на выставке французских художников, а сейчас сразу на помощь примчался, я должна тебя отблагодарить за помощь и поддержку.
   - Так я вроде и не помог и не поддержал.
   - Помог и поддержал, если бы приехал только Данчик или Макс, то я бы до сих пор плакала, они братья при них можно слезы лить, они поймут.
   - А при мне нельзя плакать?
   - Можно, но недолго не хочется показаться постороннему человеку истеричкой, я и так отличаюсь от нормальных людей своей одержимостью к рисованию.
   - Раз ты меня приглашаешь, то я пойду, поем твоих булочек и выпью немного вина.
   - Макс, Даниил! - Позвала Элина братьев, ставя к стене последнюю картину, - Филипп едет с нами, мы будем пить вино и есть булочки с шоколадом.
   Парни вытаращили на Элину глаза, видимо она впервые выступила с таким заявлением, но потом быстро пришли в себя и закивали головами. Мы взяли картины и пошли к выходу, но перед этим Макс взял сумку Элины, проследил, чтобы она надела шапку и завязала шарф, а Даниил ещё раз внимательно осмотрел комнату, чтобы потом не возвращаться. Я наблюдал за действиями братьев и улыбался. Пусть они говорят, что сестра - их головная боль, но они избаловали её своим вниманием. Может подсказать им, что пора дать девушке больше свободы, она сама может позаботится о себе, пусть сделает это по-своему, ну ошибется пару раз, так все ошибаются. А ещё я по-доброму завидовал им, у них прекрасная семья, мне этого не удалось испытать, я в семье один. Обо мне заботились родители, но я не заботился ни о ком, а это интересный опыт, хотя и хлопотный.
   ***
   Нас привезли прямо к дому, и, пока мы заносили картины и расставляли их в комнате Элины, девушка, надев милый фартук с красивыми цветами, орудовала на кухне. Когда булочки были поставлены в духовку, мы дружно накрывали на стол, все так проголодались, что аж животы скручивались, а позже мы пили вино, ели салаты и другие закуски и рассказывали забавные случаи из детства. Эллина улыбалась, щеки её раскраснелись, она рассказала пару случаев про себя, и мы долго смеялись, а после чая с вкусными булочками у неё начали закрываться глаза и Макс отправил её в комнату спать.
   - Филипп, ты запал на мою сестру? - Тихо спросил Даниил, когда Макс, ушел в туалет.
   - Я об этом в таком ракурсе не думал, мне нравятся её рисунки, нравится, как она рисует, а ещё она очень хорошо рассказывает о картинах, она необычная, милая и добрая...
   - Подумай хорошо Филипп, Элина натура творческая, с такими людьми очень трудно найти точки соприкосновения, они, когда творят, забывают обо всём и обо всех, а мужчины не любят когда их ставят на второе место.
   - Не любят, но я не запал на твою сестру, мне нравится её творчество и сама девушка необычная, но это ещё не повод, чтобы влюбляться. А мужчины много чего не любят, например, когда их спрашивают о чувствах к женщине или пытаются объяснить очевидные вещи...
   - Я понял Филипп, но и ты меня пойми, я боюсь за сестру, а если она влюбится в тебя, а тебе надоест быть на втором месте, хорошо, если от обиды и разочарования она напишет несколько депрессивных картин, а если нет и случится страшное....
   - Ты же сам сказал, что картины у неё на первом месте, так что влюбиться в меня ей не грозит...
   - Хорошо если так, но человек ещё не научился контролировать свои чувства, влюбиться или не влюбиться, не он решает, тут химия и эмоции, а у сестренки эмоций хоть отбавляй. Ты думаешь, она сейчас ляжет спать и спокойно заснет, нет, она полночи будет ходить по квартире и переживать, а потом плакать в подушку и не только сегодня, неделю не меньше будет депрессировать.
   - Бедная девушка, - прошептал я, - как ни оберегали вы её от реалий жизни, но они её настигли, я сочувствую ей, понимаю.
   - Подумай Филипп, - просто сказал Даниил.
   На это я только кивнул головой, нужно собираться домой, сейчас придет Макс, попрощаюсь и пойду, я понимаю опасения Даниила он привык заботиться о сестре, привык оберегать её, но о любви речи не идет, да и Элина не испытывает ко мне чувства, может только дружеские.
   ***
   Домой я шел в хорошем настроении, несмотря на разговор с Даниилом, я рад, что поехал спасать Элину и рад, что принял её предложение и провел прекрасный вечер в прекрасной компании, а ещё помог девушке остановить слезы.
   Глава 4
   Месяц спустя. Филипп.
   Рабочие дни проходили быстро и хлопотно, отец не стал меня жалеть, не дал времени на ознакомление с рабочим процессом, а сразу прикрепил к группе, разрабатывающей большой проект. Моим наставником назначили старого знакомого отца, опытного архитектора и профессионала. Он сразу выдал мне задание и подсказывал только в крайнем случае, когда я, намучившись, опускал руки. Домой я приходил поздно, часто засиживался допоздна, не хотелось выглядеть тупым стажером, вспоминал все, чему учили в университете и пристально наблюдал за коллегами. Я даже не заметил, как прошел месяц моей работы, а когда в начале этой недели наша группа предоставила проект заказчику мы все, в том числе и я вздохнули с облегчением. Три дня мы дорабатывали мелкие детали и наслаждались покоем, а потом наступили выходные, которых все так ждали. В пятницу вечером, я почувствовал, что сильно устал, мне хотелось просто выспаться, лечь и проспать сутки, а лучше двое, но боюсь, что появятся пролежни.
   Вечер пятницы. Спать ещё рано, а идти развлекаться не хочется, даже протянуть руку за пультом и включить телевизор лень, так и сижу на диване, вытянув ноги, и смотрю на черный экран. Мама плотно накормила и отправила меня отдыхать, вот и отдыхаю. И когда стал таким послушным ребенком? Рядом со мной звонит телефон, странно, Макс звонит, я весь месяц ни о братьях, ни о Элине не вспоминал, так загрузил себя работой, что в голове только чертежи и расчеты, и ничего постороннего.
   - Филипп, ты не забыл, что должен мне услугу? - Весело говорит Макс.
   - Не забыл и готов отдать долг хоть сегодня....
   - И сегодня и ночью и завтра утром, - отвечает Макс, - сестренке требуется натурщик, приходи с ночевкой, я тебя в комнате Даниила поселю.
   - А сам хозяин где?
   - Уехал на турбазу с подругой и родители решили от нас отдохнуть, так что мы с сестренкой одни и ждем тебя, у Элины аж пальцы дрожат от нетерпения, как рисовать хочется.
   - Ждите, еду, - сказал я и отключился.
   Быстро натянув на себя брюки и футболку, я сложил в сумку сменное чистое белье, и другие мужские принадлежности, помахав маме рукой и предупредив, что раньше вечера субботы не вернусь, направился на улицу. Через час с небольшим буду на месте.
   ***
   Дверь мне открыла Элина, она улыбнулась и отошла в сторону, а я стоял и смотрел на неё. Я просто непроходимый тупица, загружал себя работой до помутнения в мозгах, тешил надеждой, что делаю это для того, чтобы не выглядеть некомпетентным перед коллегами, а на самом деле я просто хотел забыть девушку. И не пойму либо я непробиваемый тугодум, либо решил перебороть себя.
   - Ты чего не проходишь? - Спросила Элина.
   - Задумался, у меня был очень напряженный месяц, и я периодически зависаю, - отмазался я и прошел в квартиру.
   - Вот и отдохнешь, пока я рисую, нам задали тему, нарисовать мужчину, который либо работает, либо отдыхает после работы, но главное, чтобы это было показано на картине.
   - И в каком образе ты хочешь меня изобразить?
   - В образе любовника, который отдыхает после ночи страсти, - ответила девушка и окинула мою фигуру внимательным взглядом, - думаю, будет в самый раз.
   - Ночь страсти это не работа, а удовольствие - уточнил я.
   - Ну, не скажи, - вмешался в наш разговор Макс, выходя из кухни, - ублажить женщину это работа, да ещё какая, а если совместить и её и свое удовольствие, так нужно очень хорошо постараться, тут фантазия нужна и сноровка и опыт и много ещё чего...
   Пожав руку Максу, я скосил глаза на Элину, не слишком ли он откровенно выразился перед невинной девушкой, в том, что у неё никого не было, я уверен. Макс понял, о чем я умолчал, а вот Элина ушла в себя и не слышала его слов.
   - Сестренка, иди, готовь интерьер и холст, а мы с Филиппом чаю попьем, и он придет, - сказал Макс, осторожно трогая девушку за плечо.
   - Точно интерьер! - Воскликнула она и побежала в свою комнату, и я опять улыбнулся, увидев подрагивающий растрепанный пучок волос.
   - Я слышал часть вашего разговора с Данькой, - серьезно произнес Макс, - а то, что не слышал, додумал и, зная брата, могу утверждать, что он был категоричен.
   - Ты не поддерживаешь его?
   - Я не столь категоричен, как он, считаю, что пробовать нужно и отрицательный опыт, тоже опыт его тоже надо испытать, вся наша жизнь это победы и разочарования, а чего в твоей жизни будет больше, зависит только от тебя. Если не сделаешь выводов из своего печального опыта, то так и будешь наступать на те же грабли, а если этот опыт сделает тебя мудрее и сильнее, ты в будущем избежишь подобных ошибок. Даниил же перестраховщик, он в большинстве случаев предпочитает избегать ситуаций, чем потом разгребать последствия. Это тоже хорошо, лучше предотвратить, чем лечить, но нельзя все время прятаться от проблем в норку, как премудрый пескарь, жизнь обязательно тебя подловит, а ты не будешь знать, как с этим справится.
   - Так ты одобряешь?
   - Я хочу дать сестренке шанс, она должна увидеть, что кроме картин и учебы есть ещё другая жизнь и её яркие представители мужчины.
   - Ну, насчет яркости я не уверен, это женщины яркие, милые, нежные и непредсказуемые.
   - Может я совсем немного переборщил с характеристикой мужчин, - улыбнулся Макс.
   - А она обо мне вспоминала, ну хотя бы раз?
   - Извини друг, но обманывать не буду....
   - Не вспоминала.... - договорил я.
   - Так ты чай будешь? Или сразу пойдем укладывать тебя на ложе, - перевел разговор Макс.
   - Ах да на ложе, я же буду изображать уставшего любовника, а глаза мне можно будет закрыть и заснуть?
   - Ну, друг, ты что ни разу не уставал после ночи страсти? - Засмеялся Макс, - я так мгновенно отрубаюсь, домкратом не поднять....
   - Это мы так думаем, а у художников другое виденье ситуации...
   - Можешь, спать и даже храпеть, когда сестренка творит, даже извержение вулкана не сможет оторвать её от процесса....
   - Прекрасно, высплюсь на месяц вперед....
   ***
   Прежде чем мне принять позу, мы с Максом навесили над кроватью балдахин, который пришлось сделать из штор. Пока закрепляли его, тихо ругались. Элина в это время обложила себя декоративными подушками, и с серьезным видом выбирала из них подходящие. Наконец, наша сложная конструкция была готова, Элина разложила на кровати подушки, потом принесла из спальни родителей мохнатый плед, а для меня началось самое приятное. Я разделся до трусов, лег на кровать, а Элина долго ходила вокруг меня и укладывала мои конечности. Я смотрел на её выражение лица, похоже, меня она воспринимала как восковую фигуру, а не живого человека, но я не обижался, у девушки начался творческий процесс, ей хоть хищного зверя на кровать положи, она так же будет ходить вокруг него и раскладывать его лапы. Наконец, она отошла от меня на пару метров, долго смотрела, наклоняя голову, потом передвинула мольберт и опять смотрела, а потом, кивнув головой, взяла карандаши и начала рисовать. Поза у меня была удобная, кровать и подушки мягкие, теплый плед прикрывал мое нижнее белье и часть бедра, про то, что нельзя закрывать глаза, мне не сказали, и я с блаженной улыбкой на лице погрузился в сладкую дрему. Постель пахла Элиной, тонкий цветочный аромат с ноткой ванили, видимо шампунь или гель для душа, а может это её природный запах, приятный и вкусный аромат окутал меня, тихие звуки, которые издавали карандаши, касаясь бумаги, успокаивали и расслабляли и я медленно проваливался в сон.
   ***
   Проснулся я от того, что кто-то пристально смотрел на меня, открыл глаза и увидел Элину, она приняла душ и сейчас стояла около кровати с распущенными ещё влажными волосами и в длинном халате. Девушка внимательно рассматривала меня, а за окном занимался рассвет, вот это я поспал.
   - Я могу пойти спать в комнату брата, если тебе так понравилась моя кровать, - прошептала она, - но что-то мне подсказывает, что когда взойдет солнце, ты будешь выглядеть ещё красивее, чем вечером, может мне остаться и порисовать ещё?
   Я не понял, спрашивала она меня или просто озвучивала свои мысли.
   - Сколько времени? - Тихо спросил я.
   - Через полчаса рассветет, - ответила девушка, - у тебя тело не затекло, ты можешь поменять позу, я уже нарисовала основные линии.
   Осторожно присев, я повел плечами и руками. Я что проспал всю ночь в одной позе? Вот это я устал и даже во сне не двигался. А потом я протянул руки и, обхватив девушку за талию, посадил себе на колени и, пока она не поняла, что я собрался делать, повернул её лицо и прижался к губам. Я даже себе не признавался, что хотел этого давно. Зачем я отказывал себе в таком удовольствии? Макс, ты не сестренке шанс дал, ты мне дал шанс узнать твою сестру.
   - Ты предлагаешь страсть? - Прошептала Элина, отодвигаясь от меня.
   - Не уверен, что в первый раз ты испытаешь её, у женщин не сразу получается, в первый раз они часто не испытывают страсти и даже удовольствия.
   - Я не совсем темная, мы изучали анатомию человека, и немного физиологию. Я считаю, что это хороший опыт.
   - Опыт? Элина, ты меня обидела!
   - Я дала свое согласие. Или ты ждал признания, в страстном желании совокупится с мужчиной?
   - Некрасивое слово - прошептал я и положил девушку на кровать, нежно целуя её шею.
   - Скажи красивое, - шепчет она и тихо стонет.
   - Скажу, много красивых слов скажу....
   ***
   Контуры моего тела обводили кончиками пальцем, иногда рука останавливалась и легонько нажимала на кожу, а потом пальцы продолжали свой путь.
   - Судя по свету, уже полдень? - Прошептал я, открывая глаза и смотря в окно.
   - Два часа дня, - шепчет Элина - и Макс нас уже видел, заходил час назад, тебя ждет серьезный разговор...
   - Он дал добро, - ответил я.
   - Ты не знаешь Макса, он может и дал добро, но только не на интим. А ты оказался быстрым, у тебя красивые линии тела.
   - Я бы принял это за комплимент, но ты же смотришь на мое тело с художественной точки зрения, если бы рядом с тобой лежала восковая фигура ты бы тоже восхитилась её линиями.
   - Воск холодный и пахнет невкусно, а тело теплое и вкусно пахнет, а ещё оно мягкое и упругое одновременно и я знаю, как изобразить тебя на картине, - ответила Элина и начала подниматься.
   - Ты продашь мне эту картину?
   - Получу за неё оценку и рецензии и подарю, продавать натурщику неэтично.
   Она быстро накинула на себя халат, но я разглядел её фигуру этой ночью, вернее утром, а ещё я знаю, как ощущается её кожа на кончиках пальцах и на губах. Мне хотелось, чтобы вкус и запах её кожи остался на моей коже надолго.
   - Я в душ и готовить нам обед, через полчаса можешь сменить меня в ванной, а после еды опять позировать. Думаю, до вечера я закончу и отпущу тебя домой.
   - А если я захочу остаться?
   - Не травмируй Макса, он второй раз такой картины не вынесет, а Данька прочтет мне длинную лекцию о нравах современной молодежи.
   - А мне подсветит один или оба глаза, - ответил я.
   - Нет, тебя не тронут, если бы я не согласилась, ничего бы не было. - Утвердительно, произнесла Элина и вышла из комнаты.
   Я только успел натянуть джинсы, как в комнату зашел Макс.
   - Я уже понял, что на интим ты добро не давал, - примирительно, сказал я, глядя на хмурое лицо парня, - но Макс, я не смог удержаться, она такая очаровательная, милая и вкусная и ещё она сказала, что это хороший опыт.
   - Не успокоил, - ответил он, - но если она рассматривала это как опыт, то спать я буду спокойно в отличие от тебя, ты же не ради опыта соблазнил её?
   - Нет, такую девушку нельзя рассматривать, как что-то временное, только не её. На таких девушках нужно сразу жениться, чтобы отсечь конкурентов раз и навсегда.
   - А теперь я тебе сочувствую, ты ещё побегаешь за ней, она напишет картину и переключится на другую, может и не забудет тебя, но в сторону отодвинет и тебе придется постараться, чтобы напомнить о себе.
   - Ну спасибо, успокоил. Я, конечно, думал, что будет нелегко, но не до такой же степени...
   - До такой, - улыбнулся Макс, - иди в душ, Элина уже вышла у тебя сегодня напряженный день.
   - Да не сильно я и напрягся, спал на кровати.
   - Тебе повезло, а вот мне пришлось позировать стоя, думал, ноги со спиной отвалятся от такой позы, а Данька вообще стоял в позе метателя диска, он потом на массаж ходил, чтобы привести мышцы в тонус. Или просто хотел замутить с миленькой массажисткой. Совмещал полезное с приятным.
   ***
   Обед прошел в молчании, Элина витала в облаках, смотрела на нас рассеянным взглядом, вроде и смотрит на тебя, но не видит, Макс только пожимал плечами и быстро уничтожал пищу, а мне ничего не оставалось, как быстро поесть и идти позировать.
   Элина несколько изменила мою позу, поправила подушки и плед и приступила к рисованию, я закрыл глаза и расслабился. Спать совсем не хотелось, я думал и как мне заинтересовать девушку и главное чем, ну можно сходить на пару выставок, послушать её рассказ о художниках и картинах, можно уговорить её на кино, но фильм подобрать грамотно, а то заскучает. Это программа на пару недель, а дальше что? Чем её удивить или хотя бы заинтересовать, а ещё есть работа и её учеба и картины она должна писать. Как все это совместить, чтобы не упустить что-то важное? Думай Филипп, ты же не глупый парень, неужели не сможешь составить план завоевания девушки.
   ***
   Домой я возвратился в полночь, всю дорогу улыбался как влюбленный подросток, перед тем, как уйти я долго целовал Элину, шептал нежные слова и обещал, что обязательно придумаю, как развлечь её и себя. Она кивала головой, отвечала на поцелуи, но доходили ли мои слова до её сознания, не знаю. Элина опять витала в облаках, часто застывала, глядя на пустую кровать и невпопад кивала головой, придется привыкать к таком игнору. Она не специально, просто сейчас её мысли заняты картиной и ей трудно переключится, а Макс прав, тяжело мне придется.
   Глава 5
   Две недели спустя. Филипп.
   Все мои планы по завоеванию девушки пошли прахом. Как только после прекрасно проведенных выходных я вышел на работу, отец выдал нашей группе новый проект и понеслось. Я еле до дома добредал, только и мог, что немного перекусить, принять душ и завалиться спать. Проект интересный и срочный, так что работали почти допоздна, нам дали две недели для разработки основной концепции, потом представить её на суд заказчику и если он одобрит, то в течение ещё двух недель довести до логического конца. В пятницу второй недели интенсивной работы, наша группа дружно выразила возмущение, и мы наконец-то ушли с работы вовремя и ещё нам дали два полноценных выходных и теперь я думаю, как провести их с пользой и отдохнуть, но главное проветрить мозги.
   Родители ушли на юбилей к старым знакомым, мама, посмотрев на меня, даже не стала настаивать на моем присутствии на празднике. Совсем я плохо выгляжу, мама уже извиняется за то, что потревожила, отец только усмехнулся и сказал, что я молодой, выдержу, он же выдержал. Я бы так и сидел в кресле у компьютера, вяло листая картинки с пейзажами, если бы не звонок Макса, он сообщил, что через час они с Элиной привезут мне картину. Пришлось подниматься и наводить в комнате порядок, а ещё заварить чай и проверить холодильник на предмет закуски.
   Когда раздался звонок в домофон, я почему-то занервничал, и с чего вдруг, что я Макса с Элиной не видел. Макс занес картину, завернутую в толстую бумагу, Элина в смешной шапочке с помпончиком оглядывалась по сторонам, она нервничала, боялась, что картина мне не понравится.
   - Проходите в зал, я сейчас вам чай принесу, - сказал я, принимая куртку у девушки.
   - Мы не графья и на кухне чаю попьем, - ответил Макс, - давай картину смотреть, а то Элина сейчас от нервов на стену полезет.
   - Тогда неси её в зал и ставь на диван, а я пока чайник поставлю и на стол накрою.
   Спустя пять минут я зашел в зал и, переведя взгляд на диван, застыл, а я и не знал, что такой красавчик, нет, не красавчик, я просто бог красоты. Или Элина меня приукрасила? На картине был изображен юноша с моими чертами лица и фигурой, он лежал на кровати среди подушек, чуть прикрытый пушистым пледом, в углу картины виден силуэт свечи, который бросает свет на лицо и тело мужчины и капелька воска, которая застыла почти у груди мужчины. Я даже загордился собой.
   - Элина это шедевр, - тихо проговорил я и повернулся к девушке, она сидела в кресле, я заметил, как подрагивают её пальцы. - Ты чего разнервничалась, ты же талант и не можешь написать плохую картину.
   - Не всем нравится, как видит художник, - ответила она.
   - Ты меня увидела в самом лучшем свете, я на этой картине бог красоты.
   - Это из легенды или сказки о женском любопытстве, - сказала Элина, - картина получилась не совсем по теме, но мне поставили высокую оценку и рецензии были превосходные.
   - Пойдемте пить чай, - сказал я, - а с тебя, Элина, легенда.
   Мы расселись за столом, я пододвинул к Элине тарелку с пирожными и с удовольствием отметил, как загорелись её глаза. Когда она с аппетитом съела одно пирожное и с сожалением отодвинула от себя тарелку, я решил напомнить ей о легенде.
   - А теперь сказка, а то от любопытства кусок в горло не лезет, - жалобно сказал я.
   - К одной женщине по ночам приходил любовник, - начала рассказ Элина, - в греческом варианте это был Аполлон бог красоты, а сказках других народов это был ангел, который спускался с небес, превращался в человека и посещал женщину. Он приходил после заката и уходил до рассвета, он запрещал женщине зажигать свечи. Бедная женщина, она проводила ночи полные страсти и нежности с любовником, лица которого не видела, а очень хотелось увидеть. И вот спустя полгода женщина не выдержала, и когда утомленный любовник заснул, чтобы удовлетворить свое любопытство она зажгла свечу и поднесла её к кровати. Капля воска со свечи упала на грудь мужчины, и он проснулся. А потом он ушел и больше не приходил никогда. Из-за своего любопытства женщина потеряла нежного и страстного любовника. Не всегда нужно проявлять любопытство, можно потерять больше, чем приобрести. Ну увидела женщина лицо любовника, он ей понравился, только самого любовника она потеряла и что принесло ей любопытство: одиночество, тоску и воспоминания.
   - Очень поучительная сказка, - задумчиво произнес Макс. - но нам пора, тебе сестренка завтра на выставку идти, иностранную делегацию водить.
   - Так ты работаешь в выходные? А я хотел тебя пригласить в кино.
   - В выходные я вожу иностранные группы, но сейчас редко. Еще не сезон, а летом будет тяжело, язык болит, сколько разговариваю. Иногда по пять групп в день, и не меньше трех постоянно. Тяжело, к вечеру в голове все путается, я прихожу домой и не знаю на каком языке отвечать на русском, английском или немецком. А в кино я давно не была и обязательно схожу, но только чтобы в фильме было много природы, ну например, про путешествия или что-то историческое или даже фантастика, другие планеты или миры и в техногенном пейзаже тоже можно найти свое очарование.
   - Договорились, я узнаю у Макса твое расписание и приглашу тебя в кино.
   Прежде чем покинуть квартиру, Макс вложил в руки Элины перчатки, поправил шапку, завязал шарф и, взяв её сумку, повернул к выходу, но я перехватил её и поцеловал, краем глаза увидел, как Макс тактично отвел глаза.
   - Мы обязательно сходим в кино, - прошептал я, - ты самая талантливая художница и никогда не сомневайся в этом.
   Эллина кивнула головой и вышла за дверь, а я отправился в зал смотреть на себя красивого.
   ***
   Мама зашла в зал и ахнула:
   - Филипп это же ты, какой красавец, а я и не замечала, что мой сын выглядит как греческий бог.
   - Меня сильно приукрасили, на самом деле я не такой, проверял в зеркале, оригинал хуже, чем на картине.
   - Теперь я знаю, кого мы пригласим для большого рекламного проекта, - сказал отец, заходя в зал и рассматривая картину.
   - Ты про какой проект говоришь?
   - В холле нашей фирмы нужно повесить картины с домами, проекты по которым они построены, разрабатывала наша фирма, да и в коридоре можно такие картины повесить и в приемной, я уже давно рассматриваю предложения рекламных агентств, но все никак выбрать не могу.
   - А не проще ли сделать фотографии, нанять профессионала, он сделает снимки и обработает их на компьютере? А нам останется только выбрать лучшие.
   - Фотографии проще, но выглядят они дешево, а для солидных заказчиков дешево оформленный интерьер фирмы - знак нашей несостоятельности и некомпетентности, а значит ненадежности. А художник нарисует дом в самом выгодном ракурсе, да ещё подберет время суток, которое выгодно подчеркнет красоту строения. Ты знаешь художника?
   - Художницу, это девушка она учится на факультете искусствоведения и работает в большом выставочном зале экскурсоводом, не знаю, найдет ли она время для такой большой работы.
   - Вот и займись организацией рекламы, бюджет я тебе выделю, уговори девушку, организуй выезды, а адреса, где стоят дома, я тебе напишу, возьмем самые интересные проекты. Кого интересует бюджетная почти массовая застройка? Солидные заказчики хотят жить в оригинальных домах.
   - А проект?
   - Я освобожу тебя от этого проекта, найдется, кому закончить, а реклама нашей фирме давно нужна, может какие-то картины используем для рекламы в газетах и журналах.
   - Погоди отец не гони, картину нарисовать нужно время, это все будет не так быстро, это не фотографии, в каждой картине часть души художника.
   - Я смотрю, ты проникся, - улыбнулся отец, - тогда тебе и карты в руки, а в сроках я тебя не ограничиваю, понимаю, художники - люди сложные их торопить нельзя, когда они творят, время для них не имеет значения.
   - А если художница не умеет рисовать дома, может она только с натуры рисует? - Ехидно, поинтересовался я, а сам в душе ликовал, вот теперь я точно найду время, чтобы сходить с Элиной в кино и Макса напрягать не надо, сам составлю для неё расписание и сам внесу в него поход в кинотеатр.
   - Умеет, такая талантливая девушка должна уметь все, вон она тебя как нарисовала, Аполлон получился, а не Филипп.
   - Выделяй бюджет отец, попробую организовать для фирмы рекламную компанию, а картину я повешу в своей комнате, нечего вашим гостям на меня полуголого пялится.
   - Зря, такие шедевры нужно выставлять напоказ, а не прятать их в спальне, - ответил отец, - но картина твоя, так что тебе и решать.
   Три дня спустя. Филипп.
   Отец не стал ждать до понедельника, в субботу собрал в офисе финансового директора и своего заместителя и к вечеру я стал обладателем семи адресов и сметы на рекламу услуг нашей фирмы. Попробовал возмутиться, что денег недостаточно, художник талантлив, но отец сказал, что смета составлена без учета премиальных для мастера, а ещё мне выделили большую машину с шофером и даже мини холодильник, зачем не знаю на улице ранняя весна, иногда бывает так холодно, что и мороженное не тает. Но отказываться я не стал, в воскресенье узнал у Макса расписание занятий Элины и решил встретить её у университета рано утром. У отца железная хватка если он что задумал, то начнет реализовывать незамедлительно, мне до его хватки далеко, нужно тренировать и тренировать, может со временем и достигну его уровня, а может так и останусь хорошим исполнителем. Не все могут руководить, некоторые прекрасно себя чувствуют, исполняя приказы начальства, вот я не вижу себя, руководителем, хотя отец всегда говорил мне, что я его преемник и должен учиться организовывать рабочий процесс. Вот и попробую его организовать, хотя с Элиной по Трудовому кодексу работать не получится, у неё творческий процесс может длиться до полного изнеможения или вообще не начаться если что-то пойдет не так.
   Сидя в машине, я наблюдал за студентами университета, выискивая глазами девушку, рано я приехал, до занятий ещё минут 20 может она к самому началу приходит или вообще опаздывает, тогда придется ждать до первой перемены.
   Эллина тихо брела по дорожке, не поднимая головы, узнал её сразу, эту милую шапочку с помпончиком невозможно не заметить. Выпрыгнув перед ней, я сразу же пожалел о своем поступке, девушка вздрогнула, а потом она подошла ко мне, прижалась лбом к моей груди и заплакала, а я как дурак стоял и гладил её по спине. Не умею я успокаивать женщин, а спрашивать её, что так расстроило, бесполезно пока слезы не кончатся, ни скажет.
   Через несколько минут Элина громко всхлипнула, отстранилась от меня и начала что-то искать в сумке.
   - Что потеряла? - Тихо спросил я.
   - Данька мне бумажные платки вчера положил, найти не могу, - ответила она, я достал из кармана свой платок и протянул ей.
   - Спасибо, - ответила она и начала вытирать лицо.
   - Расскажешь?
   - Все плохо, - ответила Элина, - декан позвонил в выставочный зал и сказал, что моя работа мешает учебе, что я ещё на третьем курсе и впереди у меня две большие выставки и большая дипломная работа. Я всего-то немного задержала картину, почему другим можно, а мне нет.
   - Ну может он переживает, что ты не сможешь подготовиться к выставке? - Предположил я.
   - Я уже не верю в искренность чувств наших преподавателей, а мне деньги нужны, краски и холсты стоят неприлично дорого, да и карандаши хорошие стоят дорого, у родителей деньги брать стыдно, я же не маленький ребенок, вполне могу сама зарабатывать.
   - Тогда мое предложение будет очень кстати, - оживился я и посмотрев на часы, скис, - вот только тебе пора на занятия.
   - Ничего один раз можно и прогулять, - ответила она, - пошли в кафе, выпьем чаю, и ты мне расскажешь о своем предложении, надеюсь выгодном?
   - Не сомневайся, предложение выгодное...
   ***
   Мое предложение Элина восприняла на ура, еле уговорил её чай допить, она сразу была готова ехать по адресам. А потом я наблюдал творческий процесс, Элина бегала вокруг каждого дома, зависала, смотря на солнце и деревья, искала лучший ракурс для рисунка, в итоге только к позднему вечеру мне удалось, чуть ли не силком затащить её в кафе и накормить ужином. Элина была возбуждена, она хотела рисовать уже сейчас, но, поев и подумав, составила план действий. В итоге дома, которые находятся в черте города, она будет рисовать на рассвете и закате, а дома в пригороде в выходные в полдень. Я же думал, что на мне лежит ответственность за обеспечением комфорта девушки, нужно позаботится о теплых вещах, о чае и еде. Мы решили, что завтра пойдем в специальный магазин за холстами и красками, а послезавтра на рассвете начнем работать. Я уже собрался отвезти девушку домой, как зазвонил мой телефон.
   - Филипп, это переходит все границы, - заявил Даниил, - мало того, что она впервые прогуляла лекции, ты её до сих пор удерживаешь на улице, родители уже в полицию хотят звонить.
   - Мы в кафе и я сейчас привезу её домой, а насчет прогулов это не моя идея, не хочешь поинтересоваться у сестры, почему она не захотела пойти на занятия?
   - Знаю, я, что по просьбе декана её уволили и подоплеку этого события тоже знаю, но Элине не скажу, хватит ей разрезанных картин, не узнает, будет спать спокойно. Вези её домой и больше такие фортели не выкидывай, она натура увлекающая, предложи ей нарисовать картину и она про все забудет. Я правильно понял, что ты ей работу предложил или вы просто так лекции прогуляли? Все-таки я надеюсь, что ты уже вырос из школьного возраста и не сбежал с работы с подружкой в кино.
   Последние слова Даниил сказал после паузы, все-таки братья разные, Макс менее категоричный, а вот Даниил кремень и если вбил себе в голову, что я могу причинить боль сестре, переубедить его будет трудно.
   Перед тем как отпустить девушку домой, мы долго целовались, у Элины горели щеки и сверкали глаза, может она и думала в этот момент о картинах, но на поцелуи отвечала и прижималась к моей груди, шофер тактично вышел из машины, а я не стеснялся, мы не преступники, взрослые самостоятельные люди.
   Полдень следующего дня. Филипп.
   Элина позвонила мне сразу после 12 часов дня, а я думал, что она ещё на лекциях.
   - Я освободилась раньше, - веселым голосом проговорила Элина, - поехали в магазин, мне ещё нужно холсты подготовить и кисти. Я жду тебя в кафе около моего университета.
   Не дождавшись моего ответа девушка отключилась, а я, схватив куртку, выскочил из кабинета. Промчавшись мимо отца, как метеор, я только отметил, как он улыбнулся и покачал головой. И чего надумал?
   ***
   - Элина, я надеюсь, что мне не влетит от твоего брата за то, что ты прогуливаешь лекции, - сказал я, присаживаясь рядом с девушкой.
   - Я ему сказала, что он не имеет права так с тобой разговаривать, и что я взрослая и сама решаю идти мне на лекции или нет, - твердо заявила она.
   Я только на минуту представил лицо Даниила в этот момент и тихо засмеялся, обнимая девушку:
   - А он не обиделся, все-таки брат переживает за тебя?
   - Я потом извинилась и он оттаял, а потом мама меня поддержала, я подслушивала, как она говорила ему, что может время пришло, и мне нужно сбросить с себя опеку родных и начать самой принимать решения.
   - Моя самостоятельная девочка, может не стоит так сразу сбрасывать опеку, может, нужно постепенно становится самостоятельной, я тоже переживаю за тебя, ты все ещё не можешь переключаться на бытовые проблемы, когда рисуешь, а иногда это просто жизненно необходимо.
   - Нет, переключаться я не могу. Это проблема?
   - Не совсем проблема, но в эти часы не нужно отказываться от заботы близких.
   - Так я не отказываюсь, но одно дело опекать или направлять в нужное русло, а другое дело воспитывать меня и отчитывать как школьницу.
   Я смотрел на решительное лицо Элины и тихо смеялся, для неё это просто революция, она всю жизнь жила за спинами родных, занималась любимым делом, а они пытались обеспечить ей комфорт и уют, а тут вдруг она вышла вперед и озвучила свою позицию. Думаю, для Даниила это было шоком. Только это не я подтолкнул Элину к революционным лозунгам, это события, которые произошли совсем недавно и порезанные картины и потеря работы по просьбе декана, она поняла, что не из-за заботы о ней, он сделал это. Может девушка именно после этих событий вышла из-за спин родных и взглянула на жизнь. Не могу сказать, какие выводы она сделала, Элина большая загадка и как работает её творческий ум, мне, наверно, никогда не понять, но видимо что-то изменилось в ней, раз она решила выступить против брата и устроила ему маленькую революцию, сочувствую Даниилу, парень был растерян и ошарашен.
   Глава 6
   Филипп.
   Полчаса спустя, я стоял в специализированном магазине и с огромными глазами рассматривал полки с различными кисточками, красками, карандашами, холстами, лопаточками и другими инструментами неизвестного мне назначения. Элина быстро передвигалась между полками и набирала в небольшую корзину тюбики, бутылочки, кисточки и ещё много чего. Очнувшись от культурного шока, я взял у девушки почти полную корзинку и пошел рядом, то, что её нельзя отвлекать, я понял по глазам, она очень хорошо ориентировалась в этом магазине, подходила к нужным полкам быстро брала нужный товар, пробегала глазами по названию и складывала в корзину. Я смотрел на цены и понимал, что Элина права, все это стоит больших денег, а дешевыми и некачественными красками красивую картину не напишешь.
   Наконец, подхватив холсты, Элина пошла к кассе, я начал выкладывать товары, а Элина взяла коробку, которая стояла рядом с кассой и приготовилась аккуратно складывать покупки.
   - Большой заказ? - Спросила девушка на кассе, пробивая покупки и мило улыбаясь Элине.
   - Заказчик оплачивает материалы, - улыбнулась она.
   - Тогда тебе стоило взять самое дорогое, - сказал кассирша, переведя взгляд на меня.
   - Я не настолько бессовестная, да и привыкла я к этим краскам, - ответила Элина, аккуратно складывая многочисленные тюбики в коробку.
   Когда мне озвучили сумму, я удивился, я рассчитывал на большее, мы почти уложимся в смету, все-таки финансовый директор отца мужчина грамотный и опытный, профессионал.
   Шофер довез нас с Элиной до её дома, я помог девушке занести тяжелую коробку в квартиру и, проигнорировав хмурый взгляд Даниила, поцеловал её в щеку и сказал, что машина и я будем ждать её рано утром у подъезда. Завтра на рассвете нам предстоит рисовать первый дом, вернее рисовать будет Элина, а я обеспечивать ей уют и комфорт.
   Раннее утро следующего дня.
   Когда машина подъехала к подъезду Элины, она уже стояла у подъезда и притопывала от холода, за плечами у неё был большой рюкзак, а рядом стоял мольберт.
   - Ты ночью-то спала? - Спросил я, подхватывая её вещи и открывая дверь машины.
   - Немного поспала, я холсты готовила, кисти нужно было подготовить и краски, да не могу я спать, когда меня работа ждет.
   - Так не пойдет, нужно отдыхать, тебе ещё на лекциях сидеть, я не хочу получать выговор от твоих братьев.
   - Они ничего не скажут, - твердо заявила Элина.
   - Ты опять устроила революцию?
   - Нет, я тихонько собралась и ушла из дома, пока они спали.
   То, что они не слышали, как она уходила, я не поверил, не потому, что девушка издавала много шума, просто как я понял, братья настроены на неё и не могут спать, когда девушка ходит по квартире. Достав термос с горячим чаем, я налил в кружку и протянул ей пирог с картошкой, и то с каким аппетитом она накинулась на еду, я сделал вывод, что Элина не завтракала, как хорошо, что я набрал еды на двоих, буду кормить её в процессе работы.
   Мы приехали по первому адресу, пока солнце не взошло, Элина установила мольберт, разложила кисти, тюбики с краской, карандаши и различные лопатки. Я в это время стоял рядом и наблюдал за ней. Как только показались первые лучи солнца, Элина взяла в руки карандаши и выпала из реальности. Мне оставалось только ходить вокруг неё, поправлять ей шарф, накидывать на плечи куртку и периодически подносить к её губам кружку с горячим чаем. Даже шофер заинтересовался её творчеством, он сначала сидел в машине, а потом подошел к нам и застыл, наблюдая за творческим процессом. Я его понимаю, невозможно оторваться от этих рук, которые уверенно наносят штрихи и линии на холст. Через час на улице начали появляться прохожие, спешащие на работу, некоторые задерживались около нашей группы, а некоторые пробегали мимо, бросив только мимолетный взгляд.
   За полчаса до начала лекций, я подошел к девушке и вложил ей в руки пирожок и стакан с чаем, потом обнял её согревая своим телом и смотрел, как она ест. Мы быстро собрались и поехали к университету, вечером будем рисовать другое здание, а эту картину Элина закончит дома. Я бы не стал так нагружать девушку, но она настояла на этом и не потому, что ей хотелось побыстрее выполнить заказ и получить деньги, Элина готова рисовать день и ночь, она не творит, она живет творчеством.
   Когда девушка вышла из машины и побежала к университету, впервые заговорил шофер:
   - Все творческие люди такие одержимые? - Тихо спросил он.
   - Про всех не скажу, но Элина одержима рисованием, мне кажется, она живет, когда рисует, и только существует в остальное время.
   Шофер только покачал головой и завел машину, а я понял, что приобрел себе круглосуточную головную боль. Элина так глубоко запала в мою душу, что я не представляю жизни без неё. Я готов часами нет, даже сутками стоять рядом и смотреть, как она рисует и пусть в этот момент она не замечает меня, я все равно буду стоять рядом.
   Суббота. Утро. Филипп.
   Мы приехали в загородный дом нашей семьи поздно ночью и я, накормив Элину, отправил её спать, потом позвонил Максу и предупредил, что забрал девушку на все выходные и привезу её только в воскресенье вечером. В выходные дни Элина будет рисовать дома, находящиеся за городом, от нашего дома они расположены в получасе езды на машине и я решил, что будет лучше, если мы остановимся здесь, а не будем каждый вечер мотаться в город. Хорошо, что я позвонил Максу, оказывается, Элина предупредила родных, что проведет выходные вне дома, но с кем она будет и где, не сказала, как они ни настаивали. Опять устроила революцию, Даниил скоро начнет меня ненавидеть, он не может принять тот факт, что это не я оказываю влияние на девушку, это она проявляет самостоятельность. Макс успокоил меня, сказал, что поговорит с братом и предупредил, чтобы мы предохранялись, причем сказал это шепотом. Потом разложив продукты, я заглянул в комнату Элины, девушка спала, свернувшись калачиком, очень хотелось лечь рядом и обнять её, но я не решился, всю эту неделю она работала на износ, вставала до рассвета, поздно ложилась, и постоянно рисовала. Видимо настал предел её прочности.
   ***
   Приняв душ, я спустился на кухню, Элина уже заварила чай и соорудила нам бутерброды, увидев меня, она улыбнулась:
   - Завтракаем и рисовать?
   - Так ещё рано, солнце только взошло?
   - Мне нужно подготовиться, - ответила она, наливая мне чай.
   Поздний вечер того же дня. Филипп.
   Мы пили столовое вино и любили друг друга на шкуре возле горящего камина, а потом я заснул и когда проснулся, то застал Элину у мольберта, она дорисовывала картину.
   - Я тебя не утомил? - Прошептал я, подходя к девушке и обнимая.
   - Это я тебя утомила, ты так мило посапывал во сне, - ответила она.
   - Элина давай поженимся, - прошептал я, - я уже не представляю жизни без тебя, и ты испытываешь ко мне нежные чувства, понимаю, что всегда буду вторым после картин, но готов мириться с этим.
   - Это ты сейчас так говоришь, а когда столкнешься с моей одержимостью работой 24 часа в сутки, будешь настаивать на внимании.
   - Ты не будешь уделять мне внимания?
   - Буду, но картинам больше. Представь, ты приходишь с работы усталый, хочешь, чтобы супруга посидела рядом с тобой, пожалела тебя, а я буду рисовать.
   - Я могу посидеть рядом с тобой и просто посмотреть, как ты рисуешь, это завораживающее зрелище.
   - Филипп подумай хорошо, а нужна ли тебе такая головная боль?
   - Нужна, очень нужна, почему ты считаешь, что приносишь головную боль?
   - Братья так говорят, я живу вне социума, очень плохо приспосабливаюсь к обстоятельствам, часто витаю в облаках, могу забыть о важных вещах, очень сильно и долго переживаю свои неудачи.
   - А никто и не требует от тебя жить как другие. Ты необычная, это завораживает и притягивает.
   - А не быстро ли все у нас происходит?
   - А что изменит время, ты все так же будешь рисовать, а все так же любить тебя.
   - Вот с этого и нужно было начинать разговор, - улыбнулась Элина.
   - Прости, не подумал, но меня можно понять, я впервые предлагаю девушке выйти за меня замуж.
   - Давай подождем пару недель.
   - А что изменится за пару недель?
   - Я закончу картины, и если они понравятся твоим родителям, то ты представишь им меня, как свою невесту.
   - А если так случится, что картины не понравятся? - Предположил я.
   - Тогда я буду рисовать новые, и представление придется отложить...
   - Ты серьезно?
   - Я не шучу, работа должна удовлетворить заказчика и я буду переделывать столько, сколько потребуется.
   - Твои картины обязательно понравятся, - сказал я и поцеловал девушку в щеку, - все давай спать, завтра будет напряженный день.
   Две недели спустя. Филипп.
   После тех страстных и наполненных работой выходных мы с Элиной виделись всего три раза, она позвонила мне и попросила ещё раз свозить её по адресам, чтобы она дорисовала на картинах мелкие детали, а потом предупредила, что будет дорисовывать картины и будет сильно занята. А я так и не сводил её в кино. Она занята учебой и работой, а я работой и тоской по ней. Каждый вечер вспоминал наши немногочисленные встречи, иногда зависал прямо во время работы, отец смотрел на меня и улыбался, мама пару раз спрашивала, не заболел ли я. Это болезнь носит название - любовная лихорадка. Очень хотелось увидеть Элину, обнять поцеловать, да просто постоять рядом, пока она рисует, а отвлекать художника нельзя.
   Звонок Макса раздался в субботу утром, прямо во время завтрака, он спрашивал, куда доставить картины в офис или ко мне домой? Зачем ехать в офис, когда главный заказчик, мой отец сейчас дома, пусть принимает работу.
   Они приехали через час, Макс, Даниил и Элина, занесли картины, завернутые в толстую бумагу, и пока мы с отцом разворачивали их и расставляли на диване в зале, стояли в прихожей. Первой очнулась мама, она предложила гостям раздеться и пройти в зал, я видел, как нервничала Элина, пока отец внимательно рассматривал картины, медленно прохаживаясь рядом с диваном. Подойдя к девушке, я обнял её за плечи, зачем так нервничать, картины получились прекрасными. Это все отец, он никогда не будет громко восхищаться, по статусу не положено, он будет держать театральную паузу.
   - Отец не томи, художник нервничает, - спустя пять минут напряженного молчания, сказал я.
   - Не нужно нервничать, работы прекрасные, готов выдать премиальные. - Ответил отец и я услышал, как выдохнули братья, а Элина расслабила плечи.
   - Ну, тогда я сделаю заявление! - Торжественно заявил я, - я предложил Элине, выйти за меня замуж и она ответила согласием, - соврал, Элина так и не сказала мне "да", но согласилась на звание невесты, значит, дала согласие в будущем стать женой.
   - Что? - Одновременно воскликнули братья.
   - Чего-то подобного я ожидал, - сказал отец, глядя на нас, - поздравляю.
   - И я поздравляю, - сказал Макс, хлопая меня по плечу, - теперь Элина -твоя головная боль.
   А Даниил подтвердил слова брата кивком головы.
   Элина же сидела с горящими щеками.
   - Может, выпьем чаю и познакомимся ближе, - предложила мама.
   - Почему только чаю? - Возмутился отец, - за помолвку можно выпить что-нибудь покрепче и ближе познакомиться нужно обязательно, и определиться с местом проведения торжества.
   - Так мы ещё заявление в ЗАГС не подавали.
   - В понедельник подадите, - ответил отец и жестом пригласил нас следовать за ним.
   ЭПИЛОГ
   Я заехал за Элиной за два часа до бракосочетания, дверь мне открыл Даниил.
   - В зал заходить нельзя, там визажист творит, - сказал он, - пойдем в комнату сестры, я тебе кое-что интересное покажу.
   В центре комнаты стоял мольберт, на холсте простым карандашом была нарисована молодая женщина с младенцем на руках.
   - Ты знал? - Спросил Даниил, кивая на картину.
   - Нет, я замечал, что она в последнее время бледненькая, но Элина сказала, что это все нервы.
   - Она тоже точно не знала, пока вчера вечером мама не попросила меня сходить в аптеку и купить тест на беременность. Ты представь, какими глазами смотрела на меня аптекарша, когда я начал спрашивать какой тест самый надежный, а потом купил три штуки, я чувствовал её взгляд даже на улице.
   Я не выдержал и засмеялся, а Даниил насупился.
   - Прости, Данька, это последний раз, с этого дня я буду сам ходить в аптеку и покупать тесты на беременность.
   - Ты только сильно не увлекайся, сестренке обязательно нужно рисовать....
   - А вот это я прекрасно понимаю, и пока она творит, постараюсь обеспечить ей комфорт и уют...
   КОНЕЦ
   P.S. На данный момент у них прелестная девочка, братья тоже женились и имеют на двоих троих детей, двух мальчишек и девочку. Чувства ГГ не описывала, с ней сложно говорить об этом, про картины, она может рассказывать часами, а о своих чувствах молчит, творческий человек...

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"