Беляцкая Инна Викторовна: другие произведения.

Противостояние. (написано в 2016 году)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.33*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Миди, тяжелая история с ХЭ.

  Противостояние.
  Аннотация: давно хотела написать эту историю, интересную и, думаю, нетипичную. Может кто и слышал о подобном... А ещё она поучительная и тяжелая. Уж извините, что о веселом не пишу, наша жизнь в основном сложная, печальная и трудная, веселого в ней мало. История реальная, хотя иногда смахивает на фантастику.
  Глава 1
  Виталия - 17 лет.
   Ужин закончился, и я вздохнула с облегчением, сейчас домой в душ и спать. Хорошо, что ещё лето, учиться не нужно, а значит, завтра можно полениться и подольше поспать.
   - Ты поедешь с Андреем, - приказал отец, - мне ещё нужно переговорить с несколькими бизнесменами, - он отвезет тебя домой, я договорился, а сейчас улыбайся и медленно двигайся к выходу, Андрей ждет.
   Кивнув головой, я направилась к выходу, ещё пара фальшивых улыбок и я смогу расслабить лицо, тон отца меня не удивил и не расстроил, он со всеми так разговаривает и со своей супругой и с сыном и со мной, дочерью от другой женщины, ну так получилось. А вот то, что меня отвезет Андрей, совсем не обрадовало, он сегодня весь вечер пытался быть близко, и получалось у него пошло, как будто показывал всем окружающим, что я - его собственность. Устраивать публичные разборки я не хотела, надеялась только на то, что после этого вечера мы с Андреем больше не встретимся, зачем его вообще приставили ко мне, можно же было сходить на этот званый ужин и без сопровождающего? Или нельзя? Я очень плохо разбираюсь в светских традициях и нынешней моде и потому, когда отец заявил, что я должна обязательно пойти на званый ужин с сыном его партнера, чтобы другие молодые люди не пускали на меня слюни. Ну и пусть бы пускали, мне не жалко лишь бы руки не распускали. Мне никто не понравился, мужчины ходили с поднятыми головами и чем больше у бизнесмена денег, тем выше задран у него нос и тем меньше он замечает окружающих, как бы показывая им, что пока они не достигли такого же богатства, для него их не существует. Сыны этих богатых мужчин с задранными носами, смотрели на всех с равнодушием и усталостью на лощеных физиономиях. Мол, мы все знаем, все видели и нас ничем уже нельзя удивить, показушники и задаваки, плевать на них. Ну а женщины вели себя по-разному, одни смотрели с завистью на драгоценности других дам, другие таким же взглядом провожали мужчин своих, так называемых, подруг, третьи смотрели на всех с превосходством и усталостью, а четвертые делали вид, что им на всех наплевать, они выше всех и остальным до них не дотянуться. Еле сдерживала раздражение. Так хотелось сбежать из этой клоаки, но за мной строго следил отец, а ещё этот Андрей, которого мне представили за полчаса до ужина и приказали улыбаться ему как старому знакомому, вот не знаю, справилась ли я с заданием, а если нет, то жалеть по этому поводу даже не думаю.
   Наконец-то я выхожу на улицу, но не успеваю сделать и пары глоткой свежего ночного воздуха, как меня резко хватают за руку и прижимают к холодной колонне. Андрей просто кусает мои губы, а рукой пытается задрать юбку, озабоченный идиот. Я резко наступаю ему на ногу, и когда он отрывается от моих губ сгибаю ногу в колене и наношу удар между ног, я почти услышала, как зазвенели его причиндалы, годы занятия самообороной - это убойная вещь, Андрей охает, ни он, ни папаша не знали о моей спортивной жизни. Теперь этот сынок важного партнера скулит, как побитая собака, я же замахиваюсь своей небольшой сумочкой, набитой косметикой и наношу ему контрольный удар по лощеной морде, парня качнуло, но он успел ухватиться рукой за колонну и устоял.
   - Тебе денег на баб не хватает, озабоченный? - Спрашиваю я, - так попроси папашу, чтобы прибавил на оргазм.
   Его ответ меня не интересует, я быстро покидаю место боя, сворачиваю в переулок и направляюсь на другой конец города к бабушке. Хватит, пожила у родителя, теперь понятно, зачем я ему понадобилась, у него от второй супруги сын и у его партнеров сыновья, вот он и вспомнил, что у него есть дочь и забрал к себе. Знала же, что все неспроста, но в душе надеялась, что у папаши проснулись отцовские чувства. Ничего у него не проснулось, как был меркантильным уродом, таким и помрет. Поворачиваю на освещенную улицу и ускоряюсь - к остановке движется автобус. Сейчас найду свободное место и подумаю, как изъять у папаши мои документы. К нему в квартиру я больше не пойду, братец, которого родила его вторая супруга, хоть и не ругался со мной за год нашего совместного проживания в одной квартире, но на него надежды мало. Он мне помогать не станет, остается супруга отца Алевтина Николаевна, женщина прекрасная, добрая, сочувствующая и понимающая, только не пойму, как она может жить с моим родителем, который кроме как приказным тоном, больше никак разговаривать не может и кроме как о деньгах больше ни о чем не думает. И как её угораздило влюбиться в него, родить ему ребенка и терпеть столько времени? Жалко, прекрасная женщина.
   Легко запрыгиваю в пошарпанный автобус, замечаю, как смотрит на меня пожилая женщина, в таком платье и в автобусе, нонсенс, но до квартиры бабушки далеко, на каблуках буду долго добираться, да и это платье я больше не надену. Хватит пожила красивой жизнью, пора переходить на удобную спортивную одежду с рынка, больше меня никто не сможет соблазнить ужином в кругу бизнесменов. Было бы чем соблазнятся, чем больше денег, тем больше фальши, вранья, пошлости и алчности.
  ***
   Бабушка открыла дверь через минуту и подвинулась, пропуская меня. Я улыбнулась ей и скинула туфли. Она внимательно оглядела меня, прищурилась и зло сказала:
   - Так и думала, что твой папаша ещё и сутенер, надеюсь, ты не позволила, чтобы он получил свой процент?
   - Клиент остался крайне недоволен: все закончилось, так и не начавшись.
   - Умница, и я молодец, что отправила тебя в секцию самообороны. Сейчас нет джентльменов, есть только озабоченные самцы, желающие получить удовольствие на халяву. Фу, говорю, как уличная шпана, - бабушка поджала губы и направилась на кухню, - твоя комната ждет тебя всегда, белье на кровати чистое, одежда в шкафу, снимай этот разврат и в душ, смывать с себя запах богатства, пожила как они и хватит.
   - Спасибо бабуля, ты лучшая, - отвечаю я и, достав из сумки пачку денег, кладу их на тумбочку. По дороге домой специально свернула к банкомату и полностью опустошила карточку, которую мне вручил отец, когда отправлял нас с Алевтиной Николаевной покупать платье и туфли для этого ужина, с папаши не убудет, а нам с бабушкой деньги пригодятся.
   - Там алименты на тумбочке, - сказала я, проходя мимо кухни и снимая на ходу платье.
   - Ну, с паршивой овцы, хоть шерсти клок, - отвечает бабушка, наливая чай, - завтра пойдем в магазин, у меня продуктов мало, я много не ем, а ты - организм растущий, тебе нужно сбалансированное питание.
   - Как скажешь, бабуля, разбудишь часов в 10 утра.
   - В 9 часов и ни минутой позже, спать до 10, разве можно столько времени тратить на сон, - слышу я бабушкин ответ, уже заходя в ванную.
  Улыбаюсь, бабуля в своем репертуаре, много спать вредно, режим дня и физические нагрузки залог здоровья и долголетия, люблю её, она единственная родственница, кто помнит и любит меня, и не использует в своих целях.
  ***
   Бабушка уже легла спать, а я расчесываю волосы, свет в комнате не включаю. Зачем? Я в этой комнате живу с самого рождения и могу с закрытыми глазами найти любую вещь. Как же хорошо дома в мягкой пижаме с непонятным рисунком и на родной кровати, а ещё есть широкий подоконник и мягкий коврик, на котором удобно сидеть и смотреть на ночные огни города с высоты 14 этажа, как же я скучала по этой теплой, пусть и маленькой квартире и по бабушке.
   Моя бабушка убежденная коммунистка и сталинистка, всегда говорит правду в глаза, никогда не юлит и не хитрит, режет правду-матку, чем вызывает у окружающих оскомину и нервную дрожь и потому имеет только одну верную подругу, полностью разделяющую её точку зрения, поддерживающую её позицию и образ жизни. В отличие от своей дочери - моей мамы, которая всю жизнь старалась подстроиться под обстоятельства, обойти трудности, а не преодолевать их, у бабули на первом месте семья и работа. Она считает, что человек должен трудится на благо семьи и Родины, и, преодолевая трудности, стремиться к своей мечте, и меня воспитывала так же. Не скажу, что я всегда безоговорочно поддерживала её позицию, но нам удавалось находить разумный компромисс и жили мы прекрасно до моих 16 лет.
   Что касается моей мамы, то она после развода с отцом быстро утешилась в объятьях, как утверждает бабушка, недостойного мужчины, который используя деньги и связи отобрал у своей бывшей супруги сына и добился полного запрета на встречи с ним. Бабушка не понимала этого, и когда мама заявила, что переезжает к мужчине в более просторную квартиру, не отдала меня родительнице. Скандал был, но бабушку невозможно сдвинуть, если она считает, что правда на её стороне и в итоге я в 5 лет осталась с бабушкой, которая на второй день забрала меня из садика, записала в бассейн и на детскую гимнастику, а так же в кружок, где учили читать и писать. Когда же я освоила алфавит и стала читать не по слогам, записала в детскую библиотеку и теперь я каждый день читала ей вслух детские книги. В шесть лет меня отвели к милому старичку, который начал заниматься со мной математикой, потом физикой, потом была милая женщина, обучающая меня химии, ну и в завершении английский язык, все мои репетиторы - бывшие учителя на пенсии и люди одинокие. Денег брали мало, понимали, что бабушка женщина небогатая, им даже не деньги были нужны, а общение, которое я и бабушка обеспечивали в полной мере. В итоге в школу я пошла подготовленная и училась в основном на пятерки, ну а в 8 лет бабушка отвела меня в секцию самообороны к сыну хорошего друга покойного дедушки, и занималась я по усиленной программе, в два раза больше чем другие дети.
   Папаша мой к тому времени уже благополучно забыл и обо мне и о родительнице, он оказался ещё тем ловеласом, встречался сразу с двумя женщинами с Алевтиной Николаевной и моей мамой и в итоге они забеременели почти в одно время. Не знаю, почему папаша выбрал маму, может монетку бросал, в итоге он женился сначала на ней, но быстро понял, что прогадал и поэтому ещё до моего рождения сбежал к Алевтине Николаевне. Ну, это его версия, я же знаю другую версию, папашу выгнала бабушка, она увидела, как он избивает беременную маму и спустила его с лестницы в одних трусах, а потом выкинула его шмотки прямо на площадку, маме же запретила открывать ему дверь и впускать даже в подъезд. Мама встретила другого мужчину, когда мне исполнилось 4 года, и через год переехала к нему. В итоге на данный момент у меня есть брат по отцу Алексей, который младше меня на пару месяцев и сводный брат, пасынок матери Вадим, который старше меня на 2 года, вот только толку от этого никакого. Алексей меня не то, что сторонится, - он довольно замкнутый парень и плохо сходится с людьми. Ну а с Вадимом я виделась только один раз и то случайно, вернее я его видела в магазине с родительницей, а они меня не видели, так я захотела. Сама родительница приходит раз в год на бабушкин день рождения, приносит деньги, немного, но и это хлеб, как говорит бабушка, здоровается со мной и уходит, даже не попив чаю, вот и вся родительская любовь.
  Глава 2
  Виталия.
   Дверь моей комнаты тихо приоткрылась и вошла бабушкина кошка Матильда, пушистая и важная, она носит свой хвост как корону, а себя как королеву. Увидев меня на подоконнике, она остановилась и, наклонив голову вбок, тихо мяукнула.
   - Простила меня за долгое отсутствие? - Тихо спросила я, слезая с подоконника и беря её на руки, - знаю, Матильда, ты животное гордое и сразу не простишь, - сев опять на подоконник, я удобно устроила кошку на ногах и запустила пальцы в её мех. Мягкая, а как приятно мурчит! Хороший психолог для человека, который разочаровался в людях.
   Моя жизнь покатилась под откос, не в пять лет, когда бабушка не отдала меня матери. Я быстро забыла обо всем, бабуля установила для меня плотный график занятий и развлечений, и о матери просто некогда было вспоминать. До 16 лет я жила прекрасно, не без мелких эксцессов, но все было решаемо, иногда мы с бабушкой спорили иногда даже обижались друг на друга, но чаще жили душа в душу, пусть скромно, но счастливо и тихо. Когда мне исполнилось 13 лет, родительница от барских щедрот прислала с шофером старый компьютер пасынка, видимо, хотели его выкинуть, но тут вспомнили обо мне, и мне пришлось осваивать эту сложную технику. Я быстро нашла в школе тех, кто разбирается в железе и, сэкономив на нескольких шмотках и обедах, кое-чего подкупила, кое-кому заплатила, попросила, позволила списать несколько контрольных, сварганила пару рефератов, решила несколько домашних заданий и так далее. В итоге компьютер оживили, усовершенствовали и сделали из него неплохой агрегат. На подключение к интернету я заработала только летом, бабушкина подружка устроилась работать дворником, работала я, а она отдавала мне всю зарплату, немного, но я скопила на подключение квартиры к интернету и на абонентскую плату почти на год вперед. А потом был мир интернета, но у бабушки сильно не забалуешь, школа уроки, тренировки, репетиторы и только вечером под её присмотром компьютер, ну и ночью уже без её присмотра.
   А в 16 лет я влюбилась, да так, что крышу сносило. Сергей, бывший парень, был высок, симпатичен, играл на гитаре и ездил на мотоцикле, который отец купил ему в 16 лет. И у нас было взаимно, мы встречались, ходили в кино, катались на мотоцикле, тусовались в парке с одногодками, иногда пили пиво, много целовались и обнимались. Серега хотел большего, аж штаны трещали, я боялась, то ли того, что он бросит меня, когда своего добьется, то ли боялась ему не понравиться, а может осуждения бабушки, сейчас и вспомнить не могу, что меня останавливало. Бабушка понимала, что запреты и запугивания от интима не уберегут и прочитала мне занимательную лекцию о контрацепции и отношениях до брака, ну и о чувствах, а ещё немного о мужчинах, что они собой представляют и как нужно с ними обращаться, чтобы не сели на шею. Ну а потом случилась шутка, вернее мой парень решил пошутить, это он так думал. Со своим близким другом они создали в компьютерной программе фотографии автокатастрофы, где Сергей лежал в неестественной позе весь в крови у своего раскуроченного мотоцикла, сначала они разослали её всем друзьям по электронной почте, а потом ещё друг для верности всем позвонил и надрывным голосом чуть ли не заливая слезами телефон сообщил, что Серега погиб под колесами грузовой машины. Не знаю, как отреагировали на это другие, у меня же случилась истерика, бабушка долго не могла успокоить и вызвала врачей, а те отвезли меня в психиатрическое отделение. Там меня напичкали уколами и таблетками и наконец-то успокоили, а утром отправили в психбольницу, мол, подростковый возраст, стресс в школе, гормоны и так далее и обязательно нужно лечиться в условиях стационара. Бабушка пыталась меня забрать из этого, так называемого стационара, но она не являлась моим официальным опекуном, да и кто бы ей дал опекунство при здравствующих и прекрасно чувствующих родителях. Поэтому слушать её никто не хотел, может врачи действительно считали, что мне нужно лечиться в стационаре или признали меня буйной и опасной для общества, об этом история умалчивает. Бабушка пошла к родительнице, та посочувствовала, покачала головой и сказала, что обязательно посодействует моему освобождению из закрытого учреждения, бабушка немного успокоилась, а родительница или забыла об обещании или закрутилась со своим бизнесом. Ей как раз муж подарил небольшое кафе и мини-пекарню, и она окунулась в бизнес с головой. Бабушка ходила к ней как на работу, чуть ли не каждый день, родительница обещала, кивала головой, но я все так же сидела в психушке. А меня там интенсивно лечили, я узнала, что такое шоковая терапия, глубокий психоанализ, психотропные препараты, после которых чувствуешь себя обдолбаным животным, без разума и с минимумом рефлексов, а ещё окружающие тебя люди, я на такое насмотрелась, что начала сомневаться в адекватности всех окружающих людей, не только пациентов, но и врачей.
   В середине августа бабушка разругавшись с родительницей пошла на поклон к отцу, тот видимо быстро просчитал выгоду и в течении двух дней все устроил. Он выкупил меня из психушки, но прежде, чем это сделать, поставил бабушке условия, видимо хотел отомстить за то, что она выставила его в одних трусах. И в итоге последний год школы я доучивалась в закрытом лицее для деток небедных родителей и жила в его квартире. Лицей действительно был закрытый, меня привозили на учебу к 08 часов 00 минут и забирали из лицея в 20 часов 00 минут. Кроме учебы и занятий спортом, в лицее проводились факультативы, экскурсии, репетиторство и различные творческие кружки. Лицей был частным дорогим, но занятые бизнесом родители могли быть спокойны, что их чадо будет под присмотром. Дома я переодевалась, принимала душ и шла спать, так уставала в течении дня, и это было моим спасением, я не видела отца, мало общалась с братом Алексеем и Алевтиной Николаевной, хотя с последней я бы не отказалась пообщаться. Прекрасная женщина, повезло моему брату, пусть папаша тиран и командир, но мама прекрасная. С бабушкой я встречалась раз в месяц, проводила у неё целое воскресенье и поздно вечером возвращалась в квартиру к отцу. В итоге я окончила среднюю школу с двумя четверками, интенсивно занималась спортом и сдала экзамены в престижный ВУЗ нашего города на факультет автоматические системы управления. И, пока папаша ни решил поработать сводником, меня вроде как все устраивало, хотя к бабушке тянуло очень сильно, хотелось жить в простом мире с обыкновенными людьми, а не напыщенными индюками-бизнесменами. Теперь же я к отцу не вернусь, если до этого злосчастного ужина у меня была мизерная надежда, что папаша все-таки испытывает ко мне отцовские чувства, только не хочет их демонстрировать, то после его провальной попытки свести меня с сыном своего партнера, во мне убит даже этот мизер. Нужно забрать свои документы, и проститься с мечтами о родителях. Я им не нужна, если они и хотят меня видеть рядом с собой, то только для того, чтобы использовать в своих целях. А я не хочу быть использованной, и справедливо считаю, что ничего им не должна, а значит, могу со спокойной душой игнорировать их, а если будут настаивать, то и посылать в далекое путешествие по всем известному адресу. Из родственников у меня есть только бабушка, которая любит меня и не бросит ради бизнеса или из-за обиды на бывшую супругу и её мать.
   Что же касается бывшего парня Сергея, то, как я потом узнала, он приперся ко мне через три дня и бабушка навесив ему оплеух хотела спустить его с лестницы, но он вовремя убежал. Его друзья, получившие ту злосчастную фотографию, шутку не оценили и отвернулись от него, доучивался он в школе, общаясь только со своим другом по шутке, в выпускном классе у него даже девушки не было, долго помнили его шутку. Я его вживую не видела, для меня он труп, раз назвался так, пусть им и будет.
   Я же рада забыть обо всем этом, вроде и время прошло, вот только не забывается, иногда снятся кошмары, иногда я не могу заснуть, а иногда возникает чувство страха и это мешает жить. После выписки из психушки я живу в постоянном противостоянии с собой и окружающими. Все время боюсь, что сорвусь, боюсь, что не смогу преодолеть очередное препятствие, спасую пред ним, опущу руки и сдамся, что же касается окружающих, то только бабушка не пытается давить на меня и склонять на свою сторону, она просто любит и не требует в ответ того же. Папаша хотел чего-то выгадать. Не думаю, что он решил подложить меня под Андрея, хотя и этот вариант исключать нельзя. Нет, папаша не такой, он расчетливый и хотел бы получать с меня выгоду не один год, а потом устроить брак с выгодным ему партнером, чтобы укрепить свой бизнес, хотя за год проживания в одной квартире с родителем я так и не смогла его узнать. Он не очень хотел раскрываться передо мной, а я не стремилась понять его, мы жили как соседи, общались мало, мыслями и проблемами делиться не желали. Видимо, и я, и он понимали, что совместно проживать будем недолго. У нас было молчаливое противостояние, папаша хотел получить с меня выгоду, я сопротивлялась, но вслух об этом никто не говорил, мы делали вид, что родственники, хотя являемся ими только генетически, по факту же чужие люди. Мне жалко брата Алексея и Алевтину Николаевну, им с папашей долго придется контактировать, слушать его приказы, смотреть на его раздраженное лицо и слушать разглагольствования о правде жизни. Родительницу я видеть не желаю, у неё бизнес, она занятая особа, уж такая занятая, что не могла приехать ко мне в психушку и хотя бы узнать, как меня лечат и от чего. Её супруга я никогда не видела, слышала от отца, что крупный бизнесмен, но с сыном не повезло. Парень после окончания школы съехал с катушек и пустился во все тяжкие, еле удалось утихомирить отпрыска, но время было упущено, его даже в армию отправили, только сын ещё больше на него обозлился, сейчас немного успокоился, но с отцом отношения натянутые.
   На часах 03 часа ночи, нужно спать, бабушка разбудит ровно в 09 часов 00 минут. Вот только спать не хочется, опять бессонница или я переела бизнесменов и их алчных женщин? Осторожно подняв с колен Матильду, которая уже давно посапывала во сне, я направилась к кровати. Попробую уснуть, а завтра позвоню Алевтине Николаевне, я знаю, где лежать мои документы попрошу её тайно вынести их из дома, не думаю, что папаша вспомнит обо мне, он мужчина жутко обидчивый и злопамятный, будет ждать, пока я приду и извинюсь пред ним, а я не приду, пусть ждет. Он же никогда не поймет, что моя мечта - жить подальше от него и его бизнес-окружения, самое желанное жить с бабушкой в этой небольшой квартире и пусть придется экономить на одежде и еде, но лучшего места для меня просто нет.
   Матильда заворочалась и переползла ко мне под бок. Приобняв пушистое и гордое животное, я удобно устроила голову на подушке и закрыла глаза, спать, нужно обязательно заснуть, завтра начинается новая, жизнь, или продолжается та жизнь, где мне было комфортно, меня любили, баловали по мелочам, следили за соблюдением режима и верили в меня. Несомненно, это самая лучшая из жизней.
  Утро. Виталия.
   Бабушка разбудила меня ровно в 09 часов 00 минут и как бы мне ни было тяжело просыпаться, я позволила себе только потянуться и тут же встала с кровати и не потому, что бабушка будет ругаться, она только немного поворчит. А потому, что у нас действительно много дел. Через три недели закончится лето, и я пойду учиться в ВУЗ, а до этого времени нужно провести ревизию одежды и обуви, может кое-что докупить. Ещё нужно сходить в магазин за продуктами, провести генеральную уборку квартиры, да и спортом бы позаниматься не мешало, физические упражнения забрасывать нельзя, вон как мне помогли навыки самообороны и, уверена, ещё не раз выручат. Город у нас неспокойный, да и никогда таким не был. Раньше были мелкие хулиганы гопники, сейчас появились дети бизнесменов, которые могут устроить пакость, только потому, что им кто-то не понравился или что-то не понравилось, или потому, что у них плохое настроение, или потому что девушка не удовлетворила или ещё по какой-нибудь причине. Они же всемогущие, их родители, если что, заплатят и все будет опять прекрасно, ну а то, что кто-то пострадает физически или будет унижен морально, так это такие мелочи, для них все остальные - пыль под ногами. У нас много таких роликов в местном интернете. Люди только и могут, что заснять и выложить в сеть, чтобы предупредить других о том, что стоит держаться подальше от этих вот "милых" детишек богатых бизнесменов. А протоколов и расследований не будет, родители уже давно купили своим детям индульгенцию за все прошлые и будущие проступки, остальным же простым гражданам только и остается, что обходить дорогие заведения стороной к "золотым мальчикам" не приближаться, кто же знает, когда у них "закоротит", когда они решат, что ты недостоин стоять рядом с ними и дышать их воздухом. И с каждым годом у "золотой молодежи" все чаще срывает крышу, как будто болезнь прогрессирует. Чем дольше человек живет с деньгами, тем больше он заболевает, безнаказанностью, равнодушием, злобой и аморальностью, он становится не человеком, а каким-то монстром в человеческой коже, которому наплевать на всех, есть только он, остальные созданы по ошибке. Наверно, я это вижу, потому, что не воспитывалась в этой среде, а только случайно заглянула на год. Потому и бросаются мне в глаза все пороки деток богатых родителей, а если бы я жила среди них изначально, мне бы казалось, что так оно и нужно и так правильно. Не понимаю, как нужно воспитывать, чтобы на свет появились такие монстры на двух ногах? Или они уже рождаются такими, может у богатых людей генетика меняется, и дети появляются на свет уже монстрами.
  ***
   Как только мы позавтракали, зазвонил мой телефон, Алевтина Николаевна просила выйти на улицу, забрать вещи и документы. И звонить не нужно, прекрасная женщина, она сразу поняла, что я больше к папаше не вернусь, плохо, что она не моя мама, завидую брату, отец у нас один, а вот мамы кардинально отличаются друг от друга своим отношением к детям.
   - Ты на отца зла не держи, - сказала Алевтина Николаевна, когда я присела рядом с ней на лавочку, - он надеялся, что Андрей сдержит себя и хотя бы на людях не проявит свою сексуальную озабоченность.
   - Это была не озабоченность, а озверение, - ответила я, - он накинулся на меня, как пещерный человек на кусок жареного мяса или как хищник на добычу, я ещё не определилась со сравнением.
   - А я говорила мужу, что Андрей не лучший кандидат в сопровождающие молодой несовершеннолетней девушки, но отец вбил себе в голову, что ты должна появиться на ужине только в сопровождении мужчины, а искать кого-то ещё свободного времени не было. Он сам до последнего момента не знал, пригласят ли его на это пафосное мероприятие.
   - Как оказывается все непросто в мире больших денег.
   - Очень сложно, и я рада, что не хочешь иметь дело с этим, ну а я в душе кривлюсь, но на ужины и другие мероприятия хожу. Потом долго отмываюсь в ванной от этой клоаки, деваться-то некуда, жены и дети большая часть бизнеса, - устало ответила Алевтина Николаевна и протянула мне толстый конверт, - вот ещё сумка с вещами, я сложила только вещи первой необходимости, - она указала на огромный баул у своих ног.
   - Не стоило беспокоиться о вещах, у бабушки сохранился весь мой гардероб, и ещё я обнулила карточку папаши, ну это в качестве компенсации за назначенного сопровождающего. Андрей не человек, он неандерталец или кроманьонец, далекий предок, которому до человека ещё совершенствоваться несколько веков.
   - Это твой отец знал. Андрей - проблемный парень, его из двух ВУЗов выгнали, ему хоть и 20 лет, но за плечами только школа и то кое-как оконченная.
   - Так чего отец не заплатил декану чтобы оставили сыночка?
   - Не помогло, Андрей вознамерился учиться в другом городе и перешел дорогу "золотым деткам" тех бизнесменов, хорошо, что удалось отмазать его от тюрьмы, а уж про ВУЗ отец и не думал, - ответила Алевтина Николаевна, - я всей истории не знаю, но его папаша сильно поседел после выкрутасов сына.
   - Я так понимаю, папаша наступил два раза на одни грабли, второй ВУЗ тоже по тем же причинам был брошен?
   - Нет, там история была ещё хлеще. Он то ли машину угнал, толи кого-то подвозил на машине друга, то ли вообще было насилие, а может все вместе. И опять его отмазывали от тюрьмы и в спешном порядке вывозили из города, не вдавалась в подробности, да и кто будет о таком рассказывать, так слухи, но уверена в них есть доля правды. А ты ему хорошо заехала, отец его в больницу отвозил, злился, правда, что пришлось с ним возиться, но никуда не денешься, сын партнера, обижать детку нельзя, родители могут взбрыкнуть и в следующий раз на такой пафосный ужин не пригласят.
   - Ну значит совесть моя спокойна, я отомстила за себя сполна, - ответила я, - может, зайдете, Алевтина Николаевна, чай попьем, поговорим о жизни. Спасибо вам за документы и вещи, сама хотела вам звонить. Знаю, что папаша злится и даже разговаривать не будет.
   - Не будет, он такой. Понимает, что ты поступила правильно, но обиду будет лелеять долго. Может так и лучше, он будет злиться и обижаться на тебя, а ты будешь жить той жизнью, к которой привыкла, да и бабушка немолода, а потом я постараюсь убедить отца, чтобы он оставил тебя в покое.
   - Его можно в чем-то убедить?
   - Можно, но действовать нужно очень осторожно и долго, - улыбнулась Алевтина Николаевна, вставая с лавочки, - а за приглашение спасибо, но мне нужно домой, на сегодня запланированы дела.
   - Ну мы же не потеряемся?
   - Нет, Виталия, я буду звонить, ты звони, будем встречаться и обмениваться новостями. - Ответила женщина и, махнув мне рукой, пошла к машине.
   Еле дотащила тяжелый баул до квартиры, бабушка только покачала головой, глядя на мои потуги.
   - И не говори, бабуля, тяжела богатая жизнь, - сказала я, открывая баул, из которого вылезали какие-то шелковые и атласные яркие шмотки, видимо все, что мне накупила Алевтина Николаевна за год, многое было ещё в упаковках, я никогда не интересовалась тем, что лежит в шифоньере. В лицее была форма, а в выходные дни я предпочитала брюки и простые футболки и потому большую часть вещей видела впервые.
   - А, я и не говорю, - ответила бабушка, - ты сама об этом знаешь, тащи весь этот разврат в свою комнату, вечером разберешь, мы сейчас идем в магазин тратить твои алименты на продукты и другие нужные женщинам мелочи.
   - Как прикажете, генерал, - шутливо отсалютовав бабушке, я подхватила баул и понесла его в комнату.
  Глава 3
  Конец первой недели учебы в ВУЗе. Виталия.
   Неделя занятий принесла одни расстройства. Нет, учиться мне нравилось, лекции и семинары, которые уже прошли и будут, меня совсем не напрягали, а вот одногрупники совсем не обрадовали. Не все, но некоторых я видеть не хотела бы до глубокой старости. На факультете было две группы, на семинары и лекции мы будем ходить всем скопом, а вот практические занятия будут проходить в каждой группе отдельно и только это немного успокаивало, а так было бы совсем безрадостно. Со мной будут учиться и Сергей, (бывший парень и нынешний труп для меня), хорошо, что его лучший друг не поступил, а то было бы в двойне противно видеть их на лекциях, и Андрей, разовый сопровождающий и будущий труп, как я его назвала и Вадим, пасынок моей матери. Хорошо, что он меня никогда не видел, у мамаши нет ни одной моей фотографии, и даже наших совместных, но ведь это недолго, он узнает мою фамилию, мое нечасто встречающееся имя и сложит все факты, ну и в довершение ко всему я буду учиться со своим братом по отцу Алексеем. Последний меня не напрягает, он парень хоть и необщительный, но не злобный и ко мне относится нормально, не особо дружелюбно, но и безо всякого негатива. Есть ещё несколько молодых людей, которые старше меня и основной части студентов. Не знаю, что их задержало на пути к знаниями. Может они большие патриоты и отдавали долг Родине, а может, решили сначала поработать, узнать, так сказать, жизнь с низов, но что-то мне подсказывает, что все банально просто: мальчики вышли из загулов. Либо родители встряхнули и напомнили, что знания все-таки нужны, либо они вынырнули из загульного дурмана и решили, что ВУЗ им все-таки необходим, но склоняюсь я больше к первой версии. Из этих выделяются четверо Александр, высокий, брутальный парень с накачанными мышцами, который предпочитает обтягивающие футболки темных тонов и джинсы черного цвета, я не спорю выигрышная одежда, девушки зависают, глядя на гору мышц, вот только взгляд его пугает и когда он равнодушный, и когда он злой или даже веселый. Его друг Никита с которым они везде ходят вместе, думаю, и поступали в один ВУЗ и на один факультет специально, этот тоже высокий, но горой мышц не обладает, хотя фигуру имеет красивую спортивную, спину держит прямо и, так же как и друг, пугал своими взглядами. Ещё два персонажа - Илья и Вячеслав видимо коротко знакомы с Вадимом, Ильей и Александром и если их общение углубится, то получится жуткая картина - эти великовозрастные студенты подомнут под себя всех остальных. А если к ним присоединится Сергей со своей извращенной фантазией и любовью к черному юмору и озабоченный Андрей со склонностью к насилию над слабыми, то мы получим жуткий студенческий коллектив, где будут правитель и его свита, которые либо заставят, либо просто хорошо попросят существовать по их законам и понятиям. Ну а остальным как повезет, одни будут просто тихо учиться и подчинятся их правилам, ну а если найдутся те, кто не захочет жить по законам правителей, то им можно посочувствовать. Девушкам легче, их прессовать не будут, но есть и другие способы заставить поступать как им нужно, моральное давление и унижение - более ужасный способ сломать. Девушек на нашем факультете мало. Оно и понятно, факультет считается мужским, в двух группах наберется не больше десятка, я специально не считала, в моей группе только трое, не считая меня Маргарита, Анна и Лариса. Две последние вроде как выглядят адекватно, что касается Маргариты, то по ней видно, что она из непростой семьи и поступила на факультет не только для получения знаний и заветной корочки, ну и для того, чтобы найти себе перспективного мужа. ВУЗ, в который я так необдуманно поступила, считался очень престижным. Здесь учились в основном дети богатых жителей нашего немаленького города, а если оставались места, то принимали просто талантливую и грамотную молодежь из города и окрестностей. Как хорошо, что жены богатых бизнесменов не спешат повышать демографию нашей страны и рожают максимум двоих детей, а то умным выпускникам, которым не повезло родиться в семьях бизнесменов, было бы невозможно получить образование в этом престижном ВУЗе.
   Сейчас идет лекция, а я вместо того, чтобы вникать, о чем говорит преподаватель, жалею о своем решении поступать в этот ВУЗ. Зачем я пошла сюда, в нашем городе есть ещё ВУЗы и наплевать, что они якобы считаются непрестижными, кто об этом вспомнит после получения диплома. Я только неделю хожу на занятия, а уже жалею о своем выборе учебного заведения, это же как нужно судьбе меня ненавидеть, чтобы свести на целых пять лет с теми, кого я не желала видеть и вспоминать. Пока удается затеряться среди студентов, но Сергей уже видел меня, с Алексеем мы здороваемся, но не разговариваем, Вадим пока ещё не замечает и я молюсь, чтобы так оставалось, как можно дольше. Но больше всего мне не хочется попадать в поле зрения примечательной четверки великовозрастных студентов, которые уже начинают понемногу выдвигать себя вперед, а остальных задвигать назад и это очень напрягает. Я не хочу, чтобы мои предположения о будущем распределении ролей на нашем факультете сбылись, но все признаки указывают на то, что мои социологическо-поведенческие выкладки сбудутся. И от этого мне становится страшно, я уже испытала на себе все прелести давления и подчинения, в условиях стационара психбольницы, вот где умеют ломать и волю и жажду жизни, там работают мастера своего дела. До сих пор не могу избавиться от последствий моего "лечения", возможно, это не удастся до конца жизни, все может быть. Психолог в закрытом лицее не стала щадить мои нервы и сказала все как есть. В психбольнице меня сломали. Может специально хотели, а может у них метода такая - сначала сломать, а потом восстановить, но на второй этап лечения я не осталась, мне и первого хватило с лихвой. Моя психика и сейчас периодически дает сбои и будет сдавать, но как долго это продлится никто мне не скажет, надеюсь, что повезет, и я преодолею последствия или не повезет, и я всю жизнь буду бороться с собой, противостоять себе и другим, только чтобы не показать свою слабость. Это противостояние выматывает и когда-нибудь приведет к печальным последствиям, но человек всегда надеется на лучшее, и я надеюсь, что все пройдет, я забуду страшные дни и буду счастлива.
   Раздался звонок, преподаватель написал на доске книги, которые мы должны прочитать к следующей лекции и несколько методичек, которые нужно взять в библиотеке к следующей лекции, я все записала в тетрадь. Будет, чем заняться в выходные дни, хорошо, что лекции и семинары у двух групп всего два раза в неделю. Сегодня наконец-то повесили окончательное расписание занятий на семестр, в моей группе из всех нежелательных личностей останется только Вадим, Александр и Никита, но и это уже перебор и нужно молиться, чтобы они подольше не обращали на меня внимания, я конечно помолюсь, могу и свечку в церкви поставить, вот только не верю я в то, что кто-то есть там наверху, кто защищает нас и направляет на путь истинный. В чем я провинилась, чтобы устроить мне такие испытания?
   - Ты совсем меня не замечаешь, Виталия, - раздался рядом голос Сергея, нарисовался покойничек, мог бы и дальше делать вид, что мы незнакомы.
   Смотрю на него, цветет парень, улыбается, сияет, как лампочка. И чего спрашивается, улыбается, неужели думает, что я рада его видеть?
   - А ты очень хорошо выглядишь для покойника, - улыбка Сергея меркнет, он непонимающе смотрит на меня, ох ты ж обиделся. Или не понимает, что я не желаю с ним разговаривать?
   - Тебе чего от меня нужно покойничек? Решил возобновить знакомство, так ты ошибся, я некрофилией не болею, умер, так умер, - сказала я и, собрав сумку, направилась на выход.
   - Ты шуток не понимаешь? - Кричит он вслед.
   Отвечать не хочу, показываю ему средний палец и прибавляю шаг. Смешная была шутка, особенно для меня, обхохоталась я до слез. Поворачиваю за угол и упираюсь в Андрея, у дураков мысли сходятся, они решили именно в этот день устроить разбор полетов, как сговорились.
   - И ты собираешься устраивать разборки? - Спрашиваю. - Только интересно, по какому поводу? Или считаешь, что я недостаточно сильно двинула по твоим причиндалам? В таком случае, я в ближайшие три минуты даже начну тебя уважать.
   - Я выпил, и у меня сорвало тормоза, ты классно выглядела на том ужине, - сказал Андрей.
   - Хорошо, дальше что? Или ты думаешь, что после этого признания и топорного комплимента я расплывусь лужицей у твоих ног, и мы станем хорошими друзьями?
   - Нет, - скрипит зубами Андрей, - я хотел только объясниться, и все.
   - Хорошо, что ты реалист и понимаешь весь расклад сэкономил мое время, не придется тебе объяснять мою позицию и дальнейшие действия, я выслушала тебя и теперь хочу покинуть это здание, - сказал я и, обойдя Андрея, направилась в гардероб. Сентябрь выдался холодным и ветреным, приходится носить куртку и иногда шарф с шапкой.
   Прохожу несколько шагов и чувствую, как кто-то пристально смотрит мне в спину, аж мурашки по спине. Как же я не люблю это чувство, разворачиваюсь и вижу Вадима, который и не пытается скрыть своего интереса к моей спине. Да чтоб им всем! С чего вдруг такой нездоровый интерес к моей скромной персоне, теперь и этот свои очи в мою сторону направил, да чтоб они повылазили, спокойно пожить не дадут. Разворачиваюсь и иду куда направлялась, возьму куртку и быстро домой, у меня сегодня тренировка у знакомого тренера и хорошо, что я возобновила занятия по самообороне, уверена, что мне пригодятся эти уроки выживания. Учиться нужно и никто меня не сдвинет с этого пути к знаниям, я не для того поступала в этот престижный ВУЗ, чтобы пасовать из-за тех, кого я бы не хотела видеть, да и вообще знать.
  Три месяца спустя. Виталия.
   Пока все тихо, Сергей и Андрей делают вид, что меня не существует, чем несказанно радуют, хотя расслабиться я так и не смогла, все время жду подвоха с их стороны. Вадим узнал, что я прихожусь дочерью его мачехи, случилось это на одном из практических занятий, молодой преподаватель решил познакомиться со студентами лично, начал вызывать нас по фамилии, заставляя вставать со своего места и говорить имя отчество. После того, как я представилась, Вадим долго смотрел на меня, не дурак, все понял. Маргарита крутит роман с Александром и умудряется строить глазки другим взрослым студентам. Ну с этой было все ясно с самого начала, а вот Анна с Ларисой меня разочаровали, они уже несколько месяцев кидают призывные взгляды на этих же парней, видимо ждут пока те откликнулся. Жаль, я думала девушки адекватные, и поняли, кто чего стоит. Как я и предполагала, на нашем курсе образовалась элита - группа студентов, которые пока только пытаются диктовать свои условия, прощупывают почву, прикидывают, как им действовать и какие методы применить, чтобы эффективно управлять толпой малолетних студентов. Первая ласточка была неделю назад на лекциях по истории. Наш староста Роман не упомянул об отсутствии на лекции Вадима, а после лекции, я видела, как Александр хлопал его по плечу и говорил, что он правильный парень, нельзя сдавать своих одногрупников, вернее правильных одногрупников, а остальных можно, они же просто студенты. Только прозвучало это как будто "лохи". Роман смущался, пожимал плечами и тихо говорил, что он все понимает и, если что, готов помочь, парень решил сдаться без боя и я его не осуждаю. Зачем ему портить отношение с "золотыми детками", он хочет спокойно доучиться и, получив диплом, забыть об всех одногрупниках и элитных в том числе. Но, самое интересное, что наша элита заинтересовала деканат ВУЗа не только деньгами своих родителей, но и тем, что они сносно, нет, хорошо играют в баскетбол. Ну, про Сергея я давно знала, он ещё в школе баскетболом увлекался и в межшкольных соревнованиях участвовал. Алексей тоже вписался в эту элиту, потому что хорошо играл в баскетбол, и брат был не очень рад этому, он стеснялся элитного общества, сторонился их во время занятий и общался только во время тренировок, хотя может только мне так казалось, остальные же студенты считали его свитой королей. А королей действительно было два Вадим и Александр, и как они поделили власть между собой, непонятно. Остальные считались свитой королей, но для простых студентов, что короли, что их свита были недосягаемы. И даже Андрей вошел в элиту, потому что играл в баскетбол или может потому, что был сыном богатых родителей и с гордостью мог носить звание "золотой детки". К концу первой сессии на нашем факультете уже сложилось студенческое общество, короли, свита и простые студенты, которые должны либо молчать и делать, как им говорят, либо сразу менять ВУЗ, если уж такие борзые. Вот только борзых пока не нашлось, а может и хорошо, пусть элита наслаждается своей, так называемой, властью, если им так хочется, пусть покуражатся, а остальные им подыграют и спокойно доучатся до диплома, а то озлобленные детки бизнесменов могут так жизнь испортить - до самой старости икаться будет. У меня с общением в университете можно сказать никак, я обхожу по большой дуге элиту нашего факультета, стараюсь лишний раз на них не смотреть, с остальными же студентами я могу переброситься парой слов, поздороваться с братом Алексеем и, наверное, все. Девчонки меня не замечают, с ними все понятно, Маргарита окучивает Александра, который поддается ей с переменным успехом, но в основном делает вид, что у них это просто общение и никакой симпатии, Анна и Лариса надеются, что парни из королевской свиты обратят на них внимание и я не хочу слушать из вздохи, ахи и дифирамбы о достоинствах этих элитных парней, поэтому отсутствие общения с ними меня не беспокоит. Бабушка все понимает, и ни о чем не спрашивает, иногда интересуется, когда у меня начнутся экзамены и готова ли я к ним. Я благодарна, что она не интересуется моей жизнью вне лекций и семинаров. А вне семинаров, лекций и практических занятий у меня библиотека и занятия самообороной, прогулки с бабушкой по выходным, в основном по магазинам и иногда в парке, чаепитие с бабушкой и её подружкой, интернет и все. В телефоне только три номера: бабушкин, её подруги и Алевтины Николаевны, а больше я никого слышать не хочу, и разговаривать тоже. Понимаю, что это ненормально. Молодая симпатичная девушка не должна быть такой замкнутой, должна общаться со сверстниками, ходить на студенческие сборища, а не просиживать в библиотеке и не напрягать тело в спортивном зале до такой степени, что потом не можешь двинуть ни рукой, ни ногой. Вот только, видимо, я предъявляю высокие требования к остальным, либо сама не готова к общению, а может, боюсь, что сорвусь, и от меня отвернутся. Будет очень больно, и в таком случае лучше не иметь друзей. А чем ближе экзамены, тем больше звонков от моей психики, то бессонница, то паническая атака. Хорошо, что дома и бабушка быстро привела меня в чувство и сейчас я сжимая зубы держусь, борюсь с собой чтобы не сорваться. Понимаю, что это нервы и напряжение перед экзаменами, но я должна это преодолеть и сдать экзамены, они же не первые в моей жизни и уверена, не последние. А может, сказывается то, что в университете я нахожусь в постоянном напряжении из-за того, что приходится невольно видеть неприятные мне рожи. Жалею, что выбрала этот ВУЗ. Наплевать, что он престижный, противостояние с собой и напряженное ожидание чего-то плохого от окружающих лишают моральных сил и психика дает сбои, если так пойдет и дальше, после первого курса переведусь в другой ВУЗ, пусть не престижный, но там будет спокойно, без этой элиты с их правилами.
   Звенит звонок. Следующие две пары у нас физкультура. ВУЗ считает необходимым прививать студентам любовь к спорту. Вот насчет чего у меня нет заморочек, так это насчет этих уроков. Нормативы я сдаю легко, сказывается хорошая физическая подготовка, а то, что физрук требует минимум макияжа на лице меня совсем не волнует, я практически не пользуюсь косметикой, татуированные стрелки на верхнем веке и прозрачный блеск для губ макияжем вообще не считаются, это Маргарита переживает, что ей приходится смывать часть боевого раскраса. Может, есть ещё девушки на нашем факультете у которых такие же проблемы, только они в отличии от неё так громко не стонут по этому поводу и никто об этом не знает.
  Глава 4
  Виталия.
   Из раздевалки я вышла первая, надоело слушать громкие вздохи о прекрасных парнях нашего факультета и стенания по поводу неправомерных требований тренера. В физкультурном зале никого ещё не было, только тренер перебирал баскетбольные мячи, вот не хотелось бы четыре часа смотреть на наших супер баскетболистов, которые будут наслаждаться игрой, а мы как придурки сидеть на лавочке и пялиться на их потные тела. Может, кому и нравится такое зрелище, только в человеке главное не тело, а внутренняя сущность, а она у них темная и вонючая, как протухшая лужа.
   - Построиться! - Крикнул тренер, когда прозвенел звонок. Мы выстроились в шеренгу, девушки выставили вперед свои полушария и втянули животы. И для кого стараются? Для тренера? Так он за годы работы в ВУЗе и не такие буфера видел, его этим не удивишь, а вот парням их прелести не видны, да и не смотрят они вокруг, им бы на себя налюбоваться.
   - У меня два сообщения, - говорит тренер, глядя на нашу баскетбольную команду, - первое: нас вызывает на игру Технологический университет. Там хорошая баскетбольная команда собралась, спонсоры обещают устроить игру в городском физкультурном центре в выходной день через три недели, так что все оставшееся время посвятим тренировкам. Сегодня будем сначала играть, потом разбирать ошибки, потом опять играть. И ещё я договорился на дополнительные тренировки после занятий три раза в неделю, расписание возьмете у меня. Нам даже форму обещали с логотипом университета. - Тренер перевел взгляд на девушек. Что-то мне совсем не нравится его улыбка, - вторая новость для девушек: нужно создать группу поддержки, речевки, плакаты, танцы и так далее, а то на фоне того университета будем смотреться бледно. У них хорошие спортивные традиции и болельщики не просто сидят на лавочках, а активно поддерживают свою команду. И если создадите танцевальную группу, то спонсоры обещали форму тоже с логотипом университета.
   Его проникновенная речь вызвала у меня улыбку. Он хочет из нас Американских чирлидерш сделать? Ну-ну, хотелось бы на это посмотреть вот только экзамены скоро, и времени на такую лабуду нет, в университете нужно учиться, а не ногами махать, поддерживая статус "золотых деток". Девчонки аж телами задергали от этих новостей, вон как глаза азартом загорелись, пусть танцуют флаг им в руки или они надеются, что им за это оценки на экзаменах автоматом поставят? Ну, может, физкультуру и зачтут, только другим преподавателям на спортивные достижения университета наплевать и поблажек не будет. Смотрю на наших спортсменов, а вот эти особого энтузиазма по поводу группы поддержки не испытывают, разве только Андрей, этот озабоченный. Ему хотя бы на голые ляжки посмотреть, а то у него никак интимная жизнь не наладится. Все парни при девушках, даже Илья с Вячеславом из второй группы и те обзавелись девушками, взяли со второго курса, теперь прилипают к ним на переменах, как медузы оплетают их тела руками и стоят посреди коридора пока звонок на пару не прозвенит. Сергей нашел себе с нашего факультета из второй группы, милая девчонка, жаль, что он козел. Даже мой братец Алексей и то с девушкой под ручкой ходит. Вадим на наших университетских красоток не смотрит, у него девушка из другого ВУЗа, видимо дочь партнера не меньше. Приезжала пару раз, демонстрировала женской половине университета, что парень принадлежит только ей, машина у неё дорогая, шмотки модные от известных модельеров, одни сапоги стоят как пенсия моей бабушки за год, а может и больше. Они с Вадимом так нежно ворковали на крыльце здания, а наши курицы смотрели на них и с горечью вздыхали, король занят, свиту тоже к рукам прибрали, остался только Андрей, хреновый вариант, но и его скоро подберут, они же не знают, что он озабоченный неандерталец.
   - Парни на площадку небольшая разминка и играем, - говорит тренер, - остальные на лавочки.
   Все бросились занимать самые лучшие места, а я направилась в раздевалку, лучше лишних четыре часа в библиотеке просижу, это полезнее, чем пялиться на не самых лучших представителей самцового племени. Я уже почти дохожу до двери раздевалки, как слышу голос тренера:
   - Виталия, а ты куда?
   Разворачиваюсь, все уставились на меня, как на картину, ну раз так просят, то я отвечу:
   - В библиотеку, экзамены скоро.
   - У нас урок! - Восклицает тренер.
   - Это у них урок, а у меня потеря драгоценного времени, - отвечаю я.
   Тренер от моей наглости замирает, вижу, как улыбается Сергей, он меня знает, я никогда за словом в карман не лезла и если мне что-то нужно добьюсь своего. Это у меня от бабушки, она считает, что человек должен настаивать на справедливости и не сдавать свои позиции, справедливость всегда нужно отстаивать, и в данный момент я считаю, что права, правильнее будет отсидеть эти часы в библиотеке, а не на лавочке, слушая томные вздохи женской половины и подбадривающие крики мужской.
   - Хочешь урока, становись играть в баскетбол, - говорит тренер, потом смотрит на парней, - Вадим и Александр, вы остаетесь сидеть, а то задавите ещё ненароком, а мне отвечать, остальные на площадку делимся на две команды и играем.
   Пока тренер делит игроков, я стою. Хорошо, что в мою команду попал брат Алексей, это хоть подлянки делать не будет, а вот от Андрея можно всего ожидать. Илья и Вячеслав для меня темные лошадки, но хорошего точно от них не жди. Что касается Сергея и Никиты, то первый - провокатор, а второй будет делать гадости исподтишка. Тренер тоже собирается играть, только за другую команду. Что такое баскетбол, я знаю, на тренировках по самообороне мы часто играем в эту игру ради разминки, понятно, что правила никто не соблюдает, но как отбирать мечи и кидать их в корзину я знаю, попадаю редко, но я же не баскетболист, хотя и профессионалы тоже промахиваются. Тренер свистит и игра начинается.
   Сначала мне мало подают мяч, но потом тренер кричит, чтобы играли на меня, и я включаюсь в игру. За мяч особо не дерусь, мне с этими дылдами не совладать, но и просто так им не отдаю, пусть постараются отнять, кидаю пару раз в корзину, но не попадаю, стараться не хочу, не на деньги играем, хорошо, что вообще добегаю с мячом до корзины противника. Увлекаюсь игрой, хорошая разминка после нескольких часов почти неподвижного сидения, даже с игроками своей команды начинаю взаимодействовать, но тут на меня налетает Сергей и, прежде чем отобрать мяч, нагло щупает грудь. Провокатор хренов! Я не собираюсь так просто это оставлять, спровоцировал - получи, он разворачивается с мячом в руках, а я ставлю ему подножку и ещё добавляю по коленному сгибу, покойничек Сергей летит мордой в пол, выпуская из рук мяч, который я тут же подхватываю.
   - Да ты охренела! - Орет Сергей, вскакивая на ноги и сжимая кулаки.
   - Это запрещенный прием, - говорит тренер.
   - А за грудь трогать разрешено? - Спрашиваю я.
   - И это запрещенный прием, - отвечает тренер.
   - Да нужна мне твоя грудь, была бы грудь, - возмущается Сергей, а одногрупники смеются.
   - Раз не нужна, так не трогай. Все что есть - мое. Или ты такую же хочешь, только боишься признаться? - Спрашиваю я. Он думал, я буду скромно молчать? Просчитался покойник. А одногрупники уже смеются, он от досады надувает губы и никак не может придумать остроумный ответ.
   - Ты дура бешенная, тебя в той больнице не вылечили, что ли! - Кричит Сергей.
   А вот это уже удар ниже пояса меня, может, и вылечили в той больнице, а вот его только могила исправит. Пока Сергей наслаждается триумфом и глядит на меня, ухмыляясь, я разворачиваюсь и бью ногой ему в бок, он ойкает и падает на пол.
   - Дурная!!! - Визжит он и, хватаясь за бок, медленно поднимается.
   - Прости, что тебе пришлось ждать удара два года и ещё раз прости, что нога соскользнула, - говорю я.
   Сергей взбешен, пытается кинуться на меня, но его хватает Алексей:
   - Не тронь сестру, иначе будет драка.
   - Спасибо, - говорю я Алексею, - нехорошо драться на уроке физкультуры, нужно было его на улице приложить, чтобы мордой всю грязь собрал, а то внутри покрыт грязью, а снаружи белый и пушистый, внутренности не соответствуют наружности, жаль, из-за этого сразу и не разглядишь его сущность.
   - Да ты! - Орет Сергей, пытаясь вырваться, но Алексей держит его крепко, а тот видно боится оттолкнуть его вдруг и правда драка начнется.
   - Хватит! - Кричит тренер, - Виталия, иди в библиотеку, для тебя урок окончен,
   подумай, как организовать группу поддержки.
   - А кроме меня поддерживать больше некому?
   У вас на факультете мало девушек, лучше будет, если все будут участвовать, - отвечает тренер.
   - Пусть участвуют, а у меня скоро экзамены, - я направляюсь в раздевалку.
   - И у нас экзамены! - Заявляет Маргарита, ну этой обязательно нужно выступить без неё же никак.
   - Так ты, наверное, к экзаменам готова, раз такую активность проявляешь, - отвечаю я, - поддерживай, я же тебя в библиотеку не зову.
   - Значит, ты отказываешься? - Громко заявляет она.
   - Отказываюсь и о времени игры и её результатах можешь меня не информировать, не напрягай губки, пригодятся в другом деле, - я захлопываю дверь раздевалки. Все, они меня вывели, сейчас схлынет адреналин и начнется отходняк и хорошо, если меня просто вырвет, а если приступ паники или слабость, а потом бессонница, нужно срочно переодеваться и домой, там все приступы лучше переносятся, и бабушка подстрахует если будет совсем плохо.
   Тошнота меня застала почти у дома, я свернула в густые кусты, жаль, что сейчас зима, а то листва полностью бы скрыла меня, стыдно так вести себя на улице, что прохожие подумают, но до дома не дотерплю, придется на улице избавляться от столовского обеда, в глазах темнело, ноги ослабли и я цепляясь за кусты и деревья еле доползла до лавочки, отдохну немного и пойду домой, в библиотеку я, конечно, сегодня не пойду, завтра бы на лекции прийти. Достав из сумки бутылку воды, я начала пить мелкими глотками. Увлекаться нельзя, а то рвотный рефлекс сработает. Внутри все скручивало, голова кружилась, перед глазами плавали серые круги. Так начинается паническая атака, осторожно выпрямив спину, я начала делать дыхательные упражнения как учила меня в лицее психолог, она не была доброй и сочувствующей, она просто хорошо выполняла свою работу и я благодарна за её профессионализм, никаких эмоций, только констатация фактов и методы лечения.
   - Виталия, - раздался бабушкин голос, - как хорошо, что я вышла на улицу прогуляться, меня как будто кто-то толкал сюда. Ты сможешь подняться?
   Я кивнула головой и начала осторожно подниматься, холодно сидеть зимой на лавочке. Бабушка, обняв меня за талию, осторожно повела к дому, я почти ничего не видела, различала только контуры больших предметов и поэтому пару раз, чуть не упала споткнувшись о бордюры, когда бабушка прислонила меня к стене лифта, мы вздохнули с облегчением, теперь до квартиры я хоть на карачках, но доползу. Потом были обрывки воспоминаний, помню, меня раздевали, потом укладывали на кровать, а потом был укол и темнота. Спасибо бабушке, а то не знаю, как бы я дошла, замерзла бы на улице и не мучилась больше.
  ***
   Проснулась я в 04 часа утра, бабуля раздела меня до нижнего белья и завернула как младенца в одеяло. На тумбочке стояла бутылка воды, и лежали таблетки от головной боли, обычно после панической атаки у меня болит голова, сегодня я чувствовала себя сносно, и поэтому не стала принимать таблетки, успею ещё отравить себя химией. Осторожно поднявшись с кровати и не обнаружив слабости, я первым делом отправилась в душ, потом перекушу и сяду писать рефераты до начала занятий успею набросать план реферата и может пару-тройку глав. Бабушка встает в 07 часов утра, приготовлю ей завтрак, перекусим, и поеду на занятия, нужно же мне все-таки попасть в библиотеку, до начала лекций успею выбрать книги.
  ***
   После первой лекции меня начало клонить в сон, организм может и отдохнул, а вот психика ещё в норму не пришла. Ей нужно больше времени, чтобы восстановиться. Перейдя в другую аудиторию, я положила голову на согнутые руки и закрыла глаза.
   - Так ты отказываешься поддерживать нашу команду? - Раздался голос Александра, его бас ударил по ушам, я даже дернулась от неожиданности, потом успокоилась и только спустя пару минут подняла голову и посмотрела на него.
   Александр нависал надо мной, уперевшись руками в стол, пришлось немного сдвинутся, чтобы смотреть ему в глаза, спать хотелось отчаянно, голова соображала плохо, я вообще не понимала, с чего вдруг он решил переспросить, я же ясно озвучила свою позицию вчера на физкультуре. Зачем нужно переспрашивать?
   - До тебя с первого раза не дошло?
   - А ты наглая девка, - ухмыльнулся он.
   - Это у тебя девки, а я не твоя и очень надеюсь никогда не быть в этом статусе.
   - А чем я плох? - Ухмыльнулся он.
   - Всем хорош, только летаешь высоко, мне такие высоты не доступны, а прыгать не хочу, боюсь шею свернуть.
   - Хитра, прямо не оскорбила, но послала по матушке конкретно, а ведь не подкопаешься, - ухмыльнулся он, - но я все-таки хочу узнать, что ты имеешь против нас, с Сергеем все понятно, он хоть и немного рассказал, но мы основную суть поняли, это у вас со школы непонятки, а остальные тебе чем не угодили?
   - Это у него непонятки, а у меня все намного серьезнее, - ответила я, - а насчет остальных, нет у меня к вам никаких претензий, но я пришла в университет учиться, а не ноги задирать, поддерживая спортсменов. Вы можете хоть на голове стоять, вам родители все оплатят, а у меня денег на оплату учебы нет и поэтому, я должна учиться, сдавать экзамены и не иметь долгов, чтобы остаться на бюджете.
   - Только поэтому? - Удивился он, я же кивнула головой в знак согласия, - темнишь ты, Виталия, я давно за тобой наблюдаю, ты нас ненавидишь, не пойму за что, ходишь сама по себе, независимая и гордая. И с чего вдруг считаешь себя выше нас?
   - А должна вам ноги целовать или преданно в глазки заглядывать, предугадывать желания и бежать впереди всех их исполнять?
   - Ты нас за кого держишь? - Чуть ли не зарычал он и тут к нам подошел Вадим и, положив руку на плечо Александра, тихо сказал:
   - Не тронь её она дочь моей мачехи, та просила присмотреть за ней.
   - Она что всем парням на факультете родственница? - Удивился Александр, - Алексей её брат по отцу, твоя мачеха её мать, Сергей с ней в школе учился, и ещё кто-то есть?
   - А с чего мамаша про меня вспомнила? Какой ужас, нужно отметить этот день красным маркером! Или она не вспоминала, ты решил проявить инициативу? Так не стоило, Вадим, мне от вашей семьи ничего не нужно, я как-нибудь сама обойдусь своими силами, а то вы за заботу такую плату возьмете, что до смерти не расплачусь.
   - А я-то тебе что сделал? - Спросил Вадим.
   - Так я к тебе претензий не предъявляю, я вообще тебя не замечаю и с чего вдруг ты проявил заботу? Не пугай меня Вадим, забота "золотых деток" дорого стоит, а я не хочу влезать в долги, лучше жить по средствам, нервы целее будут.
   - Пойдем, Александр, с ней невозможно разговаривать, - сказал Вадим, - пусть учится, без неё обойдемся.
   - Да больно надо, - отмахнулся Александр, и они пошли на свои места.
   Очень хорошо, а я-то как рада! Может, оставите меня в покое? Закрыв глаза, я опять положила голову на согнутые руки. Могла бы поспать немного, но кому-то взбрело в голову устроить разборки. Как же его задело, что я отказалась поддерживать их команду, лично на разборки пришел и как корона не упала?
  Александр.
   - Вадим она вообще адекватная?
   - Откуда я знаю. До поступления ни разу её не видел, потом когда фамилию и имя услышал, у мачехи спросил.
   - Она что её бросила?
   - Нет, бабка не отдала. Она моему отцу не доверяет, может и права бабка, она жизнь прожила, много людей видела. Виталия у нас дома ни разу не была, а вот у папаши жила год. Странно, что бабка разрешила ей жить с отцом, сама же его из квартиры выкинула, может маразм накрыл? Но ты её не трогай, пусть учится, раз так хочет, она никому не мешает, и мы ей мешать не будем.
   - Да кому она нужна, хотя симпатичная и фигура красивая, а удар нагой вообще шедевр, как она Сергея уложила, а потом ещё так витиевато извинилась, я чуть не прослезился от умиления.
   - Она вроде как на секцию самообороны ходит, потому и удар так хорошо поставлен, бабка видимо не только маразматичка, но и параноик, к третьей мировой войне внучку готовит, - ответил Вадим.
  Глава 5
  Конец весны следующего года, три недели до летней сессии. Виталия.
   Зимняя сессия прошла спокойно, каникулы были прекрасными и тихими, все шло прекрасно до самой весны. Наши баскетболисты периодически участвовали в играх с другими университетами, играли с переменным успехом, несмотря на то, что группа поддержки надрывала голоса речевками и так высоко задирала ноги, что мужчинам можно было и в стриптиз-бар не ходить - все женские прелести можно на матче рассмотреть. Я обо всем этом узнавала из интернета или из разговоров одногрупников, которые так громко обсуждали победы и поражения команды баскетболистов, что не услышать их мог только абсолютно глухой человек. У меня все так же, застой в общении, теперь я здороваюсь только с братом, остальные студенты обходят меня стороной, либо короли им приказали, либо они решили им угодить. Причины их поведения меня мало волнуют, я учусь, а после учебы занимаюсь спортом, на физкультуре сдаю нормативы, но тренер больше не заставляет сидеть на скамейке, когда команда по баскетболу играет все пары, он отправляет домой или, как он выражается, в библиотеку. Вот честно, я нисколько не расстраиваюсь, мне все так же неинтересно смотреть на потные мужские тела и я с удовольствием просиживаю это время в библиотеке. Но не все так было гладко, Сергей бросает на меня злобные взгляды, особенно это стало напрягать, когда его бросила девушка, видимо разобралась в его сущности или он опять неудачно пошутил, теперь они даже не смотрят друг на друга, а Сергей почему-то бросает злые взгляды на меня. Он думает, что я девушку против него настроила? Тогда он законченный идиот, кроме него самого его репутацию не сможет разрушить никто и я никогда даже не думала как-то повлиять на их отношения, если девушка умная, она быстро разберется, что за "счастье" рядом с ней, а если не разберется, значит её все устраивает, только Сергею не повезло девушка все-таки попалась умная и быстро определила его сущность. Андрей наконец-то утешился в объятьях крашеной блондинки, она так преданно смотрит ему в глаза, что его иногда перекашивает, наверно от избытка чувств. Александр расстался с Маргаритой, хотя девушка утверждает, что это именно она его бросила, он молчит, не подтверждает и не отрицает. Да и кто посмеет его об этом спросить? Маргарита может говорить все что угодно, от этого корона с его головы не упадет прочно сидит, будто гвоздями прибита. Вадим иногда сверлит мою спину взглядом, я чувствую его взгляд, он даже не отворачивается, когда я застаю его за этим занятием, не считает нужным скрывать. И что хочет увидеть? Между мной и королевской свитой молчаливое противостояние, мы вроде как не трогаем друг друга, но я чувствую, что воздух искрит и сгущается. Они устроили мне тихие деньки специально, и готовят что-то грандиозное, или просто решили оставить в покое? Во второе верится с трудом, но я все-таки надеюсь на лучшее, хотя в покое они меня не оставят, я подрываю их авторитет, выпадаю из привычной картины мира, все заглядывают им в глазки, а я просто игнорирую. И ещё я не верю, что Александр последует совету Вадима и перестанет обращать на меня внимание сам и своей свиты. Может только даст временную передышку, а потом опять попытается направить меня в нужное для него русло. Все это влияет на меня, хотя я и стараюсь держать себя в руках, а ещё скоро экзамены и практика и все это совсем не добавляет спокойствия и уверенности. У меня опять началась бессонница, ночью пишу рефераты, чтобы не лежать без дела, а днем на лекциях еле держу глаза открытыми. Приступы тошноты и слабости, мне бы несколько дней спокойного сна и долгих прогулок на свежем воздухе и я приду в норму, но, пока не сдам экзамены, такой благодати не предвидится, нужно сдавать практику, рефераты и получать допуски к экзаменам.
   - Мы сейчас разучиваем новый танец, и у нас не хватает одного человека для симметрии! - Громко заявляет Маргарита, глядя на меня, она стоит через парту, боится подходить ближе. Предусмотрительно с её стороны, я сегодня опять ночь не спала, сейчас сижу полусонная, через раз понимаю, что окружающие говорят, но мои рефлексы работают на высшем уровне, и я могу просто не успеть их сдержать.
   - Ты же бросила Александра, и уже не нужно его охмурять, может пора успокоиться и готовиться к экзаменам, - отвечаю я и отворачиваюсь от неё.
   - А причем здесь это? - Восклицает Маргарита, - я болею за университет, мы должны выглядеть достойно на соревнованиях.
   - Это баскетболисты должны выглядеть достойно и громить противников, а ваши голые ляжки только озабоченных интересуют, люди приходят смотреть игру, а не стриптиз, для этого есть специальные заведения.
   - Да что ты понимаешь в танцах! - Верещит Маргарита.
   - Не кричи, тут глухих нет, и раз я ничего не понимаю в танцах, то нечего со мной о них разговаривать, дай спокойно и тихо провести перемену.
   - Не соглашается? - Раздается голос Никиты, - тебе говорили, что это плохая идея, ей начхать на нас, на игры и на престиж университета.
   Я даже повернула голову в его сторону. Обычно Никита всегда держится в тени своего друга Александра и поддерживает его точку зрения, он вообще мало разговаривает, но внимательно слушает.
   - Может Александр с ней поговорит? - Спрашивает Маргарита, а Никита качает головой, - нет, лучше Вадима попроси, хотя и этот для неё не авторитет, - отвечает Никита и, поворачиваясь в мою сторону, спрашивает, - у тебя вообще есть авторитеты?
   - Есть, бабушка, - отвечаю я и отворачиваюсь от него.
   - Тогда и Вадим не поможет, - говорит Никита, - вроде девушка симпатичная, высокая, фигуристая, только характер подкачал, гордыня заела.
   Все молчат, ждут моей реплики, но я не хочу отвечать, его мнение обо мне стоит последним в списке того, что я хочу исправить, нужно сдавать экзамены и искать другой ВУЗ, я долго не смогу жить в таком напряжении и противостоять всему факультету без последствий для своей психики. Чувствую, как подкатывает тошнота и начинает темнеть в глазах и тут в аудиторию вбегает Роман, староста нашей группы и весело кричит:
   - Лекцию по автоматике отменили, у профессора случился гипертонический приступ, его третьекурсники довели. Увезли на скорой профессора.
   И что тут смешного, я начинаю складывать учебники и медленно двигаюсь к выходу, дойти до улицы, а потом я смогу отсидеться на лавочке за университетом. Иду держась за стенки, поворачиваю по коридору буквально на автомате, перед собой почти ничего не вижу, в коридорах тихо, все студенты на лекциях, только нашей группе "повезло", но они ушли вперед. Хорошо, что тепло и не нужно стоять очередь в гардероб, крепче сжимаю сумку и выхожу за дверь, захожу за угол и тут у меня подкашиваются ноги, приваливаюсь к стене, потом сползаю по ней, сажусь на корточки и закрываю глаза, сейчас сделаю дыхательные упражнения и продолжу путь.
   - Виталия? - Слышу голос, откуда-то мне знакомый, - тебе плохо?
   Медленно открываю глаза и вижу перед собой доктора из психбольницы, он смотрит на меня сочувственным взглядом, а меня накрывает волна адреналина и злости.
   - Какая неожиданная встреча доктор, какими судьбами, кто-то в ВУЗе слетел с катушек? - И тут я замечаю за его спиной Александра, а они чем-то похожи и фамилии у них одинаковые, как же я раньше не догадалась, что наш король факультета сын главного врача психбольницы. Вот откуда у него пугающий взгляд, это семейное.
   - Ты должна успокоиться, слушай меня, я знаю, как это вылечить, - спокойно говорит доктор.
   - Конечно, знаете доктор, шоковая терапия, глубокий психоанализ, психотропные препараты, вы умеете лечить, - говорю я и поднимаясь на ноги и хватаю его за лацкан пиджака, - я помню доктор, как вы пытались засунуть в меня свой вялый член, а вы извращенец доктор, любите иметь полутрупов обдолбанных психотропными препаратами. Понравилась девочка, 16 лет в самом соку. Нечасто, наверно такие молодые к вам в психушку попадают, все хотела спросить мозоль на органе не натерли, я же девочкой была, вы поэтому меня так долго лечили, хотели продлить кайф.
   - Ты была под препаратами, это галлюцинации, - пищит доктор, пытаясь оторвать мою руку от своего пиджака, но я схватила мертвой хваткой.
   - Конечно, галлюцинации, доктор, вы же на это и рассчитывали. А я прекрасно помню, как вы пыхтели на мне и даже штаны не снимали, только вытаскивали свой орган, потом долго елозили, аж пот со лба капал. Хоть бы слово ласковое сказали, а то только непонятные звуки, - поворачиваю голову и вижу выпученные глаза Александра, - ой, а ваш сынок не знал, что папаша из казенного дома личный бордель сделал, - отталкиваю от себя доктора и, держась за стену здания, направляюсь к урне, тошнить будет долго, все кишки вывернет.
   - Ты сама не понимаешь, что несешь! - Кричит доктор.
   - Хотите ещё полечить доктор? - Отвечаю я, не поворачивая головы. В глазах темнеет, завтрак уже почти в горле, а урна все ещё далеко.
   Меня выворачивает сначала остатками завтрака, потом желчью, кишки крутит, живот дрожит, а мне всё никак не успокоиться, я уже держусь двумя руками за урну, плевать, что руки будут грязные все равно после встречи с доктором нужно долго отмываться, в глазах темнеет а ноги почти не держат.
   Наконец-то все прекращается, я встаю у стены и начинаю искать в сумке салфетки, вытираю руки, потом достаю бутылку воды и делаю пару глотков, нужно идти в сторону дома, сейчас начнется вторая волна. Рядом со мной материализуется Александр.
   - Уходи, твой папаша всю вашу семью дерьмом вымазал. До смерти будете отмываться и не отмоетесь, - говорю я и начинаю медленно двигаться к ближайшей лавочке, он не идет за мной и хорошо.
   Сажусь на лавочку и пью воду, две минуты сижу и домой, а то упаду на улице и добрый доктор опять закроет меня в своем казенном доме. Рядом останавливается машина, из окна высовывается Никита:
   - Садись, я отвезу тебя домой, - говорит он.
   - Беспокоишься, одногрупник, а зря, я крепкая, - осторожно встаю и направляюсь через дворы. Там на машине не проехать, а мне так ближе.
  ***
   Около подъезда стоит бабушка, она чувствует, когда мне плохо или это хорошее для меня совпадение.
   - Сейчас я сделаю тебе укол, и ты поспишь, - шепчет она, обнимая меня.
   - Сдаю экзамены и перевожусь в другой ВУЗ, - говорю я, цепляясь за бабушку.
   - Хорошо, делай, как считаешь нужным, - отвечает бабушка и медленно ведет меня к подъезду.
   Укол мне делали в коридоре, а дальше была темнота и последняя мысль, что бабушке будет тяжело тащить меня до кровати.
  ***
   Просыпаюсь вечером, за окном сумерки. Сколько же я проспала? В животе урчит от голода, тело выглядит потным и грязным, нужно вымыться и сменить белье, осторожно сажусь на кровати и оглядываюсь в поисках будильника или телефона, узнать бы какое сегодня число.
   - Ты двое суток проспала. Вернее не спала ты, у тебя сначала кошмары были, потом паническая атака, потом ты в истерике билась, а потом успокоилась, но как-то ненормально успокоилась. Я вызвала знакомого доктора, ты чуть в кому не впала, - тихо говорит бабушка, заходя в комнату, я два раза вызывала скорую, уколы тебе раз шесть делали, но в больницу отвезти тебя не позволила.
   - Ничего не помню, только темноту, - говорю я.
   - И не нужно такое помнить, - иди, в душ сходи, а я пока ужин тебе приготовлю и белье поменяю.
   - Нет, бельё я сама сменить в состоянии, да и ужин смогу приготовить, ты бы шла отдыхать, бабушка, намучалась со мной?
   - А с кем, мне мучатся? С дочерью эгоисткой и самовлюбленной дурой? Нет у меня никого кроме тебя, - ответила бабушка и вышла из комнаты, - ужин через полчаса, - услышала я её слова.
   Я перестилала постель после душа, когда раздался звонок в дверь, а потом щебетание родительницы, она говорила, что вся в работе забежала только на минуту и хотела бы переговорить со мной, мол, у неё важный разговор, но проходить она не будет, бизнес, все время занимает, и днем, и ночью работает. Чтобы избавить бабушку от этого щебетания, я вышла из комнаты.
   - Виталия, - увидев меня, улыбнулась родительница, - Вадим приглашает тебя на день рождения, через три дня состоится грандиозное торжество, он уже и банкетный зал снял, ну времени хватит, чтобы подготовится. Думаю, ты успеешь купить себе платье и туфли, ну и прическу сделать стильную, он приглашает всех своих друзей из университета с девушками, будет очень весело....
   Она расписывала, какой ожидается праздник, а я все ждала, когда можно будет вставить слово и сказать ей, что в круг друзей её пасынка я не вхожу и входить не собираюсь. И три дня мне нужны, чтобы подтянуть хвосты, которые у меня образовались за время моего приступа, а такой длительный приступ случился первый раз. Это встреча с доктором так повлияла, обычно часов шесть, максимум десять и я прихожу в норму, а тут аж двое суток, сейчас вечер субботы, пятничные и субботние лекции пропущены, а ещё мне нужно сдать выводы по практике и реферат, который ещё нужно оформить и распечатать. Отвлекаюсь от своих мыслей и смотрю на родительницу, она же все не может замолчать, ей общения не хватает. С ней дома никто не разговаривает или так занята своим бизнесом, что и поговорить некогда? Решила на нас с бабушкой придавить своим красноречием.
   - Хватит, - прерывает поток слов родительницы бабушка, - ты хотя бы поинтересовалась, как здоровье мое и дочери, а описание празднования дня рождения можно и опустить, никому из нас это не интересно.
   - Ну как же не интересно? - Удивляется родительница.
   - Я не вхожу в круг друзей твоего пасынка, - говорю я, - и поэтому, как и с кем он будет справлять свой день рождения меня не волнует.
   - Ну вы же учитесь на одном факультете?
   - Это ещё не значит, что мы являемся друзьями, одногрупники и не более, твой пасынок за год мне слов 10 сказал, ну я ему слов 10 сказала или сейчас это можно расценивать как признак большой дружбы?
   - Но он же пригласил тебя на свой праздник?
   - Спасибо за приглашение, но я вынуждена его отклонить, экзамены скоро и я должна готовиться, а не бегать по магазинам за платьем и туфлями, все равно мне не допрыгнуть до них, так может лучше и не пытаться.
   - Вот я знала, что дело в деньгах, я привезла деньги на платье и туфли, - сказала родительница.
   И тут не выдержала бабушка. Она уже давно хмурилась, слушая монолог родительницы, а последние слова переполнили чашу её терпения:
   - Молчать и слушать меня! - Крикнула бабушка, - ты слышала, что Виталия сказала тебе до этого или ты услышала только про платье и туфли. Она не входит в круг друзей твоего пасынка, она не будет тратить время на покупку платья и туфлей, у неё скоро экзамены.
   Родительница захлопала глазами.
   - Все можешь идти заниматься своим бизнесом, а нам нужно делать свой бизнес, - сказала бабушка и открыла дверь.
   Развернувшись, родительница вышла из квартиры, бабушка закрыв дверь на ключ, улыбнулась мне и пошла на кухню.
   - Спасибо, а то я не знала, как её остановить.
   - Обращайся, твоя мама только себя слушает, всегда такая была и до смерти не исправится.
   Ужинали мы, молча, но я чувствовала, что бабушка хочет о чем-то поговорить, вот только как начать разговор не знает.
   - Я что-то лишнее сказала в бреду? - Тихо спросила я, разливая по чашкам чай.
   - Наверное, правильно что ты не говорила о насилии в сумасшедшем доме, я бы тогда могла много чего со злости натворить и тебе навредить своими действиями, сейчас уже ничего сделать нельзя, нет, есть один вариант - нанять киллера и пристрелить доктора, и я даже готова сесть в тюрьму за это, вот только это совсем не вариант, кто я чтобы судить эту тварь, жить нужно по закону, а если не получается то по совести, а моя совесть не позволит мне заплатить за убийство другого человека пусть даже он человек только по форме, а по содержанию грязный маньяк педофил.
   - Я бы и в бреду этого не сказала, если бы не столкнулась с ним около университета, он оказался отцом одногрупника, который, кстати, будет на дне рождения Вадима, они вроде как плотно общаются, два короля факультета, всех в кулаке держат, все им угождают и спрашивают у них разрешения. Это меня так встреча с доктором подкосила, я наговорила многого, он-то думал, что я ничего не помню, под лекарствами была, а я все помню, либо лекарства не так на меня действовали, либо медсестра мне меньшую дозу давала, чтобы я видела, что со мной делают. Помню, она всегда с таким сочувствием смотрела, только она сделала хуже, лучше бы я ничего этого не помнила.
   - А может она тоже извращенка, хотела посмотреть на твои моральные мучения или хотела, чтобы ты сопротивлялась под ним, да я вообще не уверена, что в той больнице адекватные люди работают, главный врач под себя персонал подбирал и таких же тварей на работу брал, - ответила бабушка.
   - Может и так, вот только зачем тогда сочувствовать, не понимаю я.
   - Девочка моя, ты столкнулась только с несколькими тварями, а сколько их на самом деле никто не знает. Может и хорошо, что их не классифицировали и не представили людям, некоторым везет, они вообще с ними не сталкиваются, живут спокойно, и знать не знают, что есть и такие жители на нашей планете.
   - Давай забудем, страшного же ничего не произошло, не я первая, не я последняя подверглась насилию, меня не били, не издевались, только напичкали таблетками....
   - Произошло, Виталия. Сначала ты влюбилась в беспринципного подонка. Потом оказалось, что матери ты совсем не нужна. А потом доктор извращенец случился. И только твой отец из всех оказался самым порядочным и я, понимая это, начинаю злиться. Человек, который избивал беременную женщину, оказался порядочнее её, он просто выкупил тебя из больницы, когда она сама не могла найти для этого времени. Даже его условия не вызвали во мне протеста, он был обижен на меня за тот инцидент, ну отправил тебя в закрытый лицей, так оно даже и лучше, а я после этого думаю, может я поторопилась его выгнать, может он бы воспитал твою родительницу, раз у меня не получилось.
   - Не думай об этом бабушка, нельзя бить женщин. Ни беременных, ни молодых, ни старых, просто нельзя и поэтому твоя совесть должна быть спокойной.
   - Только это меня и успокаивает.
  Глава 6
  Пять дней спустя. Виталия.
   Празднование дня рождения Вадима обсуждали два дня, говорили об этом громко и с восхищением, что даже мне пришлось узнать, как замечательно прошла вечеринка и как все приглашенные прекрасно повеселились. Сам бывший именинник на меня не смотрел, видимо обиделся, что я проигнорировала такое знаковое для него событие. Александр тоже не смотрел, он даже старался рядом не появляться, а вот Сергея на вечеринку не пригласили, его вытолкнули из свиты приближенных, парни с ним общались, но большей частью на тренировках и во время игры, а на занятиях мало. Было заметно, что они игнорируют его и даже не думают этого скрывать. Неужели поняли, что он за фрукт? Или папаша Александра рассказал сыночку причину моего сумасшествия? Хотя я не считаю, что была больна. Да срыв случился, но это не повод отправлять меня в психушку и лечить почти пять месяцев. Главный врач хотел развлечься, вот и держал меня для своих утех, не нужна мне была ни шоковая терапия, ни глубокий психоанализ, ни психотропные препараты, я могла бы вполне обойтись легкими успокаивающими средствами, но, видимо, судьба у меня такая. Сначала влюбилась в придурка, потом нарвалась на извращенца и в итоге мою здоровую психику подвергли интенсивному лечению получилось, что меня просто залечили и сделали психически нестабильной. Такой диагноз написан у меня в медицинской карточке, плохо, что девушек в армию не берут, а то у меня бы была железная отмазка от службы. После совершеннолетия все мои медицинские документы сдадут в архив и достать их смогут только по решению суда, а до этого дня ещё месяц, хорошо, что отец добился снятия меня с учета, как потенциально буйную. Он не бегал по учреждениям, а просто заплатил кому нужно и в моей карточке написали, что на учете я и не состояла, что моя болезнь для окружающих не опасна, мол, только себе и могу навредить. Отец видимо, заглаживал вину передо мной, он никогда не интересовался, как я живу, на что живу, алиментов не платил, обижался на бабушку, а когда узнал, что мама вышла повторно замуж за небедного человека, совсем расслабился. И когда бабушка появилась на его пороге и попросила вытащить меня из закрытого стационара, у него, наверно, совесть проснулась, а может ещё что, жалость например и он не только забрал меня оттуда, но и заплатил, чтобы подчистили мои медицинские документы.
  Оглядываюсь вокруг, все заняты беспредметными разговорами, одно радует у наших девушек глаза больше не сверкают глядя на "золотых деток", нет Маргарита как и в начале года строит всем глазки и пытается протиснутся в узкий круг избранных, а вот Анна с Ларисой притихли, на парней стараются не смотреть и даже разговаривают с ними только когда к ним обращаются, неужели на вечеринке произошло, такое, что наконец-то открыло им глаза на наших королей и их свиту или может ещё до вечеринки до них дошло, что не все то золото, что блестит, глубже нужно смотреть в самую суть, тогда и поймешь, кто перед тобой.
  - Виталия, нам нужно поговорить, - раздается голос Никиты, рядом со мной, а я и не заметила, как он подошел, задумалась.
  - О чем нам разговаривать, насколько я знаю, у нас совместных практик нет, реферат один на двоих мы не пишем, экзаменационные билеты нам ещё не выдали. Ума не приложу о чем нам с тобой разговаривать?
  - А кроме как об учебе поговорить больше не о чем?
  - Нам нет, у нас нет общих тем для разговора вне учебной программы.
  - А об Александре?
  - О нем, зачем? И о чем нам говорить? Мы одногрупники и это все. Я его не знаю, он меня не знает. Зачем о нем говорить? Наши жизни не пересекались и никогда не пересекутся, вы высоко стоите в иерархии студентов этого престижного ВУЗа, а я просто хожу сюда за знаниями. Между нами нет, и не будет ничего даже отдаленно общего, не о чем нам разговаривать.
  - Я настаиваю на разговоре, мне хотелось бы прояснить ситуацию, - твердо заявляет Никита.
  - Какую ситуацию, у нас нет ситуации, он отдельно, я отдельно, где ты видишь ситуацию?
  - Виталия, нужно поговорить, и я думаю тебе нетрудно будет задержатся в аудитории после этой пары.
  - Хорошо поговорим, если ты настаиваешь, но на душещипательную беседу не рассчитывай, ты для меня чужой человек, и я не буду раскрывать перед тобой свои секреты.
  - Я хотел только прояснить кое-какие моменты и все.
  - Хорошо проясним моменты, хотя я считаю, что в этом нет необходимости, но подчиняюсь твоему требованию.
  - Я прошу, а не требую.
  - Ты требуешь, это именно так называется, а не иначе, если бы умел просить, то знал бы, чем отличаются эти понятия.
  - Хорошо, пусть будет требование, но поговорить нам необходимо.
  - Тебе необходимо, я без задушевных разговоров обойдусь, у меня их было много наелась по самую макушку.
  Прозвенел звонок на последнюю лекцию и Никита отошел от моего стола. Пока мы мило беседовали, одногрупники поглядывали на нас, близко не подходили, боясь навлечь гнев Никиты, но заинтересованные взгляды кидали, и я их понимаю. Они не привыкли, что я общалась с элитой нашего факультета, вернее они общались со мной. Для своих одногрупников я вроде, как и есть, и в то же время меня нет,
  Я за чертой их студенческих интересов, меня можно увидеть только на лекциях, в столовую я хожу редко, а в библиотеку они редко заглядывают, так что наши пути пересекаются только в аудиториях.
  ***
   Когда прозвенел звонок, я сделала вид, что неспешно собираюсь на выход, студенты быстро освободили аудиторию, Никита тоже вышел со всеми, но через минуту вернулся и плотно закрыл двери.
   - Поговорим, - тихо сказал он, присаживаясь рядом со мной, - я слышал твой разговор с отцом Александра, ты меня не заметила, я стоял в стороне. Отец и мать Александра в разводе уже восемь лет и поэтому он пришел к нему в ВУЗ. Они почти не общаются, хотя до 18 лет, папаша исправно присылал алименты и подарки на дни рождения сына.
   - И зачем мне это знать? Я ни в чем не обвиняю твоего друга. Или после моего выступления ты в нем засомневался?
   - Что? Ты соображаешь, что говоришь?
   - Так почему ты здесь и ведешь разговор об этом, Александру это не нужно, а тебе вдруг понадобилось обелить друга в моих глазах, зачем? Твой друг не будет страдать по поводу моего отношения к нему и даже к его папаше, так зачем все эти разговоры, что ты хочешь мне объяснить? Что сын за отца не отвечает, так я об этом знаю, вот только гены штука сильная, и кто его знает, как все повернется потом? Ты об этом думаешь?
   - Это ты после психушки прозорливой стала, - зло сказал он. Совсем не обидел.
   - Я жила с бабушкой, которая прожила тяжелую жизнь, многих людей повидала и хороших, и плохих, а может и психушка сыграла свою роль, я же не знаю, как действуют на организм психотропные препараты. Может, они во мне открыли глубоко спрятанную интуицию или что-то другое. Ты меня обидеть хотел, так не удалось. Ты сначала в себе разберись. Что ты хочешь мне доказать? Что твой друг белый и пушистый? Так мне начхать на это. Что его папаша не мог повлиять на него, потому как они не общаются? Так опять же мне начхать. Меня ни в чем убеждать не нужно, ни ваше мнение обо мне, ни мое мнение о вас никому не нужно, и забивать голову, анализируя действия, слова или поступки чужих людей я не собираюсь, да и вам это ни к чему. И теперь вопрос дня, о чем ты собрался со мной говорить?
   - Ты сказала, что отец всю их семью обмазал дерьмом, от которого они до самой смерти отмыться не смогут.
   - Так вот что тебя задело. А я неправильно сказала? В глазах пострадавших от его папаши людей, что сын, что бывшая жена будут такими же, как и он и никто их не сможет убедить в обратном. А ты замараться боишься, так не дружи или стоишь на распутье, вроде как годы дружбы позади и много общих воспоминаний, а вдруг в будущем придется оправдываться за них? Так это только тебе решать, что дороже годы дружбы или будущая репутация.
   - Складно у тебя все получается, - холодно ответил Никита, - определись, подумай, а если я не могу определится?
   - Тогда это не ко мне, а к психоаналитику или у родителей спроси, они жизнь прожили, у них опыт и знания.
   - А ты ненавидишь Александра?
   - Нет, но не хотелось бы находиться рядом с ним, это опасения, можешь назвать паранойей или моим нестабильным психическим состоянием, мне все равно, я не стремлюсь казаться лучше, чем есть.
   - Потому, что тебе на меня начхать, как и на всех остальных, ты даже к Вадиму на день рождения не пришла.
   - Не хотела и не пришла, кто для меня Вадим, пасынок родительницы с которым до поступления в ВУЗ мы никогда не виделись. И с чего вдруг я должна хотеть появится у него на дне рождения, чтобы меня признали свитой королей? Так мне это совсем не нужно, вы сами по себе, я сама по себе и, желательно, чтобы так оставалось всегда.
   - А может Вадим хотел наладить с тобой контакт?
   - Зачем? Он про меня все время знал, раньше не хотел и вдруг захотел. Может дело в другом?
   - Это паранойя, Виталия, он просто хотел общаться с тобой.
   - Это выбор, он хотел, а я нет, и поэтому не пошла на его день рождения, или нужно было захотеть только потому, что ему так хотелось?
   - Нет, ты права, раз не хочешь, тогда, наверное, правильно. Вот только ты могла бы ему об этом сказать?
   - А он спрашивал? Вадим думал, что сейчас он сделает дружеский жест и я всеми руками ухвачусь за него и побегу с ним общаться, а когда не случилось он обиделся, прямо как капризный ребенок, - ответила я и встала. - Слишком много времени я потратила впустую, ничего нового из разговора не вынесла, а могла бы провести время с пользой.
   - Это ты так тактично посылаешь меня?
   - Совсем нетактично и, думаю, что на этом наше общение можно считать законченным.
   - И я так думаю, - ответил Никита и быстро покинул аудиторию. И этот обиделся, как же тяжело с вами "золотые детки", ну так не мне с ними мучиться, и это радует.
   А Никита плохой друг, как понял, что в будущем может пострадать его репутация, сразу засомневался, стоит ли продолжать дружбу. А папашу Александра когда-нибудь поймают на горячем или его кто-нибудь пришибет. А потом вылезут наружу все грязные подробности его работы, и журналисты будут смаковать это несколько недель, чтобы поддержать интерес к этой грязной сенсации, найдут и сына, и бывшую жену и будут задавать им каверзные вопросы, например: а догадывались ли вы, о том, что ваш родственник педофил извращенец? Или: как вы к этому относитесь? Идиотский вопрос, если люди нормальные, кроме как крайне негативно они больше никак не могут относиться к родственнику педофилу-извращенцу. И друзьям, и близким, и знакомым, и коллегам по работе тоже придется отвечать на разные идиотские вопросы. Например: а вы догадывались, что в семье что-то не так? Может, были признаки, которые вы замечали? А близким друзьям особенно достанется. Их будут преследовать и выведывать все тайны. Журналисты - стервятники, но охотиться на свидетелей они умеют мастерски, и Никите будет не отвертеться, найдут и допросят с пристрастием. И не только журналисты, но и правоохранительные органы, понятно, что друга сына в суд не потащат, но разговоров будет много и это все может повредить бизнесу или репутации Никиты, и более тяжелые последствия могут случиться. Потому и засомневался друг Никита в друге Александре, а стоит ли продолжать дружбу, а может расстаться и жить спокойно, а если и найдут журналисты, так отмахнуться от них и сказать, ну учились мы вместе в ВУЗе или в школе, так это совсем не означает, что были друзьями и ходили друг другу в гости. И с родителями он знаком не был и так далее, корабль ещё не утонул, а экипаж уже надел спасательные жилеты и спустил на воду шлюпки. Хорошая тема для размышления дружба хорошо, но о себе забывать нельзя, вот только меня взаимоотношения этих парней не должны волновать, а я уже несколько минут об этом думаю, хватит отвлекаться на посторонние проблемы, пора подумать и о своих. Сегодня у меня тренировка и последняя в этом семестре курсовая работа, потом экзамены и я распрощаюсь с этим престижным ВУЗом и теми, кого видеть не хочу и не захочу ни при каких обстоятельствах.
  Полтора месяца спустя. Виталия.
   Декан хмурит брови, рассматривая мое личное дело, я сижу спокойно и жду, когда он примет тот факт, что я ухожу из этого престижного ВУЗа. С ним все ясно, ему не хочется терять студента, который теоретически может окончить ВУЗ с красным дипломом. Предпосылки хорошие, у меня все экзамены сданы на отлично, и даже физрук поставил мне отлично. Кривился, но ставил, я все нормативы сдала, даже кросс пробежала на отлично, чем видимо его расстроила, он все никак не мог простить мне игнорирование баскетбольной команды, ну и драку на его уроке вначале учебного года, но мою хорошую физическую подготовку видел, и, видимо, совесть не позволяла этот факт игнорировать.
   - Ты собираешься переводиться в Механико-технологический университет? - Спрашивает декан, - только там есть такой же факультет.
   - Я уже была там, и бюджетные места там есть.
   - А ты знаешь, что там за контингент учится? Это небо и земля, в университете слабые спонсоры и материальная база старая, само здание университета старое, ремонта давно не было, и преподаватели уступают нашим.
   - Но дипломы того университета того же цвета и тоже государственного образца.
   - Хорошо, задам конкретный вопрос, это все из-за твоего отказа поддержать команду баскетболистов университета?
   - Нет, команда случилась позже, а раньше была встреча с теми, кого я бы не хотела видеть в радиусе 100 километров.
   - У тебя конфликт с одногрупниками?
   - Конфликта нет, есть только желание держаться от некоторых из них подальше.
   - Хорошо, сейчас я подпишу приказ о переводе, и можешь забирать документы, - устало сказал декан и захлопнул папку с моим личным делом.
   - Спасибо за понимание, - ответила я и вышла из кабинета декана, документы и в приемной можно подождать.
  Глава 7
  Середина сентября. Механико-технологический университет. Виталия.
   В хорошем темпе перебираю ногами по беговой дорожке и, отрешившись от стрекотни новых одногрупниц, вспоминаю, как же прекрасно было летом. Бабушка нашла доктора, пожилую женщину старой медицинской закалки. Когда она работала, такого доктора, как психоаналитик и психолог в нашей стране не существовало, это за рубежом такие врачи имелись, наши же граждане в таких медицинских услугах не нуждались, некогда им было ходить по врачам, нужно было работать, а после работы в огромных очередях добывать хлеб насущный. Женщина работала просто психиатром и, судя по тому, как она поправила мою психику, работу свою делала на совесть. Вместо оплаты за сеансы, я помогала ей на дачном участке. Почти все каникулы провела, совмещая физические нагрузки и разговоры. Говорили мы много, чужому человеку открыться легче, тем более женщина - профессионал и медицинскую этику чтит, так что дальше неё мои проблемы не уйдут, а ещё были травяные чаи, отвары из трав, тихая речка, рыбалка, свежие овощи и ягоды с дачного участка. После двух месяцев активного отдыха на свежем воздухе, я перестала страдать бессонницей, голова болит крайне редко, тошнота и слабость прошла, а панических атак вообще не было, понятно, что окончательно она меня не вылечила, но подлатала хорошо, может на год учебы хватит, а летом опять запишусь к ней на трудотерапию. Бабушке, как ветерану труда, выдали путевку в местный санаторий, и она тоже прекрасно отдохнула, а остальных родственников я не видела и не стремилась к этому.
   В новом ВУЗе все по-другому, находится он на отшибе и добираться до него далеко, приходится вставать на час раньше, здание ВУЗа ремонтов не видело давно, фасады пошарпанные, краска на стенах внутри здания уже не поймешь какого цвета, старый паркет так сбит ногами и поцарапан, что боишься лишний раз наступить - а вдруг провалишься, оконные рамы крошатся, хотя их пытались шпаклевать и красить. Аудитории огромные и холодные, оборудование для лабораторных и практических занятий старое и работает через раз. Правильно сказал мне декан, учебная база слабая и устаревшая, однако в ВУЗе прекрасная база для спортивных занятий, видимо спонсоры считают, что спорт выше знаний, или денег хватило только на оборудование спортивного зала, а дальше они закончились. В этом ВУЗе нет баскетбольной команды и каких-либо других команд, это учебное заведение славится своими боксерами, которые участвуют и в городских и в районных и областных соревнованиях с логотипом университета на спортивных штанах. Поэтому в спортивном зале стоят два ринга, где сейчас бьют друг другу морды мои новые одногрупники, а я и одногрупницы коих в группе всего четверо занимаемся на тренажерах, которые поставили спонсоры. Тренажеров пять и нас пятеро, поэтому никаких споров и обид нет, а беговую дорожку мои одногрупницы не любят, видимо не настолько спортивные девушки и я всегда занимаюсь на ней, они же мало тренируют тела в основном языки и сейчас сидят, сплетничают. Мне же их разговоры совсем неинтересны, да и сами девушки не особо настраивают на дружбе и поэтому я бегу по дорожке в хорошем ровном темпе, укрепляю мышцы ног и живота, всегда полезно. Что же касается парней, то это не "золотые детки", я ещё не разобралась хуже они или лучше, но то, что парни сложные, это факт. Мое появление в группе восприняли спокойно и даже почти равнодушно, но я не обольщаюсь, ко мне присматриваются, а потом начнут проверять и способы выберут негуманные. Они хотят знать какой группы студентов я достойна, их малой элитарной группы или можно отнести меня к стану ботанов, которых большей частью не трогают, пока те пишут для элиты рефераты и делают лабораторные работы. И не смей отказаться, запрессуют. Когда я переходила в другой ВУЗ, то не обольщалась, что будет легче, что студенты будут милыми лапочками. Нет, легче не будет, я знала, что и тут будет элитная группа, которая правит балом и все остальные, одно меня радовало, что я не буду видеть рожи Вадима, Сергея, Андрея, ну и Александра, да и всех остальных "золотых деток" тоже. Здесь меня никто не знает и, надеюсь, что кроме имени и фамилии не узнают до окончания ВУЗа, меня с ними не связывают прошлые негативные события, и я воспринимаю будущие трудности взаимопонимания спокойно, буду решать проблемы по мере их поступления. Сейчас же я чувствую себя спокойно, лекции, семинары, лабораторные работы, библиотека и тренировки по самообороне после занятий, в выходные прогулки с бабушкой, книги, иногда походы в кино изредка телевизор, жизнь стабильная и тихая, а главное никаких раздражающих факторов. Хотелось бы, чтобы так было всегда, но что-то мне подсказывает, что судьба так и не смилостивилась надо мной, она просто дала мне временную передышку и скоро мне ждут испытания.
  ***
   После звонка с пары, я не тороплюсь уходить из раздевалки. Сейчас у нас большая перемена, все спешат в столовую, а я есть не хочу, выпью воды, бутылку всегда ношу с собой. Сегодня всего три пары, две пары физкультуры прошли, так что одну пару я потерплю, а дома поем вкусной и полезной пищи, приготовленной бабушкой, предпочитаю не заполнять желудок столовской едой без необходимости и деньги сэкономлю и желудок уберегу от возможного отравления.
  Одногрупницы быстро покинули раздевалку, я же медленно вышла из спортивного зала и направилась на второй этаж в аудиторию. Времени много, можно и не торопиться. Народ в столовой, коридоры почти пусты, студент постоянно голоден и поэтому всегда должен находиться на пути к столовой. Улыбаюсь этой мысли. Где-то я это прочитала, сейчас и не вспомню где. Поворачиваю голову и зависаю над стендом лучших спортсменов ВУЗа. В самом центре красуется фотография короля университета Мирослава, студента четвертого курса. Его нынешняя девушка Виктория учится в моей группе, она всегда так громко хвастается его достижениями на боксерском ринге и тем, что его узнают на улицах города и чуть ли не берут автографы. Только хвастается она не своим парнем, а собой, что смогла захомутать такого крутого перца, в глазах подруг Виктория выглядит просто героиней. Двоюродный брат Мирослава Богдан тоже мой одногрупник и тоже боксер. Хотя спортивные результаты у него скромнее, но гонору много, на троих боксеров хватит. Его друг по боксерской секции Даниил тоже не обделен гонором и тоже имеет более скромные спортивные достижения, но друзья стремятся к вершине, хотят догнать и перегнать Мирослава, такая спортивная конкуренция - о спорт ты мир или борьба за покорение олимпа и не всегда она бывает честной. Плохого про парней сказать пока не могу. Ну гонористые, ну высокомерные, считают себя круче других, так им никто не сказал, что они неправы, все поддерживают их в заблуждении, так легче для окружающих, подтвердил, что он круче и живи спокойно, а начнешь возражать появятся проблемы, никому не хочется проблем, все хотят жить спокойно и ради этого не только амбиции других поддержат, но ещё и много с чем согласятся. Остальные парни в группе тоже не чураются спорта, но боксом занимаются только эти два друга и ещё четыре парня, хотя последние на соревнованиях за ВУЗ не участвуют, видимо ещё не доросли и мутузят друг друга только на физкультуре и тренировках. Остальные же студенты, те, что не боксеры, были отнесены к ботанам и иногда испытывают на себе плохое настроение спортсменов. До травм даже легких не доходит, так прижмут кого-нибудь, потребуют написать для них реферат или сделать расчеты для лабораторной работы и успокаиваются, видимо на ринге много пара сбрасывают и на одногрупников остаются крохи или просто поддерживают свой статус крутых парней, кто их разберет, этих спортсменов.
   И тут я вспоминаю, что хотела взять в библиотеке методичку для следующей лабораторной работы, до звонка на лекцию осталось 10 минут, успею. Разворачиваюсь и бегу, но не успеваю завернуть за угол коридора, как врезаюсь в парня, вернее припечатываюсь лбом в его подбородок, отшатываюсь и хочу потрогать лоб рукой и тут теряю равновесие, но упасть мне не дают, большие горячие ладони обхватывают меня за талию и удерживают в вертикальном состоянии.
   - Прости, - говорю я и поднимаю глаза. На меня смотрит Мирослав и даже улыбается. А вблизи он совсем не красавец, нос чуть перекошен, видимо был не один раз сломан, шрамы над бровью и на лбу, тяжелая нижняя челюсть и ещё не зажившая рана на губе, недавно схлестнулся с кем-то на ринге или в подворотне или свою девушку защищал, так хочется думать о человеке хорошее.
   - Долго будешь меня рассматривать? - Спрашивает он.
   - А ты долго будешь меня к себе прижимать?
   - Так я тебя держу, помогаю устоять, ноги-то твои совсем слабые не держат, - ухмыляется он.
   - А боксеры бывают с юмором? Интересно, я-то думала, что вы суровые мужики, только кулаками махать и умеете.
   - Дерзкая, - отвечает он и убирает свои руки.
   - Почему дерзкая, я просто озвучила свои мысли, прости, если не угадала твою многопрофильную натуру и нанесла душевную травму.
   - Это типа извинение?
   - Типа, да. - Отвечаю я и звенит звонок, - не успела, - говорю я и, разворачиваясь, быстро бегу в аудиторию.
  ***
   Окончание последней лекции ознаменовалось громким визгом Виктории, которая встала у двери и приказным тоном заявила, чтобы все задержались на несколько минут, чтобы она потом не повторяла то, что хочет сказать. Я уже была почти около двери, не собираюсь слушать эту стервозную дамочку.
   - А разговор у меня к тебе Виталия, - скривившись, громко заявил Виктория, - что бы ты и все знали, что Мирослав - мой парень и не смей тянуть к нему свои руки, - заверещала она и сделала шаг ко мне, видимо напугать хочет, вопрос что в ней такого страшного, чтобы я испугалась.
   Быстро работает разведка, пара после нашей встречи прошла, а эта уже в курсе наших абсолютно невинных обнимашек.
   - А ты его присвоила и печать поставила? - Спросила я, - разобралась бы сначала, кто кого обнимал, а потом предъявляла претензии.
   - Так это он тебя обнимал! - Взвизгнула Виктория, краем глаза вижу, как с боку ко мне подходит её подружка Валерия безропотная шестерка, которую Виктория держит для контраста, мол, посмотрите какая я красавица, и какая она некрасивая на моем фоне и выберите правильно.
   - Он и обнимал, - спокойно отвечаю я и вижу, как парни ухмыляются, предчувствуют хорошую женскую драку. Развлечения им подавай, хлеба в столовой уже вкусили, теперь жаждут зрелищ.
   Виктория быстро подбегает ко мне и вытягивает вперед руку с модным маникюром, ну это чисто женский прием, расцарапать лицо сопернице, чтобы парень и не думал смотреть в её сторону. Я хватаю её за руку, выворачиваю и, поворачивая скулящее от боли тело укладываю его физиономией на ближайшую парту, её шестерку Валерию, я отталкиваю другой рукой и ставлю подножку. Она падает на пятую точку с громким вскриком.
   - Не советую вставать до окончания разговора, а то могу ногой заехать и выбирать место, куда ударить не буду, шестерок жалеть не приучена. - Валерия не дура, понимает, что я не шучу, и даже на шестерку не обижается. Она все прекрасно понимает, но видимо её устраивает такое положение при высокомерной и считающей себя красивой подруге или она надеется, что и ей от щедрот подруги перепадет. Например, надоевшим парнем поделиться, наивная, такая как Виктория даже опостылевшего кавалера подруге не отдаст, все только ей и хорошее, и плохое, все для неё, жадная. - Ну а теперь Виктория поговорим спокойно.
   - Да ты.... - скулит она, а я немного нажимаю на её руку.
   - Я объяснила ситуацию, твоего парня я не трогала и его руки к своему телу не прижимала, это была исключительно его инициатива и поэтому я сейчас отпускаю тебя и ты идешь объясняться с ним. Можешь даже поцарапать его, это уж как он позволит, - чуть сжимаю её руку, для того, чтобы мои слова лучше дошли и отпускаю её, а сама отхожу на несколько шагов. Но Виктория понимает, что кинься она на меня опять я уже не буду бережно относиться к её красивой физиономии, а приложу её об парту со всей пролетарской сознательностью.
   - Знакомый прием, - слышится голос Милослава, он стоит в дверях и смотрит на свою подружку с раздражением, - тренер Олег Павлович?
   - Он самый, - отвечаю я и иду к выходу.
   - Я у него начинал тренироваться, а потом в секцию бокса перешел, - говорит Мирослав, - молодец, прием отработан до автоматизма.
   - Это типа комплимент? - Спрашиваю я.
   - Типа, да.
   - Не уверена, что твоей девушке понравится, как легко ты раздаешь комплименты другим.
   - А кто её будет спрашивать, - говорит Мирослав, но я уже в коридоре и слышу только слабый возглас возмущения Виктории.
   Передышка от судьбы закончилась, недолго длилось мое спокойное существование, для Виктории я теперь враг и конкурентка, а это страшнее чем быть врагом, хотя Мирослав ни жестом, ни словом не дал понять, что хоть как-то мне симпатизирует. Но разве Викторию это волнует, она столько усилий потратила, чтобы захомутать такого парня и будет отсекать конкуренток на дальних рубежах, я же подошла к её парню достаточно близко, а она проворонила, и теперь будет идти напролом, чтобы устранить угрозу.
  Месяц спустя. Виталия.
   Выхожу из университета и вижу стоящего напротив входа в здание Вадима, тот внимательно рассматривает выходящих студентов, особо задерживая взгляд на девушках, знаю кого ищет, придется подойти узнать, что такое важное произошло, что он соизволил появиться около этого непрестижного ВУЗа.
   - Может, ты не меня ждешь? - Подхожу к Вадиму.
   - Не повезло, именно тебя, - отвечает он, - поговорить нужно, пойдем в машину.
   - К машине подойду, но садиться в неё не буду, не уверена, что хочу вообще слушать тебя и уж точно никуда не поеду.
   - Хорошо, поговорим около машины, там место спокойное, студенты этого ВУЗа предпочитают общественный транспорт, так что на стоянке только машины преподавателей и то мало, - говорит Вадим и направляется к стоянке.
   - Не боишься получить в нос за такое пренебрежение к студентам этого ВУЗа? Они не поклонники баскетбола, предпочитают бокс, так что нос сломают со знанием дела.
   - Пугаешь?
   - Нет, предупреждаю, ты здесь не король и никто с тобой церемониться не будет, а если узнают, что из "золотых деток", так сделают это с большим удовольствием.
   - Так ты, поэтому сюда перевелась? Еле нашел этот ВУЗ, знал, что такой есть, но никогда в этом забытом Богом районе города не был.
   - А зачем тебе здесь быть? Тут нет ни бутиков, ни элитных ночных клубов, тут рабочие живут, простые граждане, коих в нашем городе большинство и они все не очень хорошо относятся к меньшинству.
   - А я должен стыдиться, что мой отец богатый? - Спросил Вадим, - ты тоже могла бы быть "золотой деткой", если бы не твоя бабушка маразматичка, которая не отпустила тебя с матерью, отец никогда не был против тебя.
   - Не смей говорить о моей бабушке, - возмутилась я, - ни ты, ни твой отец ей в подметки не годитесь, не отпустила и правильно сделала, я никогда не желала жить с матерью, а когда подросла и стала понимать кто чего стоит, то поблагодарила бабушку за то, что не отпустила от себя.
   - Хватит собачиться, я не для этого пришел, - сказал Вадим, подходя к своей машине и внимательно осматривая её, - ну надо же никто от зависти не поцарапал.
   - Мало простояла, ещё ночь не наступила, а то не только поцарапали бы, но и колеса сняли, и сигнализация бы не спасла. Так что за разговор?
   - К твоей матери приходил следователь из прокуратуры и спрашивал об обстоятельствах твоей выписки из больницы, я думаю не нужно озвучивать, что это была за больница?
   - Бедная родительница, она, наверно, хлопала глазами и не знала, что сказать. Меня из этой больницы выкупил отец, но чтобы не возникало вопросов, в журнале выписки была поставлена фамилия и имя матери, после развода она была моим официальным опекуном и только ей могли сдать на руки, а я даже не буду сочувствовать ей за этот конфуз. А с чего вдруг следователь заинтересовался психушкой? Доктора взяли на горячем?
   - Ты знала, что главный врач отец Александра? Я после визита следователя перечитал все статьи в интернете и газеты.
   - Знала, я его встретила у университета, он к сыну приходил.
   - Так ты поэтому перевелась из ВУЗа.
   - И поэтому тоже, так доктора все-таки обвиняют?
   - Пока только служебное расследование, незаконно уволенная медсестра рассказала газетчикам о том, что творилось в больнице, вышла жуткая статья, и прокуратуре пришлось назначить расследование, главного врача отстранили от должности пока временно до выяснения обстоятельств, но уголовного дела ещё нет, и не знаю, будет ли?
   - Значит, пока её не уволили она нормально воспринимала то, что там творится, а когда уволили, вдруг стала поборницей справедливости, деньги за молчание платили, и справедливости не хотелось.
   - Значит это правда, - тихо произнес Вадим, - а я думал, наговаривают на мужика, обиженные женщины и не на такое могут.
   - И мужики могут разное, а обиженные не хуже женщин смогут отомстить.
   - Так вот почему ты с матерью не общаешься, она оставила тебя в больнице и поэтому бабушка разрешила тебе год жить у отца?
   - Тебе это зачем? Это мои заморочки, моя жизнь. Я после больницы училась в закрытом лицее у отца были на меня планы, вот только я после первого ужина в кругу его партнеров бизнесменов сбежала к бабушке, а перед этим заехала между ног особо рьяному сыночку партнера.
   - Андрею? - Спросил Вадим.
   - А это откуда известно?
   - Не помню, кто-то говорил, что видел вас вместе в ресторане, я тогда значения не придал, а сейчас все сложилось. Ну теперь я понимаю почему ты перевелась, Андрей, Александр, может я... И главный раздражитель - Сергей, только брат Алексей не раздражал, а мы ещё хотели, чтобы ты участвовала в группе поддержки нашей баскетбольной команды.
   - А про Сергея откуда известно?
   - Он сам проговорился, что у вас любовь была в школе, а про его шутку Александр рассказал, правда, перед этим нажрался как свинья, я еле разобрал его бред, но про тебя все понял.
   - Ну раз понял, зачем приехал, я к мамаше не поеду, пусть её кто-нибудь другой успокаивает или поддерживает, я не хочу ни вспоминать, ни говорить о том времени.
   - Она попросила с тобой встретиться, да и мне интересно, как ты поживаешь, теперь вижу, что хорошо, довольна, что нас нет в поле зрения, и не хочешь никого видеть и родительницу особенно. А ещё хотел предупредить, что следователь обязательно придет к тебе, раз они уже твои медицинские документы нашли, будь готова.
   - А к этому можно подготовиться? Заинтересованность органов, это не то, к чему человек должен быть готов, даже если его предупредили заранее, но все равно спасибо, - ответила я и, развернувшись, пошла к остановке автобуса.
   Не одно так другое, Виктория вынашивает планы насчет меня, хотя пока никаких действий не предпринимает, видимо ждет нужного момента, а теперь ещё и органы, которые тактичностью никогда не отличались, их заинтересованность может нанести больше вреда, чем игнорирование.
  Глава 8
  Пять дней спустя. Виталия.
   Когда через две минуты после звонка на вторую пару в аудиторию вошла Виктория и улыбнулась, как голодная акула, у меня аж в животе скрутило от плохого предчувствия, и я не ошиблась. Виктория, сверкая оскалом, громко заявила, что меня с вещами ждет в кабинете декана прокурор, ох как же сверкали её накрашенные глаза, так лампочки не горят. Преподавательнице ничего не оставалось делать, как отпустить меня, представляю, что наплетет про все это Виктория, это же такая возможность пусть на словах, но отмстить. По какому поводу пришел прокурорский работник, я знаю, как и предполагала, тактичностью наши органы никогда не отличались не отличились и в этот раз.
   Прокурорский работник расположился за столом декана, как за собственным. С одной стороны лежал кожаный портфель, довольно толстый, много бумаг с собой носит, перед самим молодым мужчиной лежала папка, он же сидел с серьезным лицом, видимо для того, чтобы я прониклась всей серьезностью момента. Самого декана в кабинете не было, но у секретарши в приемной от любопытства аж дыхание захватывало, интересно, как в кабинете декана со звукоизоляцией? Если плохо, то наш разговор уже через полчаса будет обсуждать весь ВУЗ, смаковать грязные подробности и пересказывать в не самых приятных для меня вариантах.
   - Меня зовут Владимир Николаевич, - сказал мужчина и положил передо мной свое служебное удостоверение, на которое я взглянула мельком.
   - А вам обязательно нужно было приходить в ВУЗ, чтобы провести свое расследование? - Спросила я и вызвала этим вопросом недовольство, мужчина скривился и строго посмотрел на меня.
   - У меня много работы, - только и ответил он.
   И что он этим хотел сказать? Что когда было время, тогда и пришел, а то, что про меня будут разные слухи ходить в ВУЗе ему наплевать. Правильно, с чего бы ему беречь мою репутацию, он сейчас в предвкушении, наклевывается уголовное дело о педофилии, а это внеочередное звание и звезды на погонах. На меня же ему начхать, он сейчас запишет мои показания, потом вызовет в суд, где я при всем честном народе должна буду в подробностях рассказать, что со мной происходило в больнице. Адвокаты вывернут все мои показания так, что сделают виновной или минимум соучастницей преступления, пресса напишет об этом во всех подробностях, может доктора и посадят, только, как я буду жить дальше? На меня будут пальцем показывать, шептаться за спиной. Жалеть не станут, хорошо если в спину не плюнут, а то вообще обвинят в том, что я хотела с доктора деньги срубить, а на самом же деле я развратная тварь, доктор же просто не смог устоять перед соблазном. Мы с бабушкой обсуждали возможные последствия. Доктора может и посадят, справедливость восторжествует, но и по мне эта справедливость ударит так, что хоть в петлю лезь, мои показания даже бесплатный адвокат опротестует с моим-то диагнозом.
   - Ты готова отвечать на мои вопросы? - Спросил Владимир Николаевич.
   - Нет, - ответила я и опять вызвала недовольство.
   - Я хотел бы знать, что происходило с тобой во время лечения в закрытом стационаре?
   - Меня лечили, шоковая терапия, углубленный психоанализ и психотропные препараты, - ответила я.
   - И все? - Уточнил он.
   - Все.
   - Так ты отказываешься сотрудничать со следствием? Может, все было добровольно! - Восклицает он и даже хлопает ладонью по столу и этот меня уже обвиняет, а что будет, когда в дело вступят дорогие адвокаты.
   - Вы что от меня хотите услышать? После препаратов я чувствовала себя овощем, может, соглашалась, может, нет, я себя не помнила, как в туалет ходить забывала, а вы требуете, чтобы я рассказала вам все в подробностях.
   - Ты ничего не помнишь?
   - Нет.
   - Не получается у нас с тобой разговора, - сказал мужчина и достав из портфеля пачку листов, начал что-то писать, - возьми повестку, соберешься с мыслями и все расскажешь у меня в кабинете, - говорит он и протягивает мне листок, - жду тебя завтра в 17 часов 00 минут.
   - Хорошо, - отвечаю я вставая, в глазах начинает темнеть, а к горлу подкатывает тошнота. Не удалось мне продержаться учебный год, даже первый месяц учебы не прошел, как у меня случился приступ.
   Медленно выхожу из кабинета, секретарша делает вид, что поливает цветы, уверена она только что отскочила от двери, где прилипала к ней ухом. Как же не вовремя уволили медсестру, и как не вовремя она стала поборницей справедливости. У гардероба я держусь из последних сил, натягиваю на себя куртку и быстро покидаю здание. За углом есть густые кусты, там и оставлю завтрак, а потом отсижусь на лавочке и домой, главное добраться до автобусной остановки, а дальше медленно, но до дома дойду.
  ***
   От завтрака я избавилась, даже водички попила, до лавочки еле добралась и сейчас борюсь со слабостью и темнотой в глазах, встать с неё не могу. Боюсь просто свалиться в обморок. Из последних сил держусь за край лавочки, чтобы не упасть носом в землю, слабость не собирается отступать, тошнота немного отступила, но темнота накатывает чуть ли не каждую секунду, если мне не сделать в ближайшее время укол, я могу надолго потерять сознание, а то и впасть в кому.
   - Где ты живешь? - Слышится мужской голос, я пытаюсь разглядеть, кто стоит рядом со мной, но в глазах темнеет и вижу только расплывчатое пятно, у меня пытаются забрать сумку, я хватаюсь за неё, денег там немного, но если и эти заберут, то как я доберусь до дома.
   - Да не нужна мне твоя сумка, - говорит тот же голос, - мне телефон нужен, я хочу твоим родителям позвонить, чтобы узнать, куда тебя везти.
   - Нет родителей, бабушка, - шепчу я и выпускаю из рук сумку.
   Дальше я вижу только тьму, потом меня встряхивают и что-то говорят, но от слабости даже губы не двигаются, а через минуту пропадают все краски и звуки.
  ***
   Просыпаюсь я на своей кровати, странно, кто же меня домой привез, поворачиваю голову, рядом на разобранном кресло-кровати лежит бабушка за окном темно, значит я провалялась в бессознательном состоянии полдня, вечер и ночь.
   - Проснулась, - шепчет бабушка, - восемь часов была в бреду.
   - Кто меня привез домой?
   - Бугай какой-то со сломанным носом, сильный парень нес тебя как пакет с чипсами, даже не запыхался, Мирославом представился.
   - Значит, он нашел мой телефон?
   - Нашел, напугал меня, я отвечаю, а мне мужской голос говорит, что ты без сознания, и он готов доставить тебя домой, только не знает где ты живешь, хорошо, что порядочным оказался, не бросил на улице домой привез, он на тебя виды имеет?
   - Его девушка в моей группе учится.
   - Значит, просто порядочным оказался, - сказала бабушка, вставая и включая ночник, - иди прими душ, а я нам с тобой чаю организую, пока ты спала, я много с кем поговорила, обдумала и решила.
   - Хорошо, - ответила я и, скинув с себя одежду, направилась в душ.
  ***
   - Я позвонила Алевтине Николаевне, - сказала бабушка, когда я допила чай. Вовремя она начала разговор, а то я бы захлебнулась, - она завтра привезет деньги и адвоката, который пойдет в прокуратуру и постарается исключить тебя из списков свидетелей по делу доктора-извращенца. Справедливость, справедливостью, но сейчас на повестке дня твое душевное здоровье, а этого извращенца обязательно накажут, не люди, так тот, кто смотрит на нас сверху.
   - Ты веришь в справедливый высший суд?
   - Нет, но я надеюсь, что ошибаюсь, - ответила бабушка, - если доктора зацепили, теперь не отстанут, крутить будут, и выведут на чистую воду или он выкупит свою свободу и останется без гроша и это тоже наказание, ну хоть какое-то.
   - Даже если меня вычеркнут из списка свидетелей, ты думаешь, пронырливые журналисты про меня не узнают?
   - Конечно узнают, этих проныр ничего не остановит, они в задницу залезут и жареные новости достанут. И поэтому завтра ты сидишь дома, а я и Алевтина Николаевна начнем действовать, мы заберем твои документы из ВУЗа, возьмешь академический отпуск по состоянию здоровья, справку я организую. А потом мы будем готовиться к переезду, меняем или продаем квартиру и покупаем её в другом городе.
   - Ты уже решила, куда мы поедем?
   - Да, туда, где я родилась, где у меня ещё живут родственники, я созвонюсь с ними, и они помогут устроиться. И пусть это будет небольшой город, пусть даже мы будем жить в частном доме и сажать в огороде картошку, но твое противостояние с этим городом нужно прекратить раз и навсегда. Здесь слишком много людей, которые нарушают твое душевное равновесие, а это расследование вообще может привести тебя в ту же больницу, а я этого не хочу. И второе, что тебя, что меня в этом городе ничего не держит. Что же касается учебы, ты можешь учиться заочно в ближайшем к тому городу ВУЗе.
   - А деньги, бабушка? Переезд требует больших денег.
   - Твой отец поможет, Алевтина Николаевна обещала посодействовать, прекрасная женщина, жаль, что она не моя дочь, и у меня есть кое-какие сбережения, квартира наша немалых денег стоит, там цены другие, так что и на мебель хватит, и на черный день, и на учебу отложим.
   - Может не стоит так кардинально менять свою жизнь, я-то молодая, а ты бабушка - женщина пожилая.
   - Стоит, Виталия, твое здоровье важнее, а пока ты не уедешь из этого города, так и будут приступы. И смена ВУЗа не помогла, и там тебя достали, не эти идиоты так другие. Нужно уезжать отсюда, здесь ты не можешь чувствовать себя спокойно и уверено, а я вернусь к себе на малую Родину, там у меня родственники, тоже уже немолодые, буду доживать в кругу родни и с тобой, а из этого города нам никто не нужен.
   - Не нужен, - подтвердила я, - и далеко мы уедем?
   - Недалеко, всего через три области, но страна-то одна, - ответила бабушка, там климат чуть суровее, но люди добрее и отзывчивее. Ты здоровье поправишь, с новыми людьми познакомишься, и забудешь все, что пережила в этом городе, несчастливым он стал для тебя, а раз так, то нужно уехать отсюда и забыть о том, что тут произошло. Тоже своего рода терапия.
   - Новый город, новая жизнь, может судьба смилостивится и перестанет меня испытывать.
   - Может и смилостивится, - ответила бабушка, - все, спать, на тумбочке таблетки, завтра спи, пока бока не заболят, а я начну действовать.
  Три месяца спустя. Виталия.
   Небольшой городок у самых Уральских гор, с одной стороны горы, с другой река, мы купили крепкий дом с двумя печками и небольшим огородом, баня и сарай для дров, из всех удобств водопровод и титан для подогрева холодной воды. Я устроилась работать на мелкооптовый склад учетчиком товара, работа сменная 12 часовая, кроме учета остатков товара в мои обязанности входит созваниваться с поставщиками, списывать некондиционный товар и наблюдать за разгрузкой поставляемых товаров. Мой босс является моим дальним родственником по линии бабушки, поэтому работаю я спокойно, производственные вопросы решаются тихо по-родственному, без нервов, а что приходится работать по ночам, меня не напрягает. Бабушка, пока я работаю, усиленно общается с родственниками, прекрасно развлекает себя, в выходные дни мы с ней работаем по дому, а весной будем трудиться в огороде. И воздух в этом городе слаще, и люди приветливые, родственники стараются поддержать и развлечь, я прекрасно сплю и совсем не вспоминаю о прошлом, не помню, ни людей, ни событий. Что же касается учебы, то я перевелась в ВУЗ соседнего города на заочный факультет и весной у меня сессия. И я очень надеюсь, что мое противостояние со всем миром окончено, а впереди ждет только спокойная жизнь.
   Главному врачу психбольницы все-таки предъявили обвинение и в растлении малолетних, и в превышении служебных полномочий, и ещё по нескольким статьям, расследование закончилось, как ни странно, быстро и даже дорогие адвокаты не помогли затянуть дело. И судебные заседания были, только доктор до приговора суда не дожил, умер в камере предварительного заключения, как написали в газете от сердечного приступа, видимо с высокими по положению людьми сотрудничал, могу только догадываться, какие услуги он им оказывал и поэтому доктора по-тихому слили, чтобы не наговорил лишнего. Подруга бабушки прислала вырезки из газет, где хоть немного писалось об этом громком деле, бабушка сказала, что наказание за преступление хоть и наступило поздно, но тут ключевое слово наступило, а мне кажется, что доктор слишком легко отделался, быстрая смерть, минимум мучений и боли, те же кому он жизнь испоганил, будут долго мучиться, пусть не физически, морально, но от этого их мучения не станут легче, так что наказание может, и наступило, вот только несоизмеримо оно с преступлением. Я считаю, что перевернула эту страницу своей жизни, засунуть все переживания в дальний угол памяти и закрыть этот угол бетонной стеной, обязательно так и сделаю, пусть не сразу, через год или два, но мертвый доктор не возьмет надо мной верх, выиграю я.
  Глава 9
  Два года спустя. Виталия.
   До окончания ночной смены оставалось два часа, эта ночь была спокойная, и я прекрасно выспалась на старом, но очень удобном диванчике в моем кабинете. На улице жаркое уральское лето, светлее рано, темнеет поздно, а какие яркие звезды на небе, кажутся так близко, что можно достать рукой. Я люблю смотреть на ночное небо, красиво и спокойно, что этим далеким звездам до наших проблем, они так далеко и от земли и от тех, кто её населяет. Вчера звонила родительница, жаловалась на жизнь, мол тяжело ей стало, немолодая уже, бизнес отнимает все силы и здоровье, муж тоже по горло в работе, словом перекинуться некогда, Вадим собирается жениться, хочет свадьбу пусть и скромную на гостей так 50 или чуть больше, но чтобы все было по высшему разряду и все заботы по её организации легли на неё, а ещё у неё началась бессонница, видимо от нервов и перенапряжения на работе. Бабушка стойко выслушала все её жалобы, а потом спросила, не хочет ли она узнать, как у неё здоровье или у меня или звонит только затем, чтобы на свою горькую судьбину пожаловаться. Родительница растерялась, что-то проблеяла по телефону, а потом наконец-то озвучила то, зачем звонила, оказывается ей нужна моя помощь, мол, зашивается она: и подготовка к свадьбе и бизнес, да и за мужем нужно приглядеть, не успевает. И тут бабушка не выдержала, она долго и со сталью в голосе выговаривала родительнице все, что о ней думала все эти годы: и какая она "хорошая" мать, и какая "хорошая" дочь и даже какая она "бизнесменша". И шла бы она со своими пожеланиями и жалобами по одному адресу. И больше из-за такой ерунды пусть никогда не звонит. У неё есть пасынок, которого она все это время облизывала, чтобы угодить богатому мужу, вот пусть он ей и помогает. А мы от неё ничего хорошего не видели и не собираемся мчаться на помощь, бросив все дела только потому, что она устает и у неё бессонница, теперь и до самой смерти это только её проблемы. Сбросив вызов, и кинув телефон на диван, бабушка пошла на кухню заваривать чай. Я же молчала, сейчас лучше её не трогать, пусть немного успокоится, выпьет чаю. Потом мы, с ней обсудим звонок родительницы, либо просто забудем о нем, так даже лучше будет, бабушка все ей сказала, не уверена, что родительница поняла, но то, что подготовка к свадьбе и сама свадьба состоится без нашего участия это точно. А потом мы пили чай, и бабушка рассказывала о местных обычаях, ей родственники столько местных легенд рассказали и как она все запомнила. Местное население, не мы европейцы, заселившие эти края несколько веков назад, а местные жители, до сих пор соблюдают свои древние традиции, многие из них христиане, но и те верят своим шаманам. Раньше все это запрещалось, а сейчас такие культы разрешены и поэтому они не скрываются, устраивают празднования, костры ритуальные танцы и молодежи все это нравится, экзотика. Недалеко от нашего города несколько больших поселений местных жителей, видела их, они на наш склад за товаром приезжают, обычно берут много видимо на все поселение, загружают машину, расплачиваются и уезжают, неразговорчивые, но не угрюмые, дружелюбные, но разговаривают только по делу. Они отличаются от нас внешне, больше на монголов похожи, высокие скулы, миндалевидные темно-карие глаза носы у них, хоть и прямые, но на европейские совсем не похожи, кожа смуглая, волосы густые и темные, хотя и европейские черты в некоторых проскальзывают. Говорят, в этих поселениях сильные шаманы, погоду предсказывают лучше, чем Гидрометцентр, ну разные катаклизмы, например засушливое лето или морозную зиму, разливы рек или того хуже нашествие змей и грызунов и все сбывается. Я не могу утверждать, мы тут живем недавно, и пока никаких катаклизмов не было. Бабушкины же родственники, да и все жители этого города верят в шаманов и их предсказания, некоторые бизнесмены даже ходят к ним консультироваться перед каждой крупной сделкой и когда получают прибыли, хвастаются своей сообразительностью, а когда прогорают, то молчат в трубочку. Для меня это не то, что неприемлемо, дико как-то вроде мы люди цивилизованные, а верим всяким целителям, шаманам и прочим, а в Бога не верим, хотя даже бабушка -закоренелая коммунистка и сталинистка, не верящая в высшие силы, глубоко в душе надеется, что не права. Поправляю волосы, нужно выйти на склад, я даже отчет сегодня сделала, но скоро придет моя сменщица и нужно сдать ей дела.
   Только я вышла на склад, как заспанный сторож открыл дверь и впустил двух молодых людей, надо же только подумала о местных жителях, как они появились. Одного я уже встречала, он приезжал за товаром, а другого не видела. Высокий молодой человек, что довольно редко среди местных жителей, красивая спортивная фигура, худощавый с длинными черными волосами, собранными в низкий хвост. Во внешности прослеживаются европейские черты, а глаза почти черные, так на мне залипли, что даже неудобно стало. И что он так на меня пристально смотрит, волосы я расчесала и аккуратно заплела в косу, одежда на мне не мятая, что не так?
   - Нам нужны эти товары, - сказал знакомый мне мужчина и, подойдя, протянул список. Просмотрев список, я взяла тележку и направилась к стеллажам с бытовой химией. Сегодня гости из соседнего поселения приехали за бытовыми товарами: стиральные порошки, отбеливатели, жидкости для мытья посуды, много мыла и различных, щеточек, тряпочек и других мелких бытовых товаров, и каждого наименования по несколько коробок. У них там постирочные дни начались? Я начала складывать коробки на тележку, за один раз всего не увезу, слишком большой объем, придется делать несколько ходок. Снимаю коробку со стеллажа, разворачиваюсь, чтобы её поставить на тележку, но её перехватывают и забирают из моих рук и осторожно ставят на тележку, смотрю на парня, он мне улыбается.
   - Женщинам нельзя поднимать тяжести они будущие матери, - тихо говорит он.
   - Тебе нельзя здесь находиться.
   - Я помогу, - говорит он, а потом осторожно берет мою руку и переворачивает ладонью вверх, - ты мне снилась последние полгода, это была ты, сильная, независимая девушка.
   - Сильная?
   - Сильная духом, это ты была во сне, увидел тебя и узнал, - шепчет он.
   - Я сама справлюсь, тебе нельзя здесь находиться. Мой начальник будет недоволен, что я разрешила тебя находиться здесь.
   - А я скажу, что ты не разрешала, - шепчет он, - а глаза у него черные и так пристально смотрит на меня, - ты уже заканчиваешь работу?
   - Так мне выспаться нужно.
   - Ты выспалась, зачем обманываешь меня. Меня Дамир зовут, запомни мое имя.
   - Я привезу товар, Дамир, иди, правила нужно соблюдать.
   Он кивает головой и уходит, а я вздыхаю с облегчением, он ведет себя как будто не в себе, да мало ли какие у людей тараканы в голове, мне ли осуждать, сама недавно была в неадекватном состоянии. Отбрасываю все мысли и начинаю нагружать тележку.
   Когда я выкатываю нагруженную тележку к прилавку, вижу своего начальника, который тихо беседует с покупателями, он разворачивается, улыбается мне и начинает помогать разгружать телегу.
   - У тебя имя мужское, - тихо говорит Дамир, подходя ко мне со спины, - потому и жизнь была тяжелая, но я сделаю твою жизнь радостной и легкой.
   - Не пугай девушку, шаман, - говорит мой начальник, - она в этом городе недавно, хотя и слышала о вас, но, думаю, что не верит и считает все сказками.
   - Так сказки и есть, - отвечает Дамир, - я сам в это не верю, я верю в свои сны, а они мне Виталию уже полгода показывают.
   - Не пугай, - улыбнулся начальник.
   - Она привыкнет, - шепчет он.
   Я же быстро хватаю за ручку пустую тележку и отъезжаю к стеллажам, он меня пугает, неужели шаман? Странный какой-то и почему я должна, к нему привыкать, да и сны его напрягают, может, обманывает? Может у него такой оригинальный способ знакомства и зачем придумывать что-то можно же просто подойти и познакомиться.
   Пока разгружали телегу, Дамир все время смотрел на меня, и, заметив это, мой начальник шепнул мне, чтобы я шла домой, мол он и без меня справится, шаманы - люди не от мира сего и чаще пугают, чем вызывают симпатию.
   Дома я позавтракала и решила заняться домашними делами, раз уж выспалась ночью, бабушка собиралась к своей родственнице, они хотели пойти на местный рынок за продуктами, рассказывать про шамана я не стала. Не буду напрягать бабушку, надеюсь, больше с ним не встречусь.
  Четыре дня спустя. Виталия.
   Захожу в дом и округляю от неожиданности глаза: за столом в нашей небольшой кухне сидит Дамир, бабушка и пожилой мужчина, внешне похожий на Дамира, но странно одетый. Интересное сочетание: джинсы, рубашка с короткими рукавами на шее несколько рядов деревянных бус, на правой руке браслеты из дерева и мобильный телефон в нагрудном кармане. Мужчина невысок, худощав, лицо морщинистое, но глаза просто дыры прожигают.
   - Виталия, проходи, - говорит бабушка, - будем чай пить, мужчины принесли изумительный травяной сбор, щепотку добавляешь и чай изумительно вкусный.
   - А может это любовное зелье, а ты пьешь бабушка, - отвечаю я, и пожилой мужчина начинает смеяться.
   - Одобряю, Дамир, - усмехается он, - хороша невеста, умница, красавица и за словом в карман не полезет.
   - Она мне снилась полгода, - отвечает Дамир и встает, освобождая для меня стул.
   - Сиди, - говорю я, - ты гость, а стул для себя я сейчас из комнаты принесу.
   - Сам принесу, - отвечает он и уходит в комнату, мне ничего не остается, как сесть на его место.
   - Я так понимаю это сваты пришли?
   - Ну, если тебе так нравится, - отвечает мужчина и, протягивая руку, представляется, - Никита Дамирович.
   - Сына в честь деда назвали?
   - Это традиция, - отвечает Дамир, ставит стул рядом со мной и усаживается за стол, бабушка разливает чай по кружкам, идиллия.
   - Мы пришли познакомиться с соседями, - говорит Никита Дамирович, - дом будем покупать рядом с вами, решили навести мосты.
   - Похвально, - говорю я и отпиваю из кружки, чай действительно выше всяких похвал, не знала, что из дешевого чая можно сделать такой вкусный напиток.
   - Но если ты настаиваешь на помолвке, то Дамир будет рад, время на ухаживании сэкономит.
   - А если я не хочу ни ухаживаний, ни помолвки?
   - Против духов предков идти нельзя, это они ему тебя во сне показывали, ты сразу не отказывайся, может тебя понравится, Дамир. Он мужчина нежный и заботливый, счастлива с ним будешь.
   - Расхваливаете, как на продажу.
   - Так продает, - шепчет Дамир, наклоняясь ко мне, - хочешь, купи, а не хочешь, я бесплатно отдамся, не спеши отказываться, может у нас все сладится.
   - Ну зачем же мне отказываться, сначала рассмотрю, может пощупаю, может на вкус попробую, а потом решу нужен ли мне такой товар.
   - Разумно, - кивает головой Никита Дамирович, - а чтобы удобнее было, Дамир по соседству поживет, завтра и переедем, - мужчина встает, кивает головой Дамиру, - спасибо за чай хозяйки, - говорит он и они быстро покидают дом.
   - Бабушка, что это было?
   - Шаман выбрал себе супругу, - ответила она, - вот не думала, что так случится, когда переехала сюда.
   - А так бы не переехала?
   - Переехала бы, Виталия я не считаю его недостойным мужчиной. Ну шаман он, так его называют, чтит традиции предков, у костра танцует, с духами предков говорит и что из этого, разве все это делает его недостойным мужчиной?
   - Нет, каждый сходит с ума по-своему.
   - Правильно, значит нужно к парню присмотреться, никто тебя принуждать не будет, не понравится, так откажешь, 21 век на дворе.
   - А Дамир все с бубном ходит, - улыбаюсь я, - странный он, напугал в первую встречу, а сейчас вроде нормальным кажется.
   - А как он на тебя смотрел, - говорит бабушка, - даже мой супруг так на меня не смотрел в годы нашей дружбы.
   - Может он стеснялся или считал это пошлым, годы-то другие были.
   - Может и так, но я бы хотела, чтобы на меня так смотрели. Не упускай своего шанса Виталия.
   - Не упущу, если получится прекрасно, а если нет, то не судьба.
   - А мне кажется, что это судьба, сначала испытывала тебя, а теперь сделала подарок.
   - Посмотрим бабушка, что за это подарок... .
  ЭПИЛОГ
  Виталия.
  Полгода спустя.
   После скромной церемонии в ЗАГСе, Дамир предложил мне провести обряд бракосочетания по обычаям его народа, а так как он шаман, то в обряд внесут изменения, его семья и все жители деревень так верят в это, что я просто не могла отказать. Мы никогда не говорили о том, верю я в шаманизм и принимаю ли обычаи его народа, Дамир принимал меня со всеми моими достоинствами и недостатками и это подкупало, он поил меня отварами трав по рецептам его предков, чтобы сон был крепким, готовил для меня ужины и обеды и очень много рассказывал о своем народе, мы сошлись быстро, да я даже не заметила как это получилось, мне вдруг стало не хватать его историй и было радостно, когда он находился рядом, бабушка его обожала, а ещё она хотела воспитывать правнука или правнуков и иногда торопила меня, мол нужно решатся, сочетаться браком и родить мужу сына, а ей правнука, ну а дальше как получится можно и правнучку, а можно и ещё правнука или нескольких.
   Сам обряд, я запомнила, но воспоминания были не яркими, Дамир предложил выпить успокоительный отвар, чтобы я не нервничала и потом я поняла зачем он это сделал, на обряде было много народа и старики и дети и все меня так пристально рассматривали, что оторопь брала. А потом была медовая неделя, мне дали отгулы на работе и мы с мужем уехали в горное селение, поселились в доме пожилой женщины, гуляли, готовили еду на костре, много говорили и любили друг друга, а через месяц я узнала, что забеременела, чем привела Дамира и его семью в восторг, для них это был знак, предки приняли наш брак и благословили нас и все в один голос утверждали, что родится шаман. Бабушка радовалась и готовила для меня любимые блюда, а я думала, как бы досрочно сдать очередную сессию, учебу бросать я не собиралась, да никто и не настаивал, Дамир сказал, что поедет сдавать экзамены вместе со мной и даже семейный бизнес его не остановит, супруга и ребенок важнее всего, а бизнес подождет.
  Три года спустя. Виталия.
   Я родила мальчика, красивого, сильного и здорового, Дамир два дня благодарил предков за сына, а меня он будет благодарить до конца жизни, так он сказал, когда ему сообщили о рождении сына, бабушка как будто помолодела, правнука обожает, они прекрасно понимают друг друга, местные жители тоже проявляют к моему сыну большой интерес, Дамир успокаивает, это нормально, даже будущие шаманы вызывают повышенный интерес. Я окончила университет, бабушка смеется, что наконец-то это случилось, работаю инженером не совсем по специальности, но работа мне нравится, а ещё я хочу родить дочку, очень хочу и Дамир хочет дочку и сына хочет, главное, чтобы ребенок был здоров, вот выберемся опять в горы на недельку и все, у нас случится.
  КОНЕЦ
  P.S. История произошла совсем недавно, так что на данный момент у них только сын, Виталия созванивается с отцом и его супругой, иногда разговаривает с братом, бабушка жива и чувствует себя прекрасно, говорит что обязательно доживет до второго правнука или правнучки. Как живут остальные герои рассказа не знаю. Спасибо, что дочитали до конца.
Оценка: 8.33*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "Последние выборы сенатора"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин 2"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"