Беляцкая Инна Викторовна: другие произведения.

Неловкие моменты. (написано в 2017 году)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Миди рассказ о нашей жизни.

  Неловкие моменты.
  Аннотация: история реальная началась она в конце прошлого века в довольно большом городе почти у самой границы между географической Европой и Азией.
  Глава 1
  Тася (по паспорту Таисия) - 20 лет.
   Время час ночи, я стараюсь как можно тише закрыть входную дверь квартиры. В нашей доблестной коммунальной квартире на страже безопасности жильцов постоянно дежурит милая Поллинария Захаровна (месяца три училась выговаривать её имя). Не спится старушке ни днем, ни ночью, вот она и следит за всеми, кто двигается по коридорам. И ладно бы просто смотрела, ну записывала бы в крайнем случае, так нет же, она все комментирует так как понимает, не может престарелый страж молча обеспечивать безопасность. Наш дом, построенный довольно давно в очереди на расселение стоит уже не один десяток лет и, похоже, стоять будет ещё столько же если не больше. Его построили в конце сороковых годов, а тогда строители были очень совестливые и потому стены и перекрытия у дома толстые и довольно крепкие, коммуникации проведены, как положено и, похоже, наша коммунальная квартира будет существовать долго и ещё не одно поколение в ней вырастет.
   - Явилась шаболда! - восклицает Поллинария Захаровна, распахивая дверь своей комнаты и упирая руки в бока.
   - Прошу при мне не выражаться, - отвечаю, пробегая мимо соседки, открываю дверь своей комнаты, быстро забегая в неё.
  Захлопываю толстую металлическую дверь, щелкаю замком, все, я в крепости. Можно и расслабиться, включаю светильник и начинаю медленно раздеваться, завтра выходной день, в университете занятий нет и можно поспать. Работаю я в стриптиз баре, но не стриптизёршей, а официанткой, иногда подрабатываю помощником бармена, могу быть посудомойкой и даже резать овощи, в общем, на все руки мастер. У нас в баре полная взаимозаменяемость персонала, вот только стриптизерш мы заменить не можем, так и не стремимся к этому. Но моя милая пожилая соседка твердо уверена, что я женщина легкого поведения, и её логику можно понять, прихожу с работы либо как сегодня в час ночи, либо очень рано утром. Бар работает до пяти утра, и ночь делят на две смены. Макияж на мне яркий, так положено, официантки тоже должны радовать глаз посетителей клуба, юбка обязательно короткая, блузка несколько открытая, минимум дорогой бижутерии и высокая прическа, открывающая шею, ну дрес-код у нас такой. И почему бы старушке не подумать обо мне плохо. А мне, если честно, переубеждать её не хочется, да и бесполезно - упертая она, раз так решила, то мнения своего не изменит, ну пусть думает, как хочет, от меня не убудет.
  В нашем большом городе осталось только три дома, где имеются коммунальные квартиры, и, конечно, они не настолько густо заселены, как в той песне: "На тридцать восемь комнат всего одна уборная". Такое "счастье" мне не досталось, соседей всего четверо, и каждый из них занимает не одну комнату, кухня в квартире просторная и, как говорится, "попами" мы не толкаемся, даже если все одновременно приходим готовить еду и душевых у нас две и туалета два, так получилось. В процессе долгой эксплуатации нашей квартиры, жильцы сами создавали себе бытовые условия, по мере своих скромных возможностей. Так и появились в нашей квартире дополнительные удобства в виде ещё одного душа, туалета и пары раковин для мытья посуды на кухне. Ну и каждый из жильцов по мере сил улучшал условия уже в своей комнате. Я переехала в этот дом после окончания школы, раньше здесь проживала бабушка, и когда она стала часто болеть, на совещании её потомков было решено либо перевести бабушку к родственникам, либо кому-то жить с ней, чтобы помогать по хозяйству. Понятно, что бабуля наотрез отказалась переезжать к дочери или к сыну, моему дяде, и я сама предложила свою кандидатуру в качестве помощницы, сиделки и так далее. Во-первых, от бабушки, мне ближе в университет, во-вторых, до работы, дом находится примерно на середине пути, что от одного объекта, что от другого. И больше всего радует, что добраться в эти места можно пешком и довольно быстро. Через полгода, когда бабушка уже редко вставала с кровати, дядя нанял крутых строителей, и они сделали в нашей комнате душ и туалет, так стало намного легче. Бабушка стеснялась своего состояния, не хотела показываться соседям на глаза в таком виде и эти удобства успокоили её нервную систему. Позже в комнате был выделен малый кухонный уголок для чая. Готовить там нельзя, старая проводка не смогла бы выдержать подключение плиты, но чайник вскипятить можно, из холодильника достать сыр или колбасу и сделать пару бутербродов, ну или творога поесть или компота попить, больная бабушка ела мало, чуть ли не насильно приходилось кормить, так что комнату она почти не покидала, не тратила свои нервы ловя, сочувственные и не только взгляды соседей.
  Бабуля умерла два года назад, и через три месяца мама, дядя и отчим провели в этой комнате большой ремонт. У бабули большая комната и, перегородив её креативными перегородками, в итоге получили несколько так называемых "зон": спальная, где у меня стояла кровать, туалетный столик, подарок мамы, тумбочка, мягкий ковер и пуфик, гардеробная зона. Не скажу, что у меня огромное количество одежды и обуви, поэтому она ещё и кладовка с очень хорошо организованными системами хранения, гостиная зона, где у меня телевизор, удобный диван и стол для занятий, остался так же кухонный уголок и душевая с туалетом. Ну не отказываться же от индивидуальных удобств, если они уже имеются. Так что я редко покидаю комнату, только когда готовлю сложные блюда и соответственно с соседями встречаюсь нечасто, хотя и этого достаточно, чтобы получить порцию нравоучений от милой Поллинарии Захаровны. Кроме престарелого квартирного стража у меня в соседях имеется вдовец Петр Степанович, рабочий по жизни мастер на все руки и мало пьющий мужчина. Золотой человек - занимает две небольшие самые дальние комнаты, к нему в гости часто приходит взрослый сын, иногда внучка школьница, приятные люди, Эммануил Натанович, хитрый старый бухгалтер, мало говорит, много слушает и знает все обо всех. Тоже занимает две комнаты и часто принимает у себя пожилых женщин, милых образованных интеллигентных старушек. Ну и Алиса - молодая особа почти без тормозов, влюбчивая и бесшабашная, парней меняет часто, вкус на мужчин очень разнообразный, так что в ночное время в коридоре нашей квартиры можно встретить самцов различной фактуры в одном полотенце или вообще без него. Это очень краткое описание соседей по квартире и с этими людьми приходится взаимодействовать каждый день, хотя часто их видеть не хочется.
  Но, как говорится, нравиться или не нравиться, а приходится. Можно, конечно, вернуться к родителям, мама каждый раз приглашает, но за два года я привыкла жить одна, а когда сильно устаю от соседей, то просто приезжаю в выходные на родительскую дачу и получаю положительные эмоции. Мама вышла замуж за папу, когда ей только исполнилось восемнадцать, любовь у них была, по словам мамы, неземная, я родилась через год в любви и радости, а через два года папа погиб, несчастный случай на производстве, только на фотографиях его и видела. До пятнадцати лет мы с мамой жили только вдвоем, нам помогал дядя, мамин старший брат, бабушка, и я не считала себя обделенной, все у меня было прекрасно, надеюсь, что и у мамы тоже. А потом появился Сергей Алексеевич мой теперешний отчим, он прекрасно вписался в наш малый женский коллектив, я с ним быстро поладила, прекрасный человек и очень сильно любит маму, считаю, что она заслужила счастья и когда смотрю на эту пару, испытываю только положительные эмоции. И хватит уже думать, в душ и спать, завтра вернее уже сегодня выходной и нужно насладиться им на полную катушку.
  Глава 2
  Полдень следующего дня. Тася.
   На кухню я вышла только к обеду, нет, встала я в девять часов, но имея индивидуальные удобства и холодильник, могла себе позволить не выходить из комнаты как можно дольше. Но, как говорится, голод не тетка, а бутербродами почему-то насытится не получалось, да и заканчиваются продукты поэтому пришлось выйти в общественное место, чтобы приготовить себе суп из остатков овощей. Потом пойду в магазин, как говорит мама - в моем возрасте нужно правильно и регулярно питаться, что я, в общем-то, и стараюсь делать, если не одолевает лень. Около своего стола, облокотившись спиной на стену с кружочками огурца на глазах сидела Алиса, понятно, ночь прошла хорошо и сейчас соседка пытается избавится от последствий такой хорошей ночи, отразившихся на её лице. И как хорошо, что больше никого на кухне не было, это очень радовало.
   - Тася, - тихо позвала Алиса, снимая огурец с одного глаза и взглянув на меня, - как рабочая смена прошла?
   - Нормально, всего раз двадцать по заднице хлопнули, синяков вроде нет, можно сказать, что отработала в нормальном рабочем режиме.
   - Понимаю, в стриптиз баре мужики заведенные, конечности у них так и порхают, все норовят за женские места зацепиться. И им все равно, что ты просто напитки принесла, - Алиса возвращает огурец на глаз и опять прижимается спиной к стенке, - почему не сменишь стриптиз бар на милое кафе, там народец поинтеллигентнее будет.
   - Деньги, Алиса, в стриптиз баре больше платят в том числе и хлопки по заднице оплачивают, а если начальству синяк показать, так оно и на лекарство прибавит, - улыбаюсь я.
   - И часто официантки начальству свои попы показывают, чтобы прибавку получить? - смеется Алиса.
   - Есть и такие, у нас в баре много за что можно прибавку получить и некоторые этим пользуются. Не мне их осуждать, каждый устраивается в жизни согласно своим понятиям о морали и нравственности.
   - С начальством спят, - ухмыляется Алиса, - этот способ карьерного роста мне знаком, не только в барах таким способом карьеру делают и надбавку получают в офисах интима не меньше, но мне кажется, в таких местах как стриптиз бар такой способ продвижения более уместен.
   - Алиса, у тебя опять мужчину увели?
   - Есть такое, только у нас все наладилось, и мы начали двигаться в унисон, как появилась эта крашенная стерва и дала ему прямо на рабочем столе, - злится соседка.
   - Ну и ты бы так поступила, и пусть бы он сравнил ощущения, ещё неизвестно кто бы ему больше понравился.
   - Тася, о чем ты говоришь, я после этого на него смотреть не могу, развратник! - Восклицает Алиса.
   - Другого найдешь, что печалиться, молодая, красивая женщина тебе ли переживать?
   - Вот умеешь ты успокоить и подбодрить. И я так подумала и решила не царапать его ухмыляющуюся физиономию, гордо развернулась и ушла.
   - А может, следовало её чуть подправить, ну чтобы он не так широко ухмылялся? - смеюсь я.
   - Думаешь, следовало? - Спрашивает соседка.
   - Так Алиса меня не впутывать, к советам не прислушиваться, у тебя своя голова на плечах, если решила гордо удалиться, значит, правильно поступила.
   - Вот сейчас подумала, зря не подправила его физиономию, но ничего, со следующим мужчиной не промахнусь с чего бы мне из себя оскорблённую невинность строить, нужно было врезать коленом по причинному месту и только после этого гордо удалится.
   - Вот лучше бы я не говорила ничего, Алиса, не бери в голову, я молодая неопытная, откуда мне знать, как нужно расставаться с мужчинами.
   - Когда настанет время, ко мне приходи, я тебе про несколько десятков способов расскажу.
   - Приду.
   В этот момент на кухню заходит Поллинария Захаровна окидывает нас нерадостным взглядом, упирает руки в бока, ну сейчас начнет воспитательную беседу, а у меня ещё суп не доварился и от плиты не отойти, вот же невезуха.
   - Опять разврат обсуждаете! - заявляет Поллинария Захаровна, - вот приедет мой внук он быстро ваши развратные мозги вправит.
   - Это тот внук, что в тюрьме сидит? Конечно вправит, он же просто образец морали и нравственности, - отвечаю я и отключаю кастрюлю с супом, недолго осталось, сейчас пойду в комнату, там поем спокойно, а то от выражения лица пожилой соседки аппетит пропадет напрочь.
   Алиса еле сдерживает смех, она с Поллинарией Захаровной не церемонится, если та достает то посылает по матушке и случается это в каждый их диалог и наш пожилой квартирный страж с Алисой связывается редко, знает, по какому адресу её пошлют. Я же пока до сленга не опускаюсь, пытаюсь огрызаться, но без скабрезных слов, воспитали меня так, не могу я посылать пожилую женщину, понимаю же, что она старый больной человек.
   - В тюрьме и невиновные люди сидят, всякое случается, - твердо заявляет Поллинария Захаровна.
   - Всякое случается, вот только выходят из тюрьмы уже далеко не невинными и невиновными.
   - Откуда тебе зеленой знать о жизни, - злится соседка.
   - Из книг, откуда же ещё, я не хочу такой специфический опыт получать.
   - Будешь развратом заниматься и приобретешь именно такой опыт, - Поллинария Захаровна разворачивается и уходит из кухни, сегодня обошлись короткой проповедью и хорошо, сейчас суп чуть остынет и больше, я надеюсь, сегодня с соседкой не встретится.
   - Ты почему ей не скажешь, что официанткой работаешь? - спрашивает Алиса.
   - Говорила, но она не поверила, сказала, что приличные заведения общественного питания до пяти утра не работают.
   - И правда, пусть думает, что хочет тебе с ней детей не крестить, - отмахивается Алиса, - лучше скажи, у тебя какие планы на сегодня?
   - Поесть суп и в магазин за продуктами.
   - Я с тобой, соберешься, стукнешь мне в дверь вдвоем веселее.
   - Не вопрос, соседка, сходим, развеемся, - беру кастрюлю с супом и осторожно несу её в комнату.
   То, что внук соседки выходит из колонии - новость совсем не радостная. Сын Поллинарии Захаровны живет очень далеко, и они не общаются от слова совсем. Уж не знаю, что между ними такого произошло, и почему два самых близких родственника не могут забыть прошлые обиды и простить друг друга, а вот внук раньше часто навещал бабулю. Я его никогда не видела, бабушка рассказывала, он ей не нравился, хотя конфликтов не было, а потом исчез. Сама соседка молчала о месте нахождения внука как рыба, и если бы не Эммануил Натанович, который нагло просматривает всю корреспонденцию в нашем почтовом ящике, мы бы никогда не узнали, куда так внезапно уехал внук пожилой соседки. Сосед нашел письмо внука и по обратному адресу понял, откуда оно пришло, а потом по секрету сообщил нам. Сама же Поллинария Захаровна до последнего отрицает эту информацию, но другую версию не озвучивает, уехал и все. Получается, что в ближайшие дни "милый внучок" освободится и прибудет к бабушке. Нет, я ничего против бывших заключенных не имею, все ошибаются, и некоторые ошибки приводят в места не столь отдаленные, но очень не хотелось бы, чтобы вновь прибывший сосед устанавливал в нашей общей квартире свои порядки. Хотя нас много и, надеюсь, мы сможем его угомонить, а может вообще не придется с кем-то "воевать" из тех далеких мест люди разные приходят.
  Неделю спустя. Тася.
   Сегодня у меня рабочая смена до пяти часов утра и пока я сдала смену, помогла на кухне с уборкой продуктов (это входит в обязанности официантов) и дошла до дома, было уже шесть часов утра. Время довольно раннее для нашей квартиры, кроме меня и Алисы работающих нет, все пенсионеры и рано не встают. Алисе же на работу к девяти часам и она встает только в полвосьмого, идти ей до своего офиса недалеко, поспать она любит, и поэтому покидать мягкую постель не торопится. А мне сегодня только ко второй паре и поэтому я смогу урвать для сна пару часов, а потом досплю после занятий.
   Очень тихо захожу в квартиру, хорошо, что наш мастер сосед Петр Степанович смазал все петли и пружины, дверь открывается и закрывается бесшумно, очень тихо снимаю ботинки, беру их в руки и почти на цыпочках иду к своей комнате. Может, сегодня наш квартирный страж пропустит мой приход? Прохожу мимо кухни и застываю, у окна спиной ко мне в лучах восходящего солнца стоит мужчина в одном полотенце, но не это привлекает мое внимание, а татуировка на всю спину, красивая нательная живопись есть же мастера. Рассматриваю рисунок и тут мужчина чуть шевелится и в этот самый момент полотенце с него падает, и я лицезрю все, что это самое полотенце скрывало, и мне почему-то становится неловко, будто я подглядываю за мужчиной, который принимает душ. И тут мужчина разворачивается видит ошарашенную меня, подхватывает полотенце и прикрывает им стратегические места, которые я уже успела разглядеть и опять мне неловко, пялюсь как дура на голого мужика, не скажу, что я так часто вижу голое мужское тело, если быть точной, то один раз и видела, но неприлично же так рассматривать незнакомца и я уверена, что он совсем не Алискин кавалер, у неё таких ни разу не было, хотя есть процент на ошибку, вдруг соседка решила поменять свои вкусы.
   - Ты чего застыла, соседка? - Ухмыляется мужчина, - мужчин голых не видела?
   - С такого ракурса не видела, - на автомате отвечаю я.
   - А с какого видела?
   - Не соседское это дело, знать такие подробности, - пришла я в себя, развернулась и быстро направилась в свою комнату, но чувство неловкости не исчезло, вот такая я нелогичная девушка.
   Получается, внук Поллинарии Захаровны появился. Интересно, давно он приехал, или сегодня его первая ночевка у бабушки? Даже не могу сказать, как он выглядит, совсем не обратила внимания на его лицо, отметила только, что он абсолютно лысый вернее выбритый наголо. Татуировка у него на спине красивая, на груди тоже татуировка, на руках имеются рисунки, даже на ноге есть живопись, а вот лица мужчины совсем не помню, симпатичный он или нет, хотя какая мне разница.
  Несколько часов спустя. Тася.
   Мешаю в кастрюле кашу, когда на кухню входит одетый молодой человек, виденный мной утром и Поллинария Захаровна. Парень кивает мне головой и улыбается, он довольно симпатичный, даже лысая голова его не портит, ну наконец-то я его разглядела, киваю в ответ и опять возвращаюсь к помешиванию каши, мне через час нужно быть на занятиях.
   - Матвей! Вот наш стол не стесняйся никого, ты теперь здесь тоже живешь. А соседи неотъемлемая часть этой квартиры и я надеюсь, что они не будут тебе мешать, - с нажимом на последнее слово произносит соседка, - это Тася, вернее Таисия, но она предпочитает называться каким-то жутким сокращением, - говорит Поллинария Захаровна, кивая на меня головой. - Тася внучка Екатерины Михайловны, уж очень скоропостижно ушла от нас эта замечательная женщина, ты должен её помнить...
   Вот на что намекает эта злая старушка? Мне опять становится неловко, за что она так меня не любит, ведь мы даже не поругались ни разу, ну отвечаю я ей, когда она начинает меня доставать не грублю и не хамлю обычно просто ухожу, чтобы не разозлиться и не скатиться на банальную ругань. А может, следовало поступать как Алиса, послать и не ругаться? Чувствую на себе взгляд Матвея, странно почему мне так неловко, я же ничего плохого не совершила, бабушка умерла от хронических болезней, возраст уже был почтенный, и я до последней минуты ухаживала за ней, она перед смертью поблагодарила меня за все, почему же мне сейчас неловко, что досужие домыслы пожилой злой соседки слышит её внук по сути абсолютно незнакомый мне человек. Да какое мне дело до его мнения обо мне? Вот именно никакого, отключаю плиту и, взяв кастрюлю прихватками, направляюсь в комнату, плевать на всех, как говорит Алиса, мне с ними детей не крестить.
  Глава 3
  Месяц спустя. Тася.
   На время сессии я на работе беру отгулы, которые зарабатываю в течение учебы, начальство идет навстречу, и очень радует, что у меня такое понимающее начальство. Иногда на это время я уезжаю жить на родительскую дачу в пригороде. Там тишина, дом с газовым отоплением и можно спокойно подготовиться к сессии. Случается такое нечасто, только когда у Алисы начинается новый виток влюбленности, и она оставляет своего очередного кавалера на ночь в своей комнате. Нет, шумных вечеринок соседка не устраивает. Вообще соседи у меня не особо шумные, но когда я готовлюсь к сессии, то могу среди ночи выйти на кухню и начать готовить себе еду, или просто пойти поесть или даже пройтись по коридору, чтобы размять ноги и спину. В такие дни можно часто столкнуться с очередной влюбленностью соседки, выходящим из душа или пьющим чай в халате Алисы, или ещё при каких-либо обстоятельствах. А так как во время сессии моя голова забита только учебой, то я могу как-то неадекватно отреагировать на чужого человека в квартире. Нет, такого ещё не случалось ни разу, но вполне может произойти, и поэтому я перестраховываюсь и стараюсь обезопасить других людей от себя. В этот раз я не собиралась никуда уезжать, у Алисы на личном фронте затишье, да ещё к отчиму приехали родственники и чтобы не мешать им с мамой попросили поселить их на даче. Так что ехать мне просто некуда, можно было бы к маме в квартиру на время сессии переехать, моя комната не занята и можно себя не отвлекать готовкой и другими бытовыми проблемами, но я не захотела напрягать маму с отчимом своим присутствием и поэтому готовлюсь к сессии в комнате.
   В желудке заурчало громко и жалобно, нужно перекусить и потом дочитать методичку. Посчитав, что оставшиеся шесть листов я на голодный желудок не осилю точно, я встала, подвигала ногами и руками, чтобы запустить кровообращение и размять мышцы, подойдя к двери, прислушалась, вроде тихо. На часах два часа ночи в такое время на кухне не должно быть никого, вот только с нашими старичками не угадаешь, когда им приспичит чай попить, бессонница у них часто. Я решила, что пожарю себе пару яиц и на этом остановлюсь на ночь наедаться нельзя, бабушка говорила, что плохие сны будут сниться, и я ей верю.
   Беру в одну руку два яйца, во вторую кусок масла и направляюсь на кухню, там света нет, значит, она должна быть свободна. Захожу на кухню и уже дергаю рукой, чтобы включить свет, как вижу в свете полной луны у самого окна две фигуры мужская и женская, причем рука девицы находится в штанах мужчины и двигается. И мне третий раз становится неловко, такое ощущение, что я подглядываю в замочную скважину. И почему же у меня возникает такое чувство? Вот у целующейся парочки кроме как желания заняться прямо на кухне сексом больше никаких желаний нет, и им совсем не стыдно устраивать прелюдию в общественном месте, а кухня в коммунальной квартире место общего пользования и никак не предназначена для таких интимных занятий. Раздается довольно громкий стон мужчины мои пальцы разжимаются и на пол с довольно громким шмяком падают яйца их догоняет кусок масла и хорошо, что он в упаковке и не может разбиться, что нельзя сказать об яйцах, которые у меня последние и больше есть нечего, продукты в холодильнике закончились. Мужчина отрывается от девицы, вытаскивает её руку из своих штанов и поворачивается ко мне лицом, я прекрасно вижу бугор в его свободных домашних спортивных брюках и вполне могу оценить размер его достоинства, вот куда мои глаза смотрят, хотя он не стесняется показывать, так почему бы мне не посмотреть.
   - А в комнате этого нельзя делать? - говорю я и включаю в коридоре свет, - я из-за вас последние яйца разбила, а так хотелось покушать.
   - Яйца? - не понимает Матвей, - чьи яйца.
   - Куринные, это у твоей девушки в руке были другие, а в мои руки только куриные и попадают, не задавай глупых вопросов и не получишь глупых ответов.
   Матвей начинает громко смеяться, а я включаю на кухне свет и вытаскиваю из своей тумбочки тряпку и ведерко, придется пол отмывать, а то не дай Бог Поллинария Захаровна утром поскользнётся на разбитых яйцах, лет пять, а то и десять будет мне вспоминать, изведет в конец. Вытираю пол, украдкой смотрю на девицу, у неё даже маленького красного пятнышка от стыда на лице не появилось, мне же до сих пор неловко и стыдно, что я застала парочку в момент прелюдии.
   - А ты чего не спишь в такое время? - Отсмеявшись, спрашивает Матвей.
   - Сессия у меня, учусь и от этого хочу кушать в самое неподходящее время. Вот скажи мне, почему я должна отчитываться? И почему мне должно быть стыдно, что я застала вас в компрометирующей ситуации в месте общего пользования?
   - Ну может потому, что ты стыдливая девушка, тут я тебе ничем помочь не могу сама должна преодолеть этот комплекс, - смеется Матвей, а я начинаю злиться.
   - Уж лучше иметь комплекс, чем быть извращенцем, драйва захотелось, нервы пощекотать, раз в общественное место пришли. В комнате скучно, свидетели нужны?
   - Тася, ты чего разошлась? - Удивляется Матвей.
   - Так ей мужика хочется, вот она и беситься, - нагло заявляет девица, ничего себе заявочки, да мне кроме как сейчас покушать и впоследствии сдать сессию ничего не хочется. Какие мужики? О чем она?
   - А мужики должны обязательно всегда хотеться? - спрашиваю я, - а если не хочется, то я наверное больная или ущербная? - и эта наглая девица кивает головой. - Ну, значит, я ущербная и больная потому как мужчин мне не хочется, а на общественной кухне их не хочется никогда. На этом и порешим.
   Выбрасываю мусор в пакет, заворачиваю его, потом выбрасываю в мусорное ведро, так нужно, чтобы не пахло на кухне, делаю это уже на автомате и, взяв масло, собираюсь идти в комнату, у меня хлеб ещё есть. Бутерброд с маслом сделаю, с голоду не помру, до утра точно доживу. В дверном проеме стоит Петр Степанович и грозно смотрит на парочку.
   - Вы, развратники, идите в свою комнату, - твердо заявляет он, - хорошо, что на вас Тася наткнулась, а если бы кто из старшего поколения, у нас сердца слабые, могли бы не выдержать вашего оргазма, - и откуда он такие слова знает, не иначе поздно ночью взрослые фильмы смотрит.
   Матвей глядя на грозного Петр Степановича, одетого в пижаму, сшитую во времена глубокого застоя с растрепанными седыми волосами, которые остались на голове только в нескольких местах и потрясающего кулаком, начинает громко и неприлично ржать, я слышу, как хлопает дверь комнаты Поллинарии Захаровны, все приплыли, сейчас мы услышим в свой адрес много "приятных и радостных" слов, блокнот нужно взять и законспектировать. Но обиженный на смех молодого нахала Петр Степанович, оборачивается на звук шагов соседки и громким голосом очень строго заявляет:
   - Если ты, старая, не уймешь своего внука, я напишу жалобу участковому, и он быстро разберется, кто в этой квартире прописан, а кто просто проживает, не имея на то основания.
   - Матвей прописан! - Взвизгивает Поллинария Захаровна, - но я не обязана перед тобой отчитываться.
   - Значит, отчитаешься перед участковым, - отвечает Петр Степанович и, обходя соседку, быстро идет к себе, я следую за ним, мне разборки со злой Поллинарией Захаровной среди ночи не нужны, я вообще бы предпочитала с ней не связываться, сессию сдавать нужно.
   Захожу в свою комнату и закрываюсь на замок, все, я в своей крепости, у меня толстая звукоизолирующая дверь, и пусть соседи хоть конкурс песни и пляски устраивают, мне спать не помешают. Смотрю на оставленную методичку, нет нужно спать, завтра дочитаю время ещё есть, и кушать не хочется, выпью киселя и спать.
  Полдень следующего дня. Тася.
   После почти бессонной ночи проснулась я поздно. Хорошо, что консультация перед экзаменом назначена на вторую половину дня и у меня есть время сходить в магазин. Продуктов в холодильнике нет совсем, а вчера я ещё и последние хлеб и масло доела, так что впору отключать холодильник, у меня даже варенье закончилось, а ведь оно продержалось больше полугода. Все подмела подчистую, вот что значит, мыслительная работа энергии требуется огромное количество. Захожу на кухню, на моем столе лежит упаковка яиц и записка, мелким и довольно красивым почерком написано - "моральная компенсация", ещё бы хлеба краюшку, и у меня готов плотный завтрак. А так как хлеба нет ни крошки, то сейчас я выпью пустого чая с сахаром, которого осталась ровно ложка и побегу в магазин за продуктами, по дороге зайду в кафе и выпью кофе с пирожным, раз в месяц можно себе позволить потратить деньги на вредную для фигуры еду. Нет, я совсем не слежу за калориями, с моей работой в этом нет необходимости, за смену так набегаешься, что чувствуешь себя спортсменом профессионалом после Олимпийских игр, при таких пробежках не только лишние калории сожгутся, нелишние уйдут. А яйца возьму обязательно, моральная компенсация мне совсем не помешает за малое время сна, мне вдруг приснилась жуткая похабщина с соседом в главной роли, хорошо, что я плохо помню сон, но стыдно точно было, и это я помню отчетливо. Забираю компенсацию и быстро иду в комнату, собираюсь и в магазин, не встретить бы только никого из соседей.
   Но выйти незамеченной из квартиры мне не удалось, только я повернула ключ в двери комнаты, как из кухни показалась Поллинария Захаровна уже в позе для душещипательных лекций.
   - Тася, что произошло ночью, почему сосед был так зол? - Грозно спросила она.
   - Я разбила яйца и уронила кусок масла, - не буду описывать ей эротическую сцену, что наблюдала на кухне, во-первых, некогда, а во-вторых незачем, пусть старушка будет в неведенье.
   - И что побудило тебя уронить продукты? - Умеет старушка задавать правильные наводящие вопросы.
   - Дырявые руки, что же ещё, - пожав плечами, ответила я, нужно срочно покидать квартиру, а то допрос может затянуться до моей консультации, и в магазин я не успею.
   - Не наговаривай на себя, соседка, - из кухни слышится голос Матвея, - она меня с Викторией застала в пикантной ситуации, - он совсем не стесняется говорить об этом женщине в почтенном возрасте, ну а я - только пожала плечами.
   - Так ты подглядывала за влюбленными! - восклицает Поллинария Захаровна.
   Меня покоробило от слова "влюбленные", а может действительно Матвей нашел свою идеальную женщину и, как говорят в романтических фильмах, страсть застала их на кухне, а я, получается, подглядывала. И опять мне стало неудобно и с чего бы вдруг умом я понимаю, что моей вины в этом нет, я шла на общую кухню хотела покушать, ну подумаешь, время было два часа ночи, так это мое право, когда хочу, тогда и ем.
   - Кушать захотелось, а тут влюбленные обжимаются, видимо звезды так сошлись.
   - Обжимаются! - Визжит соседка, - это ты с мужиками по ночам обжимаешься, а у них чувства.
   - У меня тоже было чувство голода, - быстро иду к двери, плевать на все инсинуации соседки, её старую не переубедишь, что работа у меня без интима, нормальная работа для студента, окончу ВУЗ и найду работу по специальности. Сейчас выбор работ невелик, официантка, барменша, уборщица, посудомойка, дворничиха и так далее, на стриптизёршу не потяну - фигурой не вышла, а другие работы с моральными аспектами меня совсем не интересуют.
   Выскакиваю из квартиры и хлопаю дверью, почему-то злость накатила, какое имеет право эта старушенция вообще мне что-то высказывать? Да никакого, у меня родители есть, они могут меня воспитывать, она же пусть воспитывает внука. Делаю несколько глубоких вдохов, все нужно успокоится и в магазин, а то от злости ещё не те продукты куплю, а придется давиться, но есть.
  Глава 4
  Три недели спустя. Тася.
   Сессия позади я студентка четвертого курса, сейчас каникулы, лето и много работы. В летние месяцы наш бар открывается на час раньше и закрывается на час позже, смены удлинились, клиентов прибавилось, но хорошо, что и зарплату не забыли прибавить, заработаю денег за лето. До закрытия ещё три часа и я как заведенная ношусь между столиками, в баре подают только напитки и малое количество закуски, из блюд только нарезка из овощей, мясная нарезка и небольшой выбор бутербродов с рыбой, колбасой и копченым мясом. Заказывают такие блюда нечасто в основном посетители в бар приходят напиться и посмотреть на красивые тела стриптизерш, а для быстрого достижения результата закуска совсем не нужна. Иногда кавалеры, выпендриваясь перед дамами, заказывают фрукты или пирожные, но это бывает совсем редко. Обычно в наш стриптиз бар с девушками не приходят, зачем со своими дровами в лес ходить, на сцене столько красивых и почти голых женских тел, смотри глаза не сломай, трогать нельзя, так для того чтобы потрогать в наш бар другие дамы приходят. К полуночи подтягиваются девушки интимных профессий, они платят небольшой процент от заработка нашему начальству и охрана снисходительно смотрит на наличие этих дам за столиками клиентов. Не скажу, что поддерживаю такой бизнес заведения, но и не осуждаю его, если есть спрос, то будут и предложения, закон бизнеса и никуда от этого не деться. Доставив заказ на ближний столик, я отошла к барной стойке и решила немного передохнуть, сегодня перебор с клиентами, новая программа, начальство решило добавить в танцы изюминку, плакаты зазывающие посмотреть эротическое шоу висят по всему городу и, судя по количеству клиентов, многие в нашем городе умеют читать.
   - У тебя столик освободился, - говорит бармен, подходя ко мне, - сейчас займут, спеши.
   Киваю головой, уже язык болит от разговоров, бармен меня понимает, сам в таком же положении, беру поднос тряпку и направляюсь к столику, нужно быстро убрать пустые стаканы и приготовить его для других посетителей. Собираю стаканы на поднос и не успеваю вытереть стол, как за него уже садятся три бугая, одетых совсем не для стриптиз клуба: обтягивающие накачанные тела черные футболки и черные же джинсы. И как их пропустили в зал, хотя, как такового дрес-кода в этом заведении нет, но посетители здесь в основной массе в рубашках брюках, пиджаках, редко встречаются в джемперах или водолазках, но в футболках, да ещё и в черных первый раз вижу.
   - Минуту господа, мне нужно подготовить стол, - говорю я, оттирая пятно от коктейля.
   - Не торопись, мы подождем, произносит знакомый голос за моей спиной, - поворачиваю голову и вижу улыбающегося Матвея.
   - Сосед решил культурно провести вечер?
   - А здесь культурное заведение? - Спрашивает он.
   - Стриптиз - танец, а значит хоть малое, но отношение к культуре имеет.
   - Ну, если с этой стороны посмотреть, то все стриптиз бары можно приравнять к театру, - смеется он.
   - Ты когда последний раз в театре был? Большой ценитель искусства, там сейчас голого тела больше чем в стриптизе.
   - Да ну? - Удивляется он, - так нужно сходить, проверить и, если действительно больше, так может по стриптиз барам и не ходить, а сразу в театр, чтобы на голых женщин посмотреть.
   Парни начинают смеяться, а я уже закончила вытирать стол и собираюсь нести поднос с грязной посудой к мойке.
   - Ты на обратном пути нам водочки принеси и закуски, - говорит Матвей, присаживаясь за стол.
   - Какой закуски? У нас выбор невелик, нарезка мясная и овощная, бутерброды, ну если вы гурманы могу орешков принести?
   - Мы не настолько гурманы, - смеется один из парней, - с закусками все ясно, неси мясную нарезку и водки пока по двести грамм на человека.
   - Ваш заказ принят, - улыбаюсь, как учили и быстро направляюсь в конец зала.
   По пути на кухню отправляю заказ на тарелку мясной нарезки, бармену на водку и на обратном пути забираю заказы, у нас работают быстро, начальство за этим строго следит, клиенты скучать за столом не должны, им положено только пить и смотреть шоу.
   - Быстро, - удивляется один из друзей Матвея, когда я расставляю на столе стопки.
   - У нас лучшее обслуживание, - на автомате отвечаю я.
   - А другое обслуживание для мужчин предусмотрено? - наклоняясь ко мне, спрашивает Матвей.
   - А как же возлюбленная, или у вас свободные отношения?
   - Это сказка для бабули, - смеется он, - не хотелось шокировать её специфической профессией Виктории.
   - Ужас какой, ты хотя бы защиту надел? - Вот что я спрашиваю, зачем бы мне это знать, его же жизнь, ну заболеет он одним из заболеваний богини Венеры, так мне-то что от этого? Опять становится неудобно из-за своего длинного языка, чувствую, что щеки покрываются румянцем, нет, этот мужчина только одним своим присутствием ставит меня в неловкое положение.
   - Тася ты за меня переживаешь? - улыбается он.
   - Нет, за места общего пользования, если вдруг какой болезненный конфуз с тобой случится, придется дезинфекцию проводить, а наш ремонт её не выдержит, краска со стен слезет.
   Матвей начинает громко смеяться, парни недоуменно на него смотрят, они наш диалог не слышали и причину смеха товарища не понимают.
   - Она что тебе анекдот рассказала? - Смеется рядом сидящий парень.
   - Не то слово, - отвечает Матвей. - Парни, давайте выпьем за встречу, - он тянется к графину с водкой, я перехватываю его первой и быстро разливаю по стопкам ровно половину. У меня глаз алмаз не зря же помощником бармена подрабатываю, потом достаю из специального холодного стакана специальной лопаткой кубики льда из лимонного сока и раскладываю по кубику в каждую стопку. Так положено, если официант не ушел от стола, то он должен разлить напиток, а водку в нашем баре пьют с лимонным льдом, не думаю, что парни знали о таком способе употребления этого распространенного напитка. - Круто! - восклицает Матвей и тянет стопку, чтобы чокнуться с парнями.
   Я разворачиваюсь и делаю шаг от стола, как меня хватают за руку.
   - Еще налей руку менять нельзя, - говорит Матвей.
   Наливаю ещё по полстопки, добавляю лед, и когда парни поднимают стопки, чтобы чокнуться, я быстро отхожу от столика, меня другие посетители ждут.
  ***
   До закрытия бара оставалось полчаса, я осмотрела свои столики остались либо самые стойкие посетители, либо те, кто спит сладким сном, перебрав горячительных напитков. Спящих разбудит охрана, допросит с пристрастием, узнает адрес проживания и вызовет для них такси, а вот со стойкими посетителями приходится разбираться официанткам, корректно довести до них информацию о закрытии заведения и выпроводить из бара. Подхожу к столику, где оживленно разговаривает Матвей с друзьями, жду, когда они перестанут махать руками, чтобы забрать пустую посуду, но парни не унимаются. У них оживленный спор, но к чести сказать границ они не переходят, сленг не употребляют, кулаками не машут, агрессию не проявляют, а что спорят, так это их право.
   - Ты чего застыла, - Матвей оборачивается и смотрит на меня.
   - Посуду убрать нужно, да и закрываемся мы скоро.
   - Уже так поздно? - Удивляется один из друзей.
   - Рано, половина шестого утра.
   - Мы что-то должны, - спрашивает Матвей, доставая кошелек.
   - Нет, вы за все расплатились прошлый раз, больше не заказывали, вам только до выхода дойти.
   - Парни, нас тактично выпроваживают, - Матвей встает, покачивается. Я выставляю вперед руки с подносом, упирая его в бок соседа, тот выпрямляет спину, кивает головой, я убираю поднос, стоит же и тут он делает шаг назад и резко падает на пол, еле успеваю отскочить, перебрал соседушка, хотя речь была чуть медленная, но довольно разборчивая.
   Парни соскакивают со своих мест, чтобы помочь другу, двое из них спотыкаются и заваливаются рядом, один удерживается за стол, но при этом стоит на полусогнутых ногах и никак не может их выпрямить. Лежащие на полу, начинают громко смеяться, глядя на товарища, я же обхожу лежащих и начинаю быстро собирать посуду со стола. К парням подходят охранники и спрашивают, не нужна ли помощь.
   - Нужна, они на ногах не стоят, хотя говорят разборчиво и вроде мыслят нормально, но, видимо, водка шибанула им не в голову, а в ноги или стекла из головы к пяткам.
   Бравый охранники клуба быстро поднимают троих парней на ноги, ставят их так, чтобы они подпирали друг друга, стоящего парня подтаскивают к пьяной "фигуре", прислоняют к ним и начинают медленно подталкивать к выходу, придерживая, чтобы не упали. Охранники бара - профессионалы по выпроваживанию напившихся в хлам посетителей и поодиночке, и группами, так что до улицы парни дойдут в вертикальном положении, а вот на улице это самое положение могут не удержать, но это уже не проблемы охраны клуба. Я уже на это не смотрю, мне нужно убрать посуду, помыть столы, поднять стулья, отсчитать процент чаевых бармену и бежать помогать проводить уборку на кухне. Я из бара уйду минимум через час, на улице уже солнце светить будет, природа проснется, а мне предстоит лечь спать, иначе упаду от усталости.
   Протягиваю бармену процент от чаевых, он улыбается и прячет их в карман.
   - Хороший улов?
   - Средний, бывало и больше, - отвечаю я и бегу на кухню, если повезет, то наш повар накормит меня завтраком.
   Обычно официанткам достается по бутерброду и пару кусков овощей, а ещё нас обязательно поят вкуснейшим чаем по рецепту повара и этого хватает, чтобы добежать до дома без звуков их живота.
   - Тася, сегодня у нас пир горой, - говорит повар выставляя на стол мясную нарезку и целую тарелку овощей, его помощник режет хлеб и расставляет кружки для чая, - ещё по пирожному достанется, оставлять их на другую смену нельзя потеряют товарный вид, начальство в курсе, так что не стесняйся, завтракай.
   - Ну раз начальство в курсе, то я позавтракаю, когда ещё до дома доберусь, - сажусь за стол и собираю себе бутерброд, рядом со мной садиться Анюта, вторая официантка, остальные официантки и другие работники бара уже почуяли сытный завтрак и бегут на кухню.
   За столом тихо все работают челюстями и, прихлебывая чай, закатывают от удовольствия глаза, даже наш бармен - страстный поклонник кофе всегда пьет чай от повара.
   - Тася, - тихо шепчет Анюта, - парень с твоего стола весь вечер за тобой глазами следил, так и провожал тебя взглядом.
   - Это мой сосед по коммуналке, недавно освободился, уж не знаю, что ему нужно от меня понимает же, не дурак, что шансов ноль.
   - Потому только глазами и оглаживает и хорошо, что так, - говорит Анюта, - а то есть такие прицепятся, не стряхнешь.
   - Есть, но у меня есть дядя, отчим и я сама могу если что между ног заехать, но это все на крайний случай, я пацифистка.
   - Иногда кроме как кулаком правоту свою не доказать, - отвечает она, - поверь на своем опыте испытала.
   - Не хочу такого опыта.
   - И я не хотела, но попался же на пути такой придурок, чуть жизнь не испортил, обошлось, но только благодаря кулакам моего брата.
   - Главное, что обошлось, а какими методами это достигалось, уже неважно.
   - Если вдруг такая ситуация обращайся, подскажу, - улыбается Анюта.
   Я киваю головой и вспоминаю разговор с соседкой Алисой, если мне понадобиться расстаться с парнем, то обратиться к ней, если потребуется отшить настойчивого кавалера, то обращаться к Анюте, не имей сто рублей, а имей сто друзей и родись в стране советов. У нас советы давать любят и охотно делятся опытом, кто знает, может и пригодятся мне их советы, но хотелось бы не обращаться по таким поводам.
   Допиваю чай, собираю свою посуду и несу её в моечную. По пути целую в щеку нашего повара, он улыбается. Прекрасный мужчина, но нужно торопиться, сейчас схлынет рабочий азарт и меня начнет клонить в сон, и хотелось бы, чтобы это случилось в паре шагов от своей кровати.
  Глава 5
  Неделю спустя. Тася.
   У меня первая ночная смена и до квартиры я добралась в два часа ночи, тихо захожу, снимаю туфли и на цыпочках направляюсь в комнату. В этот момент открывается дверь ванной и в клубах пара с полотенцем на голове выходит Матвей. Меня он не видит, занят тем, что интенсивно вытирает свою лысую голову, нет, маленький ежик волос у него уже появился, но об этом я думаю, чтобы отвлечься от голого тела мужчины с татуировками на всех конечностях и груди. Ниже пояса и выше колен не смотрю, хотя все-таки что-то увидела и зачем бы мне на такое смотреть, чувствую, как начинают гореть щеки. Совсем я не современная девушка, чувствую неловкость, видя голое мужское тело.
   - Вот почему мне так не везет, - тихо говорю я, Матвей слышит и резко прикрывает свое достоинство полотенцем.
   - Можешь не стараться, уже все показал.
   - И почему же тебе не везет, у меня некрасивая фигура?
   - Твоя нательная живопись отвлекает от оценки твоей фигуры.
   - Мастер набивал, - гордо отвечает он.
   - Жаль, что нельзя набить правила проживания в коммунальных квартирах.
   - Откуда я знал, что ты в это время приходишь с работы? - возмущается он.
   - Если я тебе свой график на месяц дам, ты перестанешь ставить меня в неловкое положение своими выходками.
   - А что тут неловкого, ну подумаешь, увидела мужчину во всей красе, это все твои комплексы, Тася, мне вот как с гуся вода.
   - Ты мужчина, если ещё и сильный пол будет с комплексами, то в нашей стране дети рождаться перестанут, а с другой стороны, мы с тобой не муж и жена, а соседи и я не должна видеть тебя во всей красе, аморально демонстрировать свое тело чужим людям, этому извращению даже название есть.
   - Так, давай договоримся сразу, я не извращенец и специально никому свое тело не демонстрирую, тебе просто так везет, появляешься именно в эти моменты.
   - Так это везенье, смотреть на твои татуировки? А я думаю, что же это за напасть такая и как её избежать, а оказывается, мне просто везет.
   - Тася ты язва, но я согласен неприлично ходить раздетым перед чужими людьми.
   - Раз согласен, то соблюдай правила, первое в любое время суток выходить из ванной в халате или в твоем случае в штанах и футболке, на крайний случай в майке и шортах. Второе не устраивать прелюдий и тем более интима в местах общественного пользования, кухня, ванная, туалет и коридор, насчет лестничной клетки у меня претензий нет, это место общего пользования всех жильцов подъезда, и пусть они решают, хочется им на такое смотреть или нет. Ну и третье, никто из соседей ничего тебе не должен, как и ты им, поздоровались с тобой хорошо, нет - значит нет у них настроения, разговаривать с соседями никто не обязан отвечать на вопросы, отчитываться тем более и даже смотреть в твою сторону они не должны.
   - Бабуля так не считает, - улыбается он.
   - Она старая женщина и окружающие многое списывают на возраст.
   - Хочешь сказать, с головой бабуля не дружит?
   - Я такое сказала?
   - Нет, но намек был очевиден.
   - Намеков не было, не наговаривай на меня, - прохожу мимо него, - счастливо обсохнуть, - открываю дверь и захожу в свою комнату, мыться и спать.
  Полдень следующего дня. Тася.
   Пока я готовила себе плотный обед, он же и ужин Поллинария Захаровна бросала на меня взгляды и поджимала губы, явно хочет что-то сказать, вопрос, почему не говорит, раньше у неё таких проблем не было, выдавала в эфир все, что в старческую голову придет, а сейчас сдерживает свои мысли. Интересно не было совсем и поэтому, чтобы не провоцировать соседку на монолог, (уверена, он будет обвинительный), я смотрела только в кастрюлю и на свой кухонный стол, хоть бы продержалась старушка до готового блюда и я спокойно бы ушла в комнату, мне отдохнуть перед работой нужно и не хочется думать о неприятном.
   - Я слышала вчера ваш разговор с Матвеем, - грозно сказала соседка, когда я отключила плиту. Не выдержала все-таки, жаль, не удалось мне спокойно уйти с кухни. - Ты пытаешься соблазнить его, - заявляет она, - вот это номер, значит, он передо мной своими причиндалами светит, а я пытаюсь его соблазнить.
   - Так у него же возлюбленная есть, и у меня просто никаких шансов.
   - Они расстались, и Матвей в активном поиске, - какие подробности бабушка знает о своем внуке.
   - Очень интересный у него способ искать возлюбленную, голым по квартире расхаживать. Или он только квартирой не ограничивается? В этом случае, я могу понять его методу.
   - Он не мог знать, что ты так поздно заявишься домой, все нормальные люди в такое время уже спят.
   - Получается, не только я ненормальная в этой квартире, но и ваш внук, он явно не спал.
   - Он пришел с работы и освежался, - грозно отвечает она.
   - И я с работы пришла, и так уж случилось, что мы столкнулись у двери в ванную, видимо это судьба.
   - Еще чего не хватало, зачем ему такая нужна, ты просто непорядочная женщина, а Матвей...
   - А Матвей бывший уголовник, - прервала я Поллинарию Захаровну, разозлила соседка. Я в курсе, что она считает меня падшей женщиной, но и её внучок не ангел с крылышками, и не такой уж он порядочный если внимательно посмотреть, значит от его девушки порядочность требуется обязательно, а сам он может быть хоть сатаной. - Беспредметный разговор, Поллинария Захаровна, и прекратите решать за внука, какая ему нужна, не маленький сам разберется, я же на него не претендую.
   - А вот у меня другое мнение! - Восклицает она.
   - Оставьте ваше мнение при себе, мы с вами только соседи, я вообще могу не разговаривать на эту и любую другую тему и оправдываться тоже не обязана, но свою позицию озвучила, а уж принимаете вы её или нет меня совсем не волнует. - Беру кастрюлю и выхожу из кухни, спокойно приготовить ужин не удалось.
  Раннее утро следующего дня. Тася.
   Личный водитель и телохранитель директора стриптиз бара медленно довез меня до подъезда, я не среагировала, когда машина остановилась и когда открылась дверь с моей стороны и меня осторожно буквально вынули из машины. Голова гудела как колокол, перед глазами двоилось и расплывалось, в ушах шумело, переносицу дергало, а глаза слезились. Я получила производственную травму и такое случается в нашем заведении. Пьяный клиент, ошалев от красивых почти голых тел стриптизерш в пылу страсти так интенсивно махал руками, что сначала досталось бармену, который почему-то именно в этот момент высунулся из-за барной стойки, потом мне, когда я проходила мимо. И хорошо, что с пустым подносом, а то бы ещё и осколки пришлось из себя вынимать, потом досталось одному из посетителей, который так не вовремя подошел к барной стойке за добавкой горячительных напитков. Потом были охранники и они свою дозу "люлей" получили, хотя им достались жалкие крохи, силы у посетителя иссякли. Больше всего получили только двое, я и бармен, парня увезли в больницу у него сотрясение мозга и многочисленные ушибы по всему телу, ну и мне... Хорошо, что сотрясение у меня не нашли, но ушиб есть и пришелся он прямо между глаз и я даже чувствую, как под глазами наливаются синяки. Начальство строго приказало лежать дома не менее двух суток, а потом позвонить и сообщить о своем здоровье, на работу не рваться, главное выздороветь, ну и на лекарства мне выдали.
   - Тася, я могу тебя и до кровати довести, - тихо говорит шофер, открывая подъездную дверь.
   - Моя пожилая соседка не оценит твоей заботы, я и так для неё падшая женщина и это она ни разу не видела рядом со мной мужчину, а что будет, когда он появится, да ещё и до кровати меня доведет.
   - И что будет, - шепчет шофер.
   - Меня до конца жизни заклеймят позором, повесят ярлык непорядочной и все! Можно забыть о репутации.
   - Тася, ты ещё и прикалываешься, еле на ногах стоишь, уберу руку, и упадешь, а у тебя чувство юмора так нечаянно проснулось.
   - Ну не плакать же мне, все уже случилось, синяки появятся в положенном месте и в положенное время, голова пройдет, ноги выпрямятся, и будут ходить. И зачем мне горевать?
   - Правильно, во всем нужно видеть положительные моменты, - мы подходим к моей двери, с трудом нахожу ключи, вставляю самый большой в нашу толстую металлическую дверь, поворачиваю, шофер осторожно открывает её, держась за косяк, а в последствии и за стенку, я захожу в квартиру, спасибо мужчине он вкладывает в мою руку ключи и тихо прикрывает за мной дверь.
   Теперь главное тихо дойти до комнаты, открыть дверь, ну а дальше можно и ползти или вообще на полу заночевать, у меня чисто, пол теплый, везде коврики лежат в моем положении выбирать не приходится. Прислоняюсь спиной к стене и начинаю двигаться, медленно протирая стену задними выпуклыми частями своего тела, проще говоря, ползу по стене, прижимаясь к ней попой, а стоит немного отойти, упаду и до кровати не доползу. Когда открывается дверь комнаты Поллинарии Захаровн, из моего горла раздается разочарованный стон. Вот почему ей не спиться, рано же ещё, не могла соседка взять и пропустить мой приход домой.
   - Тася, - это Матвей, он обхватывает меня за плечи и, наклонившись, заглядывает в лицо, - понятно, что произошло, почему же ты не в больнице?
   - В машину скорой помощи не поместилась, отъелась на супах, вот и не взяли вдруг перегруз будет.
   - Шутишь?
   - Мне бы отлежаться, а с синяками даже наши доблестные врачи не справятся.
   - Клиент садист попался? - слышится ехидный голос Поллинарии Захаровны, - такое обязательно должно случиться.
   - Посетитель бабушка, - твердо заявляет Матвей, - она в баре официанткой работает и клиентов не принимает, напитки разливает как по линеечке, бегает между столиков быстро и больше ничего.
   - Откуда ты знаешь? - восклицает соседка, - может после работы она и клиентов принимает?
   - Там есть, кому принимать, конкуренция жесткая, - меня осторожно буксируют к комнате.
   - Ты думаешь, я бы не выдержала конкуренции? - протягиваю Матвею ключи.
   - Я спишу твой вопрос на последствия травмы, - Матвей прижимает меня одной рукой к своему боку, открывает дверь, а потом подхватывает на руки и заходит вместе со мной в комнату.
   - Как невесту через порог переносишь, - комментирую я.
   - Сейчас определюсь с направлением и отвечу на твою реплику.
   Меня осторожно кладут на кровать, поправляют под головой подушку и снимают туфли, а про обувь я совсем забыла, вот что значит, больная голова все рефлексы как отрубило. Матвей уходит, я же закрываю глаза, ещё бы одежду снять, макияж смыть, но это произойдет при самом хорошем раскладе. Мне на переносицу кладут что-то очень холодное и от этого так приятно, что я даже застонала от наслаждения.
   - Что это?
   - Похоже на куриное бедро в твоей морозилке нашел, там выбор невелик, есть ещё пакет с неизвестными мне овощами, но я их не опознал и поэтому брать не стал.
   - Это брокколи, я их очень люблю, жаль, что они дорогие и не в каждом магазине продаются, спасибо. На столике есть салфетки, нужно макияж смыть, сейчас бедро растает, и мой рабочий раскрас потечет прямо на подушку, ох и трудно она отстирывается.
   - Вот о чем ты думаешь, у тебя фингалы под глазами наливаются, а ты думаешь о подушке.
   - Думай не думай, фингалы все равно будут, а подушку я не отстираю, жалко.
   Матвей вздыхает и идет к столу, через минуту мое лицо начинают тихонько обтирать, когда краска для ресниц попадает в глаза, я начинаю шипеть...
   - Терпи, нечего такой слой штукатурки на лицо накладывать.
   - Так положено, у нас на работе дрес-код, макияж должен быть ярким, чтобы и на официанток было приятно смотреть.
   - Это смотря кому, не все мужчины любят ярко накрашенных женщин.
   - Те, кто в наш бар приходят все любят, женщин без макияжа не в барах искать нужно, а в библиотеке или в офисе, или в других спокойных учреждениях.
   - Ты спать собираешься?
   - Устал быть сиделкой?
   - Нет, просто я представляю твое состояние, и говорить тебе тяжело, ты же не умолкаешь ни на минуту.
   - Раздеться нужно.
   - Так давай раздену.
   - Нет спасибо, я сама.
   - А что так? Ты меня голого видела, а я тебя нет, уравняем?
   - Нет, лучше пусть счет будет в твою пользу, я согласна быть проигравшей.
   - Хорошо, я отвернусь, а ты раздевайся, если услышу, что упала, помогу подняться и сам раздену.
   - Справедливо и очень стимулирует к самостоятельности. Отворачивайся.
   Скольких усилий мне стоило сесть на кровати, ещё больше, чтобы снять с себя блузку и юбку! Колготки я просто разорвала, они и так в дырках после моего падения, тонкие очень, лето же на дворе, но без колготок на работе нельзя дресс-код, верхнюю часть нижнего белья еле расстегнула и на это ушли последние силы. Все больше ничего снять не смогу, хотя и одна вещь осталась, но сил уже нет. Под одеяло забиралась, кряхтя и скрипя зубами, но я справилась, просто героиня. Устроившись на подушке, нащупала замороженное куриное бедро и опять приложила его к переносице.
   - Справилась, молодец, - Матвей подтащил к кровати пуфик и уселся на него, поправил мне одеяло, внимательно осмотрел лицо, а потом, взяв мои вещи, что я сбросила на пол, направился к душевой.
   Он что их стирать собрался? Неудобно как-то, оставил бы лежать на полу, я бы постирала, слышу, как зашумела вода, захлопала дверца шкафа с бытовой химией, вот зачем он это делает, ставит меня в неудобное положение, спасибо ему, что помог до кровати дойти, спас от Поллинарии Захаровны замороженное бедро принес и на этом можно было бы и закруглится, я бы чуть отошла и горячо поблагодарила его, могу даже скромный подарок купить, нескромный не потяну, но белье-то зачем стирать, я же не умираю и сама бы смогла...очень спать хочется, мысли уплывают, о чем я думала.... Не помню почему-то, проснусь - вспомню, а сейчас спать....
  Глава 6
  Тася.
   Просыпаюсь в комнате темно, до вечера проспала, нос и глаза болят, но куриного бедра на лице нет, осторожно ощупываю физиономию - опухла как у алкоголика и цвет фингалов наверное синий как у уличного хулигана. Получается, я сейчас смесь хулигана с алкоголиком, кошмар и как людям на глаза показываться, неправильно же поймут.
   - Ты на каком факультете учишься? - К кровати подходит Матвей в руках у него сборник русских сказок, а я его искала неделю назад, вот только не помню, для чего он понадобился, значит что-то незначительное, если сразу не вспомнить. - Ты меня слышишь?
   - Слышу, на факультете прикладной математики и физике.
   - Что-то такое я и предположил, у тебя из книг одни задачники и учебники, вот только это и нашел почитать, оказывается, интересное чтиво.
   - А в детстве не читал?
   - Не помню уже, может и читал, но чем-то заняться нужно.
   - Так ты все время около меня сидел?
   - Ну не все, я покушал два раза, выслушал длинную лекцию от бабули о нежелательных контактах с непорядочными девушками, в магазин сходил, одежду на завтра погладил и ещё много чего по мелочи.
   - Сколько же я спала, что ты столько переделал?
   - Сейчас девять часов вечера.
   - И что я ночью буду делать?
   - Могу предложить занятие, но уверен, ты откажешься.
   - Сказки почитать?
   - В перерывах...
   - Матвей, мне бы до туалета добраться, а на более интенсивные движения я не способна и спасибо, что помог вчера.
   - Нужно помогать ближнему, а соседи почти как родственники.
   - Ключевые слова - "почти и как".
   - Не придирайся Тася, вставай, приводи себя в порядок, буду тебя кормить.
   - Даже кормить? Не перебор ли с заботой о ближнем?
   - Ни на капельку, - Матвей уходит, а я начинаю осторожно поднимать свое тело сначала в сидячее положение, чуть погодя и до вертикального дойдет. Оглядываюсь, замечаю на кровати халат, хорошо далеко не идти.
   У душа решаюсь взглянуть на себя в зеркало, меня можно снимать в фильме ужасов без грима, лицо опухло, вместо глаз щелочки, под глазами темно фиолетовые синяки, нос распух и увеличился в размерах, волосы торчком, от моего вида у людей любого возраста и пола может наступить заикание. Захожу в душ, нужно обязательно вымыться, хотя ноги все ещё могут подвести, но я справлюсь.
  ***
   После душа становиться легче, постельное белье нужно поменять, на веревках аккуратно развешана моя одежда, неловко как-то я бы и сама с ней справилась. Захожу в кухонный уголок, Матвей из термоса разливает по тарелкам суп, пахнет вкусно, аж слюна выделяется.
   - Не нужно было мою одежду стирать, неудобно, мы же не родственники и я не смертельно больная.
   - Неудобно на потолке спать, одеяло сваливается, - Матвей нарезает хлеб и подвигает стул, - садись, соседка, поужинаем.
   - Спасибо, сам готовил или Поллинария Захаровна?
   - У меня руки тоже имеются, и готовлю я хорошо, но несложные блюда, фрикасе из кролика приготовить не смогу, а вот суп легко.
   - Я тоже не смогу приготовить фрикасе из кролика, так что тут мы в равном положении.
   - Ешь не отвлекайся, потом поговорим.
   - Ещё и потом будет?
   - Будет, не переживай.
   - Так я вроде не переживаю, - а дальше начинаю работать ложкой, суп действительно вкусный, наваристый и мяса много, сейчас доем и поблагодарю.
   - Вкусно?
   - Очень, спасибо сосед.
   - Наслаждайся, - улыбается он.
  ***
   После ужина я настаиваю на помывке посуды, благо у меня в душевой раковина для этих целей имеется, потом плетусь менять постельное белье. И самое главное и муторное, нужно расчесать волосы, они у меня до пояса и чуть вьются, а так как я вчера прическу не разобрала и не расчесалась, сегодня мне будет тяжело их распутать. Матвей ходит за мной, ничего не говорит, просто стоит за спиной и смотрит.
   - Может, расскажешь сказку, пока я пытаюсь расчесать волосы, сажусь на пуфик и начинаю руками разбирать пряди, сначала так, только потом расческой.
   - Я почти весь сборник прочитал, какую рассказать? - ухмыляется он.
   - Где Иван - дурак всех перехитрил, врагов победил, их богатство себе присвоил и самую красивую девушку в постель получил.
   - Не облегчила задачу, все сказки об Иване-дураке, который в итоге все получает, даже если сам этого не хочет.
   - Никогда бы не подумала, что Иван-дурак не желал всех благ...
   - Сначала приходят блага, потом ответственность. Посуди сама, полученное богатство нужно сохранить и, желательно, приумножить, молодую супругу обязательно необходимо баловать и оберегать и зачем бы ему это, когда, лежа на печи, он просто спал и никаких забот, ничего приумножать и сохранять не надо, а так же баловать и оберегать. А ведь ещё есть родственники побежденных врагов, жаждущие отмщения, по мне, так лучше на печи лежать прозябать в бедности, но спокойно.
   - Упадническая позиция. А как же мечты и стремление к светлому будущему?
   - А почему на печи не может быть светлого будущего?
   - Может, наверное, но я бы не хотела всю жизнь пролежать на печи.
   - Лучше на кровати залечивать синяки? - смеется он.
   - Удар ниже пояса, но ты прав, если смотреть с этой точки зрения то, лучше на печи лежать. А при нашей жизни напасть и покалечить могут в любом месте и не только в пьяном угаре.
   - Согласен с этим утверждением, ещё добавлю и с печи можно упасть и получить травму, - смеется Матвей.
   - В точку. Чем займемся сосед или тебе спать нужно?
   - Сыграем в карты?
   - Серьезно? Ты в себе так уверен?
   - Не на сто процентов, но на девяносто восемь точно.
   - Хорошо, - достаю из ящика туалетного столика колоду карт, почти новая, - в преферанс?
   - Не смел даже надеяться, - улыбается Матвей, - на что играем?
   - На деньги, на что же ещё, мы уже не в том возрасте, чтобы играть на желания или того хуже на поцелуи.
   - Ты меня пугаешь, может, я чего-то о тебе не понимаю?
   - Играем на мелочь, на крупные ставки я ещё не заработала, а с такой физиономией мне ещё долго в комнате сидеть.
   - Тогда я за мелочью, а ты готовь гладкую поверхность, блокнот и ручку.
   - У меня все под рукой, - достаю из того же ящика специальный блокнот для записей при карточной игре с ручкой на цепочке, соединенной с обложкой блокнота.
   - Испуг только усилился, - говорит Матвей, направляясь к двери, - но я парень рисковый, через минуту буду.
  Рассвет.
   У Матвея оставался последний рубль, когда в мою дверь заколотила Поллинария Захаровна, крича, что мальчику пора собираться на работу.
   - Ты страшная девушка, обдерешь до нитки и глазом не моргнешь, - вставая и собирая карты, говорит Матвей. Как он работать будет, всю ночь же не спал, все пытался выиграть у меня.
   - Откуда такие навыки? Мой риск обошелся в кругленькую сумму.
   - И это мы на мелочь играли.
   - Признайся, кто научил играть в карты?
   - Бабушка научила, а потом ты сел играть со студентом факультета прикладной математики и физики.
   - Так ты просто считала карты? Вот я осел!
   - Это ты сказал! Иди, горе-картежник, а то твоя бабушка мне дверь вынесет.
   - Я готов отыграться в любое удобное время!
   - У меня пока время есть, а вот тебе иногда спать нужно, так что отложим пока матч-реванш.
   - До встречи, соседка, - Матвей выходит из комнаты, я закрываю за ним дверь, спать, может, завтра буду выглядеть чуть лучше и смогу показаться на общей кухне.
  ***
   Начальству звонить не пришлось, хозяин бара прислал личного шофера, который проверил мое рабочее состояние, пришел к выводу, что подпускать меня к посетителям бара ещё рано, хотя надежда на то, что через пару дней я смогу замаскировать остаточные явления тональным кремом имеется. Мне вручили деньги за отработанные смены, небольшую премию на лекарства и косметику и предложили ещё пару дней отдыхать. Ну, раз начальство настаивает, буду отдыхать, займусь глобальной генеральной уборкой, переберу свою одежду, часть уже надо бы в утиль сдать и планировать покупки новых вещей, сколько потяну, сильно шопинговать не планирую. В зеркале выгляжу уже не так страшно, спасибо соседке Алисе, она купила в аптеке какую-то целебную болтушку. Просто чудотворное средство за ночь снялась опухоль с лица и синяки начали бледнеть, сейчас цвет моих синяков зеленовато желтый, понятно, что я все ещё выгляжу неприлично, радует, что от ярко фиолетовых теней уже избавилась. Сосед в карты отыгрываться не напрашивался, работает, я же на кухню выхожу только поздно ночью, варю себе еду, накладываю её в термос и до следующей ночи питаюсь в комнате, продукты купила Алиса, даже Петр Степанович прикупил для меня молока и творога, участливый мужчина, сопереживал, жалел меня больную.
   Вот и сейчас приоткрываю дверь и прислушиваюсь, вроде на кухне тихо, хотя сейчас не ночь, поздний вечер, но я планирую лечь пораньше, устала, пока перебирала свой гардероб, не думала, что это такая тяжелая работа. Быстро беру термос и продукты для супа, выхожу из комнаты, дохожу до двери кухни и застываю, прижимаясь к стене коридора. На кухне происходить словесная баталия. Наш тихий и практически незаметный сосед Эммануил Натанович, который две недели отдыхал в санатории приехал вместе с дамой и, похоже, у них все серьезно. Поллинария Захаровна скандалит по поводу каких-то неудобств, которые принесла ей новая жиличка, что-то о старческом слабоумии и разврате на пенсии, а дама отвечает ей, не грубо, но по существу и твердо. Молодец сосед, достойную соперницу для Поллинарии Захаровны нашел, стою и слушаю, как складно ругаются соседки. А квартира-то наполняется, сначала Матвей, теперь невеста Эммануила Натановича, может, и Алиса найдет себе постоянного кавалера, Петр Степанович мужчина ещё хоть куда вполне может обзавестись невестой, а может и я встречу свою любовь и нас станет в два раза больше, интересная математика получается.
   - Ты чего прячешься? - Я аж подскакиваю от неожиданности.
   - Матвей, ты почему крадешься как хищник, я девушка слабая могу и нервный удар получить.
   Матвей заглядывает на кухню и тут же прячется.
   - Понятно, опять неудобно?
   - И это тоже, нехорошо прерывать женщин, когда они выясняют кто хозяйка на кухне.
   - Не выяснят, только нервные болячки заработают, этот спор неразрешим. Нужно уводить бабушку, а то опять давление повыситься.
   - Зачем же она ругается, если после болеет? - Матвей пожимает плечами, - или если не ругается, то ещё больше болеет?
   - Не знаю, я не доктор, - Матвей делает глубокий вдох и заходит на кухню, я же быстро иду в свою комнату, приготовлю ужин чуть позже.
  Полчаса спустя. Тася.
   На кухне Эммануил Натанович с невестой пьют чай и мило беседуют, Поллинарии Захаровны вблизи не наблюдается, хорошо может, удастся спокойно приготовить ужин.
   - Тасенька! - восклицает Эммануил Натанович, - кто это с тобой сотворил.
   - Издержки профессии, пьяный посетитель очень рьяно махал руками, и я ещё малой кровью отделалась, а вот нашего бармена с сотрясением мозга в больницу увезли, до сих пор лечится в стационаре.
   - Эмма познакомься, это Тася, наша соседка, студентка, учится и работает официанткой в баре.
   - Одобряю, - кивает головой женщина, - на шее родителей не сидит, сама себя содержит, вот только профессия у тебя опасная, как оказалось.
   - Сейчас везде опасно и в тихом офисе могут травмировать, правда случается такое гораздо реже. - Отвечаю я.
   - Может тебе другую работу найти? - спрашивает Эммануил Натанович.
   - Можно, наверно и найти, но не всякий начальник будет давать мне отгулы на сессию, да и в опасных местах денег больше платят, за риск прибавляют.
   - Всегда деньги, - вздыхает сосед, - человечество считает, что они дают свободу и независимость - иллюзия!
   - Человечество любит поддаваться иллюзиям, так жить гораздо легче, - говорю я.
   - Умная девушка, - говорит женщина, - молодежь умнее нас, стариков, так и должно быть каждое последующее поколение должно быть умнее, успешнее и здоровее предыдущего.
   - Не всегда получается, - отвечает Эммануил Натанович, - пойдем, Эмма, сейчас наш сериал начнется. Тасенька, выздоравливай девочка.
   - Спасибо.
  Глава 7
  Тася.
   На кухне блаженная тишина, я спокойно варю суп, может, ещё и второе себе приготовлю, когда ещё такое спокойствие настанет, все соседи сидят по комнатам, красота.
   - Наслаждаешься тишиной? - Матвей заходит на кухню и ставит чайник на плиту, - я тоже решил побыть в тишине, чувствую, бабуля замучает меня жалобами на новую соседку.
   - Переезжай жить в другую комнату, у вас же их две.
   - Пока меня не было, бабушка её в склад для ненужных вещей превратила, все никак не соберусь с силами разобрать и выкинуть.
   - Зачем разбирать просто выкинь.
   - Хорошая идея, только сначала нужно машину подогнать и грузчиков нанять, мне одному не справиться.
   - Помощь предлагать не буду, я женщина, а слабому полу тяжести поднимать нельзя.
   - Видел я, какие подносы ты носишь, аккурат со шкаф весом, - смеется он.
   - Неправда, я себя берегу сильно подносы не нагружаю, все в пределах нормы.
   - Тася, пусти к себе переночевать, бабуля до утра не успокоиться, сильно её подруга соседа расстроила, она даже на Алису так не жаловалась, а та её посылает не стесняясь.
   - Невеста, подруга может быть у тебя, а у наших старичков только невесты. Они мужчины солидные и на подруг размениваться не будут, если уж решили быть с женщиной, то оформят отношения, поведут себя как порядочные мужчины.
   - Предчувствую, какие у меня настанут времена, когда сосед оформит отношения и пропишет свою супругу в комнате.
   - Ну, должен же ты испытать на своей шкуре все прелести совместного проживания с Поллинарией Захаровной не нам же одним страдать от её бессонницы и вздорного характера. Тебе вообще по праву рождения положено, а мы люди чужие и не обязаны выслушивать лекции о морали и нравственности.
   - Значит, не пустишь? Бросишь ближнего на моральную пытку?
   - Ужас какой, придумал же "моральная пытка", приходи у меня диван свободный, можно разложить и ты поместишься, только услуга за услугу, сделай так, чтобы Поллинария Захаровна меня живьем не съела за твой спокойный сон.
   - Думаю, что смогу это устроить.
   Наливаю в термос суп, мою посуду и иду в комнату, пойду тоже телевизор посмотрю, а то он уже паутиной обрастать стал, я его месяца три не включала, некогда было, училась, работала, спала и ещё много чем занималась и совсем не скучала без телевизора.
  ***
   Стук в дверь раздался через час, Матвей пришел с одеждой для работы, предусмотрительный какой.
   - Я могу и белье постельное принести.
   - У меня большие запасы ещё от бабушки остались, но стирать будешь сам, видел же, машинки нет, руками стираю.
   - А что не купишь?
   - Я с миллионером не сплю, если ты заметил, не могу накопить, то на одно, то на другое потрачу, раз в месяц в прачечную схожу и вроде все нормально, коплю дальше и так уже два года.
   - У бабули есть старая стиральная машинка в другой комнате стоит, могу посмотреть, может, удастся отремонтировать, все равно же выкидывать.
   - Матвей спасибо конечно, но только не от Поллинарии Захаровны, она меня до смерти попрекать будет, уж лучше в тазике стирать.
   - Понимаю и даже не обижаюсь, бабуля сложный человек.
   - Диван я тебе разложила, подушку и одеяло достала, застелешь спальное место сам, а я почитаю немного и спать.
   - Сказки читать будешь?
   - Мне Алиса современный детектив подогнала, написано несколько коряво, но на безрыбье и рак рыба.
   - А я спать, утром буду как мышка, не услышишь.
   - Можешь не напрягаться, я сплю крепко, да и коммунальная квартира приучила на посторонние звуки не реагировать, если не научишься, то жизнь будет немила.
  ***
   Когда Матвей ушел, я не слышала, но постельное белье было аккуратно сложено, диван собран, чай свежий заварен, сервис на высшем уровне. Может пустить Матвея временно пожить на диване? А он мне за это будет чай по утрам заваривать, суп варить и ещё что-нибудь придумаю ....(шучу, конечно), у него своя комната имеется, я же за эти годы после смерти бабушки так привыкла жить одна, что даже аккуратно сложенное дополнительное постельное белье начинает напрягать. Через день я выхожу на работу, чудодейственная болтушка привела мое лицо в относительную норму, оставшиеся изъяны можно замаскировать косметикой, я уже позвонила начальству, и меня включили в график, так моему гостю придется переехать к родственнице или быстро освободить вторую комнату, не маленький, разберется с проблемами.
  Поздний вечер этого же дня. Тася.
   В нашей квартире молчаливое противостояние, когда на кухне появляются Эммануил Натанович с невестой, Поллинария Захаровна демонстративно прекращает все свои дела и уходит в комнату, при этом она даже дышит с отвращением и кидает злобные взгляды. К чести Эммы нужно отметить она не реагирует ни на злобные взгляды, ни на дыхание, ни на демонстративное игнорирование, очень выдержанная женщина, достойный противник нашей коммунальной гранд дамы. Все остальные соседи внимательно наблюдают за противостоянием, ещё немного, и начнем делать ставки. Но есть и положительные моменты. Сейчас на кухне пусто, и я опять спокойно готовлю кушать. Престарелые молодожены ушли смотреть сериал, Поллинария Захаровна от расстройства вообще из комнаты не показывается, даже ужин не приготовила, внука голодным оставит из-за непонятной обиды. Алиса опять в поисках идеального мужчины, и до утра её можно не ждать, Петр Степанович уехал к сыну на дачу, у него битва за урожай, а Матвей ещё с работы не вернулся и поэтому кухня в моем единоличном распоряжении, вот повезло.
   - Вкусно пахнет, - и опять я от неожиданности подпрыгиваю на месте.
   - Матвей, ты меня до инсульта доведешь, просто хищник извращенец.
   - Почему извращенец? - обижается он.
   - Во-первых, ты постоянно ставишь меня в неловкое положение, мне почему-то бывает стыдно, хотя умом я понимаю, что стыдно должно быть тебе и постоянно подкрадываешься, как хищник к жертве и я пугаюсь. И как после этого не назвать тебя извращенцем?
   - В некоторых местах твоя логика хромает, но если рассматривать в целом, то можно признать твою правоту. Есть хочу!
   - Поллинария Захаровна сегодня весь день в расстроенных чувствах и ужина нет, но я могу предложить овощное рагу с курицей как-то случайно много получилось.
   - А я не откажусь, корми меня, добрая соседка.
   - Накорми, от родственницы спаси, спальное место предоставь, Матвей тебе не кажется, что у нас не совсем соседские отношения, а нечто среднее между родственными и супружескими?
   - Ровно посередине или к одной из сторон ближе? - тихо спрашивает Матвей.
   - Кушай, соседушка, и не забивай себе голову вопросами на которые в данный момент нет ответов, - ставлю перед ним тарелку, подаю ложку и хлеб, сейчас чай заварю и полный комплект ужина.
  ***
   Домываю посуду, Матвей наслаждается чаем с конфетами, стратегический запас Поллинарии Захаровны, но для внука ей ничего не жалко.
   - Тася, а пойдем гулять? - Ошарашивает предложением сосед.
   - Куда гулять?
   - Просто гулять, на улице прекрасная погода, а в темноте твои синяки никто не увидит, пройдемся по району, ты же на работу скоро выходишь, и не до прогулок будет.
   - Завтра в ночь выхожу, начальство уже в график поставило, сегодня последняя безработная ночь и до учебы буду работать без выходных.
   - Так пошли гулять?
   - А пошли, давно ночами по району не ходила, - встречаемся через десять минут у двери, надеюсь, ты успеешь одеться?
   - Обижаешь соседка, я после твоего рагу, полон сил, бодр и свеж...
  Три часа спустя. Тася.
   Очень тихо заходим в квартиру, я снимаю кроссовки, беру их в руки и на носочках направляюсь к комнате, Матвей тихо смеется, идя за мной. Мы прекрасно погуляли, разговаривали много и обо всем и медленно бродили по дворам, скверикам и даже по дорожкам парка прошлись. Погода прекрасная, на улице тихо и даже частично горящие уличные фонари, разбитые тротуары и лужи не смогли испортить такую замечательную прогулку.
   - Тася, можно я опять на твоем диване посплю, бабуля наверное уже спит не хочу будить, - шепчет Матвей.
   - Ночуй, я белье не убирала, но с разбором завалов в своей комнате не затягивай, сколько можно мой единственный диван занимать.
   - Через два дня будет выходной, я обязательно перееду в свою комнату, зуб даю.
   - Не переедешь, выбью зуб.
   - Заметано....
  Ранее утро следующего дня. Тася.
   Меня разбудил щелчок дверного замка и я уверена, что из комнаты не вышли, а именно зашли. Это совсем не Матвей, который сопит на диване в ранний час ко мне пришел гость. Надеваю халат и выхожу из своего спального угла, у дивана стоит Виталий Андреевич, мой отчим и смотрит на Матвея, который в свою очередь смотрит на него.
   - Судя по расположению твоего спального места, Матвей, - говорит отчим, а они оказывается знакомы, интересно, - на ум приходят только два варианта, - продолжает мужчина, - либо ты сильно накосячил, и моя падчерица выгнала тебя из своей кровати на диван, либо ты действительно только ночуешь в этой комнате без всякой интимной подоплеки.
   - Второй вариант Виталий Андреевич, - отвечает Матвей, присаживаясь на диване, я напросился на ночлег, не хотел беспокоить бабушку.
   - Вы знакомы? - вмешиваюсь я.
   - Знакомы Тася, - отвечает отчим, я с отцом Матвея в колонии сидел, потом мы некоторое время на воле общались пока он на север не уехал.
   - А мама знает об этих годах вашей жизни, Виталий Андреевич?
   - Знает, я от своей женщины ничего не скрываю, это тебе не стали говорить, тебе, Тася, пятнадцать лет было, возраст неоднозначный.
   - Дурной возраст, вспоминаю себя, и стыдно становится, может и хорошо, что не сказали. Уж не знаю, как бы я отреагировала, хотя вы мне сразу понравились. Но почему потом не сказали?
   - К слову не пришлось, - пожимает плечами мужчина.
   - Понимаю, я вот не припомню, чтобы у нас были разговоры о местах не столь отдаленных, но зря не сказали, на мое отношение к вам это бы не повлияло, я же вижу, как мама счастлива, зачем мне корить вас за прошлое. Раз прошлое, значит уже прошло - забыть его, как страшный сон и жить дальше, главное не повторять ранее совершенных ошибок.
   - А теперь вопрос утра, - говорит Матвей, - кто стуканул, что я здесь?
   - Бабушка твоя, в пять утра позвонила и потребовала принять к падчерице меры, хорошо, что я трубку взял, а не Тасина мама, ей нервничать не рекомендуется. А так мы по мужски поговорим и вместе придумаем, как успокоить твою чересчур заботливую родственницу.
   - Бабуля переходит границы, - Матвей встает и начинает собирать белье, - тогда, может, чаю попьем.
   - А почему бы не попить, - улыбается отчим и поворачивается ко мне, - Тася, ты иди поспи, на работу же ночью.
   - Мужской разговор, - киваю головой, - пойду досыпать и надеюсь, что вы придете к консенсусу.
   - Придем обязательно, когда-нибудь договоримся, - смеется Виталий Андреевич.
  ЭПИЛОГ
  Поздняя ночь. Таисия.
   После рабочей смены еле передвигаю ноги, расслабилась из-за вынужденных выходных, утратила былую физическую форму, руки и ноги гудят, а завтра опять на работу. Захожу в квартиру, а тут произошли большие изменения. В коридоре стоят какие-то узлы, сломанная мебель и коробки, Матвей же разобрал стиральную машинку и сейчас внимательно рассматривает детали.
   - Ты решил переехать раньше выходных?
   - Раньше не получится, в комнате нужно сделать ремонт и ещё я хотел починить стиральную машину и подарить её тебе.
   - Мы же договорились, мне ничего от твоей бабушки не нужно.
   - Я с ней поговорил, мы прояснили позиции, и сейчас она даже приплатит тебе лишь бы взяла стиральную машину.
   - Хотелось бы знать те аргументы, что ты приводил, чтобы получить такой фантастический результат, но я так устала, что засыпаю на ходу.
   - Ты знаешь, что между твоей комнатой и моей перегородка из гипсокартона, тонкая и прекрасно ломающаяся?
   - Узнала, когда ремонт делали, а с какой целью ты выдал эту информацию?
   - Сделаю дверь и буду ходить к тебе играть в карты.
   - Матвей, я же не наивный подросток и понимаю, что все твои телодвижения в мою сторону неспроста, предположения у меня есть и уверена они близки к истине, но почему бы тебе не озвучить свои намеренья. Это был бы мужской поступок.
   - Так ты ждала, когда я созрею и расскажу свои планы?
   - Я могу и ещё подождать, твое сопение на диване меня не сильно напрягает, гулять с тобой понравилось, супы вкусно готовишь, вот машинку стиральную подаришь, одни плюсы от ожидания.
   - И я не хотел бы торопиться, но раз ты ставишь вопрос ребром, то я отвечу...
   - Может не стоит, поживем ещё в неопределенности.
   - Теперь уже неопределенности не будет, я созрел, - Матвей встал и подошел ко мне, - хочу жениться на тебе, это конечная цель, а промежуточная цель - добиться от тебя взаимности.
   - Не скажу, что ты неправильную тактику выбрал, очень даже правильную, но у нас все только в зачаточном состоянии.
   - У тебя, если быть точным, у меня все серьезно и до конца жизни.
   - Не обещай любви до гроба, в жизни всякое может случиться, да и чувства обычно недолговечны, хотя бывают и исключения.
   - Я именно такое исключение.
   - Так я спать и тебе бы "исключение" нужно срочно подумать о сне.
   - Можно я буду думать о сне на твоем диване?
   - Можно, не отправлять же тебя спать в пыльную, неотремонтированную комнату.
   - Люблю тебя, Тася, - шепчет Матвей, - иди, отдыхай, я немного поработаю.
   - Прямо как семейная пара, - смеюсь я.
  P.S.
   Они поженились только через три года, до этого долго дружили, потом притирались друг к другу и только когда уверились в своих чувствах пошли в ЗАГС. На данный момент у них двое мальчишек подростков, семья живет в отдельной достаточно просторной квартире в тихом спальном районе. Поллинария Захаровна умерла три года назад, остальные пожилые соседи коммунальной квартиры покинули этот мир раньше. Алиса вышла замуж за командировочного и уехала в небольшой городок у самой восточной границы нашей страны, у них дочь и сын. Родители героев живы, здоровы и, надеюсь, счастливы. Спасибо, что дочитали до конца.
  КОНЕЦ
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"