Беляцкая Инна Викторовна: другие произведения.

Проза жизни. Колхоз - дело добровольное. (написано в 2019 году)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.58*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мини рассказ о нашей жизни.

  Проза жизни. Колхоз - дело добровольное.
  Аннотация: история произошла в те годы, когда нашему колхозному крестьянству вдруг разрешили быть фермерами. Мол, работайте, люди, на земле, если, конечно, знаете, что делать. Выращивайте скот, урожай, продавайте, и будьте богатыми. Забудьте про колхозы и трудодни трудитесь себе во благо. Только на самом деле все оборачивалось совсем по-другому.
  Рассказ женщины с непривычной для нас внешностью, сумевшей найти своего идеального мужчину почти не прилагая усилий. Как говорится: "принц проезжал мимо, увидел, влюбился и сыграли свадьбу".
  Снежана - 24 года
   Будильник зазвенит только через пять минут. Уже много лет встаю раньше звонка, но каждый вечер завожу будильник на случай, вдруг просплю. Нажимаю на кнопку будильника, чтобы не трезвонил и поднимаюсь с постели. Время пять часов тридцать минут, но никто не говорил, что будет легко, и что будет возможность спать до обеда, не помню я таких времен. Наша корова Зорька, умнейшее животное, не будет ждать, когда я высплюсь. Опоздаю с дойкой - устроит концерт на всю деревню и будет права, раз завели животину, нужно о ней заботиться. Отец любил повторять, что колхоз - дело добровольное, сам взвалил заботы, сам и будешь их нести до конца жизни, можно, конечно, бросить, махнуть рукой и лежать на диване, только, видимо нас так воспитали, не бросаем, рукой не машем и о диване только мечтаем, добровольно надели хомут и везем телегу.
   В кроватке зашевелилась Маняша, она тоже ранняя пташка, но ей только через полчаса вставать, принесу парного молока, и поднимется к завтраку. Поправляю её одеяло и целую в щечку, моя девочка - самое ценное в этой жизни, Маняша золотой ребенок и я благодарна её биологическому отцу за то, что преподнес бесценный подарок. Выхожу из спальни и тихо прикрываю дверь, на отдельной вешалке висит халат и фартук для дойки, так положено, наша умная корова привыкла к этой одежде, она, конечно, и в другой меня примет, но зачем нервировать животное перед дойкой.
   Ставлю перед Зорькой ведро с вареными очистками, она засовывает внутрь морду и начинает жевать, вот и чудненько, не будет отвлекать меня от дела. Зорька корова щедрая, молока дает много и жирного, любит, когда ей вымя массажируют, любит мыться, что я и делаю ей каждый вечер, наша животина самая чистая, опрятная и умная. Есть у неё один недостаток, ревнивая она и не всех к себе подпускает. А нас в нашем маленьком колхозе шесть человек, пять работников и Маняша, в будущем тоже работник, пока же она растет, наблюдает, учится и радует всех нас.
   Мои родители поженились в годы глубокого застоя, мама, окончив университет, была направлена бухгалтером на работу в колхоз. Жительница большого культурного города, не имеющая блата, чтобы остаться там, приезжает в процветающий (в те времена) колхоз по распределению после престижного университета. Отец был главным механиком колхоза, потомственным колхозником из уважаемой, работящей семьи, ухаживал за мамой долго, но своего добился, свадьба состоялась. Через год родился мой старший брат Илья, парень удался копией отца, а через три года родилась я чудо-чудное и непонятное для колхозников. Дело в том, что я альбинос. Не классический, не с красными, как у альбиносов глазами. Глаза у меня серые, и на этом отличия от классических альбиносов заканчивается. Я белая: волосы, брови, ресницы, все волосы на теле, кожа тонкая, очень белая и моментально сгорает на солнце, вызывая болезненные ощущения и повышенную температуру тела. В мамином роду альбиносы были, так бабушка говорила. Но в роду отца таких не было, а колхозники о подобных людях никогда не слышали. Когда мне исполнилось четыре года, мама вернулась в свой родной город, не прижилась в колхозе. Её и так не особо жаловали, городская фифа, образованная, культурная, не любила носить сапоги и фуфайки, в клубе, куда привозили кино, бывала редко, дома книги читала, так ещё и ребенка белого родила, что очень подозрительно. Но родители расстались культурно без скандалов, Илья остался с отцом, он сам так захотел, приезжал к нам на зимние каникулы каждый год, я приезжала к отцу летом на пару месяцев, брат меня защищал от сплетниц и просто злых колхозников, мы переписывались и созванивались. Через несколько лет отец привел в дом вдову Варвару с двумя детьми Антоном и Андреем, они погодки и чуть младше Ильи. Варвара была женщиной доброй, меня принимала с удовольствием, учила всему, что умела, рассказывала, как ухаживать за животными и огородом, мы ладили. К Илье мачеха относилась хорошо, своих детей не выделяла и воспитывала всех в строгости и уважении к старшим, жили они прекрасно, и через несколько лет Варвара родила отцу сына Дениса.
   Варвара умерла, когда Денису исполнилось тринадцать лет, запустила хроническую болезнь и, когда её отправили в областную больницу, лечиться было уже поздно. Отец остался вдовцом с четырьмя детьми, парни уже взрослые приняли на себя часть отцовских забот, вели хозяйство, огород, учились, подрабатывали в колхозе. Я приезжала каждое лето и оставалась на все каникулы, помогала отцу, братьям, в основном готовила и училась ухаживать за домашними животными.
   Ну а дальше уже моя история. Школу окончила на "отлично", на свидания и танцульки не ходила, не знаю почему, в те годы меня это мало интересовало. Подружек было много, кино, карусели в выходные дни, спортивные секции в свободное время, репетиторы перед выпуском из школы. Но по стопам мамы не пошла, как и по стопам тети-адвоката, маминой младшей сестры. Не нравились профессии, я поступила в университет пищевой промышленности на специальность "технология приготовления блюд", что-то вроде повара с высшим образованием, но с более углубленными знаниями. А когда жизнь в нашей стране изменилась, поняла, что мое образование ещё долго не будет востребовано, однако отступать уже поздно, столько сил потрачено на учебу.
  С биологическим отцом Маняши я познакомилась в девятнадцать лет в колхозе, куда нас студентов вывезли на сбор картошки, он студент престижного технического ВУЗа из профессорской семьи и в колхоз поехал по приколу, мол, хотел быть ближе к народу, выпендрежник. Влюбилась быстро, так же быстро разочаровалась и ещё до нашего отъезда из колхоза мы расстались, но пары интимных встреч хватило, чтобы зачать Маняшу, и я этому безумно рада. Когда узнала о беременности, ощутила счастье, мама поддержала, об аборте даже не думали - только рожать и воспитывать, тетя, опытный адвокат, предложила подать на алименты и выиграли бы обязательно, но мы с мамой отказались, не хотели, чтобы этот мужчина принимал хоть какое-то участие в жизни ребенка. В двадцать лет я стала матерью-одиночкой, учебу не бросала, академический отпуск не брала, ходила на занятия с коляской. Ставила коляску у своей парты в конце аудитории и писала лекции. Маняша - золотой ребенок никогда не плакала и даже не капризничала, когда чуть подросла, сидела в коляске и тихо играла с игрушками, слушала преподавателей, а в нашей студенческой столовой поварихи всегда варили ей детские супы и каши с фруктами. Декан нашего факультета - заслуженный работник пищевой промышленности, после получения мной диплома сказал, что за годы работы в университете его так внимательно никогда не слушали. В группе только девушки, будущие матери, и они старались вести себя тихо, чтобы не разбудить ребенка и в аудиториях стояла тишина. Сдавала экзамен и защищала диплом тоже с Маняшей она сидела в коляске и рассматривала детские книжки, экзаменаторы умилялись ей и, похоже, меня не слушали, однако "отлично" поставили. Маняша блондинка, но не альбинос, как я, у неё светлые пушистые кудряшки и большие голубые глаза, пухлые щечки, губки бантиком и мелкие веснушки на вздернутом носике, маленький голубоглазый одуванчик.
  Когда я получила диплом, Маняше исполнилось три года, и я могла бы выйти на работу, устроив её в детский сад, но случилось страшное. Мама погибла. Наш сосед снизу допился до белой горячки и, схватив нож, кинулся сначала на свою супругу с дочерью, поранил женщину, когда она закрыла собой дочь. Она успела оттолкнуть его и заперлась вместе с ребенком в ванной комнате, этот пьяница, злой и в неадекватном состоянии выскочил из квартиры, мама спускалась в магазин, он пробил ей ножом брюшную артерию, мама умерла мгновенно. Я укладывала спать дочь услышала её вскрик, выскочила из квартиры, но было уже поздно, она мгновенно истекла кровью, впервые в жизни я была агрессивна и опасна, сосед пролетел два лестничных пролета, жив остался и даже не получил особо тяжелых травм. На суде признали, что я не превысила пределов самообороны, нападавший был с ножом, я же использовала только ногу, когда ударила его и оттолкнула от умершей мамы. И да меня судили за то, что я ударила убийцу своей матери, сам суд помню плохо, все случилось после похорон и меня интересовала только Маняша, на остальное я не реагировала, тетя нашла мне опытного адвоката по уголовным делам и в основном на суде выступал он, хотя с самого начала было ясно, что действовала я в целях самозащиты и в состоянии аффекта. Решение суд вынес на втором заседании, меня оправдали, соседа отправили в КПЗ дожидаться приговора за убийство. Забегая вперед скажу, что убийца и года не просидел в тюрьме, умер от туберкулеза, как утверждает тетя умирал болезненно и мучительно. Отец умер через месяц после мамы, врачи поставили диагноз - инсульт. После похорон и судов Илья и Денис перевезли меня и Маняшу в деревню, в большом городе работы не было, профессия невостребованная, тетя оформила договор и сдала нашу с мамой квартиру, все какой-то доход для нас с Маняшей, ну а парням нужна хозяйка в доме, они решили стать фермерами. Прожив всю жизнь в деревне, и, тяжело работая на земле, парни ничего более делать не умели, да и не хотели, им все нравилось. Вот так я добровольно в здравом уме и трезвой памяти надела на себя колхозный хомут.
   Глажу Зорьку по лбу, она молодец десять литров прекрасного молока, сейчас открою загон, она выйдет во двор и будет ждать Илью, который всегда выводит её пастись на полянку за домом, мы не отправляем корову в стадо, наше животное умное и далеко от нашего забора не отходит, а чтобы её не потревожили есть старый пес Кубик, умнейшая собака, он за Зорькой присматривает и чужих от неё отгоняет, а мне нужно готовить братьям и Маняше завтрак, кормить курей, собаку и ставить тесто на хлеб и булочки.
   Скажу без преувеличения: накормить четырех взрослых мужчин, тяжело физически работающих - дело нелегкое. А хлеб в деревенском магазине кислый и вызывает изжогу. Поэтому я сама пеку хлеб, булочки, пирожки, лепешки и многое другое к чаю. Из молока делаю творог и сыр, которые всегда съедаются. Ещё на мне куры, утки и два поросенка. Грядок в огороде немного: морковь, свекла и капуста, остальное обрабатывают парни, но отдыхать некогда, завтрак, обед ужин в больших казанках и кастрюлях, всегда мясное и много овощей, а иначе парни останутся голодными и это скажется на производительности труда. Братья выращивают бычков на мясо и, обычно, с десяток свиней, сажают кормовые культуры, сенокос у них горячая пора, а зимой перебирают старые трактора, которые отец выкупил из развалившегося колхоза, работы всегда много. Летом видимся только в часы приема пищи, зимой можем вечером пару часов телевизор посмотреть, но в основном нам общаться некогда. Однако на Маняшу я всегда нахожу время, обязательно читаю книжки, рассказываю ей сказки, она много рисует, лепит и много гуляет, пока я занимаюсь домашней работой. Что касается всей остальной работы по дому, то отец и братья постарались облегчить мне жизнь. У нас два больших титана нагревающих воду, которой хватает даже на большую стирку и купание всей семьи, большая русская печь в которой я пеку и варю пищу, в бане имеется душ и на кухне подведена горячая вода. Сама вода автоматически подается в емкости и мне не требуется ходить за ней к колодцу, что очень облегчает жизнь. То же касается переноса тяжестей, имеются три тележки разного размера и грузоподъёмности, любой груз можно без проблем доставить в любую часть огорода. А ещё я и Маняша живем в отдельном доме, вернее, это считается летней кухней, только она совсем не летняя, а полноценный дом, бывший дом родителей отца, он перевез его, когда те умерли, утеплил, немного перестроил, и мы с дочерью занимаем его полностью. Так удобно, огромная комната-кухня, где стоит русская печь, несколько кухонных столов, газовая плита, (в основном используется летом), большой обеденный стол, холодильники, кладовая для овощей и две комнаты для нас. Правда, пока мы с Маняшей пользуемся одной, а во второй расположена библиотека. Именно библиотека, когда в деревне ликвидировали школу, мол, учащихся мало, и она нерентабельна, встал вопрос о библиотеке. Кому нужны книги, когда деревня вымирает? Братья под надзором старого библиотекаря вывезли оттуда все, детские и подростковые книги, книги по школьной программе, классику и много интересного, оставили только труды Маркса, Ленина и подобное. Сейчас книги распределены по двум домам в нашем доме детские и подростковые, а братья забрали в свой дом школьные и классику, не знаю, есть ли у них время читать, но Маняша обязательно всё прочтет, я прослежу.
   Второй дом отец построил, когда был женат на Варваре, он большой теплый и светлый у каждого брата своя комната только кухней они не пользуются, я кормлю их у себя, но они целый день заняты, и потому в доме только ночуют, убирают его тоже сами, а вот белье приходиться стирать мне, однако я не жалуюсь мы все работаем на благо нашей семьи, каждый вносит свою лепту.
   Помнится, через пару месяцев после моего переезда в деревню в наш дом зачастили деревенские парни, у всех какие-то к братьям появились, то они просили их помочь, то совет дать, я особо не прислушивалась и почти с ними не разговаривала, а они все приходили и приходили и только через пару месяцев наша соседка Галина Афанасьевна мне объяснила почему вдруг им всем срочно понадобилась помощь моих братьев.
   - Снежана, - уперев руки в бока, заявила она, - ты чего нос воротишь от местных женихов, они так стараются причину придумать, чтобы в дом прийти, а ты на них и не смотришь?
   - Так они к братьям приходят, с чего бы мне с ними беседы вести?
   - Наивная, вся деревня знает, что ты девка хозяйственная, готовишь хорошо, скотину держишь в порядке, в огороде у тебя все растет, они женихаться ходят, а ты их даже не замечаешь. Я тут в магазине слышала, как старый хрыч Степаныч бабам говорил, что надоело ему и сыновьям кислым хлебом питаться, его старший сын тебя захомутает, и будешь ты им хлеб печь, мол, девка справная, а твою дочь они ради этого потерпят.
   - Что сделают?
   - Потерпят, - тихо повторяет она и тут я разозлилась.
   - Мою девочку потерпят? Да, что они о себе возомнили, женихи недоделанные, да кто они такие? Или думают, я рада их небритым рожам? Они женихаться приходят даже рабочие рубашки не переодевают, думают их и так полюбят. Вопрос: за что их любить, когда половина мужиков с подросткового возраста пьют горькую? Как суббота - так они пьяные у заборов валяются. Нечёсаные, небритые, вонючие, одежда нестиранная, глаза с похмелья красные. И на кой черт мне такие женихи нужны, мне что, проблем в жизни мало?
   - Значит, все-таки обращаешь на их вид внимание? - усмехается соседка.
   - Тут и обращать не нужно, перед глазами маячат, и слепой заметит. Я поговорю с братьями, они их за забор не пустят.
   Вечером за ужином я твердо заявила братьям: женихов за ворота не пускать, отвадить их от дома, чтобы не строили на мой счет планов, пусть кислый хлеб из магазина едят и напиваются по субботам, мне такое счастье даром не нать и с деньгами не нать. Возомнили о себе, мою девочку "терпеть" собираются. Не будет такого никогда! Моя Маняша достойна самого лучшего отношения. Братья вняли и перестали впускать "женихов". Некоторым пришлось объяснять не раз и даже кулаками, после этого я даже в магазин перестала выходить, парни взяли на себя все покупки, теперь они раз в две недели ездят в город и покупают сыпучие продукты мешками, муку сахар большими партиями, а овощей и мяса у нас в достатке. В деревню не выхожу, дохожу, максимум, до речки, которая течет в ста метрах от нашего дома, мы с Маняшей купаемся часто, братья навес соорудили, чтобы мы не сгорели на солнце, иногда есть немного времени полежать под навесом обсудить сказку или послушать птиц.
   Захожу в дом. Маняша уже умылась и сидит за столом, моя умница, наливаю ей парного молока, творог сыр, булочки вечером пекла, она сама решит, чем завтракать. А мне нужно соорудить братьям сытный завтрак, налить им в бутыли компот и сделать бутерброды, успеют они прийти к обеду или нет, не знаю, сейчас лето, пора заготовки сена. Братья уже скосили дальние луга, сейчас им нужно траву высушить, собрать и привезти сюда, на зиму будем в снопы складывать.
   Братья встали давно, Илья Зорьку увел пастись, она только меня и его к себе подпускает, Маняшу любит, все пытается лизнуть, дочь её по носу гладит и что-то шепчет, корова слушает. А мне нужно колбасу им поджарить, мы сами и колбасу, и тушенку делаем, окорока и сало коптим, мужчинам нужно хорошо питаться.
   Парни Маняшу обожают целуют её в пухлые щечки, на руках носят, на плечах катают, рассказывают как прошел их день, на речку с ней ходят, зимой книжки читают. Помнится, Илья объяснял Маняше устройство двигателя трактора, показывал мотор, подробно объяснял, как он работает, моя девочка внимательно слушала, обнимала его за шею, уж не знаю, поняла что-то или нет, но лекция была познавательной, остальные братья рты руками зажимали, чтобы не смеяться, не мешать брату, просвещать племянницу. Маняша хоть и спокойный ребенок, но девочка с характером. Бывает, не хочет разговаривать, будет головой кивать или отвечать односложно, а бывает, её не остановить, начнет с утра рассказывать и до самого сна не успокоится. Мы привыкли, не хочет ребенок общаться, её право. А хочет поговорить, выслушаем внимательно, на вопросы ответим, расскажем, подскажем, поможем. В общем, живя с высокими сильными мужчинами, Маняша взрослых не боится, она считает их друзьями, подходит без опаски, часто что-то рассказывает, вопросы задает, ребенок смелый, хотя тетя говорит, нужно объяснять, что не все взрослые дяди бывают добрыми, тут я с ней согласна. Тетя к нам приезжает два раза в год, привозит Маняше одежду, она семейная женщина, имеющая взрослых детей и готовящаяся скоро стать бабушкой успевает ещё и мне помогать, прекрасная женщина. В деревне магазин только продуктовый, а ездить в город по магазинам - пустая трата времени, вот тетя и взяла на себя заботу одевать племянницу и меня. Ещё мы каждые полгода ездим в больницу. Маняша проходит всех врачей, сдает анализы, как положено в её возрасте, я тоже обязательно посещаю некоторых врачей. Живем мы у тети, гуляем по городу, катаемся на качелях и кушаем мороженное, но когда возвращаемся в деревню, вздыхаем с облегчением, я привыкла к простому укладу жизни, а Маняша города немного боится, в деревне все проще хоть и развлечений нет. Так и развлекаться некогда, свободные часы бывают только поздней осенью и зимой, как только снег сходит, начинается подготовка к страде, а за животными уход круглогодичный, да и братьев кормить нужно сытно, скучать и развлекаться некогда.
   Парни, позавтракав, и поцеловав Маняшу в макушку, отправились по делам, а у меня сегодня запланирована стирка и огород, не считая того, что нужно испечь хлеб сварить на завтра компот, животным еду и так далее по плану. Дочь после завтрака всегда рисует в беседке, её, кстати, для неё и построили, низкий столик мягкие лавочки все для удобства, и чтобы на солнышке не перегрелась.
   - Маняша, сейчас замесим тесто, и я устрою тебя в беседке. Ты пока собери все для рисования, - ребенок кивает головой и убегает в нашу комнату.
  Полчаса будет выбирать раскраски и карандаши, она очень тщательно подходит к каждому делу, если рисовать, то будет долго выбирать книжки-раскраски, если лепить, то коробки с пластилином, если что-то читать, то книг с десяток переберет, а одежду выбирает вечером перед сном, аккуратно складывает на свой стул, чтобы утром быстро одеться.
   Пыталась водить её в детский сад в деревне, он ещё функционирует, школу ликвидировали, а сад остался. Маняша ходила в сад ровно неделю, без капризов вставала, завтракала, одевалась и шла. Вечером Илья приводил её домой, воспитатели дочь хвалили, говорили, что девочка спокойная, не замкнутая, с детьми общается со всеми, и за себя постоять может, (ну этому её братья научили). Уверена, пока меня поблизости не было. Мы все радовались, ребенку нужно общаться со сверстниками, да и развивающая программа в садике, воспитательницы опытные не одно поколение вырастили, их в деревне уважают. Только в конце недели Маняша за ужином при всех домочадцах твердо заявила, что в садик больше не пойдет, ей там не нравится, а нравится быть дома с нами. Братья умились, я пожала плечами, заставлять ребенка не буду, Маняша мне никогда не мешала, а наоборот её присутствие бодрит и стимулирует к большей активности, мы позвонили директору детского сада и отказались от места, больше о таких заведениях речи не заводили, а, когда Маняше придет время, идти в школу, будем думать. Ближайшая школа в нескольких километрах, братья твердо заверили, что отвозить и забирать ребенка будут, чего бы им это ни стоило, а если я не захочу отпускать её от себя, то есть запасной вариант: бывшая учительница. Она, хоть и пенсионерка, но женщина бодрая, энергичная и обучит Маняшу школьной программе.
  ***
   К обеду я успела сделать половину домашней работы, Маняша два раза перекусить, порисовать и помочь мне развесить белье. Запах свежеиспеченного хлеба разносится по всему двору, летом я открываю окна в доме, русская печка очень хорошо греет и будет жарко. Я уже собиралась звать дочь обедать, как у дома остановилась машина, это Борис Григорьевич, наш деревенский предприниматель богач, по колхозным меркам чуть ли не олигарх. Он выкупил здание птицефабрики, чуть отремонтировал его, установил автоматические линии и получает доход с продажи яиц и кур.
   Дело в том, что птицефабрика стоит прямо в центре деревни и запах она издает специфический. А ветер в нашей местности всегда дует от речки. Так вот, жители нашего и ещё нескольких домов, что стоят с подветренной стороны от птицефабрики неудобства от её присутствия не испытывают. А те дома, что построены за птицефабрикой, и на которые постоянно дует ветер, чьи воздушные потоки проходят как раз по территории, где находятся отстойники с отходами жизнедеятельности кур, испытывают много неудобств от запаха. В жаркие дни от отстойников поднимается желтый пар, который разноситься ветром, мухи роятся, в огромных количествах. Личинки, черви, различные насекомые, привлеченные этими отходами, а осенью змеи, что любят устраивать себе гнезда в теплых кучах гниющего куриного помета, хозяйство беспокойное, но только не для хозяина. У него дом построен с правильной стороны и ночует он там нечасто в городе роскошная квартира со всеми удобствами и зачем ему прозябать в деревне. А ещё у Бориса Григорьевича имеется дочь, особа образованная, городская с модным салонным маникюром, стильной прической и всегда при параде. Девице двадцать три года и она страстно влюблена в Илью, вот такой парадокс приключился. Илья - парень видный, сильный, высокий, статный, работящий и воспитан отцом в уважении к женщинам и старшим. Только у него нет высшего образования, что очень не нравится местному олигарху и совсем не смущает брата, который на дочь директора птицефабрики никогда не смотрел и смотреть не собирается, ему нравятся девушки без закидонов, простые, работящие, которые, как говорил поэт, и коня на скаку остановят и в горящую избу войдут. Ну и последний аргумент, брат не любит крашеных блондинок, даже со стильными прическами из дорогих городских салонов. Борис Григорьевич тоже не желает такого неотесанного зятя и постоянно сватает дочь за бизнесменов или их сыновей, всех кто по возрасту подходит. Девица, поддавшись отцу, пару раз сходит на свидание в кино ресторан или ещё куда, а потом приезжает в деревню и опять начинает вылавливать Илью. Благо, у неё плохо получается, брат постоянно занят и летом работает далеко от дома, ну и братья его прикрывают, однако эта охотница надежды на взаимность не теряет, чем очень расстраивает своего отцы.
   - Как вкусно пахнет Снежана, - улыбается Борис Григорьевич, - я к тебе по делу.
   - Рассказывайте.
   - Я расширяю свой бизнес, - киваю головой, рада за него и совсем не рада за колхозников, вони будет больше.
   - Сегодня вечером ко мне приезжают партнеры, всей семьей и как бы так сказать...
   - Так и говорите.
   - Они привыкли есть хороший хлеб, а в нашем магазине одна кислятина.
   - Какой хлеб? Белый, серый, ржаной или лаваш?
   - Лаваш, ты не могла бы продать лепешек десять?
   - Их так много?
   - Семья, трое взрослых мужчин, две женщины ребенок девяти лет, если с овощами и мясом проблем нет, то с хлебом большие проблемы.
   Через четыре часа приходите за лепешками, с вас мешок муки высшего сорта и деньги.
   - Так много?
   - Я так понимаю, что этот заказ не последний?
   - Нет, они пробудут несколько дней, им нужно определиться с покупкой дома, ещё нужно документы подписать. И да, я хотел бы просить тебя поставлять хлеб к нашему столу.
   И тут я вижу, как Маняша тихо подходит к Борису Григорьевичу, тот её не замечает, ребенку через минуту надоедает, что её игнорируют, и она дергает мужчину за штанину. Тот аж подпрыгивает.
   - Маняша, детка, ты напугала старика, - смеется он и начинает хлопать себя по карманам, - я тебе конфету принес, - протягивает ей детскую маленькую шоколадку, - специально захватил, и совсем забыл.
   У Маняши сегодня тихое настроение, она не говорит, но в знак благодарности кивает головой, с достоинством королевы берет шоколадку и направляется домой, махнув рукой.
   - Побегу, мука будет, - Борис Григорьевич уходит.
   Ну вот, нашла себе дополнительную работу, можно подумать мне своей мало, нужно кормить мою девочку и укладывать её спать, лаваш испечь не проблема, я давно освоила эту технологию.
  ***
   Зорька пришла с поля сытая, я долго мыла её, потом подоила, смазала укусы насекомых, даже применяя специальные средства от кровососущих насекомых, корову полностью от укусов не защитишь, жалко животину. Увлеченно делаю Зорьке массаж, она от удовольствия закатывает глаза, спасибо Варваре, научила меня, как правильно массажировать корове вымя, чтобы потом было легко доить. И тут Зорька дергается.
   - Стоять, я ещё не закончила, - говорю корове и поднимаю голову.
   На меня смотрит пожилой мужчина в прошлом жгучий брюнет сейчас седой, смуглый с карими глазами, улыбается и внимательно наблюдает за моими руками.
   - Снежана, - слышу голос Бориса Григорьевича, тот уже наученный к Зорьке близко не подходит, она чужаков может и рогом задеть и копытом лягнуть, не любит, когда ко мне близко подходят, это сейчас корова удовольствие получает потому в благодушном настроении.
   - Лаваш готов только ещё очень горячий, пройдите в дом, Антон вам отдаст.
   Борис Григорьевич уходит, а мужчина остается, все так же внимательно наблюдает за мной, я массаж уже закончила, сейчас тщательно вытру вымя от масла и отведу корову в сарай.
   - Ты сыр варишь? - тихо спрашивает мужчина.
   - В основном брынзу, молока мало остается, братья выпивают.
   - А кефир?
   - У меня есть бактерии, кефир делаю, Маняша его любит.
   И только он намеревается спросить, кто такая Маняша, как моя девочка выходит из дома с булочкой в руках, подходит к мужчине и протягивает ему.
   - Она для вас принесла.
   - Спасибо, - отвечает он, беря булочку и кусая её, это свежая выпечка вчерашнюю братья съели на завтрак.
   - Очень вкусно, спасибо, - говорит мужчина Маняше, - меня зовут дедушка Керим.
   - Маняша, - тихо отвечает дочь.
   - Имя интересное.
   - Её зовут Мария, но она любит, когда называют Маняша, - направляю корову в сарай, она с подозрением смотрит на мужчину, но идет.
   Закрываю дверь сарая, Борис Григорьевич уже вышел с подносом, куда Антон уложил лепешки, но со двора они почему-то не уходят.
   - Еще, что-то хотите купить? - Спрашиваю я мужчин.
   - Брынзу? - Спрашивает Керим.
   - Много не продам, братья любят её на завтрак, - ухожу в дом, достаю небольшой кругляш брынзы заворачиваю в пищевую бумагу и возвращаюсь.
   Прежде чем расплатиться, Керим чуть отламывает от кругляша и пробует, удовлетворенно кивает и достает деньги.
   - Откуда ты знаешь, как правильно делать брынзу?
   - Я окончила университет пищевой промышленности.
   - Ты технолог? - Восклицает он.
   - Технолог.
   - Значит, сыр сварить не проблема?
   - Сырье нужно качественное и много, помещение для созревания, при этих условиях проблем не будет.
   - Не знал, что в деревнях такие ценные кадры встречаются, - обращается Керим к Борису Григорьевичу.
   - А толку от этих кадров, у неё на шее четверо взрослых мужчин, которые работают в поле от заката до рассвета, их нужно накормить и обстирать, а кроме этого скотину содержать и огород блюсти.
   - Про Маняшу не забывайте, она на первом месте.
   - Я не забыл, за ребенком присмотр нужен.
  - Завтра за хлебом приходите после обеда.
   - Хорошо, - кивает головой Керим, мужчины уходят, а мне нужно на кухню, завтра братья уезжают рано, после обеда обещают дождь, а у них не все сено собрано.
  Утро следующего дня.
   Веду Зорьку на поле, братья уехали ещё до рассвета, Маняша завтракает, а мне нужно устроить корову пастись и заниматься хозяйством. Заворачиваем за угол забора, нам навстречу идет молодой мужчина, он собирается, что-то спросить, как моя ревнивая корова, дергает головой в его сторону и задевает его рогом по груди. Мужчина от неожиданности падает и ударяется головой о землю.
   - Зорька! - Возмущаюсь я, - разве так можно, он просто спросить хотел, так нельзя с людьми.
   Оставляю корову стоять, сама опускаюсь на колени рядом с мужчиной, начинаю осторожно ощупывать его голову, тот дергается, когда я дотрагиваюсь пальцами до затылка, смотрю на свои пальцы там кровь, видимо об камень ударился. Снимаю с головы платок, сворачиваю его и прикладываю к голове мужчины, прижимая к ране. А тот смотрит на меня огромными глазами, а потом поднимает руку и хватает пальцами кончик моей косы, зачем-то щупает волосы.
   - Вы можете встать? И простите Зорьку, ревнивое животное.
   - Зорькой корову зовут? - Тихо спрашивает он, осторожно беря мою руку в свою и поднося её к глазам, - ты очень белая...
   - Альбинос, уродилась такая.
   - Красивая, - шепчет он и пытается встать, я помогаю ему сесть, потом осторожно поворачиваю его голову и начинаю осматривать рану.
   - Небольшое рассечение, но рану нужно промыть и обработать, если чуточку подождете, я отведу корову и обработаю вам рану.
   - Не нужно на Вы, я молод ещё меня Даниял зовут, вчерашний покупатель брынзы - мой отец.
   - Очень приятно Снежана, но момент нашего знакомства испортила ревнивая животина, - оставляю мужчину сидеть, сама подхожу к корове и направляю её на поле, так и покалечить могла.
  ***
   Когда возвращаюсь с поля, мужчина стоит у ворот дома, платок все ещё прижимает к голове.
   - Если за хлебом пришли так ещё рано, только тесто поставила. - Открываю калитку и приглашаю гостя.
   - Нет, я у твоей соседки был, она дом продает, смотрел.
   - Галина Афанасьевна продает дом?
   - Сказала, что уезжает к сестре.
   - Да, она говорила, что сестра болеет, значит, все-таки надумала ехать.
   Провожаю гостя в дом и указываю ему на табуретку, рядом с Маняшиным стулом.
   - Маняша моя дочь, - представляю ему мою девочку, которая с любопытством его рассматривает.
   - Дядя Даниял, - представляется мужчина Маняше, та подвигает ему кружку и блюдце, она девочка хозяйственная, сейчас мужчину завтраком накормит.
   Ищу аптечку, она у нас в доме, мелкие порезы и синяки - обычное дело при нашем образе жизни.
   Когда я прихожу с аптечкой, Маняша уже предлагает гостью, творог, сыр и булочки, что-то тихо ему рассказывает, тот внимательно слушает и кивает головой, нашли общий язык.
   Мужчина даже не шипит, пока я обрабатываю рану, а после оказания первой помощи сажусь с ними пить чай.
   - У вас очень жарко, в доме, - тихо говорит Даниял, когда Маняша убегает в комнату собирать карандаши и раскраски.
   - От печки. Я пеку в ней хлеб, варю ужин, зимой хорошо, тепло, летом жарко, но блюда из печки особенно вкусные.
   - Мы оценили вчерашний хлеб, съели весь, даже на завтрак не оставили. Ты такая хрупкая и как справляешься с таким хозяйством?
   - Маняша про хозяйство рассказала?
   - Похвасталась, что у вас и поросята и куры, телята и четыре дяди.
   - И они хозяйство, - смеюсь я, - братья помогают, трудолюбивые парни, а потом у нас и вода подведена, и титаны имеются, очень облегчают труд.
   Даниял уходит после чая, говорит, что придет за хлебом сам, пожимаю плечами, мне без разницы, кто придет, у меня забот полон рот, и братья к ужину приедут очень голодными.
  ***
   За хлебом приходят и Даниял и его отец. Выношу им лепешки, замечаю, как Даниял пытается дотронуться до моей руки, а Керим одергивает его и становиться впереди, смешно, но я сдерживаюсь, странное происходит с мужчинами, но мне этого не понять, хоть и живем в одной стране, но воспитание и религия у нас разные. Маняша получает от Данияла конфету, громко благодарит и убегает в дом, а Керим так и не подпустил сына близко ко мне сам забрал лепешки и попросил, если возможно, оставить брынзу.
   Братья приезжают после вечерней дойки, уставшие, голодные, но довольные проделанной работой балую их сытным ужином и сладкими завитушками, а потом они уходят читать Маняше книгу. У них очень интересно получается, читают по ролям за разных зверюшек, ещё и руками показывают, целый спектакль, старшим уже жениться пора и своих детей заводить, созрели парни, только невест в нашей деревне мало и те им не глянулись. У Ильи есть женщина в городе, он старается к ней каждые две недели ездить. У неё сын маленький, насколько я знаю, брата очень любит, папой пока не называет, но все к этому идет. У Антона тоже имеется зазноба, в соседней деревне живет молодая учительница и, вроде как, у них пока все прекрасно. Андрей на медсестру из городской больницы засматривается, но они ещё только на стадии улыбок и переглядываний. А Денис ещё молод, только школу окончил, ещё и совершеннолетие не справил. Был влюблен в одноклассницу, только та в районный центр уехала, писем ему не писала, и возвратиться не обещала. Но за младшего брата рано переживать, молод ещё, ему бы профессию получить, а он и слышать об этом не хочет, желает помогать братьям, потом в армию пойдет, а дальше не загадывает.
   - Соседний дом покупают, - Илья заходит на кухню и наливает себе чай, Галина Афанасьевна хвасталась, - приехали чужие люди, два раза смотрели, по цене сторговались. Им не дом, а земля нужна, строиться начнут, как только бывшую хозяйку перевезут к сестре.
   - Значит, собираются здесь жить, Борис Григорьевич хватался, что свой бизнес расширять будет, партнеров себе нашел.
   - Куда расширять? Куриный помет уже девать некуда.
   - Это ценное удобрение, Илья, только наш деревенский олигарх его в дело не пускает, болел бы за свое хозяйство, не возвышались бы посреди деревни кучи помета, ему это не нужно, он с этой птицефабрики уже все соки выпил, через год партнерам продаст и укатит в город.
   - Хорошо бы, уж больно его дочка доставучая, слов не понимает, - вздыхает Илья.
   - А ты женись Илья, она и отстанет, а если нет, так твоя супруга ей быстро волосы проредит.
   - Думал я об этом, дом нужно отдельный молодая семья все-таки.
   - А не думал большой дом на два разделить, отдельные входы и живи на здоровье, братья в одной стороне, ты с супругой в другой, на первое время это выход из положения, а разрастётся семья, возьмешься за новый дом. Отец ведь понимал, что вы не вечно будете рядом с ним, потому в доме два выхода имеются, один парадный, второй, вроде как, запасной, но их два, братья и через запасной выход зайти могут, им без разницы.
   - Думал, Снежана, вот закончим с сеном поеду в город и поговорю обстоятельно с Верой. Она в своем городе на копейки живет, их завод того и гляди развалится, а у нас продуктов много, все со своего огорода без химии, пока её сын в школу не ходит, пусть привыкает, а потом буду его в школу возить и забирать.
   - Поговори обязательно, если согласится, начни дом потихоньку перестраивать, лето быстро пройдет, а осенью забот меньше.
   - Она спрашивала, ты не будешь против?
   - С чего бы мне быть против? Город людей портит, у меня даже мысли такой не возникало. Мы близкие родственники, но разве я имею право вмешиваться? А потом, даже вмешайся я, разве ты позволил бы собой манипулировать? Отец воспитывал тебя как главу семьи, который все решает сам, и если ты желаешь жить с этой женщиной, кто я такая, чтобы вмешиваться.
   - А ты замуж не собираешься? - Улыбается Илья.
   - А есть кандидаты?
   - Как оказалось, есть, новый партнер деревенского бизнесмена, тот, что молодой очень тщательно расспрашивал о тебе соседку.
   - Она все явки и пороли сдала?
   - Конечно, сдала, ей поговорить не с кем, а тут люди сами вопросы задают, все сдала, и не сомневайся.
   - Жаль, и потенциальный кандидат отвалится, после рассказа соседки в девках до самой старости сидеть.
   - Не уверен. Галина Афанасьевна утверждает, что она тебя так красочно расписала, что не сегодня, завтра в ЗАГС позовут.
   - Подождем до завтра, а пока вы развлекаете Маняшу, пойду в баню, вдруг в ЗАГС позовут, а я не готова, - смеюсь, наша соседка женщина хитрая и изворотливая, но людей не любит, ни о ком доброго слова не слышала, с чего бы ей меня хвалить.
  ***
   Выхожу из бани, сейчас отдохну немного, потом пойду Маняшу купать перед сном. Сажусь на лавочке и сушу волосы полотенцем, слышу наш умный пес Кубик на кого-то рычит, начинаю искать источник его недовольства, кусты на участке соседки шевелятся, но за зарослями ничего не видно, может, показалось? Хотя, не уверена, собаку обмануть трудно. Не буду никого провоцировать, встаю и иду в дом, кто бы это ни был, в дом, где четыре сильных мужчины он не вломится, если, конечно, не захочет получить побои, кто знает, всякие люди встречаются.
  Утро следующего дня.
   У меня работа в огороде Маняша в беседке собирает детский конструктор, сегодня рисование будет после дневного сна. Я тщательно пропалываю грядки с морковью, в планах ещё свекла и парник с огурцами, до обеда работы хватит, хлеб и лепешки у меня готовы, остывают, брынзу я вчера вечером сделала, молоко на творог скисать поставила, сделаю завтра на десерт запеканку, побалую родных. За спиной раздается тихий кашель, разгибаюсь и начинаю оглядываться, Даниял стоит у забора со стороны соседки.
   - Лепешки готовы, можешь заходить.
   - Я хотел с тобой поговорить, - шепчет он.
   - А почему шепчешь, это секретный разговор?
   - Пока не хочу, чтобы отец слышал.
   Подхожу к забору, он у нас не сплошной, обыкновенный деревенский забор из досок, крепкий, братья за хозяйством следят.
   - Я слушаю, - тихо шепчу, глядя на мужчину между досок, тот подходит ближе и протягивает мне руку, странный он, кладу свою руку в его ладонь, тот чуть её сжимает, но на себя не тянет так и стоим как подростки у школы, - так что случилось?
   - Ты станешь моей женой? - Вот это новость, я от неожиданности опешила, стою моргаю глазами, слов нет, эмоции зависли, а он ждет.
   - Мы третий раз видимся.
   - Четвертый, я вчера за тобой подглядывал, веду себя как подросток, но, самое интересное, что в подростковом возрасте себе такого не позволял, за девочками никогда не подглядывал считал, это недостойно мужчины.
   - И что ты вчера увидел? Я была одета в спортивный костюм, сверху накинут халат, тапки на ногах, полотенце на голове, ты же не в баню подглядывал?
   - Нет, подглядывать за женщиной, когда она моется, это уже извращение. Так ты выйдешь за меня замуж?
   - Ты меня ошарашил, мы же не в стародавние времена живем, когда молодые только на свадьбе и виделись сейчас молодые на свидания ходят, под звездами сидят.
   - У тебя есть время на свидания ходить и сидеть под звездами?
   - На это времени нет, и до самой зимы не появится.
   - А я ждать не хочу, ты очень красивая и дочь прекрасная, ты станешь моей женой, а Маняша моей дочерью. Я готов сегодня вечером просить твоей руки у Ильи, он же старший мужчина в доме?
   - Если подходить формально, то да, но я уже давно совершеннолетняя и решать только мне. А ты был женат?
   - Был, овдовел, у меня есть сын Илдар, девять лет, супруга погибла пять лет назад, отец все пытался мне хорошую женщину найти, много знакомил, все претендентки были хороши, но я отказывался, видимо, ждал тебя.
   - А соседский дом вы не просто так покупаете?
   - Отец не очень хотел, я настоял, ты же не бросишь братьев, пока они ни женятся.
   - Ты прав, не брошу, они работяги, и им нужна хозяйка.
   - Рядом жить будем, забор сломаем, объединим участки, дом построим близко, чтобы тебе и братьям было удобно.
   - Все распланировал, но нужно обязательно с Маняшей поговорить.
   - Сейчас и поговорю, откладывать не буду.
  ***
   Маняша и Данияр разговаривал без меня в беседке, недолго, но я, пока ждала, вся извелась. И чего нервничала, сама не понимала. Дочь вышла из беседки ведя за руку мужчину, подвела его ко мне и сказала, что согласна, пусть он будет её папой, и она будет его так называть. Мне оставалось только вручить Данияру лепешки и пригласить вечером на ужин знакомиться с братьями. Я так и не поняла, когда и почему вдруг дала согласие, само слово не прозвучало, но все предпосылки к этому были.
  Вечер этого же дня.
   Данияр и Илдар пришли после вечерней дойки, братья мылись в бане перед встречей с гостем, ужин у меня был уже готов, и я, чтобы чем-то себя занять, приводила в порядок двор, нервничала и опять не понимала почему. Что-то странное со мной происходит. Столько лет жила, игнорируя тот факт, что я женщина, молодая, хозяйственная, и могла бы составить хорошую партию для мужчины, погрузилась в "колхозные" работы, и не думала о своем будущем, а когда мужчина обратил на меня внимание с самыми серьезными намереньями, нервничаю. Ничего же не теряю, не сладится у нас, так буду жить, как жила, нет, я определенно себя не понимаю.
   - Снежана, познакомься, это мой сын Илдар, - Даниял представляет мне мальчика очень похожего на него.
   - Какая белая женщина, - восклицает мальчишка и внимательно рассматривает меня в этот момент Маняша подходит к нему сзади и дергает за кофту, я могу понять дочь, она детей редко видит, только когда мы в город ездим в больницу, но к нам в гости дети не приходят. - Ух! - Мальчишка оборачивается и смотрит на Маняшу, - одуванчик голубоглазый, - осторожно протягивает руку и приглаживает на её макушке кудряшки, стоит ему убрать руку и кудряшки опять поднимаются, - понял, что бесполезно, - смеется Илдар. И что мне с ней делать?
   - Оберегать и охранять, - отвечает Данияр.
   - Это я сразу понял такой нежный одуванчик обязательно нужно охранять. Значит, ты отец на белой женщине женишься, а я что не достоин? - Берет за руку Маняшу.
   - Сын, ей четыре года.
   - Так и я ещё молод, подрастет и решим.
   - Она моя дочь.
   - Невестку тоже дочерью называют, - не сдается мальчишка.
   Вижу, как Данияр сжимает губы, нужно вмешиваться.
   - Маняша, покажи Илдару хозяйство и напои его чаем с булочками, ребенок все понимает дергает мальчишку за собой и ведет его к дому.
   - Думаю, все со временем пройдет, они же дети.
   - Не уверен, - качает головой Данияр.
   - Поживем, увидим, а сейчас пойдем в дом, приглядим за детьми, братья скоро появятся.
  Вместо эпилога.
   Свадьба состоялась через две недели, мужчины решили, что незачем время тянуть сейчас лето самая горячая пора, а две недели дали родственникам, чтобы смогли приехать на свадьбу. Как уж договаривались в ЗАГСЕ не знаю, мне не до этого было я к свадьбе готовилась, брынзу и сыры делала, мясо коптила, колбасу и ещё много чего. Свадьба была веселой, гостей много в основном со стороны жениха, тетя со всем семейством приехала заранее помогать по хозяйству, мама жениха и его сестра перед свадьбой ночевали в нашем доме, уставали так, что в соседний дом дойти не могли. Субботу и воскресенье гуляли, много пели, танцевали, мужчины говорили тосты, женщины иногда плакали от счастья, а детям было раздолье.
   Через год у молодых родился мальчик, через два года ещё один мальчик, построили для семьи новый дом на соседнем участке, а старый полностью переделали в кухню теперь в нем собирается вся большая семья.
   Братья постепенно женились, обзавелись детьми, у Ильи старший приемный сын и два младших, у Антона два сына, у Андрея два сына и у Дениса два сына, так получилось, хотя все мечтали и о девочках. Все парни и уже подросшие дети живут в деревне, постепенно построили себе дома, увеличили стадо бычков, взяли в аренду больше земли, купили новую технику и тяжело работают.
   Птицефабрика была модернизирована, кучи куриного навоза постепенно переработали в ценное и дорогое удобрение, деревня вздохнула с облегчением.
   Маняша вышла замуж за Илдара, но прежде окончила Педагогический университет, работала в школе, которая до сей поры располагается в соседней деревне, учителем русского языка и литературы видимо не зря дяди книги из ликвидированной библиотеки домой унесли. Сыграли веселую свадьбу после сбора урожая, через год родился сын, но на одном ребенке они не остановятся, молодые, влюбленные и работящие. КОНЕЦ
Оценка: 8.58*21  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Лунёва "(не) детские сказки: Невеста черного Медведя"(Любовное фэнтези) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"