Беляцкая Инна Викторовна: другие произведения.

Бороться бесполезно, но можно попробовать сбежать...(написано в 2015 году)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.19*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
     [] Повседневность, миди, ХЭ присутствует.

 []

Бороться бесполезно, но можно попробовать сбежать...

   Аннотация: история реальная, произошла совсем недавно, герои живы и здравствуют. Эта история о том, как сначала неприязнь и даже ненависть переросла в симпатию, а спустя время в любовь, а потом переродилась в одержимость и постоянную погоню, и как от этого спастись? А вот бороться с этим бесполезно.
   Глава 1
   Своему не самому привычному для слуха россиянина имени Янина, я обязана своей биологической, теперь уже покойной матери. Она родила меня в период очередной ремиссии, когда в уже который раз решила зажить нормальной жизнью. Вняв настойчивым мольбам своих родителей, она легла в наркологическую клинику и попыталась в очередной раз излечиться от наркомании. Как и сколько продлилась её неизвестно какая по счету попытка зажить нормальной жизнью, не знаю. Подробно жизнь родительницы мне не описывали. И я никогда жизнью своей биологической родительницы не интересовалась. Кто мой отец и как родители повстречались, тоже не интересно. Родилась ли я от внезапно возникшей страсти или в результате кратковременной пошлой интрижки, не важно. Жизнь биологических родителей и их родственников это далекая вселенная, неизученная, неизвестная и неинтересная. Я даже никогда не спрашивала, как звали их. Мать бросила меня в роддоме. Она даже не написала письменный отказ, а просто сбежала из больницы, когда немного очухалась после родов. Могу сказать ей спасибо только за то, что к тому времени, как появилась я, мамаша еще не успела подцепить ни одного страшного заболевания, которое передалось бы мне по наследству. Так что родилась я вполне здоровым и доношенным ребенком, чем, наверное, очень удивила медиков. А вот за экзотическое и непривычное для наших людей имя спасибо говорить не буду, мне кажется, что приемные родители дали бы мне простое и счастливое имя. Мамаша написала это имя на бланке с результатами анализов крови, только имя - Янина. Может оно ей привиделось в наркотическом бреду, а может она просто его выдумала.
   Меня усыновили спустя месяц после рождения, и когда сердобольная пожилая нянечка показала этот злополучный бланк приемным родителям, они решили, что это знак судьбы и в метриках записали имя Янина.
   В семь лет я узнала, что у прекрасных людей, которых я называла мама и папа, я приемная дочь. Нашелся "добрый" человек, который сообщил об этом. Милая старушка, проживающая в соседнем доме, подозвала меня, когда я шла из школы и сообщила эту новость. И какого же было её удивление, когда я пожала плечами и пошла домой, она ещё окликнула меня, спросила, все ли я правильно поняла? Я кивнула головой, сказала, что да поняла и пошла дальше. Я поняла все, что хотела сказать эта старая перечница, но специально не подала виду. Мне не хотелось доставлять ей удовольствие. И что ей сделали родители? Милые душевные люди, вежливые, тихие, работают, звезд с неба не хватают. Мама учительница, а папа инженер на большом заводе. Они слова плохого никому не сказали и зачем она так со мной и с ними? Злобная грымза. Родителям я об этом разговоре не сказала, но эти слова засели глубоко в моем мозгу.
   В 10 лет меня нашли бабушка и дедушка, родители биологической матери. Вот тогда моим приемным родителям и пришлось рассказать о том, что они усыновили меня. Помню, как мама настороженно смотрела на меня, когда говорила об этом, видимо боялась, что я психану или ещё чего-нибудь выкину, но я выслушала её спокойно, и обняв за шею поцеловала в щеку. Не могу сказать, правильная ли была моя реакция на такую важную новость, но мама вздохнула с облегчением и расслабилась. А потом мы встречались с бабушкой и дедушкой в кафе. Родственники выглядели как глубокие старики, усталый вид, сгорбленные спины и потухшие глаза. Только много позже, я узнала, что это моя родительница своим поведением вытянула из них жизненные силы. Они умерли через два месяца после смерти моей биологической матери, примерно через два года после нашей встречи в кафе. На похороны матери и позже бабушки и дедушки, я не пошла, приемные родители не настаивали, только спросили, хотела бы я пойти. Я же отказалась. Что биологическая мать, что бабушка с дедушкой были для меня чужими людьми, к тому времени я уже не помнила, как они выглядели, да и имена забыла. Как и все дети, я забывала все, что мне не нравилось или доставляло дискомфорт, таковы особенности детской психики.
   Ребенком я росла не проблемным, болела не больше чем другие дети, подруг было много, в школе общалась со всеми и учителя на мое поведение родителям не жаловались. А вот с учебой у меня так себе, я училась с тройки на четверку, причем по всем предметам. Любимых предметов не было. И не сказать, что я ленилась, я делала уроки каждый день и по устным предметам тоже, и память у меня хорошая, но видимо где-то я все-таки халявила или не понимала. Выходя к доске отвечать, начинала путаться и забывать. Родители за тройки не ругали, хотя каждый раз просили подтянуть успеваемость и так из года в год. Я каждый раз говорила себе, что обязательно подтянусь и старалась учиться, но спустя время троек в дневнике опять прибавлялось.
   Это краткое описание моей жизни до 14 лет. Дни проходили спокойно, тихо и с тройками в дневнике.
   Глава 2
   Янина - 14 лет
   Сегодня 3 день как я хожу в новую школу. Родители переехали в другой город. Отцу предложили работу в большом областном центре, то же на заводе, но должность выше и соответственно зарплата больше. Он уехал раньше нас с мамой на 4 месяца, мама же осталась со мной пока я не закончу школу. Как радовался папа, его наконец-то оценили как профессионала, и мы все радовались за него. Пока я оканчивала школу, мама занималась продажей квартиры, машины и небольшого домика за городом, потом был суетливый переезд и ремонт в новой квартире, которую купили после продажи всего нашего имущества.
   Мама радовалась, квартира в хорошем доме, район чистый, можно даже сказать элитный, люди живут небедные и все это благодаря тому, что отец получил новую должность, это его теперешнее руководство постаралось, чтобы новому специалисту жилось комфортно. Квартира и правда была просторная и светлая, большие окна, огромный балкон, дом трехэтажный, новой постройки, проект не типовой, адаптирован под изысканные вкусы богатых граждан. Комнаты большие квадратные, потолки высокие, два туалета, ванная и душ, а кухня мечта хозяйки. Ремонт мы делали своими силами, чем привели в шок соседей, но после того как мы сами сшили себе шторы и заставили балкон живыми цветами, они уже ничему не удивлялись. Мы обустраивали свое новое жилье почти до конца августа, а потом наступила школьная пора.
   Школа, как и район проживания у меня вроде как тоже элитная, теперь такие заведения именуются лицеем. За два дня посещения школы я ещё не совсем разобралась, чем лицей отличается от обыкновенной школы, но одно бросается в глаза, учащиеся в лицее дети состоятельных родителей, пальцы крутят не по-детски, пафоса и гонора через край, ну и ещё учителя тут другие. Про профессиональные навыки судить не могу, я не настолько взрослая и образованная, но то, что учителя держаться за свою работу видно невооруженным глазом. Они разговаривают только спокойным тоном, по коридорам ходят тихо и боятся обидеть учащихся. Ну, тут я их понимаю, детки непростые, их родители могут так жизнь испортить до самой пенсии икаться будет, вот и смотрят учителя на детские шалости сквозь пальцы. Хотя шалости бывают разными, но за два дня я вроде ничего криминального не заметила, может все-таки пресекаются как-то слишком активные действия.
   Подходя к школе, слышу звонок и быстро перехожу на бег, влетаю в раздевалку, вешаю куртку и бегу дальше, мне на третий этаж и до самого конца коридора, времени катастрофически не хватает. И не хочется показывать себя в новой школе с плохой стороны, да и учителей я не знаю, вдруг после звонка в класс не пустят. Выбегая из раздевалки, врезаюсь во что-то твердое, меня резко откидывают назад. Я еле удерживаюсь, чтобы позорно не свалится на пятую точку, шиплю ругательства себе под нос и тут над мои ухом раздается грозный голос:
   - Ты совсем краев не видишь? Оборзели малолетки.
   Поднимаю глаза, напротив меня стоят три высоких парня, предполагаю, что они из выпускного класса, тот в которого я врезалась, смотрит на меня с презрением и брезгливостью, остальные двое усмехаются.
   - Ты чего застыла, извиняйся давай! - Произносит парень.
   - Извините. - Тихо говорю я и начинаю обходить их.
   Меня резко хватают за шкирку и ставят на тоже место.
   - Ты не поняла, это не извинение, лопочешь чего-то под нос, ты давай громко, чтобы все слышали, а ещё на колени встать нужно, а то не поверим в твою искренность.
   И тут впервые во мне взыграли гены моей покойной мамаши, я гордо выпрямилась, подняла лицо, чтобы смотреть в глаза парня и громко произнесла:
   - Обойдешься, я уже извинилась, не нравится, вали...
   У парней глаза округлились, я же пользуясь их секундным замешательством, быстро убегаю в сторону лестницы, они что-то кричат, но я бегу к кабинету, хотя куда торопиться все равно опоздала.
   Два месяца спустя. Янина.
   Теперь у меня уже есть свой ритуал, я иду после школы в парк, захожу в гущу деревьев и реву. Громко и долго, пока не выплачу все обиды, накопившиеся за день. В школе не реву. Я не прилагаю особых усилий, чтобы сдержать слезы в трудные моменты у меня опять проявляются родительские гены, и я упорно молчу, смотрю прямо, глаза не прячу, взгляд презрительный и дерзкий, держусь. А вот когда дохожу до парка и скрываюсь за высокими деревьями, начинаю выть как раненый дельфин. И кто же знал, что на третий день учебы, я перейду дорогу трем особо элитным ученикам школы. Слишком громко я их послала, это задело их гордыню, и теперь для меня школа превратилась в ад.
   Я ошиблась с возрастом этих быков переростков, они оказались не из выпускного класса, им ещё два года в школе учится. Но с ними не связываются даже старшеклассники. Все трое спортсмены по японской борьбе, выступают за сборную области, их даже в спортивную столичную школу приглашали, а там и до сборной команды недалеко, но они отказались, омазались тем, что спортом занимаются только для себя, а в дальнейшем планируют учиться и работать, а может, испугались конкуренции. Это здесь в школе они короли, а в спортивной школе свои короли имеются, и трон просто так не уступят. Да ещё и родители этих подростков не простые люди в нашем городе, все при портфелях и должностях. Самого заводилу, в того которого я с дуру врезалась, зовут Кирилл, а двух его друзей Антон и Олег. Меня просветили на второй день после нашего знакомства, кто они и что за проблемы могут мне создать. Видимо мой равнодушный вид не впечатлил рассказчика, он махнул рукой, сказал мне, сочувствую и ушел. А у меня начались проблемы. Нет, меня не били, меня давили морально. Плюс мелкие шалости, типа подножки, когда я иду к доске, разлитого супа или чая в столовой, портфель в туалете, тетради в унитазе, мелкие грызуны в карманах пальто, причем дохлые, потому как живых я не боюсь. Ну и как водится самые невероятные сокращения и модуляции моего имени, а так же невероятные слухи и сплетни. На физкультуре мне обязательно попадало мечом по голове, мою сменную обувь и спортивную одежду приходилось постоянно искать, а если она находилась, то потом долго отстирывать. Я уже не считаю, сколько раз меня якобы нечаянно роняли в лужи или обрызгивали грязью. И после каждого такого фортеля мне приходила записка, что чем дольше я буду сопротивляться, тем дольше мне придется вымаливать прощение. Одноклассники меня игнорировали, а учителя смотрели с сочувствием и молчали. От их сочувствующих взглядов у меня в душе все переворачивалось. Но как не странно ни разу не возникло даже мысли извиниться, видимо мама была ещё той гордячкой, только как с таким характером стала наркоманкой, не понятно. Я стала прогуливать школу и как итог скатилась на одни тройки, а то и двойки. Родителям ничего не говорила, отревусь в парке, пару часов погуляю, потом быстро домой и пока родители не пришли уничтожаю следы "преступлений". Когда же родители приходили домой, я улыбалась им и вела себя как всегда, тихо и спокойно. Думаю, мама подозревала, что все не так хорошо, как я стараюсь показать, она частенько спрашивала меня, почему к нам не приходят подруги, почему в выходные дни, я сижу дома, а не гуляю или не хожу в кино? Я же неизменно отвечала ей, что слишком много уроков, я и так не успеваю по этой более сложной программе потому и не гуляю. Но с каждым днем я понимала, что эти объяснения скоро перестанут её устраивать, и нужно будет придумывать себе подруг и одной ходить в кино, чтобы поддерживать легенду о счастливом детстве.
   Глава 3
   Два месяца спустя. Янина.
   Я в очередной раз отмывала в школьном туалете свою сумку от мела и мечтала, чтобы уроки быстрее закончились. В лицее все было по-прежнему только шутки стали злее и синяков от падений у меня появилось больше. Хорошо, что сейчас зима и нет луж, а то пришлось бы стирать каждый день пальто. Но теперь мне стало легче, у меня появилась отдушина. Я записалась в цирковой кружок. В очередной раз гуляя по парку после ежедневной истерики, я увидела на столбе объявление и хотя возраст у меня не подходил, я все-таки решила сходить и посмотреть. Владислав Владимирович, руководитель циркового кружка, видимо увидел во мне что-то опасное для моей же психики и принял меня. И хотя я была самая старшая в группе, мне безумно нравилось заниматься. Больше всего мне нравилось жонглирование, но и гимнастика и другие физические упражнения я делала с большим удовольствием. Не скажу, что я до этого времени была не знакома со спортом, в прошлой школе я ходила в секцию легкой атлетики, но так для себя, особых результатов не показывала, но мышцы держала в тонусе, да и спорт в малых дозах очень полезен для здоровья. Сейчас же я отдавалась спорту с головой, приходя домой падала без сил и засыпала в прекрасном настроении, а утром начинался очередной круг бездны. Я находилась в состоянии войны постоянно, нельзя расслабляться и терять бдительность иначе опять придется быстро ликвидировать следы битв, но избегать потерь не удавалось.
   - Привет! - Раздался приятный девичий голос.
   Отвлекшись от мыслей и работы, я повернула голову и увидела девушку из параллельного класса. Как её зовут не знаю, но то, что мы с ней ровесники известно.
   - Твое противостояние можно прекратить. - Сказала она, мило улыбаясь, - не все в лицее боятся эту троицу, есть парни в выпускном классе и они могут защитить.
   - Это война, а не противостояние, самая настоящая война, вероломная и затянувшаяся. И прекратить её невозможно, они потеряют лицо, если прекратят боевые действия, а я выиграю, но их гордыня никогда не позволит им проиграть, значит, война никогда не закончится.
   - Ты зря так настроена, есть парни которые могут замолвить за тебя слово и все прекратится, я познакомлю тебя с ними после физкультуры, кстати, через пять минут перемена заканчивается, а тебе ещё переодеваться. Все равно придется дома перемывать портфель, разводы от мела останутся.
   - Ты права, пойду на физкультуру. - Ответила я, - спасибо.
   - Да пока ещё не за что, - ответила девушка и удалилась.
   Странно, даже не представилась или боится, что я к ней обращусь и тем дискредитирую её, это её право сохранять инкогнито.
   Физкультура как не странно прошла без эксцессов, но я не расслаблялась и правильно делала, после физкультуры пришлось искать свою сменную обувь, кто из класса это сделал, я даже узнавать не стану, они все запуганное стадо, куда вожак указал, туда и пошли. Из раздевалки я выходила последняя и меня уже ждали двое парней из выпускного класса и та же девушка.
   - Так это тебе требуется защита от нашей лицейской троицы? - Спросил один, пристально рассматривая меня.
   Мне не понравился его взгляд, и я не спешила отвечать.
   - Только детка за защиту нужно платить, деньги нам не нужны, а вот твою бы натуру мы попробовали, но ты не боись, мы не садисты.
   Несколько секунд я соображала, что же от меня хотят, а потом перевела взгляд на девушку и поняла. Она тоже оказалась в такой же ситуации, как и я, но только быстро сломалась и пришла за помощью, а теперь удовлетворяет их половые потребности. А им видимо её натура уже приелась и они захотели свежего мяса.
   - Вы в сговоре, одни давят морально, вторые предлагают свои услуги, а потом вместе удовлетворяете половые аппетиты?
   - Ты в своем уме, мы же предложили тебе из жалости, только за все нужно платить, мы не альтруисты.
   - Я не просила о помощи.
   - Ну, так не доводи до крайности, дальше хуже будет, не хочешь с нами по-хорошему, так эти тебя силой возьмут, они неприкосновенные, у них родители нечета твоему отцу инженерижке.
   - Так они ещё и сутенеры?
   - Ты дура, не хочешь, плакать никто не будет.
   Развернувшись, я побежала к двери, наплевать, в крайнем случае признаюсь маме, она переведет меня в другую школу, но давалкой я не стану. Выскочив в коридор, я узрела чудную картину, в спортзал направлялась все троица. И тут видимо наступила та точка не возврата, в голове начали стучать молотки, кровь вскипела, сердце заухало прямо у горла. Я с разбега запрыгнула на Кирилла, кричала, что он поддонок, насильник и сутенер, я вцепилась в его холеную морду, и царапала его когтями и пинала ногами. Он оттолкнул меня, я упала на пол, вскочила и побежала в туалет, нет слез моих он не увидит, я чувствовала, что до парка не дотяну, разревусь сейчас. За мной бежали, но я летела, не видя никого, я даже забыла про портфель, который висел на плече и бился мне об ноги, я хотела выплакаться одна без свидетелей. Меня поймали в туалете и толкнули к стене, но я развернулась и опять прыгнула на него и начала царапаться и даже кусаться. В тот момент я не понимала, что мои удары для него как комариные укусы, но я налетала на него, а он отталкивал меня от себя, а я ударившись спиной или боком о стену и не замечая боли опять прыгала на него. Меня скрутили и уткнули лицом в кафель, он что-то кричал мне, но я не слышала, в голове били молотки, сердце билось о грудную клетку, но от стресса мне совсем не было больно. Он прижимал меня к стене, крепко держа за руки, и что-то говорил. Я же не слышала ничего. Мне было не по себе, я же никогда такая не была, я всегда была тихим веселым ребенком, прекрасно общалась со всеми, я даже никогда не хамила, и во что я превратилась сейчас. В злобную истеричку, психически неуравновешенную идиотку, достойная дочь матери наркоманки. Меня резко отпустили и я оттолкнув Кирилла побежала к выходу. Только выскочив на мороз, я поняла, что забыла в раздевалке пальто, но возвращаться не стала, а побежала к дому. Домой я вбежала окоченевшая до самых внутренностей, накинула на себя старую куртку и пошла в парк.
   В это день я впервые попробовала сигарету. Подошла к двум парням и попросила закурить. Они не отказали, а потом ещё учили меня, как правильно затягиваться, голову повело, я покачнулась и мне помогли присесть на лавочку, а потом мы смеялись над всякой ерундой. А через полчаса разошлись в разные стороны. Домой я пришла спокойная и улыбающаяся. Перекусила и отправилась в цирковой кружок. Завтра будет следующий круг бездны, но ведь сегодня ещё не закончилось.
   Утром у меня был сильный жар, и болело горло, мама оставила меня дома, сказала, чтобы ждала врача, а она отпросится с работы и быстро придет. Как только за ней закрылась дверь, я провалилась в тяжелый сон. Неделю я болела, а потом начались зимние каникулы. Мама принесла из школы мое пальто, и когда я окончательно поправилась, у нас состоялся серьезный разговор.
   - Янина, директор школы сказала мне, что ты не нашла общий язык с одноклассниками? - Спросила она.
   - А я и не искала, они не люди, они стадо, идущее на убой за вожаком.
   - Но в той школе у тебя не было проблем с общением?
   - Там учились дети из простых семей, таких как мы, здесь же куда не посмотри, либо дочь крупного бизнесмена, либо сын шишки из администрации, либо ещё хлещи сынок или дочка прокурора или главного полицейского или гаишника, простых учеников в такой лицей не берут, удивляюсь, как меня взяли?
   - Что делать? Давай переведемся другую школу? - Спросила мама, - но другие школы далеко, нужно будет на автобусе ездить.
   И тут опять проявили себя мои гены, я отрицательно замотала головой, буду держаться до последнего. Если бы я знала, как изменит мою жизнь природное упрямство, может, согласилась бы на перевод. Мама покачала головой и вышла из комнаты, убегать это не выход, так думала я в 14 лет, почему мудрость приходит с годами, а не появляется ещё в младенчестве. Нужно совершить массу ошибок, набить миллион шишек и только тогда ты осознаешь, как был не прав в прошлом и как избежать ошибок в будущем.
   Глава 4
   Полтора месяца спустя. Янина.
   После каникул произошли изменения, меня больше не трогали, но я уже столько пережила, что вздрагивала от каждого громкого звука. Я стала замечать, что одноклассники стали поглядывать на меня с интересом, как будто они только что увидели в классе новенькую. Учителя уже не смотрели на меня с сочувствием, но теперь их взгляды были изучающими и настороженными, они как будто каждую минуту ждали, что я сейчас сорвусь и кинусь на них. Я слышала разговоры за спиной, говорили, что Кирилл, ходил с поцарапанным лицом и злой до самых каникул, но в школе объявил, чтобы меня больше не трогали, мол дурная я и что можно от меня ожидать неизвестно, могу и убить в порыве ярости. Я же постоянно держала себя в боевой готовности, я не верила, что война закончилась, это только временное перемирие, а главное сражение впереди.
   Одеваясь в раздевалке после уроков, я задумалась о чем-то незначительном и подпустила близко врага. Меня обняли со спины, зафиксировав мои руки, и опять прижали лбом к стене. Я не вырывалась, ждала, что последует за этим, но не скажу, что внутренне я была спокойна, сердце колотилось в груди, дыхание сбивалось, а в голове поднимался шум. К моему затылку прижались, и я услышала голос Кирилла:
   - Я никогда ничего не имел общего с этими подонками из выпускного класса, они всегда так заманивали в сети наивных дур, но я их не боюсь, и они не смогут запретить мне, с кем-то сорится или кого-то прессовать. Так что хорошо, что ты отказалась.
   - А ты не поддонок? Ты почему позволяешь себе измываться над людьми? Или тебя родила не женщина, а выплюнула бездна? Почему ты считаешь себя выше других? Только потому, что отец твой занимает ответственный пост? Так его тоже родила женщина, как и всех остальных. Мы все рождаемся равными.
   - Ты должна была извиниться.
   - Я тебе ничего не должна.
   Меня прижали к груди, наклонили голову, и я почувствовала на своей шее горячие губы.
   - Ты упрямая, я с такими ещё не сталкивался, но если нельзя победить атакуя в лоб, то можно обойти и окружить войско.
   - Не трогай меня, мне противно. - Сказала я, дергая плечами, - ты не человек, ты злобный выкормишь преисподней.
   Меня легонько укусили за шею, а потом зализали рану. Отклонив голову вперед, он убрал мои волосы с затылка и начал целовать меня там.
   - Это только начало, ты вкусная, боюсь я уже не смогу долго без такого десерта. - Прошептал он и отпустил меня.
   Когда я развернулась, чтобы врезать, Кирилла уже не было. И что это было, наша война принимает другую форму? Не смешно....
   Неделю спустя. Янина.
   Урок физкультуры, мы сдаем прыжки через спортивный снаряд в простонародье называемый козел. Я разбегаюсь, добегаю до мостика и понимаю, что не рассчитала разбег, подпрыгиваю на мостике, и схожу с него, не дотрагиваясь да спортивного снаряда. Наша физручка, женщина грубоватая и скорая на ругань, смотрит на меня, и уперев руки в бока, грозно произносит:
   - Ты чего это остановилась или снаряд тебе не подходит принцесса?
   - Я разбег не рассчитала, сейчас высчитаю шаги и перепрыгну снаряд. - Отвечаю я и начинаю отсчитывать шаги от козла.
   - Ну, ну посмотрим, если опять не прыгнешь, то поставлю два. - Говорит физручка.
   Я сосредоточена, разбегаюсь, подпрыгиваю на мостике и перевернувшись в воздухе, отталкиваюсь руками от снаряда и ещё раз перевернувшись в воздухе, приземляюсь на ноги. В спортзале молчание, а я довольная, мы этот трюк отрабатывали в цирковом кружке, там козел самый главный спортивный инвентарь. Главное хорошая разбежка и толчок, а дальше все зависит от тренировок, тело само производит отработанные до автоматизма движения и, мозг только фиксирует их.
   - У нас не гимнастическая секция. - Говорит физручка, - но пятерку ты заслужила.
   Я улыбаюсь, и тут слышатся одинокие хлопки. У двери в тренерскую стоит Кирилл и его компания, они хлопают в ладоши. А у меня сразу портится настроение и я, отворачиваясь, иду в раздевалку. Урок скоро закончится, а норматив я сдала. Выхожу из спортзала первая, девчонки ещё прихорашиваются, только успеваю закрыть дверь, как меня хватают за руку, и через секунду я оказываюсь в нише, прижатая спиной к стене и жестко зафиксированная к груди Кирилла. Меня целуют везде, скулы, глаза лоб, а потом начинают терзать губы, при этом Кирилл мурлычет как кот.
   - Мне противно, - вру я, отворачивая голову.
   - Скоро пройдет привыкнешь, - шепчет мне в губы Кирилл.
   - Я тебя ненавижу...
   - И это пройдет, у меня же прошло, я подожду, я терпеливый.
   Он трется об меня пахом у него стояк, но ему нравится, и он мурлычет и целует мою шею. Я пытаюсь вырваться, начинаю выворачиваться из его захвата, но это только заводит его, он стонет и закатывает глаза.
   - Я не железный, ты меня так до конца доведешь, - шепчет Кирилл, целуя меня около уха, - моя девочка, запомни это, только моя.
   - Ты офигел....
   - Ты ещё этого не поняла, скоро поймешь, такая гибкая, красивая и гордая, а ещё вкусная.
   - Не целуй меня, мне противно, вдруг стошнит, - я замираю, а Кирилл начинает тереться об меня и опять стонать.
   - Не стошнит, а стошнит не страшно, лучше бы тебе привыкнуть к этому....
   - Да пошел ты... - Я отворачиваю лицо от его губ, и он начинает целовать мне шею.
   - А сердце стучит, я грудью чувствую. - Шепчет он.
   - Только не подумай, что от возбуждения.
   - Это пока девочка моя, пока, но ты привыкнешь.
   - А если не привыкну?
   - Обязательно привыкнешь.
   Меня резко отпускают, я же подхватив удобнее сумку, убегаю к выходу. Быстро схватив куртку, выбегаю на мороз и судорожно начинаю искать салфетки, чтобы вытереть лицо, мне противно, меня как будто обслюнявили, но не тошнит, что странно.
   Глава 5
   Месяц спустя. Янина.
   Лучше бы он делал мне подлости как раньше, чем так. Я боюсь ходить по коридорам во время перемен. Быстро добегаю до класса и уже не выхожу из него до начала урока. И все равно Кирилл умудрялся вылавливать меня. Он действует по одной и той же схеме, подкрадывается сзади, хватает и прижимает к стене, а дальше все зависит от его фантазии и настроения. Либо меня молча целуют, урча от удовольствия, либо начинают расспрашивать об успеваемости и попробуй не ответь, так на урок не отпустит, либо просто утыкается носом в волосы, вдыхает запах и молчит, а потом резко отпускает. Я стала бояться и вздрагивать, каждый раз у меня от страха сердце чуть не выскакивает из груди и мне до сих пор неприятны его прикосновения, не пройдет это, зря Кирилл надеется, моя неприязнь к нему засела глубоко в душе и не пройдет быстро, а может и никогда.
   Сегодня я решила пойти в столовую, не была там с того раза, как на меня как бы случайно пролили суп. После этого я в столовую обходила стороной, носила с собой бутылку воды и когда сильно хотела есть, пила воду. Сегодня я забыла воду, задумалась утром о чем уже не помню и забыла бутылку на тумбочке в прихожей. При моем появлении в столовой наступила тишина, но потом все опять пришло на круги свое. Народ загалдел, начал хаотично передвигаться. Я встала в конец очереди, но народ начал отходить пропуская меня. Пожав плечами, я купила компот и булочку и пошла к угловому столику. У нас в столовой школьникам предлагается стоять за специальными высокими столами, есть пара столиков для младшекласников с маленькими стульчиками, но на них сидеть неудобно и поэтому все старшеклассники едят стоя, мне все равно я только компот выпью. Только я собираюсь откусить булочку, как передо мной ставят тарелку с салатом и котлетой сверху, а знакомый голос говорит:
   - Ешь, - мне протягивают вилку.
   - Это не смешно Кирилл. - Возмущаюсь я, - я не хочу есть, только пить.
   - Не съешь сама буду кормить силой, как думаешь справлюсь? И скажи спасибо, что я тебе только салат с котлетой предлагаю, а не полный обед.
   - Спасибо, - зло говорю я и начинаю есть салат.
   Даже не сомневаюсь, что он будет кормить меня силой, он беспардонный, может сделать все что угодно и ничего ему за это не будет.
   - Молодец. - Говорит Кирилл, прихлебывая свой кофе. - Ты очень худенькая, никаких округлостей, кожа да кости.
   - Мне только 14 лет, ты хочешь, чтобы я выглядела как здоровая баба?
   - Стоп Янина. - Восклицает он. - Когда тебе 15 исполнится?
   - Летом! И я рада, что не увижу в этот день твою рожу, я уеду в какой-нибудь лагерь, далеко отсюда.
   - Ничего я поздравлю тебя в сентябре. - Улыбаясь, отвечает Кирилл. - Ты пока наслаждайся свободой, подумай о своем поведении и дальнейшей жизни.
   Я замолкаю и пережевываю салат, но Кирилл ты обломаешься, я переведусь в другую школу, и в следующем сентябре мы с тобой не встретимся.
   - Ты чего удумала? - Тихо спрашивает он, - не сбежишь, пока я тебя сам не отпущу, а я не отпущу никогда.
   Сделав невинные глаза, я продолжила есть, пусть думает, что напугал меня или предупредил, пусть раздувается от собственной важности, а я сделаю, так как захочу, он мне не указ. Я все так же его ненавижу, мне все так же неприятны его поцелуи и прикосновения, хотя вот тут я себе вру, к его прикосновениям я привыкла, и поцелуи в последнее время мне стали нравится. Не хочу, чтобы ненависть уходила, не нужен он мне, не прощу ему гордыню. Я тоже гордая, не прощу.
   Впихнув в себя салат с котлетой, я выпила компот, а вот на булочку места не хватило, и я протянула её Кириллу.
   - Хочешь, мне уже некуда?
   - Из твоих рук, не откажусь, - отвечает он, забирает булочку и сразу же откусывает её, закатывая от удовольствия глаза.
   - Спасибо, - говорю я и выхожу из столовой.
   Все больше я в столовую не пойду, даже если воду дома забуду, я еле доела салат на меня пялились все школьники. И как кусок в глотку полез, нет, все-таки лучше когда тебя игнорируют. А ещё нужно найти школу, желательно на луне, я доучусь до весны и переведусь. Придется признаться маме, но она поймет, она не с такими тяжелыми случаями на работе сталкивалась.
   Неделю спустя. Янина.
   В столовую я не ходила ровно неделю, а потом меня вытащили из класса и повели туда практически силой, я упиралась, но Кирилл пригрозил, что перекинет через плечо и отнесет. Пришлось подчиниться силе. Меня опять кормили салатом с котлетой и ещё поили вкусным кофе из кофемашины. Кофе я не люблю, но этот выпила и скромно попросила больше мне его не покупать. Кирилл кивнул головой, мол, принял к сведенью. Опять все школьники в столовой пялились на нас, неудобно.
   - Кирилл я не могу так есть, они все смотрят на нас. - Прошептала я.
   - Не обращай внимания, пусть пялятся, это их моя щедрость удивляет, я еще никого в столовой не кормил, даже так называемых подружек.
   Информацию про подружек, я пропустила мимо ушей, мне все равно кто и когда у него был, я все ещё обижена на него, но сказать, что уже так сильно ненавижу, как вначале не могу. Хотя признаюсь в этом только себе.
   - Тебе не интересно узнать о моих романах? - Спустя несколько минут молчания, спрашивает Кирилл.
   - Неинтересно, можешь не напрягаться, я вообще о тебе ничего знать не хочу
   - Придется узнать, но я подожду, пока ты будешь готова нормально воспринимать эту информацию.
   - А если не дождешься?
   - Я терпеливый и упорный и я дождусь. - Ответил он, - ешь не отвлекайся.
   Месяц спустя. Янина.
   Как же я мечтала, чтобы этот год поскорее закончился. Причем сейчас я мечтала об этом сильнее, чем в начале учебного года. Месяц для меня был очень сложным, во первых начались итоговые контрольные и мне пришлось непросто, но я написала на твердое три, а ещё Кирилл активизировался. Видимо весна на него влияет, он теперь каждый день вылавливает меня в коридоре, а если мне удается ускользнуть от него во время перемены, то он нагло заходит в класс и выводит меня за руку, при этом ещё и шипит в ухо, что убегать бесполезно, ему нетрудно и в класс зайти. После каждого его посещения моего класса, на меня долго палятся одноклассницы и о чем-то шепчутся, а мне становится стыдно, я как-то не привыкла быть в центре внимания. Все его действия привели к тому, что теперь со мной здороваются и не только одноклассники, но и другие ученики. Единственная отдушина, это занятия в цирковом кружке. Сейчас мы готовимся к дню города, нашему цирковому кружку предложено выступить на одной из сцен города во время праздника. Мы будем работать во время ярмарки на центральной площади, а вечером я и руководитель кружка Владислав Владимирович будем показывать огненное шоу, ну это я его так назвала, на самом деле мы будем жонглировать специальными булавами с огнем. Меня выбрали как самую старшую, и ещё у меня это хорошо получалось, но я в основном буду на подхвате, вся нагрузка ляжет на руководителя кружка, это его пригласили показать огненное шоу, а я значусь как ассистент. Праздника очень жду, мне еще ни разу не доводилось выступать на публике, боюсь, конечно, но интересно и хочется попробовать. От всех, этих волнений, я стала очень дерганой, ночью иногда говорю во сне и даже кричу, днем в школе дергаюсь и шугаюсь. Мама смотри на меня настороженно, но я ещё не готова разговаривать с ней о своих трудностях, я жду конца года, а потом буду просить найти мне другую школу. Сегодня у меня спокойный день. Класс, в котором учится Кирилл пишет итоговую контрольную по алгебре. Их заперли в кабинете на третьем этаже, и не выпустят пока не пройдет 4 часа, если только в туалет. У нас же сегодня только 4 урока, учителя заняты подготовкой к выпускным испытаниям и им не до нас. На переменах я быстро перебегаю из класса в класс, по коридорам не хожу, сижу, читаю учебники. Нужно обязательно что-то сделать, так жить нельзя иначе я превращусь в невростеничку, буду дергаться от каждого звука, да и мама переживает, я же вижу, как она на меня смотрит. День города через неделю, мы теперь тренируемся каждый день, программу мы выучили, теперь отрабатываем мелкие детали.
   Прозвенел звонок с урока, учительница, попрощалась с нами и направилась к двери, я быстро сложила учебники и кинулась к выходу. И только добежав до парка, я вздохнула с облегчением, погуляю немного, а потом пойду домой, нужно голову проветрить.
   День города. Янина.
   Наше выступление в самом начале праздничной ярмарки, сейчас здесь в основном мамаши с детишками и мы показываем им представление. Владислав Владимирович показывает фокусы, детишки пищат от восторга, девчонки крутят сальто, танцуют, я и ещё два паренька жонглируем. Дети любопытные и непосредственные, просят показать им инвентарь, а некоторые особо ретивые пытаются отодрать от наших костюмов блески. Мамаши оттаскивают их, те пищат и сопротивляются, вокруг шум гвалт, смех и крики. Нам весело, мы радуемся празднику. Костюмы для выступления нам сшили в специальной мастерской, а вот блески на юбку и шапочку мы с мамой приклеивали сами, целый вечер потратили, повеселились от души, а потом отмывались от клея. Ничего необычного наши костюмы не представляют, обтягивающие лосины, широкая пышная юбочка до колен яркой расцветки, приталенная блузка с рукавами фонариками и милая шапочка с колокольчиками, те кто танцует и крутил сальто одеты в комбинезоны, мы выглядим ярко и весело. Отработаем два часа, а потом на сцену выйдет ансамбль народного танца, нас же после представления обещают отвести в палатку со сладостями и вдоволь накормить. А вечером мы с Владиславом Владимировичем выступаем перед молодежью, у меня уже приготовлен костюм. Ткань, из которой он пошит со специальной пропиткой от возгорания, так положено, руки мы тоже смажем специальной защитной мазью, потом обсыплем тальком, волосы будут убраны в специальную шапочку, а лицо и шея обработаны специальным защитным спреем. Сам костюм состоит из двух предметов, обтягивающие брюки и водолазка, из украшений только специальные цветные подтяжки и яркие матерчатые сапожки на резиновой подошве.
   Владислав Владимирович остановил музыку, поблагодарил зрителей за поддержку и аплодисменты и мы спустились со сцены. Теперь мы будем зрителями, но сначала в палатку со сладостями, выпьем горячего чая и насладимся изысканными угощениями. В палатке для нас накрыты два стола, Владислав Владимирович поблагодарил нас за работу, сказал, что мы лучшие, и он гордится нами, мне он подмигнул, а потом попрощался и ушел. У него сегодня весь день расписан по минутам, он один из организаторов праздника. Мы медленно пьем чай и смотрим на веселых горожан, сладости вкусные, но мы возбужденные и есть не хочется, а вот пить очень сильно. Девчонки вызванивают родителей, мальчишки договариваются сходить на карусели, я сейчас отдохну немного, и пойду домой, мне ещё к вечернему выступлению готовится. Родители на праздник решили не ходить, папа работает до позднего вечера и в выходные они проводят вместе дома. Я смотрю на них, и мне хочется, чтобы у меня тоже была такая дружная семья, они очень нежно и трепетно относятся друг к другу, и я хочу прожить так. Хочу встретить человека, который бы любил меня, прислушивался к моему мнению и жили ли бы мы в гармонии. Я задумалась, хорошо, вокруг веселые люди, в теле приятная усталость и радость от хорошего выступления. Меня обняли за плечи, теплые руки провели по шее и осторожно сняли шапочку. Я знаю эти руки, в последнее время они часто прижимают и гладят меня.
   - Кирилл, ты не мог бы хотя бы на улице, вне школы оставить меня в покое.
   - Ты такая красивая в этом костюме, я и так долго терпел не подходил к тебе. - Отвечает он и садится на соседний стул.
   - Ты не находишь, что мне ещё рано все это, твои поцелуи, прикосновения и все другое, мне ещё и 15-и лет нет, я даже на парней не смотрю, мне они не интересны.
   - А на парней и ненужно смотреть, только на меня. - Шепчет он, - ты думаешь, я ничего не понимаю и не вижу, а как мне тяжело, я не железный. У меня сейчас самый возраст, а я вокруг тебя кругами хожу.
   - Так не ходи Кирилл, я же не привязала тебя к себе?
   - Я сам себя привязал и не жалею и не подумай, что жалуюсь, это я так к слову сказал.
   - А меня ты спросил, когда привязывался? Почему ты решаешь за меня?
   - Тшшшш Янина, - шепчет он и прижимает меня к груди, - не будем ругаться в праздничный день, этот спор бесполезен, я так решил, а тебе придется принять это. Со своей стороны могу пообещать, что буду стараться сглаживать острые углы.
   Я хотела возмутиться, но мне закрыли рот ладонью, а потом я почувствовала его губы за ухом. А вот это лишнее люди кругом, да и девчонки из кружка на нас смотрят. Я начала вырываться.
   - Все, я отпустил, - сказал Кирилл, - знаю, ты не любишь когда на людях. Давай я тебе ещё чаю куплю и сладостей, а потом погуляем.
   - Мне домой нужно, я маме обещала сразу после выступления прийти, она обед праздничный готовит, папа дома, мы давно вместе за столом не сидели, все занятые в последнее время.
   - Хорошо, я провожу тебя до дома...
   - Нет лучше я одна.
   - Ты думаешь, я не знаю, где ты живешь? Наивная! Я на третий день после нашего столкновения узнал твой адрес и даже телефон.
   - Я догадываюсь, что ты умеешь добывать нужную информацию, просто если нас увидят родители, то будут вопросы, а я не знаю что отвечать, врать не люблю, а родителей обманывать нельзя.
   - Обо мне все равно придется сказать, но сейчас я настаивать не буду, хорошо я провожу тебя до соседнего дома.
   Вечер того же дня. Янина.
   До площади, где будет проходить представление меня, довез отец, сдал на руки Владиславу Владимировичу, ещё раз напомнил ему, чтобы он отвез меня домой и уехал. Отец не любит находиться в толпе, но он бы остался, это я его попросила уехать, мне боязно выступать перед родными, посторонние люди меня не знают, а вот мама с папой... Я знаю, он будет переживать и нервничать, а я буду думать об этом во время выступления. И для общего спокойствия, я договорилась с Владиславом Владимировичем, что он отвезет меня домой. Ему по пути, он живет через три дома и мы не раз возвращались вместе с тренировок. Наш руководитель человек, культурный, начитанный и интересный собеседник, он знает, о чем говорить с детьми и так интересно рассказывает о прочитанных книгах, что хочется сразу же их прочитать. Мы готовились к выступлению в небольшой палатке за сценой, ещё раз проверили инвентарь, поправили одежду, обработали все открытые участки тела специальным спреем, обсыпали руки тальком и сделали дыхательную гимнастику, чтобы успокоится. На сцену мы поднимались практически спокойными.
   Хорошо, что на улице темно и я не вижу зрителей, мы жонглируем горящими булавами, потом вертим вокруг себя специальные веера с огнем, я помогаю, после номера принимаю инвентарь, тушу его в ведре с водой и поджигаю огонь на инвентаре для нового номера. Публика иногда вскрикивает Владислав Владимирович мастер экстра-класса, у меня захватывает дух, когда он делает особо сложные трюки. На публику я не реагирую, пристально наблюдаю за Владиславом Владимировичем, жду его знаков, чтобы поджечь новый инвентарь. Наконец представление заканчивается, я выдыхаю, тушу в ведре два последних факела, и подхватив инвентарь начинаю спускаться со сцены.
   Я только успела сложить инвентарь в специальный ящик, как в палатку вбежал Кирилл и сверкая бешенным взглядом, развернул меня к себе.
   - Что случилось? - Не понимая его настроения, спрашиваю я.
   - Покажи мне руки.
   Я протягиваю руки вперед, он начинает их ощупывать и внимательно осматривать.
   - Скажи, зачем тебе мои руки?
   - Хочу убедиться, что у тебя нет ожогов.
   - Молодой человек, - раздается голос Владислава Владимировича, мы обрабатывает открытые участки тела специальным защитным спреем, а руки смазываем специальной мазью и одежда у нас со специальной пропиткой, так положено. Я бы никогда не выпустил свою ученицу на сцену, не приняв меры предосторожности.
   Кирилл зло сверкает глазами, но руки мои не отпускает, все пытается что-то найти.
   - Кирилл, это уже не смешно, у меня все хорошо, я не обожглась.
   - А я не смеюсь, - зло говорит он, - и как родители разрешили тебе в этом участвовать?
   - Не слова больше Кирилл, я сейчас на взводе и могу устроить истерику.
   - Хорошо, мы поговорим об этом в школе, - отвечает он и выходит из палатки.
   Когда он вышел, я с сожалением посмотрела на Владислава Владимировича. Мне стало неприятно, что он стал свидетелем такой некрасивой сцены. Он же смотрел на ящик с инвентарем и о чем-то думал.
   - Простите, но воспитывать Кирилла бесполезно.
   - Я не об этом думаю, ты девочка попала в сложную ситуацию и хорошо, если он со временем перегорит, и вы расстанетесь с минимальными потерями, а если все усугубится...
   - Я доучиваюсь этот учебный год и буду переводиться в другую школу.
   - Это не поможет, но послушай мой совет, бороться против этого бесполезно, только силы и нервы зря потратишь, такие ситуации нужно избегать или убегать от таких людей.
   - А куда бежать, родители будут переживать, да и лет мне мало, куда я убегу?
   - Поехали Янина домой, поздно уже.
   Глава 6
   За неделю до летних каникул. Янина.
   Как я ждала каникул, мечтала о них не то, что дни, часы считала. Мне удавалось избегать встреч с Кириллом, пока у него были контрольные работы, а потом я начала прогуливать уроки. Ничего нового я не узнаю, учителя заняты подготовкой к выпускным экзаменам, материал мы уже прошли, теперь только повторяем пройденное. Сегодня я решила сбежать после второго урока, подхватив сумку, я направилась на первый этаж, на улице солнце и тепло, погуляю в парке, а потом домой, сегодня у меня цирковой кружок, занимаемся последние недели, на каникулах все разъезжаются и Владислав Владимирович уезжает в горы. Мы встретимся только в августе, а некоторые только к сентябрю приедут в город. У самой двери меня поймали и прижав к груди понесли в раздевалку, там развернули и прижали к стене.
   - Кирилл сколько можно, я и так вздрагиваю от громких звуков, ты из меня скоро параноика сделаешь.
   - Ты куда собралась у тебя ещё два урока?
   - Не перегибай палку, ты мне не отец. Оттого, что я просижу эти уроки, знаний в моей голове не прибавится, ты же знаешь, как я учусь, ВУЗ мне не грозит, чего зря штаны просиживать?
   - Ты не поэтому убегаешь с уроков?
   - Не поэтому, - отвечаю я и чувствую, как к горлу подходит ком, у меня зарождается истерика.
   Я до сих пор не отошла от прошлого разговора с Кириллом, он все-таки высказал мне о том огненном шоу. И как всегда был категоричен, больше в таких опасных шоу не участвовать и все, иначе он обязательно узнает и просто стащит меня со сцены. Я пыталась остановить его, объяснить, что он не имеет никаких прав запрещать мне что-либо, но он был непреклонен. Спокоен и тверд. Я махнула рукой и попыталась убежать, но меня поймали, и мне пришлось терпеть его присутствие до самого моего дома, но хорошо, что у него хватило ума не целовать меня после этого скандала, а то я не выдержала бы и треснула ему по голове или укусила бы за язык. Сейчас же я чувствовала, что моя точка невозврата уже очень близко, вернее она наступает именно в этот момент. Моя психика долго блокировала негатив, но всему приходит конец, чаша терпения переполнилась. Резко оттолкнув Кирилла, я понеслась к выходу, за мной не бежали, мне нужно обязательно добраться до парка, найти те деревья, где я раньше плакала, и выплеснуть все что накипело, я хотела выплакаться, все достало.....
   До деревьев я добежала, не забыла дорогу и обхватив дерево начала плакать. Такой истерики у меня еще не было, в голове стучали молотки, в ушах шумело, меня тошнило, я кричала, а из глаз лились слезы. Меня трясло крупной дрожью, ноги подкашивались, и я вцепилась мертвой хваткой в ствол дерева, чтобы не упасть на землю. Кажется, я кричала на весь парк, но мне это сейчас очень нужно, сколько длилась истерика, не знаю. Слезы кончились, шум в ушах начал затихать, а голова разболелась ещё больше. Немного постояв, я решила все-таки двигаться в сторону дома. Осторожно отцепившись от дерева, я достала из портфеля бумажные платки и начала вытирать лицо и нос. Представляю, как я сейчас выгляжу, лицо красное, глаза опухшие, "красавица".
   - Так плохо? - Слышу я шепот за спиной, - почему ты ничего не говоришь?
   От этого голоса, я вздрогнула, но слез нет, глаза сухие, а от головной боли я стала с опозданием реагировать на внешние раздражители.
   - Уходи, я никогда не хотела, чтобы у моих истерик были свидетели, - тихо говорю я и медленно направляюсь в сторону дома.
   - Янина, я больше не подойду, ты живи спокойно, - говорит Кирилл.
   Отвечать нет сил, я только кивнула головой и пошла дальше, я хотела верить и в тот же момент не верила ему. Но школу я все равно поменяю, не буду мозолить ему глаза, вдруг он передумает. Дома я сразу пошла в ванную и долго стояла под теплым душем, завтра поговорю с мамой и мы заберем документы. Сейчас же я хочу лечь в постель и закрыться одеялом с головой, хочу спать, нужно лечить нервы.
   Две недели спустя. Янина.
   Мне купили путевку в санаторий, я поговорила с мамой, но много ей не сказала, не хотелось расстраивать её, у них и так с отцом проблем много, а я должна уже сама научиться справляться с проблемами. Мы забрали из школы документы, новую школу пока не выбрали, но у нас есть время. После санатория я с родителями еду в дом отдыха, и только потом приеду в город. Но к тому времени заработает цирковой кружок и мне будет чем заняться. Надеюсь, что я смогу восстановить свою пошатнувшуюся психику. И ещё я очень хочу верить, что Кирилл не обманул меня, и я его больше не увижу.
   Месяц спустя. Янина.
   Мы с мамой лежим на желтом песочке, волны накатывают на наши пятки, как же хорошо и спокойно. Вся наша семья на море. Отец сейчас купается, мы же с мамой разговариваем. Я рассказываю ей, как отдохнула в санатории. У меня случился роман, ну это я слишком громко заявила, не роман конечно, симпатия. Парень старше меня на год проходил в санатории реабилитацию после спортивной травмы. Мы познакомились на занятиях по лечебной гимнастике, а потом стали вместе гулять по территории санатория, ходить в бассейн и на тренажеры и ещё мы много говорили. Рассказывали друг другу о прочитанных книгах, о школе, о спортивных достижениях, мы не целовались, только пару раз держались за руку, и хорошо, что он не настаивал на поцелуях, мне этого точно ненужно, я только забывать начала. Расстались мы хорошими друзьями, писать друг другу не обещали, знали, что обещание не выполним, телефонами и адресами не обменивались. У нас разная жизнь и интересы разные, хорошо, что мы встретились и провели эти дни вместе, а дальше каждый пойдет своей дорогой. Но я отдохнула душой и даже стала забывать о кошмаре по имени Кирилл. Мама улыбается, рада за меня, а мне приятно вспоминать об этом милом и кратковременном увлечении. Завтра у нас запланирована экскурсия в океанариум, послезавтра поход на городской рынок и много ещё чего по списку, каждый день расписан. Сейчас же мы просто лежим на песочке и улыбаемся друг другу. Хорошо! Жизнь прекрасна и удивительна.
   Начало учебного года. Янина.
   Школа не элитная и гордо не именует себя лицеем, просто обыкновенная школа. В моем классе 18 учеников, парней больше чем девчонок. Меня приняли настороженно, но не злобно, просто им интересно, почему я перевелась из крутого лицея. Через пару дней, одноклассники уже воспринимали меня нормально, а вот я боялась сближаться с кем-нибудь. Я конечно нос не воротила, общалась нормально, но от неудобных вопросов уходила и ещё была не готова принимать участие в совместных мероприятиях. Я старалась быть тихой и незаметной, всегда находила достойную причину, чтобы не идти с классом. К моей нелюдимости и осторожности привыкли быстро, в 15 лет у подростков другие заботы. Я со стороны наблюдала как у парней и девчонок просыпается интерес, как они жаждут романтики и как все думают, что вот это увлечение у них серьезное. Видимо я выросла уже или мне помогли вырасти или я переела всего этого. А ещё глядя на парней и девчонок, мне становилось страшно, неужели я стала ущербной, нельзя допускать, чтобы Кирилл испортил мою дальнейшую жизнь. Но пока я гоню от себя эти мысли только три месяца прошло, я же нормально с парнем в санатории общалась, может не все так плохо, отойду немного и забуду.
   Две недели до зимних каникул. Янина.
   Мне захотелось пойти на школьный новогодний вечер. Я подумала, а почему бы нет, мама сказала, что купит мне платье и туфли, и я повеселюсь. С одноклассниками у меня все ровно, общаюсь со всеми, ребята в классе попались приятные и милые, девчонки тоже без заскоков. Пусть близких друзей я не завела, но приятельствую со всеми, пойду на праздник потанцую.
   Сегодня я задержалась в школе, пришлось переписывать лабораторную работу по физике, но лучшую оценку не получу, хотя тройку я честно заслужила. Когда я доехала до дома, было уже темно, зима, да и фонари горят через раз. Вбежав в подъезд, я начала стряхивать с себя снег, в этот момент меня обняли со спины и прижали к груди. Я даже не дернулась от неожиданности, значит, не зря я сомневалась, Кирилл обманул меня.
   - Я тебе никогда не верила, - прошептала я, - ты подлый эгоист и всегда думаешь только о себе.
   Он развернул меня лицом к себе и прижав к стене начал тихо шептать на ухо:
   - В этот раз я думал о тебе, слишком много на тебя навалилось в прошлом году, и я хотел, чтобы ты отдохнула, успокоилась, потому и соврал.
   - Благими намерениями устелен путь в ад....
   - Ты думаешь, мне было легко издалека наблюдать за тобой? Ты ходила такая спокойная веселая, а в лицее ты такой не была, неужели я так плохо на тебя влиял?
   - Ты мне жить не давал, сначала подавлял меня морально плюс шалости и многие из них не такие уж и невинные, а потом ты мне дышать не давал, я все время боялась, что вот сейчас ты появишься из-за угла и опять прижмешь меня к стене.
   - Ты похорошела, - прошептал он и начал целовать меня.
   Отталкивать бесполезно, я пыталась только отвернуть голову, но ему все равно куда целовать. А через несколько минут, я поняла, что происходит что-то не то, Кирилл начал часто дышать и расстегивать на мне пальто, его руки уже забрались под мой джемпер и гладят мое тело, я даже не поняла, когда он успел так быстро расстегнуть на мне верхнюю одежду. Дальше стало хуже, он начал чуть ли не снимать с меня брюки. Я крутилась и пыталась оторвать его руки от моего тела, кричать не могла он терзал мои губы и я только протестующее мычала, а когда его рука подобралась к застежки бюстгальтера, я по настоящему испугалась и резко освободив руку, ударила его по шее, куда попала. Кирилл немного отодвинулся от меня.
   - Не смей обращаться со мной как с вокзальной девкой, ты хочешь взять меня прямо в подъезде у грязной стены! - Крикнула я и начала колотить его ладонями, куда смогла достать.
   Кирилл стоял опустив руки, а я колотила его куда попало, но больно только мне, он как будто из камня сделан, хорошо, что злость начала уходить. Мои руки перехватили и начали нежно массировать ладони, Кирилл прислонился лбом к моему лбу и зашептал:
   - Прости девочка моя, я потерял контроль, если бы ты знала, как тяжело себя сдерживать, но я не жалуюсь, прости, я виноват, не смог сдержаться. Хорошо, что ты ударила меня, а я мог бы натворить много глупостей. Прости меня, но наблюдать за тобой с расстояния больше не смогу. Придется терпеть меня.
   У меня в глазах стояли слезы, почему терпеть придется опять мне, почему не ему, ну и потерпел бы, понаблюдал бы с расстояния. Почему я, опять я.
   - Пусти мне нужно домой. - Сказала я, пока ещё могла произносить слова нормальным голосом.
   - Прости, но завтра я жду тебя после школы, убегать не советую, тогда буду стоять у класса. - Сказал он и отпустил меня.
   - А тебе учиться не надо?
   - Я учусь и хожу к репетиторам, за меня не переживай, хотя ты не из-за этого спросила?
   Отвернувшись от него, я побежала по лестнице до своей квартиры, мне нужно успокоиться, хорошо, что родителей нет дома, не хочу показывать им свои слезы. Меня обманули, и будут обманывать. Он пойдет на все чтобы .... О чем я думаю! Но не может же такого быть, чтобы он не разочаровался во мне через некоторое время? Мужчины они же ветреные создания природы, они редко бывают верными, ну пусть он будет таким, пусть найдет себе другую, много других, ну почему я? Почему мне не везет? А вот на новогодний вечер я уже не пойду, хорошо, что мама платье не купила, настроения нет веселиться, закончилась спокойная жизнь.
   Глава 7
   Три месяца спустя. Янина.
   Теперь Кирилл каждый день ждал меня у школы, я не пыталась убегать, не вижу в этом смысла, но после того раза, он больше не пытался меня лапать. За руку брал, нежно целовал, но руки не распускал. Мне завидовали все девчонки в классе.
   - Такой красавец! - Вздыхали они, - высокий, стройный, сильный и как можно такого не любить. Он смотрит на тебя влюбленными глазами.
   Я же чувствовала себя как зверь в клетке, меня заперли, ограничили свободу и говорить с Кириллом бесполезно. Не скажу, что испытываю к нему ненависть, но и особого восторга, что он опять появился в моей жизни, нет. И опять как в прошлом году, цирковой кружок моя отдушина, я прихожу туда и забываю обо всем. Мама спрашивает, все ли в порядке у меня в школе. В школе все прекрасно, одноклассники доброжелательные, учителя не ругают, в дневнике, как и всегда тройки и четверки, вот только Кирилл не вписывается в мою жизнь, но он этого не понимает, вернее не хочет понимать. Сейчас я жду, когда закончится учебный год, дальше я планирую учиться в училище, нужно получать профессию, ВУЗ мне не светит, да и не стремилась я никогда получить высшее образование. Я всегда трезво оценивала свои способности. Мы с Кириллом иногда ходим в кино, редко сидим в кафе, я не стремлюсь проводить с ним много времени, хотя иногда с ним приятно поговорить, но только не о наших отношениях или о совместном будущем. Мы видим наше будущее по-разному. Я не хочу видеть его в будущем рядом с собой, мне кажется, я никогда не смогу простить ему все те гадости, которые мне сделали по его указке и те слезы, которые я пролила в парке. Одно меня радует, что скоро у Кирилла начнутся экзамены и он на время оставит меня в покое.
   За месяц до окончания школы. Янина.
   Сегодня я плакала в своей комнате, проснулась среди ночи, долго ворочалась, а потом внезапно потекли слезы. Уткнувшись в подушку, я начала реветь. Старалась громко не всхлипывать, чтобы не разбудить родителей. Но через некоторое время в комнату вошла мама и присев на мою кровать начала гладить меня по спине. Взяв себя в руки, я повернулась и только хотела соврать ей, что мне приснился страшный сон и только поэтому я плачу, как мама покачала головой и сказала:
   - Я бы хотела знать правду, вижу, что ты хочешь успокоить меня, но это ведь не сон?
   - Нет, - ответила я и присев на кровати, обхватила голову руками, - я расскажу только без подробности. Не потому, что я тебе не доверяю или хочу скрыть что-то плохое, мне просто не хочется вспоминать эти неприятные моменты. Вернее их тяжело вспоминать.
   А дальше был отредактированный мной рассказ о моей жизни в этом городе. Я не хотела расстраивать маму, но мама поняла, что я скрыла больше, чем рассказала и ещё, что я сильно приукрасила свой рассказ.
   - Я придумаю что-нибудь, - сказала мама, когда я закончила говорить, - тебе нужно уехать далеко отсюда. Хотя мы с папой будем переживать, и скучать, но тебе нужно уехать. Бороться с этим бесполезно, можно только убежать.
   - Спасибо мама.
   Она ушла к себе в комнату, а я почти сразу заснула, наверное, нужно было давно обратиться к родителям. Я просто глупый подросток, который думал, что все смогу решить самостоятельно, может ещё можно все изменить. Очень надеюсь, что я не поздно обратилась за помощью.
   За неделю до окончания школы. Янина.
   Утром я сдала последний экзамен, я окончила восемь классов, но на выпускной вечер не пойду, через два часа я буду уже в поезде. Меня согласилась приютить мамина подруга, которая недавно уехала в другой город. Муж у неё военный и его перевели к новому месту службы. Я поживу у неё до сентября, а потом переду в общежитие при железнодорожном училище, в котором буду учиться. Я получу профессию связиста-диспетчера. что касается работы, то училище гарантировало трудоустройство по профессии. Мама перешлет мне аттестат чуть позже. Мне грустно расставаться с родителями, но в данный момент я не вижу другого выхода. Мой чемодан в камере хранения на вокзале с папой я попрощалась утром, мама проводит меня до вагона поезда. Когда мы увидимся, неизвестно, но в ближайшие три года я не приеду. Кирилл сегодня сдает важный экзамен и раньше трех часов не освободиться, я же в это время уже покину пределы области.
   Два часа спустя. Янина.
   Мама последний раз крепко обняла меня и вышла из вагона. А через минуту она появилась около окна моего купе и махала мне рукой. У неё текли слезы и у меня тоже текли слезы. Мы не смахивали их, чтобы не показать друг другу, что плачем.
   - Кирилл сейчас я тебя ненавижу! - Думала я.
   Поезд выехал за пределы города, начался лес и я, расстелив постель, легла на полку. Эту ночь я не спала, думала, как я смогу жить без родителей. Мама тоже не спала, я видела, как она утром в ванной пудрила под глазами, пыталась замаскировать темные круги. Ехать мне двое суток, высплюсь наперед, но сейчас под стук колес поезда я начала расслабляться и засыпать. Может все образуется, и Кирилл через год женится, и я смогу приезжать к родителям на каникулах.
   За неделю до начала учебного года.
   Я перебралась в общежитие училища. Меня приняли без проблем, не смотря на мои тройки в аттестате, сейчас рабочие профессии считаются не престижными. Все стремятся получить высшее образование. У кого есть деньги, пристраивают детей на платные факультеты, лишь бы дитятко не работало физически. В училищах недобор, вот и принимают всех желающих. Общежитие при училище приличное, недавно отремонтировали. В комнате три кровати, большой шкаф для одежды, три тумбочки и стол. Мы почти на полном обеспечении, нас будут кормить три раза в день, а если будешь хорошо учиться, то и стипендию дадут. Мама дала мне денег на некоторое время, я положила их на книжку, буду снимать понемногу, а если закончатся, то она вышлет перевод на адрес подруги. Подруга мамы тетя Люда, женщина среднего возраста, болтушка и оптимистка. Мы все лето провели вместе, ходили по магазинам покупали всякие нужные мелочи, сделали ремонт в их служебной квартире и много гуляли по городу. Она показывала мне достопримечательности, рассказывала, куда нельзя ходить после наступления темноты и ещё мы ездили купаться на речку. В общем, я провела время с пользой, очень познавательное лето выдалось. За неделю до начала занятий, мне разрешили заселиться в общежитие, тетя Люда расстроилась, она почти всегда одна, муж на службе, а дочь уже замужем и живет в другом городе. Но я обещала навещать её, она единственная кого я пока знаю в этом городе и через неё, я связываюсь с мамой. Мы с мамой ведем себя как шпионки, она даже документы послала мне из другого города, просто детектив какой-то. Я бы не стала так шифроваться, мне кажется, стоит только уехать, как Кирилл потеряет ко мне интерес, но мама другого мнения. У меня начинается новый виток жизни, что ждет впереди? Буду надеяться, что только хорошее, может, хватит судьбе испытывать меня.
   Глава 8
   Три года спустя. Янина.
   Выпускные экзамены я сдала успешно и через три дня получу заветные корочки. Где буду работать, уже знаю, мы проходили практику на своих будущих местах работы с самого первого курса училища. Соседки по комнате попались компанейские и приятные в быту. Мы прекрасно ладили все эти годы. После окончания училища разлетимся кто куда, я останусь в городе, мое место работы на сортировочной станции, Аленка, уезжает в соседний городок, ей родители нашли работу, а Татьяна выходит замуж и они с мужем переезжают в другую область. Осталось пару дней, и мы расстанемся, думаю, что навсегда, писать и звонить не договаривались, надеюсь, что будем вспоминать друг о друге. С родителями я не виделась все эти три года, но мы часто созванивались. На каникулах я работала, копила деньги на учебный год, проявляла самостоятельность. Отец получил новую должность и все три года работал без отпуска, мама же не хотела оставлять его одного, боялась за его здоровье. На приезде родителей, я не настаивала, я все понимала. Мама нужна отцу иначе он надорвется, я же хотя и сильно скучала по ним, но для себя решила, что раз начала самостоятельную жизнь, то нечего слезы лить и стонать. И все эти три года я ненавидела Кирилла, если бы не он, я бы могла жить с родителями, учится в своем городе, а не слушать по телефону только их голоса. Родители никогда про него не говорили, но я догадывалась, о чем они молчат, он не успокоился и не забыл меня. И когда это закончится?
   Но самое главное, что случилось в моей жизни, так это большой любовный роман. Мы познакомились с Александром год назад на практике, он уже взрослый парень работает помощником машиниста, скоро сдаст экзамены и будет машинистом товарных составов. Деньги получает хорошие, только вот до сих пор живет с мамой, но как он говорит, что это временно, как женится, так возьмет ипотечный кредит и купит отдельную квартиру. Закрутилось у нас с ним все очень быстро, я даже не поняла, как от походов в кинотеатр мы перешли к поцелуям, а потом и к интимной программе, но я не жалею. Александр умный, понимающий и нежный парень. После наступления моего совершеннолетия, он предложил мне подумать о ЗАГСе и я готова к этому серьезному шагу, хотя мне ещё только девятнадцатый год. С его мамой я знакома, приятная женщина, но очень подозрительная, хотя я её понимаю, она после смерти мужа всю себя отдала сыну и поэтому к каждому человеку, который хочет войти в семью, присматривается долго и только потом принимает. Мы прекрасно ладим, но мне кажется, что она ещё не готова принять меня, хотя никогда не говорила мне об этом. Мы как-то умудряемся делить Александра, не переходя друг другу дорогу. Вот только одно меня настораживает в отношениях с будущей свекровью, она очень хочет познакомиться с моими родителями и не понимает, что они люди занятые и приехать не могут. Её желание можно понять, но эта проблема просто встала между нами. Она пытается все время внушить Александру, что у меня с родителями плохие отношения, раз они не приезжают ко мне или что с ними вообще что-то не так, и я обманываю его. Причем все эти разговоры начались после моего совершеннолетия, хотя мне понятно почему, она хочет, чтобы сын не торопился вводить в семью девушку, не познакомившись с родителями, наверное, я бы на её месте тоже настаивала на этом или я просто оправдываю её. Но, не смотря на возникшее непонимание, мы прекрасно общаемся, хотя я же не знаю, что она говорит сыну за моей спиной. Пока же Александр не отказывается от своего предложения отвести меня в ЗАГС, значит между будущей свекровью и мной разногласия преодолимые или ему неважно кто мои родители и какие у нас отношения в семье.
   В комнате общежития была только Татьяна, Аленка убежала ещё с раннего утра и до сих пор не вернулась, догуливает последние деньки, с подружками прощается. Я переоделась в домашнюю одежду и решила вскипятить чайник, но Татьяна уже на выходе остановила меня.
   - Янина, тут Александр приходил и передал тебе вот это, - она протянула мне сложенный вдвое листок и толстый конверт.
   Взглянув на адрес на конверте, я чуть не выронила чайник из рук. Не адрес меня поразил, а почерк, его бы я узнала из тысячи. Все-таки мама Александра написала письмо моим родителям и получила ответ, только не от них, а от Кирилла. Как же он посмел копаться в чужой почте, что он себе позволяет? Родительский адрес я дала Александру сама. Две недели назад, мы были у него в гостях, и его мама настояла, на этом. Она сказала, что сама хотела бы написать моим родителям и пригласить их в гости, должны же они наконец-то познакомиться с будущими родственниками. Чтобы развеять все её подозрения, я продиктовала адрес Александру, мне скрывать нечего, у меня прекрасные родители, я люблю их и горжусь ими. Не разворачивая записку от Александра, я вытащила бумаги из конверта. Это мое досье, там написано и про маму наркоманку и про бабушку с дедушкой, которые продали квартиру, чтобы оплатить её лечение, а потом доживали свои годы в небольшом загородном домике, который после их смерти был завещан соседке, за то, что она ухаживала за ними. Ещё есть информация про моего биологического отца, а вот про него ни я, ни родители матери не знали. Мой папаша, доктор из наркологической клиники, где лечили родительницу. Семейный мужчина, позволивший себе интрижку на работе и который никогда не признавал свой постыдный грех, то есть меня. Копии официальных документов и разве можно им не поверить? Не сомневаюсь, что Кирилл давно собрал на меня досье и сейчас воспользовался шансом и подгадил. Бросив все бумаги на кровать, я развернула записку от Александра, только три слова, прощай, не звони. Вот так, целый год мы были вместе, он признавался мне в любви, был готов официально оформить отношения, а когда узнал, кто мои настоящие родители даже не посчитал нужным порвать со мной лично, а передал подруге записку. Мне стало очень обидно, что я потратила на него год своей жизни. От Кирилла всего можно ожидать и меня не удивила эта злосчастная бандероль, а вот от Александра..... Видимо я не умею видеть людей. И я не собираюсь обвинять его маму, это не она написала записку, это не она трусливо отдала её Татьяне и быстро убежала, чтобы ничего не объяснять, как же я ошиблась в нем, хорошо, что мы не дошли до ЗАГСа. Его трусливая натура рано или поздно проявилась бы обязательно и хорошо, что это случилось сейчас, а не спустя 10 лет семейно жизни, когда все изменить было бы намного сложнее.
   Записку я смяла и выкинула в мусорное ведро, а досье собрала и сложила обратно в конверт, в следующий раз покажу его до ЗАГСа, чтобы не ошибиться в выборе спутника жизни. Почему-то слез у меня не было, глаза сухие, только злость и не на Кирилла, на него я не злюсь, я теперь даже благодарна ему, он открыл мне глаза. Написать, что ли благодарственное письмо. Вот немного успокоюсь и обязательно напишу, и как вовремя он пришел мне на помощь, благодарю Кирюша!
   - Ты знаешь, кто прислал этот конверт? - Тихо спросила Татьяна.
   - Знаю, только не могу понять, за что он мне мстит? Мы не ругались, я просто уехала от него, скрылась, и мы три года ничего не знали друг о друге.
   - А если это не месть? Почему ты сбежала от него?
   - В 14 лет я переехала в тот город, где сейчас живут родители и на третий день учебы в новой школе столкнулась с ним и его друзьями, но рассказывать об этом долго и сейчас не то настроение. Если кратко, то сначала меня гнобили в школе только за то, что я не так перед ним извинилась, а потом он резко воспылал ко мне чувствами, и его стало слишком много. Он был везде и всегда, лез во все сферы моей жизни и мы с мамой решили, что лучше мне исчезнуть на время, может он успокоится. Это из-за него я учусь за тридевять земель, а могла бы жить с родителями.
   - Нет, это не месть, он расстроил твою свадьбу, хочет чтобы ты была с ним. - Утвердительно сказала Татьяна. - Это любовь.
   - Так не любят. - Заявила я.
   - А как любят, как Александр? - Ответила Татьяна, - любовь имеет самый красивый и радостный цвет, но не забывай, что и он имеет оттенки. Это не моё изречение, это я где-то прочитала, проще говоря, любовь бывает разная.
   - Тогда лучше никакой.... - Ответила я.
   - Ты не об этом сейчас думай. - Ответила Татьяна, - если я права, то твой бывший парень уже в городе, стоит где-нибудь у общежития и ждет, когда ты вся в слезах выскочишь прямо к нему в объятья.
   - Нет! - Воскликнула я, - только не это, я не хочу его видеть, я сейчас могу не сдержатся и натворить глупостей. Если ты права, и он так необычно любит меня, почему же так подло поступил?
   - Наивная ты Янина, в любви и на войне все средства хороши, он же добился своего, вы с Александром расстались, ты свободна и у него развязаны руки.
   - Но это же подло и недостойно.
   - Я же говорю, все средства хороши! И подлые и недостойные и лесть и ласка и ложь, все чтобы добиться своей цели.
   Присев на кровать, я обхватила голову руками, я не хочу его видеть. И что мне делать, а ведь Татьяна права, Кирилл, наверное, уже в городе, ждет и потирает руки. - Убегать будешь? - Спросила Татьяна, - а может, хватит бегать и лучше встретить его и все выяснить. Поставить перед ним условия и попробовать наладить отношения.
   - А вот с этим я не соглашусь с такой любовью бороться невозможно, можно только убегать. Мне нужно скрыться из общежития до вечера, тетя Люда приютит на пару дней, а дальше я придумаю, как исчезнуть из его поля зрения.
   - Это твоя жизнь. - Ответила Татьяна, - сейчас позвоню своему будущему мужу, он проведет тебя через мужское крыло и отвезет к тете. Собирай документы, вещи я тебе потом привезу и твои корочки получу сама. На работу позвони и скажи, что забеременела, никто не захочет брать беременную девушку. И в путь, только это не жизнь! Постоянно убегать от проблем не выход.
   - Как забеременела, на работе же знают про нас с Александром, на него же все коситься будут?
   - И что из того, думаешь, он прибежит к тебе и покается или ты его жалеешь, так это зря, он с тобой не по-людски поступил.
   - О чем я думаю? Ты права Татьяна, совсем я расслабилась за три спокойных года, бдительность потеряла, нужно собраться и покинуть общежитие. Я не готова встретиться с Кириллом, пока не готова. Но я не буду бегать всю жизнь, сейчас же я только отступлю. Война так война, я уже это проходила, тогда выстояла и сейчас справлюсь.
   Глава 9
   Два года спустя. Янина.
   Заведя будильник, я легла на полку и закрыла глаза. Следующая станция только через два часа, можно отдохнуть. В вагоне уже погасили свет, вроде все беспокойные пассажиры успокоились, дети уснули и у меня есть время немного подремать. Уже больше года я работаю проводницей, так получилось. После моего побега из общежития, я отсиживалась несколько дней у тети Люды, а потом уехала в другой город и пошла учится на проводника железнодорожного состава. После железнодорожного училища, я училась по упрощенной программе и через 8 месяцев, успешно окончив курс, вышла на работу. Спасибо Татьяне, она и её парень не только помогли мне тайно покинуть общежитие, но и спустя пару дней привезли мои вещи и документы из училища. А вот пойти учиться на проводника предложила тетя Люда, помню дословно, что она сказала тогда, выслушав мою историю.
   - Если убегать, то грамотно, не можешь же ты каждый раз срываться с насиженного места и начинать новую жизнь, нужно быть постоянно в движении и не привязываться к одному конкретному городу и тогда тебе нечего будет оставлять и жалеть. Предлагаю отучиться на проводника и пойти работать. Не все конечно могут жить в таком ритме, быть постоянно в пути трудно и морально и физически, но ты молодая, если надоест путешествовать, выйдешь в любом городе и найдешь другую работу, главное, что ты не будешь ни к чему и ни к кому привязана и в любую минуту сможешь переехать. Я тоже считаю, что убегать это не выход, но немного попутешествовать можно, а иногда даже нужно.
   И я поехала в соседний город учиться. Отучилась без проблем, девчонки в группе подобрались хорошие, веселые, а на работе так вообще скучать некогда. Меня определили на поезд самого дальнего следования, и теперь я пересекаю нашу необъятную страну с запада на восток и обратно. Моя сменщица Ольга, молодая замужняя женщина, муж тоже работает здесь, помощником машиниста, у них семейный подряд. Детей они пока не планируют, зарабатывают деньги на отдельную квартиру. В данный момент Ольга ушла к мужу, сегодня ночью дежурю я, а днем буду отсыпаться. На конечной станции три дня отдыха в привокзальной гостинице и обратно в путь. Мне нравится, не скучно, разных людей встречаю и созерцаю необъятные просторы нашей страны. Родителям звоню после каждого рейса, переживаю за них. Мама жалуется, что отец сильно сдал, работа доконала, она каждый год вывозит его в санатории, но это помогает только на время. Сейчас она уговаривает его перевестись на более спокойную должность, но он пока сопротивляется. Я виделась с ними только один раз после моего отъезда, взяла отпуск и приехала в санаторий, где они отдыхали, пробыла там неделю, мы так и не смогли наговориться, слишком много событий произошло. Про Кирилла не спрашивала, не хотела о нем вспоминать, он действительно приходил в общежитие, через три часа после моего бегства. Татьяна рассказывала. Он просил, уговаривал, угрожал, хотел знать, куда я убежала, а потом ушел. Как Татьяна сказала расстроенный, ей жалко его стало, но она меня не выдала, спасибо ей. Про Александра ничего не знаю, да и знать не хочу, практически не вспоминаю о нем, он поступил по-свински. Со временем я поняла, что он меня не любил, раз так легко отказался и хорошо, что так случилось, но Кириллу я благодарственное письмо так и не написала, решила что обойдется. Пусть думает, что этот бой он выиграл, но война ещё продолжается.
   Прозвенел будильник, нужно вставать и будить пассажиров, пусть готовятся к выходу, следующая станция только утром, но я уже буду спать, на смену заступит Ольга. А вечером мы прибываем на конечную станцию, и три дня я буду гулять по городу, схожу в кино, поем мороженного, похожу по магазинам, я научилась себя развлекать, мне не скучно одной.
   Два дня спустя. Янина.
   В дверь номера кто настойчиво стучался, открыв глаза, я первым делом посмотрела на часы, шесть часов пятнадцать минут и что за дятел стучит в такую рань в мою дверь. Открывать я не спешила это не мне нужно, подождет. Надев халат, я медленно пошла открывать дверь, вот лучше бы я этого не делала. Как только я повернула ручку замка, дверь резко распахнулась, и в номер буквально запрыгнул Кирилл. Я от неожиданности остолбенела и стаяла как манекен, только глазами моргала. Кирилл же закрыл дверь на два оборота и начал раздеваться.
   - Сюрприз удался, поздравляю, давно узнал? - Отмерев, спросила я.
   - Я ехал в твоем поезде, только через два вагона, когда остановились в соседнем городе, вышел на перрон и увидел тебя, хорошо, что смог сдержаться и не подбежать к тебе, а то не нашел бы тебя в гостинице. - Ответил Кирилл и прошел в комнату.
   - Ну, нашел, что дальше? И почему так рано приперся, хотя бы до 9 часов не мог подождать или это тактика такая, вломится и ошарашить?
   - Ты ложись, досыпай, я тоже немного полежу. - Ответил Кирилл, - устал очень все эти дни пытался разыскать тебя, ты даже не представляешь сколько в этом городе железнодорожных гостиниц, а сколько неадекватных людей, совсем не хотят войти в положение жаждущего.
   - Да неужели, а я думала, что ты единственный неадекватный житель нашей страны, значит, есть ещё, странно?
   - Янина, милая ложись, не упражняйся в остроумии, я все равно не уйду.
   - А зря. - Ответила я и легла на кровать прямо в халате.
   Мне почему-то так захотелось спать, он же все равно не уйдет, упырь, нашел же все-таки. Правильно говорят, кто ищет, то всегда найдет. Закрыв глаза, я погрузилась в сон, пусть делает что хочет, плевать, высплюсь, а потом буду думать, как выйти из этой ситуации без потерь.
   ***
   Мне жарко, душно и тяжело, меня как будто положили под пресс.
   - Будь другом, придуши сразу, чтобы я не мучилась или отвали. - Сонно говорю я.
   Дышать стало легче, но жар и духота осталась. А потом я почувствовала, что с меня снимают халат. Пусть снимает, у меня под ним пижама. С большим трудом, но халат с меня сняли, я не помогала, лежала спокойно, пусть помучается. А потом горячие губы начали целовать мою шею, а руки забрались под пижамную рубашку и начали гладить живот и медленно продвигались к груди.
   - Красавица. Всегда была милашкой, но сейчас ты самая, самая. - Шепчет он мне в шею.
   - У тебя руки чешутся?
   - Если бы ты знала как, мне хочется тебя отшлепать за все выкрутасы, но больше всего мне хочется раздеть тебя и облизать с ног до головы.
   - Это не возбуждает? Не хочу быть в слюнях.
   - Просыпайся, нам нужно серьезно поговорить. - Твердо заявляет он, поворачивает меня на спину и нависает надо мной.
   - Не уверена, что у нас есть темы для разговоров, ты поступил подло и недостойно, но, не смотря на это, я даже хотела написать тебе благодарственное письмо, благодаря твоему поступку, я поняла, что любила недостойного мужчину.
   - Так поблагодари сейчас. - Шепчет он.
   - Обрыбишься, из-за тебя я пять лет не видела родителей, а могла бы спокойно жить в нашем городе, учиться и помогать им. Ты не представляешь, как я ненавидела тебя в тот момент, когда мама, стоя на перроне, пыталась скрыть от меня слезы. Ты махровый эгоист, тебе наплевать на других, только ты и твои желания.
   - Янина, зачем ты уехала?
   - Отвали, ты испоганил мне всю жизнь, я перестала быть беззаботным подростком в 14 лет, у меня не было юности, счастливой юности, а ведь эти годы больше не повторятся.
   - Ну почему ты уехала, у нас могло бы сложиться все хорошо, мы бы были вместе.
   - Тут ключевое слово могло бы, а если бы не сложилось, а если бы я возненавидела тебя или того хуже меня бы переклинило и я совершила бы непоправимое.
   - Я хочу все исправить, дай мне шанс, я сделаю тебя счастливой!
   - Не уверена, что хочу получить счастье из твоих рук.
   - Янина, я не прошу, это уже решено.
   И вот тут я сорвалась. Откинув его, вскочила с кровати и размахнувшись заехала ему кулаком в челюсть.
   - Ты здесь ничего не решаешь, это моя жизнь, и я не желаю видеть тебя в своей жизни! - Закричала я.
   Меня резко схватили, повалили на кровать и прижали телом, а потом Кирилл начал целовать меня, нежно осторожно, как бы прося меня ответить. Злость стала проходить, мне стало стыдно за свою выходку, я сорвалась на пустом месте, что толку с ним спорить, я же знаю какой он, зачем же зря портить нервы. Я сдалась. Наплевать. Мне сохранять уже нечего и ещё было любопытство, а как это будет с ним. У меня был всего один мужчина, а как будет с другим, а ещё это же Кирилл, моя головная боль с 14 лет. Сейчас я не испытывала к нему ненависти, перегорела, и ещё я умею прощать.
   - Моя любимая девочка, ты же согласна? - Шептал Кирилл.
   - Не задавай глупых вопросов, а то я передумаю.....
   А дальше я отключила мозг, я постаралась забыть, что это Кирилл. Сейчас это мужчина, красивый молодой и горячий. Я не сомневаюсь, что он будет нежным и отзывчивым. Сейчас мы мужчина и женщина без имен и прошлого. Только древняя как мир магия, нежность, забота и инстинкты.
   ***
   В душ я пошла первая, Кирилл лежал на кровати с улыбкой на губах, он как перекормленный сметаной кот, вытянулся на покрывале, прикрыл глаза и чуть ли не мурчал от удовольствия. А мне нужно подумать. Осознание содеянного пришло слишком поздно, все уже случилось. Жалеть поздно, дело сделано. Я простояла в душе довольно долго, а потом долго и тщательно вытирала тело и сушила волосы. Когда я вышла, Кирилл сидел на кровати в моем халате и звонил по телефону. Он говорил кому-то, что задержится сегодня, и когда освободиться не знает.
   - Ты зачем приехал в этот город? - Спросила я, когда он закончил разговор.
   - По делам бизнеса. Я перевелся на заочный факультет, работаю, открыл фирму. Здесь у меня встреча с потенциальными заказчиками, но я уже провел переговоры, осталось только купить обратный билет и можно домой.
   - Значит, я тебя не отвлекла от работы, через три часа я выезжаю из гостиницы, мой поезд отправляется вечером.
   - Ты не вернешься домой?
   - Пока нет, у меня работа, а отпуск нескоро. - Ответила я, и видя, что он хочет возразить, быстро заговорила. - Начнешь настаивать или пытаться давить, я выскочу в коридор и буду кричать, что ты напал на меня, а потом я опять исчезну, и в этот раз ты уже не сможешь случайно встретить меня. За столько лет я стала профессионалом по игре в прятки.
   - Янина давай поженимся, я готов хоть завтра подать заявление в ЗАГС.
   - Нет милый, я хотя и не испытываю к тебе ненависти, но я ещё хорошо помню, как была вынуждена по твоей вине терпеть неудобства и это я мягко сказала про неудобства. Ты мне испортил семь лет жизни. Именно испортил, это точное слово.
   - Я не согласен, что вина полностью лежит на мне. Если бы ты не убежала, мы бы давно уже были женаты и воспитывали наших детей.
   - Вот поэтому я и убежала, я не готова жить по твоим правилам и никогда не буду готова.
   Я опять начала злится, да что же это такое, непробиваемый просто, я ещё и виновата, не убеги я, была бы счастлива. Только мы по-разному понимаем слово счастье. Нет, это было ошибкой, все было ошибкой, он неисправим. Диктатор! Это же надо быть таким уверенным в себе, только он всегда прав, а остальные должны безропотно принимать его точку зрения.
   - Янина не будем ругаться. - Примирительно сказал он.
   - Ну уж нет, будем и я не выйду за тебя замуж даже если ты будешь единственным мужчиной на Земле.
   - Я бы не был так категоричен на твоем месте.
   - Ты, на моем месте, может и не был бы столь категоричен, - Передразнила я, - а я на своем месте буду категоричной. Ты неисправим, диктатор и маньяк.
   - Янина, я не хочу ругаться перед временным расставанием.
   - А я хочу! Мы сейчас попрощаемся и разойдемся, иначе я устрою шоу, и в итоге тебя выведут из моего номера в наручниках. И не смотри так скептически, за пять лет я очень изменилась, только одно осталось неизменным мое упрямство и жажда свободы. И ещё неизвестно, кто победит в этом противостоянии.
   Он что-то отвечал, но я отключилась от внешнего мира и начала одеваться и собирать вещи. Я ухожу, пусть сидит в номере, горничные быстро вызовут милицию. Я же погуляю немного, успокоюсь и пойду к своему поезду. Перед тем как я вышла из номера, меня обняли со спины и прошептали на ухо:
   - Прости, я был не прав.
   Вывернувшись из его объятий, я пожала плечами и вышла, все я больше на это не куплюсь, он сейчас скажет все что угодно, лишь бы я успокоилась и расслабилась. Хитрый, прожженный эгоист. Не мытьем так катаньем своего добьется.
   Глава 10
   Две с половиной недели спустя. Янина.
   Привокзальная гостиница, только город другой, настойчивый стук в дверь, на часах пять часов утра.
   - Кирилл отвали, раньше 10 часов не открою! - Громко говорю я.
   - У тебя номер на первом этаже, я залезу в окно. - Отвечает он.
   - Да чтоб тебя... - Встаю и иду открывать дверь.
   - Я так соскучился и до 10 утра уже не утерплю, - говорит он, входя в номер.
   - Я спать, а ты делай что хочешь, мы четыре часа назад приехали в город я и трех часов не поспала.
   Ложусь на кровать и закрываю глаза, все я сплю.
   ***
   Меня нежно целуют в шею и гладят по животу, все повторяется. Да что же это такое, высплюсь я сегодня или нет. Переворачиваюсь к нему лицом и открываю глаза.
   - Ты так и будешь мотаться ко мне каждые две недели, не боишься, что бизнес прогорит?
   - Ты же не за мой бизнес беспокоишься?
   - Я вообще о тебе не беспокоюсь, я просто хочу тебе напомнить, что бизнес требует постоянного присутствия начальства, иначе можно разориться.
   - Не напоминай, я все это прекрасно знаю, но приезжать буду, мне не хочется второй раз вытаскивать тебя из лап какого-нибудь активного мужика, это сильно влияет на мою психику.
   - Надо же какие мы нежные, а с меня значит как с гуся вода, на меня ничего не влияет?
   - Девочка моя, давай поженимся, я успокоюсь, но приезжать все равно буду.
   - Не доверяешь, правильно делаешь, никого ещё печать в паспорте не останавливала.
   А вот это я сказала зря и поняла я это по его глазам, которые загорелись яростью и злостью. Вот зачем дразню льва, он же и так не отличается терпением, а я ещё масло в огонь подливаю.
   - Ты же пошутила? - Шепчет он.
   - Не бесись, я это спросонья сказала, мозг спит, а я зык работает.
   - Мы в прошлый раз не очень хорошо расстались, я переживал. - Шепчет он и подминает меня под себя.
   - Ты похотливый мартовский кот, - шепчу я ему в губы, - и как мне не повезло, что я врезалась в тебя.
   - А мне повезло, очень повезло, - шепчет он, - ты же одна такая на Земле и сама в меня врезалась, долго искать не пришлось.....Мне крупно повезло в тот день.
   И опять древняя как мир магия. Мужчина и женщина, нежность и древние инстинкты.
   ***
   Мы два дня практически не выходили из номера, а потом я взбунтовалась и потребовала выйти в город. Мне нужно купить некоторые мелочи. Кирилл сдался быстро, вроде как согласился со мной, но я видела, что он уступает мне с неохотой. Я разозлилась и весь день водила его по женским магазинам. Он раздражался, а я злорадствовала, позже Кирилл проводил меня к поезду.
   - Я приеду только через месяц, ты правильно заметила, бизнес требует много внимания и времени. - Сказал Кирилл, целуя меня, - скажи, ты же будешь скучать, если нет, то соври хотя бы.
   - Куда же я денусь.
   - Янина ну откуда в тебе столько упрямства?
   - Предполагаю, что от матери наркоманки или от отца греховодника, ты же читал мое досье.
   - Мне все равно кто твои родители.
   - Наверное это твоя единственная положительная черта, но ты не переживай, когда ты не включаешь диктатора с тобой вполне можно общаться.
   - А я люблю тебя и очень давно признался себе в этом.
   Пожав плечами, я вошла в вагон, не могу я ответить на его чувства и смогу ли когда-нибудь. Кирилл ушел, а я думала, ну почему он встретился на моем пути, все бы было по-другому и мне почему-то кажется, что намного лучше, чем сейчас. Больше всего я жалею, что столько лет жила далеко от родителей, я их так люблю и сильно скучаю.
   Три недели спустя. Янина.
   На очередном медицинском осмотре, женский врач, осмотрев меня, строго спросил:
   - Я так понимаю, ты не замужем и мне придется выписывать направление на аборт.
   Первые две минуты, я пыталась переварить информацию, а потом отрицательно замотала головой.
   - Я не замужем, но буду рожать, не все женщины могут убить своего ребенка и вам об этом должно быть известно.
   - В последнее время я только и делаю, что выписываю направления на аборт, - устало ответил он.
   - Не в моем случае.
   А через неделю я потеряла сознание прямо на работе, свалилась в проходе вагона, спасибо пассажирам, они осторожно уложили меня и вызвали мою напарницу. Меня сняли с поезда в ближайшем большом городе, где была ведомственная железнодорожная больница.
   Пожилой гинеколог, строго заявил, что ели я хочу сохранить детей, то мне придется всю беременность провести в больнице на кровати, и если я действительно хочу стать матерью, то меня через неделю переведут в специальный центр, и я останусь там до конца беременности.
   Кроме слова детей, остальное я пропустила мимо ушей. Если потребуется лежать на кровати все девять месяцев, то я согласна на все.
   - Что тебя так удивило? - Спросил доктор.
   - Слово дети...
   - У тебя двойня, сейчас это уже точно видно, - ответил он, - хотя срок ещё маленький, но поверь моему большому опыту, у тебя двое детей, пол точно определить ещё не могу, но на 70 процентов уверен, что это мальчики, хотя есть варианты.
   - Я согласна на специальный центр, на кровать все 9 месяцев, выписывайте направление.
   - Вот и хорошо, будешь выполнять все рекомендации врачей, родишь здоровых малышей - Улыбнулся он.
   Через три дня меня перевели в специальный центр, который был в другой области. Город незнакомый, но я его не увижу, врачи разрешили гулять только в больничном парке и не более двух часов в день. Напарница привезла мне сумку с вещами, а маме я сказала, что меня перевели на другой поезд, но похоже, что она мне не поверила. Я конечно обязательно признаюсь ей, где нахожусь и что со мной, но чуть позже.
   Глава 11
   Три месяца спустя. Янина.
   Три месяца страшнейшего токсикоза, пониженного давления и периодических обмороков. Наверное, это были самые тяжелые месяцы. Мама приехала через два месяца, неделю ухаживала за мной, но я настояла на её отъезде, не хочу чтобы она видя мои мученья и переживала за меня. Отец все-таки перевелся на более спокойную должность и теперь он вечерами дома и каждый год ездит отдыхает в санаторий. Мама внукам рада, сказал, что обязательно поможет, уволится с работы и будет помогать с детьми. Про Кирилла сказала, что он приходил, спрашивал, где ты и почему исчезла, вроде как вы не ругались, переживает. Я все прекрасно понимала, подло скрывать от него, что он скоро станет отцом, я должна ему сказать, хотя если подумать хорошо, то он столько раз поступал со мной нечестно, что и я могу поступить так хотя бы раз. Но я, наверное, не смогу. Пока же я попросила маму ничего ему не говорить.
   Спустя три месяца, я вздохнула спокойно, токсикоз резко прекратился, я стала поправляться, мне разрешили больше гулять, но о выписке из центра не может быть и речи, все ещё есть угроза не сохранить детей. На выписке я не настаивала, сейчас главное здоровье детей. В центре кормят хорошо, одежду мне мама купила, деньги у меня есть, а то, что я привязана к больнице так это мелочи. Маму я пытаюсь успокоить, но она и отец переживают, обещают перед родами приехать, а потом мне одна дорога только домой. Я же так и закрепилась ни в одном городе. Только поезда и гостиницы, своего угла у меня так и нет, а везти детей в общежитие, да и нет у меня общежития. Если захочу, то мне выделят комнату, начальство звонило интересовалось, как я и нужна ли мне помощь, но бегать уже надоело до отрыжки, а сейчас я не одна и нужно думать в первую очередь о детях. Кириллу я так и не позвонила, хотя номер его телефона знаю, свой же номер я сменила, и его знают только родители. Понимаю, что зря тяну время, нужно позвонить и признаться во всем, но не звоню.
   ***
   Схватки начались во сне, от боли меня выгнуло, и я закричала, а потом вокруг засуетились медсестры и врачи, меня положили на носилки и повезли в операционную. Дальше помню смутно, меня периодически хлестали по щекам, было очень больно, острая режущая боль внизу живота, уколы и громкие указания врачей, что мне нужно делать. Когда мне на грудь положили два кричащих комочка, я уже мало что соображала, а потом мне сделали укол и я заснула.
   Проснулась я через сутки в своей палате, все тело болело и ещё ужасно хотелось пить. В палату заглянула медсестра, улыбнулась мне и сообщила, что детки родились хотя и недоношенными, но вполне здоровыми, а вес они наберут быстро, дышат самостоятельно и кушают сами, что же касается меня, то мне придется провести в больнице не меньше двух месяцев. К сожалению, роды были тяжелые и я, говоря простым языком, вся порвалась, но доктор все зашил, только заживать будет долго, силы мои подорваны, организм ослаб, но я сильная справлюсь, нужно только время. Меня напоили водой, поставили укол, и я опять заснула, когда же я смогу увидеть детей?
   Два месяца спустя. Янина.
   Сейчас я могу ходить и даже гулять, но по-прежнему болит тело, за два месяца, я привыкла к боли и теперь замечаю её только когда ложусь спать. Детей мне привезли в палату через месяц. Молока у меня нет, но доктор говорит, что это нормально слишком сложные роды. Кормлю детей смесями, мальчишки спокойные, если сытые, спят и всегда мне улыбаются. Мама приедет через неделю и заберет меня и детей, начальство на работе организовало мне бесплатное купе, так что поедем с комфортом. Мальчишек назвала Денис и Даниил, метрики мне помогли получить в больнице. Доктор отнес все документы и через неделю принес свидетельства о рождении. В графе отец стоит прочерк, я так и не позвонила Кириллу.
   Только я собралась немного полежать перед кормлением детей, как дверь моей палаты открылась и вошел Кирилл.
   - Нарисовался!
   - Ты что творишь Янина, - зашипел он, - я разговаривал с доктором, он смотрел на меня как на конченого поддонка, а я только три дня назад узнал, что стал отцом.
   - Откуда узнал?
   - Мне сообщили, что твои родители купили две кроватки и коляску для близнецов. Я сразу поехал к ним, пришлось очень долго убеждать их, что я не враг тебе и готов взять ответственность. Как только они сказали, где ты сейчас я сразу помчался в аэропорт. Чтобы пройти в больницу мне пришлось чуть ли не до губернатора дойти.
   - Не шипи, сам виноват, это мои дети в их метриках отец не значится.
   - Я обязательно исправлю эту ошибку, как только мы вернемся в город, официально усыновлю своих же детей и ещё мы подадим заявление в ЗАГС.
   - А вот тут ты ошибаешься, замуж я за тебя не выйду.
   - Да что же это такое? И как я это столько лет терплю?
   - Я тебе ещё в 14 лет сказала, уходи, я тебя не привязывала, живи своей жизнью, но ты с маниакальным упорством пытался подчинить меня. Именно подчинить, привязать и навязать свою жизнь.
   - Не буду ругаться, мы поговорим об этом позже, я остаюсь в городе, приедет твоя мама и мы вместе поедем домой.
   - Ко мне домой?
   - Хорошо к тебе домой, но этот вопрос я оставляю открытым. Своим сыновьям, я выделю долю в бизнесе и тебе могу выделить, если ты только изъявишь желание.
   - Уволь меня от этого, а сыновьям можешь выделять любую долю.
   Я попыталась удобнее улечься, но тело сегодня болело сильнее, чем обычно и тихо заскулив, я попыталась принять более безболезненное положение.
   - Девочка моя, - Произнес Кирилл, осторожно присаживаясь на кровать, - доктор сказал, что долго зашивал тебя. Ну почему ты не позвонила, я бы придумал что-нибудь, за границу бы тебя отправил или в лучшую столичную клинику.
   - А то, что мне двигаться было нельзя, я всю беременность на кровати пролежала?
   - Ну придумал бы как это провернуть, ну почему ты не сказала?
   - Хотела, но все тянула время. Хватит меня обвинять во всех грехах, я посплю немного, ты делай что хочешь, мне скоро детей кормить.
   - Спи, я разбужу, - тихо прошептал он, - ну почему мне попалась такая упрямая девочка.
   - Уже женщина, - засыпая, ответила я.
   - Я столько всего пропустил и все из-за твоего упрямства.
   И опять я во всем виновата, нет, он не исправим, но сейчас не хочу об этом думать, спать хочу, скоро мальчишки проснутся.
   Два месяца спустя. Янина.
   Мама ушла в магазин, я уложила мальчишек и решила приготовить ужин. Они долго проспят, я их хорошо накормила и даже искупала. На улице лето, жарко. Гулять мы пойдем после сна и полдника, а сейчас у меня есть время. Живу я у родителей, Кирилл приходит каждый день, но на ночь я его не оставляю. Мне ещё нельзя жить полноценной жизнью, доктор перед выпиской предупредил, что никаких мужчин пока полностью не приду в норму. Кирилл настаивает на переезде в его квартиру, но я пока не хочу, мне мама помогает, да и я сильно устаю. Мы периодически ругаемся с Кириллом, он опять включает диктатора. Но, не смотря на наши терки, он приходит каждый день и до самой ночи водится с детьми. Мальчишек обожает и никогда не жалуется, что они описали его новый джемпер или брюки. Про ЗАГС пока не заикается, но не думаю, что он успокоился. Мальчишек он официально усыновил, дал им свою фамилию и отчество и долю в бизнесе им выделил. В общем, ведет себя как заботливый и ответственный отец.
   В дверь позвонили, я подумала, что мама забыла ключи или сумки у неё тяжелые. За дверью оказалась симпатичная женщина, очень напоминающая мне Кирилла.
   - Вы мама Кирилла? - Спросила я, пропуская её в квартиру.
   - Мы никогда не виделись в живую, но я видела тебя на фотографиях, у Кирилла целый альбом, - ответила она, - меня зовут Надежда Петровна и я хотела бы посмотреть на внуков.
   - Проходите, они только заснули, но спят обычно крепко, так что можно посмотреть.
   Мы прошли в комнату, она долго стояла у кровати, разглядывала мальчишек, а потом мы пошли на кухню. Я предложила ей чай, видела я, что она хочет со мной поговорить.
   - Я с отцом Кирилла встретились, когда мне исполнилось 16 лет, и все, больше у меня не было не одного парня. Он окружил меня только собой, все сферы моей жизни были под его контролем. И к сожалению я не нашла в себе смелость убежать от него, я опустила руки и плыла по течению. Но при всем при этом, я не скажу, что несчастлива. Прожив с мужем столько лет и оглядываясь в прошлое, я понимаю, что жизнь у меня сложилась хорошо. И когда Кирилл сказал, что нашел ту единственную, признаюсь, я даже посочувствовала тебе, но ты нашла в себе силы противостоять ему. И сейчас он хотя и хорохорится, но я вижу, что ему тяжело. Не подумай, что я осуждаю тебя, ты молодец, но и его уже не перевоспитаешь, он такой, какой есть, диктатор, как и его отец. Вы две сильные личности, сошлись вместе и никто не хочет уступать. Янина подумай, у вас же дети, Кирилл так переживал, что пропустил их рождение, он хотел быть с тобой, когда ты носила их, а теперь переживает, что вы не живете вместе. В ЗАГС ты не хочешь, но вы могли бы жить в одной квартире, я бы помогала с внуками. Согласись это разумный компромисс.
   - Я подумаю над этим, но пока не приду в норму после родов на переезд не решусь. Мне ещё тяжело одной, тело до сих пор болит, не так сильно как впервые месяцы, но иногда я не могу уснуть от боли.
   - Хорошо, подумай, а я пока не буду обнадеживать сына, ему полезно помучится, он нашел достойного противника, может ему наконец-то стоит придержать свои диктаторские замашки - Ответила она вставая.
   - Вы приходите в гости, а после четырех часов, мы с мальчишками гуляем, у них сейчас самый золотой возраст, они познают мир.
   - Я буду приходить часто, - улыбаясь, сказала Надежда Петровна.
   Два месяца спустя. Янина.
   - Если твое предложение о переезде ещё в силе, то можешь заказывать машину, - Сказала я Кириллу, который в данный момент пытался накормить мальчишек кашей.
   - Ты серьезно? - Ошарашено спрашивает он.
   - Разве можно шутить такими вещами, но предупреждаю сразу, через полтора года, я выхожу на работу. На дальние рейсы меня не поставят, я все-таки молодая мама, но по три-четыре дня меня дома не будет. Бабушки с детьми помогут, они обещали.
   - А без того, чтобы положить черпак дегтя в бочку меда, ты не можешь?
   - И не надейся, я хочу себе оставить хотя бы иллюзию свободы и независимости.
   - А ЗАГС?
   - Этот вопрос даже обсуждать не буду, я же категорично заявила, что замуж за тебя не выйду.
   - Ну, это когда было?
   - Ничего не изменилось, не выйду.
   - Янина, я все время думаю, за что мне такое наказание как ты? Упрямая, но такая желанная.
   - Тебе просто не повезло...
   - Ты не права, мне очень повезло, за мелкими исключениями, но не буду об этом....
   КОНЕЦ
   P.S. Они до сих пор официально не зарегистрировали свои отношения. ГГ работает проводницей, но дома отсутствует не больше двух дней, так получилось. Живут вместе, воспитывают детей и с боем отстаивают свои позиции. В общем, жизнь у них нескучная. Спасибо, что дочитали до конца.

Оценка: 8.19*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) I.Eson "Атар"(Научная фантастика) Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Шерола "Черный Барон: Дети Подземелья"(Боевая фантастика) Е.Флат "Невеста из другого мира 2. Свет Полуночи"(Любовное фэнтези) Д.Хант "Три дракона для Фло"(Любовное фэнтези) М.Лунёва "Мигуми. По ту сторону Вселенной"(Любовное фэнтези) Кин "Система Возвышения. Метаморф!"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Хиты на ProdaMan.ru Загадки прошлого. Лана АндервудВ плену монстра. Ольга ЛавинХолодные земли. Анна ВедышеваНетипичная ведьма из чахлого леса. Анна НестЛюбовь на острове Буон. Olie-Киан. Любовь слепа. Белая Лилия АльшерПростить нельзя расстаться. Ирина ВагановаМачеха из другого мира. Лариса ВасильеваКукла Его Высочества. Эвелина ТеньМонсТР из-под кровати. Кароль Елена / Эль Санна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"