Беляцкая Инна Викторовна: другие произведения.

Наблюдатель. (написано в 2015 году)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.94*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
     [] Это фэнтези с ЛЛ, но без подробностей.

 []

Наблюдатель.

   Аннотация: это фэнтезийный рассказ о том, как сложно принять то, что предназначено тебе судьбой, почему-то всегда одолевают сомнения, а вдруг судьба неудачно пошутила и это все несерьезно. И хочется самой быть хозяйкой своей жизни, а не плыть по течению принимая выбор, сделанный за тебя.
   Вместо пролога
   Мир оборотней всех мастей и котов и собак и волков и медведей и еще множества разных зверей во второй ипостаси и людей, коих в этом мире осталось мало и не потому, что их уничтожали, а потому что за долгие годы жизни среди оборотней они ассимилировались. Вступали в брак с оборотнями, а дети у них рождались уже оборотнями. Так получилось, что чистокровных людей в мире почти не осталось, встречались полукровки, которые не могли оборачиваться, но они тоже считались оборотнями, потому что имели своего зверя, который по каким-то причинам не собирался показываться другим.
   Кто пришел в этот мир первыми люди или оборотни доподлинно неизвестно, да и не нужно никому. Мир, в котором науки и технологии достигли небывалых высот, не интересовало далекое прошлое, а зачем знать, кого первыми создали боги в этом мире, когда сейчас он полностью принадлежит оборотням и слово человек почти вышло из лексикона.
   Глава 1
   Мадина - 12 лет.
   На большой перемене меня пригласили к директору, зачем, не знаю и даже не догадываюсь. Я умела не выделяться, ни оценками, ни поведением, тихая, скромная незаметная ученица. Учителя меня любили за то, что я всегда была готова отвечать, за красивый почерк, за аккуратно оформленные работы и молчание на уроках. Я никогда не задавала вопросов не по теме, никогда не лезла с сочувствием и не любила сплетни. Такие, как я, ученики не напрягали учителей, и те отвечали им любовью и хорошими оценками. Интересно, как директор узнал обо мне? Я видела его два раза в год на торжественных мероприятиях, первый раз, когда он поздравлял нас с началом учебного года, второй, когда желал нам приятных каникул и призывал читать книги, а не только носится по улицам. Не могу сказать видел ли он меня во время этих торжественных мероприятий, думаю, что он не мог заметить меня среди огромного количества учеников, стоящих перед ним и говоривших взглядом, что пора бы заканчивать с торжественными речами и отпускать их. Я никогда не высовывалась, стояла всегда позади одноклассников и тихо слушала, о чем нам говорят взрослые.
   - Проходи Мадина, - сказал директор, окинув меня внимательным взглядом, и указал рукой на стул рядом с его столом. Он подождал, когда я удобно устоюсь на стуле, и подвинул мне несколько листов бумаги. - Это твой тест? Такой все ученики нашей школы писали неделю назад.
   Помню я это тестирование, нас заставили прийти в школу на час раньше, потом раздали бумаги с вопросами и рисунками и попросили уложиться в этот час. Тест мне понравился, я так увлеклась, отвечая, на первый взгляд, на простые вопросы, что очнулась только тогда, когда наш школьный психолог подошла к моей парте. Отдав ей тест, я быстро побежала на урок.
   - Что в моем тесте не так? - Спросила я.
   - С чего ты взяла, что не так? - Удивился директор.
   А что его удивляет? Я хотя и считаюсь умной и спокойной ученицей, но моя раса вызывает кривые усмешки, и все пытаются найти во мне изъян. Нет, это никак не сказывается на отношении ко мне, хотя можно ли вежливое равнодушие считать отношением?
   - Ты единственная прошла тест, - ответил директор.
   Удивил, тест хотя и выглядел простым, на первый взгляд и вроде как ответы лежали на поверхности, но если задуматься и внимательно прочитать вопросы, то все не так просто, как казалось. Поэтому он меня заинтересовал, решать непростые задачи - мое хобби.
   - Завтра я вызову твоих родителей для беседы о твоем будущем, в школу прибудет представитель одной из правительственных организаций и он очень хочет встретиться с твоими отцом и матерью.
   - Лучше с отцом, мама в нашей семье ничего не решает, она сделает все, что скажет отец, а он старается лишний раз не посвящать её в проблемы, бережет психику.
   - Тогда я вызову только отца, - сказал директор, - тебя, я обязан был предупредить, так как разговор пойдет непосредственно о твоей дальнейшей жизни.
   - Хорошо, что предупредили, я могу идти?
   - Уроки у вашего класса уже закончились, так что иди.
   - Как закончились? - Спросила я, отлично же помню, что у меня ещё история.
   - Учительницу вызвали в больницу, семейные проблемы, - ответил директор и углубился в бумаги.
   Прекрасно, пойду домой, обрадую тетю, что я единственная из школы прошла тест.
   ***
   Тети Аркадии не было дома, видимо она ушла в библиотеку или в магазин, она же не знала, что у нас не будет последнего урока. Я сняла школьную форму, переоделась в домашнюю одежду и, перекусив бутербродом с чаем, пошла в свою комнату. Уроки делать рано, у меня весь день расписан по часам и на выполнение домашнего задания отведено специальное время. Меня воспитывают по науке, так решила тетя, меня это давно не напрягает, я привыкла с детства к дисциплине и режиму дня.
   Тетя Аркадия родная сестра отца, она старше его на пару лет и в молодости пережила страшную трагедию. Вся её семья, муж и двое детей погибли, подробностей не знаю, как сказал однажды отец, они оказались не в том месте и не в то время. Обстоятельства их гибели никогда не обсуждались в нашей семье, все берегли чувства тети. Знаю только, что она долго лечилась в лучших клиниках и санаториях, отец оплачивал её лечение, а когда психолог посоветовал ей сменить место жительства и начать жизнь с нового листа, отец пригласил её к нам в дом, где она и осталась. А когда появилась я, меня сразу же отдали ей на воспитание. Я первый ребенок в семье, чем очень расстроила маму, отцу нужен был сын, а родилась дочь, мама же расстроилась потому, что ей придется рожать ещё раз, чего она очень не хотела, надеясь выполнить долг перед семьей и родить наследника с первого раза. Сейчас у меня есть младший брат Давыд 7 лет, которого воспитывает отец, не доверяя воспитания наследника глупым и эмоциональным женщинам. С братом мы видимся только на совместных семейных ужинах, у него тоже режим дня и после школы много различных кружков и спортивных секций.
   И ещё я расстроила семью тем, что родилась человеком. Да чистокровным человеком. И это в семье оборотней одного из древнейших родов! Может в далеких предках у родителей и затерялся человек, но имени его уже никто не помнил, да и был ли он вообще, история умалчивает. Могу даже представить, как вытянулось лицо отца, когда он пригласил жреца храма, чтобы тот дал мне имя, так принято в семье оборотней, а тот, посмотрев на меня, сказал, что имя дать не может, потому что я не принадлежу расе оборотней. Вот и получила я человеческое имя. А вот тетю моя раса никогда не смущала, она отдала мне всю свою любовь и нежность, но иногда была со мной строга, и всегда справедлива.
   Тетя к моему рождению уже окончила курсы семейных психологов и, увлекшись новой теорией воспитания подрастающего поколения, решила опробовать её на мне. Это было совсем не страшно и не больно, я постигала мир в играх и развлечениях, так мне казалось, на самом деле это был такой интересный метод воспитания. Как потом объяснила мне тетя, в девственно чистый ум ребенка, если действовать правильно, можно впихнуть столько информации, что это будет сравнимо с памятью мощного компьютера, которые уже лет 100 как прочно вошли в нашу жизнь, и никто уже не может представить, как обходились без них. Так вот в меня и впихивали информацию и не только её, меня учили многое делать руками, а ещё анализировать свои поступки и поступки других людей. Эта часть была самая интересная, мне так нравилось наблюдать за незнакомыми людьми и делать выводы об их действиях и поступках, нравилось решать логические задачи и изучать психологию во всех её аспектах. И все остальное я делала не из-под палки, мне нравилось учиться, может потому, что тетя находила очень интересные методы преподавания, вот вроде мы играем, а на самом деле мой мозг запоминает нужную информацию. В итоге к 12 годам я почти окончила школу, это если судить по знаниям, которыми забита моя голова. Я прошла уже программу выпускных классов и могла бы сдать экзамены экстерном, но все та же тетя внушила мне, что нельзя высовываться и показывать свой ум и знания. Это может не понравится многим, особенно учитывая, что я человек. Школу я окончу, как и все, сейчас я хожу на уроки и повторяю, что знаю, нового ничего не узнаю, но и это меня не напрягает, повторение это тоже гимнастика для ума, а мозги не должны киснуть. Так говорит тетя, и я ей верю. А ещё тетя научила меня терпению и спокойствию, а главное я умею думать, анализировать и принимаю только осознанные решения. Мне не свойственна импульсивность и агрессия, но и постоять за себя я могу тетя позаботилась и об этом.
   Так получилось, что родителям я не интересна. Нет, они меня не игнорируют, отец всегда спрашивает, как дела, не нужна ли его помощь, но почему-то мне кажется, что все это он говорит из вежливости, вроде как нужно сказать. А маму вообще ничего не интересует, ни я, ни брат, она выполнила свой долг перед семьей, родила наследника и сейчас живет в свое удовольствие, тратит деньги отца, ездит в санатории, ходит в гости к таким же праздным подругам. Они с отцом уже давно не спят в одной кровати, и я только могу догадываться, как темпераментный оборотень во цвете лет снимает напряжение. Но это проблемы отца, раз он позволил матери вести такую жизнь. А я воспринимаю своих родителей, как соседей по дому, а тетю люблю всем сердцем, и она отвечает мне тем же.
   - Мадина, ты уже дома? - Заглядывая в мою комнату, спрашивает тетя.
   - Последнего урока не было, сейчас пойду готовить обед, чтобы ты хотела? - Спрашиваю я, поднимаясь с кровати.
   - Наваристый суп и запеченную рыбу, - мечтательно отвечает тетя. - Сейчас переоденусь и помогу тебе.
   - Прекрасно, мне не нужно думать, что приготовить, - ответила я и пошла на кухню.
   ***
   Как отец сходил в школу мне не сообщили, знаю только, что он там был, потом нашел меня, предупредил, что за ужином у нас будет семейный совет о моем будущем и чтобы я подготовила тетю и маму. Заинтриговал. Насчет тети можно не беспокоиться, я ей ещё вчера сказала, а вот с мамой будет сложнее она сегодня с утра куда-то ушла и сказала, что к ужину может, и не вернутся. Я приготовила ужин, сделала все уроки и даже приняла душ, а теперь меня почему-то одолело беспокойство. Что может случится? Почему папа и директор школы все время говорят о будущем, я не настолько далеко заглядывала вперед, но после школы я хотела поступить в ВУЗ, получить профессию и пойти работать, можно в фирму отца, можно ещё куда-нибудь. Или мои мечты подкорректируют и предложат другой вариант?
   - Все готово, - сказала тетя, обнимая меня, - пойдем к столу, брат уже поел, отец не хочет посвящать его в этот разговор, маме сообщат об этом позже, если посчитают нужным, так что мы ужинаем втроем.
   Мы расселись за столом, отец сиял, как золотая монета, глядя на меня, тетя хмурилась, видимо понимая, что то, чему радуется отец, её огорчит, я же ждала, когда он начнет разговор.
   - Мадина, не скрою, я не думал, что стоит ожидать от тебя больших талантов, - начал разговор отец, - хотя для женщины это не самое главное, но сегодня мне сделали потрясающее предложение. - Он замолчал и, улыбаясь, уставился на меня. Чего тянет? Паузу держит... Никогда не замечала за ним склонности к театральным эффектам.
   - Ты отправляешься в закрытую правительственную школу для дальнейшего прохождения обучения, - наконец-то выдал он информацию.
   - Я так понимаю, меня будут готовить для работы на правительство, - сказала я, - иначе это называется подготовка специалистов для службы в специальных секретных подразделениях. А их не смутило, что я человек?
   - Удивило, но не смутило, - ответил отец, - это очень большая честь, работать в таких подразделениях, служить стране.
   - Ты дал согласие? - Спросила я равнодушно, меня его речь не впечатлила.
   - Конечно, и в выходные за тобой приедут, вещей с собой нужно немного, ты будешь на полном государственном обеспечении, а через 10 лет выйдешь специалистом такой квалификации, что я тебе завидовать буду, - улыбаясь, ответил он.
   - Книги, диски можно взять? - Спросила я.
   - Список я передам Аркадии, - ответил отец и приступил к еде.
   Радость отца можно понять. Когда я родилась, на семью упала тень, за спиной папаши шептались, сомневались, что я его дочь, но генетический тест показал, что это только домыслы. Как получилось, что я человек даже врачи генетики не могли объяснить, мол, так сложились звезды, гены или ещё смешнее так захотели боги. И это говорят ученые! Смех, да и только. Отец успокоился, когда я стала получать в школе хорошие оценки, когда учителя присылали ему хвалебные записки, мол, ребенок умный, талантливый и работящий. Сейчас он был на седьмом небе от счастья. Рассказать знакомым, что его ребенок учится в закрытой школе и загадочно улыбнутся, вызвав у них жгучий интерес, дорогого стоит. Закрытые школы были либо для гениев, либо такие в которую отправляют меня, понятно, что про правительственную школу распространяться нельзя, но что она закрытая сказать-то можно. И это вызовет большой интерес, папаша быстро реабилитируется в глазах общественности, мол, родил гениального ребенка, герой. Не уверена, что в моих успехах есть его заслуга, если только то, что он зачал меня. Это все тетя и её методы обучения и воспитания и она единственная, кто по-настоящему расстроится, когда я уеду. А ведь я увижу её только через 10 лет или позже, из закрытых школ не отпускают на каникулы, и есть ли там каникулы?
   До выходных три дня, документы из школы уже забрали, так что проведу это время с тетей. Будем гулять, разговаривать, говорить о том, что любим друг друга, будем скучать и ждать.
   Глава 2
   Десять лет спустя. Мадина.
   После месяца тестирования и проверки нашей боевой и физической подготовки, нам выдали запечатанные конверты с документами и назвали номер машины, которая доставит нас к месту службы. Я была права, каникул в закрытой школе не было, выходные дни были, после каждых 8 дней учебы, но за территорию школы нас не выпускали. Письма писать разрешали, но конверты запечатывать нельзя, нужно чтобы обязательно их прочитал воспитатель, вдруг мы напишем что-то лишнее. Учиться было тяжело, но интересно, контактировать с учениками нам разрешалось ограниченно, в основном обучение было индивидуальным. От тети письма приходили часто, она писала, что скучает, но все понимает, иногда писала про отца и брата, редко про маму, её письма были отдушиной для меня, но скучать и рефлектировать было некогда, режим дня строгий, все расписано по минутам. Я училась хорошо, старалась. И не потому, что боялась опозорить семью, а, как сказала тетя, для себя, чтобы чувствовать себя полноценным человеком в мире оборотней. Как только я получила конверт, мои надежды на отпуск растаяли как дым, хотя никто и не обещал, что будет отпуск, ещё не заслужили. Захватив рюкзак с вещами, я направилась во двор школы, моя машина уже стояла. Похоже, служить я поеду одна. В школе не приветствовалась крепкая дружба, нас предупредили сразу, что служить мы будем в разных частях страны и до конца жизни можем не встретиться, а если столкнемся случайно, то нужно сделать вид, что не знакомы, мало ли какое задание выполняет ваш бывший одноклассник. Учеников в школе было совсем немного, может, наберется пара классов, а может и того меньше. Старшие ученики учились в другом здании и жили отдельно, мы видели их только из окна и изредка на учебном полигоне.
   Сев в машину с темными стеклами, я отправилась к месту службы, какие рекомендации мне выдали после тестирования, не знаю, конверт запечатан, распечатать его может только мой будущий командир. Его, наверно, расстроят мои физические возможности, я старалась как могла, но физиология человека отличается от физиологии оборотней и я уступаю им во всем, сила, скорость, реакция, зрение, нюх... Мне никогда не делали скидку на расу, гоняли, как и всех, но нормативы я сдавала на очень натянутую оценку удовлетворительно. Хотя, если сравнить мои физические показатели с человеческими, я была бы отличницей, но до оборотней мне далеко. Из школы меня не отчислили только потому, что правительственным службам нужны не только физически крепкие солдаты, способные быстро бегать и гнуть железные прутья, но и солдаты с мозгами. А вот тут я была в десятке лучших учеников, и опять спасибо тете, которая впихнула в мой мозг столько нужной информации, научила думать, анализировать, наблюдать и делать выводы. Не напрягай она меня так сильно учебой, не попала бы я сюда, но кто знал, что по всем школам проводится тестирование и набор новобранцев на службу.
   Меня довезли до небольшого военного аэродрома, значит, мой путь ещё не закончен. У трапа самолета меня встретил молодой оборотень, прочитав имя на моем конверте, он жестом предложил пройти в самолет. Как только я села в кресло у кабины пилотов и пристегнулась, мы взлетели. Какая честь! За мной одной прислали самолет. Но через минуту я поняла что ошиблась, за шторкой слышались громкие голоса, смех и звон бокалов, кто-то развлекался в полете. Хорошо, что сюда не заглядывают и не приглашают к столу. Откинувшись на кресло, я закрыла глаза.
   Если самолет, то служба будет далеко, там, где нет железной дороги и добраться можно только на самолетах малой авиации, большие самолеты не смогут приземлиться, там аэродромы маленькие, только для таких военных малышек как этот. И отсюда следует вывод, что везут меня в горные районы нашей страны. Только туда не проложены железные дороги, потому как окружены они реками и озерами, которые весной разливаются и образуют непреодолимую водную преграду, передвигаться можно только на лодках. Аэродромы там маленькие потому, что в горах долин мало и все они узкие и короткие. Сами же горы довольно крутые, склоны почти ровные, гладкие, зацепится не за что. Там нет лета, и круглый год лежит снег. И чем я так не угодила директору школу, что он отправил меня в такое богами забытое место? Училась вроде хорошо. Горную подготовку мы проходили, у нас такие полигоны были, что горы по сравнению с ними просто прогулочные холмы. Мне отчаянно захотелось спать, лететь долго успею выспаться.
   ***
   Добрались мы до места, когда уже стемнело, хотя времени до сна ещё много. Меня встречал молодой офицер, он опять прочитал мое имя на конверте, улыбнулся, как-то странно и показал рукой на небольшой дом, окруженный чахлыми кустами. Я отправилась за ним, он шел не спеша, давая возможность привыкнуть к высоте и горному воздуху, придется делать поправку на высоту, тут и температуры другие и воздух разрежен, оборотням все равно они быстро адаптируются, а мне придется пару дней акклиматизироваться, вот только кто мне даст эти пару дней? Не для того меня сюда привезли, чтобы я на кровати валялась. Одно успокаивает, я не состою на военной службе, так получилось, что я считаюсь гражданским лицом, заключившим контракт подразделением внутренней разведки, контракт на пять лет, а потом мне предоставляется выбор, либо служить дальше, либо увольняться. Состоят на военной службе в нашей стране только те, кто подписал контракт с военным ведомством, а разведка в него не входит, она находится под патронажем президента. Так повелось, что внутренняя разведка подчиняется только президенту, а военные подчиняются военному министру, а он в свою очередь парламенту. Не могу точно сказать, с какой целью это сделано, но предположить с большой долей вероятности могу, президент решил сосредоточить в своих руках главное - информацию, чтобы вовремя предотвратить государственный переворот или народное возмущение, потому и подчинил себе разведку, которая является его глазами и ушами. А парламент пусть командует солдафонами, которые без разведки будут чувствовать себя слепыми котятами. Так что, согласно контракту, я подчиняюсь только представителю внутренней разведки, а те кто состоит на службе в военном ведомстве мне не начальники.
   А я ошиблась, этот дом не так прост, как кажется, это с виду он маленький, но на поверхности совсем малая часть, все основные помещения находятся в горе и уходят глубоко вниз. Жить буду в подземелье, но в горах это самый оптимальный вариант в сезон метелей и лавин на поверхность выходить не рекомендуется. Мы спустились на лифте глубоко под землю и когда вышли, я от удивления чуть не раскрыла рот. Передо мной открылся целый город - несколько одноэтажных длинных домов, тренировочный полигон с полосой препятствий, тренажеры для скалолазания и даже небольшое озеро для тренировки по подводному плаванию. И все это так хорошо освещено, как будто солнце светит и на улице день, и не подумаешь, что попал глубоко под землю. В нашей стране наука и техника развиты хорошо, но чтобы в горе создать такой шедевр зодчества? Видимо, я мало знаю о достижениях науки или эти технологии секретные и ими пользуются только военные. Офицер обернулся и с понимающей улыбкой посмотрел на меня, так вот почему он улыбался, видимо знал, что я буду под впечатлением. Интересно, много у них в горах таких пещер? Думаю, что не одна, уверена, что подземные ходы в пещерах есть и проходят они по всему горному массиву. Горы считаются самым опасным местом, здесь часто появляются диковинные сущности, которые в нашем мире не обитают. Редкие и очень кровожадные, придут с гор, убьют несколько десятков жителей, и опять уйдут. В горах есть либо аномалия, где они зарождаются, либо проход из другого мира. Что другие миры существуют, ученые знают давно, они даже отправляли экспедиции в несколько миров, но разумных существ там нет, только кровожадные твари. Добровольцы оттуда не вернулись, но успели доставить сообщение, что их сжирают. После этого походы в другие миры прекратились, пространственные туннели запечатали, а сущности все появляются. Вот и держат здесь большой отряд военных, обучают молодежь, как воевать с неизвестными кровожадными сущностями. Насколько я знаю тут несколько учебных центров и меня направили в один из них.
   Офицер направился к одному из ближайших домов, вошел в дверь и указал мне рукой на третью дверь справа по коридору. На двери только номера, ни фамилий, ни званий, что под землей-то шифроваться, кто сюда зайдет, если только сдуру у кого-нибудь внутренний компас откажет. Я постучалась в дверь, и мужской голос бодро пригласил меня войти.
   В небольшой квадратной комнате с окном, как ни странно, сидел уже довольно пожилой оборотень - пес. Я подошла, положила ему на стол пакет с документами, он кивнул мне на стул справа от стола и вскрыл конверт. Пока он читал мои бумаги, я оглядывала кабинет, интересного тут мало, сейф, шкаф для книг, стол и небольшой диванчик, компьютер на отдельном столе и больше ничего. Осмотрев помещение, я принялась разглядывать оборотня. Высокий, накачанный с красивой спортивной фигурой без грамма жира. Одет в военную форму, но без знаков отличия, значит внутренняя разведка, звания военного не имеет, вот офицер, который меня привел, был военный со знаками отличия.
   - Меня зовут Астар, - сказал оборотень, поднимая на меня глаза и принюхиваясь, - У тебя прекрасные тесты по аналитике, психологии, тактике и стратегии, прекрасная боевая подготовка, но физические данные подкачали. Хотя и того что есть для человека много. - Он замолчал и усмехнулся, - человек, я за свою жизнь ни разу не встречал чистокровных людей, а тут такое чудо и в семье оборотней. Сейчас я выпишу тебе направление на службу, хотя мы называем это работой, это вояки пусть служат, а мы тихо делаем свою работу. Согласно твоим тестам тебя рекомендовали на должность наблюдателя, знаешь, кто это такой?
   Я кивнула, наблюдателя прикрепляют к отряду, в его работу входит анализ действий отряда на задании и при подготовке к заданию, он разбирает ошибки и делает выводы. Мнение наблюдателя учитывают при составлении плана боевой операции, он же анализирует действие каждого члена отряда, а потом выносит свои соображения, где и в какой области у него пробелы и что нужно подтянуть. Обычно наблюдатель не присутствует на совещаниях и собраниях, а просматривает видеозаписи, отряд не знает своего наблюдателя в лицо, чтобы не повлиять на его решения, но бывает, что наблюдателя зачисляют в отряд, только он не подчиняется командиру отряда, вернее формально подчиняется, но если обстановка потребует то действует самостоятельно. За боевой операцией или за учениями наблюдатель смотрит со стороны, в бой не вступает, а потом проводит анализ и делает выводы, которые не всегда нравятся членам отряда. В общем, это шпион, который следит и докладывает. Военные не любят наблюдателей, вернее ненавидят, мы иногда так портим им кровь своими выводами, что может дойти и до рукоприкладства, если конечно отряд узнает своего наблюдателя. Работа не из легких, с моральной точки зрения, но с другой стороны не укажи бойцам на ошибки, и в следующий раз они поплатятся жизнью. Я не собираюсь наблюдать за тем, как они проводят свое свободное время, только то, что касается их службы и наблюдение за тренировками по боевой и физической подготовке входят в мои обязанности. Наблюдаю, делаю выводы, выдаю рекомендации, пишу аналитическую записку начальству и все. А дальше начальство решает, стоит следовать моим рекомендациям, или оставить все как есть.
   - Сейчас я тебя устрою в общежитие для вспомогательного персонала. Почему вас отнесли к вспомогательному персоналу? Вы делаете не менее важную работу, чем военные, указываете им на ошибки, взгляд со стороны не замутненный уставом и приказами начальства... Но уж так повелось, не будем обсуждать приказы начальников. - Сказал Астар, - ты подчиняешься только мне, все бумаги только через меня, хотя формально тобой руководить будет майор Азалия, баба вредная и неудовлетворенная. Её уже двадцать лет в майорах держат и уволиться она из армии майором, потому как не умеет правильно распределять свою симпатию и антипатию, одних любит других ненавидит и логику её никто понять не может, за что и почему любит или ненавидит, да она и сама объяснить этого не может. Потому и прислали её сюда, чтоб глаза начальству не мозолила. Ты с ней сильно не спорь, но если начнет наезжать, то посылай ко мне, я привычный, быстро её в чувство приведу. Она тебе не начальница, честь ты ей отдавать не должна. Ты хотя и служишь, но не военная и присягу не принимала.
   Он говорил, а я впитывала. Понятно, что в такие места народ ссылают за прегрешения или за плохой характер или за то, что не умеет разговаривать с начальством, да много за что можно сослать. Но, как показывает логика, обычно такой народ зол на всех и начинает срываться на подчиненных. Астар встал и пошел к двери, я последовала за ним. Мы вышли из здания и направились к другому дому, видимо это общежитие. Моя комната находилась у самой двери, Астар протянул мне ключи и указал на дверь.
   - Завтра за тобой придут и отведут на место работы, про физические упражнения не забывай, у нас полигон хороший, форму держи, здесь в горах разное случается, иногда и в бой вступаем, так что не расслабляйся, - сказал он, - рабочий день у тебя стандартный, потом ты свободна. Кушать будешь в офицерской столовой, расписание есть в комнате, в квартире можно только чай пить, там плиты нет, но в столовой всегда можно взять сухой паек, если проголодаешься. Форму и оружие тебе уже доставили, компьютер подключен. Дерзай девочка.
   - Спасибо, - ответила я.
   - Боюсь, что поторопилась ты с благодарностью, не то это место, чтобы благодарить, но работать кому-то надо, - ответил Астар и, махнув рукой, удалился.
   Открыв комнату, я зашла и, закрыв дверь на замок, стала осматриваться. Миленько, окно, закрытое плотной шторой, кровать довольно широкая, небольшая тумбочка для продуктов и чайник на ней с двумя чашками, шкаф с зеркалом, стол с компьютером, маленький круглый столик для чая и два мягких табурета, а ещё отдельный санузел с маленькой душевой кабиной, а это уже роскошь. Приятно, что удобства не в конце коридора. На постели лежали мои вещи, спортивный костюм для занятий физической подготовкой, форма для работы, без знаков отличия и два комплекта нижнего белья к ней. Теплый комбинезон висел в шкафу, а обувь стояла около кровати: кроссовки, высокие теплые сапоги для хождения по горам и ботинки тоже для восхождения. Из оружия мне был положен маленький пистолет в наручной кобуре на 10 патронов и запасной магазин к нему, пара ножей в ножнах на поясе, больше мне ничего не положено. Я же не воевать сюда приехала, а следить за бойцами отряда и грозит мне опасность только от этих самых бойцов. Если конечно они узнают обо мне или им расскажут об этом, но только в том случае если я сильно их достану. Понятно, что за членовредительство их ждет военный трибунал, а там не церемонятся, но изучая повадки и психологию оборотней, я знаю, что в большинстве случаев они сначала действуют, а потом думают, импульсивные очень. Правильно чего им переживать, живучие же, почти все раны на них заживают, рано или поздно, если только голову не оторвать, от остального они оправятся. И пули их берут только специального сплава, мне такие не выдали, а то, что выдали, могут только доставить оборотню боль и если боль его не отрезвит, то точно разозлит, а убежать от разъяренного оборотня я не смогу. Незавидная судьба у человека. Но у меня, как работающего на внутреннюю разведку, есть привилегия, я могу стрелять без предупреждения. Только эта привилегия просто пшик, я не смогу защитится от разъяренного, обученного оборотня.
   Приняв душ и заведя будильник на раннее утро, я легла спать, завтра меня представят пред светлые очи Азалии. И начну работать, а сейчас спать.
   Глава 3
   Утром я встала по будильнику, отработанными движениями привела себя в порядок, надела спортивную форму и вышла на пробежку. Военные ещё не выходили на полигон, я специально изучила распорядок дня военных, чтобы не сталкиваться с ними на полигоне для занятий физической подготовкой. Пока я бегала, мне казалось, что за мной пристально наблюдают, от взгляда невозможно было укрыться, кто-то пристально следил за мной, пока я делала упражнения и бегала. Привлекла ненужное внимание, хотя в замкнутой пещере невозможно остаться незамеченной, рано или поздно меня бы обязательно заметили, но раз это случилось сейчас, то пусть привыкают, я здесь на весь срок контракта. Это же как нужно выслужится, чтобы перевели отсюда в другое место! Назначили и забыли обо мне, кому я нужна, школа не останется пустой наберут ещё детей, страна большая оборотни плодовитые минимум двое детей в семье и такие семьи редки, в основном в семье оборотней по пять и более детей. Мини-стая, а не семья.
   Проведя стандартную тренировку, сильно не напрягаясь, только чтобы поддержать физическую форму, я направилась в комнату, душ, потом приведу себя в порядок и буду ждать, когда меня вызовут к формальной начальнице.
   ***
   Ждать пришлось недолго, только я надела форму, как в дверь постучались, уже знакомый мне офицер, который встречал меня у самолета, козырнул и пригласил следовать за ним. Козырял он зря, я не имею званий и потому не могу ответить ему тем же приветствием.
   Меня привели в то же здание, где сидел Астар, только зашли мы с другой стороны и оказались небольшом холле, где располагались только три двери, на одной была табличка, где значилось, что начальник учебной части Азалия, фамилию я читать не стала, по фамилиям не принято обращаться, сидит именно в этом кабинете. Я постучала и, услышав холодное приглашение, зашла и осторожно прикрыла дверь. Маленький кабинет, стол, шкаф, и один стул для посетителей, больше ничего, ни мягкого диванчика, ни сейфа, ни даже чайника с чашками. Суровая женщина. Передо мной сидела оборотниха, второй ипостасью которой была львица. Кошки были очень хитрыми и изворотливыми, если они ненавидели, то всей душой, так же и любили, но быть врагом кошки страшно, убить, конечно, не убьет, но жизнь может испортить знатно. Постараюсь не наступать ей на мозоль, но боюсь, что подстроится под неё трудно, уж очень кошки привередливые. Они требуют от других полного подчинения и верности, что в моем случае исключается, мой начальник Астар, а она только обеспечивает меня рабочим местом и ещё по согласованию с начальником может получать копии моих докладов. Но если Астар прикажет не давать ей бумаги она их не получит никогда, даже если мне придется с ней драться.
   - Я читала твои тесты и характеристики, - холодно заявила Азалия, даже не предложив мне сесть. Пусть покуражится, я постою, мне не трудно. - тесты впечатляют, но пока я не увижу тебя в деле им верить не буду, сейчас ты пройдешь в комнату напротив, сядешь за свободный стол, там уже лежат личные дела бойцов отряда, наблюдателем которого ты назначена, на компьютере видеоматериалы их тренировок и к вечеру я хочу получить подробный отчет об их физических и боевых навыках.
   - Астар дал разрешение на просмотр вами материалов? - Спросила я.
   - Чтоооооо! - Воскликнула она.
   Но я только подняла голову и упрямо посмотрела ей в глаза. Азалия приподняла красивую бровь, но этот жест меня не впечатлил.
   - Он даст разрешение, - твердо заявила она.
   - Только после получения копии приказа от Астара, вы получите мои бумаги, - ответила я, - я могу приступить к работе?
   - Не боишься? - Спросила Азалия, - ты слабый человек....
   - В этом случае моя семья получит хорошую компенсацию, - ответила я.
   Мой ответ удивил львицу, она думала, что я сейчас упаду к её ногам и начну умолять не трогать меня. Нет, милая, с такими, как она нужно сразу говорить на равных иначе она придавит своим авторитетом и будет давить пока ты не превратишься в коврик у её двери.
   - Иди, работай, - холодно заявила она.
   Я вышла из кабинета и тихо прикрыла дверь, демонстрация не к чему. В соседнем кабинете свободный стол стоял в самом углу, за невысокой перегородкой из пластика, остальные столы были заняты оборотнями мужчинами. Меня посадили к аналитикам, это я поняла по бумагам, которые лежали на их столах, успела мельком рассмотреть их пока шла к своему столу. Мужчины молча смотрели на меня и принюхивались, когда понимали с кем будут сидеть рядом у некоторых округлялись глаза. Мужчин было четверо, на столах стояли таблички с именами, но я читать не стала, мне важнее было знать, в какой отдел меня посадили.
   Сев за компьютер, я включила его, ввела свой личный код, который мне присвоили перед выпуском из школы и начала просматривать файлы. Личные дела решила оставить на потом, сейчас видеоматериалы.
   До обеда я работала с видеоматериалами, а потом, выключив компьютер, вышла и направилась в офицерскую столовую. Основная часть офицеров, уже поела, и работники кухни убирали со столов, я подошла к раздаточному столу, взяла поднос, и начала набирать себе еду. Милые поварихи вышли все, чтобы посмотреть на меня, они улыбались и предлагали разные блюда, женщины, пытались накормить меня до отвала. Потом мне вручили пакет с сухим пайком и сказали, что завтра на завтрак будет вкусный пирог, и я должна обязательно прийти. Сегодня с завтраком не сложилось, Азалия специально вызвала меня во время завтрака, непонятно, что она хотела этим показать, но в следующий раз ей придется подождать пока я поем. Если нет боевых действий, то я могу отказаться от встречи и пойти кушать, у меня в контракте есть об этом специальный пункт, время, потраченное на еду вычитается из рабочего дня, я в это время не работаю и потому приказы начальства могу игнорировать. Быстро покушав и поблагодарив милых поварих, я отправилась на рабочее место. Видимо им так скучно здесь, что любое новое лицо вызывает живой интерес.
   Не включая компьютер я начала рассматривать личные дела бойцов отряда, копию приказа от Астара мне так и не принесли, значит, мой отчет получит только он. Я пошлю ему доклад по сети, даже распечатывать не буду, его электронный адрес в компьютере имеется, мне следует только ввести свой личный код, и я могу пересылать любые документы. Итак, что мы имеем, пять бойцов оборотней, все волки, сильные, физически подготовленные, окончили военную школу и сейчас повышают свои навыки в этой учебной части. А дальше они будут патрулировать горы, как изнутри, так и снаружи, но до этого далеко, нужно окончить учебу и сдать экзамены по тактике и стратегии, физической и военной подготовке. За последние два экзамена они могут не переживать, а вот с тактикой и стратегией у них не все гладко, судя по видеоматериалам последних выездных учений.
   Открыв первое личное дело командира отряда, я внимательно рассмотрела фотографию оборотня, а потом принялась читать его личные данные. Таир, оборотень волк из семьи серых северных волков, рост 190 см, вес 90 кг, высок и в обхвате велик, гора мышц. Волосы темно русые, глаза голубые, дальше я читать не стала все остальное неинтересно. Психологический портрет очень занимательный, агрессивный, импульсивный, взрывной характер, силен, умен и обладает аналитическим складом ума. И как все это умещается в одном оборотне? Одно можно сказать, что весь его ум и аналитический склад перечеркивается импульсивностью, агрессивностью и взрывным темпераментом. И такого оборотня поставили командиром отряда? Что же представляют из себя остальные? Либо у Азалии бойцы закончились, либо сюда специально таких собрали, привели на убой. А как ещё можно оценить характер командира? Только как характер самоубийцы. Нет, прошибать лбом стены тоже нужно, иногда, даже очень, но лучше, когда для этого используются специальные приспособления. Закрыла личное дело, дальше читать нет смысла, все ясно.
   Второе дело. Бенед, оборотень волк семьи серых северных волков, рост 190 см, вес 90 кг, высок и в обхвате велик, гора мышц. Они у себя в стае на дрожжах растут? Сразу видно, что родственники, тип лица почти идентичный. Волосы темно русые, глаза голубые, похожи, я сравнила с фотографией Таира, братья никак не меньше, в личном деле таких данных нет, в стаях все волки считаются братьями. Моя семья тоже входит в стаю, только на севере связи в стаях более крепкие, а у нас семьи входят в стаю формально, вроде числятся, но свои проблемы решают сами, сбор глав семей происходит раз в три года и обсуждают они в основном бизнес. На севере же стая вмешивается во все сферы жизни и даже во взаимоотношения в семье. У них там более архаичные порядки, но и они придут к таким отношениям как на юге, только чуть позже.
   Характер у Бенеда отличался только тем, что аналитический склад ума у него не наблюдался, остальное все, как и у брата агрессивный, импульсивный, взрывной характер, силен, умен и, судя по психологическому портрету, потенциальный самоубийца. Или он просто берет пример с сородича, тогда это можно исправить, но времени понадобиться много. Я отложила эту папку и взяла третью.
   Гриор, оборотень волк из стаи южных черных волков, семья большая, достаток в семье средний, понятно, почему он пошел в военную школу, хотел облегчить жизнь семье. Рост 185 см, вес 76 кг, довольно худощав по сравнению с теми двумя, но психологический портрет кардинально отличается, умный, рассудительный с аналитическим умом, спокойный и неагрессивный. Прекрасный солдат с одним но, кроме рассудительности должен быть и холодный расчет, злости в разумных пределах не помешает, но можно и без неё. И с этим почти все понятно, я отложила папку.
   Открыв следующую папку, я увидела миловидное лицо, волки редко бывают смазливыми, у них всегда мужественный тип лица. И выглядят они брутальными самцами, а тут такой лапочка по имени Дан. Обязательно должен быть подвох... так вес 80 кг, рост 180 см, высок, как и все оборотни-волки, тоже из южной стаи черных волков, видимо родственник Гриора, тоже из семьи со средним достатком, а психологический портрет наводит на мысли. Умен, изобретателен, импульсивен и склонен к садизму.... Прекрасный набор качеств. Для палача, но не для солдата. Мне Азалия специально этот отряд подкинула? Кто его формировал? Или у них действительно не из кого выбирать? Закрыв папку, я отложила её. С этими все ясно.
   Следующий боец был брутальным самцом по имени Орес, он родился на востоке страны в стае коричневых волков, самый маленьким ростом 177 см, 77 кг. Умен, расчетлив, изобретателен, склонен к авантюризму и агрессии. Физическая подготовка у него на высшем уровне видимо не хотел отличаться от других бойцов, и тянулся за ними. Отложив последнюю папку, я принялась писать аналитическую записку и делать первичные выводы по видеоматериалам и по психологическим портретам бойцов. До вечера я не успею, нужно ещё подумать и проанализировать, такие записки быстро не пишутся. Выполнять приказ Азалии я не собираюсь, приказа о том, чтобы показать ей материалы, я так и не получила, а Астар не отдавал мне приказ провести анализ быстро, он вообще сроки не устанавливал, значит я спокойно и размерено сделаю свою работу. Посмотрев на часы, я выключила компьютер и сложила личные дела бойцов в стол, они ещё пригодятся. Все не так мрачно, как я подумала вначале, в стаях оборотней бывают разные взаимоотношения, молодняк воспитывают по-разному иногда на грани жестокости, а иногда их специально делают агрессивными, некоторые старые оборотни считают, что злой оборотень сильный и опасный зверь и такие в стае нужны, вот и издеваются над детьми. Эти архаичные способы воспитания ещё не изжили себя и ещё долго не изживут. К сожалению государственные органы не могут вмешиваться в дела стаи, пока не произойдет непоправимое, но даже используя жестокие методы воспитания, в стаях детей берегут и там редко происходят печальные события. Но никто не понимает, что воспитывая детей злыми и агрессивными, ставят под угрозу жизни других оборотней. Я вышла из кабинета и пошла на ужин. У меня сегодня ещё вечерняя тренировка, необходимо отключить мозг, а физические упражнения очень этому способствуют. С коллегами по кабинету я так и не успела познакомиться, они тоже не спешили с этим, видимо ждали, что меня скоро выкинут отсюда. После краткого разговора с Азалией, я была склонна в это верить. Уйду из этого кабинета, поселюсь в другом, у меня контракт и пять лет я буду работать, как бы она ни пыталась мне помешать. Только отдел внутренней разведки может аннулировать мой контракт, а он этого не сделает раньше времени, я должна обязательно отработать деньги, потраченные на мое обучение.
   Глава 4
   Вечер того же дня. Мадина.
   И опять на меня кто-то пристально смотрел, от этого взгляда не скрыться. Он просто прожигал меня насквозь, но я стерплю и сделаю весь комплекс упражнений. Скоро узнаю, кто так пристально наблюдает за мной, он обязательно предпримет попытку приблизиться и если не познакомиться, то проверить меня на прочность. В замкнутых пространствах психика меняется, и, как бы ни была широка и высока пещера, отсюда никуда не деться и поэтому долгое пребывание в таких местах меняет психику. Оборотни не страдают клаустрофобией, но испытывают дискомфорт от малых ограниченных пространств. Конечно пещера это самое удобное место для размещения в этих горах, но выходить отсюда и жить на поверхности хотя бы несколько дней, нужно обязательно. Внесу этот пункт в аналитическую записку. Завершив тренировку, я направилась в комнату, у меня есть целый вечер, подумаю о дальнейшей работе. И ещё меня смутил тот факт, что я в этой учебной части единственный наблюдатель. Не может этого быть! Здесь несколько отрядов, а значит, у каждого должен быть наблюдатель или милая Азалия включила их в состав отряда? Не удивлюсь если так и есть. Напрямую это не нарушает инструкцию, но фактически наблюдатель не может влиять на действия отряда, не может сделать полный и независимый анализ ситуации, он уже не сторонний наблюдатель, а участник, а это очень меняет дело.
   ****
   Спать я легла в соответствии с установленным режимом дня, завтра утренний подъем, тренировка, завтрак и работа. Дня за три я подготовлю полный отчет для своего непосредственного руководителя, а потом пусть сам думает, что делать с моими рекомендациями, отдавать их Азалии или самому менять учебный план отряда. Одно я знала точно - отряд к сдаче экзаменов по теоретической подготовке не готов, да и с боевой подготовкой у них не все радужно, привыкли когтями махать, а тут нужно с огнестрельным оружием правильно обращаться. И чему их в военной школе учат? Почему они прошли тестирование, имея такой психологический портрет, как их вообще отобрали на военную службу? Я, наверное, идеалистка, то чему меня учили в школе это одно, а жизнь это совсем другое, может их специально взяли на обучение, чтобы потом отправить в это забытое богами место? Кто-то должен нести службу в таких местах, вот и отбирают кандидатуры похуже, но ведь так нельзя, неужели в нашей стране так мало оборотней подходящего возраста, что невозможно отобрать их на службу? И опять я рассуждаю как идеалистка, не делая скидок на жизненные обстоятельства. Оборотней для службы в армии у нас хватает, служить престижно, хорошее денежное содержание, уважение окружающих, прекрасная пенсия и большие льготы самому служащему, недостатка в бойцах в нашей стране нет. Тогда получается, что либо дети уже рождаются агрессивными и неадекватными, либо их так воспитывают в стаях и семьях? А вот этот вопрос уже не в моей компетенции, он на высоком уровне решаться должен, мое дело постараться исправить то, что натворили родственники этих оборотней и постараться сделать из них хороших солдат. Сразу скажу, что полностью переломить их сущность не получится, но подкорректировать поведение и навыки вполне возможно, только сложно это и хлопотно, а Азалия мне помогать в этом совершенно не хочет, хотя это в её интересах. Не могу сказать, почему её вообще держат на военной службе, она сознательно или неосознанно вредит. А может, я зря паникую, и все уладится. Спать. Жизнь покажет, как действовать. Нельзя делать выводы на основании одного дня наблюдений.
   ***
   Утро началось со взгляда. Опять у меня чесалось между лопатками, да сколько можно? Испытывают на прочность мою психику? Так не дождутся - у меня были прекрасные психологи в школе, и я умею противостоять психологическому давлению. Сделав несколько дыхательных упражнений, я закрыла себя от внешних факторов и продолжила утреннюю тренировку. Вечером схожу на полигон пострелять. Я уже все узнала, патроны и оружие можно получить на складе, только ввести в компьютер личный код и мне выдадут все, что захочу. Военных никогда не ограничивали в боеприпасах и современном оружии, промышленность работала круглогодично, день и ночь.
   Приняв утренние водные процедуры, я пошла на завтрак. Я установила себе режим питания и всегда приходила в столовую к тому времени, когда все офицеры уже поели, оставались единицы, но и они покинули её, как только я приступила к еде. Сегодня на меня уже не пялились, видимо всем известно, что я работаю на внутреннюю разведку, надеюсь должность моя осталась в секрете, а то смысл моей работы потеряется. Наблюдать нужно тайно, тогда увидишь все мелочи и недочеты, а когда бойцы знают, что за ними наблюдают, они стараются меньше говорить двигаться и даже сдерживают эмоции. Даже тогда по их поведению можно сделать правильные выводы, но времени на это потребуется намного больше. Нас учили лучшие профессионалы своего дела, так что я могу работать при любых обстоятельствах, только когда работу затрудняют специально, это сильно напрягает. Милые поварихи уже не разглядывали меня так пристально, но периодически бросали взгляды и шептались, я не слышала их, человеческие уши такие тихие звуки не улавливают, может они уже знают, что я человек, думаю, знают, поэтому и не стесняются обсуждать меня. Но на них я не обижалась в их жизни так мало событий и развлечений, что любое даже мелкое происшествие вызывает живой и долгий интерес.
   ***
   Отчет я закончила аккурат к ужину и отправила его Астару, а потом, встав из-за стола и выключив компьютер, вышла из кабинета. Мужчины опять смотрели на меня с интересом, но на контакт идти не спешили. Что-то их напрягает или они чего-то ждут, интересно, а правила вежливости в этой учебной части соблюдаются? Хотя бы представиться они могут или им что-то мешает это сделать? Все интереснее и интереснее становится, но ждать осталось недолго, как только Астар перешлет мои рекомендации Азалии, случится взрыв. Предчувствую большую грызню, может даже с мордобоем. Подозреваю, что с этим отрядом что-то не так. Почему к ним не приставили наблюдателя сразу, как только они прибыли из военной школы? Это нарушение инструкции и пойти на это нарушение можно в двух случаях либо деньги и этот вариант отметаем сразу, не нужны здесь деньги, да и оборотни небогаты, и не знали они о наблюдателях, пока учились в военной школе, о нас не распространяются перед учащимися военных заведений, строжайше запрещено. Второй вариант это личная заинтересованность, вопрос чья? Я так понимаю, что попала сюда по настоятельной просьбе Астара, ему надоело смотреть на то, как нарушаются инструкции, и он настоял на моем приезде. Только когда увидел меня, пожалел, не ожидал, что пришлют слабого по меркам оборотней человека, да ещё и девушку сразу после окончания специальной школы. Не могу даже предположить, почему послали именно меня? По теории я входила в десятку сильнейших учеников школы, но по физическим показателям мне до оборотней не дотянуться. И вроде никому дорогу не переходила, все у меня в школе было ровно, ни с кем не сорилась, с учителями общалась только в рамках учебной программы, так что наказания не заслужила. Нет тут что-то другое, это не наказание от меня чего-то ждут или просто посчитали, что семья за человека не вступится и можно отправить меня на задворки страны. Не хотелось бы, чтобы было именно так, но жизнь диктует свои правила, если отправили работать, значит, буду работать на совесть и не поддаваться на провокации.
   ***
   Спать я ложилась с нехорошим предчувствием, опять на вечерней тренировке я чувствовала взгляд, но не долго, я быстро отбросила эту мысль и сосредоточилась на упражнениях. И за наблюдателем тоже наблюдают, я улыбнулась про себя. Кто такой настырный? Хочется же кому-то вставать раньше времени, чтобы увидеть, как я тренируюсь и тратить свое личное время вечером, чтобы наблюдать за мной. Настырный, но я тоже не из мягкого теста сделана, мы ещё посмотрим, кто кого переупрямит.
   Сутки спустя. Мадина.
   Буря разразилась после завтрака. И почему пришлось так долго ждать? Сейчас я смотрела на разъяренную львицу, которая брызгала слюнями и трясла бумагами, что она кричала, я не слышала, вернее не хотела слышать, и отключила звук в своей голове, её слова не достигали моих ушей, есть такой психологический прием, который я освоила мастерски. Я следила только за движениями Азалии, чтобы в нужный момент увернутся или предотвратить удар. Она же пока не понимала, что я её не слушают и пыталась побольнее оскорбить меня, унизить перед мужчинами, которые внимательно слушали её речи, чуть ли не с открытыми ртами, все разорялась и разорялось, а когда не находила слов, шипела как разъяренная кошка. Я же в этот момент думала, почему мне пришлось так долго ждать этой бури в стакане воды? Умный и опытный Астар сначала проверил мои выводы, просмотрел записи, прочитал личные дела и когда убедился, что я все поняла и проанализировала правильно, переслал мои рекомендации Азали, а заодно и приказ принять к сведению и подкорректировать программу подготовки этого отряда в соответствии с ними. Азалии потребовалось менее получаса, чтобы понять, что вся её учебная программа была мягко говоря, неправильная, не учитывала характеры и особенности обучения и воспитания и психологические портреты оборотней этого отряда. И это очень мягкая формулировка, которая приходит мне на ум, а уж что написал в приказе Астар, могу примерно представить. Большой любви он к Азалии не испытывал и поэтому не стеснялся в выражениях. Но это было бы не страшно, если бы мой отчет и приказ Астара не отправился наверх высшему руководству и в военное ведомство и во внутреннюю разведку, а там выводы сделают быстро и меры примут быстро. Я почти уверена, что Азалию не отправят в отставку и даже может, не понизят в звании, но обязательно пришлют несколько тайных наблюдателей или не тайных и они перевернут все вверх дном, залезут в каждую щель и всем здесь будет очень жарко. Учебную часть перетряхнут и поставят с ног на голову, а потом будут долго наблюдать за ней, да Азалию просто завалят различными бумагами и отчетами, что для военного человека подобно пытке. И на этом все не закончится, теперь лет пять на выпускные испытания будут приезжать люди из разведки и военного ведомства и придираться к каждой запятой.
   Увидев искаженное злобой лицо почти перед собой, я немного отодвинула голову и приготовилась защищаться, сейчас будет финальная точка и львица уже дошла до точки кипения, она поняла, что я не слушала её, спасибо моей учительнице по психологии и тети, они научили меня игнорировать негатив других, которые пытаются сбросит пар, унизив и оскорбив собеседника. Азалия так и не поняла, что это не я виновата во всем случившемся. Если бы она раньше приставила к этому отряду наблюдателя, то могла быстро исправить ситуацию, пока она не приобрела такие масштабы. Она нарушила инструкцию, оставив отряд без наблюдателя, что заставило её это сделать, пока не знаю, но что это полностью её вина понятно всем.
   Надо отдать ей должное, она отошла от моего стола, сделала пару глубоких вздохов и, прищурив глаза, произнесла:
   - И что ты поняла из моей речи?
   А голос почти спокойный, выдержка прекрасная, уважаю.
   - Вам не понравится мой ответ, но если вы хотите его услышать, то думаю, что стоит удалить из кабинета всех посторонних, - ответила я.
   - Даже так?
   - Я могу и при посторонних озвучить, но боюсь, ваша репутация пострадает, - ответила я.
   - Да как ты смеешь такое говорить! - Закричала она.
   Она набрала воздуха в грудь, и я опять отключила звук в голове, пусть напрягается, сбросит пар, может легче станет. И все понеслось по новой, львица кричала, шипела, размахивала руками. Темпераментная кошечка, это сколько же у неё сил? По второму кругу пошла. И как помнит все, что мне говорила или у неё большой словарный запас, и она никогда не повторяется? Я могла бы прочитать по губам или послушать ради интереса может, что новое услышу, но сегодня желания не было, может потом как-нибудь. То, что я теперь стала для неё врагом номер один, я уже поняла, повезло мне, и недели не поработала, а уже заслужила почетное звание врага начальника учебной части. Это сейчас она может себе позволить по второму кругу обливать меня грязью, а скоро ей будет не до меня, ещё пара дней и её завалят бумагами и отчетами, а ещё комиссии, которые будут совать свой нос, чуть ли не к ней в кровать. Ну, пусть пока наслаждается, не буду ей мешать. Разве можно остановить разъяренную кошку?
   Кинув на мой стол бумаги, Азалия гордо выпрямив спину вышла из кабинета и так громко хлопнула дверью, что сотрудники подпрыгнули на своих стульях. Я посмотрела на часы, время обеда, обогнув стол, я тоже вышла из кабинета, но перед этим решила немного пошалить и, развернувшись к соседям по кабинету, так мило им улыбнулась, что ввела их ступор. Я еле сдержала смех, видя их вытянутые лица и круглые глаза, но настроение у меня повысилось и с улыбкой на губах, я пошла в столовую.
   В столовой на меня смотрели, вернее сказать разглядывали, но делали это ненавязчиво, хотя это им так казалось, я же все чувствовала и замечала. Мне хотелось смеяться, но нельзя, примут мой искренний смех за истерику. Видимо сольное выступление Азалии не прошло незамеченным, и даже милые поварихи уже были наслышаны о нем. Они поставили на мой поднос с едой сок с мякотью и блюдце с небольшим куском торта с кремом и шоколадом. Я поблагодарила их с улыбкой, они думают, что мне нужно стресс снять и доказывать им, что стресса у меня нет бесполезно. Все прекрасно я стресоустойчивая и непробиваемая, так говорил мне психолог в школе, и эти качества выработались у меня благодаря воспитанию тети. Я её часто вспоминала и благодарила за все, что она для меня сделала. Прекрасно пообедав, я вернулась в кабинет, Астар переслал мне ещё видеоматериалов по "моему" отряду, нужно опять писать аналитическую записку, сейчас к этим бойцам будут очень пристально присматриваться, а мне придется плотно поработать, но я не жалуюсь, меньше времени будет для безделья. Здесь развлечений нет, а просто лежать и пялится в потолок или играть в компьютерные игры я не могу, характер не тот. Связать себе свитер что ли, очень успокаивает, а душа чувствует, что скоро мне это пригодится, отряд отправят либо на полевые ученья, либо будем по подземным коридорам бегать монстров искать. Что наверху, что в подземельях холодно и под форму свитер одеть не помешает. Это оборотни теплокровные им, что холод, что жара нипочем, хотя холод они переносят все же лучше, а я человек мерзну в холода и страдаю от жары, я нежнее их и слабее, только кто об этом помнит, раз подписала контракт, нужно работать. Нитки для свитера можно взять на складе, тут и такое есть, женщины, работающие в столовых люди вольные и из развлечений у них только рукоделие и просмотр фильмов, которые тоже имеются на складе в большом количестве. Учебная часть считается секретной, хотя кому она нужна, кто в горы кроме монстров полезет, без специальной подготовки это самоубийство. Но раз носит название специальная секретная часть, то те, кто работает здесь, практически не общаются с родственниками, и обычно в такие части берут людей, не имеющих родственников или не контактирующих с ними, деньги здесь платят хорошие и после нескольких лет работы можно прекрасно устроиться в любом городе страны. Скучно конечно, но это малые неудобства, а ещё можно найти себе мужчину и выйти замуж, если повезет.
   Глава 5
   Двое суток спустя. Мадина.
   Азалия больше не появлялась, видимо ей теперь не до меня, Астар приходил громко выразил мне благодарность, переслал ещё материалов, просил написать развернутую аналитическую записку об учебном плане и дать свои рекомендации, это для начальства, я так понимаю. На информацию уже отреагировали, но пока комиссию не прислали в горах идет снег, погода нелетная, это он так сказал. Догадываюсь, что эта информация предназначалась для свидетелей нашего разговора, значит, наблюдатели уже прибыли или внештатным сотрудникам поставили задачу приглядеться к учебному процессу и к бойцам, проходящим здесь обучение, а Азалия сейчас пишет по три рапорта в день. Это мои предположения, но я недалека от истины, уж больно Астар был доволен, сверкал, как ограненный алмаз. Я не злорадствовала, меня радовало, что Азалия занята, ей не до меня, на злость времени не хватает, пусть учится писать бумаги, в ближайшие пять лет это умение ей очень пригодится. У меня же много работы и недовязанный свитер, потом свяжу себе носки и шапку с шарфом. Нитки я выбрала светлые, чтобы среди снега не отсвечивать, теперь по вечерам увлеченно вяжу под тихую расслабляющую музыку. В столовой на меня уже не так реагируют, видимо поняли, что Азалия здесь не царь, скинули её с трона, ей бы сейчас на ступеньках у трона удержаться и не скатиться вниз. Это как же нужно было себя поставить, что все считали её всемогущей, молодец она! Что я её столкнула с трона, она мне до конца жизни не простит.
   Посмотрев на часы, я выключила компьютер и направилась на ужин, но уйти далеко мне не удалось, дорогу преградил Дан. Он окинул меня плотоядным взглядом и начал тихо приближаться.
   - Красавица, - шепчет он, наклоняясь ко мне, упираясь в стену руками, и перекрывая мне пути к отступлению, - встретимся вечером, обещаю, тебе понравится.
   Достаю пистолет и приставляю его к животу Дана:
   - Если я выстрелю сюда, то твои кишки выплюнут пулю, но тебе будет больно, - потом перемещаю пистолет к сердцу, - а если я выстрелю сюда, то ты проваляешься в больнице пару дней, но выживешь в любом случае.
   Дан напрягся и уставился прямо мне в глаза, он молчал, а я все так же держала пистолет у его сердца. Я достаточно изучила его, если дам слабину он не отстанет, не физически, так морально задавит. С ним нужно разобраться сразу, тактичного отказа он не поймет примет за слабость.
   - Тогда стреляй, - прошептал Дан, он мне не верил, что он мог увидеть в моих глазах не знаю, но почему-то не поверил.
   Немного повернув дуло вниз и выстрелила оборотню в живот, его немного качнуло, и я ударом ноги отправила его на пол. Тело упало громко и с нецензурными словами. Через минуту открылись двери всех кабинетов и выскочили оборотни, те, кто ещё не ушел на ужин. Дверь кабинета Азалии резко распахнулась, и из неё выскочил Таир, а за ним сама Азалия. Они сделали несколько шагов и остановились, переводили взгляд то на меня, то на Дана, но видимо картинка в головах не складывалась. А у Таира взгляд очень тяжелый, на видео этого не видно, сейчас он сверлил меня холодным колючим взглядом, хотелось поежится и закрыться руками, но я держалась и твердо смотрела на него.
   - Стерва! - Простонал Дан, - ты что творишь, не хочешь так откажи, но зачем стрелять.
   - Ты приказал стрелять, а я привыкла выполнять приказы, - пожав плечами, ответила я и уже собиралась направиться к выходу, как очнулась Азалия и крикнула:
   - Стоять! Ты сейчас напишешь мне рапорт о произошедшем!
   - Через полчаса рапорт ляжет на стол Астару, - ответила я.
   - Ах ты тварь! - Воскликнула она и уже занесла ногу, чтобы подбежать ко мне, но Таир перехватил её и задвинул себе за спину, они вместе подошли ко мне.
   От запаха секса и пота меня чуть не передернуло, так вот почему этот отряд без наблюдателя, почему была нарушена инструкция? Азалия спит с Таиром, кошка она и есть кошка, кто приласкал к тому и ластится. Мне стало противно. Интересно, об этом все знают или есть ещё тот, кто не в курсе их нежных отношений?
   - Пусть идет, Дан, сам виноват, неуставные отношения запрещены, тем более она на контракте у внутренней разведки, - холодно произнес Таир, - она защищала свою честь.... - он усмехнулся и оглядел меня.
   - Тогда познакомься Таир, это ваш наблюдатель, - прошипела Азалия, - завтра будет приказ о зачислении её в ваш отряд.
   Ревнивая тварь, что она там себе надумала? Судя по ехидной усмешке, сделала это специально.
   У Таира и Дана вытянулись лица. О том, что план их занятий изменился благодаря мне они уже в курсе, но имени она моего им не сказала, а может они не спрашивали.
   - Очень непрофессионально Азалия, теперь я понимаю, каким местом получено звание майора, - сказала я и резко развернувшись, направилась к двери.
   За спиной слышалось громкое шипение, теперь Астару ничего не останется, как подписать приказ о зачислении меня в отряд. Все уже в курсе, кто я и за каким отрядом наблюдаю, так что теперь остается только войти в отряд и наблюдать за бойцами вблизи. Вот тварь, хуже нет ревнивой самки, она ждала этой минуты, но пусть порадуется своей маленькой победе, война ещё не выиграна, я временно отступлю на заранее подготовленные позиции.
   Астар.
   Я смотрел в монитор. Скрытые камеры видеонаблюдения зафиксировали все и действия и разговоры. Девочка молодец, выдержанная, расчетливая, как написано в её психологической карте стресоустойчивая и практически непробиваемая. Может все люди такие, вот только я чистокровных людей не встречал, вернее не работал с ними, полукровки это уже не люди это стопроцентные оборотни, агрессивные, импульсивные не склонные к анализу ситуации, но она поразила меня своим убийственным спокойствием. А она же женщина. Они, как правило, особы эмоциональные и нелогичные, у неё же все наоборот, холодный расчетливый ум, спокойствие, прекрасные аналитические способности и полное отсутствие эмоций. Психолог в школе был в восторге от её тестов и работал с ней с большим удовольствием. Все бы были такими спокойными, может, и преступности у нас в стране уже не было, жаль только что физические данные у неё подкачали, но умственные возможности потрясают. Она идеальный наблюдатель, очень редко можно встретить подходящих для этой работы профессионалов. Не проявляя эмоций, она смотрит, анализирует и делает правильные выводы, ничто ей не мешает, ни симпатии, ни антипатии, она бесстрастна и спокойна всегда - и на работе, и во время отдыха. Конечно, женщинам такое спокойствие не свойственно, но я-то сужу по оборотням, а она человек. Мы никогда не изучали людей, даже когда их в мире было достаточно много, не считали нужным, оборотни прекрасно ладили с людьми, вступали с ними в брак, брали на работу и дружили. Зачем изучать их, если они были добрыми соседями, прекрасными друзьями и возлюбленными. А сейчас чистокровных людей нет или почти нет, я за долгую жизнь не встречал ни одного, а когда увидел личное дело Мадины, то был очень удивлен и ошарашен. А сейчас все мои задумки пошли крахом, Азалия раскрыла её должность и не только перед членами отряда, за которым она наблюдает, но и перед другими. Ревнивая тварь, все кошки собственницы, а этот молодой волк хитер, быстро уложил свою начальницу в постель и пользуется её расположением. Я не сопротивлялся, когда Азалия включала всех прибывших наблюдателей в другие отряды, чтобы они непосредственно участвовали в службе, так сказать полностью погрузились в проблемы военных, но этот отряд она выделяла и долго не подпускала к ним наблюдателя. Я терпел, но уж больно бойцы там непростые. Взять хотя бы серых волков, они не просто рядовые члены стаи, да и коричневый волк непрост и черные волки, хоть и из семей со средним достатком, а в нашей стране такие семьи считаются бедняками, но в родственниках у их родителей не простые волки ходят. Понятно, по каким принципам подбирали в этот отряд бойцов, Таир в постели озвучил свои пожелания и вот под его командованием отряд единомышленников, тех, кто будет беспрекословно выполнять любые его приказы. Как же мешают работать неудовлетворенные самки и как с этим бороться? Такого наблюдателя спалить в первую неделю работы! Как теперь быть? Но я обязательно придумаю выход из этой ситуации, а Азалия поплатится, надоело смотреть на её выкрутасы.
   Дверь кабинета открылась и я, повернув голову, хмуро уставился на такого нежданного и нетактичного гостя.
   - Знаю, почему хмуришься, - сказал Каур, оборотень-лев и куратор всех учебных военных частей в горах, - я смотрел запись. Азалия совсем обезумела, видят боги я не посмотрю, что мы с ней из соседних прайдов, и всыплю ей по первое число, больше не буду её прикрывать. И куда делся её профессионализм?
   - Оставила в постели с волком, - ответил я. - Я такого наблюдателя столько лет искал, всех хороших профессионалов забирали в столицу, а тут расщедрились и прислали умную, спокойную девочку, и её специально раскрыли?
   - А ты не думал, почему вдруг удовлетворили твою просьбу? - Спросил Каур.
   - Думал. Мы в горах всегда как на пороховой бочке, но не уводи разговор в сторону, - я просил спокойного профессионала, сам понимаешь, что в наших условиях импульсивный, агрессивный и склонный к панике долго бы не продержался. Что под землей, что снаружи боец должен трезво оценивать ситуацию и прежде всего, думать, а потом действовать, горы не прощают безумств и глупости. И вот когда меня вполне устроил человек, твоя озабоченная кошка спутала все карты.
   - Человек? - Переспросил Каур.
   - Она чистокровный человек и не склонна как оборотни к агрессии и импульсивности, она бы могла многое нам подсказать, на многое открыть глаза, а что теперь?
   - Включи её в отряд, - тихо произнес Каур.
   - Нет, она человек ты не понял, слабое создание у неё нет живучести оборотней, да эти волки на куски её порвут! Опять Азалию выгораживаешь?
   - Не порвут, они не дураки, знают, что с ними сделают за гибель наблюдателя, и с Таиром я поговорю, а Азалия путь волосы на голове рвет, ревнивая тварь. Ох уж она и изведется, на это стоит посмотреть, устроим ей психологическую бурю, это она с горяча сказала, что хочет наблюдателя к отряду приписать, видимо перед другими красовалась, мол, не ревнует оборотня или пыталась реабилитироваться за свою подставу, надеялась, что ты не подпишешь приказ. А мы поступим вопреки её ожиданиям, и приказ будет издан и подписан, а я проведу с ней дополнительную беседу. Этот отряд до моего особого распоряжения мы передадим в подчинение тебе, я все устрою, а наблюдатель, если посчитает нужным, не будет выполнять приказы командира, да и вообще наделим её широкими полномочиями, она сможет наблюдать за отрядом, где захочет и как захочет. Посмотрим, как будет беситься Азалия, и как будет беситься Таир?
   - Ты девочке смерти хочешь?
   - Вот ты столько лет прожил, а так опыта и не приобрел, взгляни на запись, Таир уже слюни на девочку пускает, а Азалия это неосознанно почувствовала, она женщина и ещё кошка, адское сочетание конечно, но ведь оборотниха умная, только как, все женщины поддается эмоциям, потому и творит, незнамо что.
   Я включил запись с первого кадра и начал просматривать, ничего не заметил, никакой симпатии, ну принюхивался оборотень, так мы все так поступаем, чтобы запах запомнить, ну, не поддержал он Дана, так что из этого, а Мадина правильно поступила, что выпустила пулю. Не увидел я ничего, и потому, оторвавшись от экрана, спросил:
   - Не верю я твоим умозаключениям, но над формулировкой приказа подумаю, а ты отряд в мое подчинение переводи, я уж постараюсь, чтобы они ощутили всю прелесть военной службы.
   - Узнаю зловредного пса, но ты прав. Военная служба не легкая прогулка, пусть почувствуют это в полной мере, - улыбнувшись, ответил Каур, - утром приказ будет у тебя, а с Таиром я поговорю сегодня же вечером.
   Глава 6
   Кабинет куратора учебных частей Каура. Вечер того же дня.
   Таир.
   Приказ прибыть после ужина в кабинет куратора не вызвал у меня удивления, чего-то подобного я ожидал. Сказав бойцам, что меня вызывают, и что все объясню на вечерней тренировке, я направился к небольшому домику, который стоял в самом дальнем углу нашей пещеры или города в пещере и был скрыт высокими стенами тренировочного объекта. В этом одноэтажном доме было всего две двери, одна вела в кабинет куратора вторая в его личную квартиру. Он занимал целый дом, потому что в его доме находились несколько технических помещений, в которых стояло оборудование обеспечивающее жизнедеятельность нашей пещеры, а так же связь с внешним миром. Я в этих помещениях никогда не бывал, не того полета птица, но слышал от парней из обслуживающего персонала, что техника там стоит современная и что там даже имеется бункер и подземный ход, ведущий через горы на поверхность, а куратор там живет и работает для отвода глаз. Каура я узнал, ещё когда был подростком, он часто приезжал в нашу стаю. С моим отцом они были знакомы с юности, когда вместе пошли на военную службу, как они подружились, оставалось загадкой, но дружбу пронесли сквозь года. Отец специально отправил меня в военную школу, а потом попросил Каура взять под присмотр, чтобы я, как выразился отец, научился уму разуму и остепенился. В военной школе мне жилось прекрасно, я бегал в увольнительные, встречался со множеством самок, да и в школе самки имелись, и уложить их в кровать проще простого, а за хорошее поведение в постели, я получал прекрасные дивиденды и поэтому учеба в школе меня не напрягала. Приехав сюда, я сначала пал духом, а потом понял, что и здесь можно жить припеваючи, главное сделать ставку на нужного командира. А потом была Азалия, которая хотя и посопротивлялась моему обаянию, чтобы набить себе цену, но сдалась быстро и наступила прекрасная жизнь. Нет, я и мой отряд выполняли все нормативы, посещали все теоретические занятия, мы не наглели, но если за промахи других бойцов нагружали вдвойне, то нам большую часть промахов прощали. Меня все устраивало, ещё год и мы вышли бы из учебной части и отправились на службу, только вот сейчас я не уверен, что год пройдет так же беззаботно, как предыдущие полгода. К куратору простого командира отряда каждый день не вызывают, а если и приходит такой приказ, значит случилось что-то экстраординарное и наш отряд ждут большие перемены. Дверь кабинета Каура была приоткрыта, ну что ж сейчас я узнаю свою дальнейшую судьбу.
   - Проходи Таир, - сказал куратор, - сесть тебе не предлагаю, не заслужил ты моего расположения.
   - И чем же это интересно, я не выполняю учебные нормативы? - Поинтересовался я.
   - Наверное, выполняешь, только я в этом теперь уже не уверен, ты прекрасно устроился хитрый волк, кувыркаешься с начальницей и вроде как выполняешь все учебные нормативы. Такое поведение свойственно котам оборотням, это они ленивы и хитры и поэтому всегда стараются выгадать для себя больше привилегий, но волки всегда гордились своей силой, ловкостью и неутомимостью и никогда не требовали к себе особого отношения. Они гордились тем, что родились волками и не хотели подвести стаю, - ответил Каур.
   - А зачем напрягаться, когда знаешь, что тебе из армии не уволят и со временем отправят служить на границу. Напрягаешься ты или нет, но служба от тебя никуда не денется, - пожав плечами, ответил я.
   - Ошибаешься, волк, тебя могут выгнать с позором, а твоей стае предъявить счет за твое обучение в военной школе и здесь, а потом ещё лет десять волков из стаи не будут принимать в военные школы. Деньги вожак выплатит, но позор ещё долго не смоет, а что такое недовольство членов стаи, ты знаешь не понаслышке, не твой ли отец воспользовался промахами бывшего вожака стаи и занял его место, сейчас воспользуются его промахами и им будет глубоко наплевать, почему тебя выкинули из армии - спокойно сказал Каур.
   - Я и мои бойцы с легкостью могут пересдать все нормативы! - Воскликнул я.
   - Прекрасно, - улыбнувшись, ответил куратор, - тогда знакомься с приказом Таир, - и протянул мне лист бумаги.
   Его улыбка не вызвала у меня радости, старый кот что-то задумал и когда я прочёл приказ то понял, что сильно попал. Наш отряд до особого распоряжения куратора передавали в полное подчинение Астару - куратору учебных частей от внутренней разведки и мы должны были пересдать все нормативы за прошедшие месяцы учебы и ещё нам назначат новый план учебных занятий и полевых тренировок, а вот про наблюдателя ничего в приказе не было.
   - А наблюдатель? - спросил я, протягивая приказ Кауру.
   - Она находится в подчинении Астара, и если тот пожелает, то включит её в ваш отряд, - ответил он, - тебе, надеюсь, не нужно напоминать, что если с девушкой что-то случится, то даже моя многолетняя дружба с твоим отцом не спасет тебя и других бойцов от военного трибунала. А трибунал у нас строг и уже лет 50 не выносит решений о помиловании или смягчении наказания, у него только одно наказание - казнь и контрибуция на стаю.
   - И что мне теперь с ней как с ребенком носится? - Воскликнул я.
   - Будешь носиться, - зашипел куратор, - и на руках будешь носить и кормить из ложечки и одеяло подтыкать как младенцу, потому что она человек, чистокровный человек, создание очень хрупкое и нежное.
   - Как человек? Вы, Вы, разыгрываете меня.....шутите....
   - Такими вещами не шутят, она действительно человек, хотя и родилась в семье оборотней и поэтому отличается от нас темпераментом, и физическими данными, а ещё умом, она умнее многих оборотней, поверь мне, я видел их предостаточно, чтобы судить.
   - Не могу поверить, что Астар согласился включить её в наш отряд, нет, мы воспитанные и понятия о чести и достоинстве у нас имеются, но мы волки, агрессивные импульсивные и злые с неустойчивой психикой и склонные к неконтролируемой ярости. Как же это возможно, Астар никогда не пойдет на это, с котами ей было бы намного проще служить, они мягче нежнее и не так агрессивны....
   - У Астара просто нет выбора. Он специально пригласил наблюдателя для вашего отряда, ему надоели фортели Азалии, а эта собственница раскрыла её не только перед вами, но и перед другими бойцами, теперь вся учебная часть знает, кем она работает и за кем наблюдает. Уверен, что Мадина сможет прекрасно работать и в такой обстановке но это существенно осложнит ей выполнение задачи, а с вами нужно что-то делать. Вы заигрались и ты, и твои бойцы, и Азалия, все заигрались и не понимаете, что как только вас выпустят из учебной части, что-то исправить будет уже невозможно. А из-за необученных бойцов может пострадать огромное количество, как мирного населения, так и военных. Ты хотя бы понимаешь, что происходит в этих горах, почему несмотря на огромные затраты на проживание и обслуживание инфраструктуры здесь держать большое количество военных?
   - Ну, я слышал о неизвестных тварях,
   - А что Азалия не рассказывала в постели о годах своей службы здесь, не говорила, что впервые годы её службы из-за двух струсивших бойцов были уничтожены две учебные части, разрушено все и пришлось несколько лет восстанавливать заново.
   - Мы не трусы! - Воскликнул я.
   - Вы безрассудные, агрессивные и импульсивные идиоты, сначала делаете, а потом думаете и ещё неизвестно, что хуже - трусость или ваше безрассудство и импульсивность. Я уже не говорю о неконтролируемой агрессии, отсутствие здравого смысла и склонности анализировать ситуацию.
   - Мы не такие! - Воскликнул я, - это наблюдатель сделал такие выводы?
   - Её выводы более глубокие и не мене страшные, но она знает, как исправить ситуацию, подкорректировать ваши навыки и поведение, совсем исправить вас не получится, довести до совершенства невозможно, совершенных и идеальных бойцов не бывает, но к этим идеалам нужно стремиться. Вы же вместо того, чтобы прислушаться к умному человеку и стать хорошими бойцами, ищете, где бы схитрить и как бы избежать тяжкого труда. Вас отправят служить на самый опасный участок, и я понимаю беспокойство Астара, он не хочет повторения прошлого, никто не хочет, все хотят жить и военные и мирные жители, а вы должны им обеспечить эту мирную жизнь.
   - Это все выводы стороннего наблюдателя, они могут быть ошибочны. Я и мои бойцы пожертвуем жизнью ради защиты страны, и вы это знаете - ответил я.
   - Нужно умереть так, чтобы ваша смерть не была бессмысленной, чтобы вы не просто погибли в бою, а спасли мирных граждан и своих товарищей. Да что я тебя воспитываю, прекрасно же знаю твоего отца, он всегда отличался умом и рассудительностью, умел сдерживать агрессию и, главное, он думал, прежде чем действовать и потому добился таких высот в военной карьере и в стае. Он ещё не потерял надежды воспитать из тебя достойного приемника, вот только ты рушишь все его надежды. Откуда у тебя такая непомерная хитрость и приспособленчество? Ты пользуешься своей притягательной силой самца. У оборотней женского пола срабатывает древний как мир рефлекс, отдаться сильному самцу, чтобы потомство переняло сильные гены, правда о потомстве они в этот момент не думают, цивилизованные стали, продвинутые, рефлексы стали стираться из генетической памяти, но на отдаться сильному самцу им рефлекса ещё хватает. А ты пользуешься. Как такое может быть, ты же волк, а не кот-приспособленец?
   - Не нужно меня обвинять. Каждый устраивается в этой жизни как может, я не просил отца отправлять меня на военную службу. Он настоял, я поддался, но не обещал ему, что не буду пытаться облегчить себе жизнь, - ответил я, - разрешите идти?
   - Иди, надеюсь, что ты все-таки пересмотришь свое поведение, может судьба подкинет тебе трудную загадку, и ты поймешь, что приспособленчество - не выход из ситуации. - Сказал Каур, - может, ты не так безнадежен.....
   Отвечать на эту реплику я не стал я не трус и жизнь отдам без сожалений. Я не тупой самец, который поддается инстинктам, но оправдываться не желаю, пусть думает что хочет. Отец меня не понимал, мама прощала все, но тоже не понимала, они надеялись, что меня исправит служба, нет, не исправит, я таким уродился, и буду всегда искать пути, чтобы облегчить свое существование, хотя могу и исправится, вот только желания нет.
   Глава 7
   Три дня спустя Мадина.
   Я все также приходила на работу, смотрела видеоматериалы, составляла аналитические записки и отсылала их Астару. Слушала, о чем шептались коллеги, они специально говорили громко, чтобы я могла быть в курсе всех последних событий. Азалию вызвали к руководству, она улетела тем же вечером, сейчас всем в учебной части заправлял Каур, он отдавал приказания каждый день и загружал всех работой по самые уши, коллеги жаловались на усталость и недосыпание, жалели, что Азалии нет, мол, она понимала и давала время на отдых и развлечения. Они привыкли работать спустя рукава, а сейчас их всех заставляют напрягать мозги. Понимаю, им очень нравилось, что кошка была занята мужчиной и к ним не лезла с приказами и заданиями. Видимо с её стороны была большая любовь, если она забросила работу, теперь Каур пытается прижать всех к ногтю, а коллеги уже расслабились и не хотят интенсивно работать. Каур придирается к мелочам и требует полного и беспрекословного выполнения его приказов и инструкций, и им приходится напрягаться, а мозг уже заплыл жиром и отказывается работать. И опять я вспомнила тетю, она много раз повторяла, что мозги должны работать всегда, иначе они быстро теряют свою способность трезво мыслить, хоть примеры решай из задачника для школьников, но мозг напрягай. Как же мне повезло с ней, жаль, что её в наш дом привело большое горе, но я рада, что стала её воспитанницей, если бы не она не достигла бы таких успехов. Хотя если судить о том месте, где я служу, меня скорее наказали за ум, чем вознаградили, но в уныние впадать нельзя, нужно работать.
   Приказ о моем переводе в отряд Таира все-таки издали, но у меня были широкие полномочия, я не подчинялась ему, только Астару, который теперь курировал этот отряд, странно, но видимо их решили отдать ему на перевоспитание. Я могла выбирать, как и какими способами могу вести наблюдение за учебой и тренировками отряда. Прекрасно, я могла не появляться рядом с ними. Право выбора, как и какими способами делать свою работу, оставался за мной, такое доверие подкупало. Астар извинялся передо мной за умышленные промахи коллег, я его понимала, он возлагал большие надежды на меня, но ему помешала ревнивая кошка. В жизни не всегда бывает так, как мы хотим, есть много внешних и внутренних факторов, которые могут испортить наши замыслы и надежды, ему ли об этом не знать. Но ситуацию нужно исправлять обязательно иначе на выходе мы будем иметь неуправляемый отряд, а это может принести много бед в будущем. Что ж, я могу работать в любых обстоятельствах, отчеты и аналитические записки от меня требуют раз в неделю, но они должны быть подробными и аргументированными, а где и когда я их буду писать, в приказе не сказано. После получения приказа, я подчистила стол, удалила из компьютера все файлы, переслала на свой компьютер все видеоматериалы и, захватив с собой личные дела бойцов, отправилась к себе в комнату. Буду работать там, не желаю слушать стенания на тяжелую жизнь соседей по кабинету, пусть жалуются друг другу, как им тяжело живется. Азалия вернется через месяц, а может раньше, я же буду работать там, где мне удобно, чтобы лишний раз не столкнутся с ней в коридоре.
   Астар выслал мне план учебных занятий отряда, я подкорректировала свое расписание и завтра начну наблюдать за бойцами вживую, а не по видеоматериалам. Утреннюю тренировку я буду смотреть из окна своей комнаты, откуда прекрасно видно тренировочный полигон. Обычно тренировки проходят на малом полигоне, но я отправила Астрау свои рекомендации по изменению учебного процесса, сделала аналитические выкладки по учебным программа и тестам, и он прислушался к моим рекомендациям и прислал измененный план занятий именно для этого отряда, других бойцов эти изменения не коснутся. Спасибо ему, что прислушался ко мне, я теперь могу подкорректировать свои действия, не хочу лишний раз появляться рядом с оборотнями, уверена они не слишком рады меня видеть.
   ***
   Моя утренняя тренировка прошла, как всегда, под пристальным взглядом чужака, кто за мной наблюдает, я не знала, и знать не хотела, пусть наблюдает, я отключилась от действительности. Сегодня я немного увеличила свои нагрузки, через пару недель мне предстоит выйти в горы на полевые учения вместе с отрядом. Я пока ещё не знаю плана учений. Тактику и стратегию будут разрабатывать бойцы под моим наблюдением, мне же предстоит разработать для себя систему наблюдения за ними в горах, и этим я начну заниматься сегодня вечером. Одно радует свитер и шапку с шарфом я уже связала, остались только носки.
   Быстро приведя себя в порядок после тренировки, я села с блокнотом у окна и приготовилась наблюдать за тренировкой отряда, на завтрак пойду позже, сейчас я только выпью чаю с галетами, чтобы голод не отвлекал от работы.
   ***
   Астар лично руководил тренировкой, а он может быть злым, как он гонял бойцов, как кричал на них. Волки рычали и огрызались, но приказы выполняли. Астар не хвалил, только подгонял и резко осаживал их словами. Я записывала свои наблюдения, обращала внимание на выражение лиц, эмоции и движения тела, после завтрака составлю краткую записку, вечером дополню и расширю. После обеда мне придется присутствовать на теоретических занятиях их отряда, Астар сам будет преподавать им теорию, видимо взялся за них всерьез. Я же буду наблюдать и записывать. До обеда у бойцов дежурство в казарме они будут приводить в порядок помещения и территорию, так что мое присутствие необязательно, хотя можно понаблюдать как они ведут себя на такой работе, только определю точку наблюдения, чтобы они меня не видели. Моя задача усложнилась, но работу нужно делать.
   ***
   Я уже сидела в классе, когда туда вошли оборотни, меня в лицо знали только двое, они кинули лишь мимолетный взгляд и демонстративно отвернувшись, сели на свои места, остальные же рассматривали меня несколько минут, принюхивались, а потом сделали вид, что потеряли ко мне интерес и тоже сели на свои места. Я сидела на задней парте, с блокнотом в руках. Астар зашел минута в минуту, и сразу приступил к лекции. Он прекрасно подавал материал слушать его одно удовольствие, раскладывал все по полочкам. Он рассказывал так, что у слушателей не возникало дополнительных вопросов, педагогика входила в учебный план и моего обучения, но я не уверена, что смогу так преподавать материал. Оборотни слушали, записывали и вопросов не задавали. Я наблюдала за их позами, жестами и делала краткие записи, анализировать буду потом. Спустя положенное время, Астар остановился, раздал оборотням тесты и удалился из учебного класса на полчаса. Это стандартное время для выполнения теста. Когда он вышел, оборотни расслабили спины, зашуршали бумагой и начали жестами передавать друг другу информацию. Наивные, мне знакомы все их жесты и знаки, а ещё я могу читать по губам на нескольких языках. Я открыла тест, который прислал мне Астар вчера вечером, и сделала несколько пометок.
   Он зашел ровно через полчаса собрал листки с ответами и начал проверять. Я смотрела на него, сейчас он задаст мне вопрос. Астар поднял голову и кивнул головой, разрешая говорить.
   - Бенед, Дан, Орес не знают ответы на 10, 7, и 6 вопросы - ответила я.
   Волки зарычали, обернулись ко мне и приняли угрожающие позы. Я даже бровью не повела.
   - Молчать! - Крикнул Астар и ударил ладонью по столу, - в бою вы тоже будете спрашивать товарищей, как поступить?
   - Откуда она знает? - Спросил Таир.
   - Хорошо проверим, - ответил Астар и достав из папки три листа раздал их бойцам. Сам же встал между их столами и начал смотреть, как они справляются с тестом.
   - Это другой тест! - Воскликнул Орис.
   - Тот же, только вопросы сформулированы по-другому, - ответил Астар, - у вас пять минут время пошло.
   Через пять минут он забрал листки и положил их перед Таиром. Тот вчитывался недолго и, подняв глаза на Астара, кивнул головой.
   - Ты должен проверить их знания сегодня вечером, я оставлю тебе лекции и тесты, завтра перед занятием я опять проведу тестирование всех бойцов, если хотя бы один облажается я увеличу количество теоретических часов, будем заниматься ещё и после ужина до самого отбоя.
   - Откуда она могла об этом узнать? - Спросил Таир, кивая в мою сторону головой.
   - Она в отличие от вас очень хорошо училась и её приставили к вам, чтобы избежать таких или подобных ситуаций, она сторонний наблюдатель и может дать профессиональную подсказку, указать на ошибки и даже подсказать, как их исправить, но вы этого не понимаете. Я вижу по вашим скептическим взглядам, что вы не понимаете, зачем за вами наблюдать, но пройдет время, и вы поймете, как были неправы, главное чтобы не было поздно, - сказал Астар, - Мадина, мы уходим на ужин.
   Встав, я быстро прошла к двери, на меня не смотрели. Оборотни опустили глаза, пусть демонстрируют равнодушие, если им так хочется. До завтрашних теоретических занятий я с ними не увижусь, ночную тренировку буду наблюдать из окна своей квартиры.
   Неделю спустя. Мадина.
   После первого теоретического занятия проведенного Астаром, проколов при тестировании больше не случалось. Бойцы делали тесты самостоятельно, не жестикулируя и не подсказывая друг другу, были, конечно, небольшие недочеты, но к следующему занятию их с успехом исправляли. Дополнительных занятий не потребовалось, видимо Таир и его бойцы поняли, что с Астаром шутки плохи. Я написала развернутую аналитическую записку, предложила немного подкорректировать теоретическую подготовку бойцов, что же касается боевой и физической подготовки, то Астар гонял бойцов так, что даже у спокойной и равнодушной меня проскальзывали искры жалости, правда они быстро затухали, пусть занимаются. Полгода бойцы провели в блаженном состоянии благодаря способности Таира укладывать на спину нужных самок. Им никто не продлит срок обучения, а полгода они потеряли, так что пусть наверстывают упущенное.
   Неделю я работала по одному графику, а сегодня у бойцов после обеда занятия по стратегии и тактике, они должны разработать план операции, цель им поставили, а когда план будет разработан и утвержден, начнутся полевые учения. Я должна присутствовать при обсуждениях плана, впервые без Астара. Как поведут себя бойцы в моем присутствии можно конечно предположить, но дело в том, что именно эти бойцы были непредсказуемы. Я не опускала руки, пыталась предугадать их действия, но всегда могут, возникнут неожиданности.
   ***
   Все расселись за парты, я как всегда сидела в самом углу класса, чтобы мне было видно всех бойцов. Таир прочитал задание и начал рисовать на доске схематическую карту местности, где будут проводиться полевые учения. Я делала пометки в блокноте, задание мне прислали заранее, и я уже набросала примерный план операции. Сначала все высказали свои соображения, потом разобрали их и отбросили невыполнимые, после началось обсуждение, я молча делала пометки, бойцы вели себя так, как будто меня нет в этом классе, но периодически я замечала, как они косились на меня, поворачивали головы, принюхивались и пытались уловить мои эмоции.
   ***
   Через два часа план был разработан. Его ещё раз обсудили, внесли мелкие корректировки и все замолчали. Я подняла глаза от блокнота, где записывала замечания, все оборотни повернулись и смотрели на меня.
   - Ничего не скажешь? - Спросил Таир.
   Они по-прежнему испытывали ко мне негативные чувства и никогда не обращались по имени, как бы подчеркивая свое отношение ко мне. Я пожала плечами, свои соображения я передам Астару им я говорить не обязана.
   - Хорошо, давай позовем Астара, и ты озвучишь свои замечания при нем, - сказал Таир и вышел из учебного класса.
   Бойцы отвернулись почти одновременно, чем вызвали у меня улыбку. Их план был совсем неплох, но они не учли потери и физические нагрузки на бойцов при выполнении этого задания, а это большое упущение.
   Астар и Таир пришли через несколько минут. Астар долго изучал схемы на доске, потом взял лист с записанным планом и долго читал его, водя карандашом и делая пометки.
   - Мадина у тебя есть замечания? - Спросил он, поднимая на меня глаза.
   Вырвав лист из блокнота, я подошла и предала его Астару, он внимательно прочитал его и кивнул головой.
   - Просчитайте потери и физические нагрузки при выполнении вашего плана, - сказал Астар и сел за парту.
   Бойцы собрались около Таира и начали обсуждать. А тут милые мои не обсуждать нужно, а подсчитывать, есть специальные методики. Что они делали на занятиях, когда эти методики изучали? Я сделала пометки в блокноте и стала наблюдать за бойцами, а они растерялись.
   - Завтра будем разбирать методики, - устало сказал Астар, - а сейчас все свободны, жду вас на вечерней тренировке на полчаса раньше обычного, будем преодолевать крутые подъемы.
   Мы выходили из класса вместе с Астаром, и в этот момент я почувствовала уже знакомый взгляд, резко повернув голову, я встретилась взглядом с Таиром, так вот кто за мной наблюдает. Тяжелый взгляд, запоминающийся. Он понял, что я его раскрыла и криво улыбнулся. Я наблюдаю, за мной наблюдают, такова жизнь.
   ***
   Ужинали мы вместе с Астаром, ели молча, говорить ни о чем не хотелось. Мне хотелось успокоить Астара, сказать, что не все так печально, оборотни вполне поддаются обучению, мозгами их боги не обидели, просто они не привыкли ими пользоваться на полную катушку, ленивые. После прекрасно проведенных полгода расслабились и не хотят входить в режим наибольшей трудоспособности, но Астар переломит эту ситуацию, я верю в его воспитательские способности, вот только оборотни будут сопротивляться до последнего.
   Глава 8
   Неделю спустя. Мадина.
   Утром отряд выходит на поверхность начинаются полевые учения. План учений разработан, утвержден, снаряжение и паек получены, прогноз погоды наверху в горах мы получили. Я пойду другим путем и буду наблюдать за бойцами издалека. Сейчас в горах лежит снег и холодно, мне выдали защитный комбинезон, специальное одеяло для ночевки на морозе, сухой паек и специальный навигатор. У меня так же план местности и план туннелей, которые имеются в этих горах с обозначением выходов на них. Это информация считается секретной только наполовину, у бойцов тоже есть такой план, только там не обозначены выходы на поверхность и места, где встречали раньше монстров или видели следы их пребывания. Именно эта информация и секретная, но у меня есть допуск, как и у Астара, а простые бойцы такого допуска не имеют. Я вышла за два часа до выхода отряда из пещеры, Астар нечего не спрашивал, указания не давал, не напутствовал, а только кивнул головой и сказал, что я сама знаю, что делать. Туннелями я прошла к выходу на поверхность, недалеко от места полевых учений. Я вылезла из узкого лаза и вдохнула морозный воздух. Как хорошо здесь, хотя и холодно и от блеска снега начали слезиться глаза. Я несколько минут просто стояла и наслаждалась солнцем, морозным воздухом и снегом. Сверившись с навигатором, я направился к месту наблюдения, мне предстоит пройти около 10 километров, подняться на один из больших выступов и оборудовать там наблюдательный пункт. В рюкзаке у меня специальное оптическое оборудование для наблюдения его нужно установить и настроить до начала операции. Я буду наблюдать и записывать на видео, а потом просмотрю и напишу аналитическую записку. Выбрав сторону, где снег выметен ветром, я сверилась с навигатором и отправилась к ближайшей вершине, на её склоне у меня и будет пост наблюдения.
   Таир.
   Астар провожал нас до лифта, до места полевых учений нам добираться часа три или больше все зависит от снежного покрова в горах. Когда мы подошли к лифту, я начал оглядываться.
   - Кого ищешь? - Спросил Астар.
   - Наблюдателя, - ответил я, глядя на него.
   Тот посмотрел на часы и ответил:
   - Она уже должна подходить к месту наблюдения.
   - Ты отправил человека одного в горы? Как такое возможно, там же может произойти все, что угодно от схода лавины до нападения монстров!
   - Почему ты не называешь её по имени? - Спросил он, - ты не считаешь её бойцом своего отряда. А она не хочет навязываться и будет наблюдать издалека, это её право выбирать, как и откуда вести наблюдение.
   - А если с ней что-то случится?
   - Так ты переживаешь за то, что ваш отряд отдадут под трибунал? Отдадут, не сомневайся....
   - Она же сама выбирает место наблюдения! - Воскликнул я, - ты вывел её из моего подчинения!
   - А ты и твои бойцы ничего не сделали, чтобы она чувствовала себя комфортно рядом с вами, - спокойно ответил Астар, - хватит разговоров, вам пора выходить!
   От бессилия я зарычал и зашел в лифт. Буду надеяться, что она подготовленный боец и сможет противостоять опасностям.
   ***
   Таир.
   Полевые учения мы провели согласно плану и во время уложились и задачу выполнили полностью, когда условный объект был захвачен и противники уничтожены, мы сели прямо в сугроб и достали сухой паек.
   - Кто-нибудь чувствовал, что за нами наблюдали? - Спросил Бенед.
   - Мне только на минуту показалось, что на меня кто-то смотрит со спины, - ответил Орес, но потом это ощущение исчезло.
   - А может наблюдатель не дошел до места? - Спросил Дан.
   - Тем хуже для нас, - ответил я. - Но она наблюдала, я не чувствовал взгляда, но чувствовал, что она рядом.
   - Странно, - задумчиво ответил Гриор, - как так может быть? Чувствовать, что кто-то рядом, но не чувствовать ни взгляда, ни запаха и не слышать звуков?
   - Я ещё сам не разобрался в этом, но я всегда чувствую её, она ещё в класс не зашла, а я уже чувствую её, только когда прихожу в казарму не чувствую. Хотя не всегда, бывает, просыпаюсь ночью и чувствую, что она рядом....
   - Может это все самовнушение, мы же знаем, что за нами наблюдают почти постоянно, поэтому и чувствуем, - сказал Дан.
   - Я с первого дня знал, что за нашим отрядом наблюдают. С первого дня её работы, хотя не знал о наблюдателе, и рядом её не было, она просматривала только видеоматериалы, но я чувствовал, что кто-то рядом со мной, только понять свои чувства не мог.
   - Может она как-то может влиять на психику, не зря же её пригласили учиться в специальную закрытую школу, - сказал Бенед, - я читал о людях они хотя и слабее нас во всех смыслах, но обладают большими талантами. Может она интуит, или эмпат, или вообще магией владеет, хотя про магию это сказки, с нашей-то наукой уже все явления объяснены.
   - Не знаю и знать не желаю, хватит того, что я не могу оторваться от неё, когда она проводит тренировки, сколько зарекался не смотреть, так нет, как магнитом тянет, сначала пытался сопротивляться, сейчас уже даже не пытаюсь, просто иду и смотрю. Мне кажется, что я слышу, как бьется её сердце и как кровь бежит по сосудам, я чувствую, как работают её мышцы, как раскрываются легкие и как капли пота стекают по спине. Будто не она, а я бегаю и делаю упражнения, разве такое может быть?
   - Может если вы одно целое, - прошептал Орес.
   Все повернулись к нему, каждый внимательно рассматривал бойца, но мысли их были далеко. Я понял, о чем он говорит. Это легенда, которую рассказывают детям, мол, боги обиделись на оборотней за то, что они стали принимать человеческое обличие, захотели быть похожими на своих создателей и поэтому отняли у них половину души, мол, зверю душа не нужна, а для человека и половины будет достаточно. Но половина души отнятая у оборотня не исчезла, а начала искать другое тело чтобы вселится в него. И теперь, когда оборотень встречает другого оборотня с половиной своей души, они становятся единым целым.
   - Она человек к ней эта легенда не относится, - ответил я.
   - А душе, не все ли равно в какое тело вселятся, - ответил Орес, - но это только легенда, старейшины утверждают, что не было такого случая, чтобы оборотень встретил свою вторую половину и я им верю, а ещё есть хроники, исследование парапсихологов, нет никакой половины, душа у нас целая....
   - Нам нужно возвращаться, - сказал я, вставая, - надеюсь, что боги не дадут наблюдателю сгинуть в горах.
   ***
   Таир.
   У лифта нас встречал Астар. Очень внимательно оглядев нас, он уже собирался уходить, когда я спросил:
   - Наблюдатель не появился?
   - До расчетного времени осталось два часа, - ответил Астар.
   - А если она не появится, как вы собираетесь искать её в горах?
   - На ней маячок, это обязательное условие, на вас тоже маячки, - ответил он.
   - Где она сейчас?
   Астар достал из кармана специальный навигатор, нажал пару раз на сенсорный экран и показал мне светящуюся точку.
   - Она двигается? - Спросил я.
   - Нет, как ни странно, стоит, - ответил Астар, глядя на экран навигатора, - она уже в туннелях, менее двух часов отсюда.
   - Давайте, - сказал я, протягивая руку к навигатору, - где вход в эти туннели? - Повернувшись к бойцам, я приказал. - Снаряжение все оставляем здесь, берем только оружие.
   Мы быстро скинули рюкзаки со снаряжением на пол, проверили на месте ли оружие и, взяв из рук Астара навигатор, я начал прокладывать по нему маршрут до светящейся точки. Оказалось, что туннели почти без ответвлений и тупиков, ровные и с малым количеством поворотов. Вход в туннель прикрывала фальшивая стена из искусственного камня, если не знал бы что за ней туннель, прошел бы мимо, не обратив внимания, так искусно она была сделана. Открывалась она легко, одним нажатием на камень сбоку, мы оставили около входа Астара и двинулись по маршруту, проложенному навигатором. Вот только бы успеть, почему она там стоит, хотя если точка светится, значит, жива. Маячок работает от теплового излучения тела, и, если оно остыло, переключается на внутренний аккумулятор и тогда уже не сверкает, а просто ровно горит, оповещая о том, что стоит захватить специальные приспособления для переноски мертвых тел. Мы прибавили скорость и практически побежали благо туннели широкие и полы в них ровные.
   ***
   Я заметил свет от ручного переносного фонарика, который перемещался по стене туннеля и замедлил движение. Мы перешли на шаг вытащили оружие и начали осторожно продвигаться к цели, плотно прижимаясь к стенам туннелей. Понятно, почему у неё фонарик, люди не видят в темноте, но почему не прибор ночного видения, маленький, компактный, надеваешь на глаза, смотрится он как обыкновенные очки, нажимаешь на кнопку, и он включается. Оборотни тоже не могут видеть в кромешной тьме, есть и такие места в нашем мире, поэтому изобрели прибор ночного видения, это не секретная разработка их в магазинах продают, мало ли кому захочется позаниматься экстримом, все для народа и его удовольствия.
   Меня ослепил свет от фонарика, и я рефлекторно прикрыл глаза рукой. Не удалось подобраться незамеченным. Потом фонарик направили в пол, и я смог увидеть девушку, которая стояла посреди коридора, вполне себе живая и здоровая, одежда на ней целая, рюкзак за спиной имеется, даже прическа не растрепалась. И только я хотел задать вопрос, почему она не возвращается, почему заставляет дергаться нас и Астара, как она тихо произнесла:
   - Смертью пахнет....
   Все мое возмущение её поведением мигом пропало и я начал принюхиваться, но чувствовал только запах сырости и подземелья.
   - Я не чувствую запах разлагающегося тела, - сказал я и повернувшись к бойцам увидел, как они кивнули мне головами, что поддерживают мои слова, они тоже ничего не чувствовали.
   - Он умер несколько часов назад, тело ещё не остыло окончательно, он недалеко за углом, - сказала она и пошла по туннелю.
   - Мадина стой! - Воскликнул я, - а если он живой?
   - Ты назвал меня по имени, - равнодушно ответила она, - он мертв, я чувствую смерть.
   В два шага преодолев расстояние до неё, я пошел рядом с ней, бойцы шли за мной, никто не опускал оружие, я не верил, что она может точно знать, мертв этот некто или нет, бойцы тоже не верили, но запаха мы по-прежнему не чувствовали.
   Она резко остановилась и осветила фонариком морду неизвестного монстра. Это был зверь на двух ногах, огромная пасть была похожа и на волка и на медведя одновременно, желтые клыки выглядывали из неё, вместо шерсти костяные наросты, когти длиной не менее 15 сантиметров, толстые и загнутые внутрь. Он был действительно мертв, красные остекленевшие глаза были широко открыты, тело уже закоченело. Брюхо монстра было вспорото, на полу лежали внутренности в луже уже застывшей темной густой крови. Сам монстр лежал на боку, раскинув конечности в стороны и открывая обзор на вспоротый живот и грудь, а ещё я видел его гениталии, это был самец. Я принюхался, от него ничем не пахло, ничем знакомым или незнакомым тут пахло только сыростью и подземельем.
   - Здесь рядом проход, с такими ранениями он не мог далеко от него отползти, - прошептала Мадина и начала водить по стене фонариком.
   Она медленно шла в сторону от монстра, а я как привязанный шел за ней.
   - Проход здесь, - сказала она и осветила щель между камнями.
   Я присматривался долго, но ничего кроме щели между двумя камнями не заметил, и она была неглубокой, я прекрасно видел, как она сужалась и превращалась в трещину. Через эту щель не мог пролезть такой огромный монстр.
   - Я не вижу никакого прохода, эта щель неглубокая, а дальше камни, - сказал я.
   - Сейчас покажу, - ответила Мадина и осторожно взяла меня за руку.
   Я чуть не одернул руку, когда она коснулась меня, мне показалось, что моя рука заледенела, но этого не может быть, рука Мадины была маленькой, теплой и мягкой. Она легонько сжала мою ладонь и прошептала:
   - Призови зверя и посмотри его глазами вот сюда, - сказала она и навела фонарик на небольшой выступ в стене находящийся параллельно щели.
   Я сделал, как она сказала. Подозвал зверя, и начал разглядывать выступ его глазами.
   - А теперь, не поворачивая головы скоси зрачок на щель, не смотри на неё прямо ты ничего не увидишь, проход можно увидеть только боковым зрением.
   Пришлось проделать это несколько раз, пока я не увидел, что воздух возле щели ходит волнами, как будто это не воздух, а вода, небольшие волны накатывают друг на друга и маленькие светящиеся искорки, проскакивающие между ними.
   - Ты тоже видишь искорки и волны? - Тихо спросил я, неосознанно придвигаясь ближе к девушке и почти прижимая её к себе.
   - Нет, я вообще ничего не вижу, я чувствую, что он здесь, а человеческие глаза проходы не видят, только глаза зверя, потому и проникают через них только монстры, те же звери, но из другого мира.
   От её слов я встрепенулся, как чувствует? Разве можно доверять какому-то чувству? Она выпустила мою руку, и я отошел от неё на пару шагов. Она никак не отреагировала на мои действия, как будто не заметила моего маневра, как будто и не было ничего, и не прижимал я её к своей груди и не отшатывался от неё, как нервный подросток. Она что совсем непробиваемая? Я не заметил изменений ни с её дыханием, ни с сердцебиением, ни один мускул не дернулся, она даже не повернулась в мою сторону и как смотрела на стену, которую освещала фонариком, так и смотрела. Я сейчас продемонстрировал ей отвращение, неприязнь и недоверие, а она отнеслась к этому холодно и отстраненно или вообще не заметила.
   - Нужно звонить Астару, пусть приводит группу зачистки и специалистов по ликвидации проходов, слишком близко он от пещеры, - сказала она и достала из бокового кармана рацию.
   Долго она разговаривать не стала, назвала код опасности, сказала, что один труп и закончила разговор, потом отошла на небольшое расстояние сняла свой рюкзак и, прислонившись к стене, присела на корточки. Я наблюдал, как она достала галеты и банку с паштетом, и быстро открыв её начала есть. И как это возможно, тут же труп рядом? Развернувшись, я пошел к бойцам, которые внимательно рассматривали монстра.
   ***
   Астар и три незнакомых мне оборотня прибывают очень быстро. Они внимательно рассматривают монстра, а потом осторожно перекладывают его в специальный мешок и кладут на носилки с колесами, которые принесли с собой. Кровь засыпают каким-то порошком, а потом сгребают образовавшуюся жидкую массу в совок и заворачивают его в другой мешок. Я наблюдаю за Астаром, он пытается увидеть проход, точно так же как говорила мне Мадина, смотрит глазами зверя на уступ и немного скашивает их, у него получается с первого раза, кивает головой, как будто подтверждая свои выводы, и подзывает одного из оборотней. На оборотнях защитные комбинезоны без знаков отличия, все они псы и я их точно никогда не видел в пещере, и даже запаха их никогда не чувствовал. А дальше происходит самое интересное, из рюкзака оборотень достает баллончик с жидким пластиком и начинает поливать место прохода, потом достает ещё один и опять полностью выливает его. Но ведь невозможно заделать пространственный проход пластиком, это же прокол в оболочке мира, если он сквозь горные породы прошел, то пластик ему вообще нипочем.
   - Это чтобы отметить место, - тихо произносит Астар, подходя ко мне, - завтра прибудут ученые и поставят заплатку на оболочку, у нас нет ни материалов, ни специалистов.
   Теперь мне все понятно. Монстра увозят на носилках, мы медленно идем по туннелю. Разговаривать не хочется. Я никогда не сомневался, что монстры существуют, что они периодически появляются в горах, но пока собственным глазами не увидел, не осознал, какую опасность они представляют. Один такой зверь может убить несколько десятков оборотней, он сильнее нас, его костяные наросты не пробивают простые пули, только специальные из прочного сплава и разрывные или холодное оружие из специального сплава, но, только если воткнуть его в живот, где костяные наросты тоньше. И судя по его когтям и зубам, он страшный хищник, который питается всем что движется, а ещё у него нет сострадания и жалости, а только инстинкты и он будет убивать любыми доступными способами, грязными, подлыми и жестокими.
   - Таир, - тихо прошептал Бенед, - как она может чувствовать смерть? Разве смерть пахнет или шумит или ещё как-то проявляет себя, это же просто слово?
   - Мы ничего не знаем о людях, может, они много чего чувствуют, но нам было всегда это неинтересно, - ответил я, - может и хорошо, меньше знаешь, легче живется.
   ***
   Когда мы выходим из туннеля, Астар отдает приказ всем отдыхать, а к вечеру переслать ему отчеты о выполнении учебного задания, а Мадине говорит, что она знает, что нужно делать. Она не отвечает, пожимает плечами и улыбается. И все эмоции, мимолетная улыбка и пожатие плеч, взгляд как был равнодушным и холодным таким и остался. А мне становится интересно, какое событие может вывести её из себя, может устроить провокацию? Но я тут же отметаю эту идею, она просто достанет пистолет и выстрелит, без эмоций, с холодными равнодушными глазами.
   Глава 9
   Два дня спустя. Мадина.
   Отчеты составлены, отдых закончен и начинаются трудовые будни. Сегодня мы будем разбирать ошибки при выполнении учебной задачи на полевых учениях. Астар все так же гоняет отряд на тренировках, я все так же наблюдаю за ними из окна. Что касается прохода, то ученые прибыли на следующий день и Астар ушел вместе с ними в туннели, они пробыли там до вечера, а потом сразу улетели, прихватив с собой тело монстра. В этот день вечерней тренировки у бойцов не было, Астар отдыхал, я же занялась вязанием, ещё один толстый и теплый свитер не помешает. Скоро опять полевые учения, теорию они практически прошли, осталось только довести на учениях их действия до автоматизма, чтобы не раздумывали, а действовали на рефлексах. Этот год будут одни полевые учения разбор ошибок подготовка к новой операции и опять учения, а ещё тестирование по тактике, стратегии, физическая и военная подготовка. Азалия так и не вернулась в пещеру, но Астар как-то проговорился, что никуда служба от неё не денется, её отправили на переподготовку и она вернется сюда обязательно, в другое место её уже не пошлют, доверие утеряно и будет она служить в пещере до самого ухода на заслуженный отдых.
   Я зашла в учебный класс, когда все бойцы были уже в сборе, Астар настраивал аппаратуру для просмотра видеоматериала по полевым учениям, все молчали и ждали. Передав анализ проведенной учебной операции Астару, я ещё набросала тесты для бойцов, пусть немного подтянут теорию по стратегии. Нет, сами учения прошли вполне прилично, если не считать того, что будь это настоящий бой, половина отряда бы лежала мертвой. Я понимаю, что они знали о том, что в захватываемом объекте нет никого и потому не боялись поднимать во весь рост, но так они и в бою могут забыть об этом и принять его за учебный. Даже если это учения, то действовать бойцы должны как в боевой обстановке, чтобы выработался нужный рефлекс, иначе толку от полевых учений никакого.
   А потом начался разбор ошибок, Астар останавливал запись, вставал и громко озвучивал ошибки, оборотни периодически пытались оправдываться, возмущаться и даже рычать, но он их доводы и оправдания игнорировал и опять напоминал им об ошибках. Я делала заметки в блокноте, и замечала, как бойцы косились в мою сторону. Одни прожигали меня злыми взглядами, а Таир и Бенед смотрели с любопытством. И что их вдруг любопытство пробрало?
   - Почему бы наблюдателю не пойти в следующий раз с нами и сразу не указывать на наши ошибки? - Спросил Таир, когда Астар закончил с видеоматериалами.
   - А в бой она тоже с вами ходить будет и на патрулирование и на разведку и каждый раз указывать на ваши ошибки? - Спросил Астар, - так не пойдет, вы должны сами их видеть и исправлять если не будет слишком поздно, а лучше не совершать, для того и приставлен наблюдатель со стороны, чтобы во время учебного процесса указать вам на ошибки. Потом будет поздно, ошибетесь, погибнете либо сами, либо ваши товарищи.
   - Хорошо, но во время учебного боя можно же подсказать, чтобы мы поняли, что делаем не так? - Опять спросил Таир и повернулся ко мне.
   - Можно, но не с вами, - ответила я, - с вами такая тактика не сработает, вы исправитесь сейчас, но в следующий раз сделаете те же ошибки. Вы должны сами их видеть, а не ждать когда я увижу и укажу на них.
   - Откуда ты можешь знать, какая тактика с нами сработает, а какая нет? - Воскликнул Дан.
   - Но с тобой же моя тактика сработала и у тебя больше даже мысли не возникает сделать мне непристойное предложение, - пожав плечами, ответила я.
   Дан зарычал и принял угрожающую стойку, глаза его стали волчьим, клыки удлинились. Я достала пистолет и направила ему в грудь.
   - Если скажешь, что я не выстрелю, получишь пулю в грудь, если скажешь, стреляй, получишь пулю в живот - спокойно сказала я.
   Таир загородил Дана своей спиной и тихо произнес:
   - Мадина опусти пистолет....
   При этом глаза у него были волчьи, и клыки выглядывали из-под губ. Он проверял меня. Что хотел узнать, что проверить, в чем убедится? Но манипулировать собой я не позволю никому, иначе меня никогда не будут воспринимать всерьез. За мозги в стаях оборотней ценят мало, большую ценность имеет твердость духа и сила. И я выстрелила ему в ногу, там где нет кости, через два часа он будет как новенький. Он пошатнулся, но Дан придержал его, и осторожно посадил на стул.
   - Проверил, узнал, что хотел? - Спросила я, вставая с места и направляясь к двери.
   - Узнал, - зарычал он.
   - Сегодня усиленная тренировка до самого отбоя и ночной подъем по тревоге, - услышала я голос Астара, когда закрывала дверь класса.
   Спасибо ему за заступничество, пусть оборотни побегают, и ночь не поспят, может добрее станут. Хотя я точно знаю, что эффект будет противоположным.
   Две недели спустя. Мадина.
   Завтра опять начнутся полевые учения теперь двухдневные, я взяла на складе одноместную специальную палатку, два одеяла и сухой паек на трое суток, мало ли вдруг проголодаюсь. Выходить мне нужно в полночь, отряд выйдет рано утром. Неделю мы готовили план операции, в этот раз ошибок при планировании практически не было, мелкие недочеты не в счет. Бойцы после того выстрела меня игнорировали, видимо Таир обиделся, а они из солидарности с ним делали вид, что меня нет. Такая обстановка даже радовала, я сидела в углу класса, делала заметки, а потом передавала их Астару. Он такое поведение бойцов не приветствовал, но им претензий не высказывал, понимал, что бесполезно, зато отрывался на тренировках. Гонял их и утром и днем и даже пару раз устраивал учебную тревогу по ночам, но бойцы упрямились. Астар тоже умел быть настойчивым, а ещё он не хотел упасть лицом в грязь перед Кауром и готов был в лепешку расшибиться, но сделать из этих бойцов идеальных солдат. Я же наблюдала со стороны за битвой характеров и делала заметки, кстати, очень интересное занятие наблюдать за молчаливым противостоянием. Молодые волки против старого опытного пса, хоть диссертацию по психологии пиши, очень занимательная тема, нужно будет переправить свои наблюдения моему учителю по психологии и психоанализу в закрытой школе, он просил не забывать о нем, присылать свои наблюдения, они пригодятся для будущих учебных занятий. Теория и научные изыскания это прекрасный материал для изучения, а практика это бесценный опыт и изучать его нужно обязательно.
   Последний раз проверив снаряжение, оружие и карты местности, я закрыла дверь своей комнаты и пошла ко входу в туннель. Мне опять придется идти по подземным коридорам, а потом по поверхности, ещё предстоит восхождение на вершину. Склон у неё почти пологий и специальные приспособления не понадобятся, но наблюдение я буду вести из небольшой пещеры, которая укроет меня от ветра и снега, в данный момент это очень актуально, на поверхности сезон лавин и снегопадов, погода будет непредсказуемой. Сейчас у отряда задача сложная, но выполнимая, если они будут действовать согласно, разработанному плану. Они знают только квадрат, где может находиться объект и им предстоит сначала провести разведку, а потом захватить объект, если его обнаружат. Астар поставил специальный маяк и сигнальные мины и если бойцы не снимут предохранители и не разминируют подходы к объекту, то маяк будет уничтожен, объект условно взорван и задание провалено. Взрыва, конечно, не будет, но как мины детонируют, я услышу и увижу, поднимется небольшой столб снега. Надеюсь, что все-таки Астар их чему-то научил, несмотря на их отчаянное сопротивление впитыванию знаний.
   ***
   Мадина.
   Пока дошла до пещеры взмокла, слишком много оборудования и снаряжения пришлось нести на себе, пришлось внутри пещеры ставить палатку и переодеваться в сухое белье. Потом я устанавливала наблюдательное оборудование, потом кушала и у меня осталось ещё два часа на отдых, оборотни подойдут к назначенному квадрату примерно в это время и это я ещё убавила немного, вдруг они решат бежать до места учений, физическая подготовка у них на высшем уровне, благодаря Астару....
   ***
   Разведку отряд провел грамотно, от плана не отступали, внесли на месте небольшие коррективы, но так всегда бывает. Объект они обнаружили к вечеру, долго присматривались, изучали подходы, в общем не торопились, что стратегически верно. Когда спустились сумерки, они отошли за гору и с подветренной стороны установили палатки. Дальше я наблюдать не стала, меня знобило, будет снег или буря, я всегда так реагировала на погоду, а может на меня так влияет горный воздух, в пещере же нет ни сквозняков, ни ветра и температура там поддерживается оптимальная для жизни, а тут полный набор и ветер, и снег и холод. Завернувшись в два одеяла, я заснула, нужно встать с рассветом и приготовится к наблюдению.
   ***
   Таир.
   Задание мы провалили, сработало две мины, и маяк был уничтожен. То, что вечером выпал снег, все разведанные нами проходы завалило и пришлось искать новые, не оправдание. Это, только победителей не судят, а проигравших наказывают строго. Мы сидели в снегу, смотрели на сгоревший маяк и думали, чем нам это грозит? То, что Астар увеличит нагрузки на тренировках, такие мелочи. Старый пес будет изгаляться над нами пока мы не завоем, он будет давить и физически и морально, опять будут тесты, опять полевые учения и ночные тревоги, удавится что ли? Ещё целый год, нет, чуть меньше, но ему хватит времени, насладится своей властью и местью. Вот интересно, ему не жалко нас? Самого же так гоняли в молодости, наверно, ещё и хлеще, а сколько теории ему пришлось выучить? Нет у него сострадания к молодым оборотням.
   - Таир, - тихо спросил Орес, - ты чувствуешь её.
   - Чувствую, она совсем рядом только...- я замолчал и начал прислушиваться к своим ощущениям, что-то не так, совсем не так в прошлый раз было по-другому. Достав рацию, я набрал Астара.
   - Что случилось? - Послышался его голос.
   - Скинь мне координаты наблюдателя и посмотри, она двигается, - потребовал я.
   Несколько минут молчания, а потом взволнованный голос отвечает:
   - Она на месте, но что-то не так датчик здоровья на маячке зашкаливает, сейчас зачитаю координаты места наблюдения, - я разворачиваю карту, прижимаю к уху рацию и отмечаю специальным карандашом точку. Потом вбиваю координаты в навигатор и прокладываю маршрут.
   - Таир посмотри на запад! - Отвлекает меня Гриор.
   Поворачиваю голову и вижу темную тяжелую тучу, которая медленно плывет на нас и уже усилился ветер.
   - Астар мы за наблюдателем. Похоже нам придется задержаться, идет буря или снегопад, лучше нам пересидеть это время.
   - Докладывай, как доберешься до места, - приказывает он и отключается.
   - Он что и датчик здоровья в её маячок поставил, так заботится, - усмехаясь, проговорил Дан.
   - Я знаю почему ты так злишься, бери пример с меня, я тоже получил от неё пулю, но не злюсь, - ответил я и, подхватив рюкзак двинулся в сторону горы, - быстрее, до пещеры наблюдателя три километра, а туча плывет быстро.
   - Ты другое дело, а меня она с первой встречи невзлюбила, - проворчал Дан.
   - А ты думаешь, я ей нравлюсь, ошибаешься, она холодная как льдина, непрошибаемая, даже улыбается скупо, только губами, глаза всегда холодные и равнодушные, ей никто не нравиться, должность не позволяет проявлять эмоции. Она должна быть беспристрастным наблюдателем, холодной, отрешенной куклой, механически делая свою работу, - ответил я.
   - Ты не прав Таир, - сказал, подслушивающий наш диалог Орис, - она просто хорошо себя контролирует, её так психологически настроили в школе. Ты представь себя на её месте, вокруг оборотни, физически сильные, выносливые с обостренным нюхом и ночным зрением. Они все превосходят её физически, и что ей, человеку, остается делать, чтобы не стоять в конце шеренги?
   - Превосходить их умом, психологической устойчивостью и знанием предметов, - ответил я.
   - Правильно и она превосходит....
   - Но это не умаляет её холодности и равнодушия, - сказал я, - могла бы хоть немного показывать свои эмоции, а то выглядит как изваяние, будто с камнем разговариваешь....
   - А прояви она эмоции, так ты её психологически задавишь, сразу поймешь, что ей нравится, а что нет, и будешь постоянно наступать на больные места, - сказал Гриор, - а так мы как слепые щенки тыркаемся носом в разные стороны, а чашку с молоком найти не можем. И это злит, раздражает и заставляет совершать ошибки, а она их замечает и записывает.
   - Да, - задумчиво сказал я, - это не Азалия, её не подчинишь, завалив в кровать.
   - Ну ты сравнил, - засмеялся Орес, -Азалия кошка, сильная, умная, но все же кошка, приласкаешь и она твоя, а тут человек, неизученный учеными индивидуум, как отреагирует на ситуацию, никто не знает.
   - Все хватит разговоров, прибавить шаг, нам ещё нужно лагерь обустроить, буря начнется, а мы не готовы! - Прикрикнул я и прибавил скорость.
   ***
   В пещеру мы зашли, когда уже пошел снег. Маленькая пещера, но если плотно улечься, то места всем хватит. Мадина лежала рядом с собранным рюкзаком, она вздрагивала, щеки её покраснели, ей как будто было жарко. Видимо она уже собралась выходить, как её настигла слабость. Положив руку на её лоб, я чуть не одернул от неожиданности, она вся горела, а ещё её трясло в лихорадке. Астар! О чем он думал, когда отправлял человека в горы, зимой в период бурь и снегопадов.
   - Бенед, Гриор, - раскрывайте палатку и закрывайте вход в пещеру, сейчас начнется буря. Все остальные доставайте палатки одеяла, сменную одежду, делаем лежаки, похоже, мы здесь застряли до утра и это в лучшем случае. - Приказал я.
   Парни быстро начали выполнять приказ, когда был готов первый лежак, я вытащил из рюкзака Мадины одеяло, постелил его и переложил её туда, потом плотно закутал её в другое одеяло и пошел помогать бойцам.
   Когда мы утеплили пещеру и подготовились к буре, я достал рацию и вызвал Астара.
   - Мы подготовились к буре, но, похоже, раньше завтрашнего дня отсюда не выйдем, - сказал я, - что с ней, её лихорадит и у неё сильный жар?
   - Это реакция на бурю, она так переносит резкую перемену климата, - ответил Астар.
   Я зарычал, громко и протяжно, а Астар отключил рацию. Да как он мог, так поступить, она же могла замерзнуть....
   - Её нужно согреть, - сказал Бенед.
   - Ложись со спины, а я лягу с другой стороны, сейчас только разденемся и снимем с неё куртку, - ответил я раздеваясь.
   Сняв с Мадины куртку и сапоги, я потянул шапку и заметил, что за ухом у неё приклеен небольшой пластиковый кружок. Осторожно оторвав его, начал рассматривать. Подавитель запаха, умно придумано, вот почему я не чувствовал её запах, улавливал только отголоски и то, когда близко приближался, но найти её по запаху не смог бы. Прижав её к своей груди, я накрыл нас одеялом, а с другого бока Мадины прилег Бенед, и осторожно обняв её поперек живота, прижался со спины. Её трясло так, что мы вдвоем чувствовали вибрацию, а ещё я почувствовал её запах, теперь, когда я убрал подавитель, можно было уловить аромат её тела. Запустив пальцы в её волосы, я осторожно перебирал её короткие, чуть волнистые пряди. Её волосы были светло русыми с рыжеватым отливом, мягкие и гладкие.
   - Как вкусно пахнет человек, - прошептал Бенед, утыкаясь носом её в макушку.
   - Вот почему она носит за ухом подавитель запаха, такой запах невозможно забыть, раз почувствовав, - ответил я. - Давай спать, сейчас она согреется и нас перестанет трясти от её вибраций.
   Глава 10
   Поздняя ночь. Таир.
   Меня разбудило шевеление Мадины. Осторожно отдвинувшись от неё, я опустил голову и встретился с её взглядом. Осторожно потрогал её лоб, я убедился, что она больше не горит, температура тела нормальная, её больше не трясет, нужно отодвинуть Бенеда, а то мы её придавили.
   - Тяжело, - прошептал я.
   - Жарко, - ответила она и начала осторожно перебираться через меня.
   Обхватив Мадину за талию, я прижал её к груди, не давая перелезть.
   - Там бойцы, ты по телам пойдешь? - Сказал я.
   Она остановилась и начала приглядываться. Не видит же в темноте, а пытается куда-то бежать.
   - На улице сильнейшая метель и ветер, куда ты собралась?
   - Мне нужен мой рюкзак, - ответила она, - это ты отклеил мой подавитель запаха?
   - Поздно уже, мы все запомнили твой запах, - сказал я.
   - Смешной ты, - и о чудо она улыбнулась, её глаза чуть прищурились, а на правой щеке появилась ямочка.
   Я застыл и ослабил хватку, как же преображает её улыбка, она и так симпатичная, а когда улыбается, просто красавица.
   - Если я снова прикреплю подавитель запаха вы никогда меня не найдете, он не только заглушает запах тела, но и раздражает рецепторы оборотней и они не могут долго идти по следу, теряют его. - Сказала она и попыталась улечься на свое место, - а подвинуться нельзя, вы такие горячие, я сварюсь.
   И тут засмеялся я, старался не издавать громких звуков, но моя грудная клетка затряслась и Мадина начала покачиваться. Я все ещё улыбался, когда она пыталась немного отодвинуть Бенеда и удобно улечься. Ещё когда раздевал её, заметил, что у неё красиво связанный свитер, теплый и толстый, носки связанные из шерсти козы и шарф с шапкой с красивыми узорами.
   - Ты умеешь вязать? - Прошептал я, осторожно передвигая её ближе к себе и прикрывая одеялом.
   - И не только вязать, я умею многое делать руками, - ответила она и закрыла глаза, - буря кончится только к вечеру, я чувствую это, у нас будет время выспаться.
   - Опять чувствуешь, - прошептал я, - а больше ты ничего не чувствуешь?
   - Ну, я много чего чувствую, а ещё я знаю, что Астар устроит вам разнос за проваленное задание, вы будете изучать теорию день и ночь. А ещё он замучает вас тревогами и круглосуточными тренировками.
   - Это не самое страшное, думаю, он придумает ещё чего-нибудь, чтобы мы прочувствовали всю прелесть военной службы, - ответил я, - спи Мадина, нам ещё возвращаться в пещеру.
   ***
   Таир.
   Я проснулся первым, осторожно пробравшись к выходу, я отогнул край палатки, закрывающей вход, и выглянул наружу. На улице падал густой снег и дул сильный ветер и опять она права, снег так быстро не прекратится и ветер сильный, идти нельзя. Мы бы могли обернутся в зверей и дойти, с трудом, но мы бы нашли дорогу, но как пойдет она? А ещё нужно нести снаряжение и оборудование, что невозможно в зверином обличии. Бойцы начали просыпаться и потихоньку вставать. Они убирали лежаки, чтобы освободить центр пещеры, сейчас достанем специальные таблетки, подожжем их и подогреем еду, два дня питаемся сухомяткой, а воды можно из снега натопить.
   Мадина осторожно встала, огляделась, накинула свою куртку и направилась к выходу.
   - Ты куда? - Спросил я.
   И о чудо она засмущалась, щеки её покрыл румянец, и она тихо произнесла:
   - Тут все мужчины....
   Я понял, ей нужно привести себя в порядок и ещё были естественный нужды. Взяв веревку, я протянул ей.
   - Обвяжи вокруг пояса, если что мы тебя вытащим - сказал я.
   Она кивнула и отогнув край палатки вышла из пещеры, там довольно просторный выступ, так что ей хватит места. Я держал конец веревки и прислушивался.
   - А ты говорил, что она холодная и равнодушная и не проявляет эмоций, - прошептал Бенед, подходя ко мне.
   - До этой ночи я так и думал, а потом увидел, как она красиво улыбается....
   Я вспомнил её улыбку и ещё запах, как же она вкусно пахнет, как лесной луг в пору цветения. И как мне после всего этого к ней относится? Почему я раньше не предпринял попытки сблизиться с ней, всем было бы легче. Уверен, что она так же профессионально выполняла свою работу, а Астар бы так не зверствовал и не гонял нас на тренировках.
   - Так может, стоит принять её в наш отряд, - спросил Орес.
   - Поздно, - ответил я, - она уже не примет наше предложение или я ничего не понимаю в женщинах.
   - Ты может, и понимаешь в женщинах оборотнях, но она человеческая женщина, - возразил Бенед.
   - Тут главное слово женщина, - ответил за меня Гриор.
   Край палатки отодвинулся, и вошла Мадина, она была вся в снегу, с румянцем от мороза на щеках и я еле сдержал себя, чтобы не отругать её за отсутствие шапки. Что я творю, она чужая женщина, и я не могу указывать ей, как и что одевать.
   Через несколько минут обед был готов, бойцы подогрели консервированное мясо в бульоне, а потом был чай, растопили снег и бросили туда пакетик с травами. Как вкусно, вот когда лишишься этого, только тогда понимаешь настоящий вкус. Бойцы тихо переговаривались, я же наблюдал за Мадиной и опять этот холодный, равнодушный взгляд и отстраненность, быстро она переключается. Сейчас передо мной сидела бездушная кукла. Поблагодарив за обед, Мадина легла под одеяло и закрыла глаза. Она же чувствует слабость после приступа, а ей ещё такой путь преодолевать. Девушка заснула через несколько минут, я почувствовал, как выровнялось её дыхание, нежные создания эти люди, быстро устают и долго восстанавливают силы.
   ***
   Мадина.
   Проспала я почти до ужина, а потом лежала и слушала, о чем говорили оборотни. Они вспоминали дом, жизнь в стае, рассказывали забавные случаи из их детства и юности, очень хорошее дополнение к их психологическому портрету. Я слушала и автоматически делала заметки в голове, даже сейчас, когда мы вынуждены застрять в этих горах, я продолжала работать. Это у них нежданный отдых, а с меня обязанностей никто не снимал, в моем контракте записано, что анализировать поведение и делать выводы, я должна каждую минут находясь рядом с ними или наблюдая за ними, при любых обстоятельствах. Моя работа заканчивается, когда они исчезают с моего поля зрения, в общем, когда я остаюсь одна, и нет видеоматериалов. Так нас учили в школе, пока бойцы учатся, они должны быть почти под круглосуточным наблюдением. А когда они закончат все свои "университеты" и их отправят служить, моя работа заканчивается. Наблюдатель в течение учебного процесса должен подкорректировать их знания, навыки и поведение, а дальше они уже должны учится сами на своем опыте и опыте своих товарищей и их учеба только начинается, правда они это поймут только когда выйдут в отставку.
   Я тихо лежала и копила силы к завтрашнему длительному переходу, даже если мы пойдем через подземелья то до них по такому снегу ещё нужно доползти, именно доползти, снег мягкий, рыхлый и идти по нему не получится, а специальных приспособлений ни я, ни бойцы не захватили. Остается надеяться, что ветер немного разбросает снег по сторонам, и мы сможем выбрать менее заснеженные участки и идти не по грудь в снегу, а хотя бы по колено.
   Плохо конечно, что меня на работе застал этот приступ, да я действительно так реагирую на бури. Это только человеческая черта и в личном деле у меня есть об этом запись, но кто же знал, что метеорологическая служба не заметит приближение бури, Астар бы перенес время учений. А старый пес что-то чувствовал и поэтому выдал мне маячок с датчиком здоровья, такие применялись в армии, когда бойцам приходилось идти в настоящее сражение с монстрами или с сошедшими с ума оборотнями (и такое бывало) или с бандами вооруженных садистов. В нашем мире много всяких тварей, с ними борются и уничтожают, но на их место приходят другие, они как будто ждут, когда тех уничтожат, чтобы тут же объявить себя их последователями. И так живут уже много поколений граждан, похоже, так будут жить и наши потомки.
   ***
   Ужин прошел тихо, мы подкрепились консервированным мясом, попили горячий травяной напиток, а так как кроме как лежать в пещере больше ничего делать нельзя, то разложили лежаки и улеглись спать. Оборотни долго ещё разговаривали, а я, закрыв глаза, задремала.
   Шевеления Таира мне очень не понравились, он, как и в ту ночь спал сбоку от меня, но сейчас пытался улечься так, чтобы его голова была на одном уровне со мной. И к чему, интересно он готовится. Не знаю, понял он, что я уже проснулась или был так сильно занят своими перемещениями, но когда я почувствовала его дыхание на моих губах, то резко накрыла их ладошкой.
   - Мне не нравятся мужчины, которые резко меняют одну женщину на другую, при этом, не сообщив о своих намерениях заинтересованным лицам, - прошептала я, открывая глаза и убирая руку с его лица.
   - Ты хочешь, чтобы я порвал с Азалией и только потом подошел к тебе с определенными намерениями? - Спросил он.
   - Нет, я от тебя ничего не требую, я только озвучила, какие мужчины мне не нравятся.
   - А кто тебе сказал, что у меня вообще с ней что-то было? Я свидетелей в постель не приглашаю, а в учебной части слухи ходят самые разные, скучно там, вот оборотни и придумывают небылицы.
   - Когда мы впервые встретились в коридоре, от тебя пахло потом и сексом, этот запах ни с чем не перепутаешь.
   - Ты же не оборотень? Как могла учуять?
   - Запах был слишком сильный, вот и учуяла.
   - Так вот что я почувствовал - дрожь отвращения, а я подумал, что ты испугалась, но только на мгновенье, и я уловил его, а потом ты взяла себя в руки, и я подумал, что мне показалось. Интересно, что может быть отвратительного в близости между мужчиной и женщиной? Или у тебя был печальный опыт?
   - Близость, основанная на обоюдной симпатии или любви это прекрасно, но когда пользуешься этим чтобы получить выгоду..... или ещё что-то, то это вызывает отвращение. Причем обе стороны прекрасно знают, почему они сближаются, но одна из сторон всегда надеется переломить ситуацию в свою пользу и взять её под контроль, в вашем случае это не ты. Тебя все устраивает в этой интрижке, а вот .....
   - Ты так говоришь, как будто испытала это на себе? - Фыркнул Таир.
   - Психология очень сильная наука, она может объяснить любую жизненную ситуацию, а судя по поведению твоей партнерши, она до сих пор не уверена, что ситуация в её руках и еще больше не уверена, что когда-то сможет взять её в свои руки.
   - Сколько тебе лет? - Вдруг спросил Таир, - внимательно приглядываясь ко мне.
   - 23 года....
   - Так ты ещё ребенок? Откуда ты можешь знать такие вещи, ты рассуждаешь как умудренный старик и я даже готов был тебе поверить...
   - У людей совершеннолетие наступает в 19 лет, это по меркам оборотней, я ещё не достигла его. И я училась в закрытой школе 10 лет без каникул и отпусков, я не видела близких все эти годы, были только письма, которые предварительно прочитывали и более ничего и сейчас лежу и выслушиваю от незрелого оборотня нотации на тему, что я ребенок и не могу знать этих вещей.
   Таир запустил пальцы мне в волосы и зафиксировав голову произнес прямо мне в губы:
   - Ты злишься, проявляешь эмоции, а я все больше утверждаюсь, что ты не такая уж и непробиваемая, что тоже можешь чувствовать, улыбаться, злится, смущаться. И я не сомневаюсь, что ты умная и прекрасно училась, и я готов поверить, что наука психология сильная вещь и может объяснить любую жизненную ситуацию, вот только ситуаций в жизни бывает так много, что на каждую не хватит и строчки в толстых книгах по психологии.
   Он сдвинулся на миллиметр и почти коснулся моих губ, и я приставила к его шее пистолет. Оружие уже давно в моей руке, я догадывалась, чем закончится наш диалог, оборотень хотел поцеловать меня, для этого и укладывался удобнее и, чтобы я не сказала, какие бы не привела аргументы, он все равно исполнил бы задуманное. Волки очень настойчивые, идут к цели, не оглядываясь, потерь не считают и никогда не ищут обходных путей. Эту натуру очень сложно переломить, только чуть подкорректировать.
   - Бенед одним движением руки свернет тебе шею, - прошептал Таир.
   Наш разговор слышали все оборотни и Бенед за моей спиной уже давно не спит, а к концу диалога он уже был готов к действиям, стоит только Таиру пожелать или приказать и он не задумываясь, выполнит это.
   - Значит такова моя судьба, умереть от руки оборотня в столь молодые годы, - холодно ответила я.
   - Расслабились все, я не хочу, чтобы вас казнили, а на стаю наложили контрибуцию, - громко сказал Таир, - это её право выбирать, с каким мужчиной быть. Интересы самки в этом вопросе первичны.
   Я услышала, как волки выдохнули и как Бенед расслабился за моей спиной. На сегодня все, больше он ко мне не полезет, я убрала пистолет и, повернувшись на спину, закрыла глаза. Завтра мы уже будем в учебной части, и я постараюсь сократить время нахождения вблизи оборотней.
   Глава 11
   Утро следующего дня. Мадина.
   Меня разбудило нервное оживление оборотней и голос Астара. Сев на лежаке я хлопая глазами рассматривала его. Он же в это время оглядывал оборотней и хмурил брови. Понимаю, что мы нарушили все мыслимые и немыслимые инструкции, даже во время бури в горах бойцы не должны терять бдительность. У входа должны быть патрули, понятно, что их никто не будет выгонять на улицу в такую погоду, но кто-то должен не спать и периодически выглядывать на улицу, принюхиваться, прислушиваться, а при необходимости обращаться в зверя и проверять территорию вокруг пещеры. Ничего этого сделано не было, Таир не отдал приказ, а я не стала ему об этом говорить. Он сдал теорию и должен был помнить о мерах безопасности. Не могу сказать случайно он забыл или специально не стал напрягать бойцов, но во время службы такая беспечность может стоить им жизни, да и сейчас мы могли бы пострадать, если бы я предусмотрительно не установила около пещеры сигнальные мины и маячки, которые активировала когда очнулась после приступа.
   Астар мои мины и маячки обошел ловко, ни одна не сработала, а сейчас на его лице можно было наблюдать борьбу чувств. Он думал, когда начать воспитательный процесс, сейчас или когда мы прибудем на место, а что он спросит с бойцов за эту беспечность, я не сомневалась, они до конца жизни запомнят, как спать в горах без охраны.
   - Мадина, ты поедешь со мной, а у бойцов есть три часа до контрольного времени, каждая лишняя минута добавляет им час тренировки, - сказал он, - время пошло.
   Быстро собрав свои вещи и одевшись, я вышла за Астаром, бойцы в это время слаженно собирали снаряжение и готовились к марш-броску. Им ни за что не успеть к назначенному времени, но если поторопятся, то продлят свои тренировки всего-то на пару суток.
   Астра прибыл на специальном снегоходе, предназначенном для передвижения по горам. Маленький, компактный, всего на два места, это было идеальное средство передвижения по заснеженным долинам и пологим склонам. Я села за Астаром и мы поехали. Ехали медленно, Астар искал более пологие участки. На улице солнце и небольшой мороз, ветра нет, снег сверкает и переливается, слепит глаза, но я наслаждалась бескрайними снежными просторами.
   - Азалия вернулась, - сказал Астар, не отрываясь от дороги, - первым делом она пошла к Кауру и потребовала, чтобы отряд Таира вернули под её командование, но он грубо её отшил, и сказал, чтобы искала себе другого наездника. Это сейчас главная новость, каждый пересказывает их разговор в своей интерпретации и ещё долго не успокоятся.
   - Чем мне это может грозить? - Спросила я, если он заговорил об этом со мной, значит, мне обязательно нужно приготовиться к последствиям.
   - У Азалии совсем сдали нервы, она злится и часто вспыхивает без повода, с ней лучше просто не сталкиваться, - ответил он, - она ни в чем тебя не винит, да и забыла, наверное, о тебе, кошка сейчас страдает от неудовлетворенности, а в ближайшее время Таир до её тела не доберется. Я сейчас зол на них, так пренебречь правилами безопасности. Если бы не твои сигнальные мины и маячки, вас бы мог убить один маленький слабый монстр. Просто подобрался бы ночью и напал на спящих. Хорошо, что этого не случилось.
   - А что Азалию не образумили на переподготовке? - Спросила я - и как она прошла тесты?
   - Мадина все не так просто, Азалия из семьи потомственных военных, её деда и отца до сих пор помнят в главном военном штабе. Её удалили с глаз долой, чтобы она не позорила героических родственников, но в отставку её не отправят, в прайде она не нужна, да и семье без неё спокойней..... - Астар замолчал, видимо ему было не очень комфортно об этом говорить.
   - А нам мучиться с неадекватной кошкой, - уточнила я.
   - Все правильно, но если не сталкиваться с ней, можно прекрасно работать, - ответил Астар.
   - В замкнутом пространстве и не сталкиваться? Это нужно сильно постараться, а её психоз будет нарастать. Сейчас вы день и ночь будете гонять бойцов, они хотя и оборотни, но и у них есть предел. Думаете, что после усиленных тренировок Таир захочет напрягаться в постели? Ему даже думать об этом не захочется, а какие мысли будут посещать Азалию?
   - Нерадостные, а учитывая её повернутость на этом оборотне, она впадет в паранойю, - ответил Астар - все не так просто и с одной стороны её нужно пожалеть. Азалия никогда не была замужем, её даже ни разу не звали под венец. Они сильная альфа-самка и редко какой альфа-самец захочет иметь в постели конкурента своей власти. Для неё самое лучшее это военная служба и родители с удовольствием сбагрили её сначала в военную школу, потом она окончила военную академию и начала подниматься по карьерной лестнице, но природа берет свое, самка должна подарить прайду потомство, но и тут природа её обделила, Азалия не может иметь детей. Не знаю, как это получилось в её деле написано, что это генетический сбой, да и статистика говорит, что альфа самки редко могут стать матерями, и рождается их единицы, у волков и псов нет совсем только у крупных кошек. А все это накладывает большой отпечаток на психику, она и Таира любит не как любовника, она заботится и оберегает его как котенка.
   - Только это не мешает ей с ним спать, а это уже называется совсем по-другому, - ответила я, - и это не неудовлетворенность, это психический сбой или если говорить простым языком психическое заболевание. А как будут чувствовать себя её героические родители, если из-за их неадекватной дочери пострадают другие оборотни? Героическое прошлое не спасет их от позора. Или они все-таки надеются, что ничего не случится?
   - Надеются, на её ум и расчетливость, - ответил Астар, - только это пока останавливает Азалию от безумств, но все до поры до времени, психика тонкая материя и если рвется, то отдачей может зацепить многих.
   Мы подъехали к зданию, молодой офицер принял у Астара снегоход и мы направились к лифту.
   - Я больше не отправлю тебя в одиночку наблюдать за полевыми учениями отряда, буду ходить с тобой, страховать, мне полезно тоже увидеть это все своими глазами, а не на видео, так картинка вырисовывается намного четче. Я забыл, что ты слабый человек и можешь легко сломаться, не хочу этого, ты прекрасный работник и умная, симпатичная девушка у тебя все впереди, и я хочу увидеть тебя счастливой. - Улыбнувшись, сказал Астар, - теперь мы всегда будем работать вместе.
   Последняя часть разговора мне не понравилась. Астар о чем-то умалчивал, он предупредил меня, но не сказал всей правды. Не проще ли было бы отчислить бойцов из учебной части и стребовать с их стай деньги, потраченные на обучение? На семьи ляжет позор, но ведь это решение всех проблем. У оборотней очень сильны связи между стаями, и я уверена, что у Таира здесь есть покровитель, который будет тащить его за шкирку, и заставит окончить учебу, а дальше передаст его другому покровителю, который будет прикрывать его мелкие промахи до самого выхода в отставку. Это я знаю из личного опыта. Уверена Таир либо сын главы стаи, либо его будущий преемник. Приду к себе в комнату и подумаю над словами Астара и дальнейшей линией своего поведения.
   Пять дней спустя. Мадина.
   Три дня отдыха прошли очень быстро. Я занималась домашними делами, изучала видеоматериалы и вязала. Я выходила из комнат только на тренировку и в столовую, мне сейчас не хотелось встречаться с бойцами, хотелось посидеть в одиночестве, подумать и просто повязать. Я, наверно, устала от постоянного напряжения, от того, что приходится контролировать свои эмоции чувства и даже дыхание, мне нужна была небольшая передышка, события развиваются слишком быстро, слишком много времени я провожу среди оборотней. Я ничего бы не имела против общения с оборотнями в другой обстановке, но здесь все по-другому, они учатся, а я наблюдаю за ними и указываю на ошибки, это напрягает и их и меня и ещё неизвестно, кто больше тратит нервов при таком раскладе. Они не боятся ошибиться, максимум, что им грозит это лишний час тренировок, а если я не увижу ошибку, то в дальнейшем они могут поплатиться за это жизнью. Я понимаю, что это будет не только моя вина, что бойцы должны сами правильно применять полученные знания, но меня учили, что работа должна быть сделана на совесть и у меня нет права на ошибку. А вот если они не воспользуются моими подсказками, не исправят допущенные ошибки или проигнорируют мои рекомендации, то в этом случае вина ложится только на них. Я не боюсь ответственности, но готова отвечать только за свои ошибки и промахи.
   Сегодня у отряда ночная тревога и небольшой учебный бой на полигоне. Астар поставил перед ними задачу и если они опять провалят задание то не выйдут с гор месяц, а фантазии Астара хватит чтобы обеспечить им непрерывные полевые учения. В качестве потенциальных противников в этом учебном бою будут выступать молодые офицеры, стрелять будут холостыми патронами. Из холодного оружия учебные тупые ножи, а ещё на бойцах будут специальные бронежилеты, которые защитят их тела от когтей и клыков.
   Надев защитный комбинезон, и проверив оружие, я направилась к полигону, нужно занять место наблюдения, настроить аппаратуру и ждать, когда начнется бой. Астар будет наблюдать за боем рядом со мной, только я буду находиться наверху на специальной площадке, а он внизу и ещё Астар будет перемещаться, чтобы увидеть, как работают все бойцы. Потом мы просмотрим видеоматериалы, поделимся впечатлениями и составим аналитическую записку с рекомендациями.
   ***
   Бой закончился, сейчас я не могу сказать все ли прошло по плану, но это задание бойцы не провалили. Астар скупо улыбался, но хвалить не спешил, он приказал бойцам отдыхать и утром прибыть на тренировку в обычное время. Отдыха они пока не заслужили, Астар ещё долго не забудет им проваленного задания и беспечности в горах.
   Бойцы собирали оружие, я же спустилась с наблюдательной площадки и направилась в комнату. Уже подходя к зданию, я услышала голос Астара и шипение Азалии, вытащив оружие, я завернула за угол и увидела, как Азалия выпустив когти бросилась на Астара, он увернулся и достал пистолет, но пули не убьют оборотниху, а судя по её сверкающим глазам, только ещё больше разозлят. Он выпустил в неё почти весь магазин, кошка немного замедлилась, но и сильно разозлилась. С чего началась драка, я не знала, они закончили разговоры до моего появления, сейчас кошка шипела и нападала, а Астар рычал и уворачивался от её ударов. Они были равны по силе, но на стороне Астара был большой опыт, на стороне же Азалии была молодость и злость, что не усиливает, а наоборот заставляет ошибаться.
   Вмешиваться в бой я не решилась и, отойдя немного, достала рацию и набрала Каура. Он откликнулся сразу и я, назвав свой личный код, в двух словах обрисовала ситуацию и указала место. Согласно инструкции, я должна дождаться и выполнять его приказы. В это момент Азалия отбросив Астара к стене, и повернув голову увидела меня, она зашипела и уже сделал шаг ко мне, но Астар кинулся на неё, и нанес чувствительный удар, кошка немного потеряла в скорости и сейчас у Астра появился шанс завершить драку. Но произошло непредвиденное, событие, которое невозможно просчитать или предусмотреть, Астар споткнулся, упал и ударился о стену дома, стена треснула, а глаза Астара закатились, Азалия кинулась на него, выпустив клыки и почти обернувшись, и я выстрелила в неё несколько раз. Смотреть, как раздирают на куски старого оборотня, я не смогла, хотя и действовала вопреки инструкции. Кошку отбросило в сторону, но она в полете обернулась и кинулась на меня уже в звериной ипостаси, но все же она была уже ослаблена дракой и пулями, поэтому у меня был маленький шанс продержаться против неё несколько минут. В зверином обличии оборотни хотя и быстрее и сильнее человека, но они не могут владеть лапами как руками, и пока у меня в руках оружие я ещё могу побороться за свою жизнь. Выпустив пару пуль ей в грудь, я отскочила в сторону, но она задела меня когтями, разорвав комбинезон, как жаль, что я не надела бронежилет, хотя он защищает только тело, а львица пыталась добраться до моей шеи, она пыталась убить меня.
   Дальше был бег от разъяренного, но ослабленного зверя, если бы не пули, которые попадали в тело оборотня и не ранения, которые нанес ей Астар, мне давно бы уже откусили голову, все это замедляло львицу, и мне хватало этих минут, чтобы убрать из-под удара голову и шею раны, нанесенные на тело я не считала, это сейчас неважно, главное голова и шея. Комбинезон уже висел на мне лоскутами, из порезов на теле и руках шла кровь, и это возбуждало зверя, а у меня силы уже на исходе. Пули в двух пистолетах закончились и, отбросив их в сторону, я отскочила от очередного удара лапой, но львица, сделав обманный взмах, резко воткнула мне когти над ключицей, послышался треск костей, я уже прощалась с жизнью, когда резкий удар Астара отбросил львицу. В глазах плыло, колени ослабли и я начала падать, все виделось, как в замедленной съемке, какие-то фигуры навалились на львицу, меня подхватили и посадили на землю, а ещё рука, которая зажимала раны на моем плече и боль, сильнейшая боль, от которой скручивало все внутренности, и перед глазами стояло серое марево. А потом был шепот в голове, терпи, сейчас прибудут медики, терпи.....
   Когда меня укладывали на носилки, рука все ещё сжимала мои раны и разговор оборотней о том, что у них нет, и никогда не было человеческой крови...
   - Только не кровь оборотней! - Закричала я, - пусть я умру, но их крови не будет во мне. Они бешенные и я не хочу заразиться.
   Оборотни говорили, что это бред, что я в шоковом состоянии, а я чувствовала, как уплывает мое сознание. Хватит нужно отдохнуть, больно, очень больно.
   Глава 12
   Мадина.
   Меня не убила бешеная кошка. Я открыла глаза в стерильной палате с ослепительно белыми стенами, и я не под землей, тут воздух другой, дышится лучше. Куда меня отвезли? Дверь палаты открылась и вошла молодая оборотниха, она мило улыбнулась мне, и, подкатив ослепительно белое кресло к кровати, грациозно уселась.
   - Меня зовут Воланта, я твой психолог, а ещё я курирую твое лечение и реабилитацию, - сказала она.
   - Зачем мне психолог? Разве это у меня случился психический срыв?
   - Ты пострадала от оборотня, а это может наложить отпечаток на психическое здоровье, - ответила она.
   Ну рассмешила, и откуда она взялась, психолог?
   - Я подписала контракт на службу в вооруженных силах, где меня могут в любую минут убить оборотни или неизвестные монстры, а то, что произошло, просто мелкое недоразумение, - ответила я.
   О, судя по выражению лица, мои откровения потрясли психолога. Её не предупредили, что я служу во внутренней разведке и ежеминутно сталкиваюсь с оборотнями, которые к тому же и оружие носят.
   - Мне говорили, что ты служишь, но ты же не участвуешь в патрулировании и боевых операциях? - Спустя минуту ответила она.
   - Если прикажут, то буду участвовать, я волне подготовлена к этому.
   - Так тебе не нужна помощь психолога?
   - Сейчас нет, но все может измениться. - Мне не хотелось обижать молодую девушку отказом, видимо она практикантка или только что закончила университет.
   - Хорошо, тогда я хочу ознакомить тебя с планом лечения и реабилитации, - оживилась она.
   - Хорошо, ознакомь, - улыбнулась я, милая девушка, видимо я её первый пациент.
   Месяц спустя. Мадина.
   Осматривая свое тело после душа, я порадовалась за достижения нашей современной медицины. У меня на теле не осталось ни одного шрама, если приглядеться, то можно заметить только тоненькие полоски, чуть светлее, чем неповрежденная кожа. Ключица у меня срослась, порванные мышцы почти постановили свои функции. Завтра меня переведут в реабилитационный центр, при внутренней разведке и мне предстоит три месяца, а может и больше восстанавливать свою физическую форму. Потом я буду слушать лекции, повторять материал, решать тесты и только после того, как сдам все нормативы, меня отправят к месту службы. Мне выплатили большую компенсацию за потерю здоровья, и все медицинские процедуры проводятся за счет государства. Пока я была без сознания, меня отвезли в ближайший большой город и, помня мои последние слова, кровь оборотней не вливали, хотя и можно было, все-таки у меня родители оборотни, её заменили на искусственную кровь. А сейчас меня отвезут в закрытый реабилитационный центр на Западе страны и опять мне отказали в отпуске, сказали ли родителям, что я была ранена? Скорее всего, нет, зачем их расстраивать, мало ли какие конфликты могут случиться на службе, на то она и служба.
   Три месяца спустя. Мадина.
   Мне вручили конверт и направление к месту службы. Сейчас от меня не скрывали, где я буду служить, я опять отправляюсь в горы, но не в учебную часть, а в военный гарнизон, который занимается патрулированием гор и защитой населения от приходящих из другого мира монстров. Я буду аналитиком, так написано в направлении, но какую должность я буду занимать, решит начальник внутренней разведки военного гарнизона. Сегодня за мной придет машина, потом полет на самолете и я на месте.
   Двенадцать часов спустя. Мадина.
   Основные здания военного гарнизона тоже располагались в пещере, но казармы были и на поверхности в долине, защищенные с двух сторон горами. Я буду жить и работать под землей, восторга от этого я не испытала, но служить нужно. Офицер, встречавший меня у самолета, проводил сразу в комнату, где я буду жить, и сказал, чтобы я пока располагалась, начальник внутренней разведки военного гарнизона в данный момент был на совещании и когда он освободится, меня вызовут к нему.
   Комната стандартная с душем и санузлом, компьютер подключен, форма новая уже висит в шкафу и ещё я нашла коробку с нитками для вязания и спицы, интересно, откуда узнали о моем увлечении? Быстро приняв душ, я переоделась в форму без опознавательных знаков и приготовилась к встрече с начальником.
   ***
   Вызов пришел на компьютер, мне предстояло только подняться на второй этаж и зайти в кабинет под номером 3, прекрасно далеко ходить не надо.
   Мой непосредственный начальник оборотень волк, молодой и улыбчивый, но все это напускное, его взгляд пронизывал насквозь, отмечал каждую складочку на моей одежде и каждую выбившуюся прядь из моей прически.
   - Меня зовут Аристан, и я знаю, что произошло в учебной части, - сказал он, указывая рукой на стул. - Могу только добавить, что Азалию поместили в специализированную клинику, она так и не смогла принять человеческую форму. Пришлось усыплять зверя и вывозить его в клетке. Сейчас она проходит лечение уже в человеческом обличии, но на службу не вернется, как и Астар, его с почетом проводили в отставку, и он прекрасно устроился в столице.
   - Спасибо за информацию, - ответила я.
   - Ты будешь работать аналитиком, единственным в нашем гарнизоне, кабинет для тебя уже приготовили, но и работу наблюдателя тебе придется выполнять особенно когда командиры будут проводить планирование рейдов и операций, как боевых, так и учебных. Анализ будешь проводить только по видеоматериалам, питаться будешь в столовой для высшего военного руководства, чтобы тебя меньше видели, так нужно. Завтра у тебя первый рабочий день, видеоматериалов много и отчетов о рейдах скопилось две стопки, нужно провести углубленный анализ.
   Он замолчал и посмотрел на меня.
   - Я все поняла, могу идти?
   - Твой рабочий кабинет напротив моего, расписание работы столовой я перешлю на твой компьютер, рабочий день ненормированный, физическую форму будешь поддерживать в зале для тренировок, который находится в подвале этого здания. На территории слишком часто не появляйся, чем меньше народу тебя видит, тем лучше для твоей работы. Я не хочу повторять чужие ошибки и постараюсь скрыть наблюдателя от глаз военных для большей эффективности твоей работы. Подробные инструкции и планы перешлю на твой компьютер. - Быстро проговорил он, - А теперь иди отдыхать, день на адаптацию и хозяйственные дела.
   Кивнув, головой я вышла из кабинета и направилась к себе в комнату.
   Месяц спустя. Мадина.
   Целый месяц я разбирала завалы на своем рабочем месте, аналитик, работавший до меня, уволился со службы полгода назад, и скопилось два вороха бумаг, а ещё были видеозаписи, которые следовало разобрать и составить аналитическую записку по каждой. Утром и поздно вечером, я как шпион пробиралась в подвал и проводила тренировки в одиночестве. Столовая для высших военных чинов соединялась коридором с этим зданием, я обедала в малом зале и тоже в одиночестве. Аристан решил скрыть от всех остальных мое присутствие, хотя я не уверена, что ему это полностью удалось. Из здания я не выходила, смысла не видела, мы в пещере и воздух везде одинаковый. От отсутствия рядом других разумных особей мне было первое время не по себе, но работа так затянула меня, что эти ощущения отошли на второй план.
   На третий день я узнала, почему мой начальник решил так спрятать меня - отряд Таира служил здесь. Уж как удалось Кауру отправить их на службу раньше окончания срока обучения, могу только догадываться. Видимо чтобы избавить бойцов от допросов, которые обязательно последовали бы после того случая с кошкой, он сам нарисовал им тесты и отправил служить или надавил авторитетом и их быстро перевели из учебной части на службу. Это сейчас неважно, главное, что Таир и его волки здесь, патрулируют горы, а я вынуждена вести себя как вражеский шпион в тылу врага, прятаться, отказывать себе в маленьких радостях. Обидно, что у меня нет таких покровителей как у этих оборотней, но что есть, то есть. И я, и мой начальник понимали, что долго скрывать мое присутствие не получится, даже если меня представят как аналитика бойцы Таира знают, кто я на самом деле, это в учебных частях наблюдатели почти рядовое явление, а военных гарнизонах мы птицы редкие и что с нами делать, чего ожидать бойцы не знают и потому, как ко всему неизвестному, отношение к наблюдателям настороженное, а иногда и вовсе негативное. И опять я попала из огня да в полымя. Там была взбесившаяся кошка, здесь обвешанные оружием и злые на тяготы службы бойцы, и не знаю, что лучше.
   Отправив развернутую аналитическую записку Аристану, я выключила компьютер и отправилась в комнату. Завтра устрою себе выходной, ему потребуется целый рабочий день, чтобы прочитать мои файлы и переварить рекомендации, а дальше уж его забота, как преподать командирам отрядов, что у них не охвачены все места возможного появления монстров, и что им нужно проложить новые маршруты для патрулирования. И, самое главное, судя по отчетам патрулей, где-то действуют временные проходы, но они не могут обнаружить их, монстров пока никто не видел, но следы наблюдали, а значит, кто-то выходил на разведку, а может случайно набредал на проход и из любопытства прогуливался в округе.
   Сейчас у меня час отдыха, а потом я пойду на вечернюю, вернее ночную тренировку, хочу продлить её на час, чтобы после душа упасть на кровать и не проснутся до самого обеда, а то в последнее время стали одолевать странные сны. Неясные тени перемещаются, о чем-то шепчутся, я не вижу их лиц, не понимаю разговоров, но во сне чувствую беспокойство. Полагаю, что это от нервного напряжения, видимо я переработала или это последствия травмы, так вроде я пострадала только физически, но как сказал доктор люди странные и неизученные существа, что может выкинуть их психика, неизвестно даже великим ученым. Вот и пытаюсь я избавиться от странных снов посредством интенсивных физических нагрузок.
   Глава 13
   Трое суток спустя. Таир.
   Не скажу, что мне больше нравится здесь чем в учебной части, хотя смотря с чем сравнивать, если с последними неделями пребывания там, то конечно здесь лучше. Физические упражнения и режим дня никто и здесь не отменял, и учебные бои здесь бывают, правда редко, но тут как-то проще, понятнее, есть приказ, его нужно выполнить, а потом у тебя законный отдых с перерывами на еду и тренировки. А еще мне нравились рейды по горам и бойцам нравились, обойдешь свой участок, внимательно осмотришь его и обратно в казарму, полчаса на отчет командиру и опять ты свободен. Мне и бойцам повезло, что Каур давний друг моего отца и после заварухи в учебной части он быстро отправил нас служить, мы хотя и не виноваты были, но следователям разве объяснишь, они бы душу из нас вынули, пытаясь добраться до правды, а кто эту правду знает? Почему кошка вдруг взбесилась и напала на Астара, и почему Мадина полезла защищать его? Нет, со второй частью вопроса все понятно, девушка не хотела, чтобы её начальника порвали на ленточки, но ведь думать нужно, с кем вступать в схватку. Азалия не милый котенок, она львица, опытная, тренированная и, как выяснилось, совершенно выжившая из ума. Во время схватки потеряла контроль над своим зверем потому и не могла обратиться в человека без специальных средств, так и увезли её в клетке. Я этого не видел, Каур меня и бойцов отправил в казарму, а ещё я валялся в бреду несколько дней, а когда очнулся, то был уже в гарнизоне, так и не понял, что со мной было? Догадываюсь, но верить в свои догадки не хочу, всегда хотел решать свою судьбу сам, а не плыть по течению безропотно принимая выбор, сделанный за тебя. Это я до сегодняшнего момента так думал и сейчас иногда накатывает на меня упрямство, но все реже я стал сопротивляться мыслям о том, что если выбор сделала за меня судьба, то может, стоит принять его. Тому, кто этот выбор сделал виднее, что для меня лучше? Вот только как теперь исправить то, что я натворил? Азалию я никогда не любил и даже глубокой симпатии к ней не испытывал, мне нравилось объезжать её сильная, гибкая кошка, прекрасный партнер в постели, с моим темпераментом самое то. Она знала об этом, да я и не скрывал от неё никогда, когда спрашивала, отвечал честно, а она злилась, шипела, а потом забывала или делала вид, что забывала и опять приглашала в постель. Надеялась, что я воспылаю чувствами? Тогда она в свои годы была очень наивной, чувства у оборотней возникают сразу и на всю жизнь, можно долго сопротивляться им, не признавать их, но они от этого никуда не исчезнут. И я наивный, если думаю, что могу перебороть судьбу, а ещё упрямый, раз пытаюсь это сделать и ещё дурак, потому, что имею все шансы пустить свою жизнь под откос. Так хватит поддаваться депрессии, нужно вставать и идти к бойцам, а то они что-то притихли. В гарнизоне каждый отряд размещался в отдельной квартире, спальня у нас была общая, но кроме этого имелась небольшая комната для отдыха, где стоял компьютер, шкафы с книгами и ещё там размещалось снаряжение, обмундирование и другие приспособления, оружие нам выдавали перед каждым рейдом, в казарме оружие хранить запрещалось. Каждый отряд жил отдельно, обычно мы с другими бойцами пересекались только в столовой или на общих сборах. Не могу сказать, кто это придумал, но мне кажется, что так лучше. Мы ещё с военной школы притерлись друг к другу, и нам было очень комфортно и служить и отдыхать, а это залог хорошего климата в отряде.
   Выйдя из спальни, я увидел застывших бойцов, которые смотрели на запечатанный конверт, лежащий прямо на полу, никто не хотел прикасаться к нему, как будто там мина.
   - Только что доставил адъютант командира гарнизона, - сказал Бенед, указывая рукой на конверт, - я даже боюсь предположить, что в нем?
   - Если сам адъютант командира, то в нем наверняка очень важная и нужная для нас информация или приказ об очередных ученьях, третьего не дано, - ответил я, поднимая конверт и раскрывая его.
   Два листа печатного текста, я читал долго, все никак не мог уловить смысл нескольких строк, потом ещё раз перечитал и начал смеяться. Как же мне было хорошо в этот момент, мне показалось, что с меня сняли такой огромный груз, проблем, забот и вины. Бойцы смотрели на меня, как на полоумного, а я смеялся.
   - Что тебя так рассмешило, - тихо спросил Орес.
   - То, что я не параноик, - ответил я, улыбаясь.
   - Это в бумагах так написано? - Удивился он.
   - Нет, в бумагах написано, что мы должны подкорректировать маршруты патрулирования, чтобы охватить некоторые участки. Свои предложения я должен предоставить завтра утром на совещании командиров отрядов, а ещё есть мнение, что мы пропустили два временных прохода и это напрягает начальство, - ответил я, доставая подробную карту гор с нанесенными на неё маршрутами патрулирования и раскладывая её на полу.
   - А откуда тогда такие интересные выводы по поводу твоей паранойи? - Удивился Бенед.
   - Аналитик гарнизона ушел в отставку полгода назад, а месяц назад я почувствовал её, - сказал я, оглядывая бойцов. Кого "её" не стоило уточнять, бойцы поняли сразу, - а сейчас подробная аналитическая записка с выкладками и предложениями. А я думал весь этот месяц, что у меня развилась паранойя, три дня назад я обошел всю пещеру и заглянул во все здания, в казармы и даже склады. Но ни запаха, ни намека на её присутствия не обнаружил.
   - А почему ты решил, что аналитик именно она? - Спросил Дан.
   - Нужно знать моего брата Аристана, он жуткий перестраховщик и ещё очень не любит самостоятельно принимать решения, чтобы не брать всю ответственность на себя, и не отвечать за допущенные ошибки. И я уверен, что он подробно расспросил Астара о ней, потом прочитал её личное дело и, учитывая, что она уже работала в горах и прекрасно чувствовала себя под землей, добился её перевода сюда. Он и аналитика не брал, ждал пока она пройдет реабилитацию.
   - Тогда почему ты не обнаружил даже намека на её присутствие? - Спросил Орис.
   - И опять нужно знать моего брата, он быстро учится на ошибках других. Уверен, что даже командир гарнизона не видел её лица, а только слышал. О ней знают только проверенные братом оборотни, и он её тщательно прячет, хотя понимает, что долго так продолжаться не может, - ответил я.- Но пока о ней не узнали, он выжмет из этой ситуации все, что можно. Уверен она не только аналитик, но и наблюдатель, и ещё неизвестно какая работа приоритетней. Вот только братец не учел тот факт, что я её чувствую.
   - И зачем тебе это? - Спросил Дан.
   - Чтобы не чувствовать себя дураком, упустившим свой шанс, - рыкнул я, - ты думаешь, я от переживаний из-за сумасшествия Азалии провел в бреду несколько дней? Это случилось из-за того, что Мадина была ранена, а если бы она умерла?
   - Тогда я не понимаю, что это было? - Спросил Бенед.
   - Наказание за упрямство, - ответил я, - я точно не уверен, но больше рисковать и проверять свои догадки не хочу, хватит идти поперек, нужно научиться принимать выверты судьбы.
   - А если она не захочет? - Спросил, молчавший все это время Гриор, - Мадина может и не чувствовать ничего, не оборотень же, а как у людей с чувствительностью мы не знаем.
   - Она чувствует или почувствует, или я добьюсь того чтобы почувствовала, - твердо заявил я, - а пока нужно вытащить её из укрытия и братцу Аристану придется с этим смирится.
   - Скажи, а она тебе нравится? - Спросил Дан.
   - А вот в своих чувствах, я ещё не разобрался, но то, что я чувствую её, и мне нравится её запах, знаю точно и ещё она красивая, особенно, когда улыбается и её хочется защищать.
   - Так ты попал! - Воскликнул Дан, - ты круто попал командир, она человек, хрупкий человек и тебе придется постоянно находится рядом, чтобы быть спокойным и уверенным в её здоровье и благополучии.
   - Ты думаешь, я этого не понимаю, - рыкнул я, - хватит обо мне, займемся делом, смотрим на карту, читаем рекомендации и корректируем наши маршруты.
   Совещание командиров отрядов. Кабинет Аристана. Таир.
   Совещание назначили после завтрака, присутствовали все командиры отрядов, некоторым отрядам пришлось уйти в рейды без них. Но тема совещания была очень важна, у каждого отряда были свои маршруты патрулирования, обычно выходили на патрулирование несколько отрядов их маршруты пересекались в нескольких точках и в контрольное время они встречались, чтобы обменятся информацией, были, конечно, и средства связи, но их использовали только для того, чтобы попросить помощь. Сейчас каждый командир пришел с картой и предложениями по корректировке своего маршрута, но в воздухе витал второй вопрос, как найти временные проходы. Я читал выводы ученых о проходах, они утверждали, что существует два вида проходов, постоянные и временные. Постоянные проходы были известны и на них уже стояли заплатки, конечно, утверждать, что больше постоянных проходов нет глупо, наверно есть, но пока они не обнаружены, все делают вид, что их не существует. А вот с временными проходами была большая проблема, они могли появиться в самых неожиданных местах, функционировать несколько дней, а потом исчезнуть и больше никогда не появиться. Откуда и как возникают проходы, ученые точно сказать не могут, но склоняются к мысли, что это пространственная аномалия или магия, но что именно, они пока не определились. Я же склоняюсь к первому варианту, если люди не видят проходов, как они могут быть магическими и как их создают, если не видят и не знают о них, а звери магией не владеют. Или это магическая оболочка мира так тогда получается, что это аномалия, только не пространственная, а магическая или магически-пространственная. В общем, я что-то запутался в формулировках. Пока командир первого отряда водил по карте карандашом и показывал, как он предлагает скорректировать свои маршруты патрулирования, я думал о посторонних вещах. Одного не понимаю если его вариант примут, то нам обязательно передадут новые карты с новыми маршрутами, зачем было устраивать общее совещание, когда можно было рассмотреть все наши предложения тихо, не вызывая нас в кабинет? Есть только один ответ на этот вопрос. Наблюдатель. Он сейчас наблюдает за нами и делает заметки в блокноте или будет делать, когда ему отдадут эту запись, но то, что нас всех собрали здесь именно из-за этого, я был уверен. Братец Аристан пользуется появлением такого ценного кадра на полную катушку, ну пусть пока потешится, обломаю я ему кайф.
   Аристан мой троюродный брат, он из другой стаи так получилось, что двоюродная сестра моего отца вышла замуж за вожака другой стаи, у них пятеро детей, брак счастливый, уже и внуки есть и только Аристан пошел служить, остальные выбрали мирные профессии. Это только мой папаша считал, что военная служба сделает из меня правильного вожака стаи, сам он другой жизни не знал, к коммерции у него душа не лежала, в армии же все просто, тебе приказывают, ты исполняешь или ты приказываешь, а другие исполняют. Вот только в нашей стране не было войн или локальных конфликтов и папаше не удалось узнать что такое, когда ты отвечаешь за бойцов и если отдашь неправильный приказ, то их матери проклянут тебя за смерть сыновей. Я тоже не хочу брать на себя ответственность за жизни других и вожаком стаи быть не хочу и никогда не хотел, там тоже нужно принимать решения и не всегда они вызывают у других восторг. Я хотел просто жить, работать, встречаться с женщинами, может чуть позже вступить в брак, родить детей и это очень не устраивало отца, он не видел во мне стремления стать вожаком и решил перевоспитать меня армией. Я подчинился ему, но не обещал, что не буду избегать трудностей, если подвернется такая возможность. В военной школе такая возможность появилась после наступления совершеннолетия - милая преподавательница по стратегии и тактике быстро приняла мои ухаживания, и я до окончания школы не знал хлопот с экзаменами по всем теоретическим предметам. Правда, она умудрялась и в другие постели запрыгивать, но я не ревнив, и делал вид, что ничего не знаю. В учебной части была Азалия и опять у меня не было проблем до того момента пока ни появился наблюдатель, а дальше началась суровая военная жизнь. Но я быстро смирился с этим, не судьба значит. Я был рад тому, что сумел немного смягчить тяготы военной жизни до её появления. Сейчас же меня не напрягают рейды, да и сама служба не вызывает отторжения, вот только не хочется чтобы в наш мир попадали монстры, я не трус и буду драться если потребуется, но как говорится лучше предупредить беду, чем потом разгребать последствия.
   ***
   С первым вопросом мы закончили все командиры отрядов, включая и меня, предоставили свои предложения и теперь вышел на повестку дня второй, самый главный вопрос, как быть с временными проходами, вернее как их обнаружить, а как поставить заплатку пусть решают ученые.
   - Я же показывал вам, как можно их увидеть! - Воскликнул Аристан, - вы даже тренировались!
   - Невозможно ходить по горам и косить глаза через каждые два шага, проход может возникнуть в любом месте и в камне и в земле и даже в воздухе, - возразил командир второго отряда.
   - Но вам же дали приблизительные координаты предполагаемых мест возникновения проходов! - Воскликнул Аристан.
   - На местности это около 5-8 километров, - возразил я.
   - Но их все равно нужно найти! - Устало воскликнул он.
   - Так помоги нам найти их, - ответил я и уставился на него твердым взглядом.
   Аристан занервничал, он ещё пока не понимает, как может помочь и даже не догадывается, ну пусть понервничает, очень интересно наблюдать за его выражением лица, он думает, пытается понять, но ничего в голову не приходит.
   - Ты знаешь, как я могу помочь, скажи мне ничего на ум не приходит, - отвечает он.
   - Мне нужен твой наблюдатель она прекрасно чувствует проходы, хотя и не видит их, но место определят с точностью до миллиметра, - спокойно говорю я.
   - Ктооооо!!! - Одновременно восклицают почти все командиры отрядов и поворачивают головы ко мне.
   - Наблюдатель, - спокойно отвечаю я, - вы разве не поняли почему вдруг встал вопрос о корректировке маршрутов и временных проходах, столько месяцев и даже лет жили спокойно, а тут вдруг всплывает, что и маршруты у нас не охватывают всю территорию и что временные проходы существуют и даже дает их примерные координаты.
   - Аналитик? - переспрашивает командир первого отряда.
   - Она и аналитиком может работать, но я-то знаю её как наблюдателя.
   Аристан зарычал, он даже выпустил клыки и когти.
   - Включи её в мой отряд и мы отыщем все временные проходы и нанесем места их появления на карту, - не обращая внимания на его рык, ответил я.
   - Нет, в этот раз не получится, ты и так сыграл в её службе не самую приятную роль, сейчас я не отдам тебе человека на растерзание - прохрипел Аристан, - я не выпущу её на поверхность, она слабый человек, а ты не умеешь быть ответственным.
   - Человек? - Спросил кто-то из командиров.
   - Она молодая девушка и да, она чистокровный человек, создание хрупкое, но я готов взять на себя ответственность за неё и не только я, все бойцы моего отряда готовы защищать её, - спокойно ответил я, - и только в моем отряде она сможет работать и чувствовать себя в безопасности.
   - Это ещё почему? - Ехидно спросил Аристан.
   - А вот это я объясню тебе наедине, хотя и не твое это дело, - возразил я, - но так уж и быть ради твоего успокоения скажу, но позже.
   - Нет, и я даже не хочу слышать твоих аргументов, - твердо сказал он, - все свободны, а завтра я жду от вас конкретных предложений.
   Мы вышли их кабинета и направились дружно в столовую, пока совещались и обед подошел. Все молчали, кто-то обдумывал свои предложения, но многие думали о нашем диалоге с братом, это я понял потому, как они тайком косились на меня. Всех бы устроил мой вариант, и думать не нужно отправил человека и он все найдет, да они даже были согласны сопровождать её и на руках бы понесли, уж очень это тяжело, а в горах крайне сложно искать проходы. И почему братец так вцепился в Мадину? Тут я почувствовал ревность, черную прожигающую насквозь ревность, нет, не думаю, хотя она девушка симпатичная, а он свободный мужчина, ну тогда она войдет в мой отряд чего бы мне этого ни стоило.
   Глава 14
   Пять дней спустя. Таир.
   Ничего конкретного с поисками проходов так и не придумали, решили искать их старыми методами, я Аристана больше не видел, свои предложения озвучил, а он как знает, не хочет принимать, пусть думает. Я пока решил выждать немного, пусть братец успокоится, подумает немного, сам к этому выводу придет, если в этом не замешаны чувства. А вот тогда я и узнаю, есть ли у него чувства или он просто не хочет отпускать от себя хорошего работника. Мне вдруг резко стало жарко, а потом пробрала дрожь. Что это было?
   - Сегодня рейд отменяется, - сказал вошедший в спальню Бенед, - пришел приказ командира гарнизона. Буря идет страшная синоптики предсказывают дня на три, а то и больше, будет только выставлена охрана на внешних объектах, сейчас по всему периметру срочно сигнальные мины устанавливают, но на поверхности уже сильный ветер и снег.
   - Буря! - Воскликнул я и вскочив с кровати начал быстро одеваться, - Бенед пойдем со мной, нам срочно нужно навестить брата.
   - Зачем? - Спросил он.
   - Объясню по дороге.
   ***
   - Где она? - Спросил я, врываясь в кабинет Аристана.
   Тот попытался сделать вид, что не понимает, о ком я говорю, и удивленно поднял брови.
   - Ты её личное дело читал? Она на бури сильно реагирует, у неё температура зашкаливает и трясет в лихорадке! Ты её смерти хочешь?
   И тут брата проняло, он вскочил и бросился из кабинета, я побежал за ним, Мадине плохо. Она сидела за столом, подперев рукой голову, на щеках горел румянец, плечи подрагивали, её трясло. Подскочив к ней, я положил на лоб руку, так и есть, она вся горела, недолго думая, схватил её на руки и понес.
   - Где её комната? - Спросил я брата.
   - На первом этаже, - ответил он, - нужно спросить её, в каком кармане у неё ключ?
   - Она сейчас и как её зовут, не ответит, как ты мог допустить, чтобы она работала?
   - Я не заставлял её, у неё свободный график и ненормированный рабочий день, -ответил Аристар.
   - Ненормированный! - Взревел я, - она не в армии у неё должен быть стандартный рабочий день, ты завалил её работой! Почему она должна разгребать завалы за полгода, что трудно было найти аналитика?
   - Не учи меня как работать!
   - Сам же кричал на совещании, что она хрупкий человек! - воскликнул я и остановился около двери её комнаты.
   Осторожно поставив Мадину на ноги и прижимая её к себе, я начал пальцами ощупывать её карманы в поисках ключа, кто придумал эту форму с множеством карманов, сейчас их количество раздражало. Ключ я нащепал в боковом кармане, открыв дверь, понес Мадину сразу к кровати.
   - Уходи, я останусь с ней, приказы мне передаст Бенед, - сказал я, укладывая её на кровать и снимая обувь.
   - Откуда ты узнал, что в гарнизоне именно она, мало ли аналитиков во внутренней разведке? - Тихо спросил Аристан.
   - Я чувствую её и её болезнь чувствую, я даже чувствую, как ей холодно, - ответил я.
   - Ты поэтому пролежал в лихорадке? - Спросил он.
   - Да, пока её везли и делали операцию, я валялся в бреду, и чувствовал, как ей больно, я даже чувствовал, как ей вливали искусственную кровь.
   Дверь хлопнула, теперь братец не будет утверждать, что я безответственный. Я же, быстро сняв с Мадины форму, разделся до нижнего белья и лег в кровать, прижав её к груди и накрыв нас одеялом. Её трясло ещё хуже, чем в прошлый раз, она прижималась ко мне в поисках тепла, а я обнимал её руками, но пока буря не войдет в полную силу лихорадка не отпустит, как же ей помочь? Я начал осторожно растрать её плечи и спину, но это слабо помогало. Как же избавить её от этих приступов? Осторожно оторвал подавитель запаха за её ухом и прижался губами к виску и чем тебе помочь? Почему тебя направили в горы, где бури бывают чаще, чем в других частях страны? О чем они думали?
   ***
   Мадина.
   Кто лежал рядом и прижимал меня к груди, я знала почти с самого начала, я уже почти ничего не соображала, когда оборотни ворвались в мой рабочий кабинет, но Таира я почувствовала. Когда он подхватил меня на руки, на меня снизошло спокойствие, я расслабилась, дрожь и жар все ещё одолевали меня, но я была уверена, что все будет хорошо. И откуда взялось это чувство? Почему я чувствую спокойствие только когда этот оборотень рядом? Могу только догадываться о причинах, но сейчас не хотелось думать об этом. Сейчас мне хочется сходить в душ, тело липкое и грязное.
   - Мне нужно встать и дойти до душа, - прошептала я в грудь Таиру.
   Он отодвинулся от меня, пришлось задрать голову, чтобы встретится с ним взглядом. Его взгляд выражал нежность, я даже заморгала от неожиданности, он никогда на меня так не смотрел. И что с ним произошло?
   - Ты первый раз не знаешь, как реагировать? - прошептал он, - неужели я смутил сурового наблюдателя?
   - Ты никогда на меня так не смотрел?
   - Смотрел ночью в пещере, но твои человеческие глаза плохо видят в темноте и поэтому я позволил себе смотреть так, как хочется, а не играть на публику изображая из себя, сурового альфа самца.
   - А что нежные взгляды в сторону женщины могут, как то пошатнуть твой авторитет? Никогда об этом не думала в таком плане?
   - Я хотел казаться бесстрастным и холодным оборотнем, командиром отряда и всякая женщина должна понять, что для меня она будет только на втором месте после долга перед оборотнями, - улыбнувшись, ответил он.
   - Круто, - ответила я, - мама тоже была всегда на втором месте и потому, родив отцу наследника, перестала вообще думать о нем и о нас тоже, так как мы были его детьми. Ты думаешь, отцу нравилось такое положение дел?
   - Нет, не нравилось, но он понял это слишком поздно, - ответил Таир.
   - Я так понимаю, что и тебя в семье было что-то подобное?
   - У отца на первом месте была стая. Мама тоже участвовала в делах стаи, помогая отцу, а когда мы разъехались по школам, уехала в город и больше в стаю не приезжала, - ответил он, - отец злился, менял женщин и даже пару раз собирался жениться, но потом расставался с ними и опять с головой уходил в дела стаи.
   - Так почему ты, глядя на жизнь своих родителей, решил перенять их линию поведения?
   - Мадина, ты ещё и психологом работаешь в гарнизоне? - Спросил он.
   - Прости, я не должна была об этом говорить? - Стушевалась я. Увлеклась и полезла не в свое дело.
   - Должна, только вот ответ на этот вопрос мне не нравится, прости, - ответил он, - ты можешь спрашивать о чем угодно, и я отвечу, ты можешь воспитывать меня, учить и даже поколотить, вот только уйти от меня ты уже не можешь....
   И тут мне реально стало страшно, все мои догадки подтверждаются.
   - Это ваши волчьи заморочки, я не оборотень, меня не должно это касаться! - Воскликнула я и начала отодвигаться от него.
   - Ты родилась в семье оборотней и то, что ты человек не избавляет тебя от всего, что касается их. Я чувствую тебя и все, что с тобой происходит, отражается на мне, - ответил он.
   - Такого уже давно не было, это все сказки! - Воскликнула я, - я хочу сама выбирать!
   - Я тоже не хотел плыть по течению. Всё думал, что это не серьезно и судьба решила пошутить, но она наказывает за непослушание, я не хочу, чтобы и ты испытала её недовольство, - ответил он, придвигая меня к себе и целуя в висок, - я смирился и уже не хочу больше никого искать и выбирать, тебе тоже придется смириться.
   - Ты не знаешь, какими люди могут быть упрямыми, - прошептала я.
   - Догадываюсь, но я помогу тебе с выбором. Я долго шел к этому, все надеялся, что смогу переиграть, но это невозможно. Мы слабые существа и не можем противостоять тем, кто создал наших предков, - прошептал он и прижался к моим губам.
   Трепыхаться и отталкивать такую тушу смысла нет, и я расслабилась, он никогда не сделает того, чего я не захочу, я изучала историю, легенды сказки и прочую литературу и очень часто там встречаются описания отношений между парами. Да именно между парами. За что мне такое наказание в виде грозного сильного оборотня, который, не напрягаясь, может обездвижить меня, не знаю. Но и оборотню не повезло, он ещё не знает, что могут люди, пусть мы слабее их физически, но морально и психически мы сильны.....А вот целуется он просто потрясающе, чувствуется большой опыт, и это не ревность.....
   - Все, дай мне дышать, - прошептала я, отодвигая голову, - и ещё я хочу в душ.
   - И я хочу в душ, но думаю, ты не захочешь мыться в компании?
   - Правильно думаешь, - ответила я, - вставай, нужно перестелить постель и разве тебе не нужно в рейд?
   - Бенед принесет мне приказ, - ответил Таир, - иди в душ я все сделаю. Где у тебя чистое белье я тоже знаю.
   Ну пусть хозяйничает, я взяла халат, чистое белье и отправилась в душ, мне нужно осмыслить все происходящее, нет я ещё не смирилась и пока даже не думаю об этом, не хочу участвовать в волчьих заморочках.
   ***
   Когда я вышла из душа, на столике стоял обед. Как я не посмотрела на время, сколько же я провалялась? Оказалось что сейчас полдень, а приступ застал меня на работе, получается больше половины суток. Постель была перестелена, грязное бельё убрано в корзину, а Таира нигде не было. Может он получил приказ? Сначала поем, а потом буду думать. Перевестись на другое место службы нереально это не я решаю. Пока не отслужу первые пять лет, я полностью во власти начальников. Вот когда мой контракт закончится и встанет вопрос о продлении, тогда и можно выставить свои условия.
   Таир появился, когда я закончила кушать и убирала посуду в специальный контейнер, нужно отнести её на кухню, но он не дал мне это сделать, взял контейнер и передал его Бенеду, который ждал за дверью.
   - На поверхности ещё буря, у нас есть два дня, чтобы подготовится к рейду, Аристан подписал приказ, тебя включили в наш отряд, и мы отправляется искать временные проходы, - сказал он, беря меня на руки и присаживаясь на кровать.
   - И долго мы их будем искать?
   - Обойдем все участки, которые ты указала, - ответил он, - нам выдают снегоходы и до рейда нужно определить места стоянок, я не хочу, чтобы ты ночевала в снегу.
   - Но я же проходила обучение, я могу и в снегу спать.
   - Можешь, ты много чего сможешь, но я этого не хочу. Со мной ты не должна испытывать тяготы и лишения и это последний твой рейд, потом будешь работать только в кабинетах.
   - Нет, ты не подумай, я конечно рада, что моя служба будет проходить здесь и мне не придется бегать с вами по горам, но ты же не можешь быть уверен, что за все время службы я не смогу понадобится на поверхности? Ну мало ли какие могут быть обстоятельства...
   - Я не уверен, но я буду стараться.
   А дальше были поцелуи, а потом меня осторожно положили на кровать и накрыли горячим телом.
   - Все будет прекрасно, ты мне веришь? - Тихо прошептал он.
   - Нет, не верю, но это же рано или поздно случится обязательно, - ответила я, - но ты не думай, я не смирилась и ещё подумаю, как мне избежать всего этого.
   - Думай, а я буду помогать тебе, принять правильное решение....
   Глава 15
   Два дня спустя. Мадина.
   Как уж Таир уговорил своих командиров, и какие доводы он им привел, для меня так и осталось загадкой, но все два дня до рейда он так и не покинул моей комнаты. Мы вместе ходили кушать в общую столовую, чем вызвали большое оживление среди бойцов, но Таир посмотрел на них так, что даже мне стало страшно и они же только шептались, никто не посмел подходить к нам или даже высказаться вслух. Я не испытывала особого комфорта от этой ситуации, но она меня не так уж и сильно нервировала, сейчас я была сосредоточена на выполнении задачи. Нужно найти проходы и это главное, а с выбором дальнейшего пути буду разбираться потом.
   Мы выехали рано утром, я ехала на снегоходе Таира и рассматривал окрестности. После бури в горах было много снега, казалось, куда уж больше, но горы были все в снегу и как искать проходы? До первой стоянке нам добираться ещё пару часов, я не отвлекала Таира от дороги, я думала, как действовать в такой обстановке.
   Первая ночевка состоится в небольшой пещере, гуда мы и направлялись, сейчас оставим там все лишнее снаряжение, снегоходы и, надев специальные приспособления для ходьбы по снегу, отправимся исследовать первый квадрат, где предположительно должен быть временный проход. Хорошо, что ученые провели большие исследования и выяснили закономерность появления временных проходов, они хоть и периодически исчезают, и могут возникать в другом месте, но не больше чем на пару километров и то в редких случаях, обычно они появляются рядом или сверху или снизу. Так что если мы найдет хотя бы один временный проход, то ученые позаботятся, чтобы в этом месте больше ни одного не появилось, методики я не знаю это секретная информация, но она уже проверена и срабатывает эффективно.
   ***
   Таир проверил, правильно ли на мне закреплено снаряжение, осмотрел меня внимательно с ног до головы и дал команду выступать. Вот же мамочка ещё одна нашлась, так и косит на меня глазами, проверяет. Нет, это приятно, когда о тебе заботятся, но когда это принимает форму паранойи, то начинает доставлять дискомфорт. Все остальные бойцы только ухмыляются, но молчат и будут молчать, а то не ровен час могут получить когтистой лапой по физиономии, Таир с ними церемониться не будет, они оборотни, раны быстро заживут.
   Мы шли медленно, я останавливалась, закрывала глаза и прислушивалась к своим ощущениям, оборотни близко не подходили, только Таир, он шел на пару шагов впереди, ему даже оглядываться не нужно, он и так меня чувствовал. Чувствовать проходы меня научил психолог, вернее он решил проверить одну теорию, которая существовала ещё в те времена, когда людей в мире было намного больше. Мы не видим проходы, но мы ощущаем колебания пространства и для того чтобы понять свои чувства, нужно этому учится и тренироваться и у меня получилось. Не сразу, мне пришлось усиленно тренироваться, но теория на мне сработала.
   И тут я почувствовала отголоски тех чувств и замерла, подняв руки, оборотни тоже замерли, но простояв несколько минут, я больше ничего не уловила.
   - Ты что-то почувствовала? - Тихо спросил Таир.
   - Это было всего на секунду, но я чувствовала, давайте все карты, которые у вас есть, разложим их прямо здесь, я что-то упускаю.
   Карты на непромокаемой бумаге и поэтому им не страшны ни сырость, ни снег, мы разложили их прямо на снегу и я, встав на колени начал передвигаться вокруг них, рассматривая нужный мне квадрат со всех сторон. Меня не покидало ощущение, что я рядом с проходом, но что-то мешает мне почувствовать его. Я даже не заметила, как спустились сумерки и мне вложили в руки зажженный фонарик, я все так же ползала вокруг карт и смотрела.
   - Все уже стемнело, а ты ещё не ела ни разу, - сказал Таир и, подойдя ко мне, поднял меня на ноги, утром посмотришь, тебе нянька нужна, когда ты работаешь, забываешь о еде.
   Бойцы собрали карты, и мы пошли к пещере, я плохо видела в темноте, а специальные очки надеть забыла, и Таиру пришлось вести меня как слепую. Я даже не понимала, что жевала, все мысли были о том, что я что-то упустила, меня как маленькую накормили, напоили и уложили спать, но заснуть я не могла. Мне казалось, что если я не разберусь и не пойму, что я упустила, то произойдет страшное. Уже закрыв глаза, я начала представлять карты и опять просматривать их. Таир прижал меня к груди и заснул, а я все не могла отключиться.
   ***
   Резко открыв глаза, я села и начала искать в своем рюкзаке навигатор, мысли пришла неожиданно, она выдернула меня из дремы, в которую я погрузилась, чтобы дать мозгу немного отдохнуть.
   - Что опять, - прошептал Таир, - что случилось, тебе уже давно нужно спать.
   - Я нашла, в чем проблема, - прошептала я, - в горе есть вход в туннель и он закрыт большим камнем, его уже давно не используют, там коридор разрушен, но часть туннеля целая и в нем есть проход, вот почему я почувствовала только отголоски, а на картах он не обозначен потому что закрыт.
   - Утром проверим, - сказал Таир, укладывая меня рядом, - какая ты беспокойная, нет, бы поспать.
   - Вызывай подкрепление, как только мы отодвинем камень и войдем, монстры почувствуют наш запах и начнут выскакивать из прохода, - сказала я, - они не чувствуют живых и поэтому сидят в своем мире, но они ждут, когда проход найдут и около него появятся живые существа. Они как будто спят там, но как только учуют запах побегут кормиться. Этот туннель завалили после того случая, когда несколько монстров почти уничтожили пещеру, его и с карт стерли специально, чтобы никто любопытный не пошел проверять, но в электронных картах для секретного пользования оставили, спасибо Астару, он выдал мне допуск к таким секретам и поэтому я просматривала их.
   - Тогда нужно сейчас вызывать подкрепление, пока они доберутся, будет уже утро, - ответил Таир и достав рацию начал вызывать командира гарнизона. - Ты с нами не пойдешь.
   - Только попробуй мне запретить, - ответила я и повернулась к нему спиной.
   - Мадина, девочка моя любимая, ты хочешь, чтобы я постоянно отвлекался на тебя, это верная смерть...
   - Хорошо, я в туннель не пойду, проход и искать не нужно, монстры сами из него вылезут, так что без меня найдете, но я останусь снаружи, и только посмей мне запретить.
   - Хорошо, запрещать не буду, надеюсь на сознательность и расчетливость.
   - Правильно надеешься, я никогда ещё не совершала импульсивных поступков, хотя нет, совершала, когда позволила тебе командовать мной.
   - Я не командую, я забочусь и оберегаю...
   - А я наивная в это верю, все спать, завтра будет жарко.
   Утро следующего дня. Мадина.
   Нас разбудила рация Таира, командир гарнизона сообщил, что подкрепление прибудет через полчаса и чтобы мы были готовы. Огнестрельное оружие не брать, монстрам оно не опасно, только длинные ножи и кинжалы, а ещё собрать все перевязочные средства и выдвигаться к точке сбора.
   ***
   На место сбора прибыли почти все бойцы в гарнизоне оставили только те отряды, которые отслужили не больше месяца, руководить операцией будет сам командир гарнизона оборотен-медведь. Пока он давал бойцам последние наставления, я складывала перевязочные средства, понятно, что меня к проходу и близко не подпустят, но я могу помочь раненым. Вместе с отрядом прибыли все медики и сейчас они расчищали место для раненых и готовили инструменты. Меня отправили к ним, и старый оборотень-пес прочитал мне небольшую лекцию об оказании первой помощи, меня учили, как оказывать помощь, но чтобы успокоить нервы, я внимательно слушала и настраивала себя.
   ***
   Как ни ожидай нападения, он все равно случится неожиданно. Когда маленькими точечными взрывами разрушили камень, и бойцы вошли в туннель, сначала ничего не происходило. Но прибывший с бойцами Аристан проход обнаружил, ждали долго и уже думали залить проход пластиком, как неожиданно из него выпрыгнули два огромных монстра, а потом завертелось, монстры начали появляться группами и поодиночке и бойцы только успевали рубить им конечности, а потом вспарывать животы. Пространства для маневра мало, туннель узкий и приходилось работать парами, когда оборотня ранили, его тут же выносили и его место занимал следующий. Я помогала медикам, легкораненых быстро перевязывали и отправляли обратно в бой, а тем, кому требовалось для восстановления больше времени, размещали прямо на снегу и оказывали помощь. Я вздрагивала каждый раз, когда слышался очередной вой монстра или громкое рычание оборотней, но от работы не отвлекалась. Таира вынесли из туннеля примерно через пару часов боя. На него было страшно смотреть, форма и бронежилет разрезаны на мелкие ленточки, множество порезов на руках и ногах, и большая рана в груди из которой со свистом выходил воздух.
   - Я не могу ему ничем помочь, - сказал доктор и отошел от него, - рана смертельная, тело не успеет восстановиться, жизнь покинет его раньше.
   - Ну нет, милый, ты будешь жить, я почти сделала свой выбор, а ты собираешься бросить меня, - наклонившись в Таиру, прошептала я и зажав рану на груди рукой начала читать старое заклинание, которое когда-то прочла в одной древней книге, это было заклинание удержание души в теле, нужно продержать её несколько часов, а зверь за это время восстановит плоть.
   Я верила, что заклинание сработает, не зря же мне на глаза попалась эта книга, я тогда искала совсем другую, но, открыв её, не смогла оторваться, пока не прочитала, и не выучила это единственное заклинание. В давние времена, когда люди рождались с магической искрой, они помогали оборотням в борьбе с сумасшедшими зверями, которые периодически появлялись в стаях. Медицина тогда была ещё неразвита и люди удерживали душу оборотня в теле до тех пор, пока зверь не залечивал плоть. Я читала и чувствовала, как вокруг нас сгущается воздух, я чувствовала душу Таира, которая уже готова была покинуть тело, но с каждой строчкой в неё вплетались тонкие прозрачные нити и удерживали в теле. Когда я дочитала до конца, в голове моей потемнело, но я удерживала сознание, а когда почувствовала, как под моей рукой срастаются мышцы, и кожа Тира, и я уже чувствую ладонью шрам, отпустила себя и упала рядом с ним.
   ***
   Очнулась я в своей комнате, рядом лежал Таир и улыбался мне. Осторожно проведя ладонью по его груди, я ощутила только гладкую кожу, это сколько же я провалялась в беспамятстве?
   - Двое суток, я чуть с ума не сошел, всех врачей достал, они только пожимали плечами и говорили, что ты спишь и лучше тебя не будить. Тебе капельницы делали, чтобы организм не ослаб - ответил он и поцеловал меня в макушку, - что это было, как ты смогла меня вытащить?
   - Заклинание удержание души, ты разве не чувствовал, а вот я можно сказать даже видела, как твою душу оплетают нити и удерживают внутри тела.
   - Интересно, медики очень рвутся с тобой поговорить по этому поводу.
   - Не получится, это может только человек, - ответила я, - бой закончился полной победой, если ты здесь и улыбаешься.
   - Проход исчез, просто захлопнулся и все, видимо он был временным, но почему-то всегда возникал в одном и том же месте, - ответил он, - там сейчас ученых набежало со всех лабораторий страны. Всех убитых монстров в лаборатории увезли, мы теперь на патрулирование двумя отрядами ходим, но ученые больше проходов не обнаружили, хотя они ещё не уехали.
   - Помоги мне подняться, так хочется вымыться.
   - Я вымою, и не протестуй, я все равно это сделаю.
   - Тебе сегодня повезло, я решила в это день быть покладистой.....
   Месяц спустя. Таир.
   Сейчас я стоял в спальне отряда и внимательно рассматривал свой живот, ощупывал мышцы и не мог понять, откуда у меня эти непонятные ощущения.
   - Ты чего это командир свою фигуру так пристально рассматриваешь? - Спросил вошедший Орес.
   - Последний месяц мне кажется, что у меня стал расти живот, может меня пучит от еды в столовой, может нас тухлятиной кормят, хотя волк мой прекрасно её переваривает.....
   Не успел я договорить, как Орес согнулся и громко засмеялся, из глаз у него брызнули слезы, он что-то пытался сказать мне сквозь смех, но не мог его просто скрутило.
   - Тебя что так рассмешило? - Рыкнул я.
   - Это не у тебя.....живот растет....это у неё растет, а ты чувствуешь, - сквозь смех проговорил он.
   Сначала я не понял, о чем он говорит, а потом громко зарычал.
   - А братец заставляет её работать, придушу волчару, - зарычал я - Мадина тихушница, молчит, думает я не замечу....Зацелую....
   ***
   Аристан сжался на стуле в углу кабинета, а я набрал номер телефона отца, пусть подключает все свои связи, но вытаскивает меня и мою девочку отсюда, я хочу, чтобы мой ребенок родился на поверхности, где есть леса, трава и много солнца.
   - Я хочу вернуться домой, - игнорируя приветствие, твердо заявил я, когда отец взял трубку.
   - Один? - Спросил отец.
   - С женой и внуком, - ответил я.
   - Значит, не соврал жрец, нашел ты свое счастье.
   - Подробнее папа? - Потребовал я.
   - Когда жрец пришел чтобы дать тебе имя, он долго смотрел на тебя и молчал, я начал нервничать и спросил, почему он не называет тебя или имя не может выбрать? А он ответил, что имя он выбрал сразу, и ещё его посетило озарение и он точно знает, что свое счастье ты найдешь под землей. Я ещё тогда долго думал об этом, оборотни не живут под землей, а чрез пару месяцев в гости приехал Каур и я понял, что имел в виду жрец. Кто она?
   - Человек.
   - А кем служит?
   - Она наблюдатель.....
   - Даже так, тебя можно поздравить, прожить всю жизнь с умной женщиной сложно, но очень интересно. Я переведу вас в другое место службы, подниму все связи и родственников, но через пару недель вы будите ходить по земле и радоваться солнцу. Мои внуки будут бегать по зеленой травке, а не сидеть в подземельях.
   Отец отключился, а я подумал, если я сейчас чувствую, как у Мадины растет живот, что же будет, перед самыми родами? И как я себя буду чувствовать? Как отожравшийся и неповоротливый медведь? Ты папа зря о внуках мечтаешь, одного я ещё выношу, а вот пойду ли за вторым вопрос?
   КОНЕЦ
  
  
  
  
  
  
  
  
  

69

  
  
  
  

Оценка: 7.94*15  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"