Беляева: другие произведения.

"Скелет в шкафу"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Имя Мореллы умерло с её смертью.
   Этот спёртый, душный воздух, тяжелый запах пыльной шерсти и ношенного твида, невыразимый аромат опустошения, заброшенности: о, как давно этот запах - мои духи? Омерзительные спазмы гортани, невольное аутсайдерство. Я как тот, что залез в круг, чтобы быть идеальной спиралью - как звали-то парня? Да чхать я на него хотел, но судьба забавная. Забыл, как зовут. Неважно. Неуловимое уныние, въевшееся вместе с придорожной пылью - я могу часами на это смотреть, больше не на что. Анна отвратно стирает. Somerprossen, веснушки. На одежде и коже. Отличная пара: пятнистая душа и кожа. А одежда ещё и в разводах: моя в грязевых, её - леопард. Они просто испачкали шкуру кошки. Пятна от листьев как кроссворды. О чём я, собственно, только думаю?
   Отсутствие собеседника - мука для трусливого экстраверта.
  
   (Анна просыпается, потягивается и по привычке хлопает по будильнику, забывая, что она перестала работать. Некоторое время валяется в кровати, раскинув руки, как морская звезда, и по-детски двигает ими вверх-вниз. Она слегка улыбается и встаёт с кровати, приглаживая волосы. В первую очередь включает компьютер - сказывается отсутствие радио, телевизора и стационарного телефона, недавно выбросила. Ставит музыку, играет "Stabet mater". Вздрагивает. Переключает песни одну за другой, пока не доходит до "Yellow Submarine". Только тогда облегченно вздыхает и идёт чистить зубы. Музыка играет на всю квартиру, чтобы было слышно из другой комнаты. Возвращается умытой и неумело накрашенной - неопытность. Занимается зарядкой, отжимается. Уже может сделать семь отжиманий вместо стандартного одного. Расслабленно улыбается, вставая. Закуривает, читая предупреждение на пачке. Всё пока что спокойно)
  
   Проснулась, натянула на ноги колготки - после них у неё остаются пятна, квадраты. Черными нитками, прям по коже. Жуткое зрелище. Бедные женщины, как будто и так м недостаточно клеток и пятен, ещё и сетчатые колготки. Чулки намного лучше. Раньше понимали толк - тонкий эротизм, полоска кожи между юбкой и чулком... Кто об этом писал? кто? Не помню. Тьфу, чёрт, а ведь, казалось бы, столько времени здесь стою. Мог бы и вспомнить, приличия для.
   Удивительная красотка. На столе - распечатанный утром конверт: извещение из банка. Надевает юбку с карманами: значит, возьмет сумку полегче, значит - негде положить бумажные салфетки, нужны карманы. Хозяйка дома. Редчайшее чудо. Возможно, думает обо мне, это чертовски приятно.
   Конечно, о ком ей ещё думать.
   Мастерица социального бейсбола - отбивается от попыток навязаться ей в друзья и любовники; все любят вдов, это придаёт эмоциям оттенок смерти. Лет пять назад - влюбилась бы в красавчика на радостях, страдала бы безмерно. Ещё три года - с горя напилась; сейчас же просто всё равно, привыкла.
   Спертый душный аромат пыльной шерсти и мужского твида её влечёт. Ну давай же, открой мне дверь, я так по тебе скучаю, милая.
   Ей сегодня не идти на работу: суббота. Такие работают всегда, но сегодня нет - праздник. Семейная традиция. Муж ставит курицу, жарит её, она моет посуду. Ненавижу это занятие. Перманентно нет горячей воды, и руки становятся как кости.
   Мог бы слегка толкнуть дверцу и вывалиться к ней: лови, любимая, пришёл! Или опрокинуть шкаф. Слегка толкнуть, но расшатать, не дверцу. Впрочем, это дамский шкаф, открывается на раз-два. Даже замка никакого нет.
   Попытки приобщиться к тем, как все, смешны и умилительны - брось, милая, не тебе уметь общаться с людьми и шагать в ногу с многомиллионной толпой деловых клонов. Сама же это понимаешь, но перспектива щекочет самолюбие. Понимаю.
  
   (Анна натягивает на ноги колготки, поверх - черная обтягивающая юбка с карманами и, немного посомневавшись над водолазкой и кофтой в леопардовую расцветку, выбирает водолазку; кофта кидается в мусор. Закуривает вновь, открывает окно. Уходит на кухню готовить завтрак).
  
   Щечки в ямочках, кудряшки вскружат голову бедняжке. Джойс был. Человек вот только и лошадь - чёрт его знает, лошади совершеннее даже крокодилов, что там люди. Я думаю, ему бы я в шахматы проиграл. Ну, наверное.
   У Анны-Анны новая книга, я долго смеялся, когда увидел. "Ребекка", Дю Морье. Интересно, долго ль выбирала себе такое чтение? Я б такое себе не выбрал, будь я Анной. Чёрт знает что творится в этой голове. Ещё б Агату Кристи взяла - ну там, где Она убивает Его, вы понимаете, о чём я.
   Вот с Кристи я бы в шахматы не играл. Недостаток доброты. Уверен, вместо крови - чистый вакуум и яблоки. Немеряный снобизм, должно быть, приобщение к прародителям. И змеек на сумке, должно быть, тоже любит.
   Ненавижу, когда Анна следит за собой. Очкастая девочка, школьница - так же безбожно, как красить детей на подиум. Родители умерли, узнав о муже своей девочки - зря умирали в таком случае, что. Вот видишь, милая, ты почти что Гамлет: не хотел, а сделал.
   Хотя веснусчатый леопард на женщинах смотрится ок. Особенно осенью. Гуляя, можно дойти до заброшенного района: там было село с заводом, теперь же тихое уютное запустение, осеннее сонное солнце, моль и листья, даже зимой. Можно приползти в одиночку, мечтая тихо сдохнуть, а можно - с Анной. Попытаться варить винт и раствор. Или можно на теплоходе. Никогда не купался в воде. Должно быть, на палубе сильный ветер. Карррамба!
  
   (Анна возвращается с тарелкой, на которой лежали жареные булочки, салат и сосиски. Из динамиков доносится "De profundus" Глюка. Анна тихо ругается, ставит тарелку на стол, подбегает к компьютеру, переключает песню на "People Are Strange" Doors. В изнемогании садится за стол, берёт книгу, открывает страницу наобум)
  
   Анна:  Тело женщины, которую похоронили в нашем фамильном склепе, - это было тело какой-то неизвестной, которую никто не разыскивал. И вообще, никакого несчастного случая не было. Ребекка вовсе не утонула. Я застрелил ее, отнес в каюту, вывел судно в море и затопил его. А теперь взгляни мне в глаза и повтори, если можешь, что любишь меня.
  
   (Перечитывает отрывок ещё раз, а затем медленно кладёт книгу на стол)
  
   Я ж говорил, не стоило. Глупая, никогда меня не слушаешь. И очки бы стоило поправить.
   Прости, милая, просто моё уже черт знает сколько времени тянущееся абсолютное бездействие прочно схватило меня за щиколотки, и теперь только и остаётся, что подглядывать за родным человеком сквозь стенку дверцы. Смертельно спокойное занятие, должен тебе сказать. И безгранично фаталистическое. Люди, придумавшие цинизм, были не столь уж неправы.
   Куда же ты собираешься идти? Вряд ли в магазин, у нас всё есть. Не на работу же.
   Или гулять? Было бы чудно. Сейчас и погода такая, можно было бы сходить на крышу. Там можно бегать, пока легкие не перестанут слушаться. Можно ангажировать здание, чтобы посмотреть на разруху и паучков. Спрятаться в кусках липкого ванильного тумана заброшенной фабрики. Или устроить представление: играть зрителей, не героев. Гениально, по-моему.
  
   (Анна курит, протирает пыль в своей комнате. Останавливается в нерешительности перед шкафом. Медленно мотает головой, проходит мимо него, протирает пыль дальше)
  
   Сегодня в нашем репертуаре - постановка сказки одного гениального шизофреника про девушку с веснушками грязи на одежде. Вход бесплатный, зрители - кто пройдёт мимо и пожалеет. Анна, кто у нас за это время был в гостях? Часть твоего семейства? Редактор? Коллеги? Подруги? Лица смешались, забыл. Адвоката только помню. И Сибиллу, дюймовочку с замашками Лолиты, точно. Бывшая ученица, отцу требовался репетитор. Должен сказать, она даже милая, когда молчит. Но вот и всё. А остальные? Ничего, ещё придут, похороны впереди. Вот уж театр из всех театров, театральнее и циничнее свадеб. Реквизит мне только больше по душе: весомее. Как называется наука, трактующая знаки? Семизматика - нет, нумизматика, и это о другом. Точно, семиотика. Смотри вокруг себя, читай, что окружает шкаф. Никогда нет ничего одинакового. Одинаковое, должно быть, скучно, мне повезло больше. К чему одевается так, а не так? Почему картины поменялись местами, а на рабочем столе лежит тарелка с едой?
  
   (Анна в куртке заходит в комнату, выключает компьютер. Смотрит в сумочку, не забыла ли она чего. Оглядывается по сторонам, взгляд упирается в шкаф. Вздрагивает, уходит)
  
   Спасибо за просмотр. Аплодисменты.
  
   (Затемнение. Когда свет вновь начинает светить ярче, в комнату заходят Анна и Кристиан)
  
   Кристиан Мунц. Должно быть, унылая работёнка: спасать по призванию. Зато сколько правильных выводов разом. Но редактор всё равно лучше: в нём веса больше. Анна совсем дитя, ей просто станет скучно с таким. Слава Богу, на открытый флирт не отвечает, хотя он бы и рад. Слишком скучный для влюбленности. Не катит. Хотя Анна смотрит на него.
   Расположился как в театре: можно даже представить, что висящие в шкафу пальто - сухие листья, последнее тепло лета. Жаль, курить нельзя. Хотя тут какие-то лежат, даже мои - с ментолом, Анна такое не курит. Обалдеть. Чего тут только не лежит. Может, и утерянная способность любить найдётся?
  
   Кристиан: Так переезд - дело решённое?
   Анна: Да, у моей сестры нашлось хорошее место - я была там, очень уютно. Вам поставить чай?
   Кристиан: Да, пожалуйста. Не жалко ли уезжать так далеко?
  
   Отличный момент предложить ему чай, мастерица глупого и трогательного флирта, и неуместной гостеприимности. Анна открывает жестяную коробочку с чаем и вздрагивает, находя там оставшуюся после меня конфетку, прилипшую за это время к обертке; с таким удивлением и такой неприязнью обычно находят несвежий труп старого опустившегося алкоголика. Никакой жалости. Выкидывает конфету в мусорку; туда ей и дорога, м?
   Хорошо, она не знает, что в её плаще лежит такая же: хороший плащ, с совершенно волчьим свалявшимся серым мехом. Красиво подчеркивает цианозную бледность Анны. В таком забавно изображать русских бояр.
  
   Анна: Нет, совсем не жалко, так нужно.
   Кристиан: Понимаю. Мой отец сам уехал из города после смерти жены, так что могу понять.
  
   Бездарно скучный тип. Неужто все юристы такие? Верить не хочу. Брамс - Кокорози - Бетховен, никакой оригинальности. Хотя мог бы и Шопена запилить, за незнанием достойной похоронной музыки. Фи.
  
   Анна: Вы были ребёнком?
   Кристиан: Сознательным. Так что всё прошло тяжелее.
   Анна: Могу представить. Впрочем, я не тоскую... и мне за это совестно. Вы знаете.
   Кристиан: Уж Вам-то не стоит так переживать: молодая девушка, всё у вас получится в дальнейшем. Да, это неприятный опыт, но людям свойственно умирать. Особенно тем, кто подталкивают свою смерть сами. Сколько там было в этом пакете?...
   Анна: Неважно. Всё равно. Просто это... очень тяжело. Вы должны об этом знать.
   Кристиан: Догадываюсь.
   Анна: Я не верю в мистику, но это... словно он здесь. До сих пор здесь. И дело не только в его вещах, их много даже сейчас, когда я провела уборку - просто... как ощущение. Понимаете? Страшно от этого.
   Кристиан: Зачем Вы пригласили меня?
   Анна: О, да! Собственно, подумала о нём и перешла к шкафу.
   Кристиан: Шкафу?... В смысле?
   Анна: Я одна не справлюсь, а знакомых мужчин, чтобы помочь мне вынести его, у меня нет. Простите.
   Кристиан: Ааа! Да нет, я понимаю. Там что-то лежит?
   Анна: Да.
   Кристиан: Не лучше ли было сначала достать это?
   Анна: Наверное. Но я хочу выкинуть с содержимым.
   Кристиан: А вдруг что-то важное?
   Анна: Там... его вещи.
   Кристиан: Можно я взгляну?
  
   Та-дааааам!
  
   Анна: Конечно, да.
  
   (Кристиан открывает шкаф. Со стуком падает что-то вниз. Кристиан делает шаг назад).
  
   Кристиан: Это...
   Анна: Манекен. Он художник, расписывал его до смерти. Считал чем-то вроде своего скелета, будущего пристанища души. Ненавижу его.
   Кристиан: Прятал здесь, в шкафу?
   Анна: Тут ещё его вещи. (подходит к шкафу) Одежды мало. Свитер. Брюки. Трусов нет, не любил. Лезвия.
  
   Сточенные об твоё предплечье. Минус способ уйти из жизни.
  
   Анна: Пистолет. Не дергайтесь, у него заклинил курок.
  
   Минус ещё один.
  
   Кристиан: Поэтому?...
   Анна: Да. Хотя таблетки он не любил.
   Кристиан: Вы ни в чем не виноваты.
   Анна: Могла бы догадаться. Не следовало их покупать.
   Кристиан: Купил бы сам. Обвиняли ли бы Вы себя тогда, что не проследили за ним?
   Анна: Наверное, да. Я не убийца, правда. Хотя и виновата в большей степени, чем он.
   Кристиан: Я думаю, шкаф следует отнести к заводу.
   Анна: В заброшенный район?
   Кристиан: Да. Пойдет на топливо к холодам.
   Анна: Бомжи?
   Кристиан: А почему нет. Уж простите, судя по состоянию его одежды, он выглядел несильно лучше.
   Анна: Наверное, Вы правы.
   Кристиан: И переехать Вам стоит сегодня. Вы же здесь с ума сойдёте.
   Анна: Надо вынести манекен.
   Кристиан: Вы правы.
  
   (Кристиан поднимает тяжелый манекен и несёт к выходу. Выходит из комнаты. Анна стоит в комнате, сгорбившись, точно подросток, и нервно начинает курить. Смотрит в окно за Кристианом, прерывисто вздыхает. Плачет. Включает компьютер, убирает со стола чашки. Играет испанский церемониальный марш "La Madruga". Затемнение).

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"