Беляков Олег Викторович: другие произведения.

Намтар

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первые главы моей новой книги "Намтар".

  Пролог.
  
   Белый дом. Вашингтон Округ Колумбия.
   10:00 ам. 20 января 2002
  
  
  Высокий мужчина в дорогом костюме, сшитом под заказ модным молодым американским дизайнером, но от того не менее строгом, молча прошел мимо угрюмых охранников президента Соединенных Штатов Америки, ладонью поправив растрепавшуюся прическу, не удостоив секьюрити даже мимолетным кивком головы. В общем то, охранники нисколько и не удивились, поскольку советник президента по вопросам национальной безопасности Говард Глэйзер, а это был именно он, насколько был предан 43 президенту Соединенных Штатов, настолько высокомерен в общении с отстальными. Поэтому в штате администрации президента он стоял особняком, мало с кем общался и никому не нравился за свой откровенно неприкрытый снобизм. Зато он единственный кто входил в кабинет к хозяину без стука и говорил с президентом на равных, называя его по имени, без заискивающих в голосе ноток и лести, которые, впрочем, президент любил слышать от своих подчиненных. В руках Глэйзер держал пухлую кожаную папку, как всегда содержащую совершенно конфиденциальные сведения. Через секунду папка оказалась перед самым носом руководителя государства, небрежно брошенная ему на стол.
  Президент расстегнул молнию на папке, в которой находился подшитый отчет о теракте произошедшем 11 сентября 2001 и всколыхнувшем весь цивилизованный мир своей масштабностью и дьявольской жестокостью. Документы были составлены в единственном экземпляре.
  - Чьи это писульки?- президент сидел за столом и из подлобья смотрел на возвышающегося над ним советника.- Тут страниц триста, ты, что хочешь, чтоб я это все прочитал именно сейчас? Не забывай, у меня на два назначена встреча с китайцами. Они собираются ослабить свою валюту, а это автоматически негативно скажется на конкурентной способности наших товаров. Мы и так не можем толком ничего им противопоставить...
  - Это отчет комиссии из пентагона о взрыве, произошедшем в одной из башен еще до столкновения с самолетом террористов.- Прервал президента Глэйзер.- Должен сказать крайне интересный отчет. Я думаю, что китайцы могут и подождать.
  - Хорошо. Не стой, присаживайся пока в кресло, а то, маяча перед глазами, ты действуешь мне на нервы.
  - Джордж, весь отчет можешь почитать на досуге, все же самое главное найдешь на последней странице, там резюмированы основные выводы военных.
  Президент бегло прочитал последнюю страницу и десять минут переваривал прочитанное, после чего злобно уставился на своего советника.
  - И как прикажешь это понимать? Что значит: "В разрушенных образцах металлической арматуры и горизонтальных перекрытий обнаружены частицы вещества неизвестного происхождения, находящиеся в процессе полураспада и обладающие высоким радиационным фоном. Данное вещество синтезировано искусственно и не принадлежит к известным материалам существующей периодической системы химических элементов.
  - Я думаю все гораздо сложнее, чем нам могло показаться на первый взгляд. Аль-каида это только богатая ширма, призванная скрыть реальных виновников произошедшей трагедии.
  - Ты думаешь это русские? У них и своих забот выше головы.
  - Другим это вообще не по силам. Ученых такого уровня, способных синтезировать вещество неизвестное нашим военным, нет ни у кого кроме русских. Я уверен, речь идет о новом оружии, мощь которого нам наглядно продемонстрировали. Русские хотят вернуть себе утраченные позиции, с которых мы их эффектно скинули двадцать с лишним лет назад. Так что Джордж нам придется показать свои клыки, если не хотим потерять место вожака в волчьей стае. Надеюсь, тебе не стоит объяснять, что делают волки с бывшим вожаком?
  - Это трудное решение Говард, мы не можем, открыто объявить им войну, ты же понимаешь?
  - Это полностью исключено. Нам нужен адекватный ответ на их территории. И предпринять более жесткие действия в Ираке, возможно и в Афганистане, мы должны объявить войну всемирному терроризму. Только тогда в глазах общественности мы будем сверхсилой. Причем адекватной, оправданной сверхсилой.
  - Ты предлагаешь начать войну в Афганистане? Это опять непосильные военные расходы...
  - У вас нет другого выхода, мистер президент. Кроме того, военные расходы ведут к подъему нашей экономики, через закупку вооружения и создание новых рабочих мест на оружейных заводах, я уже не говорю о зарплате военных и других сопутсвующих вторжению факторов...Военные действия на чужой территории - это золотое дно. Вам ли этого не знать, господин президент?- уголки рта советника едва заметно приподнялись, выражая натянутую улыбку.- Мы будем контролировать 80% мирового оборота наркотиков, овчинка того стоит!
  - Я понимаю откуда дует ветер, чертовы фармацевтические гиганты! Считай я этого не слышал,- президент погрозил советнику пальцем. Тот согласно кивнул.
  - С тобой не поспоришь, ты умный как сам дьявол, за это тебя и ценю. Мне следует встретиться с русскими. Я должен знать их намерения. Пусть гос.секретарь запланирует встречу на высшем уровне в следующем месяце. Когда ты сможешь представить конкретный план действий по этому вопросу?
  - Не раньше чем через неделю.
  - Мы ответим им адекватно, Говард, это я обещаю, можешь положить мои слова в банк.
  Советник широко улыбнулся, поднялся из кресла, и, не прощаясь, вышел из покоев президента Соединенных Штатов Америки.
  - И захвати с собой пару генералов из пентагона и парней из АНБ,- в спину уходящему Глэйзеру произнес президент. Ему всегда импонировала особенность советника просчитывать ходы наперед и всегда действовать с опережением вероятностного противника, но его манера входить без стука и выходить по собственному усмотрению, безусловно, раздражала. Но это было не так важно, ведь к его мнению президент прислушивался во многих вопросах, зачастую спрашивая совета уже по привычке, в вопросах же национальной безопасности безоговорочно эти советы исполнял.
  
  
  Глава 1.
  
  
  Кевин Картер удобно разместившись на мягком диване в собственном особняке по улице Эмбаркадеро, просматривал свежую почту. Пачка корреспонденции высилась на краешке журнального столика весьма солидной стопкой. Газеты и рекламные брошюры быстро отсортировав от писем, Кевин без раздумий отправил в стоящую в углу "бумажную" урну. Так, что у нас тут? Ага, несколько писем из налоговой. Надо же за прошлый год сумма заработанной наличности перевалила семизначную цифру! Год был, безусловно, удачный. Несколько заказов в Америке, плюс строительство "восточного" дворца одному Арабскому шейху и вот, пожалуйста, семизначная цифра на банковском счету стала объективной реальностью. Хотя, следует признать, что с шейхом пришлось не сладко. Обозначив архитектору задачу спроектировать "восточный дворец" с учетом национального колорита и сказочного богатства, достойного королевской крови...Шейх мог часами говорить какое именно "милое сердцу пристанище мудрого старца" он хочет увидеть в конечном результате, только дело от этого продвигалось еще медленнее. Арабский нефтедел трижды отвергал варианты с колоннами, башнями, золочеными маковками куполов, и другого восточного колорита, зато продолжал рассказывать какой именно, дом нужен, простому мягкому сердцем человеку, чтоб достойно встретить приближающуюся старость. Мягкому сердцем человеку с приближающейся старостью шел 23 год, и он был в два с лишним раза моложе Кевина. Архитектор был в полнейшем тупике, любое предложение было не мило "поющей сладкие песни, романтичной душе" молодого шейха. В целях дурацкого эксперимента и стремления хоть немного поглумиться над заносчивым арабом, Кевин принес проект своего собственного бунгало в Сан-Франциско, построенного прямо на берегу океана рядом с пирсом 33, откуда каждый день отправляется паром с туристами на знаменитый остров. С еще более знаменитой тюрьмой Алькатрас. Бунгало, выполненное в стиле хай-тек из стекла и металла с огромными "прозрачными" окнами-комнатами успокаивающими одним только чудесным видом, открывающимся на нежную синеву океана, минимумом мебели и огромной плазменной панелью напротив белоснежного кожаного дивана. Океана у шейха не имелось, потому Кевин расположил с трех сторон дома подсвечиваемые специальными лампами ландшафтные бассейны с водопадом и бурлящей водой, обрамленные зеленью кокосовых и фиговых пальм. Ну и конечно не забыл проектировщик о пресловутом восточном колорите, заменив фаянсовые унитазы золотыми. Таким и оказался "восточный эдем" в понимании молодого арабского шейха. Гонорар оказался впечатляющим, превысив сумму, обозначенную в контракте почти в три раза. Шейх оказался щедрым малым. Помимо кругленькой суммы, Кевин получил и новые заказы, которые посыпались со всего ближнего Востока, как из рога изобилия. Работать в этом году Кевин уже не планировал, решив устроить себе продолжительный отдых, благо заработанных денег с лихвой хватит не на один год безбедной жизни, не лишенной маленьких удовольствий. Потому многим заказчикам пришлось ответить отказом, согласившись только на проекты, которые подождут один год. К удивлению таких оказалось не мало. Так что нужды переживать о нехватке работы в будущем не было.
  Следующие два письма были от родителей. И хоть на дворе стоял двадцать первый век- эра компьютерных технологий, Интернета и повсеместной сотовой связи, старики до сих пор предпочитали писать письма, редко используя свою допотопную раскладную Моторолу, тем более зная постоянно разъездной характер работы сына, старались лишний раз ему не докучать. Кевин в общем от них этого и не требовал, набирая телефон родителей сам. Читать же их письма тоже было весьма приятно, все-таки что то притягательное в этом способе коммуникации существовало, какая то душевность и скрытая тоска по прошлому, славному времени, когда семейство Картер жило под одной крышей, в небольшом кирпичном домике, расположенном на живописном плато среди Зеленых гор в штате Вермонт, что на границе с Канадой.
  Историю своей семьи Картеры знали плохо. Согласно семейному преданию: их предок, перебравшийся в США в восемнадцатом веке, был итальянцем с трудно произносимой фамилией, родом из...впрочем, информацию, откуда он родом предание не сохранило. Со временем благодаря процессу естественной ассимиляции и малой грамотности людей того времени, все итальянские корни потерялись, а труднопроизносимая фамилия трансформировалась в более удобную- Картер. Если говорить о схожести в общих чертах, присущих итальянской нации, то у себя Кевин мог отметить, разве что смоляной цвет волос и некоторую их кучерявость. Сам он себя к итальянцам не причислял, что было совершенно естественно.
  Следующее письмо было рекламой известной туристической фирмы, предлагающей очень дорогой и совершенно эксклюзивный отдых в самых экзотических частях света. Кевин несколько раз пользовался услугами этой компании и теперь они постоянно присылали ему красочную рекламу новых продуктов, как постоянному клиенту. Внутри конверта лежали буклеты, посвященные Бирме, Вьетнаму, Сальвадору и Лаосу. Что касается Бирмы, Вьетнама и Лаоса, то они не представляли особого интереса для сорока восьмилетнего гражданского архитектора. С Сальвадором же были связаны тяжелые воспоминания, раз за разом возникающие в ночных кошмарах, снящихся хоть и не часто, но полностью избавиться от которых, видимо, уже было не суждено.
  Кевин рос не по годам сильным и высоким мальчиком. С раннего детства отец брал его с собой в горы на настоящую охоту, где мальчик быстро постигал искусство следопыта и меткой стрельбы из ружья. Уже в 12 лет он приносил дичи больше, чем отец. А в стрельбе ему не было равных во всем Вермонте. Он мог бы стать отличным спортсменом, но его влекла другая стезя. Ему хотелось учиться. У родителей не было достаточных средств для того, что бы дать сыну хорошее образование и потому Кевин отправился в Армию. Там его заметили сразу. Отправив на службу в Марин корпс рекон, где благодаря отличной стрельбе Кевин стал первым снайпером среди всего курса. Благодаря привилегиям связанным с прохождением воинской службы, поступил, а в последствии и окончил Вермонтский Университет в Берлингтоне, получив специальность гражданского архитектора.
  Как раз в это время в Сальвадоре началось восстание и дяде Сэму требовались опытные инструкторы для защиты частного капитала и помощи местному правительству. Старый товарищ по Марин корпс предложил Кевину вместе отправиться в Южную Америку, как он выразился "понюхать пороху". И тот не раздумывая, подал заявку и отправился в самое пекло вооруженного конфликта, в роли эксперта по обучению правительственных войск ведению боевых действий и диверсионных операций. Так было на самом деле. Официально же его должность звучала иначе, а именно, тренер для обучения правительственных сил безопасности и борьбе с массовыми беспорядками. При этом тренер официально не считался военнослужащим. Три года, проведенные в Сальвадоре принесли молодому инструктору сплошное разочарование. Нет, солдаты успешно проходили обучение, повышали боевые навыки, строго выполняли все предложенные инструктором упражнения...Но то, что эти изверги творили с простым, мирным населением приводило в ужас и жить с этим становилось все труднее. Изнасилование женщин, протаскивание детей волоком по колючей проволоке, отрезание половых органов у жертв и засовывание оных им же в рот, украшение ландшафта кольями с отрубленными головами - вот далеко не полный список мерзости, на которые приходилось прикрывать глаза Кевину Картеру. Последней каплей стала резня в Эль-Мозоте, деревне, где по непроверенным данным находилась база повстанцев, которых там не удалось обнаружить, по той кажущейся невероятной причине: их там и не было! Войска, участвующие в розыскных мероприятиях подвергли жителей деревушки расправам просто для острастки и снятия внутреннего напряжения. Прибывшие на утро американские инструктора обнаружили целую гору трупов, среди которых большую часть составляли женщины и дети. По предварительным подсчетам солдаты вырезали более двух тысяч мирных жителей!!! На следующее утро Кевин подал рапорт на увольнение, с формулировкой за недостойное звание военного и излишнюю жестокость, он не стал уточнять, что это все касается его подчиненных, чем вызвал недоумение у военного атташе, который наотрез отказался принимать его рапорт. Но события развивались еще стремительнее. Повстанцы организовали стремительную атаку на полицейский участок, где Кевин находился за избиение командира, допустившего произвол в Эль-Мозоте, перебили всех полицейских и направились в камеру именно к Картеру. Как оказалось он, и был их основной целью. Одним из повстанцев оказался агент советской разведки, который идеально инициировал акт вербовки. Так Кевин Картер превратился в русского шпиона. Американец получил небольшое ранение и был отправлен домой со всеми подобающими почестями, со службой он завязал и вернулся к своей гражданской профессии архитектора.
  Несколько лет "товарищи" ни как не проявляли своего внимания к персоне обычного инженера. Работа шла своим чередом, заказы сменялись заказами, отели, торговые центры, спортивные сооружения, жилые комплексы, и снова отели, объекты менялись, словно картинки в детском калейдоскопе, месяцы сменяли друг друга. Постепенно меняться стали и страны, где эти объекты необходимо было проектировать и возводить. Америка, Канада, Западная, а после и Восточная Европа, профессионализм Кевина Картера нигде сомнению не подвергался. Кевин Картер постепенно становился брендом. В одной из стран соц.лагеря и появился Сергей Иванович Шиллер. Командир особо секретного диверсионного подразделения "Вымпел", здоровый мужик с крутым нравом, безупречно говоривший по-английски и забавно называющий свою страну Родиной, не используя при этом никаких других слов или сокращений. В первый миг знакомства, Кевин испугался, даже подумал о скорой неминуемой смерти...Как оказалось напрасно. Сергей Иванович получил приказ от руководства подготовить из американца агента класса А, с кодом "спящий"-совершенно секретен, что означало глубокую консервацию агента и активацию его только при крайней необходимости или в результате неизбежных военных действий. Обучение длилось четыре месяца и включало навыки глубинного подводного погружения, выведения из строя Гидро и Атомных электростанций, комплексов рукопашного боя, и многого другого.
  По окончанию курса, удивительным образом совпавшего с окончанием строительства торгового центра, проектировать который, и был приглашен известный американец, у Кевина произошел занимательный разговор с Сергеем Ивановичем.
  - Ты прошел обучение. Завтра я возвращаюсь на Родину. Приятно было с тобой работать.- Шиллер протянул крупную ладонь для рукопожатия.
  - А что предстоит мне?- Кевин заметно нервничал, всякое отсутствие определенности, как известно, порождает тревогу.- Рукопожатие русского было таким крепким, что побелили костяшки пальцев.
  - А ничего, будешь жить как раньше, продолжишь работать. Возможно, твои услуги Родине никогда не потребуются, по крайней мере, можешь на это надеяться.
  - Моя работа подразумевает постоянные перемещения. Если я сменю место жительства?
  - Это не имеет никакого значения. Если понадобишься, тебя найдут даже на другой планете, так что не переживай...
  - А как я узнаю, что меня активируют?
  - А вот это я должен тебе передать. Тебя активирует Сальвадор.
  - Что значит Сальвадор? Или кто?
  - Не знаю. Что должен был, я передал, остальное сможешь понять только ты сам. Ну, будь здоров!
  С момента того разговора минуло шестнадцать лет, но ни разу услуги спящего агента так и не понадобились. Родина, со всем своим огромным военно-промышленным комплексом канула в лету, под гнетом мелких князьков, жаждущих безграничной власти, и растащивших ту самую Родину на лоскутки, разрушив тем самым казавшееся незыблемым равновесие двух полярного мира.
  Держа в руках глянцевый буклет с пейзажами Сальвадора, Кевин мгновенно забыл про остальные письма, сердце бешено заколотилось, гулким эхом отдаваясь в висках, кровь, мгновенно прилившая к лицу, покрыла его пунцовым цветом. "Меня активируют?" Но что бы это значило? Войны ведь нет? И не предвидится? Да и Родины вроде бы тоже нет??? Все очень странно...А может это конверт лишь случайное совпадение? И вновь извечный вопрос: что делать дальше?
  На последний вопрос у Кевина был заготовлен всегда один и тот же ответ, это была любимая присказка отца:
  - Думать, Кевин, думать! Ответ всегда находится на поверхности, и дело всегда остается за малым, только найти ту самую поверхность.
  Просмотрев туристические проспекты под ультрафиолетовой лампой, в надежде найти скрытые от посторонних глаз чернила, ничего не обнаружив, Кевин так же досконально проверил конверт, но результат остался тем же. Никаких скрытых указаний письмо не содержало. Однако, внимание привлекла маленькая почтовая марка, приклеенная в верхнем левом углу конверта. На гладкой картинке был изображен фасад трех этажного здания из темно красного кирпича, с четко читаемой табличкой Монтгомери стрит 39. Картинка показалась смутно знакомой. Повинуясь чувству внезапного дежавю, Кевин набрал в поисковике своего "Хьюлетт Паккарда" этот адрес. Догадка оказалась верной, здание находилось в Сан-Франциско и принадлежало Частному Городскому Банку.
  "Ну что ж, придется посмотреть на него поближе". Кевин сгреб со стола ключи от старенького "Форда", прихватив по пути пластиковую бутылку с питьевой водой, не торопясь, захлопнул за собой дверь и направился к припаркованному перед гаражом автомобилю.
  
  
  Глава 2.
  
  
  Валентин Борисович Смирнов, самый молодой министр вооруженных сил за всю историю огромной, а некогда и самой мощной военной державы, с любовью рассматривал фотографию, стоящую на краю стола в изящной серебряной рамке. Именно с этого нехитрого ритуала начинался каждый рабочий день сорока трех летнего министра. Эту фотографию он сделал сам несколько лет назад в Лондоне. С глянцевой картинки, снятой на фоне кампуса Лондонского университета, лучезарно улыбаясь, с некоторой долей "щенячьей" нежности, смотрели на Валентина Борисовича два самых дорогих существа на свете. Близнецы Константин и Варвара дети от первого брака. Впрочем, второй брак с успешной российской моделью, почти вдвое моложе его являлся гражданским, и не был зарегистрирован официально.
  - Валентин Борисович к вам генерал Софин,- по внутреннему селектору произнес приятный женский голос.
  - Спасибо, Аллочка, скажи пусть проходит.
  В дверь решительно постучали, и на пороге появился генерал ФСБ.
  - Валентин Борисович, разрешите.
  - Проходите, Иван Петрович, присаживайтесь,- Смирнов указал на стул напротив.- По какому вопросу, что стряслось, генерал?- невольная ухмылка появилась на лице министра.
  В своих размышлениях, Валентин Борисович всякий раз отмечал про себя некую комичность ситуации, когда он руководил военным ведомством, ни дня не прослужив в действующей советско-российской Армии, более того даже не имея никакого военного образования. За плечами будущего министра остался юридический факультет МГУ, горком партии и Академия государственного управления. Валентин Борисович Смирнов являл собой пример закоренелого карьериста. Он никогда не разделял "великих" идей коммунистической партии, его влекла лишь близость к большой "кормушке" и маленькие привилегии, присущие всем работникам партаппарата. Смирнов даже испытал некоторую успокоенность, когда обнаружил, что большинство членов коммунистической партии, точно такие же "прилипалы", как и он сам. Спокойное течение жизни изменила перестройка. Суть которой не понимал никто, включая ее идейного основателя Михаила Сергеевича Горбачева. Странным образом, совпавшая с началом антиалкогольной компании. Пожалуй, основной задачей перестройки стало внедрение в народные массы гнетущего ощущения тревожности и глубокой мысли о необходимых, и давно назревающих переменах, в результате которых жизнь кардинально изменится. Символом этого времени стал хит Виктора Цоя требующего перемен и что-то там еще про пульсацию вен. Главной отправной точкой той эпохи стал момент всепоглощающего костра, в котором "бывшие" коммунисты жгли свои партбилеты и стремительно покидали ряды партии, подобно мерзким крысам бегущим с тонущего корабля. Не затерялся в этих рядах и молодой товарищ Смирнов. И совсем уж не вызвал никакого удивления факт победоносного восхождения на политический олимп амбициозного Бориса Николаевича Ельцина, человека чуткого, а главное адекватно реагирующего на политические колебания соотечественников. Молодой товарищ Смирнов, глубоко разуверившийся в идеалах социализма, поддержал мудрого Бориса Николаевича, призывающего к туманным, но от того не менее привлекательным идеалам демократии. Так молодой, подающий надежды демократ оказался в команде первого президента Российской Федерации. К тому моменту Валентин Смирнов прекрасно разбирался в политике и на своей шкуре осознал главный ее закон: Народ выбирает не тех людей, кто что то делает, а тех кто на каждом углу о своих делах кричит. Руководствуясь этим не хитрым принципом, он дорос до уровня крупного государственного чиновника, или выражаясь на американсикй манер "топ-менеджера". Потому когда возник вопрос о смене руководителя в военном ведомстве, погрязшем в воровстве и многочисленных коррупционных скандалах выбор почти безальтернативно пал на Валентина Борисовича Смирнова. Конечно, Валентин и сам был не без греха, и тоже потихоньку собирал взятки, но благодаря своему юридическому образованию и огромным дырам в российском законодательстве, делал это малозаметно и пользовался только оффшорными счетами на предъявителя. Вероятность доказать его причастность к этим темным делам была почти нулевой. С другой стороны кто не воровал в российском государстве? Что же касается самого Валентина Борисовича то по этому поводу никаких угрызений совести он не испытывал и прекрасно отдавал себе отчет в том, что не видит себя в скором будущем гражданином этой безликой страны, и для того чтоб приблизить этот светлый миг, приходилось запускать руку в не слишком щедрый государственный карман еще глубже.
  - Так по какому вопросу, Иван Петрович?- Повторил свой вопрос министр обороны.
  - Вопрос достаточно серьезный, Валентин Борисович. На прошлой неделе от нашего надежного источника в американской администрации поступили особо секретные сведения, касаемые теракта произошедшего 11 сентября. Сведения достаточно странные и требуют дополнительной проверки.
  - Ну и что это за сведения?- Смирнов выжидающе нахмурился, при этом одна его бровь оказалась выше другой.
  - Взрыв в одной из башен произошел до столкновения с самолетом террористов.
  - Подожди, ты хочешь сказать, что люди погибли от взрыва, а не от рук террористов.
  - Вот именно. Возможно террористы только прикрытие, а на самом деле все не так просто, похоже замешаны спец.службы...
  - Но для чего? Нонсенс, столько жизней ради чего? Нет, не верю. Этому твоему источнику можно верить? Или опять очередная "утка", для подогрева международного скандала?
  - Как я сказал, такую информацию следует скрупулезно проверить,- генерал платком вытер пот крупными каплями проступивший на испещренном морщинами лбу.
  - Так проверяйте. Пусть ваш агент этим займется.
  - Два дня назад он умер, сердечный приступ...мягко говоря очень не вовремя! С этим не мешало бы разобраться!
  Смирнов в задумчивости поджал губы.
  -Хреново...Так и что предлагаешь, Иван Петрович? Мысли есть? Как будем действовать?
  - Признаться уже начали.
  - Да? Ну рассказывай, не томи.- Смирнов нетерпеливо заерзал в своем кожаном кресле.
  - На прошлой неделе общался со своим предшественником...из КГБ. Пожаловался на не хватку квалифицированных кадров во внешней разведке. В общем был обычный разговор двух пенсионеров...- Генерал снова промокнул платком мокрый лоб.- Так вот Николай Николаевич посоветовал порыться в старых служебных архивах. Сказал поискать сведения о некоей группе "Зет". Я просидел в наших пропитанных пылью подвалах почти двое суток, но все же нашел! Оказывается в советское время существовала программа по внедрению агентов очень высокой квалификации на территорию вероятного противника. Очень дорогая, надо сказать, программа. Сейчас столько денег не выделяют на все вооруженные силы. Так вот. Я навел кое какие справки и нашел четырех таких человек. Правда двоих уже нет в живых, все-таки столько лет прошло, но двое в самом что называется расцвете сил...Один живет в Америке, второй в Англии. Я немного поразмыслил и решил попробовать использовать эти резервы в наших целях. Уже сегодня один из них получит информацию о задании. Пускай проверит: так ли случайна смерть нашего человека? Необходимо обеспечить агенту второй тайник с оружием и наличностью. Поможешь?
  - Чем, оружием?
  - Деньгами, сам же знаешь как сейчас с этим плохо?
  - Подожди, подожди. Ты думаешь, что человек много лет не имеющий всякой практики, станет нам помогать? Ведь многое изменилось, включая, кстати, название нашей страны? Кто мы теперь для него?
  - Стопроцентной гарантии, конечно, нет, но я считаю, попробовать стоит. Тем более зная какие профессионалы раньше готовили агентов. Думаю эти люди могут дать сто очков форы, нашим спецназовцам. Я просмотрел личные дела " спящих", их только собирать ядерное оружие разве что не научили, можешь поверить...
  - Ну, хорошо, давай посмотрим, что из того получится. Как их фамилии?
  - Не могу сказать, это секретная информация, старая разнарядка, личные сведения могут быть доступны только генеральному секретарю ЦК, теперь стало быть только президенту.
  - Ерунда, какая то...И что ты собираешься задействовать обоих агентов?
  - Зачем? Попробуем пока только американца,- Софин довольно ухмыльнулся, и денег потребуется в два раза меньше...Экономия, твою мать...
  Валентин Борисович рассмеялся.
  - Ну все добро, Иван Петрович, к вечеру деньги будут. Смотри сам, переправляй дип.почтой или сразу переводом. Главное получить положительный результат, тогда и никаких денег не жалко.
  Мужчины пожали на прощанье друг другу руки и генерал Софин в приподнятом настроении покинул кабинет министра.
  После разговора с генералом Софиным рабочее время министра тянулось бесконечно долго. Еле дождавшись обеденного перерыва Валентин Борисович предупредил секретаршу о важной встрече и попросил никого с ним не соединять. Отправил своего водителя на обед, взял у него ключи от служебного Мерседеса и эффектно сорвавшись с места припустил по удивительно безлюдному для этого времени суток Кутузовскому проспекту.
  Минут пятнадцать поплутав по тесным улочкам, заставленным рядами кое-как припаркованных машин Валентин Борисович остановился у одиноко стоящей на углу длинного офисного здания кабинки с таксофоном. Набрав заученный наизусть московский номер, министр тихо прошептал в трубку:
  - У меня есть информация, которая вас возможно заинтересует.
  - Извините, вы ошиблись номером,- ответил грубый мужской голос.
  В трубке послышались быстрые надоедливые гудки, расстроенный Валентин Борисович медленно повесил трубку на место, и в сердцах пнул по стенке стеклянной кабинки.
  
  
  Глава 3.
  
  
  Кевин остановил машину на парковочной площадке возле Частного Городского Банка. Его старенький пикап выглядел огромным старомодным железным чудовищем, рядом с роскошными обтекаемыми спортивными купе, небрежно припаркованными сбоку здания под крытым пластиковым навесом, на самых удобных местах, огороженных автоматическим шлагбаумом и яркой желтой табличкой: "Только для сотрудников банка". Банк явно не бедствовал, если его сотрудники могли позволить себе такие автомобили.
  Некоторую информацию об этой организации Кевин получил благодаря всезнающей всемирной паутине. Частный Городской Банк был основан во времена сухого закона на средства прочно стоявшей на ногах многочисленной итальянской общины. К середине тридцатых годов, в разгар Великой депрессии на волне банковских банкротств не только сумел избежать данной участи, но и почти вдвое увеличил свои активы. Ходили упорные слухи, что банк принадлежит мафии и распоряжается грязными бутлегеровскими деньгами. В 1949 году созванная специальная комиссия во главе с прокурором штата должна была подтвердить или опровергнуть эти досужие обвинения. Комиссия никаких значительных нарушений в коммерческой деятельности банка не обнаружила. С тех пор спокойное течение жизни нарушали лишь немногочисленные слияния и поглощения, призванные упрочить положение банка на финансовом рынке. В настоящее время Частный Городской Банк в составе Ассоциации коммерческих банков входил в первую сотню крупнейших финансовых организаций Северной Америки.
  Кевин подошел к стене с табличкой Монтгомери стрит 39. Именно эта сторона трех этажной коробки была изображена на почтовой марке. С расстояния нескольких ярдов здание выглядело неряшливым исполином. Не так давно оно подверглось косметическому ремонту и его следы в виде красной, подтекшей со стены краски хорошо были видны на белом пластике оконных рам и темных, асфальтовых дорожках, опоясывавших фундамент здания. Судя по высохшей краске ремонт делали недели две назад. И вблизи прорехи в качестве покраски стали еще очевидней. На высоте чуть выше двух метров под самой вывеской ряд кирпичей был не прокрашен вовсе. Кевин обратил внимание что в этом ряду между двумя смежными кирпичами существует крошечный зазор не прихваченный раствором. Повинуясь внезапному озарению, Кевин надавил на этот кирпич, он оказался подвижным. Подцепив пальцами за края мужчина извлек камень из стены. Внутри оказалась небольшая полость, в которой лежал электронный ключ с серебряным номерком 235. Ключ от одной из банковских ячеек.
  
  
  Глава 4
  
  
  Четверть часа Виктория Дарко крутилась перед фигурным зеркалом, выполненным в виде соблазнительного женского контура. День прошел великолепно. С самого утра осуществились все маленькие женские слабости, такие как маникюр, педикюр, массаж с теплым приятно тающим шоколадом, укладка у самого дорогого московского парикмахера и шопинг, шопинг, бесконечный шопинг... Не день, а мечта для любой, знающей себе цену современной девушки. Уже больше года Виктория не выходила на подиум. Быть женой самого молодого министра нравилось ей куда больше, чем полуголое дефиле под яркий свет софитов в душном, прокуренном помещении дома моды. Теперь раздеваться приходилось перед одним человеком- мужем! Нет, формально пока только сожителем или как принято говорить гражданским мужем, что все же немного не то...Но мысли ее были полны решимостью исправить этот досадный пробел: "Ничего после ужина в ресторане и незабываемой страстной ночи любви, я заставлю его на себе жениться! Можете не сомневаться!!! Необходимо действовать, пока не вернулись эти щенки из Англии!!!"
  Красное платье с глубоким декольте и призывно соскальзывающей с обнаженного плеча бретелькой идеально подчеркивало все изгибы ее молодого прекрасного тела.
  - Дорогой, помоги выбрать. Не знаю какие надеть сережки? Вот эти- с изумрудами? Они так подходят под мой цвет глаз...Или эти с бриллиантами? Кстати как они тебе? Сегодня только купила...Нравятся?
  "Господи, как дорого обходится мне эта блядь!"- про себя подумал Валентин Борисович. В отличие от большинства преклоняющихся перед ее красотой мужчин, он прекрасно знал каким местом пробивала себе дорогу в жизнь знаменитая российская топ- модель Виктория Дарко. И честно признаться ему это нравилось! Он и сам привык любой ценой добиваться поставленной цели. Они познакомились на вечеринке в честь наступающего года змеи. Отношения развивались стремительно. Тридцать минут пустых, ничего не значащих разговоров, два бокала выпитого шампанского и профессиональный минет прямо в туалете Кремлевского Дворца Съездов. С тех пор они не расставались.
  - Ну так что скажешь? Как они тебе?
  - Эти серьги восхитительны! Даже не думай надевать - те, с изумрудами! Я хочу чтобы вечером ты была самой обворожительной!
  - О, милый, ты такая душка. Мне они тоже нравятся больше!- Виктория кокетливо чмокнула губами.- Люблю, тебя!!!
  - Я тоже дорогая...Поторопись столик заказан на девять, не хочется опоздать!
  - Ты же видишь, я тороплюсь, стараюсь из-за всех сил,- девушка обиженно надула губки. Брови нахмурила будто вот- вот из глаз польются слезы.
  - Ну, ну, киска, не обижайся,- примирительно начал Валентин Борисович,- просто будь хорошей девочкой, поторопись...
  - А с чего ты взял что я хорошая девочка?- в глазах Виктории забегали чертики.- Я плохая, очень плохая девочка...Я грязная распутная потаскушка...И ночью я тебе это докажу!!!
  - Вот за это тебя и люблю,- Валентин Борисович в предвкушении закусил нижнюю губу.- Может не пойдем никуда, а? Пошалим немного...?
  - Ну, котик...Мы так давно никуда не выбирались вместе, у тебя всегда нет на меня времени...Тем более японская кухня полезна, при твоем гастрите, я читала!
  - Хорошо, хорошо! Подожду тебя на веранде.- Взяв из деревянной коробки, стоящей на резном журнальном столике из карельской березы толстую кубинскую сигару, Валентин Борисович вышел из гостиной комнаты. На веранде, разместившись в мягком "плюшевом" кресле, осторожно срезал кончик и с удовольствием раскурил сигару. Ему нравилось сидеть тут в одиночестве, наслаждаясь тишиной мартовского вечера и чудесным вкусом неизведанной кубинской "свободы". Но отдохнуть не получилось. За дверью, в холле его коттеджа раздражительной трелью надрывался телефон.
  - Котик, телефон звонит, возьми пожалуйста!
  - Да, да, конечно, дорогая, уже иду,- мужчина снял со стены трубку с длинным витым проводом. Заглянул внутрь, словно пытаясь разглядеть потревожившего его негодяя.
  - Слушаю, вас?- Нехотя произнес Смирнов.
  - Это я вас внимательно слушаю, Валентин Борисович, кажется вы искали меня?- произнес приятный мужской голос.
  - Да, рад слышать, но вряд ли это телефонный разговор...- на некоторое время министр замолчал, но не услышав возражений, продолжил,- у меня есть для вас информация...
  - Надеюсь важная?
  - Скорее стоящая!- Выделив второе слово произнес Валентин Борисович.
  - Дело срочное? Или может подождать несколько дней? Я улетаю сегодня в командировку...
  - Подождет. Несколько дней не принципиально.
  - Хорошо. Через три дня на нашем месте в восемь часов. И не опаздывайте! Я ценю свое время!
  - Я тоже ценю...- на другом конце провода разъединились,- ваше время...
  
  
  Глава 5.
  
  
  Серхио Леваго, преуспевающий испанский бизнесмен, достаточно быстро прошел пункт таможенного контроля, пересек зал ожидания терминала международных сообщений и покинул здание второго по величине российского аэропорта- Шереметьево. Чартерный перелет из Мадрида оказался очень удобен и сэкономил драгоценное время. Столица встретила дорогого гостя непривычной мартовской слякотью и хамоватой сворой московских таксистов. Щелкнув большим пальцем, эффектно раскрыл новенькую раскладушку StarTac, как и следовало ожидать связи не было, роуминг в России не действовал.
  - Эй, сколько до Измайлово?- На безупречном русском спросил Серхио.
  - Триста, "дарагой" триста.- Ответил молодой армянин первым подбежавший к солидному мужчине в элегантном длинном пальто, не выпускавшем из рук кожаный кейс от Луи Витон.- Пайдем дарагой вмиг давезу, только со мной патом ездить будешь, мамой клянусь!!!- Его русский явно оставлял желать лучшего.
  - Так сколько, говоришь до Измайлово?- мужчина повторил свой вопрос.
  - Так триста.
  - Триста евро? - изумился Серхио.
  - Ну не деревянных же,- в свою очередь удивился таксист. Канэщно евро.
  - Дорогу хоть знаешь?
  - Ну, если што пакажешь, да?
  Серхио громко рассмеялся.
  - Ладно, пойдем в твою машину, надеюсь хоть не трофейный запорожец?
  - Ты што, дарагой, зачэм так обижаешь,- у меня Жигули!- с гордостью ответил кавказец.
  Новенькая тонированная шестерка стояла рядом на парковочной площадке.
  - Дипломат в багажник положишь?
  - Нет, спасибо, возьму с собой. Остановишь сначала у любого сотового салона, я симку куплю, это пять минут.
  - Ко- нэч-но,- по слогам произнес кавказец.
  Серхио устроился на заднем сиденье, аккуратно пристроив кейс на коленях. Несмотря на раннее утро, на дороге образовалась пробка, поток машин, спешащих в столицу из Московской области, растянулся на несколько километров, что для иностранца показалось весьма необычным. За время поездки Серхио ни разу не заговорил с водителем, лишь внимательно всматривался в городские пейзажи за темным, мало прозрачным стеклом. В Москве Серхио Леваго не появлялся шесть лет. Шесть долгих лет. Столица успела сильно измениться, выросли новые многоэтажки, торговые и офисные центры, многочисленные бутики, завлекающие европейским качеством раскрученных брендов, рыболовными сетями раскинулись неоновые огни рекламы, обеспечивающие зданиям игриво- яркую ночную иллюминацию, новенькие дорогие иномарки припаркованные на платных стоянках, этот город мало, что связывало с покинутой им бандитской Москвой 1995-го, не говоря уже о советской Москве из его детства. Разве что отвратительное дорожное покрытие, вот оно, судя по всему, никак не желало меняться.
  Машина тем временем добралась до Измайловского бульвара. Пассажир, наконец, стал проявлять признаки нетерпения.
  - Останови здесь. Да, тут у гаражей.
  - Может до подъезда? Я довезу.- Шофер широко улыбнулся.
  - Нет, не надо. Дальше я пешком прогуляюсь, ноги уже и так затекли. Спасибо.
  - Хорошо, как скажешь. Вот бери, если что понадобится в Москве, звони.- Армянин сунул в руки визитку с номером.- Это- домашний, но мне передадут...
  - Спасибо.
  Расплатившись с таксистом, мужчина неторопливо побрел вдоль гаражного кооператива. Триста евро за поездку цена без сомнения чересчур завышенная, но торговаться не входило в планы Серхио. Деньги не самое важное. В них он никогда не нуждался. Бизнес был всего лишь одной стороной его жизни. На протяжении последних шести лет все его мысли занимал лишь план кровной мести. И вот теперь он готов его осуществить. А это была совсем другая сторона...
  
  
  Глава 6.
  
  
  В просторном холле Частного Городского Банка оказалось совсем безлюдно. Расставленные вдоль стены кожаные диваны, накрытые полиэтиленовыми чехлами, пустовали; напольные подставки, с аккуратно разложенными рекламными проспектами покрылись слоем строительной пыли. Последствие ремонтных работ проводимых снаружи здания совершенно отчетливо проступали и внутри самого банка. Эти не хитрые рассуждения прервала отчаянная трель перфоратора. Похоже ремонтные работы не закончились, а шли полным ходом и потому полиэтиленовые чехлы для мебели пришлись как нельзя кстати.
  Над длинным ресепшеном отделанным египетским мрамором висела большая плазменная панель. Маленькая табличка одиноко стоящая на холодной поверхности ресепшена, в случае необходимой консультации, предлагала воспользоваться услугами администратора. Сегодня по всей видимости табличка его еще и подменяла.
  Включенный телевизор работал без звука. В его верхнем левом углу повис значок "без комментариев". Жуткие, сменяющиеся картинки новостного канала передавали последствия серии прокатившихся по Восточному побережью торнадо. Разрушенные дома, покореженные автомобили, вырванные с корнем линии электропередач, спасатели, разгребающие горы из камней и досок в надежде найти под завалом оставшихся в живых людей и слезы потерявших своих близких...Увиденные кадры настолько потрясли Кевина, что у него на глазах навернулись слезы.
  - Страшная картина, не правда ли? Одних убытков почти на пол миллиарда долларов...Чем могу быть полезен, сэр?- спросил неизвестно откуда появившийся человек без определенного возраста со слащавой улыбкой на лице. Бейджик приколотый к нагрудному карману пиджака, подсказал, что это и есть администратор банка.
  - Так чем могу помочь, сэр? Нам устанавливают новые системы безопасности в дальнем крыле здания, так что заранее прошу извинить за некоторые возможные неудобства.
  Кевин выложил ключ на ресепшен. В этот момент вновь заработал строительный инструмент, разговаривать в таком шуме стало не просто.
  - Могу я пройти к своей ячейке?- Практически прокричал Кевин.
  - Конечно, следуйте за мной.- Мужчина прошел к металлической двери, спрятанной за выступом стены, быстро набрал код и пропустил Кевина вперед.
  Мужчины оказались в небольшом коридоре ведущем к еще более массивной металлической двери. Процедура с кодом повторилась вновь. Открытая дверь привела в комнату с расположенными по периметру небольшими банковскими ячейками, вряд ли в таких хватит места скажем на миллион долларов наличкой...Они скорее сгодятся для хранения горстки драгоценностей.
  - Прошу вас, сэр, вот ваша ячейка. Я оставлю вас, это правило банка. Как закончите, нажмите эту кнопку, я открою вам дверь и выпущу из хранилища.
  - Спасибо, а мои документы вам не понадобятся?
  - Нет. Лазерный ключ и есть ваш документ. Второго такого нет. Кроме того вам прийдется ввести пароль, так что в документах нет необходимости. Многие наши клиенты глубокоуважаемые люди...и иногда им незачем афишировать некоторые свои данные...Ну вы меня понимаете?
  Кевин согласно кивнул.
  - Ну все оставляю вас наедине с вашим сейфом.- Администратор вышел и дверь за ним автоматически закрылась.
  Ключ провернулся с легким щелчком и внутри оказалась еще одна дверца с небольшим экраном и расположенной под ним цифровой панелью.
  "Чертов банкомат!"- выругался Кевин. Какой пароль? Наверняка количество попыток ограничено...Думай Кевин, думай...Цифры...Хоть бы сказали сколько цифр должно быть в этом долбанном пароле...Еще этот чертов телефон...разрядился, не кстати...- Кевин достал свою "булькающую" Моторолку из кармана. Конечно, внутри толстостенной металлической коробки связи быть не могло...Озарение пришло внезапно. На каждой пластиковой кнопке телефона помимо цифр стояли буквы. "ТЕБЯ АКТИВИРУЕТ САЛЬВАДОР!"...
  Ни секундой больше не задумываясь Кевин набрал 72582367(SALVADOR) После некоторой паузы на экране высветилось слово "open" и через несколько секунд дверца открылась. Внутри оказался небольшой по размерам, но довольно увесистый алюминиевый кейс.
  Добравшись до своего автомобиля Кевин Картер наконец осмотрел его содержимое. Он не стал открывать дипломат в банке поскольку в хранилище могли оказаться скрытые камеры, а привлекать лишнее внимание он не хотел, тем более не зная, что именно находится внутри.
  А внутри действительно находились вещи, которые лучше скрывать от посторонних глаз. Советский ПСС- бесшумный пистолет с самозарядным механизмом и отъемным магазином на шесть патронов. С этим оружием Кевин был хорошо знаком благодаря обучавшему его Сергею Ивановичу Шиллеру. Удивительный, небольших размеров пистолет не требовал громоздкого и тяжелого глушителя. "Оружие специально разработанное для персонала КГБ и внешней разведки. Весьма удобное для скрытого ношения под одеждой..."-из памяти потихоньку всплывали слова Сергея Ивановича.
  Кевин положил пистолет обратно в кейс. "Так, что там дальше? Ага, три коробки с патронами...Конверт...Деньги...три тысячи баков...И три паспорта на разные фамилии. Сделано качественно, не подкопаешься! С глянцевых страничек на Кевина Картера смотрели трудно узнаваемые Кевин Амбротто, Шон Партер и Джон Смит, лица все того же Кевина Картера мастерски измененные при помощью фотошопа.
  Из конверта Кевин достал отпечатаннаю на принтере записку:
  "Проверить смерть Уильяма Б. Харриса, Вашингтон Мэдисон-драйв 27. Срок три дня. Используйте этот же ключ."
  Пришлось вернуться назад в банк. Давешний клерк натирал тряпкой гладкую поверхность ресепшена. Вновь увидев Кевина администратор спросил:
  - Что то забыли, сэр?
  - Нет, спасибо. Просто возникли кое какие вопросы, хотел задать их вам.
  - Конечно, сэр, спрашивайте, я полностью к вашим услугам.
  - Скажите, у вашего банка случайно нет филиала в Вашингтоне? Лечу скоро туда, хотел уточнить?
  - В Вашингтоне есть. Вот возьмите адреса наших филиалов,- мужчина протянул несколько листков бумаги, скрепленных степлером.- Посмотрите там есть точный адрес. Вот Эллисон стрит 18.
  - Весьма признателен, вы очень мне помогли. Всего доброго.
  - Всего доброго, сэр.
  Кевин пожал клерку руку и вышел из банка.
  "Вот и первое задание...поздравляю"- Тяжело вздохнув, Кевин запустил двигатель и медленно покатил с парковочной площадки Частного Городского Банка.
  
  
  Глава 7
  
  
  Гаражные кооперативы, построенные из шлакоблоков на заре девяностых отличались от более поздних еще той, стремительно уходящей советской основательностью, с обязательно массивными металлическими воротами и петлями, спрятанными внутрь для того чтоб их нельзя было спилить, и большим количеством замков на входной двери. От гаражей более ранней эпохи их отличали более величественные размеры, ведь с появлением частной собственности гараж становился не просто местом хранения автомобиля или погреба для овощей, а самой что ни наесть дорогостоящей недвижимостью.
  Отложив кейс в сторону, Серхио Леваго уже пятнадцать минут возился с третьим по счету замком на выцветшей от давности двери. Механизм достаточно сильно проржавел и не давал полностью провернуть ключ. К тому же держать ключ в кожаных перчатках крайне неудобно, он постоянно норовил выскользнуть. Без перчаток же было еще хуже, пальцы на холоде быстро деревенели и теряли всякую чувствительность. Время шло, а замок так и не поддавался. Более того, теперь ключ так плотно застрял в замке, что его стало невозможно достать обратно. Со стороны ситуация выглядела весьма комично. Но от чего то смеяться испанцу совсем не хотелось. Скорее от безысходности он плюнул в поглотившую ключ скважину и снова попробовал повернуть. С огромным трудом, но ему, наконец, удалось, открыть этот злополучный механизм.
  Сняв с двери паутину и оказавшись внутри, Серхио первым делом нащупал правой рукой на стене клавишу выключателя. Слава богу, за прошедшие шесть лет электричество так и не додумались отключить. Возможно, благодарить за это нужно непробиваемую русскую безалаберность. Ну не платит человек за свет и за гараж. И что с того? Не отключать ведь ему за это электричество, в самом то деле?
  При свете люминесцентных ламп, хоть и не сильно ярком, зато близком по своему спектру к дневному, и потому не раздражавшем уставшие глаза, хорошо просматривалось все внутреннее убранство помещения. Слева стоял железный стол с верстаком и задвигающимися ящиками со всевозможным инструментом. Рядом стояла картонная коробка забитая металлическими пластинами с номерами для автомобилей. Все это добро досталось Серхио так сказать "по наследству" от предыдущего владельца, молодого чечена, промышлявшего угоном автомобилей. Хотя пользоваться этим "добром" так ни разу не довелось. Прямо по середине стоял черный красавец гелендваген с "наглухо" тонированными стеклами, покрытый почти сантиметровым слоем пыли. Бронированный автомобиль Серхио купил в 1994 году во время разгара криминальных разборок с орехово-зуевской преступной группировкой. Так что собственное средство передвижения теперь есть, остается только его завести. Сразу за автомобилем располагался металлический кессон с торчащим из него краем лестницы. Внизу имелся тайник, спрятанный за деревянным настилом, где хранилось огнестрельное оружие. Серхио достал свою любимую Беретту "Кугуар" с длинным глушителем и коробку с патронами. Пистолет отлично сохранился и даже радужно переливался на свету, обнажая следы заводской смазки. Передернув затвор и услышав характерный глухой щелчок, испанец с облегчением вздохнул, за оружие теперь можно не переживать. Все осталось в целости и сохранности. Не мешало бы его пристрелять, впрочем, это не так важно, стрелять он собирался в упор, промахнуться вряд ли получится.
  В дальнем углу гаража, прижавшись к стене, располагалась винтовая лестница на импровизированный второй этаж. Небольшая благоустроенная комнатка с диваном и телевизором. Вместо антенны кусок ошкуренной медной проволоки. Тумбочка и электрический чайник. Все это, осталось без каких либо изменений, с тех самых пор как он в дикой спешке покинул столицу.
  Зарядив оружие Серхио спрятал его под сиденье гелендвагена. Самое время прокатится по городу, и навестить парочку старых друзей. Однако с таким планом оказался не согласен сам гелендваген. На поворот ключа в замке зажигания машина никак не реагировала. Похоже, приказал долго жить аккумулятор. Впрочем, на металлическом столе стояло зарядное устройство и следовало попробовать его оживить. Присоединив клеммы батареи с зарядкой и выставив нужную силу тока, Серхио поднялся на второй этаж и пристроился на диване, усталость ночного перелета все-таки сказывалась. "Пока аккумулятор заряжается можно немного вздремнуть, раз ночью поспать не довелось."- Серхио укрылся лежавшим на диване пледом и мгновенно уснул.
  
  
  Глава 8
  
  
  В 7.38 местного времени Боинг 747 авиакомпании United Airlines совершил рейсовую посадку в международном аэропорту Вашингтона Даллесе. Джон Смит, задрал воротник легкой спортивной куртки, и носом уткнувшись в него, бегом спустился с трапа самолета. Денек намечался погожий. Слабое мартовское солнце еще не успело, как следует прогреть воздух, и озорной весенний ветерок насквозь продувал летнюю курточку Джона. Мужчину стала пробирать мелкая дрожь, верный признак перепада температуры внутри и снаружи самолета. При дыхании изо рта вырывалось небольшое облако пара, а неглубокие лужи на асфальте покрылись тонкой ледяной коркой. Стюардесса любезно сообщила, что за бортом 32 градуса Фаренгейта . Тем не менее, на сегодня синоптики обещали хорошую погоду и температуру воздуха не меньше 60 градусов , столько же было и в Сан-Франциско, поэтому Джон Смит предпочел с собой теплой одежды не брать.
  В "прокатной конторе Луиса", расположенной не далеко от аэропорта Джону достался повидавший многое на своем веку ядовито зеленый шевроле Блейзер. Судя по сопроводительным документам, автомобиль числился почти новым: год выпуска значился -2000й. Хоть в это и трудно было поверить. Вмятины на обоих крыльях машины, оранжевые следы ржавчины проевшей металл по всей длине порогов, привязанная на проволоку дверь багажника, не работающий климат-контроль и не исправная магнитола, все это обнаружилось лишь при беглом осмотре автомобиля. Но выбирать не пришлось, другого свободного автомобиля в прокатной фирме не оказалось, все разобрали вездесущие туристы...
  Мэдисон драйв, уютная улочка с аккуратными, ухоженными двухэтажными домами разделенная широкой асфальтовой полосой дороги, и еще голыми в это время года, вишневыми кустарниками расположилась в северо-западной части Вашингтона. Рядом с огромным количеством музеев, относящихся к одному из самых больших научно-исследовательских комплексов в мире, Смитсоновскому институту. Припарковав автомобиль у обочины Джон минуя вишневые насаждения пробрался к двери дома Љ27. После довольно продолжительного звонка, не прошенный гость готов уже был развернуться, дверь резко отворилась. На пороге стояла женщина средних лет, с покрасневшими, несколько "потерянными" глазами и следами не до конца смытого вчерашнего макияжа.
  - Вы кто такой? Чего вам надо?- довольно грубо спросила женщина, после того как внимательно осмотрела незнакомца.
  - Миссис Харрис, мы с вами не знакомы. Мое имя Джон. Джон Смит. С вашим мужем мы когда то вместе учились, а на прошлой неделе договорились встретиться. Но я не смог прилететь на прошлой неделе, внезапно изменились планы, ну вы понимаете? Вот оказался в Вашингтоне только сегодня, но как на грех номер Била не отвечает...Могу я подождать его здесь или может вы позвоните ему сами?- Мужчина с крупным носом и треугольной бородкой смущенно улыбнулся, обнажая крупные, здоровые зубы.
  - Вы пришли не по адресу...
  - Как так? Разве вы не супруга Била Харриса? - От удивления мужчина забыл закрыть рот.- Или я перепутал адрес?
  - Нет. Адрес тот. Но...Бил...Он мертв...- На глазах женщины навернулись слезы.- Он мертв. Найти его теперь можно только на городском кладбище,- уже гораздо тверже произнесла миссис Харрис.
  - Мертв??? А что случилось?
  - Разбился. Неисправен автомобиль...и все такое...- женщина недовольно махнула рукой. Техники из полиции долго объясняли мне как совсем не пьющий Бил, в состоянии алкогольного опьянения не справился со скоростью, в его автомобиле частично отказали тормоза, и он вылетел в кювет, машина перевернулась и загорелась...Он сгорел практически заживо...До сих пор не понимаю как такое могло произойти!
  - А когда вы его похоронили?
  - В понедельник.
  - Вы смогли опознать тело?
  - Куда уж там, золотое кольцо и часы я опознала. Все остальное опознать было невозможно. Хоронить и то пришлось в закрытом гробу...
  - Как же они смогли узнать, что Бил был пьян?
  - В машине нашли полупустую бутылку виски. На ней были его отпечатки пальцев.
  - Приношу вам свои искренние соболезнования, миссис Харрис, Бил был замечательным человеком и хорошим другом...Вы позволите мне хоть изредка, но навещать вас?
  - Да, конечно. Буду рада новой встрече, а сейчас прошу извинить меня, жду адвоката.
  - Само собой, никаких проблем, до свидания.- На прощание Джон поцеловал маленькую ручку женщины.
  Не успела невзрачная зеленая машина скрыться из виду, как миссис Харрис подошла к телефону и набрала номер с оставленной на нем визитной карточки.
  - Мистер Боумен? Это Элиза. Да, Элиза Харрис. Ко мне приходил сегодня мужчина и расспрашивал про Била, как вы и говорили...Да, камера перед домом наверняка его запечатлела.
  - Как он назвался?
  - По-моему Смитом. Да точно Джон Смит.
  - Хорошо. Я скоро к вам приеду. Надеюсь, на всякий случай, вы запомнили как он выглядел?
  - Конечно. У меня хорошая память на лица.
  - До свидания, миссис Харрис.
  - До свидания, мистер Боумен. Я жду вас.- И женщина осторожно положила трубку.
  
  
  Глава 9
  
  
  Золотые "Rolex" остановились в пол четвертого. Сразу сообразить какое сейчас время суток у Серхио не получилось. За дверью гаража промозглый московский сумрак растворял последние остатки солнечного света, отражавшегося на медленно падающих снежных хлопьях, превращая ослепительно белые снежинки в неприглядную московскую грязь.
  "Шесть вечера. Хорошо, что телефон в полном порядке. Пол дня проспал, жаль...Ладно, попробую завести автомобиль".- Спросонья мысли беспорядочно роились в голове у Серхио Леваго, стряхнув последние остатки сна, испанец залез в салон Мерседеса.
  Гелендваген не подвел. Двигатель схватил со второй попытки, выбрасывая из глушителя пары выхлопных газов и маслянистые брызги, накопившегося конденсата. Ну вот, теперь самое время посетить знаменитую горбушку, или как она там теперь называется...
  До филевского парка Серхио добрался без происшествий, бросил машину на стоянке возле Торгового Центра и отправился на поиски компакт дисков. В начале девяностых, когда в Россию помимо иностранной музыки, стало просачиваться и видео, когда иметь дома "видак" стало круче, чем иметь старенький Москвич, вот тогда то и возникла "Горбушка". Рынок возле ДК Горбунова, где можно было если и не купить, все что угодно, то обязательно выменять. А главное, помимо всего изобилия, на Горбушке было то, что нельзя было достать и получить в каком-либо другом месте - здесь витал дух свободы! И люди, которых не встретишь больше нигде - увлечённые, заинтересованные, с глазами, полными огня и страсти, мечтающие дотянуться до другой, более сладкой и потому такой манящей, ускользающей и почти недосягаемой "забугорной" жизни. И кто-то даже сумел...
  Мужчина остановился возле длинной витрины заставленной компакт дисками и цветными плакатами последних кино новинок.
  - Дяденька, ищите чего? Музыка, фильмы, игрушки у нас есть все!- из под прилавка вынырнул веселый мальчуган в желтом вязаном свитере, придерживая за козырек потрепанную спартаковскую безболку. Его обветренные красные щеки вполне соответствовали спартаковским цветам.
  - Тебе сколько лет, работник?
  - Уже тринадцать,- с гордостью ответил мальчишка.- Я вообще то тут папку подменяю, он сейчас придет. Но я почти весь товар знаю, могу помочь.
  - Молодец, малой. Вижу тоже за Спартак болеешь? Кто у тебя любимый игрок?
  - Титов. У нас все пацаны во дворе мечтают играть как он. А у вас кто любимый игрок?
  - Черенков Федор. Только ты его вряд ли знаешь, он раньше играл...
  Мальчик согласно кивнул.
  - А вот и папка, ладно я побежал в Макдональд-с. И паренек со всех ног припустил к выходу.
  - Славный у вас мальчуган.- Серхио помахал вслед убегающему ребенку.
  - Спасибо. Мой сын - моя гордость! Любит футбол, просто с ума сходит...совсем как я в детстве, копия! Так чем я могу помочь?- Высокий мужчина через чур худой с бледным вытянуты лицом и длинными волосами вопросительно посмотрел на покупателя в дорогом пальто.
  - Мне нужна...эээ..база...скажем налоговая...или органов...
  - Вы понимаете, что это незаконно? Скорее для проформы спросил мужчина. Никакого испуга или недовольства в его голосе не было и в помине.
  - Да. Извините, если я обратился не по адресу...Впрочем я хорошо плачу.- Серхио достал из кармана пачку новеньких евро.
  - Подождите минутку, я сейчас. И мужчина скрылся где то в глубине подсобного помещения. Когда он появился, в его руке блестела пластиковая коробка с лазерным диском.
  - Вот, кажется то, что вы искали. Двести ваших бумажек.- Мужчина пальцем указал на денежные купюры в руках Серхио.
  - Держите триста. Сводите на эти деньги мальчишку на футбол. Он этого заслуживает.
  - Ок. Большое спасибо.
  Оказавшись в салоне гелендвагена, Серхио извлек из своего кейса маленький ноутбук. Установил диск в разъем CD Rома и принялся листать открывшиеся страницы.
  - Вот оно, то, что я искал. Отлично...Коротков Вадим Петрович 1969 года рождения... Сфера деятельности- помощник сенатора Волкова...Проживает по адресу Физкультурный проезд 12-15. Черт, так это совсем рядом... Ну, что, Корь, я иду за тобой!
  
  
  Глава 10
  
  
  Вот бывает такое. Проснешься с утра и все у тебя ладиться, настроение отличное, солнышку радуешься, а если вдруг нет его, то и нисколько не огорчаешься; дела спорятся, у жены, наконец-то, не болит голова, начальство с верху не клюет, и что не новость, то обязательно хорошая...
  Сегодняшний день, к большому сожалению, был, мягко говоря, другим. Вернее полная его противоположность. Именно эти мысли с самого утра одолевали, светлую голову Валентина Борисовича Смирнова. Министр в очередной раз заглянул в маленькое зеркальце внутри своего серебряного портсигара. Голова действительно светлеет, несколько седых волосков отчетливо виднелись в его элегантном проборе. Как очередное предупреждение о негативной окраске всего сегодняшнего дня...А ведь еще даже не обед...
  Грустные размышления прервала вертихвостка Аллочка, очаровательная блондинка и преданная секретарша, мечтающая стать кем-то большим для своего начальника. Валентин Борисович отчетливо это видел и всячески потакал легкому флирту со стороны своей секретарши. На большее, он был категорически не согласен. Ему и прихоти одной женщины обходились ой как недешево. Заводить вторую в его планы не входило.
  - Валентин Борисович, к вам генерал Софин.- проворковала по внутреннему селектору секретарша.
  - Черт, ну вот началось...
  - Что простите?
  - Это я о своем, не бери в голову...Пропусти человека, Аллочка, не задерживай.
  - Будь здоров Иван Петрович, проходи, присаживайся. Ну, рассказывай, дорогой, с чем пожаловал?- Валентин Борисович пожал протянутую генералом руку.
  - Все как обычно. Вести с фронта.
  - Типун тебе на язык, какого фронта?
  - Так с нашего, с невидимого,- улыбнулся Софин.
  - Ясно. И что за новости? Надеюсь хорошие?
  - Да к всякие, Валентин Борисович, всякие...- Генерал, сделав паузу, достал из кармана пиджака свернутый в четверо листок бумаги.- Помнишь, недавно говорили с тобой о скрытом агенте?
  - Ну конечно, склерозом вроде пока не страдаю. А что?
  - Вот его первые донесения. Работает человек.
  - Так это просто замечательно. Обмыть. Обязательно обмыть. Давай Иван Петрович по пятьдесят капель коньячку. Тебе, какого армянского или буржуйского?
  - Исключительно армянского!- Несколько скорчившись от упоминания буржуев, бодро ответил генерал.- Но ты не торопись, Валентин Борисович, радоваться...Ты лучше прочитай, что он тут пишет. Может и тебе не до веселья будет. Тут по английски, ду ю ?
  - А как же. Давай. Почитаю.
  "Смерть Уильяма Б. Харриса вызывает ряд вопросов. Многого уточнить не удалось, но несколько выводов все же напрашиваются:
  1) Возможно это искусная инсценировка, поскольку опознание проводилось скорее по косвенным признакам, таким как предметы туалета, нежели основываясь на каких то абсолютно достоверных параметрах, например таких как анализ ДНК.
  2) Вашего агента раскрыли и ликвидировали. Для меня это более правдоподобная версия, так как я беседовал с женой покойного, она действительно скорбит, если же нет, то ей следует вручить Оскара за лучшую драматическую роль, настолько она искренна.
  Однако, оба этих варианта не предвещают ничего хорошего. Возможно, мое появление в доме Харриса бросит тень и на мою персону. И нет никаких гарантий, что противная сторона не знает, о нашем тайнике и нашем способе связи. Потому следует отказаться от существующей системы сообщений. Придумайте что-нибудь новое. Я уверен, что вас это не затруднит. Второе задание получено. Немедленно приступаю к его осуществлению. Без связи"
   Прочитав письмо, Валентин Борисович озадаченно почесал голову.
  - Действительно человек работает. В короткие сроки разузнал что смог, тут не к чему придраться. Не уверен, конечно, что Харриса раскрыли, но то, что действовать нужно осторожнее полностью согласен. Так что вроде все нормально. Не понимаю, что тебя беспокоит?
  - Э..эх, Валентин Борисович, родненький, вы правы, все вроде как прекрасно, за исключением вот этой фразы "Второе задание получено. Немедленно приступаю к его осуществлению"
  - И что тут не так?- Министр непонимающим взглядом уставился на ФэСБэшника.
  - А не было никакого второго задания! По крайней мере, с нашей стороны!
  - Ух...твою ж мать!!!
  - А вот теперь давай выпьем, Валентин Борисович, может чего и скумекаем...
  Через сорок минут бутылка была пуста. Генерал Софин ушел, а Валентин Борисович в сладострастном предвкушении потирал руки. Дело "пахло" пухлой пачкой зеленых банкнот. "Ну, черти, как быстро все обстряпали. Не успела просочиться маленькая толика информации, а они уже вовсю эксплуатируют нашего агента. Красавцы!"
  
  
  Глава 11
  
  
  Маленький Сережа Леваго своих настоящих родителей не помнил. Не знал он и как оказался в детском доме Љ 928 на окраине Москвы. Как и любой другой ребенок в детдоме он мечтал об обычной семье с любящими и заботливыми родителями. И чтоб жить непременно подальше от этого интерната, в котором детям прививали строжайшую дисциплину поистине "драконовскими" методами. Дети постарше говорили, что местный персонал не затерялся бы и в гестапо! Что такое гестапо пятилетний Сережа не знал, зато на собственной шкуре испытал какой омерзительный лиловый след оставляет на теле медная бляха с кожаного армейского ремня местного воспитателя. И это если воспитатель был в хорошем настроении...
  Детские мечты разрушились словно карточный домик в мае 1974. Тогда Светка Кормухина семилетняя белокурая девчушка с круглым, сплошь усеянным веснушками лицом, объяснила пятилетнему мальчику, что новые родители некогда не берут взрослых детей. Они усыновляют только совсем маленьких. И не ей самой, ни Сереже, а также никакому другому их ровеснику ничего хорошего в этой жизни не светит...В тот день Светка отняла самое дорогое- мечту. Действительно, больше ничего хорошего совсем не осталось...
  Сережка заплакал хуже любой девчонки. Сгорая от чувства стыда и собственной никчемности, он убежал из детского дома. Когда истерика, наконец, прекратилась мальчик осознал, что очутился в городском парке. Разношерстная детвора с радостным визгом проносилась мимо сменяя один веселый аттракцион на другой. Качели, веселые горки, автодром, чертово колесо...Сережа ничего подобного никогда не видел. Слезы сами потекли из и без того красных глаз мальчугана. Но именно в тот самый момент Сережа и познакомился со своей будущей семьей. К мальчику подошли двое. Очень крупный мужчина и миниатюрная женщина.
  - Мальчик, почему ты плачешь? Ты потерялся?- Негромко спросила женщина.
  Сережа не смог ответить, лишь только слезы покатились еще сильнее.
  - Не переживай малыш, сейчас мы найдем твоих родителей. Скажи как тебя зовут? Я схожу в администрацию, и по радио объявят по всему парку, что потерялся мальчик, мы вмиг их найдем. Ну, говори, как тебя зовут?
  - Не на...до.. не надо никуда ходить...Я детдомовский, сбежал...Меня зовут Сережа...- всхлипывая, произнес мальчик.
  - Послушай, Сережка, можно я буду тебя так называть?- мужчина добродушно улыбнулся.
  Мальчик согласно кувнул.
  - Ну, вот и отлично. А мы ведь с тобой тезки. Меня зовут Сергей Иванович, а это Татьяна Викторовна. Хочешь мороженого?
  От этого мужчины исходило такое спокойствие и какая то необычайная внутренняя сила, что Сереже вдруг стало гораздо лучше, он перестал плакать и даже скромно заулыбался.
  - Ну что ты Сережа, совсем мальчика запугал...-затараторила женщина.
  - Ничего я его не запугал, видно же, что Серега настоящий мужик и плакать больше не будет...Ведь так?
  - Ага. Мороженого я еще не пробовал.
  - Ну так чего же мы ждем? Пошли скорее, сначала мороженое потом аттракционы, по рукам?
  - По рукам!- Счастью скромного детдомовского мальчишки не было предела.
  Вечером Сергей Иванович проводил паренька в детский дом, пообещав прийти на следующие выходные. Все произошло как в доброй волшебной сказке. Через четыре месяца Сергей Иванович и Татьяна Викторовна усыновили пятилетнего Сережу Леваго. С тех пор Сергея Леваго не стало. У страны появился новый гражданин Сергей Сергеевич Шиллер- сын советского дипломата и советника по стратегическим военным вопросам. Жизнь у мальчика изменилась коренным образом. Он легко обжился в новой обстановке, особенно учитывая тот факт, что других детей в семействе Шиллеров не было. Всю свою любовь и заботу они дарили бойкому пареньку Сережке, который очень быстро их полюбил и произнес такие необычные и такие милые сердцу слова: мама и папа.
  Сергей Иванович сам занимался воспитанием сына. У Сережи обнаружились высокие способности к обучению, и уже к десяти годам он прекрасно разговаривал почти на всех европейских языках. Отец во всем стал примером для молодого человека. Сергей Иванович помимо языков, научил Сергея прекрасному обращению с огнестрельным оружием, а также приемам необходимой самообороны. Сергей никогда не задавал вопрос, откуда отец так много умеет сам? Для него и для мамы, он всегда был простым человеком с большим и добрым сердцем. Даже находясь далеко в длительных загранкомандировках он никогда не забывал звонить и интересоваться как идут дела в школе у Сережки, рассказывать как он по ним скучает...
  Окончив школу с золотой медалью, Сергей пошел по стопам отца и поступил в МГИМО. Но, стать настоящим дипломатом, ему так было и не суждено. В начале девяностых он ушел в бизнес. Его пригласили в небольшую контору, собирающуюся заниматься поставкой новой компьютерной техники из Тайваня. . Благодаря связям, появившемся в институте в среде детей действующих дипломатов, Сергею оказалось несложно организовать и влиться в данный вид деятельности. Новые компьютеры завозились в страну вагонами и числились по всем документам как старый, и никому не нужный хлам. Нужно было только немного "отстегнуть правильным человечкам". Несмотря на кажущуюся примитивность данной схемы, она зарекомендовала себя весьма эффективной. Деньги полились рекой...
  Отец к тому времени уже был на заслуженной пенсии, чему очень сильно переживал, когда же последовал развал Союза, стал совсем плох. Ни с кем почти не разговаривал, стал прикладываться к бутылке, а в пьяном виде выкрикивал нелицеприятные высказывания в адрес господ Горбачева и Ельцина, самым безобидным из которых было- предатели!
  Жизнь же Сергея опять крутанулась самым неожиданным образом. Он познакомился с главным акционером. Оказалось владельцем этой небольшой фирмы, в которой трудился и прилично зарабатывал Сергей, является вор в законе Николай Кириллович Березов. Мужик, в общем, то умный и во многом похожий своими совковыми взглядами на отца. Он сразу объяснил чем занимается, и что время первичного накопления капитала- это время волков. Но в то же время так не может продолжаться бесконечно. Его же (Сергея) задача побыстрее перевести бизнес в человеческое русло. Он будет правой рукой, а со временем, скажем директором крупного частного, а главное "чистого от криминала" холдинга. Именно построением холдинга и стал заниматься Сергей Шиллер. Дела шли превосходно. Удалось скупить множество хороших заводов с плохими управленцами, которые за короткий срок, после череды увольнений, стали приносить огромную прибыль. На свои весьма немалые проценты Сергей "по-тихому" приобрел просторный дом и несколько виноградников в Каталонии. Опять же через знакомых дипломатов сумел приобрести и испанский паспорт на имя Серхио Леваго, кстати, тут не обошлось без помощи отца, потому что в основном, это были его знакомые дипломаты. Как учил Сергей Иванович, всегда готовь концы к отступлению. И вот в конце декабря 1995 года Березов собрал у себя в загородном доме на Рублевском шоссе Шиллера и Волкова. Никита Волков был левой рукой Березова, охранником и признанным головорезом. Он собрал вокруг себя стаю настоящих отморозков, делающих контрольный выстрел в голову быстрее, чем многие могут сказать "здрасте или до свидания". В тот памятный вечер Березов объявил, что его время прошло, наступает время деловых и активных молодых людей, таких как вы: Сергей и Никита. А он с женой рано утром улетает в штаты. Руководить холдингом отныне предстоит Сергею, а вопросами безопасности будет заниматься Волков. Ошарашенный данным известием Сергей не отправился прямиком домой спать, как собирался ранее, а заглянул к одной своей знакомой, прикупив по пути бутылку дорогого шампанского. Играла тихая музыка, молодые люди пили игристое шампанское и занимались любовью, пока поздней ночью музыку популярной радиостанции не прервала сводка экстренных новостей, сообщившая о смерти известного бизнесмена Николая Кирилловича Березова в результате заказного убийства. Его машина была обстреляна неизвестными по дороге в аэропорт Домодедово.
  Сергей сразу бросился к телефону, чтоб позвонить домой. Трубку так никто и не снял...Наспех одевшись, молодой человек запрыгнул в гелиндваген и помчался к родителям. Выключил фары за несколько кварталов и оставил машину в соседнем дворе. Бегом поднялся по лестнице и оказался в своей квартире. Кровавые полосы тянулись из коридора в зал. Отец лежал лицом вниз в затылке зияли несколько пулевых отверстий. Море крови. Очень похоже, что кровь не только отца, видимо он успел оказать какое-то сопротивление. Мать умерла на диване. На ее лице застыла бледная гримаса ужаса. Сдерживая рвотные рефлексы, Сергей добрался до телефона и набрал 02.
  - Двойное убийство. Проспект Ленина 98-112.
  - Кто говорит?
  - Сосед.- И Сергей спешно положил трубку.
  Сейф в соседней комнате оказался нетронут. Достав испанский паспорт и все деньги, а там оказалось несколько тысяч долларов, Шиллер вернулся в машину и поставил ее в гараж. Дальше действуя будто в тумане,Сергей уже не помнил как оказался на вокзале. Поезд до Владивостока. Перелет в Китай, оттуда в солнечную Испанию. Вывод был один: господин Волков решил единолично возглавить денежную империю Березова. Убийц было несколько. Профессионалы. Корицын и Белов личные телохранители Волкова, и его лучшие киллеры, однозначно. Возможно кто то еще. Ну что же войну выигрывает не тот, кто первым нападает, а тот, на чьей стороне Георгий Константинович Жуков, так любил говорить отец. Они ответят за все!
  
  
  Глава 12
  
  
  Бросив машину на дороге, напротив соседнего дома, Серхио пошел искать первый подъезд. Москву окутал черный мрак ночи. После освещенной дороги, не большой темный дворик дома Љ12 по улице Физкультурной, сплошь заставленный припаркованными автомобилями, казался страшным заколдованным лесом из детских сказок. Пистолет во внутреннем кармане прилично оттопыривал створ пальто, но в такой темени об этом можно не беспокоиться, все равно будет незаметно. Путь внутрь двора лежал вдоль территории заброшенного детского сада, огороженного металлической сеткой рабицой. Кое-где в заборе зияли огромные дыры, кое где забора не было вовсе. За забором в резной деревянной беседке компания веселой молодежи прожигала очередной субботний вечер. Негромко бренчала гитара, молодые люди курили, пили вино и пели душевные песни Цоя. Впрочем, почему вино? На улице здорово похолодало, и правильней было бы пить водку. Сомнений в том, что в любом случае ребята, что-то пили, у Серхио не возникло.
  Дверь подъезда, как Серхио и предполагал, была закрыта. Набрав нужную квартиру, испанец принялся судорожно выдумывать причину столь позднего беспокойства. Но это оказалось лишним. Хозяин явно кого-то ждал. Дверь открылась без разговоров. Быстро взбежав по лестнице на четвертый этаж, Серхио едва успел спрятать руку с пистолетом за спину, как оббитая кожей дверь с неровно приклеенными цифрами отворилась.
  - Гера, пидор, где тебя носит? Сколь тя можно ждать?- На пороге появился абсолютно лысый мужик в черных шортах и грязной белой майке, совершенно не скрывающей объемный пивной живот. В этом человеке с трудом можно было узнать некогда профессионального спортсмена, члена национальной команды по стендовой стрельбе и одного из самых жестоких убийц.
  - Эй, мужик, тебе чо надо?- Осознав, что это не Гера, спросил Корицын. Сергея он не узнал.
  За прошедшие шесть лет Сергей тоже сильно изменился. Лицо округлилось, усы и короткая испанская бородка в купе длинными волосами и ровным испанским загаром сделали свое дело. Узнать его сейчас стало практически невозможно. Выдать мог только голос, но и тут все было в порядке, благодаря легкому иностранному акценту.
  - Корицын Вадим Петрович?
  - Да.
  - У меня заказ. Дома еще кто- нибудь есть?
  - Нет. Погоди, какой нахрен заказ? Для кого?- Корицын начал терять терпение.
  - На тебя!- И Сергей сильно пнул ногой в грудь Корицына.
  От полученного удара Корь, скрючившись, свалился на пол. Обычно, лежащих не бьют, но сейчас было не до правил. Не хотелось возиться, связывать, терять драгоценное время, вполне достаточно врага просто деморализовать. Серхио пнул Корицына в лицо, послав последнего в глубокий нокаут. Пока тот приходил в себя, гость спокойно закрыл дверь изнутри, задернул шторы, выключил освещение, оставив лишь не яркий свет от настольной пластмассовой лампы. Остался последний штрих. Включил диктофон и положил его в боковой карман пальто.
  Наконец, Корицын стал проявлять признаки жизни.
  - Ты кто такой? Блядь...ты сломал мне зуб...-слова давались ему с трудом.
  - Здесь вопросы буду задавать я. Ты понял?- Сергей замахнулся кулаком.
  - Да...- отхаркивая кровь прошипел Корицын.
  - Так то лучше. Ты хочешь жить?- Гость вальяжно развалился на стуле в нескольких метрах от лежащего на полу мужчины.
  Тот согласно кивнул.
  - Вот и отлично. Значит, мы поладим. Сейчас я буду задавать вопросы, а ты честно на них отвечать. От твоей искренности, ну, или если хочешь чистосердечности будет зависеть твоя жизнь. Помнишь ведь: чистосердечное признание, облегчает наказание,- Сергей звонко рассмеялся.
  - Ну да ладно...Вернемся к нашим баранам. Расскажи как вы убили Сергея Шиллера, помнишь такого?
  - Мы...Я не убивал его. Мы его не убивали...
  - Не ВРАТЬ!- Серхио разъяренно вскочил со стула, и снова пнул помощника сенатора. Грязно белая майка постепенно превращалась в грязно красную.
  - Не надо...Я не вру. Серегу мы не убивали, собирались, но он исчез. Как сквозь землю...Пришлось замочить его родителей.
  - Чей это был приказ?
  - Волкова.
  - Сенатора Никиты Волкова?
  - Угу.
  - Сколько исполнителей?
  - Четверо.
  - Говори.
  - Я, Белов, Подгорный и американец. Наемник. Бутмен, Бэтмен...точно не помню. Профессионал. Мы по сравнению с ним просто мальчишки. Это он застрелил стариков.
  - Расскажи про Белова и Подгорного?
  - Подгорный...Тогда все сразу пошло не так. Нам нужен был Серега. Я не знаю, что именно там произошло, но Подгорный был тяжело ранен. Он умер, мы даже не успели донести его до машины.
  - А Белов?
  - Сел на иглу. Тяжелая психологическая нагрузка. Не выдержал, стал колоться. У сенатора Волкова не может быть помощником наркоман, тем более который столько знает...
  - Убрали?
  - Да. В прошлом году. К черту все!- Корицын подполз к батарее и облокотился на нее спиной.
  - Ты тоже сидишь на игле?
  - Нет. Я не дурак,- помощник сенатора потрогал нос,- кокс...нюхаю. От шприца остаются следы.
  - Гера, которого ты ждал, дилер?
  - Да. Должен скоро принести товар. Задерживается где то, сука.
  - Как мне найти американца?
  - Только Волков знает. Мне он нахер не нужен.
  - Спасибо за откровенность, прощай,- Серхио медленно наставил дуло пистолета на Корицына.
  - Ты же обещал? Я все рассказал...Все!- голос мужчины предательски задрожал.
  - Не переживай, там это тебе зачтется!
  Два глухих хлопка, как последний салют, оборвавшейся жизни утонули в жадной пустоте вечности.
  На кухонном столе Серхио нашел телефон Корицына. В записной книжке легко отыскался номер Волкова. Набрав его на своем телефоне, мужчина нажал кнопку "send".
  - Никита Андреевич Волков?
  - Да.
  - Извините за столь поздний звонок. Беспокоит Паоло Ронеро из Экспансьон. Это ведущая испанская политическая и экономическая газета. Мы знакомим своих читателей с политической элитой новой России. Сейчас это крайне интересная тема. Ваш номер мне дал ваш коллега сенатор Гаврилов, который сейчас отдыхает у нас в Испании. Интервью с ним выйдет на следующей неделе...
  - Я понял, что вы хотите от меня?
  - Я завтра буду в Москве, и хотел бы взять у вас интервью. На сколько это реально?
  - Вы понимаете, мой день расписан буквально по минутам...
  - Я вас, понимаю, как насчет обеда за счет нашей редакции? К тому же я уверен, это интервью заинтересует многих...Наши страны должны более тесно сотрудничать в сфере бизнеса и долгосрочных инвестиций. Вы согласны?
  - Пожалуй, соглашусь. Только одно условие. Интервью со мной должно выйти раньше, чем с моим другом Гавриловым...
  - Кажется, мы отлично понимаем друг друга,- Серхио рассмеялся.
  - Договорились. Завтра в два часа дня. Есть одно уютное, спокойное место. Там никто не сможет нам помешать. Записывайте адрес...
  
  
  Глава 13.
  
  
  Глэйзер расвирипел. Его ноздри, словно два паруса, раздувались и смешно подергивались с каждым вырывавшемся изо рта криком. Он отчитывал, будто нашкодившего мальчишку, здоровенного бугая, хмуро насупив брови.
  - Боумен, вы идиот! Нет, вы не идиот, Боумен...Идиот- это слишком легко для вас. Вы, кретин! Да, да, самый настоящий кретин! Джо Маккарти назвал бы вас коммунистом и наверняка посадил! А может даже повесил...
  - Ну как вы объясните мне? Как кто-то использует русского агента в своих целях? На территории Соединенных Штатов? И заметьте- это не мы!!! Скажу больше мы даже представления не имеем чьих это рук дело? Англичане? Французы? Евреи...?
  Боумен только развел руками.
  - У нас под боком разгуливает двойной агент, а мы ни сном, ни духом...Какое он получил задание? Может взорвать белый дом или убить президента? Ну, что вы молчите, Боумен, воды в рот набрали? Расскажите мне свою версию, облегчите душу!
  - Я не гадалка, сэр!- Боумен сурово посмотрел на советника.- Я профессионал, потому пока мы не отыщем этого двойного агента, не о чем говорить.
  - Хорошо, как вы вышли на его след?
  - Наш человек в России дал некоторые наводки. Мы знаем, что он был у Харриса. Назвался Смитом. Сами знаете у нас миллионов двадцать этих Смитов, хотя даю двести процентов- это не настоящая фамилия. Дальше мы его потеряли. Опять же от русского пришла информация, что агент получил новое задание от вторых лиц. Он думал, что это мы...Это все!
  - Пусть так думает и дальше. Идите, Боумен. Делайте, что хотите, но найдите мне этого двойного агента. У меня есть на него планы...
  
  
  Глава 14.
  
  
  Кафе, приютившееся на первом этаже помпезной сталинской монолитки, всего в нескольких кварталах от Государственной Думы, действительно располагало всем необходимым для непринужденной беседы. Небольшой уютный зал с круглыми деревянными столиками, бильярдная комната и несколько удобных кабинетов для ведения переговоров или уединенной беседы. Несмотря на погожий воскресный денек в полдень посетителей было не много. Оставив верхнюю одежду в гардеробе и отметив про себя отсутствие камер видео наблюдения, Серхио устроился за пустующим столиком в самом углу помещения, откуда прекрасно просматривалось не только все кафе, но и через витринное пластиковое окно, вся улица. От волнения с самого утра Серхио не находил себе места, поэтому приехал на встречу на два часа раньше намеченного срока.
  В противоположном углу два молодых человека, судя по "выпирающей солидности", явно депутаты, вели оживленную дискуссию по поводу все разрастающейся проституции. И хоть находились они в значительном удалении от столика Серхио Леваго, благодаря початой бутылке водки на их столе, возможно уже не первой, их разговор могли слышать все, кто в данный момент находился в кафе.
  - Нет, ты послушай. Я, однажды, наблюдал такую сцену в обычном продуктовом магазине. Значит мужик, этакий интелегентишка, в заношенном костюмчике, с усиками и в очечках...Ага, правильно говоришь, типичный представитель элитарного клуба знатоков, только без бабочки...Так вот стоит он значит в очереди, в руках букет цветов, под мышкой бутылка водки, ну любому дурачку понятно, что мужчина готовится к любовному свиданию с дамой. А продавщица, страшная, как вся моя жизнь, толстенная хамоватая бабища, непроходимый придаток социализма, ему и говорит: "Чо, мол надо?" Ну, он давай мяться, говорить, что мне вот эти, резинки. Она: "Какие резинки? Говори громче, не мямли!" Мужик весь покраснел и как гаркнет на весь магазин: "Давай, говорит, презервативы! Две пачки." И показывает ей на пальцах. Сначала один палец показал, ага, как неприличный жест в американских фильмах, а потом и второй указательный, на, мол, выкуси. А та, не долго думая тоже на весь магазин как заорет: "Да, пожалуйста, держи свои хуёцки. Только смотри, чтоб насмерть тебя не затрахали, козел старый!"
  Так что не победить нам проституцию, пока мы эту "совковость" в себе не изживем. Сам посуди. Пришел к проститутке: на те, пожалуйте, тут любые гондоны к твоим услугам, хочешь с пупырышками, хочешь с колечками, красные, белые, черные; хочешь с бананом, хочешь с клубникой...
  - Нет, Мишань, не соглашусь. Тут проблема несколько иная. Побороть этот порок можно, на вскидку приходят сразу два метода: Первый: нужно жесткое законодательство, проститутка- все, мадам, милости просим на пятнадцать лет. Все проблемы не станет. Второе: можно не садить шалав, а скажем, клеймить их. Только представь. На лице штамп...Всё- женщина третий сорт, всеобщее порицание, никто не захочет с этим жить. На самом деле все просто, не хватает только суровой, но справедливой, руки закона.
  "Проституция- это сугубо социальное явление, господа дерьмократы, дайте людям возможность честно, а главное хорошо зарабатывать, и проституция исчезнет, как класс, сама по себе" - про себя возразил Серхио.
  - Добрый день. Могу я предложить наше меню?- Очаровательное белокурое создание с вьющимися волосами в короткой юбке и прозрачной блузке с глубоким, аппетитным вырезом, улыбалась Серхио своими пухленькими губками.
  - Что, простите? Заслушался тех господ, не расслышал.
  - Господа депутаты, частенько обедают у нас.
  - Обедают? Так они же пьют? Как они после этого работают?
  - Сразу, даже без вашего акцента видно, что вы иностранец. Так это тут они работают, все о народе думают, а там они зарабатывают. Кроме того сегодня у них выходной.-Девушка эротично облизала губы.
  - Могу я узнать ваше имя?
  Девушка наклонилась, Серхио смущенно отвел взгляд от оказавшегося перед его глазами волнующего выреза.
  - Анжела.
  - Серхио. Рад знакомству.
  - Могу я предложить вам наше меню?- повторила вопрос девушка.
  - У меня назначена встреча здесь, через два часа. А мой самолет прилетел рано утром, город я знаю плохо, вот и добрался сюда так не вовремя. Принесите, Анжела, пожалуйста, мне легкий салат, на ваш выбор, и свеже выжатый апельсиновый сок, я не хочу наедаться раньше времени.
  - Хорошо. Сейчас, что нибудь придумаем.
  - Кстати, Анжела, а что, вы, думаете насчет обсуждаемой господами депутатами темы?
  Девушка загадочно улыбнулась и сказала:
  - Я работаю до семи, если заедите за мной в это время, то обязательно узнаете. Тем более, ночью Москва прекрасна, могу показать.
  - Договорились. Буду в семь.
  - А может все-таки легализовать? Пусть общество у нас и пуританское, но кто его будет спрашивать? Бац, бац и в дамки!- Не унимался первый депутат, размахивая рукой как саблей.
  - А что? Тоже мысль. Давай выпьем. Ну, за легализацию! За секс туризм! Послушай только как звучит: Москва- Нью Амстердам! В каждой витрине по голой бабе!
  Через тридцать минут шумные депутаты удалились, едва державшись на ногах, оставив Серхио один на один со своими мрачными мыслями.
  План убийства Волкова был достаточно прост. Отец всегда учил искать у противника слабости и всегда ими пользоваться. Просто так подобраться к нынешнему сенатору было не просто. Его дом на Рублевке представлял собой неприступную крепость с многоуровневой системой сигнализации и обученными бойцами вневедомственной охраны. Нигде без телохранителей он не появлялся. Единственным слабым местом, о чем так долго и размышлял Сергей, являлось непомерно раздутое тщеславие. Он всегда и во всем пытался быть первым. Идея с интервью, попала в самое яблочко. Рыбка клюнула, осталось только завершить начатое и сквитать все счеты. Сначала Сергей так и планировал осуществить все в кафе, в туалете, на улице, не важно...Но, слова Корицына о американском профессионале не давали покоя. Он тоже должен получить на орехи! Необходимо выяснить кто он, и как его можно найти? Задачка выходила не слишком простой. Приходится, что называется, корректировать план прямо по ходу пьесы.
  Сенатор Волков опоздал на сорок минут. Охранники сразу проводили его в свободную комнату для переговоров. Серхио поднялся со своего места и дружелюбно помахал рукой. Секьюрити обыскали ручным металодетектором испанца, пропустили его внутрь, а сами остались караулить с наружи.
  - Сеньор Ронеро? - Сенатор поднялся с дивана и протянул крепкую жилистую руку.
  - Си, сеньор Волков? Очень приятно.- Серхио уже успел забыть какое крепкое рукопожатие у бывшего охранника Березова.
  - Прошу вас, сеньор Ронеро, присаживайтесь. Выпьете вина?
  - С удовольствием.
  В помещении царил полумрак. Через завешанные шторами окна свет почти не проникал в помещение, лишь тусклые настенные бра создавали некий ореол видимости.
  Испанец достал из кейса диктофон и положил на стол перед собой.
  - Итак, сеньор сенатор, приступим?
  - Конечно. Задавайте ваши вопросы, я готов.
  
  
  Глава 15.
  
  
  Ровно в семь часов вечера черный гелендваген остановился у тротуара прямо напротив выхода из кафе. Анжела в коротенькой кожаной куртке и обтягивающих синих джинсах стояла на тротуаре недовольно поглядывая на часы. Серхио вышел из машины и приветливо помахал рукой девушке. На лице Анжелы расплылась радостная улыбка. Она была прекрасна. Довольно проворно девушка процокала на своих длиннющих шпильках по выложенной мощаткой дорожке, и запрыгнула, в услужливо открытую Серхио, дверь "Мерседеса". В машине Анжела расстегнула молнию куртки, и Серхио отчетливо увидел под мягкой красной тканью рубашки завораживающие торчащие бугорки, очевидно лифчик девушка одеть забыла.
  - Так что, вы Анжела думаете о проституции?
  - Давай на ты?
  - Ок.
  - Я против проституции, но я не против хорошего секса за хорошие деньги,- девушка звонко рассмеялась.
  - Куда едем? Командуй, но не забывай, я тут ничего не знаю.
  - Поехали ко мне. Домой. Не переживай я живу одна, без мужа...если тебя это беспокоит...
  - А как же обещание показать мне интересные места в вашем городе?-Серхио лукаво улыбнулся. Мне как туристу не помешает хорошая программа. Устроишь?
  - Интересные места я тебе покажу, не волнуйся.- Анжела задорно подмигнула иностранцу.- Бери от жизни все-вот мое жизненное кредо! А какое кредо у тебя?
  Молодой человек на секунду задумался.
  - Да нет у меня никакого кредо...Хотя нет..Может так? Человеку дано два уха и только один рот, потому нужно меньше говорить и больше слушать. Как тебе такое кредо, а?
  Девушка рассмеялась.
  - Поддел, поддел, пять баллов!
  Фары осветили тротуар. И черный автомобиль, отражая на своей гладкой лакированной поверхности разноцветные огни неоновой рекламы сорвался с места, оставив на грязном, подмерзшем асфальте, очередную, не менее грязную полосу жженой автомобильной резины.
  Дорога оказалась забита так, что спешащие по тротуару пешеходы легко обгоняли лениво ползущие по проезжей части автомобили и скрывались в темных недрах московской подземки.
  - Анжела, как же ты добираешься до дома? - Удивленно спросил Серхио.- Мы вот уже почти битых два часа ползем по этим улицам, но когда еще приедем к тебе домой...Не ужели ты каждый день столько времени тратишь на дорогу? Ведь никаких сил на это не хватит.
  Анжела вновь звонко рассмеялась.
  - Нет, конечно, я ведь на метро езжу: тридцать минут и дома! И никаких пробок, правда чтоб в вагон залезть локтями приходится изрядно поработать. Так что кто ездит в метро в час пик им никакой шейпинг не нужен, он и так два раза в день обеспечен. Вот здесь поверни направо, на объездную, чуть длинней, но зато без пробок и почти без светофоров.
  - Ок.
  
  
  Глава 16.
  
  
  Весь мир сошел с ума. Это же очевидно...
  И это совершенно точно! К такому выводу пришел Серхио Леваго, переключая каналы кабельного телевидения замотанным в целлофановый пакет инфракрасным пультом.
  Молодая девушка с кукольным личиком в строгом сером костюме, рассказывала об очередной напряженности в секторе газа; урагане чудовищной силы, прокатившемся по территории Соединенных Штатов; взрывах в Англии, в Чечне, Дагестане, Ираке; наводнениях в Китае и Шри-Ланке, беспристрастная камера везде выхватывала разрушенные здания, детей в изодранной одежде, уничтоженные посевы и неподдельные человеческие эмоции: страх, слезы и горе потери близких...
  В квартире Анжелы он жил уже больше недели. Приветливое весеннее солнце сквозь пыльное стекло окна вовсю освещало прямоугольную комнату, обклеенную зелеными обоями с замысловатыми цветочками. На одной из стен висела картина с изображением немолодой женщины с прядью седых волос. Это же лицо своим выразительно уставшим взглядом, казалось, разглядывало обнаженного мужчину, развалившегося на кровати с телевизионным пультом в руках, прямо с гипсовой поверхности вазы, стоявшей на старомодном дубовом комоде. Поежившись, Серхио выше натянул на себя одеяло.
  В комнату вошла Анжела, закутанная в махровый халат, словно в огромный кокон.
  - Вставай лежебока, солнце уже высоко!
  - Это я и сам вижу!- Серхио поднялся с незаправленной кровати, подошел к окошку и плотно задернул шторы.- Не люблю солнечный свет...
  К дому напротив подъехал черный ленд-краузер из которого выскочили несколько хмурых, бритых наголо молодых парней в спортивных костюмах.
  - Смотри к вашим соседям бандюганы пожаловали,- Серхио ткнул в окно, приглашая Анжелу посмотреть в окно.
  - Конечно, за героином приехали. Весь день будут ездить, не обращай внимание...
  - За героином? А что ваша милиция не знает об этом?
  - Ну что ты как маленький, все всё прекрасно знают. Только милиция сама с этого деньги имеет...Понимаешь, у нас сейчас героин как семечки можно купить, в любом подъезде...
  - Обалдеть, когда то в каждом подъезде можно было купить самогон, а теперь героин...
  Девушка рассмеялась.
  - Капитализм, как видишь, приживается!
  Дверь подъезда распахнулась, и молодые люди веселой гурьбой быстро заскочили в свою машину. Джип сразу рванул по двору, разметая своими огромными колесами грязные лужи.
  - Чем будем завтракать? А то я голодный как волк,- Серхио прижал к себе девушку.
  - Прошу на кухню, я приготовила завтрак. Не ахти какой конечно, но все таки. Надеюсь, ты любишь яичницу и пирожки с капустой?
  - Обожаю!
  - Тогда марш в ванную умываться! А я пока поставлю чайник.
  - Анжела, это случайно не твоя мама?- испанец ткнул пальцем в направлении висевшей картины.
  - Случайно, да!- девушка весело рассмеялась. Что думаешь насчет картины? Моя работа!
  - Ты нарисовала это сама?
  - А что тут такого? Кстати ваза тоже моя работа. У меня образование художника. Даже выставка одна была...Эх..э - девушка обреченно махнула рукой.- Никого не интересует никому неизвестная одаренная девушка. Всем подавай знаменитостей!!! Девушка замолчала, заметив улыбку на лице Серхио.
  - Зря ты смеешься, в газете так и написали одаренная серость! Или серая одаренность...в общем не важно...
  - Я куплю все твои картины. Нет, я организую выставку в Барселоне, вот увидишь, ты не просто талантлива, ты гениальна...
  - Попробовал бы ты сказать, что то другое, остался бы без сладкого,- Анжела игриво распахнула халат, на секунду обнажив прекрасную грудь и тут же запахнув его обратно.
  - Я серьезно. Не думай, что говорю это только потому, что сплю с тобой. Я не вкладываю деньги в сомнительные предприятия. В тебе я вижу прекрасное вложение средств. Так что тебе придется постараться и создать мне побольше этих...Серхио, подыскивая подходящее слово, обвел рукой комнату, ну помоги мне...э..
  - Шедевров?
  - Точно. Хотел сказать картин, но ты права - шедевров. Ты рисуешь картины, я организую выставку и продажу. По рукам?
  - Я не против. Анжела нежно поцеловала Серхио. Пошли, пока все не остыло окончательно, партнер.
  - И вот только что нам сообщили об очередном заказном убийстве.- Девушка диктор, с ничего не выражающим каменным лицом, выдержав мхатовскую паузу продолжила,- Как стало известно машина известного сенатора Никиты Андреевича Волкова сегодня подверглась нападению на юго-западе Москвы. По неподтвержденным пока данным в машине помимо сенатора находились и двое его помощников. Все трое мертвы. Правоохранительные органы, от каких либо заявлений и комментариев отказались, сославшись на ставшую уже дежурной фразу: "Ведутся следственные мероприятия". Надеемся в ближайшее время комментарии все таки последуют...А теперь перейдем к прогнозу погоды...
  Сердце бешено колотилось, вески пульсировали, ноги стали ватными и потихоньку подкашивались, единственное, почему Серхио не очутился на полу, оказалась поддержка Анжелы. Пусть так, но Бог шельму метит! Весь мир сошел с ума! И это уже совершенно точно!
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"