Беляков Олег Викторович: другие произведения.

Детектив "Право умереть"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая книга из цикла "Элиот Грин"


   Все происходящие события, действующие лица, территории являются художественным вымыслом. Любые сходства с историческими реалиями абсолютно случайны.
  
  

Право умереть.

  
   Только богам дано право убивать...
  
  
   Пролог.
  
  
   Он снова открыл глаза.
   В душной, плохо проветриваемой комнате, насквозь пропитанной запахом церковного масла и горелого воска, от темноты, сгустившейся вместе с копотью эфирных масел, по спине пробежали мурашки. Темнота всегда угнетала. Свечи давно погасли, а другого света в комнату попросту не поступало. Здесь не было окон. Здесь и не могло их быть. Это комната боли. Его боли! Это ХРАМ! Храм, скрытый от всех и вся. То, что столько лет тянуло его в бездну...Бездну прошлого, то что он много раз пытался забыть, но так и не смог...
   Влажная от холодного липкого пота рубашка пристала к спине, вызывая раздражающий зуд, отчего все тело непрерывно чесалось, шея затекла от неудобного деревянного подлокотника кожаного кресла, в котором он уснул, сжимая в кулаке крошечное сердечко из лунного камня. Эта милая подвеска сегодня не помогла. Ему опять снились кошмары...
   Он снова и снова видел эти лица. Эти сжавшиеся до размеров клейстерной трубки тела, эти мышиные полосатые робы, мешком висящие на этих чуть живых "суповых наборах" и все равно улыбающихся своими деснами во всю ширину своих беззубых ртов...В доли секунд, живьем сгоравших в печах крематория, или сбившись в одну кучу, взяв друг друга за руки, умирали в газовых камерах с этой блаженной, чертовой улыбкой...
   Сколько раз он просил Господа, простить его грехи и избавить от этих снов. Каждый вечер он молился, чтоб эта ночь стала последней. Последней в его жизни. Чтоб не было больше ни его, ни чьих либо еще - страданий. Но время шло, а избавление так и не приходило. Господь остался глух к его безутешным молитвам. Бог давно от него отвернулся.
   Он снова открыл глаза...
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 1. 04 сентября 1957
   четверг
  
  
   Домой Элиот вернулся в половине девятого. Открыв входную дверь, Мишель радостно приветствовал друга взмахом руки, осторожно выхватил у него огромную картонную коробку, которую Элиот держал одной рукой; пропустил внутрь, второй рукой он прижимал к ребрам пухлую кожаную папку.
   - Ух, ты какая горячая!- восторженно воскликнул француз.
   - Да, только что из печки, косая пиццерия в соседнем доме, так что пока не остыла, давай быстренько ее уничтожим.
   - Косая пиццерия, я правильно расслышал?- С сомнением переспросил Мишель.
   Элиот рассмеялся:
   - Ага, правильно, просто дом, в котором расположена пиццерия, стоит наискось по отношению к проспекту, вот местные жители и прозвали его косым.
   За ужином никто не проронил ни слова. Куски пирога с поразительной скоростью исчезали из лона картонной упаковки. Интенсивно работая челюстями, друзья попеременно подливали в чашки сваренный в турке кофе.
   Спустя сорок минут молодые люди расположились на серой, обтянутой велюром тахте в просторной гостиной комнате. Элиот придвинул коротконогий деревянный журнальный столик и положил на него принесенную папку, расстегнув молнию, достал все содержимое.
   На столе оказались черно-белые фотографии и исписанные мелким почерком листы бумаги.
   - Что берешь работу на дом?- усмехнулся Мишель.
   - Принес, чтоб побыстрее ввести тебя в курс дела. Элиот протянул несколько фотографий.
   - Это Джони Чепп, мужчина 1902 г.р , черный. Пьянчужка без определенного места жительства. Жил на средства от милостыни плюс копошился в мусорных баках. Хотя жил, громко сказано. Деньги он в основном пропивал.
   На глянцевых листах Мишель увидел черного мужчину, лежащего в черной луже, с множеством черных пятен на светлой рубашке. На дряблых щеках протянулись несколько, почему-то вертикальных морщин. Глаза выпучены выряжая состояние величайшего ужаса. Словом лицо, словно ожившая африканская маска.
   - Это что кровь? Вдруг осознал Мишель.
   - А ты что надеялся увидеть бутафорскую краску?- Элиот ухмыльнулся.
   - Преступление датируется 12 марта 1956 года, т.е. произошло больше года назад. Как видишь на теле множественные порезы, в основном неглубокие. Глубокое проникающее ранение одно в область печени, безусловно, смертельное. Но тем не менее смерть наступила не от него, а от сильного удара тупым предметом, предположительно куском водопроводной трубы или арматуры в основание черепа. На фото труп перевернули криминалисты.
   - Так значит он умер не сразу?
   - Да бедняга мучился пять- семь минут даже пытался ползком скрыться, но убийца жахнул ему трубой по голове. Орудие убийства не обнаружено, естественно убийца тоже.
   - Где это случилось? Мишель показал на фото.
   - В Сент- Луисе, штат Миссури, в негритянском квартале. Но смотрим дальше.
   - Пипо Вудс, 50 лет, негр, убит 5 месяцев назад 4 апреля 1957г. Элиот протянул следующую пачку фотографий. Абсолютно идентичные ранения, смерть в результате удара тупым предметом в основание черепа, убийство совершено в негретянском квартале Киммсвика, в глухом заброшенном сквере.
   - Тоже уличный попрошайка?
   - Ты проницателен, мой друг.
   - Родственники у них остались? Может друзья?
   - Это интересный момент. Ни у кого из убитых нет ни родственников, ни друзей. Нет даже тех, кто бы о них просто побеспокоился. Смотри дальше. Сайра Бэнкс, негритянка убита 1 сентября 1957г. Три дня назад констатировал Элиот. 27 лет, весьма смазливая...- Элиот усомнился своим словам, пытаясь найти признаки красоты в обезображенном смертью лице. Не найдя своим словам подтверждение, передал снимок Мишелю.
   - Она снимала комнату в женском общежитии на Кирет-Стрит, это не негритянский район, заметь. Что касается самого убийства, то оно тоже отличается от предыдущих. У нее сломано три ребра, ключица. Все тело один сплошной синяк. Преступление совершенно ночью, приблизительно около двух часов, на углу Брэвон роуд и Кирет-Стрит.
   - Наверное, она пыталась оказать сопротивление?- Предположил Мишель.
   - Не думаю...С дыркой в печени вряд ли сможешь сопротивляться. Тут что-то другое, надо над этим хорошенько подумать, молодец, что обратил на это внимание.
   - На углу Брэвон роуд...Так это рядом? Мишель смотрел на фотографии убитой.
   -Да тридцать минут неспешной ходьбы.
   - Но ты говоришь, что она снимала комнату? Значит, она работала?
   - Да. Правда, ее работа весьма специфична. Она приторговывала своим телом. У нее уйма приводов в полицию, досье на нее настолько пухлое, что сравнимо с любым популярным романом. Судя по всему весьма недурно зарабатывала...
   - Так она проститутка! Физиономия француза вытянулась, выражая крайнее удивление, смешанное с оттенком брезгливости.
   - Знаешь, старина, ты очень вовремя появился, я безумно этому рад.- Элиот похлопал друга по плечу.
   - Ты смущаешь меня, Эл,- по-моему, у меня уже проступил румянец.
   - Я здесь уже десять дней, но не продвинулся в расследовании ни на шаг. Местное полицейское руководство сквозь пальцы смотрит на смерть черных и точно также проводит расследование,- пропустив реплику друга мимо ушей, продолжил Элиот.
   - Это еще почему? Снова удивился Мишель. А как же принципы равенства, демократия...воспеваемые американцами?
   - Утопия! Видишь ли, дорогой друг, нравоучительно начал Элиот. Миссури исторически штат приемлющий рабовладельчество. Здесь до сих пор к другому цвету кожи относятся болезненно. 93 % штата составляют белые и лишь 7% - это люди с другим цветом кожи. Дядя Говард и пригласил меня, потому что прекрасно понимает, что расследование убийств негров будет проводиться спустя рукава, да еще и с закрытыми глазами. Так что, Мишель, я могу рассчитывать только на тебя и сержанта Хайнца. Ты его видел сегодня.
   - Это тот косматый паренек, дежуривший у твоей двери?
   - Он самый. Кстати Капитан Берг, начальник отдела убийств, до сих пор не видит связи между этими преступлениями. Говорит, что это пьяные разборки черномазых ублюдков, и нормальным людям нет до этого никакого дела. Пусть они хоть все друг друга перережут.
   - Славный малый...
   - Да и к несчастью по совместительству наш начальник. Ну и как говорится на десерт Бентон Коф. Элиот протянул новые фотографии.
   - Так это еще не все? Убийца явно плодовит,- мрачно пошутил Мишель.
   - Бентон Коф, негр, 58 лет, без определенного места жительства. Для нас интересно время и место преступления. Оно датируется 01 февраля 1955г. Убит ночью, в негритянском квартале в безлюдном сквере города Детройт штат Мичиган. Колотое ножевое ранение в область печени. Интересно, что полиция Детройта схватила убийцу, некоего Коби Эрла, собутыльника Кофа. Как видно из материалов следствия, Эл указал на исписанные листы, Эрл отрицал свою вину, но ничего вразумительного не говорил, так как был "в стельку пьян". Через две недели следственных мероприятий сознался и подписал для себя смертный приговор.
   - Так ведь сейчас очевидно, что он не виновен!- Воскликнул Мишель.- Давай напишем письмо прокурору на пересмотр дела, свяжемся с его адвокатом...
   - Поздно...Уже слишком поздно. Год назад Коби Эрл был приговорен к смертной казни и приговор приведен в исполнение...
   - Черт...И что ты думаешь насчет всех этих убийств, Эл? Есть, какие нибудь мысли?
   - Есть....Но давай обсудим это завтра. А сейчас есть повод отметить твой приезд!
  
  
  
  
   Глава 2. 05 сентября 1957
   пятница
  
  
   - Итак, господа, предлагаю обсудить наше расследование!- Элиот настежь распахнул окно в своем кабинете, опустился в кожаное кресло и вытянув под стол свои ноги, облокотился на спинку, пытаясь найти более удобное положение.
   С другой стороны стола, на принесенных из офиса капитана Берга стульях устроились Мишель Блан и Эрик Хайнц. Пожалуй, три человека это был максимум для этой комнатушки, иначе людям пришлось бы ютиться разве что на головах друг у друга.
   - У кого нибудь есть соображения?- Элиот запрокинул голову, закрыл веки и помассировал уставшие глаза.
   - Эл, ты сам говорил вчера, что у тебя есть кое какие соображения по этому поводу. Может ты и начнешь?
   - Мистер Грин, позвольте, начну я?- довольно бодро произнес Эрик Хайнц, но тут же его щеки запылали, выдавая некоторое волнение.
   Элиот внимательно посмотрел на юношу, признаться, за то время что он провел в полицейском управлении Киммсвика, этот лохматый паренек произвел хорошее впечатление своей любознательностью, исключительной честностью, подкупающей искренностью и прямотой с некоторой толикой безрассудства, столь характерной для юного возраста. Теперь он приятно удивил способностью мыслить аналитически.
   - Конечно, Эрик, начинай.
   - Прежде всего хочу перечислить те преступления, звенья которых мы пытаемся собрать в одну цепочку. Все эти убийства имеют между собой много общего: во-первых все убитые черные, что по моему немаловажно, во-вторых все низкого социального положения, в третьих всем им был нанесен удар колющим острым предметом, ножом или скальпелем, не знаю, но факт остается фактом, убийца, очевидно, знает себе цену, владеет этим оружием и вероятно неплохо разбирается в биологии.- Эрик внезапно замолчал, взял со стола графин с водой, наполнил стакан и одним глотком выпил.
   - Прекрасно, Эрик, продолжай,- похвалил сержанта Элиот.- У тебя неплохо получается.
   - Спасибо, мистер Грин. Но, все таки есть и отличия, возьмем, к примеру, эту девушку...мм...
   - Сайру Бэнкс,- подсказал Элиот.
   - Да, спасибо, Сайру Бэнкс...Ее тело сплошной синяк...С остальными убийца действовал, если конечно так можно выразиться, более сдержанно что ли...А с ней что то пошло не так...Зачем он ее избивал? Что, наконец, пошло не так?
   - Я думал над этим вопросом, это действительно важный момент, хорошо, что ты обратил на это внимание, Эрик, у меня есть несколько объяснений этого, но предлагаю пока не зацикливаться на данном факте...
   - Почему это?- вмешался Мишель.- Ты сам только что говорил, что факт важный, а через минуту, уже как бы и не совсем...Как это понимать, Эл? Прошу, поясни?
   - На самом деле все достаточно просто друзья мои, мы не имеем достаточно достоверных сведений на сей счет. Настолько ли мы уверены, что можем утверждать, что именно убийца избивал девушку? Нет, у нас есть только предположение, и вот если оно верно, то это несколько раскрывает нам психологические особенности преступника, не более того...А вот если это предположение ошибочно, то оно совершенно точно заведет нас в тупик и еще дальше отодвинет от раскрытия этой серии убийств. Так что согласитесь, друзья, по крайней мере, на данном этапе расследования нам не стоит полагаться на данный факт, но и забывать про него мы не станем. Будем держать в головах, пока нужный картинка не займет свое место в мозаике.
   Мишель примирительно развел руками.
   - Убедил. Нечего сказать.
   - Продолжай, Эрик.
   - Я почти закончил. Суть моего анализа сводится к тому что нам практически ничего не известно о других убитых...да и зацепиться не за что... Так что остается только Сайра Бэнкс, я считаю именно в этом направлении нам стоит копать.
   - Блестяще! Все по делу. У нас действительно мало сведений, нет почти никаких ни фактов, ни улик, как говорят в таких случаях. И как правильно сформулировал Эрик у нас остается только один выход. "Копать" убийство Сайры. Эрик, когда будет готово заключение патологоанатома?
   - В понедельник. Док Салтри обещал подготовить все к понедельнику.
   - Салтри? Я встречался с Джоном...-Элиот пытался припомнить фамилию доктора.- Джоном Флоресом.
   - Да, Оли Салтри! Видите, ли, мистер Грин, Киммсвик достаточно маленький городишко и у нас нет патологоанатома, как такового. Просто нет такой потребности...У муниципалитета заключен договор с несколькими практикующими докторами на оказание ряда услуг, за э..э как бы это правильней выразиться, достаточно скромное вознаграждение. Таким образом, как только возникает необходимость в этих услугах мы обращаемся к одному из этих специалистов, смотря кто на данный момент свободен.
   - Спасибо, Эрик, теперь все стало на свои места.- Элиот улыбнулся.- Итак, в первую очередь нам предстоит посетить Кирет-Стрит и побеседовать с соседкой мисс Бэнкс. Единственное хочу сразу предостеречь: сотрудники полиции уже беседовали с девушками и ничего не добились...Полицию там не жалуют, потому нам придется действовать либо настойчивей, либо мягче, либо грубей, все по обстоятельствам, чтобы хоть что нибудь вытянуть стоящее из девушек и не повторить участи наших коллег, и не наступить на те же самые грабли. Нам нужна информация, нам нужны факты, а не просто отговорки типа "да", "нет", я "ничего не знаю, и знать не хочу" брошенные через закрытую на цепочку дверь.
   - Приступим прямо сейчас?- Эрик Хайнц мгновенно вскочил со своего стула.
   - Подожди, Эрик, мы еще не все обсудили!- Элиот жестом указал сержанту сесть на место.- Обитатели Кирет-стрит люди рабочие, потому вероятность застать их дома в первой половине дня очень мала. Начнем наше знакомство с обитателями Кирет-Стрит после шести.
   Мишель поднял ладонь.
   - Ок. Заметано. Что то еще, Элиот?
   - В понедельник узнаем дополнительные подробности от Дока Салтри, возможно, нам повезет и он подбросит нам пару тройку новых улик или хоть каких мало-мальских зацепок. Мы всему будем рады! Если у преступника все пошло не так, то мы имеем шансы на это надеяться...Но вот какая мысль, друзья, мне все таки не дает покоя...- Элиот многозначительно замолчал, окинув всех взглом продолжил.
   - Каждая "серия" с чего то начинается...Детройт...судя по всему Детройт началось все оттуда...То время могло бы пролить свет на многое...1955 год, февраль...
   - Эл, ты в своем уме? Машину времени еще не изобрели, эй, опомнись!
   - Понимаю, ваши возражения это почти тоже самое, что вилами грести воду, и полностью с ними согласен, но ключ ко всему происходящему нужно искать именно в Детройте.
   - Переговорить бы с офицерами кто занимался этим убийством...Поднять местные газеты того времени...Вдруг повезет и вытащим козырного туза?
   - Это не проблема, мистер Грин, у меня сестра с мужем живут в Детройте, я давно собирался их навестить...К тому же капитан Берг об этом знает и не против дать мне недельку передышки, так что Детройт я могу взять на себя!
   - Отлично, Эрик. Это удивительное совпадение! Значит решено!
   - Тогда закажу билеты на понедельник!
   - Можешь заказывать на сегодня. Зачем ждать еще три дня?
   - А как же Кирет-Стрит? У нас же планы на сегодняшний вечер?
   Мишель улыбнулся.
   - Кирет-Стрит мы возьмем на себя, малец! Ты сделай все как надо в Детройте, а мы постараемся не оплошать здесь! Особенно когда дело касается дам, Эрик, без француза просто не обойтись!
   - Осторожней, Мишель, Шарлоте это может не понравиться. Я слышал, она весьма ревнива?- пошутил Элиот.
   - Как и любая женщина! Зачем ее вмешивать в наши мужские дела? Ее прелестный носик до того любопытный, что не стоит при ней даже упоминать о расследовании! Проблем потом не оберемся, с ее заботой и переживаниями!
   - Ладно, хватит шуток! Мне предстоит еще лететь в Детройт, а туда с пустыми руками не полетишь! Придется бегать по магазинам, так что, наверное, пора заканчивать с обсуждениями! Иначе я не успею на вечерний рейс!
   - Эрик, прав! Эл, пора заканчивать с обсуждениями! Пора бы наверное перекусить, а то от этих всех разговоров крутит живот...Самое время набить его аппетитным ростбифом или хорошо прожаренным бифштексом!
   - Это прекрасное предложение, Мишель и мы им обязательно воспользуемся. Однако я хочу еще раз напомнить, что мы имеем дело с человеком, переступившим порог собственной совести и пошедшим на преступления жестокие и не имеющие никаких оправданий. Для него пройдена точка не возврата, это уже не человек, господа, и следует быть крайне осторожными, так как мы войдем в логово зверя. И мы его потревожим. Своими действиями мы рано или поздно заставим его показаться...И еще раз повторюсь, он очень опасен и нельзя к этому делу относиться снисходительно или спустя рукава, или уповая на свое физическое совершенство...- Элиот огляделся, заглянул в ящик стола, небрежным движением вытащил оттуда беретту. - Господа, взгляните - вот это физическое совершенство! И я настаиваю, что бы каждый из нас даже спать ложился с такой вот штуковиной.
   - Полностью, с тобой согласен, Эл!- Мишель одобрительно покачал головой.
   - Я тоже.
   - Вот и отлично! Эрик мы ждем тебя через неделю! Надеюсь, ты привезешь нам ключ к этим преступлениям!
   - Я тоже на это надеюсь! До скорого!
  
  
   Глава 3. 05 сентября 1957
   пятница
  
  
   Кирет Стрит петляла через весь город, словно морячок, перебравший впечатлений от крепкого кубинского рома и от того возвращающийся пешком под утро, шатаясь из стороны в сторону. Только в самом конце рабочего квартала улица стала прямой. Непригодные для жизни пустующие невзрачные строения, наполовину разрушенные, с проплешинами из дыр, зияющих в обшарпанных стенах; и окнами, забитыми наглухо гнилыми досками, постепенно уступили место основательным трех и пятиэтажным кирпичным сооружениям. В восемь часов вечера улица оживленно кипела, бурлила и била ключом неиссякаемых человеческих эмоций. Сотни людей после окончания трудовой смены спешили к своим семьям. Кто то успевал забежать в цветочный магазин за букетом ярких цветов своей жене или подруге, другие тащили огромные пакеты под завязку набитые продуктами или подарками, ну а третьи успевали осесть в ближайшем баре, манящем своими яркими вывесками и дешевой низкопробной выпивкой. Из распахнутых настежь окон улица со всех сторон наполнялась ароматами всевозможных пряностей, приготовленных супов и рагу из мяса и черных бобов. Свора шустрых мальчишек увлеченно гоняла по двору консервные банки, пока родители, прикрикнув, не разогнали их всех по домам на остывающий семейный ужин.
   - А что не плохой райончик! Аккуратные кирпичные домики, приличные люди...- произнес Мишель, оглядываясь по сторонам.- Не Монмартр, конечно, но вполне, вполне.
   Элиот согласно кивнул.
   - Ты заметил, мы пол часа идем, но так и не встретили здесь ни одного автомобиля?
   - Ага. Автобусная остановка в начале улицы, а дальше все идут пешком...
   - А вот и нужный нам дом,- Элиот пальцем ткнул в направлении небольшого трехэтажного дома, опоясанного металлической лестницей.- Пошли, выясним, где жила Сайра Бэнкс.
   Войдя внутрь помещения мужчины, обнаружили проход, заканчивающийся широкой лестницей. Справа от лестницы расположилась небольшая комнатка. Вместо двери висела обычная занавеска, сквозь которую виднелся письменный стол. За столом, задумчиво склонив голову, сидела немолодая женщина с махровым полотенцем, замотанным на голове на манер ассирийского зиккурата, из под которого торчали металлические стержни бигуди. Женщина неторопливо курила, изредка стряхивая пепел в переполненную окурками пепельницу.
   - Кх..Простите, мэм...добрый вечер.- Элиот раздвинул занавеску, и тактично склонив голову, первым вошел внутрь комнаты. Мишель последовал за ним.
   Женщина, внимательно осмотрев мужчин, глубоко затянулась и выпустила целый клуб сигаретного дыма в их направлении. Ее лицо, сплошь испещренное морщинами, не выражало никаких эмоций. И только маленькие "живые" глаза, слегка прищуренные, с интересом осматривали мужчин, выдавая крайнюю степень любопытства.
   - Здравствуйте, господа, чего вам тут нужно?- с некоторым опозданием все же произнесла любительница "Лаки Страйк". Смятая пачка лежала рядом с пепельницей, в которой для нее просто не было места.
   - Мэм, позвольте представиться, Элиот Грин, а это Мишель Блан. Мы из полиции...
   - Все понятно. Вам опять нужна комната Сайры? Вы ведь вроде ее опечатали?
   - А вы Кортни Джеймс, если не ошибаюсь?- Элиот учтиво улыбнулся.- Самая обаятельная хозяйка на Кирет Стрит?
   Женщина довольно рассмеялась.
   - Когда то молодой человек я была самой привлекательной не только здесь. Да я миссис Кортни Джеймс, хотя мой любимый муж уже давно на том свете.- Женщина многозначительно вздохнула, но привычка быть мисс Джеймс, осталась.
   - Миссис Джеймс, мэм, мы хотели бы побеседовать с вами, а кроме того с соседкой Сайры Бэнкс миссис...
   - Ее имя Виктория. Мисс, Виктория Бисет. Она буквально перед вашим приходом вернулась с работы. Ей приходится самой зарабатывать себе на жизнь. Это непросто сделать в нашем городе порядочной девушке. Вики очень порядочная девушка, очень...в отличие от Сайры.
   - Спасибо, миссис Джеймс. Скажите, в каких отношениях была Сайра с остальными жильцами вашего дома?
   - Я понимаю, куда вы клоните, молодой человек. Могу поклясться на библии, что в стенах этого дома ни о каком похабстве речь идти не может. У нас приличный дом и пусть не самые состоятельные, зато порядочные жильцы, и Сайре это было очень хорошо известно. У нее не было друзей здесь, но и врагов тоже не было. И как квартиросъемщик она безукоризненно выполняла свои обязательства, так что к ней не было, да и не могло быть каких либо претензий. Жила она тихо, порядок не нарушала, кавалеров сюда не водила. А чем уж она занималась за стенами...этими стенами, я не знаю.
   - Хорошо, миссис Джеймс, вот вы говорите, что в этом доме у Сайры не было друзей, но со своей непосредственной соседкой она, возможно, все же общалась?
   - Пожалуй,- Кортни Джеймс снова глубоко затянулась.- Сайра и Виктория единственные...Как вам сказать...черненькие в этом районе. Ну, вы меня понимаете? С кем если не с Викторией было общаться Сайре?
   - Спасибо, за информацию, миссис Джеймс, вы оказали неоценимую помощь!- Элиот пожал даме руку.- В какой комнате проживает мисс Виктория Бисет?
   - Рада знакомству, господа. Комната 32. Поднимайтесь по лестнице, третий этаж, в конце коридора. А я пойду, поставлю чайник, будь проклят этот мэр!
   - Простите, мэм, но причем тут, мэр?- удивленно спросил Элиот.
   - Как причем? Эта его новая система очистки воды, на которую потрачена уйма денег. Яйца выеденного не стоит. Вода вонючая, ее невозможно пить! Все эти проклятые толстосумы в очередной раз покормились за счет наших налогов!
   - Вы можете голосовать за другого кандидата.- Спокойно парировал Элиот.
   - Как же за другого. Голосовать то мы может хоть за кого, только всем этим воротилам выгоден нынешний мэр. Они же все из одной шайки...
   - Еще раз благодарим вас, мисс Джеймс за оказанную помощь!- Мишель учтиво поклонился и последовал за Элиотом к лестничной клетке. Преодолев три пролета, и коридор мужчины оказались у выкрашенной белой краской деревянной двери. Слева расположились кнопки звонка с цифрами 31, 32.
   Элиот несколько раз позвонил в квартиру Виктории Бисет.
   Дверь приоткрылась на несколько дюймов, насколько позволяла короткая металлическая цепочка.
   - Кто вы такие? Что вам тут нужно?- произнес приятный женский голос из-за двери.
   - Виктория Бисет?- уточнил Элиот, аккуратно просунув носок ботинка в щель между дверью.
   - Да, а в чем собственно дело? Что вам тут нужно?- Девушка заметила маневр мужчины и попыталась быстро захлопнуть дверь, но у нее ничего не вышло.
   - Мэм, мы из полиции...Мы не отнимем у вас много времени. У нас к вам всего несколько вопросов относительно вашей соседки Сайры...
   - Господа из полиции уже были здесь. Спрашивали, смотрели. Я все что могла, все им рассказала. Что еще вам надо? Сколько вы еще будете сюда приходить?
   - Мисс Бисет, не могли бы мы поговорить в более удобной для этого обстановке?- как можно доверительней произнес Элиот, убирая ногу из дверного проема.- Мы расследуем убийство вашей соседки Сайры Бэнкс, ужасное преступление...Ваша помощь, возможно, поможет найти убийцу, а может и предотвратить последующие...- Элиот на миг остановился, сделал многозначительную паузу, посмотрев в выразительные глаза девушки, темные, словно бездонный колодец, затем продолжил.
   - Неужели вы не желаете хотя бы в память о Сайре помочь следствию?
   Девушка несколько секунд колебалась, видимо обдумывая услышанное, дверь захлопнулась, зашуршала металлическая цепочка, после чего дверь решительно распахнулась.
   - Проходите, господа, простите мое замешательство, в конце дня туго с соображением, устраивайтесь поудобней, в гостиной диван, а мне нужно несколько минут, чтоб привести себя в порядок.- Уже спиной произнесла девушка и скрылась за дверью ванной комнаты.
   Когда через несколько минут дверь снова распахнулась и в гостиной ураганом появилась Виктория Бисет, у Элиота в прямом смысле этого слова, отвисла челюсть. Девушка обладала не просто красотой юной богини с обложки глянцевого журнала, или как ее называли многие голливудской пустышкой, цветной фантик с отсутствующей начинкой...Красота Виктории была настолько естественной, улыбка нежной и обворожительной, а взгляд цеплял будто рыболовным крючком, приковывая всеобщее внимание до такой степени, что отвести свой взгляд после было совершенно невозможно. Общество именно таких красоток делает из мужчин безрассудных глупцов. Карие, выразительные глаза, обрамленные длинными ресницами, аккуратный носик, влажные пухлые губки, накрашенные ярко красной помадой, длинные струящиеся водопадом курчавые волосы, гладкая кожа, цвета молочного шоколада...Элиот мог бы любоваться этим бесконечно, если бы его взгляд не опустился ниже. Девушка вышла в вечернем синем платье, обтягивающем ее стройную фигуру идеально подчеркивая все женские прелести. Элиот уставился на грудь девушки не в силах отвести взгляд и почувствовал, что щеки начинают гореть от стыда. Девушка счастливо улыбалась, видя какое впечатление сумела произвести на мужчин.
   - Я готова, господа, задавайте свои вопросы!
   - Меня зовут Элиот Грин, - А это мисс Бисет, Мишель Блан...
   - Очень приятно.
   - Мы хотели бы задать вам несколько вопросов относительно вашей соседки, Сайры Бэнкс,- осторожно начал Элиот.- Скажите, мисс Бисет, вы хорошо знали вашу соседку?
   - Мы не были подругами, если вы это имели в виду...Ее комната справа, опечатана полицией, вы, конечно, обратили на это внимание?
   Мужчины согласно кивнули.
   - У нас с ней был совершенно разный ритм жизни. Когда она только приходила домой я уже собиралась на работу...Мы нечасто с ней пересекались, чаще перекидывались только общими фразами приветствия...
   - Мисс, Бисет, а знали ли вы, чем зарабатывает себе на жизнь ваша соседка?- с любопытством задал вопрос Мишель.
   - Я правильно вас поняла, вы спрашиваете, знала ли я, что Сайра была проституткой?
   -Да... в общих чертах, да...- Мишель смутился.
   - А знаете ли вы, господа, как трудно найти обычную, нормальную работу, пусть даже не столь хорошо оплачиваемую, как бы хотелось простой черной девушке в этом городе? Чтоб хоть как то себя содержать? - Виктория мгновенно ощетинилась и с вызовом поочередно посмотрела на обоих мужчин.
   - Мисс Бисет, прошу извинить нас за некоторую нескромность в своих вопросах, мы не в коей мере не желаем оскорбить вас, ваши чувства, или память о вашей соседке...
   - Я хочу, чтоб вы знали. Мне приходится вкалывать по 16 часов в госпитале в отделении с тяжелобольными, чтоб содержать эту квартиру, и вообще жить в этом районе! Это тяжелая изнурительная работа, временами грязная...Но я каждый день говорю господу спасибо, зато что она у меня есть! Когда я вижу, как выздоравливают наши пациенты, я по настоящему счастлива! Нет ничего лучше этого прекрасного момента, видеть их лица, улыбки, счастье близких.- Виктория успокоившись, продолжила,- Сайра была не такая, она не могла столько работать, не любила...Она занималась тем, чем ей казалось она заниматься предназначена. Она сама говорила, что любит мужчин. Причем у нее был некий пунктик, если так можно выразиться. Она в некотором роде сама была расисткой, спала только с белыми мужчинами. Ей никогда не нравились негры. Как бы нелепо это не выглядело и не звучало.
   - Действительно странно.
   - Да у каждого свои тараканы в голове. А у Сайры их было много больше, чем у любого другого.
   - Спасибо, за эту информацию, мисс Бисет, но вернемся непосредственно к убийству, стараясь оторвать взгляд от волнующего разреза на платье и сосредоточиться на беседе, Элиот принялся разглядывать висевшею на стене картину.- Скажите, мисс Бисет...
   - Виктория. Прошу называйте меня, Виктория, мистер Грин, я не настолько стара, чтоб в обществе приятных молодых мужчин, прослыть ханжой или того хуже занудой.- Девушка ослепительно улыбнулась.
   - Благодарю, вас, Виктория, не замечали вы чего-нибудь необычного в поведении вашей соседки в последнее время?
   - Нет. Хотя, возможно она чаще чем обычно теребила свой амулет...Все повторяла что скоро все изменится...А может это я уже накручиваю. Она и так постоянно с ним разговаривала...
   - Какой еще амулет?- одновременно спросили Элиот и Мишель.
   - Лунный камень на серебряной цепочке в форме сердечка, она считала его своим амулетом и никогда его не снимала. Единственное, что досталось ей от покойной матери, она считала, что он оберегает ее от злых духов и приносит удачу. Словно дух матери жил в этом камне, не просто оберегал, но и говорил с ней, советовал, помогал принимать правильные понятные только ей решения. Пожалуй, повторю, тараканов в ее голове хватило бы на дюжину других голов...
   - У нее были родственники?
   - Насколько я знаю, она была одинока. Ее мама умерла, когда она была еще ребенком, и ее поместили в церковно приходской приют для беспризорных детей при местной католической церкви.
   - Она вам все это рассказывала сама?
   - А кто же еще. Когда ей становилось особенно грустно, она приходила с бутылкой вина...Ей необходимо было выговориться, облегчить свою душу, если хотите. Надеюсь, Вы меня понимаете?
   - Да, конечно, прошу, Виктория, продолжайте.
   - Хорошо. Несколько месяцев назад она пришла ко мне с бутылкой красного вина. Я никогда раньше не видела ее такой счастливой. В тот день в газете напечатали некролог отцу Брауну. Вот именно это событие и привело в восторг Сайру. Он был отцом-настоятелем в приюте долгие годы. Не одно поколение девочек выросло под присмотром этого доброго, заботливого учителя...Мудрого наставника днем, садиста и извращенца ночью. Первый раз он изнасиловал Сайру, когда ей не было еще и 10 лет. Она говорила, что каждый вечер девочки прятались, кто то даже убегал. Каждая из них боялась, что сегодня его выбор падет на нее. Особенно когда напивался, он избивал девочек за любую повинность, насиловал, издевался, а утром снова как ни в чем не бывало служил мессу и взахлеб говорил о боге...К черту такого бога!
   - И ему это сходило с рук?- Мишель закипел.- Да я бы его своими руками...
   - Да, представьте, сходило. Он держал девочек в таком страхе, что никто даже словом не обмолвился.- Виктория виновато улыбнулась.- Представляете, сколько израненных душ вышло из такого "божьего" приюта? Так вот по словам Сайры, особенную страсть он испытывал к черным девушкам...Со всеми вытекающими из этого последствиями...По моему мнению именно по этому этот камешек в форме сердечка так много для нее значил. Ведь только он оставался ее единственной защитой, пусть выдуманной, иллюзорной, но все же защитой!
   - А о друзьях, мисс Бисет? Мужчинах, возможно, бойфрендах Сайра вам ничего не рассказывала?- задал свой вопрос Мишель.
   Девушка отрицательно покачала головой.
   - Может какие имена, ну хоть что то?- Элиот снова посмотрел на девушку.
   - Нет. Единственное...как то она обронила, что давно завязала с этой грязной работой. Что теперь у нее есть любимый мужчина, с которым она счастлива, но кто он она никогда не говорила. Должен же был кто- то, в конце концов, оплачивать это ее гнездышко?
   Элиот поднялся. Когда глаза молодых людей встретились Виктория и Элиот улыбнулись.
   - Спасибо, за вашу помощь, Виктория. Для меня честь познакомиться с вами.
   - Я тоже рада познакомиться с вами, мистер Грин! И с вами мистер Блан! - Девушка протянула руку. Мишель ее быстро пожал и направился к двери, и не видел как друг, смущаясь, нерешительно целует женскую ручку.
   Уже внизу, выйдя из дома Элиот, наконец, прервал молчание.
   - Что думаешь по поводу услышанного?
   Мишель ответил не сразу, пытаясь собрать информацию воедино для детального анализа.
   - Мисс Бэнкс несомненно являлась личностью интересной для психоанализа...
   - Ты знаком с психоанализом?- Элиот удивленно посмотрел на друга.- Извини, что перебил, продолжай.
   Мишель улыбнулся.
   - Кое-что приходилось слышать. Так что же мы узнали? Сайра любила белых мужчин, вероятно имела некоего покровителя-любовника, тараканов в ее голове, по словам мисс Бисет хватило бы не на одну здоровую голову, сирота, ни друзей, ни родных, выросла в приюте, который по хорошему лучше бы ей никогда и не знать...Одним словом много интересного, но какое отношение это имеет к убийству мисс Бэнкс?
   - Вся эта информация есть в моей папке, здесь нет ничего нового. Но там нет ни слова о лунном камне в форме сердечка...
   - Ну и что? Память о матери, амулет, что тут интересного?
   - А то, что согласно полицейскому рапорту на теле девушки, не было никаких украшений!
   - И что с того?- Мишель раздраженно передернул плечами.- Может, владея этой уликой, или вернее ее отсутствием, ты уже сейчас сможешь назвать имя убийцы?
   - Нет, конечно. В целом ты, несомненно, прав, фактов у нас действительно пока маловато. Но интуиция подсказывает мне, что мы на правильном пути, Мишель, пусть и в самом его начале...
   И снова в сознании Элиота возник образ Виктории Бисет.
   - В понедельник будет готово заключение доктора Салтри. Если помнишь, именно он занимается вскрытием тела девушки. Надо будет с ним побеседовать, возможно, у него будут для нас новости. Так по кусочку нам и предстоит собрать эту мозаику...
   Элиот оглянулся, собираясь в последний раз окинуть взглядом окна третьего этажа в надежде еще раз увидеть лицо девушки. И каково же было его удивление, когда в одном из окон он действительно увидел Викторию. Девушка одарила его своей лучезарной улыбкой и приветливо помахала рукой. Улыбнувшись в ответ, стараясь угомонить предательски колотившееся в груди сердце, Элиот махнул рукой и торопливо поспешил за другом.
  
  
   Глава 4. 06 сентября 1957
   суббота
  
  
   - Эл, тут в местной газетенке я нашел интересную информацию,- Мишель потряс свернутой на манер подзорной трубы газетой,- завтра в Киммсвике, ты не поверишь, состоится футбольный матч! Играет местная команда "Ковбоев" и "Сент-Луисские ястребы". Может, сходим? Заодно и Шарлоту с собой захватим, она говорит, что любит футбол! Как тебе мое предложение?
   - Мишель, американский футбол, такая штука, как бы тебе объяснить попроще...В общем он в корне отличается от нашего. Боюсь, тебе не понравится.
   - А ты не решай за меня. Позволь мне самому в этом убедится. Я думаю, Шарлота права, когда говорит, что ты постоянно мне указываешь. У меня должно быть свое мнение!
   - С каких пор тобой командует женщина?
   - Не командует, а советует! И знаешь, что самое интересное? Я начинаю думать, что она в чем то права!
   - Ну вот, узнаю старого Мишеля, заносчивого, сварливого, ничему не верящего...
   - Ну, давай, давай, скажи, лягушатника...
   - Спасибо, ты сам это озвучил. Хорошо, я пойду с вами на футбол. Только вечером ужин за твой счет. Идет?
   - По рукам.- Мишель вальяжно раскинулся на диване.- Можно как в старые добрые времена заключить пари на победу одной из команд? Так глядишь, расходы на ужин отобью...
   - Прекрасная мысль. Мы оба ничего не смыслим в этой игре, поэтому шансы будут равны.
   Погода в субботу выдалась на загляденье. Весь день ласковое сентябрьское солнце, прогревало и без того сухой воздух, но благодаря легкому дуновению ветерка жара почти не ощущалась. Настроение у Элиота было превосходное, чего нельзя было сказать про Мишеля, который очень нервничал перед встречей с Шарлотой. Хотя, нервничал француз совершенно напрасно. Шарлота при встрече сразу поцеловала возлюбленного в губы, подхватила под руку и увлекла за собой, что-то весело щебеча ему на ухо. Элиот шел следом. Перед стадионом растянулись многочисленные палатки, продающие сладкую вату, попкорн и газированную кока-колу. Вереница людей, тянущаяся на сотню футов, вдоль палаток, медленно просачивалась сквозь решетчатые ворота стадиона. На игру шли всем семейством, потому то тут то там раздавался задорный детский смех, который создавал атмосферу уютного семейного праздника. Красивое изумрудное поле было расчерчено белыми поперечными линиями, по обе стороны которого торчали две высоченные палки, за которыми располагалось табло с перекидными цифрами.
   Деревянные трибуны небольшого стадиона, вмещавшего не больше тысячи человек, были заполнены до отказа. Многим на трибунах не хватило места и им пришлось довольствоваться местом за кромкой поля. Друзья поднялись на самый верх, откуда открывался живописный вид на Киммсвик, а поле лежало как на ладони. Единственным препятствием на пути оказались коробки с попкорном и бумажные стаканы с колой, которые норовили вырваться из рук и расплескаться, что было весьма неприятно, учитывая, скольких людей это могло испачкать.
   Наконец, на поле игроки команд пожали друг другу руки, прозвучал свисток рефери, игра началась.
   - На кого ставишь?- спросил Мишель.
   - На зеленых.- Элиот ткнул пальцем, указывая на игрока в зеленой форме.
   - Хорошо, тогда я на тех. На коричневых. - Мишель указал на игрока в коричневой форме.- Какая смешная у них форма, они точь в точь как консервные банки.
   - О, господи, Элиот ты видел? Вот это прием. Он же голову ему чуть не свернул! Клянусь господом нашим всемогущим, мне нравится этот спорт! Это будет повеселей бокса. Смотри, что он творит! Да, да, так держать! Давай коричневые, бей его!- Мишель повернулся к другу.- Кстати, Элиот, а в чем суть игры? Как я понимаю, выигрывает тот, кто останется на поле?
   Элиот рассмеялся.
   - Это было бы слишком просто. Выигрывает та команда, которая наберет больше очков. Они должны занести мяч в зачетную зону команды противника. Другие нюансы игры мне, к сожалению, не известны. Хорошо хоть счет отражается на табло. Не трудно будет определить, кто победил.
   - Жаль. Победа была близка...Смотри, Эл, там справа наша знакомая Виктория Бисет. Кажется, смотрит прямо на нас.
   - Это еще что за вертихвостка?- строго спросила Шарлота.
   - Дорогая, это просто знакомая. Я вообще до вчерашнего дня здесь никого не знал!- примирительно произнес Мишель.
   - Мишель Блан, у тебя появились от меня секреты? Я требую объяснений!- Шарлота демонстративно отвернулась от Мишеля.- Вчера он никого здесь не знал, видите ли, а завтра мне что скажешь...Знакомься, дорогая, я знаю их всех?
   - Шарлота, эта девушка важный свидетель в одном весьма запутанном деле, в котором мы вместе с Мишелем пытаемся разобраться,- вступился за друга Элиот.
   Викторию Бисет в ее ярко желтом ситцевом платье нетрудно, оказалось, отыскать даже в таком скоплении народа. Девушка в самом деле смотрела на них. Едва Элиот встретился с ней взглядом, как на ее лице появилась улыбка. Элиот приветливо махнул рукой.
   - Ты прав, дорогой друг, это мисс Бисет. Кажется, если мне не изменяет зрение, она направляется к нам.
   - Мое почтение, мисс Бисет!- приветствовал девушку Мишель.- Позвольте познакомить вас с моей невестой. Шарлота Мур! Виктория Бисет.
   - Мистер Грин, позволите, присесть рядом с вами?
   - Конечно. Прошу вас, мисс Бисет.
   Виктория протиснулась между Шарлотой и Элиотом.
   Девушки дежурно улыбнулись друг другу.
   По весьма довольному лицу Шарлоты нетрудно было догадаться, что француза она простила.
   - Простите, Виктория, вы разбираетесь в правилах этой игры?- задал вопрос Элиот.
   - Мистер Грин, если я девушка это не значит, что я не разбираюсь в мужской игре!- пристыдила его Виктория.- Я обожаю футбол с самого детства! Вместе с отцом мы не пропускали ни одного матча!
   - Прошу прощения. Я ни в коей мере не хотел вас...- Элиот сбился.- Просто у нас в Европе, футболом принято называть другой спорт...И мы примем за честь, если вы поясните нам некоторые не совсем понятные для нас моменты.
   - С удовольствием!- Виктория лукаво улыбнулась.- Всегда мечтала щегольнуть своими знаниями среди мужчин. Не пропустите, сейчас будет штрафной удар.
   - Простите, Виктория,- вмешался в разговор Мишель,- разве можно бить коленом по голове? Вот как сейчас!
   Виктория пожала плечами.- Это мужская игра!
   - А...а, я так и думал. Спасибо!
   На матч века, по мнению Элиота, эта игра никак не тянула, но других зрителей, казалось это совсем не волновало. Со всех сторон слышались ободряющие крики, свист и призывы разорвать команду соперников в клочья. Эти бесконечные перелеты мяча, который и мячом то назвать было сложно, точнее некий снаряд неправильной вытянутой формы, сопровождались непременным противостоянием стенка на стенку и постоянной унылой борьбой в портере. Элиот, в какой то момент поймал себя на мысли, что за игрой он давно перестал следить. И тут мяч прилетел в руки темнокожему юноше. Даже плохо разбирающийся в американском футболе англичанин отчетливо видел, что парень намного младше своих товарищей по команде. Защитная амуниция на его сухопаром теле висела мешком, а шлем так и норовил соскочить. Но несмотря ни на что юнец довольно уверенно поймал пущенный с приличной силой в его сторону снаряд. По трибуне прокатилась волна оживления. Тренер с бровки кричал номер комбинации. Стадион загудел. С центральной трибуны поднялся старичок в твидовом пиджаке в крупную клетку, выделявшийся своей импозантной, коротко постриженной седой бородкой и круглыми очками и крикнул так громко, что обернулись посмотреть, кто там так орет даже запасные игроки приезжей команды.
   - Давай, малыш, покажи чего ты стоишь!
   Парень сделал несколько шагов в сторону, отклонил корпус и совершенно невероятным броском запустил спортивный снаряд на 40 с лишним ярдов! При этом бросок оказался настолько точным, что у самой зачетной зоны команды противника его легко сумел поймать игрок в зеленой форме.
   - Тачдаун! Вы видели! Малыш мы любим тебя!- разошелся старик.
   - Это Сэм Джарвис, восходящая звезда нашей команды.- Едва сдерживая слезы, произнесла Виктория.- Гордость нашего города! Парню нет еще и шестнадцати, а за ним уже вовсю бегают скауты профессиональных клубов. Поговаривают, что это его последний сезон в любителях.- На глазах девушки действительно показались слезы.- Не даром, он лучший квотербек в нашем штате второй год подряд!
   - Действительно потрясающий бросок, должен признать.- Констатировал Элиот.
   - Потрясающий? Вы, верно шутите, Элиот? Да у парня лучшие руки на всем Среднем Западе! Он уже в этом году легко мог подписать контракт профессионала, но его родители были против. Теперь же его вряд ли что может остановить! Его ждет великое будущее!
   Местная команда победила 19:7. Озадаченный Мишель почесав затылок, грустно сказал.
   - Уговор есть уговор. Ужин за мой счет. Мисс Биссет вы составите нам компанию?
   - Сочту за честь.
   - Заодно разъясните нам правила игры подробнее?
   - С удовольствием.
  
  
   Глава 5. 08 сентября 1957
   понедельник
  
  
   - Доброе утро, мэм,- Элиот обратился к миловидной блондинке, которая сидела за отдельным письменным столом и перебирала стопку возвышающейся над ней бумаги, по всей видимости, секретарю доктора Салтри.
   - Доброе утро. Чем могу помочь, господа?- приятным мелодичным голосом спросила девушка, обратив внимание на мужчин. Ее губы, накрашенные яркой красной помадой, обнажили ровные белые зубы.
   - Элиот Грин и Мишель Блан! Мы хотели бы видеть доктора Салтри!
   - Вы из полиции, господа?
   Мужчины согласно закивали.
   - Меня зовут Глен! Я секретарь доктора Салтри! Доктор ждет вас. Прошу проходите!
   Девушка провела мужчин по узкому коридору к двери, золотистая табличка на которой гласила "Практикующий доктор- Оливер Салтри- Ваш семейный доктор".
   Оливер Салтри, оказался грузным, седым стариком, обладающий, судя по рукам толщиной со средних размеров хорошее бревно, не дюжей физической силой. Доктор восседал в большом кожаном кресле перед столом из дерева кокоболо, за которым могла свободно расположиться целая футбольная команда. На столешнице обтянутой темно синим сукном, лежали всевозможные папки. Доктор, вооружившись перьевой ручкой, работал с документами.
   -Доктор Салтри?
   - Да.
   - К вам мистер Элиот Грин и мистер Мишель Блан, господа из полиции.
   Мужчина отложил свой паркер, за руку поздоровался с молодыми людьми, предложил гостям пару удобных кресел.
   - Мой отчет готов,- начал доктор Салтри приятным хорошо поставленным голосом с едва различимым европейским акцентом, - держите, мне кажется, здесь есть то, что может вас заинтересовать.- Доктор протянул серую папку, сшитую белой лентой.
   - Спасибо, док. Но мы бы хотели услышать все от вас лично, прежде чем читать ваши медицинские термины, если мы, конечно, не отрываем вас от чего то очень срочного. Мы просим уделить нам всего пару минут,- Элиот, взял папку и сел обратно в кресло.
   - Конечно, конечно, господа. Пара минут для вас всегда найдется. Так что вы хотите от меня услышать?
   Элиот обратил внимание на необычно ярко голубой цвет глаз доктора Салтри. И хотя на самом деле Элиот Грин мало что знал о настоящих викингах, в этот момент ему показалось, что Оливер Салтри среди этого воинственного морского народа наверняка бы не затерялся. Элиот живо себе представил доктора в меховом одеянии викинга с топором или палицей в руке, крушащего своих врагов направо и налево. Англичанин готов был биться о заклад, что доктор Салтри непременно имеет Скандинавские корни.
   - В какое время наступила смерть, док?- Спросил Мишель заметив замешательство друга.
   - Как я и предполагал, смерть наступила в промежутке между часом и двумя часами ночи.- Док тяжело вздохнул, сложил пальцы в замок на животе, некоторое время собирался с мыслями, наконец, продолжил.
   - Смерть наступила от черепно-мозговой травмы, нанесенной тяжелым тупым предметом. Предположительно металлическим прутом. Этим же предметом нанесены удары по различным частям тела девушки, рукам, ребрам, ключице, лицу. Тело сплошной синяк. Сломано несколько ребер. Эта информация была известна при первичном осмотре, до вскрытия тела. А вот то, что возможно заинтересует вас гораздо больше.- Салтри подался вперед, скалой нависнув над столом.- Девушка незадолго до смерти имела сексуальный контакт с мужчиной, на стенках ее влагалища я обнаружил остатки семенной жидкости. На руках ногах остались едва различимые следы от веревки...
   - Подождите доктор. Вы хотите сказать, что ее связали, изнасиловали, умертвили, а труп потом выбросили на пустыре?
   - Видите ли, Элиот, как бы проще вам объяснить,- доктор Салтри задумался.- Несколько лет назад в Сент-Луисе меня попросили выступить экспертом в одном очень деликатном деле. Один местный, но достаточно известный журнал, чтоб его называть вслух, хотел опубликовать весьма пикантные фотографии, человека, чье имя вслух называть не рекомендуется даже больше чем журнал. Тогда об этом знали всего несколько человек. Шеф нашей полиции, мой друг, редактор журнала, кстати и попросивший меня помощи и я. Шефу Бёрнсу удалось спустить это дело на тормозах, так что о нем вмиг все позабыли. Моя скромная роль заключалась в определении этих картинок. Являлись ли они порнографией? Порнографией их не признали, но все напечатанные номера журнала из обращения изъяли...Так вот там я видел картинку, когда женщина лежит на койке, руки и ноги разведены в разные стороны и привязаны к соответствующей части кровати. Господа, характер отметин на руках и ногах той юной леди, говорят именно о таком способе связывания. Я подвергаю сомнению, что ее изнасиловали, и уж тем более ее никто не тащил и не выбрасывал на пустыре. На пустыре ее убили, это совершенно очевидно. Следы крови там везде, а у мертвых она не течет, знаете ли...
   - Кто был на той фотографии?- прямо спросил Мишель.
   Лицо доктора Салтри вытянулось, брови поднялись, ноздри гневно раздулись. С явным недовольством он выпалил.
   - Этого вам я, господа не скажу, врачебная тайна, если позволите. Вы могли бы спросить у моего друга, но он умер прошлой зимой, а в полицейском управлении, вам вряд ли что скажут. Уж больно высока цена этой информации. Меньше знаешь, лучше спишь. Знакомая истина?
   - Вы понимаете, док, что речь идет об убийстве? Здесь не получится прикрыться законом о врачебной этике?- Со всей строгостью задал вопрос Элиот.
   - Эта информация никак не связана с тем, что произошло с этой бедной девочкой.- Доктор развел руками.- Ничем не могу помочь!
   - Позвольте нам решать док!- Мишель наклонился над столом, приблизив свое лицо к лицу доктора Салтри.- Мы уважаем вас, док, но если вы будете совать нам палки в колеса, я лично сотру вас в порошок, док! Обещаю! А за свои слова я привык отвечать!
   На несколько секунд Оливер Салтри оцепенел, но довольно быстро взял себя в руки, рассмеялся.
   - Вы угрожаете мне, господа? Я первый и в последний раз сделаю вид, что не расслышал вас. Иначе я выкину вас отсюда как щенков. Сразу объясню свою позицию, так сказать на берегу...Пока вы не представите мне "железных" доводов того что эта информация каким либо образом связана с убийством Сайры Бэнкс, я не скажу вам ни слова!
   - Ладно, ладно, док, успокойтесь! Мой друг погорячился!- примирительно сказал Элиот.- Не так ли, Мишель?
   Мишель примирительно поднял вверх руки.- Да, док, я погорячился, приношу свои извинения.
   - Извинения приняты, господа.- Доктор Салтри расслаблено откинулся на спинку кресла.
   - Когда вы видели эти фотографии? Надеюсь, эти сведения не составляют медицинскую тайну?- Элиот пристально посмотрел на доктора, выжидая, пойдет ли тот на встречу.
   - Это было ровно два года назад. Я хорошо это запомнил.
   - Это все что я хотел выяснить!
   - Вот и отлично, что мы поняли друг друга, Элиот! Вы так не считаете, мистер Блан?- Оливер Салтри зло посмотрел на Мишеля.
   - Я погорячился, док, прошу меня извинить!- сквозь зубы процедил француз.
   - Другое дело. Девушка была беременна...
   - Что?- одновременно спросили Мишель и Элиот.
   - Что слышали. Сайра Бэнкс готовилась стать матерью. Срок примерно восемь-девять недель.
   - Скажите, док, вы случайно не видели амулет Сайры?
   Оливер Салтри заметно напрягся.
   - Какой еще амулет?
   - Лунный камень в форме сердечка, на цепочке...- пояснил Элиот.
   - Нет. Вам лучше посмотреть в полицейском рапорте. Мне девушку привезли уже в таком вот сексуальном мешке,- доктор рассмеялся, раскрыл одну из лежавших на столе папок, достал фотографию и передал Элиоту. На темной карточке, с расплывчатым, ужасного качества изображением, разобрать можно было только черный мешок, в котором под металлическим замком-молнией покоился труп, уснувший вечным сном.
   Элиот вернул снимок доктору Салтри.
   - Спасибо, док, вы нам очень помогли. Благодарим за то, что смогли уделить нам время.
   - Да, док, спасибо. Еще раз прошу у вас прощения.
   - В полицейском рапорте вы найдете, во что одета была девушка, какие украшения были на ней и что нашли на месте преступления.
   Элиот согласно кивнул.- Да конечно, док, еще раз спасибо.
   Мужчины дружно пожали руку Оливеру Салтри и покинули его кабинет. Снаружи они чуть не заблудились, однако, выход из здания им учтиво указала миловидная блондинка Глен, проводив до самой двери напоследок одарив своей самой обаятельной улыбкой.
   - А, док Салтри неплохо зарабатывает! Здесь неплохо все обставлено-, Мишель провел рукой по сторонам,- эх не ту работу я выбрал...Мисс Глен, вы очаровательны!
   - Благодарю, Вас. Но вы правы, доктор Салтри берет не мало, по меркам нашего городка. Но он профессионал высшей квалификации, потому недостатка в клиентах Мы не испытываем!- Глен так выделила интонацией, местоимение "Мы", что стало понятно, что ее заслуга в успехе доктора Салтри, по крайней мере, не меньше, чем заслуга самого доктора.
   - Нисколько в этом не сомневаюсь, мисс Глен.- Элиот благодушно улыбнулся.
   - Да что тут говорить, всех самых важных персон муниципалитета, лечит именно доктор Салтри. Вот, например мэр. Даже если он не болеет, все равно на профилактический осмотр, наш достопочтенный мэр приходит не реже раза в месяц!
   - Кто? Говард Керг?- удивился Элиот.
   - А разве у нас есть другой мэр?
   - Я думал у него со здоровьем все в порядке?
   - Вы знакомы с мэром?- Девушка лукаво улыбнулась.
   - Немного...- соврал Элиот.
   - Со здоровьем у него все в порядке, он еще нас с вами переживет, ведь он может позволить себе оплачивать счета доктора Салтри.- Глен привычно улыбнулась.
   - Спасибо, вам мисс Глен. Всего доброго!
   - Всего доброго господа!
  
  
   Глава 6. 08 сентября 1957
   понедельник
  
  
   - Куда теперь?- Мишель первый прервал молчание.
   - Ты немного перегнул палку с доком, Мишель.- Проигнорировав вопрос друга, ответил Элиот.
   - Да знаю, я Эл. Я же извинился! Вспылил, с кем не бывает, сожалею, что сорвался.
   Элиот засмеялся.- Хотел бы я посмотреть как бы ты с ним справился. В нем силищи на нас двоих хватило бы!
   Мишель улыбнулся.
   - Ты тоже это заметил. Здоров, конечно, Оливер Салтри. Но надеюсь, ты не сомневаешься в моих способностях? Иначе мне придется и в самом деле по-мужски разбираться с доком!
   - Верю, верю.- Элиот примирительно поднял руки вверх.
   - Так куда мы направляемся?
   - В полиции было досье на девицу, промышлявшую проституцией. Надеюсь, ты понимаешь, что речь идет о Сайре Бэнкс?
   Мишель согласно кивнул.
   - Так вот в период с 1953 по 1955 годы за ней числится 18 приводов в полицию. И все именно за проституцию. Угадай сколько их после августа 1955?
   Мишель недоуменно пожал плечами?- Пять? Шесть?
   - Ни одного! За два года, ни одного!
   - Погоди я, кажется, начинаю понимать, куда ты клонишь. Мисс Бисет говорила, что Сайра давненько завязала с этим неблаговидным занятием. Высокий покровитель оплачивал ее счета. Беременность девушки. И напоследок, Док Салтри заикнулся насчет "вовремя потушенного" скандала с фотографиями, в котором фигурируют некие "большие шишки", имя которых в суе он поминать не станет...
   - В самую суть! Быстро схватываешь, Мишель Блан!
   Мишель рассмеялся.
   - У меня отличный учитель!
   - Все это очень похоже на звенья одной цепи! А если взглянуть под другим углом?
   Мишель с любопытством посмотрел на Элиота.- Это еще как?
   - Предположим, что все наши предположения верны и Сайра причастна к тем снимкам. Некий известный журнал покупает снимки, где другое, некое высокопоставленное лицо, запечатленное на фотографическую пленку в весьма пикантной ситуации...Жизнь девушки в одночасье меняется в лучшую сторону. Она завязывает с порочным кругом, с древнейшей профессией, живет не богато, но в приличном районе...Из всего этого я могу сделать только один вывод. Это шантаж. Девушка принимала участие в шантаже. Судя по всему весьма успешно. Она не могла проделать это в одиночку. Держу пари все грязные делишки проворачивал ее сутенер. В полицейском досье упоминается некий Длинный Эдди. Я навел справки. Это весьма примечательный негр с длинными волосами, отсюда и кличка, а не из-за его роста как, возможно, ты подумал.- Элиот усмехнулся.- Торгует девочками и наркотой. Интересно, что и его не трясли с 1955 года. Ошивается в притоне "Черный дьявол". Будем надеяться, что он нас не ждет.
   - Так мы направляемся туда?- догадался Мишель.
   - Именно. Осталось только поймать такси.
   - Такси! Такси! Стой!- Элиот выбежал почти на середину проезжей части, заставив водителя остановить машину.
   - Либерти плейс, бар "Черный дьявол" знаешь?
   Водитель кивнул, недоверчиво посмотрел на пассажиров, спросил в своем ли они уме, и не дождавшись ответа, повел автомобиль в указанном направлении. На самом деле, какое ему до этого дело?
   "Черный дьявол" оказался совершеннейшей помойкой. Перекошенная, выцветшая вывеска, заколоченные окна, мусорные баки у самого входа весь этот колорит не только мерзко выглядел, но так же жутко и пах. Внутри помещение оказалось просторным, тусклый свет от пары горящих лампочек, лишь рассеивал мрак. В это время суток бар пустовал. Лишь парочка чернокожих парней азартно резалась в бильярд, да четверка накачанных парней в грязных майках за одним столиком, смотрела за игрой. Парни из горла хлестали дешевое пиво, дымили, не выпуская изо рта сигареты, изредка смахивали пепел на пол, отпуская при этом похабные шуточки. Запах алкоголя, курева и нецензурной брани витал в этом заведении, как мерзкий оживший призрак.
   Еще один негр в серой рубашке с длинными засаленными волосами за барной стойкой протирал бокалы для виски.
   - Не нравится мне это место.- Негромко произнес Мишель и брезгливо передернул плечами.
   - Не волнуйся, я умею находить общий язык с местными.- Элиот заговорщицки подмигнул другу.- Я умею прекрасно ладить с людьми!
   - Тогда я спокоен. Нет, правда. Вот сейчас успокоил...
   Элиот подошел к барной стойке и громко произнес.
   - Я ищу одного засранца, Длинного Эдди, слыхал про такого, обезьяна?
   Шесть пар глаз хищно всматривались в белых парней, подошедших к барной стойке.
   - Никогда о таком не слышал.- Негр усмехнулся, видя как nbsp;за спинами незнакомцев, играя накачанной мускулатурой, плотным кольцом расположились шестеро здоровых мужчин. Двое в руках держали бильярдные палки.
   - Эй, Билли, чего надо этим "сахаркам"? Они случайно не ошиблись адресом? А то мы можем показать им дорогу...Нахер!- Довольный своей шуткой негр в самой грязной майке, плюнул на ботинок француза.
   - Да ищут одного черномазого засранца!
   Элиот резким движением схватил за волосы бармена, намотал их на кулак и со всей силы приложил его голову о деревянную стойку. Негр взвыл от боли, из его носа ручьем потекла кровь.
   - Я не стану повторять дважды,- произнес Элиот, но процедуру с головой все же повторил.
   Мишель удивленно посмотрел на друга, тяжело вздохнул и сильным ударом послал в нокаут стоявшего за спиной молодого парня. Следом упал второй, получив удар в пах, согнувшись пополам. Третий, перед тем как упасть со сломанным носом все же ударил Мишеля бильярдным кием.
   - Мне не нужны неприятности. Я вызову полицию!- Захлебываясь своей кровью, прохрипел бармен.
   - Кретин, мы и есть полиция!- Элиот приставил беретту к голове негра.- Я не говорил, что Эдди черномазый засранец. Ты обманул меня, гребаный кусок дерьма!- Элиот взвел курок.- Ох, как я не люблю, когда мне врут. Я сразу становлюсь таким нервным и раздражительным. Вот посмотри, до чего ты меня довел...у меня дрожат пальцы, особенно тот, что на курке...
   - Да. Да. Я обманул. Я знаю его. Я все расскажу! Я все расскажу. Только убери свою пушку,- глотая кровь, произнес бармен.
   - Вот это другой разговор. Скажи ребятам, чтоб шли, допивали свое пиво. Согласись не хорошо, если оно нагреется! А здесь чертовски, чертовски душно!
   - Ребята, отвалите, все нормально! Выпивка за мой счет!
   - О кей, Билли. Пойдем ребята, Билли угощает.- Трое, те что не участвовали в драке, помогли подняться с пола своим пострадавшим товарищам, и поддерживая их медленно вернулись к своим столикам.
   - Ну, говори, я жду.- Элиот отпустил волосы мужчины.
   Негр рукавом стер кровь с лица.
   - Длинный Эдди захаживал к нам. Но я давненько его не видел.
   - Когда он был здесь последний раз?
   - Недели две назад. Он толкал здесь свою дурь. Он сам на нее конкретно подсел и совсем слетел с катушек. Предлагал отсосать у него. Он и раньше бывало, драл девок, посыпая свой член порошком. Но тут он совсем перегнул. Приперся сюда обдолбанный. К ребятам приставал. Отсосать ему! Ребята хорошенько отделали его в последний раз. Больше он сюда ни ногой! Я клянусь, все так и было!
   - Где он живет, знаешь?
   - Да. На углу Либерти и пятьдесят шестой. У него квартира на последнем этаже, справа в конце коридора. Только вряд ли он вам откроет. Наверняка под марафетом, говнюк обдолбанный!
   - Спасибо, Билли, ты нам помог.
   - Да, Билли, спасибо тебе за помощь!- Мишель махнул рукой.- Ребята, вам тоже спасибо!
   Молодые парни переглянулись, это вызвало у них оживление. Озвучив очередную похабную шутку, посмеялись и одновременно, разом подняли вверх средний палец.
   - Я тоже вас всех люблю!- Мишель ответил точно таким же жестом.
   На выходе Элиот прищурился. Солнечный свет сразу ослепил мужчин, как только они выбрались наружу.
   - Нет. Теперь я точно не сомневаюсь. Нам чертовски повезло, что ты так хорошо умеешь находить общий язык с такими парнями. А то я уж грешным делом подумал, что нас сейчас побьют!- с ноткой сарказма сказал Мишель и ткнул друга в плечо.
   - Я же тебе сразу сказал. Кстати хороший удар! Думаю ребята от тебя просто в восторге!
   Мишель засмеялся.- Спасибо. Кажется, я сломал их кий!
   - Нам сюда.
   Поднявшись на последний этаж, друзья быстро нашли комнату Длинного Эдди. На стук никто не ответил. Элиот повернул ручку, дверь оказалась не заперта. По всей комнате были разбросаны вещи. Все перевернуто вверх дном. Матрац и подушки разрезаны. В полу на самой середине комнаты зияла дыра. Сломанные доски валялись рядом.
   Элиот посмотрел по сторонам.
   - Пойдем Мишель нам тут делать больше нечего. Здесь кто-то побывал до нас.
   - Ну и где нам теперь искать этого "волосатого Эдди"?
   Элиот пожал плечами.- Понятия не имею...
   - Не желаешь пробежать по другим местным притонам? Ты там потрясешь своей пушкой, я разобью пару рож...глядишь, и добудем нужные нам сведения?- подначил друга Мишель.
   Элиот брезгливо отмахнулся.
   - Ну, уж нет. На сегодня этого дерьма вполне достаточно! Едем домой.
  
  
  
   Глава 7. 12 сентября 1957
   пятница
  
  
   День плавно перевалил свою половину. Элиот разбирал бумаги, наводя порядок на рабочем столе, Мишель зевая развалился в кресле вытянув ноги далеко под стол. С самого утра в управлении было тихо, подозрительно тихо. Ни топота спешивших на улицу полицейских, ни привычного монотонного стука печатных машинок, разбавленного плоскими шуточками и громким смехом, казалось даже запах табака до копоти прокуренного помещения выветрился полностью. За то время что Элиот провел в полицейском управлении с такой тишиной он сталкивался впервые. На месте никого не было. Все как сквозь землю провалились. Даже в приемном отделении было пусто, сидела одна стенографистка и на вопрос Элиота, где все? Ответила лишь не понимающим поднятием плечей.
   В дверь тихо постучали, послышался шаркающий звук вытирающихся ботинок о лежащий перед входной дверью коврик после чего, буквально через мгновенье в кабинете появился Конрад Келли.
   - Миста, Грин, можно?
   - Пожалуйста, Конрад, проходи. Что случилось?
   - Я подумал, может вас это заинтересует.
   - Да, да, Конрад, продолжай. Мы тебя внимательно слушаем.
   - Утром было новое убийство.
   - Что?- Элиот вскочил на ноги.- Где? Почему я об этом ничего не знаю?
   - На Риверсайт-Плейс, в центральной части города. Парни по рации говорили о двойном убийстве. Наши все там. Капитан забрал всех. Они утюжат тот дом с самого утра. Я думал вы тоже с ними...
   Элиот мрачно посмотрел на сержанта.
   - Нет. Мы ничего не знали.
   - Если хотите, миста Грин, я могу отвезти вас туда. Я знаю, где это место. Вас и мистера Блана.- Конрад ткнул пальцем в сторону француза.
   - Это отличная мысль Конрад. Едем не медленно.
   Элиот посмотрел в окно, надел на голову фетровую шляпу, снял с вешалки плащ, перекинул его через руку и побежал за Конрадом и Мишелем, придерживая за полу так и норовившую слететь шляпу. Мужчины уже ждали его у выхода.
   - Ты что так копаешься? - Недовольно спросил Мишель.
   - Запирал кабинет, собирал оружие...
   - А...Вот и моя машина. Моя девочка...- Конрад с гордостью указал на стоявший на парковке и блестящий от воска черный плимут.- Прошу садитесь, господа!
   В это время года погода всегда изменчива. Вот и сейчас, на смену сияющему с самого утра солнцу, набежали неведомо откуда взявшиеся облака и беспросветно затянули небо до самого горизонта. Мишель и Элиот молча забрались на заднее сиденье автомобиля и занятые каждый своими мыслями уныло разглядывали мелькавшие за окном пейзажи.
   Риверсайт-Плейс среди обычных граждан славилась как улица толстосумов. С середины прошлого века здесь начали селиться владельцы хлопковых плантаций, деловые люди, банкиры, финансовые воротилы и несколько ушедших на покой промышленников приобретали огромные наделы за символическую плату. Но законы рынка суровы. Спрос непременно рождает предложение. А спрос был не малый. Благодаря чему земля в этом районе значительно поднялась в цене. И хотя сейчас половину местных домовладельцев составлял так называемый средний класс, большинству остального населения Киммсвика дом в этом районе был явно не по карману, а жизнь здесь казалась чем то особенным. Жить на Риверсайт-Плейс означало быть успешным.
   Плимут остановился у средних размеров трехэтажного дома, сложенного из бурого кирпича, окруженного с разных сторон десятком полицейских машин. Дом был сложен аккуратно и отличался от соседских особняков простоватой скромностью. По крайней мере, в нем отсутствовали вычурные арки и помпезные башни и какие либо другие атрибуты средневековых замков, так характерные для обитателей Риверсайт-Плейс. Внимание привлекало лишь помещение под чердаком. Стены мансарды с двух сторон были полностью остеклены. Помещение представляло собой ухоженную цветущую оранжерею. Здесь мирно сосуществовали небольшие растения с распустившимися бутонами всех цветов радуги, рассаженные в маленькие горшочки и всевозможные зеленые кустарники в огромных черных кадках. Вся эта цветущая зелень хорошо просматривалась от самой дороги. Невысокий деревянный забор, сплошь увитый плющом, казался естественным зеленым ограждением, заботливо возведенным умелыми руками модного ландшафтного дизайнера. Дорога к дому тоже не была выложена средневековой брусчаткой, а представляла собой вполне современную асфальтовую ленту. Ровный, недавно стриженый изумрудный газон посередине делила узкая дорожка залитая черным асфальтом, которая вела прямиком к дверям дома. От которого, подмигивая включенным проблесковым маячком, отъехала машина скорой помощи.
   В наполовину наполненном водой бассейне, приютившемся среди фруктовых деревьев за домом, отражалась мрачная синева неба, готового вот-вот разродиться обильным ливнем.
   Внутри дом напоминал муравейник. Элиот огляделся по сторонам. Среди знакомых ему людей он увидел молодого курчавого паренька Гэмилтона Смита совсем недавно перешедшего из патрульных в отдел, занимающийся мошенничеством с ценными бумагами. Гэмилтон разговаривал с доктором Флоресом. Джон Флорес, как впрочем, и Оливер Салтри, был практикующим врачом, к услугам, которых прибегал муниципалитет в случаях собственной необходимости. При этом доктор Флорес был полной протиположностью грузного доктора Салтри. Невысокого роста, щупленький старичок с круглыми очками в тонкой металлической оправе и острой козлиной бородкой, непременно носивший голубую жилетку со множеством карманов, отличался быстрыми, "живыми" глазами, точно под микроскопом рассматривающими собеседника, обычно про такой взгляд говорят, что может проделать дырку; и обладал удивительно острым языком, благодаря которому совершенно не имел друзей.
   - Хелло, док, Гэмилтон!- Элиот приветливо улыбнулся.
   - Добрый день, мистер Грин!- Джон Флорес протянул Элиоту руку.
   - Что тут у нас? Док, вы, осмотрели трупы?- Элиот оглянулся.
   - Довольно глупый вопрос, мистер Грин, не находите?- Доктор Флорес ехидно улыбнулся.
   Элиот зашелся красными пятнами.
   - Извините, док, конечно, вы их осмотрели, иначе бы вас здесь не было.
   - Вот это довольно мудро.
   - Можно узнать ваше первое впечатление?
   - Вы понимаете, Элиот, что без вскрытия это неточная информация?
   - Конечно, мистер Флорес. Все равно определенную ясность вы внесете...Возможно вы заметили что то особенное?
   - Дорогой, Элиот,- доктор Флорес добродушно улыбнулся,- за столько лет практики я давно научился не замечать ничего особенного...Особенно за прозекторским столом...Мертвецы для меня лишь мертвецы...Ничего личного, если позволите...
   - Вы меня превратно поняли, док. Меня интересует, что вы увидели как профессионал своего дела, и только.
   - Тогда извольте. Мужчина в кабинете - Мистер Адам Бойл, хозяин этого дома, огнестрельное отверстие в области левого виска. Других видимых повреждений я не обнаружил. Смерть наступила в промежутке с восьми вечера до полуночи. Женщина перед кабинетом,- доктор Флорес указал на нарисованный мелом, будто с трафарета контур человеческого тела,- Конни Бойл, супруга, мистера Бойла, десять-двенадцать ножевых ранений сходных с теми, что мы обсуждали с Вами в связи с убийством...мм..Мистера Вудса, если не ошибаюсь? Вы помните?
   Элиот Грин согласно кивнул.
   - Все верно. Пипо Вудс. Прошу Вас, продолжайте.
   - Так вот, время смерти миссис Бойл совпадает со смертью супруга. Что еще могу рассказать Вам, мистер Грин? Даже не знаю. Хотя вот, может вас это заинтересует...На левой руке Адама Бойла отсутствует безымянный палец. Ампутация проведена коряво, много лет назад и наводит меня на мнение, что не хирургом, скорее всего травма, вызванная несчастным случаем.
   - Спасибо, мистер Флорес.- Элиот пожал доктору руку.
   - А, ты что скажешь, Гэм?
   Гэмилтон Смит пожал плечами.
   - Неплохой домишко. Везде чистота и порядок. Отпечатков пальцев почти нет. Те что нашли, принадлежат хозяевам особняка. В столовой комнате накрыт ужин на двоих, в ведерке стояло вино. Ребята из технического, говорят дорогое, такое в местном магазине не купишь. Забрали на анализы...Только знаем мы их анализы...
   - Что можешь сказать про мистера Бойла?- Элиот оглянулся по сторонам.
   - Не много. Торговец, представлял компанию "Фиджи электрикс", всякие там электрические штуки продавал, колесил по стране, одним словом. Неделями не появлялся дома...Прилично зарабатывал. По национальности поляк, после войны перебрался в штаты. Женился на Конни Бойл пять лет назад. Эти сведения предоставил его наниматель Бен Год, управляющий "Фиджи Электрикс". Больше про Адама сказать ничего. Остальную информацию вечером пришлет Миграционная служба, запрос туда отправили еще утром. Про миссис Бойл информации и того меньше. Пожалуй кроме того что она домохозяйка и пять лет замужем ...Ни она, ни Адам в полицию не привлекались, налоги платили вовремя, с соседями не ссорились, даже штрафов за превышение скорости и тех нет...
   - Ты сказал, он прилично зарабатывал. Это сколько?- Элиот с любопытством взглянул в кабинет, в стене которого зияла дыра вскрытого автогеном сейфа.
   - Не знаю. Мистер Год сказал прилично, но ребята что вскрыли ту консервную банку,- Гэмилтон ткнул пальцем в сторону сейфа,- сказали, что внутри было около 10 кусков.
   - Бог мой,- подал голос док Флорес,- теперь я осознал, что всю жизнь занимался не тем делом, завтра же подаюсь в торговцы...Бог мой, только подумать, десять кусков...
   - А что нибудь еще? Кулон в форме сердца не нашли?
   - Нет. Ничего такого. В ящике стола нашли газетные вырезки все касались последнего убийства Сайры Бэнкс. Больше ничего такого...
   - А что с оружием?
   - Револьвет "Смит-энд-Вессон" модель 10, зарегистрирован два месяца назад на Адама Бойла. В барабане не хватает двух патронов. Одна пуля, как вы понимаете, оказалась в голове поляка, вторую нашли в полу.
   Доктор Флорес согласно кивнул.
   - Все так. Видел собственными глазами, могу подтвердить.
   - Капитан считает, что Адам сомневался, хватит ли у него сил пустить пулю в висок, вот и жахнул сначала мимо...
   - Пальчики сняли?
   - На рукояти "ствола" пара отпечатков пальцев правой руки. Довольно четких, на ноже тоже самое. Похоже, парень положил жену, а потом отправил к праотцам и самого себя.
   - Ты правильно, Гэм, подметил, что домик стерильный, слуг уже опросили?
   - А нет их. Всем занималась миссис Бойл собственноручно. Экономили на слугах видимо...
   - А соседи?
   - Соседей мы опросили. Никто ничего не слышал, ничего не видел, обычное дело. Вообще соседи их не жаловали. Вернее в этом районе никто друг друга не жалует. Богатеи, мать их...- Гэмилтон кашлянул в кулак.- Каждый живет своей жизнью. Человек человеку - волк! Или как то так!
   Элиот понимающе кивнул.
   - Спасибо, за информацию, Гэм, я твой должник.
   - Не стоит, мистер Грин.
   Элиот решил тщательней осмотреть дом. Хотя это уже казалось лишним. Гэмилтон говорил о ужине, стоявшем на столе. Теперь можно было видеть только стол. Все столовые предметы, еда и скатерть были запечананы ребятами из технической службы в пакеты. Пакеты погружены в большие коробки, коробки грузили в грузовик фирмы "форд", припаркованный прямо на изумрудном газоне. К тому моменту, когда в особняке Бойлов появился Элиот Грин дом внутри напоминал огромную деревянную коробку с небольшим количеством мебели. Хорошо хоть оранжерею не тронули,- мрачно подумал Элиот. Он несколько раз обошел весь дом, пока не заметил на улице шефа полиции Роберта Бёрнса и капитана Коллина Берга. Мужчины о чем то возбужденно спорили, спор, очевидно, доставлял им удовольствие, так как на их лицах то и дело появлялась довольная улыбка.
   Элиот направился прямиком к ним.
   - Шеф, капитан!- Англичанин, склонив голову, приветствовал мужчин.
   - Элиот, рад тебя видеть,- шеф полиции Бёрнс натянуто растянул губы.
   - А, мистер Грин, и вы тут?- Капитан Берг деловито спрятал руки в карманы брюк и едко добавил.- Могли и не утруждать себя приездом сюда, мы справились и без Вас.
   - Поздравляю, вас капитан раскрыть два убийства за день, уверен у вас это впервые,- таким же тоном ответил Элиот.- Вы ведь, правда, считаете, что Адам Бойл убил супругу, а затем вышиб себе мозги? Я ведь прав?
   - Господа, господа,- примирительно произнес Роберт Бёрнс.- Не будем ссориться по пустякам, отличная работа, господа, просто отличная.
   - А вы так не считаете, мистер Грин?- Коллин Берг злобно уставился на англичанина.
   - Я никогда не тороплюсь с выводами, капитан.
   Коллин Берг засмеялся громким хохотом.
   - А мы ничего другого от англичан и не ждем! Какие могут быть у вас выводы? Вы же, наверное, еще чая вашего не выпили? Или с королевой не посоветовались?
   В глазах у шефа полиции заиграли чертики, хоть он и не подал виду, в душе он весело смеялся. Капитан здорово "уделал" чопорного выскочку. И ему это пришлось по нраву.
   - Ладно, Коллин, не заводись. Сегодня отличный день, который заслуживает того чтобы пропусить пару рюмок! "Гордость Ирландии" ждет нас, господа! Сегодня всем выпивка за мой счет!- Шеф полиции сделал широкий жест рукой,- гулять так гулять! Мистер Грин вы едете с нами?
   - Спасибо, но я хочу пройтись...- Элиот отвел глаза и увидел в стороне Мишеля, беседующего с ребятами, снимающими отпечатки пальцев.
   - Прошу меня, извинить,- сквозь зубы процедил Элиот и направился прямиком к другу.
   Мужчины бойко обсуждали содержимое сейфа.
   - Говорю вам, там было тысяч тридцать долларов! Я никогда не видел такого количества пачек живьем!
   - Брось, Гарри, ты же не считал их?
   - Нет не считал, но на вскидку...
   - Извините, господа, а кто считал эти деньги?- Вмешался в разговор Элиот.
   - Вроде, шеф Бёрнс или капитан. А может оба, я не в курсе. Видел только, что деньги они собрали в большой мешок. Наверное, завтра узнаем, сколько там было.
   - Гэмилтон Смит говорил о десяти тысячах,- удивился англичанин.
   - Простите, мистер Грин, Гэм отличный парень, но лопух он не разбирается в деньгах. Говорю вам, там было тысяч тридцать не меньше!
   Элиот задумчиво почесал затылок.
   - Подбросить до дома, миста Грин?- стоявший за спинами мужчин Конрад Келли выдвинулся вперед.
   - Спасибо, Конрад, не нужно. Мне хочется пройтись
   - Кхх..мм- только и успел выдавить Мишель, посмотрел на спину пробирающегося сквозь толпу полицейских к выходу Элиота, немного помедлил и кинулся догонять друга.
   Темный, влажный, густой туман, насквозь пропитанный запахами выхлопных газов и горелой резины, словно бесплотный дух медленно наползал на город. Ветер многократно усилился. Прохожие, изредка попадавшиеся на встречу, кутались в свои пальто и спешили по своим делам.
   В лицо потекли струйки воды, образовавшейся то ли из-за большой влажности, то ли из-за начинающегося дождя. Элиот сильней натянул на лоб шляпу и приподняв воротник пиджака ускорил шаг. Да, дождь определенно начался. Погода явно ни к черту, как впрочем, и настроение...
  
  
  
   Глава 8. 14 сентября 1957
   воскресенье
   - Элиот, мальчик мой, как я рад тебя видеть!- Говард Керг крепко обнял племянника, по свойски похлопав его по спине. - Мы уже порядком заждались тебя!
   - Спасибо, дядя! Я тоже рад Вас видеть! Как здоровье у тетушки Энн?
   - Не жалуется! Слава господу на здоровье ни я, ни твоя тетка не жалуемся!- Говард Керг улыбнулся. Все спрашивала меня, когда ты придешь? Мы же старики любим вас молодых. Сейчас вот хлопочет в гостиной. Накрывает на стол.
   - Мальчики, все готово, живо за стол!- из комнаты послышался звонкий голос тетушки Энн.
   - Дорогая, дай нам десять минут, нам с Элиотом необходимо кое что обсудить...Дела не терпят отлагательств. Много времени это не займет, обещаю!
   - Хорошо. Заканчивайте свои дела, мальчики, и быстро мыть руки! Скоро все остынет!
   Говард Керг указал Элиоту на небольшую софу в прихожей, подождал пока, молодой человек займет удобное место и сам расположился рядом.
   - Я осведомлен об успешном окончании расследования этих жутких преступлений. Право слово, проделана огромная работа! И ты, и капитан Берг заслуживаете только лестной оценки. Возможно, уже завтра мы соберем большую пресс-конференцию и все расскажем, широко осветим в прессе эту историю. Возможно, в старой доброй Англии все бы замяли, но тут так не принято.
   - Я боюсь, что это не соответствует действительности, дядя Говард!
   - Что? Я не верю своим ушам! Что ты хочешь этим сказать?
   - Только то, что сказал. Мы ни на шаг не приблизились к убийце, более того мы о нем как ничего не знали, так и не знаем.
   - А как же этот поляк? У него ведь нашли газетные заметки с описанием убитых...
   - Это совершенно ничего не значит! У меня нет доказательств, но я в это не верю. Я не верю, что Адам Бойл убийца. Пока у меня нет более логического объяснения...Возможно это чутье, как у ищейки, интуиция, можно назвать как угодно, но я уверен, что закрывая дело, мы совершаем огромную ошибку. Дядя я прошу тебя, надави на шефа полиции, дело рано закрывать, ради всего святого, сделай это для меня!
   - Ты, правда, думаешь, что мы ошиблись? Господи правый...
   - Да. Но добавить мне больше нечего.
   - Ну и задал ты мне задачку. Ладно, постараюсь что-нибудь придумать...Я так понимаю, никто не в курсе того, что ты мой племянник, Элиот?
   - Никто кроме Мишеля. Я думаю, не стоит об этом распространяться. Всякие слухи и домыслы нам не к чему. Я боюсь подвести вас, дядя Говард.
   - Брось, Элиот. Муниципалитет платит тебе жалование не потому, что ты мой племянник, а потому, что ты очень квалифицированный специалист. И муниципалитет заинтересован в твоей работе. Ничего больше. Видит бог, Элиот, я плакал, когда читал рекомендательное письмо из Скотланд-Ярда! Это мой, мальчик, мой племянник! Меня переполняла настоящая гордость за нашу семью!
   - Спасибо, дядя Говард! Что вы можете сказать про капитана Берга?
   Лицо Говарда Керга скривилось.
   - Лицемер. Порядочная сволочь. Карьерист! В этом ему не откажешь. В следующем году выходит на пенсию нынешний шеф полиции Роберт Бёрнс. Он займет его место. Через пару лет займет мое место...Если не замахнется на кресло прокурора штата!
   - А ему по зубам?
   - Вполне. Такие люди ни перед чем не останавливаются ради собственной выгоды...Тем кто окажется у него на пути не позавидуешь...
   - Стало быть, он не беден...- Элиот закусил губу, обдумывая слова Говарда Керга.
   - Тут ты не прав, Элиот. Он не богат. Это как раз тот случай, когда амбиции не подкреплены материально. Наверное это хорошо, иначе он уже стал бы сенатором штата, можешь мне поверить...Пожалуй, правильно будет сказать, что кроме карьеры его ничего не интересует. Амбиций через край!
   - Дядя, Говард, прости меня за бестактность, но почему у вас с тетушкой нет детей? Меня всегда мучал этот вопрос в Англии...
   Говард Керг тяжело вздохнул.
   - Понимаешь, Элиот, сначала меня интересовала только карьера, а потом уже к сожалению у нас ничего не получалось,- Говард Керг развел руками.- Это жизнь, тут уж ничего не поделаешь!
   Элиот сочувственно закивал головой.
   - Да ладно, что мы все о грустном. Лучше расскажи, как там поживает, мой дорогой брат?
   - Спасибо. Неплохо. Благодарен вам за ту коллекционную бутылку коньяка, что вы прислали.
   - Так что, старый скряга, ее открыл? Не могу узнать своего брата...
   - Какой там.- Элиот небрежно махнул рукой. Хранит как зеницу ока. Тряпочкой ее протирает. Это нужно видеть, там целый ритуал. Нас с мамой поначалу это даже забавляло. Ну а потом привыкли, главное, что ему самому это нравится.
   Говард Керг рассмеялся.
   - Напомни мне, пожалуйста, Элиот. К рождеству послать еще одну бутылку. Может хоть тогда хоть одну бутылку откупорит!
   - Весьма сомнительно. Одна бутылка-ценность, две - уже коллекция. Он будет оберегать их в два раза тщательней!
   - Теперь все ясно. Буду на каждый праздник отправлять ему по бутылке! Или по две.
   Элиот рассмеялся.
   - Это же целое состояние! Он будет счастлив!
   - Да, твой дядя не беден, мой дорогой мальчик! Мне приходится много работать, но я не жалуюсь на судьбу!
   - Я слышал, что некоторые люди недовольно новыми очистными сооружениями?
   Лицо Говарда Керга стало каменным.
   - С каких это пор, Элиот, тебя стали интересовать слухи? Я готов часами говорить об этом инженерном сооружении. Это была отличная сделка! Город "задыхался" без чистой воды! Здесь выиграли все: люди, которые могут пить, наконец, по-настоящему чистую воду. Муниципалитету хорошо, вложения в инфраструктуру. Местные подрядчики платят заработную плату местным же людям, налоги в местный бюджет, наконец. Заметь, я с этой сделки не имел ни цента! Но разве это может волновать, когда речь идет о живых людях. Ты посмотри статистику. В разы снизилась заболеваемость инфекционными заболеваниями! Тысячи семей получили возможность пользоваться нашими водными ресурсами, не опасаясь за свое здоровье и здоровье своих близких! Я верю, что в скором времени в нашем городе вырастет средняя продолжительность жизни. Я горжусь, что мне удалось реализовать столь амбициозный проект! Это вклад в наше будущее. В будущее наших детей! А люди...Они всегда будут чем-то не довольны. Уж так мы все устроены, и с этим ничего не поделаешь!
   Элиот согласно кивнул. Говард Керг был прав, сколько хороших дел ты не сделай - всегда найдутся те, кто останется недовольным.
   - Ладно, Элиот, пора заканчивать с разговорами, твоя тетушка нас уже заждалась.
  
  
   Глава 9. 15 сентября 1957
   понедельник
   Элиот лениво растянулся в кожаном кресле. До начала рабочего дня оставалось всего несколько минут, самое время немного расслабиться. Мишель задержался у киоска со свежей прессой и должен был появиться с минуты на минуту. Элиот достал из папки фотографию Сайры Бэнкс и положил перед собой на стол.
   - Кто же тебя так, милая девушка?
   - Эл, нет! Эл, ты только взгляни на это!- Француз, судорожно размахивая перед собой свежим номером "Кимсвик ньюс", ворвался в кабинет Элиота.- Нет! Ты только посмотри, какая скотина! Держи!- Мишель передал другу газету.
   Улыбающийся капитан Берг смотрел с разворота страницы. Под фотографией крупным заголовком шла статья.
   На страже порядка!
  
   "Уважаемые читатели, сегодня вас ждет увлекательная история, которой любезно поделился с нами, за что мы бесконечно благодарны, капитан полицейского управления Киммсвика Коллин Берг. Этот материал настолько эксклюзивен, невероятен, интересен, (прим. автора - продолжать можно до бесконечности) что редакция нашего издания пошла на то, чтобы посветить ему весь сегодняшний номер. И помни, дорогой читатель, что бы, где не происходило, мы расскажем об этом первыми!
   В наших прошлых публикациях, мы затрагивали тему загадочных смертей жителей нашего города. Расследование преступлений - главная работа полицейского управления. И вот сегодня в нашей редакции капитан Берг ответил на все наши вопросы.
   - Мистер Берг, могут ли жители нашего славного города отныне спать спокойно?
   - Безусловно. Нашим управлением проделана огромная работа, в результате которой опасный преступник был обезврежен.
   - Сколько жизней на его совести?
   - На сегодняшний день речь идет о четырех, но возможно их было и больше, мы до сих пор анализируем поступающую к нам информацию. Возможно, жертв будет несколько больше. Как появится более конкретная информация, мы обязательно ее обнародуем. У полиции нет секретов от граждан нашего города!
   - Вы сказали, преступник обезврежен? Значит ли это, что он находится в камере и ожидает вердикта суда присяжных?
   - Нет. Это означает нечто другое. (Прим. автора - Капитан Берг рассмеялся). Убийца мертв. Теперь его ждет суд на небесах. Я думаю, черти уже вовсю готовят для него горячую ванну...
   - Определенно...Наши читатели хотели бы узнать имя преступника. Ведь наверняка в обычной жизни он ничем таким особенным не выделялся?
   - Тут вы правы. Совершенно обычный человек, как мы с вами, если не знать его деяний, то никогда и не подумаешь...Добропорядочный семьянин, ценный работник, верный друг, хороший сосед...Без вредных привычек...Со всех сторон положительный человек!
   - Да уж. Как говорится: В тихом омуте...
   - Полностью с вами согласен! Но так уж устроен мир. Чтоб поймать преступника приходится работать без сна, отдавая все свои силы. Без ложной скромности, сейчас уже имею право сказать, что нами проделана колоссальная работа, собраны все улики, доказательная база не оставляет сомнений, что убийца - Адам Бойл. Поляк по национальности, после войны перебрался в Соединенные Штаты. Уже здесь обзавелся семьей, сын семи лет, сейчас находится в Детройте у родственников. Кстати пусть вас не смущает его фамилия. Бойл - это фамилия супруги, он взял ее себе после свадьбы.
   - Действительно интересно. И какая же настоящая фамилия? Уж не пытался ли он этим скрыть секреты своего темного прошлого?
   - Мы думали над этим вопросом, но так и не пришли к какому то общему мнению...В принципе никаких серьезных нарушений он в прошлом не совершал, по крайней мере нам об этом ничего не известно. Его настоящая фамилия Маковский. Адам Маковский.
   - Хорошо. Мистер Берг, может вы раскроете, нам некоторые тайны, своей работы? Каким именно образом вы сумели разоблачить опасного маньяка?
   - К сожалению, наши методы - тайна за семью печатями. Я не вправе говорить об этом. Однако замечу, что это сложный, кропотливый труд. На наших плечах лежит огромный груз ответственности, все-таки мы обеспечиваем безопасность, спокойствие наших граждан и общества в целом, и заявляю Вам прямо, полицейское управление города Кимсвика под началом шефа Роберта Бёрнса с честью исполняет возложенную на него работу.
   - Хорошо. Вернемся к "нашим баранам". Что же движет человеком, способным зарезать собственную жену?
   - Понимаете, это дело следует рассматривать под другим углом. Бытовых ссор, заканчивающихся банальной поножовщиной на самом деле не так уж и мало. В нашем же случае речь идет о маньяке, и то как устроен мир в его голове понять невозможно. Это сумашедшие...Точно также невозможно представить каким образом, эта болезнь поражает их. Когда и почему наступает этот переход? Возможно, сказалась психологическая травма в детстве...остается только гадать. Лично моя гипотеза следующая. Адам ... прислуживал немцам в страшном, без преувеличения, дьявольском месте - концлагере Бельцек. Это место знаменито своим чертовски жестоким отношением к заключенным. Некий доктор Вензель проводил в этом забытом богом месте чудовищные эксперименты. Чудовищные! Я не шучу! Этот доктор с людьми, что только не вытворял: ампутировал конечности, отрезал головы, пытаясь их пересаживать на чужое тело, органы различных животных пересаживал людям... В это тяжело поверить, но это так! Адам видел все эти "жуткие картинки" своими глазами, можете представить сами, к каким последствиям это могло привести по истечении времени? Возможно, в какой-то момент психика молодого человека просто не выдержала...
   - Вы хотите сказать, он являлся нацистом? Поганым фашистским прихвостнем? Тогда не понятно, каким образом он вообще оказался в нашей стране?
   - Тут вы не правы. Он не являлся нацистом. Вовсе нет! Когда в Бельцек пришли русские солдаты, его по закону военного времени вполне могли расстрелять, как последнюю бродячую собаку, и даже наверняка бы и расстреляли, но что удивительно, очень многие заключенные встали за него стеной. Он был их другом. Оказывается Адам помогал заключенным, рискуя собственной жизнью, отдавал свой последний кусок хлеба, тем кому он нужен был больше чем ему...Выхаживал больных, доставал еду, одежду медикаменты, ...Однажды, даже помог нескольким заключенным совершить побег...представляете? Сбежать из стен немецкого концлагеря...только представьте высокие заборы с колючей проволокой, пропущенный электрический ток, надзиратели с автоматами и овчарками...Где смерть за любую провинность. Где цена человеческой жизни столь мала, что даже говорить об этом не приходится!
   - Удивительная история! А что стало с тем ужасным доктором "Франкенштейном"?
   - Прошу прощения, но не "Франкенштейн". Его прозвали "доктор Смерть". Генрих Вензель. Некогда известный ученый, ставивший свои бесчеловечные опыты на живых людях и получивший, в конце концов, по заслугам. Был убит русскими солдатами при попытке к бегству. Эти сведения нам предоставила миграционная служба, за что мы выражаем нашу глубокую признательность.
   - Мистер Берг, благодарим вас за прекрасное интервью. Надеемся, что и впредь будем сотрудничать с Вами капитан Берг! И говорим спасибо за отлично проделанную работу. Теперь уже можно задать последний вопрос?
   - Конечно!
   - Дело закрыто?
   - Теперь уже официально! Спасибо за внимание.
  
   Вот так мы прощаемся с нашим героем. Героем, от работы которого зависит наша с вами безопасность, уважаемые читатели. И мы можем спать совершенно спокойно, пока на страже порядка находятся люди подобные Коллину Бергу!
   Капитан Берг и впредь обещал рассказывать подробности крупных дел, которые раскрыла наша доблестная полиция! Так что будем ждать новых интервью и надеяться, что это произойдет очень скоро. Это обещание, мы не забудем, мистер Берг. Напомним, дорогие читатели, что в следущем году нас ждут выборы. Выборы мэра! И капитан Коллин Берг, несомненно, станет единственным достойным оппонентом нынешнему мэру, Говарду Кергу. Все последние новости, вы узнаете от нас. Редакция "Киммсвик ньюс".
   Элиот перевернул страницу, бегло пробежал глазами, материал был посвящен аварии на очистных сооружениях. Новости спорта, прогноз погоды, биржевые новости все на своих местах, сплошная скука дальше можно не читать.
   Элиот схватил газету и выбежал в коридор. Пробежав несколько метров, толкнул дверь в кабинет Коллина Берга.
   - Как прикажете это понимать?- Элиот бросил газету на стол прямо перед лицом капитана.
   - А мистер Грин, видимо вас на прежнем месте работы так и не научили, как положено, стучать, перед тем как войти в кабинет начальника?- Коллин Берг поднял голову и со слащавой ухмылкой посмотрел на англичанина.
   Элиот пропустил его слова мимо ушей.
   - Я повторю свой вопрос, капитан. Как это понимать?
   - Что именно мистер Грин вам не понятно в этой статье? На мой взгляд, все предельно ясно. Ах да, до вас англичан туго доходит, я слышал про это... Сделаем так, специально для вас я подчеркну самое главное и озвучу...Дело закрыто мистер Грин, надеюсь теперь вам все ясно?
   - Как дело закрыто?- Элиот удивленно уставился на капитана, улыбке которого позавидовал бы сам Чеширский кот.
   - Закрыто. И теперь уже официально!
  
   Глава 10. 15 сентября 1957
   понедельник
   Мишель откупорил бутылку бренди, одиноко стоявшую в импровизированном баре, сооруженном на месте книжной полки.
   - Извини, но кажется ничего другого у нас нет. Будешь?
   Элиот устало махнул рукой.
   - Наливай.
   - Тяжелый был день,- Мишель наполнил два бокала, один передал другу.- Чтоб этот день быстрей прошел, унося с собой невзгоды и поражения...Чин -чин.
   - Чин - чин.
   - Знаешь, Мишель, тот лунный камень не выходит у меня из головы. Я не верю, что убийцей был Адам Бойл. Я не успокоюсь пока его не найду, а вместе с ним и настоящего преступника. Меня не покидает ощущение, что нас опять дурачат, как на "Королеве Атлантики", а я привык доверять своей интуиции.
   - А что если ты все-таки не прав и Адам действительно убийца. Можно чисто гипотетически предположить, что вероятность такая все же существует...-Мишель вновь наполнил бокалы.- Или ты думаешь, что будут новые жертвы?
   - Если убийца не глуп, это именно так, то новых жертв, по крайней мере, в ближайшее время не будет точно. В этом я не сомневаюсь.
   - Погоди, погоди. То есть ты даже не рассматриваешь вариант, что возможно не прав ты сам? Ведь каждый ошибается, что если твоя интуиция в этот раз тебя подвела? Нет, Эл, должен сказать, что ты неисправимый упрямец.
   Элиот согласно кивнул, опустошил свой бокал и поставил на журнальный столик.
   - Все с меня сегодня хватит.
   - Может по последней?- Мишель поднял вверх руку с темной бутылкой бренди.
   - Нет. Спасибо. Немного алкоголя увеличивает умственную активность, следующая порция - уже перебор, а мне надо еще все хорошенько обдумать.
   - Ну хорошо, давай допустим что ты прав...Лично у меня тогда вопрос. На самом деле их много, но задам самый главный. Не задал его сразу, когда шли из дома Бойлов, настроение в тот момент было не подходящее. Но вот сейчас его задать, по-моему, самое время. Вот как ты можешь объяснить? Преступник, нет, если позволишь, я буду называть его убийцей. Так вот убийца убивал негров, жил себе можно сказать припеваючи, изредка совершая свои страшные злодеяния...А тут ни с того ни с сего взял и порешил целую белую семью и зачем? Чтоб отправить нас по ложному следу? Или может они поцарапали его машину? Не кажется ли тебе - это через чур сложным? Ты как хочешь, но мне кажется именно так.
   Элиот серьезно посмотрел на друга.
   - Отлично. Я готов выслушать твою версию, друг!
   - Я думаю, что эта сволочь Берг прав! По крайней мере, выглядит эта версия вполне логично. Жена, миссис Бойл, каким то образом, вероятнее всего случайно, узнает или догадывается о том, что убийства дело рук ее супруга. Высказывает свое мнение...За что и оказывается убитой. Думаю, Адам не хотел ее убивать, но он же сумашедший...Реактивная реакция - и вот тебе труп! Когда же он осознал что сделал, не осталось ничего, как покончить счеты с этой жизнью. Согласись достаточно логично и стройно?
   - И где тогда, по-твоему, лунный камень?
   - Да сдался тебе этот камень? Разве в нем дело? Мало ли что с ним могло произойти. Потерял, спрятал, подарил подружке, в конце концов, не важно...
   Элиот отрицательно покачал головой.
   - Я не верю в это. Соглашусь с тобой только в одном. Это убийство произошло не просто так. Преступник совершил его в спешке, убиты, как ты сказал не негры, а белые, хоть и простые, в общем-то, люди. У меня такое ощущение, что нам удалось - таки разворошить логово зверя. Буду ломать голову.
   - Думай, конечно...твое право.
   - Хорошо. Послушай мои рассуждения. Что мы знаем об Адаме Бойле? Торговец, прилично зарабатывающий, исколесивший страну вдоль и поперек...Так?
   - Совершенно верно.
   - Отлично. В ящике письменного стола хранил вырезки о совершенных им убийствах, которые в последствие стали главным доказательством его вины. Так?
   - Ну...Вроде бы.- Мишель недовольно ухмыльнулся.- Никак не могу понять, к чему ты клонишь?
   - Это полный абсурд! У него был сейф, здоровенный металлический ящик с серьезным замком, в котором он хранил десять кусков! А бумаги связывающие его с уголовными преступлениями он хранит в деревянном ящике. Полная чушь! Или ты так не считаешь?
   - Он мог перенести их из сейфа на время, а дальше его застукала жена. Могло быть и так...
   Элиот не обращая внимания на слова друга, продолжил.
   - Это только одно из предположений, но есть и еще. Отпечатки пальцев правой руки Адама Бойла на револьвере. Это вполне логично, он был правшой, я обратил внимание на письменные принадлежности на рабочем столе в кабинете поляка. Чернила и ручки стояли с правой стороны, так что бы их удобно было брать именно правой рукой. К тому же на левой руке у него не было безымянного пальца, я не эксперт, но вполне логично предположить, что стрелять рукой, на которой отсутствует палец и которая не является, что называется рабочей, не удобно...
   - Вот тут прав, Эл, ты не эксперт...- скептически заметил Мишель.
   - Отлично. На, возьми мой пистолет и приложи к своей голове.- Элиот достал беретту и протянул ее французу,- приложи, так как будет тебе удобно.
   Француз машинально приставил вороненный ствол с правой стороны.
   - Ты сам только что ответил на свой вопрос.- Элиот многозначительно закивал головой.- А теперь отдай мне оружие и смотри.
   Француз вернул оружие. Элиот взял пистолет в правую руку и приложил к левому виску француза.
   - Бах!- произнес Элиот.
   Мишель Блан отдернул голову от неожиданности.
   - Так и только так у Адама Бойла могло остаться пулевое отверстие в области левого виска. А вторая пуля в полу? Он что не смог попасть себе в голову с первого раза? Совсем другое дело, когда необходимо оставить следы пороховых газов на руке и отпечатки пальцев на оружии...
   - Да, черт, возьми, теперь я вижу, что ты прав!
   - Но, мой друг, самое главное все же адуляр. Как только мы найдем убийцу, мы обязательно найдем и его. Если бы в сейфе Адама Бойла помимо денег оказался кулон в форме сердца, я поверил бы в то, что он и есть убийца...А так...
   - Но зачем тогда понадобилось убивать супругов?
   - Это правильный вопрос, Мишель, прийдется над этим хорошенько подумать.
  
   Из гостиной комнаты послышалась трель телефонного звонка. Мишель пошел отвечать.
   - Эл, на проводе Эрик, хочет слышать тебя.
   - Уже иду. Алло?
   В трубке, пробиваясь через сильный треск угольного фильтра, послышался голос сержанта Хайнца.
   - Мистер Грин! Это Эрик. Эрик Хайнц.
   - Да, Эрик я тебя слушаю.
   - Мистер Грин. Я вылетаю. Завтра после шести вечера буду у вас.
   - Что? Плохо слышно, говори громче! Эрик...
   - Мистер Грин,- Эрик, используя всю силу своих легких, прокричал в трубку,- мне, кажется, я раскопал кое-что стоящее. Буду у вас завтра в районе шести вечера. Вылетаю сегодня ночью.
   - Можешь не торопиться, Эрик, капитан Берг закрыл это дело!
   - Закрыл? Как закрыл?
   Элиот грустно усмехнулся.
   - Теперь уже официально!
   В трубке зазвучали короткие гудки. Элиот положил телефонную трубку.
  
  
  
   Глава 11. 16 сентября 1957
   вторник
  
  
  
   Небольшой паб "Гордость Ирландии", разместившийся в подвальном помещении на углу Второй улицы пользовался особым успехом у полицейских Киммсвика. И на это, как считал Элиот, было три основных причины. Для себя он так и не смог решить какая из причин является главной. Первая - это первоклассный эль, что готовился под чутким руководством старины Джима, вторая - близость заведения к полицейскому управлению...После тяжелого трудового дня - "Пять минут и ты в раю", именно такой рекламный слоган красовался на потемневшей от времени деревянной вывеске, прибитой над входом. Судя по слухам, эта вывеска досталась старине Джиму от прежнего владельца помещения. Опять же, по тем же слухам раньше здесь размещался первоклассный бордель. И каждый вечер особенно разгорячившиеся парни с упоением рассказывали, каких цыпочек им приходилось щупать в этом "благопристойном" заведении. Без сомнения добрая половина этих рассказов была чистейшей выдумкой, и это понимали все, включая самого рассказчика, но такие "истории с перчинкой" всегда сопровождались громким смехом, звоном бокалов, и неприличными жестами, под одобрительные возгласы старины Джима: "Да, ребята, именно так все и было". Ну а третей причиной являлся сам владелец паба - старина Джим - дородный ирландец, с не сходящей с лица улыбкой и добродушным характером. Этот паб был делом всей его жизни, в которое он вложил не только все свои средства, но и бесценную душу. Здесь никогда не было ссор, потасовок, здесь любили собираться не только блюстители порядка, но и простые граждане Киммсвика, и всем здесь было уютно, каждый находил для себя напиток по вкусу и приличную еду. И даже когда в кармане было не густо, старина Джим наливал кружку другую за счет заведения.
   Элиот, растягивая удовольствие, потягивал превосходный ирландский эль, слушал рассказ Мишеля о спектакле, на который они с Шарлоттой ходили вчера вечером. Француз был явно под впечатлением и называл сие действо не иначе как "невозможно прекрасное". У Элиота закралась мысль пошутить по этому поводу, но зная взрывной характер друга от этой мысли пришлось отказаться. Через некоторое время интерес к рассказу друга иссяк совсем, и англичанин согласно кивал в такт речи Мишеля, совершенно его не слушая. Стрелки часов закончили девятый круг, а Эрик так и не появился. Элиот взмахом руки заказал очередную порцию пенного напитка, с удовольствием наблюдая с какой грацией, хорошенькая официантка Сьюзен разносит одновременно по четыре кружки, не забывая при этом продолжать кивать в такт рассказу француза. Между тем Мишель успел закончить свой монолог и, хмурясь, смотрел на друга, который с идиотской улыбкой уставился на официантку, зачем то при этом беспрестанно кивая.
   - Так что ты об этом думаешь?- наконец не выдержал Мишель.
   - Это потрясающе! Невозможно прекрасно.
   Физиономия француза расплылась в широкой улыбке.
   - Ну, я же так и говорю!
   - Прошу простить меня за опоздание!- Эрик с уставшим видом сел на свободный стул. Он не успел поднять руку, а кружка со свежим элем оказалась перед ним на столе.
   - Эрик это за счет заведения. Давненько тебя не было видно. - Крикнул Джим протирая недавно помытые кружки.
   - Спасибо, Джим. Только что вернулся, но ты же знаешь что ни в какой другой бар, кроме твоего я никогда не пойду!
   Старина Джим с довольной ухмылкой понимающе закивал.
   - Ты где пропадал? Посмотри, Эл так долго тебя ждал, что уже успел набраться. Ты бы только видел сейчас эту картину. Он с блаженной улыбкой пялился на Сьюзи и кивал своей башкой как болванчик...Это было даже забавно...
   - Я тоже люблю смотреть на Сьюзи, мне кажется я влюблен в нее,- краснея, признался Эрик.- Ну да ладно. У меня отец инженер на новых очистных. У них там серьезная авария, он двое суток не спал, попросил отвезти его домой, я не смог ему отказать. Предупредить о том, что опоздаю, не было возможности. Прошу еще раз меня извинить...
   - Тебе не зачем извиняться, Эрик, мы все понимаем- Элиот по дружески похлопал сержанта по плечу.- А что там могло случиться? Эти очистные вроде вот только что заработали?
   - Мой отец говорит, что сами инженерные конструкции не очень...Да что уж там дерьмо полное эти очистные сооружения. Трубы ржавые, заборные каналы, дренаж, очистные емкости все, все не соответствует необходимому уровню. Уровень конечной очистки воды настолько низкий, что в пору хвататься за голову, строительные сметы с шестью нулями! Столько денег уплачено за старый хлам...Это со слов моего отца, я то сам в этом ничего не понимаю, но ему я верю!
   - Ну и ну!- недоверчиво воскликнул Мишель.- Вроде чистая водичка бежит из крана...
   - Черт с ней с водой,- Элиот безразлично махнул рукой,- лучше расскажи, что удалось откопать в Детройте.
   - Вылет в связи с плохой видимостью и тяжелыми погодными условиями задержали на три часа, так что прилетел я не ночью как планировал, а утром...потому я решил не ехать сразу к сестре, а наведаться в полицейский участок в "Райской долине".
   - Ты знал какой участок занимался этим делом?- удивился Мишель.
   - Да я позвонил в Детройт и через центральное управление узнал, кто занимался убийством Бентона Кофа, датируемого 01 февраля 1955 года. Мне дали исчерпывающий ответ...В общем то ничего сложного...- Эрик потупив взгляд, с наигранной скромностью развел руками.
   - Кх...м- хмыкнул Элиот и махнул рукой призывая отбросить сантименты и продолжать рассказ.
   - Мне удалось разыскать офицера, который хорошо помнил это дело и поговорить с ним по душам...Признаться тут мне улыбнулась удача...Четверо тогда занимались этим убийством. Один вышел на пенсию, второй уволился, третий переехал в другой город, а вот с четвертым мне удалось побеседовать. Сержант Кобрахер. Приятный малый, без закидонов...Ну вы меня понимаете?- Эрик Хайнц посмотрел на Мишеля.
   Француз не стал отвечать, лишь слегка наклонив голову.
   - Так вот сержант Кобрахер не верит в невиновность Коби Эрла, но при этом поведал весьма поучительную историю как местный окружной прокурор накануне выборов лично возглавил Войну на ведьм,- сержант Хайнц многозначительно характерным жестом взял последние слова в кавычки, - те преступления вызвали бурный резонанс среди общественности Детройта, да что там, по его словам, весь штат с упоением следил за ходом расследования.
   - Ты сказал преступления? Я не ослышался?- Элиот непонимающе уставился на молодого человека.
   - Ах да, совсем забыл вам сказать...Убийств в том сквере, в тот злополучный вечер 01 февраля случилось два...- Эрик извинясь, развел руками.
   - Как два? - в один голос воскликнули Элиот и Мишель.
   - А вот так. Бентон Коф был всего лишь одним из убитых, вторым оказался белый мужчина...Австрийский ученый Фридрих Гестель. Как раз в то время в Детройте проходил международный конгресс докторов, и Фридрих Гестель как один из столпов мировой психиатрии должен был выступать с докладом. Кстати он был ярым антифашистом, ну это к слову, так о нем выразился сержант Кобрахер, говорят он состоял в обществе по розыску немецких военных преступников.
   - Во...дела...- Мишель почесал затылок.- Получается семейство Бойл не первые белые люди, кто умер от рук нашего маньяка? Или вся версия насчет убийцы расиста сыпется к чертям?
   - Продолжай Эрик.- Элиот пропустил мимо ушей ремарку друга.
   - Как я уже сказал, рвение прокурора сыграло в этом деле главную роль. Нужен был козел отпущения, и полиция его нашла. Все произошло очень быстро, улик как таковых не было, только косвенные, но признание, выбитое из подозреваемого, и лично им подписанное...вот вам, пожалуйста, и электрический стул...Прокурор избран на новый срок, ребятам из полиции - премия за доблестную службу, убийца схвачен и казнен - народ счастлив и доволен. Одним словом все - отлично!
   - Что нибудь еще известно о личности австрийского психиатра?- спросил Элиот.- Может есть информация о конгрессе? С каким докладом должен был выступать доктор Гестель?
   - Есть кое что.- Эрик Хайнц покраснел.- Пришлось украсть эту газету из Детройтской библиотеки, но другого варианта я не нашел,- сержант передал вырванную пожелтевшую страницу Элиоту Грину.
  
  

Международный конгресс = Международный скандал!!!


  
  
  
  
  
   Детройт юнион. 02 февраля 1955 г.
  
  
  
   Дорогие читатели! В этом году наш город принимает международный конгресс практикующих докторов. Весьма значимое событие международного масштаба, коим нашему городу, выбранным местом своего проведения стоит только гордиться. Однако, как это не прискорбно сообщать, но не остается иного выхода, как констатировать тот факт, что данное, несомненно, знаковое мероприятие сорвано. И это, уважаемые читатели, международный скандал. Вчера вечером в Южном парке нашего города в районе печально известном как "Райская долина" совершено двойное убийство. Следствие ведется и как стало известно из надежных источников тело одного из убитых пока не опознано. Вторым убитым оказался доктор Фридрих Гестель, человек с мировым именем, один из самых выдающихся и уважаемых ученых современности. И именно о нем мы хотим рассказать тебе, дорогой читатель, ибо это не просто убийство - это преступление против незыблемых устоев христианства и всего человечества.
   Фридрих Гестель родился в 1898 году в Вене в семье австрийских аристократов. Закончил Венский университет, получив степень доктора. Являлся учеником и продолжателем идей всемирно известного доктора Зигмунды Фрейда, основателя психоанализа. В последствие доктор Гестель всецело посвятил себя науке. В 1935 году его вторым домом стали Соединенные Штаты Америки. К этому времени в Европе стали набирать силу фашистские настроения. Доктор Гестель же напротив являлся ярым противни ком этого движения. Так он оказался в нашей стране. Его научные работы опубликованы во многих странах мира, признаны и пользуются огромным уважением среди специалистов. В годы Второй мировой войны доктор Фридрих Гестель воевал против немецких агрессоров, спасая жизни наших бесстрашных солдат в военно-полевых госпиталях армии союзников.
   После войны в числе одного из идейных основателей фонда "Мир без фашизма" занимался розыском нацистских преступников по всему миру. Он вновь перебрался в Европу.
   В мир науки доктор Гестель вернулся три года назад, читая лекции в самых лучших медицинских учебных заведениях Старого Света. Участие в международном конгрессе практикующих докторов должно было стать возвращением блудного сына в лоно "второго родного дома". На суд научной общественности Фридрих Гестель должен был представить результат своей трехлетней работы "Возрастающие ритмы жизни". Глубокое научное исследование, проведенное австрийским ученым привело к малоутешительному выводу: Стремительное увеличение ритмов жизни, огромное количество информации, через радио и телевидение, средства массовой информации поступающее человеку, самолеты, нивелирующие огромные расстояния, телефоны, заменяющие личные встречи - все эти блага цивилизации ведут к увеличению нагрузок на психику человека, приводят к стрессам и нервным расстройствам, а в конечном результате сокращают длительность человеческой жизни!
   К огромному сожалению, доклад так и не был представлен мировому сообществу...Безжалостная рука убийцы прервала жизнь замечательного человека, блистательного ученого и просто доброго христианина. Весь мир следит за расследованием данного чудовищного преступления! И нет никаких сомнений, что преступник будет наказан и справедливость восторжествует! Мы все об этом думаем, а мысль материальна! Так любил говорить доктор Гестель и мы тоже в это верим. Аминь!
  
  
  
  
   - Занятно...Весьма занятно.- Элиот отложил газету в сторону.
   - И все? - Мишель уставился на друга.- Что там написано?
   - А чего ты хотел? Интересная информация, спасибо Эрик, ты очень помог, я думаю, мы на правильном пути.
  
  
  
   Глава 12. 16 сентября 1957
   вторник
  
  
   Домой Элиоту пришлось возвращаться одному. Мишель пригласил Шарлоту на ужин и сразу после ее согласия упорхнул, куда-то совершенно счастливый, напевая себе под нос веселый французский мотивчик. В одиночестве хорошо думать, и именно этим собирался заняться сегодня вечером молодой сыщик. Настала пора привезти свои мысли в порядок. Сняв верхнюю одежду, англичанин с удовольствием опустился в уютное кресло, закутав уставшие ноги в теплый верблюжий плед. Элиот разрешил себе на ночь бокал вина, осушив который приятная легкая расслабленность повлекла уставшее тело в сладкий, чистый, почти младенческий сон. И не успела эта мысль молнией пронестись в голове Элиота Грина, вызвав непроизвольную улыбку, как в дверь раздалась продолжительная и неприятная трель. "Кого еще черти принесли? Мишель, наверняка сегодня не вернется, тут уж, что называется, к гадалке не ходи..."
   Собрав всю свою волю, Элиот направился к двери, широко распахнув ее, уставился в кромешную темень. На пороге не было ни души.
   - Что за глупые шутки? Какого черта, мне что приснилось?- Элиот почесал затылок, пытаясь понять, насколько реален был этот звонок, или он действительно ему померещился?
   Размышление прервал серый конверт из плотной, дешевой бумаги, лежавший на потертом коврике у входной двери. Значит, все-таки не померещилось. Незваным гостем оказалось подброшенное письмо.
  
   "Мистер Грин. Заранее прошу простить меня за проявленную сегодня бестактность, и некоторую нестройность изложения мыслей в данном письме. Поверьте, это все от волнения и спешки, при которых это письмо появлялось ...Так получается эти два плохих советчика преследуют меня всю мою жизнь...Вот опять я пишу не то, о чем хотела вам рассказать...
   Вы производите впечатление честного и мужественного человека. Я же слабая, неуверенная во многих вещах девушка. Я очень много думала...Понимаете, у меня есть одна вещь, которой у меня не должно было быть. Но, так уж произошло, что она у меня есть. Сначала я не знала, что мне делать с этой фотографией. Я жалею, что не сразу вам доверилась и не рассказала все, что знаю. Я не придала этой вещи должного ей значения. Но потом я увидела, то что, наверное, не должна была видеть. И теперь мне страшно. Возможно, именно из-за нее умерла Сайра, я точно не знаю, но и не хочу этого знать. Я не прошу простить меня за свою слабость, но мне очень страшно. Сегодня же я покину этот город навсегда. Возможно, судьба даст нам еще один шанс, и мы встретимся и уже никогда не расстанемся. Во всяком случае, я очень на это надеюсь. Для меня не секрет, что вы удивительно образованный и проницательный человек, вам не составит труда меня найти, если только вы сами этого захотите. Посылаю вам то, что за день до своей смерти передала мне Сайра Бэнкс. Именно в том же самом конверте."
  
   Искренне ваша В. Б.
  
   Элиот перечитал это письмо еще раз, улыбнулся и с размаху, едва не сорвав с петель входную дверь, ее захлопнул. Сон сняло как рукой.
  
  
   Глава 13. 17 сентября 1957
   среда
  
   - Куда едем?- Мишель, наклонившись в кресле, с большим трудом справился с ремнем безопасности.
   - У нас осталось еще одно не оконченное дело, которое не ждет отлагательств.
   - Ты так и не ответил на мой вопрос?
   - Хорошо. Мы едем в полицейский участок, тебя это устроит?- Элиот посмотрел на друга.
   - Ну и что мы там забыли? Я думал денек другой отдыха нам не повредит?
   - Нас ждет увлекательный разговор с Коллином Бергом...
   - Черт, неужели это не может потерпеть до завтра? Так не хочется видеть этого мерзавца!
   Элиот улыбнулся:
   - Тебе понравится, не сомневайся.
   - Надеюсь на это. Эл, давно собирался спросить, я понимаю, что совать нос в чужие дела не хорошо, но все-таки откуда у тебя эта беррета?- Мишель ткнул пальцем в рукоять пистолета, торчащего из кобуры на поясе.- Твое табельное оружие я видел утром в столе, это другой ствол!
   - Элиот усмехнулся.- О, это очень занятная история...Я купил его на днях. Помнишь тех ребят с Либерти плейс?
   - Любителей бильярда? Уж не те ли это ребята, которые вместо шара попадают по голове?- Мишель, ухмыльнувшись, погладил свою голову.
   Элиот кивнул и засмеялся.
   - Точно подметил. Видимо не забыл?
   - Ну конечно, помню! Как я мог их забыть, мы же почти лучшими друзьями стали...
   - Тогда ты должен знать, что твои друзья продали мне этот прекрасный образец, стрелкового оружия.
   - Они продали тебе этот ствол? Не может быть! Это просто невероятно!- Мишель, изобразив изумление, обхватил голову руками.- Но как?
   - Я же говnbsp; - Но, мой друг, самое главное все же адуляр. Как только мы найдем убийцу, мы обязательно найдем и его. Если бы в сейфе Адама Бойла помимо денег оказался кулон в форме сердца, я поверил бы в то, что он и есть убийца...А так...
орил, что умею ладить с этими ребятами! Договорился на раз, два, три...
   - Ну, ну. Я так понимаю, опять размахивал своим пистолетом и бил бармена головой об стол? Это начинает входить в привычку?
   - Что ты. Сначала, как впрочем, и следовало ожидать они не хотели с копом иметь ничего общего...Но мое поразительное красноречие...Нет. Мое чертовское обаяние и пара сотен баксов, сделали нас почти кровными братьями...
   - Вернее пара сотен, и твое чертовское обаяние...
   - Не суть! Мы вместе пили пиво, представь, теперь я знаю их всех по именам. Ты можешь мне не верить, но у них оказались совершенно обычные имена...Но самое удивительное в этой истории то, что ствол оказался чистым! Впрочем, именно такой я и просил мне достать. Он не проходит ни по одному делу и не за кем не зарегистрирован!
   - Надеюсь, Эл, ты не поверил им голословно?
   - Разве я похож на идиота? Хотя... Раз ты спрашиваешь...Я перепроверил это трижды, ствол чист как платье Шарлотты, ну то в котором она была на игре.
   - Я понял!- Мишель согласно кивнул.- Все же это не совсем законно?
   Элиот отмахнулся от Мишеля как от назойливой мухи.
   - В этом мире все не законно. Если что, я нашел его на улице и везу сдать в полицейское управление, а вот, кстати, и оно.
   Парковочная стоянка возле здания полицейского департамента была забита под завязку. Элиот остановился напротив входа прямо под запрещающим знаком. Мужчины быстро поднялись по лестнице и оказались у двери капитана Берга.
   Не успел Элиот протянуть руку к дверной ручке, как дверь распахнулась, и на пороге появился Коллин Берг.
   - Господа, вы ко мне? Извините, я очень спешу, поговорим завтра,- капитан сделал шаг, пытаясь пройти между двумя мужчинами.
   Элиот остановил его рукой и рывком затолкнул обратно в кабинет. Пропустил Мишеля, закрыл за собой дверь и спрятал ключ во внутренний карман пиджака.
   - Что тут происходит? Что вы, недоноски, себе позволяете? Немедленно убирайтесь из моего кабинета, а завтра утром я жду от вас объяснение,- пунцовый Берг кричал на подчинённых, воздух со свистом вырывался из его легких, как у кипящего чайника.- Я вас в порошок сотру, сосунки!
   - Остынь, папаша,- Мишель спокойно закатал по локоть рукава на рубашке, демонстрируя сильные мужские руки, миролюбиво улыбнулся,- Сам не знаю, что здесь происходит, но, черт побери, мне это нравится.- Капитан, наконец, взяв себя в руки опустился в свое кресло и уже абсолютно спокойно произнес:
   - Хорошо, господа, у меня есть для вас пара минут. Что, в конце концов, тут происходит? Потрудитесь объяснить, я жду!- Коллин Берг вальяжно запрокинул ноги на стол и откинулся далеко назад в своем кресле.
   - У нас есть к вам вопросы относительно Сайры Бэнкс?
   - Это та мертвая шлюшка?- капитан усмехнулся, закинул руки заголову, продолжил,- одной черномазой меньше, мир чище!
   - Вы знали ее Колинн?
   - Что вы несете, Элиот, да вы сошли с ума? Я примерный семьянин, у меня жена, двое детей, откуда я мог знать эту шалаву?
   - Вы знали ее Коллин. Вы очень хорошо ее знали. Знали до такой степени, что оплачивали ее содержание и не побоялись в день ее смерти пробраться в ее квартиру!
   - Вы точно, бредите Элиот, что я забыл у нее?- Колинн Берг хитро усмехнулся. - Вы несете такую чушь, что даже становится интересно.
   - Снимок. Вы искали фотографию, Коллин. Ту, за которую вы платили Сайре каждый месяц.
   - Какой...
   - Молчите, не перебивайте!- Элиот резко повысил голос.- У Сайры была власть над вами. У нее был компрометирующий вас снимок. Да это был шантаж! Но ваши отношения были гораздо интереснее. Вы спали с ней! Вы боялись ее! Вы любили ее! Вы ненавидели ее! Вы презирали ее, но тем не менее вы не могли без нее! Это жуткий коктейль из страстей и желаний! Да вы могли избавиться от нее в любой момент, но у нее был козырь, который не позволял вам это сделать. И это простой фотоснимок!
   - Кажется, я начинаю понимать ход ваших мыслей! Ха-ха, сейчас вы скажете, что я ее и убил?
   - Напротив, вы знали, что снимок хранится у Сайры в надежном месте и случись с ней что, то он погубит вас! Нет, вам была не выгодна ее смерть...
   - Вы были с ней в день ее смерти. У вас был секс! Узнав о ее смерти, вы испугались, бросились к ней, перерыли ее квартиру, но так ничего и не нашли! Предположу, что испугались еще сильнее, но тут на вас вышел Длинный Эдди, бывший сутенер Сайры, от которого она откупилась на ваши, кстати, деньги,- Элиот вдруг замолчал, обвел взглядом комнату, увидел стоявшую на полке в углу комнаты бутылку бренди, наполнил бокал, немного отхлебнув, продолжил:
   - Так вот Длинный Эдди сам пришел к вам с этой фотографией! Вам улыбнулась удача! Наверное, его тело найдут еще не скоро...
   - Бред, какой бред...С чего я должен это терпеть? Считайте, Вы уволены, Элиот! И вы тоже, мистер волосатые руки!- Капитан ткнул пальцем в направлении француза.- Убирайтесь отсюда к чертовой матери!- Берг мгновенно вскочил, рука дернулась к ящику письменного стола, но открыть его так и не успела. Элиот сильным ударом в челюсть усадил капитана обратно.
   - Считайте это моим заявлением. Я не собираюсь здесь больше работать! Да и вот еще что, у меня есть для вас не большой подарок.- Элиот похлопал себя по карману и достал небольшую чёрно-белую карточку, покрутив ее между пальцами, как карту бросил на стол. Это всего лишь копия! И это вам! Уже завтра этот снимок появится во всех газетах!
   - Мэр не допустит такой мерзости в местных газетах!- на лице Коллина Берга расплылась наглая улыбка.
   - Мне плевать на мэра! Мои друзья из Нью-Йорк таймс с огромной радостью напечатают то, что я им расскажу! И можете мне поверить, к концу недели все самые крупные и средние издания Среднего Запада выстроятся в очередь за этим материалом! Твоей карьере придет конец, Коллин! Так что предлагаю все хорошенько обдумать и сделать правильный выбор! Приятного отдыха! - Элиот, достал из внутреннего кармана ключ, открыл дверь и вышел.
   Мишель поспешил за другом, задержав взгляд на фотографии. Молодая, красивая девушка, широко раскинув длинные ноги, лежала на спине, запястьями жестко привязанная к прутьям кровати, а сверху мужчина, с гримасой экстаза держал девушку за грудь и смотрел вверх, точно в камеру объектива. И это был Коллин Берг!
   - Куда теперь?- Мишель грустно посмотрел на друга.
   - Домой. Мне надо поболтать по телефону...А ты можешь ехать к Шарлотте на сегодня дел у нас не осталось. Желаю хорошо повеселиться...
   - Отлично. С кем собрался болтать? Уж не стой ли милой соседкой Сайры Бэнкс?- Мишель с видом заговорщика подмигнул другу.
   - Угу...- негромко пробурчал Элиот.
   - Да, даже немного жаль терять такую работу...- Мишель недовольно покрутил головой.- Все таки мы неплохо с тобой сработались...Ах, да ты, конечно, ждешь этого вопроса...Так откуда у тебя эта фотография, Эл?
   - Не поверишь, пришла по почте...- И друзья дружно рассмеялись, на тон заглушив звук пистолетного выстрела.
   - И все- таки он сделал правильный выбор!
  
  
   Глава 14. 20 сентября 1957
   суббота
  
  
   Месса состоялась в соборе Святого марка. Закрытый гроб из красного дерева, накрытый огромным звездно-полосатым флагом, стоял рядом с высокой кафедрой. Священник, грузный мужчина с блестевшей от проступившего пота лысиной, своим громким голосом объяснял присутствующим о великих таинствах Бога, таинствах жизни и смерти и того трудного, извилистого пути, полного лишений, препятствий, ложных соблазнов и ускользающих миражей, который должен преодолеть человек, чтоб постичь любовь всевышнего. За спиной святого отца стояли мэр Киммсвика Говард Керг и шеф полиции Роберт Бёрнс. Священник то и дело оборачивался. То ли люди за спиной вызывали у него ощущение некоего дискомфорта, толи просто святой отец хотел видеть лица столь высоких особ и наблюдать за их реакцией на его проникновенную речь. Возможно, он заранее рассчитывал на щедрое пожертвование для своей церкви...
   Говард Керг и Роберт Бёрнс согласно кивали в такт словам пастыря. По щеке шефа полиции скатилась скупая мужская слеза.
   У Элиота создалось стойкое впечатление, что служба рассчитана на двух персон. Англичанин огляделся по сторонам. В храме не было свободных мест. Практически все полицейское управление вместе со своими женами и детьми были здесь, множество людей, которых Элиот раньше никогда не видел, пришли проститься с капитаном Коллином Бергом.
   - ....Аллилуйя...А теперь это место займет шеф полиции Киммсвика Роберт Бёрнс!
   - Дамы и господа, сегодня мы собрались здесь по обстоятельствам не радостным...Печальным обстоятельствам, я бы сказал, но капитан Берг вряд ли хотел видеть сегодня наши слезы и потому мы будем держаться. Мы навсегда оставим в нашей памяти его светлый образ. Он был хорошим копом, честным, справедливым, честолюбивым. Он, как и все молодые люди в его возрасте, был честолюбивым романтиком! Он так и останется навсегда в нашей памяти романтиком! Романтиком, стремящимся изменить этот мир в лучшую сторону. Да, изменить мир ему не удалось, это так...Но в наших сердцах он останется тем робким светлым лучиком, что каждое утро побеждает темноту ночи... И возможно заставит нас всех работать с удвоенной энергией, отдавая работе все силы, вкладывая всю душу и когда-нибудь этот миг настанет, мы все таки изменим этот мир в лучшую сторону! В это верил, капитан Берг, в это верю я, в это верит все полицейское управление Киммсвика! Спасибо за внимание. Прошу приветствовать мэра нашего славного города. Встречайте, дамы и господа, Говард Керг!
   - Замечательная речь, Роберт! Друзья! Я полностью поддерживаю слова Роберта Бёрнса. Киммсвик сегодня прощается с одним из лучших своих сыновей. Так иногда происходит. И с этим мы ничего не можем поделать. Такова жизнь. Порой она не справедлива и забирает лучших из нас. Почему так происходит? Почему мы не понимаем великие замыслы господа нашего? Святой отец только что сказал хорошую фразу: "Что неисповедимы пути господни и его замыслы". Тут лучше и не скажешь. Нам не дано понять все его великие замыслы, нам многое не дано, к нашему сожалению... Но есть то, мы умеем делать лучше всего, пожалуй, то за что господь нас и любит, свою паству. Мы люди умеем хранить память. Добрую, светлую память о добрых и светлых людях. Именно такую память сохранит в наших сердцах капитан Коллин Берг! Он много делал для нашего города, для спокойствия наших граждан и соблюдения суровой буквы закона! И никогда его помыслы и деяния не отступали от этой буквы. Честный, сильный, справедливый таким он навсегда останется в нашей памяти! Спасибо, друзья, теперь проводим капитана Берга в последний путь!
   Шесть мужчин в парадной полицейской форме подхватили гроб сильными руками и понесли к выходу. Впереди шел мэр и шеф полиции. Сзади шли десять человек со штыковыми винтовками в такой же парадной форме, как и те, что несли красный гроб. Элиот вышел на улицу и со стороны смотрел, как траурная процессия, возглавляемая Говардом Кергом и Робертом Бёрнсом, двинулась на небольшое кладбище, расположенное за стеной собора. Место последнего пристанища всех важных персон города. Как сказал Говард Керг, пристанища его лучших сынов.
   Наконец, тело оказалось в земле, полосатый флаг, повинуясь внезапному порыву ветра, выскочил из приготовленной могилы, но вовремя был подхвачен шефом полиции и вернулся на свое место на крышку гроба и тут же присыпан землей. Мужчины выстроились в одну линию, положили правую руку на сердце и небо над Киммсвиком осветили пороховые вспышки "ремингтонов". Салют из десяти ружей, последняя дань капитану полиции Коллину Бергу.
  
  
   Глава 15. 25 сентября 1957
   четверг
  
  
   Аккуратный двухэтажный домик из бурого кирпича с яркой черепицей, цвета кораллового рифа, обрамленный идеально ровной изумрудной лужайкой, опоясанной рукавами поливальной машины, и синей табличкой на фасаде Гринвич- Роуд 41, спрятался за кустами разросшегося терновника. С дороги виднелась лишь верхняя часть крыши, похожая на гигантскую улитку. Элиот не стал бросать машину на обочине, а аккуратно объехал дом и припарковался с обратной стороны. Теперь его машина надежно укрылась за кустами терновника и фасадом дома, так что ее не могли видеть случайные прохожие. Привычно проверив беретту, англичанин прямиком направился к дому. Асфальтовая дорожка привела к входной двери. Элиот оглядел дверной проем, но звонка так и не обнаружил. Пришлось воспользоваться кулаком. Безрезультатно. Вторая попытка увенчалась тем же самым успехом. Элиота охватило отчаяние. Что делать? Скорее вернуться в полицейское управление и объявить розыск? Или не суетиться и подождать? Возможно, доктор там, где и положено быть доктору, у очередного пациента?
   В этот самый момент пока англичанин обдумывал сложившуюся ситуацию, за дверью послышались неспешные шаги, дверь отворилась не больше, чем на дюйм.
   - А, мистер Грин! Какая приятная неожиданность! Для дряхлого старика, любая компания в радость! Проходите, Элиот, проходите!
   - Спасибо, док, вы очень любезны!
   Мужчины расположились в светлой просторной гостиной, обставленной со вкусом, но достаточно не броско. Диван и пара кресел, расставленных напротив телевизора, невысокий журнальный столик из прозрачного стекла, мягкий палас, несколько бронзовых статуэток и репродукция одного из маринистов. Доктор смотрел "Римские каникулы".
   - Одри, великолепна, не находите?
   Элиот согласно кивнул.
   - Женственность и шарм! Эта девушка мечта миллионов и прекрасная актриса, ее ждет великое будущее, молодой человек, можете мне поверить!
   - Без сомнения!
   - Так что привело вас ко мне в такой час, Элиот? Можете не отвечать. Ваши глаза вас выдают... Мне знаком этот взгляд, ваши горящие глаза...Да, да это без сомнения любопытство. Самое удивительное человеческое чувство.
   - Любопытство, да, вы, пожалуй, правы доктор Салтри, или доктор Ардент? Как мне лучше вас называть? Или может вам привычнее фамилия Вензель?
   Оливер Салтри растерянно смотрел на позднего гостя, не произнеся ни слова.
   - Все верно. Вы абсолютно правы, именно любопытство! Столько вопросов, которые ждут ответа. Как старый "прожженный" до мозга костей нацист смог так неплохо устроиться в совершенно другом, чуждом ему мире? Как один из самых разыскиваемых нацистских преступников может спокойно себя чувствовать в этой стране?
   - Дела, все дела...Вы молодые совсем не умеете отдыхать, все спешите, все торопитесь, едите на бегу, отдыхаете набегу, вся ваша жизнь сплошной бег, по кругу как у белки...Так нельзя! Так жить, это я вам как доктор не советую!
   - Вы не ответили на мой вопрос, доктор Вензель!
   - Вот опять! Мне привычнее Салтри, мистер Грин! Вензель уже далеко в прошлом! Я никогда не был нацистом, Элиот. Адольфа я никогда не любил, это заблуждение...А впрочем...Должен признаться, я давно ждал этого разговора! Когда я впервые увидел вас, то сразу понял, что только вы сможете докопаться до истины. Местным тупоголовым полисменам это просто не под силу. Вы не представляете, как тяжело каждое утро открывать глаза и видеть свет. Этот забытый богом свет и осознавать, что опять наступило утро нового дня и все продолжится вновь...- Голос доктора дрожал и он умолк, прикрыв ладонью глаза. Но уже через секунду взял себя в руки и абсолютно спокойно, без тени смущения продолжил.
   - И уж тем более удивительно, что вы пришли сюда один? Неужели вы меня совсем не боитесь?- доктор Салтри усмехнулся.
   Элиот похлопал по карману своего пиджака.
   - Я пришел не один. Со своим верным другом, 38 калибра! С ним мне, поверьте, бояться нечего!
   - Помилуйте, Элиот, вам ничего не угрожает. Ваше любопытство будет удовлетворено, клянусь. Я поведаю вам все, что вы захотите знать! Но и вы уважьте старика, я тоже в некоторой степени любопытен и хочу узнать, как вы обо всем догадались? Для меня это темный лес. Как хороша сделка?
   - Сделка отличная, док. Я согласен!
   - Вот и славно! Тогда прошу вас, начинайте...Как вам удалось на меня выйти?
   - Смерть Сайры Бэнкс, стала отправной точкой в моем расследовании. Тут и объяснять нечего.
   Доктор понимающе кивнул.
   - Дальше. А что дальше? Я блуждал в темноте, почти никаких зацепок, ни одной стоящей версии...Оставалась одна надежда, что вы совершите ошибку...
   - Чета Бойлов...
   - Да, убийство супругов стало вашей ошибкой. Если бы не их смерть, я до сих пор бы так и блуждал в темноте...Но, и тут мне повезло. Мой помощник сержант Хайнц вернулся из Детройта, ему удалось раскопать многое. Про две жертвы в парке Детройта. Про международный конгресс медиков. Про то что второй убитый являлся ярым антифашистом...Вот тогда мне и пришла мысль про четкую связь между Адамом Бойлом и тем австрийцем Фридрихом Гестелем. Так у меня появилось несколько версий. Я решил проверить их все! И каково же было мое удивление, когда самая невероятная гипотеза, признаться в которую я не верил до самого последнего момента, подтвердилась?
   - Так как же вы поняли, что это именно я?
   - Это оказалось даже проще, чем я ожидал. В недавнем прошлом мне выпала честь оказать свои услуги дипломатической службе ЕЕ Величества. Это тайна!- Элиот поднес указательный палец к губам.- Я приобрел полезные связи...Вот к ним то я и обратился. На удивление моя просьба предоставить досье на Адама Маковски, и по возможности других сотрудников концентрационного лагеря, не вызвала лишних вопросов и быстро была исполнена. Сегодня утром мне передали депешу, она пришла по дипломатическим каналам. Хочу сделать Вам комплимент, доктор Салтри, время вас изменило незначительно...И вот теперь я здесь, перед вами!
   - Так просто? Да...,-доктор недоверчиво покачал головой.- Ну что же теперь настал мой черед выполнять договоренность. Сделка есть сделка!
   - Я родился в конце прошлого века в Австрии. Мои родители были медиками, так что выбор моей профессии был предрешен заранее. В 1920 году я закончил обучение в Венском медицинском университете и занялся научной работой. Возможно, вам будет интересно узнать, но мне довелось работать под руководством самого Фрейда! Колосса...светила, медицинского мира! Человека при жизни ставшего легендой! Каждое его слово для нас значило больше, чем целые тома медицинских энциклопедий...Психоанализ, исследование человеческого сознания, пределов человеческих границ и возможностей...вот далеко не полный перечень моих работ. В своих исследованиях я зашел гораздо дальше герра Зигмунда...Я писал десятки научных статей, докладов, их печатали самые передовые научные и медицинские издания по всему миру...Но так должно было случиться...рано или поздно. Я подошел к той грани, преступать которую, по этическим соображениям человек не должен...И я не стал! Я ушел из университета и открыл свою практику. Со временем дела пошли так хорошо, что мне предложили работу в Берлине! Я оставил опытного управляющего в Вене, а сам обосновался в Германии. К власти пришли нацисты, но я не испытывал по этому поводу никакого восторга. Скажу больше, они мне не нравились! Стадо глупцов, баранов послушно идущих за своим пастухом...Я покинул Берлин...Много позже, один мой знакомый, еще по Венскому университету, ставший большой шишкой при нацистах, предложил мне место в Бельцеке. В этом проклятом богом месте. Надеюсь, вы понимаете, что речь идет о концентрационном лагере, расположенном недалеко от Любляны, в Польше?
   Элиот согласно кивнул:- Продолжайте.
   - Ему не пришлось меня долго уговаривать. Возвращение к моим научным изысканиям...вот был его пряник! От такого предложения я не смог отказаться! Слишком лакомым оказался кусок...Ту черту, про которую я говорил раньше, я переступил не задумываясь, отбросив даже тень сомнения...Именно тогда во мне родился другой человек! Действительно другой человек, я не сколько не преувеличиваю! Жесткий, жестокий, властный, эгоистичный, фанатичный...можно долго перечислять. Но поверьте, Элиот, в мире нет ничего хуже фанатичных людей...Их не волнует ничего кроме удовлетворения собственного больного Эго! Именно таким был Гитлер! Именно таким стал и я!
   - Мои эксперименты открыли множества новых граней человеческих возможностей, новых граней человеческого сознания, хирургии, трансплантации, фармакологии...Этот список можно продолжать до бесконечности...Десятки, сотни, тысячи научных экспериментов, которых никто никогда не проводил раньше и вряд ли повторит в будущем. Я открыл тот пласт знаний, как говорят некоторые, куда не ступала нога человека. Это совершенно уникальные знания, поверьте, я говорю это абсолютно серьезно! Эти знания, они бесценны!
   - А что с этими вашими бесценными знаниями стало после?
   - Часть моих трудов досталась русским и можно только гадать о их судьбе...Но основная масса документов была тайно переправлена в Америку, это известно мне доподлинно! Так что могу заявить вам молодой человек с полной уверенностью, что в ближайшие десять, пятнадцать, самое большее двадцать лет медицина перейдет на совершенно другой, более качественный, если позволите, более совершенный уровень. И смею вас заверить, к этому я приложил непосредственное участие!
   Доктор откинулся на спинку дивана и Элиот на себе почувствовал всю тяжесть взгляда его низко посаженных ярко голубых глаз. В них не было ни тени страха или смущения, никаких признаков беспокойства или внутреннего волнения, лишь очевидное превосходство, проницательность и любопытство.
   - Ну что ж настала пора поговорить о цене ваших знаний?
   - Я кажется уже говорил, что они бесценны...Хотя вы правы, я лукавил. Их цена сотни человеческих жизней, сотни душ брошенных на жертвенный алтарь науки! Сейчас я не говорю о людях в газовых камерах, речь только о моих экспериментах. А газовые камеры я не приветствовал, сжигать людей как мусор или просто их отравлять, довольно глупо, но эти решения принимал не я.
   - На сколько я знаю все эти камеры это ведь и ваше изобретение тоже? - спросил Элиот.- Или я не прав?
   - В какой то мере и мое,- доктор Салтри недовольно поморщился.- Есть вещи о которых лучше не вспоминать...Вот вы знаете Элиот чего хотели эти женщины, дети, мужчины, без разницы, в концентрационном лагере? Без нормальной пищи, без теплой одежды, без всякой надежды на будущее...
   - Свободу!
   Доктор усмехнулся.
   - Они день и ночь молились! Они просили у своего бога только об одном...Умереть! Да, да, Элиот вы не ослышались. Именно умереть! Они хотели не обрести свободу, или увидеть близких, даже окончание войны и завершение всего этого кошмара их не интересовало...Нет! Твердое и решительное нет! Они мечтали умереть! Тихо, быстро и безболезненно. Лишь бы не попасть в газовую камеру или под мой скальпель...Возможно вы слышали, что в лагере меня прозвали "доктор-смерть"? Я до сих пор во сне вижу их лица...Вы знаете, а я ведь давал некоторым это право - умереть спокойно!
   Элиот удивленно переспросил:
   - Я правильно расслышал. Вы некоторым давали право на смерть?
   - Да я действительно некоторым давал таблетки с сильнодействующим ядом, и они умирали раньше моего стола или газовой камеры. Не представляете, как они были мне за это благодарны...Вы не были Элиот в этой польской глубинке, вам не представить эти обезображенные, беззубые лица, худые, истощенные тела, испещренные язвами и гнойниками, жалкие искалеченные войной души. Там все перевернуто вверх дном. Там белое кажется черным, а черное - белым! И только там появляется понимание того что люди делятся только на две категории: порядочных и непорядочных...Подумайте об этом, Элиот.
   - Наверное, вы слышали про лозунг на воротах Аушвица?
   Элиот согласно кивнул.
   - Работа делает свободным!
   - Да, да, именно. Так вот, можете поверить мне на слово, не работа...Смерть и только она делает человека полностью свободным. И некоторым я это право давал...
   Элиот тяжело вздохнул.- Хорошо, с этой частью вашей истории будем считать что разобрались. Хотя, нет, пожалуй, у меня есть еще один вопрос...Вам уже тогда нравилось убивать людей?
   Доктор Салтри улыбнулся.- Что вы, дорогой Элиот, это произошло намного позже, тогда мной двигал исключительно научный голод. Все поглощающая страсть новых знаний и новых открытий. Я представлял себя этаким Колумбом медицины, и моя Америка была очень, очень близка и осязаема...
   - Как вам удалось бежать?
   - Еще до прихода русских стало понятно, что в войне нам не победить и рано или поздно вопрос о моем перемещении станет открытым. Как вы понимаете, перемещаться по миру как нацистский преступник я не желал, потому приобрел несколько вымышленных паспортов: польский, венгерский, чешский, имелся у меня даже французский паспорт и несколько американских...Приобретены они были за очень большие деньги, и для кого предназначались, никто не знал. Мне изготовил их один еврейский художник, большой специалист по подделке документов, впрочем, участь которого впоследствии весьма печальна. Он нарисовал в бараке свинью с лицом коменданта лагеря. Можете себе представить? Картина была хороша, готов подтвердить это лично. Его повесили! Прямо посреди барака и месяц не разрешали снимать. Так вот, когда в Польше появились русские, меня там уже не было. Несколько дней я скрывался в лесах, передвигался осторожно, стараясь не попадаться на глаза местным жителям, и вот когда я был от лагеря уже на приличном расстоянии, мне просто сказочно повезло. В одной из польских деревней я встретил такого же беглого немца. Он был примерно моего возраста, примерно моего роста, такой же цвет волос и цвет глаз, возможно, чуть худее, но в конечном счете это было совершенно не важно. Без сомнения, моей копией этого горбоноса, с раскосым взглядом было не назвать, но после того, что я сделал, при помощи обычного речного камня с его лицом, руками и другими частями тела...могу поклясться, что даже родная мать не смогла бы его узнать. Я переодел его в свою одежду, оставил в кармане мой паспорт завернутый в непромокаемую ткань, сбросил труп в реку и был таков. Когда поляки выловили его распухшую тушку, для всех "доктор смерть" стал мертв официально. С польским паспортом я перебрался в Чехословакию оттуда в Англию, ну а потом уже и в Америку. Здесь я и обосновался. Сначала совсем в глубинке...Наверное сейчас даже не вспомню название той деревушки. С моими знаниями и опытом, как вы понимаете, подтвердить медицинскую степень не составило труда, со временем мой немецкий акцент исчез почти полностью, как и страх быть разоблаченным. Я набрался храбрости и перебрался в Детройт. Поначалу все складывалось просто великолепно. Я устроился в одну частную клинику, стал преуспевающим практикующим врачом, с огромным авторитетом, меня часто посылали на различные семинары и конференции, где я честно делился своим богатым медицинским опытом с коллегами из других городов, а иногда даже и стран. Я снова мог собой гордиться! Сколотил небольшое состояние, достаточное чтоб вести безбедное существование. Все было, сказочно! Слишком хорошо, чтоб так продолжалось вечно...
   Доктор остановил свой рассказ, взял стакан налил из стоявшего на столике графина воды и сделал пару глотков.
   Пока все что он говорил, было очень похоже на правду, по крайней мере, каких либо сомнений в искренности доктора у Элиота не возникло.
   - Когда вы начали убивать?
   - Первый раз это случилось еще в Вене, пациент умер прямо на операционном столе, случай был безнадежный. Я уже ничем не мог ему помочь...- Доктор Салтри, сложил ладони в месте, словно готовясь читать молитву, глаза его потускнели,- видит, бог, я уже ничем не мог ему помочь...
   Элиот смутился.
   - Я не имел в виду вашу практику. Меня интересует, когда вы начали убивать ради собственного удовольствия? Как вы стали таким?
   - А как вы стали ищейкой, Элиот?- В глазах доктора вновь вспыхнул озорной огонек.
   - Знаете, док, я просто верил в свою судьбу. Существует теория о конечном результате, согласно которой куда бы человек не шел, он окажется там, где должен оказаться. Вот и я не стремился стать полицейским, но от судьбы не убежишь. И должен сказать меня вполне это устраивает.
   - Вы фаталист, Элиот. Вы знаете это?
   - Несомненно.
   - Значит, согласно вашей теории жизнь человека от него самого не зависит? Все предопределено небесами?
   - Не совсем. Я предпочитаю следующую аналогию. Человек со связкой ключей ищет свою "дверь в счастье", а жизнь, или если угодно судьба, подталкивает его к нужной двери...При этом человек, зачастую порядком уставший от многолетних поисков, разглядывает связку с ключами и в упор не видит никакой двери. И тогда некая, обозначенная нами выше сила толкает его с такой силой, что дверь открывается лбом, а не ключами.
   - Забавно. Моей судьбой было предначертано стать ученым. Я им и стал.
   Элиот усмехнулся
   - Мрачноватой направленности...
   - А когда ученых интересовали человеческие жертвы? Можно открыть теорию относительности и стать одним из отцов ядерной бомбы!
   - Пример не важный.
   - Напротив, весьма показательный. Ученый никогда не знает, кем станет его детище и к чему в последствии это приведет, к новой эре или к концу всех эпох...И в этом вся наука! Как вы только что выразились Элиот, множество ключей, а черт знает где дверь и что за ней таится...Вернемся к ядерной энергии, безусловный прорыв, огромный шаг для человечества. Представьте дешевую энергию, двигатели на автомобилях размерами со спичечный коробок, космические корабли, совершающие межзвездные перелеты...Сколько новых идей, изобретений будет использовать неиссякаемую энергию атома...Ну а оружие будет только их малой частью.
   - Мне кажется, мы несколько отвлеклись?
   - Я прекрасно понял вас, Элиот. Вас интересует, когда именно я стал маньяком? Доктор рассмеялся,- вы явно боитесь называть вещи своими именами! Да я осознаю кем я стал, и какое я чудовище...Думаете, мне легко с этим жить? Ошибаетесь...это мое проклятие...
   - Если вы ждете сочувствия, его не будет,- произнес Элиот с каменным выражением лица.
   - Мне плевать на ваше сочувствие!- Резко ответил Салтри.
   - Простите, Элиот, за мою несдержанность. В общем-то, я почти подобрался к тому месту, которое вас интересует...
   - Замечательно...
   - В раннем детстве, я не помнил этого, по рассказам моих родителей, вследствие падения я получил травму головы, которая впрочем, не привела к каким либо серьезным умственным или психическим расстройствам. По крайней мере, так я думал. Но оказалось это не совсем соответствует истине. В венском университете, в нашей дружной студенческой семье мы неплохо проводили свободное время...Мы все очень быстро взрослели...Надеюсь вы меня понимаете?- Доктор игриво подмигнул седевшему напротив Элиоту.
   Элиот согласно кивнул.
   - Так вот во время близости с девушкой я понял, что не могу получить удовольствие, от этого процесса...Я оказался, мягко говоря, несостоятельным мужчиной! Конечно, это был страшный удар по моему самолюбию, особенно учитывая слухи, которые распустила обо мне та юная леди, но со временем я с этим свыкся и просто больше времени отдавал науке, видимо ей и предстояло стать моей настоящей женой...- Грустная улыбка скользнула по лицу доктора... и бесследно исчезла.
   - Первый раз это случилось в Детройте. Я прибыл на международный конгресс практикующих врачей. Сотни лучших докторов со всего мира: терапевты, педиатры, хирурги, психиатры...собрались, чтоб поделиться своим опытом и рассказать о самых новых и прогрессивных методиках диагностирования и лечения различных заболеваний. Все мероприятие проходило в три дня. Каждый день был предельно насыщен. С восьми утра до девяти вечера с двумя перерывами на ленч и обед. Я помню все так четко, как будто это произошло только вчера. Закончился второй день, и я пешком, через пустой, безлюдный парк добирался в свой отель. Я шел абсолютно спокойный, перебирал в голове события дня, готовил текст завтрашнего выступления и не заметил, как налетел на спешившего навстречу человека. Я стал приносить извинения, как вдруг обратил внимание, что этот человек меня пристально разглядывает. И тут я узнал его. Фридрих Гестель австрийский доктор, один из мировых светил в психиатрии. Я думаю, для вас Элиот уже стало совершенно понятно, что этого человека я превосходно знал, мы вместе заканчивали Венский университет. Надо заметить этот прохвост был ярым антифашистом, в 1935 году он уехал в Америку, но и оттуда всегда пытался очернить мои эксперименты. Он узнал меня. Я узнал его. Это было фиаско. В кармане у меня лежал скальпель, новая разработка американских ученых, сверх острый, сверх прочный, самый-самый...Рекламе этого инструмента на конгрессе посвятили пол дня. Я сам не знаю, как прихватил его с собой, будто какая то неведомая сила двигала мною в тот момент. Так вот именно этим чудом хирургии я зарезал Фридриха. Не могу передать какое ощущение свободы охватило меня в тот момент, но вернул меня на землю очень неприятный звук. Буквально в нескольких метрах от меня в кустах блевал, приношу извинения за прямоту, забулдыга негр. Возможно, он и не вспомнил бы меня на следующий день, но позволить себе пустить ситуацию на самотек я не мог. Я ударил его скальпелем сзади в область печени. Он развернулся и посмотрел мне в глаза. Я могу поклясться в то мгновенье он совершенно протрезвел, увидел кровь на моих руках и скальпель...Его глаза светились от страха и ужаса. И тогда я ударил его еще раз...Скальпель на самом деле оказался хорош. Негр умер быстро, но то, что испытал в тот момент я, не возможно передать словами. Как будто тысячи пузырьков счастья взорвались внутри меня, мое тело содрогалось от тепла и неги пронизавшей всего меня, а ноги подогнулись, сердце забилось так быстро будто, я только что обогнал на скачках самую быструю скаковую лошадь...Я никогда не испытывал оргазм, но могу присягнуть на библии, то чувство, что я испытал в тот момент было многократно сильнее. Наверное, не стоит объяснять, как мне было страшно весь следующий день. Я ждал что вот вот в дверь постучит полиция, что электрический стул неминуемо примет меня в свои страшные объятия...Но ничего не произошло! Эти убийства очень быстро повесили на какого-то незадачливого дружка того самого негра...Такого же, как и он пьянчужку. Было такое ощущение, что кто-то сверху руководит моими действиями, некая божья сила...
   - Скорее дьявольская...
   - Простите, я не расслышал, вы, что-то сказали?
   - Я сказал, что вряд ли это заслуга господа, скорее это рук дьявола!
   - Ах, Элиот, простите, но меня не интересует схоластика на тему добра и зла, бога и дьявола. Я атеист! Кроме того, в конечном итоге самый беспристрастный судья - это история...время и уж никак не религия. Спросите об этом у тех ученых средневековья, которых сжигали на кострах инквизиции только за упоминание о том, что наша планета круглая...
   - Вы испытывали раскаяние?- задумчиво спросил Элиот.
   - Как вам сказать...- Генрих Вензель почесал затылок.- И да, и нет. Во всяком случае, поначалу...
   - Пока убийство не повесили на другого?- усмехнулся Элиот.
   - Совершенно верно. Тогда то я и осознал, что "черные" в этой свободной стране в некотором смысле "недорасса" и их смерть особенно никого не волнует. Вот именно в этот момент я и стал тем хладнокровным убийцей, каким вы меня мните, и без сомнения каким я и являюсь на самом деле.- Доктор Салтри игриво улыбнулся.
   - Я хорошо запомнил наш первый разговор.
   - Я тоже. Вы действительно хотите знать, кто был на тех фотографиях?
   - Я знаю это! Не стоит об этом вспоминать. Достаточно того, что на них была Сайра Бэнкс!
   - Согласен с вами, Элиот!
   - В тот вечер Сайра была не одна, так ведь?- Элиот пристально посмотрел на доктора.
   Тот опять улыбнулся.
   - Вы весьма проницательный молодой человек, Элиот. Кажется, я уже говорил вам это. Но как вы догадались?
   - Это было только предположение. Девушка не задолго до смерти занималась любовью...Я предположил, что вы могли видеть того кто был с ней в тот вечер!
   - Да. Я его видел. Они шли, держась за руки, ворковали как влюбленные голубки, потом он сел в свою машину и уехал, а девушка пошла одна через пустырь. Знаете, я даже жалею, ее. Она просто оказалась не в том месте и не в то время!
   - Кто этот человек?
   - Нет так не пойдет, молодой человек, пусть в этой истории останется хоть немного места тайне.
   - Пусть будет по-вашему, хотя у меня есть мысли на этот счет! Почему вы избили ее?
   - Тут, мой дорогой друг, объяснить достаточно сложно...Когда эта девушка шла через пустырь, я ударил ее...Реакция обычного человека весьма предсказуема страх, слезы, мольбы о пощаде...Именно те чувства которые я хотел видеть снова и снова. А то что произошло там, не лезло ни в какие ворота...Она подумала что я хочу ее изнасиловать. Согласитесь трудно изнасиловать проститутку. Она сама встала на колени, начала расстегивать мои брюки. Я бил ее по лицу, а она кричала, чтоб я бил еще сильнее...Она даже тени страха не испытывала. Ей нравилась боль...Она вывела меня из себя, эмоциональной разрядки я так и не испытал...Просто забил ее до смерти. В тот вечер я вернулся домой чертовски злым...
   - Вы были бы идеальной парой,- мрачно пошутил Элиот.
   - Куда уж там. Насчет четы Бойл вы оказались полностью правы. Миссис Бойл, Конни, была моей пациенткой на протяжении двух лет. Милая, добрая женщина. У нас с ней сложились теплые по-настоящему дружеские отношения, она даже пыталась оказывать мне знаки внимания, представляете? Я отнекивался как мог, ее муж-коммивояжер постоянно находился в разъездах...А тут он вернулся, привез немало денег и миссис Бойл пригласила меня на ужин. Когда я пришел, меня встретила Конни. Сказала, что Адам, ее муж, принимает ванну и спуститься через пару минут, она должна похлопотать на кухне, а мне, чтоб не скучать придётся развлечь себя самому в кабинете мужа любым напитком из его хваленой коллекции. Когда я наливал себе кубинский ром, то обнаружил в баре револьвер. Оружие обычно не хранят заряженным, но как ни странно этот пистолет был в полной боевой готовности. Опять же словно божественное провидение, я спрятал его в карман. Не стану рассказывать о своих чувствах, когда он наконец спустился вниз...Я стоял у стола спиной к двери. Он обошел меня и встал у окна, протянул руку и тут наши глаза встретились. Встретились почти через пятнадцать лет...Тем не менее мы узнали друг друга...В этом не усомниться...Этот поляк из Бельцека...У меня просто не оставалось выбора, я приставил оружие к его голове и выстрелил, затем вложил револьвер в его руку. Мой мозг судорожно соображал, я уже слышал шаги, это Конни бежала на звук выстрела. На столе лежал перочинный нож, видимо Адам вскрывал им почтовые конверты. Когда все закончилось мне осталось только разобраться с отпечатками пальцев...В свое оправдание могу сказать лишь одно, Конни я не желал ничего плохого. Да и мужу ее тоже. Адам был порядочным человеком. Там в бараках Бельцека это не трудно было разглядеть. Эти две смерти просто нелепое стечение обстоятельств, как бы глупо это не звучало. Как начиналось, так все и закончилось...С подшивкой газет мне пришлось повозиться вырезая любые заметки про убийства...Так на чем же я все-таки прокололся?
   - Сердце из лунного камня.
   - Ах да, кулон...Ну что же, остается только в очередной раз восхититься вашей проницательностью, Элиот. Жаль, что у нас было так мало времени, чтоб узнать друг друга получше, но, пожалуй, настало время апогея нашей с вами беседы. У меня есть еще всего один вопрос к вам, Элиот. Вначале беседы, вы кажется, упомянули фамилию Ардент? Как вам удалось это узнать?
   - А в прочем по тем же каналам вы могли запросить фамилии участников конгресса...Не так ли?
   - Я так и поступил.
   - Тогда я полагаю, вы сами догадались? Но я все равно объясню. Да те фамилии, несомненно, вымышленные, что я выбирал для своих документов, имели одну особенность. В начале века один немец находясь в госпитале и маясь от гнетущего его безделья, придумал настольную игру "Не горячись", основанную на злорадстве. Веселая, азартная игра стала настолько популярной у немцев, что имелась в каждом уважающем себя доме. Без нее трудно было представить семью, коротающую вечера в безудержном веселье, бросая кубики, двигая фишки и черпая силы в человеческих эмоциях, порой совершенно негативных...Стоит ли говорить как я любил проводить время со своими друзьями? Мы все в то время увлекались изучением английского языка и любили во время игры придумывать себе вымышленные фамилии созвучные с названием игры "Не горячись"...Отсюда и Ардент - ярый, пламенный, пылкий...Отсюда и Салтри - страстный, темпераментный, знойный...были и другие, но это уже совершенно не важно.
   Элиот согласно кивнул.
   - Я так и думал. Естественно я не был до конца в этом уверен, но теперь я вижу, что моя догадка в принципе оказалась верна.
   Доктор Салтри потянулся, его шейные позвонки звонко хрустнули, вставая на место.
   - Предлагаю вам одну забавную игру, Элиот. Очередной мой эксперимент, если хотите! Последний эксперимент.
   - Что вы задумали?- Элиоту стало любопытно.
   - О, молодой человек, у нас с вами общего гораздо больше, чем вы думаете.
   - Не тешьте себя напрасными надеждами!- Элиот сунул руку в карман, положив ее на оружие.
   - Да, к черту...Вы знаете, что старина Зигмунд считал, что все поступки человека, его мотивация ну и так далее...Там много всего, я не стану подробно на этом заострять внимание...зависят от его либидо. У старика видимо плохо было с этим делом,- доктор усмехнулся.- Мы его ученики втайне посмеивались над ним...Так вот, благодаря своим многочисленным экспериментам, позволю себе не согласиться со светилом психиатрии. Стремление выжить любой ценой вот, что заложено самой природой в нашем поведении. Вот что роднит нас со всем животным миром! Мы цепляемся за любую возможность, лишь бы старуха с косой пришла не к нам, а завернула на соседней улице. Довольно глупо, должен заметить, все равно в конечном итоге все будем там...- доктор пальцем показал вверх.- Но этот конец мы всё пытаемся оттянуть. Там в концлагере многие готовы были убить жену, сестру, соседа, без разницы кого...лишь бы самим остаться в живых...
   - Как же тогда ваша теория о праве умереть? Значит люди все же хотели выжить, а не спокойно умереть, как вы недавно мне красочно расписывали!
   - О, Элиот, вы молодец! Право на смерть, это последняя стадия предела человеческой психики. Когда даже инстинкт выживания сломлен! Это вершина эволюции! Вершина моей психиатрической мысли. Я видел это тысячи раз. Мои эксперименты были жестоки, но я был за гранью, я это видел. Другим остается только рассуждать о либидо!
   - К чему вы все это мне рассказываете?
   - Я хочу предложить вам игру. Вы хорошо стреляете?
   - Да.
   - Значит у вас хорошие шансы на победу.- Док Салтри усмехнулся.- Сейчас я отойду в конец комнаты, там, на полке лежат мои первые хирургические инструменты, еще со времен Венского университета...Я храню их как воспоминание! Как священную память о своей альма матер! Но, предупреждаю вас, они так же остры, как и прежде. После этого у вас будет порядка двух- трех секунд на выстрел. Если вы не успеете, ваша участь будет такой же, как и всех других моих жертв! И что самое приятное у вас нет права отказаться! Я хочу знать, Элиот, из того ли вы теста, что и я?
   Доктор ушел в конец комнаты, нащупал на полке инструмент и кинулся на Элиота.
   Англичанин потом сотни раз прокручивал в голове этот момент. Словно в замедленной съемке возвращал это действо снова и снова. Нелепая картинка, наполненная перемешанным коктейлем абсурда, гротеска, со щепоткой черного юмора, глубоко врезалась в память. Вот с расстояния шести метров, с надменной улыбкой на устах, доктор Салтри массивной глыбой надвигался на Элиота. Можно ли было назвать это движение стремительным? Скорее всего, нет. Но в тот момент Элиоту так не показалось! Испытал ли он страх? Сомнение? Сожаление? Нет! Элиот не испытал ничего. Это было время совершеннейшей пустоты! Все длилось не больше секунды. Точный выстрел в голову навсегда успокоил доктора Салтри. Никаких новых жертв не будет, славный Киммсвик может спать спокойно. Этой истории пришел конец!
   Элиот некоторое время смотрел на тело доктора. Его рука во время падения выпустила "смертельный" инструмент, о котором только что говорил доктор Салтри. Он упал рядом с телом в нескольких шагах от Элиота. Сомневаться не приходилось. Обычная деревянная линейка, память о венской Альма Матер! Доктор не собирался убивать англичанина, это был всего лишь последний эксперимент ученого побывавшего за гранью! За гранью человеческой совести.
   - Право на смерть, твою мать!- Элиот выругался и направился к телефону вызывать полицию.
  
  
   Глава 16. 25сентября 1957
   четверг
  
   - Девушка, здравствуйте! Элиот Грин, полицейский жетон 3548, вышлите патрульную машину на Гринвич-Роуд, 41. Док Салтри, простите, доктор Оливер Салтри, мертв. Огнестрельное ранение, похоже, самоубийство...
   - Повторите, ваше имя, сэр.
   - Элиот Грин, жетон номер 3548.
   - Спасибо, мистер Грин, высылаю машину, Гринвич-Роуд, 41!
   Элиот повесил трубку. В его распоряжении до приезда полицейской машины было семь-десять минут. Элиот в спешке просмотрел весь дом и не обнаружил ничего, что связывало бы доктора Салтри с его жертвами. Время шло, а результат отсутствовал. Англичанин снова спустился в гостинную комнату, вложил оружие в руку Оливера Салтри и выстрелил в пол. Версия самоубийства с двумя выстрелами довольно экстравагантна, но выдумывать что то еще у Элиота не было ни желания, ни времени. Тем более местную полицию эта версия устроит полностью. Элиот в этом не сомневался. До приезда полиции оставалась пара минут. Снова заглянув в кабинет доктора Салтри, пройдя мимо стола, Элиот со всего маху грохнулся в кожаное кресло доктора. Две стены в кабинете занимали массивные стелажи, под завязку заполненные книгами. Беглый осмотр, который устроил англичанин скорее из любопытства, впрочем других побуждений и не существовало, показал, что в основном это были книги по медицине, энциклопедии, брошюры, многочисленные научные работы, некоторые принадлежали перу доктора Салтри, видимо потому и располагались на самом видном месте на всех центральных секторах стеллажей. По краям расположилась литература по психологии, философии и юриспруденции. Никакой художественной литературы. Пристрастия доктора Салтри ограничивались сугубо профессиональной литературой. За спиной Элиота с репродукций двух картин кисти великих итальянских художников эпохи Возрождения, строго и назидательно смотрели герои библейских легенд, облаченные в бесформенные белые балахоны, всем своим видом пытаясь донести до потомков сакральную истину "Не совершайте наших ошибок!"
   Элиот задумчиво смотрел на картины. И чем больше смотрел, тем отчётливее в голове звучала мысль - "Пока будут существовать грабли, люди не перестанут наступать на них, снова и снова. И совершенно не важно, сколько раз до этого эти грабли рвали твою обувь и набивали шишку на твоем лбу. Люди никогда не учатся на чужих ошибках. А перешагнув собственные грабли, кротким мгновением упиваясь собственным величием и мнимой, ничего не стоящей гениальностью, легко и непринуждённо наступают на забытые грабли соседа."
   Между картин в углублении стены приютилось овальное зеркало. Элиот усмехнулся- Зеркало здесь явно не к месту? Довольно глупо, учитывая что оно находится за спиной...Не иначе, как доктору Салтри понадобилось разглядывать свой затылок... Англичанин сидел в пол оборота и смотрел то на картины, то на зеркало, его взгляд блуждал по комнате словно мотылек темной ночью в поисках лучика света. За окном уже отчетливо слышался вой сирены приближающейся полицейской машины. Элиот уставился в пол. Его внимание привлекла небольшая царапина на стыке стены с висевшим на ней зеркалом и деревянным полом, по виду она появилась недавно. Молодой человек попробовал снять зеркало, оно не поддалось не на дюйм, как будто составляло со стеной единое целое. Тогда Элиот попробовал сдвинуть его в сторону, зеркало стало поворачиваться, образуя невидимый рычаг, стена тоже приподнялась вверх, на нижней части стены появились ролики, а в полу отчетливо стали видны полозья. Стена с зеркалом была ничем иным как дверью. Она легко ушла в сторону и перед Элиотом открылась небольшая потайная комната. Свет из кабинета клином осветил ее убранство. У Элиота перехватило дыхание. По стенам комнаты расклеены фотографии. Вся жизнь доктора Салтри, или вернее Генриха Вензеля на небольших черно белых фотокарточках, словно забытые на скамейке в городском парке открытки, своими выцветшими картинками предстали перед глазами англичанина. Вот маленький мальчик со смешным чепчиком, в белой рубашке с волнистым воротом улыбается своей задорной мальчишеской улыбкой. Вот старое семейное фото, лиц толком не разобрать, группа людей, построившись в два ряда, стоит в декорациях цветущего сада. А здесь, на фоне дышащего необыкновенной крепостью, сказочной красоты старинного замка мужчина и женщина держат за руки девочку и все того же мальчугана с задорной озорной улыбкой. Вот герр Фрейд в окружении десятка своих самых верных учеников. Генрих Вензель красуется на переднем плане, что-то показывая Зигмунду Фрейду. Дальше лица, лица и лица, искорёженные, изувеченные, измученные...страшные лица без права на жизнь, без права на собственное будущее...Еврейские, польские, русские лица узников польского Бельцека, Треблинки, Аушвица... Сотни лиц на фотографиях, газетных и журнальных вырезках, собственная СТЕНА ПЛАЧА, запечатанная в маленькой комнатке. Возле каждой фотографии стояла тоненькая свечка. В мужчине с ясным как стекло, твердым и жестким словно дамасская сталь взглядом, облаченного в строгую немецкую форму мышиного цвета, почти не узнать, того славного улыбчивого мальчугана. Как все изменилось. В углу комнаты висел немецкий стяг со свастикой. На крошечной самодельной полке прямо напротив входа, лежала перевернутая фотография и маленький адуляр в форме сердца, сложенного из двух половинок.
   Элиот положил кулон на ладонь, холодный камень размером с 25 центовую монету обжег руку, словно его только что достали из морозильной камеры. Некоторое время Элиот заворожённо смотрел на кулон, не зная как с ним поступить, затем сжав ладонь в кулак, спрятал в боковом кармане брюк. В потайной комнате Оливера Салтри остался только один неосмотренный экспонат. Англичанин аккуратно перевернул фотографию. Молодая, красивая девушка, широко раскинув длинные ноги, лежала на спине, запястьями жестко привязанная к прутьям кровати. Все как на том снимке, что передала Виктория Бисет, за одним существенным исключением: нижний край фотографии был обрезан, на ней не нашлось места второму человеку...Одна лишь Сайра Бэнкс.
   Звук сирены известил о прибытии патруля. В доме послышались шаги, и через несколько секунд перед Элиотом появился сержант Руперт. Элиот частенько встречался с ним в полицейском управлении. Хороший парень, с серьезным выражением лица, которое не менялось ни при каких обстоятельствах, благодаря чему к Руперту намертво приклеилась кличка "весельчак".
   - Мистер Грин,- Руперт протянул Элиоту свою руку.- Я должен задать вам пару вопросов, это формальность...
   Руперт не успел договорить. Элиот согласно кивнул.
   - Конечно, сержант, я готов ответить на ваши вопросы, приступайте.
   - Извините за прямоту, мистер Грин, но что вы тут делаете?
   Элиот смерил сержанта недовольным взглядом.
   - Действительно грубовато. Но, пожалуй, вы правы, так будет быстрее. Мы договаривались о встрече с доктором Салтри. Он оказывал помощь в нашем расследовании...На встречу я немного опоздал. Когда пришел, позвонил в дверь, но на звонок никто не ответил. Дверь же оказалась не заперта, я решил, что Оливер ждет меня и вошел внутрь. Здесь я обнаружил труп и сразу вызвал полицию. Все что могу сообщить вам сержант.
   - Звук выстрела вы не слышали?
   - Нет. Не слышал ничего.
   - Спасибо, мистер Грин, будьте поблизости, возможно с вами захочет поговорить кто-нибудь еще.
   - Спасибо, сержант.
   В эту минуту дом Оливера Салтри больше напоминал муравейник. Его вдруг наполнили полицейские, техники, эксперты, медицинские братья, множество людей выполнявших свою непосредственную работу. Элиот усмехнулся, подумав про себя, что не хватает только пожарных, махнул рукой Джону Флоресу, склонившемуся с медицинскими инструментами над телом коллеги, и не спеша вышел на улицу. Под оглушительный аккомпанемент сирены, мигая проблесковым маячком, к дому доктора Салтри неслась пожарная команда.
  
  
   Глава 17. 29 сентября 1957
   понедельник
  
   - Сегодня хороший день для прогулок!
   - Полностью с тобой согласен, дорогая, давай покормим птиц...
   Два пожилых человека, мужчина и женщина, держась за руки, ведя неспешную беседу, прошли мимо. Сегодня действительно хороший день для прогулок. Утреннее солнце дарит тепло, а вовсе не припекает. Элиот глубоко вдохнул свежий воздух. Приятное место. Уютный сквер рядом с главной площадью и зданием городской мэрии, за ним небольшое озеро, здесь можно покормить лебедей и просто погреться на солнце.
   Элиот поставил бутылку газировки на скамейку и посмотрел на часы. Человек, которого он ждал, опаздывал. Хотя в его случае правильней говорить задерживался, ведь Говард Керг находился на муниципальной службе.
   - Элиот, рад тебя видеть!- Говард Керг в безупречной тройке протянул руку.
   - Взаимно, дядя Говард!
   Мужчины обменялись рукопожатием и расположились на скамье.
   - Элиот, я слышал, ты подал рапорт на увольнение? Какой в этом смысл? Оставайся, ты нужен здесь! Получишь место Коллина Берга, а в следующем году уйдет шеф Бернс, ты сможешь занять его место...Какая головокружительная карьера в таком то возрасте!
   - Спасибо, но я все решил...Этот вопрос больше не обсуждается. Решил убраться отсюда. Но я могу предложить своего кандидата Эрик Хайнц - толковый малый, он вполне заслуживает это место!
   - Черт, ты такой же упрямец как твой отец.
   - Это наша семейная черта,- Элиот усмехнулся.
   - Нет, правда Элиот тебя здесь ждет большое будущее, карьера, успех, а там что? Ну, сам подумай!
   - Вопрос решен. С этим делом Сайры Бэнкс я наломал дров, не хочу даже вспоминать об этом.
   - Ничего ты не наломал. К тому же все закончилось. Скажи ты и правду думаешь, что убийцей оказался Оли Салтри?
   Элиот согласно кивнул.
   - Я знаю это совершенно точно.
   - Ты знаешь,Элиот, а ведь мы с твоей тетушкой его хорошо знали.- Лицо Говарда Керга на секунду приняло печальное выражение, и тут же сменилось привычной маской политика.- Мы даже дружили, он довольно часто обедал у нас, ему нравилось, как Энни готовит, по выходным играли в гольф, наконец он был нашим лечащим доктором...А выходит, что и не знали вовсе.
   - Почему меня не покидает чувство, что во всей этой истории мной постоянно манипулировали? Разгребали жар чужими руками...,- Элиот пристально посмотрел на Говарда Керга.
   - Откуда мне знать, мой мальчик. А в чем собственно дело?
   - В следующем году выборы мэра, ты уверен, что останешься в собственном кресле?
   Говард Керг рассмеялся,- Я не господь бог чтоб видеть так далеко, но безусловно, если представить, что выборы прошли бы сейчас я победил бы с вероятностью 99 %. Хотя что такое год? Впрочем, остается только верить в наше счастливое будущее.
   - Выборы на носу, главный конкурент устранен, беременная девушка мертва...Уж не это ли счастливое будущее, ты ждал, а дядя?
   - Я не понимаю твоего вопроса, Элиот, изволь объясниться!- Лицо Говарда Керга сделалось каменным.
   - А ведь он даже перед смертью тебя не выдал...Какой же я был глупец, ну, конечно, это же все с самого начала было на поверхности...Он специально обрезал фотографию, чтоб не было видно твоего лица!
   - Кто он? Ты говоришь загадками, Элиот!
   - Оливер Салтри, ваш друг. Он даже перед смертью не выдал ваш секрет. На фотографии, занимающимся любовью с Сайрой Бэнкс, были вы Говард Керг! И квартиру ей снимали, и содержали ее, тоже вы! У покойного капитана Берга просто не было на это денег, вы же сами мне говорили об этом. Какой же я был осел!- Элиот обхватил голову руками.- Ребенок...Она же носила твоего ребенка! А ты испугался. Испугался за свою чертову карьеру, за свое гребаное кресло, за свое долбаное благополучие, за которое вы все толстосумы так радеете. Это же ребенок!- Голос Элиота сорвался на крик.
   - Да, я испугался. Ты прав Элиот,- голос Говарда Керга стал тихим, постепенно перешедшим в шепот.
   - Мы с Энн всегда хотели детей, но бог не дал нам их. Несколько лет назад я познакомился...Случайно, так вышло, с мисс Бэнкс. Мне пятьдесят, ей чуть за двадцать. Как говорят седина в бороду...Эта связь греховна, но я ничего не смог с этим поделать. Я полюбил Сайру. И она меня тоже любила. И да, она носила моего ребенка. Умоляла развестись с Энн и жениться на ней. Представляешь развестись с Энн и жениться на бывшей проститутке?
   - Представляю, точно также как и то, что выскочка Коллин Берг метил на твое место.
   - Метил? Да он не перед чем не остановился бы. Разжевал и выплюнул, как не нужную жевательную резинку.
   - И док Салтри решил помочь в решении твоих проблем?
   - Нет, что ты, я просто поделился с ним, как с самым близким своим другом, выплеснул свои страхи, переживания. Я напился, наговорил лишнего. Но это все! Откуда мне было знать, что он столь кардинальным способом...Я не хотел этого. Я и представить не мог, что Оли безжалостный убийца. Мы часто беседовали с ним, иногда он давал ценные советы, необычайно был умный и образованный человек...Он был для меня единственным другом, понимаешь, единственным другом...И чтоб убийца...
   Элиот грустно смотрел вдаль. Осенняя погода весьма изменчива, и вот уже солнце спряталось за тучей, и непонятно откуда подул пронизывающий ледяной ветер. Мужчины не сговариваясь, подняли воротники.
   - PEREAT MUNDUS ET FIAT JUSTITIA.
   - Что? - Говард Керг удивленно посмотрел на молодого человека.
   - Я буду молчать. Никто не узнает о фотографии и твоей связи с Сайрой.
   - Спасибо, мой мальчик. Я знал, что ты не оставишь старика в беде...
   - Это еще не все. Ты должен уйти. Ты больше не будешь мэром Киммсвика, это мое условие. Можешь считать это своей лучшей сделкой. И еще. Я разговаривал с инженерами, они говорят, что те очистные сооружения, что ты с таким усердием пестовал, полное дерьмо. Передай тетушке Энн, что я люблю ее. Прощай.
   Элиот поднялся и не спеша пошел прочь. Очередной порыв ветра, сквозь шум листвы принес его последнюю фразу:
   - CORRUPTIO OPTIMI PESSIMA...
   На глазах Говарда Керга застыли слезы.
  
   Глава 18. 03 октября 1957
   пятница
  
   - Девушка, соедините меня с полицией Нью-Йорка. Мне нужен Клифер. Джон Клифер. К-Л-И-Ф-Е-Р.- Элиот прокричал в трубку, пытаясь пересилить электрические помехи - Кто говорит? Элиот. Элиот Грин. Да...девушка Г-Р-И-Н.
   - Секундочку.
   - Слушаю вас, говорите,- приятный мужской голос возник в телефонной трубке, как ни странно, помехи словно по волшебству куда то пропали.
   - Мистер, Клифер?
   - Да. Кто говорит?
   - Элиот Грин!
   - А, Элиот, старина, рад ВАС слышать, для вас я просто Джон. После той операции в порту, про которую, не сомневаюсь, вы не забыли, меня повысили в звании, так что я ваш должник. В прочем помнится я вам, это уже говорил. Так чем, обязан?
   - Джон, я собираюсь перебраться к вам в Нью-Йорк.
   - Отличное известие. Пойдете работать ко мне? Солидное жалование, уважение, пенсия, в конце концов, достойная. А? Соблазнительно?
   - Нет. По некоторым причинам должен отказаться...
   - Жаль. Очень жаль. Так что же тогда я могу сделать для вас?
   - Скажите, Джон как трудно в вашем городе получить лицензию детектива? Частного детектива?
   - М..м - на некоторое время в трубке воцарилось неловкое молчание, Элиоту казалось, что собеседник обдумывает вежливую форму отказа.
   - Достаточно, тяжело, Элиот, но только не для вас. Через две недели вас устроит?
   - Вполне. Только и лицензии мне нужны- две? Вторую, моему другу мистеру Мишелю Блану, надеюсь, вы его помните?
   - Безусловно, никаких проблем. Записал...две лицензии: одна на имя Элиота Грина, вторая Мишеля Блана. Ровно через две недели будет готово. Что то, еще, Элиот?
   - Да. Мне необходимо найти одну девушку... Да...в Нью-Йорке. 23 года, имя Виктория Бисет. Водительские права, возможно, оформлены на фамилию Илэйн. Поможете?
   - Без проблем. Только один вопрос. Кто вам эта девушка?
   - Будущая жена.
   - О... поздравляю. Больше никаких вопросов. Жду, вас, Элиот, у себя через две недели.
   - Непременно, до скорого, Джон!
  
  
   Глава 19. 24 октября 1957
   пятница
  
   Дэйли миррор
  
  
   Уважаемый читатель! Сегодня в нашей постоянной пятничной рубрике "Путь к успеху" мы рады представить интервью с одним из самых популярных политиков современности. Настоящий патриот! Человек всем сердцем отстаивающий принципы демократии и свободы! Меценат, основатель сети доступных больниц! Дамы и господа! Встречайте - Человек Года, по мнению жюри союза благотворительных организаций! Сенатор от штата Иллинойс, почетный гражданин Чикаго - Эдвард Дэвис!
   - Здравствуйте, сенатор! Спасибо что приняли наше приглашение!
   - Здравствуйте, Чак! Признателен и польщен за интерес, к моей, скромной персоне, со стороны независимой прессы!
   - Спасибо за комплимент, сенатор. Мой первый вопрос, на протяжении уже двух лет, что существует эта рубрика всегда один и тот же: Так все же, сенатор Дэвис, каков он Путь к успеху?
   - О, Чак, он тернист!
   - Неужели путь к успеху не похож на сказку?
   - В моем случае это скорее насильственная необходимость...
   - Весьма неожиданное заявление, сенатор...
   - О, Чак, неужели ты и твои читатели еще не знаете эту историю? Ну что же с удовольствием расскажу. Тысяча девятьсот сорок девятый...Чикаго... Это было страшное время...Разгул преступности, банды, насилие, убийства, кражи, наркотики...Настоящая война на улицах города. Новый прокурор Роберт Гейл, молодой бесстрашный идеалист с характером, отлитым из бронзы, бросил вызов мафии, шеф Купер стал его правой рукой, я капитан чикагской полиции левой. Мы стали мощной командой. И как бы я хотел сказать что мы придавили всех преступников к ногтю... Видит бог как я этого хотел...Но вышло так что головорезы Боби Старка добрались сначала до шефа Купера, а через год и до прокурора. Знамя борьбы перешло в мои трясущиеся от страха руки считай без моего согласия. Это было самое тяжелое решение в моей жизни. Спросишь, боялся ли я? Только глупцы ничего не боятся! Да я боялся! Я боялся за родных, за близких, за друзей, боялся, что подведу шефа Купера и прокурора Гейла, и не смогу довести их светлое дело.... Нет, правильней сказать наше светлое дело до конца. Но я сдюжил! Убийцы ответили по заслугам. Самые живучие из них видели электрический стул,... Мы очистили Чикаго от всякого отребья, и простые граждане смогли, наконец, спокойно выходить на улицу в темное время. Это была настоящая победа. Простые люди видели своими глазами результат тяжелой, пропитанной потом и кровью работы. Я сам никогда не рвался в политику, но сначала жители города, а потом и всего штата захотели, чтобы я защищал их интересы... Я просто не мог им отказать....Так я стал сенатором. И вот жребий брошен! И теперь я просто не имею права подвести их доверие.
   - Замечательная история, сенатор!
   - Спасибо, Чак!
   - Недавно в Нью-Йорке открылся госпиталь, полностью построенный и оборудованный на ваши средства, сенатор...Мы подробно освещали это событие.
   - Да он уже третий по счету. И как вы знаете, Чак, далеко не последний в наших планах.
   - Вам сообщают о результатах работы? Есть информация, сколько больных проходит через ваши клиники за год? Скольких нуждающихся уже удалось поставить на ноги?
   - Точные цифры я сейчас назвать не готов, в прочем это несложно уточнить и в следующий раз я обещаю такую информацию
   предоставить. Хочу заметить лишь одно, в этих медицинских учреждениях могут получить квалифицированную помощь все желающие, даже те, кто не имеет соответствующей страховки, за счет средств нашего благотворительного фонда. Напоминаю, что каждый не лишенный сострадания американец может пожертвовать любую сумму в данный фонд. Я по своему обыкновению к этому призываю.
   - Наверное, сенатор, вас забрасывают благодарственными письмами? Все-таки вы взвалили на свои плечи серьезную ответственность. И как вы только все успеваете? Где находите столько сил?
   - О, дорогой Чак, их тысячи, настоящие тысячи. Я про письма! Их привозят мешками, и мне приходится нанимать грузовик, чтоб доставить все это добро в свою резиденцию. Признаюсь честно, мне не хватает времени, чтобы прочитать их все самому...Часть читаю я сам, остальное читают мои референты и собирают полную информацию, анализируют ее и потом уже в таком виде она попадает ко мне. В основном это благодарственные письма. Родители спасенных малышей, братья, сестры, мужья, жены...Одним словом люди, которые вовремя получили так необходимую им помощь и поддержку. Сострадание, Чак, вот самое ценное чувство в людях! Сострадание, Чак, вот что отличает нас от животного мира! Эти письма для меня лучшая мотивация, они как запасные батарейки придают все больше и больше новых сил, и каждый день заряжают меня на новую борьбу! Я верю, что все делаю правильно! И бог дает мне силы и средства делать этот мир лучше!
   - Отлично сказано, сенатор! Благодарим, Вас за интервью, за то, что нашли время приехать к нам в редакцию. Будем и в дальнейшем с интересом следить за вашими успехами!
   - Спасибо, Чак. А я в свою очередь добавлю. Покупайте газету и вы узнаете это первыми!
   - Золотые слова, сенатор, вы отбираете мой хлеб, в общем то это должны были быть мои слова...Но в устах сенатора, а возможно и будущего президента Соединенных Штатов эти слова звучат набатом! Всем доброй недели! И до следующей пятницы. С любовью, Ваш Чак Картер!
  
  
  
  
  
  
   Ярд равен 0,914 метра
   Адуляр - лунный камень
   Правосудие должно свершиться, пусть и погибнет Мир (лат.)
   Самое худшее падение- падение чистейшего (лат.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  

67

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"