Чебуратор, Жаков: другие произведения.

Да в полымя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Опубликовано в сборнике "Русская фантастика - 2010", ЭКСМО.
    Посвящается пожарной охране.

    Бойцы спецотделения, цель которых не тушить, а спасать, не лезут вглубь, в ревущий ад, где обваливаются перекрытия и рушатся стены. Бесполезно. Им, вооруженным и защищенным не лучше рядовых пожарных, не продержаться в огненной стихии и нескольких минут. В ад спускаюсь я - Феникс.
    Соавтор - Лев Жаков.

 
  
  
Артем Белоглазов
Лев Жаков

Да в полымя


Посвящается пожарной охране - тем,
кто идет в огонь. Тем, кто побеждает его.
С благодарностью, авторы.


1. Дети

Игорь, нахмурясь, вертел маленькую детальку и никак не мог сообразить, куда ее девать. Разобраться без мамы оказалось не под силу: схема была сложной и для него - пятиклассника.
- Лешка, иди сюда! - позвал младшего брата.
- Чево? - баском отозвался карапуз, сосредоточенно вырывающий картонную страницу из книжки. Страница не поддавалась.
- Сюда иди, говорю!
Лешка приблизился вразвалочку.
- Глянь-ка. На картинку смотри, глупый! Видишь такую штуку? - Игорь ткнул пластмассовую фитюльку брату под нос.
Лешка грязными пухлыми ручонками взялся за схему парусника.
- Не-е, - протянул. - Не можу.
- А ты ищи! - Игорь сунул деталь в ладошку брата, а сам занялся приклеиванием мачты. Дело ладилось плохо: мачта не вставлялась в отверстие, клей не попадал куда надо. Под натужное Лешкино сопение Игорь возился с корабликом, забыв обо всём.
- Фу! - заныл вдруг брат. - Фу, кака!
- Не приставай, - пробормотал Игорь. Осторожно поднес измазанную клеем мачту к гнезду в палубе. - Сейчас я ее.
Лешка отошел, волоча за собой схему; зацепил нечаянно сваленные горкой детальки, и они с легким стуком посыпались на пол.
- Ты что делаешь! - рассердился Игорь.
Мачта покосилась в гнезде. Лешка от испуга заревел, попятился к столу.
Игорь отвлекся от кораблика и... почувствовал неприятный запах, который уже заметил Лешка. Мальчик потянул носом: пахло дымом. Он побежал в кухню - плита была выключена. Игорь прошелся по квартире, принюхиваясь: нет, нигде ничего не горело. Но дымом тянуло всё сильнее.
- Лешка, откуда пахнет? - мальчик встряхнул зареванного брата. - Чуешь? Дым! Да успокойся ты!
Но Лешка только всхлипнул и рукавом вытер сопли.
- Не, - пробубнил. - Кака!
Игорь подошел к входной двери. Уходя, мама заперла ее, а замок и снаружи, и изнутри открывался ключом; на всякий случай Игорь подергал ручку. Из щелей и замочной скважины тянулись синие струйки, они расползались в воздухе, таяли, оставляя после себя едкий запах. Игорь приподнялся на цыпочки и заглянул в глазок: на лестничной клетке плавал слоистый туман. Горим! - понял мальчик.
Он бросился в зал и, подтащив к окну табурет, залез на него. Лешка, не понимая в чем дело, хлопал слезящимися глазами и поворачивался вслед за братом.
- Кака! - твердил он, тыча пальчиком в сторону прихожей.
Игорь подпрыгивал, стараясь достать до верхнего шпингалета, однако дотянуться не мог. Вставать на подоконник было страшно. Мама запрещала: девятый этаж - не шутка, вдруг упадешь! И хотя упасть можно только на балкон, Игорь боялся.
Лешка забился под стол: он кашлял и, хныча, тер кулачками глаза.
- Хватит! - прикрикнул Игорь. - Успокойся давай, а то маме расскажу, что ты плакал. Балкон вон открою, проветрим комнату - сразу легче станет.
Дрожа от сознания того, что делает нечто запретное, Игорь поставил ногу на узкий подоконник. Вцепился в задвижку, потянул на себя. Та не поддавалась. Поднатужившись, Игорь рванул ее - раз, другой... задвижка тяжело поехала вниз.
Мальчик слез на пол и отодвинул нижний шпингалет.
- Сейчас, Лешка, - ободрил брата. Потянул дверь, но она будто примерзла. Игорь схватился за дверь обеими руками и дернул изо всех сил. Захрустела бумага. Вдоль рам шла широкая желтоватая полоса - щели проклеивали на зиму, и ленту до сих пор не сняли.
Становилось жарко. У потолка стлался дым; на глаза наворачивались слезы, в носу свербело. Лешка плакал под столом, изредка кашляя.


2. Олег

Желтые капли физраствора с мерным стуком падают в трубку, словно тикают. Дура-муха, жужжа, бьется о стекло. За окном шумит улица; в приоткрытую форточку веет прохладой, и по ситцевой занавеске с дыркой в левом углу неторопливо ползают солнечные зайчики.
Там, где игла входит в вену, тепло и чешется. На тумбочке гладкие оранжевые шары - апельсины: пахнут, зверски возбуждая аппетит. Хочется есть - значит, проснулся. Значит, поправляюсь. И вообще - скоро буду здоров как бык, и душой, и телом. Не зря же я здесь, в больнице института психоневрологии.
Скрип двери. Поворачиваю голову и вижу Евгения Ивановича, за плечом доктора маячит Машка. Ну да, ни свет ни заря, а она уже тут - явилась к утреннему обходу. Опять заведет свою песню.
- Ну, как мы сегодня? - Врач прижимает большой палец к моему запястью, глядит участливо. Добрый доктор Айболит, всех излечит, исцелит.
- Да уж не как вчера.
А с позавчера, когда я ложку мимо рта проносил, и вовсе не сравнить. Диагноз привычный: физическое переутомление и угнетение нервных функций. Признаки налицо: потеря координации и внимания, замедление реакций, тошнота, слабость, ну и прочее. Вялость, заторможенность, сбои в моторике. Полный джентльменский набор. Едва ли - тьфу-тьфу и постучать по дереву - не функциональное истощение нервной системы. Но, по обыкновению, быстро иду на поправку. Капельницы, питательные растворы, тонизирующее плюс витамины кого угодно поставят на ноги. Вопрос времени. Меня так в два счета. Полежал недельку - и бодрячок.
- Это хорошо. - Доктор ласков и улыбчив, он задирает мне веко, всматривается. - А теперь покажите язык.
Послушно раскрываю рот. Мельком глянув, Евгений Иванович делает пометку в истории болезни.
- Заходите же, Мария Анатольевна, - обращается к Машке.
Но она, ясное дело, уже без разрешения присела на соседнюю пустую кровать. Глядит сосредоточенно, на худых острых коленях - вместительный пакет. Небось, колбасы копченой притащила, сервелат, нет бы нормальную, краковскую. Но Машку разве переспоришь? "Далась тебе эта дрянь! Не бедствуем, чай". А мне, может, нравится.
- Как он, доктор? - спросила жена, кладя пакет на стол и нервно сжимая пальцы, будто у нее мерзли руки. - Сколько еще лежать?
- Ну, - врач полистал историю. - Скоро на выписку. Думаю, пара дней постельного режима с соблюдением всех назначенных процедур, и можете забирать. Дома - хорошее питание, отдых. На природу съездите, в деревню. Очень способствует.
Он вышел. Машка тут же пересела ко мне на кровать, уставилась выжидательно.
- Что? - спросил я.
- Давай переедем? И доктор советует. Уволишься - и проблем нет. Квартиру продадим, купим домик... огород свой, хозяйство. Приставать никто не будет. Давай?
Жена ткнулась сухими губами в щеку. Я улыбнулся.
- Тоже тебя люблю, - шепнул на ухо. - А переезжать не стану, не уговаривай. - Обнял, забыв о руке с воткнутой капельницей. Игла дернулась, и я скривился от кольнувшей боли.
Машка заметила, бросилась помогать. Нет уж, лучше сам: такую неумеху, как моя жена, еще поискать. Хозяйство ей, домик - за коровой убирать надо; грядки пропалывать, поливать. Разве справится? Это она на словах бойкая.
Руку снова кольнуло: Машка пыталась вправить иголку.
- Погодь! - осадил я. - Аккуратнее, а то мимо пойдет. - Однажды, помню, чуть руку не разнесло. Если б сестра вовремя не заскочила, ходил бы с дулей на локте.
- Олежка, да что ты, давай я.
- Одеяло вон поправь. Иголку сам.
Машка надула губки, скуксилась, но одеяло поправила. Отстраненно уставилась в окно: подбородок в ладошки уперла, сидит. Обернулась через минуту.
- Так что? - спросила. - Дадут чего?
- В смысле?
- Ну... премию.
Опять двадцать пять. Сколько можно! Других тем мало? - то деревня, то премия.
- Нет.
- Нет? Почему? Такой случай сложный. Я интервью начальника караула читала, там русским по белому: от деревянных домов хорошего не жди, кругом сюрпризы. В больнице вон лежишь.
- Я всегда лежу.
- Ну вот. А премию не дают.
- Да с чего ее давать?! - разозлился я. - Какая сложность? Обычная работа!
- Не ори на меня. - Машка всхлипнула. Поджала губы.
Черт, опять ссоримся.
- Извини, - я приподнял голову, посмотрел Машке в глаза: на ресницах дрожали слезы. Глаза у нее красивые, зеленые-презеленые. Ведьмовские. Кого хочешь очаруют. Но склочная иногда... ох. Прицепится к чему-нибудь - хуже репья. И кто ей о премии наплел? Ноет и ноет, объясняешь - не понимает. Премия на то и премия, что не всякий раз.
- Лежи, - Машка убрала со лба каштановую прядь. - Пусть - обычная, без премий.
- Ну и славно, - я откинулся на подушку. Слабость мерзко растекалась по телу.
- Но... Олег, Митеньке новую куртку надо, ботинки, велосипед он просил, за бассейн платить... - жена методично загибала пальцы.
Ее настойчивость умиляла - на сервелат, значит, хватает, на остальное - нет? Жадина ты, Машка. Цени, что есть.
- Начальник сказал - именные часы дадут.
Она аж подскочила.
- Какие часы? При чем тут часы? Премию они когда дадут?!
Я поморщился: вот ведь, а? - гнет и гнет свое. Махнул рукой: замолчи. Провод - прозрачная змейка, бегущая от капельницы к вене, - угрожающе качнулся.
- Нет у них лишних денег, Палыч и то наравне со мной в ведомости проходит. А уж ребята... Ты что, Машка? Совесть-то поимей.
- Ах, совесть?! - воскликнула женушка. - Это кому еще надо о ней позаботиться! В прошлый раз дали всего ничего, в позапрошлый вообще - только в газете написали. Солить тебе эти статьи и на обед подавать?! А Лаврецкий что пишет? Гад неблагодарный! Прямо помоями обливает! И если они не начнут платить нормально, я... я жаловаться буду! Ребенок раздетый ходит, по дворам где-то шляется, а отец по больницам бока пролеживает. Я из сил выбиваюсь, чтобы семью содержать!..
Всё, Машку несло. Она плела такую несусветную чушь, такую ерунду, что сама устыдилась бы на трезвую голову. Ребенок у нее раздетый ходит, как же. Из сил она выбивается. Ну-ну.
Из коридора донеслись голоса - блеющий тенорок доктора и чьи-то грубоватые, с хрипотцой. Спорили, перебивая друг друга. Им вторило буханье сапог.
- ...Евгений Иванович, да что вы, в самом деле. Никто его силком не потащит, - прозвучало от двери.
Машка заткнулась. Я узнал голос командира отделения - Палыча.


3. Игорь

Снилась пустыня. Воздух дрожит знойным маревом, рубашка липнет к телу, постоянно хочется пить. Я глотаю теплую безвкусную колу, но она плохо утоляет жажду. Сухой и жаркий юго-западный ветер не приносит облегчения. Колючие песчинки секут лицо. Вокруг - людской водоворот. Меланхоличные верблюды и их настырные хозяева. Чумазые детишки. Пронзительное "дай! дай! дай!". Галдящие туристы. Камеры, фотоаппараты, бойкая торговля. Жуликоватые продавцы-арабы. Я стою у подножия громадных пирамид Хеопса и Хефрена и заворожено смотрю на сфинкса. Вечность с усмешкой взирает на толкотню внизу.
Прошлой весной мы с Ниной были в Гизе. Ливийская пустыня - песчаное море с гигантскими волнами-барханами - впечатлила жену, как и гробницы древних фараонов. Мы не вылезали из экскурсий.
Я гляжу на сфинкса, которому без малого пять тысячелетий, и чувствую свою ничтожность. Ветер усиливается; туристы испуганно кричат, тычут пальцами в горизонт. Там клубится тьма. Ветер вздымает раскаленный песок, закручивает грозными вихрями, швыряет в лицо.
Тьма накрывает меня...
Я закашлялся и проснулся. Вскочил, моргая, не сообразив еще, в чем дело. Да что ж ты, Господи... Горло драл едкий дым, глаза тотчас начали слезиться. Комнату заволокла сизая пелена; расползаясь бесформенными клочьями, она собиралась у потолка. Мерзко воняло горелой изоляцией. Духота стояла - будто в бане, когда плеснешь на камни ковшик-другой, и пар сразу обдаст с ног до головы. Утирая со лба пот, я быстро натянул штаны и босиком кинулся в прихожую. Замок нагрелся, жег руки; за стеной истошно, почти на грани истерики вопили, срываясь в захлебывающийся плач.
Нина уехала к родителям - считай, повезло. А я уж как-нибудь выберусь. Жена, конечно, звала с собой, уговаривала, но больше для проформы. Я не любитель ковыряться в земле; не белоручка, совсем нет, однако к природе равнодушен. Не мое это. Так что Нина поехала на тещину дачу одна.
Теща, заядлая огородница, души во мне не чаяла, заботилась, как могла. Урожай с четырех соток получался вполне себе: ягоды, фрукты. Тем и потчевала - и до свадьбы, и после. И бедным мальчиком никогда не называла. Хорошая у Нинки мать - золото, а не теща. А вот мои родители на свадьбу не пришли, ограничились телефонным звонком. Вроде как поздравили.
Чертыхаясь и проклиная всё на свете, кое-как сумел отпереть дверь, рванул на себя - в лицо полыхнуло жаром. На лестничной клетке бушевал огонь, что-то искрило и потрескивало; огромный ком дыма ворвался в прихожую, заставив отшатнуться. Путь вниз был отрезан.
Я навалился на дверь, чувствуя, как в животе - противно, скользко - ворочается страх, а сердце бьется загнанным скакуном. Глаза щипало, дым лез в рот, в нос, вызывая надсадный кашель. Угорю ведь! Ринувшись в зал, ухватил стул и с размаху запустил в окно: стекло разбилось, дым потянулся наружу. Густая муть в комнате прояснялась, от окна шел ток свежего воздуха. Я с присвистом дышал, вгоняя кислород в саднящие легкие.
Сквозь пелену бледным пятном проступало утреннее солнце - маленький желток в огромной глазунье дыма. Полдевятого, решил я, вряд ли девять. На улице невнятно орали; шум под окнами сливался в грозный, пугающий рокот прибоя, когда волны штурмуют скалистый берег и, так и не одолев громады утесов, с ворчанием идут на новый приступ. Слов было не разобрать, да я и не пытался. Крики и плач раздавались со всех сторон, гудели сирены.
Я слепо шарил по тумбочке, опрокидывая пузырьки, тюбики, флакончики и прочую косметику. Где же он?! Это - прямоугольное - что? Упаковка седуксена. "Если у вас бессонница, организм на взводе и не может расслабиться, а тревожные мысли не дают..." Ну как, злоупотребил? Выспался?! Наконец пальцы ткнулись в мобильник. Номер я помнил наизусть.
В том, что кто-то давным-давно набрал ненавистное "01" и сообщил о пожаре, я не сомневался. Подтверждая догадку, за окнами рявкнул мегафон:
- ...куация! - донеслось громовыми раскатами. - Выйти на балконы и...
Я звонил Сереге: редакция "КП" работает и по субботам.
Секунда, вторая... Долгие гудки в динамике. Томительное ожидание.
- ...балконы! - надрывался мегафон.
- Давай, бери трубку! - повторял я как заклинание. - И не говори, что ты сегодня выходной!
- Газета "Комсомольская правда", здравст...
- Марина, это Лаврецкий. Виноградова к телефону, срочно! Пожар на Ленинском!
На том конце провода громко ахнули. Новость брызнула мыльным пузырем, мгновенно разлетелась пересудами. Я слышал, как в редакции кричали: "Виноградова, Сергея!", и отвечали разражено: "Да нет его! Вышел куда-то. А кто спрашивает?" и "Пусть перезвонят!". Слышал взволнованное дыхание секретарши и готов был уже дать отбой, как где-то далеко крикнули: "Идет, идет!".
Ладонь взмокла, трубка норовила выскользнуть из пальцев.
- Слушаю, - произнес сытый и довольный Виноградов.
- Бери ручку и записывай! Ленинский, сто тридцать. Горит жилой дом, сильное задымление и огонь тоже сильный. Материал отдай Закирову, пусть вешает на сайт, а ты звони на пятый, чтоб ехали с камерой.
- Погодь, Игорь, - довольство журналиста как рукой сняло, осталась привычная деловитость. - Это же твой дом!
- Да, и я не хочу, чтоб этот сраный пожарник вытаскивал меня и других! Задержи его, если сможешь. Натрави репортера с пятого!
Пот заливал глаза, я вытер лоб тыльной стороной ладони и метнулся в прихожую. Ботинки - на босу ногу, шнурки - на узел, покрепче. К черту бантики! Сорвать куртку с вешалки и заскочить в ванную, полотенце - под кран: обмотать голову и лицо. Оставить щель для обзора.
Проклятье! Я-то надеялся мирно дожить до пенсии, раз уж с молодостью не сложилось. Но сейчас... Меня затрясло. Спокойно! Без нервов! Выметайся из комнаты, пока не сгорел к свиньям собачьим!
Документы, деньги, что там еще? А, телефон! Распихать по карманам. Теперь - к балкону.
Открыть дверь никак не удавалось: шпингалет заело, и пальцы бессильно скользили по железке. В оконной раме торчали кривые осколки: хоть вытаскивай, хоть так лезть - по-любому изрежешься. Вот дерьмо! Зря разбил, при пожаре надо перекрыть огню доступ к кислороду. У-у, бестолочь, не сообразил! Делаешь, потом думаешь. А статейки, значит, писал. Я остервенело дергал ручку. Шпенек наконец поддался, поехал вниз.


4. Олег

Пал Палыч, здоровяк каких поискать, втиснулся в дверной проем. Не вошел, а именно втиснулся - с его-то комплекцией можно рельсы кренделем завязывать. И голову нагнул, чтоб не стукнуться о притолоку. Камуфляж расстегнут, в руках - краги.
- Тут, Олег? - прогудел. На лбу залегли складки, и перчатки тискает, аж вены взбухли. Лицо мертвенно-спокойное, тяжелое. Нехорошее лицо.
Я привстал. Да неужто опять? И не лето ведь - апрель на дворе. Вот тебе, бабка, и Юрьев день - традиционное пожелание спокойных дежурств и сухих рукавов редко сбывается.
Начальник, увидев жену, насупил брови.
- Здрасте, - кивнул. В рыжей короткой бородке запутался солнечный зайчик, высветил серебряные нити. Наши бород не носят: спалишь запросто. А маску надевать? - одно мучение. Но Палычу, упрямцу, всё нипочем. А виски у него... эх. И от возраста, и от боли - своей и чужой.
Машка вскочила, загораживая подступы. Черт бы ее... Прямо наседка над цыпленком. Мать-героиня.
- Что, с ума сбрендили? Он же под капельницей! Два дня постельного режима!
За спиной Палыча переминались с ноги на ногу Андрей и Петр, тоже крупные, широкие в плечах - готовые к выезду.
- Горим, - сказал Палыч, глядя поверх Машки: она ему до груди едва доставала. Я приподнял руку с капельницей, в перевернутой бутылке оставалась четверть желтоватого раствора.
- Эти пожары как грибы после дождя! - завопила жена. - И везде - Олег!
- Ориентировочно взрыв баллона с пропан-бутановой смесью, - начальник ровным тусклым голосом докладывал ситуацию. - В квартирах между шестым и седьмым этажом снесло перекрытия и перегородки, вышибло наружную стену. Разрушения средние: весь подъезд мог взлететь. Еще у какого-то автолюбителя целый склад был - масло, бензин. Вспыхнуло моментально. Как нарочно, рванул стояк с бытовым газом: трубы полопались, огонь вырвался на лестничную клетку и быстро распространился, захватив оба этажа и половину...
- Слышь, Олег, по-серьезному горим! - Андрей, молодой, запальчивый, шумно сглотнул. - Жилой дом, многоквартирный. Сколько мы без тебя вытащим?
- Да вы что? Соображаете вообще?! Он с прошлого раза не оклемался! - Супруга раскраснелась, потрясая сжатыми в кулачки руками, наступала на Палыча.
Я попытался схватить ее за край юбки, но не успел.
- Хватит, Маш, я нормально себя чувствую. Просто режим...
Она подпрыгивала перед начальником, точно моська перед слоном.
- Третий номер, - пробасил Петр. - Дежурные расчеты высланы, скорая подъезжает, милиция. Двадцать четыре машины отрядили, плюс мы. Девять этажей, елки-палки! Ни хрена себе свечка! Ты думай, Олег, крепко думай.
- Мы-то одни - тьфу, ноль без палочки! - выкрикнул Андрей.
Это он, конечно, преувеличил. Но что правда, то правда - бойцы спецотделения, цель которых не тушить, а спасать, не лезут вглубь, в ревущий ад, где обваливаются перекрытия и рушатся стены. Бесполезно. Им, вооруженным и защищенным не лучше рядовых пожарных, не продержаться в огненной стихии и нескольких минут. В ад спускаюсь я - Феникс.
- Молчи, - одернул его Палыч. - Олег, без тебя туго придется, сам понимаешь: три этажа в огне, плотное задымление. Дом шестьсот шестой серии, с пустотными перекрытиями. Боюсь, жертв много будет, не дай бог, до крыши полыхнет. Расчеты в пробках стоят: дачники с утра на огороды свои будто лемминги мигрируют. И сообщили поздно. Нам твоя помощь - позарез! Ты как, в порядке? Выздоровел? - он с надеждой смотрел на меня.
- Ничего не выздоровел! - окрысилась жена. - В реанимацию бы еще приперлись, ума хватит!
Командир уперся взглядом в стоящую напротив - руки в бока, брови нахмурены - Машку. Светлые, почти прозрачные глаза смотрели не мигая. От крыльев носа к уголкам рта пролегли жесткие складки, бородка топорщилась - шерстью на собачьем загривке. Когда Палыч бывает зол и разносит сотрудников в пух и прах, глаза его становятся двумя ледышками, а сам он напоминает великана и истребителя чудовищ Тора. И кресло Палыч не просиживает: дыхательный аппарат за спину, маску на лицо, ствол в руки - и вперед, в самое пекло. Ведет за собой отделение. Это если без меня, со мной - иначе. Но когда я заканчиваю, товарищи продолжают, и командир первым ныряет в огненную круговерть. На поясе - пожарный топорик, карабин; из ствола брызжет тугая струя воды. Сзади толстыми змеями пульсируют под давлением напорные рукава. Чем не громовержец со своим боевым молотом?
Жена невольно отступила, но, пересилив себя и, видимо, специально накручивая, взвизгнула:
- Никуда он не пойдет! Два дня лежать надо. Олежка, да скажи им! Или я врача позову? Он объяснит, втолкует этим...
- Позови.
Сосредоточенно кивнув, Машка выбежала из палаты. Палыч сник.
- Ты че! - Андрей подвинул начальника. - Нам на точке нужно быть, вся газовка давно там, а мы - к тебе! Время теряем. А ты! Да я тебе щас!..
- Молчи, он лучше знает. - Палыч поймал вспылившего молодца за локоть. - Пойдем, огонь ждать не станет.
Обернулся на полпути:
- Поправляйся, - бросил хмуро.
Я чуть зубами не заскрипел: третий - повышенный! - номер вызова, газодымозащитники на месте, операция по тушению уже началась, а мое звено - мое, Палыч формальный руководитель, - делает крюк и едет в больницу, рискуя тем, что за опоздание им здорово намылят шею. Да и служебное расследование... Но командир прав - без меня "спец" превращается в обычное отделение. Ни выучки у меня, как у Палыча, ни богатого опыта, даже образование заочное, и синий диплом института противопожарной службы получен год назад. Я не профи, но отделение сформировано под меня. Когда я работаю - все они на подхвате. И дело тут не в квалификации.
- Ребята, подождите, - я сел, осторожно выдернул иглу из вены. - Одежда за дверью, бросьте кто-нибудь.
- Вот это правильно! - обрадовался Андрей. - Боёвка твоя в машине. Собирайся.
Петр сгреб с вешалки джинсы и рубашку, свитер - кинул на кровать.
Преодолев слабость и ругая непослушные пуговицы, я оделся. Стоило начать двигаться, как закружилась голова.
- Молодец! - Андрей хлопнул меня по плечу. Я пошатнулся и схватился за спинку кровати, перед глазами поплыли сверкающие точки; в ушах звенело.
- Эй, полегче, - начальник оттер самого молодого из команды в сторону. - Видишь, чумной.
За дверью застучали каблучки, и в палату, таща за собой встрепанного, с очками набекрень, доктора, вбежала Машка.
- Олежка! - закричала, мгновенно сообразив, что к чему.
- Вы что? Что вы?! - Врач, поправляя очки, пробивался ко мне между вставшими в проходе Палычем и Андреем. - Олег, вам нельзя! Курс реабилитации не закончен, ваше якобы улучшение - обманчиво. Лечение следует довести до конца! Непременно.
- Знаю, - оборвал его. - Вколите что-нибудь ядреное, а вечером я вернусь, обещаю. Ну, или принесут, - пошутил через силу. - И проваляюсь хоть неделю.
- Не смейте! - завизжала Машка, кидаясь на дежурного врача, но Палыч легонько придержал ее за плечи. Жена билась в руках начальника, как синичка у кошки в лапах. - Не пущу! Не пущу! - кричала, заливаясь слезами.
Евгений Иванович с сомнением глядел на меня, мялся, теребил ворот халата.
- Что, бумагу подписать? Под свою ответственность и так далее? Давайте.
- Олег, вы не понимаете. Нужно строго соблюдать режим, иначе...
- Слушай, дядя! - грубо перебил Андрей. - На Ленинском высотка горит! Там народу - тьма!
Доктор побледнел.
- На Ленинском? Какой дом?!
- Коли ему чего надо. Быстро! - Петр развернул врача и толкнул в коридор. - Бегом!


5. Дети

- Вылазь! Да вылезай же! - звал охрипший от дыма Игорь. Брат под столом плакал и мотал головой, забившись к самой батарее.
- Глупый, нужно спрятаться! Я читал! Нос и рот тряпками обмотать. Ну! Иди сюда! - Игорь махал перед носом карапуза полотенцем, но Лешка только размазывал слезы, часто-часто моргая.
Игорь опустил руки: вытащить брата силком не получится, известно по опыту - уцепится за ножки, да еще брыкаться начнет. Мама и то не всегда могла оторвать Лешку!
- Я маме пожалуюсь! - в отчаянии заорал Игорь. - Она тебя заругает! Понял? И отшлепает. Потому что я старший, и меня надо слушаться.
- Не, не! - Лешка заревел в голос и подполз к брату. - Я буду...
- Так-то, - сказал Игорь, накручивая ему на лицо мокрое полотенце. Получилось неважно - криво-косо, концы болтаются, того и гляди сползет. Зато Лешка успокоился, даже обрадовался чему-то. Уставился на брата, как бы спрашивая: "А дальше?" На светлых ресницах повисли слезинки.
Отведя братишку в ванную и усадив под раковину, Игорь вернулся за покрывалом. В комнате почти ничего не было видно от дыма; мальчишка на ощупь сдернул покрывало с кровати и побежал в ванную. Заперев дверь, сел на корточки и принялся запихивать ткань под низ, затыкая щель. А после - облил водой.
- Ну вот, - Игорь нырнул под раковину, обнял Лешку, притягивая к себе. - Теперь будем ждать маму.


6. Олег

У крыльца, игнорируя правила, ждала "Газель" - автомобиль быстрого реагирования, маневренный, с форсированным движком, самое то для нашей группы. Палыч, видать, нутром чуял - соглашусь, иначе б отправились на машине ГДЗС1. Пока я "в лёжке", отделение выполняет уставные обязанности.
Палыч и Андрей запрыгнули в салон, где сидел Генка; мне помог забраться Петр. Я втиснулся между Палычем и Генкой, одно место напротив пустовало. Костя, водитель и по совместительству медик, включил мигалку и, ударив по газам, выехал со двора. За территорией больницы добавил сирену.
Сердце тяжело ухало, подскакивая литым, резиновым мячиком; колени дрожали. Спокойнее, Олег, нервничать будешь завтра, в койке. Соберись.
Ребята по очереди надевали боёвку. Разумеется, боевую одежду полагается надевать в части, но... запах гари - то еще удовольствие. От него не избавиться: стирай не стирай - пропитывает насквозь.
- А Шурик где?
Андрей с Петром развалились на сидении, насколько позволяло пространство. Обычно они теснились там втроем.
- Да где-то, - зло бормотнул Палыч. - Не о том думаешь. На такую зарплату и я бы ушел!
- Что, правда? - На веснушчатом круглом лице Андрея проступило удивление.
- А вот хрен! - начальник сунул под нос Андрею кулак.
- Шестьсот шестая серия. - Генка катал желваки на скулах. - Пустотные перекрытия... огонь вылезет, где угодно.
- Опять дурость чья-то! - багровея, рявкнул Петр. - Дачники хреновы! Газовые баллоны в квартиры тащат. У него утечка, а он, сука, не чует! Надрался в хлам - и в кровать с сигаретой! А сосед-недоумок бензин в кладовке хранит!
- Заткнитесь все! - не выдержал Палыч.
Спустя две-три минуты машина вырулила на проспект.
- Поднажми, - велел начальник. - Время.
Костя, и до того гнавший не слабо, кивнул, вдавливая педаль до упора. Двигатель взревел не хуже разъяренного тигра, но за воем сирены его почти не было слышно.
Я молчал, копил злость, чувствуя, как отступает проклятая слабость, как в груди ходит туда-сюда поршень сердца: электрический импульс в ткани миокарда, сжатие - систола предсердий, пауза, систола желудочков. Давление возрастает. Открываются клапаны легочного ствола и аорты: выброс крови. И расслабление - диастола.
Выучить новые понятия и термины нетрудно: кроме бесед с врачами заняться в больнице нечем.
Ритм сокращений повышается, увеличиваются сила и частота. Я готовлюсь к встрече с огнем.
- Чего бледный как смерть? Перетрухал, что ли? - Генка ткнул меня в бок. - Мамку позвать? У-у, малохольный!
Палыч, Андрей и Петр, недолго думая, присоединились.
- Размазня!
- Слюнтяй!
- Заячья душонка!
Они выкрикивали оскорбления мне в лицо. Издевались, как могли. Я опешил: обида комом встала в горле. Наконец сообразил.
- Решили старое помянуть? - криво ухмыльнулся. - А если глаз вон?
- Ну... - Генка пожал плечами. - У тебя ж срок не подошел. Мы тебя, считай, готовим. Настраиваем. Вдруг что не так? Вдруг не сможешь, а?
- Смогу, - буркнул я. - Не боись.
На первых порах, как Палыч устроил меня в часть, у нас был особый, известный лишь посвященным ритуал: меня дразнили. Доводили до красного каления. До бешенства и желания набить морду.
На каждом боевом выезде. Каждом выходе. Каждом задании.
Я сам попросил об этом. Так было легче.

    1 ГДЗС - газодымозащитная служба.
    [назад]

Мы ехали через весь Ленинский, иногда вылетая на встречку и напрочь игнорируя светофоры. "Газель" зверски подкидывало, но КИПы2 и пожарно-техническое вооружение, закрепленное в отсеках, держались точно влитые. Ничего не гремело, хотя трясло просто адски. Костя гнал как сумасшедший, точно пилот болида на Формуле-1. Истошно ревела сирена, автомобили так и шарахались в стороны.
- Дорогу, идиоты! - Костя матерился злым шепотом. Палыч напряженно сжимал рацию, все прислушивались к сообщениям диспетчера.
- ...пока не удалось локализовать пожар. Огонь перебросился выше - на девятый, на восьмом пламя вырывается из окон. Горит преимущественно со двора. Верхние этажи отрезаны: огонь на лестнице в обоих подъездах. Дым идет завесой. Лестничный пролет второго подъезда завален обломками, расчистить невозможно. Жильцы снизу покинули квартиры, эвакуация с горящих этажей затруднена. К зданию направлен коленчатый подъемник и поисково-спасательные отряды.
Палыч отрубил общую связь и по мобильнику связался с начальником караула нашей части.
- Сколько народу в доме?
- Хватает! Суббота же: спали они.
- А внутри?
- Не знаю. Четыре звена газовки ушли на разведку, пока шестой зачерняют3. Где взрыв был - там вообще кошмар: огонь стеной прет! Наверх не пробиться - завал! С автолестниц работаем.
- Кто старший РТП4? - спросил Палыч.
- Демидов. Скоро вы?!
- Подъезжаем.
Начальник отключил телефон.
- Плохи дела. Раз сам на объект прие... - окинул нас суровым взглядом. - Чего кривитесь? Демидов толковый мужик. Ну, грубоват, что с того?
Ну, полковника Ефремова из управления подсидел, подумал я. На пенсию раньше срока отправил. Что с того? Петр с Генкой отмолчались; Андрей по молодости был не в курсе.
- Быстрее, Костя! - попросил хмурый Палыч, но водила выжимал из "Газели" максимум. К счастью, обычный для субботы поток дачников, прущих за город, слабел, и мы неслись по Ленинскому без задержек, словно какой-нибудь экспресс. Правда, на перекрестке едва не попали в аварию и только чудом увернулись от одного придурка, который решил, что самый умный - а может, не обратил внимания на сирену - и выскочил наперерез.
Мы дружно чертыхнулись и помянули родственников дегенерата до седьмого колена. "Газель", заметно накренившись, въехала правыми колесами на тротуар. От пронзительного гудка заложило уши, прохожие бросились врассыпную. Костя налег на руль, и, на пару сантиметров разминувшись со столбом, мы помчались дальше.
Дым увидели еще за два квартала.

    2 КИП - кислородный изолирующий противогаз.
    3 Зачернять - заливать огонь водой (пожарный жаргон).
    4 РТП - руководитель тушения пожара.

    [назад]


7. Игорь

На заставленном вдоль и поперек балконе места почти не оставалось: сбоку шаткой пирамидой нависают ящики для рассады, пол загромоздили банки, у перил "красуется" продавленный ортопедический матрас. Давно бы выкинуть, да всё некогда. Из-под матраса торчали сломанные лыжи, заплесневевший кирзовый ботинок и пара струганных досок, которые предназначались для книжных полок. Но времени на полки не хватало, и жена приобрела их в магазине, а доски так и лежали.
Дым окутывал здание ядовитым облаком, но дышалось здесь легче: ветер налетал порывами, относя гарь в сторону. Солнце спряталось, небо набрякло тучами; упали редкие капли. Чуть посвежело, но дождь так и не начался. Холодный воздух отрезвил, привел в чувство. Может, и напрасно: от диких, отчаянных криков мне стало дурно. Наверное, так кричат звери, угодившие в капкан.
Я втиснулся между старой стиральной машиной и заваленной хламом бочкой; от нее, различимый и сейчас, в горьком чаду, шел неприятный кислый дух. Теща под Новый год привезла: тебе, Игорь, квашеная капуста весьма и весьма полезна - витаминчики, минеральные вещества. Кушай. Тьфу, видеть эту капусту не могу! Что морскую, что... Понятно: витамины. Но когда из года в год, через силу - организм требует, Игорь! Давай-ка уж, за маму и за папу. За брата, который тебя дядей зовет и на "вы".
Я неосторожно задел клетку давным-давно умершего хомячка, и она с дребезгом покатилась под ноги. Нервно выругался, стравливая подступившую истерику. Сколько барахла может скопиться у человека за два года! Паника отпускала. Дым из комнаты вытягивало в разбитое окно, но казалось, он не убывает. Зря стекло раскокал, дурак: сильнее ведь разгорится.
Я перегнулся через перила и, закашлявшись, отпрянул: из окон подо мной взвихривались грязно-серые, мутные столбы с оранжевыми сполохами, тут и там мелькали языки пламени. Между шестым и седьмым этажами второго подъезда зиял огромный пролом, оттуда валил жирный дым. Ох и рвануло... Газ?! Из-за таблеток я спал, как убитый. А горит-то!.. Началось на шестом и перекинулось вверх? И везде - огонь, будто разом полыхнуло. Тем, кто внизу, не позавидуешь. Что называется, полный абзац.
Видимость почти никакая. Лишь когда ветер рассеивает хмарь, и в наводнившем воздух пепле образуется просвет, можно различить, что же происходит. От этого становится еще страшнее.
Народ стоял на подоконниках, и на балконах немало - в пижамах, халатах, редко кто в нормальной одежде - все звали на помощь. Махали руками, орали благим матом; задыхаясь, жались к перилам. Совершенно обезумев, карабкались сквозь огонь по водосточной трубе и с визгом, не вытерпев адской боли, отпускали руки... Плач, жалобные вопли и рыдания терзали уши. Слышать их было невыносимо. Какой-то толстяк с седьмого в пылающей одежде сиганул вниз: психика не выдержала. Он предпочел умереть сразу, чем мучиться, сгорая заживо.
В горле першило, по нему словно наждачкой прошлись. Я прижимал полотенце ко рту и старался дышать медленно и неглубоко, хотя голова уже звенела от недостатка кислорода. Ветер усилился, сначала я жадно глотал воздух - про запас, а затем прильнул к ограждению: неистребимая журналистская привычка "быть в курсе", как болезнь.
Во дворе, сверкая проблесковыми маячками, сгрудились пожарные автомобили и спецтехника: две автолестницы, подъемник, машина связи. Красные, квадратные, они напоминали игрушечные. Глупое сравнение в моем положении. Люди - сущие пигмеи, бегают, галдят, матерятся. Однако видно: не бестолково, каждый занят делом.
Тушение развертывалось полным ходом: на автолестницы проложили рукавные линии и заливали огонь на шестом и седьмом этажах. Ввысь, к затянутому тучами небу, взмывали клубы пара. С тех же лестниц снимали людей: маневрировали, подводили к балконам и окнам, выносили на закорках тех, кто не мог двигаться. Кто мог - спускались самостоятельно. Эвакуация шла медленно, за раз не больше одного-двух. Допустимая нагрузка на лестничные колена, чтоб ее.
Там, где было не подъехать, жильцов вытаскивали, используя штурмовки. Цепляли крюком за балконы и поднимались наверх, образуя живую цепочку, по которой и передавали людей. Жуткий акробатический номер, упасть - раз плюнуть. И кто-то действительно сорвался. Не один человек - двое, и третьего за собой утащили. Толпа, скопившаяся за цистернами и гидрантами - ближе не подпускали милиционеры - взвыла от ужаса.
Разворошенный муравейник внизу, а приглядись - четкий порядок. Я знаю: у пожарных на любой случай найдется инструкция. Вдоволь пообщался с начкарами5 и рядовыми бойцами, статьи надо строить на реальных фактах. Всё регламентировано и расписано по буквам, но как рассказывал один тушила с приличным стажем, иногда приходится нарушать устав. Всего предусмотреть нельзя.
Я щурил глаза, выискивая в толпе Серегу Виноградова. Спецкоры и репортеры сновали туда-сюда, целились камерами: общий план, крупный, врачи у "скорых", погорельцы. Где же телевизионщики "Пятого канала"? Не вижу синего микроавтобуса... хотя во-он там, вроде он. Да нет - точно. Успел ли Серега договориться насчет...
С проспекта, завывая сиреной, ворвалась по раздавшемуся коридору красная, с белой полосой на боку "Газель". Визжа покрышками, затормозила рядом со штабным автомобилем, откуда управляли действиями пожарных. Из нее прямо на ходу выскочили двое; в том, что был без шлема и в расстегнутой куртке, я с содроганием узнал Олега. Не узнал даже - далеко больно, шестым чувством определил.
Прибывшие торопились к подъезду: впереди - орел-Николаев. Темно-серые костюмы, ранцы на спине: прямо космонавты. Герои, ма-ать... К ним, прорвавшись сквозь оцепление, устремился молоденький, худой как палка репортер. Договорился Виноградов, успел, отметил я с удовлетворением. Однако Николаев даже не потрудился соблюсти приличия - на глазах у всех, при включенной камере наотмашь рубанул по микрофону, отпихнул беднягу и... исчез. Рослый пожарник, бегущий следом, с угрозой замахнулся на оператора, и вся банда скрылась в подъезде.
Этих парней я изучил как облупленных, статей исписал - не перечесть. А толку? Мерзавец Николаев - супермен, мать его! - как работал, так и продолжает. Спасатель-убийца! Пожалуй, более точного определения не подобрать. Когда, наконец, люди прозреют? Поймут - избавление такой ценой не лучше смерти? Хотя когда огонь жарит пятки, не до раздумий - жить, только бы жить, плевать, что на десять лет меньше! А если на двадцать?! Если теряешь не взрослые годы - детские?! Четверть века, спрессованную в один миг! И вся жизнь исковеркана!..

    5 Начкар - начальник дежурного караула пожарной части.
    [назад]


8. Олег

Во двор залетели на всех парах, развернулись с визгом шин и тормозных колодок, разукрасив асфальт черными полосами. Палыч распахнул дверь и, не дожидаясь, пока "Газель" остановится, выскочил. Я - за ним. Грудь ныла, спину покалывало. До нестерпимого зуда не дойдет, однако свербит и свербит. И не почешешь! В животе копилась пустота, мышцы напряглись, и кровь пульсировала в жилах - часто, тревожно. Повинуясь барабанщику-невидимке, который выстукивал ритм, всё убыстряясь и убыстряясь. Знакомое чувство.
Окружение смазалось, готовясь замереть совсем, замедлиться настолько, что секунды растянутся в минуты, а в пограничной зоне - в недели, месяцы, годы. И наоборот.
Как это ни печально, для кого-то - наоборот. Я не спасаю стариков: кто поручится, сколько им осталось? Только детей и взрослых, не разменявших полувековой рубеж. Крайняя граница - шестьдесят. На меня молятся и осыпают бранью, дарят цветы и плюют вслед. Я - кумир и палач. Что лучше? Мне ничего не нужно, ни славы, ни денег. Мне не стать нормальным, не отказаться от своего бремени. Не смогу, не выдержу. Зная, что в силах помочь, не пройду мимо чужой беды. И - косые, мрачные взгляды, злой шепоток. Ненависть. Иногда - очень редко - признательность.
За что, Господи?! За что-о-о?!!
Отведи чашу сию, от них отведи! Я не могу не спасать! Я не виноват, что они стареют!
Митьку дразнят птенчиком, жена закатывает скандалы. Раньше она была не такой, но ведь любит - я вижу. Наверное, это подвиг - любить выродка.
Куртку застегивал на ходу. Маска противогаза: резина стягивает волосы на затылке. Шлем. Перчатки. Мог бы и не надевать - хоть голышом в огонь. Эффектно? - еще бы! И глупо. Долго не продержусь, и не стоит - ради чего? В доме пыль-грязь-копоть, битое стекло, щепки, арматура. Удушливый дым. И это меньшее зло. Каждый раз - обязательно! - съемка, интервью, досадные вопросы. А этот несчастный? Игорь?! Вечный укор и проклятье, самый "старший" из всех. Не повезло - единственное, что я выдавил, разом превратившись из гордого Феникса в мокрую курицу. Ошарашенные родители молчали. Я зажмурился, надеясь, что мне хорошенько набьют морду. Нет! Они в ступоре глазели на бывшего сына. Бывшего - иначе и не скажешь. Сволочь, тоскливо процедил отец. Мать заплакала. Я отвернулся и, как оплеванный, побрел к машине. В тот раз я вытащил семерых, а после Игоря - уже никого. И родственники погибших не стремились отправить меня за решетку.
Я помнил Игоря, помнил, как он назойливо лез ко мне с микрофоном. Да, этому журналисту я не мог отказать. А он пользовался, внаглую - копал что-то, расследовал, писал обличающие статьи. Взрослый угрюмый мужик, зацикленный на обиде и желании отомстить.
Каким он был ребенком, я почему-то забыл, а других и подавно. Все они слились в одного кошмарного младенца с лицом дряхлого старика. Кое-кто из них докучал мне время от времени, это было неприятно, но терпимо. Я вымученно улыбался и просил прощения, вместо того, чтобы заорать: "Иди к черту, дурак, и наслаждайся жизнью! Если б не я, твой обугленный труп давно закопали на кладбище!" Но я молчал.
Ясно, благодарности они не испытывали. Как и больные гангреной к хирургу, который ампутировал им ногу или руку - спас и сделал инвалидом. Но ведь лучше жить, чем сгореть заживо? Три, четыре, в крайнем случае, надцать лет - велика ли плата? Я снова и снова переживал ядовитые, желчные вопросы.
"Скольким детям вы испортили жизнь? Неужели вас ни разу не мучила совесть?"
Совесть? Да разве у меня есть выбор?!
Наперерез выбежал какой-то зачуханный репортеришка. Вырос грибом-поганкой. У-у, мразь. И где их берут? Я надеялся, что слава "Феникса" - так окрестил меня один высокоученый идиот, а кретины в масс-медиа радостно подхватили - давно растворилась в других популярных скандалах. И право задавать вопросы принадлежит исключительно "крестникам". Каждый раз надеялся. Зря. Репортер бойко затараторил многажды повторенное и говоренное. Оператор, такой же плюгавый, взял нас в прицел камеры. Меня с пеной на губах распинали на столбе общественного мнения. Убогий репертуар журналистов не блистал новизной: вопросы с подковыркой, навешивание ярлыков, ехидный, панибратский тон. Я был сыт этим по горло.
- На Ленинском проспекте горит девятиэтажный жилой дом. - Бледный, с неопрятными длинными волосами, - и впрямь поганка! - репортер загородил мне дорогу и бубнил, не переставая. - И вновь известный спасатель Олег Николаев приехал вызволять людей из огня. Как всегда, он бодр и весел, как всегда, его не тревожат мысли о том, что своими действиями он отбирает у людей годы жизни. Пять, десять, а то и - страшно подумать! - двадцать лет! Вдумайтесь в цифры! Сколько за это время можно было бы сделать! Прочувствовать! Пережить! Но Николаеву всё нипочем, ему плевать на людей, на конкретных людей - он просто и грубо делает свою работу, заявляя, что выполняет долг перед человечеством! А ведь он даже не профессионал. Вместо того чтобы держаться от пожаров подальше и предоставить спасение людей тем, кто действительно в этом разбирается, Николаев упрямо лезет в пекло! Олег, не скажете ли нашим телезрителям...
Я грубо оттолкнул руку с микрофоном - цифра "5" на картонном ободке, - который он сунул мне прямо в нос. Врет и не краснеет: десять и двадцать лет! Любят брать исключения. Конечно, три-пять разве сенсация?! Был бы автомат - пристрелил гниду, хотя... могу и по-другому. Должен понимать, чем рискует. Но знает, подлец, - не трону.
Ритм, звучавший во мне, взвился стремительным броском - аллегро! престо! престиссимо! - и оборвался. Хлопок. Тишина. Так истребитель преодолевает сверхзвуковой барьер. Я "включился". Спустя мгновение вернулись звуки - медленные, журчащие. Лицо щелкопера стало неподвижным: театральная маска с прорезями глаз и рта. Рот закрывался - плавно, тягуче, будто через силу.
Пожарные расчеты снимали людей с шестого этажа: ребята двигались как в замедленной съемке, нехотя шевеля руками. Ускорение нарастало: полураздетые жители замерли, ветер не трепал их одежду; языки огня лениво взметались и опадали - красивое, гнетущее зрелище. Им нельзя не любоваться, и не ужасаться ему - нельзя. Огонь, многорукое, жадное чудище - враг. И никогда - ни за что! - не станет другом. Никому, слышите? Нельзя приручить врага, только уничтожить.
Ученый болван зря назвал меня Фениксом - я ненавижу огонь и боюсь его. Боюсь, что когда-нибудь... Но об этом лучше не думать. По крайней мере, сейчас.
Я "ускорился" - раз этак в пятнадцать. Стометровку за секунду? Без проблем! Правда, если бегом. Время привычно остановилось: моментальная фотография, стоп-кадр, на котором движется лишь один персонаж - я. На самом деле всё гораздо хитрее: я не ускоряюсь физически, организм работает по-прежнему, но вокруг возникает слой быстрого времени. Эллипсоид, полтора на два с половиной метра - это, если измерять снаружи. Изнутри он больше, что связано с умельчением кванта действия h.
Когда-то я пытался разобраться в дебрях физики, осилить мудреные формулы, теории и постулаты, но сколько ни корпел над учебниками, вынес только одно: мой случай - прямое доказательство существования неоднородного пространства-времени и изменения кванта действия, иначе - постоянной Планка, которая вовсе не постоянна.
Переход "оттуда - сюда" напоминает пробой. Напряжение копится, копится и... Эмоциональный накал, стресс, вызванный внешними факторами, искусственно - медпрепаратами, либо усилием воли - вот спусковые крючки. Курок взведен, боёк ударяет по капсюлю: ударная волна расширяющихся газов. Взрыв! Пулю выбрасывает из ствола. Будто продавливаешь упругую мембрану... Сопротивление велико, но ты упорно давишь, давишь, и оно резко падает. Ты - в другом временном потоке.
На меня это никак не влияет - я встроен в систему, движусь и существую вместе с ней, ее процессы подчинены тем же законам, что и в изначальной. Ускорение - лишь разница между потоками. Мир вне быстрого слоя я воспринимаю как статичный: замершее, сонное царство. Для наблюдателей же я смазываюсь в мелькающую тень. Субъективное ощущение времени, мое и их, - одинаково. Но если сравнить объективное... вспомните, пусть они и не к месту, релятивистские эффекты.
По идее, размеры и масса - если наблюдать со стороны - должны уменьшаться пропорционально большему количеству времени, но что-то теория не срастается с практикой.
Еще менее понятно, как это вообще достижимо. Путаные объяснения медиков и ученых маловразумительны. Якобы мутировавший ген переключает гипофиз в иной режим работы. Его средняя доля начинает в избыточном количестве вырабатывать гормон... э-э... трудно запомнить заковыристые латинские названия. Вдобавок, происходит изменение гипоталамуса, что отражается на нейросекреции и в итоге - на функционировании задней доли гипофиза. Физиологическое значение комплекса образующихся гормонов исследователям пока неясно. Однако, без сомнений, они действуют на нервную систему и получается... Далее, чтобы не впадать в антинаучную ересь, доктора и профессора разводили руками. Мол, при нынешнем уровне науки обосновать нереально. Работает ведь? Что еще?
Не знаю, не знаю. Химия, конечно, влияет на физику, но чтобы так?


9. Игорь

На балконах девятого этажа - никого, один я такой невезучий. Нет бы к теще поехать или прекратить глотать снотворное. Глядишь, и удрал бы, пока не разгорелось. Я до рези в глазах всматривался вниз, гадая, как скоро сюда доберутся пожарные.
- Эй! - размахивал руками, стараясь привлечь внимание.
Как назло, одна автолестница стояла на углу, а другая - у второго подъезда. Подъехать ближе мешали деревья, и ряд квартир с правой стороны дома выпал из опеки пожарных, пусть и на время. Мне вообще редко везло, а по-крупному так вообще однажды.
Ждать, когда в комнате уже трещит, пожирая обои, огонь, было невыносимо. Накатило хорошо знакомое чувство беспомощности, осознание безвыходности. Сделать ничего нельзя, и единственное, что от тебя требуется - положиться на кого-то, отдать решение в чужие руки. От этих людей будет зависеть твоя судьба, и ты слепо подчинишься. Выбора нет.
Неприятное, скользкое ощущение. Оно поселилось в груди еще с интерната и долго, долго не уходило. До того самого дня, до их встречи.
Предаваться воспоминаниям на пожаре дело, конечно, важное и нужное - шепнул язвительный внутренний голос. Иди к черту! - огрызнулся я.

Районная соцслужба на Стачек восемнадцать, третий подъезд, четвертый этаж. Я часто бывал здесь - на приеме у специалиста. Учеба в университете близилась к концу, и Татьяну Матвеевну очень заботило, куда я устроюсь. Пожилая добрая тетка - пиджак на груди едва сходится, в детстве на такой хорошо плакать - Татьяна обзванивала биржи труда и носилась по знакомым, бездетным, как и она, одиноким старушкам, которым не на кого излить таящиеся в душе запасы нежности.
Я вышел покурить: болтовня Кокиной утомляла. Обитая коричневым дерматином дверь тяжело хлопнула, подтолкнула в спину. Слишком мощная пружина. Для меня. Ничего, как говорят врачи: тренировки и еще раз тренировки. Провались оно всё. Я щелкнул зажигалкой, затянулся; пряный дымок щекотал горло. Мне нельзя курить, и поэтому я курю. Назло.
Шаги по лестнице - легкие, будто идет кто-то невесомый: фея или... На площадку поднялась девушка, болезненно-хрупкая, с короткими светлыми волосами. Я угадал - фея.
- Мужчина, не подскажете, где отдел социальной помощи?..
Сигарета в пальцах дрогнула. Это мне? Я - мужчина?
- Сюда, - внезапно охрипнув, я шагнул в коридор, открыл дверь и придерживал, пока девушка входила. Силенок-то у меня побольше будет.
- Спасибо, - она смутилась, опустила взгляд. Влажный блеск глаз, бесцветные ресницы, бледная кожа. Фея.
Я глядел вслед, сигарета тлела, обжигая пальцы; к потолку в желтоватых разводах вилась струйка дыма. Наконец, очнувшись, отпустил дверь. Выбросил окурок в жестяную банку из-под кофе, стоящую возле перил. Рука дрожала, и пепел упал на кафельную, невнятно-бурого цвета плитку. В обе стороны тянулся коридор: выкрашенные унылым казенным колером стены - то ли оливковый, то ли грязно-зеленый, на полу не хватает квадратов линолеума.
В комнате, за дверью с табличкой "Кокина, ведущий специалист" журчал голос Татьяны Матвеевны. Полностью не разобрать, но из отдельных слов ясно - речь обо мне. "Талантливый мальчик... есть опыт... да вы поговорите... курит на площадке" - прозвучало в довершение. Скрипнул отодвигаемый стул, к двери зацокали каблучки. Я напрягся.
Девушка вышла; мы встретилась взглядами, и я первый отвел глаза. Она осмотрелась.
- Мальчик? - пробормотала удивленно. - Вы мальчика не...
Сердце бухало паровым молотом - а кто его видел, тот молот? Я до боли сжал кулаки. Девушку нельзя было назвать красивой, даже симпатичной: слишком острый носик, маленький подбородок и тонкие губы, чуть подкрашенные розовой помадой. Розовый ей совершенно не к лицу, подумал я. Чересчур блекло.
Девушка смотрела снизу вверх - беспомощно, по-детски. И ее хрупкость... воздушность... Мне всегда нравились феи.
- Это я, - выдавил, еле ворочая языком. Румянец прилил к щекам, лоб и шея пылали.
- Шутите? - она засмеялась. - Вы такой взрослый, мужественный...
- Это правда я.
Теперь напряглась она. Окинула с головы до ног цепким взглядом, кивнула, протянув руку:
- Нина.
Пожатие было твердым. Куда девалась милая растерянная фея? Из-под мягкой бархатной маски - саблей из ножен - выступили и тут же спрятались острые углы. Но я-то заметил, улыбнулся краешком губ: первое впечатление обманчиво, это я испытал на себе. Мы похожи, вот почему она мне нравится. Я внимательно смотрел на девушку. Не красавица? Ничего подобного! Еще какая!
Нина улыбнулась в ответ. Невинное дитя: изящная, тоненькая, с лучистыми карими глазами, она вызывала жгучую потребность оградить от беды, помочь, защитить. Подставить надежное мужское плечо. Именно тогда я почувствовал, что действительно вырос.
На самом деле я не был ни большим, ни сильным - наоборот, довольно костлявым, несмотря на дополнительные физзанятия, которые исправно посещал в университете. Мускулы нарастил уже потом.
Просто Нина была первой, кто воспринял меня нормальным взрослым человеком. Мужчиной.
- Тогда пойдемте? - она вынула из сумочки удостоверение в красной обложке. - Я из газеты "Комсомольская правда", местный филиал. Мы делаем серию статей о социальных службах.
Так я познакомился с будущей женой и своей нынешней работой.

Нина терпеливо правила мои первые заметки. Я начал с репортажа о монетизации, затем поднял тему бесплатных лекарств, а когда набил руку, свободно писал о любых проблемах. И постепенно, шаг за шагом, подбирался к самому главному и болезненному для меня вопросу. Чтобы не врать о том, чего не знал, я наведался в пожарную часть. И хотя детали не понадобились, фон вышел потрясающим.
Статья, которая принесла мне известность, называлась "Где ты, детство?". Я писал о себе. Как работал воспитателем в интернате, помощником учителя в школе, вожатым в детском лагере... И всегда, везде чувствовал себя чужим. Мне хотелось играть, бегать наперегонки до столовой, гонять с пацанами мяч - не как старшему, но как равному. Своему.
Я писал о том, почему так случилось. Почему от меня отказались родители и только после генетического анализа признали своим ребенком. Почему я, взрослый, юридически считаюсь несовершеннолетним. И почему мной так интересуются медики.
Я писал о "проклятии Феникса".


10. Олег

В подъезде было темно. Сверху, заполняя маленькое пространство, текли струи дыма, в лифтовой шахте гудел огонь. Я включил фонарь и начал подниматься. Мимо распахнутых настежь дверей, мимо пустых квартир; на лестнице - оброненные в спешке вещи, к перилам зацеплены напорные рукава.
Прыгаю через три ступеньки. Пятый. Шестой. Седьмой этаж. Шестой почти выгорел, изнутри его обрабатывают ребята. Удачи.
Мое место - здесь. Две площадки по четыре квартиры. У стены рдеют угли: чье-то бесхозное добро, любят у нас загромождать коридоры рухлядью. Мгновенная оценка ситуации. Налево!
Следом пойдет газовка: на карачках, на пузе - в полный рост не развернуться, мешает температура и задымление - поползут навстречу огню. Как на войне - в атаку. Я не прячусь, шагаю в открытую.
Дым тянулся косматыми прядями, закручивался, как в густой смоле, а дальше - барельефом - вздымалось пламя, охватывая двери, косяки и перегородки. Всё это, гудя, рухнуло к ногам, обращаясь в головешки и рассыпаясь пеплом, едва я приблизился. На границе быстрого слоя и внешней среды из-за неоднородности возникают чудовищные флуктуации, темпоральный градиент круто растет, и процессы ускоряются не то что в разы - неимоверно.
Я иду сквозь огонь. Безболезненно. Беспрепятственно.
Теперь понятно, почему меня называют Фениксом?
По вмиг истлевшему паркету я забежал в квартиру. Обыскал: многие прячутся - в шкаф, ванну, под кровать. Первая, вторая... Никого. И здесь никого. Люди успели уйти или выбрались на балконы.
Счастливчики, горько усмехнулся я. Вам не грозит стремительный, преждевременный износ организма, сверхнагрузки и потеря энергии из-за контакта с границей слоя. Я не спасу вас.
Я не работаю на легких объектах, где справятся и без "птички". Птичка, ха! Голову бы отвернул тому, кто это придумал. Не работаю на сложных - там справятся. Проявляя чудеса героизма и силы духа - справятся. Без меня.
Я работаю там, где не выдерживает никто.
И одна из главных задач - как можно быстрее подобраться к человеку, сграбастать в охапку и отволочь в руки медиков.
В четвертой квартире, поодаль от горящего дивана, валялся без сознания мужчина лет тридцати: одежда и волосы тлели, лицо покраснело от жара, вздулось волдырями. Но я этот жар не чувствовал, лишь видел признаки. На границе темпорального слоя воздух успевал охладиться, так что я пребывал в весьма комфортных условиях, разгуливая среди пламени, будто в скафандре высшей защиты. У человека ожог второй степени, который - если не поспешить - в два счета сменится некрозом и обугливанием, а мне - хоть бы хны.
Температура внутри здания сравнительно мала, опасность представляют дым, открытый огонь, высокая концентрация углекислого газа и токсичной дряни. Если вовремя не локализовать пожар, температура достигнет восьмисот-девятисот градусов, и спасать кого-либо уже не придется.
Вытаскивать людей нужно сейчас. Немедленно. Мое преимущество - скорость.
Мебель и вещи цвели алыми протуберанцами. В дыму тучей мошек роились искры, виновницы пробоя - раскаленные частицы сажи через вентиляцию и дыры проникают в помещения. Я взвалил мужчину на плечо. За те секунды, что поднимал - мои секунды! - на лице человека появились новые морщины: в уголках глаз, возле рта, на лбу. Темные волосы поредели, на висках проступила седина. Я не видел этого: в сплошном задымлении не разглядеть. Я знал.
Слой быстрого времени изнутри больше и без труда вместит несколько человек. Был бы Гераклом - так и поступал, но максимум что могу - взять двоих, потоньше да худощавей. Или детей: они легче.
Сжав зубы и стараясь не глядеть на мужчину, я вытащил его из квартиры и спустил на относительно безопасный пятый этаж, где пострадавшего приняли Андрей и Палыч. Генка с Петром дожидались своей очереди. Недолго на самом-то деле: по их часам я летаю вверх-вниз как реактивный. Выше работали два отделения из других расчетов. На шестом было не так жарко, не то что на седьмом.
Я вернулся назад. На второй площадке бесчинствовал огонь: от дверей почти ничего не осталось и без моей помощи. Невольно сторонясь замерших в танце рыжих языков, я шагнул внутрь. Пламя за невидимым кругом двигалось замедленно, вальяжно, будто и не горело бешено, а всего лишь расплывалось по воздуху, облаком в безветренную погоду. И мгновенно вскипало на границе, за доли секунды пожирая всё, до чего могло дотянуться. Время в буферной зоне ускорялось так, что несколько лет спрессовывались в минуту.
И вновь погорельцам "везло" - успели удрать на балконы, где их обязательно снимут. Рано или поздно - снимут. Ну а Феникс спасает безнадежных, тех, к кому не успеют пробиться. Грязная работа - во всех смыслах. Что ж, мне не привыкать. Остались восьмой и девятый. Вперед, птичка!
Подкоптившегося, но крепкого на вид старика я обнаружил в ванной. Выносить пожилых я зарекся после того, как один дед умер у меня на руках. Но этот был не такой уж старый, и я рискнул. Затем подобрал бьющуюся в истерике женщину: она ничего не соображала и металась по кухне, кидаясь на стены, - никак не могла найти выход. Больше на восьмом никого не было.


11. Игорь

Дыхание сбивалось. Судорожно глотая задымленный воздух, давясь и кашляя, я мечтал о горных вершинах, где лежит снег, о чистом и морозном, колючем, живительном... Я никак не мог набрать полную грудь. Высунулся за перила и ловил налетавший ветер, пил про запас. Но ветер грозил иной опасностью - раздувал огонь.
Из подъезда выскочил Николаев - нечеткий, исчезающий силуэт; кометой взрезал пространство. Опять кого-то "спас"! Ход "птички" замедлился, из болида он превратился в смазанное пятно. Отнес к "скорым" мужчину в тлеющей одежде и рухнул на землю: копить силы для следующего рывка. Я бы даже сказал, театрально рухнул. Знаем мы его трюки. Дешевый из тебя актер, Олег Батькович, не возьмут тебя в Мариинку. Так и лежал, не двигаясь: уродливый манекен, грязная клякса на фоне молодой травы.
К нему - вот молодец! - подбежал давешний репортер. Что, попался? Попробуй оттолкни. Заткнуть рот свободной прессе не удастся. Изволь отвечать, сколько лет жизни отобрал сегодня!
Однако репортера прогнал человек в камуфляже и теперь что-то втолковывал Николаеву. От чрезмерного любопытства я высунулся по пояс, не обращая внимания на огонь. А он уже облизывал балкон, развевался на ветру багровым стягом, жег открытые участки кожи.
Надо уходить! Спасаться самостоятельно. Я здесь как между молотом и наковальней. В комнате, словно в горне, ворочалось пламя, и невидимый подмастерье раздувал мехи! Забраться на крышу? Перебежать к торцу здания, где огонь не так силен? Меня заметят и снимут. Сидеть, забившись в угол, и в конце концов получить ожоги третьей или четвертой степени вовсе не хотелось. А если сюда ворвется Николаев?! Я лучше спрыгну и разобьюсь, чем позволю ему приблизиться!
Внизу безутешно, с надрывом закричала женщина. Она вырывалась из рук санитаров и голосила, голосила...
Будто откликаясь, на кухне соседней квартиры лязгнула форточка, распахнулась под напором горячего воздуха. Из нее повалил дым; на подоконник легли оранжевые отсветы. Стекла дребезжали. Громыхнуло - утробно, мощно, и я дернулся как ужаленный - еле слышимый, словно издалека, донесся детский рев. По-настоящему, взахлеб. На меня точно спикировал десяток разъяренных ос. Я присел, закрывая лицо от ядовитых жал, в глазах потемнело. Ситуация донельзя напоминала... А, черт! Николаев вот-вот пойдет на второй круг! Спасать, как же. Взрослые - ерунда, их жизнь давно испорчена, у них, ха-ха, есть выбор. Да или нет. Николаев обязан спросить, если человек в сознании. Правда... никто еще не отказывался. Но ребенок?!
Кто живет в квартире? Хоть убей, не вспомню! Дежурные "здрасте - до свидания - соль не одолжите?", а встретишь в магазине - и не узнаешь. Сколько у них детей, один? Какого возраста? Почему ребенок не догадался выйти на балкон? Взрослых нет дома?
Спину обдало жаром: дым накатывал волнами, частички гари - осиная стая - роились, отблескивая угольно-рдяными брюшками. Полотенце высыхало, и дышать становилось всё труднее.
Что же творится у соседей? Или всё не так плохо? Лаврецкий, не оправдывайся! Ясно, что поджилки трясутся: геройствовать на словах - совсем не то, что на деле. Раз у тебя горит, значит, и там. Стало быть, надо лезть. Достану, потом - на балкон, выберусь на крышу... А если не сумеешь? Погибнете вместе! Тем более... вдруг их двое? Я лихорадочно пытался вспомнить - и не мог. Мысли расползались драной ветошью.
Зачем тебе лезть за детьми? Зачем?! - потому что тогда их спасет Олег! Врагу такого не пожелаю.
Я прикинул расстояние между балконами: прыгнуть не сумею, не спортсмен. Однако допустить, чтобы этот негодяй... Я расшвырял барахло и, поднатужась, выдрал из-под матраса доски. Перекинул на соседний балкон. Чертовски ненадежная опора, но что делать? Поборов страх, я залез на перила.
Мир ухнул в тартарары, под ногами разверзлась пропасть: тянула в себя, засасывала.
Заставив себя не глядеть на землю, я сосредоточился на балконе. Тот был почти пуст, в углу приткнулась кособокая самодельная этажерка, на обшарпанном табурете стоял таз с прищепками, хорошо видными отсюда.
Прикрыв глаза, я ступил на шаткий мостик.
Только не смотри вниз, не смотри... Шажок. Другой. Ме-едленно. Та-ак, молодец. Доски - шампуры громадного мангала - предательски гнулись.
От напряжения я весь взмок. В голове плескались обрывки дурацких мыслей: сорвусь, упаду... если не умру сразу, то... Боязнь шла рядом, окатывая зябкой дрожью, от которой стучали зубы. Жутко хотелось повернуть назад.
Мог бы - влепил себе пощечину. Трус! Слабак!
Прилив злости стряхнул оцепенение. Я будто начал двигаться быстрее... не знаю почему - так казалось.


12. Олег

Сегодня быстрый слой держался недолго - часа полтора по внутреннему времени. Снаружи прошло минут шесть. Я был готов к отключению и последнего из спасенных - мужчину лет уже... сорока - не отдал напарникам, а вынес из подъезда самостоятельно. Чутье не подвело: секундой позже меня выбросило в нормальный, "медленный" поток. Мужчина был с девятого, я не успел обследовать этаж до конца.
Потерявшего сознание человека забрали санитары, а я без сил упал на газон - внезапно, резко начался откат. Дело привычное, однако сегодня пришлось особенно туго. Я действительно устал. Доктор прав: нельзя нарушать режим. Но кто бы спасал людей, попавших в огненную ловушку? Ясно, что друзья-товарищи. Вопрос в том, скольких бы успели.
Даст бог, на девятом никого больше нет, а с нижних я вытащил всех. Остальных снимут с балконов. В голове звенело, перед глазами расплывались цветные пятна. Я с трудом перевернулся на спину, уставившись в низкое свинцовое небо: там бугрились тучи. Или это дым марает облака? Попытался сесть и не смог. Тело отказывается служить, жесты - медленные, неуверенные, как у пьяного, любое движение отдается болью в висках и затылке.
Подбежала толстая докторша, начала щупать пульс.
- Нормально, - просипел я. - Живой.
Она отошла к носилкам для пострадавших; возле "скорых" с распахнутыми дверцами хлопотали врачи, фельдшеры и медсестры. Полураздетых, чумазых от копоти людей в обгоревших лохмотьях отводили, закутав одеялами. Куда - я уже не видел.
Моя группа продолжала работу вместе с отделениями газодымозащитников. Как и всегда.
Что-то худо... наверно, отрублюсь. И в больницу, с сиреной... к доброму доктору Айболиту Ивановичу...
Над головой возник микрофон со знакомой "пятеркой" на ободке и бледное лицо репортера. Оператор за его плечом навел на меня камеру. Оранжевые блики на объективе, рев пожара в стороне. Газодымозащитники борются за людские жизни, а чмо в модном, с искрой, пиджаке красуется перед зрителями.
- И вот, наконец, мы видим героя после работы. Видим, как он отдыхает, развалившись на травке, точно свинья в грязи.
- Пшел вон! - чья-то рука оттащила юнца, исчез и оператор. Я узнал Костин голос. - Плотный огонь на девятом с левого угла дома, - сообщил он, на миг зависнув надо мной. - Посередине и справа - чуть меньше. Но там пусто, ни одного человека. Продолжаем эвакуацию с фасада.
- Уверен? - прохрипел я.
- Судя по внешнему осмотру...
- Внутри, Костя!
- А ты разве не?..
У носилок, а мне показалось - над ухом, раздался женский крик.
- Ребенок, мой ребенок!
И проклятая память отозвалась давним: "Дети, где мои дети?!", тасуя воспоминания, как шулер колоду карт. Я не мог слышать тот отчаянный стон, узнал только со слов Кости. Но подсознание считало иначе: твой приговор, Феникс. Плати!
Утешая женщину, вклинилась пухлая докторша:
- Вы не переживайте, мы всех найдем. Кто у вас, мальчик? девочка?
- Мальчик! - рыдала женщина. - Семь лет...
- Какой этаж?
- Девятый, семьдесят вторая квартира! Первый подъезд.
- Девятый этаж, мальчик, семь лет... - говорила врач в сторону. - Нету? Как нету? Посмотрите в третьей машине! И там нет? Женщина, вы уверены, что ребенок...
- Да, да! Боже, спасите его! - Несчастная бросилась к подъезду; ее перехватили. Горький плач матери рвал душу.
Память, гадина, тотчас выдала ложную картинку. У меня свело скулы, многие так при упоминании лимона кривятся.


13. Игорь

Полотенце, размотавшись, сползло с лица. Хотел поправить и чуть не соскользнул с узкого мостика: доски угрожающе закачались - мир под ногами ходил ходуном. Чувствуя, что падаю, я оттолкнулся и прыгнул вперед и вверх. Уцепился за протянутый на крышу кабель и, с грохотом опрокинув таз, шмякнулся на балкон. Тело взорвалось болью.
Доска проскребла по бетону, улетая вниз, следом - вторая. Звука падения я не услышал, но там закричали. Кое-как поднялся, осмотрелся - вроде цел. Ладони ссадил, да ноет ободранное колено. Ерунда. Подобрал полотенце. Хоть в этом везет: без тряпки - никак.
Пошатываясь, а кренило меня изрядно - непонятно только, с чего? - приник к закопченному окну, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь. Постучал - нет ответа. Дети где-то в глубине квартиры: прячутся, глупые. Так двое или один? Я шарахнул каблуком по балконной двери - рама хрустнула, и дверь слегка приоткрылась. Из щели вырвались мглистые струи. Я ударил снова: дверь распахнулась. Со звоном брызнуло матовое от наполнявшего комнату дыма стекло. Горячий поток выметнулся навстречу, чуть не сбив с ног, - и я уткнулся в пол: поверх длинным языком разворачивалась огненная полоса. Полотенце на лице было едва влажным, но идти назад... отступить? Нет! Прикрыв голову, я на четвереньках ввалился в обжигающее марево.


14. Олег

Превозмогая слабость, я оперся на локоть, сел. За милицейским оцеплением, задрав головы, толпился народ; кто-то громко ахнул, указывая на дом. Я обернулся. На верхотуре, балансируя на узкой доске, с балкона на балкон шел мужчина. Видимость из-за дыма отвратительная, ничего не разобрать, но этаж был... девятым. Окна - прямо над горящим участком восьмого. Девятый и сам уже полыхал, хотя бойцы расчетов старались вовсю.
Что там внутри? Сумеет ли парень вытащить ребенка? Он явно не представляет, во что ввязался!
Человек осторожно продвигался вперед. Люди затаили дыхание.
- Сестра, - я поймал за край халата, пробегавшую медсестру. - Позовите вон того, чернявого, у носилок. Это Константин, наш медик.
- Мы займемся вами, как только закончим с пострадавшими.
Мужчина наверху оступился, потерял равновесие, и толпа вновь ахнула. Но смельчак не растерялся: ласточкой перемахнув перила, он оказался на балконе. Доска соскользнула; кувыркаясь, рухнула вниз. Мужчина вышиб балконную дверь и скрылся в квартире. Черный дым хлынул изнутри фонтаном, огненный факел облизал козырек над балконом, вспузырил лохмотьями битумное покрытие и сник, оставив хлопья сажи.
Да что он творит, кретин! Спровоцировал выброс пламени! Нельзя так резко врываться в помещение: с притоком кислорода тление сменится горением. Сейчас там всё займется, а поблизости ни одной автолестницы!
- Быстро зови Костю! - рявкнул я.
Медсестра ойкнула, прикрыв рот ладонью, и убежала.
- Давай, - убеждал я Костю. - Коли стимулирующее!
- Ты ненормальный! - орал он. - Сердце не выдержит! Посмотри на себя - в гроб краше кладут!
- Да я ходил два раза подряд! И три ходил! Ниче, выдюжу!
- Когда ты ходил?! По молодости!
- Коли, говорю!
- Ты отключился, Олег! Спекся! Я что, слепой?
- Они десять раз задохнутся! - прорычал я. - Что ты меня жалеешь? Их пожалей!
Через минуту я уже сидел, поддерживаемый двумя санитарами, а Костя вкачивал мне гремучую смесь собственного приготовления. Разработал он ее давно, когда я и в самом деле мог вновь ускориться после отключения. Но с тех пор организм изрядно сдал, сердце пошаливало, и между ускорениями требовался всё более длительный отдых. А уж искусственными включениями я не баловался лет пять.
- Только не дури, - сказал Костя. - Я тебя прошу. Без геройства, ладно? У тебя давление и пульс запредельные. С такими в реанимацию отправляют. А ты...
- Да пока кто-нибудь доберется до них, понимаешь?!
- Понимаю, - вздохнул Костя, помогая мне встать.
Голова кружилась, мир звенел, наливаясь яркими, ядовитыми красками, спину драли мурашки, кости ломило и будто выворачивало наизнанку. По телу прокатилась кипящая волна, такая жгучая, что не разобрать - лед или огонь. Я покрылся коркой, и она сдавила меня гигантскими тисками. Зуд стал невыносимым. Я уже готовился умереть, когда обруч, стянувший грудь, лопнул. Взгляд прояснился. Звон ушел, и в мир вернулись прежние цвета.
Я побежал к подъезду - понесся метеором. Насколько меня хватит?
Добраться на девятый и спуститься вниз. Просто? Если бы!

Плохо помню, как это проявилось впервые. Да и не хочу вспоминать: сплошной адреналин, страх, липкая от пота кожа, резкая боль в боку - но остановиться, значит, сдохнуть. И я бегу, бегу, бегу.
Помню, возвращался от Машкиных родителей, к которым заглянул после роддома - обрадовать: мальчик! сын! Засиделся допоздна. До дома недалеко, так что - пешком, по свежему воздуху: остудить бурю эмоций. Чувства хлестали через край. Ощущение: могу своротить горы. Вместо этого свернул в темный проулок. Зря.
Я бегу.
Гулкий топот сзади. Гул крови в висках. Кажется, кровь сейчас хлынет носом, изо рта, из ушей. Я не выдержу, упаду на грязный асфальт и буду корчиться под ударами тяжелых ботинок. "Стой, сука!" Этот голос не вычеркнуть из памяти, не вытравить даже кислотой. Наглый, грубый голос припанкованного юнца. Топот ног. Урод с ножом - впереди. Двое его подельников слегка отстали: сопят, матерятся. Повод ничтожен: не хватало денег на выпивку. Одному я съездил по морде, выбивая гнилые зубы, второй огреб пинок под дых и мычал что-то невразумительное. Ну а третий достал "раскладушку".
В глотку будто залили расплавленный свинец, икры чуть не сводит судорогой, сердце - в клочья! Гонит бешеную волну пульса. Кровь на рукаве: ветровка располосована от локтя до запястья. Рука - тоже. Если б не успел закрыться - ухмылялся бы вспоротым горлом. Круги перед глазами. Красная пелена. Упасть и сдохнуть.
Это было восемь лет назад.
Как дурной, вязкий сон. Бежишь. Всё медленнее и медленнее. Спину обдает жарким дыханием. Силы кончаются. Ты больше не можешь сопротивляться. Ты падаешь...
Тогда, восемь лет назад, я не упал. Я полетел.


15. Игорь

Наклонившись и придерживая полотенце, я пробирался сквозь дым: густые потоки тянулись к балкону, но легче не становилось. От тяги огонь лишь разгорался; захватывая всё новые площади, крался по плинтусам, карабкался по обоям, обугливал паркет и корежил линолеум.
Волосы на голове трещали, дым разъедал глаза, лицо заливало потом, и он тут же высыхал, стягивая кожу черствой коркой. Легкие жгло, будто туда насыпали углей и хорошенько взболтали. Комната дышала жаром - огромная топка! домна! - а не комната. Я наоборот, еле втягивал воздух. Дико болел затылок: кровь пульсировала резкими, аритмичными толчками, отдаваясь в ушах беспощадным прибоем. Утягивала на глубину, не давая выбраться. Следующая волна - твоя! Твоя! Всё, ты труп. Ты утонул...
...встать... хотя бы на корточки... нет... головокружение... тошнота... тьма, тьма... вихри раскаленного песка... я у подножия пирамиды... Вечность снисходительно глядит на ничтожного червяка... задыхаясь, ползу к... ветер стихает...
Я поднялся. Дым стоял плотным туманом, но поодаль, обтекая вязким студнем. Пламя у стены не ярилось - грациозно, мягко изгибалось, меняло формы. Танец его зачаровывал: огонь трепетал золотой бабочкой, складывая и разворачивая свои ослепительные крылья. Подгонял замерший дым, и тот нехотя, неторопливо булькал пузырями.
Глаза пощипывало, но терпимо. Жар едва чувствовался. Я утонул... Умер. Волна достала меня, утащила на дно. Я - посреди грязной болотной жижи. Мертвый... как те "живые мертвецы" из набросков неопубликованной статьи - утрированной, скандально-пафосной, в чем-то демагогической и... правдивой. Жена невзначай увидела исчерканный листок, вчиталась и запретила относить в редакцию. Я спрятал черновик в письменный стол. А потом, чтобы не ругаться с Ниной, отдал неприглядные заметки Виноградову.
Теперь мне чудилось шуршание сминаемой бумаги, тихий треск и выступающие из огня буквы. Они срывались и падали осенними листьями - багряные, желтые, бурые. Складывались в слова.
Игорек, что же ты? Ты зачем одноклассника ударил? И не плачь, боже мой, перестань, пожалуйста! Большой уже, а ревешь... как маленький!
Он меня обзывал дылдой... и еще... и...
Будет, будет. На вот, успокойся.
Прекрати, Лаврецкий! Татьяна Матвеевна, вы же понимаете, так продолжаться не может. Мальчик слишком взрослый, чтобы вписаться в коллектив. Мы отказываемся учить его, на этом настаивают все учителя. Я даже не говорю о постоянных драках, но ведь его постоянно дразнят, высмеивают, и не только одноклассники. Вы должны понять. В классе нездоровая обстановка, уроки вести невозможно. На переменах творится черти что.
Но это уже третья школа. Может, как-нибудь объяснить детям?..
Нет. Забирайте.
Подсознание изволит шутить, растягивая предсмертные секунды в киноаттракцион? Зачем? - прошлое не тревожит меня: я умер. Интересно, скоро начнутся бред и бессмыслица?
Время шло. Требуется актер на роль мужчины в театре абсурда - язвительно проскрипел невидимый конферансье. Ты жив, дуралей! Сварливости ему, то есть - мне, было не занимать. Я очнулся.
Огонь так же плавно колыхался: не резко выброшенным языком хамелеона - ленивой рябью на поверхности озера. Тянул загребущие лапы. Я шагнул к столу и увидел, как впереди, на полках, заставленных разнокалиберными баночками и жестянками, взбурлило пламя. Прыжком набросилось на стенку с книгами, посудой и всяким барахлом, подкатилось к ногам и... обогнув, вцепилось в дотлевающие занавески.
На расстоянии вытянутой руки выгорело всё, я и зажмуриться не успел. Но успел заорать, представив, как вспыхну факелом, как... Рассудок отказывался принимать то, что творилось вокруг. Целый и невредимый, но сильно не в себе, я стоял в огненном кольце.
Бред и бессмыслица? Аттракцион продолжается? Или...


16. Олег

Я на седьмом. Не прыгаю по ступеням, наоборот - сбавил темп. Где ты, молодость, с двумя-тремя повторными ходками? Почему следующая дается стократ труднее? Если б не это, я мог бы на время отключать слой, не причиняя вреда.
Нет, нет и нет. Забудь. Нереально.
Спасибо еще научился входить в нужное состояние. Спасибо "учителям". И тем подонкам с ножом, и...
Второй раз было иначе: похоже, но по-другому. Судьба словно вознамерилась переиграть ситуацию: эй, парень, чего ты удрал? Испугался? Но теперь-то, теперь?! Ну-ка, покажи засранцам, на что способен.
И я показал.
Засранцы, пристававшие к молодой девчонке, не пожелали внять доброму совету - убираться к черту, пока живы-здоровы. Только зло ощерились и, пригнув головы, точно быки на корриде, двинулись ко мне, обходя слева и справа. Я блестяще исполнил роль матадора. Взамен алого плаща-капоте - граница, буферная зона, между временем там и временем здесь.
Откуда им было знать, что...
Откуда мне было знать?! Я и не знал! Надеялся лишь на скорость. А потом, когда понял... и ужаснулся, и... оказалось поздно.
Замените в слове "скорость" две буквы, получится - "старость". Прах. Тлен. Смерть.
Матадор по-испански - убийца. В роли убийцы я был великолепен.
Меня не искали и не судили - никто не запомнил борца за справедливость, заступника сирых и убогих. Никто толком ничего не разглядел и, тем более, не понял. На следующий день в серьезных газетах мелькнула пара заметок, зато желтая пресса разродилась скандальными статьями. Журналисты изощрялись кто во что горазд, сравнивая проходной двор, где "случился инцидент", с бермудским треугольником, рассуждали с умным видом о египетских пирамидах и временных парадоксах. О неведомом и непознанном. Эзотерике, НЛО, психокинезе... И конечно, врали напропалую, пересказывая старые байки и сочиняя новые. Переливали слухи и домыслы из пустого в порожнее.
Меня не судили - я сам осудил себя. Зарекся раз и навсегда. Поклялся, что никогда больше...
И нарушил клятву через месяц.

Горела панелька - длинное унылое здание брежневской застройки. Я вылез раньше своей остановки, хотелось пройти пешком, развеяться - повздорил с начальником на работе и теперь думал: писать увольнительную по собственному или... А жена? ребенок? Я до того погрузился в размышления, что опомнился, только налетев на пенсионера с клюкой, и тут же получил отповедь. Извинения застряли в горле: над крышами поднималось зарево пожара.
Не сразу сообразил: до моего дома - пара кварталов, я вышел раньше! Побежал как угорелый.
Быстрее! Быстрее!
Ускорение пришло само. Ключ прост - взвинченное состояние, выхлест эмоций, шок. Не надо корежить и заставлять себя, терзаться: не получится! не сумеешь! Удалось с первой попытки.
Горела панелька... В окне пятого этажа кричала и заламывала руки женщина в годах. Лицо - будто мелом припорошено, и надрыв в голосе, такой, что мурашки по хребту. У пожарных заело лестницу, по штурмовкам они подниматься не рисковали: огонь полыхал снизу доверху. Вместо подъезда - развороченная груда обломков. Женщину уговаривали прыгать на растянутый тент. А она кричала и кричала...
Огонь поднимался выше, я решил: будь что будет, и рванул в подъезд. Для наблюдателей - рекорд скорости. Для меня - долгие прыжки по вывороченным плитам. Лихорадочное напряжение. Кое-как залез по обрушенной стене на третий этаж, ступил на лестничный пролет и обмер... сверху надвигалось пламя. Всё во мне кричало: назад! назад! Я упрямо шел вперед. Расчет оправдался: пламя не смогло преодолеть буферную зону. Огонь расступился, и страх убрал с горла ледяные пальцы.
Пробравшись в квартиру, я обхватил женщину и вывалился с ней за окно. Тент прогнулся чуть ли не до земли, но его удержали. Ускорение выключилось еще в воздухе.
Она поседела не от переживаний, нет... но состарилась не очень. Морщины я не считал, и так ясно. Спасенную передали врачам, а я поторопился удрать - от докторов, пожарных, ненужных расспросов. Суматоха была порядочная. Вяло ответив на рукопожатие, я увернулся от грузного начальника в форме и заткнул уши, чтобы не слышать слова благодарности. Я не мог смотреть на эту женщину!
Обогнув красный пожарный ЗИЛ, ускорил шаг: затеряюсь в толпе. Среди зевак выделялась кучка журналистов; длинноволосый тип в очках и с папироской в зубах направился ко мне. Чертовы писаки! Сейчас как выпалит на всю улицу: зачем вы сунулись в огонь? почему не пострадали? и одежда... ваша одежда ничуть не обгорела!
Распихивая людей локтями, я побежал назад: там и народу меньше, и репортеров не видно.
- Постой-ка, - на плечо легла тяжелая ладонь. - Быстрый какой.
Я попытался вырваться: куда там.
- Ишь ты, - усмехнулись сзади. - Да не бойся, не съем.
Знакомый голос, такой бас редко встретишь. Обернулся - и впрямь он. Колоритный человек, столкнись раз - запомнишь и поневоле: здоровый что твой медведь, мышцы бугрятся, а ведь не молод. Познакомились мы около года назад на отцовском юбилее, который гуляли в ресторане. За столиком на отшибе сидели двое пожарных: обмывали медаль и лишнюю звездочку на погонах. Когда, слегка захмелев, я пожелал выпить с людьми героической профессии, меня не спровадили - усадили рядом.
- Палыч?
Он меня тоже узнал - пересекались иногда, район-то один, но имя вспомнил не сразу.
- Скорость, говорю, у тебя дай бог каждому. Не уследить. Спринтер, да? Как тебя?.. Олег? Ты кем вообще работаешь? Человек с такой реакцией нам во как пригодится! Не хочешь в пожарные? Ты, считай, тетку спас, мы б не успели.
Я замялся: с работы наверняка уволюсь, а дома Машка с ребенком... Нет! Я не могу! Не вправе!..
Палыч смущение мое углядел и давай напирать: мол, встретимся, поговорим? Завтра вечерком устроит?
Я покачал головой.
- Парень, я не слепой, - сказал он. - Ты из огня целый вышел. Только не ври ничего. Подумай, завтра расскажешь.
Сидели после в баре на Московском. Хорошо сидели, до ночи. Палыч соловьем разливался, в часть звал - спасателем.
- Выбьем тебе штатную единицу в газовке. Подучим. Дыхательный аппарат освоишь, тактику отделения в боевой обстановке. Азы, в общем. Ствол тебе ни к чему, при твоих-то возможностях и перспективы другие. Грузимся с парочкой ребят в АБР, знаешь, что такое? - автомобиль быстрого реагирования. Комплектация минимальная, но достаточная. Есть всё, кроме лестниц: вода, рукава, КИПы. Приняли вызов - и сразу едем. Пока цистерны в пробках стоят, мы дворами, по тротуарам - и на месте. Ты вперед, мы следом.
- Не могу, - твердил я.
- Почему?! - кипятился он. - Двести пятьдесят тысяч гибнет ежегодно! Мы везде не успеваем, а где-то и пройти не можем. Едва пожар за один-бис, случаются жертвы. А уж при больших номерах... Из окон, бывает, выбрасываются не дождавшись. Чего ерепенишься?
Наконец я раскрыл карты.
Палыч оторопел, долго глаза пучил. Но не сдался, по новой накинулся:
- Сам говоришь, стареют ненамного. А в огне - верная смерть! Кроме пожилых и дети есть, и родители их... Поисково-спасательные группы, знаешь, сколько потом находят? Кто под диван забился, кто сознание потерял... эх! Они по-любому покойники! А ты им жизнь подаришь. Ну, минус пару лет, что с того? Да они тебе в ноги кланяться будут! Ясно?
- Не пара, - отбивался я, вспоминая девчонку, за которую заступился, и тех, кого убил. - Насмерть могу.
- А ты аккуратней! - горячился Палыч. Но всё же задумался. - Всех не тягай, - буркнул. - Учить тебя, что ли? Голова на плечах есть. Сообразишь.
В общем, договорились. Палыч меня начальству представил, объяснил, что и как. Народ поудивлялся, поахал, но язык за зубами держал. Скоро и в штат зачислили да на курсы отправили, покатилась новая моя судьба как паровоз по рельсам.
До поры.
Спас я грудничка с мамкой... Понимал - раскроется тайна, но ведь сгорят! Мамке что? - незаметно. А младенец трехгодовалым стал. Что тут началось! Вою в прессе было! По телевизору через день показывали, интервью брали - всю душу вымотали, а она и так болела, разрываясь между "не навреди" и "делай, что должен".
Родители иск подали. Суд разбирался, разбирался и постановил: невиновен. Журналисты продолжали наседать - кто ругал, кто дифирамбы пел; общественное мнение колебалось, и лишь когда сам министр МЧС заступился, в покое оставили. Но прежде бумагу подписать велели, каждый пункт - ограничение, каждый второй - запрет. Правда, намекнули: формальность, куда без нее? Однако имей в виду, могут и спросить - загремишь тогда, Олег, далеко и надолго. Серьезные люди, при чинах, а в итоге: банальный шантаж.
Я их послал и дверью хлопнул. Ничего, проглотили - исследования кому нужны? Мне, что ли? Кто из нас уникум? Способности-то первым делом военных заинтересовали, года два над загадкой бились; ученых с мировым именем я перевидал не счесть сколько, а дело еле сдвинулось. Ну и плюнули наконец, отвязались.
А я как работал, так и...
Девятый этаж. Направо. Первая дверь.


17. Игорь

Умер я или нет, но, оправившись от потрясения, вспомнил: зачем здесь и для чего. Дети! Они не должны попасть в руки Николаеву! Я заглянул под стол, в шифоньер, под кровать и перебрался в соседнюю комнату. Обшарив и ее, нырнул в коридор, осмотрел кухню. Детей не было.
- Где вы?! - крикнул снова.
Двигался на ощупь: дым застилал глаза, в метре уже ничего не видно. В прихожей обнаружился шкаф для одежды, точнее, обугленные доски. Будь это ДСП, давно бы сгорело, а доски еще держались. Жар смазывал очертания, четко виднелся только обведенный пламенем дверной проем.
Обстановка до жути напоминала ад. Натуральная геенна. Пекло. Не хватает лишь чертей с вилами.
Вокруг меня - огненный кокон; пол, потолок, стены с множеством прогаров усеяны рыжими лепестками. Распускаются буйным цветом, когда прохожу рядом, и тотчас увядают, оставляя черные дыры. А мне ничего - ничего! - не делается! Я сошел с ума. Брежу. В коме! В больнице!
Ладно. Пусть. Будем считать, пока жив. Главное - дети.
Где они? В ванной! - пришло озарение. И как мог забыть! Проверь быстрее: дети часто прячутся там. Когда-то и я с братом...
Едва успел сделать шаг, из коридора полез огонь. Испугавшись, я подался назад. На пороге квартиры, в свирепом рыжем шквале выступила объятая пламенем сфера, по ней будто струились потоки лавы. Всё, чего она касалась, сгорало в считанные секунды. Огонь пожирал самое себя и в конце концов отступил, сдался. Нестерпимый блеск погас.
Внутри угадывалась крупная темная фигура. И я понял: это враг, Николаев.
Невыносимо-острое дежа вю: дверь ванной рушится, в смерче искр и дымных струях - размытый силуэт, напоминающий человека, но скорее похож на робота. Черный от копоти, страшный, он...


18. Олег

Меня будто ударили... Даже в мыслях подумать не мог... Ноги подгибались. Чтобы не упасть, оперся на стену. Напротив стоял рожденный пожаром Феникс, за его спиной двумя раскинутыми крыльями бесновалось пламя.
Копия? Отражение?! Фантом?!!
Новый сверхнедочеловек? Кто?!
Он не двигался, смотрел на меня. Я вглядывался в сияние оболочки, границы слоя, и когда огонь утих... Жилец, который побежал за ребенком?! Ты влип, Олег! Ты попал!
Если буферные зоны соприкоснутся, если проникнут дальше... Мы просто убьем друг друга!
Я отступил, он - тоже. И тут я увидел его лицо, на какую-то долю секунды, но отчетливо. Ясно.
Примерещилось! - завопил рассудок. Всё примерещилось! Нет второго Феникса! У тебя перенапряжение и близкая выключка! Ищи ребенка, хватай и уноси ноги!
Хватай и уноси? Как в тот раз? - ухмыльнулось подсознание и заботливо подсунуло мнимо-правдивую картинку. Я не мог это видеть! Полностью - не мог! Валялся на асфальте, раздавленный откатом. И подошел, когда уже...
Твой приговор, Феникс. Плати! - оскалилась память.

...старший, худенький мальчик лет десяти, лежал сверху, закрывая совсем уж мелкого карапуза. Тогда, по неопытности, я растерялся: таскать за раз двоих не доводилось. И поступил чрезвычайно глупо: сначала взял малыша, отодвинув его брата, а затем долго приноравливался, чтобы ловчее подцепить старшего.
Быстро сграбастать на руки и отволочь к медикам? Где там!
И - выключка на носу. Я нервничал и суетился. Еле дотащив обоих, уложил на землю, а сам рухнул как подкошенный. Откат. Сумбур восприятия, вялость, торможение. Люди не ходят, а мелькают, руки взлетают и опускаются... не успеваю заметить. Не двинуться, не шелохнуться, будто застрял в густом сиропе... Скоро пройдет. Отлежаться чуток, и пройдет.
Дальнейшее рассказал Костя. Но из-за странных вывертов подсознания сцена вспоминалась как реально пережитая.
Санитары, поддерживая за локти, вели к "скорой" хилого и бледного молодого человека; он шатался и беспомощно оглядывался. Фельдшер уже выдвигал носилки; выезжая из пазов, те неприятно скрипели.
Врач закончил осмотр еще одного спасенного - ребенка лет восьми-девяти. Кивнул: всё нормально. Забирайте.
Молодая женщина кинулась к мальчугану и, обняв, зарыдала:
- Игорек! Игорек! Боже мой, а Леша!
Мальчик ухватился за нее обеими ручонками. Мать пыталась отодвинуть ребенка, убедиться в целости и невредимости, но сын жался к матери, цепляясь за волосы и одежду. Не давая отодрать себя.
За женщиной сквозь милицию и врачей пробился мужчина.
- Я отец, пропустите! Да пустите же!
Он налетел на меня, когда я-Костя готовился вколоть себе-Олегу стимулирующее для второго захода.
- Где Лешка? - отец ищуще заглянул в глаза. - Младший? Их двое, одиннадцать лет и три года.
Одиннадцать... Я окаменел. Да разве?.. Быть такого не... Санитары укладывали на носилки изможденного, заросшего человека лет тридцати. Шприц вылетел из рук: стеклянные брызги, лужица на асфальте.
- Где Лешка, сволочь?! - заорал отец, тряся Олега.
- Ну ты, - я оттолкнул мужчину. - Руки убери. Он всё равно не понимает, отработал свое. Вон твои дети.
Женщина перестала баюкать ребенка и завыла в голос.
- Лешенька... - повторяла сквозь громкие всхлипывания, целуя сына. Тот сосредоточенно держался за мать одной рукой, сосал палец и молчал. - Игорек...
- Я здесь, мам, - встрепенулся человек на носилках.
- Да лежи ты! - врач придержал его за плечо. - Светочка, колите скорей глюкозу. И вызовите диспетчера: решим, куда отправить. Вряд ли в дежурную больницу.
Глаза спасенного наполнились слезами.
- Мама! - крикнул он, протягивая руки. - Мама!
- Тихо, - шикнула медсестра. - Не дергайся, а то иголку не туда воткну.
Отец недоуменно таращился на "скорую". Повернулся. Лицо бескровное, мертвое. И жилка у виска - синяя, набухшая. Тронь - лопнет.
- Гад! Гад! - хотел ударить очнувшегося Олега, но, увидев мой бешеный взгляд, попятился. Кулаки бессильно разжались, плечи поникли.
- Где младший? - стонал, дергая себя за волосы. - У нее? А Игорь?
Я-Олег не понимал, что ему надо. Кто этот мужчина? И женщина с ребенком... Мать? Гордый - как же, осчастливил! вернул двоих сыновей - подошел родителям. Проследил за их взглядами.
Всё когда-нибудь случается в первый раз. Моя вина, моя беда. Моя работа... Самая крупная ошибка.
Сволочь, сказал отец. Жена плакала.
Совершенно разбитый я побрел назад, к Косте.
Ревущего в голос человека, который звал маму, размазывая слезы по впалым, с полупрозрачной бородкой щекам, уложили в "скорую". Включив сирену, машина уехала.
Позже я узнал, что старшего звали Игорем. Из больницы его так и не забрали.

Призрак Феникса... Игорь... Беги, спасай! И - заново! - на те же грабли! Пусть он тоже станет репортером и придет к тебе, и...
Душу разобрали на части, да так и бросили. Рассыпали в пространстве и времени. Что в углы закатилось, сгинуло, что в щели провалилось, а что лежит еще - теплится. Соберешь ли как было?
Разлад и раздрай. Воюют меж собой вред и долг. Благо поодаль. Ждет. На чьей ты стороне, благо? По-разному бывает.
И нет уж сил, и опускаются руки, и бритвой опасной - по горлу! наискось! - режут воспоминания.
От судьбы не уйдешь: кому суждено быть повешенным, не утонет. То, чего я боялся... Подспудно. Неосознанно. Всегда.
Слой отключился.
Убежать не смогу, не сумею. Поздно. Зверем из засады набросился, валит с ног откат.
Огонь!
...во всей красе и великолепии.


19. Игорь

...обожгла волна ненависти.
- Не смей! - крикнул я, понимая уже, что Николаев не слышит. И не узнаёт.
Каменное изваяние, памятник самому себе, он замер в нелепой позе. Я не стал гадать - отчего и почему, и воспользовался форой, быстро отступив к ванной.
Сверху посыпались горящие обломки антресолей; я инстинктивно прикрылся, но голову задела только пара мелких головешек. И они были холодными! Дверь зияла провалом: обратилась прахом, вспыхнув точно бумажная. Дым, скопившийся внутри, пологом накрывал мальчишку, который скорчился под раковиной. Он не шевелился. Мутные плитки на стене - в сеточке трещин.
Я переступил порог - сдвинутая к углу пластиковая занавеска съежилась и черными каплями стекла в ванную, - взял ребенка подмышки; голова его болталась, как у тряпичной куклы. Без сознания, но живой, просто отравился угарным газом. Я и сам еле держался на ногах. Отдуваясь, выволок мальчишку в коридор. И вовсе он не легкий, как показалось вначале. Правда, в бессознательном состоянии человек тяжелее. Ничего, справлюсь.
На балкон, к воздуху!
Комната переливалась золотым маревом - огонь охватил всё. Но с балкона... Куда? С парнишкой на руках не выберусь!
Он будто еще потяжелел. Я запаниковал. Что на лестнице? Хотя... пламя не причиняет мне вреда. А ребенку? Перехватив его поудобнее, опрометью выбежал из квартиры.
Огонь на площадке лизал стены и вился по перилам, однако посередине оставался узкий проход. Бетон оплыл и словно крошился, чудилось: иду по песку. Нести ребенка было всё труднее, я сдувал набегающие на лоб капли и, чуть не падая, шел, шел, шел...
Пролет за пролетом, ступенька за ступенькой.
На седьмом этаже пламя едва тлело; мглу разрубали мощные лучи фонарей, но и они терялись в завесе дыма и пара. Пожарные со стволами в руках замерли, как и Николаев. Да что с ними такое?! Я скользнул на пятый; вдоль перил, зацепленные крюками, тянулись серые рукава. Воздух ощутимо прохладнее, но дышится с трудом. И ни черта не видно!
Когда я был на первом, лестница под ногами дрогнула, сверху послышался треск - или... показалось? Нет, затрещало снова, гулкий, протяжный вздох разнесся эхом.
Впереди маячило светлое пятно выхода: дверь подперта кирпичом... за ней - деревья, машины. К подъезду торопятся двое пожарных. Торопятся? Бегут, но очень медленно. Я посторонился.
Застывшие у "скорых" врачи. Толпа за оцеплением. Они не двигаются! Никто!
Ребенок на руках шевельнулся, я взглянул на него и... слабость разлилась по телу, превращая в студень, в желе. Меня, как боксера на ринге, послали в нокаут сокрушительным и внезапным ударом. Я очумело тряс головой. Семь, восемь! - грохотал в ушах голос рефери. Девять, десять!
...десять.
...лет.
Мальчишка не тот! Похож на прежнего, но... сильно повзрослел, вытянулся, щеки запали. Темные волосенки, еще недавно коротко остриженные, свисали неряшливыми прядями.
Что это? Отчего? Как?! Неужели...
Я почти выронил свою ношу. Теперь и я?!
Двое в белых халатах... зареванная женщина... чернявый пожарник в форме. Везде люди - слева, справа, впереди. Сейчас они увидят...
Озираясь, я отступил. Если они поймут, что... На меня нацелились дула камер. Развернувшись, я кинулся обратно, промчался мимо подъезда и - дальше! дальше! - за угол дома, во двор следующего...

...в изнеможении прислонился к столбу, ощущая затылком холод металла. Сполз на землю. Где я?.. Зачем я?.. - спросил, поднимая голову к небу. Небо хмурилось, тучи наползали друг на друга, грязные, косматые. На разгоряченный лоб упала капля, заструилась по щеке соленой влагой. Вторая, третья... Начался дождь.
Ветер швырнул в глаза водяную пыль; по тротуару несся, подпрыгивая и пытаясь взлететь, красный пакет. Лоскут пламени, в котором, быть может, остался... враг. Николаев.
Что случилось?.. Почему он...
И почему я?! Я!!!
Мне больше некого обвинять.
Я поднялся.
...по обезлюдевшей улице... навстречу непогоде... упрямо стиснув зубы...
...убийца!
...убийца!!
Мне есть кого обвинять.
Мне есть кого хоронить.
Почему я не сгорел? Почему?..
Дождь хлестал по лицу, волосы слиплись неопрятными сосульками, и за шиворот бежали ледяные струйки.
Дождь... капли... горечь... ненависть. Слезы на щеках. Но глаза сухи. Это дождь, просто дождь.
Глаза сухи. Горечь... ненависть... К себе, к нему.
Чем я жил? Чем мог жить? Чем жил он?
Спасатель? Убийца?! Не суди, и не судим будешь. Когда идет дождь, не видно слёз. Глаза сухи.
Небо плакало вместо меня, вымывало грязь, гарь и ненависть. Оставляя пустоту в душе. Не огромную, но и не маленькую. И пустота эта требовала заполнения.
Я брел, ничего не видя перед собой: по лужам, газонам, на красный свет... Перед глазами отрывистыми, яркими вспышками стробоскопа мелькали дни и годы. Настоящее. Прошлое. Несбывшееся. Мысли разбегались, ни на чем не задерживаясь, звуки улицы слились в невнятный гул. Бесконечные перекрестки, шеренги домов, люди-манекены, марионетки... воздух прошит серебристыми нитями, росчерки капель - автоматной очередью, стаи машин... бензиновая пленка, кипение пузырей... бензин отблескивает радугой, из всех цветов - первые три.
Очнулся на Московском проспекте.
- Иди отсюда! - меня слегка ткнули под ребра. Охранник у дверей супермаркета поигрывал дубинкой. Глянув на чучело в зеркальной витрине, я пригладил встрепанные волосы. Чучело повторило жест. На ладони остались черные разводы.
- Проваливай, - буркнул охранник.
Дождь закончился, накрапывал изредка, и прохожие складывали зонты.
Идти было некуда и незачем. Приютят, обогреют, накормят, но не хочу. Побыть одному... Бродить без цели и смысла. Лучшее на свете одиночество - в толпе. Ты никому ничего не должен, и не должны тебе. Безучастность в обмен на равнодушие.
В кармане запиликал мобильник. Экран был темным, панель оплавилась, но как ни странно, телефон работал. Звонила жена.
- Нина, со мной всё хорошо, родная... - бормотал я как в полусне.
- Боже, Игорь! - рыдала она. - Я уж похоронила тебя! Сережа Виноградов, он сказал... Я звоню, звоню, ты не отвечаешь! Где ты? Что с тобой? Ты жив, какое счастье!
- Успокойся, милая, - шептал я. Прохожие косились на мою вымокшую, с подпалинами, одежду - куртка на голое тело, изгвазданные джинсы - и обходили стороной.
- Я обзвонила все больницы, где разместили пострадавших, а тебя нигде, нигде нет... - всхлипывала она, не веря еще до конца. - Ты где? Я приеду, заберу тебя!
- Нет, не надо, - отговаривал я. - Переночую у друзей.
Видеть людей, говорить с ними я не мог, не хотел. На душе было противно и мерзко. Убийца... палач... Рассудок выталкивал новое знание, цепляясь за старую, прежнюю жизнь. Однако я снова и снова возвращался к осмыслению того, что случилось.
Ветер трепал куцые безлистые кроны, гнал мусор по мостовой, рябил воду в лужах. Шарил за пазухой холодными пальцами и гудел в водосточных трубах. Тучи не спешили расходиться: висели рыхлыми комьями, низкие, давящие. Я бродил по городу и нисколько не мерз. Как долго? Не знаю. В памяти ничего, кроме мучительной пустоты и бесконечных вопросов. С каждым шагом, каждой мыслью я всё глубже погружался в сумрачный омут и до того извел себя, что едва смог вырваться. Трясина чавкнула, отпуская. Зыбь на поверхности, зыбь... Ты на берегу. Не оглядывайся.
...с размаху - по кирпичной стене, разбивая костяшки. Боль отрезвила. Я смотрел на кровь и чувствовал: стало легче. Перестань! Слышишь?! Что угодно - только не думать, не прокручивать в голове, не оценивать. Нужны действия: примитивные, грубые, на уровне рефлексов. Разговор ни о чем, глупые шутки, сигареты, алкоголь. Вливать в себя стопку за стопкой, чтобы хоть ненадолго... Чтобы забыть.
Сотовый щурился бельмом экрана. Кое-как, с третьей попытки удалось набрать номер Виноградова.
- Ты куда пропал, Лаврецкий? - обрадовался он. - Я-то думал: кранты. А жена твоя... Ты Нинке звонил? Ну даешь, везунчик! Переночевать? Не вопрос. Дуй ко мне, буду после обеда. В редакции сейчас буча, ты подожди, лады? Деньги-то на дорогу есть?

Я заявился под вечер. Виноградов работал: перекатывая во рту измусоленную папироску, лихорадочно стучал по клавиатуре; длинная челка спадала на лоб, и он яростно отбрасывал ее каждые две минуты. Дверь была открыта - мне не пришлось тарабанить кулаками и ногами, сбивая чужое вдохновение и беспокоя соседей.
Он настолько увлекся, что не заметил моего прихода. Я присел на диван: в таком состоянии Виноградова лучше не трогать, бесполезно. Закутался в плед, который лежал в изголовье. На улице, под дождем я не мерз, а в теплой квартире - знобило. Продрог так, что зуб на зуб не попадал.
Обнаружив меня, Сергей не удивился.
- Знаешь новость? - заорал вместо приветствия. - Николаев погиб! Готовлю материал.
- Что?.. - выдавил я.
- Погиб, говорю! Вынес ребенка - и назад, за жильцом из соседней... - Виноградов окинул меня подозрительным взглядом.
Я покачал головой.
- Иди в душ, - сказал он. - Ты весь грязный и воняешь, как...
- У тебя есть водка? - спросил я.
- Найдется. Стресс, да? Хочешь снять?
- Нет. Просто выпить. За упокой.

Я проснулся к обеду, на столе валялась записка: "Убежал в редакцию. Найди чего-нибудь в холодильнике. Разогрей. Пива нет. Ключ на гвозде в прихожей".
Вместо завтрака я копался в Серегином архиве, где хранились и мои черновые заметки, наброски неоконченных статей и подборка статей опубликованных. Все - о Николаеве. Я передавал материалы Виноградову, потому что не мог держать их дома, рискуя вконец разругаться с женой. Холостяк Виноградов милостиво сберегал тайны и секреты коллег.
Я выгреб бумаги из секретера, запихал в пакет и, черкнув на прощанье несколько строк, ушел. Разговора по душам я желал меньше всего. По-моему, вчера и так сболтнул лишнего.
На улице было прохладно, но солнечно; тонкие березки с набухшими почками качались на ветру, неуловимо пахло весной. Бабки у подъезда обернулись словно по команде, прострелив взглядами как рентгеном - навылет. Я даже почувствовал ломоту в костях. Бабкам мерещились шпионы, я не стал их разочаровывать: надвинув на лоб Серегину кепку и подняв воротник Серегиного плаща, заторопился к остановке.
С вокзала поехал в пригород, к жене и теще. Разыгрывая перед пассажирами электрички скучающего дачника, лениво переворачивал страницы купленных "в дорогу" газет. Внутри всё кипело.
На первой полосе и в новостных колонках - исключительно вчерашний пожар. Коллажи почти не отличались, разве что размером. Везде огонь, дым и мужественная фигура с хрупким тельцем на руках. Художники будто сговорились: ребенок, двое, девочка-подросток. Дети! дети! дети! Сговорились, гады! Лицо Николаева: фас, профиль, три четверти. Крупные заголовки резали глаза.
"Вынес ребенка - и назад, за жильцом из соседней...". Виноградов, сволочь, зачем ты меня так?! Под дых, и лежачего - ногами.
Кто-то сгорел заживо, погребенный рухнувшими обломками, а кто-то трусливо удрал.
Я не мог читать это! Не мог! Пакет на коленях подпрыгивал, грозя свалиться на заплеванный пол. Я покрепче обхватил его, но как-то неловко - из набитого бумагой чрева на сиденье спланировала пара выцветших листочков. Я поднес их к глазам и охнул.
Отрывки той самой, ядовито-пафосной статьи. Я скомкал листы, но потом развернул и заставил прочесть.
Теперь это твое, Игорь! Твое! Нравится?

"Я мертвец" (исправить название? нет, нормально)
Кого мы называем героем - человека, который отнимает у нас годы жизни? Того, кто выжигает души? Выродка?!
И если огонь не успел [вымарано]
Вот уже семь лет ученые бьются над загадкой Феникса. Отчего с теми, кого вытаскивает из огня Николаев, происходят изменения? Какое воздействие оказывает на них его "аура времени"? И какие непоправимые для психики и физиологии последствия грозят выжившим? Не лучше бы некоторым из "спасенных" было умереть, чем жить так, как они? Несчастным [вымарано]
На протяжении нескольких лет медики Психоневрологического института ведут активную психотерапию [вымарано] Многие страдают посттравматическим неврозом, каждую ночь их изводят ужасные кошмары, в непосильных для психики подробностях воспроизводя трагические события. И никакие Терапевтические беседы и снотворное не приносят ненамного облегчают муки.
Но и день не приносит успокоение. Пострадавших от огня, потерявших в огне близких не сравнить с крестниками Николаева. И не надо. Им, как ни цинично это звучит, - повезло. Те, кого затронуло тлетворное дыхание Феникса, обречены. Они чувствуют себя "живыми мертвецами" - лишними, выключенными из жизни, из общества. Выброшенные на пустынный берег обломки кораблекрушения
[вымарано]
Двое пациентов регулярно задают одни и те же вопросы: "Когда я вижу людей, которые ходят на работу и в кино, бегают в парке, играют, сидят в кафе, дарят цветы любимым, занимаются своими детьми... я не понимаю, зачем это? Что они делают? Почему? Мне кажется, это ненастоящее - плоская картинка с фигурками, как в телевизоре. Разве есть у них вкус к жизни? А у меня? Всё в прошлом. Будущего нет, никаких перспектив. Мне незачем жить".
Невозможность получить ответ вновь и вновь приводит больных к воспоминаниям о катастрофе, приведшей человека к социальной смерти. Картины пожара заново встают перед взором, с ужасной точностью рисуя подробности [вымарано]
Они испытывают сильную, беспричинную тревогу; страх вызывают обыденные вещи и действия. Люди боятся выйти на улицу, очутиться среди толпы. Кто-то, наоборот, подвержен клаустрофобии. Больные отказываются водить автомобиль, работать, выполнять родительские и супружеские обязанности... [вымарано] Тело их еще влачит жалкое существование, но в душе они мертвы. Годы, внезапно вычеркнутые из жизни, не позволяют им воссоединиться с прошлым, осмыслить трагедию и продолжить [вымарано]
Больные Люди теряют себя, безумие коснулось их с той поры
[вымарано]
Они мертвы - так стоило ли их спасать?

Тогда я впервые крупно поссорился с Ниной. Себе - лишь себе! - признался, что перегнул палку. Жене ничего не сказал: разговоров на эту тему мы избегали. Ну а сейчас?
Мертвец, мертвец... Теперь статья явно бы не пользовалась спросом. Впрочем, я не об этом...

Я отсиживался на даче как зверь в логове. Казалось - охотники обложили плотным кольцом, развесив везде красные флажки. Банальная паранойя, убеждал себя. Получалось плохо.
Тема пожарных, вдруг обретя популярность, не сходила со сцены. Ее мусолили и так и этак, и наконец, словно нехотя, оставили в покое. Но подспудное брожение продолжалось: обозреватели и спецкоры что-то подозревали. Нюхом чуяли, кожей, нервами. Их вела профессиональная интуиция, а она редко кого подводит - интуиция, по сути, тот же инстинкт.
И они были правы. Наверное, правы. Голова пухла от раздумий, я не знал, как поступить. Не знал...
Неужели пресса взорвется аршинными заголовками? Действительно? Скоро?! И фотография под ними будет... хотя... Рано говорить об этом.
Нынешние, не выделяясь оригинальностью, все как один были пошлыми, а статьи - скучными, трафаретными. "В огонь!", "Последний долг Феникса", "Николаев-Феникс: смерть героя". От слащаво-пышных некрологов болели зубы.
Обыватели рыдали и, причащаясь к высокому и трагическому, преступно забывали про обратную сторону медали. В давних подшивках можно было разыскать совсем иные публикации - "Гильотина времени", "Палач", "Жернова". Но кому это надо?
Я листал пожелтевшие страницы: чужие статьи, свои - много, целый ворох. А потом раздраженно рвал бумагу в клочки. Вот уже который день мучительно размышляя - что делать. Как жить? Ради чего? И стоит ли вообще жить?
Катил, как Сизиф, глыбу вопросов на вершину ответа. У вершины острая-острая грань - камень не удержать на ней, не оставить посередине. Слишком тяжел. Глыба неминуемо рухнет - на ту или другую сторону. И вполне может придавить меня. Здесь нельзя уклониться. Вопрос задан - отвечай. Или - или.
И я думаю, думаю!.. Чаши весов колеблются.
Да?!
Нет?!!
Чудо или Чудовище?!
Пресса точно взорвется, вскипит бурной полемикой, новыми разоблачениями, черт знает чем еще. Обязательно. Рванет осколочным фугасом, когда - если? - "да" перевесит "нет" и Феникс возродится из пепла.
13.04 - 13.05.07

©  Жаков & bjorn
  
  
 

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"