Белоглазов Артем Ирекович: другие произведения.

Дела давно минувших дней, или Ein, zwei Polizei

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Альтернативная сказка. Чистейшей воды стеб, не более :-) Людям, свято верящим в идеалы коммунизма, монархизма и иже с ними, а также поклонникам русских народных былин, просьба: не читать. Во избежание :-)

 
  
  
Артем Белоглазов
Дела давно минувших дней,
или
Ein, zwei Polizei1

(альтернативная сказка)




Богатырь


Автор заранее извиняется перед теми, кто может посчитать себя оскорбленными в лучших чувствах, но в то же время настаивает на своей - альтернативной - версии событий.


Заколдованный лес.
Десятый день месяца травень 19.. года.
Приблизительно 1430 по-среднесказочному.

Во имя Творца, Единого, Безначального, да пребудет его милость над нами! - Слушайте. Итак...

...Багатур ханской охранки Илай Мурканский брел по заколдованному лесу и тяжко вздыхал. Вокруг, совершенно игнорируя присутствие чужого (в смысле - чужака, чужие совсем не отсюда!), пели, летали и стрекотали различные пичуги. А одна, особо наглая, даже капнула Илаю на темечко. Но наш багатур был очень бдительный и, войдя в состояние боевой пустоты - сатори, сумел увернуться. После чего сокрушил врага фирменной палицей марки "Morg&Stern2" и воскликнул:
- Ах ты волчья сыть, травяной мешок!3 Ты пошто багатура ханского обидеть хотела?
Нет ответа. Тишина. Лишь лениво кружатся в воздухе яркие перья. Остальные пичуги благоразумно затаились в ветвистых кронах и на время притихли.
- Охо-хо, - вздохнул Илай и потопал дальше.


    1 Дела давно минувших дней,
    Преданья старых полицейских...
    Возможно, А. С. Пушкин.
    2 Звездец (возможно, нем.).
    3 Да, да, багатуры именно так и выражались.

    [назад]


Щит-указатель на неведомом перекрестке неведомых дорог.
Десятый день месяца травень 19.. года.
Где-то около 8 часов утра по-среднесказочному.

перекресток семи дорог - вот и я...

- Налево пойдешь - приключений на одно место найдешь, а Валдиса Уленьянена не найдешь, - прочитал по слогам Илай. - Прямо пойдешь - ни хрена не найдешь. Направо пойдешь - в колдовской лес попадешь. Валдиса, скорее всего, не найдешь, а вот коня точно потеряешь.
Багатур задумчиво почесал в затылке, и латная перчатка глухо звякнула о шлем; конь тревожно прядал ушами.
Илай никогда не любил сворачивать с выбранного пути, ни направо, ни, тем более, налево, а пер напролом. Ситуация ему не нравилась. Но "прямо пойдешь - ни хрена не найдешь". Тогда направо: искать приключения Илай не очень-то любил. Увы - не король. А сказка, товарищи (тем более альтернативная), - не баллада. Не "Баллада Короля".

То, что гнало его в поход,
Вперед, как лошадь - плеть,
То, что гнало его в поход,
Искать огонь и смерть,
И сеять гибель каждый раз,
Топтать чужой посев...

М-да... Не король. Ну и что? Впере... то есть направо, за Валдисом!
Сотряслась земля под копытами конскими, подпрыгнуло в небе красно солнышко, а Илай наклонился к конскому уху и прошептал: "Не бойся, Бурушка, никому я тебя в обиду не дам и уж точно - не потеряю".


Некоторые размышления Илая о В. Уленьянене, сделанные в пути.
Восьмой, девятый и десятый дни месяца травень 19.. года.
Время разное.

readme.txt

Однако тот еще жук этот Валдис, думал Мурканский, вспоминая слова нойона Едигея. Ниче, посидит в зиндане - умнее будет. Ишь, умыслил - хана-батюшку свергнуть. А ведь Никол-хан родословную от самого Темучина, понимаешь... Ну стервец, ну зар-раза! На святое грязные лапы распускать?! Поймаю - лапы те грязные вырву и вставлю куда надо, да не туда, где было.
Нойон Едигей строго и вместе с тем по-отечески ласково взглянул на своего лучшего багатура и молвил:
- Ну, Илай, слушай внимательно да запоминай накрепко.
- Что я - Джелмэ-мнемоник?4 - огрызнулся Мурканский, несколько ошарашенный столь срочным вызовом.
- Разговорчики! - прикрикнул Едигей. - Всё, даю вводную.
А брат-то его, брат - гад, террорист Александрис, страшно подумать - покушался... На самого! Эх, семейка гнилая. Отец-учитель чужих детей учил, а своих...
...родом из славного града Симбайска, год рождения тысяча восемьсот такой-то. Уже со студенческих лет занимался подрывной революционной деятельностью. В настоящее время является руководителем запрещенной партии die Gröβe, а также, по агентурным данным, - шпионом кайзера.
Уленьянен Валдис. Если судить по имени и фамилии - так выходец из Прибалтики или Финляндии, а на самом-то деле, спаси Аллах и помилуй, какой-то жидо-чуваш, ярый последователь Маркса и Энгельса. Спутаться с кайзеровской разведкой - надо же! Впрочем, что от таких ждать? Те же Маркс и Энгельс кто? Дойчи, ясен пень! Энгельс, значит, революционный вестник-буревестник5. А Карл Маркс - его дружок закадычный, идейный камрад6. Имя Карл Маркс почему-то вызвало ассоциации с Марком Крассом. Странно, имена вроде похожи, а люди - разные7...
...сбежал из очередной ссылки и собирается нелегально пересечь границу, чтобы с территории иностранного государства руководить подпольной борьбой.


Депеша.
Доставлена в третье отделение собственной Его Ханского Величества канцелярии.
Время получения: девятый день месяца травень 19.. года, 10 ч. 43 мин.

наша служба и опасна и трудна...

Срочно.
Секретно.
Нойону Едигею.

В ответ на ваш запрос Љ 748/22-бис от 8 травеня 19.. года сообщаю:
На границе тучи ходят хмуро, край суровой тишиной объят. На далеком ханском порубежье часовые день и ночь не спят.
Тут бронепоезд не пройдет, и дирижабль не промчится, и тайных троп тут тоже нет - надежно заперта граница.

Кочубей-багатур, нойон погранслужбы. Западный округ.
Девятый день месяца травень 19.. года.



Заколдованный лес.
Десятый день месяца травень 19.. года.
Полдень. По-среднесказочному.

волков бояться - в лес не ходить

- Не шуми, мати зеленая дубравушка,
Не мешай мне, добру молодцу, думу думати.

Илаю было скучно, и он решил спеть что-нибудь. Голос тут же утонул в свисте и щебете. "Ну и ладно, - подумал Илай. - Всё равно у меня слуха нет". А сам - зырк-зырк глазами по сторонам: нет ли какой опасности? не грозит ли кто коню его багатурскому? Ох, не хочется коня потерять, друга верного, сотоварища. Нет, не хочется. А хочется другого совсем, уже час как хочется. До зарезу просто. Ай, мама, лес никак не кончится!
Не выдержал Илай, соскочил на землю, побежал до ветру в кустики. Выходит, глядь - стая Серых волков его Бурушку-Косматушку терзает8. Из волчьих глоток доносились хриплые немузыкальные звуки:

- В темно-синем лесу, где трепещут осины,
И с дубов-колдунов облетает листва,
Волки в полдень коня на поляне месили,
И при этом напевали странные слова:
А нам все равно, а нам все равно,
Не боимся мы ханскую братву...

- У-у, волки позорные! - закричал багатур и бросился к Бурушке на выручку, да поздно уж было... Над трупом, застывшим, кровавым, он голову склонил, сказал: "Спи верный товарищ, хозяин тебя пережил..."
В лесной чащобе тоскливо, с надрывом, выли волки - чуяли падлы, что их теперь ждет.


    8 В этот момент Илая одолели настолько сильные чувства, что вместо "глядь" вполне могло получится... Ну, в общем, вы поняли.
    [назад]


Место: не определено (работает антиследящее заклинание).
Девятый (?) день месяца травень 19.. года.
Время не удается установить даже приблизительно.

в этом глухом поречье забили мы нашу встречу

В. У л е н ь я н е н.  Оставить след в Истории - архиважная задача, товарищи. Надеюсь, мой труд будет замечен и оценен.

Аплодисменты. Уленьянен достает из кармана складной швейцарский ножик с тридцатью четырьмя лезвиями. Слева и справа раздаются нестройные выкрики: "Долой хана!.. Землю - крестьянам!.. Фабрики - рабочим!.." Кто-то визгливо затягивает: "Вставай, проклятьем заклейменный..."

В. У л е н ь я н е н.  Тише, товарищи, тише! Важное Сообщение. (Разворачивает сложенный вчетверо листок. Читает.) Сегодня ночью под мостом поймали Гитлера с хвостом. Пардон, не то. Черт, где же оно? (Растерянно хлопает себя по карманам. Постепенно его лицо вытягивается и бледнеет.) Диверсия, товарищи! Важное Сообщение похищено!

В воздухе повисает молчание.


Разбойничье логово за речкой Смородиной.
Десятый день месяца травень 19.. года.
Час уже довольно поздний. Вечер густеет, как столетнее вино.

говорит попугай попугаю: дай-ка я тебя попугай попугаю

Шел, шел Илай, видит - течет река широкая, бурливая, с камня на камень перекатывается, а за ней - вроде как светится что-то. "Аль костерок горит? - подумал багатур. - И кто это в такой глухомани? Лихие людишки, разбойнички? Хотя, может, и странники мирные, паломники. В святые места идут, понимаешь..."
- Охо-хо, - вздохнул Мурканский. - Бурушка ты Косматушка, друг сердешный, в один скок ты бы эту реку перепрыгнул, а так - самому по камням скакать придется.
Сказано - сделано. Прыгает Илай с камушка на камушек, палицей для равновесия размахивает и орет (от полноты чувств, наверное): "Там вдали за рекой загорались огни, в небе ясном заря догорала!" Вот и берег. Хорошо. А то, что дальше петь (орать) Илай и не знает: две строчки и вспомнилось. Пошел багатур прямо на огонек, и правда - костер это, горит-потрескивает, рядом деревья какие-то (темно, не разглядеть толком). Подошел еще ближе... смотрит и диву дается: сидит на трех дубах, на девяти суках чудище науке орнитологии неизвестное - Попугай-разбойник. Увидал он багатура - засвистел по-соловьиному, зашипел по-змеиному, клювом поганым защелкал да как заорет: "Попка дурак! Попка дурак!"
И впрямь дурак, подумал Мурканский, натянул тугой лук да спустил стрелу каленую, небольшую стрелу, весом в целый пуд. Взвыла тетива, полетела стрела, угодила Попугаю в правый глаз и насмерть чудище зашибла. Залез Илай на дуб, обыскал разбойничью ухоронку, ничего кроме партбилета и двух черствых лепешек не нашел, да вниз спустился. А как спускался - надпись углядел, кривым ножичком вырезанную: "Здесь был Валдис. Хану - хана".
И уверился багатур, что на правильном он пути; слова же поганые, власть позорящие, палицей в щепки разбил (вместе с дубом), обретя тем самым душевное спокойствие.


Важное Сообщение.
Утеряно, либо выкрадено у В. Уленьянена; сейчас валяется в дорожной пыли.
Написано, по-видимому, совсем недавно.

и ныне есть еще пророки...

"Дорогой Валдис, наконец-то можно с полной уверенностью назвать год - 1917. Месяц уточняется, но с вероятностью 65 % могу сказать, что это октябрь".
Далее идут какие-то закорючки и загогулины, отчасти похожие на китайские иероглифы.
Подписи нет.


Горы-косогоры, лес до небес. Почти край света.
Четырнадцатый день месяца травень 19.. года.
Что-то около трех пополудни, и вроде бы, - по-среднесказочному.

Хочешь? Я точно знаю - хочешь. Хочешь - но молчишь.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Степь широка, даль далека, небо синее, солнце красное... Шел Илай по раздольной степи (долго шел) и дошел до Святых гор.
Высоки Святые горы, глубоки их ущелья, страшны пропасти. Не растут там ни березка, ни дуб, ни сосна, ни зеленая трава, а только лес великанский. Там и волк не пробежит, орел не пролетит, муравей не проползет.
Побродил Илай по утесам, приустал немного - лег, палицу под голову положил и задремал. Спит и сквозь сон слышит: гудят горы под чьей-то поступью тяжелой, вздрагивают. Вскочил он, видит: едет багатур выше леса стоячего, выше облака ходячего, стонет под ним земля ханская. Был то Святогор-багатур, бог багатурский.

Ездит старый по Святым горам.
Тут колеблется мать сыра земля,
Осыпаются камни в пропасти,
Выливаются быстры реченьки.

Онемел Илай от изумления, а Святогор ему - ласково так: спрашивай, мол, добрый молодец, чего хочешь. Тот рад бы, да слова вымолвить не может. А Святогор ждет. День ждал, два ждал, наконец не выдержал и говорит: "Ладно, брат-багатур, не могу боле ждать. Вот тебе меч-кладенец, ступай с миром".
И он ушел, унес вопросы, смущая ими божество, но выше этого утеса не видел в мире ничего. (Еще бы он видел! - Святые горы в ханской земле самые высокие, а в других землях Мурканский и не бывал: служба... а она, знаете ли...)


Великие болота.
Восемнадцатый день месяца травень 19.. года.
Раннее среднесказочное утро.

О, дайте мне крылья!

Далеко-далеко на востоке встает солнце. В небе - легкие перистые облачка. Воздух прохладный и чуть сыроватый.
Оставляя на мокрой от росы траве темные следы, к болотам во всю прыть несется В. Уленьянен. Следом за ним, отставая всего на сто сажен и устрашающе размахивая дареным мечом-кладенцом, бешеным вепрем-подранком, издавая нечленораздельные завывания... В общем, за В. Уленьяненом (и тоже во всю прыть) бежит доблестный Илай-багатур.


И л а й  (хрипло). Врешь, не уйдешь!
В. У л е н ь я н е н  (показывая на бегу кукиш). Не кажи гоп, хлопче!

Уленьянен подбегает к болоту, переводит дыхание и неуловимо быстрым движением достает из-за пазухи какой-то сверток. Сверток разворачивается... это половичок-самолет! Секретная компактная модель, опытный образец. Уленьянен садится на него и преспокойно плывет себе над затхлой, заросшей тиной водой, постепенно увеличивая скорость.
Мурканский садит вдогон из лука. Но слишком уж велико расстояние... Стрелы, яростно жужжа, вспарывают ни в чем не повинный воздух и падают на излете в зыбкую топь. Одуревшая от такого количества стрел царевна-лягушка мечется с кочки на кочку, пытаясь схватить хоть одну и падает пронзенная. Мурканский же, осознав всю тщетность усилий, отбрасывает лук и нецензурно ругается, потрясая огромными волосатыми кулачищами.


И л а й  (с ненавистью). Су-ука-а!!!
В. У л е н ь я н е н  (ухмыляясь). Сам такой. Что выкусил? (Делает неприличный жест. ) Пока-пока, легавый!

Мурканский уныло топчется на берегу. Наконец решается, делает осторожный шаг вперед - и тут же проваливается по колено, еще один шаг - и проваливается по пояс. Да, болото не любит чужих. (Как уже отмечалось ранее, чужих - в смысле, чужаков. Чужие-то они известно где!)
Как-то дальше будут развиваться события? Поймает ли Илай Уленьянена? И чем всё кончится?
Поживем - увидим.


Безымянный ручей вблизи Великих болот.
Двадцатый день месяца травень 19.. года.
Примерно 1045 по-среднесказочному.

последний бой - он трудный самый...

Вот и кончились болота проклятые, и можно теперь вдохнуть полной грудью, плечи багатурские расправить, да не ступать осторожно, с опаской, иначе совсем - широко, вольно. И другое радует - Уленьянен-то здесь, никуда не делся: понадеялся на опытный образец, а зря. Зря. Вот мы его, голубчика, ка-а-ак схватим, ка-а-ак доставим куда следует.
Что это? Мурканский даже расплылся в улыбке: беглый Валдис Уленьянен плескался в текущем неподалеку ручье, пытаясь смыть болотную грязь.
Подкрасться незаметно не удалось.
Увидев Илая, Уленьянен с ловкостью опытного фокусника выдернул из козлиной бородки пару-другую волосков, дунул, плюнул и пробормотал что-то вроде: "Трах-тибидох, хурлы-мурлы, курвы-стервы, встань передо мной, как лист перед травой!" Тут же перед ним возник мрачного вида субъект на вороном коне, весь в черном, только на рукаве алела повязка с непонятным жучком-паучком. Да еще была в руке сабелька булатная.
- Du... du heiβt... du heiβt mich9, - сказал субъект.
- Валдис Уленьянен, ты арестован! Сопротивление бесполезно! - выкрикнул Мурканский, чувствуя, что утрачивает контроль над ситуацией.
- Э-э, - чуть скривившись, протянул Уленьянен. - А знаешь ли ты, что битие определяет сознание? - и, повернувшись к черному: - Побей-ка его, братец.
- Die Partei ist unsere Steuermann. Heil!10 - Странный всадник пришпорил коня, и сабля хищно сверкнула в его вытянутой руке.
Вынул тогда Илай черный меч Жизни (меч-кладенец, а черный - потому что грязный; болото, товарищи, - оно кого хошь...), утер с лица жижу болотную, и стали они биться не на жизнь, а до самого game over'a. Взмахнул Илай мечом - и выбил у вражины двадцать хитпоинтов, взмахнул другой - пятнадцати лишил.
- Эх, раз, еще раз, еще много-много раз, - воодушевлено пропел багатур и добавил: - Кайзер капут.
Но враг, подлец, применил эликсир силы и с удвоенной яростью набросился на Илая, топча его копытами конскими да рубя сабелькой вострой. Упал Илай на землю-матушку, лежит, встать не может.
Валдис Уленьянен, глядевший на бой в бинокль с безопасного расстояния, удовлетворенно потер ладошки и подумал: "Надо будет написать книгу воспоминаний. Пожалуй, я назову ее "Моя борьба". Это будет супербестселлер... - Он сладко зажмурился, представляя грядущий успех и толпы поклонников. - Однако пора сваливать. Сколько там до деревни? А-а, без разницы - километром больше, километром меньше. Главное, чтобы всё было готово".
Тут бы Илаю и конец пришел, да потек вдруг всадник зыбким маревом и сгинул без следа. Знать невеликой силы заклятье было. Так, для отвода глаз. А может, просто повезло.
- И-эх, раззудись плечо, размахнись рука! - взревел Мурканский. - Пришибу, гада! Как есть пришибу!
И не медля ни секунды вдогон ринулся.


Деревня Коклюшкино.
Двадцатый день месяца травень 19.. года.
Почти полдень. Самый настоящий среднесказочный полдень. Не верите? Ну и ладно.

время - в вечном параде шагают века...

Когда В. Уленьянен... Нет, не так. Иначе.
Вбежав в деревню и зорко оглядевшись по сторонам, Илай сразу же... Опять не так. Тогда:
Преследуя Уленьянена буквально по пятам, Мурканский ворвался в чей-то двор да так и замер с открытым ртом. Было отчего: посреди двора, колыхаясь и чуть подрагивая, висело Нечто. Его рваные неровные края мягко пульсировали, а поверхность тускло отблескивала фиолетовым. И похоже оно было на самую обыкновенную кляксу.
Размеры кляксы впечатляли...
Не тратя время попусту, Илай отловил языка - рябого мужичонку в гимнастерке - и учинил допрос, предварительно пообещав завязать того тройным узлом, если будет запираться. Заикаясь и бледнея, мужичок стал рассказывать, и Илай ужаснулся всей чудовищности и дерзости заговора.
Клякса во дворе - вовсе не клякса, а Дыра во Времени. Это раз. Уленьянен воспользовался ей и отправился, как и планировалось, в 1917 год. Это два. Чтобы без всяческих помех совершить там die kleine illegal Oktoberumwälzung (маленький нелегальный октябрьский переворот). Это три.
- Почему именно в семнадцатый год? - в который уже раз спросил Илай, убедительно встряхивая мужичонку за грудки. - Почему?!
Так и не добившись вразумительного ответа, Мурканский завязал языка тройным узлом (а нечего дурачком прикидываться) и решительно направился к Дыре. "Врешь, - прошептал он. - Врешь, гад, все равно поймаю". Впереди ждала неизвестность...
Воззвав к Аллаху и совершив намаз, устремился тогда Илай-багатур вслед за Уленьяненом, дабы злодеяния его пресечь. Сказал только напоследок:
- Слава, слава родному ханству! Полям его широким, крестьянским, городам торговым, лесам зеленым да морям синим. Не скакать врагам по нашей земле, не топтать их коням землю ханскую, не затмить им солнце наше красное. No pasaran!
Сказал так Илай-багатур, зажмурился и шагнул во Временную Дыру, а когда вышел...

Но это уже совсем другая сказка, и как вы, наверное, догадались - тоже альтернативная. То ли еще будет!
Засим Автор спешит откланяться, дабы приступить к написанию нового сочинения, возможно, реального и вполне серьезного. Глядишь - и издадут когда-нибудь.
Автор также выражает признательность группе MO-DO с ее немецкой считалочкой:

Ein, zwei Polizei,
Drei, vier Grenadier,
Fünf, sechs alte Hex,
Sieben, acht gute Nacht,
Neun, zehn schlafen gehen.

Schla-fen  ge-hen, bay!!!

05.02 - 21.03.02
©  Артем Белоглазов aka bjorn
  
  
 

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"