Белоусова Анна Олеговна: другие произведения.

Часть 5 - Последняя капля

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда-то город казался ей крепостью, был её домом. Теперь и тут она не чувствовала себя в безопасности. Те, кто раньше мог назваться её другом, изменились. У них была своя жизнь, семьи, заботы. Большая их часть о ней теперь и не вспоминала. Здесь больше не было у неё дома, здесь не осталось ничего, что могло бы её удержать, кроме страха за друзей, в пропаже которых уже и она начинала считать себя главной виноватой.

  Часть 5. Последняя капля.
  
  Глава 1.
  
  10,01,2013
  − Запомни, что бы ни происходило, ты видишь нас впервые. Мы незнакомы. Обойдёмся без импровизаций с твоей стороны. Что с лицом? - Антон краем глаза посмотрел на неё и заметил испуг в глазах.
  − Что-что? Страшно. - Аня и не пыталась скрыть своего беспокойства.
  − Да ну? - не поверил он.
  − Тох, я обычный человек, не как вы. Для меня всё, что теперь делается, не является нормальным.
  − Тогда зачем согласилась? - вмешался Тёма, завязывая шнурок на правом ботинке, он мельком посмотрел на неё снизу вверх.
  Аня торопливо отвела взгляд:
  − Сам знаешь, зачем.
  − Значит, молчи и действуй по плану. - Просто ответил Артём.
  − Заткнитесь оба! - Антон видел, что Анька готова ответить на выпад, и прервал её.
  На лишние споры не было времени. За прошедшие два месяца с1,11,2012 он уяснил, что этих двоих хлебом не корми, дай только поспорить. Они сцеплялись по любому поводу, доходило до скандалов, громких хлопков дверями, и их снова приходилось мирить, после чего несколько дней стояла блаженная тишина. Один раз и сам Антон не удержался, попытался всё бросить и уйти. Но видя серьёзность его намерений, Анька с Тёмой чуть ли не хором кинулись переубеждать его и обещали, что эта ссора была самая последняя из всех последних. Их хватило почти на две недели, после которых всё началось заново.
  Подчёркивая убедительность своих последних слов, Антон достал нож. Лезвие заблестело в свете лампочки. Аня, понимая, что он прав, умолкла и потянулась за кроссовками. Обувалась она быстро, шнурки завязывала лишь один раз при покупке обуви, и в дальнейшем просто натягивала обувь на ноги. Антон был уже готов и ждал друзей у дверей. Анька проскользнула первой и через служебный коридор направилась в зал. Её выход был впереди.
  
  − Для следующего номера нам понадобится доброволец из зала, − объявил Даниил и продолжил, − сегодня фортуна улыбается девушкам. Может быть, вы? - он обратился к Ане.
  Напустив на лицо удивлённое выражение, Анька переспросила:
  − Я? - оглядываясь вокруг.
  − Да-да, вы темноволосая девушка со второго столика. Прошу на сцену! Аплодисменты, дамы и господа!
  Аня неуверенно встала и поднялась к ведущему.
  − Сегодня впервые броски буду парами. Встречаем: Антон и Артём.
  У них делать вид, что не знают её, получалось отлично.
  − А чтобы девушке не было страшно, − заговорил Даниил, подводя её к стене, где должна быть мишень, − мы ей поможем.
  Он вынул из кармана чёрную повязку. 'Мы так не договаривались', − чуть не вырвалось у Аньки, но она сдержалась, поминая Тёму всеми известными ей непечатными словами. Когда повязка было закреплена на глазах, стало темно и страшно. После всего, что было, она уже не доверяла никому, только Даня убедил её, что в задумке нет ничего опасного. И сама не зная почему, она ему поверила.
  − Дамы и господа! Просьба сохранять спокойствие и тишину. Ребятам не стоит мешать, если вы не хотите, чтобы эта милая девушка пострадала от случайного ножа. Внимание! Мы начинаем!
  Повисла тишина. Аня невольно сглотнула и прижалась спиной к стене. Холод успокаивал. Как и репетировали, она стояла ровно, стараясь не шевелиться, и почти не дыша. Еле слышный свист и звук ножа, воткнувшегося в деревянное покрытие стены где-то над левым ухом. Анька невольно вздрогнула. Где-то был второй нож, но где, она не знала. Последовали броски, всего десять. После каждого по залу словно проносилась волна облегчения. На восьмом броске Аня почувствовала холод у локтя. Правый нож слегка оцарапал её, но воткнулся в стену. 'Тёма справа! Гад!' − пронеслась мысль. Казалось, болели уши от напряжения. Она ловила каждый свист и стук. Когда зал разразился аплодисментами, Анька почувствовала, что её взяли за руку и потянули вперёд. Она сделала несколько шагов. Даня аккуратно снял повязку. Аня обернулась. На доске ножи выстроили силуэт девушки, недавно там стоявшей. Она невольно восхитилась, что отразилось на её лице. Зал аплодировал. Даня поблагодарил её за отвагу и проводил до столика.
  Заиграла музыка, вечер продолжался. Аня незаметно покинула зал и сразу же направилась в, так называемые, гримёрки. Антона в комнате не было, видимо, вышел покурить. Тёма сидел в кресле с мобильным телефоном в руке.
  − О! Звезданутая! Ты быстро, − он не оторвался от своего занятия.
  − Ты был правым? - спросила она тихо.
  − Я всегда прав! - ухмыльнулся он. - А на сцене Тоха. А что?
  − И повязка - его идея? - уточнила Аня.
  − Ну, да. К чему вопросы? - Артём всё же взглянул на неё.
  − Где он? - не отставал Анька.
  − На крыльце. - В нём проснулось живое любопытство.
  Аня вышла и в коридоре столкнулась с Антоном.
  − Ты что такая взъерошенная? - он внимательно осмотрел её.
  − Ничего, только ты назло промахнулся? - напала на него Аня.
  Антон заметил царапину на локте.
  − Ты руку неправильно держала, так что сама виновата. Говорил же ещё на тренировках, что рука прямая должна быть, а ты её в локте сгибаешь. Мы же симметрично кидаем, я не мог ещё левее. - Он не оправдывался, но и не обвинял её, лишь констатировал факт.
  − А повязка? - Анька кипела от возмущения.
  − Сработала. Ты дёрнулась всего раз в начале. Честно говоря, нервирует, когда ты спокойно стоять на месте не можешь. - Антон был как всегда непоколебим.
  − А моё согласие? - она начинала остывать.
  − Зачем? Ты уже согласилась. Обсуждать с тобой детали не вижу смысла, всё важное ты итак знаешь. − Антон взял её за плечи и настойчиво провёл в комнату, где сидел Тёма, который, по-прежнему, не отрывался от телефона.
  − Ждём Даню и тогда либо празднуем, либо...короче, верим в лучшее, − Антон усадил девушку в своё кресло.
  В этот момент в гримёрку вошёл Даня:
  − Танцуйте, народ! Всё в лучшем виде! Мы в плюсе, и ещё в каком!
  Он отдал каждому по блокнотному листу.
  − Что это? - Аня мельком посмотрела написанные цифры.
  − Ваша доля. Каждому. Деньги завтра, я вам скину на карту или так передам. - Даниил сиял.
  Весь замысел от идеи до сегодняшнего вечера провернул он, и вложенные силы себя оправдали.
  − И это лишь один выход. - Добавил студент.
  Тёма присвистнул, оценивая пятизначное число у себя на листке:
  − Да за такие деньги я готов каждый день тыкать её кинжалами.
  − Им нужны зрелища, а не кровавое месиво, − серьёзно ответил Даня, не уловив сарказма. - Ты как? - обратился он к Аньке.
  Она повернулась на стуле и оказалась ко всем спиной, ничего не отвечая.
  − Что случилось? - Даниил обвёл взглядом друзей.
  − Забей, помолчит и перестанет. - Отозвался Антон, вырезая что-то из бумаги своим ножом.
  − Или мстить начнёт, на ножи кидаться, зрелище портить, − усмехнулся Тёма.
  По лицу Антона пробежала улыбка, он шутку оценил. Даня, не так хорошо знавший всё, что было когда-то, продолжал ещё некоторое вопросительно смотреть на Аню. Она не реагировала.
  − Ну что, народ, ребята звали в клуб. Вы в теме? - Наконец, Даниил отвлёкся от созерцания спинки стула.
  − Пас, − бросил Тёма, среди развлечений которого первое место занимали прогулки на свежем воздухе и компьютерные игры, людных мест он, как и прежде, старался избегать.
  − Я к жене. Ромка что-то заболел, ей нелегко.
  − А я пойду, − развернулась Аня. - Только пластырем заклею следы премьерного выступления. Через три минуты у служебки.
  Она резко встала и, ни на кого не глядя, вышла. Даня тоже покинул комнату.
  − Не надоело мелкую докапывать? - Антон начал собираться домой.
  Тёма в ответ внимательно посмотрел на друга:
  − Знаешь, почему я не прирезал её тогда в гараже?
  Антон отрицательно покачал головой.
  − Не смог. Рука не поднялась. Думал, раз плюнуть, но увидел лицом к лицу и не смог. Но это не значит, что я всё забыл. Сам видишь, как весело быть растением.
  − А эти из Новосиба? Их что останавливает? - заинтересовался Антон.
  − Я им не сказал, как её найти. Да и всё равно два из трёх из дома не выходят практически. - Тёма убрал телефон в карман и тоже потянулся к вещам.
  − Почему не сказал? - спросил Тоха.
  Артём пожал плечами:
  − Приступ жалости...
  − Ты на себя не похож. - Отметил друг.
  − Всё течёт, всё меняется. Она когда-то браслет на тебя надела, если помнишь.
  − Пытаюсь не вспоминать. - Нахмурился Антон.
  − Кстати, что с Даней? Он как-то странно себя ведёт последнее время. - Артём уже оделся и собирал инвентарь.
  − Тебе это ничего не напоминает?
  − А должно?
  − Себя вспомни в 2005, − по лицу Антона пробежала усмешка. - Пацану восемнадцать, почти как тебе тогда, когда ты пытался привлечь внимание Легенды.
  − Серьёзно? - Тёма был порядком удивлён. - Она для него не старовата?
  − Вряд ли он думает об этом. - Пожал плечами друг.
  * * *
  10,01,2013 Ребята встретились у служебного выхода и направились в сторону клуба, куда уже ушли остальные из РД. По пути они почти не разговаривали. Уже в клубе, заказав себе напитки, они заняли свободные места за столом. Играла музыка, кто-то танцевал. Парни, в основном, ели, пили и болтали ни о чем. Некоторое время Аня пыталась прислушиваться, но не понимала многих шуток и была слишком далека от тем, так как лишь недавно присоединилась к ребятам из РД. Вскоре ей стало скучно; после долгого времени без таких посиделок она не представляла, чем себя занять в подвыпившей компании. Да и настроение было не праздничное. К ней подсел Даня.
  − Я хотел тебе сказать одну вещь, − начал он нетрезвым голосом.
  − Ты хотел или количество выпитого? - уточнила она.
  − Неважно, − он слегка задумался и произнёс на одном дыхании, − это я Тохе подкинул мысль, что ключик ты тогда не в день уборки нашла. Вы ведь из-за этого поссорились?
  − Что? − она поперхнулась соком, который пила в тот момент, и закашлялась.
  − Ты слышала. − Печально отозвался Даня, избегая смотреть ей в глаза.
  Аня прокашлялась и дико уставилась на него, словно в первый раз увидела.
  − Но ведь это ложь! − выдавила она.
  − Я ничего не утверждаю... просто так совпало... − он вроде бы и оправдывался, и в то же время в его тоне была какая-то уверенность.
  − Ты ведь меня совсем не знал, − в её голосе звучала нескрываемая обида. − Зачем? Зачем ты так?
  − Потому и сказал, что не знал. - Даниил говорил почти равнодушно. − Теперь понимаю, что ты бы так не сделала.
  − Как это подло! - Аня всё ещё не могла принять услышанное.
  − Тоха тогда не поверил. Всё, что дальше было, конечно, не очень... Да ладно, не будем вспоминать. Я просто решил, что ты должна знать.
  * * *
  30,01,2013
  Шёл период затишья. Аня с Артёмом почти не разговаривали. После дебюта девушка попыталась было примкнуть к другим любителям покидать ножи, но быстро сбежала оттуда и вернулась к знакомым. Она осознала, что Тёма с Антоном были лучшими. Их меткости завидовали все, кроме Даниила, который не принимал участия в тренировках, а ударился в организационную часть. Вторым плюсом этих партнёров было отдельное помещение - гараж Антона, где ввели табу на курение в связи с болезнью Тёмы. Последний физически не мог находиться в спортзале со всеми, а чинить неудобства большей части курящих не хотел. Анька - изначально противница курения - тоже предпочитала свежий воздух. Артём несколько дней после возвращения не переставал провоцировать её на ссоры, но, к его удивлению, Аня на провокации не поддавалась. Она всё больше молчала, в перерывах отсиживалась в углу с планшетом в руках, играя в 'Гонки' - её очередное увлечение.
  Как-то утром она сидела на крыше гаража, ожидая напарников. Ключа у неё не было, да и Антон обычно приходил раньше. Артёма она не замечала ровно до того момента, как он тихо подошёл со спины и толкнул её за плечи. Планшет она не выронила только чудом. Вскрик! Упасть он ей не дал.
  − Что ж ты птичка перелётная не в восторге от высоты? − прозвучал его веселый голос.
  Она оправилась от испуга и молча передвинулась в сторону, пытаясь не обращать на него внимания. Тёма сел рядом и мельком посмотрел на аварию на экране, виновником которой он стал.
  − Как тебе в роли обездоленной? Я ведь прекрасно знаю, с какого перепуга ты согласилась с нами работать. Кушать-то хочется. - Артём не сводил с неё взгляда.
  − Отвали!
  − Посмотри, до чего ты дошла. Кем ты стала? Никем. Мишенью для ножей. Отличное будущее интеллектуалки. - Тёма её почти не слушал.
  − Заткнись!
  − И это золотая медаль, красный диплом. Что оно всё тебе дало? Жильё? Из квартиры выкинули. Работа? Уволили. Теперь ты никто.
  − А ты кто? Инвалид! Ты по улицам нормально ходить не можешь! Ты считать в столбик научился, когда все парни в армию идут! И сейчас ты как клоун в цирке по клубам шляешься, потому что ничего больше не умеешь, кроме как ножичком своим швыряться! - Не удержалась Аня, яростно взглянув на него.
  Они могли бы так до бесконечности поливать друг друга грязью, если бы снизу их не перебил голос Антона.
  − Эй, вы там, наверху! Приземляйтесь уже!
  Артём ловко спрыгнул сразу на землю. Анька не рискнула следовать его примеру и воспользовалась завалами между гаражами, чтобы спуститься.
  * * *
  29,10,2012
  Еще три месяца назад она и представить не могла, что в один день она потеряет всё и окажется на улице ни с чем. 30,10,2012 Когда первая истерика и отчаяние прошли, она брела по городу, одной рукой придерживая планшет а другой обшаривая карманы пуховика. Пусто. Совсем ничего, ни копейки денег, ни документов, ни телефона. Просто ничего. Идти в полицию бесполезно - она никто - да и опасно, мало ли в чем её обвинят. Грэю только за нитку дернуть, и неприятности прошлого всплывут наружу. Было холодно. Стуча зубами, она шла по центру города, когда её окликнули по имени. Невдалеке остановился автомобиль, машину Антона Анька узнала сразу, но позвал её Даня. Он выглядывал из окна задней двери и приветливо махал рукой. Аня медленно подошла к ним и села рядом с Даниилом. На переднем сидении, кроме хозяина авто, был ещё Артём. Его лицо не выражало восторга от встречи. Но Анька этого не замечала. Она села в тёплую машину и только тогда достала руки из рукавов, чтобы закрыть за собой дверь.
  − Привет всем, − поздоровалась девушка, обведя присутствующих взглядом.
  Все, кроме Тёмы, ответили. Антон обернулся и внимательно посмотрел на неё.
  − Давно гуляешь? - поинтересовался он.
  − Сутки, − сдержанно ответила Аня.
  − Есть хочешь? - предложил он же.
  − Слегка. - она с трудом уняла дрожь в голосе.
  − Что домой не идёшь? - полюбопытствовал Даниил.
  Анька отвела взгляд и отрывисто вздохнула.
  − А ей некуда идти, − Тёма смотрел на неё в зеркало заднего вида.
  − Аня, что произошло? - спросил Даня.
  − Ничего. - Она дышала на застывшие пальцы, пытаясь их отогреть.
  − Это правда, что тебе некуда идти? - не отставал Даниил.
  Она кивнула. Парни переглянулись. Антон завёл машину.
  − Я пойду, − засобиралась Анька.
  − Куда? - Даня взял её за руку. - Да ты ледяная! Куда ты собралась?
  − Я здесь явно лишняя. - Выдавила она.
  − Тох, подкинь до кафе у общаги, − попросил Даниил, удерживая девушку за руку в машине. - Ты идёшь со мной. - Обратился он к ней.
  − Спасибо, обойдусь, − заспорила Аня.
  − Тебе нужна еда и тепло, − непререкаемым тоном заявил Даня.
  Машина тронулась. В кафе они сели за стол возле радиатора. Ане заказали горячий чай и ужин. Себе взяли пиво. Тёма с ними не поехал, так как разделение на курящую и некурящую зону в кафе было лишь территориально. Анька молча съела всё, что принесли. Допивая чай, она, наконец, перестала дрожать от холода.
  − И куда ты теперь? - спросил Антон.
  Она лишь пожала плечами.
  − Может, пояснишь, что случилось? - не унимался Даниил.
  − Меня просто выкинули из квартиры и с работы. - Она говорила это, не осознавая своих слов. - Ни денег, ни документов. Рискну возмутиться - наживу ещё больше проблем.
  − И что ты им сделала? - уточнил Тоха.
  − Сложный вопрос. - Она смотрела на чай в чашке, словно он был интереснее всего вокруг, но пояснять не торопилась.
  − Почему ты не пошла в ОДП? - Антон задумчиво отпил из своей кружки.
  − А кому я там нужна? - в её голосе звучала горечь. − После той истории с Андреем, где я осталась виноватой, меня и на порог не пустят.
  − Что ко мне не пришла сразу? - Антон понял ответ на вопрос почти сразу, как задал его.
  Аня, не поднимая глаз, лишь отпила глоток чая.
  − Признаю, был не прав тогда с гаражом, но ведь всё обошлось без жертв, − заметил друг.
  − Проехали, − бросила Анька.
  − Вы вообще о чём? - вмешался Даниил, переводя непонимающий взгляд с одного на другую. - Сейчас надо думать, куда ты пойдёшь!
  − Мне не нужна ваша помощь, − отрезала Аня.
  − Гордость зашкаливает, − усмехнулся Антон, но сразу же вновь стал серьёзным. - А теперь на минутку включи мозг и подумай. Этот октябрь не самый холодный, всего-то минус десять, хотя потеплеет теперь уже не скоро. Без копейки денег, даже питаясь первым снегом, ты протянешь максимум неделю, если не загнёшься раньше от переохлаждения. Ты всё ещё считаешь, что тебе не нужна помощь? Слово за тобой. Скажешь 'нет', я допиваю пиво и ухожу. Только сначала подумай, ну так для разнообразия, а потом отвечай.
  Анька отлично понимала, что он прав, и все её обычные выходки в данном положении не просто бесполезны, но и опасны. Она подняла взгляд на Антона. Его слово от дела не отличалось, он уйдёт, если она скажет.
  − Мне нужна помощь. Только смысл вам помогать мне?
  Антон с Даниилом переглянулись, Тоха кивнул.
  − Один вариант, по старой дружбе, − заметил он, снова посмотрев на неё и допивая пиво.
  − Мы поможем тебе, ты - нам. В выигрыше обе стороны, − продолжил Даня.
  − Я поговорю с Тёмой, но думаю, он согласится. - Сказал Антон. - До завтра.
  Он встал, пожал руку Дане, кивнул девушке и ушёл.
  − Сегодня переночуешь у меня в общаге. Дальше, если ты с нами, что-нибудь придумаем. Мы своих не бросаем. - Заговорил Даниил.
  − Я ещё ни на что не согласилась. - Напомнила Аня.
  − Если есть другие варианты, я не настаиваю. - Даня оплатил принесённый счёт и посмотрел на девушку, словно спрашивая, остаться ему или уйти.
  Аня содрогнулась от мысли снова шататься по улицам. Она вспомнила свой побег из города в пятнадцать лет, но тогда было лето, в тепле выжить проще. Теперь же снег за окном не располагал к совершению столь длительной прогулки. Стук кружки из-под пива об стол вернул её к действительности. Даня встал со своего места.
  − Постой, Дань. Я согласна. - Услышал он.
  − Тебе даже не важно, на что?
  − Если последствия будут хуже, чем сейчас, я всегда смогу свалить и мирно замёрзнуть в какой-нибудь подворотне. - Аня попыталась улыбнуться замёрзшими губами.
  Даня сел обратно:
  − Ты когда-нибудь слышала про русский дартс?
  − А чем он отличается от обычного? - спросила она.
  − Дротики - ножи. - Коротко пояснил Даниил.
  − Я не умею кидать ножи. - Проговорила она.
  − От тебя и не требуется. Есть одна задумка, как заработать с талантами Тёмы, Антона и ещё нескольких моих знакомых.
  − Пока не вижу, причем здесь я. - Аня поставила на стол пустую чашку из-под чая.
  − Людям нужны зрелища. Меткие броски в мишени и глухие стены - это одно. А когда цель - живой человек, и меткость требуется, чтобы не попасть в него - это совсем другое. Тоха в деревне стал чемпионом. Все, кто ставили на него, были в выигрыше. Но теперь у него нет возможности обитать там, а деньги нужны. Потому здесь в городе работаем не на ставки, а на зрелищность. Через пару месяцев, если всё пойдёт как надо, первое представление, и нам нужна девушка, а ты как раз согласилась. Это безопасно, нужно лишь чётко сделать то, что скажем. Ну и не бояться летающих вокруг ножиков. - Добавил он в конце.
  * * *
  30,10,2012
  − Ну и как ты на это смотришь? - спросил Антон у Тёмы.
  Они сидели дома у мамы Артёма, где он стал жить, как только похолодало.
  − Ты спрашиваешь моё мнение на счёт идеи покидать ножи в особу, которую давно пора прибить? Да не вопрос. Хоть прямо сейчас.
  − Не в неё, а рядом с ней. - Антон почти не сомневался в согласии друга. − Всё, что планировалось, только с живым человеком в центре.
  − И как долго человек должен оставаться живым? - усмехнулся Артём.
  − Долго и счастливо. Уверен, она согласится. Другую мишень мы всё равно не найдём, а времени мало.
  − Я своё мнение сказал. Так и быть, попытаюсь не промахиваться. - Он прокрутил в пальцах свой ножик.
  − Тём, она вернула тебе нож.
  − Только поэтому и попытаюсь. Не вернула бы, я б такого не обещал.
  − Ну и отлично. Завтра попробуем. Есть идеи, куда её поселить?
  − Даже не думал об этом, и не собираюсь. - Тёма ловким движением метнул нож вперёд.
  − Ты так просто бросишь её на улице? - Антон поймал ножик в нескольких сантиметрах от стены.
  − Сам жил и не жалуюсь. И она протянет.
  − Ты жил до зимы, потом всё равно перебрался сюда. - Заметил Антон, возвращая нож другу.
  − Ты ещё предложи её сюда позвать! - Проворчал Тёма. − Ну уж нет. К себе сели.
  − Если не будет других вариантов, заселю.
  − Есть тьма вариантов. Гаражи, чердаки, подвалы. - Начал перечислять он.
  − Вопрос, на что она согласится. - Тоха достал свой нож.
  − Не вопрос. - Отозвался друг, неплохо знавший Аню. − Ты лицо её видел? Она жить не хочет. Думаешь, ей есть дело, где переночевать?
  * * *
  30,10,2012
  Проникнуть в общежитие не составило труда. Ребята поднялись на пятый этаж и по коридору прошли в комнату Даниила. Обстановка её ничуть не удивила. Совершенно симметричны левая и правая стороны: шкаф, стол, двухъярусная кровать, тумба и стол с ноутбуком у окна напротив двери. Соседи были на месте. Один с ноутбуком у себя на втором ярусе, другой с книгой внизу, третий с чаем и телефоном.
  − Я на полу посплю, ты ляжешь на моё место, − решил Даня.
  − Не парься, я в клуб до утра. Второй ярус занимай, − предложил сосед с чаем.
  Он в один глоток осушил кружку, спрыгнул и, собравшись, ушёл. Аня благодарно кивнула и села на кровать. Сутки на ногах дали о себе знать. Она укрылась покрывалом, прилегла и почти мгновенно провалилась в сон.
  
  ...Гарик, Грэй, какие-то незнакомые лица, комната с решётками на окнах...
  31,10,2012
  Разбудил её голос Даниила.
  − Вставай! Эй! Аня! Да проснись же ты!
  Она почувствовала, что её потрясли за плечо. Анька резко села и удивлённо посмотрела на Даню. Было уже светло, часы показывали полдень. Кроме них в комнате никого не было.
  − Ты как? - Даниил смотрел на неё с беспокойством.
  Она неопределённо пожала плечами, осознавая, что всё увиденное - лишь сон.
  − Чай будешь? Или кофе?
  Аня кивнула.
  − Так чай или кофе? - улыбнулся он.
  − Кофе, − просипела она и удивилась своему голосу.
  Даня сделал два кофе и сел вместе с ней за стол.
  − Кошмары мучают? - полюбопытствовал он.
  − С чего ты взял? - девушка сделала несколько глотков из чашки.
  − Ты плакала во сне, говорила что-то. Кроме того, до сих пор дрожишь. - Заметил Даниил.
  − От холода. - Отмахнулась Анька.
  − А врать ты не умеешь. - На его лице всё ещё были написаны следы беспокойства за неё. − Кстати, звонил Тоха. Через час ждёт нас в гараже.
  − Зачем? - не сразу поняла Аня.
  − Тренировка. - Коротко ответил он.
  − И как в гараж все поместились? - полюбопытствовала она.
  − Там только Тёма с Антоном тренируются. Остальные в зале, просто Тёме туда дорога заказана.
  − Спасибо за кофе. - Поблагодарила девушка, вставая из-за стола.
  * * *
  30,01,2013
  После трёх месяцев почти ежедневных тренировок открыто Артём с Аней скандалить перестали. Но стоило Антону куда-нибудь выйти, они мгновенно сцеплялись. При этом всё меньше говорила Анька, и всё больше Тёма. Он задирал её по поводу и без. Ане казалось, что он пытается сделать её жизнь невыносимой, пользуясь тем, что деваться ей некуда. И это ему удавалось. При Антоне и Данииле он замолкал; Аня не жаловалась, это было не в её привычках. Оставаясь наедине с Тёмой во время перекуров, она утыкалась в планшет и пыталась не обращать внимания на него. Артём же с чуткостью улавливал её настроение. Он лучше многих понимал её и теперь этим активно пользовался.
  − Что-то ты сегодня вялая. Опять Гарик снится? Совесть мучает из-за убийства невинного, который снял с тебя браслет и сказал правду? - издевался Тёма.
  За годы знакомства он отлично усвоил, что никаким физическим воздействием её не сломить. Но слова - это другое. А ему было что сказать.
  − Молчишь? Надо же, ты...и молчишь. Как поздно ты поняла, что молчание - золото.
  − Заведи себе попугая, − вдруг сказала она.
  − Зачем? - застопорился Артём.
  − Будет слушатель, может, от меня отстанешь.
  − Мне попугай ни к чему. А вот тебе как раз. Ты же у нас птичка перелётная. Подстрелили пару раз, сразу обратно прилетела. - Не унимался он. − Ну как? Хорошо там, где нас нет?
  − Ты не представляешь насколько. - Тихо отозвалась девушка.
  − Догадываюсь. Я год в Новосибе жил как в раю, пока снова не появилась ты. Тогда в тебе ещё была та неизлечимая наглость. - Ударился в воспоминания Тёма.
  − А теперь? - заинтересовалась она.
  − А теперь осталась лишь беспочвенная гордость. Ты стала жалкой. - Он легко мог позволить себе говорить с ней прямо, совершенно не задумываясь, как она отнесётся к его словам. − Была независима, а теперь беспомощна. У тебя было всё, а теперь нет ничего. Где бы ты была, если бы Тоха с Данькой тебя не пожалели?
  − Меня бы не было, − глухо отозвалась она, − видимо к твоей большой радости. Зато теперь я точно знаю, кто мои настоящие друзья.
  − У тебя нет друзей. Ты лишь мишень...
  В этот момент вернулся Антон, Тёма прервался на полуслове.
  − Вы готовы?
  Аня отложила планшет и заняла своё место у стены.
  5,02,2013
  Её доля в общем деле была наименьшей, да и делала она меньше всех. Со временем она привыкла к летающим ножам. Однажды после тренировки они шли из гаража вместе с Антоном.
  − Я всё спросить хотел, − осторожно начал он.
  − Ну, спроси. - Аня убрала планшет в чехол.
  − Последнее время ты даже не моргаешь во время бросков. - В его голосе было участие. − Тебе не страшно?
  − Видимо, нет. - Анька и сама поняла, что устаёт только от стояния на месте, никакого волнения или беспокойства, да и Артём, к её удивлению, ни разу даже случайно не поцарапал её.
  − Данька упоминал, что ты снова видишь кошмары по ночам? - Продолжил Антон.
  − Все видят кошмары по ночам. - Резонно заметила она.
  − Но не постоянно. - Заспорил Тоха.
  − Ты знаешь, как перестать видеть сны? - полюбопытствовала Аня.
  − Есть пара идей. - Задумчиво проговорил он.
  Анька вопросительно подняла на него взгляд:
  − Каких идей?
  Антон на секунду задумался, потом уточнил:
  − Ты мне доверяешь?
  − Это имеет значение? - в ней проснулось любопытство.
  − В данном случае, да. - Ответил он.
  − Доверяю, − не сомневаясь, решила она.
  − Тогда поехали.
  Он направился к автобусной остановке, Аня поспешила за ним. Антон достал телефон.
  − Дань, ты? ... Поможешь квартиру взломать? Отлично, сейчас адрес скину. Подъезжай.
  Он отправил сообщение и убрал телефон в карман. У Ани стали появляться догадки, но она предпочитала молчать. За последнее время она привыкла молчать и почти не задавать вопросов. На дорогу до места ушло не более получаса. Даня ждал их на остановке. Аня ответила на приветствие и продолжила идти за Антоном, всё больше убеждаясь в своих догадках. Она не ошиблась. Они вошли в подъезд, где когда-то жил Гарик в годы работы на Грэя. Знакомый этаж, дверь. Даня надел перчатки и занялся замком. Антон стоял у лестницы на случай появления ненужных свидетелей. Спустя две минуты дверь была открыта.
  − Спасибо, друг, − Антон пожал Даниилу руку.
  − Будете уходить, захлопните. - Посоветовал он, направляясь к лестнице.
  Антон тоже надел перчатки и открыл дверь, приглашая Аньку войти. Аня неуверенно ступила на порог и поморщилась от спёртого воздуха. Здесь никто не жил, помещение не проветривалось. Анька знала, что раньше лаборатория снимала квартиры своим сотрудникам. Когда же отстроили новое здание с жилыми помещениями, где она и работала, квартиры потеряли актуальность. Кому сейчас принадлежало жилье, она не представляла, но жильцов после Гарика тут явно не было.
  Антон прошёл в комнату и огляделся. Он помнил события полуторагодовой давности, словно они были вчера. Аня следовала за ним по пятам, на её лице застыло равнодушное выражение, но оно давалось ей не без труда. Когда они вошли в комнату, Анька невольно бросила взгляд в тот угол, где видела Гарика в последний раз, и поёжилась. В комнате с того вечера ничего не изменилось, только тело давно убрали. Это помещение ей снилось слишком часто.
  − Хочу сказать тебе спасибо, − отвлёк её от размышлений голос Антона.
  − За что? - удивилась девушка.
  − Этот человек много лет назад мог убить меня, если бы ты не остановила местных. Да, его не было в компании, но теперь я не сомневаюсь в его причастности. - Пояснил Антон.
  − Это было так давно... − протянула она.
  − А я жив до сих пор, за что спасибо тебе минимум трижды. И кто знает, как бы всё сложилось, если бы он пережил ночь допроса.
  − Кто знает, как бы всё сложилось, если бы я не пережила какую-нибудь встречу с бандой... − в тон ему откликнулась Анька.
  − А я рад, что ты выжила. Друзья бесценны. - Просто сказал он.
  − И часто ты с друзьями так поступаешь? - она вспыхнула от обиды, с которой так и не справилась.
  − Как? - Антон был спокоен.
  − Бросаешь в гараже на произвол судьбы. - Слова давались ей с трудом.
  Антон отвернулся и задумчиво посмотрел в окно:
  − Во всяком случае, у вас с Тёмой появилась возможность поговорить по душам. Оно того стоило.
  Аня замолчала, понимая, что Антон в чём-то был прав. Если бы не тот инцидент, кто знает, сколько еще времени она ходила бы с оглядкой. Анька прошлась по комнате, погружённая в свои мысли. Антон стоял у окна, давая ей время.
  − Тёма невыносим! - Сказала она после паузы.
   Антон посмотрел на девушку, жалобы в её исполнении он слышал впервые.
  − Что, опять грызётесь?
  − Я его пальцем не трогаю! - Аня говорила напряжённо.
  − Действительно, ты раз тронула, ему хватило и до сих пор хватает. - Усмехнулся друг.
  − Ты еще скажи, что я во всем виновата? - возмутилась она.
  − Я ничего не говорю, это ваши с ним разборки. - Вздохнул Антон.
  − Извини, что срываюсь на тебе. - Немного помолчав, сказала она.
  Аня подошла к окну и встала рядом с Антоном. Он внимательно смотрел на неё.
  − Вот здесь, − она указала на угол за дверью, − я в тот вечер ждала Гарика. Мне снится эта дверь, а комната чаще другая, новосибирская. Я чуть ли не каждую ночь во сне ломаю чёртов пульт от браслета. Только Гарик не спит, он смотрит. Он, еще какие-то люди. Как из лаборатории выкинули, снова сны стала видеть. Там жила, было время без кошмаров ночных, а теперь опять. И Тёма ещё... − она осеклась.
  − Кстати, а что Данька с твоим жильём решил? - сменил тему Антон, видя, что она не собирается продолжать.
  − Ничего. - Аня говорила спокойно, мыслями она была очень далеко. − Не хочу его беспокоить. Матрас на кухне меня вполне устраивает. Ухожу я раньше всех, чтоб никому глаза не мозолить.
  − В каком районе? - поинтересовался друг.
  − А он тебе разве не сказал, где я обитаю? - Анька слегка улыбнулась.
  − Я не спрашивал. - Признался Антон. − Не на улице и ладно. Жить на что, есть?
  − На еду хватает. Если Данин проект не загнётся, так вообще роскошь. - Её тон не менялся.
  − А твои родные в курсе, что у тебя случилось? - уточнил он.
  − Нет, конечно. Я с Даниного звонила, чтоб их успокоить. Накоплю, возьму себе телефон.
  − Не думала к ним поехать? Я могу помочь с дорогой. - Предложил Антон.
  − Пока нет. Спасибо.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 2.
  6,02,2013
  Проснувшись следующим утром, Аня осознала, что впервые за долгое время выспалась. Она не помнила снов. Тихо собравшись, Анька вышла на улицу и с удовольствием вдохнула утреннюю свежесть. Она медленно шла в сторону гаражей. По мере приближения настроение ухудшалось. Артём, как всегда, появился незаметно.
  − Мне вот мучает какой вопрос: где ты планшет взяла? Ни денег, ни дома, зато с планшетом, − сказал он, вместо приветствия.
  − Я с ним всегда хожу, с ним и выгнали. Домой не пустили. - Честно ответила она.
  − Любопытно... − протянул Тёма. − И что бы ты делала на улице с планшетом, если бы Данька не сжалился над тобой?
  − Тебе-то какое дело? - Аня пыталась даже не смотреть на него.
  − Говорю же, любопытно. - Не отставал он.
  − Отвали от меня! - Огрызнулась она.
  − Какие мы грубые! Неделю молчала, и теперь снова голос прорезался. К чему бы это? Наверное, к похолоданию.
  Аня подхватила снежок и бросила в Тёму. В его присутствии нервы накалялись до предела. Артём умело увернулся, он шёл рядом, но не приближался более, чем на метр.
  − Меткость не твой конек, − усмехнулся Тёма. - Говорят, если человек переходит к рукоприкладству, значит, у него закончились аргументы в споре.
  − Я не спорю с тобой! Отстань от меня! Я тебя не трогаю вообще! - Взорвалась девушка.
  − Лишь потому, что промахиваешься, − спокойно ответил Тёма, издевательская усмешка не сходила с его лица.
  − Идиот! - Аня повернулась и продолжила идти вдоль гаражей, ускорив шаг.
  Артём не отставал.
  
  − Артём, отдай! - послышался детский крик где-то впереди.
  За следующим поворотом они увидели маленькую девочку, стоящую посреди дороги и кричащую сквозь слезы:
  − Отдай! Отдай! Это моё! Отдай!
  В паре метров от неё прыгал мальчик её лет. Он держал рукавицу девочки и весело смеялся.
  − Я кину туда, не достанешь, − дразнился он.
  − Ну, Артём! Отдай! - Не унималась девочка. - Она моя!
  По её лицу, раскрасневшемуся от мороза, бежали слезы. Откуда-то из-за угла появилась женщина.
  − Аня! Тёма! Идите сюда, быстро! - Крикнула она, дети кинулись к маме. - Что случилось?
  − Он не отдаёт! - заныла девочка.
  − Ябеда! Ябеда! - мальчик кинул в неё рукавичкой.
  − Тёма, быстро в машину! Анюта, не плачь. Всё, отдал, не реви.
  Мама с детьми снова скрылась за поворотом. Аня и Артём, не приходящиеся детьми той женщине, замерли на повороте, наблюдая за сценой. Когда действующие лица скрылись, Аня с Тёмой переглянулись и тут же отвели взгляды. Анька продолжила свой путь. Тёма молча, чему она немало удивилась, двинулся за ней. Каждый задумался о своём.
  Антон был уже в гараже, когда они пришли. Там же был и Даня. Парни обменялись рукопожатиями.
  − Есть новости, − начал Даня, когда все сели полукругом, − сегодня вечером на одном корпоративе два наших номера. Вы нужны, но без тебя, − он посмотрел на Аньку.
  − В чём суть? - уточнил Тоха.
  − И что платят? - добавил Тёма.
  − Оплата стандартная по десять за выход. По сути всё то же, только мишень реально случайная. - Ответил Даниил.
  − Кто? - Антон нахмурился.
  − Скорей всего, кто-то из гостей. Вероятно, женская половина. Там своя программа, с нас лишь номера.
  − Опасно, − заметил Тёма.
  − Выберем трюк попроще, а то мало ли какая нервная дама попадётся, − решил Антон.
  Когда обсуждение закончилось, все, кроме Тёмы, вышли из гаража. Парни - покурить, Аня - проводить.
  − Ты как? - просто спросил Антон.
  − Лучше, − отозвалась она. - Ребят, можно вас попросить? - слова давались ей с трудом.
  Они вопросительно повернулись к ней.
  − Дайте денег в долг.
  − Сколько? - Антон выдохнул сигаретный дым в сторону.
  − Тысячу. В студенческом режиме на пару недель хватит. Я просто думала, сегодня работаем, а раз так... − она не хотела, но оправдывалась.
  Антон, держа сигарету в зубах, достал кошелёк и протянул ей несколько пятисотенных купюр:
  − Вернёшь, как сможешь.
  Аня убрала деньги в карман и благодарно кивнула.
  − Скоро праздники опять, на корпоративы попробую пробиться к кому-нибудь посерьёзнее. - Подбодрил её Даня.
  Когда он ушёл, ребята вернулись в гараж. При их появлении Артём недовольно сморщился и кашлянул, но промолчал. Действие "Антиникотина" слабело, он мог почти свободно общаться с людьми, не курящими хотя бы в его присутствии. Антон достал ножи и передал несколько другу.
  − Начнём, пожалуй.
  * * *
  6,02,2013
  Не желая возвращаться домой раньше обычного или мёрзнуть, мотаясь по городу, Анька поехала в клуб вместе с ребятами. В выделенном помещении она заняла место в самом дальнем углу и уткнулась в планшет. Здесь было тепло, а большего ей и не требовалось. Все готовились, разговаривали, шутили, смеялись, а она словно не с ними: была в комнате физически, но почти не замечала окружающих. Ребята с её присутствием свыклись настолько, что если бы она не приехала, то стали бы задавать вопросы, хотя Аня и не выступала в этот раз. Комната постепенно пустела и наполнялась людьми, потом снова пустела, так как выступившие расходились по своим делам. Вернувшись в комнату, к ней подошёл Тёма. Антон, как обычно, ушёл на крыльцо.
  − О! И обездоленная тут ютится. И как тебя охрана пропускает?
  Она не отвечала. Он сел неподалёку с телефоном, но от неё не отстал:
  − И снова замолчала. Разумно, а главное, как тебе несвойственно. Неблагодарная ты всё-таки. Тебя приютили, буквально жизнь спасли...
  − А ты-то ту причём? - не удержалась девушка.
  − Как это причём? Если бы не я, тебя бы в Новосибирске закопали, или местные ещё раньше. Вот и говорю, неблагодарная. - Его голос звучал насмешкой.
  Для Тёмы всё было затянувшейся шуткой. Весь негатив в её адрес, накопленный за месяцы 'болезни', нашёл выход именно теперь и именно в такой форме. Артём не пытался понять, почему так поступает с ней. Он не задумывался над тем, что говорил ей, просто говорил, пытаясь задеть её за то живое, что ещё осталось в ней. И с каждым днём он всё больше убеждался в том, что лучшая защита - нападение.
  − Что ж ты добрый-то такой? Добил бы и не мучился! - Аня продолжала смотреть в экран планшета.
  − Отправить тебя на тот свет, а самому здесь расхлёбывать последствия твоей выходки? - Тёма сделал вид, что обдумывает её предложение. − Нет уж, страдать вместе будем. Я в четырёх стенах и ты без стен вообще. Почувствуй вкус жизни, Легенда.
  − Не называй меня так! - Вспыхнула Анька.
  − Откликаешься, потому и называю. Правда наглость ты растеряла, только глупость осталась...
  Аня хотела ответить, но заметила вошедшего Антона и замолкла. Тёма, как ни в чём не бывало, моментально забыл о девушке и обратился к другу:
  − Ну что, свидетельница не сильно разнервничалась?
  − Вроде нет. Или мне показалось, или она с невестой не в ладах. Белая смотрела на нас так, словно надеялась, что мы попадем, точнее промахнёмся. Ну, ты понял, короче.
  − Там что, свадьба? - заинтересовалась Анька.
  − Ну, да. Второй день. Всем, кроме горького, захотелось острого.
  Антон взял с вешалки куртку:
  − Кого-нибудь подвезти?
  − Да! - одновременно отозвались Аня и Тёма.
  − У вас минута на сборы. Жду в машине. - Антон вышел.
  Аня потянулась к сапогам.
  − Ух ты! У тебя обувь новая! Ты, наконец, поняла, что в наших местах не ходят зимой в кроссовках?
  Аня молча завязывала шнурки на сапогах.
  − Представляю себе лицо продавца на рынке, когда ты в минус двадцать пришла к нему за сапогами. Он, наверное, сильно удивился или задумался над твоей адекватностью.
  Анька взяла куртку, планшет и направилась к выходу.
  − Хоть бы оделась, а то простынешь ещё, меня заразишь. Совсем не думаешь об окружающих! - Донеслось ей вслед.
  Она торопливо вышла и села в машину, кутаясь в пуховик.
  − Тебя домой? - уточнил Антон.
  − Без разницы, − нервы были на пределе.
  Сам Тёма не представлял, сколько эмоций он вызывает своими насмешками. Хотелось рвать и метать, но она не могла себе позволить этого в присутствии Антона. Оставалось только молчание. Вскоре к ним присоединился Артём.
  − А тебя куда?
  − Я с ней, − Тёма кивнул на Аньку.
  Она оторвалась от планшета и подняла на него переполненный удивлением взгляд.
  − Конкретно говорите, куда вам, либо довезу всех до своего дома. Дальше своим ходом.
  − Сойдёт, − согласился Артём.
  Аня вернулась к планшету. Она не понимала, чего хочет Тёма, да и не было ей это интересно. Настолько она привыкла не задавать ему вопросы. Антон, как и обещал, доехал до своего подъезда и заглушил двигатель. Когда они вышли из машины, он достал сигареты и подозвал друга:
  − Тём, я понимаю, тебе есть, за что с ней так обращаться, но не переусердствуй.
  − Если понимаешь, то мне нечего добавить. - Равнодушно отозвался друг, покосившись на сигареты.
  − До завтра.
  Они обменялись рукопожатием. Антон направился к своему подъезду. Тёма обернулся и заметил Аньку метрах в ста от них. Он пошёл за ней.
  − Эй! Легенда! Сбавь обороты. Я слишком стар, чтобы бегать за тобой, − пошутил он.
  − Ну и не бегай, − себе под нос пробурчала она.
  Артём вскоре сравнялся с ней и пошёл рядом.
  − Я тут подумал вот о чем. В том, что тебя выкинули на улицу, виновата только ты. Я удивлён, как вообще какой-то работодатель принял тебя, ещё и жильё предоставил. Сколько ты там проработала? Год? Или чуть больше?
  Аня продолжала идти в направлении своего места жительства, не отвечая на вопросы. Но ответы Артёму не были нужны.
  − И снова твоё непостоянство сыграло роль, − продолжил он. - Когда-то уходила ты, теперь тебя же и выгнали. Есть в мире справедливость.
  Они уже шли вдоль дороги. Проезжающие автомобили частично заглушали его слова. Анька пыталась не слушать его, и это почти получалось. На повороте к дому Артёма Аня надеялась отделаться от него, но у него были другие планы. Они заходили за угол, когда Артём вдруг схватил её за руку и потянул обратно за дом.
  − Тихо! - прошипел он, предрекая её возмущения.
  Тёма осторожно выглянул и снова вернулся к ней.
  − Приплыли.
  − Что там? - в Ане проснулось любопытство.
  − Четвёрка и девятка. Это те, кого я узнал. Если хочешь поздороваться с местными, вперёд, но без меня. - Артём отпустил её руку и направился в обратную сторону через дворы.
  Анька на несколько мгновений замешкалась, но всё же бросилась за ним. Среди тех, с кем она не имела ни малейшего желания встретиться наедине, местные занимали весь пьедестал почёта.
  − Тём, а что они у моего дома делают? − Аня догнала парня и пошла с ним рядом.
  − Во-первых, не вижу там твоего дома. Во-вторых, минимум двое из них живут в этом доме. - Ответил он, доставая телефон.
  − Печально, − сделала вывод Анька.
  − А ночью обещали двадцать пять, − подлил масла в огонь Артём, ища что-то в списке контактов.
  − Спасибо за поддержку. - Проворчала она.
  − Всегда, пожалуйста. Надо было думать, где жильё снимаешь. - В его тоне не было ни капли сочувствия.
  − Мне Даня помог, он не в курсе всех прелестей этого района. - Аня растерянно шагала следом за ним.
  − А ты своей головой думать уже разучилась? - усмехнулся Тёма.
  Девушка резко развернулась и пошла в противоположную сторону.
  − Ты куда? - он снова удержал её за локоть.
  − Домой, − бросила она с обидой в голосе.
  − Там местные, − напомнил он.
  − Лучше уж они, чем ты. - Она дёрнулась. - Отпусти!
  − Да стой ты! - Тёма слегка встряхнул её.
  − Отпусти меня!
  − Успокойся!
  − Отстань! - Она снова рванулась, но поскользнулась.
  Он не дал ей упасть.
  − Да очнись ты, несчастная! Это самоубийство! - на секунду ей показалось, что Артём что-то переборол в себе, чтобы остановить её.
  − Мне всё равно! - она перестала вырываться, боясь порвать куртку.
  Он торопливо что-то обдумывал.
  − Ты на каком этаже живёшь?
  − На пятом. - Ответила Аня.
  Тёма набрал чей-то номер телефона, второй рукой удерживая её на месте.
  − Тох. Есть новости... Да видел, четвёрка и девятка точно, остальных не разглядел...понял...да, здесь, бунтует в основном. Сейчас дам, − он протянул мобильный девушке.
  Анька взяла телефон.
  − Алло?
  − Ань, не лезь искать себе ещё больше проблем. Скажи Тёме, он проводит тебя безопасной дорогой. Ты меня поняла? - Антон говорил своим обычным непререкаемым тоном.
  − Поняла. - Смирилась Аня.
  − Сделаешь? - уточнил он.
  − Да.
  − Отлично. До завтра.
  Аня вернула телефон хозяину и только в этот момент поняла, что её больше никто не держит.
  − Тём, проводи меня, − выдавила она.
  Артём вопросительно уставился на неё, словно не расслышал.
  − Проводи меня, пожалуйста. - Анька поёжилась от холода.
  − Как давно я от тебя не слышал вежливых слов. - Заметил он. − Ну, пошли.
  Тёма двинулся в обход дома. Он знал эти места много лет, потому направился сразу к запасному входу в подвал. Аня поспешила за ним. Они спустились вниз и прошли до края дома. Там была лестница внутрь крайнего подъезда.
  − Мне надо в третий, − негромко заметила Анька, наблюдая, как Артём копается в замке, подсвечивая себе фонариком с телефона.
  − По чердаку пройдём. - Бросил он, не отвлекаясь от своего занятия.
  Дверь открылась. Они торопливо поднялись на пятый этаж и оттуда через люк забрались на чердак. Артём уверенно остановился возле одного из люков.
  − Тебе сюда, − он кивнул на пол.
  − А ты как? - не удержалась от вопроса Аня.
  − Пешком, − Артём развернулся и направился в обратный путь.
  − Спасибо, − донеслось ему вслед, он ничего не ответил.
  * * *
  6,02,2013
  Этим вечером Аня долго не могла заснуть. Ей не верилось, что Тёма только что сделал ей доброе дело. После Новосибирска она вообще не ожидала от него ничего хорошего. Ей казалось, что много лет назад, будучи главарём банды местных, он был добрее, чем сейчас. Она подумала, что в детстве обращалась жестоко с теми, кто ей не нравился или сделал что-то неприятное. Артём теперь поступал с ней аналогично. Но, в отличие от неё, он мог помочь, чего никогда бы в прошлом не сделала Анька. Она не понимала того, что он делал, не знала, чего ждать от него в следующий момент.
  Каждый день ей было всё сложнее заставить себя пойти в гараж. Нет, её задача не была тяжёлой или утомительной. Изматывала обстановка, которой способствовал Артём каждую свободную минуту. Антон, уставший находиться между двумя огнями, не поддерживал и не мешал ни одной из сторон. У него хватало забот о жене и ребёнке, и на постоянные разборки друзей он перестал обращать внимание. Даня же появлялся на тренировках очень редко, чтобы замечать накал страстей.
  7,02,2013
  Когда следующим утром она пришла в гараж, парни были уже на месте.
  − Я же говорил, припрётся, − заметил Артём, когда она вошла.
  Аня сняла куртку, поздоровалась с Антоном. Он устало кивнул ей в ответ.
  − Глаза закрываются, − Тоха зевнул. - Всю ночь с Ромкой пробегал. Он что-то приболел. Температура, крики на весь дом. Я сейчас не то что тренироваться, ножом в стену не попаду.
  − Не вопрос. Могу с ребёнком посидеть. - Предложил Тёма.
  − Не надо. С ним Настя. Ей выспаться удалось. Я просто хочу тишины.
  − Если всё отменяется, я пойду, − Аня не чувствовала ни малейшего желания оставаться в компании с Артёмом, если в этом нет необходимости.
  − И куда ты? - полюбопытствовал Антон.
  − Работу искать, − просто ответила она.
  Эта мысль уже не первый раз пришла ей в голову.
  − Без паспорта? - этот вопрос задал уже Тёма. - Кому ты нужна без документов?
  − Ань, он прав. Это бесполезно. Почему ты не восстановишь бумаги? Сказала бы, что потеряла. - Предложил Антон.
  − Это...неважно, короче. Нет и всё! − она взяла куртку и торопливо оделась.
  − Два вагона таинственности и полное отсутствие логического мышления. Легенда в своём репертуаре, − прокомментировал Артём.
  Анька вышла из гаража и зашагала по дороге. Она отлично знала, что в таком положении её даже курьером не возьмут, не говоря уж о чём-нибудь более серьёзном. Сейчас бы она согласилась на любую работу. Но даже чтобы заняться репетиторством, был необходим хотя бы телефон, а пока ещё она им не запаслась. Занимать деньги у кого-нибудь из старых знакомых не позволяла гордость, она ещё и друзьям долг не вернула.
  'Нужна работа, любая, с оплатой сразу, − решила она мысленно, но ничего более конкретного в голову не приходило. - И главное, без вопросов, кто я и откуда. Тёма прав, кому я такая нужна...'
  Устав идти, она села на остановке. Неподалёку расположилась молодая семья: мама, папа, дочка. Ребёнок нашёл себе увлекательное занятие. Она прятала в кулачке бумажку и просила маму и папу угадывать, в какой руке сюрприз. Вся семья в ожидании автобуса увлечённо играла, смеялась и радовалась каждой загадке. Анька не смогла сдержать улыбку, любуясь на них. Они буквально светились от счастья быть вместе. Дочурка ни минуты не сидела спокойно, и даже когда родители пытались что-то обсудить, она настойчиво привлекала к себе внимание. Когда, наконец, подошёл автобус, и они уехали, Аня почувствовала непонятную грусть, которая отдавалась тяжестью на сердце, переходящей в боль, тупую, но постоянную, накатывающую и отступающую.
  Девушка встала и снова куда-то побрела. Острое чувство одиночества поднялось из глубины сознания и напомнило о себе. Она одна, семья далеко, друзей...а кто они друзья? Ни любви, ни дома, ни работы. Просто маленький никому ненужный человек в большом городе.
  * * *
  7,02,2013
  − Ну, давай, рассказывай, что узнал? - спросил Антон, когда Анька ушла.
  − Если по номерам, тройка, четверка, девятка тут, пятёрка разлетелась, кто куда, десятка сам знаешь, как и восьмёрка. Семёрку не нашёл. Некоторые, как знаю, по наркоте пошли. Ничего по Рите нет, где-то крутится там, но тихо и незаметно. Новых не пробивал, да и за них можно не волноваться.
  − Наркоманы и уехавшие отпадают. Проблемы могут быть лишь от местных на воле, да Ритка...
  − А что она?
  − Если Легенда в детстве о нас ничего не знала, а так комедию ломала, то эта ещё и знает слишком много. Милейший ребёнок, а именно таких и надо опасаться.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 3.
  
  2001 Своего детства лет до трёх она почти не помнила. Как рассказывал брат, когда у его нерадивой матери, неравнодушной к наркотикам, родилась маленькая дочь вдобавок к десятилетнему сыну, социальные службы и милиция обратили на них внимание. Мать лишили родительских прав, детей отдали в приют. Как только сестра научилась ходить, Игорь вместе с ней сбежал и вернулся в родной дом, который к тому времени пришел в запустение. Куда в итоге пропала мать, они не знали. Началась самостоятельная жизнь. Благодаря друзьям, не бросившим Игоря, в доме всегда была еда. Ползать по голым доскам и собирать ладонями опилки Рита перестала через неделю после побега. Она как-то быстро поняла, что здесь стоит ходить ногами или лазать по мебели. Её любимым местом стал чердак под крышей, а любимыми игрушками - ножи. Первое слово, которое сказала девочка, было "брось". Понятия не имея, что делать и как воспитывать маленькую сестру, Игорь, сам будучи подростком, знал только простые истины: что нельзя делать детям. Этого он наслушался в детдоме. На его наивный взгляд, если кормить Риту, хотя бы раза два в день и следить, чтобы не навернулась откуда-нибудь, а также не хватала в руки что попало, то сестра вырастет самостоятельно.
  К его радости, всё было почти так. Она росла, хоть и дичилась чужих, ела всё и с удивительным аппетитом, уползала на чердак, когда он говорил 'спать'. Словарный запас ребёнка пополнялся из диалогов друзей брата: Егора, Кузи и Олега. Их она не боялась и с интересом слушала, с ними она пыталась говорить и со временем сделала в этом успехи. Хотя её запас слов отличался от обычного для ребенка её лет, но для общения в столь узком кругу было достаточно.
  На удивление ребятам, девчонка схватывала всё на лету, отлично запоминала любую информацию и очень быстро понимала слова и их смысл. Кроме интеллекта природа наградила её сильнейшим иммунитетом. Она почти не болела, видимо понимая, что в таких условиях жизни болеть нельзя, иначе не выживешь. Кроме дома, Рита гуляла в огороде, точнее, когда-то это был огород, а ныне заросший травою двор. В тёплое время года она часами находилась на улице, наблюдала за живностью и растениями, играла. Мир за забором был ей чужд. Игорь строго настрого запретил выходить из двора, да и не хотелось ей туда. Её детская фантазия превратила двор в место спокойное, тихое и безопасное. О существовании жизни за забором она только догадывалась.
  2001-2002Тяжелее было зимой. Друзья помогли с одеждой по погоде, Рита всё время носила пуховик, в котором могла спрятаться полностью. Когда пошёл первый на её памяти снег, она долго не могла оторваться от окна. Домой вернулся Игорь.
  − А что там? − бросилась к нему сестра.
  − Снег, − ответил он, отряхиваясь.
  − А что такое снег?
  − Вода замёрзшая.
  − Почему она замёрзшая?
  − Холодно потому что.
  − Почему холодно?
  − Зима скоро.
  − Почему зима?
  − Время года, когда холодно.
  − Почему время года?
  И так до бесконечности. Она уже была в рассвете тех лет, когда интересно всё на свете. Слов становилось больше, и ей не терпелось узнать что-то новое. Зиму пережили с трудом. С приходом весны в доме появились новые люди. 2002 Это был год, когда Игорь с друзьями узнал о банде и решил к ним присоединиться. Новых людей в доме Рита сначала изучала издалека. Самыми частыми гостями был сам главарь банды Артём и его друг, второй человек в банде, Антон. Так как всю зиму девочка провела в доме, она играла в основном с ножами. Каких-то игрушек, соответствующих её годам, естественно, не было. Наблюдая за братом, она быстро научилась держать нож и бросать так, что к весне её меткости завидовали все ребята из основанной пятой группы банды местных. Именно этим умением она впервые и привлекла к себе внимание верхушек банды.
  А спустя два года 2004 летним днём она впервые увидела мир за забором. Тогда пришли незнакомые ребята, представились друзьями Игоря и увели её в ОДП. Уже позже она осознала, что произошло в тот день. А на тот момент лишь с замирающим сердцем оглядывалась вокруг, и наслаждалась новыми впечатлениями. Люди, улицы, дома, машины - это всё было для неё в новинку, и как всё новое, оказалось очень интересным. Её привели во дворец и отдали под присмотр Кате.
  − Привет. Тебя как зовут?− спросила незнакомая девочка, старше её.
  − Рита.
  − А я Катя.
  Катя спрашивала ещё что-то, но Рита её не понимала, а задавать вопросы незнакомым людям опасалась. Вечером она снова увидела брата на стройке. Он с друзьями встретил её. После разговора с бригадой банда ушла в комнату сбора. Антон тогда подошел к пятой группе.
  − Рита, ты в порядке? - спросил он.
  − Я в порядке, − девочка повторила понравившееся ей слово.
  − Ты расскажешь, что сегодня видела? - не отступал Антон.
  − Тебе расскажу, им нет,− заявила она, указав на местных.
  − Им и не надо, − согласился Антон, − пошли наверх, − он протянул руку.
  Рита отпустила ладонь брата и взяла Антона за мизинец.
  − Я на десять минут. Спустимся сюда, отведёшь её домой, − сказал Антон Игорю, тот кивнул.
  После того инцидента, по совету Антона, Игорь обучил сестру нескольким приёмам. Нет, она не умела драться, но зато могла вырваться из любого захвата. А также, стала постоянно таскать при себе нож. Кроме того, Игорь показал ей дорогу до стройки, до дома Антона, которому она доверяла больше других местных, и до квартиры человека из банды, который жил ближе всех. Обо всех делах местных, проблемах и разборках Рита узнавала из обсуждений пятой группы. 2005 Когда ей исполнилось семь, она уже сама спокойно выходила гулять по району, могла в любое время прийти на собрание местных. Первое время к её появлению относились критически ('Детям тут не место!'), но не выгоняли. Она не мешала, и к ней привыкли. Нередко пытались поговорить, но Рита отвечала, только если сама хотела этого.
  Она росла и взрослела среди местных, и со временем практически вся банда для неё стала столь же близка, как и родной брат. Когда-то она узнала слово 'семья'. Слово ей очень понравилось, она поняла его по-своему, и местные стали для неё семьей. Последним козырем в её пользу стало умение сглаживать возникающие внутренние противоречия среди ребят. Её детский взгляд на вещи иногда выдавал ответы на недетские вопросы. Ей доверяли. Каждый новый человек в банде, спрашивающий: 'А это что за мелочь?' − получал простой ответ: 'Рита'. И этим всё сказано. Девочка сначала издалека присматривалась и только со временем подпускала человека к себе. Ребята шутили: 'Проверку прошел'. И лишь с этого момента новичок и для них становился 'своим'. Проверку проходили не все. Рита безошибочно видела людей, она была очень наблюдательна.
  Первым её избирательность заметил Антон и убедился, что ненадёжных людей Рита не принимала. Нет, их не выгоняли из банды, но ничего серьёзного им не доверяли. С самого начала из двух главарей банды Рита была расположена к Антону, Тёму она не признавала, и с ней согласились многие, вспоминая уход Арёма во время нападения на ОДП, который для местных оставался предательством. Понятие авторитета ей было чуждо. У девочки был свой собственный фильтр. Когда до неё дошла новость о том, что Артём влюблён в Легенду наглости и подтвердились догадки многих, Рита только плечами пожала:
  − Они похожи. Жалко, что он с ней, а не с нами.
  2004 Это было сказано при всех. Авторитет Тёмы пошатнулся и продолжал шататься в течение неудачи на новом районе. Инициатива местных уменьшалась с каждым следующим провалом. И тут затишье перешло в панику. 2005 Начались облавы. Осень - время, когда банда переходила в стадию формального существования. Полным составом они почти не собирались. Волна арестов всколыхнула всех, но никто не успел ничего предпринять. Антон, пока мог, молчал, чтобы не сеять панику. Кроме него, одной из первых поняла, что происходит, Рита. Но она не представляла, что должна делать. Брата и друзей посадили, её увезли в приют.
  Растерянная девочка сбежала и пошла на стройку. Там никого не было. Тогда она пришла к Антону и рассказала всё, что поняла. Из его слов она вынесла только идею уехать и подальше. Тогда Рита отправилась по остальным группам, к кому-то успевала, к кому-то нет. Семья распалась. Прошли похороны части тех, кого она знала очень давно. Её снова упекли в приют, а оттуда в детдом. Рита медленно понимала, что такое смерть. Осознав смерть, она стала уходить из детдома и навещать братьев. Ей помогала воспитательница.
  Осень 2006 Ребёнка отправили в школу на год позже обычного. Началась новая глава её жизни, но всё свободное время она проводила на районе местных и собирала информацию о них. Из дикой и замкнутой девчонки, которая поначалу сторонилась всех вокруг, она становилась всё более развитой и нормальной. 2007-2008 Со временем Рита поняла, что школьное обучение её не занимает, всё было слишком легко, а потому неинтересно. Она стала прогуливать, всё чаще сбегать из детдома, иногда ночевала в старом родительском домике. Её находили и привозили в детдом, наказывали, водили к психологам, но девочка всё дальше отбивалась от рук. В школе и детдоме у неё не было друзей, душой девчонка была со своей семьёй в местах лишения свободы.
  Лето 2010 Первый в её жизни праздник был, когда местные стали возвращаться на волю. Кого-то встречали родственники, а остальных Рита. Их дружба выдержала проверку временем. Одними из первых после долгой разлуки она увидела ребят бывшей восьмой группы.
  − Ритка! А ты выросла, − заметил Крест.
  Они собрались на квартире у Лёши.
  − А ты постарел, − пошутила она.
  Всё было так, словно они расстались только вчера вечером, а не несколько лет назад. Разговоры, шутки, воспоминания. За встречу выпили. На требование Риты налили кружку пива. Девочка рассказывала то, что считала нужным. Когда речь зашла о банде, подняли тему верхушек.
  − Той зимой кто-то из групп на Антона покушался. - Вспомнила Рита.
  − Успешно? - уточнил Лёха.
  − Не очень. Один труп нашли на чердаке. Сам он уехал вроде как. Да и все верхушки разлетелись кто куда.
  − Я-то думал, и они срок мотают, а, оказалось... − протянул Бим.
  − Крысы, − сделал вывод Крест.
  − Они вернутся, − предположил Лёха.
  − И в этот раз мы будем готовы, − продолжил Крест.
  Лето 2011 Как показало следующее лето, в город действительно возвращались некоторые из местных. Одним из них был Стас из бывшей пятой группы. Он уехал учиться ещё до начала распада банды. Его возвращение обрадовало Риту, хотя он и пробыл здесь лишь пару месяцев. Пока освободившаяся часть местных искала себя в изменившейся среде, девочка гуляла в компании Стаса и его друзей, у них всегда было что поесть, выпить и покурить, хотя последнее её почти не интересовало.
  лето 2011Всё больше времени она проводила на районе, пока однажды не встретила Легенду наглости. Рита узнала её первой тогда. Осень 2011Вторым старым знакомым стал Антон, но осенью поговорить с ним не удалось, Рита лишь мельком его видела.
  − Тоха в городе засветился, − поделилась девочка своими наблюдениями с восьмёркой, сидя с ними в беседке одного из дворов. - И ещё Легенду разок летом видела.
  − Ходит слух, что те облавы - её рук дело, − заметил Бим.
  − Бред, − перебил его Лёша. - Её максимум - мелкий вред. В конце концов, она с Тёмой мутила, у неё даже мотива нет.
  − Он прав, − согласился Крест. - Слухи по старой памяти поползли. Она безвредна.
  − Если тут мелькает Антон, то могут и остальные вернуться. - Поделилась размышлениями Рита.
  − Сама подумай, к Тохе с Тёмой в одного не каждый сунется, а на месте всех остальных я бы не возвращался. - Сказал Крест.
  − Тоха кстати квартиру так и не продал, − добавила девочка.
  − Вот там мы с ним и встретимся. - Закончил тему Крест.
  Однако Рите не удалось поучаствовать в этой встрече. Новый классный руководитель забила тревогу в связи с её прогулами. Волна докатилась сначала до воспитателей, а затем и до руководства детдома. И если раньше её считали очень умной и развитой, то теперь её имя упоминалось в сводках всё чаще и чаще. Совершённая в детдоме кража стала последней каплей; не сомневаясь, её обвинили в преступлении и отправили в спецшколу закрытого типа в другую область сроком на полгода.
  март 2012 Вернувшись обратно раньше за почти идеальное поведение, девочка честно отходила в школу целую неделю и на выходных снова без предупреждения покинула детдом. Она отправилась на район местных, где её ждали шокирующие известия: похороны ребят из восьмой группы и поспешный отъезд Лёши, отказавшегося что-либо объяснять. Эти происшествия сказались на ней: Рита окончательно отбилась от рук. При каждой возможности она навещала оставшихся старых друзей в тюрьме и с нетерпением ждала их освобождения. Лишь однажды она решилась сходить на кладбище, но её планам не суждено было сбыться. Сознательные граждане отвели беспризорного ребёнка в участок, откуда её снова привезли в детдом. Наученная долгим опытом девочка, не слушая взрослых, в нужный момент кивала и виновато опускала глаза, поддакивая, когда от неё этого ждали. Профилактические беседы она уже знала наизусть.
  Было решено использовать другой подход, с учётом самостоятельности ребёнка. Рите разрешили на несколько часов в день покидать детдом при условии стабильной посещаемости школы. Это принесло свои плоды, ребёнок перестал прогуливать. Отпущенные часы на воле начинались после обеда, к ужину она обязана была возвращаться. Ей вручили справку из детдома, чтобы она могла бесплатно пользоваться общественным транспортом. Рита снова стала гулять по привычным для неё местам, пока однажды не встретила Антона, живого и здорового. Логическое мышление и разговор с ним привели её к тому, что началось в её отсутствие: разборки среди ребят из банды, коих и следовало ожидать.
  Весна 2012Чем теплее становилось на улице, тем больше девочка гуляла. На летних каникулах в награду за отличное окончание четверти ей дали почти полную свободу, и Рита оправдала доверие. Она не оставила своей привычки знать как можно больше и с удвоенным рвением взялась за разведку после происшествия с Тёмой, когда девочка стала случайным свидетелем нападения на него. Вскоре картина района сложилась воедино. На свободу вышли почти все группы банды местных. Они не планировали объединяться. Каждый искал себя на воле. И, как выяснилось позже, некоторые находили.
  Зачем всё это знать подростку из детдома? Она не задумывалась над этим вопросом, просто вела привитый с детства образ жизни. Но лишь до тех пор, пока не пошли слухи о том, что местные бегут из города. Рита снова окунулась в мир остатков местных и попыталась во всём разобраться. Но чем больше она узнавала, тем очевиднее становилось, что им нужна помощь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 3.
  10,02,2013
  − Аня? Белова?
  Анька подняла глаза и посмотрела на человека перед столом.
  − М-м-макс? - заикаясь, уточнила она.
  − Значит, ты. - Он улыбнулся.
  − Не ждите меня. - Бросила она Антону и Тёме, сидящими с ней за столом в кафе после очередной тренировки.
  Девушка схватила куртку и вместе с Максимом вышла из зала. Оставшиеся переглянулись.
  − Макс...кого-то он мне напоминает, − протянул Антон.
  − Что? Не узнал? - усмехнулся Тёма, сделав глоток пива. - Стареешь!
  Тоха посмотрел на него вопросительно.
  − Макс из бригады. Я его на свадьбе у Ольги видел. - Пояснил Артём.
  Антон задумчиво потянулся за сигаретой, но поймав взгляд друга, убрал пачку в карман.
  − Как он её узнал?
  − Легко, − Тёма достал из кармана фотоснимок, на нём была Анька в обнимку с Артёмом.
  Дата в углу сообщала, что на дворе лето 2005 года.
  − Найди десять отличий от Аньки сегодняшней.
  Антон внимательно посмотрел на снимок и понял, что друг прав. Внешне девушка действительно почти не изменилась, только выражение лица. На фото она буквально светилась от счастья: радостная улыбка, влюблённый взгляд затмевали то, что она не очень получалась на фотографиях. Теперь же её лицо было чаще всего усталым и равнодушным.
  − А зачем тебе её снимок? - вдруг спросил Антон, отдавая фото другу.
  − В кармане завалялся, − отмахнулся Тёма.
  Друг сдержался от дальнейших вопросов, придерживаясь своей политики невмешательства в их личные дела.
  10,02,2013
  − До сих пор не верю, что это ты, − заметила Анька.
  Они шли по парку у озера.
  − Я только утром прилетел, да и в городе третий раз с выпускного. - Рассказал он.
  − А предыдущие два? - Спросила Аня.
  − Свадьба Санька, похороны няни. Не мог пропустить. - Макс говорил коротко.
  − А в этот раз? - Уточнила она.
  − Очередные похороны этих, типа родителей, которые меня в детстве бросили.
  − Они...?
  − Не знаю пока ничего. Мне Андрюха сообщил. Я тут в кафе перекусить зашел, где тебя встретил, пока больше никого не видел. - Макс зевнул.
  − Так ты голодный? - спохватилась Аня.
  − Вон блинная, заглянем? - Он указал куда-то в сторону.
  − Конечно. - Анька поспешила за ним.
  Они свернули с аллеи к закусочной. Сидячие места здесь отсутствовали, лишь навесные столы по периметру. Взяв еды и чай, чтобы согреться, ребята встали за ближайшей стойкой и некоторое время молча ели.
  − Слушай, − Макс уже закончил со своим блином. - В кафе с тобой сидели... − он попытался подобрать слова, Аня прекрасно поняла причину его заминки.
  − Антон, Артём, это они, − подтвердила девушка.
  − Боюсь спросить, что вас объединяет? - Максим с интересом смотрел на девушку, которую не видел столько лет.
  − Так сложилось, − Аня пожала плечами. - У Тохи своя семья, и с ним и с Тёмой мы, можно сказать, коллеги, не более.
  − Помню, ты с Тёмой когда-то ...
  − Всё в прошлом. - Оборвала его Анька.
  − Судя по твоей реакции, вы не только коллеги. Ты дёргаешься при упоминании о нём, − проницательно заметил Макс.
  − Просто нервы. Много всего произошло. - Отмахнулась Аня.
  − Поделишься? - Максим отпил чай.
  − У тебя своих проблем хватает, не хочу навязывать лишние. - Девушка старалась не встречаться с ним взглядом.
  − У меня вообще не бывает проблем, ты же знаешь. - Улыбнулся Макс.
  Они ели блины, пили чай, разговаривали, смеялись, шутили и делились воспоминаниями детства.
  − Меня вышвырнули с работы и из квартиры... − Аня, не упоминая Грэя и не вдаваясь в подробности, пересказала, что с ней случилось за последние месяцы.
  − Почему ты сразу не пошла в ОДП? - спросил Макс, когда она умолкла.
  − Вот и Антон также сказал, − улыбнулась Анька.
  − Вроде сто лет знакомы, но ты не перестаёшь меня удивлять. - Максим вспомнил о сахаре и решил всё-таки добавить его в чай.
  − Знал бы ты, как я сама себе удивляюсь. - Пошутила Аня.
  − Может, я могу тебе как-то помочь? − Макс решил оставить тему местных, видя, что девушке она не особо приятна.
  − Мне нужна работа, любая, в разумных пределах. Главное, чтобы моей личностью не интересовались - я без документов.
  Макс на время задумался, попивая чай.
  − Есть одна мысль, не то чтобы женская работа, но... − протянул он.
  − Если будут платить и не спрашивать паспорт, я согласна, − в её глазах мелькнула надежда.
  − Всё так плохо, что ты не спрашиваешь, что за работа? - удивился Максим.
  Аня прокрутила в голове то, чем занималась, и пришла к выводу, что её уже очень тяжело удивить:
  − Ну и что за работа?
  * * *
  11,02,2013
  'С первым рабочим днём', − поздравила себя Анька, шагая по рельсам.
  Перед поворотом она нашла тропу вниз и сошла с путей. Перед ней возник металлический забор. Девушка решительно отворила калитку. Её встретили сторожевые псы.
  'Охрана пропустит, если ты будешь уверена, что пришла по адресу', − вспомнила она слова работодателя по телефону.
  Убеждая себя, что в собаках нет ничего страшного, она вошла на территорию. Псы молча наблюдали за каждым её шагом. Сердце с перерывами стучало в груди. Лесопилка состояла из нескольких корпусов. Под навесом лежал лес, точнее то, что когда-то было лесом. В воздухе витал аромат свежеспиленного дерева, пробуждавший приятные воспоминания деревенского детства, когда её и брата за год до школы отправили туда пожить. Поиски нужного корпуса не заняли много времени. Знакомый Макса ждал её у входа.
  − Ты тот самый работник?
  − Ну, да, − она кивнула, слегка обескураженная характеристикой.
  − Яков Борисович. - Представился мужчина средних лет, открывая дверь склада и пропуская её внутрь. - Вот твоё рабочее место. Осматривайся. Будут вопросы, задавай.
  Аня огляделась, обходя помещение. Самый большой по величине зал был завален аккуратно выпиленными досками. По стенам шли трубы печного отопления. Комната поменьше была спальней, кухней, столовой, да ещё и с печью в закутке.
  − Твоя задача - топить, дерево должно просохнуть. Дрова здесь. Постель, телевизор, там чайник где-то был. Осмотр раз в час. Будильник на тумбе. Я буду утром. Даю пятьсот за смену. Вопросы? - Яков Борисович надел шапку, собираясь уходить.
  − Нет.
  − Всё устраивает? - уточнил он.
  − Вполне. - Кивнула Аня.
  − С одиннадцати до семи ты здесь хозяйка. Главное помни - печь должна гореть постоянно. Да и тебе теплее.
  Яков Борисович вышел, одарив работницу непонятной усмешкой. Анька потрогала батарею - едва тёплая. Она подошла к печи и растопила её. Помещение медленно прогревалось.
  * * *
  12,02,2013
  − О! Легендарная явилась! - Встретил её Артём на пороге гаража следующим утром.
  Антон кивнул в знак приветствия и вышел покурить.
  − Вот интересно, а Взломщик знает, что ты на стороне гуляешь?
  − Причем тут Даня? - Не поняла Аня.
  − Ну как же! Пока студент учится, ты тут со старыми 'друзьями'... Не стыдно тебе малолетке врать?
  − Я не врала ему! - Вспыхнула Анька.
  − Ну, ладно, − насмешливо согласился Тёма, − не все сказала о своих бывших увлечениях и жертвах. Гарик-то сниться перестал?
  В этом вопросе не было ничего необычного. Артём с завидной регулярностью упоминал её кошмары в своих речах. Девушка почувствовала сильнейшее раздражение, Тёма ни на секунду не давал ей забыть все то, о чём она так не хотела думать. И что самое обидное, она не знала, что ему ответить. Ей приходилось постоянно держать себя в руках и напоминать себе, что не в её интересах развивать конфликт.
  − Не твоё дело! - выдавила она, отводя взгляд.
  Ей невыносимо было видеть его издевательскую усмешку.
  − Конечно, не моё. Для плача в жилетку у тебя есть Даня, я тут так, ножами покидаться. Хотя... − Тёма выдержал театральную паузу, − если Даня узнает, чем ты так прославилась, то, может, и жилетки у тебя больше не будет.
  − Не вздумай! - Аня снова посмотрела на Артёма.
  − Думаешь, студент не оценит твоих подвигов? Испугается?
  − Ты не имеешь права рассказывать ему! - Анька даже представить боялась, что может наговорить Тёма Даниилу.
  − Ошибаешься, девочка. У нас свобода слова. Я могу кому угодно рассказывать что угодно, а в данном случае это даже не будет клеветой.
  − Это вообще не твоё дело! Не смей ему ничего говорить!
  − Посмотрим на твоё поведение.
  В этот момент вернулся Антон.
  − Вы опять? - Он обвел взглядом друзей, никто не ответил. - Ну и отлично, по местам.
  Спустя почти час им снова пришлось прерваться. У Антона позвонил телефон. Разговор был недолгим. Ребята слышали только его ответы.
  − Да. Понял. Ясно. Хорошо.
  − Кто звонил? - полюбопытствовал Тёма, собирая ножи со стены.
  Анька отстранилась, стараясь не смотреть на него.
  − Даня.
  − Что, сегодня?
  − Нет. Я в деревню. Там ставки. Вам отбой до послезавтра.
  Антон начал собираться. Тёма бросил ему нож, Тоха убрал его в карман.
  − Зайдёшь к Насте, скажешь, что я отъеду, чтоб не волновалась, − попросил Антон, пожав другу руку.
  − Не вопрос.
  − Спасибо. - Он вышел.
  Оставшись наедине с Артёмом, Анька стала торопливо собираться.
  − Торопишься на свидание? С кем на этот раз? - Обратился к ней Тёма.
  Он тоже потянулся за курткой. Аня молчала.
  − Какая таинственность... Не волнуйся, следить за тобой не планирую. Наткнёшься на местных, разбирайся сама.
  − За собой следи, особо за здоровьем. Какой твой следующий шаг? Если хочешь бросить пить, могу помочь, − она говорила, не к кому конкретно не обращаясь, тихо и с интонацией.
  − Ты мне угрожаешь? - Артём за руку развернул её лицом к себе.
  − Я предлагаю, − впервые за много дней она слегка улыбнулась, почти вежливо, однако в её глазах не было даже тени улыбки.
  Вырвав руку, девушка вышла из гаража.
  
  13,02,2013
  − Тогда в детстве мне сказали не возвращаться домой, и я пошел к Сане. Как раз после смерти его родителей. Тётя Таня, конечно, не выгнала меня. Вырастила нас, как родных. Уже много позже она мне всё рассказала. - Говорил Макс, шагая рядом с Аней по парку.
  − Что всё? - уточнила она.
  − Я детдомовский был, меня усыновили младенцем. Вырос, не понравился, хотели сдать обратно. Когда тётя Таня начала во всём разбираться, то узнала, что от меня отказ написали, и предысторию всю. Квест тогда помог опеку быстро оформить, чтоб не пришлось мне по приютам слоняться. - Пояснил он.
  − Разве так можно? Взять ребенка и вернуть ребенка через 10 лет? - не поверила девушка.
  − В России всё можно. - Усмехнулся Максим.
  − Ты был на похоронах? - Спросила Аня.
  − На отпевании. Дальше не поехал. - Ответил он.
  − Почему? - Не поняла она.
  − А смысл? Я не знаю или почти не помню этих людей. И меня там никто не знает. Что я буду людям мешать. Слушай, что с тобой такое? - Макс внимательно наблюдал за ней.
  − А что со мной? - переспросила Анька.
  − Ты какая-то сонная, что ли. - Попытался описать он.
  − С ночной смены. - Просто сказала она.
  − Там работаешь? - Удостоверился Максим.
  − Ну, да. На лесопилке ночным сторожем, заодно печи топлю, чтобы дерево сохло, − на одном дыхании проговорила она.
  Максим поперхнулся. Прокашлявшись, он выдавил:
  − Теперь я знаю, в чем заключается работа без требований к опыту и образованию. А коллеги твои теперь тоже на лесопилке?
  − Нет, конечно. Кстати, а ты тут всех видел? - Полюбопытствовала девушка.
  − Кого смог найти, да. - Кивнул Макс. − То есть Саня, ОДП, и пара однокурсников бывших.
  − Как там Андрей маленький поживает? - в её голосе звучало беспокойство.
  − Растёт. - Пожал плечам он.
  − У них все наладилось?
  − Ты о похищении?
  − Да.
  − Вроде все нормально, почти забыто. Полтора года прошло.
  Максим достал из кармана телефон.
  − Давай, твой номер запишу. - Предложил он.
  − У меня нет номера. - Отозвалась Анька.
  − В смысле? - Удивился Макс.
  − Нет телефона, нет номера. - Пожала плечами Аня.
  − Ты как всегда оригинальна.
  
  14,02,2013
  − Легенда, это правда? - накинулся на неё Тёма, когда она пришла в гараж следующим утром в День Святого Валентина.
  Антона ещё не было.
  − Что, правда? - Анька зевнула; она вроде спала, но сон с перерывами каждый час требовал привычки.
  − Ты с хаты свалила, куда тебя Даня заселил? - Артём смотрел на неё с нескрываемым любопытством.
  − Правда. - Призналась Аня.
  − Разбогатела до другого жилья? - не отставал Тёма.
  − Не твоё дело. - Отмахнулась она.
  − Или ограбила миллионера? Надеюсь, без жертв?
  Аня промолчала. Хотелось спать, а общаться с Артёмом не было совсем никакого желания.
  − Или новая работа настолько прибыльна? - продолжал прикидывать Тёма.
  − Я работаю сторожем на лесопилке и живу там, − не удержалась она, по его лицу прочитав продолжение мысли о доходной работе по ночам.
  − Легенда лесопилки, − усмехнулся он, доставая звонящий телефон.
  Выслушав собеседника и закончив вызов, Артём обратился к Ане, неизменно сидящей с планшетом на кресле в углу.
  − Тоха опаздывает. Повёз семью в поликлинику, будет где-то через час, − сообщил он девушке. - Изволишь ждать или пойдёшь по холоду шататься?
  Анька не шевельнулась, словно не слышала вопроса.
  − Как самоуверенно. Легенда, ты веришь, что в состоянии провести в моём обществе час? Ничему тебя жизнь не учит. - Тёма не секунды не сомневался, на что потратить час ожидания.
  − Нет, я верю, что тебе когда-нибудь надоест допекать меня. - Оптимистично проговорила она. - Повзрослеешь, к примеру.
  − Напоминаю для замученных склерозом, я старше тебя. - Усмехнулся Артём.
  − А ведёшь себя, как школьник переходных лет. Глупый, обиженный ребёнок! - она не успела закончить мысль, нож, брошенный Тёмой, оцарапал кисть.
  От неожиданной боли Аня отдёрнула руку и выронила планшет.
  * * *
  17,02,2013
  − Хочешь заработать? - спросил Яков Борисович три дня спустя, принимая смену.
  Аня кивнула.
  − Надо доставить посылку в область, три часа на автобусе туда, три обратно. Здесь подарок дочке. Я бы сам поехал, но не могу с работы уйти. - Пояснил он.
  − Сколько? - зевая, уточнила она.
  − Две тысячи и один выходной выспаться. Берёшься? - Яков Борисович почти не сомневался в её ответе.
  − Да.
  Яков Борисович протянул ей пакет и деньги, добавив стоимость билета.
  − В пакете адрес и описание дороги. Жду тебя послезавтра на смену. - Попрощался он.
  Анька, уже собравшись, кивнула и вышла из лесопилки, как она коротко называла своё место работы. Тысячу она сразу же отложила на еду. На вторую решила, наконец, купить себе телефон. Она пошла прямиком в салон связи, но было слишком рано. Прогуливаясь в ожидании открытия, Аня заметила продавца сим-карт, раскладывающего что-то за стойкой.
  − Девушка, возьмите сим-карту. Любой оператор, красивые номера, выгодные тарифы, и главное, совершенно бесплатно. - Начал он свою песню, заметив потенциальную клиентку.
  − Ну, давайте. - Сразу же согласилась девушка.
  − Ваш паспорт, пожалуйста, − довольный молодой человек начал искать среди бумаг чистый бланк.
  − Зачем? - не поняла она.
  − Ну... − он запнулся, заученной фразы на этот вопрос в репертуаре не было, он работал здесь ещё очень мало, − чтобы договор заключить.
  − А если нет паспорта? - Аня внимательно смотрела на продавца.
  − Как, нет? - удивился распространитель сим-карт. - А где он?
  − Ну, допустим, украли или потеряла, − вежливо отозвалась девушка.
  − Ну...тогда...я не могу сим-карту...надо паспорт, чтобы договор, − сбивчиво забормотал он.
  − А что делать человеку, оказавшемуся в моей ситуации? - ей становилось всё интереснее. − Думаете, сим-карта не нужна?
  − Попросите родных, друзей, знакомых, у кого есть паспорт. - Нашёлся распространитель.
  − А если нет родных, друзей, знакомых? - не отставала Анька.
  − К сожалению, ничем не могу помочь, − он погрустнел, клиент был явно потерян, день не задался с утра.
  Заметив, что в магазине сменилась вывеска на 'открыто', Аня направилась туда. Выбрав самый простой телефон, на который хватило денег, она оплатила покупку и поспешила к Антону. Тот оказался дома.
  − И что тебе не спится? - спросил он, зевая и пропуская её в квартиру.
  − Мне нужна сим-карта. − С порога начала она.
  − Зачем она тебе без трубы? - Не понял друг.
  − Труба есть. Кстати, можно зарядить? - она достала из кармана телефон и зарядное устройство к нему.
  − Допустим, электричества мне не жалко, − он кивнул на розетку в углу коридора. - Но где связь между мной и сим-картой?
  − Без паспорта их не продают. - Терпеливо пояснила девушка, поставив телефон на зарядку.
  − На любом рынке левую возьми. - Предложил Антон.
  − Ты забываешь, что я далека от всего вашего левого. - Не отступала она.
  − И что ты предлагаешь? - Сдался Тоха.
  − Купи мне сим-карту. - Тут же нашлась Анька.
  − Прямо сейчас? - он снова зевнул.
  − Желательно. Я уезжаю, хочу быть на связи. - Аня смотрела на него почти умоляющим взглядом.
  − Куда? - заинтересовался Антон.
  − Не знаю.
  − В смысле? Уезжаешь туда, не знаешь куда? - Удивился он.
  − Надо передать подарок, − Аня кивнула на пакет, который поставила в углу, когда вошла, − где-то в области, адрес ещё не смотрела.
  − Может, тебя отвезти? - Антон уже понял, что поспать в выходной ему не удастся.
  − Нет, спасибо. - Поблагодарила Анька. − Мне только симку надо. Доберусь своим ходом.
  − Я кофе успею выпить?
  − Если угостишь меня, то да, − улыбнулась Аня.
  − Ну, проходи, угощайся, и мне заодно приготовь, − Тоха скрылся в своей комнате.
  Девушка тихо разулась, сняла куртку и прошла на кухню. Теперь тут всё говорило о том, что Антон живёт не один. Чистота и порядок изменили помещение в лучшую сторону. Через пару минут к ней присоединился Антон, уже не в домашнем халате. Анька приготовила два кофе. Пили молча. Каждый думал о своём: Аня о предстоящей поездке, Антон о том, что люди, которых называют 'жаворонки', менее культурные, чем 'совы'. Сова считает, что звонить в десять вечера поздно, люди же могут спать. Жаворонок уверен, что в воскресенье к девяти утра зайти в гости можно, и все должны быть рады приходу.
  − Слушай, а где твой планшет? - полюбопытствовал Антон, когда они вышли из дома.
  − Сломался, − попыталась увильнуть Аня.
  − Просто так взял и сломался? - не поверил он.
  − Не без помощи. - Призналась она.
  − И кто же ему помог? - не отступал друг.
  − А то ты не догадываешься? - Анька уставилась на свои сапоги, торопливо шагая рядом с Антоном.
  − Тёма, − это был не вопрос, а утверждение.
  − Но он, конечно, не виноват. Просто ножиком промазал и попал мне по руке, рука дрогнула, планшет упал. - Продолжила она, сдерживая эмоции.
  − А ты? - Антон начал догадываться, что случилось в то утро, когда он задержался.
  Именно после того утра Анька стала встречать Антона у подъезда, объясняя это тем, что просто возвращается с работы этой дорогой.
  − Бросила нож в ответ, − Ане не хотелось говорить об этом, но пришлось. - Не попала в стену, но попала в ногу. Ножи отлично протыкают кожаную обувь.
  − А целилась куда? - во взгляде Антона стояло любопытство.
  − Никуда, просто в него. Нервы не выдержали. Продолжения спрашивай с него, но я без тебя больше в гараж не пойду. - Аня замолкла.
  Они уже подошли к торговому центру. Спустя пять минут Антон вручил ей сим-карту. Анька от души поблагодарила его.
  − Тебя, как я понимаю, сегодня не ждать? - на прощание уточнил он.
  − Я после пяти буду. - Ответила девушка.
  Он посадил её на троллейбус, а сам отправился домой. Только в транспорте Аня, наконец, открыла пакет и достала лист с адресом. Название села ей ни о чём не сказало. Она лишь вспомнила, что из города в это село напрямую ходит автобус. Анька внимательно прочла рекомендации, как проще добраться.
  17,02,2013
  На автобус она успела. К её удивлению, в том направлении ходил не привычный ПАЗ, а довольно большой, комфортабельный автобус, напоминающий туристический. Рядом с Аней, занявшей по билету место у окна, расположилась женщина. Вероятно, она была моложе, чем выглядела, но чрезмерное употребление алкоголя и, наверное, непростая судьба оставили на ней свой след. Затолкав под сиденье сумку, в которой обычно продавцы на вещевых рынках переносят свой товар, женщина посмотрела на соседку.
  − О! Молоденькая! Тебе лет как моему сынишке, − женщина улыбнулась, но тут же погрустнела. − Бросил он меня! - надрывно произнесла она.
  − Кто? - Аня посмотрела на неё с любопытством.
  − Сын мой! Я растила его, а он неблагодарный!
  Аня промычала что-то в ответ и отвернулась к окну. Но женщине не нужен был собеседник, только слушатель, и соседка нашла его.
  − Нет, ты только представь! Его мать родила и тут же отказ написала. Да, да, я знаю, она моя подруга была. А я как увидела его, маленького, дрогнуло сердце. У меня своих деток Бог не дал, не судьба значит. А он ко мне ручки потянул. Не к мамаше своей, а ко мне. Не могла же я его отдать в казённый дом! - Она хотела расплакаться, но передумала и продолжила рассказ. - Мальчонка такой вот, − она показала руками примерный размер новорождённого. - Ну, так вот, о чём бишь я? А, да, сынок мой. Ты не думай, я молодая как ты была, а не как сейчас. Не пила тогда ни глотка. А уж с сыном и подавно. Он у меня умненький, послушный! Как не скажу: 'Сынок, в семь вечера домой, до темноты не гуляй!' Он приходит минута в минуту, и дома слова поперёк никогда не скажет. Все подруги завидовали. И с детства воспитанный такой! Двери маме открывал, сумки из магазина помогал нести. Никого не обижал, в садике все воспитатели хвалили. А я? Я гордилась сынулей, а он такой неблагодарный мать бросил! - её голос опять принял плаксивый тон. − Я ведь юридический кончала. И работа была. Мы такие дела проводили! Раз проиграли, и всё. Всё пропало! Сына от рук отбился. Я его в гимназию хорошую пристроить успела, в лицей с проживанием он не поехал. Кем только я не работала потом. И полы мыла, и торговала, и всё для него окаянного! А он! А знаешь что он?
  Аня, ставшая невольным слушателем, уже с интересом посмотрела на женщину.
  − Он хулиган! - По слогам проговорила она. - Он уроки срывает, учителей не слушает, аварию с электричеством устроил, раздевалку поджёг. Кто слово скажет, он в драку. Только и успевала в школу ходить за него краснеть. Но тут уже нервы! Ты же понимаешь, я человек, я не железная! Я всё для него, а он как с цепи сорвался, как назло, всё вопреки. Да, каюсь, не доглядела, упустила сорванца где-то. А потом уж и поздно стало. А тут из школы его неуча погнали, меня с работы опять. Да и кому я там нужна вот такая? И ему я не нужна, стыдится мамки. Дома не жил он. Помню, искали его службы какие-то, в исправительную спецшколу отправили. Вот так! Мамка отправляла в хороший лицей - не поехал, а тут, эти, они же не спрашивают. Я же сынку не бросила, поехала увидеться, а он даже к матери выйти не захотел! Взрослый слишком стал в свои двенадцать то ли тринадцать годков, уж не упомню. А я-то мать! Сердце материнское кровью обливается!
  Женщина рассказывала, усердно жестикулируя. Её голос то взлетал до самых высоких нот и срывался на плач, который тут же прекращался, то падал и звучал печально, словно сын был здесь, и она его пристыдить пыталась. Аня молчала, привыкшая за последнее время не перебивать говорящих. Не то чтобы ей было интересно, но сочувствие где-то внутри просыпалось невольно.
  − Уж не знаю, как он вышел оттуда, только не видела я его почти. Так придёт, переночует, и снова где-то пропадает. Мать ему никто. Что не спроси - молчит, что не скажи - огрызается. А раз пришёл и говорит: 'Ты мне не мать!' Я-то на пьяную голову не поняла, о чём он, а как вещи собрал и ушёл, фотокарточку обронил. Я подняла, глядь - его снимок. Я подруге как-то давала. А на стороне обратной адрес её, матери его биологической. Уж не знаю, кто ему сказал, как всё было. Совсем мать забросил, не нужна я ему. Да... − женщина встретилась с Анькой взглядом. - Так что нет сынка у меня. Та мать-то получше и побогаче. Он и не понимает, что она ему пелёнки не стирала! Когда зубы резались, ночами у колыбели не стояла! Я, понимаешь, я вырастила его! Я его человеком сделала! А он неблагодарный! Не сын он мне! Да, так и есть, не сын! - Она перевела дыхание. - Он приходил как-то. Представляешь? Столько лет не видела, а тут, приехал! Вымахал больше мамки. Я-то сразу узнала его, думала, понял всё, в ноги кинется, прощения вымолит! Столько лет где-то пропадал, мать места себе не находила...
  Она замолчала, утирая выступившие слёзы. Автобус уже давно выехал за город. Только редкие придорожные посёлки разнообразили пейзаж за окном.
  − Я вот к сестре еду, − снова заговорила женщина после длительной паузы. - Она в деревне. Говорит, там тихо, спокойно. Да и родная кровиночка рядом. Нет сына, чтоб под старость лет матери стакан воды принести. А вот маленький был, мамку любил, уважал. Помню, как-то раз, ему года четыре, наверное, было...
  Аня слушала с всё увеличивающимся любопытством. В рассказах о сыне дорога до места назначения пролетела незаметно.
  − А в садике-то, в садике был когда, на борьбу записался. С первой тренировки забирала, он весь в слезах. Нет, нет, его там не били, это он мальчика ударил и сам заплакал. Жалко стало. 'Ему ведь больно!' − весь в слезах мне тогда говорил, когда я спросила, почему плачет. А теперь? Вот пришёл, ещё осенью дело было, то ли летом, говорит: 'Пустите переночевать?' Представляешь: 'Пустите'! На "Вы" к мамке родной, чего сроду не было! Мамулей звал, а тут как к чужой, и добавил ещё: 'Если надо, заплачу'. Вот оно как. Как он обо мне думает! За все труды и слёзы, а он так со мной! Но ничего, мне сестрёнка говорит: 'Приезжай, мол, тут поживи'. Ну, я к ней, всё-таки родной человек. Я же сказала? Не впустила сына, погнала окаянного, не прощу! Мать бросил, как тряпку ненужную, и через столько лет является! Да, да, погнала его с порога! Говорю: 'Иди, откуда пришёл! Я тебе не мать, и ты мне не сын!' А он. Знаешь, что он? Он развернулся и ушёл. Просто молча ушёл. Не спросил, как я; не попросил прощения. Просто ушёл. Представляешь? - женщина снова заплакала.
  Было видно, что плачет она не реже, чем пьёт.
  Она потянулась в карман за платком, достала его, выронив что-то. Аня рефлекторно нагнулась и подняла с пола упавший предмет. При свете из окна она увидела паспорт. 'Савельева Наталья...' − попались первые строки на глаза.
  − Вы уронили, − Анька протянула документ женщине.
  − Спасибо, дочка, − женщина утёрлась платком и приняла паспорт.
  Она открыла последнюю страницу и достала фотокарточку.
  − Вот сынок мой! Маленький мой! За что ты маму бросил, окаянный! - Она снова расплакалась. - Вот, смотри, какой он у меня был. - Наталья протянула снимок Ане.
  Анька взяла фотографию. Там был изображён мальчик лет десяти. Он хмурился от солнца, светящего прямо в глаза. На нём был новый синий джинсовый костюмчик и чёрная кепка на голове. Второй причиной недовольного вида мальчика был фонтан за спиной, капли которого ветром сдувало на ребёнка. Фонтан Аня узнала, он был когда-то в парке у озера ещё в её детстве. Позже его реконструировали, и теперь фонтан можно было увидеть только на фотографиях того времени. Что-то неуловимо знакомое было в этом ребёнке, но что? Взгляд, выражение лица, словно где-то она уже видела всё это.
  − А мальчик такой красавец, и маленький был, и подрос когда. - Наталья всё ещё в слезах взяла фотокарточку обратно и поцеловала её. - Сыночек мой! Артёмка!
  'Артёмка Савельев, − мысленно повторила Аня и подняла на женщину удивлённый взгляд. - Не может быть', − билось в голове.
  − Вы его мама?! - делая паузу после каждого слова, спросила она.
  − Да, я мама, − эхом отозвалась Наталья. - А ты знаешь моего Тёму? - уточнила она.
  − Ну, да, − осторожно согласилась Анька.
  Факт знакомства с её сыном потряс женщину. Она немного помолчала и снова пустилась рассказывать о нём, только теперь всё больше хорошего. И на Аню смотрела, словно знала её уже много лет.
  − Он ведь такой заботливый и любящий! Если полюбит кого, то это навсегда! Я ж без папки его растила, ночей не спала, всю душу в него вложила...
  Слова сыпались беспрерывным потоком; истории из детства Тёмы перемежались со слезами брошенной матери. За эти несколько часов дороги Анька узнала о нём больше, чем за все предыдущие годы знакомства. Когда автобус уже прибыл в посёлок, женщина обратилась к Ане:
  − А ты увидишь Тёму?
  − Думаю, да. - Осторожно согласилась девушка.
  − Вот, отдай ему, − Наталья вручила Ане лист, на котором минуту назад написала адрес. - Если Тёма о маме родной вспомнит, он здесь найдёт меня. Отдашь?
  Анька кивнула.
  − Спасибо, доченька!
  Женщина, продолжая что-то лепетать про сына, подхватила сумку с вещами и направилась к выходу. Аня двинулась за ней. В голову пришла мысль помочь женщине с вещами, но на выходе Наталью встретила сестра с мужем. Аня, бросив на неё прощальный взгляд, отправилась по своим делам.
  Она шла по главной дороге посёлка, с интересом оглядываясь. Вдруг что-то изменилось. Она с удивлением сделала шаг назад. Перед ней шёл снег. То неуловимое мгновение, ровно та точка пространства, где начинается снегопад. Она снова отступила - здесь снега ещё не было; шаг вперёд - снег идёт. Какая-то необъяснимая радость завладела ей.
  'Какой момент!' − Анька шла, улыбаясь сама себе.
  Она ещё несколько раз оглянулась на то место, где снегопад граничил с ясной погодой. День становился всё интереснее. Дорога до указанного места заняла совсем немного времени. К её удивлению, это был один из трёх высотных, по сравнению с остальными, домов в посёлке, целых шесть этажей и два подъезда. Найти квартиру не составило труда, как и подняться на первый этаж. Аня позвонила в дверь. Открыла ей миловидная женщина пенсионного возраста в домашнем платье, вышедшем из моды лет двадцать назад. У её ног вилась маленькая собачка, время от времени тявкающая на незнакомку.
  − Здравствуйте, я от Якова Борисовича. Он просил вам передать. - Проговорила Анька, протягивая пакет с подарком.
  − Здравствуйте, здравствуйте! Спасибо, − женщина приняла пакет. - Может, на чай зайдёте?
  − Нет, благодарю. Мне надо на автобус спешить. До свидания.
  Аня торопливо спустилась по лестнице, сопровождаемая удивлённым взглядом женщины.
  − Кто там, мам? - донёсся вопрос из глубины квартиры - последнее, что услышала Аня.
  Оказавшись снова на улице, Анька поспешила к остановке, пряча лицо в шарфе. Метель уже разыгралась не на шутку. Крупные хлопья снега, гонимые ветром, облепили лицо и одежду. Стуча зубами от холода, она зашла в автобус, расплатилась с водителем и заняла свободное место, в этот раз на стороне поближе к отоплению. Её не оставляли воспоминания о Наталье Савельевой. Артём, которого описала несчастная мать, очень сильно отличался от того, что знала о нём сама Анька. Но девушка не сомневалась, что это именно он.
  В голову пришло странное сравнение. Когда Аня ещё начинала работать у Грэя, она впервые в жизни побывала на корпоративной вечеринке в честь очередного дня рождения лаборатории. Не изменяя своим принципам, Анька не пила ничего, крепче сока, в отличие от большинства. Там было всё: игры, конкурсы, песни и танцы. Увидев коллег в новом свете во время той вечеринки, Аня долгое время не могла смотреть им в глаза на работе без улыбки. Со временем она осознала, что люди в официальной и неофициальной обстановке отличаются как небо и земля. И теперь, услышав очень подробное описание Артёма, его жизни в детстве, Анька чувствовала, что не сможет смотреть на него по-прежнему. Хорошо или плохо то, что она узнала, девушка предпочитала не думать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 4.
  17,02,2013
  Всю обратную дорогу она провела в полусне, сказался недосып из-за работы. В гараж шла с тяжёлым сердцем, жалея, что не догадалась записать в телефон номер Антона. Вечерело. Она неуверенно потянула на себя дверь, та со скрипом открылась.
  − Тох! Легенда явилась! - позвал Артём, первым заметив её. - Ты, говорят, телефоном обзавелась. Поделишься номерком?
  − Зачем тебе? - уточнила она, снимая куртку.
  Антон выбрался из погреба в гараже.
  − Дай ему номер и наши запиши, − бросил он.
  Девушка молча подчинилась. Она передала телефон Тёме, тот сделал дозвон себе и другу. Аня сохранила набранные номера. Теперь в контактах было три имени: Мама, Тоха, Тёма.
  Во время тренировки Анька то и дело посматривала на Артёма. Он изменился в её глазах. Она наблюдала за каждым его движением, ловила каждое слово, улыбку, жест. Сегодня он был какой-то рассеянный. Ей даже показалось, что у него дрожала рука при бросках. Кроме того, Тёма очевидно избегал встречаться с ней взглядом.
  − Тём! Не тормози! - сорвался Антон, когда в очередной раз трюк не удался.
  Аня пока собирала ножи, чтобы вернуть их ребятам.
  − Да что с тобой сегодня? - Антон бросил последний нож в стену над головой Аньки, она равнодушно выдернула его и положила к остальным.
  − Перерыв, − Артём взял куртку и вышел из гаража.
  Антон последовал за ним. Аня проводила их внимательным взглядом. Тёма никогда не выходил курить во время тренировки, а благодаря Ане, он вообще больше не курил.
  − В чём дело? - спросила Антон, когда они оказались на улице.
  − Ко мне гости едут из Новосибирска. - На одном дыхании проговорил Артём.
  − Ты им сказал про неё? - уточнила Антон.
  − Пока нет.
  Антон задумчиво крутанул пальцами нож:
  − Я не хочу идти против твоих друзей, но если придётся, убью за неё.
  − Завтра утром в десять в 'Звезде'. Приходи, посмотрим, что им надо. − Тёма вернулся в гараж.
  Антон достал сигареты. Аня сидела в своём углу, но теперь без планшета, а с телефоном. Ему показалось, что она хочет что-то сказать, но девушка опустила взгляд на экран. Даже её допекать настроения не было. Вернулся Антон. После получаса тренировки он дал 'отбой'. Анька не торопилась. Она подошла к собирающемуся хозяину гаража:
  − Слушай, Тох, можно я тут переночую? Только, пожалуйста, не спрашивай, почему.
  − Не замёрзнешь? - уточнил он.
  − Нет. - Она, как всегда, была уверена в себе.
  − Ночуй. - Он передал ей ключ от гаража. - Завтра в три начнём.
  − Спасибо. - Улыбнулась Аня.
  Антон ушёл. Артём прибрал ножи после тренировки и тоже начал собираться. Аня смотрела на него со своего кресла.
  − Что ты пялишься, обездоленная? - раздражённо спросил он.
  − Я всё думаю, Артёмка Савельев, с чьей мамой сегодня познакомилась, и ты - одно лицо? Или нет? - она оценивающе обвела его взглядом.
  − Ты бредишь, девочка, − отмахнулся Тёма, мыслями он был очень далеко.
  − Она просила передать тебе вот это, − Анька протянула ему лист бумаги.
  Он несколько секунд недоверчиво смотрел на неё, потом подошёл и взял письмо. Обычный тетрадный листок в клетку был свёрнут трижды. Артём медленно развернул его. Аня заметила, что его руки невольно дрожали. Тёма внимательно прочитал написанное, после чего скомкал листок и отбросил, как ненужный мусор.
  − Ты предал мать, которая вырастила тебя... − заметила Анька, не спуская с него глаз.
  − Она мне не мать! - перебил её Тёма.
  − Не мать не стала бы таскать тебя каждый день на перевязку в поликлинику за мостом, когда ты в семь лет распорол ногу. - Спокойно ответила Аня.
  − Это не твоё дело! − Артём направился к выходу.
  Анька некоторое время смотрела на дверь, из которой он вышел, после чего встала и закрылась изнутри. На обратном пути она подняла скомканный лист, осторожно развернула и прочла: 'Сынок, я люблю тебя. Приезжай... Мама'.
  Адрес дома в том посёлке, где днём побывала Анька, и номер телефона она читать не стала. Аня аккуратно свернула лист и убрала в карман куртки. Мысли Тёмы, очевидно, были заняты чем-то весь день, потому и записку матери он встретил равнодушно. Осталось ощущение, что к этой теме они ещё вернутся.
  От домашнего тепла и уюта Анька успела отвыкнуть, потому условия жизни в гараже её устраивали. 'Лучше, чем на улице'. Кресло, стоящее в углу, в котором она проводила всё свободное время, было раскладным. Когда-то осенью Артём, некоторое время живший тут, достал это кресло у кого-то из соседей. Оно отлично исполняло роль спального места. Зная зимние температуры, Антон принёс из дома обогреватель. Теперь в гараже было более менее тепло.
  'Без замашек на роскошь, но жить можно', − шутил Тёма, обитая тут.
  Аня всего этого не знала, лишь видела, что условия сносные, чтобы переночевать, а большего ей и не требовалось. Поужинав найденными остатками пиццы, которой обычно обедали, если тренировались весь день. Анька, после недолгих усилий, разложила кресло. Было довольно удобно, а рядом с обогревателем ещё и тепло. Устав за день и после ночной смены, она очень быстро заснула.
  * * *
  18,02,2013
  Следующим утром к десяти Антон подошёл к 'Звезде'. Артёма и компанию он увидел сразу за столиком слева от входа. Поздоровавшись со всеми и взяв себе пива, Антон занял свободное место. Парни о чём-то разговаривали, в основном, на отвлечённые темы. Утром в будний день бар был пустой. Только уставший бармен за стойкой лениво протирал стаканы.
  − Ладно, с этим всё понятно, − завершил тему Кел. - Давайте ближе к делу. Тём, ты нашёл эту мразь, Аню или как её там?
  Антон, не показывая напряжения, посмотрел на друга. Повисла тишина; Тёма, выигрывая время, потягивал пиво. Когда молчать дальше стало нельзя, он поставил кружку на стол с громким стуком.
  − Нет.
  − Ну, это и понятно. С такой болезнью искать кого-то проблематично. Кстати, ты как сейчас? - уточнил Яким.
  − Почти в норме. - Отозвался Артём, он также умело не показывал эмоций.
  − Отлично. Я думаю, за пару дней мы её откопаем. - Сказал Яким. − Тем более, точно известно, что она в городе.
  − Откуда информация? - полюбопытствовал Антон.
  − Неважно. Факт, что она здесь, − заговорил Тяпа.
  − Здесь родилась, здесь и похороним, − добавил Кел.
  − Не думаю, что стоит с ней связываться. - Осторожно заметил Артём. − Она всего лишь мстила за весёлый год в Новосибирске, который мы ей устроили.
  − Всего лишь? Ты забыл первые несколько месяцев после этой отравы? - уточнил Яким.
  − Всё уже решено. С тобой или без, но мы найдём её, − закончил Кел.
  Тяпа осторожно перевёл разговор в другое русло. В баре ребята просидели несколько часов, после чего гости поехали с вещами к знакомым, где планировали остановиться. Артём с Антоном направились в гараж.
  − Откуда они знают, что она в городе? - поинтересовался Тоха по пути.
  − Без понятия. Как видишь, моё мнение им неинтересно. - Равнодушно проговорил Тёма. − Там всё решили до меня, и будут решать после.
  − Вижу. Есть идеи?
  − Я её защищать не намерен, − продолжил мысль Артём.
  − Так ты против? - Антон покосился на друга.
  − Тох, я не буду помогать не ей, не им. - Его голос звучал решительно.
  Антон ничего не ответил, лишь крутанул нож пальцами и убрал его в карман. В гараже кроме Ани они застали ещё и Даню.
  − Ребят, сегодня вечером работаем, − объявил им Даниил, поздоровавшись.
  − Где? - уточнил Антон.
  − Очередной корпоратив. - Ответил организатор.
  − Эта с нами? - Артём кивнул на Аньку.
  − Да, но сценарий другой. Она теперь не случайно выбранная, а просто свой человек. Контора-заказчик собрала довольно много оригинальных номеров, так что от нас нужно достойное выступление.
  − Расскажи уже самое интересное, − перебила его Аня, сидящая в своём любимом кресле, по её лицу блуждало непонятное веселье.
  − Короче, там некий дресс-код, − Даня смерил девушку недовольным взглядом за то, что она не дала ему всех морально подготовить.
  Антон и Артём отвлеклись от ножей, которые распределяли по типам, и вопросительно посмотрели на него.
  − Договаривай уже, − Анька едва сдерживала смех.
  − Вечеринка в шотландском стиле, вход всем в соответствующих килтах, форму контора предоставит.
  Заметив изменившиеся лица ребят, Аня всё-таки рассмеялась.
  − Всю жизнь мечтала об этом дне! Верхушки местных в юбках! - Заливалась она.
  − И многие согласились? - полюбопытствовал Тёма.
  − Пока только Аня, её традиционное платье нисколько не беспокоит, − признался Даниил. - Реально, а что такого?
  − Без меня, − перебил его Антон. - Наряжаться клоуном не намерен. - Он сделал несколько бросков, ножи выстроили крест на стене.
  − Тох, Тём, оплата полторы ставки, если выступите! - Даня догадывался, что и остальные отреагируют также, но в тот момент, когда общался с заказчиком, как-то не подумал об этом.
  − Плюс мою долю отдаю вам за это шоу! - продолжила веселиться Анька.
  − Да хоть десять ставок, в цирк без меня. Когда появятся адекватные условия, дай знать, − Антон собрал ножи и сделал ещё несколько бросков, выстроив квадрат.
  Тёма сверху достроил треугольник. Аня поняла намёк. Этот знак был показателем готовности начать. Она встала со своего места и направилась собирать ножи со стены, у которой ей предстояло провести следующие несколько часов.
  − А где вы были утром? - полюбопытствовал Даниил, отойдя с линии бросков.
  − Друзей встречал из Новосиба, − ответил за себя Артём.
  Анька замерла. Ножи, уже собранные, выпали из руки. Спохватившись, она бросилась наводить порядок. Положив ножи на стол, она подняла на ребят глаза. Во взгляде стоял немой вопрос. Даня тем временем писал сообщения остальным членам группы.
  − Не дёргайся, Легенда. Я промолчал. Они всё равно рано или поздно найдут тебя хоть из-под земли. - Заметил Тёма.
  − Какое необычное сочетание слов: ты и промолчал. - Огрызнулась Аня, переведя взгляд на Антона.
  − Они откуда-то уверены, что ты в городе, − хмуро сказал он.
  Анька с минуту что-то обдумывала, перебирая лежащие перед ней ножи. Её лицо приняло решительное выражение. Она подняла один из ножиков и бросила его в стену, он ударился лезвием, но не воткнулся, а лишь упал на пол с негромким стуком.
  − Так и не научилась, − со странной улыбкой заметила она и повернулась лицом к Артёму, − где остановились твои гости?
  − Зачем тебе? - не понял он.
  − Навестить хочу, мы ведь с ними так давно не виделись. - Её тон им что-то сильно напомнил.
  − Ань, может, не стоит? - вмешался Антон.
  − Ребята приехали ко мне. Не могу же я им отказать во встрече. - Анька говорила негромко, в её тоне слышалось какое-то предвкушение. − Тем более, как заметил наш вечно правый Тёмочка, они всё равно меня найдут. Чего тянуть?
  − Могу дать телефон Кела, адресов не знаю, − предложил Артём, смотря на неё чуть удивлённым взглядом.
  − Сойдёт. - Кивнула она.
  Переписав номер телефона, Аня торопливо собралась:
  − Потренируйтесь сегодня без меня денёк, − сказала она на прощание, и добавила, обращаясь к Дане, − если они согласятся, будь другом, запиши для меня видео с Тёмой в юбке. - Смеясь, Аня вышла из гаража.
  − Не нравится мне всё это, − заговорил Антон, когда дверь за девушкой закрылась.
  − Они бы всё равно её нашли, − заметил Тёма.
  − Дань, ты в ней ничего не заметил? - уточнил Тоха, надеясь на то, что его глаза обманули.
  − Не знаю. Весёлая какая-то. Не помню, когда в последний раз смеялась. - Пожал плечами Даня.
  − Думаешь, я зря дал ей номер? - Тёма посмотрел на друзей.
  − Нет, не зря. - Согласился Антон. − Но я уже не уверен, кому встреча принесёт больше проблем.
  Артём понял, что друг прав. Он осознал, что его так задело в Аньке сегодня. Её усмешка, так знакомая ему и почти пропавшая в последнее время. Её взгляд решительный и отважный, сменивший мутную усталость.
  − А что, собственно, происходит? Куда она рванула? − Даниил, наконец, оторвался от телефона.
  − Она, скорей всего, направляется на встречу к людям, так же пострадавшим от её руки, как Тёма когда-то. Народ из Новосибирска явился, − ответил Антон.
  − Это же опасно! - спохватился Даня.
  − Это смертельно опасно, − согласился Артём, вращая нож. - Но это её выбор. И вообще, Дань, забей. Это ж Легенда, у неё свои тараканы в голове ползают по черепной коробке.
  − Да вы что не понимаете? Она же жить не хочет! Да ну вас... − Даниил взял куртку и кинулся вслед за девушкой.
  Друзья переглянулись.
  − Что это он? - не понял Тёма.
  − Знаешь, что сдерживало Аньку в рамках разумного последние годы? Инстинкт самосохранения, который напрочь отсутствовал, когда мы с ней пересеклись впервые. Человек, доведённый до отчаяния, которому незачем жить и нечего терять, способен на необдуманные и, как правило, неожиданные поступки. Для неё нет границ, присущих большинству из нас. - Он немного помолчал. - Тём, узнай, куда она твоих друзей позовёт. Только место встречи. Поможешь?
  − Тох, не лез бы туда. - Посоветовал друг.
  − Не скажешь ты, найду сам. - Он стал собираться, положил в карман ножик.
  − Я серьёзно, не вмешивайся.
  − Я друзей не бросаю. - Антон накинул куртку и вышел из гаража.
  В кармане пропищал телефон. Артём достал его и прочёл сообщение: 'Зрелище без хлеба сегодня в восемь. 7 корпус бывшего завода у вокзала'. Отправитель - Кел. Тёма переслал сообщение Антону и тут же удалил, чтобы ничего не напоминало о вечере. Однако, решимость держаться подальше таяла каждое мгновение. В памяти то и дело всплывал взгляд Аньки и слова Антона: 'Я друзей не бросаю'. Но вмешаться значило сделать выбор между Аней, с которой, несомненно, будет Антон и, возможно, Даня, и ребятами из Новосибирска, ставшими за годы жизни там хорошими друзьями. Остаться же в стороне значит невольно предать, независимо от исхода. Анька...Легенда, снова всё из-за неё. Как же ей удаётся всем досадить, а потом долго разгребать? Ну как можно быть таким проблематичным человеком?
  Тёма достал из кармана фотографию и некоторое время внимательно рассматривал. 'Я страшна как жизнь, и нежданна как смерть', − говорила девушка о себе ещё в то время. На фото она получалась неудачно, в жизни Аня была совсем другая. Нет, у неё не было модельной внешности; по большому счёту, её нельзя было назвать красивой, кроме отдельных деталей: длинные тёмные волосы (Тёма был уверен, что она их не стригла все эти годы), изящные пальцы, глаза, точнее их выражение. Говорят, глаза - зеркало души, и к ней это относится более, чем ко многим. По её глазам можно было практически читать её мысли. Улыбка, он был влюблён в эту улыбку. Оптимизм и романтика были её главными чертами, когда Артём был вместе с Аней. Но это было так давно.
  − Как же я тебя ненавижу! - сказал он фотографии.
  Он убрал снимок в карман. Было ясно, что отсидеться в стороне не получится. Адрес места встречи врезался в память после одного прочтения. Артём взял свой нож со стола. Закрыв гараж, он направился к месту 'зрелищ без хлеба'.
  * * *
  18,02,2013
  Выбор места был не случаен. Аня отлично понимала, что приглашать ребят в людные места нет смысла - горячего желания пообщаться они явно не испытывали, уж проще её выследить и проводить до ближайшего тёмного переулка. Потому встреча должна быть в месте, ей хорошо знакомом, но без лишних свидетелей. Здание старого завода отлично подходило под это определение. Когда-то в советское время этот завод эвакуировали из Москвы, и Анина бабушка всю жизнь проработала здесь. Теперь же, как и многие предприятия того времени, завод разорился и закрылся. Часть корпусов распродали крупным сетевым магазинам, и теперь в тех стенах, где когда-то шумели станки, стояли торговые ряды, где можно было приобрести всё от продуктов и одежды до мебели и техники. Другие корпуса поменьше забросили, растащив оттуда всё, что представляло хоть какую-то ценность. Выбранный для встречи корпус был когда-то административным зданием, где заседало руководство. Теперь же остались лишь облезлые стены и пустые кабинеты.
  На обследование здания ушло не больше 20 минут, после которых Аня могла бы сюда водить экскурсии. Затем она расположилась у окна, откуда открывался чудесный вид на территорию завода и, что самое важное, просматривался вход в здание. Выбранный кабинет находился на втором этаже. Возможно, здесь когда-то была бухгалтерия: на стене каким-то чудом уцелело объявление: 'Для получения зарплаты готовьте паспорт заранее'.
  Сидя на старом, облезлом подоконнике, Аня задумчиво вращала пальцами телефон, неотрывно глядя на пустую дорогу. В одном Даня был точно прав: ей действительно не хотелось жить. Она шла сюда, как на казнь, но не со страхом, а в ожидании избавления. Оказавшись на улице в конце осени, она искренне надеялась замерзнуть где-нибудь, уснуть и не проснуться. Но этого не допустили, её заставили дальше жить и выживать. И с каждым днём благодарность за то спасение в ней убавлялась, а усталость от этой жизни прибавлялась. Новость о приезде новосибирских гостей, как показалось ребятам, напугала её. Но это было обманчивое впечатление. Вздрогнула она лишь от неприятных воспоминаний, связанных с гостями. Страха не было. Она разучилась бояться.
  Кто-то показался на дороге. Аня ждала, пока он подойдёт ближе, чтобы рассмотреть человека. Им оказался Даниил. Вот уж кого она не ожидала увидеть. 'Этот-то что здесь потерял?' − подумала она, спрыгивая с подоконника в комнату. Анька торопливо спустилась к нему навстречу.
  − Что ты здесь делаешь? - Накинулась она на него.
  − Хочу задать тебе тот же вопрос. Раз ты тут, значит, Антон прав насчёт разборок с новосибирцами. - Даниил смотрел на неё, словно чего-то ждал.
   − Мне неважно, от кого ты узнал. Зачем пришел? - она пыталась злиться, но осознала, что рада ему, однако не подала вида.
  − За тобой. - Твёрдо сказал он. − Жизнь слишком ценна, чтобы так глупо ей распоряжаться.
  − К моей жизни это не относится, а уж как распорядиться, я сама решу. - Аня пыталась подобрать слова, чтобы он понял её.
  − В таком случае, я остаюсь, − Даня скрестил руки на груди и посмотрел на девушку упрямым взглядом.
  − Дань, это не твоё дело! − попыталась переубедить его Анька.
  − Я сам решу, что моё дело, а что нет, − в тон ей ответил он.
  − Какая неожиданная, но приятная встреча, − заметил чей-то голос.
  Ребята резко обернулись ко входу в холл, где разговаривали. Кел, Тяпа, Яким за компанию с Тёмой стояли у дверей. Говорил Кел.
  − О! Вся компания в полном составе, − Аня с улыбкой выступила вперёд. - А я всё ждала и гадала, когда же вы приедете. Как ваше самочувствие в связи с началом здорового образа жизни без курения? - Она явно издевалась.
  Артём с удивлением узнал эту насмешку и этот тон. Он словно вернулся на несколько лет назад, на стройку, в то время, в комнату сбора местных, куда Легенда наглости приходила, как к себе домой.
  − Судя по приветливым лицам, вы соскучились. Да, да, не благодарите за помощь в борьбе с вредной привычкой. Хотя, после того, как вы обложили меня данью пару лет назад, я поступила слишком благородно с вами. Ну да ладно, забудем старое! Вы искали меня, я здесь, − Аня демонстративно сделала шаг вперёд, держа мёрзнущие руки в карманах. - Слушаю вас, господа.
  − Ань, тебе реально жить надоело? - одёрнул её ошарашенный Даниил.
  − Ты не представляешь насколько, − Легенда наглости даже не обернулась. - Ну что? Казните прямо здесь? Или ещё постоим, пялясь друг на друга? - усмехнулась она. - Палача-то уже выбрали? Может, ты? Кел, кажется? - Она переводила взгляд с одного на другого. − Или ты Тёмка? Остальных имён не знаю! − заметила она с сожалением.
  − Что мы тянем? - проговорил Яким.
  Он сделал шаг вперёд. Даня, в руке которого появился нож, встал между Якимом и Анькой, защищая её.
  − Не приближайся к ней!
  Неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы в этот самый момент не появился Антон. Одновременно произошло несколько событий. Тоха, усыпив стоявшего ближе всех к выходу Тяпу, бросил нож, скользнувший в сантиметре от глаз Якима и заставивший того остановиться. Кел замер, не зная кому из друзей помогать в первую очередь. Тёма отошёл в сторону, не вмешиваясь ни во что. Анька, выступившая из-за спины Даниила, чтобы продолжить начатое, случайно наступила на валявшуюся на полу старую пивную бутылку, поскользнулась и упала, сильно ударившись головой. Это заставило её на время замолчать. Кел, наконец, определившись, кинулся к Тяпе, который уже приходил в себя после небольшой дозы снотворного. Антон подобрал свой нож и встал рядом с Даней.
  − Сколько защитников, − хмыкнул Яким, отступив к друзьям.
  − Четверо против двоих, − прокомментировал Кел. - Если вы сейчас просто уйдёте, мы вас не тронем. - Предложил он Антону и Даниилу.
  − Её вы тоже не тронете? - уточнил Антон, кивнув в сторону приходящей в себя Ани.
  − Это вас не касается, − заметил Тяпа.
  − Она под моей защитой. - Проинформировал гостей Антон, нож в его руке не вращался, и знающие этого человека не сомневались, что он может прирезать любого, кто сделает лишнее движение.
  − Тох, нас меньше ровно в два раза, − негромко напомнил Даниил.
  − Да ну? - Антон перевёл взгляд на Тёму, изображавшего из себя случайного прохожего. - Решай, с кем ты?
  Аня, лёжа на полу после падения, отлично слышала и видела, что происходит, только медленно понимала. Всё затмевала боль от удара головой. Но она тоже посмотрела на Артёма, и в какой-то момент их взгляды встретились. Тёма, стоявший у стены в отдалении от всех, оказался в центре внимания. Повисла пауза, но спустя несколько мгновений Яким, бросив на ходу:
  − Мы не сомневаемся, с кем он, − сделал полшага вперёд, и тут же словно запнувшись, упал с негромким вскриком.
  Сориентировавшись первым, Даня перебросил свой нож Артёму, в чьей меткости был уверен.
  − Следующий бросок будет в голову, − холодно проговорил Тёма.
  По лицу Антона пробежала едва заметная улыбка.
  − У вас минута, чтобы убраться отсюда, и два часа, чтобы покинуть город. Если вам конечно дорога ваша жизнь. А о девчонке просто забудьте. - Проговорил он.
  'Гости' правильно оценили обстановку и предложение удалиться приняли, поддерживая хромающего Якима. Тёма спокойно вытер кровь с ножа снегом.
  − А ведь сделав выбор, ты всё равно предал своих друзей, − нарушила молчание Аня, уже сев не полу.
  Артём бросил на неё взгляд, в котором была только ненависть, вернул нож Даниилу и вышел из комнаты. Антон подошёл к Ане, убирая в карман свой ножик.
  − Хоть ты мне и друг, но такая дура! - сказал он, рывком поставив её на ноги, после чего покинул комнату вслед за Тёмой.
  − Может, ты хоть теперь пояснишь, зачем всё это устроила? - спросил Даня, помогая ей отряхнуться, и не дождавшись ответа, продолжил, − ты жить должна, а не...
  − А если я не хочу? Если мне надоело это всё? Зачем? Зачем вы все вмешались? - в её тоне звучала обида.
  − Если тебе жить не хочется, иди, с моста прыгни. Но вынудить кого-то убить тебя - это эгоистично. На это ты не имеешь права! Ты вообще слышала себя? Слышала, какую чушь несла? - Даниил смотрел на неё так, словно увидел впервые.
  − Я просто говорила, что думала. - Отозвалась Анька.
  − Нет! Ты не просто говорила, ты нарывалась, притом специально. Не ври хотя бы мне, раз уж себя ты настолько не уважаешь! - В его взгляде застыл немой вопрос 'Зачем?'
  − Какая теперь разница, всё равно до меня никому нет дела, − она провела рукой по затылку, который до сих пор ныл, и посмотрела на ладонь.
  Кроме грязи с пола там была кровь. Аня почувствовала тошноту и удивилась этому чувству: она никогда не боялась крови. Она попыталась сделать шаг, голова закружилась. Девушка пошатнулась. Даня поддержал её.
  − Ты в порядке? - он с беспокойством покосился на кровь у неё на затылке.
  − Всё чудесно, кроме головы, − она попыталась улыбнуться.
  Руку Даниила отпускать не спешила, всё ещё удивляясь тому, что кружится голова. Они пошли к выходу. Оказавшись на улице, Аня остановилась, опёрлась на стену и наслаждалась прохладой, отвлекающей от боли.
  − Оставь меня одну, − она серьёзно посмотрела на Даню.
  − В таком состоянии? Да никогда!
  Она медленно сползла вдоль стены. Думать о головокружении и подступившей тошноте не хотелось. Даниил стоял и наблюдал за ней.
  − Дань, мне очень надо побыть одной. - Она говорила, не глядя на него, уставившись на снег под ногами.
  − Я не знаю об остальных, но мне есть до тебя дело. - Донеслось до Аниного сознания.
  Она подняла взгляд. Даниил протягивал ей руку.
  * * *
  18,02,2013
  Антон, выйдя с территории завода, выбросил сигарету и ускорил шаг.
  − Тём, погоди! - позвал он.
  Артём, заметив его, притормозил. Дальше они пошли вместе.
  − Дрянь она всё-таки! Мерзкая и наглая! - поделился он размышлениями. - Если бы не Данька да ты, я бы не стал им мешать.
  Антон сильно сомневался в последнем утверждении, но решил промолчать.
  − Нет, реально! Ты слышал её? - другу явно надо было выговориться.
  − Всё с первого до последнего слова. Дежавю... − протянул Тоха.
  − И что? Стоило её защищать? - Артём посмотрел на друга.
  − Благодаря ей я сейчас с тобой разговариваю, а не разлагаюсь на каком-нибудь забытом кладбище. - Просто ответил он. − Согласен, характер отвратительный, думать о последствиях не в её стиле. Если б она не заткнулась, когда упала, пришлось бы усыпить. Зато не без чувства юмора.
  − Очень смешно! Особенно последняя фраза!
  − Да, и молчать она не умеет. - Согласился Антон.
  − Тох, я одного не понимаю. Ну, да, помогла она тебе пару раз. И что? Ты ей всю жизнь теперь должен? - Тёма остановился посреди дороги.
  − Дело не в количестве раз. Мы просто друзья, а друзья помогают друг другу всегда. Знаешь, что не сделал я в отличие от тебя? - Антон продолжал идти, сбавив шаг.
  − Что? - Артём последовал за ним.
  − Я в неё не влюблялся. - По его лицу пробежала тень улыбки. − Не характером, не внешностью она не привлекла моё внимание, а вот твоё зацепила. Хотя до сих пор не понимаю, как.
  Некоторое время шли молча.
  − Кстати, она упала неудачно, голову разбила, − заметил Антон.
  − Может, поумнеет... − равнодушно отозвался Тёма.
  В какой-то миг ему захотелось вернуться и убедиться, что она в порядке, но он переборол это желание. 'В конце концов, там Данька остался', − успокаивал себя Артём позже. Он пытался заставить себя не думать о ней, но от того вспоминал всё чаще.
  
  * * *
  18,02,2013
  Даня проводил её до дороги, убедился, что она села в маршрутку, только после этого направился по своим делам. На время заставив себя не думать о тошноте и накатывающей головной боли, Анька вышла на нужной остановке и отправилась в сторону лесопилки. Было уже темно и почти безлюдно. На нее никто не обращал внимания. Аня неторопливо шла по переулку, каждый шаг отдавался болью в голове. Она злилась на ребят за то, что они вмешались, на себя за то, что так разговаривала с Артёмом, а через пять минут благодарила небо за то, что у неё всё-таки есть друзья. Казалось, от мыслей голова заболевает еще сильнее. Она чувствовала невероятную усталость. Ноги сами донесли её до места работы. По дороге она получила сообщение от Даниила, что всю неделю будут только выступления, где её присутствие не требуется. Уже подходя к складу, она, морщась от боли, натянула на голову шапку, чтобы ушиб не бросался в глаза. Работодатель встретил её кивком и начал собираться.
  - Яков Борисович, давайте я днем подежурю, а вы к своим езжайте? - решительно предложила она.
  Он посмотрел на девушку удивленным взглядом:
  - Цена вопроса?
  - Сутки как за ночь.
  - А ты неделю продержишься? - Яков Борисович оценил предложение по достоинству.
  - Легко. Я уже привыкла спать от звонка до звонка, - улыбнулась она.
  - По рукам. За леса головой отвечаешь.
  - А кроме головы у меня ничего и нет, - пошутила Аня.
  Он ушёл. Поставив будильник, она проверила печь и заснула. Дни слились воедино. Раз в час она делала обход, при необходимости докладывала дрова. Днём был трехчасовой перерыв. В это время Анька выходила до магазина, где запасалась едой из категории "просто залей водой". Желудок был не в восторге от подобного образа жизни, но на фоне головной боли, которая с каждым днём только усиливалась, питание отодвинулось на второе место. В какой-то момент вернулся Яков Борисович.
  - Ещё день протянешь? - спросил он, не здороваясь.
  - Легко, - не моргнув глазом, соврала Аня.
  - Утром сменю тебя, отдохнёшь три денька. Вот тебе отпускные.
  Ночь на 25.02.2013Аня кивнула и убрала деньги в карман. Он ушел. Среди ночи ее разбудил стук в дверь. Три удара, пауза, три удара. Аня приподняла голову от подушки, всё плыло. Печь равномерно потрескивала дровами. Анька с трудом поднялась, натянула сапоги и, не включая света, подошла к двери. Там слышались чьи-то голоса, но слов было не разобрать. Помня инструкции работодателя, что открывать категорически запрещается, Аня вернулась к кровати. Ей показалось, что она лишь на мгновение закрыла глаза, когда шум снова разбудил её. Открыв глаза, Аня увидела, а точнее не увидела ничего, кроме дыма. Глаза тут же заслезились, только спустя мгновение она почувствовала запах гари.
  Анька с детства любила запах костра. Он прочно ассоциировался с деревенской баней, с картошкой, жареной на углях, с вечерними посиделками с друзьями во дворе, когда каждый пытался сесть по ветру, чтобы не попасть в дым, но это никому не удавалось. Но этот дым, от которого становилось трудно дышать, постепенно наполнял комнату. С трудом осознавая, что случилось, Аня, движимая лишь желанием вдохнуть свежий воздух, схватила куртку, влезла в сапоги, не застёгивая их, и кинулась к окну. Вариант выйти через дверь она сразу отбросила, так как именно оттуда шёл дым. Мир шатался перед глазами. Дрожащими руками она еле справилась с защёлкой на старой деревянной раме, не без труда распахнула окно. Ворвавшийся сквозняк был именно тем, чего так не хватало разгоравшемуся пожару. Огонь тут же ворвался в комнату и пополз по деревянным стенам, полу и потолку с невероятной скоростью. Анька буквально выкатилась из окна, ещё некоторое время отползала подальше от дымящегося склада, потом встала на ноги и, наконец, обернулась, тяжело дыша. Деревянное здание пылало. Густые клубы дыма поднимались вверх. Морозный воздух окончательно разбудил её. Где-то шумела сирена вызванных пожарных. Вокруг собирались люди с соседних складов. Аня подошла к ближайшему мужчине. Он разговаривал с кем-то по телефону.
  − Яш, да, твой выгорел подчистую... ага... девчонка? Не знаю. Хотя вон, есть какая-то... Да, ждём. Яшка сейчас будет. Твоё владение? - он кивнул на догорающие останки здания, которое с другой стороны активно заливали пожарные.
  Была достаточно снежная зима, и пожар не перекинулся на соседние строения. Анька растерянно кивнула и продолжила смотреть на огонь. Зрелище её завораживало. Как во сне до неё доносились отрывки из разговоров.
  − ...псы не замолкали...
  − ...кто-то чужой, значит...
  − ...подожгли, говорят...
  − ...кто знает, зачем...
  − Пожарные нашли там что-то...
  От созерцания её отвлёк человек, схвативший за руку повыше локтя и развернувший к себе лицом. Это был Яков Борисович. Аня утёрла слёзы, застывшие на щеках, и подняла на него взгляд.
  − Что ты натворила? - он больно сжимал ей руку.
  − Это не я. Поджог, − только и смогла выдавить она сиплым голосом.
  Её качало. Голова ныла. Замёрзшие пальцы не чувствовались. Снег, попавший в незастёгнутые сапоги, немедленно превращался в воду.
  − Сама цела? - его голос смягчился совсем чуть-чуть.
  Аня кивнула.
  − Деньги.
  Она вытащила 'отпускные' пять тысяч и протянула ему.
  − Проваливай, и чтоб больше я тебя не видел.
  Он грубо оттолкнул Аньку от себя, она, не удержав равновесия, упала в снег, но тут же поднялась и, пряча руки в рукавах, поплелась к выходу с территории лесопилки. На неё никто не обращал внимания, только собаки проводили печальными взглядами. Вывернув на железную дорогу, она остановилась, застегнула сапоги, куртку и, попытавшись спрятать замёрзшие уши в воротник, продолжила путь. По дороге она вспомнила, что Антон с Даниилом накануне уехали в деревню. Это ей написал Даня, напоминая о следующей тренировке. Чем сильнее она замерзала, тем меньше думала о своей судьбе. Она просто шла, без цели, без смысла; шла, чтобы не стоять. Какой-то уличный термометр сообщил дату, время и текущую температуру в минус 32 градуса. Было гораздо холоднее, чем в день, когда её уволили с предыдущей работы. Нахлынуло равнодушие. Она брела по рельсам мимо оврага. На фоне белого снега выделялся мост между трубами, соединяющий два берега пропасти. В памяти всплыли слова Даниила: 'Если тебе жить не хочется, иди, с моста прыгни'. Аня ещё раз покосилась на овраг, но не стала сворачивать. Она шла мимо своего бывшего дома и думала о Данииле. 'Ты жить должна...Я не знаю об остальных, но мне есть до тебя дело.... − вспоминала она их последний разговор на заводе. - Зачем я тебе, Взломщик? Зачем я вообще кому-то? Ты так думаешь потому, что совсем меня не знаешь. А если узнаешь... Нет, лучше тебе и не знать меня. Ты итак успеешь разочароваться в людях, не хочу быть причиной этого'.
  Она зашла в подъезд, поднялась на два пролёта и села возле батареи, отогреваясь.
  'Уж лучше к нему, чем так', − пришла в голову решительная мысль.
  Забыв о батарее, она подошла к знакомой двери квартиры, где жил Артём. Она нажала кнопку звонка, только после этого испугалась. Вспомнив число (-32), Аня осталась у двери. Ничего не происходило. Она нажала звонок снова. 'Может быть, никого нет дома?' − напрашивался печальный вывод. Аня позвонила в третий раз. За дверью послышалось шевеление.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 5.
  
  25,02,2013
  Артём проснулся от звонка в дверь. Было уже позднее утро. Мама три дня назад уехала в командировку. Он позволил себе выспаться, так как тренировок пока не было, лишь выступления, и те не сегодня. Даниил с Антоном уехали в деревню на очередные 'сборы'. Гостей он не ждал, потому открывать не торопился. Но звонок повторился. Тёма, смирившись с неизбежным подъёмом, потянулся за брюками и футболкой. Часы показывали половину десятого. Звонок раздался в третий раз.
  − Да иду я! - проворчал Артём, выходя в коридор.
  Он бросил взгляд на экран, показывающий вид с камеры в подъезде, узнал Легенду и спокойно открыл дверь.
  − Чего надо? - Артём уставился на гостью сонным взглядом.
  − Можно войти? - тихо спросила Аня.
  − С какой целью? - уточнил он, кивком приглашая её внутрь и закрывая дверь.
  Теперь в свете коридора он разглядел её получше и нахмурился. Она была какая-то потрёпанная, грязная, замёрзшая, тающие слёзы на щеках и общий замученный вид не могли оставить его равнодушным.
  − Ты помог тогда на заводе, и я подумала... − она говорила негромко и как-то неуверенно.
  − Я помогал друзьям, а не тебе. - Отрезал Тёма.
  − Я бы не пришла, просто Даня и Тоха, они в деревне, ты знаешь... − Анька держалась рукой за тумбочку и смотрела в пол.
  Он перевёл дыхание. Нельзя сказать, что Артём обрадовался гостье, но и выставить как-то не решился.
  − Ну, проходи, рассказывай, что на этот раз случилось, − он кивнул на кухню, куда и направился сам.
  Аня разулась, повесила куртку и сначала прошла в ванную комнату. Увидев себя в зеркале, она печально вздохнула. Красная от холода и слёз, с синими губами, в пятнах сажи. Спустя пять минут она вошла на кухню, вернув себе более менее человеческий вид. Тёма сделал два кофе, чему она даже удивилась.
  − Я весь во внимании. - Артём смотрел на неё по-прежнему недружелюбно.
  − У тебя живёт собака на балконе? - спросила она неожиданно.
  − Это Гранд. Тоха из деревни привёз, а пёс уличный, ему на балконе уютней, чем в квартире. Да и с ребёнком его не поселишь. - Пояснил Тёма. − А ты, кстати, уходишь от темы. Если рассчитываешь на мою поддержку, расскажешь всё честно и ответишь на все вопросы. Если нет, можешь сразу собираться и гулять дальше.
  − Спрашивай. - Она трясущимися руками потянулась к чашке кофе и сделала глоток.
  − Что произошло? - Артём следил за каждым её движением.
  − Пожар. На лесопилке, где я работала. - Она говорила отрывисто, дрожь, явно нервная, не проходила. − Я думаю, что поджог. Начальник меня обвинил. С меня ничего не взяли только потому, что взять нечего. И теперь опять нет ни жилья, ни работы. - Аня сделала ещё глоток кофе.
  − Почему ты думаешь, что поджог? - уточнил он.
  − Я проснулась от стука в дверь. Открывать запрещено, потому не обратила внимания на то, что там говорили. А через несколько минут всё вспыхнуло. Не помню, как выбралась. Из соседних складов люди прибежали, пожарные. Короче, я не верю, что всё случайно.
  − Ясно. А ко мне-то ты зачем явилась? - он тоже сделал глоток кофе.
  − А куда ещё мне идти? - Анька уставилась на стол, не решаясь встречаться с ним взглядом. - Ключ от гаража у Антона. На улице минус тридцать, не располагает к длительным прогулкам.
  Артём некоторое время помолчал, обдумывая сказанное.
  − Где ты взяла то, что вколола мне прошлым летом? - вдруг спросил он. - Помни, ты обещала ответить.
  − А то ты не догадываешься? - она сделала ещё глоток.
  − Я слушаю ответ на вопрос. - Не отступал он.
  − На складе в лаборатории. - Честно ответила она.
  − И что ты там делала? - уточнил он.
  − Где?
  − В лаборатории.
  − Допустим, я там работала. - Выдавила она.
  − И давно? - последовал тут же следующий вопрос.
  − После возвращения Андрюшки. - Аня говорила, смотря на стол.
  − Добровольно? - спросил Тёма.
  − Более чем.
  − И браслет оттуда же? - вспомнил он.
  − Да. - Не было смысла врать.
  − Значит, Грэй жив. - Сделал Тёма логичный вывод, о котором он догадывался. − И он тебя вышвырнул?
  − Допустим, и что?
  − Вопросы я задаю. - Оборвал её Артём. − Так что там с похищением Андрея?
  − Что именно тебя интересует? - Анька перевела дыхание.
  − Заказчик? Исполнитель? Цель?
  − Грэй, Гарик, проверка моей профпригодности. - Последовательно ответила она.
  − Проверка на способность убить? - Тёма смотрел на неё со всё возрастающим любопытством.
  − На способность найти ребёнка, − выдавила Аня.
  Время для вопросов он выбрал удачное. В том положении, в каком она оказалась, не ответить было невозможно.
  − То есть убийство Гарика - это твоя инициатива? - в его тоне звучало какое-то удовлетворение.
  − Нет, просто так получилось... − в который раз её ставили в тупик подобным вопросом.
  − Тебе кошмары всё ещё снятся? - продолжил допрос Артём.
  − Последнее время нет.
  Анька понимала, что у него очень много вопросов, которые он хотел задать, потому парень и сбивался, переходя с темы на тему. Причина такого любопытства к её персоне оставалась неясна.
  − Что ты намеревалась делать на заводе, если бы наши не вмешались?
  − Заколебать новосибирцев и распрощаться с этим светом. - Раздражённо проговорила она. − Нечего тут больше ловить.
  − Ты сейчас серьёзно? - ей показалось, что он забеспокоился.
  − На тот момент да. Теперь это не столь актуально, − она невольно вспомнила слова Дани, которые заставили её задуматься над тем, что она творила. - Хотя, любопытно, не будь там Даниила с Антоном, ты бы вмешался? - Аня впервые за их диалог подняла взгляд.
  − А то ты не догадываешься? - подражая ей, спросил он.
  Ответ можно было судить двояко. Тёме удалось сказать эти слова так, что они одновременно могли значить 'конечно, я не смог бы остаться в стороне' и 'твоя смерть была бы быстрой'.
  − Вернёмся к теме. - Собрался Артём. − Почему тебя выгнал Грэй?
  − Это очень длинная история.
  − Я не спешу.
  − Я не могу рассказать, − она выпила ещё глоток кофе.
  Артём заметил, что нервная дрожь, почти ушедшая в течение разговора, вернулась снова.
  − Придётся. Ты обещала честно ответить на все вопросы, − напомнил он, особо подчеркнув слово 'все'.
  − Я, правда, не могу. - Она очень ясно понимала, что будет, если она ляпнет что-нибудь лишнее. − Я итак знаю слишком много того, чего лучше не знать.
  − Ты ведь всё равно жить не хотела. - Напомнил Тёма. − Какая разница, кому и что расскажешь?
  − Я не за себя боюсь. Вероятно, из-за меня под горячую руку попала Лиса, которая тебе помогла, и ещё пара человек. Как-то больше не хочется приносить проблемы друзьям.
  − Кем ты работала у Грэя? - спросил Тёма, сделав несколько глотков из своей чашки.
  − Статистом. - Это можно было не скрывать.
  − А чем занимаются статисты?
  − Обработкой информации. - Аня попыталась в двух словах описать свою непростую задачу. − Отчёты всякие, короче бумажная работа.
  − Так ты там достала схему браслета? - припомнил Артём.
  − Нет, тут твоя сестра помогла, точнее шеф, в смысле Саня. Эта информация была честно украдена.
  Разговор прервал телефонный звонок. Тёма ответил:
  − Да, Настён?
  − Привет, Тём. Не разбудила?
  − Разбудила, но не ты. - Пошутил он. - К тебе зайти?
  − Да, если можешь. Мне надо в поликлинику с Ромкой, а сам знаешь, что без машины с коляской я одна туда не дойду.
  − Не вопрос. Всё сделаем. Скажи, во сколько мне подойти?
  − В ближайшее время сможешь у меня быть?
  − Конечно. Увидимся.
  − Спасибо. До встречи.
  Аня допила свой кофе, пока он разговаривал. Артём посмотрел на неё, словно решаясь на что-то.
  − Так, погуляй с Грандом, сообрази чего-нибудь поесть часам к четырём. Вечером Тоха приедет, решим, что с тобой делать. Ключи в коридоре. - Торопливо проговорил он.
  − Ты к Насте? - зачем-то спросила она.
  − Ты удивительно наблюдательна. - Пошутил Тёма, одним глотком допивая свой кофе и вставая из-за стола. - И да, сходи в магазин, купи продукты, а то там не из чего готовить.
  − А как же твоя мама? - удивилась Анька.
  − Она в командировке. - Он вышел из кухни в комнату.
  Спустя несколько минут она услышала, что Артём собирается в коридоре, и решила его проводить.
  − Здесь деньги на продукты, - Тёма кивнул на тумбочку. - И кстати, не рассчитывай остаться тут более чем до вечера. Второй раз этот трюк не пройдёт. − Предупредил он.
  Аня сдержала улыбку при воспоминании о том, как она, не обращая внимания на мнение Тёмы, поселилась с ним в Новосибирске. Теперь бы она так сделать не смогла.
  
  Грандик, хотя и видел её всего-то пару раз, узнал Аньку, когда она вышла к нему на балкон. Заметив поводок, он радостно подскочил. Пёс был очень послушный, от неё почти не отходил. Погуляв с ним некоторое время, Аня зашла в магазин за продуктами, после чего отправилась домой к Тёме. При входе в квартиру Гранд сразу же ушёл на балкон. Анька быстро приготовила жареную картошку. Чувствуя, что глаза закрываются, она решила прилечь на полчаса.
  * * *
  25,02,2013
  Тёма, проводив Настёнка с ребёнком сначала до поликлиники, затем обратно до квартиры, позвонил Антону. Тот не отвечал. Тогда он отправился к себе домой, с мыслями, что увидев пропущенный, Тоха всё равно перезвонит. Дверь он открыл своим ключом. Гранд спал у себя на застеклённом балконе. На плите стояла еда, которой утром не было, видимо, Аниного приготовления. Саму её Тёма нашёл в своей комнате, спящую поверх покрывала, в которое она умудрилась завернуться во сне. Он некоторое время задумчиво смотрел на неё. Из-под покрывала, в которое она закуталась, была видна только голова и левая пятка в синем, почти протёртом носке. Тёмные, спутанные волосы, раскиданные по подушке, образовывали вокруг видимой части её лица фон, на котором она казалась почти ребёнком. Свернувшись калачиком у стены, она занимала не более трети односпальной кровати.
  'Какая же ты всё-таки мелкая', − подумал он, замерев на пороге.
  В кармане заиграл телефон. Тёма тут же вышел на кухню, словно боясь разбудить девушку, и ответил:
  − Да?
  − Привет, звонил? - послышался голос Антона.
  − Да. Вы когда будете?
  − Часов в девять, думаю. А что?
  − Да...тут...короче, приедете, увидите. Я дома жду вас.
  − Что-то случилось?
  − Почти ничего. Не по телефону. Жду.
  − Ладно, до вечера.
  Положив трубку, он решил пообедать. Картошка оказалась вкусная, особенно с учётом того, что последние дни он обходился случайными перекусами. После еды он снова заглянул в комнату. Анька перевернулась на другой бок. Теперь из-под покрывала была видна кисть правой руки. Время от времени кисть вздрагивала. Сама Аня, будучи теперь лицом от стены, хмурилась кому-то во сне. Краем глаза он заметил блеск у неё на щеке. Присмотревшись, Тёма понял, что это слеза. Он медленно подошёл, сел рядом и легонько потрепал её по плечу. Анька недовольно дёрнулась и снова отвернулась к стене, что-то промычав.
  − Эй, просыпайся, − он слегка покачал её за другое плечо.
  − Отстань, − разобрал он её недовольное ворчание.
  − Мелкая, ты не у себя дома. Вставай, давай! - он потянул ей за руку, заставляя сесть.
  Аня с трудом открыла глаза, увидела его, отпрянула к стене, вырывая плечо, ударилась затылком, ойкнула, потёрла голову, после этого, видимо, проснулась и уже посмотрела на него осмысленным взглядом. В его глазах застыло удивление.
  − Ты что нервная-то такая?
  Анька покачала головой:
  − Что-то я уснула. Ты еду нашёл?
  − Нашёл. - Кивнул Артём.
  − Здорово...отлично, − она как-то суетливо собрала волосы в хвост, расправила водолазку, выпуталась из покрывала и села рядом на кровати.
  − Дай мне десять минут, я допросыпаюсь и пойду. - Девушка смотрела на свои носки, словно они были самыми важными в этот момент.
  − Далеко? − Уточнил Тёма.
  − Не знаю, там решу. - Отмахнулась она.
  − К девяти Тоха с Даней будут, точнее Тоха, про Даню не знаю. - Проинформировал он.
  − К девяти? А сейчас сколько? - Аня посмотрела на него.
  − Считай, пять. - Тёма по привычке бросил взгляд на наручные часы.
  − Пять? Это через...через четыре часа, − зачем-то посчитала она, сдерживая зевоту.
  − Тебе что-то снилось? - Полюбопытствовал Артём, после паузы.
  − А? Да. Так, ерунда всякая. - Анька и сама уже забыла, что видела во сне.
  Повисло неловкое молчание.
  − А что ты меня разбудил? - после паузы полюбопытствовала Анька, посмотрев ему в глаза, словно ожидая там увидеть что-то новое.
  − Ты сюда поспать пришла? - возмутился Тёма.
  − Поспать - это хорошая мысль. - Проговорила она. − Я не помню, когда в последний раз спала нормально. А у тебя есть что-нибудь поесть?
  − Только то, что ты готовила. - Артём смотрел на неё с нескрываемым беспокойством.
  − Я готовила? Да, точно, я же готовила. Вообще голова не варит, как будто в три ночи встала, − она потёрла виски пальцами, после чего встала и направилась к выходу из комнаты.
  У порога она покачнулась и ухватилась за косяк, чтобы не упасть.
  − Эй, ты чего? - Тёма бросился к ней и усадил её на ближайший стул. - Ты на ногах не стоишь. Что случилось?
  − Голова закружилась, − отозвалась она, смотря прямо перед собой.
  − Ты здорова? - он присел напротив и посмотрел ей в глаза.
  − Без понятия. Старею, видимо. - Аня словно не видела его.
  − Рано стареешь. - Артём не оценил шутку. − Ты головой последнее время не ударялась?
  − Вроде нет, на заводе только, когда упала. - Припомнила Анька. − Слушай, Тём, можно я ещё посплю? Глаза закрываются.
  Артём молча проводил её до кровати и вышел, прикрыв за собой дверь. Как только голова коснулась подушки, Аня забылась сном.
  * * *
  25,02,2013
  К вечеру, как и обещал, приехал Антон. Дани с ним не было, зато был Ромка. Тёма встретил их, гуляя с собакой. Парни обменялись рукопожатиями. Грандик радостно крутился возле них.
  − Ну и что случилось? - полюбопытствовал друг.
  − Меня беспокоит Легенда. - Начал Тёма.
  − В каком смысле? - Антон взял сына на руки, закрыл машину, и они неторопливо пошли к дому.
  Артём рассказал всё, начиная с утреннего явления Легенды и заканчивая её странным состоянием днём.
  − Она как пьяная ходит, качается. Видимо, слишком сильно ударилась головой.
  − Возможно. - Признал Антон. − Говорит, поджог? Любопытно, кто на неё опять охоту открыл?
  − У меня есть полсотни вариантов. - Серьёзно сказал Тёма. − Вопрос в другом: что делать с ней теперь?
  Они уже вошли в квартиру. Артём отцепил поводок, и Грандик гордо прошествовал к себе на балкон. Антон разделся сам и снял верхнюю одежду с сына. Ромка терпеливо ждал, когда его отпустят, чтобы изучить новый дом. У себя он если не обошёл, то заполз уже во все щели. Папу и дядю он знал хорошо, потому в их присутствии ничего не боялся.
  − Только у меня для маленького еды нет,− заметил Тёма.
  − Он ел. − Антон держал сына за руку, тот зашагал в сторону комнаты.
  − Будить Легенду? - уточнил Артём.
  − А она что, спит? - удивился Антон.
  − Когда уходил, спала, − Тёма первым вошёл в комнату.
  Ромка шагал за ним, сопровождаемый отцом. Аня и в самом деле спала. На их приход она никак не отреагировала. Артём подошёл к ней:
  − Аня, просыпайся. - Позвал он.
  − Уже девять? - сквозь сон уточнила она.
  − Для тебя да. Вставай. - Повторил Тёма.
  Она села и внимательно оглядела присутствующих, часто моргая спросонья.
  − О! Тох, привет. И Ромка тут. − Она улыбнулась, заметив ребёнка на ковре.
  − Встань, пройдись, − попросил Антон.
  − Не хочу. Я сижу, всё плывёт, что даже вставать не хочется. - Грустно проговорила она.
  − Давно так? - Антон отпустил сына, позволяя ему исследовать комнату.
  − Наверное, как упала. - Предположила Анька.
  − Тебе в больницу надо. - Решил он.
  − Кому я там нужна без документов? - усмехнулась она, но как-то невесело. − У нас без полиса даже по скорой не увезут, только первая помощь, с которой я явно запоздала.
  − Может, хоть попробуем вызвать? - не отступал Антон.
  − А эта, подруга твоя, Лиса? Она ж медик. Позвони ей, − предложил Артём.
  − Точно, ей документы не нужны. Говори номер, − Антон достал телефон.
  − Я только старый рабочий знаю, но он теперь бесполезен. - Аня сидела, держась за край кровати.
  − Где она живёт? - спросил Антон.
  − Жила там же, где я. Теперь без понятия. - Голова болела всё сильнее.
  − Новая работа? Фамилия? Хоть что-нибудь ты о ней знаешь? - в его тоне слышалось раздражение.
  − Раньше работала в поликлинике шестой и теперь могла туда вернуться, − предположила Аня. - Зовут Василиса, фамилию не знаю. Вряд ли там много с таким именем.
  − Завтра с утра заеду туда. − Решил Антон.
  − А сегодня? - Тёма вопросительно посмотрел на него.
  − Один день. - Друг ответил выразительным взглядом. − Завтра утром Даня из деревни приедет, сразу сюда, заберёт её.
  − Если кому интересно моё мнение, я против. Здесь не общага, − бросил Артём, выходя из комнаты.
  Оставшиеся переглянулись. Рома с интересом изучал найденный на полу рисунок на ламинате.
  − Дай ключ от гаража, я там переночую, − попросила Анька.
  − Ты два метра пройти не можешь и в гараж собралась. - Попытался вразумить её Антон. − Совсем того?
  − Ты же слышал, что Тёма сказал. - Она чувствовала, что ей тяжело думать, не то что говорить.
  − Я поговорю с ним, − он двинулся к выходу.
  − Нет, постой, не надо, − Аня попыталась встать, чтобы остановить его, но, сделав шаг, ухватилась за спинку стула, чтобы не упасть.
  Антон был вынужден вернуться и усадить её обратно на кровать:
  − Ты никуда не пойдёшь, пока я не услышу мнение хоть какого-то медика.
  − Тох, я не выдержу до утра с ним в одном помещении. - Казалось, что она сейчас расплачется.
  − Я поговорю с Тёмой. А ты должна дождаться Даниила. - Ответил он непререкаемым тоном.
  − Только не здесь! - Анька сжала виски руками, пытаясь унять боль и одновременно собраться, чтобы уйти.
  − Ладно, − выдохнул Антон.
  Взмах руки со снотворным, которое он всегда носил с собой с тех пор, как перебрался в город. Аня, никак не ожидавшая этого, упала на кровать. Часа ни три она точно тут останется.
  − Пойдём, Ромка, в Тёме искать если не доброе и вечное, то хотя бы немного разумного. - Антон взял сына на руки.
  Рома что-то недовольно промычал, оторванный от изучения картинок на полу. У него дома таких не было. Они вошли на кухню. Артём сидел за столом и что-то щёлкал в телефоне.
  − Даже не начинай, − встретил он вошедших.
  Антон усадил сына в детское кресло, оставшееся тут от Андрюши, и дал ему телефон. От стадии грызть всё, попадающееся в руки, сын уже перешёл к другим методам изучения, нажимая всё подряд и наблюдая за результатом. Антон стал делать себе чай:
  − И не собираюсь, − ответил он, сел за стол напротив и, сделав несколько глотков, продолжил. - Сейчас отвезу сына домой, вернусь за ней. Думаю, сутки она обойдётся гостиницей, там посмотрим.
  − У неё же денег нет, − напомнил Тёма.
  − Зато у меня есть. - Просто ответил Антон.
  − А она что об этом думает? - Артём кивнул на стену, за которой находилась комната с гостьей.
  − Ничего. Я усыпил её на пару часов. - Антон отпил чай. − Как показала практика, её мнение - это последнее, что стоит спрашивать.
  Тёма отложил телефон, задумчиво наблюдая за Ромкой. Антон же продолжил:
  − Когда-то давно я ударил её, пытался запугать, шантажировать, сломать, в конце концов. И после всего этого она сделала то, чего я меньше всего ожидал - вытащила меня из подвала сестёр Тени. Когда пошли облавы, и пешки взбунтовались, она, в то время дико меня раздражавшая, несмотря на то, что мне её предупреждения были неинтересны, выступила одна против пяти местных, отлично понимая, сколько у неё шансов. И это ещё когда мы были, по большому счёту, врагами. И даже когда той осенью план местных увенчался успехом, и я был готов умереть, она не дала этому произойти. Ромка, когда начинал говорить, освоил первые три слова: мама, папа, Тёма. Если бы не Анька, начинал бы только одним. Она вернула мне жизнь, Настёнку - мужа, Ромке - отца. Сейчас нужна помощь ей самой, что бы она об этом не говорила, и я её не брошу. Ты всё ещё удивляешься, что я ей помогаю? - Антон выпил несколько глотков чая и внимательно посмотрел на Артёма.
  − Не удивляюсь. Но причём здесь я? - уточнил тот.
  − Она мой друг. Ты тоже. Не она, я прошу тебя о помощи. Позволь ей остаться только до утра.
  Словно поняв, о чём разговор, Рома добавил:
  − Тёма! - и махнув своей маленькой ручкой куда-то, вернулся к телефону.
  Артём невольно улыбнулся, но вскоре снова нахмурился.
  − Твой ответ? - Антон в ожидании смотрел на друга.
  − Если к семи утра за ней не явится кто бы то ни было, в восемь я выставляю её на улицу, и дальше она сама решает, куда податься. - После паузы ответил Тёма.
  Антон сдержал улыбку. Он добился того, чего хотел. Теперь минимум до утра об Аньке можно не волноваться, она под присмотром.
  − Я сам найду Василису. - Добавил Артём. − Главное, забери эту.
  Антон кивнул, допил чай и взял на руки Ромку.
  − Буду завтра без пяти семь. - Пообещал он.
  Он вышел в коридор и стал одевать сына. Тёма последовал за ним.
  − Тёма! - Ромка показывал на Артёма и улыбался.
  − Кстати, а что ты с мелким? Где Настя? - полюбопытствовал Тёма.
  − Сам знаешь, он плачет, когда один. А Настёнку тоже надо отдыхать после суток на ногах. Я с деревни по пути его забрал, потом к тебе поехал. - Антон передал ребёнка другу, чтобы одеться самому.
  * * *
  26,02,2013
  Она проснулась от голода. Было еще темно. Аня с удивлением огляделась, не понимая, где она. Память медленно восстанавливала предыдущий день. Она, наконец, стала различать в темноте очертания комнаты в квартире Артёма. Это открытие и радовало (хотя бы не на улице) и огорчало (лучше быть где угодно, только не здесь). Она не без труда выпуталась из покрывала, в котором не помнила, как оказалась, и села на кровати. Чувство голода росло пропорционально стадиям пробуждения. В воздухе всё ещё витал аромат пожаренной днём картошки. "Интересно, а еда еще осталась?" − подумала она, приподнимаясь с постели. Она отправилась искать кухню в незнакомой квартире, осторожно держась за стену. Голова болела, но есть хотелось куда больше. Кухня нашлась без труда. Решив не включать свет, чтобы не разбудить никого, она подошла к плите и потянула за ручку сковородки, не заметив стоящую рядом кастрюлю, которая первой полетела на пол. Аня рефлекторно отскочила и отпустила сковороду, поспешившую вслед за подругой. Произведенного шума хватило бы, чтобы разбудить ещё четыре соседние квартиры. В кухню влетел Артём и сразу же включил свет. Аня покосилась на него виноватым взглядом.
  − Я случайно, − выдавила она, как-то сжавшись, словно стараясь стать меньше и незаметнее.
  Тёма пронзил её убийственным взглядом.
  − Какого чёрта тебе не спится? − раздельно произнес он.
  − Я есть захотела, − честно ответила Аня.
  − А до утра никак? Кто это убирать теперь будет? - Артём кивнул на бардак.
  − Да уберу я, − в подтверждение своих слов она присела и стала всё собирать, грустно провожая взглядом несостоявшийся ужин в мусорное ведро.
  − Как можно быть такой... − он не смог подобрать достаточно ёмкого слова, чтобы донести до неё вкратце все свои мысли, и ушел обратно спать.
  − Я же не специально, − ещё раз оправдалась Анька.
  Приведя кухню в порядок, она открыла холодильник в поисках хоть чего-нибудь съестного, но обнаружила лишь одинокую бутылку пива. Зато в шкафу нашлись печенья и хлеб, купленные вчера. Это несколько подняло настроение. Сделав себе чай, она поужинала или позавтракала, как посмотреть. Часы показывали половину шестого утра, когда она выпила последний глоток. Спать не хотелось, голова почти не кружилась, хотя боль пока не прошла. По мере приближения дня память подкидывала всё новые грустные мысли, среди которых не последнее место занимал тот факт, что она снова без дома и работы. Чем закончился вчерашний вечер она не знала, но задерживаться здесь надолго не планировала.
  К половине седьмого на кухню вышел Тёма.
  − Сделай мне кофе, − попросил он, садясь за стол.
  Аня молча выполнила просьбу, не отказав в напитке и себе.
  − Я искать эту Василису. Ты дождись наших и ищи себе место жительства где-нибудь подальше отсюда. − Он посмотрел на часы. − Что-то Даня не едет, хотя пора бы.
  Аня взяла свой телефон и набрала номер Даниила. Прошёл гудок, и связь прервалась, либо кто-то сбросил звонок.
  − Разрыв. Странно, − заметила она.
  − Где его носит? − Тёма тоже набрал его номер. − Сброс после первого гудка.
  Они молча допили кофе. Артём вышел в коридор собираться. Аня последовала за ним, но, сделав три шага, остановилась, держась за шкафчик для обуви. На мгновение во взгляде Тёмы мелькнуло беспокойство.
  − Сиди, я захлопну дверь, − сказал он, одевая пуховик. − Если что, в холодильнике таблетки от головы. С похмелья хорошо помогают.
  − Как ты удивительно добр сегодня! − Огрызнулась Аня.
  Тёма, усмехнувшись, вышел из квартиры. Она вернулась на стул. Головная боль накатывала и ослабевала. В самые тяжёлые моменты хотелось сесть рядом с Грандиком и завыть. Мысль об обезболивающем возвращалась всё чаще. Пытаясь отвлечься, она снова позвонила Дане, история повторилась. К семи она стала звонить Антону, но у него почему-то телефон был недоступен. От беспокойства казалось, что голова заныла еще сильнее. Найдя таблетки, она выпила одну и прилегла в комнате Артёма.
  'Что делать?' − задаваясь этим вопросом, она незаметно заснула.
  * * *
  Артём торопливо вышел из подъезда и отправился в названную поликлинику. Но там не слышали ни о какой Василисе. 'Осталось всего девять адресов, если она вообще работает в поликлинике', − думал он, проходя мимо своего старого дома. У подъезда уже сидели ранние старушки и что-то оживленно обсуждали.
  − Здравствуй, Артём, − баба Маша улыбнулась, заметив его.
  − Здравствуйте. - По привычке бросил он, мысленно находясь очень далеко - выстраивал маршрут обхода поликлиник.
  Бабушки вернулись к своему разговору.
  − У нас новая медсестра на участке, такая девушка хорошая. - Восхищалась баба Таня.
  − Молоденькая такая? - уточнила баба Юля.
  − Да, она это. - Подтвердила баба Таня.
  − Она мне систему ставила во вторник. Не девочка, ангел! - улыбнулась баба Юля.
  − Да-да, а имя-то у неё какое красивое! - Присоединилась к ним баба Маша.
  Артёма словно током ударило.
  − Что за имя? - он затормозил и обернулся к старушкам.
  − Василиса. - Отозвалась баба Маша.
  До своей районной поликлиники он добежал быстро. Народу было немного, одно окно в регистратуре было почти свободно. Дождавшись своей очереди, Тёма прильнул к окошку:
  − Здравствуйте, подскажите, где найти Лису?
  − Минутку, − молоденькая девушка оглянулась к коллегам. − Девочки, здесь Лису какую-то спрашивают, что ответить?
  − Какую Лису? Нет у нас Лис! - послышались голоса из динамика.
  − Простите, Василису. - Поправился Артём, умоляюще смотря на регистратора; перед глазами всплыла Легенда, её потухший взгляд, разбитый затылок и нетвёрдая походка с опорой на стены. - Ведь Василиса здесь работает?
  − Нет вроде! Хотя, а новенькую как зовут? - Регистратор снова обернулась к коллегам.
  − Да так и зовут. - Подтвердил голос, обладателя которого Артём не видел.
  − Пройдите в 23. Если там закрыто, значит, она уже ушла. - Девушка вежливо посмотрела на Тёму.
  − Спасибо. − Артём рванул вглубь поликлиники, не видя ничего перед собой, он чуть не сбил с ног девушку в белом халате. − Простите, пожалуйста. - Он обернулся, чтобы убедиться, что никто не пострадал.
  − Ничего страшного, но будьте внимательнее, − девушка улыбнулась и продолжила свой путь.
  − Василиса! - Тёма был почти уверен, что знает её.
  Девушка остановилась, оглянулась на него снова и спросила:
  − Мы знакомы?
  − Да. Ты помогла мне как-то. Ты подруга Ани Беловой. Ей плохо. - Артём с трудом подбирал слова.
  − Я освобожусь через десять минут. - Девушка больше не задавала лишних вопросов.
  * * *
  Разбудил Аньку звук пришедшего на телефон сообщения. При попытке подняться, чтобы сходить на кухню за телефоном, она почувствовала, что вернулась головная боль. Аня передумала вставать и снова погрузилась в беспокойный сон. Измученный нестабильным образом жизни и бессонными ночами организм требовал компенсации. Травма головы также давала о себе знать. Оказавшись в комфортных условиях и один раз позволив себе спокойно спать на мягкой постели, она теперь не могла заставить себя подняться, да и не хотела. Каждая минута тишины и покоя была на вес золота. Второй раз она проснулась от того, что кто-то звал её по имени. Когда мозг окончательно смог отделить реальность от сна, она увидела Василису.
  − Лежи, не вставай, − сказала подруга, что-то ища в своей сумке. - Я буду заходить к тебе каждый день. Не вздумай подниматься без надобности. Я рада, что у тебя всё хорошо, насколько это возможно. Артём знает всё по поводу твоего лечения.
  − А ты где? Как?
  − Снимаю квартиру, вернулась в поликлинику...
  Они недолго поговорили.
  − И помни, тишина, покой и крепкий сон сейчас твои лучшие лекарства. Всё, отдыхай, я побежала, − подруга подхватила сумку и вышла из комнаты.
  Аня слышала, как её в коридоре проводил Артём, после чего заглянул в комнату. На его лице было какое-то спокойное, даже счастливое выражение.
  − Тебе чего-нибудь нужно?
  Она отрицательно покачала головой. Он пожал плечами и вышел.
  * * *
  25,02,2013
  Вечером накануне Антон припарковал машину у своего подъезда. Отстегнув заснувшего ребенка от детского кресла, он взял его на руки и направился к дому. Думая только о том, чтобы не разбудить Рому, он стал подниматься по ступеням. На площадке между первым и вторым этажами стояли четыре человека, в трёх из которых он узнал местных. В голове пронеслось сразу несколько мыслей, но предпринимать что-то было поздно.
  − Я же говорил, что он придет, − продолжил прерванный разговор один из парней.
  − Да, она была права, − согласился второй.
  − Ещё и с ребенком. − Заметил третий, незнакомый.− Какой сюрприз!
  − Мы к тебе с предложением. Но говорить будем на наших условиях. − Снова заговорил первый, в котором Антон узнал Колю из бывшей третьей группы. − Но сначала доставай всё из карманов и без лишних движений, если не хочешь чтобы кто-то пострадал.
  У всех четверых были ножи. Антон молча подчинился. На полу перед компанией оказался телефон, связка ключей, нож и кошелек. Четвёртый из парней, до сих пор молчавший, которого в банде когда-то звали Домовёнок, присел рядом с вещами. Нож он сразу убрал в карман. Кошелёк внимательно осмотрел и протянул незнакомцу. Из телефона достал сим-карту и выбросил в угол, сам аппарат последовал в карман.
  − А теперь, − продолжил Колян, − ты едешь с нами. Здесь не лучшее место для беседы.
  − Я согласен, − наконец, решился Антон. − Любые предложения, ваши условия. Дайте три минуты, отнести сына домой и уложить спать.
  − С какой стати? − удивился второй, в котором Антон узнал Сыча.
  От шума разговоров проснулся Рома. Он осмотрел незнакомцев, потом перевёл взгляд на папу, не понимая, что происходит.
  − Тихо, Ром. Сейчас уже дома будем. − Сказал ему Антон, перехватив поудобнее, и поднял взгляд на местных. − Любая цена, только отпустите ребенка.
  Его голос звучал непоколебимой твёрдостью, несмотря на щемящий страх, переходящий в панику. Они переглянулись.
  − Три минуты, − наконец сказал Коля. − Время пошло.
  Антон, не теряя ни мгновения, подхватил ключи прошел мимо расступившихся парней к себе, на второй этаж. В квартире было тихо, Настя спала. Ромка почти задремал у него на плече. Не разуваясь, Антон тихо прошёл в детскую и уложил сына. После чего направился в свою комнату и взял Настин телефон со стола. Она крепко спала, даже не догадываясь, что он здесь.
  'Спрячь Настю с ребёнком', − торопливо напечатал он сообщение и отправил на номер Легенды, первый всплывший в памяти. Положив телефон на место, он тихо вышел из квартиры, бесшумно захлопнув дверь. Он уже не видел, что сообщение не отправилось, а лишь осталось в папке 'исходящие'.
  26,02,2013Утром, проснувшаяся от детского плача Настя, успокоила сына и, не обнаружив дома Антона, стала ему звонить. На телефоне не оказалось денег. Торопливо собравшись на прогулку, она, поминая мужа богатым запасом русских и иностранных слов, зашла в ближайший магазин и пополнила счёт телефона. Деньги пришли только через час, когда она уже возвращалась домой. На экране высветился отчет о доставке сообщения, отправленного ещё ночью и только теперь ушедшего. Не обратив на это внимания, Настя стала снова звонить мужу, но теперь его телефон был недоступен. Настя села рядом с ребёнком на ковре:
  − Ну и где твой папа?
  − Папа, − повторил Рома.
  − Вот умел бы ты говорить, рассказал бы, куда папа вечером убежал, когда с тобой пришёл. - Вздохнула она.
  − Папа, − повторил Ромка по слогам и потянулся к маминым волосам.
  Настёнок снова набрала номер мужа, но ничего не изменилось. Тогда она позвонила Артёму.
  − Алло. Насть, что-то срочное? - его голос заглушали разговоры, он явно находился в людном месте.
  − Нет, просто если Антона увидишь, скажи, чтобы срочно позвонил мне.
  − А он не дома? − удивился Тёма.
  − Вечером пришёл, но с утра я его не видела. - Пояснила Настя.
  − Хорошо, передам. Тебе что-нибудь нужно? - Уточнил Артём.
  − Нет, всё есть, спасибо, − ответила она.
  − Ладно, если что, звони.
  
  
  
  Глава 6.
  26,02,2013
  Когда Лиса ушла, Тёма вспомнила о Насте, точнее об её утреннем звонке, и набрал номер Антона. Телефон был недоступен, как и телефон Дани. Василиса даже не пыталась убедить Артёма в том, чтобы Анька на время тут оставалась, Лиса просто вела себя так, словно это само собой разумелось, с чем Тёма поспорить не мог. Иначе пришлось бы слишком долго объяснять девушке, почему Аня не должна здесь быть. Главной же причиной спокойствия Артёма была возможность видеть Василису каждый день, а в виду этого присутствие Легенды уже не казалось таким невыносимым. Как и обещала, Василиса зашла вечером. Ещё раз посмотрев на больную, покормила её едой и таблетками и оставила выздоравливать.
  − Может, чаю? - предложил Тёма, когда она вышла из комнаты.
  − Не откажусь, − улыбнулась Василиса.
  Они прошли на кухню. На столе прожужжал телефон.
  − Это твой? - спросила девушка, кивая на мобильник.
  − Нет, Анькин, − отмахнулся Артём, делая чай.
  Он, сам не зная почему, нервничал. Просыпал сахар, чуть не разбил кружку. Лиса вежливо сделала вид, что не заметила этого. Она достала шоколадку к чаю, подаренную одним из пациентов.
  − Может, Ане отнести телефон? - заговорила Лиса.
  − Да, сейчас, − Тёма схватил мобильник и пулей вылетел из комнаты.
  Через несколько секунд он вернулся и, наконец, сел за стол. Чай пили, лениво переговариваясь. Беседа текла как-то сама по себе. Один начинал говорить, второй тут же подхватывал и продолжал. Они не заметили, как за чаем пролетело почти три часа. Василиса стала собираться домой.
  − Я провожу тебя, − тоном, не допускающим возражения, сказал Артём.
  Через две минуты он уже был одет по погоде и держал шубу, помогая собираться Василисе. Сначала он проводил её до остановки, затем почти случайно, помогая ей сесть в маршрутку, зашёл и тоже поехал. Всю дорогу они шутили и смеялись.
  − Ну, раз уж я всё равно здесь, пойдём, хоть до подъезда доведу.
  − До чего ты меня довёл! - шутя, возмущалась Лиса.
  Она была совсем не против его компании. По дороге до дома они резвились, как дети. Играли в снежки, рассыпчатые и совершенно безобидные, поваляли друг друга в снегу.
  − Присмотри за Аней. Ей нужен покой, чтобы не возникло осложнений, − попросила Василиса, прощаясь с ним у подъезда.
  − Так точно! - Тёма, веселясь, по-военному отдал честь.
  − До завтра. - Василиса одарила его дружелюбной улыбкой.
  Она скрылась за дверями. Артём, чувствуя себя необычайно бодрым, отправился домой пешком. До квартиры он добрался далеко за полночь. Засыпал в этот раз с мыслями о ней.
  
  ***
  26.02.2013 Вернувшись домой в этот вечер, Василиса некоторое время просто сидела на диване и смотрела перед собой. Она думала об Артёме, но не строила себе никаких планов на его счёт. Лиса отлично видела, что Тёма словно создан для Аньки, и её это вполне устраивало. Она осознала это еще тогда, когда работала в лаборатории и по просьбе подруги возвращала парню нож, хоть и не лично в руки. Даже раньше, когда после похода в кино впервые увидела Артёма, избитого неизвестными, поняла уже потому, что Аня категорически отказывалась о нём говорить, хоть и не скрывала факт знакомства.
  
  Василиса родилась в деревне. Как и многие дети тех лет, она росла без отца. Мама, старший брат, позже отчим, бабушки и дедушки. Она поддерживала отношения со многими родственниками, иногда выступая в роли связующего звена. В деревне школы не было, точнее была, но все, кто мог, отправляли детей учиться в соседние поселения. Проживание в интернате вдали от дома с лихвой компенсировалось не самым плохим уровнем образования. Лиса никогда не была активисткой, но и тихоней её не назовешь. Чего только стоила победа на конкурсе красоты уже в колледже. Хотя после и говорили, что она заняла первое место только благодаря группе поддержки, но Василиса и помогавшая ей лучшая подруга были уверены в обратном.
  Рядом всегда был друг или подруга, не было лишь заклятых врагов, во всяком случае Василиса никогда и никого не записывала в эту категорию. Она была очень добрым человеком. А началось всё, когда девочка буквально второй раз родилась на свет. Страшнейшая автокатастрофа: в четыре года она попала под машину. Врачи боролись за её жизнь всеми силами и победили, ребенок остался жив, обошлось без серьёзных последствий. Несмотря на объёмную медкарту и освобождения, Лиса даже в школе временами посещала физкультуру, а после увлеклась спортивными бальными танцами.
  Успешно закончив школу, девочка поступила в медицинский колледж. Выбор был не случаен. Ей нравилось помогать. Воспоминания о тех днях, о врачах, когда-то спасших ей жизнь, подтверждали правильность выбора. Общежитие, учеба, практика. Почти три года пролетели как один миг. Медсестёр всегда не хватало, в эту профессию не шли за деньгами, а стремились душой. Дальнейшая судьба после учебы устроилась по удачному стечению обстоятельств. Девушку пригласили работать в одну из поликлиник, где она практиковалась. Лиса решила остаться в городе, а не возвращаться в деревню, сняла комнату и приняла предложение работы.
  Самые непростые моменты в жизни любого человека - это моменты выбора. Когда стоишь на распутье и от того, какой дорогой отправишься, зависит вся дальнейшая судьба. Очень многие выпускники, получив диплом, оказываются на таком перепутье. Решение дается нелегко. Но Василису перекрёсток поджидал спустя полгода работы в поликлинике. Её отправили на получение очередного сертификата, для работы с каждым врачом требовалось пройти курс обучения. Место практики - клиника при лаборатории Грэя, как она узнала уже после. Недели обучения были очень насыщенными. Перед собственно получением сертификата медсёстры проходили индивидуальное собеседование. Аудитория оказалась сквозная, то есть вошедшие покидали ее через другие двери и не могли рассказать, что там ждёт.
  Василиса была седьмая в списке. Ждали молча. Кто-то читал то, что выучил за прошедшее время, другие нервно копались в телефоне. Лиса просто сидела и ждала. Она вошла в аудиторию, услышав из-за двери "следующий". Это была небольшая комната без окон, лишь с двумя дверями. Там был стул для посетителя и стол, за которым сидел человек. Перед ним лежал список выпускников курса. Девушка-помощница у дверей вежливо кивнула вошедшей и что-то отметила в своих записях.
  - Представьтесь, - попросил человек из-за стола.
  Он что-то припаивал к микросхеме, в аудитории был стойкий запах. Вошедшая назвалась.
  - Василиса? - он отложил паяльник, глянул в список и с улыбкой посмотрел на неё, в его глазах были простота и дружелюбие. - Рад познакомиться с тобой лично. Я Ник.
  Она кивнула, не сводя с него вопросительного взгляда.
  - У вас хорошие показатели по знанию теории и положительный отзыв от курирующей медсестры. Как она сказала, "у вас дар помогать людям", - он зачитал цитату и снова поднял взгляд.
  Лиса даже покраснела, но ответила:
  - Я просто выполняю свою работу.
  - Вам нравится ваша работа?
  - Да, - честно ответил девушка.
  - Это замечательно. Именно таких людей нами и не хватает.
  - Но у меня есть работа, и я пока не планирую ее менять, - Твёрдо сказала девушка.
  - Нет-нет! Что вы?! - Ник даже удивился. - Я и не прошу вас увольняться. Просто подумайте над моим предложением, - он протянул ей буклет, озаглавленный "Инструкция". - Если вдруг однажды вы решитесь, или что-то изменится, приходите к нам. Здесь будут рады профессионалу вашего уровня. Жильё предоставляет работодатель, все текущие расходы компания берёт на себя. Подумайте, Василиса, пообщайтесь с сотрудниками и возвращайтесь в любое время, хоть через неделю, хоть через год. Что не делается, всё к лучшему.
  Он кивнул в знак окончания разговора, взял паяльник, махнул помощнице и вернулся к своей микросхеме.
  "Следующий", - услышала Лиса, уже покидая кабинет.
  Утомившись от скитания по съёмным квартирам в одиночестве, она некоторое время жила у самых разных родственников, пока, наконец, не задержалась у брата. Но вскоре брат женился, и, чувствуя себя сильно лишней, Василиса, к тому времени начавшая встречаться с одним молодым человеком, снова перебралась на съёмное жилье. Он работал в охране. Сутки на дежурстве, сутки - сон и сутки- отдых. Очень скоро Лиса почувствовала себя лишней и здесь. Они расстались. Ей пришлось переехать еще дальше от места работы. Однажды, попав в непривычную пробку, Василиса не смогла вовремя прибыть на рабочее место, из-за чего случился конфликт со старшей медсестрой. Лиса не понимала, за что на неё взъелись, и в итоге, не выдержав напряжённых отношений на работе, уволилась.
  Начались скитания по медучереждениям и, как следствие, материальные проблемы. На некоторое время она вернулась в деревню и уже подумывала там и остаться, но как-то утром, разбирая бумаги, чтобы всё лишнее отправить на растопку печи, она наткнулась на "Инструкцию". Невольно вспомнился недавний сон, ей снился город, куда хотелось вернуться, и почему-то Ник. Лиса увидела в этом знак судьбы, взяла оставшиеся сбережения, инструкцию, документы и села в первый утренний автобус. Два часа дороги до автовокзала, ещё полчаса на маршрутке, пять минут пешком, и она оказалась у дверей знакомой клиники. Казалось, что здесь ничего не изменилось. Василиса отправилась к заведующей, чтобы уточнить вопрос по поводу работы.
  Заведующая, женщина в годах в своём всегда идеально чистом халате, приняла посетительницу как родную дочь. Немного побеседовав, Василиса решительно перешла к делу.
  - Я вообще-то по поводу работы, - она достала из сумки инструкцию, которую так и не удосужилась прочесть.
  Заведующая бросила взгляд на бумагу, на миг стала серьёзной, но сразу же вернула лицу обычное выражение.
  - Это тебе не сюда, а к Нику в лабораторию надо. Вся администрация там, - женщина что-то торопливо написала и протянула адрес Лисе. - Я рада, что ты будешь у нас работать. - Сказала она на прощание.
  Василиса вышла из клиники и направилась по указанному адресу, где обнаружила пятиэтажное кирпичное здание, на первый взгляд, жилое. Она зашла в первый попавшийся подъезд и поднялась на пятый этаж. Ее встретила закрытая железная дверь на площадку, украшенная лишь звонком. Преодолев волнение, Лиса протянула руку и нажала кнопку. Откликнулись очень быстро.
  - Здравствуйте. Я по поводу работы, - проговорила девушка, когда ей открыли.
  Перед ней стояла та самая помощница, которую Василиса уже видела как-то раз во время собеседования.
  - Добрый день. Проходите прямо по коридору до конца. Дверь прямо, без номера. Подпись "Склад".
  - Склад? - Василиса не скрывала своего удивления.
  - Именно так, - в этот момент зазвонил телефон, - проходите, пожалуйста. Да, Грэй? Поняла. - Последние слова она говорила уже по телефону.
  Лиса неторопливо поднялась по лестнице и пошла по длинному коридору мимо одинаковых дверей с номерами или фамилиями. Окон не было, лишь лампы дневного света, создающие комфортную для глаз видимость. Мимо неё проходили люди из кабинета в кабинет, некоторые приветливо улыбались, кто-то шёл хмуро уставившись в бумаги. Почти в середине пути из двери вышел человек с отсутствующим выражением лица, его сопровождали двое парней спортивного телосложения. От одного вида человека Василиса невольно посторонилась и вжалась в стену, позволяя им беспрепятственно пройти мимо. В какой-то момент ей захотелось помочь, её буквально обжег болезненный взгляд человека, но, словно прочитав её мысли по лицу, один из сопровождающих обернулся, улыбнулся и спросил.
  - Здравствуйте, вы к кому?
  - Я к Нику по поводу работы, - честно ответила Лиса, - а он... - она кивнула на сопровождаемого.
  - Он немного перетрудился, - поспешил успокоить её молодой человек.
  - Может, я могу ему чем-то помочь?
  - Почему вы думаете, что сможете помочь? - заинтересовался он.
  - Я медсестра. А он очевидно нездоров.
  - Тут ты права, - признал собеседник, остальные двое уже прошли почти до конца по коридору. - Идём к Нику, - человек сделал приглашающий жест.
  Василиса кинула обеспокоенный взгляд на сопровождаемого, но всё же последовала дальше. Они вошли в дверь с надписью "склад".
  - Ник, тут девушка порывалась помочь испытуемому, - с порога проговорил молодой человек и настойчиво завёл Василису в помещение.
  - Спасибо, Тим.
  Шкафы, полки, пол, стены - все было завалено коробками с разными надписями и разных размеров. Среди всего этого бардака был стол, порядок на котором соответствовал формату комнаты. Ник со своим неизменным паяльником сидел за столом.
  - Я знал, что не ошибся в тебе, - обратился Ник к девушке, жестом приказав работнику выйти, тот удалился. - Ты обдумала моё предложение?
  - Да, и решила принять.
  +
  Еще в детсадовском возрасте Василиса, как и многие другие, играла в куклы, а особенно любила их лечить. Когда в школе мальчишки проходили начальную военную подготовку, девочкам предложили курс "основы сестринского дела", по итогам которого Лиса стала лучшей в классе. Еще до колледжа она пробовала поступить в университет по стопам старшего брата, но специальность была столь далека от медицины, что Лиса в последний момент решила не ходить на вступительные экзамены, чем сильно удивила родных и близких.
  В первые дни работы в лаборатории она почувствовала себя не выпускницей колледжа с опытом работы, а, в лучшем случае, абитуриенткой. Но не на секунду не отвлекаясь, она блестяще прошла испытательный срок и повторное собеседование с Ником, которое уже выглядело как дружеское чаепитие. За этот месяц Лиса подробно познакомилась со структурой лаборатории и убедилась, что не ошиблась в выборе места работы. Они помогали людям - это было самое важное.
  Вторым из основателей после Ника, она узнала Дэна, когда получала зарплатную карту. Третьего основателя Влада видела только издалека, но слухов о нём ходило немало, и в большинстве своём пугающих. Личного знакомства она и не жаждала. И, наконец, Лена, с которой она стала работать по окончанию испытательного срока. Продолжительность рабочего дня не была фиксированной. В дни приема новых пациентов и в операционные дни рук в клинике не хватало, и работали все. Временами, выпадали и выходные, даже не по одному дню. Когда было время, Василиса бралась за подработки. В лаборатории всегда было чем заняться.
  Однажды поздним вечером у неё зазвонил телефон, но не корпоративный, а обычный мобильный. Василиса, которая использовала его только для звонков маме в деревню, даже удивилась. Было почти полвторого - странное время для звонка. На экране определился номер и высветилось имя - Антон К. Лиса не смогла сходу вспомнить, кто это, но ответила.
  - Алло.
  - Привет, Василиса. Узнала? - послышался мужской голос.
  - Не совсем. Ты Антон, но честно говоря, не помню тебя, - ответила она.
  - Я хотел спросить, ты в городе?
  - Ну да. - Осторожно согласилась она.
  - Пустишь переночевать?
  Вопрос прозвучал так неожиданно, что пока мысли приходили в порядок, доброта автоматически выдала:
  - Конечно, приезжай.
  - Скинь адрес сообщением. - Его голос прозвучал явным облегчением.
  - Да, сейчас.
  - Спасибо.
  Пока он добирался, Лиса достала из-под шкафа надувной матрас, на котором спала первые дни после заселения, и включила автоматический насос. Тишину ночи пронзил скрежет. Спустя минуту снова стало тихо. Василиса быстро протерла и застелила спальное место. Как раз когда она закончила, в дверь постучали. На пороге стоял молодой человек, увидев которого она, как из прошлой жизни, вспомнила прогулку по городу с близкой подругой и с этим парнем. Это было несколько месяцев назад, они познакомились случайно, погуляли, обменялись телефонами и больше никогда не виделись до этого вечера. Как гостеприимный человек, Лиса усадила парня на кухне пить чай. В конце беседы он сказал:
  - Знаешь, я шёл, листал список номеров в телефоне, думал, кому из друзей можно позвонить в такое время, и понял, что теперь только тебе.
  Василиса ничего не ответила, лишь показала приготовленное спальное место. Утром он ушёл. На пороге Василиса спросила:
  - А почему Антон К?
  - Не понял вопроса, - он зашнуровывал ботинки.
  - Ты записан у меня в телефоне как Антон К. А я не помню, почему именно К?
  - Может быть, фамилия? Я Антон Колбихинский, - предположил он. - Спасибо ещё раз.
  *
  Кроме непосредственной работы по специальности, время от времени Василиса получала и отдельные задания. Как-то раз осенью её вызвала к себе Лена. Первым, что бросилось девушке в глаза в кабинете, был ребёнок почти двух лет. Он сидел в углу в мягком кресле и что-то рисовал на планшете пальцами. Лиса видела ребёнка в стенах лаборатории впервые, только в клинике среди пациентов.
  - Доброе утро, Василиса. Присядь, - Лена кивнула на свободное место. - Я могу на тебя рассчитывать? - Лиса кивнула. - Видишь малыша? Его имя Андрей. Необходимо некоторое время присматривать за ним. Первую неделю полный медосмотр, анализы, если что-то не в порядке, подлечить. Потом только уход и наблюдение утром к педиатру в клинику, вечером к психологу. Материальное обеспечение у Дэна, бытовое на жилом складе возьмёшь.
  - Он болен? - уточнила Лиса.
  - Надеюсь, что нет. Но убедиться в этом не помешает.
  - Хорошо, я возьмусь.
  - Ключ от комнаты для ребёнка и для тебя возьмёшь у Марины на входе. За всем необходимым отправляй курьеров и будь при малыше постоянно. Вопросы?
  - Всё ясно.
  - Можешь приступать. Планшет пусть пока у него побудет, иначе он крик поднимает. И, кстати, он сегодня ещё не ел.
  Василиса кивнула, взяла Андрея на руки, к чему тот отнёсся с философским спокойствием, и вышла в коридор. Малыш отвлёкся от игрушки, девушка чудом успела поймать падающий планшет. Андрей заметил бэйджик, пристёгнутый к халату, и потянулся к нему. Девушка наблюдала за ребёнком, предчувствуя интересные дни. Хотя ей было любопытно, откуда здесь появился Андрей, но такие вопросы задавать не рекомендовалось инструкцией номер 1, сам же ребенок пока не мог связно пояснить, кто он, чей и как здесь оказался.
  С задачей Василиса справилась. Специалисты не нашли у малыша никаких серьёзных отклонений. Психолог наблюдал за ребенком и давал благоприятные прогнозы его развитию. Уход за младенцем для Лисы не составил труда. Хотя собственных детей у неё пока не было, опыт оказался бесценен. Одним утром ей позвонил Грэй и сообщил, что за Андреем пришли, и необходимо в последний раз показать малыша врачу, затем собрать и передать посетителю. Василиса в точности выполнила всё сказанное. Пришедшим посетителем оказалась девушка своеобразной внешности. В ней было что-то запоминающееся. Тогда она впервые увидела Аню.
  "Не похожа на маму Андрея. Интересно, кто это?" - подумала в тот день Лиса, но вопросов задавать не стала.
  После этого случая Василиса вернулась к своим непосредственным обязанностям в клинике. В качестве благодарности Лена выдала ей премию за сверхурочную работу (как значилось в ведомости) и внеочередной отпуск, из которого Лиса согласилась лишь на неделю. Она побывала дома в деревне. Осень - время уборки урожая, и её помощь дома была как нельзя кстати. Вернувшись в город, Василиса два дня отлёживалась, чувствуя невыносимую боль в мышцах рук и спины. На 2 день к ней в гости заглянул Ник, увидел, в каком она состоянии, и вернулся через 10 минут с каким-то кремом.
  - Это мазь, Ленина рецептура. Великолепно помогает после непривычных физических нагрузок.
  - Спасибо, - поблагодарила Василиса.
  С Ником у них сложились приятельские отношения. Он, при дальнейшем знакомстве, оказался отзывчивым и предусмотрительным с теми, кто отвечал ему взаимностью.
  В офисе Василиса практически не бывала, лишь изредка заглядывала в буфет, если выдавались короткие перерывы на обед. Именно там она увидела Аньку во второй раз зимой, и по её разговору с коллегами поняла, что она тоже работает в лаборатории. Лиса бы и не заметила ее, если бы не взрыв смеха, донёсшийся от соседнего столика. Василиса от неожиданности чуть не подавилась, чудом удержав в руке стакан чая, и неодобрительно на них покосилась.
  - Зря ты так о Грэе, он отличный специалист, - заметил кто-то из компании.
  - Я и не сомневаюсь в профессиональных качествах начальника, - сквозь смех проговорила девушка.
  Лиса торопливо допила чай и вышла из буфета. Они виделись еще несколько раз в коридоре случайно, обменивались на ходу вежливыми 'Здравствуйте', но не более. А как-то весной Ник вечером зашел к Василисе в гости, они выпили по чашке чая, немного поболтали, и он попросил передать пакет с продуктами голодающему населению соседней квартиры. Выполнив просьбу, Лиса с удивлением узнала, что они соседки с той самой девушкой, а пообщавшись в тот вечер, стали ещё и хорошими подругами.
  Всю лабораторию потрясло сообщение о смерти ребёнка после одной из операций, проведённых Грэем. Медсёстры с той смены уволились сразу же. Начались проверки и разбирательства с целью установления причины несчастного случая. Вся лаборатория несколько месяцев стояла на ушах. Василиса не имела к инциденту непосредственного отношения, она не была операционной медсестрой, лишь находила пациентов, и этот ребенок был одним из многих, кто мог не дождаться своей очереди на операцию в государственных учреждениях. Она даже не видела этого ребенка, но траурное настроение и тяжелое чувство на сердце не ослабевали. Не помогла ни поездка в деревню, ни отпуск у родственников в Москве. Вернувшись в лабораторию, она не без труда вышла утром на работу. Ник это заметил, именно он предложил не истязать себя, а сменить обстановку и уволиться. Лиса согласилась. Ник помог ей, не испортив трудовую книжку, вернуться в поликлинику, где она когда-то недолго работала, и ещё некоторое время звонил, чтобы убедиться, что у неё все в порядке. После её ухода из лаборатории они не виделись с Аней ровно до того момента, пока Артём не заявился в поликлинику с сообщением, что подруге нужна помощь.
  ***
  27,02,2013
  Пробуждение было не из приятных. Несмотря на то, что время близилось к полудню, он не чувствовал себя выспавшимся. Разбудила его Аня, закутанная в полюбившееся ей покрывало. Она сидела на краю стула и звала его по имени.
  − Что тебе надо? - сквозь сон спросил он.
  − Артём, проснись! - в который раз повторила она.
  − Изыди, Легенда! Дай посмотреть чудесные сны без тебя! - он махнул рукой куда-то в воздух и отполз к стене.
  − Это важно! Просыпайся! - не унималась Анька.
  Он, с трудом разлепив веки, перевернулся на спину и посмотрел на неё мутным взглядом.
  − Читай, − она протянула ему телефон.
  Там было открыто сообщение, датированное прошлым утром.
  'Спрячь Настю с ребёнком'.
  − Что это? - Тёма перевёл взгляд на Аню. - Кто прислал?
  − Не знаю. Может, ты номер узнаешь? - девушка было взволнована.
  Артём взял свой телефон и набрал номер с экрана.
  − Что за бред! - он удивлённо смотрел на экран, медленно просыпаясь.
  − Кто прислал? - спросила Аня.
  − Настёнок, − тупо прочитал он, возвращая Аньке телефон. - Набери Тоху.
  − Пробовала, недоступен. И Данька...с его номера была смс. - Аня что-то быстро нашла в телефоне и показала Артёму.
  'Ты потеряешь всё. Каждый из твоих друзей пострадает из-за тебя. Он лишь первый из немногих'. - Гласило сообщение.
  − Тём, а что происходит? - в голосе девушки прозвучала нота страха.
  − Не знаю, − Тёма сел и вернул ей телефон. - Но ты права, что-то происходит. А вообще, ты чего поднялась? Тебе лежать врач сказал. - Он окончательно проснулся.
  − Сообщения прочитала, вот и поднялась, − Аня встала со стула и как была завёрнутая, покачиваясь, ушла в другую комнату.
  Артём заметил, что она всё ещё придерживается за мебель и стены.
  Недолго думая, он позвонил сестре:
  − Привет, Оль.
  − Тёмка, ты? Здорово! - послышался её радостный голос.
  − Дай номер Сани. - Попросил он, за прошедшее время он так и не удосужился в новый телефон занести все полезные номера.
  − Да я могу тебе его самого дать, − рассмеялась Оля и передала трубку мужу.
  − Привет. - Послышался голос Санька.
  − Привет. Слушай, тут такое дело. - Артём постарался коротко объяснить суть проблемы. − Есть девушка с маленьким ребёнком. Ей нужна защита. У тебя в ОДП найдётся место приютить на время?
  − Что за девушка? - уточнил Саня.
  − Настя. - Ответил Тёма.
  − Настя, Настя...фамилия есть? Я её знаю? - полюбопытствовал Санёк.
  − Знаешь. - Согласился Артём. − Настёнок было у вас когда-то, ещё с братом Стасом.
  − Всё, понял. Слышал о её чудесном воскрешении. - Кивнул Саня. − В принципе, я позвоню Андрюхе, предупрежу. Когда надо?
  − В идеале сегодня. - Артём смог вздохнуть спокойно.
  − Сделаем. Пусть приходит, там всё организуют. Можно один вопрос? - в голосе Сани появилось любопытство.
  − Давай.
  − А муж её, Антон вроде бы, где?
  − Не знаю, как сказать, короче, пропал он куда-то. - Тёма и сам себе не мог пояснить, что происходило. − Надо всё выяснить, а пока Настя может быть в опасности, потому звоню тебе.
  − Помощь нужна? - Предложил Санёк.
  − Только защита. С остальным справлюсь. - Отказался Артём.
  − Ясно. Сделаем.
  Саня вернул телефон жене. Поговорив с сестрой минут пять, Тёма закончил вызов и ещё раз попытался дозвониться друзьям, но безрезультатно. Тогда он торопливо собрался.
  − Я ушёл. Не вставай, чини череп. Еда у тебя на столе есть. Вечером зайдёт Лиса. Больше никому дверь не открывай, а лучше вообще не трогай. - Сказала он, заглянув к Ане.
  Она лежала, уставившись в потолок. В ответ на слова кивнула и вернулась к своему занятию. До дома Антона он добрался минут за десять. Поднимаясь по лестнице, Тёма подбирал слова, чтобы, не напугав Настю, уговорить её временно переехать в ОДП. Слова не находились. Взгляд в поисках вдохновения обшаривал пол и стены подъезда и зацепился за какой-то мусор в углу. Артём поднял предмет, который оказался сим-картой. Он поднёс её к свету из окна, номер было не разобрать. Тёма продолжил путь наверх. Настя открыла сразу же, но увидев его, заметно погрустнела. Она явно не его ждала.
  − Привет, заходи. - Настёнок отступила от двери внутрь квартиры.
  − Привет. - Поздоровался Артём, обрадованный тем, что с ней всё в порядке.
  Он прошёл вслед за ней в комнату. Сев на диван, Тёма разобрал свой телефон и поставил туда найденную сим-карту, после чего включил аппарат.
  − Набери Тоху, − попросил он Настю, игравшую с сыном.
  Настя молча выполнила просьбу. Телефон зазвонил.
  − Я был прав. Это его симка, − сказал Артём, меняя карты обратно.
  − Где ты её взял? - Настёнок уставилась на него.
  − Нашёл в подъезде. Собирайся и Ромку собирай. - Тёма пытался сохранять спокойствие. − Только необходимое и быстро. Надо уходить.
  − Куда? - Настя не шевельнулась.
  − В ОДП. - Ответил он.
  − Зачем? − ещё больше удивилась она.
  − Там безопаснее. - Артём не смотрел на Настю в надежде на то, что она не будет задавать лишних вопросов.
  − Где Антон? - не унималась девушка.
  − Если б я знал...собирайся, нет времени. Легенде на телефон пришло сообщение, скорей всего, от него. - Артём твёрдо посмотрел на неё. − Тебе опасно здесь оставаться.
  − Легенде? - Настя встала с ковра. - Не удивлюсь, если это всё опять из-за неё! Ты знаешь, где она?
  − Знаю, - вздохнул Тёма.
  − Я хочу её видеть! - Настёнок в этот момент ему сильно напомнила Антона.
  − Сначала Ромку отвезём в безопасное место, остальное после. - Не отступал Артём от поставленной цели. − Собирайся.
  На всё про всё ушло не более двадцати минут. Вручив сумку со всем необходимым Тёме, Настя одела сына, и они вышли из дома. Был холодный зимний день. Погода ставила температурные рекорды, в основном, отрицательные. До ОДП отправились пешком, по дороге успев порядочно замёрзнуть. У дворца их встретил сам Андрей. Обменявшись с Тёмой рукопожатием, он пригласил пришедших в дом и лично проводил до выделенной Насте комнаты. Оставив девушку ухаживать за сыном, парни вышли.
  − Небольшая просьба, присмотри за ней. - Попросил Артём. − Лучше ей в одиночестве не мелькать, пока я не выясню, где Тоха.
  − Слухи не врут, она его жена? - уточнил Андрей.
  − Ну да, и Ромка его сын. - Ответил он.
  − Если не хочешь, чтобы её нашли, не светись здесь сам. - Посоветовал Андрей.
  − Это понятно. Мой телефон у неё есть. Если что-то понадобится, звони.
  − Аналогично. - Андрей проводил Тёму до выхода из дворца.
  Со спокойной за Настю душой Артём отправился к себе домой.
  27,02,2013
  Аня всё ещё лежала. Сняв куртку, он сразу же прошёл к ней в комнату.
  − Что у тебя с Даней? - с порога спросил он.
  − Ничего, − Аня удивлённо села на кровати.
  − А он того же мнения? - не отставал Тёма.
  − А я откуда знаю? - Анька опустила взгляд. − Мы просто друзья. К чему вопросы?
  − За Тоху не уверен, но Даня явно не без твоего участия проблем насобирал. Боюсь, как бы угроза из сообщения не была уже исполнена, благодаря тебе. - Артём говорил своим обычным тоном, пытаясь задеть её.
  − Ты о чём? - уточнила Аня, хотя и догадывалась, к чему он клонит.
  − Если бы ты не пошла устраивать спектакль на тему 'Прибейте меня кто-нибудь', он бы не полез тебя, дуру, спасать! - Заметил он вкрадчиво. − Студент вообще ничего не знает. Естественно, Тоха кинулся его останавливать. Благородные все стали, вот им за тебя и аукнется.
  − Я не просила никого вмешиваться! - недовольно напомнила она.
  − Конечно, нет! Ты их вынудила! − Тёма, чувствуя нарастающее раздражение, вышел из комнаты.
  Голод напомнил о себе. Он позвонил и заказал еды на дом. То ли услышав курьера, то ли учуяв аромат, спустя пару минут после ухода курьера на кухне появилась Аня в своих обычных брюках и водолазке.
  − Можно? - спросила она, стоя на пороге.
  − А смысл тебе что-то запрещать? Тебе нет дела до мнения окружающих. Ты не думаешь ни о последствиях, ни о том, кто может пострадать из-за тебя. Проходи, что встала! - он налил себе пива, ей сок, открыл заказанную пиццу.
  Анька села за стол и принялась за еду.
  − Ты пила эти, таблетки, которые три раза? - уточнил он.
  Она кивнула, скрывая удивление от его заботы. Обедали в тишине.
  − Ты что-нибудь выяснил? - полюбопытствовала она, закончив со своим кусочком пиццы.
  − Слишком мало, − он достал из кармана сим-карту и положил на стол. - Тохина. Нашёл у него в подъезде. Это всё. Настя в безопасности.
  − Что будем делать? − спросила Аня.
  − Ты - лежать и пить таблетки. - Сказал он непререкаемым тоном.
  − А ты? - не отставала Аня.
  − А я сообщу, если от тебя что-то понадобится. - Добавил он.
  − Камера. У Антона на площадке камера стоит. Может, там? - после паузы предположила Анька.
  − Пока Настя собиралась, смотрел запись. Тоха с Ромкой прошёл, потом один вышел, минуты через две. Это всё, что там есть. Если б по его лицу что-то можно было сказать, так нет, на вид спокойнее удава. - С сожалением заметил Артём.
  − А Даня? - она чувствовала себя виноватой перед ним.
  − К вечеру зайду к деревенским, может, они что-то знают. Его телефон тоже недоступен. - Тёма убрал посуду за собой и снова куда-то ушёл.
  27,02,2013
  Вечером Артём вернулся после восьми и не один, а с Настей. Гостья сразу прошла в комнату. Аня лежала на кровати, пока была такая возможность.
  − Привет, Насть. - Поздоровалась она, садясь.
  − Где Антон? - с порога начала Настёнок.
  − Я бы тоже хотела это знать, − Аня устало откинулась обратно на подушку.
  − Всё из-за тебя! Ты виновата во всём! Он снова пропал из-за тебя! - она едва сдерживалась.
  − Не факт, − спокойно ответила Анька.
  − Не факт? Ты так считаешь? Ты надела на него браслет в том году, из-за которого я не видела его столько месяцев! Из-за тебя он рискует своей жизнью! Всё из-за твоих выходок! А ты говоришь - не факт!
  Услышав Настин крик, Артём вошёл в комнату.
  − Какого чёрта она делает в твоём доме? - накинулась на него Настя. - Ты-то почему помогаешь ей? Этой...этой...ненавижу тебя! - она опять посмотрела на Аньку. - Ты испортила жизнь моему брату! Тёме! Теперь ещё и Антону! Дрянь! - Настёнок в слезах ярости вылетела из комнаты.
  Тёма, не взглянув на Аньку, вышел за девушкой. Оставшись одна, Аня вспомнила слова подруги: 'Тебе нужен покой и тишина'.
  − Да-а-а, тишина...
  Судя по звукам из-за двери все ушли. Аня взяла таблетку, запила её водой и попыталась успокоиться. Приход Насти её взволновал. Если к постоянным нападкам Тёмы она почти привыкла, то Настины слова её задели.
  "Нашли самую виноватую... − думала она, изучая потолок в комнате Артёма, − где же ты, Даня, когда так нужен? А Тоха? Где же вы все?"
  Она прочитала сообщение с угрозой, отправленное с телефона Даниила. Формулировка сильно напомнила "друзей" из Новосибирска. И мотив есть. Но тогда следующей жертвой после Дани и Антона должен быть Тёма, тоже вступившийся за неё.
  "Это всё из-за тебя", − звучали в голове укоры Настёнка, надо признать, не беспочвенные.
  Но Артём даже слушать ничего не станет, да и сам, вероятно, обо всём догадывается, потому и срывается на ней и имеет на это право. Неизвестно до чего бы дошли эти печальные мысли, если бы к ней не зашла Василиса.
  − Что с тобой? Ты вся в слезах! Что-то беспокоит? − Лиса села рядом, внимательно смотря на подругу.
  − Беспокоит, но тут не врач, а психолог нужен, или палач, чтоб не мучиться, − это была шутка, но тон, с которым её сказали, сильно не понравился подруге.
  − И Артём сегодня какой-то злой. Вы случаем не ссорились? - спросила Василиса.
  − С кем? С ним? Делать мне больше нечего. - Аня вытерла слёзы и уставилась в потолок.
  − Мне кажется, существует какая-то проблема, касающаяся вас обоих, - Лиса проницательно смотрела на неё.
  − Не кажется, − признала Анька, не вдаваясь в подробности.
  − Артём, зайди, пожалуйста! − позвала Василиса, решительно вставая.
  Анька удивлённо приподнялась на локтях. Когда он вошёл, Лиса заговорила, переводя взгляд с одного на другую:
  − Ребята, я не знаю, что случилось, да и, честно говоря, предпочитаю не знать этого. Но, какая бы ни была причина вашей ссоры, какая бы беда не возникла, помните: с проблемой необходимо бороться сообща! - В её голосе звучала несвойственная ей твёрдость.
  Аня с Артёмом молча выслушали её.
  − Я пойду. Отдыхай, − обратилась она к Аньке. − Провожать не надо, − Лиса посмотрела на Тёму и вышла.
  В коридоре хлопнула дверь. Аня не сводила взгляда с Артёма. Она опустился на ближайший стул, задумчиво вращая ножик.
  − Я очень благодарна тебе, что ты позволил мне остаться, − наконец, нарушила молчание она.
  − О Дане ни слуха ни духа, − Тёма думал о своём. − Он уехал из деревни ночью вскоре после Антона, на попутке. Больше пока его никто не видел.
  − Сообщение датировано следующим днём, − напомнила Анька.
  − Дай телефон. − он ещё раз прочёл сообщение. − Вроде нет прямой угрозы жизни, хотя понять можно двояко.
  − Что-то не сходится, − протянула она, прокручивая в голове всё, что знала.
  − Что именно? - Артём вернул ей телефон.
  − Это сообщение пришло с номера Дани, значит его телефоном, точнее сим-картой воспользовались. Тохину просто выкинули. - Начала Аня.
  − Или потеряли. - Добавил Тёма.
  − Как-то маловероятно. - Засомневалась она.
  − Или подбросили. - Не отступал Артём.
  − Сообщение отправил явно Тоха, зная, что сам помочь Насте не сможет. Как-то они по-разному пропали. - Сделала вывод девушка.
  − Может, ты и права. − Тёма тяжело вдохнул, − только это мне лишь усложнит поиски, если ещё не поздно искать.
  − А если здесь Грэй замешан? − выпалила Аня.
  Видимо, эта мысль давно сидела у неё в голове.
  − Он стал бы тебе угрожать по телефону? - Не поверил Артём. − Не похоже.
  − С Даней не похоже. А Антон? - Анька стояла на своём. − Я пару раз для него доставала со склада кое-что по мелочи. Может, Грэй всё узнал. Мало ли какие черти в его тихом лабораторном омуте?
  − С тем же успехом, о нас могли вспомнить местные. - Пессимистично предположил он. − Чую, попали мы и попали серьёзно.
  − Прорвёмся, − попыталась ободрить его Аня.
  − В твоей живучести я и не сомневаюсь, Легенда. - В его взгляде словно мелькнула зависть.
  − Меня зовут Аня. - Недовольно проговорила она.
  − Аней звали одну мелкую, но крайне привлекательную особу, лет семь назад бывшую моей девушкой. - Заговорил Тёма после паузы. − А ты Легенда, пусть и не наглости, но везения точно. Надо быть очень везучей, чтобы забить стрелу, а на самом интересном месте поскользнуться на бутылке и разбить себе череп.
  − Ты невыносим! - она обиженно отвернулась к стене.
  − Разрешаю не носить меня, − пошутил он, выходя из комнаты.
  * * *
  Когда-то город казался ей крепостью, был её домом. Теперь и тут она не чувствовала себя в безопасности. Те, кого раньше она считала друзьями, изменились. У них была своя жизнь, семьи, заботы. Большая их часть о ней теперь и не вспоминала. Здесь больше не было у неё дома, здесь не осталось ничего, что могло бы её удержать, кроме страха за друзей, в пропаже которых уже и она начинала считать себя главной виноватой.
  27,02,2013-5,03,2013
  Артём целыми днями где-то пропадал. Когда он уходил утром, она невольно начинала беспокоиться и с нетерпением ждать его возвращения. Она не представляла, что с ней станет, если вдруг с ним тоже что-то произойдет. Неделю, как и обещала, к ней приходила Василиса. Подруга следила за выздоровлением и вскоре позволила Ане вставать и возвращаться к нормальной жизни, по-прежнему, исключая любые физические нагрузки. Потом она уехала на время отпуска к родным в деревню. С её отъездом вернулось чувство одиночества. Тёма больше не травил ей жизнь, он был слишком занят поисками, хотя результатов они пока не приносили. С каждым днём надежда таяла, в доме царило какое-то траурное настроение. Новых сообщений с угрозами не приходило, но от этого не было легче.
  10,03,2013
  Спустя две недели поисков вечером Тёма вернулся уставший. Аня поставила перед ним ужин. Она, как когда-то в Новосибирске, заселившись к нему, взяла на себя чисто женскую обязанность - готовить. Он лениво ковырялся в тарелке, глубоко погрузившись в какие-то размышления.
  − Ты в порядке? − осторожно спросила она.
  − Всё великолепно. − Невесело отозвался Артём.
  − Есть новости? Следы? - Аня присела на стул напротив.
  − Вагон, но все тупиковые. - Тёма усердно сортировал ужин по категориям продуктов.
  − Расскажешь? - её не оставляло любопытство.
  − Нечего рассказывать. Пробил камеры в округе Тохиного дома, он не мелькнул нигде, только машина. Отследил её, нашел на штрафстоянке, где-то не там припарковал, опять же в слепой зоне. Дальше глухо. С Даней хуже. Думаю, в Новосиб поехать, вдруг повезёт. - Коротко пересказал он результаты своих действий.
  − Даже не думай! - спохватилась Анька. − Это опасно, тебе в первую очередь!
  − Если надумаю, твои слова ничего не изменят. - Он равнодушно отложил вилку.
  − Я с тобой! - Тут же нашлась она.
  − Ага! Сейчас! Пакуй чемоданы. - В его голосе звучала печальная усталость. − Ты точно остаёшься здесь, а лучше вообще из дома не показывайся. Это не обсуждается.
  Аня замолкла. Она за последнее время научилась почти безошибочно угадывать, когда молчание − лучшая политика. Да и долгие ссоры с Тёмой вынудили ее замолкать очень быстро. Ссоры прекратились, а привычка осталась.
  − Насчёт варианта с местными, пытался пробить. Кто где, кого проверил - точно не при делах. Нашёл, правда, далеко не всех. - Поделился Артём. − И ещё позвони Василисе, чтобы она, когда приедет, пока здесь не мелькала, а то как бы её не причислили к жертвам.
  − Ты думаешь, всё-таки новосибирцы? - спросила девушка.
  − За Даню почти уверен, хотя мне как никогда хочется ошибиться. - Вздохнул Тёма.
  Есть он не стал, аппетита не было. Выпив чай, Артём ушёл к себе. Аня прибралась на кухне и, не решаясь его беспокоить, отправилась спать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 7.
  25,02,2013
  Антон, выйдя из квартиры к ожидающим его людям, вывернул карманы, демонстрируя, что не прихватил из дома ничего лишнего. Местные всё ещё были с ножами в руках. Они пропустили его вперёд и вышли из подъезда.
  − В машину, − скомандовал Сыч.
  Антон занял место водителя, ожидая, пока остальные рассядутся. Домовёнок с ними не поехал.
  − Заводи, − приказал незнакомец.
  − Куда едем? − уточнил Антон, выворачивая из двора.
  Ему назвали адрес.
  − Ярик, ты уверен, что там слепая зона? − уточнил Колян.
  − На все сто. Я там в охране, − отозвался незнакомец.
  Антон не без интереса слушал их. Было ясно лишь одно − убивать его не собираются, значит, местным что-то нужно.
  − Останови у поворота, − сказал Ярик.
  − Здесь нет парковки, − заметил Антон, покосившись на знак.
  − Тормози, где сказано! - оборвал его Сыч.
  − Ладно. - Пожал плечами Антон.
  Когда машина остановилась, все вышли.
  − Вон тот переулок слепой. Выйдите прямо к дому.
  − Спасибо, Ярик, − Коля взял ключ из рук соратника.
  Парни обменялись рукопожатиями. Антон курил возле машины, ожидая развязки. Без ножа он был как без рук, да и опасения за Настю не покидали ни на минуту. "Нет, ей нельзя рисковать", − решил он, продолжая играть по правилам местных. Оставшиеся ребята из бывшей третьей группы: Коля и Сыч (от фамилии Сычев), подошли к Антону.
  − Идём, − Сказал Коля. − И без глупостей.
  − Иду я, иду, − Антон сделал последнюю затяжку, выбросил сигарету и в сопровождении ребят двинулся в переулок.
  Как и обещалось, в конце был дом. К удивлению Антона, его глазам предстала одноэтажная деревянная усадьба. Как гласила табличка, здание было построено более века назад и теперь являлось памятником деревянного зодчества, охраняемым государством. Окна были украшены резьбой, старинная дубовая дверь, отреставрированная несколько лет назад, со скрипом открылась. Первым вошёл Коля и включил фонарь. Сыч пропустил Антона и прикрыл за ними дверь. Они недолго двигались по коридору, затем свернули направо. Помещение напоминало зал заседаний − большой стол по центру, окружённый стульям. Светильники по стенам и люстра на потолке загорелись одновременно. Коля выключил фонарь. Антон, сделав несколько шагов от порога, остановился и огляделся, щурясь от света.
  − Сядь, − послышался голос Сыча за спиной.
  Тоха прошёл к столу, занял ближайшее место и посмотрел на Колю, который расположился напротив. Сыч остался у входа.
  − Я весь во внимании.
  * * *
  За следующие два часа Антон узнал много того, что и не мог представить, хотя относительно некоторых пунктов у него были догадки. Первой новостью, поразившей его, было утверждение, что Тень, старшая из сестёр, жива. Хотя с учётом того, что и Грэй лишь разыграл свою гибель, всё было логично. Повода не верить банде Антон не нашёл. Второе известие касалось сестёр Тени, которых снова видели в городе. Сёстры взялись за старое, только в новых условиях жизни. Ещё в начале века они были одними из крупнейших распространителей наркотических средств в городе. До столкновения с бандой они процветали. И теперь, когда банда распалась, снова ступили на прошлую тропу. Антон, наконец, получил объяснение, что за людей он убивал ещё год назад. Среди убитых были и бывшие местные, перебежавшие под крыло противника.
  Разрозненные остатки банды не планировали возобновлять противостояние, они лишь защищались. Выходя на свободу, они сталкивались с ультиматумом: либо работать на сестёр, либо исчезнуть из города. Конечно, были и те, кто соглашался, обычно среди ребят, не сталкивавшихся с сёстрами в год кровавых разборок и не потерявших друзей. Таким после тюрьмы надо было куда-то податься, и ультиматум звучал, как шанс начать новую жизнь. В этой сфере крутились немалые деньги. Другие, как крысы сбегают с тонущего корабля, уезжали, опасаясь за свою жизнь или в попытках хоть что-то изменить. И небольшая часть так называемой 'старой' банды оставалась в родном городе, игнорируя угрозы и отказавшись плясать под чужую дудку. Именно к этим братьям ходила на зону Рита. Именно они теперь держались друг друга и пытались выжить во враждебном настоящем. Именно они, помня, что лучшая защита - нападение, начали партизанскую войну с сёстрами.
  Идея ультиматума выходцам из местных не принадлежала ни Ире, ни Вике. Мысль подкинул мстительный когда-то невольный представитель банды из девятой группы; сёстры лишь нашли идею небесполезной и дали ей ход. Местные, присоединявшиеся к ним, также проникались этой мыслью. Многие в банде жаждали мести. Именно против таких велась новая война, их разыскивали и уничтожали, как предателей. И год назад Антон участвовал в этом, правда, не зная истинных причин, ведомый лишь браслетом повиновения. Окончательно убедиться в правдивости слов банды он смог после разговора с Ритой. Теперь за жизнь Насти можно было не бояться, но и приближаться к ней опасно, чтобы не дать никому повода выследить её. Предложение ребят было простым. Они просили помощи. Не вынуждали, а именно просили. Антон был лучшим, это знали и свои, и чужие. Год назад восьмая группа ещё не понимала, насколько опасно было на свободе с таким прошлым; они, движимые лишь своими личными убеждениями, допустили ошибку, которая стоила им жизни. Теперь же оставшаяся старая банда почувствовала, что поодиночке им не выжить. Они находили друг друга и поддерживали связь, узнавая всё новые подробности о тех, с кем столкнулись, и сражаясь за своё место. Антон, оказавшись здесь, понял, что не сможет так всё оставить. Он не сомневался, что Настя под присмотром Тёмы, ну или во всяком случае, в безопасности. Повода отказать в помощи не было.
  От размышлений его отвлёк скрип открывающейся двери. Вошла Рита в сопровождении Домовёнка. Он кивнул в знак приветствия. Тоха ответил кивком и посмотрел на Риту. Девочка, по сравнению с местными, выглядела совсем ребёнком. Худая, необычайно бледная на фоне тёмных коротких волос, она была похожа на дочь или младшую сестрёнку любого из ребят.
  − У тебя было время подумать, − сказала Рита, садясь на соседний с Антоном стул.
  Домовёнок остался стоять слева от её плеча, скрестив руки на груди.
  − Что ты решил? - Рита внимательно смотрела на Антона.
  Домовёнок задел её за плечо и жестами попросил: "Предупреди".
  − А, да. − Кивнула Рита. − Для безопасности твоих, с ними пока нельзя будет контактировать. Мы действуем скрытно.
  − У меня действительно есть право выбора? − наконец, заговорил Антон.
  − Есть, и я знаю, что ты не ошибёшься. - Подтвердила Рита.
  "Хорошо, что мы тебя нашли раньше них", − жестами показал Домовёнок.
  − Ты же знаешь, банда наш дом. И мы будем защищаться до конца. − В голосе девочки звучала недетская твёрдость.
  Костяк банды всегда был един. "Если бы им нужен был лидер, они бы пошли к Тёме, − Антон посмотрел на Риту оценивающим взглядом. − Но лидер тут есть, им нужны те, кому можно верить".
  − Я с вами.
  Домовёнок достал из кармана что-то и протянул Антону. Это был его нож.
  * * *
  28,02,2013
  − Корнеев Даниил Андреевич. 1995 года рождения. Студент политехнического университета. Проживает в общежитии, так как приехал из области. Родные вне сферы наших интересов. По известным данным организовал гастроли клуба "Русский дартс", на что собственно и живёт. Под наблюдением с момента помощи Беловой. Вероятно, не равнодушен к ней, − доложил Влад. − Здесь всё, что накопали на него.
  − А она? − уточнил Грэй.
  − Что она? - не сразу понял Влад.
  − Что о нём думает? - переспросил Грэй.
  − По непроверенным данным, она временно недееспособна. - Продолжил Влад, вспоминая строчки из доклада. − Сотрясение мозга или что-то близкое. Короче, травма головы.
  − Опять? − у Грэя невольно вырвался нервный смешок.
  − Подробностей пока нет. - Неохотно признал Влад. − Она не светилась после пожара.
  − Точно выжила? - Грэй оторвался от компьютера и посмотрел на друга.
  − Да, но ушла на дно. - Кивнул тот.
  − Значит, Корнеев, − протянул задумчиво Грэй. − Где он сейчас?
  − В комнате спит. - Отчеканил Влад.
  − Сильно они его? - спросил Грэй.
  − Без переломов. Остальное наши залечат. - Влад положил личное дело Корнеева на стол.
  − Узнал, кто его так? - Грэй взял бумаги себе и начал пробегать глазами.
  − Не местные, но если надо, отследим. - Ответил Влад, доставая телефон. − Оксана, которая Корнеева подвозила из деревни, проводила нападавших до выезда. Во время выручки Корнеева она оставила на их машине трекер. Жучок не активен, но при желании мы их быстро отыщем. - Влад начал что-то печатать в сообщении.
  − Пока не стоит. - Отказался Грэй. − Найдите Белову лучше.
  − Работаем. - Влад убрал телефон в карман.
  − Медленно, − Грэй отложил бумаги по Корнееву и посмотрел на друга, − как там Лена?
  − Порывается растерзать тебя. - Влад слегка улыбнулся. − Работать отказывается.
  − Причина? - он итак знал, но всё же спросил.
  − "Я никогда не зайду в операционную с таким человеком, как он!" Дословная цитата.
  Грэй печально опустил глаза:
  − Жаль, она лучшая.
  − Белова тоже была лучшей в своей области, − осторожно заметил Влад.
  − Ты же был не против эксперимента? − слегка удивился Грэй.
  − Уже четыре месяца прошло. А если ты переоценил её? - в его тоне не было сочувствия, но явно мелькало беспокойство. − Если сорвётся? Не удивлюсь, если мысли о самоубийстве уже приходили к ней.
  − Потому я и назначил тебя. - Спокойно отозвался Грэй. − Ты не должен допустить крайности, но и она не должна ни о чём догадаться.
  − Поговори с Ленком, − посоветовал друг.
  − Я не знаю, что сказать, − Грэй перевёл взгляд обратно на монитор.
  − Скажи правду. Всё, что думаешь. - Посоветовал друг. − Ты же знаешь Ленку. Она поймёт. Она всё всегда понимает.
  − Они были подругами. - Напомнил Грэй.
  − Лена с нами, несмотря ни на что. - Перебил его Влад. − Помни, она от детей отказалась ради нашего общего дела, а она мать. Кому, если не ей, доверять?
  − Ты прав, − признал Грэй. − Я попытаюсь.
  − Когда сворачиваем эксперимент? − напоследок уточнил Влад.
  − В июле, если Аня не сорвётся раньше. - Решил Грэй.
  − Какой следующий этап? - уточнил Влад.
  − Узнай, где она будет работать и жить. Сообщи мне, дам инструкции. - Приказал Грэй.
  − С Корнеевым что делать? - Влад встал с кресла.
  − Лечите. Пока под замок. Дальше будет видно. - Грэй взял бумаги по Корнееву и отложил в сторону, чтобы после изучить подробнее.
  − Понял, − Влад вышел.
  Грэй, оставшись один, подумал о Лене. Её бойкот сильно затянулся. И если в начале эксперимента она протестовала не активно, то после пожара на лесопилке, где работала Аня, Ленка категорически отказалась продолжать работать с Грэем. Её не переубедил даже тот факт, что в пожаре никто не пострадал.
  Идея этого эксперимента родилась после очередной выходки Ани, когда ей удалось вывести Грэя из себя. Её бурная фантазия, устав называть его начальником, вспомнила имя Грэя − Афанасий. Наглая девчонка тут же переделала это на свой лад, так в узких кругах Грэй стал Афоней. И если в личной беседе он не придавал этому значения, то во время деловых переговоров, имя Афона, вызвавшее улыбки окружающих, взбесило Грэя. Последней же каплей стала её выходка в день его рождения. 12,10,2012 Она явилась на праздник, забыв, что её не приглашали, буквально с порога исполнила песню "Happy birthday to you", обращаясь к Афоне. И в виде подарка, вручила "Антиникотин", со словами: "Поздравляю, Афоня! Оно действительно работает!"
  Это детское выступление на фоне культурно собравшегося общества разрядило обстановку деловой торжественности. Грэю стоило больших почти физических усилий, чтобы не прибить её на месте. Он лишь выдавил улыбку и что-то вроде "спасибо".
  19,10,2012 Спустя неделю, просматривая свои старые разработки, он наткнулся на один любопытный психологический эксперимент, суть которого сводилась к проверке выдержки человека, тонущего в море отчаяния из-за преследующих его неудач. Разработка была остановлена в связи с отсутствием добровольцев, а после кампании Ариадны встали все разработки, касающиеся людей, в которых она участвовала. Опыты, касающиеся физиологии людей, он больше не проводил без письменного согласия испытуемых. Психология − совсем другое дело. Этой темой Грэй стал плотно интересоваться лишь в последние годы. И теперь, читая суть эксперимента, Грэй понял, что нашёл добровольца в лице Ани. Ещё много лет назад она поразила его своей стойкостью, следовательно, идеально подходила для этого эксперимента. Остальное было делом техники.
  20,10,2012 Спровоцировать Аньку было проще простого. Первой из лаборатории уволили её близкую подругу и соседку Василису, якобы из-за сокращения штата. Это взял на себя Ник. За ней последовал Митя на почве профнепригодности. Затем расформировали статотдел, и вся работа свалилась на одну Аню. 29,10,2012 Провокация удалась на все сто, а то и на 150 процентов. Анька отказалась работать в таких условиях, а большего было и не надо. Грэй моментально принял её устное заявление об уходе, и, предупредив о неразумности раскрытия любой известной ей о лаборатории информации, приказал охране выставить её на улицу. Не позволив даже забрать вещи, у неё изъяли ключи и выпроводили вон, вручив лишь пуховик, так как на улице было не жарко. Охрана, по приказу Грэя, доступно объяснила, что приближаться к лаборатории ей не рекомендуется.
  29,10,2012 Вечером того же дня Грэй рассказал друзьям суть эксперимента. Отреагировали по-разному: Ник равнодушно, Влад с интересом и сразу предложил своих людей для наблюдения, Лена крайне возмутилась тому, что так поздно всё узнала, но пообещала не вмешиваться в эксперимент, если ей будут предоставлять всю текущую информацию.
  − А что с обработкой данных? − уточнил Дэн, помня, что статотдел расформирован.
  − Этим займётся столичный филиал. Здесь оставляем только производство и научную часть, − ответил Грэй.
  − А клиника? − удивилась Лена.
  − Клиника само собой. Она только здесь и есть.
  Грэю докладывали о каждом Анином шаге. Как только у неё всё становилось более менее неплохо, он помогал обстоятельствами сложиться так, чтобы на неё падали всё новые испытания. Основной задачей Влада было не допустить необратимого исхода. Грэй не хотел её смерти, он лишь с интересом наблюдал, как она справлялась с выпадавшими на её долю проблемами. А если к этому добавить собственное везение Ани, то ей приходилось несладко и без его вмешательства, от того наблюдение за объектом было ещё интереснее, чем он предполагал изначально.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 8. Воспоминание Настенка.
  
  С того памятного утра 24,1,2006, когда Настя согласилась уехать с Антоном, до прибытия к месту назначения прошло четыре дня. 28,01,2006 Настя даже не сразу поняла, что люди, встретившие их в аэропорту, это родители Антона. Она торопливо шагала рядом с ним, смотря в пол, и когда он остановился, Настя случайно налетела на него, рефлекторно извинилась и подняла взгляд. Антон пожимал руку немцу лет пятидесяти. Рядом стояла и улыбалась женщина.
  − Здравствуйте, мама и папа, − вежливо и холодно произнёс Антон, кивнув обоим родителям.
  − Антон, представь нас своей спутнице, − мама с интересом покосилась на девочку.
  Антон слегка приобнял и поцеловал в щёку мать. Всё это он делал необычайно равнодушно.
  − Анастасия. - Он кивнул на Настёнка.
  − Очень приятно, Настя, − женщина пожала руку девочке.
  − Дома у меня к тебе будет серьёзный разговор. - Проинформировал его отец.
  − Да, папа, − кивнул Антон.
  В этот момент Настёнок поняла, что не зря в школе учила немецкий язык. Она осознала, что родители Антона во время диалога говорили на этом языке, Антон же отвечал им по-русски, видимо, из принципа. Он отлично понимал родителей, как и они его. Дорога от аэропорта до дома прошла почти в тишине. Мама изредка задавала вопросы, вроде 'Как там в России? Всё по-старому? Ты так и не решил получать образование в Германии?'
  − Вы, должно быть, учитесь? - обратилась мама к Насте.
  − Да, в школе, − ответила та по-немецки.
  Антон, слегка удивившись, покосился на неё и снова уставился в окно.
  − Вы знаете язык? - уточнила мама.
  − Немного. - Смутилась девочка.
  − Антон, почему ты не хочешь говорить с нами, как и твоя спутница? - Мама посмотрела на сына.
  − Не вижу смысла. Вы ведь не забыли русский, что напрягаться? - он говорил с какой-то горечью.
  − Не груби матери! - оборвал его отец.
  − Простите, мама, − выдавил Антон и снова отвернулся.
  Настя, ставшая невольным свидетелем семейной сцены, чувствовала себя не в своей тарелке. Мама виновато смотрела то на мужа, то на сына, но ничего не говорила.
  'Какие они странные. В буквальном смысле, говорят на разных языках', − думала она, не поднимая взгляда.
  Машина остановилась. Антон вышел первым и открыл дверь маме, помогая ей. Настя выбралась вслед за ним, не дожидаясь помощи. Пока отец ставил машину в гараж, мама проводила их до комнаты.
  − Располагайтесь. Отдыхайте с дороги, Настя. Антон, а тебя ждёт папа! - сказала она по-немецки. - Немедленно!
  Настёнок вдруг поняла, что свой непререкаемый тон Антон унаследовал от матери.
  − Пять минут, мам? - неуверенно сказал он.
  − Немедленно! - Повторила она.
  Мама вышла. Настя хотела что-то спросить, но Антон остановил её жестом и поплёлся вслед за матерью. Настёнок с удивлением видела одного из главарей банды в кругу семьи, а не с ножом на стройке. Это было столь непривычно, что она просто села на кровати и так просидела до его возвращения. Вернулся он с мамой. Каждый, по-прежнему, говорил на своём языке. Настя чувствовала, что скоро привыкнет к этому, но не могла решить, на каком языке ей говорить.
  − Сын, папа желает тебе только добра! - убеждала его мама.
  − Папа забыл, что рабство отменили в 1851. - Проворчал в ответ Антон.
  − Во-первых, крепостное право в России, а, во-вторых, в 1861, − поправила его мама.
  − Да какая разница! - Он раздражённо посмотрел на неё. − Можно мне метлу? Пойду сразу улицы мести!
  − Антон, − мама остановилась на пороге, − завтра ты либо выйдешь на работу, либо полетишь в Россию. Разговор окончен. - Она понизила голос и вдруг совершенно неожиданно зашептала по-русски, − Антоша, ну ты же знаешь папу! Сделай всё, как надо! Не для себя, но хоть для неё, − она кивнула на Настю. - Ей надо учиться. Я не спрашиваю, от чего ты сбежал, но не губи девочку! Хорошо подумай.
  Она вышла. Антон смотрел на то место, где она стояла.
  − Ты, наверное, хочешь что-нибудь спросить? - обратился он к Настёнку после паузы.
  − А мне по-русски или по-немецки говорить? - не удержалась Настя.
  Антон улыбнулся и сел с ней рядом:
  − А ты знаешь немецкий?
  − Ну, более-менее. В школе неплохо учили. - Призналась она.
  − А вот я не знаю. - Выдохнул он.
  − Ты их не понимаешь? - не поверила Настя.
  − Не совсем. Я только их одних и понимаю. - Попытался объяснить он.
  − А почему у вас всё так... − она затруднилась в выборе слова, − странно?
  − Отец немец, мама русская, а я не пойми кто. В оригинале даже их фамилия пишется Lexien. Мама, когда в России бумаги оформляла, где фамилия написала А типа Антон и Лексин, так собрали фамилию, получили бумаги, посмеялись и переделывать не стали.
  − А как ты, не зная языка, их понимаешь? - полюбопытствовала Настя.
  − Они с детства вещали на двух языках и гувернантку пытались взять меня учить. Тётка сбежала, пришлось привыкать. - Вспомнил он. − Мать для отца старается с ним по-немецки говорить, а мне как-то всё равно. Он ведь русский понимает, но тоже не говорит.
  − А они знали что мы приедем? - Настёнок покосилась на свою сумку.
  − Вчера узнали. - Ответил Антон.
  − Как вчера? - опешила она.
  − Сказал бы раньше, не было бы такого радушия. - Антон нахмурился, вспомнив не очень приятный разговор с отцом по телефону накануне. − Так хоть выбора нет, сразу не выставят.
  − Что тебе отец сказал сейчас? - поинтересовалась она.
  − Отправляет на побегушки, типа курьера. - Неохотно ответил он. − Без диплома нормального тут ловить нечего, а бумаги делаются некоторое время.
  − Хочешь, я буду курьером? Я могу, − Настя с заботой смотрела на Антона.
  − Из огня да в полымя, − вздохнул Антон. − Спасибо матери, без неё не представляю, что бы я тут делал.
  − Антош, мы справимся, − Настя положила руку ему на плечо.
  − Ты не жалеешь, что приехала сюда? − он внимательно посмотрел на девочку.
  − Ну если меня обратно не вышлют, то нет. - Улыбнулась она. − Я когда-то думала по обмену в Германию ехать, только не знаю, как это всё делается.
  − Я скажу маме, она поможет тебе. - Предложил Антон.
  − А ты что решил? Будешь бегать? - уточнила Настя.
  − Лучше уж с бумагами, чем от местных и правопорядка. − Антон достал из кармана нож, задумчиво крутанул его пальцами и резко бросил вперёд, с интересом наблюдая за Настёнком.
  Нож воткнулся в стену в трёх сантиметрах над спинкой кровати. Настя даже не моргнула, лишь проводила лезвие взглядом. Он смотрел на неё, как на ангела. Страшно было подумать о жизни только с родителями после стольких лет. Настя в его глазах была как солнце, выглядывающее среди туч в пасмурный день. Он вспомнил письма, которые они писали друг другу в детстве, и невольно улыбнулся.
  − Что смеёшься? − заинтересовалась Настя.
  Антон покачал головой, не зная, как ответить на вопрос.
  февраль,2006 Жизнь в чужой стране захватила их. С утра Антон с отцом уезжал в город. Мама писала статьи для одного из интернет-магазинов, которые в эти годы активно развивались. Она работала из дома. Настя с удвоенным рвением, по сравнению со школой, взялась за знакомство с иностранными языками. И уже через месяц с помощью мамы выбрала учебное заведение, начало марта 2006 где могла продолжить свое образование. Так и не определившись с языками, она говорила по-разному, в зависимости от настроения и собеседника. Вне дома конечно только немецкий, с друзьями из разных стран в основном на английском, с Антоном только по-русски, с его родными также немецкий, если папа присутствовал, и русский без него. Антон все вечера проводил с ней. Они гуляли, смотрели фильмы или просто общались. Особенно много разговаривали. Ведь, по большому счёту, они были почти незнакомы и очень мало знали друг о друге до приезда сюда. Тем более, Антону очень не хватало нормального человеческого общения в чужой стране. Настя не знала, как так получилось, но Антон не врал, когда говорил, что понимает только слова родителей на иностранном языке. Других людей он не понимал, да и не пытался. Курьером ему не было нужды разговаривать. Настя некоторое время наблюдала за ним и его семьей и, наконец, стала осознавать, в чем причина такого разделения. Наслушавшись в детстве два языка, Антон не пытался переводить иностранные слова и искать им русские аналоги, он просто понимал сказанное так, как ему сказали, но отвечал на своём родном языке. А другие люди были для него иностранцами. Сказанные ими слова он не слушал, потому и не понимал.
  Для развлечения Настя попыталась было обучить Антона хотя бы немецкому, но её хватило на два урока. Антон просто не говорил на немецком, сильно сказывалась привычка отвечать на русском. Она оставила эту затею. Родители Антона относились к ней довольно равнодушно. Она поняла, что невмешательство в жизнь сына было нормальным в этой семье, но откуда оно взялось? В идеализированном представлении Насти о семье, которой у неё никогда не было, родные должны думать друг о друге, помогать, заботиться. Но здесь этого не было. Каждый жил как-то сам по себе, и всех это устраивало. Настя пыталась не думать об обстановке в доме, но любопытство не уходило.
  5,03,2006 Однажды вернувшись домой с учебы, Настя с порога услышала громкий разговор. Судя по голосам, ссорились Антон с отцом. Не решаясь проходить в гостиную, она осталась в коридоре и невольно слышала всё, что говорилось. Каждый вещал на своём языке.
  − Ты - взрослый человек. И ты не один. Кто для тебя эта девушка? - спрашивал отец.
  − Это Настя. Что ещё вы хотите знать?
  − Кто она для тебя? Какие у вас планы на будущее?
  − Это не ваше дело, папа. Я не должен отчитываться!
  − Пока ты живешь здесь, и она тоже, я имею право задавать этот вопрос!
  Общение с родителями на 'вы' уже не удивляло Настю, поражало спокойствие голоса отца и повышенный тон Антона, обычно сдержанного.
  − Я могу уехать!
  − Не можешь, твои документы в посольстве. Антон, если ты сейчас так поступишь, не жди больше помощи. Твоя мама и я дали тебе всё, что было в наших силах. Ты вправе выбирать свой дальнейший путь, но хорошо подумай перед тем, как принять решение. Я даю тебе один день. Завтра вечером хочу знать твой ответ. Иди, сын, и, когда успокоишься, обдумай всё, что я тебе сказал.
  Антон сделал правильный выбор - уступил. Они остались жить у родителей.
  
  Как это бывает часто, когда всё хорошо, время летит незаметно. Они прожили в Германии уже полгода, когда Антона повысили с курьера до официанта. 1 и 2,07,2006 Два дня Настя читала Антону меню, пока он не запомнил его наизусть и не смог при указании или названии узнавать, что от него хотят. Настёнку казалось, что он изменился. Здесь не было ничего, что окружало его раньше. Ни банды, ни Тёмы, ни родного города, ни людей из прошлого. И в этой кардинально изменившейся обстановке менялся и сам Антон. Из старых привычек остался лишь нож. Не желая терять навык, он собрал себе деревянную мишень, прикрепил к стене и временами кидался ножами. Настя сидела над учебниками и общалась с новыми друзьями. Она, наконец, почувствовала себя свободной, могла заговорить с любым, не боясь, что он окажется из банды и навредит её брату.
  5,08,2006 Как-то августовским вечером Антон лежал на застеленной кровати и подбрасывал нож, затем, не глядя, ловил его. Он уже около получаса смотрел в спину Насте. Её длинные светлые волосы переливались в свете люстры. Она что-то печатала на ноутбуке, тихо постукивая по клавишам. Справа лежали тетради и блокноты, которые она то и дело перебирала в поисках нужной информации.
  − Настён, а ты бы вышла за меня? - вдруг спросил он.
  − Это шутка или предложение? - отозвалась она, отвлекаясь от своего занятия.
  − Предложение. - Он не отрывал от неё взгляда.
  − Тош, мне только 16 лет, − Настя с улыбкой обернулась к нему.
  − Ну я и не говорю, прямо сейчас. В принципе... − протянул он.
  − У меня есть время подумать? - уточнила она.
  − Пары лет хватит? - В тон ей спросил он.
  − Думаю, да. - Кивнула Настёнок.
  − Да - это ответ или да - это хватит? - пошутил он.
  − Ну если ты за 2 года не передумаешь, − она вернулась к своему занятию.
  10,09,2008 Антон не передумал. На вечеринке в честь её совершеннолетия он сделал Насте предложение, на которое она сразу же ответила согласием. Хотя некоторые друзья не понимали, почему она ответила 'да' простому официанту, который даже не говорил на их языке. Вскоре после этого отец предложил ему повышение, на что Антон ответил отрицательно.
  − Но почему? - спрашивала его мама по-немецки.
  − Я не умею общаться с людьми, − отмахнулся он.
  − Это же перспективы, доход! Ты сможешь, наконец, крепко встать на ноги. Подумай о Насте! О себе! - переубеждала его мама.
  − Мама, я всю свою жизнь мечтал быть официантом! Оставьте меня в покое, пожалуйста! - сдержанно проговорил он.
  Мама вышла. Настя посмотрела на мужа:
  − Ты хоть понял, что тебе сказали?
  − Общий смысл да. Только ты не начинай, а! - он устало сел на кровать.
  Настя умолкла. 12,09,2008 Через день Антон взял отпуск, и они улетели отдыхать на побережье. К Настиному удивлению, очень многие отдыхающие были русскими. 20,09,2008Вернувшись из отпуска, она почувствовала что-то новое - невероятную тоску по Родине. Целыми днями она не находила себе места. Снились ей теперь только родные края, бабушка, брат, родной город. Наступили новогодние каникулы. Настёнок сутками не выходила из дома. Она читала книги, русскую классику, современную литературу, всё, что попадалось под руку, на родном языке. Потом вернулась к учёбе и зарылась в неё, не оставляя себе времени больше ни на что.
  Антон днями пропадал на работе. 4,06,2009 Как-то в начале лета он вернулся вечером, Настя сидела у окна в слезах.
  − Насть, что...? - Антон бросился к ней.
  − Я хочу домой, − сказала она, заметив вошедшего мужа.
  − Ты дома, − осторожно ответил он.
  − Я в доме, но не дома, − вздохнула она.
  Он сел рядом:
  − Мы не можем вернуться, во всяком случае, сейчас.
  − Тут всё чужое. Я устала от этого, − Настя словно не слышала его.
  − Ты привыкнешь. - Предположил Антон.
  − Я не хочу привыкать! Я хочу домой! Здесь всё чужое, − отрывисто проговорила она.
  − Даже я? - уточнил он, внимательно смотря на её лицо.
  Настя перевела слезящиеся глаза на него:
  − Ты - нет, а всё остальное - да.
  Разговор прервал стук в дверь.
  − Открыто, − отозвался Антон, но никто не вошёл.
  Стук повторился. Теперь они вместе посмотрели на дверь и хором повторили:
  − Открыто!
  На пороге появилась молодая девушка. На ней было чёрное, короткое платье. На лице - приветливая улыбка. Неброский макияж и общий скромный вид никак не гармонировали с тем, что она сделала. Девушка буквально влетела в комнату.
  − Вау! Вы так здорово устроились! Я всё помню, я тут жила когда-то, не узнать теперь! - девушка осмотрелась и в несколько прыжков оказалось возле Антона.
  Она кинулась ему на шею, расцеловала в щёки, продолжая что-то восторженно говорить по-немецки. То, что сделал дальше Антон, поразило Настю ещё больше, чем появление в комнате неизвестной девушки. Он обнял незнакомку, приподняв её над полом, и несколько раз прокрутил в воздухе. Затем они исполнили то, что Настя окрестила 'ритуальным танцем'. Ребята, как малые дети, прыгали по комнате, смеялись, хлопали в ладоши, крутились, держась за руки, словно им было по пять лет. И делали всё это синхронно. Запыхавшись, они упали на кровать и некоторое время продолжали смеяться. Затем сели и друг другу 'дали пять'. После чего вспомнили о Насте, увидели её лицо, переглянулись и снова покатились со смеху.
  Настёнок непонимающе смотрела представление, чувствуя себя третьей лишней.
  − Я вам не мешаю? - в её тоне слышалось плохо скрываемое раздражение.
  − Она русская? - по-немецки удивилась девушке.
  − Она моя жена, − кивнул Антон и показал кольцо.
  − О! Ты женат! А дети? - Девушка сияла.
  Антон отрицательно покачал головой.
  − Анжела, моя сводная сестра по отцу. Русский не знает, − добавил он и посмотрел на сестру. - Ты же всё ещё не выучила русский?
  − Я не понимаю тебя, − Анжела ответила по-немецки сквозь смех.
  − А ты её понимаешь? - уточнила Настя.
  − Нет, мы всю жизнь как-то без слов обходились. - Он улыбался.
  − Приятно познакомиться. Я Настя, − Настёнок обратилась к девушке по-немецки.
  − Вот, даже твоя жена нормально говорит. А ты нет! - Анжела шутя дала ему подзатыльник.
  Антон в ответ толкнул её, девушка смеясь упала обратно на кровать. Настя невольно улыбнулась. Обычно холодный и спокойный Антон предстал перед ней в новом необычайном свете. Он играл и бесился, как маленький ребёнок, искренне смеялся и, кажется, впервые за долгие месяцы заграницей был по-настоящему счастливым. Насте передалось его хорошее настроение. Весь вечер они втроём проговорили. При том девушки общались на немецком, Настя с мужем по-русски, а Анжела с братом жестами, понятными только им двоим. На шум и смех заглядывали родители: мама с улыбкой и хмурый отец, призывающий к тишине.
  4,06,2009 Когда Анжела ушла спать, Настя посмотрела на Антона, с лица которого весь вечер не сходила счастливая улыбка.
  − Лет до семи мы вместе жили, потом виделись на каникулах. Её отец выслал учиться сюда, меня мама в обычную школу отдала. - Рассказал он. − Анжела старше меня на четыре года, а в детстве ещё и ростом выше была. С тех пор, как родители сюда перебрались, я её не видел.
  − Ты сказал, вы сводные по отцу? А её мама? - полюбопытствовала Настя.
  − Говорили, пропала без вести почти после её рождения. Я не в курсе всех их дел в Германии. - Отмахнулся он.
  Антон быстро уснул в этот вечер, а Настя всё лежала и думала. Насколько он был обычно спокоен, настолько его сестра взволнована, он холоден - она сияет, он сидит на месте - она летит вперёд. Они были полными противоположностями и идеально дополняли друг друга. Июнь-август 2009 Приезд Анжелы стал тем спасательным кругом, в котором так нуждалась Настя. Она вновь ожила и расцвела; они стали лучшими подругами. То лето, которое Анжела провела у родителей с братом, запомнилась всем и надолго. Казалось, она принесла в дом добро, которого здесь так не хватало. С родителями, в отличие от Антона, она ладила. Даже отец в присутствии дочери становился как-то мягче и добрее.
  * * *
  Август 2011 Когда Настя узнала о своей беременности, она долго не решалась сказать мужу. Всё всплыло шуткой из случайного разговора во время дружеской посиделки.
  − А я бы сына хотел! - бросил Антон в разговоре.
  − Месяцев через восемь будет, − как-то не задумываясь, ляпнула Настя.
  Друзья посмеялись и забыли. 5,08,2011 Но вечером того дня, оставшись наедине с женой, Антон, видимо решившись на что-то, подал голос:
  − Настён. Днём ты серьёзно говорила?
  − О чём? - не поняла она, расправляя постель.
  − О восьми месяцах? - Он говорил очень тихо.
  Настя замерла с подушкой в руках. Она не знала, что ответить. Какое-то беспокойство и страх неведения захлестнули её, не давая двигаться и говорить. За последние дни в голову приходили самые разные мысли, в большинстве своём, пессимистичные. А если Антону не нужен этот ребёнок? А если она с малышом ему не нужна? Вдруг он не рассчитывал на это, когда звал её с собой? А кто она здесь? Живёт у него не шее, благодаря его родителям. Они не разу серьёзно не говорили о детях.
  От мыслей её вернуло к реальности прикосновение Антона. Он, незаметно для неё, подошёл, осторожно развернул её и нежно обнял.
  − Ты знаешь, как сделать меня счастливым. Я тебя никогда не оставлю.
  После некоторых разногласий было решено вернуться в Россию. 20,08,2011 Узнав об отъезде сына с женой, родители не высказали ни печали, ни радости. Лишь мама, по секрету от мужской половины дома, попросила Настёнка прислать ей фото ребёнка. В этот раз до аэропорта их не провожали.
  * * *
  10,04,2013 Андрей, после ужина спустился в подвал и направился к медкомнате. Кати не было на месте. Тогда он поднялся в комнату Настёнка, зная, что Катька много времени проводила там, и не ошибся. Настя лежала на кровати, укрытая одеялом. Катя сидела на ковре и играла с Ромой. Увидев Андрея, она жестом позвала его сесть рядом. Парень взял себе стул и расположился неподалёку.
  − Опять истерика, − полушепотом сказала Катя. - На силу успокоила, дала таблетку, чтоб поспала хоть. А то она итак ночами бродит, как призрак на заднем дворе. Я ничего не успеваю, мне уже дети помогают.
  − Здесь это в норме, сама знаешь. Из-за чего истерика? - Уточнил Андрей.
  − В основном, упрёки в адрес Легенды и требования вернуть мужа. - Грустно рассказала Катя.
  − Ничего нового. Ромка как? - спросил он.
  − Плачет хором с мамой. Но боюсь, она сейчас не в состоянии о нём позаботиться. Есть хоть какие-то новости? - Настя с надеждой смотрела на друга.
  − Глухо. Звонил Артёму, там ничего нового. Шеф в отъезде до лета, мы, тем более, ничем не поможем. - Андрей задумчиво разглядывал малыша.
  − В поисках нет. А Насте? - Катька не верила, что они так бессильны.
  − Знаешь, у меня иногда возникает впечатление, что он просто свалил и бросил её, а Тёма делает вид, что ищет друга, чисто из жалости. − Катя подняла на него удивлённый взгляд, забыв об игрушках. - Сама подумай, зачем ему жена и сын? Может, многое изменилось, но этот человек никогда не был похож на порядочного семьянина. А семья - это ответственность, а также его уязвимое место. Вот и решил так ненавязчиво отделаться от них...
  − Ты лжёшь! - перебил его чей-то голос.
  Увлёкшись беседой, они и не заметили, что Настя проснулась и неподвижно уставилась в потолок. Она отлично слышала последние слова, но не верила в это.
  − Он бы так не поступил со мной! - в её голосе звучали слёзы.
  − Я не... − начал было Андрей.
  − Нет! Вы не знаете его! Он не сделал бы так! - она уже почти кричала и плакала одновременно, сев на постели и смотря на ребят.
  − Насть, он... − попыталась успокоить её Катя.
  − Не смейте так говорить про Антона! - завелась Настёнок, заикаясь от слёз.
  − Кать, − Андрей кивнул на ребёнка.
  Катька, мгновенно поняв намёк, взяла Ромку, начинающего плакать от криков мамы, и вышла из комнаты. Андрей подошёл ко всё ещё кричащему что-то нечленораздельное Настёнку и сел рядом.
  − Утихни! - он сказал это гораздо громче, чем обычно, что возымело требуемый эффект.
  Настя, никогда не слышавшая его повышенного тона, от удивления и в самом деле замолкла. Только слёзы продолжали бежать по щекам, и отдышка от истерики прошла не сразу.
  − А теперь слушай. Я ничего не утверждаю. Честно говоря, мне вообще нет дела до того, что за человек твой муж, хороший или плохой, или ещё какой. Ещё менее мне интересно, где он сейчас и почему не с тобой. У тебя растёт сын. Вот о ком ты должна думать. Что он видит? Мать, которая сутками в слезах и истериках? И десяток людей, которые пытаются заботиться о нём, хотя не являются родными. И будут дальше заботиться о нём и о тебе. Только ты - мать, у него одна. Ты должна быть с ним. Он учится, в первую очередь, у тебя всему, что видит! Подумай об этом. Катя в игровой с Ромкой.
  Настя смотрела на Андрея неотрывно.
  − Я очень надеюсь, что ошибаюсь на счёт Антона, − голос Андрея смягчился, − но как бы то ни было, главной твоей заботой сейчас должен быть сын.
  Он встал с кровати и, не глядя на девушку, вышел. На мгновение Андрей почувствовал, что очень резко обошёлся с ней, но не сомневался, что поступил правильно.
  2006 - 2013 Структура ОДП за годы существования претерпела значительные изменения. Из основателей общества Андрей остался во дворце один. Бригады, как таковой, больше не существовало. Роль охраны порядка выполняли несколько ребят из бывшего бойцовского клубы, за который когда-то были столкновения с бандой местных. Почти все выпускники ОДП, закончив школу, либо уезжали, либо переселялись в общежитие. На конец прошлого года во дворце проживали порядка сорока человек, включая самого Андрея, преданную обществу Катю, оставшихся во дворце в роли воспитателей Руслана и Славу из бригады, и Свету, Катину подругу, которая нашла себя на кухне. Ещё с юности она много времени проводила, помогая тёте Тане, и даже после осталась готовить для всех. Закончив кулинарный техникум, Света стала любимицей почти всего мужского населения дворца.
  − Светик, будь моей женой, − предлагал ей Слава почти серьёзно.
  − Ты слишком стар для меня, − отшучивалась Света и уводила разговор в другую сторону.
  Немногие знали, что девушка хранила верность памяти погибшего Жени.
  Самым младшим в обществе был Ромка, которому ещё и года не исполнилось. К его появлению 27,02,2013 все от мала до велика отнеслись с восторгом. Малыш за первые две недели к 14,03,2013 перестал бояться незнакомых лиц и радостно улыбался каждому. Ребята очень серьёзно подошли к его персоне, составляли графики, когда и кому можно играть с Ромой. Девочки постарше очень помогали его маме заботиться о малыше, взяв не себя всё, включая стирку и уборку комнаты. Они и не предполагали, что свободное время подарит Насте возможность думать постоянно об Антоне и изводить себя беспокойством. Катя первая заметила оборотную сторону медали, но было поздно. Настёнок впала в глубокую депрессию, а ребёнок уже привык к остальным и не требовал внимания матери, хотя как и раньше плакал, если его оставляли совсем одного. Настя почти неделю безвылазно сидела у себя в комнате, словно ожидая чего-то. Она отказывалась разговаривать, почти не ела и совсем забыла о сыне. Тогда Кате удалось достучаться до неё. Ей передали сообщение, 20,03,2013 что Антон в полном порядке, просто из-за некоторых проблем не может быть рядом с ней ещё некоторое время. Пришедшая в себя Настя тут же позвонила Артёму, который всё подтвердил, так как был заранее предупреждён. Настёнок вспомнила о сыне и снова вернулась к своей обычной жизни, но лишь до роковой случайности.
  * * *
  − Насть, что такая грустная? − спросила Катя, как-то раз 30,03,2013 заходя к ней в комнату. − Ты что опять плакала? Это из-за Антона?
  − Я не знаю, − печально вздохнула Настя. − Я не знаю, что делать. Вот и тогда он также пропал, когда я рожать только собиралась, и теперь, опять... − она прерывисто вдохнула, сдерживая слезы.
  − Настён, не изводи себя. Это же Антон, он же был чуть ли не главным в банде. Он выкарабкается, чтобы ни случилось. - Оптимистично заметила Катя.
  − Это всё из-за Аньки! Я знаю, она во всём виновата! Она вечно всем портит жизнь! Легенда чёртова! - Не унималась Настя.
  − Ты говорила с ней? - спросила Катька.
  − А толку? Она как всегда ничего не знает, и вообще здесь не причем. Лежит, больную корчит! - Кипела Настя.
  − Чем она больна? - заинтересовалась Катя.
  − Без понятия. Тёма упоминал, что головой ударилась, так это не удивительно, она по жизни сдвинутая была. - Настёнок суетливо смахнула выступившие слёзы.
  Послышался начинающийся плач. Ромка, слезший с кровати, на время потерял из виду маму и заплакал. Настя, отложив вещи, которые сворачивала после стирки, устало поднялась, обошла кровать, взяла сына на руки, посадила его на ковер к игрушкам и вернулась к своему занятию. Катя некоторое время наблюдала за малышом, который в ответ внимательно смотрел на нее. Имя он пока не запоминал, но в лицо уже узнавал девушку, заходившую к ним довольно часто.
  − Настён, может, тебе сходить куда-нибудь, развеяться? - Предложила Катька. −Я слышала о премьере нового фильма.
  − Не хочу я никуда идти. Ну, неужели, я многого прошу? - Настёнок снова стала заводиться. − Просто верните мне мужа!
  − Он вернётся. − Катя попыталась придать своему голосу уверенности.
  − Тридцать один день, каждую минуту я повторяю себе это! − Настёнок говорила тихо.
  − Я уверена, всё будет хорошо. - Не сдавалась Катька.
  − Спасибо, Кать. Может, я могу чем-то помочь по дому? - Настя попыталась успокоиться.
  − Это я тебе помогать должна, − улыбнулась Катя.
  − Нет, правда. А то живу тут, а толку от меня... - Ей даже стало неловко, что она раньше об этом не подумала.
  − Сына воспитывай, это твоя главная задача. - Улыбнулась Катька. − Здесь всегда помогают тем, кому могут, ты нам ничем не обязана. Кстати, тут в гости еще дети пожаловали. Спустишься в игровую?
  Игровой называли комнату, устроенную специально для отдыха. Бывший приёмный зал разделили на две части, в первой из которых устроили детский сад с самыми разными игрушками для тех, кто помладше. Во второй половине были настольные и интеллектуальные игры а также место для увлечений и небольшая библиотека.
  − А кто, кроме Андрюши? - удивилась Настёнок.
  − Аня, она первый класс закончила, но играет с Андреем обычно, с папой пришла.
  Катя ждала еще вопросов, но Настя просто взяла на руки сына и пошла вниз. Катька проводила её грустным взглядом, светящимся сочувствием.
  Войдя в игровую, Настя сразу увидела Андрея с какой-то девочкой. Она посадила с ними Рому и сама расположилась в кресле, взяв первую попавшуюся книгу.
  − Привет, − послышался голос за спиной.
  Настя от неожиданности подскочила и резко обернулась.
   − Прости, не хотел тебя напугать, − Саша обошёл кресло и сел в соседнее. − Я тут Анюту привел, пока жена работает, не с кем оставить.
  − Анюту? − не понимая его слов, переспросила Настя.
  Она чувствовала, что что-то надо сказать, но не знала, что. Появление Саши было неожиданным, она просто не представляла теперь, о чём с ним говорить. Все её мысли были заняты только Антоном.
  − Да, моя дочь. Вон с Андреем играет. Рад, что ты в порядке, − продолжил он. − Я тогда боялся куда более страшных вещей, чем предательство.
  − Ты ждёшь извинений? − она, наконец, смогла собраться с мыслями.
  − Нет, просто вспомнил, − он откинулся на спинку кресла, наблюдая за детьми. − Ты исчезла, никого не предупредив. И также неожиданно теперь вернулась.
  − Так получилось. − Настя поняла, что даже не чувствовала себя виноватой.
  К Сашке она всегда относилась хорошо, но никого большего, чем просто друга, в нём не видела. Он же был явно иного мнения.
  − Ладно, забудем прошлое. Это ваш с ним сын? Как назвали? − полюбопытствовал он, особенно ударяя на слово 'ним'.
  − Рома, − выдавила Настя сквозь дрожь, вернулось беспокойство, с которым она безуспешно пыталась бороться.
  − А я б не оставил тебя одну, − Саша встал, собираясь уходить.
  − Он не оставил, у него беда. - Перебила его девушка.
  − Какая? - прямо спросил он.
  − Не знаю какая, но точно знаю, что-то случилось. − Настя едва сдерживалась от крика.
  − Ну если точно знаешь... − задумчиво протянул Саша, медленным шагом направляясь к выходу.
  Оставшись одна, Настя снова потянулась к книге. Ей стало интересно, что она собиралась читать. 'Старуха Изергиль' − гласила обложка. Настёнок задумчиво пробежала глазами страницу и остановилась на фразе: 'Я была счастлива на это: никогда не встречалась после с теми, которых когда-то любила. Это нехорошие встречи, всё равно как бы с покойниками'.
  'Что да, то да', − подумала она и перевела взгляд на детей.
  Игровая была почти пустая. Кроме малышей, здесь были только ребята из танцгруппы, включая Алису. Они что-то репетировали в углу, отгороженном лавочками. Оттуда, то и дела слышался счёт, весёлый смех и недовольные восклицания капитана, когда все отвлекались. Андрюша что-то собирал из конструктора. Находчивая Анюта сидела рядом с Ромкой и показывала ему что-то на планшете, который выменяла у Андрея на время. Рома радостно прикасался к экрану, Анюта его хвалила. Хоть он и видел девочку впервые, но не боялся её, а всё больше слушал и понимал.
  Настю иногда удивляло взаимопонимание между детьми. Они так легко знакомились, общались и дружили, не обременённые заботами взрослых, живущие в своём таком новом и неизвестном мире. Настя смотрела на сына и находила, что он всё больше становится похож на Антона. Оставалось только надеяться, что сын не пойдёт по стопам отца. Она невольно вспомнила, как изменилась их жизнь с появлением малыша, когда она только узнала, что будет мамой.
  ***
  Отъезд из Германии дался им не так уж просто. 6,08,2011 Ему предшествовали несколько часов споров.
  − Если я для тебя хоть что-то значу... − начала своё Настя, перебивая Антона, взывающего к её логическому мышлению.
  − Ты для меня всё! Ты и наш ребёнок! - перебил её Антон.
  − Тогда давай уедем! - Взмолилась она.
  − Куда? - спросил он сдержано.
  − В Россию! Куда угодно, главное в Россию.
  − Твой брат продал квартиру. - Напомнил Антон.
  − Но ты-то нет! Я знаю, что нет. Твоя мама сказала. - Тут же нашлась Настя.
  − Там...короче, это не лучшая идея! - он не хотел беспокоить её.
  − Тош! Я не буду здесь рожать! - Она говорила непререкаемым тоном, которому научилась у его матери. - Я одна уеду!
  − Куда? - Антону стоило усилий, чтобы говорить спокойно.
  − Есть дом бабушкин. Я там буду жить в деревне! - Настя говорила так, словно уже давно всё решила.
  − А сейчас там кто? - Антон тянул время, пытаясь придумать достаточно весомые аргументы, чтобы переубедить её.
  − Никого с её смерти. - Признала Настя.
  − Ты хочешь рожать в заброшенном доме в деревне? - не поверил он.
  − Я хочу домой! - по её щекам текли слёзы, которые она не могла никак сдержать.
  Антон долго смотрел на жену, обдумывая её слова.
  − Как пожелаешь, − наконец, сказал он. - Дай мне две недели.
   ***
  − Настя, почему ты плачешь? - услышала Настёнок вопрос Андрюши и была вынуждена отвлечься от воспоминаний.
  Малыш говорил её имя как 'Насся', что вызывало невольную улыбку молодой мамы.
  * * *
  После того инцидента, она стала кидаться из крайности в крайность, нигде не находя себя. Бывали дни, когда молодая мама часами сидела с сыном, не подпуская никого близко. В другое время она пассивно лежала, уставившись в одну точку, пока кто-нибудь не отвлекал её. Часы апатии сменялись истериками и многочасовыми слезами. Кате приходилось отпаивать её травяными чаями по рецепту, который она помнила ещё с деревенского детства. К счастью, в такие дни заботу о сыне брало на себя общество, пытаясь избавить ребёнка от перепадов маминого настроения. Катя стала опасаться, как бы Настёнок чего с собой не сделала, потому её пытались ни на минуту не оставлять одну.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 9.
  12,02,2013
  − Давно хотел спросить, почему ты тогда вытащила меня от сестёр Тени, а не бросила там помирать? − полюбопытствовал Антон.
  Они сидела в гараже в ожидании Тёмы перед началом одной из тренировок. Аня оторвалась от телефона и подняла на него взгляд:
  − К чему вопрос?
  − Просто вспомнил. Ты не ответила. Ты тогда сильно удивила меня, хотя я думал, что понял твои мотивы. - Антон внимательно наблюдал за ней.
  − Не поверишь, себя я удивила не меньше. - Призналась она.
  − В смысле?
  − В смысле, не знаю, почему. Помню, зашла, вижу, что человеку нужна помощь. Что я ещё могла сделать?
  − И тебя не обеспокоило, что человек был из банды? - Продолжал недоумевать Тоха.
  − Какая разница? Человек ведь. Всю жизнь из добрых и доверчивых детей мы превращаемся в холодных и равнодушных людей. Проходя мимо тех, кому возможно нужна помощь, мы ищем оправдание, почему прошли мимо, а не остановились, не помогли. Фразы, типа "тут много людей", "другой поможет", "ну этот же прошёл мимо, и я пройду". А вдруг именно ты мог помочь, был последней надеждой для кого-то, но не остановился... не замедлил шаг. Вот так понадобится помощь, и никто не остановится, не спросит, что случилось. И мимо меня так проходили люди, а я видимо тогда ещё не повзрослела.
  − Я тебе уже говорил, что ты странная? - уточнил он, когда Аня договорила.
  − Больная, говорил. Странная - нет.
  − Кстати, а где ты ножи вращать научилась? - Антон продолжал внимательно смотреть на неё.
  − А кто сказал, что я умею? - не поняла она.
  − Когда отвлекаешься, вращаешь всё подряд. Нож подсунуть, и его тоже. Лови.
  Нож воткнулся в поручень кресла в нескольких сантиметрах от Аниной левой руки. Она даже не моргнула.
  − Ведь в те же дни и ты меня не бросил на чердаке после ослепляющего порошка и встречи с бандой. Почему? − Вернулась к воспоминаниям Анька, не без труда изымая нож.
  − В тот день за личиной Легенды наглости я увидел в тебе человека, готового идти до конца.
  − Давно это было... − протянула Аня. − Так много изменилось.
  − Не изменилось главное - ты. Твоя находчивость и сила воли.
  15,04,2013
  Вспоминая этот разговор двухмесячной давности, Анька не заметила, как домой вернулся Артём. Он разулся, снял куртку и вошёл к ней в комнату. Она только недавно проснулась и всё ещё лежала, закутанная в одеяло.
  − Есть новости? − этот вопрос она задавала каждый день.
  Артём отрицательно покачал головой:
  − Дани нет в Новосибе. Настёнок в глубокой депрессии. Спасибо ОДП, хоть Ромка под присмотром. Тоха словно испарился. Даже местные не мелькают. У меня больше нет идей. Завтра приезжает мама, так что у тебя день, чтобы съехать. Это запасной ключ от гаража. - Он бросил ей ключик.
  − Спасибо, − кивнула Аня.
  Она была готова к этому, даже в какой-то мере ждала, когда Тёма выставит её, но всё равно, слыша его речь, почувствовала себя ныряющей в бездну растерянности. Тёма вышел. Анька быстро оделась, заправила постель, положила ключ и сотовый в карман и вышла на кухню. Артём завтракал, левой рукой держа кружку кофе. Правая была перебинтована, что девушка заметила только теперь.
  − Что случилось? − Аня вопросительно посмотрела на его руку.
  − Неважно. − Отмахнулся он.
  − Встретил друзей в Новосибирске? - не отставала она.
  − Скорей, они меня встретили.
  − У тебя очень добрые друзья. - Анька изучающе смотрела на него, но других видимых повреждений не обнаружила.
  − Мне просто повезло, что Яким был один.
  Аня сделала себе завтрак и приступила к еде, искоса поглядывая на Тёму. На вид он был порядком измотанным. Нервное напряжение и недосып давали о себе знать. В то время, как Аня окончательно оправилась от сотрясения и, живя в комфортных условиях, перестала походить на бессмысленно шатающегося призрака, Артём же второй месяц тративший все силы и время на пока безрезультатные поиски друзей, заболевал. С тех пор, как Василиса перестала к ним заходить, отношения в доме снова охладели. Аня молчаливо сносила упрёки в свой адрес, решаясь только спрашивать о ходе поисков. Тёма же не переставал обвинять её в случившемся, временами выплёскивая всё накапливающееся отчаяние в виде напоминаний о её положении.
  − Слушай, а ты Риту проверял? − полюбопытствовала она, прервав молчание.
  − Из пятёрки? Было дело. Сирота детдомовская, временами шатается по району, видел пару раз с Домовёнком.
  − Это кто?
  − Раньше в тройке был, глухой. - Пояснил Артём. - Его жесты понимали Колян, Рита и Тоха. Как знаю, не сидел, хотя есть за что.
  − Антон упоминал о Рите как-то, знает всё или даже чуть больше. Может, с ней поговорить?
  − Мы с ней всегда на ножах были.
  − Её я беру на себя. - Решила она.
  * * *
  20,04,2013
  − Влад, мы нашли её. − В кабинет вошёл один из подчинённых по имени Валентин.
  − Где? − Влад оторвался от ноутбука и посмотрел на пришедшего.
  − Не поверишь, на районе местных. Она методично шерстит его.
  − Цель? - уточнил Влад.
  − Не установлена.
  − Состояние объекта?
  − Видимых повреждений нет, с крыш снимать пока не пришлось, − улыбнулся Валентин.
  − Не смешно! − прервал его Влад. − Установите, где и чем она живёт. Данные сразу же мне, и не упустите её в этот раз. Свободен.
  Валентин кивнул и вышел. Влад поднял телефонную трубку и нажал цифру 1, чтобы дозвониться до Грэя.
  − Да? − ответили на том конце провода.
  − Мы нашли Белову. Скоро будем знать всё, что требуется.
  − Понял, работай.
  Затем он позвонил Лене и повторил:
  − Мы нашли Белову.
  − Как она? − голос Лены дрогнул.
  − Жива, здорова, счастлива...
  − Я не вернусь на работу! − оборвала его Лена неожиданно резко. − Даже не убеждай!
  − Я и не собирался, просто подумал, что тебе тоже может быть интересна эта информация. − Спокойно ответил он.
  − Спасибо, − после паузы выдохнула Ленка и закончила вызов.
  Влад отложил телефон и задумался. Впервые на его памяти Грэй и Лена поругались. Сколько он их знал, а это чуть ли не с детского сада, эти двое никогда не то что не ссорились, даже голоса друг на друга не повышали. Никто другой не был так предан общему делу, как Лена с Грэем. Они спорили только по рабочим вопросам, и то в ожидании рождения истины.
  Но в этот раз всё было иначе; несогласие переросло в конфликт, сначала скрытый, а потом в открытое противостояние. Этот эксперимент стал первым поводом, а его последствия не давали возможности договориться. Из оставленных в городе филиалов, работало только производство по уже известным схемам. Научная часть остановилась в отсутствии Грэя, как движущего элемента. Клиника лишь поддерживала текущих пациентов, не принимая новых в отсутствии главных специалистов. Для большинства сотрудников всё шло свои чередом. Лаборатория, как однажды заведённые часы могут работать даже без часовщика, оставалась на плаву уже долгое время. Немногие знали, что в руководстве произошло серьёзное недопонимание.
  Но даже из друзей, Дэн и Ник были заняты своими задачами и не вмешивались ни во что, хотя знали о ссоре; лишь Влад, непосредственно принимавший участие в эксперименте, оказался между двух огней и был вынужден выслушивать недовольство обеих сторон.
  Его размышления прервал телефонный звонок. Он поднял трубку.
  − Влад, тут посетители. Грэя нет. Вы сможете принять? − спросил голос Марины, бессменной работницы, встречающей всех на входе в лабораторию.
  − Пригласи в мой кабинет.
  − В 28 кабинет проходите... − конца фразы он не услышал, Марина положила трубку.
  Спустя полминуты дверь открылась, и он увидел трёх девушек, которых отлично знал.
  − Какой сюрприз! − Влад с улыбкой встал навстречу вошедшим и рукой пригласил их сесть на диван.
  Девушки почти одновременно и симметрично сели. Самая старшая из них была ниже других ростом, тёмные волосы собраны в шишку на затылке, чёрную норковую шубы до пола она опустила с плеч, когда села, так как в кабинете было довольно тепло. Младшая из них, с тёмными длинными распущенными волосами расположилась с краю, на ней был лёгкий плащ, но тёплый меховой жилет. Средняя, единственная со светлыми волосами, которые были чуть длиннее плеч, была также красива, как и годы назад, когда он видел её в последний раз. Она принадлежала к числу девушек, которые умели пользоваться косметикой и не превращать своё лицо в гримированную маску. Влад невольно проводил её взглядом, пока она оставила на вешалке шубу и села на диван слева от остальных. Он придвинул кресло и расположился напротив, внимательно переводя взгляд от одного лица к другому.
  − Татьяна, Виктория, Ирина. Очень рад сей неожиданной встрече. Чем обязан?
  − Был бы обязан, пришли бы раньше, − протянула Ирка, не любившая пустые разговоры.
  − Нас пригласил Грэй. Правда два месяца назад, но лучше поздно, чем никогда. Согласись? − ответила Тень.
  − Вам хоть всегда. Грэй примет вас по возвращению. Может, чаю, чтобы скрасить минуты ожидания? Или кофе? − Влад открыто игнорировал младшую сестру.
  − Владик, ты же знаешь, у нас много дел. Найди Грэя сейчас! − слова Вики звучали, как приказ.
  − Сестрёнки, не кипятитесь. − Влад лишь улыбнулся, не двигаясь с места. − Всему своё время, и когда оно придёт, вас оповестят.
  Повисло нелёгкое молчание. Вика недовольно хмыкнула и отвернулась. Ира достала телефон. Лишь Таня продолжала неотрывно следить за хозяином кабинета. Он оставался невозмутим, с лица не сходила крайне доброжелательная улыбка.
  − Ты выглядишь уставшим, − заметила Тень. − Много работы?
  − Не более, чем всегда, − отозвался он.
  − Когда Грэй обещал быть?
  − Очень скоро. − Его слова прервал телефон, Влад ответил, − да, у меня, жду. − Он убрал сотовый. − Один момент, дамы.
  Влад вышел, а через некоторое время вернулся, но не он, а сам Грэй. О том, кто его ждёт, он знал, потому лишь приветственно кивнул всем троим.
  − А я всё думал, когда же вы придёте.
  − Мы принимаем твоё предложение, − заговорила Ирка, устав от формальностей.
  − Что? − Грэй словно не расслышал.
  − Наш ответ: да, − подала голос Вика.
  − Первая партия экспериментального препарата будет готова через три дня. Пришлите мне адрес доставки и свои контакты, с меня порядок проведения эксперимента. Ваши клиенты не должны заметить подмены. До связи, сестрёнки, − закончил Грэй с торжествующей улыбкой и вышел.
  * * *
  21,04,2013
  − Грэй, мальчишка вскрыл замок на окне, − в середине следующего дня в кабинет зашёл Влад.
  − И что? Прыгнул?
  − Нет, даже шуметь не стал, аккуратно закрыл обратно, улыбнулся на камеру и сел обедать. - Доложил Влад.
  − В чём срочность новости? - не понял Грэй.
  − Открыл окно, откроет и дверь.
  − Конфискуй отмычки.
  − В этом-то и проблема. Ребята перерыли комнату, обыскали его самого - пусто.
  − Ясно, ко мне его.
  − Прямо сейчас? - уточнил Влад.
  − Да.
  Влад вышел. Грэй включил на ноутбуке запись с камеры видеонаблюдения и увидел Даниила, с аппетитом доедающего предложенный обед. Студент не выглядел особенно несчастным. Жил хоть и взаперти, но питался трижды в день. Общаться кому-либо с ним было запрещено, потому большую часть времени он проводил с книгами. Сам Даниил не предполагал, что классическая литература может быть такой интересной, особенно, если уже почти два месяца в жизни не происходило ровным счётом ничего. Нервное напряжение выдавала лишь реакция на любое открывание двери, даже ночью, однако, попыток силового побега он не предпринимал.
  Грэй видел, как в комнату вошла Анастасия из отдела Влада.
  − Даниил, прошу следовать за мной. Вас ожидают.
  − Куда? − хрипло уточнил он, отвыкший говорить.
  − Прошу за мной, − Анастасия вышла, оставив дверь открытой и, видимо, ждала его в коридоре.
  Даниил встал с кровати и последовал к выходу, во взгляде стояло беспокойство.
  Спустя две минуты дверь кабинета открылась, вошли два охранника с сопровождаемым. Грэй кивнул, охрана вышла. Пред ним предстал Даниил уже не на экране ноутбука.
  − Здравствуй, Даниил. Присаживайся.
  Даня сел.
  − Допустим, здравствуйте. Кто вы? - осторожно уточнил он.
  − Ты помнишь, кто не тебя напал?
  − Помню, что вас там не было. - Ответил Даниил.
  − Мои люди несколько выручили и вылечили тебя. − Продолжил Грэй.
  − А вы хотите выставить счёт? − уточнил Даня.
  − Счёт, который я могу выставить, ты за всю жизнь не оплатишь. Но мне куда интереснее другое, как тебе удалось открыть замок на окне?
  − Руками. - Ответил Взломщик.
  − Голыми руками это сделать невозможно. − Оборвал его Грэй.
  − Откуда такая информация?
  − Я создал этот замок.
  − Это говорит лишь о том, что это невозможно сделать вашими голыми руками.
  − Где научился вскрывать?
  − Врождённый талант, − усмехнулся Даня.
  Но усмешка получилась выдавленная, искусственная. Он ждал, и ожидание нервировало. Грэй это видел, но не спешил переходить к сути дела. Объект было необходимо подготовить.
  − Ты знаешь, за что на тебя напали? - Продолжил хозяин кабинета.
  − Догадываюсь, а вы знаете?
  − Я думаю, ты выбрал не ту сторону.
  − А вы, собственно, кто? - Даниил заметил, что нервно сжимает подлокотник кресла и заставил себя убрать руки.
  − Тот, без чьего вмешательства, Легенда наглости, более известная тебе как Аня Белова уже плакала бы на твоих похоронах.
  Взгляд Даниила изменился:
  − А причём здесь она?
  − Я согласен вернуть тебе свободу, но при одном условии, − Грэй проигнорировал вопрос. − Ты больше не будешь помогать ей. Согласен?
  − Я не знаю вас, но уверен, что не вам решать, кому я буду помогать.
  − Скоро ты поймёшь, как ошибаешься, студент, − голос Грэя звучал тихо, но перебивать его никто бы не стал. − У тебя лишь два выхода: свобода или четыре стены. Во всех вариантах Легенды нет. Думай.
  Вошла охрана. Даня, поняв намёк, встал и вышел из кабинета, ничего не отвечая. Его отвели обратно в комнату. Идея побега из окна накрылась после того, как выяснилось, что внизу пять этажей. Он не знал причин своего заключения, не знал, что это за люди и чем Аня им так насолила, не знал ничего, хотя и не удивился, услышав её имя. Даня задумчиво посмотрел на часы, которые показывали ещё и дату.
  27,02,2013 Даниил всегда был добрейшим человека. По мнению большинства знакомых и друзей, его можно было попросить о помощи в любой момент, и Даня искренне делал всё, что было в его силах. Он не любил конфликты, предпочитал решать проблемы мирным путём. Однако деревенские быстро объяснили, что хорошей прибавкой к слову служит любое, даже самое безобидное железо. Выбор остановился на ножах. Так он присоединился к клубу русского дартса. В тот вечер перед нападением его в деревне задержали родные. Не желая впутывать Антона, он пообещал сам добраться до города. Закончив со всеми делами, Даня вышел на трассу и поймал первую попавшуюся попутку. Женщина водитель без лишних вопросов согласилась довезти его не только до города, но и прямо до общаги. В дороге на телефоне села батарея. К сожалению, попасть в общежитие не удалось - не повезло с вахтой, они просто не открывали дверь. Разочарованный студент отправился на район к друзьям, но не прошёл и трёх улиц, как возле него остановился незнакомый автомобиль. Даня бы не обратил на него внимания, но вышедшие трое двинулись к нему.
  − Он?
  − Он.
  Услышанный за спиной диалог был очень краток. Обернуться Даниил не успел. Его сбили с ног и очень быстро отбили желание сопротивляться, а также некоторое количество частей тела. Затем в полусознательном состоянии загрузили в машину. Следующие воспоминания уже начинались в этой комнате. Он был здесь уже более пятидесяти дней. 21,04,2013
  Первые три недели 27,02,2013-20,03,2013 прошли как в тумане, он почти всё время спал и не запомнил их. Когда стал приходить в себя, понял, что практически здоров, а вскоре осознал и стал понимать, как здесь очутился. Из всех людей, кроме врачей, он запомнил только медсестру. Она приносила еду, а ранее делала какие-то уколы. Но отказывалась разговаривать, лишь улыбалась в знак приветствия. Даня, первое время, задавал ей вопросы, которые девушка стойко игнорировала. Один раз он попытался задержать её, чтобы хоть в чём-нибудь разобраться. 25,03,2013 Девушка как-то быстро поняла его намерение. Он не знал, что произошло, лишь сделав шаг к ней, почувствовал накатывающую слабость и медленно осел на пол. Он заметил, что она лишь махнула рукой в его сторону. Медсестра покачала головой, как бы говоря, чтобы больше не пытался, и, оставив ужин на тумбе, вышла.
  Из всех вопросов, которые Даня задавал при каждом её появлении, девушка ответила лишь на один. 30,03,2013 Как-то утром он проснулся как раз, когда она пришла с завтраком. Обычно Даниил пропускал этот момент.
  − Ты немая? − спросил он без своего обычного приветствия.
  Его хриплый голос с ноткой печали после сна, где он видел в очередной раз Аню, видимо, пронял медсестру. Она отрицательно покачала головой.
  − Тогда что же ты молчишь? − почти прокричал он.
  Девушка, нахмурившись, поставила завтрак и отправилась к двери.
  − Дура! − в его голосе была усталость от неизменной обстановки и обида на весь мир. Девушка вышла. Ему показалось, что он услышал всхлип, кроме хлопка двери. Даниил почувствовал себя виноватым, кинулся было к дверям, но вернулся на место, зная, что стучать бесполезно. В обед девушка зашла без улыбки, торопливо оставила еду и ушла, вообще не обращая на него внимания. Даня лишь проводил её грустным взглядом.
  Вечером он всё же решился, и, когда она вошла, заговорил:
  − Извини за грубость утром.
  2,04,2013Она извинила, хоть и не сразу, а лишь через три дня снова стала входить к нему с улыбкой. Он не знал, почему, но от улыбки этой незнакомой девушки у него поднималось настроение. И только сегодня 21,04,2013, после разговора с тем, чья воля удерживала его здесь, он понял, что благодаря медсестре последние недели почти не вспоминал об Ане. Но это было до сегодняшнего дня. А теперь вспомнил, вспомнил и понял, что здесь задерживаться дольше нельзя. В эту же ночь он попытался совершить побег, но его вежливо усыпили уже на выходе из комнаты. 22,04,2013 А утром явился Грэй.
  − Что ты решил? − спросил он с порога.
  − Я сам решаю, кому и чем помогаю. - Твёрдо сказал Даниил.
  − Здесь ты Ане точно ничем не поможешь.
  Даню снова усыпили. Посмотрев записи с камеры, Грэй самолично обыскал помещение и нашёл-таки отмычки. Когда Даня проснулся, то сразу же обнаружил пропажу. 24,04,2013 А через день понял, что сладкая жизнь закончилась. Книги забрали, еды давали один раз в день ровно столько, чтобы человек выжил.
  "Если выберешь свободу, дай знать", − нашёл он как-то утром записку на столе.
  "Здесь ты Ане точно ничем не поможешь", − звучали в голове слова. Напала тоска от бездействия. Он спал, лежал, сидел, ходил и так по кругу, ничего не менялось. За окном неотвратимо приближалась пока еще холодная и снежная сибирская весна.
  * * *
  27,04,2013
  − Нужны идеи, как убедить студента отвернуться от Беловой. Не заставить, а именно убедить. − Обратился Грэй к друзьям вскоре после разговора с Даниилом.
  − Ему сколько лет? − уточнил Ник.
  − 18 кажется.
  − Нет ничего проще, − подала голос Лена, ознакомившись с личными данными Дани.
  Девушка всё же вернулась к работе после долгих обещаний Влада, что за Анину безопасность в процессе эксперимента он отвечает лично.
  − Слушаю, − Грэй посмотрел на неё.
  − Нет ничего более отталкивающего, чем измена, особенно в 18. У меня есть снимок Ани с Савельевым Артёмом, показать студенту и можно отпускать. Воображение доделает остальное.
  − Почему ты думаешь, что он от неё отвернётся?
  − Достаточно того, что напали на него друзья Артёма.
  − Откуда такая информация? − вмешался Влад.
  − Какая разница? Сама придумала. Он всё равно ничего проверять не будет.
  − Ты возьмёшься за это? − уточнил Грэй, обдумав предложение.
  − Легко, прямо сейчас. Где он?
  − В 52 комнате. Идём, у меня есть ключ, − Влад встал.
  − Спасибо, Ленок, − улыбнулся Грэй.
  Лена улыбнулась в ответ. Они снова стали понимать друг друга почти без слов.
  − Не прошло и полгода, и у вас снова мир во всём мире, − заметил Ник.
  − Как тебе это удалось? − полюбопытствовал Дэн.
  − Мне никак. Ленка сама пришла.
  − Да ну? Наша Снежная Королева? Сама? − не поверил Ник.
  − Почти. Всего часа три стучался к ней, так что к двери она сама подошла, − Грэй откинулся на спинку стула.
  * * *
  16,04,2013 Не надеясь найти работу без документов, Анька подалась в волонтёры. Она, увлечённая поисками Риты, которая словно в воду канула, проходила мимо лестницы на мост через железную дорогу. У подъёма она заметила женщину сильно преклонного возраста с сумкой тележкой, собиравшуюся подниматься по ступеням. Что-то внутри сжалось, не позволяя пройти дальше. Аня резко развернулась, подошла к женщине и почти молча помогла ей подняться, а затем и спуститься. Сердобольная старушка, причитая что-то по поводу Аниной худобы, достала из сумки булочку с сахаром и протянула помощнице. Голодная Аня не отказалась от угощения.
  − Возьми, возьми, деточка, поешь и ещё себе купи что-нибудь вкусненькое.
  С такими словами старушка сунула Ане 100 рублей и поплелась в сторону дома.
  Девушка оторопело смотрела ей вслед, чувствуя какую-то неловкость и рефлекторно сжимая бумажку. Волею случая она познакомилась в ходе поисков с местными пожилыми людьми и с радостью откликалась на их просьбы сходить в магазин, в аптеку или в поликлинику проводить кого-нибудь. Многие из тех, кому она помогала, в благодарность давали ей что-нибудь перекусить, а иногда и полноценно кормили, не обращая внимания на её скромные протесты. Гораздо реже благодарили деньгами со словами: "Сдачу себе оставь", − когда Аня приходила из магазина. Так как расходов, кроме еды, практически не было, всего этого хватало на то, чтобы выжить. Ночевать она продолжала в гараже, буквально в обнимку с обогревателем, вспоминая Артёма с благодарностью за то, что дал ей ключ и не оставил замерзать на улице.
  Об остальных друзьях по-прежнему не было ничего известно.
  − Я сделал всё, что мог. Кто может лучше, пусть делает, − сказал ей Тёма несколько дней назад.
  Она видела, что он не надеется найти друзей живыми, а вчера 19,04,2013он уехал в Новосибирск сдавать экзамены, так как продолжал числиться в университете на заочном отделении. Однако Аня не переставала верить, что найдёт их, несмотря на два месяца затишья. Она не могла себе представить, что их нет в живых. Даня... Тоха... их лица стояли перед мысленным взором. Она заставляла себя верить даже теперь, когда казалось, что Артём сдался. Когда он уехал, Аня, сама того не ожидая, вдруг почувствовала тоску. Какими бы напряжёнными не были их отношения в последнее время, Тёма оставался единственным человеком, к кому она могла обратиться, а теперь и он уехал. И осталось лишь не проходящее чувство страха, страха того, что и с ним может что-то случиться. Несколько раз она порывалась позвонить ему, но не решалась. Зачем звонить? Чтобы услышать его обычное "Что тебе ещё надо, Легенда?", произнесённое с ноткой презрения? Если же он просто не ответит, то тогда волнение только усилится. Нет, лучше быть в счастливом неведении.
  26,04,2013 Каково же было удивление Аньки, когда спустя неделю он сам позвонил.
  − Есть новости, − были его первые слова.
  − Какие? − Аня чуть не упала с кресла, в котором сидела в гараже.
  − Даню видели в городе перед исчезновением.
  − Кто? Когда? − сердце Аньки бешено забилось в груди.
  − Новосибирцы. Они налетели на него, слегка помяли, затолкали в машину, а потом он исчез.
  − В смысле? Как исчез?
  − Просто взял и исчез. Они отъехали, остановились у магазина, приходят, Яким в ступоре, багажник пуст. Что случилось, объяснить не может. Даня исчез. Это они отправили тебе тогда смс с его телефона, но больше уже не видели ни его мобильник, ни самого Взломщика.
  − Но где он тогда?
  − У тех, кто помог исчезнуть Дане.
  − Грэй, − выдавила Аня, найдя в памяти единственное логическое объяснение случившемуся.
  Тёма некоторое время помолчал:
  − Ну, Легенда, у тебя талант подставлять людей. Жаль студента...
  Аня бросила трубку, не желая слушать очередные "комплименты" в свой адрес. Первая мысль была - не медля идти в лабораторию и всё выяснять. Но эту идею она сразу отбросила. Грэй оказал ей минимум одну неоценимую услугу - заставил научиться сначала думать, а потом делать. Её отвлёк звук пришедшего сообщения.
  "Не вздумай одна соваться к Грэю", − писал Тёма.
  Он знал, что звонить бесполезно, Аня не ответит, потому пошёл другим путём. Если бы не это сообщение, Анька бы подумала чуть дольше, но запрет Артёма выступил провокацией. Что-то в глубине души, наверное, сильнейшая привычка, заставляла делать всё наперекор Артёму. Не теряя времени, Аня быстро собралась и, даже не вспоминая об угрозах Грэя при увольнении, отправилась туда.
  26,04,2013
  Судьба сыграла злую шутку. Открыв замок гаража изнутри, Аня толкнула дверь - та не поддалась. Девушка толкнула сильнее, но дверь лишь сдвинулась на несколько сантиметров. В образовавшуюся щель ей удалось разглядеть причину происходящего. Вторые сутки шёл сильный снегопад, и за ночь намело так, что дверь оказалась засыпана снаружи почти на метр. Благодаря теплу, а потом снова похолоданию, снежная масса у двери стала твёрдой настолько, что сдвинуть её с места оказалось не под силу ей. Аня недолго потолкалась, но безуспешно.
  "Да что ж мне так везёт!" − она устало вернулась в кресло и закуталась в плед. Свежий воздух несколько охладил пыл и заставил пересмотреть планы. Когда Антон пользовался гаражом почаще, он чистил снег регулярно, но после его исчезновения за лопату никто не брался. И теперь эта лопата грустно ютилась в углу, справа от входа, как напоминание об Аниной непредусмотрительности. Из-за снегопада Аня второй день не выходила из гаража, и именно это послужило причиной заноса двери. Девушка грустно покосилась на бутылку воды и остаток булочки от вчерашнего ужина. В желудке что-то сжалось. Аня посмотрела на телефон. Ей снова нужна была помощь, но теперь она не знала, кому позвонить.
  * * *
  27,04,2013
  − Привет, Даниил, − разбудил его незнакомый голос.
  Даня с трудом разлепил веки. Было раннее утро, или вечер, без часов он перестал ориентироваться во времени, да и окно снаружи закрыли непрозрачными металлическими жалюзи. В неярком свете настольной лампы он разглядел женщину, которую раньше не видел.
  − Привет, − просипел Даня и прокашлялся, в горле пересохло.
  − Попей воды, − предложила женщина, кивая на стакан на тумбе.
  Даня выпил его почти залпом, после чего перевёл дыхание и сел, чтобы не смотреть на гостью снизу вверх.
  − Кто ты? - он совладал с голосом.
  − Лена, − ответил женщина.
  − Ясно, − кивнул Даня. - А я Даниил, ну хотя, тебе это итак известно. - В его голосе звучала тоска.
  − Известно даже больше, чем ты думаешь. И кое-что стоит узнать и тебе.
  − Например?
  − Например, то, что тебя ищут, в том числе и Аня, Легенда наглости. А знаешь, почему её так прозвали? - Даня отрицательно покачал головой. - В свои пятнадцать она прославилась в узких кругах этих районов своей обезоруживающей уверенностью в себе, бесстрашием, а лучше сказать, бесшабашностью. Девочка, по сути подросток, сумела расшатать устои одной из крупнейших преступных группировок начала века - банды местных и их лидеров, ныне известных тебе как Савельев Артём и Алексин Антон. Последний пытался расправиться с девчонкой, а первый влюбился в неё и скрыто оберегал, а возможно продолжает этим заниматься. А Аня всегда ставила себя несколько выше других, всё время куда-то шла и добивалась своего, во всяком случае, сама верила в это. Кроме всего прочего, об её непостоянстве ходило не меньше слухов, чем о её наглости. Говорят, что больше месяца она не с кем не общалась и меняла парней, как перчатки. Это не совсем так. На самом деле, она смотрела на ребят как на друзей, а они хотели большего. Из-за разности точек зрения отношения с ней мало у кого складывались, и, вероятно, отвергнутые начинали сочинять о ней небылицы. Хотя мне их жаль. Аня мстила, не щадя никого. Возможно, со временем она повзрослеет и изменится. Теперь старая история повторяется. На тебя, оказавшегося так не вовремя здесь, напали друзья Савельева. Ты теперь в списке так называемых Аниных поклонников, которые мечтали о ней, добивались, запинались, падали, а ей всё равно. Помог в трудную минуту - спасибо. Мечтаешь о большем - не по адресу пришёл. - Лена начала выкладывать на кровати перед ним фотографии и называть имена. - Стас, Артём, Александр - и это только известные мне 'пострадавшие'. - Девушка посмотрела Даниилу в глаза. - Врачи вчера сообщили, что ты совершенно здоров. Держи, это твоё, − она положила рядом его телефон, отмычки и кошелёк, изъятые при доставке сюда. - Выходишь из комнаты направо до конца коридора, там лестница вниз.
  Даня встал, собрал всё, кроме фотографий и, пошатываясь от голода, направился к выходу.
  − Даниил! - Окликнула его Лена, он обернулся. - Там пока холодно. - Она показала на стул, где лежала его куртка; Даня кивнул и взял вещи. - Удачи, и береги себя.
  * * *
  26,04,2013
  От подкапывания снега возле двери каким-то штырём Аню отвлёк звук пришедшего сообщения. Она почему-то была уверена, что это Тёма, потому не спешила. Когда рука устала, девушка всё же подошла к креслу, где лежал телефон, и открыла СМС.
  'Этот абонент снова в сети', − писал Даня...Стоп! Даня?
  Она ещё раз перечитала написанное. Это было сообщение, которое автоматически отправлялось при включении телефона, если пытаться позвонить, когда абонент не в сети. Как раз утром она пыталась ему дозвониться, но безуспешно уже в который раз. И теперь это сообщение, оно означало то, что он включил телефон, или кто-то это сделал за него. Недолго думая, она сделала дозвон. Гудок, ещё один, пошли короткие, вызов сбросили. Тогда она написала сообщение: 'Я застряла в гараже Антона, не могу выбраться. Приезжай'.
  Подумав, она отправила это Артёму, а затем и на номер Даниила. Когда пришёл отчёт о доставке, телефон несколько раз пропищал, что мало заряда, после чего выключился. Анька перерыла весь гараж, но не смогла найти зарядное устройство, и только тогда догадалась, что забыла его у Тёмы, когда съехала от него. Настроение резко испортилось. Ни еды, ни связи, ни возможности просто выйти. Руки ныли от бесполезного рыхления снега в дверную щель. Напоследок, лампочка, которую тут не меняли уже очень долго, с негромким треском перегорела, когда Аня попыталась включить свет. Она добралась до кресла, закуталась в плед и уснула с надеждой, что её кто-нибудь найдёт.
  * * *
  26,04,2013
  Получив Анино сообщение вечером после экзамена, Артём, не собирая вещи, поехал на автовокзал. Здоровье наладилось, и он больше не опасался передвигаться по улицам, хотя запаха сигарет старался избегать. В Анином сообщении он увидел главное - к Грэю она не попала, пусть и столь своеобразным способом. Хотя этому он уже не удивлялся. Спустя пять часов, он ехал на такси по ночному городу к гаражам. 27,04,2013
  Уже приблизившись, Тёма понял, что опоздал. Дверь была открыта, по бокам высились сугробы. А между ними была действительно поразившая его картина.
  − Ты ничего не знаешь! Ты не представляешь, что я тогда пережила! - Кричала Аня.
  Она стояла в расстёгнутом пуховике, волосы, спутанные после сна, раскиданы по плечам, на ногах не зашнурованные ботинки, в глазах - слёзы.
  − И не хочу знать! Быть пятым, десятым, сотым, прости, не для меня! - Голос Даниила, который был также на взводе, да ещё и с лопатой в руках, дрогнул.
  Он развернулся, отбросил лопату в сугроб и направился к выходу из гаражного массива.
  − Ты солгал! - крикнула ему вслед Аня. - Ты лгал, что я тебе нужна! - Она бросилась за ним, на ходу перекинув ключ от гаража Артёму.
  Даниил скрылся за поворотом. Тёма видел, как Анька, запнувшись об шнурок, упала, тут же подскочила, на ходу затолкала шнурки в ботинки и бросилась за студентом. Артём, оторопевший от зрелища, проводил её взглядом. 'Ну, хоть Взломщик жив, − подумал он, медленно приходя в себя. - И Легенда в порядке'.
  Он поднял лопату, занёс в гараж и запер дверь. После чего набрал номер Даниила:
  − Ты где?
  − В общагу иду.
  − А Анька?
  − Без понятия. Повопила, психанула и отстала.
  − Где ты был все эти недели?
  − Где был, там уже нет.
  − А Тоха где?
  − Я что справочная? Позвони ему и спроси!
  Даня сбросил вызов. Тёма набрал Анин номер, но она была недоступна. Помня её старые привычки, он направился в район оврага и не ошибся. Была безоблачная зимняя ночь. Он торопливо шёл, почти бежал по переулку, пока не вывернул к оврагу. На другом конце склона было обгоревшее здание, некогда принадлежавшее Грэю. Левая половина оврага почти вся засыпана землёй. Справа оставался незамерзающий пруд, неглубокий, всего метров пять. Над ним переброшены трубы, а между ними мост, почти не используемый никем, кроме рабочих водоканала. В эту ночь он не пустовал. Почти в центре, на трубах сидела трудно различимая фигурка. Артём же легко узнал её.
  * * *
  Она сказал Дане всё. Всё то, что долго копилось на душе, всё то, в чём считала его виноватым. Вспомнилась их совместная уборка квартиры Антона, когда нашёлся ключ от браслета. Даниил считал, что она солгала, что ключ всегда был при ней; этими мыслями он поделился с Антоном, в результате чего Аня поссорилась со своим единственным другом. А она тогда полагала, что все дело в Артёме. Сколько унижений она перенесла за последние месяцы, и всё это из-за Даниила. Именно он предложил ей участвовать в представлениях. Он почти не появлялся на тренировках, когда был так нужен. Он пропал в тот самый момент, когда она после пожара приплелась к Тёме, не зная, куда податься. Ещё раньше он не дал ей спокойно умереть не на морозе в октябре, не на заводе при встрече с гостями из Новосибирска. Зачем он тогда вмешался? Зачем заставил её жить и мучиться дальше? Почему не отпустил туда, где нет боли? Где ничего нет...
  Он сказал тогда, что она должна жить. "Нет, никому я ничего не должна", - думала она, шагая по грязному снегу.
  Он сказал тогда, что она не имеет права заставлять кого-то убивать. "Я и не заставляла. Они хотели встречи, я всего лишь упростила им задачу. Заодно помогла бросить курить", - отвечала она сама себе мысленно.
  Он сказал тогда, что она нужна ему. Но это было так давно.
  Сегодня же всё оказалось наоборот. Аня не поняла, из-за чего началась ссора.
  "Да кому ты такая нужна!" - бросил в конце выведенный из себя Даня, с силой вырвал руку, за которую она пыталась остановить его, и пошёл вперёд, буквально снеся её с дороги.
  Аня упала в сугроб. Он даже не оглянулся. Его спина неторопливо удалялась, она видела его размыто из-за слёз, застилавших глаза. Это было полчаса назад. Она подходила к знакомому оврагу, куда её приносили ноги, когда было паршиво на душе. Рельсы железной дороги почти не чистили, и приходилось двигаться по колено в снегу.
  "Если жить надоело, иди повешайся, с моста прыгни, - вспоминала она, а перед глазами стояло лицо Даниила, - а это мысль! Давно надоело".
  Аня некоторое время смотрела на овраг, на мост между трубами. От слёз горело всё лицо. Ей было жарко, несмотря на прохладное утро. Мыслей не было. Только боль где-то в центре груди. Боль от обиды, боль от досады, боль от осознания собственной бесполезности.
  "Да кому ты такая нужна! "
  Он даже не сказал, где пропадал и что с ним случилось. Аня чувствовала, что больше нет никого и ничего, что бы могло её остановить. Мысль о смерти никогда ей не приходила. В месяцы разборок с бандой местных он и не думала, что её действительно могут убить. В 15 лет кажется, что жизнь никогда не закончится. Год в Москве был самым спокойным после бурной юности. Новосибирск пролетел незаметно до пятого курса, пока она не нашла себе новых проблем, но и там она не думала о смерти, куда больше боясь голода. А теперь не для чего стало жить.
  "Да кому ты такая нужна!"
  А действительно, кому? То, что её судьба небезразлична Антону, она поняла сразу же, как оказалась на улице. Но и он пропал, быть может, по её вине. Аня свернула к оврагу и по краю пропасти направилась к мосту. Снег здесь на склоне был ещё глубже. Луна печально освещала ей дорогу, но Анька ничего не видела. Только шла, с трудом доставая ноги из снега и снова в него погружая. Стояла благоговейная тишина, какую редко услышишь в городе. Дома с переулков на краю оврага смотрели на одинокую фигурку тёмными, слепыми окнами. На противоположной стороне стояли обгоревшие стены старого здания лаборатории и склада.
  "Да кому ты такая нужна!"
  Мысли перешли на Грэя. Ане всё чаще казалось, что не она сама ушла, а её вынудили, выбросили, как ненужную вещь, когда она отработала свой срок. В такие моменты хотелось, забыв обо всех предупреждениях и здравом смысле, вернуться туда и по кирпичикам разобрать всю лабораторию. Но сейчас она не хотела думать о Грэе. Анька с трудом выбралась из сугроба на лестницу и стала карабкаться вверх. Руки не слушались, ноги дрожали, чувствовалось приближение истерики. Оказавшись на металлических пластинах моста, она перевела дыхание и заставила себя встать, держась за перила. Снова выступили слезы. Хотелось выть, кричать, рвать и метать. Ярость, отчаяние, боль захлестнули её одновременно. Она упала на мост и заплакала, уткнувшись лицом в рукав пуховика. Сколько времени она так лежала, Аня не знала. Когда вернулась способность думать, она вспомнила, зачем забралась сюда. Холод металла немного успокоил. Снова ухватившись за перила, она встала на ноги и нетвёрдой походкой двинулась к центру моста.
  "Да кому ты такая нужна!"
  Она шла, почти не чувствуя ног. Когда сил не осталось, Аня остановилась, забралась на трубу, села, свесив ноги, и посмотрела вниз. Здесь не было фонарей, только в блёклом свете луны угадывалась вода внизу. Тишина давила на уши.
  "И что дальше? - задумалась она. - Прыгать? Но там холодно, а тут труба теплая. Но как-то же люди прыгают. Хотя летом, а сейчас весна. Весна... Ромке скоро год... потеплеет, в гараже спать будет удобнее....надо там прибраться, кстати... и Тоху разыскать, где-то же он есть... или нет уже... Нет, есть! Стоп! О чём я думаю? - оборвала она себя. - Не отвлекаться! Решила, значит, прыгай! Тут больше нечего ловить. Да и кому я такая нужна..."
  Где-то вдалеке послышалось её имя.
  "Это знак, там меня ждут. Пора!" - решила она.
  Несильно оттолкнувшись руками, Аня аккуратно, как с горки, соскользнула с трубы.
  * * *
  − Не делай этого! - он замер на другой стороне пруда и не сводил с неё глаз, Аня его не слышала и не видела.
  Одним жестом руки, как он легко догадался, она вытерла слёзы, и, сделав какое-то странное движение, словно усаживалась поудобнее, соскользнула в воду. Тёма в несколько прыжков преодолел склон и, увязая по колено в ещё не стаявшем снегу, двинулся к пруду. Скинув куртку, мешавшую ему свободно двигаться, ещё на берегу, он нырнул. Холодная вода сразу же напомнила о том, что купальный сезон начнётся ещё очень не скоро. Пытаясь не думать о морозе, пронизывающем до костей, Артём торопливо поплыл к тому месту, куда, как он видел, упала Аня. В голове билась только одна мысль: 'Выживи!' Доплыв до предполагаемого места, он судорожно вдохнул и нырнул. Ему понадобилось два или три захода, чтобы увидеть её, помогла почти прозрачная ледяная вода. На четвёртый раз, когда ноги и руки уже отказывались повиноваться, он ухватил её за рукав и начал всплывать. Как выбрался на берег, Артём не запомнил. Стуча зубами от холода, он оттащил её подальше от пруда.
  Не успевшая наглотаться воды, девушка почти сразу пришла в себя и закашлялась. На лице капли воды превращались в льдинки от утреннего свежего воздуха. Артём взял свою куртку и, закутав Аню, помог ей подняться. Он и сам с трудом держался на ногах.
  − Что же ты творишь? - прохрипел он, справляясь с дрожью.
  − Я...не... нужна... ему... − тяжело дыша, проговорила она.
  Щёки стали приобретать человеческий оттенок, на неё снова нападала истерика. В какой-то момент Аня просто остановилась и опустилась на колени посреди тропы, до которой они уже дошли, и заплакала.
  − Я-я...никому...я...не...нужна... − слышалось сквозь всхлипы. - Зачем...жить? Так жить?... Зачем?
  Артём не отвечал, не было сил. Он рывком заставил её подняться с земли и идти дальше. Ближе всего к оврагу была квартира Антона, именно туда он и повёл всё ещё всхлипывающую девушку. Когда истерика прошла, Анька снова стала мёрзнуть и плотнее закуталась в куртку. Она не осознавала, что происходит, и где она находится, лишь шагала по дороге в заданном направлении и стучала зубами в такт шагам. Когда они дошли, Тёма открыл дверь и пропустил её внутрь. Пальцы плохо слушались, но он заставлял себя думать не о холоде, а о ней.
  − Там Настины вещи есть, переоденься в сухое. - Проговорил он, кивнув в сторону комнаты.
  В квартире было тепло и пусто. Артём тоже нашёл какую-то одежду на смену и поставил чайник, отогревая об него окоченевшие пальцы. Когда вода закипела, он сделал два чая и, отпив несколько глотков, почувствовал прилив сил. Его не покидала мысль, пришедшая в голову, когда он увидел, как она сорвалась с моста: 'Выживи'. Он понял, что кинулся бы за ней не только в ледяную воду, но и в лаву, и на край света. Он уже потерял её однажды в результате нелепой случайности, и больше не мог этого допустить. Артём взял вторую кружку и направился в комнату.
  Аня сидела у батареи на ковре, подогнув колени, и смотрела перед собой. На ней был первый попавшийся халат. Её вещи беспорядочно валялись возле открытой дверцы шкафа. С оттаивающих волос на пол капала вода. Тёма сел напротив и поставил чашку. Она протянула руку и выпила немного.
  − Ты успокоилась? - спросил он.
  − Да. - Твёрдо сказала она и сделала ещё глоток. - Там было темно и тихо, и почти не холодно, и почти не больно. Я бы там осталась, будь моя воля. Но у меня нет воли, ничего нет. Мне ничего не надо, и я никому не надо...
  − Нужна, − поправил её Артём.
  − Да какая разница?
  − Никакой. Я не отпущу тебя ни туда, − он показал глазами вверх и взял её за свободную руку, − ни куда-либо ещё. Никогда. Ты нужна мне.
  Она посмотрела на него с недоверием.
  - Пообещай никогда больше так не делать, - попросил он.
  - Тём, прости меня! Я... - Аня чуть сжала его ладонь, чувствуя тепло, которого так не хватало все последние месяцы.
  Он переместился ближе, обняв её. Девушка доверчиво прижалась к нему, она пыталась выкинуть из головы всё произошедшее, забыть, и в тёплых объятиях это было удобнее делать.
  Не обнаружив в холодильнике ничего съестного, Артём, согревшись и высохнув, отправился в магазин. Аня в это время задремала в комнате на диване. Ближайший круглосуточный ларёк был на остановке, правда, кроме пива и сигарет там ничего не продавалось. Пришлось идти до супермаркета. Купив всё необходимое, чтобы перекусить, Тёма вернулся в квартиру Антона. Он, стараясь не шуметь, разулся, снял плащ, временно одолженный у друга, и прошёл на кухню. Быстро пожарив омлет и сделав свежий чай, Артём заглянул в комнату. Диван был пуст. Вещи, как и раньше, валялись в углу. Смятое покрывало говорило о том, что совсем недавно им укрывались. Артём достаточно перенервничал за последние месяцы, потому отнёсся к пустой комнате спокойно. Он поставил кружку с тарелкой на тумбу и огляделся. Затем дошёл до второй комнаты - там тоже было пусто. Осмотрев все помещения квартиры, он признал тот факт, что Ани дома нет, и вернулся в коридор. Артём отсутствовал около получаса, далеко она не могла уйти. Только в прихожей он посмотрел на обувь - её сапоги и лужа воды с них были на месте. 'Она ведь не настолько больная, чтобы пойти среди зимы босиком и без куртки', − понадеялся он, заметив также присутствующую верхнюю одежду. Значит, ушла не сама - напрашивался логичный вывод. Только тогда проснулось беспокойство, в голову полезли самые пессимистичные мысли о том, что с ней могло произойти.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 10.
  
  27.04.2013 Влад, разбуженный звонком в дверь, неохотно поднялся с постели и пошёл открывать; была только половина шестого утра, как проинформировал его будильник. На пороге стоял Валентин.
  - Экстренная ситуация, - заговорил он, увидев непосредственного начальника.
  - Зайди, - оборвал его Влад, открывая дверь шире.
  Валентин прошел. Влад закрыл дверь, затем обернулся к нему, сдерживая зевоту.
  - Говори.
  - Объект, в смысле Белова спрыгнула с моста. Как и просили, сразу докладываю. Жду инструкций, - Валентин снял шапку и, держа её в руках за спиной, смотрел на хозяина квартиры.
  Услышав первые строки, тот недоуменно нахмурился.
  - Стоп! Как спрыгнула? - наконец, выдавил он.
  - Как все. Посидела, поревела и сиганула. Мост над прудами за старым складом и бывшим зданием лаборатории. - Валентин докладывал профессиональным тоном, без единой эмоции.
  Влад окончательно проснулся.
  - Тело нашли? - уточнил он.
  - Нашли, но не мы. Её вытащил невесть откуда взявшийся, предположительно, Артём Савельев. Вполне живое тело отвёл в квартиру по адресу...
  - Погоди! - снова прервал его Влад, переваривая поступающую информацию. - Так она жива?
  - Жива. Во всяком случае, в состоянии почти сама передвигаться. - Уточнил Валентин.
  Влад выдохнул с облегчением.
  - Причина попытки суицида установлена?
  - Предположительно, трагедия следующего содержания: "Я никому не нужна. Зачем так жить?" Накануне инцидента состоялась эмоциональная беседа с Корнеевым Даниилом, вследствие которой Белова и отправилась на мост.
  "А Лена молодец. - Подумал Влад. - Сделала все в лучшем виде".
  - Письменная версия отчёта будет к обеду, - закончил Валентин.
  - Отлично, - кивнул Влад. - Снимайте наблюдение. Эксперимент завершен.
  - Можно вопрос? - Валентин устало переступил с ноги на ногу, Влад кивнул. - Что такова сделала Белова, чтобы стать подопытной крысой и, в случае неудачного завершения эксперимента, пойти в расход?
  Влад видел, что сотруднику понадобились нечеловеческие усилия, чтобы сказать это. В отделе Влада предпочитали не задавать вопросы. Лучшие рядовые сотрудники беспрекословно выполняли поставленные задачи, ничего не спрашивая и ничем посторонним не интересуясь. Профессионалы делали все необходимое ещё до поступления приказа сверху, но точно зная, что от них потребуется. Те, кто пытался узнать что-то большее, чем входило в его обязанности, долго не задерживался среди сотрудников лаборатории. Это стало возможным благодаря обучению и инструктажу при устройстве на работу, а также личному собеседованию с Ником, который, помимо сборки различных устройств и совершенствования имеющихся прототипов, был великолепным психологом. За ним было последнее слово при приёме на работу в лабораторию. Именно Ник участвовал в разработке всех психологических экспериментов и в итоге стал непосредственным консультантом Грэя в вопросах по ходу дела, а также рекомендовал пути развития событий. Кандидаты, прошедшие все ступени трудоустройства, постоянно контролировались и обучались во время работы, акцентируя внимание на своей области деятельности. А в отделе безопасности и снабжения обсуждать задачу с кем бы то ни было категорически запрещалось, как и спрашивать что-то сверх данной входной информации. Но, как это обычно бывает, инструктаж со временем забывается. Долго работая вместе, коллеги становятся приятелями или даже друзьями, а потому могут позволять себе чуть больше, чем положено инструкцией.
  Валентин работал с Владом уже более десяти лет, он относился к категории профессионалов и отлично выполнял свои задачи. Но даже его, привыкшего к самым разнообразным поручениям, не оставил равнодушным текущий эксперимент. Цель стояла простая: следить за объектом и докладывать всё, что удастся узнать. В формах и методах решения этой задачи он был совершенно свободен. Влад за годы работы убедился, что может на него положиться. Это был один из самых долговременных экспериментов, в процессе которого сложилась группа людей, порядка десяти человек, ответственных за ход дела. Анализируя события, свидетелями которых они были, сотрудники не раз обсуждали всё, связанное с экспериментом, в отсутствии начальства. И вопрос, заданный Валентином, был почти единственным, на который они не знали достоверного ответа. Но видя, какие условия создавались для объекта, они все больше интересовались ответом. Про Белову знали лишь то, что последний год до увольнения она работала специалистом в отделе статистики и поражала всех трудоспособностью и производительностью. Кроме того, ходили слухи среди старых сотрудников лаборатории о её непростых отношениях с самим Грэем, но это были лишь слухи, а группа предпочитала работать с фактами.
  Влад задумчиво посмотрел на подчиненного, в голове всплыли слова Ника: "Не вставайте на одну ступень с подчинёнными, потом тяжелее будет подняться".
  - Нарушила должностную инструкцию и задавала слишком много вопросов не по теме, - холодно проговорил Влад. - Что-то ещё по делу есть?
  - Нет. - Валентин уставился в пол.
  - Вопросы?
  - Нет, - ему было сильно не по себе.
  Влада многие боялись. Как-то неосознанно, вроде без причины, но почти все подчиненные старались не встречаться с ним взглядом, побыстрее закончить дела, требующие его присутствия, и снова оказаться на свободе. Даже Аня не была исключением. Из компании основателей лаборатории, она сдружилась с Леной, высказывала открытое неуважение к Грэю, по-приятельски общалась с Дэном и Ником, и только с Владом вежливо здоровалась в коридоре и активно старалась не оставаться долго в его обществе.
  - В таком случае, отчёт к десяти должен быть у меня на столе. Свободен.
  Валентин кивнул и поспешил ретироваться. Влад отправился на кухню, включил кофеварку и взял мобильный телефон.
  - Лен, разбудил?
  - Да, - честно призналась Лена сонным голосом.
  - Поздравляю, ты справилась. Эксперимент завершён, - спокойно проговорил он.
  - Аня жива? - в её тоне всё же прозвучала нотка страха.
  - Да, и в безопасности.
  - Спасибо, Владик.
  Влад с улыбкой отложил телефон, чтобы сделать себе кофе. Сев за стол, он стал звонить Грэю.
  - Белова прыгнула с моста, - не здороваясь, доложил он.
  - 168 дней, - хмыкнул Грэй. - Я в восхищении.
  - Ее дальнейшая судьба тебе не интересна?
  - И так понятно, что выжила, - заметил Грэй. - В конце концов, это же Легенда наглости, а не кто-нибудь.
  - Я дал ребятам отбой. Правильно понимаю, что эксперимент завершён?
  - Да, Белову ко мне сейчас же. - Приказал Грэй.
  - Зачем? - удивился Влад.
  - Выразить ей свое восхищение. И вообще, к чему вопросы? Делаем!
  - Понял. Всё будет. Что с Савельевым?
  - Каким Савельевым? - не понял Грэй.
  - Артём Савельев вытащил Белову из воды. Скорей всего, она сейчас с ним.
  - Усыпите, если попадётся под руку.
  * * *
  Не успел Валентин добраться до офиса, когда зазвонил рабочий телефон.
  - Слушаю, - ответил Валя.
  - Отчёт отложи, Белову доставить к Грэю сейчас.
  - Что делать с Савельевым?
  - Если помешает, усыпи. Перед аудиенцией выдашь объекту дозу сыворотки на пару часов.
  - Понял.
  Взяв машину с парковки у офиса, Валентин отправился по известному адресу. Когда он остановился напротив подъезда, оттуда как раз выходил Артём Савельев, которого Валя легко узнал, несмотря на необычную одежду, явно одолженную у Антона. 'Тем лучше', - подумал Валентин, наблюдая, как Артём скрывается за поворотом. Валя вышел из автомобиля и, не включая сигнализацию, вошёл в подъезд, поднялся на нужный этаж. На вскрытие замка универсальным ключом понадобилось не более минуты. В квартире было тихо, пришедший отметил беспорядок нежилого помещения. Валя достал снотворное и пошёл по коридору. На кухне было пусто, в первой комнате раскидана одежда, а на диване под покрывалом спала девушка в тёплом халате. Убедившись, что в остальных помещениях пусто, Валя тихо присел рядом с ней и осторожно провёл рукой у лица, чтобы объект не проснулся раньше времени, затем достал сыворотку правды. Сделав укол, Валентин убрал всё по карманам и подхватил девушку на руки, отметив, что Аня была на удивление лёгкая. Это легко объяснялось её активным и одновременно полуголодным образом жизни.
  Захлопнув дверь перед уходом, Валя торопливо спустился по лестнице и, убедившись в отсутствии лишних свидетелей в столь ранний час, загрузил спящую девушку на заднее сиденье автомобиля. До офиса он доехал за десять минут, после чего позвонил руководителю отдела.
  - Влад, Белову в 42 или в гостевую?
  - В 42, - ответили ему.
  По пути к цели он не встретил никого, кроме Марины на входе в офис.
  - Помощь нужна? - уточнила Марина, увидев коллегу с ношей.
  - Да, открой дверь в 42, руки заняты, - попросил Валя.
  Пять этажей вверх с 45 килограммами в руках дались ему гораздо тяжелее, чем спуск вниз ранее. Марина, заметив отсутствие ключа и вспомнив, что Грэй не покидал офис, поспешила по коридору вперёд и, постучав, открыла перед Валентином дверь. Валя усадил Аню в кресло, явно для неё приготовленное, перевёл дыхание и посмотрел на присутствующего главу лаборатории.
  - Грэй, Белова доставлена. Сыворотки осталось примерно на полтора часа, без учёта времени сна. - Доложил он.
  - Хорошо, тебе полчаса дописать отчёт по последнему дню эксперимента и сдать мне весь материал.
  Валя кивнул и вышел. Марина уже вернулась на своё место. Заметив сонный и уставший вид коллеги, она предложила:
  - Может, тебе кофе сделать?
  - Сделай, умоляю! Ты буквально спасёшь мне жизнь. А можно я твоим компьютером воспользуюсь? Мне пару страниц напечатать.
  - Конечно, - улыбнулась Марина, вставая и отправляясь спасать жизнь.
  Дописав отчёт по последним суткам и выпив кофе, Валентин спустился к Кире за остальными материалами, после чего вернулся в 42 кабинет. Там ничего не изменилось, Аня всё также спала в кресле, Грэй сидел за компьютером и что-то внимательно читал.
  - Полный отчёт по ходу эксперимента, - Валя положил на стол массивную папку.
  - Спасибо, иди, отдыхай, - Грэй пододвинул к себе папку и открыл последние страницы.
  Валентин вышел. Оставшись один и прочитав конец отчёта, Грэй снял очки, потёр переносицу и задумчиво посмотрел на спящую гостью. Он точно знал, что этот человек просто обязан быть в штате его сотрудников, особенно с учётом высоких показателей за последние месяцы. Грэй набрал номер Марины и попросил бутылку холодной воды. Когда Марина выполнила просьбу, Грэй взял воду, подошёл к Ане и приложил её ладони к холоду, удерживая примерно минуту. Анька зашевелилась и приоткрыла глаза. Оставив воду на столе, Грэй вернулся на своё место, давая девушке осознать происходящее.
  - Легенда наглости - это звучит благородно.
  - Грэй - это звучит глупо, - усмехнулась она.
  - Ты в своём репертуаре. - Вздохнул Грэй.
  - Я не в своей одежде, - она покосилась на Настин оранжевый махровый халат, - не на своём месте, - Аня обвела комнату взглядом, - оставьте хоть репертуарчик.
  - Я пригласил тебя не обмениваться любезностями. - Оборвал он её.
  - Ты пригласил меня? - не удержалась она. - Может, я ещё сама пришла? А то мне показалось, что меня усыпили, загрузили в машину и заставили предстать перед тобой, предварительно накачав сывороткой правды.
  - Ты как всегда наблюдательна, но речь не об этом. 168 дней - рекордное время. Ты достаточно сильный человек, раз смогла столько бороться.
  - Бороться с чем? - Аня посерьёзнела.
  - С желанием прекратить страдания, в твоём случае, прыгнуть с моста. Средне статического человека хватает на пару месяцев, не больше. Ты же продержалась невероятно долго. Признаю, я в восхищении. Как твои ощущения от плавания в апреле месяце?
  - Холодно, и тихо, - она не могла врать, с трудом подбирая слова, говорила почти неслышно, сыворотка начинала действовать, но пока удавалось ей сопротивляться. - А что значит, продержалась? Это всё твоих рук дело?
  - Ну почему же всё? Не без меня был лишь пожар на лесопилке да лечение Корнеева Даниила, включающее профилактическую беседу при выписке. Всё остальное я лишь наблюдал. Ах, ну да! Ещё ребята пошутили как-то, когда тебе дверь гаража снегом засыпали. - Он взял объёмную папку бумаг и положил перед Аней.
  Девушка открыла её и стала пролистывать. Здесь было всё: фото, записи телефонных разговоров, наблюдения за каждый день с момента увольнения, комментарии и инструкции по ходу эксперимента. Она перелистнула на последнюю страницу и прочла:
  "168 день 18.04.2013 Попытка суицида на фоне личных переживаний. Эксперимент завершен".
  Далее была страница выводов, но её пока не заполнили. Аня, с трудом осознавая происходящее, уставилась на Грэя.
  - Я ненавижу тебя! - выдавила она.
  - Держи себя в руках. - Посоветовал Грэй.
  - Это не мешает мне ненавидеть тебя, - она с силой захлопнула папку и откинулась на спинку кресла, сознание плыло, мысли путались и постоянно перескакивали с места на место.
  - Как бы то ни было, ты перенесла все удары, кроме последнего. Ссора с Корнеевым Даниилом предшествовала прыжку. Кто он для тебя?
  - Друг. Был другом, - она опустила взгляд. - Больше я ему не нужна.
  - А он тебе?
  - Не знаю, - выдавила она.
  - Зачем ты прыгнула?
  - Не вижу смысла дальше жить. А Данька говорил, что если надоест жить, иди, прыгни с моста.
  - И второй раз на это пойдешь?
  - Нет.
  - Почему же?
  - Не смогу.
  - Жить захотелось?
  - Нет. Просто не смогу.
  - Поясни, почему не сможешь?
  - На мосту, - Аня смотрела перед собой невидящим взглядом, высказывая всё, что приходило в голову, - мне было плохо, очень плохо и больно, а сейчас всё равно. А ещё там было тихо и даже одиноко, но я так устала от одиночества. Больше я туда не пойду.
  - А куда ты пойдешь? - уточнил он.
  - Не знаю, к Тёме, наверное. - Сыворотка действовала в полную силу.
  - Почему к нему?
  - Больше некуда. У меня нет дома, нет друзей. А он всегда есть. Только в Москве его не было, а здесь есть. Он не прогонит меня, повозмущается, но не прогонит. И защищает всегда от всего. А ещё он сказал, что я нужна ему. Правда, не знаю, зачем, но нужна. Если бы не то видео, мы бы были вместе...
  - Видео? - переспросил Грэй. - Какое видео?
  - Где он целовал репетиторшу свою. Я с экзамена шла, мне mms пришло с видеороликом. Там он её...
  - И что ты сделала тогда? - Грэй вспомнил, что в год развала банды не переставал наблюдать за Аней, но тогда ещё не в ходе эксперимента, а просто изучая её поступки и реакции в конкретных ситуациях; то видео было такой ситуацией.
  - Я уехала. Просто улетела в Москву, не могла его видеть после предательства. Мы почти год были вместе, а тут... - из её глаз потекли слезы.
  Боль от обиды, нанесенной Артёмом, была настолько сильной, что действие сыворотки, которая приглушала эмоции, не помогало.
  - Где вы встретились после Москвы?
  - В Новосибирске.
  В это время Грэй не знал, что с ней было. В лаборатории шли реформы и серьёзная модернизация оборудования, потому наблюдения за ставшей безвредной Легендой наглости прекратилось и возобновилось лишь с момента её возвращения в родной город.
  - Как ты нашла его?
  - Через техникум. Там знакомая в приёмной комиссии помогла с адресом. Я пошла к нему в гости и осталась с ним жить.
  - Но вы расстались?
  - Да. На Новый Год он сказал, что не хочет меня видеть и знать. Я ушла.
  - Куда?
  - Там гостинка бабушкина была, жила в ней до конца учёбы.
  - Вы ещё виделись в Новосибирске?
  - Да, изредка. В последний раз я попыталась помочь одной девочке, вытащить её из рабства; оказалось, там Тёма и компания за всем стояли. Чтобы доучиться спокойно, пришлось им платить.
  - Почему же Артём не помог тебе?
  - Он помог. - Поняла она, хотя раньше не задумывалась об этом. - Если бы не он, я бы не отделалась 20 тысячами в месяц. Было бы гораздо хуже.
  - Что ты сделала новосибирцам, что они намеревались убить тебя?
  - Антиникотин. И им, и Тёме вколола дозу на десять месяцев.
  Грэй присвистнул, отлично зная побочные эффекты препарата.
  - Жестоко, - оценил он.
  - Они это заслужили. Они заслужили и худшего, просто с собой было только это.
  - Неужели Артём и дальше помогал тебе, несмотря ни на что?
  - Да, - Аня и сама удивлялась этому до сегодняшнего дня. - Мы долго ссорились, но он всё равно не бросил меня одну.
  - С чего бы это?
  - Наверное, я ему и вправду нужна. - Эта догадка, видимо, настолько поразила саму Аньку, что она замолкла, продолжая смотреть прямо перед собой.
  - Ты нужна Савельеву, но пошла прыгать из-за Корнеева? - Грэй внимательно смотрел на неё.
  Девушка не отвечала. Она погрузилась в какую-то странную задумчивость.
  - Ань? - позвал Грэй.
  - Что? - огрызнулась она, взгляд приобрел осмысленность, и в нём снова вспыхнула ненависть.
  Грэй понял, что сыворотка больше не действует, но почему? Он взял телефон и посмотрел на время. Доза была на два часа, а прошло не более тридцати минут.
  - Ничего не понимаю, - пробормотал он.
  Анька поудобнее уселась в кресле. Она сразу догадалась, что повергло Грэя в недоумение, хотя и не помнила, как много успела рассказать ему, пока не контролировала себя. Ощущения были как после наркоза. Мгновение назад она листала папку, а теперь просто сидит. Время между этими двумя событиями пролетело незаметно. Аня провела рукой по лицу, словно избавляясь от наваждения. Это был третий раз в жизни, когда она испытала действие сыворотки правды.
  - Как ты это сделала? - во взгляде Грэя светилось любопытство.
  - Что именно? - уточнила она.
  - Как ты так быстро пришла в себя после сыворотки правды?
  - Я вообще всё время была в себе, - заявила она.
  - Лжешь! - отрезал Грэй. - Но как? У тебя всё не как у людей.
  - Все врачи мне это говорят, - улыбнулась Аня.
  Она вспомнила как в детстве носила брекеты, которые постоянно отпадали или расстёгивались, как ходила к логопеду исправлять произношение, как лежала у хирурга на операции по выпрямлению носа, и у всех специалистов слышала эту фразу.
  - Ты любопытный экземпляр. - Продолжал размышлять учёный.
  - Я не экземпляр, а человек! - Анька почти обиделась на такую характеристику.
  Она чувствовала себя гораздо лучше. Сыворотка, а точнее та её часть, которая действовала на эмоции, сработала запоздало. И сейчас уже не было той горечи и боли от своей ненужности. Она просто не вспоминала об этом. Ещё работая в лаборатории, Аня знала, что сыворотка правды, как и многие анестезирующие препараты, среди побочных эффектов имела такие, как улучшение настроения и самочувствия, по аналогии со многими наркотическими средствами. Девушке хотелось улыбаться, радоваться жизни, не вспоминая о ночных происшествиях.
  - Можно я схожу домой переоденусь и хотя бы вещи заберу? - спросила она почти дружелюбно.
  - Иди, но вещи не спеши собирать, - задумчиво проговорил Грэй, что-то изучая на экране ноутбука, - ты принята обратно, на новую должность. Жильё, полторы ставки оплата, гарантии безопасности.
  - А моё согласие?
  - Если тебя что-то не устраивает в условиях, говори. Всё обсуждается.
  - Ты думаешь, после такого эксперимента, - она кивнула на папку, - я соглашусь?
  - Я не думаю, я знаю. Все эти месяцы ты была под тщательной охраной. В случае реальной опасности для жизни, мои люди оперативно вмешиваются в ход эксперимента. Но тебе очень повезло с друзьями, они не оставили тебя.
  - Но если я вернусь в лабораторию, мне придётся оставить их?
  - Не болтай лишнего, и не придётся. График плавающий, связь с внешним миром без ограничений.
  Аня задумчиво рассматривала начальника.
  - Даня был у тебя, - заговорила она после паузы. - А Антон? Они пропали почти одновременно.
  - К его исчезновению мои люди отношения не имеют, они наблюдали только за тобой. Корнеев случайно попал в поле зрения, что, видимо, спасло ему если не жизнь, то здоровье точно.
  - Я согласна, если ты поможешь найти Тоху. - Решительно сказала она.
  - По рукам. - Кивнул Грэй.
  Аня поднялась с кресла, почувствовала слабость - это было побочное действие сыворотки - и холодный пол под босыми ногами.
  - А ключ? - она посмотрела на Грэя.
  - Да, сейчас, - он взял телефон и что-то нажал. - Марина, ключ от квартиры Беловой и какую-нибудь обувь ко мне в кабинет срочно.
  Спустя полминуты в кабинет вошла Марина. Она протянула Ане ключи и поставила на пол перед ней сланцы. Анька заметила, что на её ключиках по-прежнему болтался брелок с гномиком, купленный когда-то во Вроцлаве.
  - Что-то ещё? - уточнила помощница.
  - Нет, спасибо. - Грэй продолжил что-то изучать на экране.
  Марина вышла. Анька последовала за ней.
  - Ань! - окликнул её Грэй на пороге, она обернулась, держась за ручку двери. - Я действительно восхищён твоей выдержкой. Поверь, что я не допущу, чтобы с тобой случилась беда.
  - Считать ли твои эксперименты бедой?
  - Нет, это лишь испытания.
  - И много ещё таких испытаний мне придётся пережить?
  - Вся жизнь - одно большое испытание, которое для каждого заканчивается одинаково смертью. Разница лишь в том, как много всего интересного произойдёт с тобой до этого дня.
  - И в чём смысл? В том, чтобы умереть?
  - Скорей уж в том, чтобы жить достойно.
  - А ты философ, - заметила она.
  - Я учёный, а все учёные немножко философы.
  Аня вышла. Она не помнила, о чём её спрашивали под действием сыворотки правды, но понимала, что не чувствует обиды или злости на Грэя, несмотря на то, что стала жертвой эксперимента. Она шагала по коридору лаборатории и осознавала, что соскучилась по этим стенам. Было ещё очень рано, почти все кабинеты закрыты. Спустившись по знакомой лестнице на такой родной этаж, Анька дошла до своей квартиры и дрожащими руками открыла дверь. Все было почти так, как она помнила. Забытый утром телефон так и лежал на тумбочке в коридоре, правда выключенный, так как давно села батарейка; ветровка висела на месте, под ней стояли зимние ботинки (на работу она ходила обычно в кроссовках). Она вошла на кухню. Там был выключен и промыт холодильник, а также отсутствовала миска Статика, как и его лоток. В комнату явно никто не заглядывал: та же расправленная постель, одежда на стуле, открытый шкаф, ноутбук у матраса, покрывшийся значительным слоем пыли, одинокий носок на полу посреди всего этого "порядка" дополнял картину.
  "Дом, милый дом!" - улыбнулась она, обходя свои 33 квадратных метра и прикасаясь к таким привычным вещам, которых так не хватало в скитаниях по съёмным чужим квартирам, лесопилкам и гаражам. Отыскав чистые вещи, она с удовольствием приняла ванну, надела свою одежду и, добравшись до матраса, погрузилась в сон без сновидений.
  * * *
  − И какие выводы? - уточнил Влад. - Ради чего мы полгода тратили на неё время?
  − А ты так и не понял? Она не хотела умирать. - Отозвался Ник.
  Они втроём сидели в кабинете Грэя вечером этого же дня.
  − Но ведь она прыгнула. - Напомнил Влад.
  − Тем не менее, для уставшей от жизни, период восстановления психического равновесия слишком мал. Истерика, сон, доза сыворотки правды, задушевная беседа с тобой, − Ник смотрел на Грэя. - И перед нами снова сияющая Легенда наглости, словно ничего и не произошло.
  − И что всё это значит, психолог? - Грэй был слегка раздражён.
  − Это значит, что не ты, не я, не Ленка через Корнеева, не местные не смогли оказать на неё сколь бы то ни было значимое влияние.
  − Что ты предлагаешь? - он внимательно смотрел на друга.
  − Влад, твой ход. - Улыбнулся Ник. - Тебя вроде все побаивались.
  − И что мне с ней делать? - всем своим видом он говорил, что не испытывает восторга от данного замысла.
  − Бери в отдел и проверяй на вшивость. - Закончил психолог.
  *
  28.04.2013− Ну, рассказывай. - Следующим утром на пороге стоял Ник.
  − Что? - Не поняла Аня, пропуская его в квартиру.
  − А ты не хочешь ничего рассказать?
  − Нет.
  − Тебе тяжело молчать. Ты итак долго молчала. Хватит. Скажи всё, что хочешь. Не одно твоё слово не выйдет за пределы этой комнаты. - Ник настойчиво усадил её на кухне, приготовив кофе себе и ей.
  Она продолжала смотреть на свои руки, сжимая одной ладонью другую.
  − Знаешь, почему он тебя спас?
  Аня отрицательно покачала головой, потом задумалась и кивнула.
  − Знаешь. Скажи. - Настаивал Ник.
  − Я нужна ему, хотя....глупость какая, не нужна я никому... − выдавила девушка.
  − Ты не можешь быть в этом уверена. Тебе лишь так кажется. - Перебил её Ник.
  − А я уверена.
  − Ты боишься сделать кому-нибудь больно?
  − А почему я должна бояться? Ведь они сделали мне больно. Пусть сами теперь и боятся.
  − А ты ведь добрая, знала об этом?
  Они пили кофе, Ник время от времени продолжал задавать вопросы, на некоторые она даже отвечала. Когда кружки опустели, он начал собираться.
  − Тебя ожидают в 45 кабинете, − сообщил Ник перед тем, как покинул квартиру.
  Анька не знала, чей это кабинет, чему сама слегка удивилась. По пути она осознала, что не уверена, кто и где работает, кроме Грэя и Лены. Заинтригованная девушка постучалась и вошла. В кабинете её встретили два человека: конечно же сам Грэй и...Влад.
  − Можно? - она смотрела в основном на Влада.
  Кабинет был какой-то безликий: стол, кресло, диван, журнальный столик составляли всю обстановку. Начальство расположилось в кресле и на диване. Влад кивнул. Аня неуверенно вошла, закрыла дверь и осталась стоять у порога. Как это было и раньше, в присутствии Влада она чувствовала какую-то скованность и даже страх.
  − Принимай сотрудника в отдел, − Грэй обратился к другу, вставая с дивана. - Для начала поможешь ей найти человека, после она в твоём полном распоряжении. - Грэй ушёл, кивнув ей на прощание.
  Аня продолжала молча стоять у входа в ожидании.
  − Сядь, − услышала она.
  Девушка прошла и села на край дивана, как первоклашка, с идеально ровной спиной и руками на коленях. Влад изучающе осматривал её. Непосредственным наблюдением во время эксперимента он не занимался, лишь читал отчёты и регулировал ход дела. Да и видел её только случайно в коридоре, но не обращал внимания. А вчера вечером узнал, что она будет у него работать. Нельзя сказать, что по этому поводу Влад испытал большой восторг, однако никак не высказал своего отношения. Он предпочитал проверять людей в деле.
  − Читай инструкцию, − Влад пододвинул к ней несколько печатных листов бумаги.
  Аня внимательно всё прочла. Если коротко, то вся работа сводилась к трём глаголам: 'молчи, слушай, делай'.
  'Куда я попала...' − она сглотнула и отложила бумаги.
  − Вопросы? - уточнил Влад, заметив, что сотрудница закончила читать.
  − Нет.
  − Великолепно. Ты схватываешь на лету. Теперь рассказывай, кого надо найти.
  'Говорить лаконично, по делу, в пределах заданного вопроса'. - В памяти всплыл на удивление быстро запомнившийся инструктаж.
  − Антона Алексина. Он пропал в конце февраля. Вы ведь следили, знаете...
  − Лично я ни за кем не слежу, − перебил её Влад.
  − Двадцать пятого вечером мы видели его в последний раз. - Выдавила Аня, внутренне сжимаясь от звука его голоса.
  − Кто он? - уточнил Влад.
  − Был в банде местных, теперь просто мой друг.
  − В банде? - переспросил Влад, припоминая, - Алексин...Алексин. Понял, о ком ты. Интересные у тебя друзья. У тебя мобильный телефон есть?
  − Есть, но не здесь.
  − Иди за телефоном. Вернёшься, сразу ко мне. Найдём твоего Алексина, если живой ещё.
  Аня встала и торопливо вышла из кабинета. Оказавшись за дверью, она, наконец смогла перевести дыхание.
  *
  В это время Грэй, с интересом смотревший запись с камеры видеонаблюдения в кабинете друга, набрал его номер телефона.
  − Как у тебя это получается? - спросил он.
  − К Нику иди, он тебе пояснит с точки зрения психологии, почему Легенда чихать на тебя хотела, − усмехнулся Влад.
  − Она от сыворотки за полчаса отошла, и это двухчасовая доза! - Продолжал удивляться Грэй.
  − Ты лучше меня знаешь, что эффект непредсказуем. Наркота она и есть наркота. Кстати, как дела с сестричками? - полюбопытствовал Влад.
  − Первую партию модифицированных таблеток отправил вчера. Ждём, пока товар разойдётся по рынку. Недельки две не меньше до первых результатов.
  − Зачем ты с ними вообще связался?
  − Нам нужны люди, а сёстры готовы за 'спасибо' поставлять клиентов. Всё честно и добровольно.
  *
  Аня спустилась домой, взяла Настин халат, положила его в пакет, надела кофту и плащ, а также сапоги, и вышла из квартиры. Датчик против незваных гостей привычно пискнул под ковриком у входа. Проходя мимо соседней двери, она вспомнила о Василисе. "Надо будет позвонить ей", - решила девушка, открывая подъезд.
  Там стоял автомобиль, водитель рядом что-то искал в багажнике. Услышав звук открывшейся двери, он обернулся и с интересом начал разглядывать девушку. Она несколько смутилась. Закрыв дверь подъезда, Аня спустилась по ступеням и решительно посмотрела на мужчину.
  - Что-то не так?
  - Непривычно видеть тебя так близко, - ответил он.
  - В смысле? - Анька остановилась в метре от него.
  - Позвольте представиться, Валентин, - он протянул руку.
  - Аня, - рефлекторно произнесла она, сделав ответный жест.
  Валентин с изящным поклоном поцеловал кисть.
  - Все эти месяцы я не отходил от тебя не на шаг, хоть ты и не знала о моём существовании, потому и говорю, что не привык видеть тебя так близко.
  Аня не нашлась, что ответить.
  - Тебя куда-нибудь подвезти?
  Она кивнула. Валентин открыл перед ней дверь переднего сиденья. Анька, всё ещё находясь в ступоре, села и пристегнулась. Он занял место водителя.
  - Адрес?
  Она назвала адрес квартиры Антона, где в последний раз видела Тёму, чтобы взять ключ от гаража. Машина тронулась и выехала из двора.
  - А поджог на лесопилке тоже ты устроил? - в голове пока всё не уложилось, потому она задала первый попавшийся вопрос.
  - Нет, я лишь наблюдал. Если бы ты не выбралась ещё хоть минуту, пришлось бы тебя вытаскивать. - Валентина предупредили о безмерном любопытстве девушки и попросили отвечать предельно честно, чем он и занимался, хотя не ожидал так скоро познакомиться с ней лично.
  - Ясно, - она замолкла.
  Пока всё пережитое было как страшный сон. Она старалась не думать и не вспоминать, давая себе время. Остаточное действие большой дозы сыворотки правды только помогало в этом, привычная обстановка ставшей такой родной квартиры успокаивала. Оказавшись снова в лаборатории, она почувствовала себя в своей тарелке. Раньше Анька и не представляла, как привязалась к этому месту.
  Машина вскоре затормозила возле знакомого подъезда.
  - Тебя подождать?
  Она рассеяно кивнула и выбралась из автомобиля. Сжимая в руке снотворное, девушка пошла к дому. Интуиция молчала, но она всё равно чувствовала себя неуютно. Здесь всё напоминало об Антоне, о том, что он пропал, что его может не быть в живых, что где-то под крылом ОДП брошены его сын и жена. Именно перед ребёнком она чувствовала себя наиболее виноватой. Поднявшись по ступеням, Анька позвонила в дверь. Никто не ответил. Она позвонила еще два раза, потом дёрнула ручку и убедилась, что дверь закрыта снаружи ключом, значит, и Тёмы тут нет. Аня вернулась в машину.
  - Можно телефон позвонить? - обратилась она к новому знакомому.
  - Конечно. Тебе корпоративный или обычный?
  - Обычный.
  Он открыл бардачок и достал мобильный телефон.
  Анька набрала свой номер.
  - Алло, - ответили на том конце.
  Она с удивлением узнала голос Даниила.
  - А ты где? - выдавила она.
  - Аня? - Даня был удивлен не меньше. - А ты где?
  - Я... короче, скажи где вас найти, я приеду. Мне надо мой телефон.
  - Погоди! Что случилось? Откуда ты звонишь? - перебил ее Даниил.
  - Неважно. Просто скажи адрес, - повторила она.
  - Мы в гараже.
  - Я скоро. Не уходите.
  Она закончила вызов и вернула телефон владельцу.
  - Куда теперь? - уточнил Валентин.
  - Спасибо, я пешком. - Отказалась она.
  - Ну смотри, - пожала плечами он.
  Аня выбралась из машины и пошла через дворы кратчайшим путем к гаражному комплексу. Пакет она всё ещё несла с собой. Настроение было на удивление хорошее, несмотря на то, что ей предстояла встреча со Взломщиком, ставшим причиной последних событий. День выдался ясным и по-весеннему тёплым. Дорога заняла почти полчаса, приходилось искать обходу луж тающего снега. Свернув в знакомый ряд, она бодро запрыгала по кочкам, чувствуя, что зимние сапоги уже лишние, и к такой погоде необходимо что-нибудь более непромокаемое. Дверь гаража была прикрыта. Анька осторожно потянула её на себя и переступила такой знакомый порог. На скрип двери обернулись все присутствующие, а именно Даниил и Артём. Первое, что бросилось в глаза, это несколько пустых бутылок,а также пара ещё не открытых. Второе, что заметила Аня, это помятый вид обоих парней: синяки, ссадины.
  - Что случилось? - Анька замерла на пороге.
  - Где тебя носило? - по тону она поняла, что Тёма пьян, и начал это еще вчера.
  - Тоха пропал, а вы вместо того, чтобы искать, тут...
  - Поминаем, - усмехнулся Даня, который выглядел не лучше.
  - Где мой телефон? - Аня собралась с мыслями, хотя это было непросто.
  В памяти то и дело всплывали сцены недавней ссоры с Даниилом и признания Артёма. После всего видеть их такими было очень странно. Даня полез в карман и достал её мобильный. Аня потянулась к нему, но парень резко отодвинул руку.
  - Не спеши! - заговорил он. - Так где ты была?
  - Сначала проспись, потом поговорим! - разозлилось она. - Отдай! - девушка попыталась достать до телефона, но Даня убрал руку за спину.
  - Отдай, иначе я заберу его сама!
  В этот момент Тёма встал со своего места и, обняв ее за талию, притянул к себе. Аня на несколько секунд замерла от неожиданности, этого времени ему вполне хватило, чтобы достать из её кармана снотворное.
  - Я рад, что ты жива, - прошептал он, отпустил её и сел на место, потянувшись к стакану с какой-то жидкостью, снотворное он убрал в свой карман.
  Даня всё прекрасно видел. Он, держа руку с телефоном в зоне её недосягаемости, усмехнулся:
  - Можешь начинать забирать сама.
  Аня тяжело вздохнула, чтобы успокоиться. Она не хотела разговаривать с ними в таком состоянии, но ей не оставили выбора. Тогда она сняла плащ и кофту, так как было жарко, взяла чистый одноразовый стакан, налила себе сока из ещё не пустой коробки и села на подлокотник своего любимого кресла, которое было занято Артёмом. Даниил сидел напротив на каком-то старом ящике. Она сделала несколько глотков на удивление холодного сока и посмотрела на него.
  - Ну что ж, будем поминать вместе, если это лучшее ваше предложение, - Анька подняла стакан и сделала жест в сторону Дани.
  - Ты не сказала, куда пропала вчера без куртки и обуви,- напомнил Артём.
  - Меня похитили. - Просто ответила она.
  - И кому же ты понадобилась? - в тоне Дани она услышала насмешку, но не стала обижаться на нетрезвого человека.
  - Я просто вернулась туда, где работала.
  - В лабораторию? - уточнил Тёма. - С чего бы это?
  - Уладили некоторые недоразумения и восстановили меня в компании. Можешь не волноваться, крыша над головой у меня есть.
  - А меня из универа попёрли и с общаги, - вмешался Даня. - За пропуски половины семестра без уважительной причины. Спасибо тебе, Анечка! За тебя! - он поднял стакан и выпил его залпом.
  Тёма повторил его жест, Аня тоже сделала несколько глотков.
  - Грэй, значит, его звали. Теперь буду знать, а то беседовали, но так и не познакомились. - Продолжил Даниил, вращая в пальцах телефон не хуже ножа. - Что же ты такая правильная сделала, чтобы найти Тоху?
  - У меня есть пара идей, но мне нужен мой телефон. Верни, пожалуйста. - Терпеливо попросила она.
  - Рассказывай, что за варианты. - Тёма обернулся к ней.
  - Не важно, вы всё равно не в состоянии.
  - Кто бы говорил! Чем ты занималась те месяцы, пока я сидел взаперти? Знаешь, чего этот Грэй хотел от меня? - Даня смотрел на неё, пытаясь сфокусировать взгляд.
  - Не знаю, - честно ответила Аня.
  - Он хотел, чтобы я перестал тебе помогать. И знаешь, что я ему ответил? - она снова покачала головой. - Я послал его, потом несколько недель голодал. А затем мне рассказали правду, всю правду. И Тёма это подтвердил, каждое слово. Только ты молчала, столько месяцев молчала. Говоришь, я ничего не знаю, так теперь знаю. Знаю всё, вот и поплатился, - он достал сигареты, но поймав взгляд Тёмы, отбросил их. - Легенда, ты легендарно умеешь подставлять.
  - Дань, отдай мне телефон. - Снова попросила она, тратя все силы на то, чтобы не вспылить.
  - И знаешь, что я сделал в первую очередь оказавшись на воле? Нет, я не пошёл есть или ещё куда. - Даниил не спешил уходить от темы. - Я пошёл откапывать тебя из гаража, хотел посмотреть тебе в глаза, понять, что ты чувствуешь, поступая так с людьми.
  - Да, прости Дань, за это. - Артём стаканом показал на лицо друга.
  - Забей, - Даниил выпил очередную порцию.
  - Ребят, отдайте мне телефон, пожалуйста. - Снова повторила она. - У меня нет времени.
  - Куда торопишься? - Тёма покосился на нее.
  - Искать Антона. Я уверена, он жив, и ему нужна помощь.
  Артём прыснул от смеха. Даня вопросительно уставился на него.
  - Ты также говорила тем летом, а потом мне эту мерзость вколола, - Тёмин смех был скорей нервный, чем весёлый.
  - Давай не сейчас, - пробормотала она. - Просто отдай мне телефон. - Анька продолжала смотреть на Даниила.
  - Ты уже передумала забирать сама? - ухмыльнулся Даниил.
  В этот момент телефон в руке Дани зазвонил, парень чудом не выронил его. Он что-то махнул Тёме и нажал кнопку для ответа на звонок. Смысл взмаха Анька поняла как только попыталась рвануться к своему мобильному. Артём опять же предельно аккуратно, но крепко её приобнял и закрыл рот ладонью. Аня непроизвольно стала обращать внимание на все его действия.
  - Слушаю вас, - сказал Даниил в трубку. - Аню Белову? Вы знаете, она занята очень, не сможет сейчас подойти, - веселился Даня под возмущенное мычание девушки. - А кто её спрашивает? С работы? Может, ей передать что-нибудь? Хорошо, конечно. Всего доброго. - Он завершил вызов, ребята рассмеялись уже во весь голос.
  - Ненормальные! - Было первое слово, которое она произнесла, получив возможность говорить.
  Аня злобно вырвалась из захвата Темы. Даня налил себе новый стакан.
  - Всё, на работе тебя не ждут! - оповестил он, убирая её телефон в карман.
  - Ну и отлично! - Она с размаху скатилась в своё кресло, заставив потесниться всё ещё смеющегося Артёма.
  Он был вынужден сползти на пол и устроиться там, опираясь спиной на левый подлокотник. Завязалась какая-то мало интересная беседа заплетающихся языков. Анька задумалась, как вернуть телефон. Не силой же отбирать, в самом деле? Снотворное у неё изъяли, а ничего другого она не прихватила.
  - Кстати, Тём, а где мои вещи? - Она обратилась к Артёму.
  - У Тохи дома. - Отозвался он и продолжил что-то рассказывать Даниилу.
  Девушка их не слушала. У нее в голове зарождался план. Нет, она так и не придумала, как возвратить свой телефон, зато решила, как раздобыть новый. Аня допила оставшийся глоток сока, встала с кресла и начала собираться.
  - Мадам, вы нас покидаете? - послышался голос Даниила.
  - Вы оба отвратительны в таком состоянии! - бросила она.
  - Не удивила, - усмехнулся он. - Грэю привет передавай.
  - Тём, зайди к Насте, узнай, как там Ромка, - Аня предпочитала игнорировать пьяный бред бывшего друга.
  - Хорошо, Анют, - отозвался Артем. - Ты главное не пропадай так больше.
  - Я сообщу тебе свой новый номер телефона.
  - Надо же, какая обидчивая, - усмехнулся Даниил. - Да ладно уж, держи.
  Он достал её мобильный и подбросил в её сторону. Анька поймала его в воздухе.
  *
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 11.
  
  10.05.2013 Таня открыла замок своей квартиры и вошла в коридор. Сработал датчик движения и загорелся свет. Таня разулась, повесила плащ и прошла в ванную. Был первый тёплый майский день, после которого только и мечтаешь прийти домой и принять освежающий душ, в чём она себе не отказала. Из ванной она отправилась на кухню и потянулась к выключателю. Кто-то резко завернул ей руку и зажал рот. Танька дёрнулась, пытаясь освободиться, одновременно нанося удар ногой, но попала по столу кухонного гарнитура, завёрнутая рука отнялась от боли. Девушка тяжело вздохнула, не имея возможности вскрикнуть.
  − Ещё рывок, сломаю руку, − шепотом предупредили её. - Я тебя отпущу, ты не будешь кричать, и мы спокойно поговорим. Согласна?
  Глаза слезились от нестерпимой боли, Таня кивнула. Её отпустили. Она быстро вытерла слёзы и всё же включила свет, смотря прямо перед собой. Антона она узнала с первого взгляда, несмотря на щетину и общий нездоровый вид.
  − Ну здравствуй, Тень, пешка Грэя, − проговорил Антон, вращая нож по привычке, и сел за стол.
  − А ты бы предпочёл, чтобы я была в могиле? Или как ты, в бегах? - Она расположилась напротив, внимательно рассматривая его. - Твой старый нож. Сколько крови ты пролил? Совесть не мучает?
  − А тебя?
  − Зачем явился? - Тень следила за каждым его движением.
  − Я хочу остановить резню.
  − Старая банда режет новую. Причём здесь я?
  − Тень, за ними стоят твои сёстры. Останови их. Если этого не сделаешь ты, то начну рубить я. В этот раз, с головы.
  − Ошибаешься, Антон. - Она слегка улыбнулась. - Голова гораздо выше нас.
  Из коридора донёсся звонок мобильного телефона.
  − Ответь, только правильно, если не хочешь стать первой головой.
  Таня вышла, взяла мобильный и вернулась на кухню.
  − Да, Викусь? Конечно. Я позвоню тебе через десять минут, как из душа выйду. Хорошо, хорошо. - Она отложила телефон. - Я остаюсь жить? - уточнила Таня у гостя.
  − Пока, да, − он снова начал вращать нож, − остальное зависит от того, до чего мы с тобой договоримся.
  − Почему ты пришёл ко мне, а не к Ирке? Вы с ней вечно всё делили. Сам знаешь, он проворачивает наши дела.
  − Если бы я пошёл к ней, она бы не пережил эту ночь. А я не хочу больше крови.
  Только в этот момент Таня поняла, что так сильно изменилось в Антоне. Он был каким-то неживым. В его взгляде не было привычного холода или ожидаемой ненависти, вообще ничего не было. Пальцы автоматически пробегали по ручке ножа. Голос был тихим, как не очень качественная аудиозапись. И это всё было гораздо страшнее, чем она знала раньше.
  − Тебе нужна помощь.
  − Останови это. Даю неделю. Мне неважно, как ты это сделаешь, но если ещё хоть один человек из старой банды пострадает, я не перестану резать глотки до тех пор, пока не останется не единой твари из вашей дружной семейки, кроме тебя. Решай, Тень, хочешь ли ты похоронить сестёр. - Он встал и направился к выходу.
  − Антон, ты сможешь отмыть руки от крови, но не душу, − Тень провожала его взглядом.
  − У меня нет души, − послышался ответ и хлопок входной двери.
  Он вышел от Тени и, торопливо спустившись по лестнице, оказался на улице. Вечер был прохладным, и эта прохлада приятно обвевала лицо. Антон убрал нож в карман, чтобы не привлекать лишнего внимания, натянул капюшон куртки, в которой ходил последние месяцы, и, держась неосвещённых улиц, двинулся подальше от этого района. В памяти то и дело всплывал образ Риты, рыдающей на похоронах её брата. Эта трагедия произошла почти две недели назад.
  Игорь, до сих пор работавший где-то на вахте, приехал в город навестить сестру и друзей, но встретила его одиннадцатая группа, в полном составе работавшая на сестёр. Не знавший, что идёт война, он оказался в ловушке; естественно, принять сторону сестёр один из самых преданных представителей старой банды категорически отказался, за что и поплатился жизнью. Известие о его смерти дошло до друзей почти случайно, в виде новости в Интернете о найденном неопознанном теле. Принёс печальное сообщение Домовёнок, показав Антону страницу с новостью на телефоне. Рита потребовала отпустить её на опознание, спорить не стали. Антон отправился с ней. Худшие опасения подтвердились, и, в отличие от следственных органов, списавших гибель на случайность, ребята не сомневались в том, кто на самом деле виновен. Две недели бывшая третья группа во главе с Антоном исследовала свой старый район в поисках виноватых, и в итоге нашли их, убавив количестве противников на двенадцать человек. Рита несколько дней не переставая рыдала. Друзья уже начали волноваться за её здоровье, но после всех разбирательств прошли похороны, и со следующего дня больше никто не видел её слёз.
  После этого случая Антон в который раз убедился в бессмысленности всей этой резни, у которой был лишь один исход - не останется никого. Он решил пойти другим путём, и в первую очередь надавить на сестёр. Первая мысль - пойти к Вике, которую он когда-то знал лучше других. Но он быстро отбросил этот вариант, понимая, что модель в отставке всё равно ни на что не сможет повлиять. Во-вторых, можно отправиться прямо к Ирке, которая непосредственно стояла за всем происходящим, но при воспоминании о младшей сестре и днях в подвале Антон не сомневался, что в этот раз не упустит возможности лично перерезать ей горло. Осталась только Тень, чудом живая, старшая из сестёр, а, следовательно, самая разумная. Но вести переговоры, как это сделал Артём в своё время, Антон не планировал. С теми, кто беззастенчиво воспользовался состоянием банды и стравил их друг с другом, говорить было не о чем. Гораздо убедительнее звучали угрозы, но не самой Тени, она не из пугливых, а тем, кто ей действительно дорог. Если это не поможет, он был готов сделать ещё шаг и для убедительности уменьшить количество сестёр на одну, не секунды не сомневаясь в том, какая из них станет первой жертвой. Был готов, и в то же время всей душой верил, что на это не придётся пойти.
  Его не переставало терзать чувство вины перед Настей и сыном. Он снова оставил их, почти добровольно, но он не мог поступить иначе. Успокаивала только уверенность в том, что Насте ничего не угрожает, и чтобы в дальнейшем обеспечить её и свою безопасность, ему пришлось так поступить. Но если теперь всё не закончится, если сёстры не отступят. Они до сих пор не теряли никого, кроме пушечного мяса, а он терял друзей, рисковал своей жизнью.
  'Тень жива, Грэй жив. Она сказала, что голова выше. Может быть, и он...но до такой головы мне не дотянуться, − приходили невесёлые мысли. - Тень, ты же разумный человек, ты не станешь рисковать сестричками, зачем тебе это? Ты должна понимать, что это бессмысленно. Не подведи, Таня'.
  Моросил мелкий дождь. Антон шагал мимо озера по парку, где нередко гулял с женой и сыном, но теперь предпочитал держаться боковых аллей. Навстречу попадались редкие прохожие, кутающиеся в воротники от прохладного ветра. Он по привычке всматривался в каждое лицо, но ни одного знакомого не встретил. После парка Антон нырнул в переулки старого города. Здесь пролегала самая короткая дорога до его временного места жительства. Деревянные дома - самое большое в два этажа - сплошной стеной выстроились в ряды, между ними линии заборов, отгораживающих дворики от посторонних. Он невольно вспомнил деревню, тихую жизнь, ощущение безопасности, которого теперь так не хватало. Если бы не пожар, он бы ни за что не вернулся в город.
  Поскользнувшись на одном из камней булыжной мостовой, он выругался, с трудом удержав равновесие. На него не без интереса посмотрела проходящая мимо девушка, но поймав его взгляд, ускорила шаг, опасливо косясь через плечо.
  'Сёстры не глупы, − продолжал размышлять Антон, забыв о девушке и внимательно смотря, куда наступает, − они не будут сидеть и ждать моего визита. Если над ними Грэй, то и слежка опасна. И снайперов знакомых нет. - Он сжал в руке нож, почувствовав ладонью его успокаивающую прохладу. - Ладно. Будем решать проблемы по мере их поступления'.
  В кармане завибрировал телефон, Антон достал его и прочитал сообщение от Домовёнка: 'Ты где?' Кроме того, обнаружился пропущенный вызов от Риты. Ей он перезвонил.
  − Тох, где тебя носит? - она явно была рада, что он нашёлся.
  − Скоро буду, всё расскажу.
  * * *
  11.05.2013 − Влад, нам надо поговорить! Срочно! - в кабинет ворвалась Вика.
  − Иди, я вызову, когда понадобишься, − бросил Влад Ане.
  Девушка молча покинула кабинет, не удостоив посетительницу взглядом. Влад устало кивнул на стул и откинулся на спинку своего кресла.
  − Я весь во внимании.
  − Это перешло всякие границы! Он угрожал нам, точнее Таньке! Просто встретил её у неё дома! Вы должны вмешаться! Он не остановится, Тень видела его! Он ненормальный!
  − Стоп! - оборвал её Влад. - Кто он? - его голос как-то сразу заставил её успокоиться, хотя мгновение назад Вика была на грани истерики.
  − Антон, − она судорожно вздохнула.
  − Конкретнее.
  − Алексин Антон. Он режет наших людей и бывших из банды, которые теперь на нас работают. Грэй обещал защиту, она нужна нам! Сделайте что-нибудь!
  − Так, теперь сначала и по порядку. Всё с самого начала.
  Влад незаметно включил диктофон, чтобы не упустить не единой детали разговора. Когда Вика закончила пересказ, он не изменился в лице, лишь удовлетворённо кивнул.
  − Вы поставили местных в условия выживания и ждали, что они отступят?
  − Нет, но...
  − А теперь просите защиту у того, кто уже один раз вытащил вас из капкана банды. Как же вы предсказуемы, женщины!
  − Ты не имеешь права так со мной говорить!
  − А ты не имела права вламываться в мой кабинет, как к себе домой.
  − Я только... − она замолкла.
  В какой-то момент от взгляда Влада ей стало страшно, что она больше никогда не покинет стен лаборатории. Однако Влад, быстро что-то обдумав, сказал:
  − Обещаю посмотреть, что можно сделать для вашей защиты.
  Вика наконец смогла выдохнуть.
  Когда она ушла, Влад взял телефон.
  − Ань, зайди, сейчас.
  Не прошло полминуты, как она стояла на пороге его кабинета.
  − Думаю, мы нашли Антона Алексина. Он жив. Сейчас идёшь со мной к Грэю, там всё услышишь при условии молчания, пока не спросят.
  Девушка, собиравшаяся что-то сказать, закрыла рот и кивнула. Она училась даже быстрее, чем он ожидал, но всё ещё не вызывала доверия. Влад взял телефон с аудиозаписью разговора с Викой и направился в 42 кабинет. Аня шагала за ним по пятам. Пропуская девушку вперёд, он одним взглядом показал влево. Анька отошла к стене и замерла там, внимательно слушая и наблюдая.
  − Старая банда портит сёстрам жизнь ещё с зимы. Сегодня у меня была Вика.
  Грэй перевёл взгляд с Ани на друга. Влад положил на стол телефон и включил аудиозапись. Слушали в гробовой тишине. Аня стояла, прижавшись к стене и сцепив руки в замок за спиной. Она не верила своим ушам. Нет, не сделанное Антоном поразило её до глубины души, не то, что тут замешаны сёстры, а то, ради чего он оставил семью.
  − Ну, вот мы и нашли твоего друга, − оторвал её от размышлений голос Грэя, когда запись закончилась. - Поставь людей в охрану сёстрам, всем троим. Где бы он не мелькнул, Алексина обезвредят, − эти слова уже были адресованы Владу.
  − Нет! - подала голос Анька, о предупреждении, да и обо всём остальном она сейчас не думала, в голове зарождался план действий. - Я сама с ним встречусь.
  − Как ты его найдёшь? - заинтересовался Влад.
  − Он придёт к Ирке. Я остановлю его и старую банду, если сёстры оставят их в покое. Вы ведь можете убедить сестёр?
  − Ты веришь, что достучишься до разума психически нездорового человека? - Грэй смерил её недоверчивым взглядом.
  − Он мой единственный друг! Ты обещал помочь. Просто останови сестёр, остальное я беру на себя! - Анька смотрела в упор на Грэя.
  Парни переглянулись. Влад выразительно закатил глаза и отвернулся, оставив право принять решение другу.
  − Твой друг мог измениться больше, чем ты можешь себе представить.
  − Просто, спровоцируйте старую банду, чтобы он пришёл. Я справлюсь. - Аня с надеждой посмотрела на Влада.
  Тот едва заметно кивнул, но большего ей было и не надо. Грэй протянул девушке визитку Ирки с её телефоном, Аня пулей вылетела из кабинета.
  − Не отправляй охрану, только провокация. Пусть сама займётся этим делом, − сказал Грэй после небольшой паузы.
  − На его счету три десятка трупов, и ты веришь, что она остановит Алексина? - на лице Влада читалась ирония.
  − На самом деле, нет, но на попытку посмотреть интересно. - Задумчиво отозвался Грэй. - Пригласи вечером ко мне сестёр. Думаю, я смогу им объяснить, что следует, а чего не следует делать.
  − Понял, − кивнул Влад, оставив своё мнение при себе.
  * * *
  'Он жив', − Аня спускалась к себе в квартиру.
  Она сначала хотела позвонить Артёму, но помня его состояние две недели назад, не смогла заставить себя набрать его номер. О Данииле девушка вообще старалась не думать. Антон был не настолько глуп, чтобы заявиться к Ирке ровно в тот день, когда его там ждали. Для безопасности сестёр оставили под охраной в стенах лаборатории. Анька же поочерёдно обходила их квартиры. На десятый день стало ясно, что просто так он не появится. Тогда она сама пришла к Владу с новым предложением. 20.05.2013
  − Кого предлагаешь изолировать? - уточнил непосредственный начальник, выслушав её идею.
  − Риту. Я уверена, она с ними. Этот ребёнок далеко пойдёт.
  − Ребёнок?
  − Именно.
  * * *
  20.05.2013 О пропаже Риты Антон узнал от Домовёнка, который зашёл к нему в комнату и начал что-то торопливо пояснять жестами. Тоха хмуро следил за ним. Когда Домовёнок закончил, Антон подхватил куртку, вставая и убирая нож в карман.
  − Ты куда? - жестами спросил Домовёнок.
  − К сёстрам, − ответил Антон. - Они поплатятся за всё.
  − Ты что слепой? - Домовёнок преградил выход из комнаты. - Это провокация. Ты угрожал, им ты нужен.
  Антон прекрасно понимал, что друг прав.
  − И что ты предлагаешь?
  − Подожди. Дай время. Когда они не будут нас ждать, мы придём.
  − А Рита?
  − Она лишь ребёнок. Просто ребёнок, которого пытаются использовать, чтобы добраться до тебя.
  − Ты прав. - Вслух признал Антон, возвращаясь на свой диван.
  − Ты не один пойдёшь, все мы, все, кто остались. Два дня.
  Антон кивнул в знак согласия. Домовёнок вышел.
  * * *
  Антон не появился не в тот вечер, не в следующий. Сёстры разумно опасаясь за свою жизнь, поначалу спорили с предложением Грэя об укрытии в лаборатории, теперь же сами отказались возвращаться по домам. Риту пришлось держать в спящем состоянии, чтобы и после всего она не смогла никому сказать ничего лишнего. Анька ломала голову над тем, как заставить Антона выйти из тени, но ничего придумать не могла. На третий вечер она совершала обход квартир сестёр. У двери Ирки Аня внимательно осмотрелась, но никаких следов чужого присутствия не обнаружила. Привычный скрежет замка, осмотр комнат. Пустота. Здесь никого не было. Он не приходил, он догадывается, насколько опасно явиться сюда после угроз. Он задумал что-то иное.
  'Где же ты, Тоха?' − Аня грустно захлопнула дверь и стала спускаться по лестнице.
  Стоило сделать первые два шага, как лестница поплыла под ногами и словно покачнулась. Девушка удивлённо остановилась. 'Если качается лестница дома, то завалит всех. Если же это всё у меня в голове, печально', − Аня немного постояла на месте, затем продолжила спуск. Последняя травма не давала забыть о себе.
  24.05.2013 Антон не появлялся, но он явно был жив, просто успешно скрывался. Оставалось два варианта, которые она предложила Владу на следующий день. От ловли 'на живца' он отказался сразу же:
  − Всего, что я знаю об Алексине достаточно, чтобы не сомневаться в его успехе, и твоё присутствие его не остановит.
  − Тогда отпускаем Риту. - Предложила Аня.
  − Ты веришь, что ребёнок сломя голову побежит к нему?
  − Это не просто ребёнок, она начала жизнь в окружении местных.
  − Тем более, она не так глупа, чтобы привести к своим хвост.
  Аня была вынуждена признать, что он прав. Спускаясь к себе, она не переставала думать, кто ещё может помочь. У двери девушка проверила датчик, гостей не было. Она зашла домой, скинула обувь, включила ноутбук, предварительно стерев с него пыль, и вышла в чат. Технарь был в сети. Анька собралась с мыслями и напечатала.
  ЛН: 'Антон жив. Домовёнок из тройки приведёт к нему.'
  Технарь: 'Пробовал, глухо.'
  ЛН: 'Передай, что больше никто из старой банды не пострадает. И от меня добавь: я знаю, где Рита, с ней всё в порядке, пусть Тоха выйдет со мной на связь.
  * * *
  3.06.2013 Рома шёл почти ровно, шёл к цели. Целью был стул, маленький, пластмассовый, лёгкий настолько, что даже он смог поднять его. В свой год и месяц он не знал физику, не задумывался о равновесии, только потянул стул за левую ножку. Стул перевернулся и упал. Ромка удивлённо сел. Забыв о стуле, он медленно встал и потянулся к тумбе, где лежал телефон. Кнопку 'разблокировать' он уже знал.
  − Папа, − пробормотал Рома, увидев изображение на экране.
  Телефон упал на ковёр рядом со стулом. Ромка начала карабкаться на тумбу, но ухватиться было не за что, и он грустно осел на ковёр. Но сидел недолго. Снова оказавшись на ногах, он начал крутить ручку на дверце тумбы. Ему почти удалось выкрутить её, лишь нитки, которые мешали открыть дверцу, не дали ручке упасть на пол. Если раньше малыш отличался спокойным и тихим нравом, то теперь в новой обстановке среди друзей и других людей в нём проснулась активная любознательность. Он быстро начал ходить и стремился дойти до всего, что привлекало его внимание, потрогать, изучить.
  Настя заставила себя смириться с тем, что Антона нет с ней рядом, и всё время отдавала сыну, который стал требовать повышенного внимания. И сейчас она сидела на кровати, не сводя глаз с ребёнка, чтобы в случае чего предотвратить беду. Был летний вечер. За окном смеркалось. Настя понимала, что ребёнка надо уложить спать, но понимала это где-то глубоко внутри. Она не сводила с него глаз. Просто видеть сына было для неё самым большим счастьем в эту минуту, наблюдать, как он взрослеет и развивается. Потому, когда постучали в дверь, она не сразу поняла, что надо делать. Ромка ползком двинулся ко входу, забыв о тумбе и нитках.
  − Войдите, − наконец, произнесла она.
  − Настя, − Руслан, один из воспитателей детдома и охранник по совместительству, заглянул к ней, − там вас, в смысле тебя...к тебе... − он сбился, не зная, как бы корректно сформулировать мысль. - Короче, спустись в беседку во двор. Там к тебе...
  Он не договорил и вышел, оставив дверь приоткрытой. Ромка толкнул дверь и пошёл следом. Настёнок, отлично помня, что лестница - не место для младенцев, бросилась за ним и подхватила сына на руки уже у поворота коридора. Рома недовольно замычал, но тут же на глаза попались мамины волосы, собранные в пучок. Ромка, развернувшись, потянулся к ним.
  − И кого принесло на ночь глядя? - Настя спускалась по лестнице, негромко разговаривая с сыном. - Да, Ром? Шатаются без дела, а мы спасть собирались уже. Правда?
  Она вышли через парадные двери во двор, кивнув Славе в будке охраны. Настя направилась к беседке, которая представляла собой деревянный навес и скамейки по кругу под ним, в роли стен была живая изгородь, внутрь вели две арки, там горел свет. Настя зашла в беседку, но никого не застала. Она повернулась спиной, чтобы выйти и уточнить у охраны, кто и где её ждал, когда Ромка, забыв о маминых волосах проговорил:
  − Папа!
  Настя устало вздохнула.
  − Папа-папа. Где ж наш папа? Он, наверное...
  За спиной скрипнула половица. Настя обернулась и села на край ближайшей скамьи, чувствуя, что ноги не держат её, отказываясь верить своим глазам. 'Дежавю', − подумала она, уставившись на человека, стоявшего у второй арки. Рома завертелся на руках мамы, высвободился и по скамье пополз к человеку.
  − Я бы хотел сказать, что меня заставили оставить тебя, но это ложь. Это был мой выбор, − услышала она голос Антона, звучавший словно во сне.
  Рома уже подполз к нему и протянул ручки. Антон взял сына к себе.
  − Я не хочу знать ни где ты был, ни что ты делал. - В её тоне мелькнула горечь разлуки, − вопрос только в том, надолго ли ты к нам?
  − Надеюсь, что да. Если конечно, ты согласна переехать отсюда домой. - Он говорил тихо, очень тихо.
  − Ты изменился, − проницательно заметила Настя, пытаясь понять, что именно в муже её так настораживает.
  Антон впервые за диалог отвёл взгляд, точнее глаза по-прежнему были устремлены на Настю, но смотрел он словно в себя.
  − Мы все со временем меняемся. - На его лице мелькнула ностальгическая улыбка, которую Настя очень хорошо знала, в этот момент она поняла, как сильно ей не хватало Антона все эти месяцы.
  Рома старательно разжимал пальцы папиного кулака, ему было интересно, что внутри. Когда пальцы закончились, а внутри ничего не обнаружилось, Рома стал собирать кулак обратно. Они сидели в тишине. Небо уже совсем потемнело, но в беседке света было достаточно. Настя неотрывно следила за сыном. Антон ждал, погрузившись в собственные мысли.
  − Надо уложить Ромку спать. Уже поздно, − Настя первая решилась прервать молчание.
  − Ты вернёшься домой? - Антон сделал шаг ей навстречу, на прощание обнимая сына.
  Она молча взяла ребёнка на руки, только потом ответила:
  − Мне нужно время всё обдумать.
  − Я буду ждать, сколько понадобиться, − он осторожно погладил по голове засыпающего на плече жены сына.
  − Антон, − она уже дошла до выхода из беседки, но остановилась под аркой.
  − Да? - по его лицу скользнуло удивление от такого обращения, он уже не помнил, когда она в последний раз называла его полным именем.
  - Попроси Тёму зайти ко мне. Я хочу его видеть.
  Если просьба и удивила Антона, то виду он не подал, лишь кивнул в знак того, что принял к сведению.
  Уложив Рому в кроватку, Настя ещё долго лежала без сна. Утром встреча прошедшего вечера казалась сном ровно до тех пор, пока не пришло смс: 'Мой новый номер, жду звонка'. От кого пришло сообщение, она не сомневалась.
  * * *
  4.06.2013− Ну что, был у неё? - этим же утром друзья сидели в 'Звезде'.
  Антон кивнул, делая несколько глотков пива:
  − Как сын? - продолжил задавать вопросы Артём.
  − Узнал. На вид счастлив. Может, там им и неплохо жилось.
  − Ты хочешь оставить Ромку в детдоме? - Тёма чуть не поперхнулся.
  − Я нет, но последнее слово за ней. Кстати, она тебя видеть хотела, − он говорил неестественно равнодушно.
  − Зачем? - ещё больше удивился Артём.
  − Тебе лучше знать, − его лицо не выражало ничего.
  Артём встретился с ним взглядом и сразу же понял, на что тот намекает. Он не успел ничего сказать, когда зазвонил телефон. Тёма бросил на друга внимательный взгляд и ответил:
  − Да, Анют? Да, хорошо. Когда будешь? Отлично. Увидимся.
  Антон сделал ещё несколько глотков, ожидая, пока друг уберёт телефон в карман, и воззрился на него:
  − Анют? Это...
  − Легенда. Тут...короче, поменялось многое, пока тебя не было, − Тёма выглядел то ли смущённым, то ли счастливым.
  − Надеюсь, без жертв? - уточнил Тоха.
  − Если не считать того, что она пыталась покончить жизнь самоубийством, прыгнув с моста, то без.
  − Как вижу, ты тут не скучал, − усмехнулся Антон.
  Подозрительность в его взгляде куда-то пропала. Он откинулся на спинку стула и задумчиво вращал нож пальцами двух рук. Описывая восьмёрки, ручка переходила слева направо и опять налево. Он даже не следил взглядом за тем, что делал.
  − Кстати, сколько осталось из старых местных? - после паузы спросил Артём.
  − Восемь, включая тебя, меня и Риту. Примерно столько же разъехались тогда и теперь.
  − Кто в городе?
  − Третья - Домовёнок, Сыч, Колян, из пятой Олег и музыкант из седьмой.
  − Не густо, − присвистнул Артём.
  * * *
  4.06.2013 Налив в бутылочку молоко, Настя передала её сыну. Ромка, удобно устроившись на её коленях, одной рукой пил, другой в это время играл крышечкой. Настёнок задумчиво уставилась в окно, не забывая поддерживать бутылочку. Отбросив крышку, Ромка взял бутылочку двумя руками. Количество молока быстро уменьшалось. Пока он ел, она думала об Антоне, о доме, о выборе, который ей предстояло сделать. Много лет назад она, не задумываясь ни о чём, ведомая только преданностью Антону, бросила ОДП, брата, всё, и отправилась с ним. Тогда она была ещё совсем глупым подростком, с тех пор прошло много лет. Теперь она с ребёнком на руках, все её действия должны учитывать, в первую очередь, интересы сына, а уже потом собственные.
  Выбрать было нелегко. Здесь в ОДП она была уверена в завтрашнем дне, она знала, что всегда помогут и ей и ребёнку, не оставят одну, защитят и позаботятся. Она могла засыпать спокойно вечером и просыпаться утром, зная, что внизу в столовой её ждёт завтрак, приготовленный заботливой Светой, что в случае, если ребёнок заболеет, всегда выручит Катя, или Руслан отвезёт в поликлинику. Здесь были и другие дети, которые радовались любой возможности поиграть с Ромой. А Ромка с ними чувствовал себя комфортно, не боялся никого, очень быстро развивался, наблюдая за ними, с живым интересом участвовал во всём, что происходило в ОДП. В этом году в лагерь поехали только победители ежегодных соревнований, потому даже летом детей было немало. Скучать Роме не приходилось, как и Насте. Не придумав, чем отблагодарить общество за поддержку, Настя взяла на себя часть воспитательной работы, проводя много времени с сыном и его друзьями. Дети, завидев её на пороге игровой, тут же собирались рядом. Её любили, и она искренне привязалась к ребятам.
  На другой чаше весов был Антон. Что ждать от него, он уже не знала. Его пропажа в момент её беременности была вынужденной, Настя продолжала обвинять во всём Легенду и остатки банды, подробностей она не знала, да и не хотела знать. Но теперь всё было иначе, другим стал и сам Антон. Когда он пришёл, он не извинялся, не раскаивался, лишь как факт преподнёс своё возвращение и позвал её с собой. А вот куда? Вернуться в квартиру, где она жила после пожара в деревне? Вернуться к нему, и каждый день ждать, что он снова пропадёт на неопределённый срок? А если рядом не окажется того, кто сможет помочь? В этот раз одна Настя сидела лишь день, на вторые сутки пришёл Артём и отвёл её в ОДП. Но и его может не быть рядом. Опасность, не какая-то теоретическая, а вполне реальная опасность - только она могла заставить Антона уйти на время и через Тёму спрятать жену. Настя не сомневалась, что её в ОДП именно прятали, от кого она не знала, но этот кто-то явно не был к ней настроен доброжелательно.
  Чем больше она думала об Антоне, тем больше понимала, что не может ему доверять так, как раньше. Он просто ушёл, бросил её одну! Он бросил её с сыном на руках, не сказав ни слова! А теперь снова вернулся. Но что ему мешает поступить так снова? Этот страх зародился в душе и теперь не отпускал. Она боялась, что звание 'жена Антона' влечёт не самую простую судьбу, с учётом его прошлого. В памяти невольно всплывали слова Андрея, что Антон не похож на порядочного семьянина. Настя отказывалась в это верить до вчерашнего вечера, до того момента, как Антон сам признался, что сделал выбор, и выбрал не семью. 'Если бы он хотел, он бы придумал, что делать, а не оставил бы меня одну! − думала она. - Значит, не хотел. Не настолько я ему нужна'.
  Когда молоко оставалось лишь на дне, Ромка гордо поднял бутылку над собой.
  − Доедай, − сказала ему Настя.
  Сын послушно продолжил трапезу, но на скрип двери отбросил бутылочку, которую Настя уже не держала, и с интересом перевернулся, чтобы увидеть, кто пожаловал. Настёнок развернулась одновременно с ребёнком. На порог ступил Артём, осторожно прикрывая за собой дверь.
  − Привет, Настён, − он кивнул ей и улыбнулся, увидев ребёнка.
  − Привет, − Настя поставила сына на пол.
  Рома зашагал к Тёме. Тот взял его на руки.
  − Тём, мне нужна твоя помощь, − собравшись с духом, заговорила Настя.
  − Чем могу? - уточнил он.
  − Я с сыном хочу вернуться в деревню и жить там, во всяком случае, до тех пор, пока ему не понадобится идти в школу. - Выпалила Настя, мысли наконец обрели форму.
  − Но там ведь негде жить...
  − Дом можно отстроить заново или восстановить. Мне бабушка говорила, что мой прадед буквально своими руками там всё возвёл. Я не могу оставаться в этом городе за стенами ОДП. Поэтому я и обратилась к тебе. Скажи Антону, что я выйду отсюда, только чтобы уехать в деревню.
  − Почему ты сама с ним не поговоришь? - после паузы полюбопытствовал Артём.
  − Он... − Настя осеклась. - Он изменился. И он пугает меня. Я не знаю, что с ним, но мне страшно даже пытаться спорить. - Она надеялась, что Тёма её сможет понять.
  − Почему именно в деревню? - после паузы уточнил он.
  − Я там в детстве бывала и знаю многих, и меня знают. Тут тоже, но не то. Там лучше.
  Артём, опустив Ромку на пол, сел на стул. Настя в кресло.
  − Честно признаюсь, что не ожидал такой просьбы, − вздохнул он, − но если это так важно, и Ромке там будет лучше, я поговорю с Тохой. Мы что-нибудь придумаем.
  − А пока я побуду тут, где меня точно не оставят одну.
  Когда Артём ушёл, Настя невольно вспомнила их первую встречу после её возвращения в Россию.
  * * *
  1.07.2012 Летним утром почти год назад Настя вышла покормить Грандика с тарелкой костей, но пёс, не обращая на неё внимания, повернулся к воротам и зарычал, тихо, предупредительно. Настёнок осторожно поставила блюдо возле будки и тоже оглянулась. Раздался стук. Гранд посмотрел на хозяйку, как бы спрашивая, прогнать посетителя или нет. Настя подозвала пса к себе и, взяв за ошейник, пошла открывать. Увидев гостя, она только и смогла выдавить:
  − Гранд, сидеть! - пёс послушно сел на проходе, не позволяя войти, но и не прогоняя.
  − Ну, как бы, привет, − проговорил Артём нерешительно.
  Настя продолжала вопросительно поедать его взглядом.
  − А Тоха...он дома? - Артём выглядел так, словно дошёл сюда пешком.
  Настя тяжело вдохнула и крикнула себе за спину:
  − Тош! Выйди, пожалуйста!
  Пёс гавкнул, не сводя взгляда с незнакомца. Настя чувствовала себя очень неуютно рядом с главарём печально известной ей банды местных. Успокаивало только наличие Грандика рядом, который при любой угрозе был готов защищать хозяйку. Антон не заставил себя ждать. Он появился на пороге дома, она краем глаза заметила, что у него в руке был нож. Но увидев гостя, Антон улыбнулся:
  − Какие люди к нам пожаловали! - Он вышел из ворот и пожал другу руку. - Ты уже выздоровел?
  Тёма отрицательно покачал головой.
  − Гранд, свои! - бросил Антон, пёс послушно отправился в будку.
  Антон пригласил друга в дом. Настя последовала за ними, мысленно повторяя: 'Он друг Антона. Забудь прошлое! Всё изменилось!' Парни остались в столовой, Настя ушла в комнату и взяла первую попавшуюся книгу, не переставая убеждать себя в том, что ей нет смысла бояться Артёма. Прочитав пару страниц, она заметила, что проснулся сын.
  − С добрым утром, малыш! - Настя склонилась над кроваткой, нежно погладив его по голове. - А к нам сегодня гости приехали, не званые, но какие есть. Папа наш рад, это главное, да малыш? Скоро кушать будем. - Она посмотрела на часы.
  Сын внимательно следил за мамой, слушал её голос. Покормив ребёнка, Настя взяла его на руки и подошла к окну.
  − Погода хорошая. Пойдёшь гулять? Конечна, даже поедешь. Надо воздухом дышать свежим. Вон собачка наша бегает, Грандик наш. Хочешь к Грандику? Сейчас пойдём. Сейчас мама что-нибудь перекусит, и пойдём.
  Её монолог прервал стук в дверь. Настя повернулась ко входу в комнату.
  −Да-да.
  Вошёл Тёма. Он всё ещё выглядел каким-то смущённым.
  − Где Антон? - хмуро спросила Настя, уложив сына в кроватку.
  − Вышел покурить, − честно сказал Артём.
  − А ты что не с ним?
  − Я не курю. - Он перевёл дыхание. - Об этом я и хотел поговорить. - Он оставался у порога, слова находились с трудом, но Тёма всё же выдавил. - Я болен. Легенда вколола мне какую-то дрянь. Теперь от запаха сигарет меня выворачивает. В городе жить стало невозможно. Это не заразно, но тут в деревне воздух свежее. Поэтому я приехал к вам, если ты конечно позволишь остаться на время.
  Настя смотрела на него с нескрываемым удивлением. Тёма опёрся спиной на косяк, слабость после долгой дороги не отпускала.
  − Я понимаю всё, что я тебе когда-то сделал, не очень...и мне жаль, что так было...в общем, решай. Это твой дом, я всего лишь гость.
  Она встретилась с ним взглядом, в его глазах застыла боль, ему было плохо, действительно плохо. Что-то ёкнуло в груди. Настя вспомнила почему-то школьного завуча из КСУИН, которая часто повторяла об отстающих детях: 'Ну что делать? Обнять и плакать'. Смотря на Артёма, Настя осознала, что именно это ей и хочется сделать.
  − Конечно, оставайся сколько угодно. У нас диван в зале разбирается. Только вот Антон... − Настя осеклась, когда в комнату вошёл муж.
  − Это я предложил ему остаться, − заметил он, подходя к сыну и беря малыша к себе на руки. - Спасибо, Настён. - Он поцеловал жену и вышел.
  Тёма ретировался чуть раньше, ему снова стало нехорошо. Первые дни Настя всё ещё с опаской косилась на гостя. Не так просто было забыть о том, что он бывший главарь преступной группировки. Но одна случайность убедила её в том, что она поступила правильно.
  Проснувшись утром от детского плача, Настя проговорила:
  − Тош, покачай сына.
  Она перевернулась на другой бок и попыталась уснуть. Но зазвонил будильник, напоминающий, что пришло время кормить младенца. Настя потянулась, надела халат и вышла в зал. Её глазам предстала неожиданная картина. Антона в комнате не было, но зато был Артём, и именно он укачивал ребёнка, что-то мыча. Малыш затих и с интересом разглядывал его. Настя замерла на пороге и поняла, что не чувствует страха. Картина Тёмы с ребёнком была достаточно мирной и настолько милой, что Настя невольно улыбнулась.
  − Тебе идёт, − наконец, сказала она.
  Тёма заметил девушку.
  − Есть опыт. С Олиным сыном два месяца лета сидел.
  − А где Антон?
  − Угадай, − Тёма сделал достаточно выразительное лицо, чтобы стало ясно, кто загрязняет воздух на крыльце.
  − В твоей болезни есть свои плюсы.
  − Возможно, но пока я чувствую только минусы, − он передал ребёнка матери.
  Она улыбнулась Артёму, опасения в её взгляде больше не было.
  − Он для меня как брат. Я верю ему больше, чем себе. Такой, как Тёма, никогда не подведёт. - Говорил когда-то Антон, и Настя его понимала, с каждым днём узнавая Артёма всё лучше.
  * * *
  4.06.2013 Настя с сыном спустилась в игровую. Почти все ребята играли в жмурки. Она прошла до детской секции, где заметила одинокую Алису.
  − А ты что не играешь? - она посадила Рому на ковёр и расположилась на диване.
  − Они все маленькие, и игры у них детские, а я уже взрослая, − Алиса подняла взгляд от книги.
  Настя улыбнулась.
  − Здорово быть взрослой. А я вот маленькая, и с радостью поиграла бы, только надо за Ромкой приглядывать.
  − Ты маленькая? - не поверила Алиса.
  − Да, − вздохнула Настя с улыбкой, − вот ты взрослая, может, присмотришь за Ромой? А я пойду пока поиграю.
  − Хорошо! - обрадовалась Алиса доверенной ей задаче.
  Настя направилась к ребятам.
  − Я с вами! Можно?
  − Да...да, − послышалось со всех сторон.
  Но даже играя, она не сводила глаз с сына, рядом с которым крутилась ответственная Алиса. От игры её отвлекла Катя, жестом подозвав к себе.
  − Я сейчас, − крикнула Настя, выходя с игровой площадки.
  Ей было жарко, она радостно улыбалась. Девушки вместе с Катей присели на скамью у входа в зал.
  − Мне Руся сказал, что к тебе вчера приходили вечером, − осторожно начала Катька, Настя кивнула. - Антон...он нашёлся?
  − Мне недолго вещи собирать, − проговорила Настёнок.
  − Нет-нет, я не об этом. Наоборот. Подумай хорошо, стоит ли их собирать? Тебя никто не прогоняет, и никогда не прогонит. Мы здесь все как одна большая семья. И если ты захочешь остаться, мы будем только рады.
  − Спасибо, Кать. Я подумаю.
  − Не знаю, откуда, но уже все дети знают о его возвращении. Будь готова к тому, что они захотят поговорить с тобой очень серьёзно.
  
  Катя была права. Весь день под самыми разными предлогами дети то и дело подходили к Насте. Многие просто обнимали её, говорили, что любят, и убегали. Другие начинали говорить о Ромке, какой он умный, как быстро всё понимает и как с ним интересно. Третьи звали Настю играть, а сами оставались присматривать за малышом, и Алиса была только первым представителем этой третьей группы. К вечеру в комнату к Насте зашёл Андрей.
  − Только не говори, что ты тоже хочешь со мной серьёзно поговорить! - закатила глаза девушка.
  − Нет-нет, − улыбнулся Андрей. - Я больше по несерьёзным организационным вопросам. Нам выделили пять путёвок в санаторий для детей дошкольного возраста и одного сопровождающего. Сама знаешь, с Ромкой и тобой как раз пять получается. Если ты согласна, я оформляю, и завтра отправитесь отдыхать и оздоровляться. Две недели курс. Что думаешь?
  − Я поеду, − тут же согласилась Настя.
  Она решилась. Это давало ей отсрочку, время подумать вдали от всех, время определиться и разобраться в своих чувствах, привести мысли в порядок. Да и здоровье сына было для неё первостепенным.
  − Отлично, − улыбнулся Андрей, он не представлял, кого можно отправить с детьми, и согласие Насти очень воодушевило его.
  − Когда выезжаем? - уточнила она.
  − Завтра в полдень. Шеф предоставит две машины. Руся сопроводит до санатория. Катя соберёт остальных детей. - рассказал Андрей.
  − Хорошо.
  − Зайдёшь ко мне утром, я всё поясню и документы отдам.
  Настя кивнула. Андрей вышел.
  * * *
  5.06.2013− Ну что скажешь? - спросил Тёма.
  − А что тут сказать? - печально вздохнул Тоха.
  Артём и Антон стояли возле машины. Они приехали в деревню восстановить в памяти масштаб разрушений. Обгорелые руины дома внушали самые пессимистичные мысли. Антон потянулся за сигаретами, но передумал и убрал их обратно в карман.
  − Нужен Даня, − наконец, решил Антон.
  − А что он? - удивился Тёма.
  − Дерево хорошо горит. Если и отстраивать, то надо кирпичный. А это деньги, и не малые. - Продолжил мысль Антон.
  − Не помню у Взломщика золотых приисков и нефтяных вышек на краю деревни.
  − И я не помню, но он может помочь со ставками, да и вообще возродить тему дартса.
  − На одном дартсе дом не построишь, − резонно заметил Тёма.
  − Фундамент, стены, крышу. Все внутреннее вручную доделаю.
  − Если что, могу помочь. Мы в универе этаж ремонтировали.
  − Ладно, погнали в город, тут пока нечего делать.
  Они сели в машину и выехали из деревни.
  − Кстати, а где Легенда сейчас? - полюбопытствовал Антон.
  − Вернулась на старое место работы.
  − Давно её видел?
  − Вчера вечером. Она какая-то вдумчивая стала. - Добавил Тёма. - И знаешь, мне за неё страшно.
  − Есть повод?
  − Как вытащил её весной из воды, словно второй раз познакомился. Она держит дистанцию, будто знает меня не восемь лет, а восемь дней. - Рассказал Артём.
  − Неужели, нарывается? - Не поверил Антон.
  − Нет, наоборот. Я её такой доброй и вежливой, кажется, никогда не видел.
  − А из-за чего она прыгнула-то? - полюбопытствовал друг.
  − Из-за ссоры со Взломщиком, − ему было неприятно вспоминать тот инцидент, да и вообще события прошедшей весны.
  Антон не стал задавать уточняющих вопросов, за что друг ему был искренне благодарен.
  * * *8.06.2013
  Подруги сидели в своём любимом кафе. Летний день, выпавший для них обеих выходным, стал отличным поводом для встречи.
  − Когда друзья пропали, Тёма нашёл тебя. По большому счёту, он меня выходил. Чем больше я вспоминаю всё, что было, тем больше понимаю, как много он для меня делал, хотя, может быть, я этого не заслужила. Давно в Новосибирске, потом тут на заводе, где я ударилась головой, и после травмы, и когда с Даней поссорилась. Как раз тогда я с моста и пошла прыгать. - Грустно вспоминала Аня.
  − Ты полезла на мост из-за ссоры с парнем? - не поверила Василиса.
  − Не совсем. Хотя, наверное, да. Я к Даньке привязалась, без него вся извелась, и тут он нашёлся и заявил, что-то типа 'да кому ты такая нужна?' Я подумала, а действительно, кому? Не придумала, вот и полезла прыгать. Знаю, это глупо звучит, я вообще много глупостей совершила за последнее время.
  − Ты вернулась в лабораторию? - Лиса решила сменить тему, давая подруге возможность отвлечься.
  − Ну, да. Правда, не в тот отдел. Теперь работаю у Влада.
  − У Влада? - глаза подруги округлились от удивления, − и что там?
  − Пока в основном ходи, слушай, наблюдай, запоминай, а ну да, ещё молчи в тряпочку, пока не спрашивают.
  − Я бы ни за что не пошла к нему в отдел! - Лиса отпила глоток чая.
  − Я и не пошла, меня отправили. - Призналась Анька.
  − В смысле отправили? - не поняла Василиса.
  − Ну, я согласилась работать взамен за помощь в поиске одного человека.
  − Помогли?
  − Да. - В подробности она не хотела вдаваться.
  − Ясно. Но я бы всё равно не пошла работать к Владу. Мне вообще при встрече с ним не по себе становится. - Аня, слушая подругу, прекрасно её понимала. - Так-то мне и здесь неплохо. Думаю, ипотеку брать. Уже своё жильё хочется. В поликлинике какой-то новый проект, пока зарплаты подняли, финансирование улучшилось. И кстати, жильё есть: у меня подруга переехала в другой город, оставила пока за квартирой присмотреть.
  − Здорово! Рада за тебя, − улыбнулась Аня.
  − А я рада, что у тебя личный фронт не скучает. - Она улыбнулась в ответ.
  − Ты про Тёму? - Анька едва заметно погрустнела.
  − Ну а про кого же ещё? Вы, наконец, помирились.
  − Он заставлял меня думать о нём, он заставлял меня жить даже против моей воли. Я всё ещё не верю, что спустя столько лет...
  − А ты и не верь, − Лиса очень внимательно посмотрела на подругу, − просто лови момент и живи им. Не мысли, чувства главное. К ним прислушивайся!
  Аня попыталась последовать совету подруги, даже на время закрыла глаза, чтобы лучше сосредоточиться, но разобраться в себе не получалось. В голову тут же поползли свежие воспоминания: ссора с Даней, мост над оврагом, допрос у Грэя, Антон, которого она видела лишь раз после его возвращения, когда всё-таки отыскала место сбора старой банды. Аня открыла глаза.
  − Нет, не могу. Сразу думать начинаю, захлёстывает всё, что произошло.
  − Ничего. Воспоминания улягутся. Пройдёт время, только подожди. - Подбодрила её подруга.
  − Головой я это понимаю. Но сколько ждать?
  − Этого никто не знает, но однажды утром ты проснёшься и осознаешь, что всё случившееся стирается из памяти, как давно прочитанная книга или увиденный фильм. А всё, что останется, вспоминается если не с улыбкой, то хотя бы без слёз. − Наверное, ты права. - Вздохнула Анька. - Будь, что будет. Раз уж меня заставили остаться на этом свете, значит, это судьба.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"