Белоусова Влада Владимировна: другие произведения.

1 и 2 сборники Кзп в одном файле

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если вам удобнее читать не по отдельным главам, а все целиком - милости прошу;)

  Кони Золотой Подковки
  
  Белоусова Влада Владимировна
  vlada_vl@mail.ru
  
  1 ЧАСТЬ
  
  Лена и Тайга
  
   Лена была новичком на конюшне и ходила всего год. Про её поступление в спортивную группу как-то ещё и речи не шло. Но девочка была вполне довольна и тем, чему её учили в учебной группе. Но вдруг однажды произошло и с ней то же, что рано или поздно происходит с каждым. Она влюбилась... только не в человека, а в маленького жеребёнка.
   Родилась эта малютка весной и была одна, поскольку остальные кобылы родили своих жеребят раньше (осенью или зимой). Остальные малыши были ей не по возрасту. Но в малышку успела влюбиться вся конюшня, в том числе и Лена. Она, приложив руку к сердцу, подошла к своей подруге Оксане и прошептала одними только губами:
   - Санка! - она так часто называла подругу, - это прелесть! Это маленькая прелесть! Я как взгляну на неё, так что-то внутри мне говорит "она"! Я чувствую, что Тайгуша - моя будущая лошадка...
   - Выкинь её из головы, - грубо оборвала все мечтания подруга, исподлобья взглянув на ошарашенную Лену, - пойми меня правильно. Ты стоишь в очереди. Её любит всякий и каждый ребёнок на нашей конюшне, а отдадут её точно в спортивную группу. Так что не начинай мечтать, только нервы себе попортишь.
   - Не правда! - в сердцах крикнула Лена - я буду с ней заниматься! Я попрошу у тренера!
   И она кинулась к своему тренеру за просьбой, но та лишь тяжело вздохнула и сказала, что этот вопрос не к ней.
   - Обратись к тренеру спортивной группы. Это она такие вопросы решает.
   Лена с трудом набралась уверенности и подошла к строгой женщине - учителю спортсменов. Та, услышав просьбу, закатила глаза и с раздражением воскликнула:
   - Да, дайте жеребёнку вырасти!
   И больше не сказал ничего. Лена в задумчивости вернулась в раздевалку. Там её встретила Оксана.
   - Ну что? - спросила она.
   - Ну, вроде бы не дали...
   - Я же говорю.
   - Нет, так её никому пока не дают, пока ей год не исполнится. А это облегчает задачу. К тому времени я, скорее всего и сама спортсменом стану, а там уж они не смогу мне отказать.
   - Эх ты, эмо-кидка - с укором покачала головой подруга и отвернулась к окну.
   - А тебе твой готизм тоже никакой пользы не принёс. Ты пессимистка! - обиделась Лена и заметила весёлые искры в глазах подруги.
   Она решила, что дальнейший разговор пройдёт впустую, и потому быстро прибежала к новорождённой малышке. Вокруг её денника стояла толпа народа и все мызгали, чмокали и сюсюкали вдоль стенок, протягивая свои гадкие ручонки к малышке, думая, что так она подойдёт к ним и подставит свою головку. Лена в ярости швырнула на пол первую, попавшуюся под руку лопату, и от получившегося грохота все обернулись на неё. Девочка невинно улыбнулась и сказала:
   - Ой, лопата упала. А вас тренер зовёт на раздачу лошадей.
   И всех тут же, как ветром сдуло. Злость так и клокотала у Лены внутри, и она сама припала к решётке. Маленький юный жеребёнок внимательно посмотрел на неё своими огромными детскими глазами и сделал пару шагов навстречу, но мать тут же отгородила его от девочки своим телом.
   "Понятно, пока она его защищает, я к нему не подойду, - с досадой подумала девушка, но тут приободрилась, - зато и другие к нему подойти тоже не смогут".
   Так прошёл месяц любований со стороны. Отовсюду только и слышалось: "Ой, какая прелесть! Кто же его будет заезжать! Кому же его дадут?". Лена всё время с раздражением старалась уходить от подобных разговоров, а потом сорвалась и крикнула: "Я его буду заезжать!". Все с удивлением посмотрели на неё и разговоры как-то прекратились. Кто-то поник, а кто-то просто тихо ее возненавидел. Положение девушки отчасти упростилось и на душе стало легче. И вот однажды она всё-таки рискнула зайти к малышке.
   Лена слегка побаивалась её злостной мамки, но кобыла не стала её кусать. Девочка открыла дверь, кобыла с прижатыми ушами подошла к ней и молча встала напротив. Эмо-кидка робко протянула руку и погладила по шее, а сама стала тихо протискиваться мимо неё к малышу. Кобыла всё взвесила, обдумала и всё-таки пропустила.
   "Ура! Она меня приняла! А это уже полдела!" - с дикой радостью подумала Лена и села на корточки перед лежащим малышом. Кобылка открыла свои огромные глазёнки и вопросительно уставилась на девочку. Лена не знала с чего начать. Она протянула руку и почесала малышку за ухом. Жеребёнку это очень понравилось, и она сладко закрыла глаза. Лену обдало ещё одной волной радости, и она в чувствах обняла малышку руками.
   С этого дня она вызывалась пасти табун каждое занятие, чтобы поиграть и поработать с Тайгой. Она приучала её не кусаться, поднимала на расчистку ножки, трогала животик и обнимала за шейку. А также приучала через игру к недоуздку и разным "страшным" вещам, таким как шарики, тряпки и людские куртки, навешивая их на спину.
   Жеребёнок со временем очень привязался к ней и всегда подходил первый, когда видел в табуне или в конюшне. Но вот однажды, когда кобылка подросла - её отсадили от матери в другой денник. С одной стороны Лена обрадовалась, но с другой - какое-то нехорошее предчувствие закралось у неё внутри.
  Саму Лену почему-то не брали в спортивную группу, а без этого ей не доверят Тайгу. Но ведь Тайга так к ней привыкла! Более того, девушка вынесла на себе все её укусы и опасные игры, прежде чем приучила к хорошему поведению, обниманию, недоуздку и подниманию ножек. А никто этого не хотел принимать в расчёт! И та девочка, которой достанется жеребенок, придёт на всё готовенькое, и будет называть себя хозяйкой?
   - Нет! Я этого не выдержу! - в слезах бросилась в объятия к подруге Лена и стала давиться от слёз, не прекращая повторять одно и то же.
   - Лена - тяжело вздохнула Оксана - я же говорила тебе плюнуть на это дело. Всё не в твою пользу.
   - Нет! Нет! Нет! - рыдала и билась в каких-то конвульсиях несчастная девочка и подняла несчастные заплаканные глаза на подругу - я слишком много души вложила в неё! Я слишком много себя вложила в неё. Она для меня не лошадь, она для меня подруга, а я для неё не хозяйка. Это ужасное слово! Ужасное! Мы друзья...
   Кобылку отдали какой-то спортсменке. Лене сказали не подходить к малышке. На вопрос "почему" ответили, что она лягается и отбивает, когда к ней кто-то входит в денник. "Но ведь я много раз заходила к ней! Она вполне нормальная", - насторожилась девочка.
   Однажды Лена решила увидеть эту картину лично и пришла к деннику своей малышки. И тут явилась та самая спортсменка. О боги! Лена знала её. Это девчонка с самым скверным характером из всех на конюшне. Нет! Лена выдержала бы других спортсменов, она могла бы с ними договорится, но только не это! И тут произошло то, что ужаснуло её ещё больше.
   Эта вредная самоуверенная девчонка вошла с каким-то диким возгласом в денник и стала похабно ругаться на кобылу. Малышка в испуге зажалась в угол и встала задом, чтобы уберечь себя от орущего страшного существа. За что и поплатилась. Лена ничего не успела сделать, как спортсменка схватила какой-то прутик и со всей дури ударила её по крупу. После свиста последовал обжигающий удар, и кобыла в испуге рванула к дверям, но там оказалась опять эта спортсменка, и Тайга метнулась обратно к противоположной стене, вжимаясь в неё боком.
   - Ты что делаешь! - вдруг заорала не своим голосом Лена, бросаясь на прутья денника.
   Спортсменка будто только что заметила её и с пренебрежением послала матом подальше.
   - Я теперь поняла, почему она лягается. Потому что к ней заходят всякие истерички, начинают орать на неё и бить ни за что. Её любить надо!
   - Её воспитывать надо! - грубо огрызнулась девчонка и ещё раз послала Лену куда-то подальше. Кобыла попробовала воспользоваться ситуацией и с зажатыми ушами снова повернулась к врагу задом, за что получила ещё больнее.
   Лена не могла этого видеть, она бросилась открывать дверь денника, но как только распахнула его - её тут же грубым толчком вышвырнули оттуда, и она упала на пол. В слезах девочка кинулась к тренерам. Но, увы, чаще всего жизнь не справедлива к тем, кто этого по-настоящему заслуживает.
   Конюшню девочке пришлось бросить. Наверное, навсегда...
   Но жизнь не заканчивается на одних лишь падениях. Иногда она помогает подняться снова и отряхнуться от грязи. И только после этого ты можешь понять, что для тебя по-настоящему важно.
  
   Прошло три года. В знойный летний день на горизонте старой конюшни появилась взрослая девушка с розовой челкой и пирсингом над верхней губой. Она стояла в дверях и вдыхала знакомый тяжелый воздух конюшни. И не смотря на то, что теперь Лена здесь была гостем, она себя так не чувствовала.
   С тех пор как девушка услышала про смену власти в этом клубе (прежнего директора уволили за какие-то финансовые махинации, а новый хозяин рьяно принялся за перестройку и улучшение конюшни) ее не покидала мысль, что пришло время вернуться и начать все сначала.
  Воспоминания о том неприятном событии, произошедшем с ней три года назад, не выходили из головы. Но и времени Лена зазря не теряла. Она мытарилась между различными городскими конюшнями, перепробовала множество коней, директоров, условий... и, наконец, набравшись достаточного опыта, вернулась на свое пристанище. Сердце подсказывало ей, что теперь начнется новая страница жизни.
   За все это время многое изменилось в клубе, что можно было заметить и не вооруженным глазом. Даже составы учебной и спортивной групп сменились почти наполовину. Но в первую очередь Лену радовал лишь один факт: ее подруга Оксана все еще занималась здесь и уже год или два как попала в спортивную группу.
   Девочки еще в детстве вместе создали свою маленькую рок-группу, где Лена была гитаристом, а Оксана певицей и играла на синтезаторе. Вот так они и обменивались информацией о конюшне все эти годы. К тому же музыка и крепкое дружеское плечо постепенно улучшили состояние девушки, помогли ей чуть-чуть приглушить боль, подняться на ноги и попытать свое счастье еще раз.
   Лена с Оксаной рассудили, что их попросту недооценивали в клубе, не верили в существующий внутренний потенциал, что очень сильно ранило и обижало. Значит, пришло время набраться мастерства на стороне. Научиться там всему, реализоваться и разгромить команду своей конюшни на ближайшем чемпионате! Итак, первая цель поставлена, средства есть, осталось только не лениться. И Лена впряглась в эту нелегкую работу, помня, однако, лишь об одном правиле "больше не влюбляться в лошадь, чтобы снова не страдать".
   Однако все оказалось не так радужно, как она себе представляла... агрессивные группы злобных малолеток, безбашенные хозяева конюшен, отсутствие тренеров и прочие недостатки чужих клубов определенно лишь разрушали ее существующее мастерство верховой езды, а не улучшали его. Зато так закалялся характер и уверенность в том, что все дороги рано или поздно приведут Лену в Рим, а вернее, в ее прежнюю конюшню. Но пока сердце еще болело за Тайгу и обливалось кровью при каждом воспоминании о том злополучном дне, когда девочка буквально сбежала из клуба, ей не было пути обратного.
   И, кстати говоря, Оксана не стала покидать прежний клуб следом за подругой. Она осталась там, в качестве разведчика, чтобы сообщать Лене разные новости и держать ее в курсе дел, и она же сообщила про смену директора.
   Все эти перестановки так сильно хлестнули по коллективу, что и тренера долгое время не могли вернуться в прежнее русло работы и сами воспитанники никак не могли определиться с тем, что им делать дальше. Вроде бы оставалось лишь продолжать ездить на тех лошадях, на которых все начинали, но разгорелась такая страшная анархия, что часть коллектива просто сбежало из клуба, а часть развела абсолютно самовластие, вследствие чего начался хаос.
   Самой неприятной новостью из всего перечисленного было именно то, что та самая ужасная крикливая спортсменка осталась на конюшне и самая первая из всех устроила дедовщину в своей группе, заграбастав своими лапищами себе бедную Тайгушу, и вытворяя черти-какие вещи, которые только взбредали ей в голову.
   Однако про это Оксана рассказывать Лене побоялась и тактично умолчала про все подробности, лишь сказав, что "с Тайгой все пока в порядке". Но принимая во внимание все вытекающие из этого обстоятельства, она сама принялась за обхаживание бедной молодой кобылки, которая не понимала и не хотела понимать, что вдруг случилось со всеми людьми вокруг. Лошади было невдомек, почему все разом стали как будто безумнее и агрессивнее.
   Чтобы хоть как-то восстановить ее душевное равновесие и спасти последние крохи психики, Оксана тайно залазила к девочке в денник и закрывала изнутри дверь, после чего просто сидела в углу и подкармливала ее морковкой. Оксана гладила малышку по носу, понимая всю опасность и глупость того, что она делала, и постоянно что-то нашептывала, призывая кобылку к терпению и храбрости. И лошадь как будто понимала ее, она расслабленно оттопыривала губу, громко сопела и начинала сладко засыпать.
   А днем снова начинался полный цирк... всякая встречная поперечная без особой чистки хватала себе лошадь, ругалась одновременно с окружающими и по-дурацки продолжала свои рычания на поле во время столь же странной езды. Примерно так все это описала бы одним предложением Оксана, наблюдая за беспорядками со стороны. Ей совершенно не хотелось соваться во все это, поэтому она скромно стояла в стороне и ждала, когда лошадей наконец-то разберут и уедут прочь на поле, после чего девочка брала себе кого-нибудь из оставшихся коней и вкрадчиво начинала с ним работать.
   Кстати говоря, все смешалось в этом клубе. Учебная группа лезла на спортивных лошадей, спортсмены лезли на жеребцов, потому что кобылы оказались вдруг неинтересными и недостаточно модными... и только после этого бедная Тайгуша получила небольшую отдушину. На ней еще верхом не ездили, но заездка должна была быть уже не за горами. Это-то больше всего и волновало Оксану... а пока что жеребенок бесхозно гулял в табуне и радовался тому, что от него не было никакой пользы, на спину в этом возрасте пока еще никто, к счастью, не залезал. Она оказалась ненужной теперь даже той крикливой кикиморе, так грубо отбрившей год назад бедную Лену.
   И вот тут-то в игру активно вступила Оксана... но сделала она это по-своему. Узнавая из рассказов Лены про все "секретные точки" кобылки, девочка стала развивать в ней негативные качества. А вернее сказать, поощряла за ласковый ответ на ласку и за лягания на грубость. К счастью, Тайга от такого обучения пока еще никого не убила. Но и желающих ее перевоспитывать тоже не находилось. Все хотели буйных, но при этом идеально отработанных коней. Так они выглядели царственней и круче. А что взять с молодой глупой кобылы? Оксана это понимала и продолжала разрабатывать свой хитрый план. Она знала, что однажды это может аукнуться Тайге и притом не лучшим образом, но пока что подобная стратегия работала идеально.
   Но вдруг в один прекрасный день девушка узнала, что нового директора на конюшню все же выбрали и он вернул обратно всех прежних тренеров. Почти половину клуба в ту же неделю выгнали почти пинком за все беспорядки, которые они учиняли в свое удовольствие и ради себя любимых. И постепенно на конюшне наконец-то воцарился мир. Впервые Оксана начала молиться именно в этот период, убедившись, что есть в жизни и Бог и справедливость. Но пока что ее волновало только положение молодой Тайги, которая в свои два года была все еще не заезженной.
   И в этот же самый момент Оксану взяли в спортивную группу, как одного из самых спокойных "старичков" из учебной группы, тем более что в спортивной группе откровенно не хватало народу... и к ее великому удивлению, вручили работать на корде Тайгу. Учитывая, что жеребенок рос чуть ли не в дикой среде и за весь этот год ни разу не видел корду, девочке пришлось с ней попотеть. Но с другой стороны ее все это радовало: наконец-то Лена могла вернуться.
   Тренера одобрили это возвращение, как временный вариант, тем более что толковых людей не хватало. "Временный вариант? - радостно думала Оксана, - уж Лена-то ухватится за эту возможность. Теперь она не упустит спортивную группу и свою Тайгу. Она станет самым сильным спортсменом из всех бывших и нынешних... вот увидите".
   И только после того, как все восстановилось и нормализовалось в клубе, Оксана рискнула рассказать подруге абсолютно все, не утаивая ни одной подробности. И вот пришло время... Лена стояла в воротах своего клуба с необычайной радостью в душе. Пришло время возвращаться.
  
  
  ОКСАНА И МАРТА
  
  После того как пиявка-Лена вцепилась в свою Тайгу и спортивную группу, дела ее пошли на лад и не собирались на этом останавливаться. А Оксана вновь осталась балансировать между свободными конями учебной и спортивной групп. Причем прыгала в конкуре она из рук вон паршиво, что еще больше вселяло в тренеров сомнение...стоило ли ее оставлять в этой группе надолго?
  И встретив холодное "молодец, на сегодня с тебя хватит" после первых пары прыжков, девушка не на шутку взволновалась. Она чувствовала, что не догоняет по результатам и успехам даже собственную подругу и в ее потенциал больше никто не верил. Но как же так? Как им доказать, что она все еще готова бороться и стать лучшей?
  Но главная проблема для девушки была как раз не в том, что ее недооценивали, а в том, что она и сама осознавала свою беспомощность в конкуре. При виде барьера ее жутко трясло от страха, кони уходили из повиновения, руки не слушались и прочие симптомы мешали прыгать, как следует. И этот внутренний страх бедной Оксане никак не удавалось преодолеть, отчего она все-таки стала сдавать позиции и прогуливать прыжковые дни под разными предлогами.
  Вот так и оказалась девушка в странной ситуации на грани между враждебной учебной группой, набравшей в свое чрево новое зубастое подрастающее поколение и спортивной группой, обгоняющей ее собственные возможности по всем параметрам. Как же преодолеть себя? Как научиться управлять страхом?
  - А я еще темноты и пропастей боюсь, - кисло промямлила девушка, запивая соком свой бутерброд в гостях у Лены.
  - А это вообще к чему было? - скривилась в недоумении подруга.
  - Да ни к чему, это я просто тему перевожу, - устало потерла переносицу Оксана, - мне уже не хочется бороться, понимаешь?
  - Как же так! - вдруг подавилась от возмущения Лена и смогла продолжить только после того, как порядочно откашлялась, - ты же так этого хотела! Причем не меньше меня. А сколько ты пережила и перетерпела ради конкура! Ты заслуживаешь этого больше, чем кто-либо другой на конюшне. Понимаешь?
  - Да понимаю, слышала я это все от тебя уж сотню раз, - безнадежно махнула рукой Оксана, - но я чувствую свой предел. Я себя уже точно не пересилю, и тренера это видят. Наверное, меня скоро опять кинут в учебную группу.
  - За такое из спортивки вроде бы не выкидывают, - с легким сомнением в голосе проговорила Лена.
  - Не старайся меня успокаивать, - тоскливо улыбнулась подруга, - я крепкий орешек. Продержусь как-нибудь. Главное, что ты получила то, чего хотела.
  - Не говори так... - опущенным голосом выдавила из себя Лена и крепко обняла любимую готессу за плечи.
  
  Но только стоило Оксане поставить на себе крест и мысленно распрощаться со всеми надеждами, которые она возлагала на свою спортивную жизнь, как игривая судьба подкинула ей странный подарочек. Странный и очень экстремальный... но все по порядку.
  Неожиданно в их клубе появилась новая секция, а именно выездка. Весь клуб стоял на ушах от такой новости, и никто не мог понять, зачем вдруг у них появился этот вид спорта. Спортсмены только пожимали плечами, осознавая, что переквалифицироваться они точно не собираются, а новички из учебной группы быстро состроили себе воздушные замки, сотканные из мечтаний об Олимпийских играх с их участием... но все мечты быстро рухнули, как только они узнали, кто станет их тренером.
  - ЧТО?! - неистово вопила от удивления Лена, - Ты не ошиблась?
  - Голову на отсечение тебе даю, это Оля! - не менее пораженно восклицала Оксана, - не дай бог эта идиотка еще и часть спортивных коней себе в группу возьмет. Да она же на голову больная!
  История про Олю довольно крупная и потому пересказывать ее всю пока не имеет смысла... но если в общим чертах, то Оля одна из тех, кто устроил полную анархию в клубе в период смены власти. Да-да, она дебоширила так, что из других воспитанников и коней пух летел во все стороны, после чего ее и выгнали вместе с остальными бунтарями. Но вот теперь блондинка вернулась и более того: ее еще и на работу взяли!
  - Она клянется и божится, что все осознала и обдумала за тот период, пока училась на берейтора по выездке, - хмуро скрестила руки на груди Оксана, злобно поглядывая на нового тренера в окно.
  - Она умеет клясться и божиться? Смутно верится, - язвительно бросила Лена, - я даже не удивлюсь, если она на наркоте сидит.
  - Да, ты права, я слегка утрировала. Но про наркотики пока еще ничего такого не слышала. А вот то, что она... гуляющая очень - так эта новость впереди нее бежит.
  - В каком это смысле?
  - Ну, елки-палки, Лена! Я просто заменила мат синонимом. Неужели ты не поняла? Короче как пацан, но наоборот.
  - Знаешь, подруга, объяснила ты как полная блондинка, но к счастью я тебя поняла, - с глубоко язвительно и самодовольно ухмылкой проговорила Лена и следом за Оксаной взглянула в окно.
  Оля вела себя более чем вызывающе, чем начинала бесить всех вокруг, даже не успев ни с кем познакомиться. Она то орала без причины, но размахивала руками, то громко смеялась и многие другие ее привычки невольно начинали раздражать с полуслова. А уж как она лезла ко всем представителям мужского пола - так за это тут же схлопотала выговор от главного тренера, который следил не только за спортивными результатами, но и за дисциплиной в клубе. Однако покорнее после выговора девушка не стала, хотя и более буйной она тоже решила не быть. Неужели у нее в голове все-таки светился еще какой-то интеллект? Сомнительно, но, тем не менее, этот человек пришел сюда работать и уже подписал все нужные бумаги. Вот она, собственной персоной.
  Если бы только Оксана знала, что может ее связать с этим ненавистным человеком, она, возможно, не была бы так самоуверенна во время приятных сплетен с подругой в раздевалке... ох, не была бы точно.
  
  Следующее утро Оксаны в конюшне началось со слов тренера "с сегодняшнего дня ты пробуешься в выездку". Сначала девушка не поняла смысла фразы: будто какая-то пробка заткнула ее последний источник логики и информации в мозгу. Но постепенно в течение десяти минут осознание своего катастрофического несчастья обрушилось на нее с необычайной силой, но было поздно... ее мольбы о пощаде уже не принимались. Иными словами, бедную Оксану отдали на поругание Оле.
  Она еще долго ходила и переваривала эту информацию в голове, хотя чувствовала себя откровенно плохо. Весь мир ушел из-под ног, а в голове никак не исчезала каша. Хорошо хоть совсем в "учебку" не выгнали, хотя в данной ситуации не поймешь, что лучше.
  Лена сегодня приходить на занятие не должна (в этот день у нее выходной), а вот ее подруге теперь предстоит новый мир, полный горя, маразма и страданий. О боже, за что ей это все? Ну, за что? "Бог, я снова разочаровалась в тебе!" - зажмурившись, процедила в мыслях девушка и в этот самый момент чья-то очень тяжелая и холодная рука опустилась ей на плечо с коварным шипением "прохлаждаемся, новичок?".
  Ужас от неожиданности и холода подбросил сонную Оксану до самого потолка. Она подняла визг на всю конюшню, после чего с диким видом затравленной лани уставилась на этого паршивого шутника. Боже, ну за что ей такое наказание! Это была Оля.
  - Не ори, совсем больная? Лошадей разбудишь, - нравоучительно ткнула указательным пальцем в девушку тренер по выездке.
  - Боже, Оля! Ты меня так молиться научишь скоро!
  - Шутки не поняла, но да пофиг. Кто за тебя работать будет, я спрашиваю?
  - Какая работа? Ты о чем вообще? Я и так проход подметаю.
  - Это ты здесь проход подметаешь, а денники наших лошадей, когда убирать начнешь?
  Черт бы ее побрал, "КАКИЕ К ЧЕРТУ ДЕННИКИ?", - пронеслась истеричная мысль в голове девушки, но она благоразумно решила не высказывать об этом вслух. Хотя вид ее говорил сам за себя, особенно безумные распахнутые глаза, и поднятые дыбом черные волосы.
  - Алоэ, ты меня слышишь? - помахала перед глазами Оксаны Ольга и больно ткнула ее под бок.
  - Ай, что ты творишь вообще! Ведешь себя не как тренер, - обиженно прорвало девушку, - объясни сначала, что ты имеешь в виду. Мне только сегодня сообщили о переводе в твою группу, между прочим. Я еще не освоилась.
  - Во сколько тебе об этом сообщили?
  - Полчаса назад.
  - Да ты чо! Этого времени вполне хватает на множество полезных дел, которые ты, кстати, не сделала. Твоя тренировка на сегодня отменяется - ты идешь убирать оба денника, которые не подготовила к моему приходу.
  - Чего?!
  - Да! И не пререкайся. Вихрь и Вальс - они полностью твои.
  - Это беспредел, - еле слышно прошептала Оксана, не прекращая удивляться и возмущаться всему, что произошло с нею за один этот день.
  - Я что-то не расслышала, что ты там сказала, - наиграно приложила ладонь к своему уху Оля.
  - Я...я... - в результате от подступивших к горлу эмоций Оксана не смогла ничего ответить и, только закусив губу, убежала в раздевалку.
  Как только дверь за ее спиной закрылась, девушка разревелась как маленький ребенок и плакала достаточно долго, прислонившись спиной к двери. Давно ее так никто не бесил и не выводил из себя. К счастью было достаточно рано, да еще и будний день, поэтому кроме нее никого на конюшне пока не было. Ну, если еще не считать тренеров и эту... "скотину".
  Оксана попыталась дозвониться до Лены, но та отчаянно сбрасывала трубку, поскольку сидела на контрольной по математике. Это впервые в жизни взбесило подругу еще больше, и она довольно грубо бросила телефон обратно в сумку.
  "Да что она себе позволяет! - вспыльчиво думала девушка, - да как они додумались... чего я им такого сделала плохого? Надо срочно идти к главному тренеру и все объяснить. Хотя нет, нужно сначала осушить глаза, а то поймут еще, что я плакала - вот веселья-то будет". Впервые она сталкивалась с таким неадекватным тренером! А если еще и вспомнить, что эта же Оля вытворяла два года назад - то душа вообще уходит в пятки.
  "Значит решено. Либо меня забирают обратно в конкурную группу, либо переводят обратно в учебную. Или я просто все бросаю и ухожу", - решительно придумала Оксана и стала активно обмахивать себя руками, стараясь успокоиться и избавить от слез хотя бы на некоторое время. Нет, ну надо же такое нахальство, какая наглость! Лишить ее разом всего, что она таким трудом добилась. Какая несправедливость! И ее мнения даже не спросили! Да провалитесь вы все...
  Но поток мыслей был прерван стуком в дверь. Оксана замерла на месте в каком-то испуге и предпочла притвориться мертвой: это у нее получалось лучше всего. Но в данный момент с той стороны двери заговорил незнакомый голос.
  - Оксана, это вы в раздевалке заперлись?
  - Нет, это автоответчик, - довольно грубо брякнула девушка, - извините, а вы кто?
  - Я новый тренер конкурной группы.
  Взрыв головного мозга Оксаны был обеспечен.
  
  Девушка открыла дверь, полная недоумения при абсолютном отсутствии мыслей. Увидев нового тренера конкура, она и вовсе лишилась способности что-либо говорить. Кроме мычания Оксана ничего не могла вымолвить.
  Перед нею стояла не тренер, нет! Это была высокая девушка, худая... с огромной рыжевато-красной прической панка, кольцом в нижней губе, ярким макияжем и в кожаных одеждах. Оксане показалось, что ее разыгрывают.
  - Хорошая шутка, - придала наплевательский вид своему лицу девушка.
  - Какая шутка? Я не настроена на шутки, - также равнодушно наклонила голову новый тренер.
  - А вы уверены, что не промахнулись клубом? Тот, что ночной для неформалов находится в паре кварталов отсюда.
  - От неформала слышу, - криво усмехнулась панкуша и только сейчас Оксана прикусила губу, вспомнив, что не успела сегодня с утра до конца навести макияж, отчего ее глаза выглядели как никогда черными.
  Тогда она вновь уставилась на незнакомку своим пронзительным и уже давно озверевшим от всех неприятностей взглядом и громко засопела. Что ей еще оставалось? На конюшне происходит какой-то дурдом!
  - Так и будем смотреть друг на друга? Быстро взяла лопату в руки и пошла пахать с песнями о Магдалине! - приказным тоном неожиданно рявкнула женщина.
  - Да что вы все на меня сегодня взъелись-то? - не выдержала и психанула Оксана, - я вас всех вообще впервые вижу! Что происходит на этой дурацкой конюшне в этот дурацкий день? Я устала от вас.
  - Эй, готесса, не разливай депрессию. Лучше соберись, иначе я даже не попытаюсь пойти тебе навстречу.
  - А вы шли ко мне навстречу? - с нервным смехом возмутилась Оксана, и первым ее желанием было в данный момент смыться подальше.
  - Если ты не заметила, то мы с Олей тоже видим тебя впервые. Так что не нагнетай обстановку, а то мы так и разойдемся друг другу врагами. Я даю тебе выбор прямо здесь и сейчас: либо ты остываешь и выполняешь свою законную работу, которую выполняла уже давно и даже до нашего прихода... либо психуешь, уходишь, но больше не возвращаешься. Как тебе такой вариант?
  - А у вас есть на это право?
  - У нас сейчас есть права на всех вас, - убедительным тоном добавила незнакомка, - к тому же я про тебя знаю намного больше, чем ты про нас. Знаю про то, что в конкуре ты не очень блещешь... а ходишь в клуб уже достаточно давно... ни на какие мысли тебя все это не наводит?
  - Ладно, я поняла вас, - потупилась от злобной безнадеги Оксана, мудро решив, что нужно все как следует обдумать, а потом уже решать, - только не доставайте меня сегодня, ради бога. Иначе я чего-нибудь... наговорю.
  - И условия ты нам не ставь, - снова грубо оборвала ее порывы тренер, - жаль, что мы начали с таких негативных нот. Но если бы к тебе сейчас пришла не я, а Оля - ты бы давно уже искала себе место в другом клубе. Уж за ее психику я не ручаюсь.
  "Да уж с Олей я подольше знакома, чем с тобой", - невольно подумалось Оксане и она, желая поскорее от всех скрыться и избавиться, быстрым шагом ушла в конюшню и заперлась с лопатой в деннике Вихря. А там ее накрыли всякие ненужные мысли и запоздалые бравые решения данного спора... но все казалось каким-то огромным бредом или как минимум сном.
  
  Ее сейчас мучило разом несколько очень странных чувств. Неизгладимое оскорбление смешалось с удивлением, смятением и желанием что-то делать. Девушка скребла полы лопатой, закидывала навоз в тачку, вывозила, возвращалась, скребла лопатой, грузила, вывозила... а в голове как будто сверчки стрекотали. И такое отрешение напало на нее, что не хотелось теперь даже хныкать. Ни злобы, ни радости, ни прежней вспыльчивости... до тех пор, пока ее "сон" не побеспокоили.
  - Ну как ты тут? Убираешься? - голос явился как из тумана, да еще и над плечом как раз в тот момент, когда Оксана догребала последний навоз.
  Она снова вздрогнула от неожиданности и поняла, что скоро покроется вся нервными тиками. Девушка обернулась и ни капли не удивилась. Кто же кроме Ольги это еще мог быть? Но только теперь она выглядела более спокойной, не вспыльчивой и вроде бы даже не хамила...
  - Мне немного осталось. Но это только Вихрь, а...
  - Да забей на второй денник. И здесь не парься, Катя завезет свежие опилки. Пошли на занятие, я там коня уже заседлала.
  У девушки просто пропал дар речи. Она как полная дура просто стояла и лупилась на своего странного и неадекватного нового тренера. Со стороны могло показаться, что информация до нее даже не дошла. Наконец-то какие-то обрывки фраз все-таки растормошили мозг бедной Оксаны и заставили издать хоть несколько невнятных звуков.
  Но Ольга была довольна и этим, после чего, почти бесцеремонно посадила девушку на своего коня Вальса. Собственно, его она привезла с собой из школы верховой езды, в которой училась на выездку. Их судьбы Оксана не знала, но видела, как эти двое были близки друг другу. И это немного смягчило ее, помогло расслабиться... но лишь на мгновение.
  Тренировка выжала из нее последние силы: как эмоциональные, так и физические. Девушка с трудом доползла до конюшни, где получила новую работу в качестве уборки второго денника. Она мысленно проклинала все, особенно нового тренера и ее коня, который чуть ли не на каждом шагу вставал на вертикальные свечи и прицельно лягался.
  С нее хватит, нужно сейчас же пойти и поговорить о своих дальнейших перспективах! Но, однако, пока Оксана убрала до конца второй денник, все ее порывы куда-то улетучились, оставив лишь желание выспаться. Об остальном она планировала поговорить и подумать исключительно с подругой.
  
  Уже на выходе из конюшни Оксана наткнулась на какую-то девушку лет двадцати трех или младше, с короткой деловой стрижкой и черными очками на макушке. Она выглядела не очень растерянной, но, тем не менее, была точно не местной.
  В каком-то странном порыве или просто по привычке Оксана предложила ей свою помощь со словами "вы кого-то ищете?". На это незнакомка только улыбнулась. Она тут же отвлеклась на кого-то за спиной готессы.
  - Привет, Кать! - грубоватым голосом крикнула она.
   Обернувшись следом за ее взглядом, Оксана совсем отказалась верить в то, что весь этот день был реален.
  Катей оказалась как раз та девушка-панк, заявившая о себе как о новом тренере конкура. Так вот она приветственно помахала гостье рукой, как старой знакомой и направилась навстречу.
  - Ну что, как дела? Оля уже здесь?
  - Да, конечно. У нее уже первое занятие даже было.
  - Да? С кем же это?
  - Да вот с нею, - и обе девушки оглянулись на Оксану, которая уже даже не пыталась никуда скрыться.
  - Вот только не говорите мне, что... - молящим голосом пропищала воспитанница, найдя хоть какие-то слова при всем происходящем бреде.
  - О чем тебе не говорить? - удивленно подняла брови гостья.
  - Она просто не знала еще, что тренерский состав весь сменился, - понятливо расшифровала гробовое молчание Катя, - девочка моя, не смотри на нас так убийственно. Я думала рассказать обо всем на общем собрании воспитанников, но сегодня с утра кроме тебя никого не было... ты прогуливаешь школу что ли?
  - Вас... вас это не касается, - с разбитым сердцем бросила Оксана и с неожиданными слезами рванула домой.
  Ей показалось, что мир рухнул. Сменить всех тренеров? И это правда? Да Лена не поверит ни в слово из этого бредового рассказа. Такого не бывает!
  Только Оксана надеялась спокойно зажить в клубе после недавней анархии и вдруг такой удар. Новые тренера - новые порядки, это известно даже младенцу. Теперь-то прежних ребят точно выгонят. В этом нет никаких сомнений. А затем новые тренера возьмут себе в группу только любимчиков, среди которых не будет ни Оксаны, ни Лены. Девочки могли бы конечно тут же начать лебезить и пресмыкаться перед своими господами хотя бы ради того, чтобы не покидать любимых лошадей, но ведь это так низко! Боже, за что им это? За что жизнь так больной бьет? Что теперь будет?
  Да это и так известно. Пора начать думать, как о сегодняшнем дне рассказать эмоциональной Лене, чтобы не разбить ее сердце... скорее всего мысленно уже пора прощаться со всеми и ...даже с Тайгой.
  
  Как и ожидалось, все спортсмены восприняли эту новость с недоверием и шоком. Лена вообще не смогла ответить ничего вразумительного и только тихо ушла в себя на целые сутки, не выходя никуда кроме интернета. Там-то Оксана и пыталась подбодрить ее, говоря, что все еще не так плохо... возможно тренера не такие плохие, как им всем кажется... но даже ей самой в это верилось с трудом.
  И самый мучительный вопрос для спортсменов был лишь один: за что новый директор уволил прежних тренеров? Они же единственные из всей области были профессионалами, на которых всегда можно было положиться и не беспокоиться за здоровье детей и лошадей. А ведь дети так верили этому директору! Как он мог так с ними поступить?
  Но вот вскоре Оксана подхватила простуду и из-за температуры не смогла пойти на конюшню. Тогда Лена впервые при новом управлении пошла в клуб одна. Она выглядела сосредоточенной и грустной, хотя и говорила вслух, что ей нужно все увидеть собственными глазами, прежде чем принимать какие-то решения. С такими словами она и вышла из интернета. Оксана осталась одна дома со своими мыслями.
  А мысли ее совсем не радовали. За эти пару дней лишь только муза посещала ее настолько часто, что девушка написала с десяток мрачных стихов. Профессиональным взглядом она оценила их как негодные и тут же все стерла. Постепенно скука вытолкнула все остальные эмоции и вообще готесса устала страдать. Теперь она с нетерпением ждала одну лишь Лену и когда все-таки дождалась, то была поражена не меньше прежнего.
  Лена "прискакала" к ней лично домой, вся взбудораженная и восторженная. Сначала она потребовала себе чаю и не знала с чего начать, однако по ее веселому настроению подруга поняла, что произошло что-то очень хорошее. Может быть, эти все тренера были рождественской шуткой? Не смотря на то, что рождество должно быть через полгода.
  - Санка, это фантастика! Это просто фантастика, - лепетала Лена, запивая слова чаем, - эти новые тренера просто супер!
  - Как так? - подавилась от недоумения подруга, - ты сейчас рассказываешь мне все это с тем же энтузиазмом, с каким впервые увидела Тайгу. Смотри не обломайся снова.
  - Не корчи из себя профи, - скривилась Лена, - в тот раз ты ошиблась и в этот - ошибаешься. Да они такие крутые! Оля - реально чокнутая и я тебе сожалею. На счет нее ты не ошибалась... она дура.
  - Блин, ты меня обнадежила, - поникла подруга.
  - А вот Катя! Катя... да она... да целых два метра без подготовки... да это было...
  - Чего-чего? - опять не поняла Оксана, - без разминки коня на двухметровых барьер завела? Она идиотка что ли? Он же ноги себе все убьет!
  - Да не паникуй ты и не перебивай! - рассмеялась Лена и похлопала подругу по плечу, - конечно, она коня разогрела. Просто она его вчера только с собой привезла, а он весь крупный такой, крутой, профессиональный. Я таких классных коней впервые вижу даже. И вот она после парочки метровых барьеров тут же двухметровый взяла. Вот это было круто! Да она оказывается профессиональный спортсмен! Делает все так с легкостью, без напряжения, без страха... я сначала и не подумала бы, она же ведь панк. А оказывается дамочка толковая и конь у нее самый лучший... коня Бароном зовут. Такой гигантский буденовец с суперским прыжком! А потом под конец занятия она меня на него посадила...
  - Отшагивать?
  - Да какого там? - и глаза Лены лихорадочно заблестели в предвкушении следующей фразы, - я прыгала на нем сто шестьдесят сантиметров!
  - Ты ж его впервые видишь? - снова подавилась Оксана.
  - Не давись так часто, - подмигнула Лена, - я сначала погалопила на нем и попробовала "метр десять". Санка, он такой клевый! Вот бы моя Тайгуша выросла такой же крутой! А то мы с ней только-только начинаем напрыгиваться и она пока что как топорик на барьерах. А этот сразу видно, что профессиональный. Он даже в сторону от барьера никуда не убежал. Пару раз я, правда, полетала на нем круто, но затем почувствовала настоящий кайф. И после этого, как только я на нем попрыгала и стала отшагиваться, Катя подошла ко мне и сказала, что готова взять меня полностью под свою опеку. Представляешь?! Она сказала это про меня! А прежние тренера даже в спортивку брать меня не хотели...
  - Слушай, я так за тебя рада, - просияла Оксана, - но прежних тренеров мне все равно жалко. Ты кстати не узнала что с ними не так?
  - Узнала. Оказывается их и жалеть не за что. Они пошли на повышение.
  - Как это? Что ты имеешь в виду?
  - Короче там длинная история... но когда Катя, Оля и Кира приехали в наш клуб, они рассказали нашему директору про то, что их собственная школа находится в упадке из-за отсутствия толковых тренеров. А их троих никто не брал из-за отсутствия опыта. Ну и когда все обговорили с нашими тренерами - решили сделать рокировку. Наших послали в тот клуб, а этих приняли в наш. А потом выяснилось, что их клуб оказывается... бывший Олимпийский резерв! Вернее он был "бывшим", а теперь с нашими тренерами его снова восстановили как нынешний Олимпийский резерв. В общем, Катя мне намекнула, что если мы с тобой будем и дальше делать успехи, то они по блату перекинут нас туда и тогда мы сможем... угадай, что мы сможем?
  Оксана боялась уже что-либо произносить. Она вся дрожала от возбуждения и предвкушения новых тренировок. Она проклинала себя за свою простуду и хотела поскорее вернуться, чтобы расцеловать там всех: и директора и новых тренеров и даже помириться с Олей. Оказывается все было так ловко задумано, а она это не поняла и всем нахамила! "Бог, все-таки ты существуешь!", - зажмурилась девушка.
  - Стой, но почему ты сказала "мы с тобой будем делать успехи"? А я здесь каким боком?
  - Знаешь, не смотря на то, что ты там не поладила с Олей, она сегодня очень хорошо о тебе отзывалась.
  - Как? - вытаращила глаза Оксана, - я же там гавкала направо и налево!
  - Она про это вообще ничего не сказала, - пожала плечами Лена, - она только сказала, что ты неплохо управлялась с Вальсом на первом занятии, хотя ни разу выездкой и не занималась. В общем, они сказали, что в этом направлении у тебя могут быть успехи, при условии, если ты не бросишь.
  - Да ты гонишь!
  - Хоть убей, правду говорю!
  Больше сдерживаться не имело смысла. Девочки стали вопить на весь дом от радости и дурацкого ощущения грядущего счастья, после чего бросились к своим музыкальным инструментам и сыграли какую-то веселую композицию. Когда в тебе видят потенциал - это так окрыляет и поднимает настроение, что... сложно объяснить, но однозначно появляется смысл жизни. Тем более это было приятно для Оксаны: она теперь знала, что ее не выкинут обратно в учебную группу. А уж с Олей она как-нибудь поладит. Осталось только угадать, с какой лошадью ей предстоит работать...
  
  ИСТОРИЯ КАТИ
  "Тренерские будни или первые рабочие дни"
  
  День Кати начинается довольно однообразно. Она не ладила со своей матерью, которая чуть ли не с детства ненавидела ее вольную натуру, отчего скандалы в их доме случались каждый божий день. Отчасти это послужило причиной того, что девушка подалась подростком в панки, хотя на самом деле там все было намного сложнее. Но об этом в другой раз...не переживайте, я про всех все еще успею дорассказать. Проще говоря, Катя была не настоящим панком, однако этот маскарад понравился ей настолько, что со своим образом она так и не рассталась, не смотря на то, что ей уже исполнилось девятнадцать лет.
  После того как она обучилась на тренера по конкуру и познакомилась в том техникуме с Кирой и Олей, девушка переехала в другой город, поближе к своему новому месту работы. Здесь она стала снимать квартиру, однако от этого ее жизнь не стала разнообразнее. На лице вечно царила скука, сигарета редко исчезала из ее рук...да-да, этот тренер спорта еще и курил. Причем бросать эту пагубную привычку она отчего-то не собиралась, попросту не хотела. И все в своей жизни она объясняла просто: "жизнь делиться на фигню...и фигню. Так зачем же париться?".
  В общем идеалом женщины ее не назовешь, да и характер был далек от типичных девичьих образов. Она не хотела замуж, не желала обзаводиться семьей, дружила с полупсихопаткой Олей и была при этом ею довольна. Ей ничего не было нужно, ни к чему она не стремилась. На этой планете, казалось, ее держали только лошади и что-то еще...о чем никто вокруг не мог точно узнать. Казалось, что Оля знала этот секрет, но от нее ничего невозможно добиться. Возможно за эту непробиваемость ее и ценила Катя, хотя кто знает...их дружба была очень странной, но крепкой.
  Еще крепче была связь Кати с ее конем Бароном...
  
  Оксана и Марта
  
  Была на этой конюшне одна интересная кобыла по кличке Марта. И через месяц тренировок на Вальсе Оксану плавно спихнули на нее. Девушка не сопротивлялась, хотя и была удивлена таким переменам. Ведь Марта совершенно не была готова к выездке. И сама Оксана, кстати, тоже.
  - Короче из всех ваших бестолковых лошадей эта самая подходящая, - вальяжно шагала по песку Оля.
  - У нас нет бестолковых лошадей. У нас все хорошие, - обиделась за любимых животных воспитанница.
  Тем более с тренером она пререкалась довольно часто... особенно, когда та ее не слышала. Страшно было сказать некоторые вещи в лицо. Поэтому половина из них так и не достигала своего адресата, а половина превращалась в шутку.
  - Ты думаешь я их не помню? Я же на всех тут ездила когда-то. Какими клячами они были - такими и остались. А некоторые еще больше испортились. Из этой кобылы хоть выжать что-то можно. Пока молодая.
  Спорить с Олей было бесполезно. Оксана тяжело вздохнула и продолжила чистить на коновязи лошадь. Марта вела себя немного отрешенно. Особенно когда слышала голос тренера. Олю тут боялись даже животные (или просто тихо ненавидели).
  Эта кобыла была пока еще темно серой, так как по возрасту ей не положено было быть светлее. Но характер ее был также интересен и малоизучен на этой конюшне. Марта прошла странный путь по рукам разных коневладельцев, после чего все-таки вернулась обратно в родной клуб. И вот теперь она досталась Оксане.
  Вместо выездки у них сперва был час проверок "на вшивость", а затем еще полчаса отчаянного сопротивления кривым рукам неопытной всадницы. То она команду подаст неверно, то ногой слишком сильно пнет и кобыла вылетит пташкой в небо, то от Олиных воплей они обе несутся стремительным галопом в другую часть манежа... причем это желание было обоюдное.
  Короче с тренировки бедная девочка снова приползла по-пластунски. Подруга помогала ей хоть как-то залезть в общественный транспорт и отвоевала два места для того чтобы вытянуть ноги и наконец-то расслабиться. В отличие от готессы у Лены было теперь много хороших новостей, хотя и она уставала немерено.
  Но следующее занятие удивило их новым гостем. Когда девочки прибыли на конюшню, то увидели рядом с парадным входом некрупный коневоз, рассчитанный на одну лошадь. Им сразу стало дико интересно, кто бы это мог быть посреди рабочей недели. Ведь никаких соревнований в ближайшее время тут не намечалось.
  - А вдруг продают кого-нибудь? - дрогнул голос Оксаны, - мы же совсем не знаем эту новенькую Киру. Я понимаю, что она всего лишь главный тренер, но ведь и власть у нее какая-то есть.
  - Надеюсь, это наоборот какой-нибудь новый конь, - более оптимистично предположила Лена и дернула подругу за рукав, - пойдем сначала переоденемся, а потом уже выясним все.
  Выходя из раздевалки девочки лицом к лицу столкнулись с каким-то симпатичным незнакомым мальчиком. В его кровях смешалось что-то русское и восточное, однако высказывался незнакомец абсолютно без акцента.
  - Меня зовут Йорк, - представился он, - приятно познакомиться. А где я могу найти вашего главного тренера?
  - Йорк? - едва не подавилась от бескультурного смеха Лена, - что за имя такое?
  - Старое американское, - как будто виновато улыбнулся мальчик.
  - Кореец с американским именем, живущий в России, - прыснула наконец-то эмо-кидка, за что получила душевный втык от подруги.
  - А зачем тебе Кира? Хочешь лошадку купить? - как бы хитро поинтересовалась Оксана.
  - Зачем покупать? Свой есть, - хохотнул мальчишка и атмосфера сразу же разрядилась.
  Девочки вздохнули с облегчением и уже дружелюбнее посмотрели на этого Йорка. Черт побери, но он реально был красавчик. У Оксаны с Леной даже механизм какой-то в голове автоматически щелкнул, включающий все глупые женские ужимки и хихиканье. Но они были не виноваты. Это все его разговор, не характерный для мальчишек в этом возрасте (где-то примерно пятнадцать лет или около того).
  Йорк излучал добро и приветливость. Тут явно крылся какой-то подвох!
  Но когда подруги увидели его коня, стоящего на базу, то сразу же обомлели в очередном припадке умиления. Там стоял безумно красивый и милый лопоухий мерин с тихим дружелюбным норовом, хлопающий своими гигантскими ресницами и выпрашивающий вкусняшек вороными ножками. Хотя, казалось, и ему еще предстояло побелеть со временем. Девчонки не удержались, чтобы не отдать этому бандиту все свое личное время, которого у них и так было мало.
  - Его зовут Птица Говорун, - сказал им Йорк, - мой боевой товарищ и доктор.
  - Почему доктор? - гладя лапушку по шее, спросила Лена.
  - Ну я как бы раньше на иппотерапию ходил, - немного замялся мальчик и продолжил уже увереннее, - я раньше почти не мог ходить. Ездил в инвалидной коляске даже. Благодаря Оле я встал на ноги и получил кандидата спорта в выездке.
  Вот тут-то челюсти девочек и отпали. И не захлопывались, наверное, до самого вечера.
  - Так он тоже из олимпийского резерва! - перешептывались они немного позже, стоя в соседних денниках, - они решили всю конюшню оттуда сюда перетащить? Вот это номер.
  - А что нам еще остается? Коней своих много, а людей мало. После той анархии, - Оксана наморщила носик от неприятных воспоминаний, - нужно как-то восполнять рабов.
  Подруга прыснула. И хихиканье ее постепенно перешло во что-то неопределенное и истеричное до самого конца чистки. Тем не менее, на поле она вышла раньше. И к Оксане вдруг подошел тот самый Йорк... у нее чуть сердце из груди не выпрыгнуло в его присутствии. Она даже не могла понять, отчего это с нею происходит.
  - Собралась? - весело спросил он.
  - А что? - глупо вытаращила глаза Оксана, пытаясь хоть как-то спрятать свое волнение.
  Но все попытки получались настолько ужасными, что бедный мальчик невольно поинтересовался ее здоровьем. Девушка повторила тот нервный смех подруги и, решив, что теперь она окончательно превратилась в умалишённую дуру, свалила из конюшни ко всем чертям. От такого странного приема Йорк немного удивился, но решил, что это просто магнитные бури на всех так действуют.
  Но беды преследовали готессу в этот день по пятам. Она отчетливо почувствовала, как вспотели ее ладошки, когда новенький мальчик выехал на поле на своем Говоруне. Оказывается он еще и заниматься сегодня планировал! Вот она сегодня опозорится... Оксана даже приуныла.
  Зато ее похотливая кобыла навострила уши при виде нового коня. Сперва Марта мечтала его прибить, срывая из-за этого все занятие и получая двойные порции мата от тренера, но затем все стало только хуже. Она вдруг ни с того ни с сего стала с ним заигрывать! Теперь уже материлась сама Оксана, закатывая глаза и в сотый раз хлыстом оттаскивая эту дурынду от мерина.
  - И чего тебе надо от него? Он же импотент! - завопила она на все поле под конец занятия.
  - Сама ты импотент. А он тот еще жеребец! Ты просто в деле его не видела! - заступилась за коня Оля и приказала всем ехать расседлываться.
  Настроение упало еще ниже. Зато Йорк за все занятие не промолвил почти ни слова. Он был, оказывается, довольно замкнутым мальчиком. Хотя возможно это было связано с тем, что в первый день в новом коллективе почти невозможно обрести друзей. Кто знает? Время покажет.
  
  Йорк удивлял с каждым днем все больше. Оказывается, он был не просто замкнутым, а очень даже стеснительным и тихим мальчиком. Даже если ты первый заводишь с ним разговор, юный спортсмен смущался и отвечал как-то в двух словах. С чем это было связано - не понятно, но такое состояние продолжалось у него на протяжении всех двух недель.
  И это не смотря на то, что с Оксаной и Леной Йорк в принципе успел сдружиться. Но чем больше они его узнавали, тем более странным он им казался. Ну как странным? В душе девчонки безжалостно считали его импотентом. Это слово было особенно частым в их обиходе в последнее время и применялось чуть ли не к каждому второму существу на планете. Так что можно с уверенностью заключить, что диагноз не точен.
  Зато стесняться его Оксана перестала. Зато Марта с нарастающим ожесточением пробивала дорогу к сердцу Птицы Говоруна. Зато Оля ругалась с каждым днем все больше. Короче жизнь становилась все веселее и интереснее.
  Но нельзя не заметить и заметный прогресс в занятиях готессы. Она делала успехи, хотя чаще всего сама их таковыми не считала. Но это не мешало ей получать периодически удовольствие от своей новой кобылы и самой выездки как дисциплины. Девочка не ожидала, что проникнется этим занятием так сильно, что перестанет злиться на Олю. Чудеса и только!
  А лошадка у нее вообще была самой лучшей. Так всегда кажется, когда влюбляешься в коня по уши. Но больше всего ее прельщало то доверие, которое Марта испытывала к своей всаднице. В возрасте почти семи лет лошадь так быстро и легко переключилась на свою новую хозяйку, что Оксана пессимистично стала ожидать беды в их отношениях. Она никогда не умела радоваться полностью.
  
  - Товарищи, хочу вас обрадовать, - сложила руки на груди Оля, созвав всех спортсменов в беседке, - через неделю мы едем на наши первые соревнования!
  - Там будет и конкур и манежная езда, - продолжила за нее Катя, зорко пересчитывая глазами прибывших ребят.
  Спортсменов было мало. Осталось всего пять человек в конкуре и лишь двое в выездке. И все пары глаз удивленно и недоверчиво смотрели на своих тренеров, не успевших еще полноценно влиться в жизнь конюшни, а уже настаивающих на соревнованиях. Как это назвать вообще?
  - Олеся на Грозе, Лена на Тайге, Зина на Звоне, Онуфрий на Прянике и Петька на Громе... - достала списки Кира, следящая за собранием.
  - Чего это Петька? Я тебе дам Петьку. Петром Яковлевичем называй меня, дура! - вдруг выпалил широкогрудый как конь парень лет восемнадцати.
  Девочки все присели от такого. Они знали, что их Петька на такое способен (он никогда не следил за языком и постоянно на всех наезжал - последствие анархического периода), но никто не ожидал, что он в первые же дни решит испортить отношения с тренерами. Все спортсмены затаив дыхание, стали с трепетом ждать реакции Киры. Она бросила изучающий взгляд поверх листка со списками.
  - Ты выступать не хочешь, я смотрю? - с угрозой уточнила девушка.
  - Выступать хочу. Но я тебе не Петька. Не смейте обращаться со мной как с пацаном каким-то. Я на этой конюшне дольше вас троих вообще-то! - не понятно, чего это он вообще так взвился.
  - А ты к нам на "ты" не обращайся, - голос Киры становился все тише и тише, превращаясь в рычащий тембр.
  - Слыш чо! - вдруг обратилась к нему Катя, - хавло свое закрой, понял?
  Все спортсмены выпали в осадок еще раз. Уже второй раз за пару минут! Это их тренер только что такое сказал?!
  Зато в глазах Петьки вдруг появилось какое-то просветление, перемешанное с необузданным счастьем. Он громко и долго хохотал, после чего ткнул локтем Олю под бок.
  - Ничего себе у тебя подруги? И где они раньше были? Мы бы неплохо могли вместе замутить...
  - Да, подружки у меня что надо, - радостно согласилась с ним тренерша.
  Дети в беседке окончательно рухнули на пол. Она еще и не обиделась на его наезды! Да что у них за тренерский состав такой!
  - Кира, не вычеркивай его из списков. Он жуткий дебил, зато прыгает отменно. У мальчика может быть талант? - немедленно заступилась Оля за старого друга.
  - У него этот талант, похоже, из ушей лезет, - сощурилась Катя.
  - Ладно-ладно, не вычеркиваю, - безразлично дернула бровью Кира и продолжила зачитывать фамилии.
  "Стальные нервы", - разом подумали Оксана с Леной, с облегчением вздохнув. Соревнования намечались, похоже, крупные, раз туда потащат всех спортсменов и их лошадей. Выходит где-то семь человек, включая тренеров, которые тоже будут выступать. И того в сумме десять участников.
  - В манежной езде у нас только вы трое, - ткнула в ребят ручкой главный тренер, - на ком поедете выступать?
  - Я на Вальсе, Йорк на своей Птице и Оксана на Марте, - ответила за спортсменов Оля.
  - А у Марты это первые выездные соревнования? - застенчиво уточнила готесса.
  - Ага, поэтому тебе будет очень весело, но я угроблю тебя, если ты там не выиграешь, - с сатанинской улыбкой заверила ее тренерша.
  Руки у бедной девочки опустились. Йорк пытался поддержать ее виноватой улыбкой, но и сам предчувствовал что-то забавное впереди. "Оля с нас три шкуры сдерет", - мысленно переглянулись ребята и едва не заплакали.
  
  То, что в Марте таились арабские крови, Оксана в полной мере прочувствовала уже при загрузке кобылы в коневоз. Дольше всех, наверное, тренера и спортсмены провозились именно с нею. Почему-то некультурные выражения, предназначенные для лошади перепали частично и ее хозяйке. Оксана с несчастными коровьими глазами мужественно молчала и с одурением гнала Марту по десятому кругу в чрево грузовика.
  Когда весь этот ад закончился, она почти отрубилась в газели, закрыв глаза и раскинув руки. Со стороны могло показаться, что спортсмен в самом деле издох не доехав до соревнований. Лена даже будить ее не стала. Ее подруга очень тяжело переносила стрессы и тем более не любила оказываться в центре внимания.
  Ехали до места назначения они всю ночь. Выспаться удалось немногим. К счастью в этой деревне (а приехали они выступать реально в какой-то поселок) всем ребятам предстояло провести еще сутки и потому сон как сладкая мечта манил их всех, маяча на горизонте. Это предвкушение длилось недолго. До первого тренерского подзатыльника.
  Йорк жалобно и испуганно захлопал глазами, соображая, что с ним только что произошло. Его реакция была такой же заторможенной как и у остальных братьев по несчастью. Но удивительная штука: удар по одному воспитаннику немедленно пробудил всех остальных, находящихся поблизости. Во всяком случае Оля осталась очень довольна возросшим трудолюбием и скоростью работы всех спортсменов.
  - Хочу увидеть красивых мальчиков, - жаловалась она по пути Кате, - ты видела здесь кого-нибудь мужского пола?
  - Нет, - беспощадно отвечала подруга.
  - Как же так? Нам ведь еще целые сутки тут тусить. Неужели тут серьезно нечем заняться? - состроила несчастные глазки тренер по выездке.
  - Тебе для веселья обязательно красивые мальчики нужны? Вон займись еще раз своими сонями и развлечение тебе обеспечено, - сурово предлагал тренер по конкуру.
  - Ну Ка-а-атя! Какая же ты зануда! - и надувшись как будто от обиды, Оля пошла донимать Киру.
  - Ну О-о-оля, какая же ты озабоченная, - игриво себе под нос пропела Оксана, раздавая лошадям сено.
  - Чего ты там сказала? - завопила издалека слухастая Оля, обеспечив бедной девочке настоящий инфаркт.
  Но все закончилось мирно. Во всяком случае благодаря тому, что готесса успела спрятаться в коневозе, делая вид, что она поит остальных коней. Был жаркий день и потому пришлось загнать Вальса, Халву и Барона обратно внутрь, т.к. вся тень от деревьев была занята остальными конями.
  - Интересно посмотреть как сегодня Кира выступать будет, - с азартом отыскала подругу Лена, размешивая в коробочке какие-то витамины коням.
  - Ты разве не видела? - удивилась Оксана, - и в какой она будет дисциплине?
  - Конкур как и Катя. Но она готовилась к этим соревнованиям по тем дням, когда я не хожу. Поэтому я ни разу не видела на что способна ее Халва.
  Они дружно взглянули на вредную рыжую кобылу, как будто увидели ее впервые. Сухая поджарая Халва имела очень непропорциональное тело и хлипкую некрасивую гриву, которую хозяйка постоянно стригла под корень. Ее копыта казались слишком большими, спина слишком прогнутой, а рост не слишком высокий. Но Кира намеревалась прыгать маршрут на 110см. Значит эта кляча была на что-то способна!
  Оксане тоже стало интересно посмотреть на этот цирк. Тем более что в душе она призналась, что ни за что не рискнула бы на такой лошади прыгать. Но девочка тяжело вздохнула, когда вспомнила как плохи ее дела со своей собственной кобылой.
  Марта до последнего дня не могла запомнить того элементарного маршрута, который проходила по сотне раз в течение нескольких недель. Каждый раз она как будто впервые узнавала, что на том углу должен начаться галоп, а на середине - переход в рысь и т.д. Оксана чувствовала себя так, будто тащила целую лошадь на своих руках и от этого сильно уставала.
  С другой стороны благодаря доверию всаднику и сообразительности Марта делала большие успехи в изучении элементов. Всего за три дня ее научили принимать во все стороны и кланяться (ну это уже просто для веселья). Оля была очень ею довольна и не понимала, почему Оксана не рада получать "случайные" удары лошадиной челюстью в лоб из-за ее неуклюжести, ногами в нос из-за нервозности и хвостом по глазам из-за эмоциональности. Но готесса мужественно скрывала все свои некультурные мысли в этот момент. Тем более ей было не привыкать работать с подобными конями. Чего стоила одна только Тайга...
  И вот настал день истины. Они приготовились выступать, но сперва по программе шел конкур и потому Оксана с удовольствием и без стыда остановилась, чтобы понаблюдать за успехами подруги. Лена чисто прошла половину маршрута и ухнула на последнем барьере. Как это было обидно! Но как подло себя повела ее кобыла. Так что вина всадника заключалась лишь в том, что он не предсказал подобной подставы от своей лошади и не предпринял ничего заранее. В общем-то Катя ругала Лену не сильно, хотя не без этого.
  Совсем скоро на поле должны были выйти долгожданные Кира на Халве. Вот этого момента все городские спортсмены ждали с нетерпением.
  И это выступление было шикарным! Кривоногая неказистая кобыла с такой мощью выстреливала вверх, что, казалось, всадница вот-вот вылетит с ее спины в облака. Но и Кира была не лыком шита. Она мастерски вошла во все повороты, удержала норовистую лошадь на всех системах и не вылетела из седла на максимальных барьерах. Этот конкур был очень эффектным: эмоциональным, захватывающим и чистым. Неожиданно, но приятно.
  Через несколько участников вышла выступать Катя на Бароне. Этот мощный гигантский складный конь работал как машина. Он даже бровью не повел, когда его выкручивали в самые необыкновенные зюги и заставляли выпрыгивать чуть ли не с места. Ни единой эмоции не отразилось на его морде. И только густая пена окрасила темные взмокшие плечи в белый цвет. Эта пара смотрелась просто божественно и у зрителей невольно открывались рты от их техничности и красоты. Хотя внешний вид всадницы заставлял многих думать, что она из местной шпаны... ну не укладывалось у людей в голове, что эта дамочка с хаером на голове на самом деле тренер городской команды. Их нельзя в этом винить.
  И наконец-то через несколько минут настала очередь манежной езды. Первой выступала Оля. После тех элементов высшей школы верховой езды, которые видела от нее Оксана, этот детский сад казался ей не интересным. Хотя за себя девочка переживала очень сильно. На нее неожиданно напала страшная забывчивость и казалось, что весь маршрут вылетел из головы как пробка от шампанского. Готесса нахмурилась и поплелась на шагу повторять фигуры.
  Мысленно она негодовало, что ее поставили перед Йорком. Оксане было бы проще выступать после него, чтобы никто не обратил внимание на ее косяки. Хотя мальчик не имел такой привычки подтрунивать над кем-то, но его мертвенное спокойствие и замкнутость почему-то выводили девочку из себя.
  - Чего ты его до сих пор в руках водишь? - озадаченно мимоходом поинтересовалась Оксана.
  Йорк гулял по траектории маршрута, ведя коня рядом в поводу. На вопрос подруги он неопределенно пожал плечами и глуповато улыбнулся. Это тоже заставило ее нервничать и потому, закатив глаза, Оксана поспешила отвлечься от него.
  Когда объявили ее имя, девочка потупилась еще больше. Ее трясло как будто впервые... хотя в выездке это действительно были ее первые соревнования. Но в конкуре она тоже не сильно блистала и чаще всего даже не доезжала до конца маршрута... так что сравнивать было особо не с чем.
  Ничто не предвещало беды. Марта вела себя подозрительно невыразительно. В смысле, ее волновало все новое и непривычная обстановка, но поведение было достаточно приличным. И на свое горе Оксана позволила себе немного расслабиться и ослабить внимание к лошади. Тем более ей предстояло всего лишь нарезать пару кругов разными аллюрами по манежу и всего-то. Что тут сложного?
  Уже в начале выступления что-то пошло не так. Марта стала отчаянно вырывать повод и трясти головой, как будто ее истязали и мучили. Готовая к капризам Оксана "поиграла" с поводом, пытаясь добиться хотя бы послушания, но тут-то ее и подвела излишняя самоуверенность. До сих пор спокойная и более менее адекватная кобыла вдруг сделала такое, чего не позволяла себе ни разу даже на тренировках.
  Она встала на дыбы и выпрыгнула по вертикали вверх, приземлившись на четыре ноги со сгорбленной спиной. Девушка едва не села ей на уши, но все-таки выпала из седла, оказавшись за передней лукой. Она была бы рада залезть обратно, но Марту словно подменили. Ощутив, что повод ослабился, кобыла понесла с места полевым галопом, вытаращив глаза и поднимая пыль. Бедная девочка кое-как держалась на ее холке первые несколько метров, но на первом же резком повороте грубо рухнула на грунт, вопреки всем воплям тренера "держи! Не падай!".
  Когда на все поле послышался двойной щелчок копыт по каске, люди вздрогнули и перекрестились. Оля бесстрашно летела навстречу Марте, но та была не так глупа, чтобы с легкостью дать себя поймать. Она перепрыгнула низенький заборчик и, промчавшись мимо остальных лошадей понеслась куда-то в поля.
  Послышался очередной шум в рядах животных. Спортсмены оглянулись и увидели только как Птица Говорун во все лопатки летел следом за своей любовью...без Йорка на спине. Бедный удивленный и немного испуганный мальчик сидел на попе на песке и жалобно выплевывал песок: его тоже припечатали к земле и протащили в таком положении несколько метров.
  - Зашибенно! - выругалась Оля, взмахнув руками, - слава богу, вы оба у меня в касках, а не в цилиндрах как положено. Дубины стоеросовые!
  Едва сориентировавшись в происходящем Оксана вскочила на ноги и как ошпаренная побежала следом за лошадьми. Ее как будто ошпарили: настолько безумными были глаза и бессмысленным бег. Но по чьей-то команде девочку перехватила Катя и с трудом заставила остановиться.
  - Пешком ты их не догонишь, - демонстративно постучала она себя по голове, - садись в машину Киры. Сейчас поедем за беглецами.
  Острое чувство вины и обиды не позволяло Оксане так просто все бросить. Но настоящий конфуз ждал ее, когда на соседнем сидении машины оказалась Оля. Девочка побелела на глазах и вжалась всем телом в столь же затравленного Йорка. Они оба выглядели как два скелета, хотя за всю дорогу тренер ни слова им не сказал. У нее в голове крутились какие-то мысли, о которых остальные и не догадывались.
  - Меня знаешь, что пугает? - наконец заговорила она с Катей, едущей рядом с водителем, - местный ландшафт. Тут есть овраги, крутые спуски и все-такое. Наши балбесы ведь в амуниции - зацепятся за что-нибудь.
  - Я уже подумала об этом, - кивнула ей подруга и развела руками, - от нас теперь мало что зависит. Надеюсь, мы не увидим их повесившимся на собственных уздечках на деревьях над пропастью.
  От этой фразы Оксане поплохело и чувство собственной вины возросло вдвое. Она схватилась за голову и едва не завыла от стыда. Но самобичеванием ничего не исправишь. Приходилось только молиться, чтобы все обошлось...
  Но не обошлось.
  Машина колесила по незнакомой местности больше двух часов. Ни единого следа присутствия лошадей. Кира все не снимала свою молчаливую маску, зато Катя стала терять терпение и все чаще выражалась некультурными словами каждый раз, когда ей мерещились в листве кони. Оля уже ни на что не надеялась и просто как будто скучая смотрела в окно, подперев подбородок. Она по-прежнему не ругала детей, но от этого им было не проще.
  Солнце стало клонить на убыль, но до темноты еще оставалось много времени. В конце концов им показалось, что все проходимые дороги их машина уже преодолела. Остались только жуткие буераки. И если лошади побежали именно туда - то это худший исход. Лучше бы они заподпруженные стояли где-нибудь на полянке щипали траву. Так нет же! Их потянуло куда похуже!
  В результате бросив беглый взгляд на измученных поисками детей, Кира сжалилась и предложила оставить их в палаточном лагере. Она обсудила это с другими тренерами, пока дети не слышали и все трое пришли к выводу, что от этих мелких все равно сейчас толку никакого нет.
  - Пускай уж лучше помогут остальных коней покормить, напоить и все такое. Кто там сейчас остался за главного?
  - Онуфрий, кажется, - почесала затылок Оля, - он вроде бы норм парень. Думающий.
  - Согласна с тобой. Пускай он и остается. А эти уже на тень похожи. Нечего им тут делать, - сурово заключила Кира и немедленно сама же исполнила свой приказ.
  И катались тренера по окрестностям деревни еще несколько часов и вернулись уже к темноте... без лошадей и почти без надежды. Уставшая и злая Оля завалилась спать почти сразу же по возвращению, а Катя нашла в себе силы на ужин. Она вела себя очень замкнуто и старалась ни на кого не сорваться. Одна только Кира как будто вообще не менялась в лице. Хотя она была далеко не безэмоциональной.
  Ночью Оксане плохо спалось, несмотря на всю усталость. Она вылезла из палатки и почувствовала как сердце зовет ее куда-то. Огромная луна освещала все вокруг и было достаточно светло, чтобы не провалиться в какую-нибудь яму или не споткнуться о колышки соседних палаток.
  По лицу бил приятный прохладный ветерок. Девушка сонливо щурилась и шла-шла-шла куда-то вперед, не выходя, однако, за пределы платочного городка. И вдруг она услышала какие-то шорохи...
  Вся обомлев Оксана завертела головой. Глупо было надеяться на то, что это кони вернулись каким-то образом сами, но когда тебя мучает совесть - объект ее тревог видится повсюду.
  - Марта, Марта... - шепотом окликала кобылу девочка, каря себя за это же.
  Во-первых, она знала, что эта лошадь никогда не откликалась и не шла на имя, а во-вторых, кричать шепотом было также бесполезно как дышать, заткнув нос. Но отчаяние подступило к самому горло и голос задрожал сильнее. Оксана довела себя до кротких слез и снова повторил имя кобылы, раз за разом все дальше продвигаясь во тьму.
  Ей не хватало терпения чтобы дожить до раннего утра, когда обещали возобновить поиски пропажи. И вот уже следы ее поглотила ночная мгла. А девочка все брела и брела куда-то вперед на мнимые звуки, рождающиеся, похоже, лишь в ее голове.
  Но постой! Что это там впереди? Сердце Оксаны дрогнуло еще раз и замерло чтобы не мешать прислушиваться и приглядываться. Какие-то силуэты! Неужели лошадиные? Да нет, не может быть!
  И они не стояли на месте, не паслись, а шли ей навстречу. Девочка недоверчиво ущипнула себя за руку, чтобы убедиться, что это не сон. Под лунным светом все отчетливее становились две лошадиные фигуры, причем одна сильно хромала и прижималась головой к крупу впереди идущего товарища. Кто это? Что с ними произошло?
  И только когда кони подошли настолько близко, что можно было увидеть проточину одного из них, Оксана едва не разбудила всю палаточную деревню от радости и страха одновременно. Марта вернулась с Птицей Говоруном! Сами! Но в каком состояние...
  Девочка дрожа от волнения вытянула перед собою руку и стала аккуратно приближаться к коням, чтобы не спугнуть их. Говорун охотно дал перехватить себя за порванный повод, зато Марта шугалась от каждого жеста и немедленно впадала в панику от любого звука. Особенно ее волновало то, что движение остановилось. Она пряталась от Оксаны, бегая как истеричка вокруг своего брата по несчастью и издавала жалобные жеребячьи звуки, такие несвойственные лошадям ее возраста.
  Сердце всех, кто слышал это разрывалось на части. А что уж говорить о бедной готессе, которая и так чувствовала себя кругом виноватой. Только вон она все не могла понять, почему Марта так старательно сторонилась и ее и всех остальных, проснувшихся спортсменов.
  Одна только Катя о чем-то догадалась, приказав всем разойтись. Она взяла себе Говоруна, прицепила его к коновязи, сняла лишнюю амуниции, проверила цельность конечностей. Все это время Марта не отходила от нее ни на шаг, но по-прежнему не давалась в руки. Но просто постояв с нею рядом в течение десяти минут тренерша смогла-таки добиться доверия и расседлала бедную калеченную кобылу. Одного только спортсмены долго не могли понять: для чего Катя выстукивала палкой по коновязи какой-то элементарный ритмичный рисунок? Он был еле-слышимым и, казалось, бессмысленным. Но только утром все узнали правду...
  - Кобыла ослепла, - с горечью открыла правду тренер конкурной группы.
  И эта фраза громом ударила всех присутствующих по ушам. И сначала хотелось верить, что это всего лишь поучительная злая шутка, но по лицу Кати стало ясно - она говорила чистую правду. И спортсмены поникли, как будто каждый из них был виноват в этой трагедии.
  Оксана же вообще не поднимала головы, начиная с той самой ночи. Все происходило как будто в страшном сне и даже плакать она уже устала. Так все было плохо, такое горе свалилось на нее! И вроде бы не виновата была в этом, а все равно упустила.... Упустила-то кобылу она! И хотя никто ее в лицо в этом не винил, девочка карала себя страшнее всех.
  "Хочется все бросить! Я чудовище", - сокрушалась в газели на пути домой бедная Оксана. Вы бы знали, каких сил им всем стоило загнать теперь уже слепую Марту в коневозку. Она пошла туда только за Говоруном, уткнувшись носом ему в хвост и не отходя ни на шаг. Слава богу хоть кому-то она доверяла в таком состояние.
  - Чего нос повесила? - подозвала ее наконец-то к себе на конюшне Оля, - случилась беда и ты сразу ручки опустила? Какой же ты спортсмен после этого?
  Сейчас ее грубость была совершенно некстати. Оксана только зло блеснула глазами и хотела послать ее матом, да только не успела. Тренерша ловко опять перехватила инициативу и вручила девочке чомбур.
  - Сама покалечила, сама и выхаживать будешь. И не смей мне тут заводить речи о том, что бросишь конюшню, о том, что раскаиваешься. Мне твои жалобы не нужны, а кобыле не помогут. Все понятно?
  - Почти? - готесса была немного сбита с толку.
  - Короче когда придет ветеринар - бери ее с собой и прямо спроси что тебе нужно делать в ближайший месяц, чтобы выходить Марту. Слепота - это дело десятое. У нее нога повреждена как-то. По-моему там обычный вывих, но отек пошел. Еще и заподпружена. Короче позаботься о любимой лошадке, если хочешь остаться у меня в группе.
  - А есть возможность не оставаться у вас в группе? - впервые за несколько дней девочка дерзнула.
  Но Оля не обиделась на ее "шутку" и только ухмыльнулась. Затем она наклонилась очень-очень близко к лицу воспитанницы и поверх чомбура положила пакет морковки.
  - Даже не надейся на это. А теперь вали отсюда в конюшню. Увижу, что пропускаешь хотя бы один лечебный день - мало тебе не покажется. Шнелле, шнелле! Чего встала!
  Так судьба опять пошла против ожиданий Оксаны. Она даже не успела ничего сказать или сделать, как за нее снова распорядились. И в принципе так было лучше... во-всяком случае, на душе полегчало.
  И почему-то возникло ощущение, будто ответственность с нее спала. Вернее даже не спала, а просто появилась возможность замолить грехи честным трудом и непосредственной помощью в лечение. Это было то, что нужно Оксане в данный момент. Помогая кобыле, она как будто помогала самой себе, вникая в каждый вопрос и жест ветеринара, стараясь изо всех сил, дежуря ночами и выгуливая лошадь в бочке.
  Удивительно, но трагическое положение Марты давало новые силы и уверенность девочке. Она не радовалась чужому горю, но впервые в жизни ощутила нечто новое... она почувствовала себя впервые кому-то нужным. Да, Оксана была виновата в травме кобылы, но никому кроме нее теперь не было дела до больной слепой лошади. Еще бы: кому нужна лошадь, на которой не проедешься верхом?
  Стоило Марте стать инвалидом и весь интерес детей учебной группы к ней иссяк. Они стали делать вид, будто такой лошади в конюшне не существует. И Оксана злобно кривила губы при виде этого.
  Не ожидала она, что любовь детей так кратковременна. А ведь всего несколько недель назад юные всадники не отходили ни от готессы, ни от ее коня ни на шаг. Теперь же всех сдул ветер перемен. Какая ирония...
  - Привет, моя малышка, - постучала девочка по косяку денника, чтобы дать беспомощному животному понять, что пришел свой человек.
  И кобыла с радостью загугукала, водя по сторонам ушами и поворачивая к двери слепую морду. Иногда Оксане казалось, что в ней ничего не изменилось. Особенно когда они с ветом выводили кобылу на улицу для каких-то процедур. Да, она выше поднимала ноги и больше теперь ориентировалась на слух, но со стороны выглядела вполне здоровой.
  Когда-то Оксана слышала от старых тренеров историю про то, как на аукционе продали подобного жеребца. Все думали, что он летает над землей из-за горячего нрава, а оказалось, что он просто не видел дороги и поднимал повыше копыта, чтобы не задеть ничего и не споткнуться.
  При этом кони вполне могут приспособиться к своему недугу, если живут на конюшне, а не в полях. Они со временем начинают бегать и работать на корде, но вот с более сложными упражнениями и верховой ездой приходится распрощаться...
  И девочка тяжело вздохнула, думая о дальнейшей судьбе Марты. Ее нога почти зажила и теперь физическое состояние кобылы не предвещало никакой беды. Зато ее глаза оставались все такими же белыми. К тому же обследования заверили тренеров, что зрение лошади больше не вернуть.
  - Что же с тобой теперь будет? - отмывала кобылу от грязи Оксана, - тебя продавать точно никому не будут...никто тебя не купит. Но и на нашей конюшне ты оказалась лишним грузом...
  И девочка зажав губу сдержала нервный слезный порыв, унимая дрожь в руке, занесенной над гривой. Нет, она не считала Марту ни бесполезной, ни обузой, ни в коем случае! Но она знала, что об этой кобыле теперь думали все остальные. И от этого было больно... и никто не догадывался сколько слез готесса уже пролила дома, пока ее никто не видел.
  "Никчемная", - повторяла она раз за разом это слово словно проклятие, - "одна, совсем одна. И никому не нужна. А почему? Потому что ты бесполезна. Да, да...также поступают и с людьми. Если ты не приносишь пользы, не жертвуешь собой - система выбрасывает тебя на помойку. Даже стариков выбрасывают, хотя они посвящают работе почти всю свою жизнь. Никчемная... не дай богу кому другому оказаться на ее месте. Бедная моя несчастная Марта. Ведь если от тебя решат избавиться... я ничем тебе не помогу". И сердце защемило от этих мыслей и бедная Оксана снова подавила вырывающийся наружу стон.
  Пока она лечила Марту, она ощущала себя предателем. Лошадь стала доверять ей и подходить на голос. Она слушалась только ее одну и Птицу Говоруна, когда их выгуливали во дворе. Беспомощная Марта нашла себе поводыря среди лошадей и людей и не смела больше никого к себе подпускать. А ведь она такой из-за Оксаны стала...
  - Если бы я тогда не дала тебе сбежать... - и с ненавистью к себе девочка макнула губку в ведро и плеснула немного себе на лицо, чтобы никто не заметил ее красных глаз.
  - Жарковато сегодня, - услышала она рядом голос Оли.
  "Только не ты! Только не сейчас", - мысленно прокляла ее Оксана и сделала вид, что слишком занята для того, чтобы оборачиваться. Но тренерша никогда не ждала ее приветствия. Она обошла кобылу стороной, ради приличия заглянула опять в ее глаза и состроила какую-то жутко умную рожу. Девочка подавила в себе желание отбрить ее.
  Ведь со дня на день эта невыносимая девка должна была принести решение сверху по поводу Марты. И скорее всего хороших новостей никто тут не обещал.
  - А я с новостью, - как будто читая ее мысли сказала Оля, - хочешь ее услышать?
  - Скорее "нет", чем "да", - уклончиво пробубнила воспитанница, продолжая протирать красивое тело лошади губкой.
  - Короче товарищи "сверху" настаивали на том чтобы мы пустили кобылу на мясо, - прямо заявила тренерша, чем ввела Оксану в неистовство, но поспешила продолжить, - и в принципе весь наш тренерский состав еще слишком молод, чтобы как-то отстоять свою позицию... но Кире это удалось.
  Вместо слов девочка только вопросительно уставилась на нее, молча требуя продолжения. Оля же как истинный садист теперь начала тянуть, растягивая быдловскую улыбку. Бедная готесса стала выходить из себя и ее пальцы крепче прежнего сжались на ведре, чтобы не выплеснуть его содержимое на тренера.
  - Ладно-ладно, не бесись, - небрежно махнула рукой Оля, - не тронет никто твою любимую Марту. Только придется нам ее опять заездить.
  - Заездить?! Ее? - опешила Оксана, не веря своим ушам, - а это возможно?
  - Возможно, - уверенно кивнула тренерша, - суть выездки заключается в том, что лошадь полностью доверяет всаднику на спине и работает в позе равновесия. Короче, если она будет выполнять все точь-в-точь как всадник будет требовать - то проблем с верховой ездой вообще не возникнет. Эта специализация как будто создана для нее!
  - Но ведь она почти ни одного элемента еще не успела выучить, - озадаченно взглянула на свою кобылу девочка, опустив руки.
  - Ну пока что нам этого и не нужно. Для начала хотя бы до галопа надо ее как-то довести. Ох и намучаешься же ты... не завидую тебе, - и она трубочкой вытянула губы в форме саркастического поцелуя.
  Оксана и не знала как на это реагировать. В принципе ей давно хотелось предложить подобное самой, но она считала себя чокнутой и живодеркой... а тут сам тренер сказал то же самое! Это же... это просто замечательно!
  И бедная девочка не сдержала улыбки на лице, вопреки которой слезы застенчиво покатились из ее глаз. Оля закатила глаза и выпалила что-то обидное про сентиментальность, но готессе теперь было все равно.
  "Я тебя такой сделала, я же тебя и спасу!" - с радостью подняла лицо к небу Оксана, - "Боже, спасибо за второй шанс. Спасибо, что ты есть".
  - Эй, Йорк, пойди сюда со своей клячей! - позвала проходящего мимо мальчика тренерша и чуть ли не насильно подтащила его коня к Марте.
  Кобыла встрепенулась и издала приветственные звуки. Она чуяла его запах, наверное, за километр. И всегда дико радовалась, когда ей давали возможность прикоснуться к телу друга. Это всегда выглядело так трогательно!
  Тем более что Птица Говорун отвечал взаимностью и немедленно начинал чесать зубами холку подруге. Это же он вытащил ее из тех зарослей. Он был настоящим героем теперь не только в глазах Марты, но и в глазах спортсменов. Про взаимоотношения этих лошадей по конюшне невольно пошли красивые легенды, которые не могли не радовать уши.
  - Гляди как она его обожает, - таинственным голосом прокомментировала Оля, - а теперь, смотри фокус. Дай сюда чомбур, Оксан.
  Девочка нехотя передала Марту ей и стала молча наблюдать за происходящим, стоя рядом с Йорком. Он тоже был озадачен и явно не понимал, что задумала их чокнутая тренерша.
  Оля сначала водила коней рядом друг с другом, а потом стала выводить их на круг как на корде и чмокнула пару раз. Говорун побежал рысью, а вздрогнувшая Марта немедленно последовала за ним. Через пару минут она зеркально выполняла все те же команды, которые делал ее друг. И только теперь до Оксаны дошел "коварный" план Оли. Она снова побелела как полотно на фоне своих черных волос и исподтишка покосилась на Йорка.
  "О нет. Только не это", - саркастически подумала девочка. Но когда Оля вернулась, то как всегда обломала ее.
  - Придется тебе теперь ходить на конюшню вместе с Йорком. Потому что без его коня тебе не перевоспитать Марту. Смысл понятен?
  - О боже, - не сговариваясь хором выпалили ребята и неловко переглянулись.
  - Ах, какая милота! - ядовито умилилась Оля, - это наверное начало новой любви! Кто знает?
  Но затем она с суровым лицом вручила лошадей их хозяевам и процедила следующие слова уже с совершенно другой интонацией.
  - Не ломайтесь вы как жених с невестой перед свадьбой, после которой вас должны казнить. Подумайте лучше о судьбе этой клячи и все. Я от вас больше ничего не требую. Вам все понятно?
  - Так точно! - снова хором с железобетонными лицами.
  - Вот и молодцы. Удачки, голубки!
  Оксана не удержалась и показала ей в спину язык. Но дико отругала себя за это, т.к. снова совершила этот жест синхронно с Йорком. Они оба дико закраснелись и не говоря ни слова просто разбежались в разные стороны. И на занятие эти ребята пытались друг на друга не смотреть, хотя выглядело это очень смешно.
  
  ОЛЕСЯ И ГРОЗА
  
  Грозе клонил уже двадцать третий год. Пора было заканчивать ее конкурную карьеру. И Олеся с нежной горечью осознавала это. Она прошла с этой кобылой весь свой спортивный путь: от самых азов до сложнейших маршрутов и важных стартов. Теперь пришло время отпустить лошадь на заслуженный покой.
  Соревнования в деревне были ее последними. И закончились бы они на позитивной ноте, если бы не сбежавшая из-под Оксаны Марта. А то, что она вернулась из леса слепой и вовсе убило остатки настроения всех спортсменов.
  Олеся бросала беглые взгляда на готессу, как бы укоряя ее в содеянном, но ничего не говорила. Они почти никогда не общались, как друзья и потому не было смысла сейчас злословить или приставать с советами. Пускай она расхлебывает свою кашу самостоятельно.
  Выгуливая однажды Грозу в леваде, девочка следила за нею со стороны, умиляясь резвым ужимкам уже немолодой кобылы. К ней подошла Катя и прислонилась к забору неподалеку.
  - Какая она все-таки классная! Ведет себя так, будто ей всего десять лет, - обернулась Олеся к тренеру.
  - Да уж. Недолго ей осталось, - чернушно сказала Катя, доставая сигарету и закуривая.
  - Здесь курить нельзя, - в отместку на эту обидную фразу огрызнулась воспитанница и быстро вернула себе самообладание, - я вам скоро еще новичков приведу. Вот над ними и издевайтесь.
  - Я не издеваюсь, а просто говорю правду, - Катя затянулась еще раз и устало выпустила дым через ноздри, - что за новички еще такие? Они ж не сразу в спортивку попадут, а к Кире в учебку. Моя голова болеть не будет.
  - Еще как будет. Вот ты их только увидь! Они все классные. Я отвечаю, - заверила ее Олеся, - я с ними вместе танцую. Так что физически все ребята развиты. А равновесие на коне они быстро обретут. Уже через пару месяцев в вашей группе окажутся, так и знайте!
  - Какая прелесть, - закатила глаза тренерша без позитива.
  - Когда ж вы курить бросите? Прежние тренера такого себе не позволяли, - нахмурилась девочка.
  - Прежние мои воспитанники не приставали ко мне с такими заявлениями.
  - Но рядом с лошадьми нельзя...
  - Ой, замолчи уже! Прочь, изыди!
  - ...нельзя курить.
  - Зануда. Фу такой быть, - и сплюнув на землю, Катя пошла прочь.
  - Эй, куда же вы? А поговорить? Вы хотели мне что-то сказать?
  - Измени цвет своих волос и тогда поговорим. А то мне стыдно с тобой общаться, - не оборачиваясь, ответила Катя.
  - Кто бы говорил! - обиженно бросила ей вслед Олеся и мысленно усмехнулась.
  У нее действительно была необычная внешность. Из-за того что девочка до сих пор профессионально занималась танцами ей пришлось перекрасить свои длинные волосы в фиолетовый цвет. А они у нее выросли немного ниже попы! Это все ради того чтобы не мучиться с париками во время выступлений, которых в ее карьере было немало.
  Олесе было примерно столько же лет, сколько и Оксане с Леной (около шестнадцати). Но она чаще их позволяла себе иногда обращаться к взрослым на "ты". Такая уж у нее выработалась привычка благодаря своей активности. Когда приходится контактировать с взрослыми почти каждый день - волей неволей переходишь на их уровень общения. И она не видела в этом ничего плохого.
  Зато все одногодки часто казались слишком мелкими и скучными. Поэтому она не дружила почти ни с кем из своей спортивной группы. Но в душе и по характеру при этом девочка не была злобной. Шутки ее были достаточно мягкими, подкалывать она не любила, да и любых конфликтов старалась избегать.
  Но без танцев жить не могла... и потому демонстрировала их иногда даже на конюшне. По этой причине вокруг девочки часто вились какие-то мальчишки ее возраста и старше, но Олеся всех отбривала. Она любила танцы не потому, что это был удобный способ познакомиться с кем-то, а потому что получала в них такую же свободу как от верховой езды. Несравнимое ощущение, которого, к сожалению, лишены многие люди. И за счет этого девочка иногда чувствовала свое превосходство над другими, но не злоупотребляла им и не выставляла напоказ. Поэтому явных врагов у Олеси тоже не было.
  Через пару дней девочка увидела примечательную картину: Оксана гоняла слепую кобылу на корде! У танцовщицы даже челюсть отпала. Она без скромности пялилась на эту картину и все не могла поверить своим глазам.
  Очень быстро настигнув тренера, Олеся вцепилась в ее куртку ногтями. Катя была как всегда не в духе, но сдержалась.
  - Это вообще возможно? Вы собираетесь ее заездить? Да вы все рехнулись! - вопила эмоциональная девочка.
  - Я вообще не в курсе дел второй спортивной группы, - защелкала тренерша зажигалкой.
  - Да прекращайте уже курить!
  - Ты чего вообще пришла сюда? Досаждать мне?
  - Так вы все-таки сошли с ума, раз пошли на такой шаг со слепой лошадью, - отчего-то победоносно воскликнула Олеся.
  - Нет, это Оля сошла с ума. Это была ее идея. Она, видите ли, экспериментов захотела, - хмуро перевела взгляд на дверь Катя и попыталась до нее дотянуться, но воспитанница крепко держала ее.
  - Знаете, я в вас не сомневалась, - радостно улыбнулась танцовщица, - хотя ваши рассуждения очень странные. Безумие - это классно. Но разве не жестоко давать надежду Оксане? Вы сказали ей, что идея может не прокатить?
  - Никто никому ничего не говорил, - и немного подумав, девушка добавила, - и никому не известно будущее.
  - Но что если ей не удастся заездить Марту? Оксана не моя подруга, но я не представляю, как можно пережить подобное... мне все-таки ее немного жаль.
  - Вот и жалей ее, а не цепляйся за мою одежду. Иди уже займись делом!
  И на какое-то мгновение девочка осталась в тренерской одна. Она как будто чего-то ждала и потому не торопилась выходить. Походила немного по помещению из стороны в сторону, заглянула в какие-то шкафчики, пока на пороге вновь не появилась Катя.
  - Послушай, эти новенькие там - те самые твои друзья, что ли? - неожиданно спросила она, показывая пальцем на дверь.
  - Ага! Пришли уже? - радостно кивнула Олеся.
  - Да, пришли. Советую поторопиться встретить их, пока этого первой не сделала Оля, - и Катя впервые за весь день иронично улыбнулась.
  У дверей конюшни стояло четыре человека: две девочки-близняшки и два симпатичных паренька. Им всем на лицо было где-то от пятнадцати до семнадцати лет. Шумные, позитивные, непоседливые. Только одна из сестер вела себя максимально скромно и неприметно, в отличие от старшей буйной Нины (так ее звали).
  - Опа... - издалека приметила их Оля и сразу поза и походка ее переменились, - кого я вижу? Молодые люди хотят к нам записаться?
  И блеснув сногсшибательной улыбкой, она как бы незаметно расширила декольте своей рубашки и бегло осмотрела остальную одежду. Закинув волосы назад изящным жестом, девушка положила руку на бедро и решительно двинулась навстречу гостям, широко виляя попой.
  У нее был взгляд охотницы, походка суккубы, улыбка богини. Не удивительно, что такую яркую особу незамедлительно заметили все новенькие. Мальчики даже притихли и невольно раскрыли рты то ли от восхищения, то ли от удивления.
  - Здравствуйте, красавцы, меня зовут Оля. А вы? - нагло раздвинув девочек в стороны, подала руку парням девушка, делая свой голос как можно нежнее.
  - Тимка, - неловко промямлил темноволосый мальчишка.
  - Игорь, - пожал руку второй юноша с каштановыми крашенными волосами.
  - А что с вашими волосами? Вы не подумайте, они прекрасны, - она тут же ласково пощупала их головы, - но я впервые вижу, чтобы мальчики красились. Скрываете седину? Ахахах, шучу-шучу! Вы только не обижайтесь.
  - Мы танцоры, - решила все-таки вмешаться в разговор Нина, - и мы пришли чтобы...
  - О, я так и поняла, - бесцеремонно и наплевательски перебила ее Оля и опять повернулась к мальчикам, - Тимка и Игорь - какие замечательные имена! Мои любимые, хочу я вам признаться. Еще поболтаем. А сейчас мне пора идти. Прошу прощения.
  И красиво подмигнув им, она изящно развернулась и поплыла обратно похотливой походкой. У девочек чуть глаз не задёргался от такого. Что это за секс-бомба на конюшне?
  Навстречу ей вышла из тренерской Катя, едва сдерживая смех. За нею выползла и Олеся, радостно размахивая руками. Старые друзья обнялись и снова подняли дикий шум, от громких расспросов и высказываний о своем нетерпение записаться в этот клуб. Но в их идиллию вмешалась Катя.
  - Как вам наш тренер по выездке, ребята? - зачем-то вдруг спросила она.
  - Какой тренер? - распахнули все гости глаза.
  - Ну та курочка на ходульках, - высокомерно скосила глаза в сторону Катя и снова выдала неудержимую улыбку.
  И только когда до подростков дошло, о ком шла речь, они не сдержали удивленных воплей и еще долго собирали челюсти с пола. Но это было не самое шокирующее начало дня.
  - А это была моя лучшая тренерша по конкуру, - чуть позже представила им Катю Олеся.
  - Стоп... ты нас не разыгрываешь? У меня возникло ощущение, что нас тут все обманывают! - остановил ее Тимка.
  - Да не вру я! Та похотливая дурында - реально наш тренер по выездке Оля. А эта панкуша - мой тренер по конкуру. Они обе классные! Вам тут понравится. Веселья не оберетесь.
  - Да уж, предчувствую, - улыбнулась в предвкушении Нина и ткнула сестру в бок, - ты чего такая хмурая сегодня?
  - Просто я не хочу шуметь, вот и все, - застенчиво пожала та плечами.
  - Ну как хочешь. Хотя я считаю, что мы не шумим, - потрепав ее по плечам, сказала Нина.
  Конечно же они были рождены в один день. Только Нина появилась на свет первой, а Ира (так звали вторую сестру) - второй. Лишь по этому фактору их различали как старшую и младшую. Больше отличий не было.
  И вот еще одна уникальная внешняя особенность этих девочек: их волосы были покрашены в нежно голубой небесный цвет. И хотя Ира не занималась танцами (ей не позволяла огромная скромность и стеснительность), но она старалась во всем поддерживать любимую сестру-близнеца. И ради нее тоже перекрасила волосы. И научилась садиться на шпагаты, кстати. Она и танцевать умела, но... стеснялась.
  - Надо будет как-нибудь привести сюда Маришку, - мечтательно заговорил через некоторое время Тимка, убираясь в одном из денников.
  Какой-то незнакомый ему конь умилительно хлопал губами по карманам и издавал фыркающие звуки. Он вел себя как жеребенок, хотя и был достаточно взрослым.
  - А твоя девушка разве не изъявила желания заниматься здесь? - из другого денника удивленно спросила Олеся.
  - Нет, она говорит, что боится лошадей, - и он пожал плечами, - не понимаю, за что она их боится. Такие милые создания. Хотя и крупные.
  - Эти милые создания могут выкусить из тебя кусок мяса, если захотят. И не смотри что они травоядные. Это все обман, - повисла руками на прутьях денника Катя, - прохлаждаетесь?
  - Нет, работаем, - поспешил заработать лопатой юноша, - я успеваю и разговаривать и копать.
  - Как Юлий Цезарь? - фыркнула панкуша и тут же потеряла к нему всякий интерес, - Олеся, когда ты уже закончишь? Занятие вот-вот начнется!
  - Я почти готова. Осталось только опилки завести, - распахнула изумленные глаза девочка, - а к чему такая спешка?
  - Тебе сегодня надо будет двух коней отработать. Моего и своего, - приказным тоном объявила Катя и ушла обратно в тренерскую.
  "С чего это вдруг?" - удивилась Олеся, - "На Бароне ведь обычно Лена работает параллельно со своей Тайгой. Я здесь при чем?". Но делать было нечего. Приказы тренера не обсуждаются.
  Проходя мимо денника Грозы, девочка вдруг поняла, что кобылы там не было. Сердце екнуло в плохом предчувствии, и Олеся выскочила во двор. К своему облегчению она увидела, что ее лошадь просто гуляла в леваде и с нею вроде бы все в порядке. Только похудела немного. Но она от старости и так стала терять вес.
  "Толстушка становится стройной с возрастом", - заверяла каждый раз сама себя девочка и вновь продолжала работать с другими конями. Было сложно переключаться на новые аллюры и характеры, но она шла на это добровольно. Не выжимать же из-за своих эгоистичных побуждений все соки из старой лошади!
  Однако тревожный гвоздь все равно засел в этот день в ее сердце. Почему Грозу вывел кто-то другой и почему раньше времени? Она должна была гулять немного позже вроде бы. Хотя возможно ей просто изменили режим... кто знает.
  "Надо будет напрямую спросить об этом у Кати сегодня и не надумывать себе всяких глупостей", - решительно стукнула кулаком по собственной ладошке Олеся и попыталась отбросить все плохие мысли. Она долго чистила и заседлывала Барона, прежде чем смогла выйти на занятие. К своему удивлению она заметила, что Катю в этот день заменяла Кира.
  - А где Катя? - недоверчиво подала голос Олеся.
  Она еще не знала, как общаться с этой женщиной. Ей никогда не приходилось пересекаться с данным тренером. Тем более что по лицу Киры всегда сложно было определить, о чем она думает в данный момент и какие эмоции испытывает. Это был этакий образ стальной леди. Даже Катя на ее фоне казалась очень эмоциональной, хотя на ее лице вечно было выражение усталости и нежелания работать.
  - Катя сейчас немного занята, - ровным голосом ответила ей Кира, - она просила напомнить, что ты сегодня работаешь двух лошадей. После Барона возьмешь Гавань.
  - Да-да, я помню, - немного сконфуженно ответила всадница и приступила к занятию.
  Кира была такой же строгой, как и ее подруга-панк. Но настроение поднялось, когда настало время работать вторую лошадь.
  Пегая Гавань была дочерью старой любимой Грозы. Довольно взрослая кобылка обладала материнским характером, только была намного моложе и потому вела себя активнее и чуть-чуть безбашеннее. С нею всегда было весело. Очень харизматичная лошадь. Живая такая, веселенькая. Но почему-то до сих пор не стала ничьим любимцем. Наверное, потому что она была без закидонов. Так повелось, что "настоящих" всадников привлекают лошади с изюминкой: скверный характер, однолюбы, кусаки, истерички, горячие штучки...
  А Гавань была довольно обычной трудолюбивой лошадкой. Всегда легко включалась в работу, сосредотачивалась, когда нужно, наизусть идеально знала все команды и покорно их выполняла. Иногда даже казалось, что она получает удовольствие от работы, но вредных привычек, тем не менее, у этой лошади не было. Про ее существование даже иногда забывали, настолько ровными были будни спортсменов с этой кобылкой.
  Честно признаться, Олеся тоже не положила бы никогда глаз на Гавань, не смотря на то, что она дочь Грозы. Просто хорошая лошадь, с которой приятно работать, но не более. Не ее калибр, к сожалению.
  Но хороший день был испорчен уже тем, что тревоги подтвердились...
  Заводя Гавань обратно в конюшню, уставшая и довольная Олеся вдруг увидела, что на Грозу в леваде надели попону, и вокруг нее стояло несколько человек. Там же была и Катя. Они ощупывали кобылу со всех сторон и что-то обсуждали.
  Неприятные мысли сразу ударили бедной девочке в голову. Она еще никогда так быстро не расседлывалась!
  - Что-то не так? - уже издалека спросила она Катю, Олю и местного ветеринара, - с нею все в порядке, ведь, да?
  - Конечно, - уверенно кивнула ей тренер и беспощадно добавила, - всего лишь старость. А эта болезнь неизлечима.
  Олеся растерянно облизала губы. Она не знала, отчего вдруг неожиданно захотелось плакать и паниковать. Девочка посмотрела на пустеющий взгляд любимой кобылы. С нею что-то происходило!
  - Старость-старостью. Но сейчас-то с нею что? - с нотками раздражения уточнила она, остро вглядываясь в лица.
  - Медленная смерть, - заявила Оля.
  И сказала она это с такой легкостью, что Олеся захотела ее послать за равнодушие. Она не могла заставить себя уйти без ответа, но навязываться было теперь некрасиво. Может быть, стоит отступить на время? Тем более Гроза стоит и вроде бы не помирает прямо сейчас в эту секунду. Может быть, все не так плохо?
  - Ну ладно... - сказала Олеся это таким голосом, будто намекала на продолжение разговора.
  "Я еще вернусь", - решила она строго для себя и как-то заставила свои ноги повернуть обратно. Впереди ждали друзья. Они поняли по ее поведению, что что-то случилось и потому столпились у дверей конюшни в ожидании девочки.
  Олеся изобразила на лице лживую улыбку, пытаясь больше обмануть себя, чем их и постаралась сказать, что все в порядке... но вдруг Ира громко ахнула и с глазами полными ужаса закрыла рот рукой. По выражению лиц остальных ребят и по направлению их взглядов Олеся обо всем догадалась и обмерла.
  Она медленно нехотя обернулась и увидела, что Гроза лежала на земле бездвижно. Как будто мертвая.
  А дальше все как в тумане...
  Очнулась Олеся только когда отшагивала свою кобылу в руках по леваде, не давая ей снова лечь. Колики напали на старый организм неожиданно и очень некстати. И безобидная на первый взгляд болезнь теперь грозила серьезными последствиями для старушки Грозы.
  Девочка глотала слезы и сама себя убеждала, что все не так уж и плохо, что все в конце-концов должно было к этому прийти... но разве в такое поверишь добровольно? И через полчаса мучений она не смогла остановить кобылу.
  Та легла и с тяжелым кряхтением глубоко задышала, дергая ногами и вдыхая вместе с воздухом песок. Олеся громко кричала на нее и пинала ногами, заставляя встать. Со стороны это казалось жестоко и само нутро девочки сопротивлялось таким методам, но она понимала, что если не поднимет Грозу сейчас любыми силами - она этого больше никогда не сделает.
  - К черту все! В гробу я это все видела! Ничего мне не надо! - причитала она сквозь град слез и тщетные дерганья за недоуздок, - чертов день! Гребаная неделя!
  Катя предусмотрительно прогнала всех зрителей, оставшись стоять недалеко от левады. Когда Гроза упала, девушка помогла бедной Олесе поднять ее. Но чего им это стоило!
  Грустно покачав головой, тренер безмолвно вернулся на исходные позиции, что-то тяжело обдумывая. Олеся вовсе не хотела лезть в ее голову в этот момент. Они все трое были как будто в иных мирах сейчас.
  На следующий день кобыла как будто бы оклемалась. Колики, к счастью, прошли, но лошадь продолжала худеть. Ветеринар вздыхал и объяснял ее состояние обычным угасанием старческого организма.
  - Но ведь ей всего двадцать три года, - спорила с нею Катя, которая, казалось, хотела бороться до конца.
  Впервые Олеся зауважала ее в полной мере. Никогда она не слышала о том, чтобы эта панкуша любила кого-то кроме своего Барона. Но, тем не менее, она отдавала все силы на лечение неизвестной ей пожилой кобылы! Это заслуживало уважения. Но от грусти Олеся вообще не могла в этот день ни о чем думать. Она даже советам ветеринара внимала как будто через вату.
  - Всего двадцать три года, но какие нагрузки на организм были у нее в молодости? Она же не в этом клубе рождена, - терпеливо объясняла ветеринар.
  - Да, сюда ее перекупили уже в шестнадцать или восемнадцать лет, - вклинилась в разговор поникшая Олеся, так как она лучше нынешних тренеров ориентировалась в происхождение местных лошадей, - она участвовала в высшем спорте до самой пенсии. Из нее там все соки выжимали. У нас в клубе она работала в пол силы... по сравнению с тем, что было в молодости. Хотя все равно, на мой взгляд, слишком много. Предыдущее руководство было каким-то дурным на эту тему...
  - В каком смысле? - вдруг заинтересовалась Катя.
  - Честно говоря, я не любила прежних тренеров, - призналась Олеся, твердо глядя в зрачки девушке, - мне приходилось часто с ними спорить, отстаивая права Грозы, не позволяя прыгать на ней маршруты свыше 120см. На удивление ко мне иногда прислушивались. Но только потому, что была возможность перевалить выступление на других трех лошадей... одна из которых, кстати, померла почти сразу после соревнований. Знаешь такую черную легенду, гуляющую по нашей конюшне?
  - Нет, пока что не слышала.
  - А легенда гласит, что тренера погнали на сумасшедшие соревнования пожилого коня, которому было примерно столько же, сколько Грозе сейчас, да еще и допинга дали. Всадница об этом не знала. И конь отпрыгал все чисто, но на следующий день у него остановилось сердце. Тогда ветеринар тоже был другой. Он, кстати, уволился после этого случая. Всем навязывали мысль, что это совпадение. Но что-то мне не верится. Короче причину смерти назвали тоже случайностью. Или старость. Или все вместе. Темное дело, в общем, - нахмурилась девочка, вспоминая подробности.
  Катя глубоко призадумалась, внимательно всматриваясь в побелевшие глаза Грозы. Под крышей ненадолго повисло гробовое молчание.
  - Не хочу тебя расстраивать, но в этот раз все действительно объясняется лишь старостью. Все ее болячки молодости всплывают одна за другой, и у кобылы просто нет сил и иммунитета, чтобы бороться с ними. Если она ляжет еще раз - мы ее точно больше не поднимем. Попробуем, конечно, но таков мой прогноз.
  - Ясно, - дрогнул голос сильной Олеси, - но ты же говорила мне когда-то, что будущее неизвестно. Как можно давать такие прогнозы?
  - Только одно известно мне о будущем. Мы все однажды умрем. Но не все доживем до старости, - и глубоко вздохнув, она похлопала Олесю по плечу, - ты сегодня работаешь двух лошадей под верхом и одну на корде. День длинный. Успеешь.
  Олеся понимала, что ее просто хотят отвлечь работой от депрессии, но не отказалась. Она чувствовала, что ей сейчас нужно именно это. Хотелось все эмоции излить в дело. Девочка и так понимала, что конец Грозы неизбежен. Но как можно это принять?
  И вот настал тот самый момент. Вечером одного из дней кобыла легла и не вставала. Как и предсказывала Катя, ее пытались поднять всеми возможными способами, но не смогли. Да и на живую лошадь она больше не походила. У нее даже кожа похолодела, и глаза закатились куда-то вовнутрь. И лишь одно большое доброе сердце продолжало биться вопреки всему. Зачем? Это так бессмысленно теперь. А оно билось. Предательски, заунывно.
  Олеся не помнила себя от горя. Тренера решили подождать до утра. Чего они собирались ждать - не ясно. Да только Олеся воспользовалась последними часами жизни своей любимицы для того чтобы посидеть с нею и проводить в последний путь.
  Ее отговаривали, ее пытались отогнать от денника, но все было тщетно. Тогда, махнув на девочку рукой, Катя разрешила ей остаться здесь на всю ночь со сторожами. Олеся слабо поблагодарила ее и осталась в деннике, положив руку Грозе на храп и беспрестанно плача.
  Страшнее всего было услышать абсолютную тишину, которая прервала вялый поток воспоминаний девочки. Она даже без специальных приборов поняла, что это значит.
  - Ну, вот и отмучилась, - прошептала она и уснула прямо поверх тела кобылы.
  Как будто сознание отключилось. Усталость тоже сыграла свою роль в этом. Но так было даже лучше. Так было логично.
  А утром Грозу похоронили на кладбище для животных за конюшней. Там была специальная земельная площадь, выделенная специально для этого. Какие-то воспитанники подсуетились однажды и поставили лошадям кресты, похожие на те, что ставили людям. На эти кресты клеили фотографии коней и приносили сюда цветы.
  Теперь в это место стала ходить и убитая горем Олеся. Она две недели бродила как во сне, не приходя в себя. И ничто не могло вернуть ее в реальность. И вот однажды девочка дождалась, когда ее тренер останется один в тренерской и предложила поговорить.
  - Я, наверное, брошу конюшню, - сказала она с грустью.
  - И чем ты будешь заниматься? - резко поинтересовалась Катя.
  - Танцами, как и прежде, - пожала плечами Олеся, - это самое простое. Тут я ни от кого не завишу. И я... просто я не смогу сейчас работать с другими лошадьми. Я не смогу опять кого-нибудь потерять. Это слишком больно...
  Она подавила в себе подступившие к горлу слезы. Девочка была сильной, но не настолько, чтобы быть как робот. Катя смотрела на нее с пониманием, но одновременно с каким-то беспощадным выражением лица.
  - Так нельзя. Ты себя погубишь, - вдруг выдала она.
  - В каком смысле? Отгородив себя от лишней нервотрепки? - удивилась Олеся.
  - Если следовать твоей логике - то и жить нет смысла. Зачем влюбляться в мужчину? Он ведь однажды погибнет. Зачем рожать детей? Они тоже когда-то умрут. Зачем...
  - Достаточно. С меня хватит и этого, - остановила ее Олеся, почувствовав, что от таких разговоров у нее закружилась голова, - давай я просто уйду и все. Без лишних нравоучений.
  - А вот и не уйдешь, - сощурилась Катя и с уверенностью воткнула нож в стол.
  Девочка недоуменно скосила глаза на этот инструмент и не смогла даже ничего сказать поначалу. Но затем она перевела удивленный взгляд на тренера и потребовала объяснений.
  - Ты бы не пришла ко мне, если бы не хотела, чтобы я тебя остановила. И тем более не стала бы меня ни в чем переубеждать.
  - Какая чушь, - обиделась Олеся, - ты думаешь, я совсем безвольная? И не могу сама за себя решать?
  - Не можешь. Я предчувствую, что ты не бросишь конюшню вот и все. Хоть как ты это назови.
  - А нож-то зачем? - вдруг без причины улыбнулась Олеся.
  - Это знак моей уверенности, - вполне серьезно ответила Катя, - ну так что?
  Девочка все не могла прийти в себя. Все это было так неожиданно. Да и зерно сомнения проросло в ее душе и вот уже начало пускать корни. Олеся сконфузилась и налила себе воды из чайника, чтобы смочить пересохшее горло.
  - Но... без Грозы я больше не вижу смысла в конном спорте. Сейчас мне кажется, что я занималась всем этим только ради нее. У меня есть хорошие друзья, любимые танцы... была любимая лошадь. Теперь наступила какая-то апатия.
  - Тебе нужен смысл? Я дам тебе его. Я дам тебе разом и смысл и цель, - и тренер спрятала свой нож обратно, - совсем скоро у нас на конюшне появится джигитовка. Новый тренер должен появиться здесь со дня на день. Ему нужны свободные кони и спортсмены в группу. Я хотела сразу выдвинуть твою кандидатуру, но как-то все закрутилось...
  - На ком? - пораженно выдохнула девочка, не веря своим ушам.
  - На Гавани, - вдруг поразила ее ответом Катя, - только теперь у этой кобылы по документам другое имя, кстати.
  - Боже, только не говорите... - защемило сердце у девочки, и она едва не выронила из рук стакан с водой.
  - Именно. Ее назвали Грозой.
  - Но зачем?
  - Это какие-то там административные заморочки. Я в документации не очень разбираюсь. Задавай подобные вопросы к Кире. Это она у нас королева бумажек.
  - Королева бумажек? Как мило, - снова неловко улыбнулась девочка и ушла в себя.
  - Эй, я не даю тебе времени на раздумье. Мне нужен ответ здесь и сейчас. Ты займешься этим? Не подведешь меня?
  - Да, это очень интересно, - на автомате сказала Олеся и немного увереннее добавила, - я попытаюсь вам помочь. Но если потом из этого ничего не выйдет - не обессудьте.
  - О, не беспокойся. Что-нибудь да выйдет, - дернулась бровь панкуши и она по-дружески похлопала Олесю по плечу, - и смени уже цвет волос. Бесят.
  
  ЕЩЕ ОДИН НОВЫЙ ТРЕНЕР НА КОНЮШНЕ
  
  - Вы слышали? К нам придет еще один тренер.
  - Еще один? Что ж их так много новых разом?
  - Это не совсем новый. Он будет развивать у нас абсолютно новую дисциплину в городе. Джигитовку, - шепот на конюшне становился все громче и возбужденней.
  Все пытались угадать заранее, кто же еще приедет из далеких краев в этот богом забытый клуб. Девочки были взбудоражены, мальчишки предвкушали веселую активность. Во всяком случае, в последнюю неделю все стояли на ушах.
  - Еще и джигитовку! - делилась последними новостями с Оксаной Лена, - представляешь как весело теперь у нас будет?
  - Куда нам еще одну дисциплину? Ни людей, ни коней не хватает даже на выездку. А все уж размечтались... - удивленно поднимала бровь Оксана, дочищая свою слепую Марту.
  Кобыла мило хлопала губами и искала у девочки в кармане вкусняшки. Она вела себя так, будто была абсолютно здоровой лошадью. За последний месяц работы они достигли определенного прогресса. Благодаря тому, что Марта привыкла к своему недугу, она перестала паниковать от всех подряд звуков и уверенно шагала и бегала по любой местности, куда ее вела Оксана или Говор. Доверие помогало лошади жить вполне полноценной жизнью.
  Скоро ей предстояло пройти основное и самое трудное испытание: работа под верхом. Готесса неимоверно переживала, причем заранее. Она и не хотела отвлекаться на всяких там новых тренеров или воспитанников с танцев, поскольку была по уши загружена работой.
  - А еще Кира говорила, что скоро в спортивных группах произойдет пополнение. Некоторые ребята из учебки доросли до новых высот, - не без иронии продолжила Лена.
  - Может быть это и хорошо, если в выездку придут еще люди, - задумчиво ответила ей Оксана.
  "Потому что в таком случае эта дура Оля перестанет срываться только на нас двоих. У нее появится новая цель, а значит и гнев распределиться теперь по всем равномерно. Восхитительный план!" - радостно засверкали ее глаза. Подруга даже немного испугалась этого дикого взгляда, но решила, что готесса просто устала за неделю...
  - А еще знаешь что? - вдруг покраснела эмо-кидка, - мне Онуфрий предложил встречаться.
  - Что?! - опешила девушка и наконец-то перестала чистить Марту, - Онуфрий? Я думала он черствый как старый хлеб!
  - Я тоже так думала. Но когда он подвозил ребята на машине, то я оказалась в салоне последней и тогда он мне это предложил. Честно говоря, я немного побаиваюсь его, и у нас ничего не получится, но я польщена, - водила пальцем по дверке денника девочка.
  - И когда будет ваше первое свидание?
  - Если не считать сегодняшней конюшни, то, наверное, завтра вечером. Ой, Санка, как же я волнуюсь!
  - Я тебя понимаю. Но я бы с ним точно встречаться не стала. Он какой-то слишком уж... гора мышц.
  - Ну еще бы! Он же боксом занимается...
  
  В это время Катя в тренерской разговаривала с Олей и Кирой о новичках. Панкуша баловалась с ножом, прокручивая его на столе, а "коза на ходулях" пыталась зачем-то запихать лампочку в рот. К счастью сей прибор внутрь не помещался. "Королева бумаг" уже привыкла к их придури и потому не обращала на это никакого внимания. Она вся была погружена как всегда в документации.
  - Если честно, то из близняшек я бы взяла к себе в группу только одну. В ней есть хороший потенциал, но боевого духа не хватает, - задумчиво играла с лезвием Катя.
  - Ты про Нину? - встрепенулась Оля.
  - Нет, я как раз-таки про Иру, - многозначительно сказала панкуша.
  - Неужели?! - Кира даже оторвалась от своих бумаг, - я не думала, что эта застенчивая девочка хоть куда-то сойдет. Она слишком уж бесхребетная.
  - Зато не пререкается с тренером и выполняет все, что от нее требуют. И мне все равно, почему она так делает: от страха или глупости. Главное - результат. Сколько раз она у тебя падала?
  - Раз сто, - припомнила шатенка (это родной цвет волос Киры), - но она действительно легко обучаема. Бери, если не боишься ее слез.
  - Пускай плачет. Не надо было сюда соваться в таком случае, - маньячно улыбнулась Катя, делая какой-то выпад по невидимой цели.
  - Вот и сообщи ей об этом сама, - отобрал у нее нож главный тренер, - а что на счет тебя, Оля?
  - Мне все равно. Я из кого угодно бриллиант сделаю. Или спортсмен просто умрет. Ты ведь не против нескольких невинных жертв? И еще я хочу себе всех мальчиков!
  - Ты всегда хочешь мальчиков! - воскликнула Катя.
  - Это нормальное поведение настоящей женщины! - почему-то обиделась Оля.
  - Ты альфа-самка и всего-то. Это НЕ нормальное поведение женщины. К тому же ты тренер, - схватилась за голову рукой панкуша.
  - Хватит вам уже, - нахмурилась вечно серьезная Кира, - мальчиков мы тебе, Оля, не дадим. Они в джигитовке понадобятся.
  - Ах да... новый тренер едет, - цокнула недовольно языком тренерша по выездке и обиженно насупилась, - вот так всегда! И когда эта стерва прибудет?
  - Вообще-то это парень, - бросила на нее бесцветный взгляд Кира.
  Вы бы видели этот поток счастья, полившийся из глаз Оли... было ощущение, что у нее вот-вот слюна пойдет. В такое возбуждение она пришла, что даже сидеть на месте не могла.
  - А сколько ему лет?
  - Двадцать.
  - Мой любимый возраст!
  - Ты любишь мальчиков всех возрастов, начиная с шестнадцати. Уймись уже, извращенка!
  
  - Олеся, ты слышала? - подошли сестры-близняшки к своей подруге, - знаешь, куда нас распределили в спортивной группе?
  - В выездку? - предположила девочка с фиолетовыми волосами.
  - Нет.
  - В конкур?
  - Не совсем так.
  - В джигитовку? - была окончательно она сбита с толку.
  - Так и не догадалась, - переглянулись сестры, - почему ты решила, что нас в одну и ту же дисциплину определили?
  - В разные?! - у Олеси чуть глаза не вылезли из орбит, - я думала вы в одну и ту же попадете. Это же вроде бы логично! Разве у близнецов не одинаковые судьбы?
  - Похоже, что нет, - немного сконфуженно ответила Ира.
  - На этом Кира настояла. Она у вас строгая, - пояснила Нина, - меня отправили к Оле. Туда, где сейчас какая-то Оксана с Йорком занимаются. А Ира будет у Кати. Скажи, она у вас очень строгая?
  - Ну да, достаточно, - сомнительно осмотрела младшую сестру подруги Олеся, - хотя у нее заниматься лучше, чем у Оли, на мой взгляд. Вы слышали, что она вытворяет со своими ребятами?
  - Нет. А что? - с интересом и испугом вытаращила глаза Нина, - ты говори быстрее. Мне же там еще заниматься!
  - Тогда я лучше не буду тебе ничего говорить. Сама все увидишь, - Олеся решила, что ее красочные описания только еще больше напугают бедных сестер, - а мальчишки наши, куда попали в таком случае?
  - Их в джигитовку решили отдать.
  - Так ведь тренер еще даже не приехал!
  - Завтра приедет, видимо.
  - Ох, ну и шуму же он навел! Или это будет снова женщина?
  - Никто не знает...
  
  "Мужчина, мужчина в тренерском составе! Рядом со мною будет сидеть мужчина! А хотя он всего лишь парень", - но недолго Оля страдала из-за этого, - "наверное, он красивый. Если так - то я немедленно брошусь ему на шею. Он даже старше меня. Какая прелесть! Как же я счастлива! Столько лет без парня... я скоро огнем палить всех начну!".
  - Успокойся уже. Детей напугаешь, - осекла ее мысли Катя, - ты бы себя со стороны видела. Носишься как кобыла в охоте.
  - Серьезно? Я и не заметила, - лицо тренерши по выездке было настолько сумасшедшим и озабоченным, что даже подруга неуютно поежилась.
  - Мне кажется, у тебя глаза на бок съехали, - неуверенно пошутила она, - может тебе мешок на голову надеть?
  - Зачем мне мешок? Совсем дура что ли? - буркнула блондиночка и снова переключилась на свою тему, - когда же он уже приедет?
  - О боже мой... - мучительно закрыла глаза панкуша и выглянула наружу.
  К воротам конюшни подъехала машина с коневозом. "А вот и он", - догадалась девушка и молча встала. На вопросительный взгляд подруги она лишь ответила, что хочет поправить прическу. По иронии судьбы зеркало у них в тренерской кто-то разбил... этот кто-то был даже Олей. Когда Тимка отказался с нею встречаться.
  Бедный мальчик не мог найти более вразумительного оправдания, чем то, что у него уже есть девушка. Но хамить тренеру спортивной группы было страшновато и потому бедняга в результате оказался зажатым между стеной и страстной дамочкой. Спасли его только другие два тренера, оттащившие эту чертову суккубу обратно за стол. Вот тогда-то она и разбила зеркало, швырнув из чувства мести расческу в Киру. К счастью та даже бровью не повела.
  Навстречу Кате из машины вышел молодой паренек с типичным мальчишеским телом с острыми ключицами и симпатичной угловатой челюстью. На его левый глаз спадала дурацкая челка, которую юноша постоянно сдувал. Увидев девушку, он вежливо улыбнулся.
  - Здравия желаю. Я... Коля. Можно обращаться ко мне без отчества, - по привычке протянул он ей руку.
  - Да тут все друг к другу без отчества обращаются, - пожала его кисть панкуша, - я тренер группы по конкуру. Катя.
  - Как интересно. Вы... ты здесь главная?
  - Главная у нас Кира. Она сейчас проводит инструктаж в своей учебной группе. Мы подготовили к вашему приезду уже несколько ребят и лошадей.
  - Вы же не думаете, что я с первого же дня начну работать? - неловко и с сомнением спросил Коля.
  - Нет. Мы надеемся, что вы начнете работать уже со второго, - после этого она все-таки улыбнулась и с облегчением рассмеялась, - боже, какой же ты еще пацан. Ты точно тренер по джигитовке?
  - А вы кого ожидали увидеть? Гигантского брутального мужика? Я, между прочим, мастер спорта, - наигранно обиделся юноша и тоже рассмеялся, - у вас тут, видимо, будет весело.
  - О да. Ты еще не видел нашего тренера по выездке, - мечтательно протянула панкуша, представляя себе эту картину, - особенно если она узнает, что новый человек такой красавчик. Как у вас обстоят дела с вашей девушкой?
  - Эм... у меня ее нет.
  - Какое несчастье. В таком случае, вам не спастись, - она еще не догадывалась, насколько верными были ее прогнозы.
  В этот день все прошло на удивление спокойно. Оля вела себя так, будто вообще не замечала новенького. Она демонстративно холодно знакомилась с ним и без проявления всякого интереса уходила на занятие. Подруги переглянулись, но ничего не сказали на это.
  Коля должен был выйти на работу в конце этой недели. Но он вызвался прийти проверить коней уже на следующий день. И вот тут-то его и ждал настоящий цветник...
  Юноша вышел из машины, закинул вещи на плечо. Свою челку он отчего-то сбрил наполовину. Палило беспощадное солнце, и пот стекал по его лбу на шею и под рубашку. Бедняга явно не привык к такой погоде. Он выглядел каким-то измотанным, хотя рабочий день только начался.
  И вдруг ему навстречу вышел настоящий ураган... сногсшибательная Оля шла вся такая красивая с ярко красными губами, развивающимися длинными волосами, знойным взглядом и бесконечно широким декольте. Коля даже замедлился, заметив ее, но не стал пялиться напрямую. Она тоже сделала вид, будто его тут не существовало. Но стоило им разминуться как оба тренера не удержались и обернулись, бросив друг на друга заинтересованные взгляды для того чтобы снова отвернуться и продолжить движение по своей траектории.
  - Фух, жара! - ввалился Коля в тренерскую, стирая пот со лба.
  - Да, сегодня выше тридцати градусов наверное, - размахивала тетрадкой перед лицом Кира.
  "Да я немного не про это", - мысленно возразил юноша и направился к своему шкафчику, чтобы разложить там вещи. Пока он возился со всем этим, остальные два тренера вошли в помещение и расселись по своим местам. Коля только чуть-чуть выглянул из-за угла шкафчика, чтобы снова увидеть эту блистательную блондинку.
  Она сидела за столом, закинув ногу на ногу в короткой строгой юбке и на высоких каблуках, и молча по-кошачьи смотрела на своих подруг. Девушка приметила юношу, но снова играла с ним, изображая равнодушие. Однако по ее вызывающему виду невозможно было сказать, что дамочке было все равно на внимание противоположного пола.
  - Коля, сколько коней ты планируешь сегодня проверить? Тебе помощники нужны? - по-деловому обратилась к нему Кира.
  - Нет, я должен попробовать каждого сам лично, - вернулся из-за шкафчика юноша и сел напротив тренера по выездке, стараясь не показывать своих эмоций, - смогу перепробовать всех понемногу. Там делов-то...
  - Прошу прощения, что вмешиваюсь, но что именно ты хочешь у них проверять? - захлопала ресницами Оля, разговаривая как-то с придыханием, - а кобылок ты себе будешь брать?
  - Да, кобылок я тоже возьму, если они мне понравятся, - двусмысленно с улыбкой ответил ей Коля, полностью удовлетворив похотливые домыслы девушки.
  У нее даже дыхание перехватило от восхищения и глаза сверкнули как-то по-особенному. Но исказив лицо в улыбке, она молча отвела взгляд к окну. Они друг друга прекрасно поняли.
  Катя с огромным любопытством наблюдала за их своеобразным знакомством, но не вмешивалась. Ей все эти романы были почти не интересны по большому счету. Кира сделала вид, что вообще ничего не заметила.
  - Я покажу тебе лошадей, которых можно проверить. Если понадобится какая-нибудь еще помощь - обращайся к ребятам в конюшне. Они обязательно подскажут, - решительно поднялась тренерша по конкуру.
  - Да, идем, - кивнул ей Коля и собрался уже тоже направиться к выходу, но блондинка вдруг с громким восклицанием уронила свою губную помаду на пол.
  - Ой, какое несчастье! Под стол, кажется, закатилась, - жалобно захлопала она ресничками.
  - Я подниму, - вызвался юноша.
  "Ой мальчик, ты повелся на ее коварный план", - мысленно усмехнулась панкуша. Но он тоже оказался не так прост.
  Похотливая Оля сделала вид, что помогает ему найти пропажу под столом и потому низко наклонилась следом, отчего юноше открылись великолепные виды на все ее прелести. Но Коля не растерялся и даже не потерял самообладание. Он, не вставая подал ей снизу вверх губную помаду и многозначительно улыбнулся, мол "да понял я все, просто не мог себе отказать".
  Девушка самодовольно зарделась и кокетливо поблагодарила его на словах, но помогать в конюшне не вызвалась. Она объяснила все тем, что еще не успела переодеться к работе. Коля был не против и потому легко пожал плечами и вышел за Катей.
  "Господи, куда я попал?" - не мог он отвезти глаз от Катиной талии, когда шел прямо за нею. Даже она заразилась Олиной болезнью и против своей воли шла более красивой походкой, чем обычно. А когда оглянулась на него через плечо, то юношу вообще кипятком обдало. Хотя в отличие от подруги панкуша ничего в этот взгляд не вкладывала. Она просто всегда такой была: суровой и немного опасной. Особенно рядом с мужчинами.
  - Прошу прощения, - наконец подал он голос перед дверьми конюшни, - а у вас тут парни есть кроме меня?
  - Есть немного, - протянула мечтательно тренерша, - надеюсь, благодаря джигитовке их станет еще больше. Иначе Оля совсем потеряет контроль над собой. Вам кстати нравится в нашем городе? Уютно?
  - Да, уютно. И прием был довольно теплый, - растянулся он в повторной улыбке.
  Девушка с ухмылкой подняла подбородок и провела его внутрь. Там в лучах света новый тренер увидел остальных ребят. Лена с Оксаной что-то дружно обсуждали, стоя у денника, а Олеся с друзьями по танцам громко хохотали над какой-то шуткой, застряв с тачками прямо в коридоре. На шаги и появление людей все конечно затихли и удивленно уставились на незнакомца.
  Даже здесь Коля постарался не изображать никаких эмоций, хотя такое количество ласковых и заинтересованных взглядов польстило ему. Но и немного смутило. Он не привык к слишком уж усердному вниманию.
  Но Катя принципиально не стала его ни с кем знакомить. Она просто повелительно провела юношу к необходимым денникам и пальцем указала на тех лошадей, которых разрешалось сегодня взять на проверку. Коля отблагодарил ее за помощь и наконец-то остался один.
  Относительно один. Все давно поняли, что он и есть новый тренер по джигитовке, но видели его впервые и потому никак не могли успокоиться. Первыми на разведку пошли, конечно же мальчишки. И очень быстро нашли общий язык с новым знакомым. Даже сдружились. Особенно на теме общего горя...
  - Оля к тебе уже приставала? - как бы с сочувствием спросили они шепотом.
  - О да. Этот генератор сексуальной энергии я почувствовал уже за километр сегодня, - облегченно рассмеялся юноша, - просто жара! Она всегда такая?
  - Угу, - переглянулись Тимка с Игорем, - тебе она понравилась?
  - В смысле?
  - Ну в прямом. Смог бы с такой встречаться?
  - Ох нет, ребята. Я пас, - тут же поднял ладони кверху Коля и нервно дернул уголками губ, - она конечно красотка и страстная дама, но... боюсь, она мне кое-что сломает, если дело дойдет до отношений. Я, конечно, люблю опасных девушек, но не настолько. Эта, по-моему, вообще чокнутая.
  - Ты верно подметил, - одобрительно заверили его новые друзья, - давай поможем тебе с конями сегодня. Все равно в твою группу попадем скоро. Нам почти нечем заняться сейчас.
  - Ок. А третий пацан, чем занят там?
  - Йорк? Забудь про него. Он под покровительством Оли.
  - В смысле?
  - В смысле, что он у нее в группе. А там вся работа расписана по минутам. Она может быть и сексуальная, но дикая. Рвет и мечет, если ее ребята что-то не так делают. Не представляем даже, как они это терпят, - почесал затылок Игорь.
  - Я боюсь, что Йорку она даже уже что-то сломала, как ты и говорил, - хихикнул Тимка, и Коля с пониманием сдержался от дикого смеха, рвущегося изнутри.
  - Еще у нас есть два других пацана, но мы с ними как-то не общаемся, - нахмурился чуть позже во время работы Игорь, - Петька давно сюда ходит и он какой-то... высокомерный. Ну, или придурок. Не знаю, как еще лучше можно его описать.
  - Да и зачем он тебе нужен? Все равно из конкура никуда не уйдет, - заверил Колю Тимка.
  - А еще один? - поинтересовался новый тренер.
  - Онуфрий тоже из конкура никуда не уйдет. Бывший боксер. Тоже не самый адекватный персонаж. Вечно молчаливый ходит, ни с кем не общается. Даже почти не здоровается ни с кем. Видимо они с Петькой одного поля ягоды.
  - Понятно. Парней тут, конечно мало, - грустно протянул Коля, - ну ничего. Справимся как-нибудь. А кого еще ко мне в группу хотят перевести у вас тут?
  - Олеську. Она раньше прыжками занималась, но недавно у нее кобыла любимая умерла. И она вот решила сменить деятельность. Мы давно с нею дружим. Она классная, - заверил его первый мальчик.
  - И она сюда дольше нас кстати ходит. Так что проблем не должно возникнуть. Она умная девчонка. Таких не часто встретишь, - подтвердил его слова друг.
  - Ок, - в своей привычке ответил Коля и выслал лошадь в галоп.
  Первое тесное знакомство с конюшней и ребятами его в принципе порадовало. Как только юноша получил возможность отвлечься от Олиной похоти, он целиком сосредоточился на работе и понял, что здесь ему удастся развернуться.
  Много хороших подходящих коней и подготовленные прямые полосы на полях, предназначенные специально для его дисциплины. А это уже полдела! А спортсмены найдутся и воспитаются. Не проблема.
  Выезжая на своей кобыле Гвардии, которую он привез из другого города сюда, Коля еще раз окинул хозяйским взглядом ту приятную рабочую суету, царящую в этом клубе. Кобыла всхрапнула от пыли и снова сладко зевнула. Она была довольно спокойного нрава, но это все обман... не так давно юноша выигрывал на ней областные гладкие скачки.
  - Мне здесь нравится определенно больше, чем в том месте, откуда мы приехали, - погладил он свою лошадь по шее и на мгновение окунулся в воспоминания, - чем то место, где проклятие прадедов сыграло свою гадкую роль и в моей жизни.
  
  Во времена коллективизма у "кулаков" стали отбирать лошадей силой. А прадед Коли был еще и казаком. И когда без предупреждения по селу пошли люди, закалывающие лошадей прямо на глазах у их хозяев, Степан Иванович прыгнул на свою кобылу по кличке Гавруша и ускакал в неизвестном направлении. Жены и детей у него и так не было. А с родителями он давно переругался.
  Его объявили врагом народа. Но каким-то чудом мужчина смог выжить. Но, даже умирая с голоду, он не бросил свою лошадь и не продал ее, хотя это было выгодно. "Конь для казака - отец, шашка - мать родная", - шептал в самые тяжелые дни Степан Иванович и сокрушался, что как раз-таки шашку он с собой и не взял. Слишком неожиданной была облава. Слишком мало казаков жило в их поселке. Некоторых убили вместе с их лошадьми. Страшные были времена.
  Но хуже было то, что даже свои люди отреклись от этого человека. Он стал врагом и для них. Его нарекли трусом и недостойным звать себя казаком. Это было, пожалуй, самым страшным наказанием для человека. Теперь он был изгнан отовсюду и обречен на голодную смерть.
  Но полюбила его какая-то чернобровая девица и родила Степке сына. Назвали его в честь деда Иваном. Родители надеялись, что ребенок не пойдет по стопам отца, и его будет ждать впереди лучшая жизнь. "Также как он перевернул мое имя с отчеством, также пускай перевернется в лучшую сторону и его судьба", - ласково гладил ребенка по голове старый казак и ушел ночью куда-то один. Без лошади. И больше не вернулся.
  Но отчаянная казачка не продала Гаврушу и отвоевала ее у завистливых соседей. Любовь кипела в ее груди до самой старости, а преданность заставляла преодолевать любые трудности, которые были связаны с прошлым ее мужа. Женщина была вынуждена даже отречься от него ради того, чтобы сохранить жизнь сына и лошадь. Но остатки коммунизма ударили и по ее дому. Лошадь забрали какие-то люди и увели в неизвестном направлении под угрозой убийства ребенка, если мать вдруг вздумает сопротивляться...
  Но не зря ее звали всегда находчиво и скользкой как змея. Не в плохом смысле, а даже в очень хорошем. Никто не догадался, что казачка спрятала Гаврушиного жеребенка где-то далеко в полях, вбив там колышек у дерева, чтобы она не сбежала. Никто даже не знал, что старая кобыла была беременна. Ее крыли несколько раз, но постепенно смирились с мыслью, что она бесплодна. Однако, заметив незнакомую опухлость в области живота животного, чернобровая женщина обо всем догадалась и стала прятать ее от людей, утверждая, что лошадь заболела и скоро сдохнет от голода.
  Так она сохранила юную Гаврушу для своего подрастающего сына Ивана Степановича, которому на тот момент уже было пятнадцать. И подменила одну лошадь на другую незаметно для соседей, когда старую кобылу увели в неизвестном направлении. Люди, конечно, понимали, что ее новая лошадь была не совсем похожа на прежнюю, но докапываться до чужого двора не стали. Стали, правда, поговаривать, что кобыла эта не простая, а заколдованная, поскольку годы ее перевалили за второй десяток, и это было удивительно.
  Через десять лет Иван Степанович подрос и обзавелся своей семьей. У него родился сын Коля... Николай Иваныч - так его любила ласково называть мать. Бабушка обожала своего внука: он был внешне похож на ее без вести пропавшего мужа. И сердце женщины жалобно сжалось, когда на их семью стали также косо посматривать местные казаки, неодобрительно ворча за спиной и называя "детьми предателей".
  Когда мальчик немного подрос, отец рассказал ему всю правду про Степана Ивановича и необычную кобылу-долгожительницу. Коля принял все рассказы очень близко к сердцу, досадуя на людскую неразумность и стыдясь за деда. Он хотел доказать казакам, что готов искупить грехи предков. Но отец отчего-то был уверен, что у него ничего не выйдет. Но не делился своими переживаниями с сыном. Он просто помогал ему стать сильнее и ловчее. Помог Коле стать лучшим джигитом в деревне.
  Уцелевшей после коллективистских разборок Гавруше стукнул уже двадцатый год. Она была все также легка на всех аллюрах, но уже слишком стара для дальних переездов. И Степан Иванович выкупил где-то сыну молодого жеребенка. Стыдился, правда, что купил опять кобылу. Но на лучшее их денег не хватило. Да и куда деваться, раз материнское бесплодие передалось дочери Гавруше.
  И так у Коли появилась своя собственная лошадь, которую он тоже поначалу чурался. Но деваться было некуда. И он заявил, что примет ее только ради того, чтобы однажды она родила ему настоящего жеребца, самого лучшего в поселке! На том и порешили.
  Пока жеребенок рос, Коля тренировался на пожилой Гавруше. Он с детства был щуплым и маленьким, отчего кобыла вовсе не чувствовала нагрузок. И потому занятия их были достаточно длинными и плодотворными. Мальчик был бесстрашен! И покорил этим местных девчонок, вызвал зависть других мальчишек. Но друзьями Коля так и не обзавелся. Слишком сильным было влияние ненавистных женщин, нашептывающих своим детям "правду" про эту нечистую семью.
  Примерно к одиннадцати годам Коля стал таким ловким профессиональным наездником, что с ним не могли сравниться и взрослые на областных соревнованиях по джигитовке. Выступал он в этом возрасте, кстати, уже на своей подросшей кобыле, которую его отец назвал Гвардией. На ней же юный всадник выиграл и первые свои несколько скачек.
  Популярность его настолько возросла, что однажды настали в их семье черные дни... казаки решили стереть их род с лица земли. Нашли какой-то глупый предлог, напились, взяли вилы и с шумом и огнями пошли на людей как на волков. Родители догадались, что живыми они отсюда не выйдут. Об этом же твердили громкие вопли издалека: "Долой сукиных детей! Их прадед был трусом! Хватит портить казачью кровь!". Иван Степанович знал, что пьяным мужикам он точно ничего не сможет объяснить. И потому пошел на крайность...
  Он посадил Колю прямо ночью на Гвардию и приказал ему скакать. Мальчик плакал и сопротивлялся, умолял позволить ему остаться и драться плечом к плечу с отцом, но Иван Степанович знал, что ребенка тоже никто не пощадит.
  - Только не возвращайся, - напоследок прохрипел отец, заслышав первые выстрелы издалека.
  И лютой злобой налились его красные глаза. И Колю тоже трясло от страха и ненависти, но он не смел ослушаться его.
  - Я вернусь и отомщу за вас! - выпалил он.
  - Не смей! НЕ СМЕЙ! - и Иван Степанович хлестнул кобылу нагайкой с такой силой, что она против желания взвилась и полетела стрелой, увлекая за собою на спине юного затравленного Колю.
  Он скакал и плакал, дробил зубы друг о друга, и до крови стирал поводьями руки. Над ухом просвистело несколько пуль, он услышал, как люди выкрикивали его имя. "Они убьют меня!" - впервые испугался мальчик за себя, - "Они зачем-то хотят убить меня? Люди, за что?". И, издав душераздирающий крик, он раскинул в стороны руки и откинулся назад, заваливаясь все больше и больше в сторону и повиснув безжизненным телом на боку скачущей наметом Гвардии.
  Родители его, увидев это, издали нечеловеческий вопль боли. Пьяные казаки возрадовались, поняв, что подстрелили беглеца. Теперь им оставалось только взяться за дом Ивана Степановича и его семью.
  Но никто не знал, что именно спасло жизнь отважному ребенку... никогда он и сам не догадывался, что казачий обрыв однажды поможет ему избежать смерти. А верная преданная Гвардия ни разу ни на секунду не замедлилась и не остановилась, как бы понимая, какая трагедия навалилась на ни в чем неповинных людей. И вынесла из этого проклятого места юного казака.
  Коле было поначалу тяжело выживать. С собою он смог увезти только две шашки и буханку хлеба с фляжкой воды. Но продолжая участвовать в различных соревнованиях и устраивая собственные показательные выступления, он смог протянуть некоторое время на призовых деньгах и амуниции. Иногда даже приходилось воровать зерно и сено для кобылы. Она страшно вздулась и истощала одновременно. Казалось, что бедняга вот-вот подожмет под себя ноги и умрет вперед своего хозяина.
  Сердце Коли сжималось от этой мысли. Он и так отдавал ей больше, чем ел сам. Но неизбежность нависла над ним такой беспросветной тучей, что бедный мальчик потерял веру во что-либо. Вот он и повторил судьбу своего деда... будет ли впереди счастливый конец?
  Через год мучений Коля забрел в какой-то поселок. Здесь джигитовку развивали как спортивное направление местные казаки. Поначалу мальчик пытался сторониться их, но вскоре понял, что люди здесь не такие как в его деревне. Они называли себя потомками казаков и с легкостью отнеслись к его клейму "внук предателя", не придав этому почти никакого значения. Мужчины посочувствовали мальчику, выслушав его историю, накормили, приласкали лошадь. А затем решили проверить спортивные навыки юнца.
  Коля покорил всех с первого взгляда. Потомки казаков были настолько восхищены его данными и подготовкой, что взмолились о том, чтобы юный всадник остался здесь навсегда и научил их всему, что умел сам.
  Коля не верил своим ушам и думал, что его обманывают. Но оказалось, что в этом поселке джигитовка начала развиваться лишь недавно и местным спортсменам не хватало толковых учителей. Одни отказывались приезжать на новое место жительство сюда, а другие задирали слишком высокие цены за свои услуги.
  Коля не требовал денег. И он, конечно же, согласился остаться. На этот момент ему исполнилось всего тринадцать лет. Семья главного тренера приютила мальчика в своем доме как родного. И за все те годы, сколько он провел среди этих людей, Коля ни разу не почувствовал себя чужим или проклятым. Эта деревня стала его домом. Настоящим, полным любви и понимания. У него было много братьев и сестер, и дружили они так, будто были кровными. Коля обрел нового отца и мать, но не забыл про старых.
  Егор Алексеевич (новый отец) не стал обманывать Колю и заговорил с ним начистоту. Признался, что, скорее всего прежних родителей уж нет в живых. Юноше в момент этого разговора было уже восемнадцать. Он стал красив, еще более ловок и мудр.
  - Да, я знаю, - наконец-то выдохнул он и закинул подбородок наверх, чтобы быстрее просушить глаза, - я знаю. Но однажды я все равно найду их. Они решили тогда, что я погиб. Меня до сих пор мучает эта мысль. Я должен увидеть хотя бы их могилы, чтобы сказать, что остался жив. Пускай их души успокоятся, наконец.
  - Это хорошая цель. Дерзай, юнец, я не смогу держать тебя более. Ты уже взрослый и давно стал мне сыном. Но ты также и мужчина и можешь сам решать, что тебе делать, - с грустью перед грядущей разлукой сказал Егор Алексеевич.
  - Батя... - Коля не удержался и обнял отца так крепко, как будто им больше не суждено было увидеться, - ты будешь мною гордиться! Я обещаю!
  - Я уже горжусь тобой, сынок. Уже горжусь...
  
  Стоит ли говорить, что опасения Коли оказались не напрасными? Он действительно нашел ту деревню, откуда бежал семь лет назад. Его здесь, правда, никто не узнал. Но мальчик уже и не думал о мести. Он был благодарен этим людям лишь за то, что они не тронули его родителей тогда... но бедные старики погибли от горя, увидев как их сына якобы подстрелили на коне. Вина теперь отчасти легла и на его плечи.
  - Но я не мог иначе, - пытался оправдать себя Коля и понял, что больше не может сидеть на месте.
  И возвращаться ко второй семье не было мочи. Ему нужно было занять себя чем-нибудь таким, что помогло бы отвлечься от прошлого. И впервые в жизни Коля принял решение поехать в город и попытаться получить профессию.
  Но судьба распорядилась за него и приняла свое решение. Юноша обучился на тренера конного спорта по джигитовке, получил официальный титул мастера спорта и стал искать конюшню, в которой мог бы осесть и развить собственную школу с особыми традициями и отношением к этой специализации.
  Коля сменил множество городов, пытаясь найти такой клуб, где его права не ущемлялись бы ни на йоту. И только в клубе "Кони золотой подковки" он почувствовал запах этой свободы... и подумал, что стоит здесь немного задержаться. Авось что и выйдет.
  
  ОЛЯ И ВАЛЬС
  
  Когда Оля, Катя и Кира сдружились в училище, где они обучались на тренеров и берейторов, атмосфера в этом месте была немного нездоровой. Концентрация женского пола, да еще и не с самыми простыми характерами давали о себе знать. Но эту троицу ничего не волновало. Они и сами были не лыком шиты.
  Олю вообще все, казалось, ненавидели. Тут в принципе никто никого не любил, но она особенно всех бесила. Самодовольная зазнайка с явно нездоровой психикой и мозгами, которая всегда считает себя самой главной и умной - она смогла достать своим поведением даже преподавателей. ВСЕХ.
  Зато Катю с Кирой почему-то это ничуть не волновало, хотя они были как раз-таки на хорошем счету у многих одногруппников и учителей. Особенно "королева бумажек". Эта кличка привязалась к ней уже в этот период, т.к. никто не любил возню с теорией и документацией больше, чем Кира. Всегда самая прилежная, самая сосредоточенная и адекватная. Но спорить с нею без веских аргументов бесполезно. Более того, на одно твое слово она немедленно находит сотню других. Ей всегда было важно докопаться до истины.
  С панкушей же были всегда другие проблемы. Достаточно незначительные: ее внешний вид. Ну не могли окружающие заставить девушку одеваться и причесываться нормально. Еще этот ирокез трехцветный... короче дамочка не подарок. Да еще и драчливая! Все разборки выясняла с ножом. К счастью до сих пор еще никого не прибила. Да и руководство об этом не пронюхало. Иначе Катю, скорее всего, исключили бы из училища.
  Но подруги знали обо всех ее "стрелках" и относились к ним спокойно. Оля даже пару раз ходила помогать, но опять-таки, слава богу, никого не прибила. Потому что в отличие от Кати у нее отсутствовали тормоза.
  У Киры было к тому времени уже одно высшее образование. Она была экономистом. Катя тоже училась параллельно заочно на юриста. А Оля наслаждалась фривольной жизнью и ни на кого не хотела учиться. Ей интереснее всего было получить диплом поскорее. Она и тренером-то работать изначально не планировала. Думала, что станет берейтором. Но кто ее такую неадекватную к своему коню подпустит? Но это уже другой разговор.
  - Опять вы непонятно где гуляли! - недобро сверкнула глазами Кира, наблюдая за тем, как через окно в комнату залезали две подруги, - сколько уже можно? Час ночи вообще-то.
  - Вот поэтому мы зашли не через дверь, - хмуро ответила ей Катя, помогая просочиться следом блондиночке, - общага вся закрыта уже.
  - Твари... они не могут разве держать все двери открытыми до утра. Что с нами тут случиться? - плевалась Оля, разглядывая разодранную рубашку, - опять, что ли зашивать? Кира, поможешь? Я не умею.
  - Зато рвать ты прекрасно умеешь! - вспылила подруга и грозно смахнула челку с лица, - лучше бы учились обе. Вас скоро выгонят отсюда за неуспеваемость.
  - А чего ты сейчас пишешь? - по пути к раковине поинтересовалась панкуша.
  - На завтра нужно принести таблицы по истории коневодства. Черт побери, вы даже домашку не записывали? - она сняла очки и мучительно прикрыла глаза, - что я с вами делать буду?
  - Поможешь как всегда, - наивно улыбнулась ей Оля и закрыла за собой окно, - ты же наша лучшая подруга.
  - Дружат не за услуги вообще-то, - огрызнулась Кира и тяжело вздохнула, - но черт с вами. Все равно вы все у меня спишите, даже если я запрещу.
  - Спасибо большое! Ты у нас самая лучшая! И умная, - блондиночка чмокнула ее в щечку и с воплем ввалилась в душевую, заставив Катю орать матом на весь этаж.
  - Да заткнитесь вы обе! Час ночи! - не сдержавшись, выпалила Кира.
  Следующее утро убило остатки Олиного добродушия навсегда. После нескольких теоретических предметов они как всегда пошли в конюшню работать коней. И тут выяснилось, что жеребчика, с которым работала блондиночка, уже куда-то продали! Причем без ее ведома. Все равно тут у студентов нет прав, и кони за ними закреплены чисто условно.
  Такое событие расстроило бы и привело в бешенство кого угодно. А вот у Оли началась самая настоящая истерика, сравнимая лишь с взрывом атомной бомбы. Плохо было всем...
  Она прямо в начале занятия наорала на тренера, затем прошлась по всем остальным, кто не был с нею солидарен, после чего швырнула каской в кого попало, и демонстративно ушла обратно в общагу. Подруги обеспокоились ее состоянием, но следом не пошли.
  - Пускай перебесится, - шепнула Катя Кире, - так будет безопаснее. Иначе и нам перепадет.
  - Да уж. Она не умеет держать себя в руках, - нервно сдавила поводья подруга, - после такого ее точно вызовут на ковер.
  - А она не пойдет, - хмыкнула панкуша, - и тогда встанет вопрос об ее отчислении.
  - Ох, балбеска, - тяжело вздохнула Кира, - придется нам с тобой опять ее вытаскивать. Никогда не думала, что наше экономическое и юридическое образование полностью пойдут на спасение кое-чьей задницы от исключения.
  - Как и всегда.
  
  Вечером Катя предупредила Киру, чтобы та даже не совалась в их разговор. Девушка насторожилась от такого заявления, ведь все проблемы они всегда решали вместе. Но подругу она все-таки послушалась и отправилась вечером гулять, давая тем двоим перетереть проблемы наедине.
  Следующий разговор я передам вам, вырезая все маты. Их и нецензурных выражений было очень много и такое точно не может поступить в печать.
  - Я не из гламурных девочек, которые вечно страдают: "Ах, я так любила этого коня! Ах, он без меня не выживет! Ах, ох, боже мой...", - злостно ерничала Оля, - но как они смели продать его молча? Не сообщив об этом мне? Сегодня они коня продали, а завтра меня в рабство отдадут?
  - Не перегибай палку, - скрестив руки на груди, говорила Катя, - нам тут никто ничего не обязан говорить и предупреждать. Мы всего лишь студенты.
  - Да мне плевать на то, что ты смирилась с этой позицией! - заорала на нее во весь голос подруга, - даже Кира не такая слюнявая поддавака как ты!
  - Это когда же я вдруг стала слюнявой поддавакой? - вспыхнула девушка.
  - Да блин всегда! Твоего коня продали - ну и ладно. Тебя с пары выгнали - ну и пускай. Твое мнение препод не выслушал - его право. Как такое вообще можно терпеть? Уж лучше упираться рогами и спорить как Кира, даже на пустом месте, даже по глупости. Но не так как ты...
  - А ты лучше себя ведешь что ли? Бросить каску в тренера! Ты хоть раз пыталась себя в руки взять? Я хоть чуть-чуть пытаюсь здесь учиться. А ты с какой целью поступила в это училище?
  - Я пришла сюда доказать всем, что я лучше их разбираюсь в конях.
  - Ахахах, рассмешила! Кому ты собралась это доказывать? Тренерам, которые в своей профессии уже тридцать лет? Мастерам спорта, у которых сотни побед за плечами? Или этим несчастным замухрышкам преподавателям, которые тяжелее книги ничего не поднимали и лошадь видят впервые? Да кто ты такая? В их глазах - ты никто. И поэтому им плевать на твои амбиции. Эти люди просто выполняют свою работу. Хотя часто ведут себя как козлы.
  - Но ведь я права, а они нет! - от эмоций у нее чуть ли не пена изо рта шла, - у меня такой опыт работы с трудными лошадьми, что этим идиотам и не снилось. Они все как из теплицы: изнеженные детишки из богатых семей. Все эти спортсмены и тренера не видели и не пробовали по-настоящему трудных лошадей. С самого детства их даже не заставляли убираться в конюшнях. Им покупали, хорошо выезженных, лошадок вместе с амуницией, которые со своей самоходностью маршруты и с коровой на спине легко отпрыгают. А потом эти сопляки приходят в училище и начинают нам преподавать. Ты не знаешь, Катя, из какой дыры я вышла. Ты не видела мой прежний клуб. Это была настоящая школа жизни. А то, что творится здесь - полный развод и позорище.
  - Ну, так бросай. Кто тебе мешает?
  - Ну, уж нет! Я из них теперь всю кровь выпущу. Сволочи, скотины. Я покажу им, где раки зимуют.
  - За что ты людей мучаешь?
  - А они со мною лучше, что ли поступили?
  - Не нравится - бросай, - настойчивее повторила Катя.
  - И не собираюсь. Я их замучаю и не брошу. Чтобы страдали подольше. Я их научу родину любить.
  - Я тебя не понимаю. Какой у тебя вообще здесь мотив? Мне кажется, из тебя прет завышенная самооценка. Эгоизм даже. Чего ты на самом деле-то хочешь добиться?
  - Я хочу убедить всех и себя, что я права, - и она на мгновение затихла, глядя на собственный сжатый кулак, - до сих пор мне не давали проверить свои умения в полной мере. А я хочу обучить хотя бы одного коня так, как считаю нужным. Я хочу свободы.
  - Проще купить лошадь.
  - Не проще. Это не то. Так не будет признания.
  - Тебе еще и признания подавай! Артистка блин.
  - Тебе не понять. Я не хочу брать изначально умненькую воспитанную лошадку и учить ее элементам выездки. Я хочу сложную испорченную истеричную тугую лошадь, которую придется ломать, лепить, переучивать и сквозь мучения делать нормальной. Вот эта работа мне по душе. Я хочу спасать от бойни тех лошадей, на которых другие давно плюнули и опустили руки.
  Впервые Катя взглянула на нее как-то по-другому. Даже с недоверием. Она прокрутила в голове еще раз услышанное и поняла, что Оля не оговорилась.
  - Ты хочешь спасать лошадей от бойни? Почему ты раньше мне не говорила. Что-то связанное с прошлым?
  - Это не важно, - агрессивно дернулась девушка и отвернулась, - я не хочу об этом говорить сейчас. Я... я хочу прогуляться. Здесь душно. Вы с Кирой вечно окна закрытыми держите!
  И она выскочила из помещения чуть ли не бегом. Панкуша только успела броситься следом за нею и выпалить в коридор шальным голосом: "Встретишь там Киру - скажи, что она может вернуться!". Но Оля ее, скорее всего, уже не слышала.
  
  Прежнее руководство на ее старой конюшне было довольно дурацким. Сколько коней они загубили, сколько неправильных решений приняли... в результате дети взяли все в свои руки и наплевали на тренеров с их амбициями. Они стали так вести себя на конюшне, будто кроме них здесь никого не существовало. Те не выдержали и уволились. И так началась анархия.
  Да, Оля была зачинщицей этого процесса. И она почти получила то, что хотела... но даже мечта уплыла из поде ее носа.
  Стоило ей вырвать из рук какой-то истерички испорченного с молодости коня, как его немедленно продал директор конюшни в какой-то частный клуб, откуда беднягу сдали на бойню. Он был красив, но неуправляем. И его никто не успел перевоспитать. И после того как жеребец скинул разок какого-то богатенького пузана, тот не задумываясь отомстил ему таким образом. Как удобно, однако отыгрываться на тех, кто не может ничего возразить!
  Узнав об этом, Оля не смогла простить своей конюшне подобного. Она уехала в другой город в училище. Не для того чтобы учиться, а просто потому что ей негде было жить. А тут хотя бы в общаге комнату выделили. Хоть какое-то удобство.
  С самого начала ее соседями стали Кира и Катя. В чокнутой Оле они нашли что-то близкое себе. Они часто говорили: "Удивительно, но ты делаешь и говоришь все то, о чем мы думаем, но не решаемся озвучить". О панкуше, конечно, такое сложно было сказать, но даже она не лезла иной раз на рожон. А Оля всегда была максимально прямолинейной. И даже в ее безумии была какая-то логика. Так и началось обучение этой дикарки в этом месте.
  И после недавних событий блондиночка еще больше обозлилась на весь мир. Она понимала, что в этот раз ее конь попал в хорошие руки. Да и куда еще он мог попасть с его-то характером: покладистый, добродушный как слон... классика жанра. Но ей хотелось не этого. Ее волновало другое.
  Ей надоело постоянно от кого-то зависеть. Бесило, что на нее по-прежнему смотрели как на "какую-то девчонку", "никчемную конницу", "бесправного выездюка". Обидно и не честно! Пора бы заявить о себе. Сколько можно унижаться?
  Однако Оля была согласна с подругами, что после ее последнего выпада никто точно не пойдет ей навстречу. Люди ведь глупы. Скажи им что-то поперек - и они начинают ставить тебе палки в колеса, даже если сами были не правы. Человеку же главное его эго.
  А все педагоги - это вообще такая категория людей, которые мнят себя богами. Для них всегда существовало лишь два мнения: их и неправильное. Субъективность, эгоцентризм, лживость - человечество воняет этими качествами и даже не скрывает их. Олю все это бесило до тряски в руках.
  Но на следующее занятие что-то все-таки смогло ее удивить.
  Девушке сказали чистить ее нового коня к занятию. Поначалу она хотела отказаться, демонстрируя свой протест, но тренер на удивление вкрадчиво и настойчиво советовал ей опробовать новую лошадку. При этом в его лице появилось что-то недоброе, не предвещающее ничего хорошего... но для Оли это наоборот был знак того, что она на правильном пути.
  И самодовольно вздернув одну бровь, девушка двинулась за щетками в амуничник, своевременно радуясь своей победе. Неужели ей дадут что-нибудь интересненькое? Неужели у них есть такие кони?
  - Сегодня, думаю, мы ее больше не увидим, - ухмыльнулся чуть позже тренер, обращаясь по большей части к Кате и Кире, зная, что они подруги блондиночки.
  - В каком это смысле? - нахмурилась панкуша.
  - Просто она хотела сложную лошадку - я ей дала сложную лошадку. Скорее всего, она его даже почистить не сможет. Так ей и надо. Поменьше зазнаваться нужно.
  - Она... - хотела заступиться за подругу Кира, но Катя одернула ее.
  - Пускай немного пыл свой поумерит, - продолжала тем временем тренерша, и ее улыбка становилась все шире, - пускай узнает, что есть кое-кто и подурнее ее.
  И женщина даже хотела рассмеяться, мечтательно думая о чем-то своем, но в крытом манеже неожиданно раздался вопль, похожий на рык слона и в толпу сонливых всадников ворвался гигантский рыжий монстр. За долю секунд поднялась паника, поскольку неуправляемое животное как обезумевшее пускало пену и с зажатыми ушами швырялось на всех подряд, едва не выкусывая куски мяса из чужих крупов и ног.
  Поднялся визг, всадники разлетелись в стороны галопом, спасая себя и лошадей. Чокнутый двухметровый зверь летал по манежу как боевая ракета, прижав уши плотно к черепушке и не касаясь копытами песка. И только через десять минут безумных полетов и криков все как-то устаканилось... когда всадница наконец-то смогла остановить жеребца.
  - Оля... - с улыбкой выдохнула вся растрепанная и запуганная Кира, пытаясь как-то справиться с истеричным дыханием.
  Катя недовольно сматерилась. Под крышей только и было слышно, как бьется в ужасе несколько десятков сердец и пытаются выровнять дыхание столько же человек. И все это в полной тишине. Юноши и девушки боялись даже слово сказать, лишь бы не спугнуть это неадекватное животное.
  А верхом на нем сидела Оля, вся бледная под цвет своих волос, с трясущимися ногами и выпученными глазами. Она тоже все никак не могла перевести взгляд на остальных и сверлила злобно зрачками затылок этого оболтуса под нею.
  Конь продолжал громко дышать, фырча как пылесос и все, не поднимая ушей. Его бока широко раздувались и сужались под стать собственным ноздрям. Мышцы так и играли в лучах пробивающегося из окон солнца. Казалось, что весь он был на пружинах. И при этом в черепной коробке вряд ли имелись мозги.
  - Ух, карамба! - наконец-то вернула себе самообладание Оля и даже нервно рассмеялась, - этот идиот вообще неадекватен. Мы сюда галопом летели от самого коридора, наверное. Ахахах... какой он милый... я почти влюбилась в него за то, что он расквасил мне нос... ахахах... черт побери... скотина!
  Все продолжали недоуменно и немо смотреть на нее, подбирая постепенно челюсти с пола. Даже тренер жалобно забился где-то за трибунами, так как он был не на лошади и чудом избежал копыт мечущегося рыжика. Тишина все затягивалась. И только Оля хихикала истерично.
  - Эй, тренер, когда в последний раз вы его работали? - с широкой улыбкой спросила через весь манеж блондиночка.
  - Ты видела хоть раз его на занятии? - также стала возвращаться уверенность и к женщине.
  - Не-а. Вы намекаете на то, что я его только что сама заездила? Серьезно? Ай да я молодец! Хвалю себя. Люблю себя.
  - Нечего тут ухмыляться! Надо было сначала ко мне подойти, перед тем как выезжать на нем. Я же сказала тебе его только почистить!
  - Вообще-то такой приказ здесь означает то же, что и "чисть, седлайся, выезжай". Разве нет? С каких это пор вы успели изменить правила?
  Послышалось несколько застенчивых хихикающих голосов. Но под тяжелым взглядом тренера все снова замолкли.
  - Вальс - наш табунный жеребец производитель. Его заезжали однажды, но с тех пор почти не работали. Потому что он на всех швыряется. Я хотела предложить тебе поработать его на корде сегодня. Как... как ты вообще смогла на него сесть? - впервые в ее строгом голосе прорезались нотки недоумения.
  - Не знаю, все было как во сне. В страшном сне, - постепенно она восстановила дыхание, - но мне все пока что нравится.
  - Зато мне не нравится! Ты срываешь занятие! ОПЯТЬ!
  - Это мое кредо, - хлопнула себя по груди Оля и вновь взглянула на жеребца, - ладно, Вальс. Каши с тобой не сваришь. Давай хотя бы пошагаем.
  И не успела тренерша выкрикнуть ей "не смей!", как девушка хлопнула коня пятками по бокам и злобные маленькие глазки животного налились ненавистью и кровью. Вместо шага он вскинул свою бестолковую голову и встал на вертикальную свечку.
  Все вокруг так и ахнули, потому что решили, что он вот-вот перевернется. Этот циркач сделал несколько шагов на двух ногах и с места пружиной выпрыгнул вперед, затем опустил голову до самых ног, поддал несколько раз задом, крутанулся, рванул повод на себя и сделал почти все возможное, чтобы высадить девушку. Боже, даже не понятно, как она удержалась! Просто чудом!
  Даже у Кати с Кирой перехватило дыхание от такого. А остальные на всякий случай заранее вновь разбежались по углам манежа, чтобы им не досталось. Борьба набирала серьезные обороты, и парочка почти скрылась за пылью, которую вокруг себя подняла.
  Бедная Оля уже и не делала ничего с жеребцом, а только пыталась на нем усидеть. А он все швырялся вертикально вверх, затем опять лягался, затем резко ускользал куда-то в сторону, грыз собственную грудь, целился в ее коленки, прыгал-прыгал-прыгал на четырех ногах и издавал при этом такие отчаянные звуки, будто дрался с другим жеребцом, а не человеком на спине.
  Наконец-то он вновь затих. И снова Олю трясло на нем как кленовый лист. Адреналин подскочил настолько, что она просто не могла унять эту неестественную дрожь. Ей было дурно и голова начала кружиться. Из разбитого носа снова потекла кровь. Девушка тяжело дышала ртом, издавая хриплые едва не предсмертные звуки. В этот момент по ней нельзя было сказать, что она счастлива.
  - Получила? - выпалила вдруг тренерша через весь манеж, - развлеклась? Теперь слезь с коня, пока не упала и не испортила его и езжай обратно в конюшню. Нечего тут цирк мне устраивать.
  - Да, с мечтами надо быть осторожнее. Они имеют свойство сбываться, - едва слышно проговорила Кира, но блондиночка, казалось, услышала ее краем уха.
  - Ах ты сволочь такая... убью! - завопила вдруг Оля на жеребца и наотмашь дала ему хлыстом по крупу.
  Конь взвился, она затянула до самых ушей поводья и еще несколько раз от души вдарила ему туда же. Он пытался сопротивляться, но мартингал не давал выпрямить шею в полной мере. Жеребец захрипел. Бока едва не покраснели от шпор. Теперь страшнее всего выглядела девушка с ее бесчеловечным взглядом, который как будто пелена какая-то заволокла и беспощадными ударами. Казалось, она потеряла контроль над собой и теперь непонятно чего хотела добиться, но губы Вальса едва не рвались под ее руками.
  Катя в конце этого дня уже и не могла припомнить, как это тренерша смогла остановить ту бесчеловечную расправу над конем. Да только те минуты выглядели настолько страшными, что все в общаге старались обходить их комнату стороной. Все стали называть Олю сатанинским отрепьем, а иногда и как-нибудь похуже. Все быстро забыли о том, что Вальс тоже был не подарком. Но поступок блондинки действительно невозможно было оправдать. Ее порицали даже собственные подруги.
  - Да, я понимаю... я вспылила, - перешагнув через свою гордость, призналась Оля.
  Ей было тяжело это делать. Она выдавливала каждое слово через силу и не поднимала глаз на подруг.
  - Значит, не надо было браться за это дело, раз ты изначально видела, что оно так обернется! - впервые за последнее время вышла из себя Кира, - вы вполне могли убить друг друга! Разве ты сразу не поняла, что тренер над тобой прикольнулся?
  - Да все она поняла, - вступила в разговор Катя, - только вот упертая как баран. И не переубедишь ведь ее, если взбрело что-то в голову.
  - Я была бы не против такого характера, если бы при этом не страдали животные. Тем более лошади! Мне сегодня было очень стыдно за нее. Избивала коня она, а краснела я!
  - И нечего за меня так переживать, - тихим голосом прервала их беседу Оля и снова отвернулась, - пора спать. Больше не могу это обсуждать сегодня.
  - Мы же только начали, - съязвила в ответ Кира.
  - Мне пофигу, - и Оля стала демонстративно раздеваться, намекая, что она больше не хочет продолжать разговор.
  Однако подруги все никак не могли остановиться и раз за разом пытались вразумить ее. Но блондиночка просто им не отвечала. Она едва стояла на ногах от усталости и эмоций. Еще и нос распух...
  И вдруг в комнате повисла звенящая тишина. Глаза девушек расширились и едва не вывалились из орбит, как только Оля оголила свою спину.
  - Боже правый... - шепнула Катя и попросила подругу не надевать ночнужку пока что.
  Та покорно кивнула и зевнула так, будто ее это все не касалось. Весь торс девушки был покрыт кровоподтеками, синевато-зелеными синяками, фиолетовыми багряными пятнами и прокусами... на ее спине не было ни единого здорового места.
  - Повернись, пожалуйста, - дрогнул голос Киры.
  Оля сделал и это, как будто наслаждаясь произведенным эффектом. Только вместо торжества в ее взгляде светился упрек. Все руки, живот и грудь пострадали от зубов и ударов какого-то монстра. Это была точно не лошадь.
  - Ты как будто в клетке с тиграми побывала, - опешив, проговорила панкуша, - как это случилось?
  - Это еще не все, - усмехнулась блондинка и сняла наконец-то с себя джинсы.
  На ногах ее подруги обнаружили несколько гематом, и из нескольких мест по-прежнему продолжала сочиться кровь. На описание всего этого ужаса не оставалось слов. Похоже, лицо девушки пострадало меньше всего, раз отделалось разбитым носом.
  - Началось все с того, что я не могла войти в денник, - охотно начала рассказывать Оля, одевая ночную пижаму, - я сразу догадалась, что тренер даст мне какой-то сюрприз и была морально готова к чему-то подобному. Но она превзошла все мои ожидания. Не думала, что ее так разозлит какая-то каска, брошенная в рожу.
  Короче, когда Оля открыла дверь денника, жеребец стоял к ней задом и не собирался поворачиваться к незваному гостю. Он крысился и косился на нее через плечо, демонстративно показывая свой отказ. Девушка усмехнулась и замахнулась уже, чтобы хлопнуть коня по заду, раз он не хочет принимать по-хорошему... и только в последний момент она успел отклониться назад, чтобы два молниеносных копыта пролетели всего в сантиметре от ее лица и со всей дури попали в дверь, которая слетела с одной петли и с жалобным скрипом повисла над полом.
  Переведя дыхание и обалдев от такого приема, Оля взяла в руки хлыст и собралась огреть за это жеребца по крупу, но он повторил тот же самый трюк и снова чуть не попал по человеку. Взбудоражив самого себя от такого поведения, Вальс резко развернулся и попытался вырваться в коридор, но у Оли реакция тоже была не хуже. Путь-то она ему перегородила, но ей это стоило плеча. Жеребец моментально вцепился в нее зубами и приподнял над полом. Девушка уже подумала, что вот ей и конец. Все произошло так быстро... но конь тут же отпустил ее и отпрыгнул в противоположный угол денника, злобно кося на нее свои маленькие глазки.
  Слезы подступили к горлу, боль заглушила глас рассудка. Едва придя в себя, девушка пришла в бешенство и с ненавистью двинулась внутрь денника, думая наказать гада за все это поведение. В этой потасовке ее перепало еще несколько раз и там, где разумный человек давно бы сдался, Оля только становилась все агрессивнее. Чем больше ее унижали, тем меньше она себя жалела. К тому же лучшая защита - это нападение. Она не могла оставить это дело незаконченным.
  Кое-как заставив Вальса стоять на месте, вся уже покусанная и побитая девушка с оттоптанными ногами принялась его чистить. Он и лягался и несколько раз опять настиг ее зубами и в конце-концов расквасил нос челюстью, когда резко дернул головой... в общем перед тем как вылететь галопом на занятие они уже успели друг другу опротиветь. И уже тогда Оля десять раз распрощалась с собственной жизнью.
  - Но я сяду на него еще раз завтра, - вдруг в конце рассказа объявила она.
  - Что?
  - Не смей! Тебя никто не заставляет!
  - Нет. В этом раунде пострадала только моя гордость. Я этого так не оставлю. Я поставлю на место эту сволочь! - без особого счастья в голосе заявила блондинка.
  - Знаешь, Оль, я не одобряю твоего настроя, - хмуро возразила Кира, - конный спорт - не то место, где нужно подобным образом спорить с лошадью. Вальс крыл кобыл до того как ты пришла сюда учиться и он будет это делать после тебя. В выездку его никто определять не планировал. Так что просто брось это гиблое дело. Иначе костей не соберешь. Либо с тебя сдерут крупный штраф за то, что ты издеваешься над животным. В этот раз я не смогу тебе ничем помочь.
  - Мне и не нужно ваше одобрение, девочки, - обиженно сказала Оля, - и тем более я никогда не просила вас о помощи. Вы делали всегда это сами. Спокойной ночи.
  И она закрыла глаза, выключив свой ночник. Подруги с укоризной смотрели ей в затылок, но больше не сказали ни слова. Еще не найден человек, который мог бы вразумить Олю.
  
  Следующее занятие было не лучше предыдущего. И многие следом за ним тоже. Казалось, что Оля только еще больше взбесила коня, вместо того чтобы воспитать. Он отвечал такой же взаимностью ее клокочущей злости и ущемленному самолюбию. Ни дня не проходило без криков, падений и крови.
  А один раз Оля даже сломала палец, запутавшись рукой в гриве, когда Валь ее понес. Она только успела почувствовать острую боль и увидела, как мизинец торчал в неестественном направлении, перпендикулярно руке, а сквозь тонкую кожицу с обратней стороны выпирал бугорок сломанной кости.
  Девушку едва не вырвало от этого. Но пока она тщательно старалась одной рукой остановить жеребца, он сделал очередной подъем в свечу и с прыжка приземлился прямо на спину.
  Все мысленно похоронили Олю тогда. Она и сама распрощалась с белым светом, поскольку время в момент падения как будто замедлилось для нее, и была возможность рассчитать всю неудачность траектории полета. Но как только она открыла глаза - то неожиданно осознала, что уши ей закладывает собственный крик. Как только сознание вернулось к бедняге, она встала вся белая на ноги и сломилась пополам. Вместе с пальцем она сломала еще и ребро. Но каким-то чудом осталась жива!
  Жеребец метался по манежу, но к счастью других коней в этот день не было вокруг. Тренер с Олиными подругами кинулся ловить жеребца, но, несмотря на потемнение перед глазами и острую боль в грудине, девушка тоже приняла участие в ловле зверя.
  В конце концов, поймала его Катя, но Оля вызвалась завести коня в денник самостоятельно. Она сказала, что ей это принципиально и подруга согласилась.
  До тех пор пока ребро ее срасталось, Оля гоняла Вальса на корде. Но это было не намного проще, чем ездить на нем верхом. Особенно когда вокруг работали другие жеребчики, мерина и красивые кобылки. Короче жизнь девушка себе ничуть не облегчила, хотя тренер предлагала ей сдаться.
  Но проблема в том, что Оля терпеть не могла слово "сдаться". Оно действовало на нее как красная тряпка на быка. И девушка снова запряглась в эти адские потуги. Хотя и сама уже не знала, реально ли как-то сработаться с этим конем?
  Очень часто она срывалась на него и лупила едва ли не до крови хлыстом по всему телу, раздирая рот строгим трензелем. Ее тогда останавливали испуганные подруги или тренер. Все гадали только об одном: "Почему за такое живодерство Олю до сих пор не отстранили от Вальса?". Но и он в отместку калечил ее не меньше. Взаимность все больше усложнялась.
  Ох, сколько унижений бедная девушка испытала за эти полгода... это было особенно невыносимо из-за ее характера. Всю жизнь Оля была чрезвычайно эгоцентричной. А тут ее опускает какое-то животное! Причем его невозможно было приструнить ни лаской, ни избиениями. Девушка впервые столкнулась с такой непокорной силой и лишь мысленно призналась себе, что по сравнению с этим жеребцом весь ее предыдущий конный опыт - смех полоумного ребенка.
  Каждый вечер ее руки тряслись и слабели так, что Оля не могла самостоятельно выпить чаю. К ее стыду, часто приходилось прибегать к помощи подруг. Благо никто другой этого не видел.
  Кира каждый день обрабатывала сожженные разодранные ладони блондинки специальными мазями, но они не успевали заживать. И раздирались по новой. Не помогали даже перчатки. Оля уже пять штук сменила!
  Приходилось пить много обезболивающих. А она все упиралась и не отступала. Даже тренер простил ее за ту проклятую каску и буквально умолял остановиться, но Оля молча качала головой и с титаническим упорством возвращалась в ненавистный денник.
  - Что, мерзавец, опять хочешь мне сломать чего-нибудь? - шипела она на решетку денника, которую жеребец грыз зубами при виде знакомого лица.
  На ее голос он прижал уши и предупредительно вдарил ногами по двери. Затем самодовольно оглянулся, чтобы проверить, какой эффект он произвел на нее. Оля стояла и смотрела на него так, будто хотела одной рукой задушить.
  - Ах ты...дряяяяяянь... - выдавила она из себя и все-таки вошла внутрь.
  Опять. В который раз. И снова боль на занятии и опять обоюдная ненависть. Изменилось лишь то, что жеребец теперь узнавал ее и уже не использовал старых приемов, чтобы высадить девчонку. Он был изобретателен, кстати. И Оля каждый раз это отмечала... хорошим отборным матом.
  Но в оправдание поведения блондинки можно сказать лишь то, что Вальс относился так абсолютно ко всем. И все ее потуги и удары не действовали на него. Он был настолько ненормальным, что физическая боль для него ничего не значила. Этого коня можно было подавить только авторитетом. А ведь до сих пор он считал авторитетом себя... и тут какая-то шмакодявка приходит в клуб, пытается заставить его выполнять свои гадкие команды, еще орет и возмущается. У жеребца тоже была гордыня и высокая самооценка. Он не мог терпеть подобного.
  А что он вытворял с остальными?.. Из левады его не могли загнать обратно. Было несколько случаев, когда Вальс нападал на людей прямо через ограждение. Поэтому постепенно его стали обходить стороной за пару метров во время прогулки. А уж как загоняли обратно - то это даже описать невозможно. Это больше было похоже на побег хищника за наживкой.
  За последние месяцы обучения Оля сильно изменилась. Какая-то несмываемая усталая суровость появилась на ее лице. Она почти не улыбалась и делала это только в исключительных случаях, когда хотела кого-то подколоть. Но разговаривала девушка теперь тоже намного меньше. И взгляд ее стал каким-то таким... что даже издали ее боялись люди и обходили стороной. Как от убийцы в розыске. Все чаще Оля уходила в себя и о чем-то размышляла.
  "Чтобы она начала о чем-то думать? Конец света скорее настанет", - говорила всегда Катя. Но теперь и она замолкла. И только следила, чтобы ничего не вышло из-под контроля. Подруга надеялась, что Вальс станет хорошим уроком для непоседливой Оли и поставит ее наконец-то на место. Потому что даже панкуша осознавала, насколько сложным был характер блондиночки. Она совершенно не могла уживаться среди людей. Теперь же в ее глазах засверкал какой-то разум... вперемешку с чем-то животным. Сложно было даже сказать, что выражало теперь ее лицо.
  Но буквально за месяц до окончания обучения случилось в училище такое событие, которое окончательно перевернуло жизнь Оли.
  Вальс гулял в леваде и не желал никого к себе подпускать. На дворе стояла весна, и он совсем отключил свои мозги. Когда конюхи попытались загнать жеребца обратно в конюшню, он чуть не прибил одного из них и снова начал летать по леваде своей божественно красивой походкой, которая так выгодно пригодилась бы в выездке!
  Не то чтобы Оля хотела опять кому-то что-то доказать, но она полезла в леваду просто потому, что остальные боялись этого коня. А ведь загнать его как-то обратно нужно было. Впервые она делала все без пафоса и даже с какой-то осторожностью. К ней на помощь пришел тренер и несколько смелых мужчин-конюхов. Так они гоняли коня по всей леваде в течение получаса, после чего блондинке удалось накинуть на него лейцу, а затем и пристегнуть обратно к оголовью поводья (просто на заводах с жеребцов чаще всего не снимают оголовья, если те гуляют).
  Все прошло настолько гладко, что она даже не поверила своим глазам и ждала подвоха. И он настиг ее. Стоило только на мгновение отвлечься на подруг. И очень поздно Оля заметила изменившиеся лица девчонок и туго отреагировала на вопль "осторожно!". Девушка не успела даже обернуться, хотя она и так уже поняла, что произойдет с нею в следующую секунду...
  Оказалось, что Вальс ни с того ни с сего встал на дыбы и то ли случайно, то ли специально ударил передними ногами Олю, попав одним копытом ей по затылку. Не издав ни единого звука, бедняга рухнула на землю как после выстрела. Она даже, наверное, отключилась на какое-то время.
  Но от поднявшегося визга и суматохи жеребец снова смог сбежать, торжественно размахивая головой с диким самодовольным ржанием. Кто-то как будто бы кинулся его ловить, но тренер и испуганные до ужаса Кира с Катей быстрее подбежали к безжизненному телу подруги. Они готовились уже к худшему исходу, как вдруг блондинка зашевелилась и с тяжелым кряхтением уперлась руками в землю. Ей немедленно помогли приподняться, сесть на колени и заглянули в глаза. Стали задавать какие-то вопросы. Но Оля их не слушала.
  Она коснулась рукой кровоточащего затылка и только теперь поняла, что залило ей все волосы и испачкало всю рубашку. Но ни капли страха не обнаружили в ее лице окружающие люди. Даже боли в нем не было. Только какая-то странная отстраненность и мрачная решительность, с которой она нечеловеческими усилиями заставила себя встать и найти в леваде виновника "торжества". Ее уговаривали остановиться и пойти к врачу, но девушка никого не слушала.
  Она никогда никого не слушала! И это единственное, что заставило подруг убедиться в том, что девушка действительно пришла в себя. И они с трудом заставили себя не вмешиваться в ее личное дело, когда Оля пошла опять навстречу жеребцу вопреки всем уговорам и предостережениям.
  Но теперь и он смотрел на нее издалека с неподдельным удивлением и уважением в глазах. А когда девушка оказалась совсем близко, конь зажал уши, сделал несколько ложных выпадов в ее сторону, зафырчал, задергался и все-таки отступил как перед кем-то, кто был намного сильнее его.
  Все обмерли от удивления и смотрели, что же будет дальше. А Оля, словно зомби с животными глазами все надвигалась и надвигалась на эту рыжую скотину и не говорила ни слова. И только когда он против собственной воли подпустил ее совсем близко, Оля вцепилась ему рукой в челку и со злобой зашипела в самое ухо.
  - Ты еще не понял? - заговорила она чуть громче, как только конь попытался задрать голову, чтобы она отпустила его гриву, - стоять на месте я сказала!
  И он, в самом деле, замер с припущенной головой! Позволяя удерживать себя на месте всего лишь за клочок гривы.
  - Я здесь главная, а не ты, - отчетливо произнесла девушка, едва стоя на ногах, - и ты больше никогда не должен так делать. Тебе все ясно? ТЕБЕ ПОНЯТНО?
  Они смотрели друг на друга глаза в глаза и тяжело дышали. Руки Оли тряслись, но она не за повод, а именно за челку повела коня прямо в конюшню, бросая строгие страшные взгляды в его сторону при любом неправильном движении. Жеребец подчинился, он повиновался, но не физической силе, а внутренней мощи.
  Впервые он ощутил в ней того, кто смог подавить его дурь. Неужели для этого нужна была такая цена? Неужели нужно было для этого бить бедную девушку по голове, чтобы убедиться, что она встанет и бесстрашно двинется на тебя вновь? Похоже на то. И план Оли сработал. Вальс наконец-то подчинился!
  Все в безмолвном оцепенении следили за тем, как она провела коня до самого денника и сама лично сняла с него уздечку, не позволяя даже вздохнуть против собственной воли. И когда все закончилось, Оля вышла обратно к леваде и зачем-то подняла глаза к нему.
  - Вот это да... - восторженно и тихо протянула Катя, встав позади подруги и с тревогой всматриваясь в ее зияющую рану.
  - Эффектно, конечно. Даже здорово. Но лучше бы тебе к врачу, Оля, - подошла к ним Кира.
  Но блондинка им не отвечала. Она просто молча стояла на месте и смотрела куда-то наверх. Подруги заволновались.
  - Эй, Оль, ты чего? Ответь хоть что-нибудь, - и не успела Катя коснуться ее плеча, как колени девушки подогнулись, и она едва не упала лицом прямо на землю с высоты собственного роста.
  Подруги в последний момент успели ее перехватить и позвать кого-нибудь на помощь. Но позже выяснилось, что с такой травмой Оля не должна была вставать уже после первой же отключки. Физически это было невозможно! И никто не верил в то, что девушка не просто сама встала на ноги, так еще и загнала Вальса обратно в денник.
  Эта история стала обрастать различными подробностями и поползла по училищу как местная легенда. Но девочки не видели в этом ничего замечательного. Они переживали за здоровье подруги и боялись, что такой мощи удар не пройдет даром. Тем более что Оле пришлось пережить несколько операций, т.к. череп у нее действительно был проломлен. Но мозг почти не пострадал.
  Помощь была оказана вовремя, и теперь блондинка лежала в отдельной палате на реабилитации. Катя и Кира ждали ее с трепетом и не уезжали из города после конца обучения, пока Оля наконец-то не появилась на пороге училища вновь...
  - Может быть, не стоит говорить ей про те слухи, которые ползут сейчас по всей общаге? - с сомнением поинтересовалась Кира.
  - Да ну, мне кажется, ей понравится, - усмехнулась на это Катя.
  Как они заждались свою безмозглую подругу! Теперь она была, наверное, безмозглой буквально. И это их безумно веселило.
  И вот когда они наконец-то увиделись с Олей и рассказали ей обо всем, девушка не стала сдерживать своих эмоций и залезла на фонарный столб... реально так и сделала. Залезла, чтобы ее вопли радости было лучше слышно. Люди крутили у виска и быстрее переходили на другую сторону дороги. Кира с Катей только радостно смеялись и подманивали блондинку бананами, купленными неподалеку. Она как будто бы обиделась на это, но ненадолго. Зато вскоре смогла и сама удивить их еще раз.
  - Я купила Вальса, - гордо объявила Оля, - взяла деньги в кредит.
  Поначалу девушки решили, что подруга их разыгрывает. Но уже через десять минут они поняли, что она серьезно. И вот тут-то Кира схватила за голову.
  - Почему же ты меня не попросила о помощи? Ты же ни черта не разбираешься в кредитах? И тебя еще облапошили там, наверное, вдобавок! А что если процент слишком большой или какие-то иные махинации? Да ты хоть иногда будешь думать о последствиях? - причитала она.
  Катя с Олей только смеялись и заверяли ее, что все в порядке. Но верная "королева бумажек" так и не успокоилась, пока лично не залезла в кредитную историю подруги и не разобралась во всей этой каше в течение недели.
  Вскоре она уже знала обо всех нюансах лучше самой Оли и даже подыскала ей в городе работу, которая позволила бы выплатить долг менее чем за год. Но блондинка неожиданно взвыла, заявив, что не хочет работать. Но тут уж ничего не попишешь - придется.
  После того случая Вальс в самом деле стал вести себя совершенно по-другому. Он по-прежнему слушался только крепкого повода, стального шенкеля и крепких нервов, но не возил на своей спине решительно никого кроме Оли. Она смогла-таки его покорить и уже взялась за обучение выездке.
  Они выступали на соревнованиях и добились многих побед, во что раньше никто и не поверил бы. Блондинка гордилась собой и еще больше обожала своего коня. Она холила и лелеяла вредного противного Вальса, одновременно успевая посылать его матом и пинать с ноги за укусы. Но такой уж это был конь.
  Он терпеть не мог рядом с собою мягкотелых и типичных конников. Жеребец не желал по отношению к себе ни понимания, ни мягкости. Он хотел, чтобы его хозяйка была такая же неадекватная и отрывная, как и он. И только через год Вальс смирился с тем, что Оля начала подсаживать на него и других ребят.
  Конь был недоволен, зол, но терпел все эти неудобства под зорким присмотром хозяйки. Научился слушаться даже ее голоса и это положительно сказалось на их совместной работе. А эти божественные аллюры... они, к счастью, никуда не пропали. Поэтому вскоре Оля начала задумываться уже о том, чтобы стать мастером спорта на своем боевом жеребце. Но только не в этом городе.
  - Я уже выплатила кредит, и теперь пришло время задуматься о переезде, - хитро подмигивала девушка подругам.
  - С чего это вдруг? - опешили те, - ты хочешь бросить работу?
  - Нет, я хочу вернуть кое-кому должок, - самодовольно улыбнулась Оля, оголив все зубы, - устроюсь работать в свой прежний клуб. Этому болоту давно не хватало встряски. Теперь-то я устрою там свои порядки! Он станет самым крутым клубом во всей стране!
  - С тобой-то во главе? - как от зубной боли скривилась панкуша.
  - Ладно, тогда я еду с вами, - вдруг неожиданно вызвалась Кира.
  - Кто... что... я вообще-то еще не давала согласия, - запнулась в недоумении Катя, но "королева бумажек" уже щелкнула какую-то кнопку на телефоне.
  - Все, я уволилась. Готова к переезду, - мило объявила она.
  Оля пришла в дикое восторженное возбуждение, а Катя пуще прежнего выпучила глаза.
  - А ты-то чего так быстро согласилась? - продолжала недоумевать она.
  - Ну как же ты не понимаешь? Это тот самый клуб, из которого сюда пришла сама Оля. Смекаешь? Представь себе, сколько там будет веселья, если в таком месте рождаются такие спортсмены.
  - И тренера, - выпалила Оля и схватила панкушу за руки, - ну же! Соглашайся! Нас уже двое.
  - Да я не против, конечно, - все еще мешкала та, - но просто это так неожиданно. Нет, я дико счастлива, уехать наконец-то от своих дурацких родителей, но Барон... у меня нет дополнительного коневоза. А вы, похоже, тоже собираетесь ведь брать своих коней?
  - Я нашла тебе коневоз, - снова щелкнула какой-то кнопкой на телефоне Кира, - не переживай ты так за своего коня. Какая разница, что он без документов? В том городе и сделаем их.
  - Как же я тебя обожаю, - не сдержала теплых чувств Катя и схватилась за свой сотовый, - раз вы обещаете сделать мне документы на Барона - тогда я тоже пошла увольняться.
  - Сделаем! - хором ответили ей Кира с Олей и хлопнули друг друга в ладоши.
  Всем давным-давно требовались перемены. Особенно Кате после того как она вернулась из деревни с неизвестным жеребцом. Ее рука еще не до конца зажила, и потому получалось делать лишь легкую работу. Возможно, пока они будут устраиваться на новом месте работы пройдет достаточно времени для того, чтобы панкуша целиком восстановилась.
  План показался девушкам идеальным, и они решительно двинулись к своей цели.
  
  ПЕТЯ И ГРОМ
  "Неужели есть кто-то более невыносимый, чем Оля?"
  
  Пока что все шло как по маслу. Кира с удовольствием подняла очки для чтения на макушку и стала любоваться ранним закатом. Время клонилось к зиме. А когда с отчетами и документами все хорошо - что может быть прекраснее? У девушки даже сон улучшился на этой неделе.
  - Онуфрий, можешь идти домой. Спасибо тебе за все, - с небывалой лаской в голосе сказала она юноше, который задержался на конюшне по ее просьбе.
  Дело в том, что Кира притащила в этот день так много всяких деловых книжек и тетрадей, что не смогла их поднять в одного. Пришлось прибегнуть к мускулам одного из воспитанников. И хотя тренера старались не вмешивать "детей" в свои дела, к Онуфрию по очереди обращались все.
  Он был безотказным, толстокожим на эмоции и на удивление работящим. И никогда никто из девушек ни разу не почувствовал его недовольство или злость по отношению к внеплановой работе. Замечательный паренек! Он кстати был одногодкой с Колей. Но они почти не общались.
  - Вам точно больше ничего не нужно? - поинтересовался Онуфрий.
  - Нет, я со всем закончила, - и Кира стала убираться на своем столе, - а можно вопрос? Почему ты по-прежнему обращаешься к нам на "вы"? Мы ведь почти одногодки и ты так часто нам помогаешь, что мог бы уже давно разговаривать с тренерским составом на "ты".
  - Мне так некомфортно, - поморщился паренек, с трудом выговорив новое умное для него слово, - и я не люблю подлизываться к руководству. Я просто рад физическому труду. Это как малая часть тренировки.
  - Просто так любишь трудиться? - с улыбкой усомнилась Кира, складывая вещи в шкафчик.
  - Я же не только конным спортом занимаюсь. Я еще и боксер. Любая физическая нагрузка мне полезна.
  - Понятно. Ну ладно, иди домой. В конюшне еще кто-нибудь остался?
  - Да. Петр.
  - Его все здесь так официально называют? - удивилась девушка, - что-то его поведение не располагает к этому.
  - Так вышло, - уклончиво ответил Онуфрий и наморщился, - он сам себя мнит чем-то великим, вот и с именем выпендривается также. Однажды помог выходить коня и до сих пор этим гордится. Хотя у нас среди нынешних спортсменов каждый чем-то помог клубу, но никто так грудь колесом не выпячивает.
  - Ладно-ладно, я сама с ним разберусь. Нужно будет взять Грома на пробеги, пойду договорюсь обо всем с Петькой, - поспешно прервала поток эмоций Онуфрия Кира.
  Она и сама уже успела соприкоснуться с этим хамоватым юношей. Он никому не давал покоя своим поведением. Одна только Оля его обожала, но при этом Петр был единственным парнем, к которому она не лезла с поцелуями. И это было удивительно. За этим что-то скрывалось.
  В свою очередь у Киры проснулся спортивный азарт. Она не привыкла мириться с теми, кто совсем отбивается от рук. И хотя Петя был на год ее старше, ей было плевать. Ведь он по статусу ниже! А значит должен прикусить уже свой язык.
  - Петя, - окликнула она еще на входе.
  - Нет! - выпалил он ни с того ни с сего, убираясь в деннике своего коня.
  - Чего? Я ведь даже еще ничего спросить не успела, - нахмурилась Кира, предчувствуя новую битву.
  - Мне все равно, - бросил он, намеренно не оборачиваясь, - в любом случае мой ответ вам - нет.
  - Чего ты набычился-то? - оперлась рукой о дверь его денника девушка, наблюдая, как тщательно парень копается в грязных опилках, - хватит уже корчить из себя невесть что. Мы же тебе не враги.
  - Вы думаете, все дело только в вас троих? - расхохотался в голос белобрысый юноша и даже перестал махать лопатой, чтобы насмеяться вдоволь, - я и предыдущих-то тренеров недолюбливал. Какая разница, кто мне досаждает?
  - Мы тебе, значит, досаждаем? - перешел ее голос на тихий рокот.
  Обычно это не предвещало ничего хорошего, и любой здравомыслящий человек немедленно затыкался после такого, но только не Петр. Он насмешливо исказил лицо, показывая как сильно ему наплевать. Киру это начало подбешивать, но она держала пока еще эмоции в кулаке.
  - Вы хотите взять Грома на пробеги. И мой ответ - нет, - наконец-то смилостивился он, - конь сегодня вел себя как-то вяло. Я не хочу, чтобы из-за всяких там ваших мероприятий обострились его старые болячки.
  - Да ты прыгаешь на нем на соревнованиях, и ничего страшного не происходит! Что за бред ты несешь? Или ты просто так это говоришь, чтобы побесить меня?
  - Очень нужно. Знаешь ли, Кира, ты всегда была слишком высокого самомнения, - это был удар по самолюбию.
  Но девушка выстояла. Она была сильной. И только закатила глаза под стать этому трудному человеку.
  - Ладно, давай вызовем ветеринара и проверим, все ли у твоего коня в порядке на этой неделе. И если все будет хорошо - то я беру его на пробеги. Даже если верхом поедешь не ты.
  - Тебе других что ли мало? У нас куча лошадей!
  - Они нужны в другом месте сейчас. Не пререкайся с главным тренером. Я так решила и точка.
  - Да пошла ты.
  - Заткнись уже. Я пыталась разговаривать с тобой по-хорошему, а ты сразу на грубости переходишь. Зачем мне этот геморрой нужен?
  - Принципиальная дура.
  - Помолчи, я сказала.
  - А ты мне не указывай.
  - Ведешь себя так, будто лошадь лично твоя. Он клубный, между прочим.
  - Ха! И еще раз "ха-ха"! - и наконец-то Петя отставил в сторону лопату, с угрозой двинувшись Кире навстречу.
  Но она не попятилась и даже не отшатнулась от него. И так они оказались очень близко друг другу, почти касаясь одеждой. Ростом ребята были равны и потому смотрели сейчас друг другу прямо в глаза со всей дерзостью и неприязнью.
  - Ты сюда ходишь меньше меня, девочка, - вразумительно заговорил он, - и не знаешь многих вещей. Но строишь из себя супер умную тренершу. Так знай же, что прежнее руководство отдало когда-то Грома мне... чтобы он сдох на моих руках. Он был сильно болен и все думали, что так будет удобнее скинуть на кого-то вину в гибели лошади... в этом много выгоды, видишь ли. Особенно, если учесть, что старые тренера сами довели его до такого состояния. И вот они нашли крайнего. А я взял и выходил его до полного выздоровления. Вот было удивления-то! И после этого ты говоришь, что конь не мой? Да что ты понимаешь?
  - Ладно, Петя, давай будем считать, что мы оба просто погорячились, - попыталась уже сбавить обороты Кира, но выбрала неверный путь.
  Ее поведение выглядело со стороны как отступление, и юноша неожиданно почувствовал свою силу. Он еще круче округлил грудь и вреднее прежнего вонзился в нее своими зрачками.
  - Не Петя, а Петр. Прошу соблюдать субординацию.
  - В таком случае обращайся ко мне на "вы", - вновь оскалилась Кира.
  Ох, как она не любила такие крайности, но он просто вынуждал ее! Что же за хамло такое?
  - Да ни в жизни, - противным голосом проговорил он и взялся за тачку, наполненную грязными опилками.
  - Сейчас же остановись! - приказала ему Кира, но юноша полностью проигнорировал ее, - я сказала, стой! Или ты будешь отстранен от занятий вовсе.
  - Не выйдет, - ухмыльнулся он ей через плечо.
  - С чего же? Я главный тренер и могу повлиять на директора, если ты будешь так себя вести.
  - У меня с директором свои счеты. А ты выпей успокоительного и усмири свой ПМС. Нашла с кем связаться, - и парень скрылся за дверьми, оставив Киру в полнейшем недоумении и гневе.
  Никогда еще такого не было, чтобы у нее что-то вышло из-под контроля. Такое впервые. Девушка невольно прислушалась к себе: "Странные ощущения. Какая-то неудовлетворенность. Ну, я ему задам в следующий раз! А Грома все равно на пробеги возьму".
  
  Когда Петя пришел на конюшню за день до соревнований, то недоуменно замер на месте с зевающим ртом. Он увидел, как спортсмены заводили в коневоз Грома! Юноша немедленно выпустил шипы и двинулся выяснять причины такого самоуправства.
  - Ты че, не поняла меня тогда что ли? - огрызался он на Киру, которая делала вид, что не замечает его, - совсем ошалела? Приперлась в наш клуб и теперь творишь че хочешь?
  - Боже мой, и как только с тобой Катя справляется? - риторически спросила она, зорко наблюдая за процессом погрузки.
  - Нет, ну это наглость! Я не пущу своего коня на пробеги! - орал на нее Петя.
  - Твой конь уже в коневозе. Кто мне помешает увезти его? - резонно поинтересовалась девушка.
  - Кто, говоришь? Да хоть бы и я, - и он, громко и злобно фыркая, направился в сторону машины, чтобы навести там свои порядки.
  Кира грустно смотрела ему вслед, но не двигалась с места. Она знала, что Онуфрий с тренерами помогут ей разрешить эту проблема. Они ее в этом заверили.
  И, честно говоря, девушка даже немного удивилась, когда увидела Петьку, возвращающегося обратно ни с чем. Она надеялась на помощь товарищей, но не знала, что их план сработает. Однако на лицо тренерша напустила такой вид, будто так она и планировала.
  - Ладно, - бегло бросил он, чувствуя себя немного сконфуженным, - но выступать он все равно не будет!
  - Да-да-да, - махнула пару раз рукой Кира и залезла в машину Кати, убедившись, что все кони погружены.
  - Ты меня специально игнорируешь? Ты еще заплатишь за это! - рычал ей через окно юноша.
  "Какой он приставучий", - отвела скучающие глаза в сторону девушка, подняв прямо перед ним стекло. Внутри машины сразу же наступила приятная тишина и тренерша позволила себе наконец-то расслабиться под приятную музыку. На ее лице даже замаячила улыбка победы.
  - Твою ж... - сделал он вид, будто хотел пнуть колесо автомобиля, но в последний момент остановил себя, - я вам еще покажу... я вас всех на место поставлю!
  И он бросился телом на газель со спортсменами, которая уже собиралась двигаться с места. Водитель наорал на дурня за то, что тот бросается под колеса, но Петька как-то бегло дежурно извинился и попросил открыть ему дверь. Бросив еще несколько каких-то ругательств, он залез в салон и вопреки возмущенным крикам ребят раздвинул их в разные стороны, пробивая себе сидячее место.
  Кира наблюдала это все в зеркало заднего вида с удивленно приподнятой бровью. "Что он задумал?".
  Как только они прибыли на место, беспокойный юноша то и дело крутился вокруг своего коня, отобрав его у всех и таскаясь с ним, как с поношенной торбой. Это выглядело бы даже умилительно, если бы сам Петя не был таким мнительным и пакостным. И Кира не могла отвести от него глаз... потому что напрочь не понимала мотивов такого поведения.
  - Чего ты на нем так зациклилась? - удивлялась позже Катя, сидя в одной палате со всеми тренерами, - дурак - он и в Африке дурак. Пускай себе ерунду всякую мелит. А ты в свою очередь делай, как знаешь. Как сейчас, например.
  - Или тебе обидно, что он гадости всякие говорит? - предположила с особой оживленностью Оля и хлопнула кулаком в ладошку, - давай я врежу ему за это! Мы старые друзья. Я думаю, он не обидится на два потерянных зуба.
  - Вот если вы старые друзья - так объясни ему правила поведения лучше, - сказала ей Кира, сложив руки на груди, - и мне заодно расскажи о нем что-нибудь.
  - Зачем это? - удивились хором подруги.
  - Мне нужно больше рычагов давления на него, - нравоучительно пояснила она, - сразу же обращаться к директору с требованием об исключении из клуба - это слишком круто. Я должна уметь влиять на каждого в этой конюшне, не доходя до крайностей.
  - Отстрани от занятий на правах главного тренера, - пожала плечами панкуша, - отбери на время коня.
  - Не-не-не, не прокатит, - нахмурилась как от зубной боли Оля, - у него слишком въедливый ум. Придумает что-нибудь.
  - В смысле? - вновь начала расти злость внутри Киры, - приказы тренеров вообще обсуждаться не должны! Не хочет пряников - получит хлыст!
  - Ну, попробуй. Мне-то что... - тут же бегло пробормотала блондинка.
  - Тем более, сегодня я смогла сделать по-своему, несмотря на его мнение. Смогу и в следующий раз, - стала убеждать сама себя главная тренерша.
  - Да-да... - все больше сникала Оля.
  - Чего ты ерничаешь? - обернулись обе девушки к ней.
  - Вы просто его еще не знаете, - улыбнулась блондиночка и развела руками, - но я вам про него ничего не расскажу. Потому что он очень скрытный. Биографию его никто не знает. Кроме того факта, что он выходил коня.
  - Тьфу, эта идиотская история! - выругалась Кира, - он так и кичиться ею... даже не благородно уже звучит. Смех один. Клоун.
  - Эй-эй, подруга, не распаляйся. Когда бы ты так из себя выходила? - усмехнулась Катя, - Оля еще больше Сатана, чем этот Петька. Однако на нее ты ни разу до сих пор не злилась. Что с тобой происходит?
  - Я не злюсь! Просто ищу выход из сложившейся ситуации. Мне просто интересно и не более. Еще я буду злиться на всяких там недоумков!
  Подруги с сомнением переглянулись, но ничего на это не сказали.
  
  На следующее утро Кира вела заседланного Грома в руках в сторону медицинской комиссии. Петр крутился рядом с самого начала чистки, бросая разные колкости, угрозы и наговаривая всякие гадости. Но девушка выглядела непробиваемой, что злило его еще больше.
  - Тронешь меня - и ты сам знаешь, что с тобою будет, - многозначительно подняла Кира одну бровь, и этот жест снова заставил парня злобно пыхтеть.
  - Идиотка тупая, - выругался он, - и не собирался я к тебе силу применять. Еще не настолько с ума сошел, чтобы девушек трогать. Ты за кого вообще меня принимаешь?
  - Честно? За идиота, - вернула ему тот же комплимент тренерша, начиная медленно закипать.
  - И кто на нем будет выезжать? - хрустнул костяшками пальцев Петя, растягивая зловещую улыбку на лице.
  - Я, - ничуть не испугалась девушка и оставила какую-то эмоцию легкого замешательства на лице юноши.
  - Ну, уж нет, - вдруг выпалил он и куда-то убежал.
  Кира удивилась, но не стала оглядываться. Нужно было сделать вид, что она достаточно властная для того чтобы не следить за ним. Но еще больше стало ее удивление, когда Петя вернулся с номерком участника соревнований и вырвал поводья коня себе.
  - Уж лучше я, чем такая психопатка как ты, - рыкнул он напоследок и добровольно двинулся вперед на комиссию.
  Кира была одновременно довольна и раздражена. Она снова добилась своего! Это маленькая победа. Но сколько гадостей он позволяет себе говорить... что же с этим делать? По возвращению в конюшню она обязательно разберется с ним как следует.
  - Эй, - окликнула она его перед началом пробега, - таблеточки дать какие-нибудь?
  - Чего?! - неодобрительно покосился Петя на нее.
  - Просто я решила, что тебе нужно успокоительное. И усмири свой ПМС. Ну, или возбуждение. Я не знаю, что вас парней там так сильно беспокоит, - оголила она свои зубы.
  Петр оценил такой возврат и только молча ухмыльнулся. Он снова что-то задумал, и это не предвещало ничего хорошего. Однако Кира больше ни о чем не волновалась. Главное, что она все-таки запихала его с Громом на эти чертовы пробеги.
  Но его пакость оказалась предсказуемой... когда Петя прошел все тридцать километров пешком... даже без рыси... и все судья замучились ждать его и сняли с соревнований... а он все равно прошел все тридцать километров пешком, заставив свой клуб ждать до вечера... никто не мог простить ни ему, ни Кире такой выходки. Девушка встретилась с Петькой взглядом и поняла, что пока что они в расчете. Но нужен перевес!
  
  - Онуфрий, позови мне Петьку, пожалуйста, - сидя в тренерской во властной позе, попросила Кира.
  Она окончательно сделала боксера своей правой рукой. Он был очень удобным юношей. Особенно его исполнительность и пристрастие жить по правилам, соблюдая все законы. Такую категорию людей не часто встретишь.
  В фентези-градации подобных персонажей называют Упорядоченно-нейтральными. Те, кто в своей жизни придерживаются одних лишь догм. Только не известно, будет ли Онуфрий также услужлив, если вдруг тренер сам лично пойдет против традиций и принципов, установленных на этой конюшне еще до нее...
  Петя заявился в тренерскую с таким постным лицом, будто Кира и вправду опротивела ему. Он держал руки в карманах и не снял даже шапку с головы, глядя на нее угрожающе исподлобья.
  - Итак, мой дорогой Петр, - пафосно заговорила она, - я проанализировала твое поведение за последние несколько... недель. И решила, что пора бы уже дать какое-то наказание нарушителю порядка. Раз простые уговоры на тебя не действуют.
  - И угрозы... - процедил он между зубов, но девушка сделала вид, что не слышала этого.
  - Короче для начала я пересажу тебя на другую лошадь. Если и дальше ты не исправишься - тогда вообще отстраню от занятий на целый месяц. И не думай, что у меня не получиться договориться обо всем с директором, если понадобиться.
  - И на какую, интересно, лошадь ты собираешься меня сажать? - почему-то просиял Петя, показав всю палитру безумия на своем лице.
  - Да хоть бы и на Пряника, - ответила ему тренерша и обернулась к Онуфрию, - ты же поделишься конем на время? А сам сядешь на Грома. За тебя-то я буду спокойна. А то этот негодяй ходит и запугивает других воспитанников своими кулаками.
  Но вопреки ее ожиданиям глаза боксера вдруг расширились и едва не вылезли из орбит. "Похоже, надо было предупредить его об этом заранее", - прикусила губу Кира, поняв, что где-то оступилась. Хотя она не думала, что это предложение вызовет такую бурю эмоций у него.
  - Умоляю, только не на Пряника, - вымолвил юноша и бросил беглый ненавистный взгляд на довольного собой Петьку, - да он ему все мозги и воспитание отшибет! Такое уже было однажды, когда этого придурка на Вихря посадили. Теперь этот конь только по прямой с квадратными глазами носиться и умеет.
  - Да вы обалдели оба! - подскочила на месте Кира, - как же под руководством Кати он такое сделает вообще? Вы головой-то своей думайте!
  - Эм, Кира... - застенчиво подняла ручку Оля, наигранно пряча взгляд, - ... Катя тут бессильна.
  - Шта?! - опешила на этот аргумент панкуша, впервые проснувшись за последние несколько минут.
  - Да пускай хоть врежет! Одного пацана что ли наказать всей толпой не можем? Ну что за цирк? - начала краснеть от неловкости и злости Кира.
  - Кира, не хочу подрывать твой и Катин авторитет, но ее методика на него реально не подействует, - гнула свое блондинка.
  - ШТА?! - вновь выпалила шокированная панкуша.
  - Да ты объясни толком, в чем проблема? - сорвалась уже на нервный крик главная тренерша, с неудовольствием заметив счастье на лице Петьки.
  - Эм... ну... - Оля неловко косилась на Петю и все боялась что-то произнести, - сложно сказать... информация не для разглашения. Поговори с директором, вот что!
  - ШТА БЛИН?! - хором уже завопили Катя и Кира, желая задушить Олю или повесить прямо посреди этого кабинета.
  Девушка изобразила виноватое лицо, бегая глазами туда-сюда, и застенчиво подняла обе руки на манеру "сдаюсь".
  - А может быть, на Халву твою его посадим? Друзей держи близко, а врагов еще ближе, - невинно улыбнулась она.
  - Пошла отсюда со своим предложениями! - не сдержалась Кира.
  - Ладно-ладно, молчу-молчу.
  - Давай тогда его на Вальса.
  - Да что вы, курочки мои, на Вальса нельзя. Он его убьет, - хохотнула Оля.
  - Кто кого?
  - Вальс его.
  - Черта с два!
  - Зуб даю.
  - А давайте реально посадим его на Вальса, чтоб Вальс его убил! Давно мечтала.
  - Хорошая идея кстати.
  - НЕТ! НЕ ОТДАМ СВОЕГО КОНЯ ЭТОМУ ПРИДУРКУ!
  - Заткнулись все!
  И наступила минутная тишина. Петя не удержался и все-таки начал хохотать в голос, держась за живот и падая на стул. Он только ножками не дрыгал в дополнение всего.
  - Как у вас тут весело. Обожаю вас за это, - но вдруг его лицо стало серьезнее, - кроме тебя, конечно, Кира. Как я могу изменять своим искренним чувствам? Искренней ненависти к тебе.
  - И я тебя люблю, - чмокнула она воздух, и вдруг взгляд ее стал совсем осатанелым, - пошел отсюда сейчас же! Я иду к директору.
  - Ага, удачи.
  - ВОН!
  
  Георгий Викторович - нынешний директор конюшни, живущий довольно отстраненно от всех дел и вообще не сующийся во внутреннюю жизнь клуба. Деньги давал, соревнования организовывал, коней покупал\продавал, но во дворе ни разу не появлялся. И из канторы своей почти не вылезал. И вот Кира явилась к нему лично.
  Но как только мужчина услышал о теме разговора, то сразу же как-то напрягся всем телом и весь вид его показывал нежелание говорить об этом. Девушку это насторожило, но она сделала вид, что не заметила таких перемен.
  - В конце-концов он нарушает дисциплину и подрывает авторитет тренеров, - глаголила Кира в то время как директор слушал ее с явным нежеланием, подперев щеку ладонью, - а возможно, что вскоре он переключиться и на вас. Что мне тогда делать? Что подумают о вас дети?
  - Да-да, это все серьезно. Но неужели вы не можете сами как-нибудь разобраться с каким-то мальчиком? - лениво спросил он.
  - Да нет же! Я вам об этом уже второй час говорю. Он нас не слушает.
  - Ах вот оно что. Какая беда, какая жалость. А вы с ним, надеюсь, не сильно конфликтуете?
  - Сильно. В том и проблема, - ей становилось все тяжелее подбирать культурные слова, видя такое безразличие от Георгия Викторовича.
  Но он, похоже, и не хотел идти ей навстречу. И причин при этом не раскрывал. Да что за клоунада?
  - Георгий Викторович, давайте начистоту. Я тут трачу свои нервы, силы и время, но, похоже, впустую. Давайте расставим все точки над "i" и больше не будем возвращаться к этому вопросу. Почему вы не хотите, чтобы я наказывала Петра? Он вам кем-то приходится: сыном, племянником, внуком? Если это так - то я его и пальцем больше не трону. Но просто объясните мне, как себя вести.
  - Ты очень находчивая девочка, - устало и без энтузиазма отреагировал директор, - но он мне не родственник. Однако я хорошо знаком с его отцом...
  - Понятно. Друг детства и все такое? - со скрипом уточнила Кира.
  Но опять мимо. Мужчина нахмурился.
  - Нет, не друг. И далеко не из детства. Ты слышала историю про то, как Петя поднял коня?
  - О боже. Не надо мне больше об этой истории. Он ею тычет мне на все аргументы, - закатила глаза тренерша.
  - О нет. Видимо, вы знаете немного не ту историю. Не думаю, что Петя рассказывал вам ее полностью.
  - Какое это имеет отношение к его неприкосновенности? У нас недавно девочка всю ночь пролежала на боку умирающей лошади. Почему бы ей не оказать такого же господства? - она все меньше следила за языком из-за того, что ничего не понимала.
  - Ладно, зайдем с другого боку, - вздохнул Георгий Викторович и сплел пальцы перед лицом, - надеюсь, у вас есть лишние пятнадцать минут?
  
  Примерно пять лет назад Петя впервые появился на конюшне. Он ходил на занятия с мальчишеским азартом, но ездил без особого энтузиазма. Ему больше нравилось видеть, как растут его мышцы и как девочки смотрят в сторону парня конника, но больше ничего.
  В тот период он был единственным мальчишкой, и потому внимания со всех сторон было много. Но по этой же причине первым его другом стала девочка. Спокойная нравом умилительная Зина, похожая чем-то на милого олененка. Она была далеко не новичком, но из-за ее малого возраста казалась одной из них. К ней и обращались тоже почти все как к вечному ребенку, который даже не знает, что такое седло и какие бывают аллюры.
  Зина не болела звездной болезнью, не насмехалась над остальными конниками, и потому с нею было удобно дружить. Особенно Петьке, чей характер уже тогда был не подарок.
  - Твою мать, - выругался он, тщетно пытаясь затянуть слишком короткую подпругу, - сдуйся дура!
  - Не обзывай лошадей. Этим ты показываешь свое бескультурье, - нравоучительно, но не раздражающе сказала Зина.
  - Отстань, дура, - рефлекторно отреагировал он, не испытывая к ней при этом никакой злости, - просто эта сволочь меня уже задолбала. Я про подпругу. Надели бы еще короче что ли!
  - Почему ты так много ругаешься? - взялась она со второй стороны помогать парнишке, - других слов, что ли не знаешь?
  - Это ты у моего бати спроси, каких я там слов не знаю. Полжизни в общаге с зеками через одну комнату и алкашами напротив, ссущим прямо в коридоре и орущих матом на своих жен и детей. Слава богу, мы свалили оттуда. Блин! - он раскровил себе палец.
  - Ты еще и неудачник, - улыбнулась девочка, не боясь вызвать огонь на себя, - а твой отец любит лошадей?
  - Только он их и любит, - слизал кровь с пальца Петя, - а я тут из-за него занимаюсь.
  - Так ты не любишь лошадей? - казалось, что ее глаза вот-вот наполнятся слезами, но это было не так.
  Просто они были огромными и как будто переполненными водой. А брови так умилительно росли домиком, что две эмоции всегда были самыми частыми и яркими на лице Зины: удивление и грусть.
  - Я их люблю чисто так... - он как-то неопределенно махнул рукой, - не как девчонки. Они тут у вас вообще чокнутые дуры. "Ах, моя лошадка! Ах, ты на нее посмотрела! Ах ты сволочь, дура!". Не понимаю их.
  - Ну, это нормально. Мы ревнуем любимых лошадок, - улыбнулась на это Зина и вдруг задумалась о чем-то, - знаешь, а мы с тобой в этом похожи.
  - В чем это?
  - Я тоже хожу сюда из-за своего отца, - грустно вздохнула девочка и подняла на Петю свои искренние глаза, - но в отличие от тебя я люблю лошадей.
  - Так значит, ты ради себя ходишь, раз любишь их. Какая же ты нелогичная девчонка.
  - Да нет же. Я... я лошадей в принципе люблю также как и собачек и кошечек. У меня нет любимчиков.
  - Это их пока что у тебя нет. А потом будешь бегать по коридорам со слезами как все эти истерички.
  - Ты и людей, значит, не любишь? - допытывалась она.
  - А за что их любит? Уж лучше тогда - животных.
  - И почему ты так на жизнь озлоблен? Неужели из-за одной общаги?
  - Слушай, не допытывайся тут у меня! Допрыгаешься, и башку оторву. Я не шучу! - но на это девчушка только рассмеялась и выскочила из денника с резвостью молодой лани.
  Петя лишь пожал плечами на это ее поведение и повел лошадь на занятие. Он торопился, потому что хотел увидеть последние прыжки Грома - гигантского прекрасного белоснежного жеребца с густой шикарной гривой.
  Эта гора мышц и великолепия напоминала богатырскую лошадь из сказок. Только, даже еще лучше. Каждый мальчик мечтал бы сесть на такого, даже не умея ездить верхом. И Петя был не исключение. Он всегда любовался этим гордым жеребцом и клянчил у тренеров возможность покататься на нем. Но те стойко сопротивлялись. И шансы казались такими призрачными...
  Когда Петя вернулся домой, то открыл дверь настолько тихо, насколько это было возможно. Затем аккуратно прокрался внутрь и повесил куртку на крючок. И был он похож на вора в этот момент, но причина крылась в соседней комнате, находящейся направо от двери.
  - Доброе утро, мам. Проснулась? - шепотом спросил он.
  Там на кровати лежала исхудавшая от какой-то болезни женщина, которой было наверняка не больше сорока лет, но из-за плохого здоровья она вся как будто высохла и покрылась белой коркой. Мать с трудом как-то скривила губы, пытаясь улыбнуться, и моргнула два раза глазами, приветствуя его.
  - Тебе что-нибудь нужно? - спросил он без должной нежности в голосе, просто, как будто проговаривая дежурную фразу.
  Но женщина надолго прикрыла глаза и вновь открыла их, что означало отказ. Мальчик кивнул и вышел. В этом доме не положено было шуметь.
  - О, Петь, вернулся? - послышался голос отца из другой комнаты.
  - Да, сегодня быстро занятие прошло, - пожал ему руку сын и сел напротив, - твою мать, как же сильно я хочу на этого Грома!
  - Терпи, сын, терпи, - мужчина что-то мастерил в руках, сидя в инвалидном кресле, - я и на обычную-то лошадь сесть не могу. А твоя спешка все удовольствие от результата убьет.
  - Нет, не убьет, - взвился эмоциональный Петька, - и чего ты мне вечно в харю тыкаешь со своим терпением? Дотерпелся сам однажды и что теперь? Хочешь, чтобы я той же дорожкой пошел?
  Это были очень грубые слова по отношению к инвалиду, но отец лишь снисходительно улыбнулся, сославшись на молодость сына. В его руках что-то щелкнуло, что-то загудело, зажужжало, и крохотная механическая лошадка, созданная из наручных часиков, пошла по лакированному столу, тихо поскрипывая железными копытцами по поверхности. Петя невольно засмотрелся, но опять же без особого энтузиазма. У отца было много таких. Невозможность активно передвигаться открыла в нем новые таланты: полет фантазии.
  - Я рад, что ты сделал правильные выводы, глядя на нашу с твоей матерью жизнь. Ты не боишься смерти, не унижаешь больных. Мы хорошо тебя воспитали.
  - Давай без лирики, бать. Ты еще не инвалид. Вот я видел похуже варианты... там люди совсем! - заверил его Петя и встал, чтобы поставить на печку чай.
  С кухни вскоре послышался звук разбившегося стекла, и мужчина в инвалидной коляске встрепенулся. Его глаза едва не наполнились слезами, а руки жалобно затряслись. Сын вернулся с "розочкой" в руках и недовольно уставился на него.
  - Ты снова пьешь? Совсем обалдел, что ли? Ты же обещал!
  - Не ори, пожалуйста, мать разбудишь, - как невинное дитя стал умолять мужчина.
  - Я все твои бутылки найду и разобью к чертовой матери, тупица! - все повышал и повышал голос Петя, а его глаза все больше наливались кровью, - чтоб я больше такого не видел! Хочешь не только на ноги инвалидом стать, но еще и на голову и почки? Кто тогда будет за матерью следить? Думаешь, я этим заниматься буду? Ни черта подобного! Помрешь ты, и я сдам ее в больницу. Нечего мне молодые годы своим пьянством портить.
  - Хорошо-хорошо, сын, я все понял. Только, умоляю, не говори об этом Лизоньке.
  - Твоей Лизоньке, моей мамочке, я, так и быть ничего не скажу, - скривился Петя и снова скрылся на кухне.
  Его отец вроде бы с облегчением вздохнул, но на кухне послышался второй удар, и еще одна стеклянная бутылка угодила в мусорную корзину. Петя нашел все тайники.
  Это были не его родные родители. Петя подкидыш. Но из детского дома его забрали быстро, почти на следующий год. На тот момент малышу было уже пять лет.
  Взяла его к себе семья с большими проблемами: жена болела раком, а муж (будучи еще здоровым мужчиной с ногами) только-только нашел хорошую работу. Они решили усыновить ребенка, боясь, что онкология каким-то образом передастся генетически следующим поколения. Елизавета Петровна не стала рисковать и толкнула мужа на этот шаг. Несмотря на приближающуюся смерть, она тоже хотела испытать счастье материнства. Тем более врачи пророчили ей прожить еще почти десять лет.
  Кто же знал, что рак скосит здоровье и силы женщины таким жестоким образом, что последние два года жизни она даже не могла встать с кровати и заживо превращалась в мумию. И вместо семейной любви и тепла мальчик испытал круги ада, когда через несколько лет отец потерял обе ноги на заводе.
  Пете пришлось срочно взрослеть и устраиваться на работу, ухаживая при этом за обоими инвалидами. Но фортуна улыбнулась и их семье, если так можно вообще выражаться в подобном положении. Потеряв ноги, Игорь Игоревич открыл в себе много новых умений и талантов, а в частности начал работать по профессии мозгами. К счастью судебным приставам не обязательно быть физически здоровыми людьми. Особенно, если дослужиться до начальника.
  В семье появились деньги и возможность купить квартиру, куда они немедленно и въехали, записав ее на сына. Но вместо радости Петя испытывал только подростковое раздражение. Он знал, что прежде чем эта квартира ему достанется, придется похоронить обоих родственников, что случиться довольно скоро. Мать тает на глазах, а отец начал понемногу прикладываться к бутылке. Приходилось по-прежнему следить за ними. Мальчик со временем стал буквально рвать на себе волосы, чтобы заглушить эту боль безысходности.
  При всей его природной злости какое-то воспитание все-таки засело в душе Пети. Он очень высоко ценил институт семьи и потому не смел даже думать о том, чтобы забрать квартиру аморальным или нелегальным способом. Он терпеливо выхаживал своих предков, ненавидя и любя их одновременно. Его воспитание было его проклятием.
  Чувствуя, сколько всего свалилось на плечи ребенка, отец заставил его бросить подработку и определил на конюшню. И он не просчитался, когда думал, что это благотворно повлияет на жизнь подростка. У того появился хоть какой-то интерес и отдушина, отчего Петя стал чуть менее нервным и чуть более счастливым. Ему было плевать на лошадей первое время, а все на конюшне выли от его характера, но мальчишка все равно ощущал себя счастливым там, вдали от этого адского дома с двумя обессиленными людьми. Он забывался в этом месте, забивая все мысли трудом и новыми увлечениями и был рад, что конный клуб давал так много плюсов.
  Но вот отец его ни разу не посетил конюшни. Хотя Петя был не жадным и звал его туда несколько раз, зная пристрастие мужчины к лошадям. Но тот каждый раз находил различные аргументы и в результате дело с мертвой дочки не сдвигалось. И парнишка забил на уговоры.
  Но вот однажды он увидел Грома в деннике совсем одного и сильно похудевшего. Сперва Петька даже не поверил, что это был тот самый великолепный статный жеребец. Перед ним сейчас стояла грязно-серая кляча с клочковатой гривой и потухшим взглядом. Как будто подменили!
  Выхватив из толпы Зину, юноша обо всем узнал. Тренера вздумали за один день прогнать коня по трем конкурным соревнованиям подряд. При этом ноги коню никто ничем не мазал, и покормить его вообще забыли. А затем, когда покормили - напоили недостаточно хорошо и бедняга чуть не помер от коликов.
  Как только его подлечили от этой напасти - меланома напомнила о себе. Старая болезнь. Что-то вроде рака у людей, но только доброкачественная и имеющая способность "засыпать" на некоторое время. Но при каждом ухудшении здоровья она снова "просыпается" и высасывает все силы из организма даже будучи не злокачественной.
  - Вот такие дела, - с болью в голосе сказала Зина, не отводя глаз от погибающего жеребца.
  Петя невольно проглотил ком в горле. Он смотрел на Грома и видел в нем свою мать, сжираемую онкологией. Только в этом случае виноваты люди, а не генетика...
  - Зачем они так с ним поступили? - смог только спросить Петя, чувствуя, что сейчас пойдет бить рожи.
  Буквально. Он был на это способен и его кулаки уже явственно сжимались, чувствуя соприкосновения с чьей-то челюстью, разбивая ее на части, пуская много крови...
  - Я знаю правду... но никому ее не рассказывала, - замялась девочка, - но тебе скажу. Потому что ты любишь Грома.
  - Кто тебе сказал, что я его люблю? Просто обидно, когда губят вот так незаслуженно... ради собственных эгоистических амбиций! Да как так вообще можно наседать на животное, которое тебе даже отказать не может?
  - Если ты так сильно сопереживаешь коню, на котором до сих пор даже не ездил и не потерял к нему интерес во время страшной болезни - значит любишь. Я хочу так думать.
  - Пофигу. Говори причину!
  - Там короче новорусские "папики" приехали на джипах... и чуть ли не пистолет приставили к нашему директору. Какие-то бритые уроды заставили его пойти на этот грех. Захотелось мужикам попрыгать, и кто-то указал им на наш клуб. И вот так оно вышло...
  - Ты знаешь, кто это был?
  - Ты и их собираешься голыми руками бить?! Да ты спятил!
  - Убил бы, если бы увидел. Даже если у них есть оружие, - его кулаки тряслись, - но а что же тренера? Почему не кормили и не мазали ноги? Неужели не было ни одной свободной минуты? Или они плясали вокруг этих папиков как покорные проститутки, развлекая их?
  - Не говори так. Твои глаза... мне страшно так с тобой разговаривать, - зажмурилась она и сделала несколько шагов назад.
  И как раз в тему разговора в коридор вошла одна из тренеров. Она как будто обрадовалась, увидев Петьку, и немедленно предложила ему взять себе Грома. "Ты же давно просился на него", - как будто с насмешкой говорила она. А юноша все слушал ее и удивлялся, что до сих пор не дал леща за такое неуважение к животному. Да как она смеет тут работать? Ладно, бить он ее и так не стал бы. Но почему не сказал ничего в ответ? И только... согласился.
  - Я знаю, что они хотят, чтобы конь умер на моих руках. Но и пускай. Я скоро привыкну всех хоронить.
  - Какие страшные вещи ты говоришь... - наполнились глаза Зины слезами.
  - Для меня это вовсе не страшные вещи. Я просто привык. Поэтому и взял это на себя. Не на тебя же мертвую лошадь свешивать.
  - Боже правый!
  - Вот и я о том же, - и юноша подошел поближе к жеребцу, похожему больше на живого скелета, чем на того великолепного богатырского коня, каким он был раньше, - ну здравствуй мой первый личный конь. Как жаль, что скоро ты умрешь. Прими это как должное.
  Несмотря на свой пессимистичный настрой, Петр наотрез отказался от усыпления, когда Грому стало еще хуже. Все пытались убедить его, что конь больше не жилец и любое лечение будет только мучить его, но Петя лишь злобно усмехался. "Мои родители терпят и этот пускай потерпит. И я мучаюсь. И все люди на земле, наверное, тоже. Кроме уродов и сволочей. Их бы я лично с удовольствием заставил страдать, чтобы сравнять с нами", - думал юноша, возвращаясь домой.
  Дома он долго думал о том, как бы сообщить эту новость отцу, ведь Игорь Игоревич до сих пор не знал, что его сын стал "счастливым" обладателем личной лошади своей мечты. Уже две недели как владел ею. И наслаждался прям...
  - Послушай, папа, а мама ведь скоро умрет? - вдруг ни с того ни с сего задал жгучий болезненный вопрос Петя, - не поднимая глаз на мужчину.
  Вещи так и посыпались из рук инвалида, но он медленно подобрал их и положил на место. Затем задумался и ответил не сразу.
  - Да, сынок. И я тоже, скорее всего. Все мы однажды умрем. Не повезло тебе с родителями...
  - Давай без этого, - отмахнулся немедленно Петька и снова перешел на серьезный тон, - у нас конь на конюшне стоит. Тоже умирает. Он, как и мама похудел резко, почти за три дня. И вот на капельницах стоит. Я его лечить помогаю.
  - Что за конь? - вдруг навострил уши Игорь Игоревич и резко обернулся, - уж не Гром ли?
  - Как ты догадался? - опешил юноша.
  - Да так... сны Лизе снились плохие недавно. Но мы их по-другому как-то трактовали. Пришел к ней во сне конь красивый белый и за собой пытался увести. Да только вместо этого они как будто там местами поменялись.
  - Как ты мог все это узнать? Мама же не разговаривает и не шевелит руками уже давно!
  - Не разговаривает, да кое-что показать может. Я часто общаюсь с ней о твоей конюшне, об этом Громе, о том, как он тебе нравился. А затем... мы как-то долго очень сидели, и вот я узнал про такой вот сон... - и голос его завис на какой-то трагической ноте.
  Петя запоздало догадался, что отец на самом деле свой сон рассказывает, да стыдится отчего-то признаться в этом. И вот, когда юноша уже чувствовал легкое угрызение совести за то, что вообще поднял эту тему, мужчина неожиданно встрепенулся и изъявил желание встретиться с директором их конюшни.
  Петя долго допрашивал его и пытался понять причину такого решения, но Игорь Игоревич все отмахивался и требовал встречи. Сын пожал плечами и согласился. Тем более что он давно уже пытался вытащить отца из дома и с работы куда-нибудь. Это была хорошая альтернатива отдыху.
  Георгий Викторович долго беседовал с Игорем Игоревичем. В течение всего разговора Петя сидел в углу на отдельном стуле и прислушивался. Но часто уходил в свои мыли, думая, что без него сейчас совсем никто не следит за Громом. Как плохо, что школа мешает ему появляться на конюшне еще чаще. Хотя мальчик и так прогуливал уже по четыре дня в неделю.
  - Я хочу попросить вас об одолжении, - где-то в середине разговора вдруг сказал Петин отец и юноша навострил уши, - если мы выходим этого Грома - отдайте его моему сыну, пожалуйста. Как будто мы его купили.
  "Что?!" - не поверил своим ушам мальчишка. И смысла в этом он не видел. Ведь конь не жилец!
  То же самое с удивлением сказал и директор, но Игорь Игоревич все упирался. Он немного помолчал, перебирая мысли в голове и вскоре объяснил свою позицию.
  - Я знаю, что все руки опустили. И по большей части это из-за нехватки средств на лечение, скорее всего. Но я хочу попытаться спасти его. Шансы малы, поэтому я прошу вас о такой сделке. Мы вкладываем в Грома все свои средства, какие у нас есть, а вы запишите его на моего сына. Сделайте услугу инвалиду, пожалуйста.
  - За такие деньги дешевле купить вашему сыну здорового коня, - все хмурился мужчина, - я не против, конечно. Но странно... ладно, по рукам.
  - Бать, я не понимаю, - в коридоре прорвало Петю, - зачем ты это сделал? Неужели ты веришь в спасение Грома?
  - В жизни все бывает, сын. Но ты прав, надо было мне купить его раньше, пока он был здоров.
  - Да не важно, когда этот конь мне достался! Он и так стал бы моим. Я вообще не про себя говорю сейчас. Ты сам веришь в то, что он будет жить?
  - Тебе так важно это знать? - с грустью спросил Игорь Игоревич.
  - Да, важно, - хотя Петя и сам не знал, почему хотел услышать этот ответ.
  - Я думаю, что так было задумано самой судьбой, - ответил мужчина, медленно прокручивая колеса каталки, - мне кажется, эта болезнь не просто так напала на него. Все идет как будто специально тебе в руки, сын.
  - Что за бред? - выдохнул мальчишка и почему-то ощутил сильное раздражение, - ты не видел, в каком он состояние! Не нужно тратить на него столько денег. И коня мне покупать нового тоже не надо. Я взялся лечить его не потому что всегда любил и мечтал заполучить. А потому что никто за него не хочет браться. Он брошен, он безнадежен. А я хочу просто обеспечить ему достойную смерть и похороны. Кто если не я?
  - А почему именно ты? Это мы с матерью навели тебя на такие мысли?
  - Это неважно, - грубо отмахнулся Петя, - просто забудь про Грома. Думай о нем так, будто его уже давно нет. Не трать деньги впустую.
  - А я верю, что он выживет и станет твоим, - вздохнул мужчина, не теряя веры в свои слова.
  И тут мальчишка взорвался. И взрыв был такой силы, что даже люди вокруг обернулись и постарались отойти от психа побыстрее.
  - Спасти его - это так же невозможно как и то, что моя матушка выживет! - заорал Петя, - хватит пичкать себя и меня этими детскими сказками! Открой глаза на реальную жизнь, батя!
  - Сын... прошу тебя... не теряй веру в Бога.
  - Бога нет!
  - Ты ошибаешься.
  - Если бы он был - меня не бросили бы прежние родители. Если бы он был - ты бы не стал инвалидом, а мать не заболела бы раком. Куда смотрит твой Бог? Чем жизнь Грома важнее вашей? Чем?
  - Тем, что наша миссия на земле, похоже, окончена. А у тебя все еще только впереди. И Гром должен как-то помочь тебе в этом. Я просто уверен. Не спорь, - смиренно и тихо проговорил отец.
  - Как мне поможет клубная лошадь? Лошадь, которая даже себя не смогла защитить от всяких подлецов, не ценящих чужие жизни? Как тупая лошадь сможет позаботиться обо мне, если она беспрекословно выполняет любые команды человека?
  - А ты не веди себя как те "подлецы", не будь одним из них и ты удивишься, как на самом деле не бесполезны и не беспомощны кони.
  - Я тебе не верю.
  - Ты любишь повторять о реальности. Так вот если не хочешь верить мне - поверь хотя бы ей. Лечи Грома, ухаживая за ним и во что-нибудь это да выльется.
  - А если он все же умрет? - злобно и насмешливо-беспощадно прищурился Петя.
  - Ну что ж... значит, я ошибся.
  - И тебе не жалко будет всех денег, потраченных на лекарства?
  - Ничуть. Ведь все они сыграют свою роль.
  - Эх ты наивный мечтательный старпер. Какую он блин роль сыграют?
  - Это будет уроком для тебя на всю жизнь. Уроком о том, что никогда нельзя терять надежду. И любые затраты не бесполезны, если ты вложил их в правое дело, пускай и тупиковое. Главное, что ты пытался спасти кого-то... это благородная миссия. Я никогда не жалел на такое денег.
  - Глупый-глупый старик ты, батя.
  - Пускай и так. Дай Бог тебе быть умнее.
  - Глупый идиот...
  - Зато я вырастил такого сына, - с гордостью сказал Игорь Игоревич.
  
  Когда Петя стремглав примчался на конюшню, то увидел в своем деннике Зину. Она держала на руках тяжелое ведро с водой, пытаясь напоить Грома. Но из-за того что девочка и сама ростом была едва ли выше ведра, у нее это получалось плохо. Увидев Петю, она лишь улыбнулась.
  - Дай сюда, - почти грубо забрал он у нее непосильную ношу и сам подставил воду под самые губы жеребца, - других не могла попросить о помощи? Девочкам нельзя таскать тяжести.
  - Сегодня мало кто пришел на конюшню в это время суток. Учеба, работа...
  - А ты чего?
  - А я сегодня не учусь и не работаю, - она мило дернула уголками губ, наморщив свой крохотный носик олененка, - но хорошо, что ты пришел. Мне еще денник убирать. Я вся разрываюсь. С самого утра тут.
  - Тебе помочь тачки вывозить?
  - Нет, лечи Грома. Я тебе передам сейчас все советы ветеринара, и ты будешь выполнять их до самого вечера, наверное. Плюс еще твоя основная работа...
  - Я не буду сегодня верхом выезжать.
  - Совсем-совсем? Ну, тогда, в самом деле, помоги мне тачки вывезти. Спасибо.
  Список дел был велик, но Петька уже давно наловчился выполнять их, поэтому не роптал. Заменить капельницу, взять кровь на анализы, промыть зерно, затолкать сено в рептух, пошагать коня, несколько раз напоить и тд. Он делал все это с каким-то внутренним воодушевлением, хотя внешне по нему нельзя было этого сказать. Вечная суровость и скука на лице не снималась как маска до конца дня.
  - Ты сегодня бодрый, - в конце уборки отметила Зина, - есть, что хорошего на личном фронте?
  - Куда там, - махнул рукой Петька, - старик мой совсем из ума выжил. Ходил сегодня к директору и купил мне Грома.
  - Серьезно? - в смешанных чувствах выпалила девочка, - но... эм... зачем?
  - Я тоже спрашивал его, но он все что-то о Боге и судьбе загонял. Я же говорю, умом тронулся.
  - Ну... может быть это и неплохо.
  - То, что он чокнулся?
  - Да нет, то, что тебе Грома подарили.
  - Мертвую лошадь мне подарили. Какая прелесть!
  - Он пока еще жив, - как будто обиженно надула губки Зина, - не хорони его раньше времени. Гром - крепкий орешек.
  - О боже, опять!
  - Что?
  - Опять эта надежда в голосе, - как от зубной боли наморщился мальчишка, - сначала батя, теперь ты? Вы все свихнулись что ли? Как будто горстка денег вылечит неизлечимое.
  - Деньги не вылечат, но надежда может.
  - Черт... бесит.
  - Что тебя бесит?
  - Сказки и наивность ваша бесит. Ладно, еще ты - глупая малолетка. А вот батя...
  - Я не глупая малолетка, - девочка как будто начала хныкать, - я знаю что значит терять лошадь. Это всегда трагедия, даже если она не твоя.
  - Я сейчас не об этом...
  - А я об этом! О том, что ты теряешь душу.
  - Свали отсюда со своей душой! Хватит меня на путь истинный наставлять!
  - Ты грубый и злой! И зачем я тебе пытаюсь что-то доказать? - и жалобно всхлипнув, она выскочила из конюшни, оставив Петю наедине со своими мыслями.
  Но не успел он полностью погрузиться в раздумья, как девочка вернулась и вся в слезах остановилась напротив дверей.
  - Если ты такой крутой и не боишься смерти и ни во что не веришь - почему не усыпил его до сих пор? Почему?
  - Этим занимаются ветеринары, - нехотя ответил тот.
  - Ты сам им запретил! Значит, на что-то надеешься?
  - Нет, я хочу, чтобы он жил и мучился, как и все люди на земле.
  - Что за бред? Ты сам себя послушай! Хотя лучше не слушай. Думаешь одно, а мелишь совершенно другое. Ты хочешь, чтобы он жил. Ты веришь в это. Я знаю!
  - Это все равно ничего не изменит. Против судьбы не попрешь.
  - А вот и нет. Ты не знаешь на что способно человеческое упорство, особенно если оно в союзе с верой и надеждой, - и, не желая больше с ним спорить, девочка снова убежала, но в этот раз домой.
  Петю всего ломало от подобных разговоров. Никогда он не любил этой дурацкой наивности. А за последние две недели ему только о ней по ушам и ездили. Это просто невыносимо. И с чего все восприняли его поступок как геройство? Начинались книжек, похоже.
  И вот на следующий день Гром все-таки упал. Это было как раз в присутствии мальчишки. Самое смешное, что когда конь упал, дети вроде бы кинулись его поднимать, но тренера запретили делать это.
  - Он и так слишком долго мучается. Дайте уже старику спокойно умереть, - сказала одна из них.
  - Ах ты, курица тупая, - рыкнув, оттолкнул ее в сторону Петя и вошел в денник коня.
  - Чего?! - зло протянула она, - чего ты распоясался, Петька? Сам ведь постоянно говоришь, что этот день настанет. И вот он настал.
  - Ни черта он не настал. Просто вы коня быстрее убить хотите. Чтобы замести следы собственного коварства, - недобро сверкнул он глазами.
  Из толпы зрителей вырвалось какое-то удивленное гудение. Женщина выглядела как оплеванная и стала медленно превращаться в мегеру.
  - Ты совсем тупой? Не трогай коня. Отойди от него сейчас же! Это не гуманно.
  - Не гуманно ставить крест на живых, - голыми руками попытался приподнять тело лошади Петя, - я хотя бы старался все это время что-то сделать для него. Хотя это не я довел Грома до такого состояния...
  - На что ты намекаешь? - нависла туча над головами всех столпившихся.
  "Ах да, это же секретная информация!" - вдруг вспомнил Петя оговорку Зины, - "они думают, что об этом никто не знает. Ну, значит, самое время раскрыть карты".
  - А то, что по идее вы лично должны вылизывать его языками, а не трепаться тут о гуманности, - оскалился мальчишка на тренершу, - загоняли до умопомрачения, ноги не мазали, не кормили и попоить забыли. И ни разу за все это время не пытались его вылечить. Говорили о том, что смерть же близка, что надежды нет... и все как будто бы поверили в эту сказку. Но я лично лечил его весь этот месяц. И знаете, что самое интересное? То, что у коня нет и не было никакой опухоли. Мы с отцом вызвали недавно ветеринаров из других районов и знаете, что они сказали? То, что все принимали за меланому - обычный старый шрам. А конь помирал раз в год не из-за нее, а из-за непосильных нагрузок, которые вы раз от разу давали ради своих корыстных целей. То гнали жеребца на высокооплачиваемые соревнования, хотя он был еще не размят и не подготовлен, то тайно возили его за отдельную плату в другие клубы, чтобы сдать туда в аренду на некоторое время, то катали новорусских бандитов, как в этот раз...
  - Ничего этого не было! Ты врешь! - налились кровью глаза тренерши, и она только сейчас догадалась, что зрителей нужно убрать, - а вы чего все столпились? Пошли вон отсюда! Я сама с ним разберусь.
  - Давай-давай, разберись. Вколи Грому еще порцию адреналина прилюдно. Ах, что за удивленные глазки? Думаешь наши веты и этого не могли выведать? Анализы все показали. Всю правду открыли. И я готов поклясться перед всеми прямо на этом грязном полу, что конь был и есть абсолютно здоровый. А вы его по чуть-чуть добивали все это время, надеясь списать на мой бездарный уход. Я долго терпел это, но сваливать незаслуженную вину на себя больше не позволю.
  - Что ты намерен сделать, мальчик? - недобро процедила сквозь зубы женщина, изрыгая целые ядовитые потоки одним лишь взглядом.
  - С этого дня я буду жить и спать возле этого денника. И не позволю никому подойти сюда и тронуть Грома даже пальцем. Ему достаточно для выздоровления всего пара дней. Я продержусь.
  - А как же твоя школа? Будешь прогуливать? Это нехорошо...
  - Нехорошо пальцем в носу ковыряться, - ухмыльнулся Петя, - а я верю в свою правоту. Или вы боитесь, что я прав?
  Тренерша больше не могла сдерживать эмоций. Она громко фыркала, пыталась подобрать страшные слова, которые могли бы как-то повлиять на мальчишку, но в результате просто развернулась и пулей вылетела из конюшни. Наверное, побежала звонить директору. Но Пете было все равно. Он снова развернулся к жеребцу и попытался поднять его вручную на ноги. Но это было слишком тяжело. А зрители все не расходились...
  - Давайте поможем ему, - сказали вдруг ребята, воодушевленные такой душещипательной сценой.
  - Все назад! - вдруг выпалил Петька, напугав и удивив их одновременно, - я сказал не подходить! Вы меня не слышали сейчас?
  - Но ведь ты не поднимешь коня в одного.
  - Я знаю, что среди вас есть верные слуги этой дуры. Но не знаю пока, кто именно. Подойдете хоть на шаг - и я лично вас всех распинаю.
  - Он чокнутый! Придурок что ли? Мы тебе помощь вообще-то предлагали! - загудели недовольные конники и, поплевав на него, ушли по своим делам.
  В коридоре осталась одна только Зина. Она долго мялась и сомневалась, но, в конце концов, забила на прежние обиды и подошла ближе. Петя сначала стрельнул в нее злобным взглядом, но немного подумав, подпустил ближе.
  - И почему ты мне разрешил подойти? - наигранно удивилась девочка, помогая поднять Грома за недоуздок, - вдруг я тоже хочу ему что-то вколоть? Ведь я чаще всего находилась рядом с ним в твое отсутствие.
  - Я доверяю тебе, потому что знаю один твой секрет, - вкрадчиво сказал Петя, обиваясь потом и пиная коня по крупу, - да не помирай ты! Всего-то колики опять.
  - Какой такой секрет? - красноречиво расширились глаза малышки, что говорило о верной догадке мальчишки.
  - Да есть тут один... хотя меня удивляет, что ты скрываешь этот факт. Ты могла бы легко пользоваться своим положением. Но почему-то хочешь быть такой как все.
  - Ты, между прочим, тоже никому не сказал, что купил Грома, - поняла, о чем догадался мальчик Зина, - почему?
  - Возможно по той же причине, что и ты, - улыбнулся, обливаясь потом, юноша, - мы одной крови.
  - Ты и я, - вспомнила слова любимой книжки Зина и залилась краской, - ты можешь быть милым, когда захочешь.
  - Я не милый! - выпалил вдруг Петя и хлыстом поддал жеребцу по крупу, - вставай уже скотина полудохлая!
  Конь закряхтел, заворчал и все-таки поднялся. Он хотел снова лечь, но ребята не позволили ему сделать этого, выйдя на улицу шагаться. Они долго молчали, периодически лишь покрикивая на Грома за остановки.
  - Интересно, а что скажет директор нашей тренерше? - задумчиво произнесла вдруг девочка.
  - Надеюсь, он отбреет ее как следует.
  - Фу, как грубо.
  - Она этого заслужила. Если бы у меня был хороший напарник, я бы такую встряску устроил на этой конюшне - что все старые лица давно уволились бы.
  - Зачем тебе нужен этот хаос?
  - Чтобы восстановить справедливость и прогнать корабельных крыс. Они настолько зажрались, что перестали ценить чужие жизни. Для них лошадь как разменная монета.
  - А что ты будешь делать, когда Гром полностью выздоровеет? Ведь на него попробуют посадить других ребят.
  - Я буду изображать самодура, взявшего коня самозахватом.
  - Зачем так усложнять себе жизнь? Ради веселья?
  - О нет, немного не для этого. Хотя... веселья тут тоже будет много. Просто я не хочу, чтобы меня тут кто-то начал считать хорошим благородным героем. Они все не правильно поймут этого. Тренера начнут лизать мне одно место, как и всем остальным, у кого есть деньги, а спортсмены - подлизываться и строить глазки. А мне это надо?
  - Ты хочешь быть всегда плохим?
  - Так лучше. Только когда люди злы, они показывают свое истинное лицо. Так удобнее и быстрее срывать маски. К тому же... - он наконец-то улыбнулся, - я люблю бесить людей. Особенно изнеженных детишек из обеспеченных семей. В их жизни так мало стресса. Нужно же кому-то его добавить.
  - О, Боже мой...
  - Да. Бесить людей - это мое призвание, - наконец-то согласился с собственной же мыслью Петя и еще раз махнул бичом, - вы у меня тут еще попляшете все. И еще ненавижу, когда меня жалеют. Я от этого расслабляюсь и становлюсь слабее.
  - Да ты все ненавидишь.
  - Это правда. Утоплю всех сволочей в кипящей смоле! Трусов сожгу, подлиз и стукачей повешу, а сам пойду работать чертом в Ад.
  - О Господи, - в который раз вздохнула Зина.
  Через месяц после этого случая умерла мама Пети. Мальчик выдержал этот удар судьбы, так как был морально к нему готов. Он только следил теперь за отцом вдвое больше, так как тот постоянно пытался напиться. И со словами "вот они и поменялись местами как во сне" мужчина выдул почти залпом бутылку водку, пока сын занимался на конюшне.
  Как Петя не боролся против этой депрессии, но отца пришлось сдать на принудительное лечение. За счет этого юридически мальчика признали совершеннолетним и переписали все счета родителей на него. Но подросток не стал транжирить деньги попусту и снова устроился на какую-то малую подработку. Тратить время на учебу и работу ему все еще было не выгодно.
  К счастью уже через год отца вернули с лечения, но прежние счета ему так и не восстановили. Петька не прогнал инвалида из дома и только лишь заставил вновь устроиться на работу. Подстегиваемый словно хлыстом собственным сыном мужчина наконец-то стал приходить в себя и возвращаться к жизни. Понемногу он начал интересоваться состоянием Грома, друзьями Пети и нашел себя в тех самых крохотных поделках, которыми увлекался и ранее. Фигурки лошадок заменили ему каким-то образом алкоголь.
  На конюшне тоже многое переменилось. Довольно скоро там появилась Оля и вместе с Петей с легкостью устроила переворот. Добившись анархии, она зажила в этом хаосе как в любимом доме, находя много позитива в каждой минуте жизни. Юноша очень сблизился с нею как с другом и рассказал всю свою историю, которая произошла с ним до этого.
  От Зины он наоборот отдалился. Характер мальчишки становился все грубее, все невыносимее, людей он презирал все больше, а такая нежная девочка не могла жить по таким же правилам. Она видела мир другим и, почувствовав, что больше никак не может повлиять на мировоззрение друга, просто перестала с ним общаться. Тем более с Олей тягаться ей было невозможно. А уж эта чертовка убедила Петю в правильности его взглядов на все сто процентов.
  - Людям нужна встряска, - противно скалился Петр, доведя до слез очередную конницу, - возможно, это моя миссия на земле. Правильно ведь, батя?
  И Грома он, конечно же, никому в руки не давал. Во время анархии он больше не боялся за то, что жеребца могли отравить или покалечить, но роль деспота настолько пришлась юноше по вкусу, что он просто заигрался и не мог теперь остановиться.
  - Ну что, мой верный друг? - с улыбкой хлопал коня по шее Петя, - теперь-то на тебя никто не сядет. Уж я об этом позабочусь. Сам на ноги поднял, сам и ездить буду. Мне кажется, я заслужил.
  "Мой отец это заслужил", - и с этими мыслями он пошел на очередное занятие, огрызаясь без повода на новых мальчишек, обижая до слез различных девчонок, доводя до истерики временных тренеров. И многие вокруг стали вести себя также. Но их мальчишка считал недостойными.
  
  НЕПРИЯТНЫЕ СЛУЧАЙНОСТИ
  
  - Петька, эй, Петька, - свистнула на весь коридор Катя, - у меня тут для тебя новость.
  Юноша закатил глаза и нехотя обернулся на этот собачий клич. Девушка помахивала в воздухе какой-то бумажкой.
  - Подотрись ею, - фыркнул он, - это какая-то письменная жалоба на меня что ли?
  - Почти. Ты наказан за свое поведение, - радостно улыбнулась тренерша.
  - Что?! - опешил он, - не понял. Это кто меня там наказать решил? Уж не ты ли?
  - Я бы тоже этого хотела, но нет, - стала про себя перечитывать текст документа панкуша.
  - Хотела бы? Пора вам всем тут порку устроить, - с пошлыми интонациями сказал Петя и отобрал у нее листок.
  При виде текста глаза юноши стали крупнее вдвое. Катя была довольна как никогда. Не сказав больше ни слова кроме мата, парень сорвался с места и разъяренным шагом двинулся в тренерскую.
  На удивленные любопытные взгляды остальных воспитанников панкуша лишь рявкнула "продолжаем работать!" и пошла куда-то в своем направлении. Оксана с Леной переглянулись и язвительно хихикнули. Давно они мечтали об этом дне, когда Петьке наконец-то достанется за все прегрешения.
  Кира уже сидела в ожидании, когда ураганом внутрь ворвался разъяренный юноша. На его лице смешалась эмоция безумства и недоверия. Он размахивал теперь в воздухе бумагой также как и Катя.
  - Это что такое? - вкрадчиво спросил он.
  - Разрешение от директора, - улыбнулась Кира, - не ожидал, что у меня такие коммуникативные способности?
  - Да мне на твои коммуникативные способности ***, - и он хлопнул рукой по столу с такой силой, что кружка, стоявшая на нем, подпрыгнула и жалобно звякнула, - я порву эту туалетную бумагу!
  - Это юридически действующий документ, - поправила его девушка, - и если ты его порвешь - то у тебя будет еще больше проблем. Не волнуйся, Петя, сажать мы на Грома никого не будем обе эти недели, пока ты будешь отсутствовать.
  - Кто вам сказал, что я буду вас слушаться?
  - Ты можешь приходить на конюшню и любоваться на работу кордового со стороны, конечно. В этом я тебе противиться не могу.
  - Кто будет кордовым?
  - Зная, что ты задашь этот вопрос и тут же кинешься угрожать бедняге, я решила сама взяться за такую ответственную работу. Ведь конь у тебя золотой. На него ни дышать, ни плевать нельзя. Не так ли?
  - Задница не треснет двух лошадей разом работать? - он выглядел все более взбешенным.
  - Не треснет. Твой язык ведь не отвалился от такого количества ругательств, - резонно заметила тренерша и прибавила стали голосу, - твое наказание начинается с завтрашнего дня. Сегодня можешь насладиться последним рабочим днем.
  - Какая же ты стерва, - вдруг появились неожиданные нотки уважения в голосе парня, - не думал, что ты найдешь, как надавить на нашего директора. Я думал, мы с ним все подробности обсудили.
  - Многие, да не все, - вскинула брови Кира, - я нашла лазейки в твоем прошлом и настоящем. Не поленилась даже залезть кое-в-какие документации личного характера...
  - Куда же это?
  - Не скажу. Это секретная информация. И чего ты тут стоишь? Иди общайся с конем. Завтра уже нельзя будет на него сесть. Забыл?
  - Ну, дрянь...
  - Больше ненависти, товарищ!
  Больше он ничего не сказал. В нем боролось два чувства: восхищение находчивостью противника и злость за собственный проигрыш. Но опускать руки парень не собирался, хотя правила игры и принял. Петя вышел из тренерской с полным осознанием того, что так просто он это на тормозах не спустит. Кира тоже это понимала и потому была готова ко всему.
  - Подруга, ты молодец, - похлопала позже ее по плечу Оля, - я горжусь тобой. Возможно, ты первая, кто смог хотя бы на две недели приструнить Петьку. Хотя вряд ли он продержится так долго.
  - Куда он денется? Конечно, продержится, - собой Кира гордилась не меньше, чем другие ею, - я никогда и никому не позволю крутить мною. И пускай у него там трудности в семье - на конюшне должна быть другая семья, внутри которой тоже нельзя вести себя по-свински.
  - Это надо отпраздновать, - вдруг предложила Катя, - давайте хоть раз сходим в бар и напьемся.
  - Ты чего? А вдруг нас кто-нибудь из воспитанников увидит? - округлились глаза у вечно правильной Киры.
  - Так мы их в шеи выгоним оттуда, - заорала как пеликан блондинка, - все наши воспитанники - еще дети. Нечего им в таком возрасте по таким заведениям шастать!
  - Да-да... хотя лично я уже с десяти лет пиво употреблять стала. И курить, кстати, тоже, - стряхнула пепел на стол Катя.
  - Ну а я с пятнадцати лет с мальчиками...
  - Все-все, хватит с меня этих подробностей! - подняла руки Кира, - если я пойду с вами в бар, вы освободите меня от них?
  - Ура! Она согласилась! А всего-то чуть-чуть психологической атаки понадобилось, - обрадовалась Оля и обняла обеих подруг в смертельный захват.
  "Боже мой. И эти люди еще воспитывают кого-то", - мысленно усмехнулась Кира, отвечая на обнимания взаимностью. Сказано - сделано. Они пошли однажды вечером в какой-то подвал, где воздух и столы пропахли алкоголем разного сорта, а под потолком клубился дым от сигарет.
  Кира недовольно ежилась и стеснялась своего вечернего наряда: юбка чуть выше колена и пиджак поверх широкого декольте. Она упорно отказывалась расслабиться и умоляла подруг позволить ей надеть брюки. Но те взялись за ее отдых очень кардинально.
  - Это ты пока трезвая тебе неловко, - поучительно говорила Оля, - а вот после нескольких коктейлей на первого же попавшегося мужика полезешь.
  - Не хочу я этого, - насупилась Кира, - я сюда пришла максимум выпить, но не более. Если сама хочешь лезть на мужика - лезь.
  - Она еще и у шеста станцует, - выдавила улыбку Катя, - я тоже особо беситься не буду. Мне еще вас до дому тащить придется. Особенно Олю. Она всегда в доску напивается.
  - Не надо мне тут вот этого! - подняла палец к небу блондинка, - я всегда пью много, но не напиваюсь.
  - Да-да, конечно, - потупилась Кира и открыла "меню", лежащее на столике перед нею, - даже заказать нечего.
  - Это опять же лишь по той причине, что ты трезвая. А как напьешься... - опять начала свое Оля, но Катя вовремя ее заткнула, зная, куда заведет подругу ее богатая фантазия.
  Попробовав первые напитки, Кира немного расслабилась и позволила себе развалиться на своем месте с комфортом. Все-таки не все так плохо. Она действительно заслужила этот отдых. И к тому же опьянения сильного не ощущала. Интересно, это нормально?
  - Ты когда-нибудь пила? - вдруг поймала ее блуждающий взгляд Катя.
  - Эм... да, - кивнула подруга.
  - Странно, что мы никогда этого не видели в училище, - заканчивала уже третий бокал Оля.
  - Ну, я пила не в училище, - уклончиво ответила Кира, - это было всего пару раз... на свадьбе и на похоронах.
  - Шикарно, - вздрогнула от короткого смеха панкуша, - тогда ты уже близка к тому, чтобы набраться.
  - В каком это смысле? Я хорошо себя чувствую! - самое забавное, что подруга искренне верила в то, что говорила.
  К тому же она еще ничего не натворила. И ее даже не тянуло на это. Голова не кружилась, картинка перед глазами не расплывалась. Это и были те самые исчерпывающие симптомы, о которых девушка когда-то слышала и знала.
  Но блуждая взглядом по этому прокуренному подвалу она вдруг выцепила из толпы знакомое лицо. Очень знакомое!
  - Ух ты! - не сдержала громкого восклицания Кира, - вы поглядите-ка за тот столик! Неужели это он? Или я в самом деле пьяна?
  - Ого. Петька! - подтвердили ее предположения подруги, - с какими-то серьезными дядьками в пиджаках сидит.
  - Что-то он не выглядит сильно счастливым, - подметила Оля.
  - Он просто о чем-то серьезном с ними разговаривает. Такой весь деловой. Чуть ли не в галстуке, - с насмешкой подтвердила Катя, - бизнес, что ли здесь устраивает свой?
  - Какой бизнес в таком ужасном месте? - удивилась Кира, чувствуя какие-то странные чувства, подмывающие ее изнутри.
  - А настоящий бизнес именно в таких местах и строится, - с видом знатока заверила ее панкуша, - в неформальной обстановке можно позволить себе рассказать такое, о чем ты не рискнешь говорить в офисе.
  - Именно так! - подпрыгнула на попе Оля, как будто она в этом разбиралась.
  А Кира все смотрела в сторону Петра и не могла отказать себе в огромном нарастающем желании... все ему испортить в этот момент. Шикарный план созрел, и девушка пьяненько улыбнулась сама себе. Подруги быстро заметили ее резкую смену настроения и заранее напряглись, готовясь утаскивать девушку домой руками.
  "Вот и настал мой час мести. Будешь знать, каково злить меня на работе и срывать переговоры", - злобно подумала Кира, припоминая и пропуская через себя все те случаи, в которых сделки были сорваны из-за этого идиота. Он серьезно вмешивался в любые ее дела, которые делались на территории клуба. Азарт что ли у него такой был? Или просто безмозглость? Теперь это неважно. Пускай ощутит на себе, что значит быть опущенным в глазах серьезных личностей.
  Кира резко встала. Девушки чуть не подскочили следом за нею, но она повелительно попросила их остаться на местах.
  - Я всего лишь немного подразню его, - улыбнулась она, - пускай понервничает и ощутит, что такое настоящий крах.
  - Мне кажется, такие вещи лучше делать на трезвую голову, - осторожно предложила Катя.
  - Не бойся, я держу себя в руках. Я только хочу увидеть его глаза в тот самый момент...
  - В какой момент, простите? - оживилась Оля, но панкуша снова заткнула ее куском пиццы.
  - Мы следим за тобой, - доверительным тоном сказала Катя.
  - Отлично, - шепотом ответила ей Кира и скинула с оголенных плеч пиджак, - он мне тут не понадобится.
  Где-то в кино она уже видела подобные сюжеты и примерно знала как надо себя вести. Поэтому, следуя каким-то штампам, девушка взяла в руки свой стаканчик с коктейлем и, набравшись смелости, двинулась вперед, изящно виляя бедрами.
  - Даже я так задницей вертеть не умею, - брякнула Оля и получила пощечину от подруги.
  - Когда ты пьянеешь - твой язык становится совсем бескостным, - объяснила свои действия Катя и снова вернулась глазами к Кире.
  Петя сидел как в воду опущенный. Он расстегнул все пуговицы на руках и шее, обливаясь потом от волнения и не поднимая глаз от стола. Что-то у него не ладилось, и усиленная мыслительная деятельность не помогала выбраться из сложившейся ситуации. Что-то у него рушилось.
  Зато серьезные дяди в пиджаках сидели с вполне довольными лицами, крутя в руках какие-то бумаги, аккуратно разложенные в папках. Они не сводили глаз с парнишки и не говорили ни слова, давая ему возможность первым признать свое никчемное положение.
  Вдруг Петя вздрогнул всем телом и удивленно вскинул голову, когда чья-то нежная ручка погладила его по щеке. Юноша не успел обернуться, как красивые женские губки коснулись его макушки.
  - Заждался меня, милый? Извини, я такая растяпа. Слишком долго пудрила носик, похоже, - и она выплыла из-за спинки стула, заглядывая ему в глазки и соблазнительно поправляя волосы.
  В принципе Кира даже не пыталась придавать правдоподобия своему голосу. У нее не было цели изобразить девушку этого подонка на все сто процентов. Лишь бы он сам понял, в какую ситуацию вляпался. Но мимолетное ужасающее удивление в лице юноши вдруг сменилось абсолютной серьезностью. Петя недоверчиво смотрел на Киру (он точно узнал ее), но не говорил ни слова. По его спине прошелся холодок.
  Поняв, что она добилась своего и бедняга находится в полном замешательстве, девушка решила продолжить игру и довести ее до абсурда. Она неловким движением поставила стаканчик с напитком прямо поверх деловых папок, едва не пролив его содержимое на драгоценные письмена и даже не одарила взглядом испуганные лица "дядек", всполошившихся из-за бумаг.
  Кира села прямо на колени Пети, заставив своих подруг шипеть как змеи, наблюдая за этим концертом издалека. Они не знали, что она так далеко зайдет. Они и не думали, что алкоголь так сильно вдарит ей в голову. В обычные дни подруга и на метр к нему подойти брезгует...
  Кира думала в этот момент, что Петя вот-вот разозлится на нее и как всегда пошлет подальше. Поэтому она решила поднажать, наклонившись совсем близко к его лицу, строя хитрый томный взгляд и мурлыкая завораживающим тембром. Во всяком случае, она видела, что это раздражает тех двоих в пиджаках, а значит цель наполовину достигнута.
  Мимолетное удивление Петра окончательно сменилось абсолютно подыгрывающим выражением лица. "Вот сейчас ты и сорвешься", - сладострастно улыбнулась девушка, демонстрируя всю свою змеиную натуру в одном лишь взгляде.
  - Хватит разговаривать с этими двумя дураками. Давай уже собираться домой. Мне так тебя не хватает...
  А в голове ее крутилось в этот момент: "Боже, и как я всю эту дрянь выговариваю? Поскорее бы он уже разразился своим поганым гневом, чтобы мне не пришлось играть дальше. Это весело, но что-то дружок притормаживает".
  - Да, дорогая, - вдруг неожиданно ответил ей Петя абсолютно без сарказма и вполне правдоподобно, - если ты так хочешь - то я немедленно брошу все свои дела.
  И не дав девушке опомниться, он вдруг ласково обнял ее и крепко поцеловал в губы, перехватив одной рукой за талию...
  Катя с Олей закипели как два чайника от шока! Кира вся онемела и парализовалась от недоумения вместо того, чтобы дать ему хорошую пощечину. И как девушка сдержалась от этого - одному черту известно. Вот она сила замешательства! Такого исхода никто явно не ожидал...
   Оба собеседника в галстуках выглядели не менее пораженными и негодующими. Что это вообще было?
  Все тело Киры как будто обдало жаром. Она обомлела и целиком повисла на руках Пети. И когда их поцелуй закончился также неожиданно, как и начался, она не прекращала шокированно хлопать глазами, недоверчиво глядя на парня и открывая рот как рыба. Она даже выговорить ничего не могла. И еще было такое ощущение, будто ее по голове кто-то чем-то тяжелым ударил. Впервые Киру посетила мимолетная и очень далекая мысль, что она явно перепила.
  Теперь взгляд был хитрым у Петьки. Девушка сперва решила, что парень ее с кем-то спутал, но теперь она видела, что он в самом деле ее узнал. И сделал все это явно намеренно. Шутка Киры обернулась против нее же самой.
  - Петр Игоревич, как это понимать! - швырнул свою шапку на стол один из серьезных мужчин, - вы говорили, что у вас нет семьи!
  - Оказывается есть, - придурковато улыбнулся Петя, усадив онемевшую Киру поудобнее на своих коленях, - просто я не хотел раскрывать всех своих карт перед вами. Понимаете?
  "Что происходит? Что я здесь делаю? Что тут творится?" - метались мысли в голове девушки, в то время как глаза ее были абсолютно пустыми. Честно говоря, беднягу даже пошатывало немного.
  - Милая моя, а твои подруги сегодня здесь? Я, конечно, рад, что ты пришла сюда ради меня, но возвращайся-ка ты домой одна. Мне еще кое-что нужно обсудить с этими милыми сэрами. Ты же не против?
  - Да-да, я дождусь, - на автомате ответила ему Кира и даже зачем-то помахала всем ручкой с дурацкой улыбкой, когда уходила.
  "Что я делаю? Давно пора было выйти из роли", - девушка схватилась на ходу за голову и все не могла прийти в себя. Подруги схватили ее буквально в охапку и быстрее поволокли прочь из этого места. Всю дорогу они молчали и помогали не упасть Кире, которая едва плелась на шатающихся ногах. От всего произошедшего бедняга даже забыла, ради чего все это затеяла. Просто какое-то помешательство...
  
  Следующий день на конюшне был едва не адом для нее. Во-первых, Киру мучило страшное похмелье, и потому она не смогла бы добраться до работы без помощи Катиной машины. Во-вторых, девушка не хотела идти на конюшню, так как понимала, что обязательно увидит там рожу Пети.
  А ей ведь еще и коня его работать! Весь хитроумный план Киры просто рушился на глазах. Девушка сама себя загнала в ловушку. И зачем она полезла вчера его разыгрывать? Правильно говорит панкуша: "Не умеешь пить - не пей". Хотя странно получается. Ведь именно они ее и споили.
  Кира угрюмо подперла щеку ладошкой и пустым взглядом смотрела в одну точку. У нее не было ни настроения, ни желания вылезать из своей уютной коморки наружу. Она даже дверь изнутри на замок заперла, срочно соображая как бы избежать нежелательной встречи с этим белобрысым хамом.
  Она понимала, что теперь он загнобит ее и разнесет неприятные слухи по всем окраинам города и конного мира. От этих мыслей девушка сникла и с гулким стуком уронила голову на стол. Ее начала накрывать истерика. Катя с Олей сидели напротив и вместе пытались думать, чем помочь в этот день бедняге. Позитивных мыслей в голову не приходило.
  - Я не пойму, чего ты так переживаешь? - первой подала голос Оля, - ну поцеловались, ну бывает. Даже если он всем об этом расскажет - что такого? Вы взрослые люди и к тому же ты была пьяна. И вы не спали друг с другом, что еще страшнее. А кстати - ты еще невинна?
  Катя огрела ее душевным кулаком в макушку, припечатав к полу за такие слова. Подруга не обиделась и только примирительно развела руками, когда вылезла обратно из-под стола с гигантской шишкой.
  Киру ужасно колбасило. Она подняла мутные глаза на подруг, протерла их и снова вернулась в исходное положение. Как только она вспоминала тот поцелуй, ее всю передергивало и хотелось выпить кислоты, лишь бы только не осязать его губы на себе... фу! "У меня слишком мощная фантазия", - сдавила собственную черепную коробку Кира, начиная понемногу стукаться о поверхность стола лбом. Это было достаточно ритмично.
  - Нет, я серьезно! - отодвинулась подальше от Кати Оля, - может у тебя такой стресс, потому что это твой первый поцелуй? Это так?
  - И что? - впервые за этот день разозлилась Кира.
  - Че серьезно?! - опешив, распахнули гигантские глаза Катя с Олей, - прям совсем первый?
  - О Боже... - Кира завыла.
  - Черт... - выронила из рук незажженную сигарету панкуша, - тогда у тебя большие проблемы. Первый опыт должен быть не таким.
  - Мой первый сексуальный опыт тоже не был не ахти. Там был какой-то черный волосатый мужик неопределенного возраста... - начала, было, Оля, но заметив острый как лезвие взгляд подруги, резко подняла руки, - шучу-шучу! Не было такого. Честное слово! Первым у меня был красивый двадцатилетний мальчик. Я просто пыталась ее подбодрить. Петя - не самый худший вариант.
  - Господи, Оля, не трещи! У меня башка раскалывается! - застонала Кира и покрепче закрыла глаза, чтобы хоть как-то убежать от своего стыда.
  - Послушай, Кира, ты только не волнуйся. Если что - мы всегда с тобой. Если вдруг появится отвращение к парням и нетрадиционные наклонности - знай, что это всего лишь стресс. Я подыщу тебе такого мальчика, после которого ты станешь самой натуральной натуралкой из всех. Я отвечаю! - радостно воскликнула блондинка.
  - С чего ты вообще помешалась на моей сексуальной жизни, Оля? При чем тут это? - потеряла терпение Кира.
  - Просто это ее любимая тема. Она все аспекты жизни рассматривает с точки зрения Фрейда, - ухмыльнулась Катя.
  - А что? Если Фрейду сбрить бороду и представить его себе немного моложе - то я бы с таким даже загуляла.
  - Тьфу, дура.
  - У меня тут жизнь рушится, а вы шутите, - жалобно протянула Кира и стала просто так ходить по комнате, пытаясь поскорее привести мысли в порядок, - уволюсь к черту.
  - Эй-эй, с чего вдруг? Из-за какого-то недоумка? - опешила вдруг панкуша.
  - Эй, подруга, оно того не стоит! Никто кроме тебя не справлялся до сих пор с Петькой, да и вообще со всей дисциплиной на конюшне, - вполне серьезно заявила Оля.
  - Тогда я его выгоню, - оскалилась злобно главная тренерша, - у меня есть разрешение от директора. Я изменю наказание этому придурку! Ох, он еще пожалеет, что сделал это. Ненавижу сволочь. Вот тупица!
  - Не распаляйся. Будет только хуже, - нравоучительно одернула ее Катя и снова стала баловаться с ножом на столе, прокручивая его как "бутылочку".
  Кира долго и отстраненно наблюдала за этой игрой. Потом как схватит нож, да воткнет его лезвием вниз, едва не попав подруге по руке! Девушки аж подпрыгнули от неожиданности.
  - Открывайте дверь. Я готова встретить его. Только поговорить хочу лично, - с решительностью в глазах сказала она.
  Подруги недоверчиво смотрели на нее и на воткнутый нож, после чего переглянулись и решили, что в этом есть смысл. Только они хотели остаться здесь, чтобы поддержать беднягу, но она наотрез запретила им это делать. Помявшись и поуговаривав ее еще немного, девушки все-таки ушли.
  Кира осталась в тренерской одна наедине со своими мыслями. Ее всю немного трясло от ожидания грядущего разговора. Но надо было как-то держать себя в руках, чтобы вновь не опозориться. Нужно сделать вид, что ей плевать на вчерашний день и всего-то! Кира это умела. Она хорошая актриса.
  И вдруг девушка услышала звук первой открывающейся двери (у них был еще и предбанник, поэтому человек появлялся в помещение не сразу). Кира почувствовала, что моментально потеряла контроль и самообладание и едва не вжалась в стенку как загнанная мясником курочка. Оставались считанные секунды, а паника все не проходила. Что же ее так трясет? Черт побери! Нужно срочно взять себя в руки! Ведь только что все было хорошо. Что изменилось?
  "Где-то я читала, что болью можно заглушить страх", - схватила от отчаяния со стола нож Кира и поднесла его к руке, - "Я совсем, что ли свихнулась?". Но когда внутрь вдруг вошел Петька, рука от испуга вздрогнула, и иступлено взвыв, девушка с квадратными глазами метнулась к раковине за шкафами. Она что-то бормотала, срочно промывала рану, летала из стороны в сторону, совершенно забыв про серьезность и надменность.
  Юноша терпеливо стоял посреди помещения и просто наблюдал за нею любопытным взглядом, не мешая заниматься своими делами. Он даже ничего не говорил. Этот финт с ножом сбил его с толку.
  И вот когда девушка наконец-то остановилась и с перемотанной рукой отдышалась, она немедленно нанесла на лицо высокомерное выражение с горделиво поднятым подбородком и сделала вид, будто ничего этого не было. Петя бегло огляделся вокруг, убеждаясь, что никого здесь нет. Затем аккуратно взял в руки нож и отложил его подальше от Киры. Девушка нервно дернула плечом на это и отвернулась к окну. Они оба вели себя немного неадекватно, причем поведение одного смущало другого. И эта неловкость была обоюдной.
  - Я... - начал было Петя, но Кира не дала ему продолжить.
  - Я решила гнать тебя в шеи с этой конюшни! - придала как можно больше стали голосу девушка, - твои выходки не лезут ни в какие ворота.
  - Что? Не я первый вчера все это начал вообще-то? - передразнивая ее, поднял одну бровь юноша.
  Девушку снова как током обдало. Она знала, что он говорит правду, но как объяснить ему, что все равно виноват он?
  - Мне не важны сейчас твои отговорки. Это был лишь малый инцидент из миллиона других. Ты всех здесь достал. Ты никого не уважаешь и не терпишь. Не думаешь о здоровье лошадей, людей и... и... короче забирай своего Грома и вали отсюда куда хочешь.
  - Так ты и об этом у директора узнала? Вот прозорливая ***.
  - Не называй меня так! Хам!
  - Еще и нервная, - нагло улыбнулся он ей в лицо.
  Кира стремительно закипала. Хорошо, что он убрал нож подальше.
  - Я решила изменить твое наказание, короче. Ты больше не будешь ходить в этот клуб. До свиданья.
  - Ну да, конечно, - небрежно бросил он, как будто не расслышал.
  - На что ты намекаешь? - недобро поинтересовалась Кира.
  - Куда я своего коня потащу отсюда? Как? На чем? На какие средства? Я думаю, что если ты знаешь про принадлежность Грома, то и про моего батю инвалида уже все разнюхала, - он явно давил на жалость, не убирая с лица при этом насмешливой ухмылки.
  Как же он ее бесил! Манипулировал такими вещами, сам же их не уважая. Казалось, что даже над положением отца этот паренек смеялся. Невыносимый человек!
  - Мне абсолютно все равно. Это твои проблемы, - гордо задрала она носик и вновь отвела взгляд к окну, - я даю тебе неделю. И чтоб духа твоего тут больше не было.
  - Стой-стой-стой, кобылка. Не разноси...
  - Что?!
  - Тпру, говорю. И не надо крыситься. Давай поговорим как серьезные люди. Я не за этим вообще-то пришел.
  - Как серьезные люди? Забавно слышать это от клоуна, - пыхтела она от негодования.
  - Боже мой, да и ты не лучше.
  - Обращайся ко мне на "вы"!
  - Сути это не изменит, так что забей...
  - Наверняка уже распустил там про меня всякие гадкие слухи с несуществующими подробностями. Подрываешь мой авторитет. Устроил однажды анархию на конюшне и снова видимо хочешь повторить тот же опыт? У меня это не прокатит. Я всех тут к стенке припру, если понадобится.
  - Ох, дура же ты...
  - Заткнись!
  - Нет, это ты заткнись! - вдруг рявкнул в полный голос Петя, привстав на своем месте.
  Это прозвучало так убедительно и страшно, что даже Кира едва не присела. Но она чудом устояла, смотря на него так, будто ее в грудь толкнули. Вот это уже было борзо.
  - Я вообще-то пришел, чтобы поблагодарить тебя, - вдруг неожиданно сказал он, оставив Киру в полном недоумении.
  Она даже сказать на это ничего не смогла, удивленно хлопая глазами. Парень понял, что его слова требуют разъяснений и потому жестом попросил подождать. Затем подошел к двери и запер ее изнутри. Глаза девушки расширились еще больше, но она постаралась сохранить самообладание.
  - Что ты задумал? - стальным голосом спросила Кира.
  - Господи, да хватит истерить! Как будто я насиловать тебя пришел. Совсем из ума выжила, дура?
  - Сам дурак.
  - Ну, вот мы и нашли общий язык, - его разобрал неудержимый смех, - паранойичка чертова.
  Кира молча наблюдала за ним, смиренно проглатывая все эти унизительные слова. Она просто ждала своего часа. И ждала, когда он наконец-то насмеется.
  - Так ладно, - он резко стал серьезным, - я пришел тебя благодарить за то, что ты на самом деле спасла меня тогда в баре. Я и не думал, что помощь придет с такой неожиданной стороны. Но все же... это было очень кстати. Мне позарез нужно было изобразить из себя семейного человека. Иначе под угрозой оказалась бы и моя квартира, и мы с батей, и вообще вся наша дальнейшая жизнь. Ты и не представляешь, как вовремя оказалась в нужном месте.
  Девушка была сбита с толку и растерянна. Она не знала, как на все это реагировать, тем более что в голове рождались совершенно противоположные мысли и чувства. Не сумев переварить все сказанное, Кира просто промолчала, ожидая продолжения.
  - Я смотрю, ты не въезжаешь, - просто сказал он.
  Кира вспыхнула. Однако она предпочла сбавить обороты.
  - Да ты объяснять не умеешь! Только еще больше все путаешь, - выпалила она почти обиженно.
  Парень демонстративно тяжело вздохнул. Девушка едва не огрела его по голове за это.
  - Короче те два черта в погонах - приставы. И они пришли описывать нашу с батей квартиру. Не смотря на то, что он был когда-то начальником в этой организации - всем плевать. И на свое горе я недавно переписал его квартиру на себя. Но к несчастью какой-то шарлатан списал на нас гигантский денежный долг, который возможно выплатить лишь через продажу квартиру. К сожалению, я чувствую, что это обычный заговор против нас, так как жилплощадь у меня очень хорошая. Ее предложили бате, когда он еще работал в той структуре. Теперь ее хочет нынешний начальник, который был когда-то противником и конкурентом бати. И он просто нас подставил таким образом, скинув чей-то несуществующий долг на мои счета.
  - Это ужасно, если это правда, - она не спешила верить каждому его слову.
  - А что это по-твоему? На кого еще были похожи те два *** в пиджаках вчера? - вспылил Петя.
  - Я думала, ты бизнес решил организовать.
  - И решила помешать мне в этом? - и на его лице растянулась счастливая неудержимая улыбка до самых ушей, - это что, типа месть такая была?
  Кира поняла, что немного проговорилась и потому немедленно отвернулась, сделав вид, что она занимается чем-то важным. Поняв, что это правда, Петя не удержался и стал долго и громко хохотать, что даже стекла зазвенели. Девушка была вся красная как рак: и от злости, и от стыда.
  - Хватит уже! Ничего подобного! - от безысходности пыталась перекричать его она.
  - Ой, не могу, ой, умираю, - он даже свалился на пол, хватаясь за живот и стуча кулаком по доскам, - надо же до чего ты додумалась! Это я так тебя довел?
  - Конечно же нет! Как такой кретин как ты может как-то влиять на меня? Я просто хотела позлить тебя немного и все. Ни о какой мести и речи не шло!
  - Ну да, конечно! Можно подумать.
  - Идиот.
  - Ладно-ладно, по глазам вижу, что сейчас задушишь меня голыми руками, - вытянул он руку, умоляя ее остановиться, - я прекращаю. Черт побери, но это было весело! И так хорошо играла свою роль ведь. Я даже поверил на секунду. Пока до поцелуя дело не дошло.
  - А что здесь-то не так? - подскочила она, но тут же осеклась, - а хотя плевать на это. Забей.
  - Ну как же на такое забить? - теперь он превратился в истинного черта, - такое не забывается никогда. Впервые целовалась что ли? Или просто настолько обалдела, что я не послал тебя?
  "Он мною манипулирует", - зло подумала Кира, не отвечая на его дурацкие вопросы, - "и еще долго понукать этим будет!". Она продолжала сверлить Петю нечеловеческим взглядом.
  - Ох, ладно, я прекращаю, - стирая слезы с глаз сел обратно на свое место Петя, - но как вспомню - так удержаться не могу.
  - И скольким людям ты об этом уже рассказал? - ледяным голосом спросила Кира.
  - Честно? Ни одному, - немного спокойнее сказал он.
  Девушка недоверчиво сдвинула брови. Но юноша развел руки в стороны с абсолютно честными глазами.
  - Удивлена?
  - Не привыкла тебе верить.
  - Я же говорю, что у тебя слишком большое самомнение.
  - Что блин?
  - Ну, ты так сильно зациклена на себе, чувствуешь себя тут королевой и первой знаменитостью. А то, что людям вокруг плевать на твою личную жизнь и не думала никогда.
  - Ты правда не рассказывал? - в ее голове забрезжила надежда.
  - Правда-правда. Я решил замять эту тему, - и тут он впустил в свой взгляд что-то недоброе, - но при условии.
  - Черт бы тебя побрал! Так и знала, что шантажировать будешь! - взвыла Кира, вознося глаза к потолку, - какой же ты подлый.
  - Не такой подлый, каким мог бы быть, - играл он голосом и мимикой, - но все же моя просьба тебя немного шокирует. Набери побольше воздуха в легкие и присядь.
  - Ты мне тут не угрожай, - предупредила его Кира.
  - Извини. Не могу жить без угроз, - оскалился он, наклоняясь все ближе к ней.
  Кира недоверчиво и брезгливо хмурилась, глядя на него и слегка отклоняясь назад. Но чувства собственного достоинства она не теряла до последнего...
  
  - Шта?! - завопила в голос Катя, когда услышала рассказ Киры, - он серьезно? В смысле ты серьезно? Кто-нибудь здесь вообще серьезен?
  Она поправилась, потому что радостная до безобразия Оля уже каталась по полу с диким птичьим хохотом. Кира сидела слегка растерянная и как в воду опущенная.
  Подруги ухаживали сегодня за нею весь вечер, не забывая подливать чай в кружку и выслушивая все жалобы до часа ночи. Однако ни одна из них так и не хотела спать. От таких рассказов сон как рукой сняло у всех троих.
  - Ну почему я вечно попадаю в идиотские истории? - жалобно вздохнула Кира, - я так устала. Этот гад из меня всю кровь выпил. Я не могу больше быть железной леди рядом с ним. Как увижу - так меня дрожь изнутри пробирает. И отвращение. А выгнать из клуба теперь не получится.
  - Почему? Всего лишь из-за того, что он обещал распространить слух о вашем поцелуе? Это же бред, Кир. Всего-то поцелуй на пьяную голову.
  - Ну, вообще-то он обещал приукрасить эту легенду чудесным продолжением и прекрасными подробностями, - истерично улыбнулась девушка на это, - но меня не это больше волнует.
  Она тяжело вздохнула с полуприкрытыми глазами. Подруги внимательно на нее посмотрели. Но девушка долго собиралась с мыслями и все не знала, как продолжить.
  - Помощь, которую он у меня попросил не такая уж сложная. Напряжная, конечно, но не настолько чтобы погубить чью-то жизнь.
  - Ты обалдела? - недоверчиво сощурилась панкуша, - то сама гнобила этого придурка и выгнать с клуба пыталась, а теперь хочешь помочь и жертвуешь при этом собой. Ты совсем свихнулась? Или влюбилась в него. Пора бы, наверное, рассказать тебе, что после поцелуев дети не появляются. Вы можете разойтись с чистой совестью.
  - Не ерничай пожалуйста! И так паршиво, - обиделась на нее Кира и снова стала биться головой об стол, - я полная дура. Я знаю.
  - Абсолютная, - кивнула Катя.
  - А мне нравится эта идея! - воскликнула как всегда позитивная Оля, - это же ведь веселье! Развлекись, как следует, пока молода!
  - Я не поверила ему сначала и вновь достала кое-какие архивы и обратилась к одним знающим людям... - проигнорировала ее сообщение Кира, - оказалось, что все рассказы Пети про квартиру - это чистая правда. Я не могу теперь так просто отказать ему. Я и так зашла слишком далеко.
  - И что ты планируешь делать?
  - Думаю помочь ему сначала. Но потом выгоню из клуба к черту! И пускай идет на все четыре стороны, - уверенно хлопнула кулаком по ладони девушка.
  - Это все очень мило, но... - Катя не знала, как подобрать слова помягче, - это не повод выходить за него замуж, чтобы он переписал на тебя свою квартиру. Пускай оформит дарственную. Я юрист и знаю что говорю.
  - И вообще вместо тебя я сама могу за него выйти! - вновь включилась в разговор Оля, - если ты не хочешь веселиться, то это сделаю я.
  - Мы только распишемся и все. Я не собираюсь с ним жить и разводить детей. И ты, Оля, не можешь пойти вместо меня, потому что те чуваки в галстуках уже накопали на меня всю необходимую информацию. Ты же там в баре не засветилась, - насупившись сложила руки на груди Кира, - я получу квартиру и снова разведусь с ним.
  - Твой паспорт будет осквернен на веки вечные.
  - Да уж. Придется вырывать страницы.
  - И менять паспорт. А еще лучше сожрать его в дверях загса.
  - Лучше не надо. Иначе отравлюсь.
  - Тоже верно. Ну и игру ты затеяла, сестренка.
  - Как же я себя ненавижу... позор на всю жизнь, - она еще раз финально хлопнулась лбом об крышку стола.
  
  Кира не давала еще согласия Пете и по всякому оттягивала этот разговор. Она ходила по конюшне сама не своя, как кипятком ошпаренная. Он в свою очередь тоже отчего-то стыдился ее и прятал взгляд. Хотя тут было столько вариантов для юмора! Но парень на удивление долго держался.
  Казалось, что бедный юноша и сам уже пожалел о своей просьбе и все не знал, куда бы ему спрятаться от главного тренера. Та в свою очередь делала то же самое. Оля наоборот ходила в чрезвычайно приподнятом настроении и вдвое больше мучила своих ребят нагрузками. А Катя изображала валенок. Как и всегда.
  А если кто-нибудь из них все же пересекался где-нибудь в проходе или на поле, то немедленно спешил сбежать подальше, тараща глаза, будто столкнулся с привидением. Бедная Кира таким образом несколько раз налетела на стоящие в коридоре тележки, а Петя копал опилки в деннике штыковой лопатой и не сразу понимал, почему работа продвигается так медленно. Их обоих как будто подменили. И чем дальше в лес - тем больше дров.
  Даже верный Онуфрий не смог докопаться до истины, интересуясь состоянием здоровья любимого главного тренера. Кира с очумелым непривычным лицом отвечала, что чувствует себя хорошо и продолжала свое шествие в нужном направлении, не смотря на кучу синяков и ссадин, заработанных за один лишь день.
  Ребята видели, что со всеми тренерами что-то случилось, и потому не упускали момента пообсуждать это, бросая работу. И сколько мужественная Катя не орала на всех малолеток и не загружала их уборкой - все было тщетно. "С этими двумя придурками работа не идет", - хмуро думала панкуша, хлопая ладонью по лицу, - "Кира сама себе жизнь усложнила! И всем нам заодно".
  - Это все ради благого дела. Это все ради моей кармы. Мне же ведь зачтется это, Боже? - с нервным тиком бормотала Кира, вознося глаза к небу, - я знала, что ты мне не ответишь. Потому что ты такой же проклятый сноб как и мой папочка.
  - Все разговариваешь сама с собой? - вдруг услышала она мужской голос поблизости и даже вздрогнула, подумав сперва, что это Петя.
  Но обернувшись, девушка с облегчением поняла, что это всего лишь Коля. Он набирал воду в бутылки для джигитовки и искоса поглядывал на ее бредни.
  - Может быть тебе помочь чем-нибудь?
  - Чем ты мне поможешь? - жалобно взглянула на него Кира.
  - Ну не знаю. Ты скажи и я просто сделаю, - уверенно заявил он, закручивая крышку на бутылке, - а то тренер-то совсем свое лицо потерял. Ходишь по конюшне как полоумная. Дети уже шептаться начали.
  - Да? И что они говорят про меня? - не без интереса спросила девушка.
  Она и забыла из-за этих событий, что в их команде есть еще один тренер. К тому же самый трудолюбивый из всех, поскольку почти никогда не находил времени на отдых и посиделки в тренерской комнате. Коля целыми днями чем-то занимался, но был этим доволен. Он терпеть не мог сидеть без дела.
  - Разное поговаривают. Но все сводится к твоим скандалам с Петькой. Мне кажется, некоторые даже ставки начали делать.
  - Кто додумался до такого? - ощетинилась Кира, - нужно поговорить с ними по душам.
  - Не нервничай, тише-тише, - удивленно воскликнул джигит и неловко улыбнулся, - вот это тебе плохо. Сама на себя не похожа. Такая нервная. Этот гад совсем последние соки из тебя выжал?
  - Да, ты прав. Успокоительное тоже не действует давно, - тяжело присела на месте Кира и вздохнула, - я так устала, честное слово. И хотела бы с кем-нибудь посоветоваться, но... даже не знаю о чем советоваться.
  Коля ничего не понял и только вопросительно сдвинул брови. Кира даже не поняла, что сморозила какой-то бред и все продолжала жалеть себя, спрятав лицо в колени.
  - У тебя голова не болит случайно? - он не знал, что еще можно было спросить в такой ситуации.
  - Да ничего у меня не болит, черт бы вас побрал! - вдруг агрессивно выпалила девушка, едва не прибив беднягу своей энергетикой к стене, но вовремя спохватилась, - извини. Я не хотела тебе грубить. Возможно, мне действительно стоит взять отпуск на время.
  - Я не это немного имел в виду, - неловко ответил Коля и поставил бутылку, наполненную водой на какую-то подставку, и достал из ножен свою шашку, - я думал помочь кое-чем другим.
  И он одним легким красивым движением разрезал пластмассовую цель на две равные половинки. Лезвие прошло по бутылке как по маслу и оставило после себя лишь изящный широкий надрез. Кира каким-то пустым взглядом смотрела на эту демонстрацию и туго соображала.
  - Ты хочешь убить кого-то? - бесцветным голосом спросила она.
  Коля чуть за голову не схватился от ее недогадливости. Затем взял себя в руки, спрятал обратно оружие и выкинул уничтоженную цель.
  - Я могу поговорить с Петей по душам, если тебе это поможет. Не гоже тренеру показывать свою слабость на глазах у воспитанников. Ты сейчас именно этим и занимаешься.
  - Разве? Это так заметно? Но я не могу не ходить по конюшне. Здесь столько разных дел... - и вдруг какая-то гениальная мысль осенила ее.
  Взгляд девушки неожиданно просветлел и она подскочила на месте как ошпаренная. Паренек даже отшатнулась от нее как от ненормальной. Но Кира этого даже не заметила.
  - С Петькой не говори. Не нужно. У меня появилась идея получше! - и чуть не подпрыгнув на месте от восторга, девушка почти бегом унеслась в неизвестном направлении.
  "Как же тяжело с этими девчонками", - удрученно смотрел ей вслед Коля, ничего не понимая. Затем он махнул рукой, навьючил себя сеткой с наполненными водой бутылкам и поплелся так на поле.
  
  "Нет такой проблемы, которую нельзя решить" - лозунг Киры. Когда она встретила подруг после занятий с взглядом, полным огня, девушки не поверили своим глазам.
  - Да ты прям преобразилась, - изобразила легкое удивление на лице Катя, - это так смирение на тебя действует?
  - Нет, я придумала выход из своей ситуации. Он сложнее, чем предложение Петьки, но зато приятнее. Оля, ты готова пустить в ход всю свою бомбовскую сексуальность?
  - Ага! - блондинка всегда была готова.
  - А способность к манипуляциям?
  - Ты как будто подарок для меня подготовила! - засияли больше прежнего глаза подруги.
  - Что же ты задумала? - приподнялось настроение панкуши, - и какова тут будет моя роль? Я тоже готова, если что.
  - А нам с тобой придется поработать мозгами, - снисходительно улыбнулась ей Кира.
  Наступила минута затишья. Затем до Оли дошло.
  - Это че значит? Я всегда работаю без мозгов?
  - Чаще всего так и бывает, - усмехнулась Катя, и подруга вцепилась ей в горло, ненавистно потряхивая ее как кутенка.
  - Я вам всем бошки поотрываю! - орала она ей в самое ухо.
  Поднялась суматоха, веселье, визг. Интересное предложение Киры всех заметно взбодрило.
  
  Двери конторы дружелюбно открылись перед тремя сногсшибательными и одновременно деловыми красавицами, во главе которых шла "жена Пети". Кира держала себя гордо, солидно и даже немного высокомерно. Она заранее просила о встрече с теми самыми приставами и теперь шла целенаправленно в кабинет на втором этаже под номером 35.
  В уютной комнатке с кожаными креслами ее и вправду ждали знакомые лица. Девушка строго поприветствовала их, едва скрывая блуждающую улыбку на лице. Но ее глаза смеялись вопреки всему. И все это создавало образ этакой светской львицы, уверенной в своих силах, связях и деньгах.
  Эффект Кира производила неизгладимый. К тому же ей по роли своей требовалось быть слегка распущенной, раз она такой зарекомендовала себя в баре. И потому девушка не постеснялась надеть юбку с разрезом чуть ли не до бедра... хотя и черного цвета, что вполне допускалось дресс-кодом.
  Мужчины еще до начала разговора скосили глаза на изящную дамскую коленку и не сразу взяли себя в руки, чтобы вернуться к деловому выражению лица. Но не успели они немного настроиться на деловой лад, как дамочка швырнула им на стол какие-то папки и сама едва не залезла на него, упираясь в края руками и приближаясь во время разговора совсем близко к одному из мужчин.
  Он обильно потел, разговаривая с нею, так как широкое декольте "смотрело" ему прямо в глаза. Бедняга запинался, заикался, путался в терминологии, что-то пытался объяснить, но Кира была беспощадной и жестокой. Она не торопилась демонстрировать свои знания в области экономики и документации и потому стремилась на данный момент просто отвлечь его внимание... пока Оля соблазняла второго.
  Блондиночка стояла возле самой двери, пустив в ход все свое оружие, которым владела мастерски. Наконец-то она могла оторваться и воспользовалась этим шансом на все сто процентов. Ее позывы и намеки не остались незамеченными.
  Напарник первого пристава не сводил с Оли глаз уже минут десять, хотя сам этого и не замечал. И вот когда девушка поманила его взглядом и легким движением головы, мужчина мучительно подумал о том, как больно сдавливает его горло этот гадкий серый галстук. Но он не мог так просто взять и выйти с нею из комнаты.
  - Кира, я пойду прогуляюсь, пожалуй, - как бы невзначай заправила волосы за ушко Оля.
  - Тут гулять нельзя. Это серьезная организация, - лепетали мужчины.
  - Ну, так я просто хочу найти туалет. А если не найду - то обязательно попрошу помощи у кого-нибудь более сговорчивого, - и сладко надув губки она еще раз стрельнула охотничьим взглядом в свою жертву и вышла, вложив всю свою кошачью гибкость в один этот жест.
  - Я, пожалуй, тоже выйду. Мне... надо... позвонить... - пролепетал соблазняемый Олей работник и, не договорив, выскочил через пару минут в коридор.
  В кабинете остались только две девушки и один несчастный мужчина в серьезном пиджаке. Он как-то затравленно посмотрел на дверь и проглотил комок, застрявший в горле. Кира поняла, что настало время действовать и подала незаметный знак подруге. А сама в это время стала доставать какие-то документы из своих папок и пыталась заставить пристава подписать их, не читая.
  Он хоть и был в смятении, но отчаянно сопротивлялся, пытаясь включиться в работу и подойти к вопросу серьезно. Но как только мужчина стал повышать голос на все уловки Киры, Катя беспардонно закинула свои ноги в грязных берцовых ботинках прямо на его стол, развалившись на стуле.
  - Вообще-то в серьезном заведении так нельзя... - попытался возмутиться он, но неожиданно как будто язык проглотил.
  Катя сверкнула таким быдловским взглядом, что спорить с нею казалось опасным. Да и вид у девушки был полной противоположностью Кире. Ярко красный ирокез, цепи, проколотая нижняя губа и язык, а также множество колец и сережек в ушах, да два тоннеля... злобные звериные глазища, от души выделенные черными тонами, кожаная куртка, старые потертые джинсы - такой она была перед ним. Натуральный панк со всеми примочками и лексиконом, приправленным при этом каким-то зековским сленгом. Вот ей-богу как будто отсидела в тюрьме недавно!
  - Папаша, вы хотите сказать, что свободный человек, живущий в свободной стране не может себе позволить закинуть ноги на казенный стол? Не огорчайте меня, - и она как бы невзначай достала перочинный ножик из кармана, прокрутив его между пальцами и причмокнув несколько раз жвачкой.
  Мужчина понял намек. И хотя он не желал с этим мириться и пожелал побыстрее отделаться от этих чокнутых девок, ворвавшихся в его контору, он не смог сказать им ни слова поперек. Тем более что его внимание вновь перевела на себя Кира, соблазняя властным и эротичным голосом, продолжая настаивать на чем-то своем... она уже и на стол бедром присела и в самую душу бедняге заглянула, а он все не раскалывался. Крепкий был орешек. Но даже такие не устоят перед паровозом.
  
  На конюшне Кира сидела с торжествующим выражением лица и в приподнятом настроении. Ей не терпелось увидеть Петю, чтобы показать ему кое-что. Но звать этого мерзавца самостоятельно не хотелось. И потому она как-то набралась терпения, дождавшись-таки парня спустя час.
  - Вот, забирай свою квартиру обратно себе. Она снова твоя и больше не под угрозой исчезновения, - подвинула стопку бумаг к юноше Кира, вся сияя от гордости, но выражая это лишь счастливыми глазами и мимолетной улыбкой.
  Петя не поверил своим ушам и потому долго вчитывался в каждую строчку, написанную на документах. Его глаза с каждой страницей становились все шире и шире, а до конца он вообще не дочитал. И только недоуменно уставился опять на главного тренера, молча требуя объяснений.
  - Что ты так смотришь? - наигранно небрежно спросила девушка, - мы с Катей всего лишь пустили в ход наше первое образование. Видите ли, она юрист, а я экономист. И все вопросы разрешились сами собой без ненужной свадьбы. Надеюсь, ты не сильно расстроился?
  - Что? Я? Расстроился? Да в гробу я видел такую жену как ты, - и он начал нервно хохотать, снова недоверчиво созерцая и усердно сдавливая пачку бумаг в своих руках.
  Все-таки он был счастлив. И Кира тоже пропустила в этот раз его грубости мимо ушей, чувствуя себя героиней. Все равно каждый в этом мире получит по заслугам. Она тоже не вытерпела бы имени этого гада в своем паспорте. "В гробу и я тебя видела", - мысленно согласилась с ним тренерша.
  - Но все-таки как? - наконец после долго смеха спросил Петя, - я знаю тех двух бульдогов и нынешнего начальника достаточно давно. Им недостаточно состроить глазки, чтобы разрешить какие-то вопросы.
  - Просто ты глазки правильно строить не умеешь, - снова нравоучительно подняла одну бровь Кира, зная как сильно его раздражает такой тон и этот жест, - скажу только одно, что начальника того сняли с поста.
  - Да пошла ты! Серьезно? Как?
  - Ну его заменили на более выгодную кандидатуру. Не без нашей подачи, конечно.
  - Что? Вы еще и начальника приставов как-то смогли заложить? Ну это уже совсем фантастика! Я не верю в это. Говори правду, стерва, сейчас же!
  - Зачем тебе правда, если есть результат, - нахмурилась Кира, - и вообще прошу не выражаться в этом клубе. Иначе выгоню тебя на самом деле, как и планировала.
  - Поцелуй меня в одно место. Фиг я куда отсюда уйду добровольно, - и, показав ей некультурный жест, он вышел из тренерской, оставив девушку наедине со своими смешанными эмоциями и мыслями.
  С одной стороны она была настолько довольна собой, что ни одна грубость Петьки ее не достала. Но с другой - она поняла, какая же он на самом деле неблагодарная скотина!
  В помещение ввалились Катя с Олей, хохочущие от воспоминаний о недавнем дне. Их настроение тоже зашкаливало до безобразия и потому приходилось периодически умывать лицо водой, чтобы совсем не двинуться умом.
  - Ну как дела с устройством на работу? - размешала сахар в кружке чая Кира, обращаясь к Кате, - проблем не было?
  - Конечно. Какие ж там проблемы, когда я целиком переоделась в нормального человека и даже волосы расправила?
  - Ты? Расправила?! - вылупилась Оля, - я тебя ни разу такой не видела! Ты по-моему даже спишь с ирокезом. А можно я на работу к тебе однажды заявлюсь неожиданно?
  - Боюсь, тебя после того дня туда не пустят, - прыснули в кулак подруги, - что ты сделала с тем несчастным приставом, кстати? Он, кажется, тоже уволился недавно.
  - Или его уволили, - миловидно пожала плечами блондинка, - не знаю, чего ему могло не понравится. Нам было довольно весело и я подумала, что он плачет от счастья. Наверное, так и было.
  - Представляю себе, Кать, взгляд того несчастного мужичка, когда он встретит тебя на должности своего прежнего начальника, - снова обратилась Кира к панкуше.
  - Возможно, он меня и не узнает даже, - отпила немного чая тренер по конкуру, - я все-таки от души накрасилась и приоделась в тот раз. Но, думаю, он не обрадуется своей новой начальнице.
  - С чего вдруг?
  - Да я его уволю просто.
  - За что? Ты жестокая, - поразились подруги.
  - Что жестокого? Этот олух повелся на оголенную женскую грудь, широкий разрез на юбке и мелкие угрозы. В результате чего подписал важные документы, не читая условий. Нафига мне такой работник нужен?
  - Ну знаешь ли... мы очень сильно на него надавили тогда, - с сомнением заступилась за бедолагу Кира, - особенно ты со своим ножом. Размахивала им так, что даже я стала верить в то, что ты без жертвоприношения из кабинета не уйдешь.
  - Да мне пофигу на его причины. Вы же с Петькой не ведетесь на такие штучки. Значит и другие должны уметь разграничивать работу и личные интересы.
  - Мы с Петькой? В смысле?
  - В том смысле, что тебя, подруга, я и так полжизни знаю, и видела много раз твою деловую неприступность и хватку. А вот Петька проявил себя во всей красе на этой неделе, начиная с того момента в баре, - терпеливо объяснила Катя, - он же ведь не растерялся, когда ты стала приставать. Молниеносно сообразил, какую выгоду может из этого извлечь и воспользовался твоими, прошу прощения, услугами. Разве это не признак ума?
  - Зачем нужен ум при поцелуях? - запуталась Оля, не способная так долго думать и связывать все нити воедино.
  - Вообще-то нужен, - одернула ее панкуша, - хотя тебя это в самом деле не касается. Удивляюсь еще, как ты не залетела до сих пор.
  - И к тому же он ненавидит меня также сильно, как и я его, - продолжила Катину мысль Кира, сказав это с какой-то грустью в голосе, - я бы ни за какую выгоду не стала его целовать. А он переступил через свою гордыню. Эх, такие великие мозги пропадают... вот если бы не был он таким идиотом - золотым человеком стал бы!
  - Чему не суждено случиться - тому не быть, - развела руки панкуша, - но теперь-то ты можешь расслабиться и забыть о всей этой истории как о страшном сне. Ведь так?
  - Да, точно, - с облегчением улыбнулась Кира и наигранно стерла со лба невидимый пот.
  - Может, пойдем напьемся в честь этого события? - резко предложила Оля, подпрыгнув на месте от собственной идеи.
  Но она встретила лишь испуганные взгляды подруг и обиженно насупилась, понимая, что ее предложение отвергли. "Зануды. Фу такими быть", - промямлила она недовольным голосом и не разговаривала с ними до конца дня из-за этого.
  
  ЖИЗНЬ БРОДЯЧЕЙ СОБАКИ
  (прошлое Кати)
  
  На свете было много вещей, которые Катя ненавидела. Но, наверное, ее больше всего бесила собственная мать-истеричка, младшая сестра-идиотка и отец-предатель, бросивший их семью уже давным-давно. Хотя со временем девочка стала подозревать, что он сделал это из-за своей женушки, но все равно она его не простила. Потому что хотела бы уйти с ним...
  Катя была тяжелым подростком и примерно в пятнадцать лет связалась с какими-то ребятами, называющими себя "самыми свободными людьми в городе". И этой волей они обещали поделиться с любым, желающим вступить в их ряды. Ну, вот девочка и соблазнилась. И так началась ее новая жизнь, полная отвязности и развлечений.
  Ирокеза тогда она еще не носила. Вместо кожаной куртки на плечах висела рваная старая одежда, которая Кате казалась роднее той, которую покупала мать в последнее время. Эта странная женщина все пыталась сделать из нее девочку. А Катя хотела бы проснуться однажды пацаном. Потому что им не запрещают носить джинсы и кепки. И на них не смотрят косо за крепкие выражения и пошлые шутки. Короче хорошо быть мальчиком!
  Это утро началось с криков... как и все предыдущие. Катя уже обувалась в коридоре, одновременно натягивая на себя джинсовую куртку, как вдруг мимо ее уха пролетела стеклянная ваза и разбилась на тысячи осколков о стену.
  - Совсем рехнулась, идиотка? - огрызнулась девочка без капли удивления, - прибить меня решила? Надо было душить, пока не родилась.
  - Ах ты сволочь! Неблагодарная дочь! Ты всех нас ненавидишь. Давно мечтаешь в гроб меня свести! - вопила женщина и заливалась одновременно слезами.
  У Кати ко всем причитаниям не было ни капли жалости, стыда или обиды. Она давно привыкла к этому. Только легкое раздражение выступило пятнами на ее лице, и девочка выпрыгнула на улицу, от души хлопнув дверью. Ее мать снова отреагировала на это новой порцией собачьего лая.
  Девочка встала напротив дороги, закурила, зло оглянулась на ненавистный дом. Как же ее все это заколебало!
  - Хехей, а вот и Катя пришла, - махнули ей дружно рукой за гаражами какие-то девчонки, - здарова!
  Все дальнейшие разговоры с этими друзьями я буду писать с цензурой (насколько это возможно), так как в данном кругу общения литературным языком и не пахло. А пахло здесь всегда куревом, иногда клеем, перегаром и чем-то еще неприятным. Шпана одним словом.
  - Мать снова сегодня не с той ноги встала, - поделилась сигаретами девочка и с крепкими выражениями поделилась событиями сегодняшнего утра.
  Подруги присвистнули и высказали еще менее культурное и лицеприятное мнение на этот счет. После такой милой поддержки Катя все-таки взбодрилась и предложила пойти в гости к Рубашке (так звали их авторитета). Ну как можно не согласиться на такое предложение? Туда все и собирались.
  Рубашкой звали дамочку восемнадцати или девятнадцати лет (никто не знал ее точного возраста) с уже давно не женским лицом. От своего образа жизни она обабела раньше времени и приобрела слишком много пацанских привычек. Короче если видеть ее впервые и не заглядывать в штаны - то можно было легко спутать это нечто с мужским полом.
  Но вся местная шпана ее обожала. Подзатыльники получали с таким благоговением, как будто их по плечу хлопали. Мат в свою сторону воспринимали за комплементы: благо вообще обратила внимание на твое существование! И, конечно же, с нею всегда было весело.
  У Рубашки было и настоящее имя, но его почти никто в лицо ей не называл. Хотя за глаза могли и произнести - это было не зазорно. Просто не так круто звучало. Какая-то Кристина... это не интересно даже.
  А в гости к ней все приходили... за школу к оврагу. Всего в паре метров от забора, за кустами и располагалась их штаб-квартира. Парадокс, но почему-то так повелось, что самое большое бескультурье всегда творится недалеко от эпицентра культуры.
  - Катя-Катя-Катя... - хлопала в свои грязные ладони атаманша, - сегодня я хочу оказать тебе... честь, так сказать. До сих пор ты ни разу не разочаровала меня. Пора придумать тебе кличку.
  Все вокруг завистливо что-то воскликнули и лишь некоторые похвалили девчонку, скривив губы. Она и сама была довольна собой, но внешне этого не показывала. А хвалить ее было за что.
  Катя участвовала во всех вылазках группировки, даже в ночных. Помогала грабить киоски, поджигать машины, воровать и доставать выпивку для своих товарищей. Она даже в драках несколько раз участвовала, спасая чьи-то шкуры. Да, ее имя тоже стало постепенно звучать в этих кругах и даже среди других неформальных групп. Пора бы уже отметить это и Рубашке!
  - Я нарекаю тебя Крысой. Тебе очень подходит, - и это было сказано искренне, без подкола и насмешки.
  Здесь не принято давать романтичные клички. Чем жестче звучит новое имя - тем больше человек его запомнит. Тем более Крыса вполне отражала сущность девочки на данный момент. Она часто поступала нечестно с врагами своей общины. И на свою кличку Катя с удовольствием улыбнулась.
  - Спасибо. Крутяк, - показала она рукой жест, придуманный самой Рубашкой для приветствия и оценки чего-либо.
  Остальные подростки ответили ей тем же и усердно загудели, то ли поздравляя с повышением, то ли просто бросая слова на ветер. Но это открывало перед девочкой большие перспективы теперь.
  - Однажды ты тоже поведешь за собою толпу, - говорила ей чуть позже Кристина, улыбаясь своим уродливым ртом с гнилыми зубами, - если будешь продолжать в том же духе.
  - Не думаю, что у меня получится, - скривилась как будто от отвращения новоявленная Крыса, - я больше люблю сам процесс. Разбить что-нибудь, побить кого-нибудь, запугать, своровать... это все - такой адреналин! Прям даже по кайфу.
  - Кстати о кайфе, - вдруг вспомнила что-то Рубашка и достала из кармана какой-то порошок, положив его на ладонь девочке, - мой подарок тебе за те виски. Молодец, что принесла их прямо мне. Давно не пила ничего дороже водки.
  - Целая доза за виски? - не поверила своим ушам Катя и с недоверием покосилась на атаманшу, - да вы щедры!
  - Ничего-ничего, бери. Это не только из-за выпивки, - и она наклонилась к Крысе настолько близко, что даже вонь изо рта стала сильнее, - ты у нас, похоже, одна еще чистенькая в этом плане.
  Катя отвела глаза в сторону, демонстрируя свою покорность. Она в самом деле до сих пор еще не употребляла наркотики. Но старалась об этом не распространяться.
  - Хорошо, я поняла. Спасибо вам. Буду должна, - поспешила спрятать кулечек девочка и с готовностью вновь посмотрела на Рубашку в ожидании новых указаний.
  Но та лишь похлопала Катю по спине и попросила выйти с нею сегодня на стрелку вечером. Девочка и на это дала согласие. Ей хотелось побыстрее вырваться отсюда, чтобы кое-что обмозговать.
  
  Почему Катя до сих пор не подсела ни на что кроме курева? Возможно, у нее все еще было впереди. А возможно сильное влияние на девочку оказывала школа, которую она прогуливала все-таки не всегда.
  Иногда она посещала уроки. Чисто ради того чтобы помаячить перед глазами учителей, перед директором и снова исчезнуть на неделю непонятно где. Но была и в ее жизни учительница, с которой хотелось и нравилось девочке разговаривать во внеурочное время.
  Наталья Алексеевна Скворцова представляла собой внешне этакий "синий чулок". Но когда она выходила за пределы школы - то сразу становилась другой. И общалась с некоторыми учениками лично вопреки всем предрассудкам и запретам. Особенно с Катей, т.к. эта девочка все равно пропускала школу настолько часто, что такая дружба с педагогом никак не могла повредить ее учебе. Даже наоборот.
  Наталья Алексеевна была учителем литературы. Еще прошлогодняя студентка. Возможно благодаря этому она была не настолько занудной как многие другие педагоги и вела себя достаточно снисходительно по отношению к многим ученикам.
  Катя любила убегать к ней от матери, жалуясь на жизнь и задавая разные каверзные вопросы. Эта женщина всегда могла приятно удивить ее своими ответами и неординарными взглядом на жизнь. И что такая женщина делает в школе?
  - Вам бы в другом месте работать, - курила как-то раз с нею девочка по пути в гости, - мне кажется вы в школе загнетесь быстро.
  - Загнусь может быть, - выпустила кольцо дыма училка, - а может быть загнется сама школа, когда я с цепи сорвусь.
  - И чего вас сюда потянуло?
  - Безнадега. Больше я никуда с моим образованием пока что устроиться не могу. Либо в магазин продавщицей, либо еще куда-нибудь на мелкую подработку. Но нафига я тогда училась пять лет на филфаке?
  - И то правда. А нафига вы туда вообще поступили?
  - Интерес к литературе. Любила книжки читать. Ты кстати прочла те, что я тебе давала недавно?
  - Да, я вам скоро их принесу, - это была чистая правда.
  Наталья Алексеевна привила своей непутевой ученице любовь к книгам. И периодически подкидывала ей интересные тексты из ВУЗовского курса. Признаться, Катя не ожидала, что такое изучали когда-то все приличные школьные учителя.
  Подобная литература просто пестрила грехами людскими, убийствами, соблазнами, наркоманией и какой-то мракобесий. Или возможно это просто была такая подборка самой Скворцовой? Но, во всяком случае, Кате было чертовски интересно читать все эти ужасы, погружаясь в них с головой, находя для себя много ответов на жизненные ситуации. И вся эта литература сильно отличался от тех нудных нравоучений, которые преподавались в школе.
  - Ты думаешь, я специально тебе книги позабористее нахожу? - рассмеялась однажды женщина, - о нет, дорогая. Это лишь малая часть того ужаса, который заставляли читать нас. Но ты скорее всего не поймешь тех историй.
  - Отчего не пойму-то?
  - Там язык тяжелый. На первых же страницах плюнешь.
  - Что значит "тяжелый язык"? Это как у нашей Рубашки что ли?
  - О нет, ваш язык как раз-таки простой, несмотря на жаргон, - да-да, она была в курсе о Катиных "друзьях", - а художественные тексты часто написаны так, что ты и не сразу понимаешь, о чем там идет речь. Вот, например, если я скажу: "и пожар он увидал на ее голове", - что ты подумаешь?
  - Ей кто-то башку подпалил.
  - Вот-вот. А там на самом деле говорится про то, что у девушки очень красивые густые и объемные рыжие волосы. Возможно даже кудрявые. Как тебе такое?
  - Бред какой-то... почему бы тогда так и не сказать?
  - Для красоты, - снисходительно улыбнулась училка.
  Она никогда не обижалась на мнение своих учеников. Понимала, наверное, что им вся эта школа с ее литературой поперек горла стоит. А некоторые вроде бы и тянутся к знаниям, да в силу некоторых обстоятельств понять не могут.
  Как Катя, например. Она была далеко не глупой девочкой, но очень запущенной. Никто ее не воспитывал. Улица ее растила. Школу прогуливала. Как же такой вот брошенной собачонке можно понять сложные синтаксические конструкции в произведениях великих авторов? И нужно ли? Хотя, наверное, нужно, раз вопросы задает и ответы запоминать пытается.
  А у самой девочки в этот момент пакетик с порошком прожигал задний карман штанов. Она не дошла еще до своего тайника, чтобы бросить туда подарок Кристины, зато теперь мучилась мыслью, стоит ли открывать свой секрет Наталье Алексеевне.
  - Послушай, у меня к тебе есть предложение, - вдруг вспомнила о чем-то училка и затоптала свою докуренную сигарету, - ты сейчас сильно занята?
  - Эм... это зависит от предложения.
  - Заскочишь ко мне на секунду? Ну, на часик.
  - На часик можно, - Катя все еще помнила о стрелке Рубашки, назначенной на вечер, - но не дольше. У меня дела.
  - Да, понимаю, - недовольно нахмурившись, кивнула женщина и повела ее к себе.
  Хотя Скворцова и знала о похождениях Кати больше чем ее мать, она все равно не одобряла такого образа жизни. Но не отговаривала девочку от этого. Осознавала, наверное, что только оттолкнет от себя ребенка таким образом. Только на уровне разговоров они могли быть более-менее искренними друг с другом, но влиять никто ни на кого не мог.
  - Как у тебя дела с друзьями и семьей, кстати, - по пути спросила Наталья Алексеевна.
  - Без изменений, - отмахнулась Катя, хотя это была неправда.
  С мамашкой-то и сестрицей все действительно было как всегда, а вот про повышение среди шпаны говорить не стоило. Все равно это ее личное дело.
  Однако немного поразмыслив, девочка оттаяла и вновь стала разговаривать без прежнего апломба.
  - Меня свои ребята недолюбливают в последнее время, - призналась она, - называют иногда чужаком. Вражеским засланцем. Даже не знаю, почему.
  - Может быть, потому что ты умнее их всех?
  - С чего бы? Школу прогуливаю не меньше, - она криво усмехнулась.
  - Да не в школе же дело. Можно быть интеллектуалом и без нее. Нет, без школы в общем-то жить нельзя, но обучиться чему-то - вполне можно. Существует же домашнее обучение. А еще существуют так называемые самоучки. А вот таким как ты достаточно ходить на уроки всего несколько раз в неделю, но схватываете вы всю новую информацию в два раза быстрее обычных ребят. Да и генетика много значит.
  - Моя генетика машет мне ручкой, - сплюнула девочка.
  - Знаешь, не смотря на то, что у тебя большие проблемы с родителями - все равно интеллектуально они неглупые люди. Оба с высшим образованием... возможно тебе передались их удивительные способности к заучиванию и анализу.
  - Анализу? - еще одно новое слово в ее лексиконе.
  - Ну как бы тебе объяснить. Вот ты, например, получишь среди своих ребят приказ убить кого-нибудь, - Катя удивленно нахмурилась на эти слова училки, - как ты поступишь?
  Девочка удивилась еще больше. Она не ожидала такого прямого вопроса от Натальи Алексеевны и немедленно стала готовиться к подвоху. Но женщина была серьезнее обычного и даже перешла на шепот, давая понять, что вопрос был слышен лишь им двоим. Катя думала сперва как всегда соврать ей и избавиться от неловкой ситуации, но отчего-то захотела поиграть.
  - Это зависит от того, кто мне прикажет, - бесстрашно и дерзко заявила она, ожидая в ответ плохую и злую реакцию.
  Но женщина приняла эту информацию как должное, и ни один мускул в ее лице не дрогнул. Она была спокойна и данная фраза ничуть не потревожила ее светлую натуру. Взгляд был испытующим, но не раздражающим. Отчего-то хотелось доверять этой училке...
  - А почему тебе это так важно? - продолжила она свой ненавязчивый допрос, - станешь ли ты убивать, если, например, я об этом попрошу?
  "Ого! Что?!" - пораженно уставилась на нее ученица. Она, в самом деле, сильно удивилась. Но призадумалась, как будто речь шла о чем-то обыденном и сугубо профессиональном. Почему-то девочка была уверенна в том, что Скворцова ее не подставит. Она свой человек. Хотя и училка.
  - Мне нужны на это веские причины, - продолжила свою мысль Катя, - с бухты-барахты никто не убивает.
  - А не струхнула ли ты?
  - Что?! - обиженно воскликнула девочка, - да ни в жизни! Вы плохо меня знаете! Назовите мне человека. Я могу это сделать.
  Она уже не контролировала себя. Эмоции почему-то овладели ее разумом и творили теперь все, что им хотелось. Так и подставить себя недолго.
  Но Наталья Алексеевна не для этого задавала все свои вопросы. Она преследовала какую-то иную цель. И потому мимолетно улыбнулась.
  - А меня ты убьешь по моей же просьбе? - вот это был перебор для мозгов девочки.
  Катя недоверчиво покосилась на нее и, не задумываясь, отрицательно покачала головой. Она никогда не признавалась в этом, но Наталью Алексеевну любила больше, чем родную мать. Пожалуй, это был единственный человек на земле, которому можно было бы довериться. Однако она только на то и годилась, что залечивала душевные раны. Во всем остальном Катя отдавала предпочтение своей безбашенной компашке.
  Женщина мягко погладила себя по плечам. Ее губы все не теряли своей улыбки.
  - Таким вот экстремальным способом я пыталась объяснить тебе, что такое умение "анализировать". Это редкая способность, которой не владеет быдло. Толпе безмозглых исполнителей достаточно лишь указать на цель и они полетят исполнять приказ ради похлопывания по плечу, а иногда и просто ради процесса. У тебя же возникает множество доводов, сомнений, в конце-концов ты принимаешь собственное решение. И оно может разниться с тем, которое от тебя хочет получить человек старше возрастом или выше статусом.
  - Сомнительное какое-то объяснение, - презрительно наморщила нос девчонка, - а что если человек просто боится убить впервые? Я не про себя, конечно. Я-то все могу.
  И почему она этим гордилась? Или хвасталась... ведь ей тоже ни разу еще не приходилось отнимать чью-то жизнь. И училка инстинктивно тоже это чувствовала. И потому не воспринимала всерьез все эти фразы.
  - В любом случае, если человек - личность, то он свободен. От всего: от чужого мнения, от чужой власти, от некоторых страхов. Если ты не чувствуешь в себе эту свободу - значит пока что ты еще пешка. Неужели тебе нравится быть пешкой?
  - А как это связано с анализом? - туго тянулись мысли Кати.
  Женщина тяжело вздохнула и сложила руки перед собой. Затем забавно скривила рот в своей извечной привычке и снова убрала руки за спину.
  - Личность умеет анализировать. А пешка - нет. Личность владеет свободой, а шестерка - всегда несвободна.
  - Значит Рубашка личность? - стало смутно доходить до девочки.
  - Я лично не знакома с нею, к счастью. Но надеюсь на то, что ТЫ - личность. Или хотя бы стремишься к этому. Прошу тебя, только не деградируй. Ты и вправду очень занимательная девочка. Я бы хотела такую дочь как ты в будущем. Только без этих друзей...
  - Да ладно вам! - весело махнула рукой ученица, - вы еще будете рады, что я с ними дружу! Очень скоро мы наберем силу, и у вас будет "крыша" в этом городе под моим руководством. Ну, или под руководством Рубашки. Разве не круто иметь такую охрану?
  - Может быть, может быть... - увиливала женщина от прямого ответа и немного встрепенулась, - мы почти пришли.
  Они вошли в ее двор, и уже отсюда девочка почувствовала какой-то деревенский запах. Но не сразу поняла, откуда он исходил и почти не предала этому значения.
  Но вместо того чтобы войти сразу в дом, Наталья Алексеевна сразу же повела девочку дальше к какому-то сараю. Ей не терпелось что-то продемонстрировать своей маленькой ученице. Даже в горле пересохло.
  - Хочешь стать личностью? - вдруг напрямую предложила она.
  - Эм... если это поможет мне как-нибудь по жизни - то я не против.
  - Тогда тебе нужно развить в себе качество, которое важнее всех предыдущих, мною перечисленных. Главное свойство взрослого человека - это ответственность. То есть готовность отвечать за свои ошибки, бесстрашие идти против толпы ради защиты зависимого от тебя существа, умение просчитывать все наперед, чтобы никто не пострадал. Это все сложно, но я могу тебя этому немного научить. Ну и одновременно прошу об одолжении.
  - Ох, как вас занесло! - невольно соблазнилась всеми этими вдохновенными речами Катя, - какое одолжение?
  - Видишь ли, я люблю лошадей. И у меня есть своя малышка. Я понимаю, что ты, скорее всего, откажешься от моей просьбы, но прошу тебя не спешить с этим. Помоги мне за нею ухаживать.
  - Что?! - опешила девочка и в смятении вновь уставилась на сарай, - лошадь? Целая лошадь? А покажите!
  Ее удивление можно было понять. Для Кати увидеть коня - это все равно, что динозавр начнет ходить по улицам в двадцать первом веке. В этом городе не часто люди держали животных во дворах. А у самой девочки дома даже кошки с собакой не было.
  Понятно, что даже ее черствое сердце растопила умилительная мордашка гнедой кобылки с умными глазами и мягкими губками. Катя была в таком восторге, что весь ее образ крутой уличной девки слетел и рассыпался за долю секунды. Пока она была увлечена игрой с животным, Наталья Алексеевна с любовью наблюдала за этой неожиданной трансформацией.
  "Я, конечно, надеялась на то, что они подружатся, но о таком и мечтать не смела. Неужели ты не безнадежна, Катя?" - думала она и одновременно скрывала свои искренние эмоции. Потому что знала, что девочку это оскорбит и оттолкнет от нее. Однажды они это уже проходили...
  - Слушайте, а лошадь - это прикольно! - хохотала и грубо хлопала кобылу по шее девочка, - они всегда такие приставучие? Да нет у меня ничего, скотина!
  - Не все, но многие, - нежнее погладила свою лошадь женщина, - кони абсолютно такие же как люди. И в поведении и в судьбах. Есть вредные, есть добродушные, есть обозленные на жизнь, но в душе - нежные ласковые дети... все зависит от их хозяев. Кони несвободны в своем выборе. Поэтому я и говорю об ответственности.
  - Да уж... - вдруг взгрустнулось Кате, - я тоже не выбирала своих родителей. А сестра - это вообще как больной аппендикс: и нафиг нужен - не понятно и при этом еще жить мешает. Но в отличие от лошади я хотя бы могу выбирать с кем жить. Поэтому вся моя новая семья - на улице.
  - Думаю, тебе еще предстоит обрести свою истинную семью, - высказала свое мнение училка, - понимаешь, все эти оборванцы, которых ты называешь друзьями... они тебя еще подставят. Я не требую от тебя бросить их, но просто предупреждаю.
  - Ой, не стройте из себя самую умную! - оскорбилась на это девочка, - вы их совершенно не знаете! Нас многое объединяет.
  - Хорошо-хорошо, больше ни слова о них, - смиренно подняла руки женщина, - кофе будешь?
  - Только недолго. Вы же помните, что я спешу?
  
  После Натальи Алексеевной Катя пошла на встречу с Рубашкой пешком. Поскольку денег на транспорт у нее как всегда не хватало, а попросить у училки было неловко. Девочка ей еще предыдущий долг не вернула... хотя женщина о нем вроде бы не вспоминала.
  К сожалению, в этот день темнело слишком быстро. Катя не боялась мрака, но в одного ходить по городу в это время суток даже ей было страхово. Поэтому девочка незаметно спрятала свой перочинный ножик в карман куртки, поближе к рукам.
  - Эй, малышка, - свистнул кто-то из подворотни, - не хочешь с нами прогуляться?
  Катя не обернулась и лишь немного ускорила свой шаг, матерясь себе под нос. Два высоких парня двинулись за нею и долго так шли по, освещенной фонарями улице, бросая какие-то гадости в спину. Девочка судорожно сжала в кармане нож. Ей категорически нельзя было сворачивать сейчас с этой улицы! Но для того чтобы добраться до Рубашки однажды это все-таки нужно было сделать...
  И вот, чувствуя свое бьющееся в груди сердце, она смотрела на этот темный переулок как на предателя. И постепенно неприятная пульсация подступила к самому горлу.
  - Ай, чего это красивая девочка удумала? - стали обступать ее незнакомцы стороной, - совсем не хочет с симпатичными парнями знакомиться?
  - Отвалите от меня, уроды! - зашипела она, готовясь уже бежать, но не предугадала их следующих действий.
  Пока Катя решала, каким образом ей стоит оторваться от этих незнакомцев, парни успели подойти достаточно близко, чтобы одним ловким движением схватить ее в охапку и закрыть ладонью рот. Поздно испугавшись и осознав всю свою глупость, девочка стала отчаянно бить по воздуху ногами и трепыхаться, но все было бесполезно.
  Ее словно пушинку подняли над землей и оттащили куда-то в темноту между домами. Слезы злости выступили на глазах Кати, а от своей беспомощности хотелось матом орать. В суматохе она смогла-таки кого-то укусить, что-то пару раз выкрикнуть, поддать кому-то сапогом по коленке, получить за это кулаком в нос... и никто не шел на помощь! Куда уж низкорослой пятнадцатилетней малолетке справиться с двумя рослыми парнями?
  В этот вечер девочка повзрослела...
  - Эй-эй, ребят, я поняла, вы сильнее! - снова получила она секундную возможность говорить, - послушайте меня, я не буду кричать, честно!
  - Говори-говори, ты нам не мешаешь, - расхохотался один из них, щупая ее в непристойных местах.
  - Тьфу, да остановись ты на секунду! У меня есть наркота. Целая доза. В заднем кармане штанов. Не веришь - пошарься. Ай, с**а, не там! В КАРМАНЕ Я СКАЗАЛА!
  - Не визжи ты! - нахально прижался он к ней и на секунду остановился в своих намерениях, - твою мать. Реально!
  - Че реально? Наркота? - не поверил своим ушам его напарник.
  - Да отвечаю! - поднял на уровень глаз маленький пакетик первый, - но не факт еще, что настоящий.
  - А нафига мне муку таскать-то? - обозлилась девочка, - думаете, я так часто на таких же уродов как вы нарываюсь, чтобы порошком от них откупаться?
  Получила еще один удар ладонью по губам. Но это было даже не обидно, когда на кону стоит не только твоя девичья невинность, но и жизнь. Катя набралась смелости, чтобы вновь вырвать руки из захвата. И фокус с наркотиками прокатил!
  Ей хватило всего одного мгновения, чтобы достать из кармана свой перочинный ножик и от страха всадить его по самую рукоять в ногу одному из обидчиков. А дальше все было как во сне: уши немедленно заткнуло какой-то ватой, через которую не проходили даже болезненные крики, тело двигалось как будто само по себе и решения приходили откуда-то издалека, но точно не из собственной головы.
  Обездвижив одного из мальчишек, Катя недолго думая набросилась на второго, зная, что он ее теперь живым точно не отпустит. И молниеносно она полоснула его куда-то наугад. Пока он с матом пытался руками перекрыть полившуюся наружу кровь, девочка со всех ног выскочила из этого проклятого переулка, застегивая на ходу ремень джинсов и куртку. Какое счастье, что больше ничего они не успели!
  Но бежала Катя не домой. Несмотря на пережитый шок, она помнила о слове, данном Рубашке. И пришла на "стрелку" как и обещала, хотя и с опозданием, за что получила выговор от атаманши. Приняв его с чувством собственного достоинства, девочка успела подраться и тут. Но в этот раз без оружия. Обычная рукопашка.
  И только глубокой ночью, когда она вернулась домой и залезла в комнату через окно, до успокоившегося сознания Кати стало доходить, что еще ни разу до этого дня ей не приходилось убивать человека. Столько разговоров с училкой - и все в руку! Хотя она не знала наверняка, умерли ли те парни, но зато в себе девочка почувствовала эту силу... она вдруг осознала, что теперь может ударить ножом без страха.
  
  Девочка стала регулярно посещать лошадь Натальи Алексеевны. Кобылку звали просто и гламурно Звездочкой. Кате это имя не нравилось и потому сама она ее назвала Мымрой. Почему-то ей казалось, что такое имя больше подходит сему милому созданию. Что поделать...
  Что ее заставило ходить на эти занятия? Черт его знает. Но саму Катю стало удивлять, что ее невольно потянуло к верховой езде. Была тут какая-то своеобразная самореализация и отдушина от всех проблем. Лошадь-то тебя никогда и ни в чем не обвинит. Более того - она от тебя зависит. Это вызывало и удовольствие, и огорчение одновременно.
  Постепенно девочке стало не интересно ездить на столь покладистой кляче. Хотелось чего-нибудь повеселее. Тогда училка устроил ей уроки по конкуру. Это подогрело интерес непутевой школьницы к занятиям, но все равно она была целиком погружена в другую жизнь.
  - Ты бы стала отличной спортсменкой, - вдруг похвалила ее однажды Наталья Алексеевна, - у тебя отличные задатки. И я не льщу, а говорю правду.
  - Это круто, - откликнулась Катя, - но вы все равно ездите лучше.
  - Ой, нет, не лучше. У меня нет времени на саморазвитие. Я теперь только в седле держаться и умею. Больше ничего. А ты... твое бесстрашие дает большие результаты. Ты по жизни рискованная, не боишься трудностей, даже смеешься над ними. Всегда бросаешь вызов себе и судьбе. И это в данном случае - большой плюс. Ты не задумывалась о своей будущей профессии?
  - Не уверена, что смогу стать спортсменом, - скривилась нехотя девочка, - тем более конным. И вообще я не думала о будущем. Оно может просто не настать.
  Это едва не случившееся изнасилование навело ее на такие мысли. Катя не сильно переживала, прокручивая в голове те неприятные моменты, но что-то продолжало ее терзать. Что-то неприятное прорывалось изнутри и все не могло оформиться в полноценную мысль.
  "Сегодня у Рубашки какие-то великие планы", - медленно думала девочка, - "Что-то она много темнила, когда рассказывала о них. Еще и меня позвала... неужели что-то совсем криминальное задумала?".
  - О чем ты так задумалась? - поинтересовалась женщина.
  - Знаете ли вы откуда у Рубашки такая кличка? - зачем-то решила рассказать обо всем Катя, - ходят слухи, будто свою первую жертву она задушила собственной рубашкой. Кто-то говорит, что это все неправда, но мне кажется, что она не врет.
  - И ты этим гордишься также как она? - без доли смущения в голосе спросила Наталья Алексеевна.
  - Я горжусь ею как нашей главарьшей, - выпятила грудь Катя, - но больше всего мне хочется добиться чего-то самой.
  - Уж не убийством ли?
  - Нет, этого не достаточно. Тем более я недавно пырнула двоих... - а вот эта новость не прошла мимо эмоций училки.
  Она напряглась, но постаралась сделать вид, что не удивилась. Но у нее плохо это получалось. Зато Катя подпитывалась от такой реакции и получала какое-то внутренне удовольствие. Хорошо быть особенной.
  - А что? Они хотели меня отыметь!
  - Какой ужас, - прошептала женщина, отставляя кружку в сторону, - что же ты делала вечером на улице?
  - Гуляла, - соврала Катя.
  И солгала она обо всем: скрыла о том, что возвращалась тогда от училки же (чтобы не расстроить ее), умолчала о том, что шла на стрелку (она и так об это догадывалась), не сказала, что давно хотела попробовать себя в этом деле (потому что если она узнает об этом - то возможно испугается и прекратит общение). Девочка неожиданно остро почувствовала, как ей нужен был такой человек как Наталья Алексеевна!
  Катю прорвало, и она стала рассказывать о своих эмоциях, нахлынувших в темной подворотне. И впервые теперь девочка поняла, как все это было страшно и во что она едва не вляпалась. Она даже чуть не расплакалась, хотя немедленно устыдилась этого и под каким-то предлогом ушла в ванную чтобы умыть лицо.
  "Что это со мной?" - пораженно посмотрела она на себя в зеркало, - "Неужели я слабачка? Ну, уж нет. Сегодня ночью моя рука не дрогнет ни на секунду, если это потребуется!".
  - Ох, Катя... - со вздохом протерла глаза женщина, - умоляю тебя, только не угоди в тюрьму. Я так боюсь за тебя.
  - Я еще не совершеннолетняя, - улыбнулась девочка, вернувшись на кухню, - только если в какое-нибудь место для детей упекут. Но это не так страшно. Я морально готова.
  - А вот я не готова, - ее голос стал строже обычного и непривычно напряженным, - если твоя мать не думает о тебе и не заботится, то у меня душа болит каждый раз, когда ты по вечерам уходишь к своим друзьям. Боюсь я и все тут. Не упрекай меня за это.
  - Так удочерите меня, - лихо предложила Катя и только после этого осознала, что говорила искренне.
  Но она не подала виду. Однако сердце ее неожиданно закричало "да, сделайте же это!". Боже, что с нею делала эта женщина? Она все нутро наружу выворачивала. И как ей это удавалось?
  - Я не могу этого сделать, к сожалению, - грустно опустились руки училки на стол, - и тебя уберечь тоже не могу. Ты вольна как птица. И не послушаешься меня, даже если я буду о чем-то сильно просить. В этом вся ты. Умная, сильная, но своенравная и непокорная. Какое великое будущее ждало бы тебя, будь ты немножечко... другой.
  - Не шпаной, вы хотели сказать? - без обиды уточнила ученица.
  - Нет, не так. Они все - шпана. Но ты среди них как будто лишняя. И сама этого не замечаешь. Я желаю тебе пережить этот период без тяжелых последствий и найти свое место в жизни.
  - Вы так говорите, как будто ждете чего-то плохого.
  - У меня действительно плохое предчувствие. Катя, останься сегодня дома. Произойдет что-то ужасное...
  
  Но девочка ее не послушала. Однако шла к Рубашке она с каким-то внутренним беспокойством. Выяснилось, что сегодня им предстояло устроить ограбление с нападением.
  Катя не сильно поняла, зачем именно с нападением, но не отказалась. Она решила, что справиться с этим и заполучит уважение атаманши. Ох, как она этого хотела!
  - Темнеет, - посмотрела девочка на звезды, - вернее, давно уже стемнело, а мы все здесь торчим. Что мы забыли на этой улице?
  - Жертву, - перебросила свой ножик из ладони в ладонь Рубашка, - только не говори, что ты струхнула.
  - Не струхнула я, - рыкнула Катя и тут же сбавила обороты, - просто улица не самая людная. Здесь за весь год может никто не пройти.
  - Кто-нибудь да пройдет, - фыркнула атаманша, - нам не нужна толпа. Тем более пост ГАИ неподалеку. Если сработаешь грязно - сорвешь всю операцию. Постарайся сделать так, чтобы человек не кричал.
  - Я? - насторожилась девочка, - все-таки всю чернуху мне решили дать?
  - А как же? Ты же хочешь стать моей правой рукой вместо Чукчи?
  - О да!
  - Тогда дерзай.
  Катя смерила ее испытующим взглядом. Знала, что все это подстроено лишь ради того чтобы выгородить главаря. Рубашка никогда не замарает руки, пока у нее есть пешки. Но это хороший шанс вырасти в ее глазах. А значит, Катя должна рискнуть.
  Руки предательски затряслись, но девочка уняла их волнение болью... стояла и царапала кожу своим ножиком. И к собственному удивлению почти не ощущала боли. Главное теперь не налажать.
  И вдруг они все обнаружили какую-то женщину, свернувшую во двор с главной улицы. Тут было удобное сокращение до следующего квартала. Сердце Кати гулко стукнуло: "Она". Девочка взяла в руки какой-то кусок доски и затаилась. А в мыслях прокручивала каждый свой шаг...
  В ее голове наступило мгновение абсолютной пустоты и Катя незаметно вышла за спиной незнакомки чтобы со всего размаха огреть ее по затылку. Женщина коротко вскрикнула, схватилась рукой за кровоточащую голову и медленно так сползла на землю, задержавшись на коленях как будто в мольбе.
  Катю всю колотило изнутри и потому она поспешила выхватить сумку несчастной дамы и проверить ее карманы. Но Рубашка осталась жутко недовольна. Она шипела и плевалась, зажевывая маты что-то говорила Крысе. Но та услышала ее не сразу.
  - Мало того, что шум намутила, так еще и увидела нас, когда боком падала. Теперь ее надо прикончить! - орала она злым шепотом.
  Катя оглянулась на жертву: она сжалась в жалобный комочек, тихо постанывая, содрогаясь от слез и боли, пряча голову руками. Она выглядела очень жалостливо. Но внутри у девочки ничего не дрогнуло.
  Она стиснула зубы и достала из кармана перочинный нож. Казалось, время застыло, хотя все происходило очень быстро. Катя медлила... все-таки нелегко было решиться на это. "Если меня поймают потом - то тюрьма! Исправительная колония не лучше... но ведь в этом весь смысл. Не так ли?" - и она стала медленно заносить оружие над головой женщины.
  Но вдруг внутри нее все сжалось невидимой рукой. Катя потеряла дар речи, когда в отблеске собственного ножа увидела отражение знакомых и любимых черт лица. Она с ужасом признала в жертве Скворцову!
  "Наталья Алексеевна...", - скрипнула от боли зубами девочка и даже слезы выступили на ее глазах, - "м-мама... ну зачем вы пошли так поздно вечером по этой улице? За что? Как же я не признала твоей походки?". На женщине была новая куртка, похоже, купленная только лишь сегодня. Катя ни разу до этого не видела ее, поэтому и не узнала.
  - Ну же! Чего ты медлишь? Скоро копы припрутся, - злилась Рубашка.
  - Я не могу, - опустила руки Катя, не зная, что ей теперь делать.
  - Твою ****, я так и знала, что струхнешь ****! Килька, сделай это за нее!
  - Нет! - вдруг направила оружие против них Крыса, понимая, чем это чревато, - вы ее не тронете.
  Наступила какая-то возня и нервный шепот. Все смотрели на девочку как на сумасшедшую. Их все-таки тут шестеро, а она одна. И поперла против толпы?!
  - Ты понимаешь че делаешь? - угрожающим тоном прохрипела Рубашка, - ты сейчас поступаешь как предательница. А такие вещи не прощаются.
  Катя ничего не отвечала. Только продолжала переводить оружие с одной девки на другую, не позволяя им приблизиться к себе и Скворцовой. У нее в мыслях сейчас была только одна отрешенность. Она даже не была уверена, что выйдет отсюда живой.
  - Я слышу копов! - вдруг выпалила разведчица и все заметно занервничали.
  - Плевать на телку. Хватайте Крысу! - вдруг приказала Рубашка, - притащите ее мне живой! Я укокошу *** собственными руками.
  Делать было нечего. Шансов спастись, оставшись здесь, не оставалось. Проклиная себя и свою беспомощность перед толпой, Катя рванула прочь, полностью полагаясь на свои длинные натренированные бегом ноги. Она была одной из самых быстрых в их шайке.
  Да только поможет ли эта способность против хозяев города? Они знали тут каждый закоулок и поворот. Знали, где можно сократить, чтобы настичь ее быстрее. Но задача осложнялась лишь тем, что Катя тоже все это знала...
  Кем себя чувствовала девочка в этот момент? Затравленным волком, быть может. Или обычной беспородной собакой, убегающей от живодеров. Она перепрыгивала через заборы, разрывала на клочки одежду, прокалывала руки и ноги, стараясь не обращать внимания на боль. Ведь это ничто перед жестокостью Рубашки. Катя до сих пор не могла поверить, что пошла против нее. Как все можно перевернуть с ног на голову в один миг, оказывается!
  И только в одном девочка была уверенна полностью: она предательница. Но не перед шайкой, а перед училкой.
  И почувствовав усталость от бесконечного побега, беглянка шмыгнула за мусорные контейнеры и стала там задыхаться от нехватки воздуха. Она так носилась, что легкие теперь не успевали раскрыться под каждый вздох и отдавали в ответ мучительной колющей болью. Катя хрипела от этого, морщилась и сдавливала руками грудь, но ничего не помогало. А тут еще и шаги поблизости...
  Девочка затравленно уставилась в сторону этого звука и еще глубже забилась в угол между контейнером и стеной. Она прокляла себя трижды, когда поняла, что было бы лучше спрятаться внутри бака. Теперь-то ее точно найдут. Катя схватила нож и крепко до побеления костяшек сжала его в руке. Она была загнана в тупик и готовилась защищаться любыми способами. Но у девчонок тоже было оружие. Ей не справиться...
  От множества шагов отделился кто-то один и завернул именно в этот закоулок. Сердце Кати билось слишком громко и она плотно-плотно закрыла ладонью свой рот, чтобы не издавать никаких звуков.
  И вдруг человек остановился всего в паре метров от нее. Затем поднял крышку контейнера и убедился, что внутри никого не было. И потом развернулся и легким бегом кинулся за остальными.
  Катя наконец-то смогла выдохнуть. Она даже дыхание задержала от страха и теперь повалилась всем телом прямо на заплеванную и вонючую из-за отходов землю и все не могла успокоиться, судорожно истерично вздрагивая и рыдая в руки.
  Как хорошо, что она не полезла в этот чертов мусорный бак! Это ангел хранитель ее отвел от такой беды. Но где он был, когда она напала на любимого человека?
  Девочка понимала, что обычными улицами ей не удастся добраться до дома. Она оторвалась от преследования, но теперь ее всегда будут искать по всему городу, чтобы доставить атаманше. Но необходимо вернуться домой. Любой ценой.
  Катя набралась смелости и почувствовала, как в ней от отчаяния открылось второе дыхание. Она спрятала нож обратно в карман и окольными путями стала добираться до дома.
  Несколько раз ей приходилось прятаться в темноте или ждать чего-то. Но в результате Катя смогла вернуться домой, залезая в свою комнату через окно. Однако в небе уже брезжил ранний рассвет. Ей удалось прийти сюда лишь под утро...
  И первым делом вся грязная, рваная и провонявшая городом девочка упала без сознания на кровать. Она не знала, сколько провалялась в таком состояние, но проснувшись, уже знала, что нужно сделать. А именно - обзвонить все городские больницы в поисках знакомой фамилии. За это время, пока Катя убегала от преследователей, могло произойти что угодно. Вдруг Скворцовой повезло и ее, в самом деле, нашли копы?
  Девочка обзванивала один за другим госпитали и молилась лишь о том, чтобы не пришлось звонить в морги. Но удача второй раз улыбнулась им обеим...
  - Скворцова Наталья Алексеевна? Поступила к нам этой ночью одна девушка с черепно-мозговой травмой, но ее фамилии мы не знаем. При ней не было никаких документов. А вы родственница?
  - Д-да, дочь, - ляпнула первое, что пришло на ум, Катя, - но у нас сложная семейная ситуация... родители Натальи не любили меня из-за отца, поэтому могут не признавать мое существование...
  - Девушка, не нужны нам все эти подробности. Вы короче просто подскажите, как связаться с ее родителями или мужем и приходите сами через неделю. Тут не обойдется без операции.
  - А это опасно?
  - Любая операция опасна, - эта фраза еще долго эхом отдавалась в ушах Кати до конца дня.
  На этой неделе она не выходила вообще из дома, затаившись в своей комнате, игнорируя истерики матери. Девочка знала, что ее стерегли где-то поблизости. Всем было известно, где она живет. Родственникам ничего не угрожало - шайка помнила об их разногласиях и решила, похоже, что Катя даже защищать их не станет.
  "Как хорошо, что в ваших глазах я настолько бездушна", - через щелку в шторе выглядывала наружу девочка, - "но скоро нужно будет идти к Наталье Алексеевне. Меня выловят даже днем. Нужно что-то придумать. Как-то замаскироваться. Но это нелепо. За мною начнут слежку уже от порога дома. Нужно придумать что-то другое". И идея пришла сама собой.
  Катя заказала себе новые вещи через интернет на сворованные у матери из копилки деньги. Затем купила таким же образом что-то необычное для себя из макияжа и мусс для волос.
  Ее задумкой было не скрыть свою внешность, а наоборот выставить ее напоказ, как это делают некоторые животные и насекомые. Божья Коровка тоже имеет красный цвет не потому что представляет кому-то какую-то угрозу. Нужно заставить хищника поверить в то, что ты опаснее его. И тогда он, возможно, тебя не тронет.
  - Интересно, а вы сильно боитесь местных панков? - всмотрелась через зеркало в свой новый образ Катя, дожидаясь, когда застынут торчащие во все стороны волосы, - надеюсь, что достаточно сильно, чтобы я могла хотя бы до больницы добраться. А там пусть хоть весь мир рушится.
  Когда девочка вышла из дома, непривычный яркий свет больно ударил ее по глазам. Она надела черные очки и с ухмылкой представила себе свою внешность со стороны: высокая худая панкуша в кожаных одеждах, да еще с черными очками. "Черт побери, да я крута!", - улыбнулась девочка сама себе и с уверенностью пошла по нужной улице, - "В одном только сильно просчиталась. Скворцовой ведь нет и тридцати лет. Когда бы она успела родить и вырастить пятнадцатилетнего ребенка? Тем более что выгляжу я на все двадцать".
  Но делать было нечего. Из-за напряженного ожидания нападения Катя не могла занять свои мозги подобными рассуждениями. Тем более что на середине пути она все-таки увидела одного из своих преследователей...
  Маленькая хиленькая юркая девочка встретилась с нею глазами и поняла, что ее засекли. Они некоторое время так стояли и смотрели друг на друга, пытаясь предугадать следующий шаг, и мелочь все-таки попыталась убежать.
  Но трудно найти кого-то быстрее Кати. Она молниеносно настигла девчонку, оттащив ее незаметно в сторону, и приставила нож к горлу. Ее решимость пугала, и беглянка немедленно показала зубы, как зажатая в угол крыса. Но панкуше было плевать. Она лишь получила наслаждение от этих глаз, полных страха.
  - Молчи и я не прирежу тебя, - рыкнула Катя, - ты ведь от Рубашки, да?
  Мелкая молчала и только часто-часто дышала после бега. Панкуша приподняла ее за воротник для пущего эффекта.
  - Не хочешь говорить, значит? Видимо, я права. В таком случае передай ей от меня привет. И еще одно: пускай даже не пытается нападать исподтишка. У меня теперь новая семья. И мы скоро перережем всем вам глотки, - она грубо отшвырнула ребенка от себя, оставив ей тонкую царапину на шее после ножа, - вали отсюда, новая Крыса.
  Девочка быстро-быстро завозилась на полу, после чего ловко подскочила на ноги и смылась за долю секунды. Катя вышла следом за нею почти тут же, но никого вокруг уже не видела. Теперь можно было с легкой душой идти в больницу.
  Сидя в коридоре, она все еще мучилась от мысли, что назвалась дочерью училки. Но деваться было некуда, ничего умнее не пришло на ум. Да еще и внешность у нее сейчас такая... примет ли ее Наталья Алексеевна в этом новом защитном образе? "Надеюсь, что примет. А там уж я ей все объясню", - решила девочка и отвернулась от множества осуждающих и любопытных глаз, - "но видела ли она тогда, кто на нее напал? Почему-то Рубашка была уверена, что да. Иначе она не заставила бы ее убивать".
  - Екатерина Викторовна Скворцова здесь? - послышался голос врача.
  Сначала панкуша даже не въехала, что обращались к ней. Но позже до девочки дошло, что ее назвали по фамилии училки, согласно легенде. И потому Катя запоздало подскочила и откликнулась.
  Наталья Алексеевна лежала в белой кровати в одиночной палате. Увидев незнакомку в дверях больницы, она сперва растерялась, но потом какое-то внутренне чутье подсказало ей, кто это.
  - Боже, Катя, - тихим от слабости голосом прошептала она, - что это с тобой?
  - Новый имидж, - невесело ответила та, - но это не ради удовольствия. Я пытаюсь скрыться от своих бывших друзей. Я решила изменить свою жизнь.
  - Это мой случай так на тебя подействовал? - с легкой иронией спросила женщина и выдавила из себя болезненную улыбку, - ладно-ладно, не отвечай. Я помню, что ты не любишь прямых вопросов. Я просто немного не в себе.
  "Она не знает", - вдруг мучительно иглой впилась в девочку мысль, - "Либо хорошо скрывает свою злость и страх. Не может быть. В ее состояние невозможно спрятать эмоций. Она просто не догадывается, что это я довела ее до такого".
  - Я... я принесла вам книги, - сильно запинаясь от накативших мук совести пробормотала Катя и положила тяжелый пакет на тумбочку, - я давно все не могла их вам вернуть. Но просто мне понравились там кое-какие истории. Очень любопытные. И Достоевский этот... очень интересный писатель. Прям жизненно так пишет...
  - О да. Хотя он - школьная программа, - хрипло закашлялась женщина вместо того чтобы ласково рассмеяться, - Достоевский, значит, тебе понравился? Я рада. Это хорошо.
  "Так все-таки догадалась?" - была сбита с толку Катя, и это только больнее кольнуло ее, - "Что мне делать? Надо признаться! Но как? С чего начать? Она пошлет меня. Но и пускай. Я этого заслужила. Но я не хочу ее терять...". У девочки даже голова начала раскалываться, и она сдавила ее двумя руками, как под пытками испытывая почти физическую боль.
  - Что с тобой? - испугалась Скворцова, - тебя прямо всю ломает. Ты в порядке? Рубашка точно ничего не сделала с тобой?
  - Да хватит уже! - вдруг выпалила Катя, не контролируя себя, - хватит изображать из себя святошу! Перестаньте обо мне так заботиться! От этого только больнее.
  - Где больнее? - как будто не услышала ее слов училка, продолжая смотреть мягко и с любовью.
  - Здесь болит... и здесь... и всю меня на куски разносит, - указала на грудь и голову панкуша и вдруг неожиданно расплакалась.
  Она пускала слезы уже третий раз за пару дней. Для Кати это был признак слабости, но рядом с Натальей Алексеевной невозможно было сдержатся. Она как мученица принимала на себя все ее грехи и даже не упрекала за это. И было так страшно осознавать свою виновность...
  - Вы знаете, кто на вас напал той ночью? - решилась Катя признаться во всем, когда увидела, что врачей в палате нет.
  - Нет, - отрицательно покачала головой женщина, но в ее глазах вдруг начал расти испуг.
  "Она догадывается", - поняла по этому взгляду девочка и все тянула. Ее губы как будто одеревенели. Скворцова тоже не могла вымолвить ни слова, и только руку приложила ко лбу словно ей опять стало плохо.
  - Да. Я... мы... но ударила я... - захлебываясь от эмоций, выдавила из себя Катя, закрывая глаза как перед казнью, - я вас не узнала... а потом не смогла защитить. Как хорошо, что... что они...
  - Не продолжай, пожалуйста, - в ее глазах тоже заблестели слезы, - боже мой... я надеялась, что ошиблась. Как я могла быть такой наивной? Я ведь слышала твой голос, но решила, что мне показалось из-за боли.
  - Нет... не показалось, - девочке хотелось выть волком в этот момент и подставить спину под чей-нибудь нож, но только бы не находиться в этом месте рядом с этой женщиной, будучи предателем.
  Она ожидала, что Наталья Алексеевна не выдержит и прогонит ее навсегда. Но та все не открывала глаза, пытаясь удержать эмоции в узде. То же самое старалась сделать и Катя, но совесть выворачивала ее наизнанку, и быть хладнокровной становилось все труднее.
  - Извините... я больше не побеспокою вас... - она встала, чтобы не заставлять женщину говорить это самой, - не говорите ничего.
  - Стой-стой, не уходи, - вдруг еще больше испугалась чего-то Скворцова и схватила ее за руку, сдавив с такой силой, как будто боялась потерять, - я же знаю, что ты не вернешься больше. Останься со мной еще немного. Прошу тебя...
  - Ладно... - недоверчиво села обратно Катя, сильно удивившись, - как вы поняли, что я больше не вернусь? К тому же... я думала, что именно вы меня и прогоните.
  - Боже, о чем ты, Катя? Мне... тяжело было переварить эту информацию, но я не прогоню тебя. Ни за что, слышишь? Пускай твоя совесть будет спокойна. Думаю, ты и так получила сполна за свои деяния.
  - Ничего я не получила... - угрюмо ответила та.
  - Я не буквально. Самоказнь еще страшнее, чем чужие обвинения. Я вижу, что тебя совесть тоже стороной не обошла. Останься еще немного. Я хочу тебе сказать кое-что... возможно тебя это спасет.
  - Ничего меня уже не спасет. Я гнилая насквозь как яблоко, - когда девочке было плохо, она всегда становилась резкой, - но... могу я попросить у вас кое-что? Понимаю, это хамство с моей стороны и...
  - Говори уже по делу.
  - Сможете ли вы простить меня, если я буду работать вашу лошадь, пока вы болеете? Могу я хотя бы этим искупить свою вину?
  - К сожалению... не выйдет, - лицо женщины стало вдруг таким грустным, что Катю еще сильнее стиснуло что-то внутри, - мне пришлось продать ее чтобы оплатить лечение.
  И она закрыла лицо руками, в голос зарыдав в подушку. Теперь Наталья Алексеевна была больше похожа на маленького ранимого ребенка, а не на серьезную училку. Она была такой жалостливой и несчастной, что Катя больше не могла этого вынести.
  Чтобы не мучить себя и ее, девочка решила опять уйти. Но сквозь всхлипы услышала мольбу: "вернись хотя бы завтра, пожалуйста. Я очень тебя прошу!". И Катя поняла, что так нужно. И пообещала выполнить ее желание, хотя уже боялась опять приходить в это место, где кругом была виновата только она одна.
  
  Дома девочку "обрадовала" мама, объявив, что собирается подать ее документы на юридический и никуда больше. Кате и так было не до нее и ее мнения, а тут еще и такой факультет, куда панкуше уж точно не хотелось. Чтобы не отгавкать родственников и не убить свое настроение в конец, Катя заперлась в своей комнате и не выходила оттуда до самого утра, хотя и не смогла уснуть.
  Как паршиво было осознавать, что недавно ей исполнилось шестнадцать. Скоро действительно начнется возня с поступлением, а тут такое... не факт еще, что доживет до следующего года. Хотя смерть ее не пугала. Уж лучше так, чем постоянно мучить себя воспоминаниями о недавнем грехе.
  Но рассуждать уже некогда. Катя решилась-таки сходить еще раз в больницу к Скворцовой прежде чем исчезнуть из ее жизни навсегда. "Ответственность?" - с горечью вспоминала девочка слова училки, стоящей возле своей любимой кобылы, - "Знаю ли я что это такое? Теперь узнала. Спасибо жестокой судьбе. Это урок мне на всю жизнь".
  Оказавшись в палате наедине с Натальей Алексеевной, панкуша не говорила ничего поначалу, сдавливая до боли свои колени. Она смотрела в пол и ждала, когда женщина доест завтрак по расписанию.
  А затем сказала про решение матери о юридическом факультет просто ради того чтобы хоть как-то начать разговор. Она поделилась со Скворцовой своим негодованием, но получила в ответ неожиданное сопротивление, какого не встречала от женщины давно.
  - Это то, что тебе нужно, Катя, - стала уверять ее она, - я настоятельно рекомендую... даже не так. Я требую, чтобы ты поступила на ЮрФак, когда придет нужный возраст. Знание законов и прав - это сила. В современной жизни без них ты ничего не можешь.
  - Да-да, - вяло соглашалась девочка, думая о том, что это все будет, к счастью, не скоро.
  - Но сейчас я хочу предложить тебе кое-что другое, - лицо Скворцовой приняло прежний серьезный вид с налетом грусти, - тебе нужно уехать из города. Бежать отсюда, пока тебя не настигла твоя шайка или полиция. Понимаешь, о чем я?
  - Да, я об этом тоже думала, - склонила голову набок она, - я так и сделаю.
  - Стой-стой, я придумала, как это все обыграть таким образом, чтобы на тебя не пало никаких подозрений, когда начнут всерьез искать напавших на меня ребят...
  - Выгораживать меня собрались? - с негодованием воскликнула Катя, - Наталья Алексеевна, не смейте! Вас же тоже загребут за это.
  - Не загребут. Если мы сделаем все правильно.
  - Зачем вы так с собой?
  - А ты не смотри на меня как на слабую несчастную овечку, - в ее голосе появились прежние азартные твердые нотки, которые всегда так любила ученица, - я хоть и с пробитой головой, да с трезвыми мыслями. И я старше тебя, опыта у меня больше - справлюсь как-нибудь.
  - Ладно, говорите, какой у вас там план, - уже спокойнее и даже с легким интересом поторопила ее девочка.
  - Поступи сейчас в конное училище на тренера или берейтора - не важно. Главное чтобы у тебя была официальная уважительная причина исчезновения из города. Понимаешь, к чему я клоню?
  - Но как? Я в школе почти все предметы прогуляла. Меня с таким образование никуда не возьмут.
  - Это спорт, Катя! Не тупи. Я тебя всему уже обучила в этом плане. Экзамены ты сдашь "на ура". Только биологию с химией подтяни по учебникам. Но это может и не понадобится. Я не знаю, какие сейчас изменения во вступительных процедурах в том училище...
  "А это хорошая идея!", - вдруг неожиданно почувствовала соблазн девочка и серьезно призадумалась. Мысль действительно была чертовски соблазнительной для нее со всех сторон. Одни плюсы. Только вот прощание с любимой учительницей все портило...
  - Не бойся за меня, - как будто прочла ее мысли женщина и ласково тронула за руку, - мы будем переписываться и созваниваться, если хочешь. Но даже если ты однажды перестанешь мне писать - это тоже будет хорошо. Я буду знать, что у тебя появилась новая семья, друзья и жизнь. А если у тебя все будет замечательно - то я буду самой счастливой на свете. Честное слово. Только дай мне слово.
  - Все что угодно, - растрогалась девочка.
  - Когда настанет время - поступи на юридический. Хотя бы на заочный. Уверяю, тебе это еще не раз в жизни пригодится.
  Катя недовольно фыркнула, как молодая лошадь, но все-таки согласилась. Что-что, а обещания она старалась не нарушать.
  Расставание было достаточно горячим и эмоциональным, но уже без слез. Скворцова взяла себя в руки, потому что знала, как сильно девочку раздражают сентиментальности, а Катя просто поклялась сама себе больше не реветь по каждому поводу. "Наплакалась уже за эту неделю. Соберись тряпка", - решительно хлопнула кулаком по собственной ладони девочка, выходя из этой палаты в последний раз.
  
  ВОЛК В ОВЕЧЬЕЙ ШКУРЕ
  "Или приветствуйте Киру"
  
  В общаге конного училища был первый день распределения первокурсников по комнатам. Катя уже с первого взгляда поняла, что здесь все живут по принципу "человек человеку волк" и с легкостью приняла эти правила. Мимолетно оценив опытным взглядом своих соседок по комнате, она отвернулась к стенке и попыталась заснуть.
  Блондинке досталось место возле окна, но она ни на что не жаловалась. И только не прекращала с бесстыжим любопытством наблюдать за другими обеими девчонками. Пару раз даже пыталась завести с ними разговор, но он что-то не клеился. Все как будто чурались друг друга.
  Шатенка с короткой строгой стрижкой и исключительно правильными жестами и грамотными фразами настораживала и раздражала всех больше всего. Она не шла первая на контакт и с первый же минут углубилась в обустройство своего уголка, не обращая внимания на соседей.
  Такой была примерно их первая неделя проживания в одной комнате. Никто ни с кем не пытался общаться. За исключением коротких дежурных фраз, необходимых для получения какого-то предмета или доступа к окну.
  Только вот однажды девушка по имени Кира неожиданно удивила соседок, угостив их по баночке пива. При этом себе она купила сок и, не смотря на насмешки гордо выпила всю коробку до дна.
  - И откуда ты достала все это? Своровала что ли? - недоверчиво смерила ее презрительным взглядом Катя, - хотя это навряд ли. Такой как ты ни за что подобное не провернуть.
  - Да? - проигнорировала ее подкол правильная дамочка и с удовольствием вытерла губы салфеткой, - воровство бывает разным. Можно ограбить в наглую, а можно сделать это как политики и банки. Незаметно.
  - Не мути, слышь? - отчего-то насторожилась панкуша, - умничает тут еще.
  - Спасибо за пиво, - пропустила их мелкий конфликт мимо ушей Оля и со всего маха хлопнула ладонью по пустой банке, сплющив ее с оглушительным хрустом, - когда будет добавка?
  "Тьфу, продажная девка", - недовольно измерила ее изничтожающим взглядом Катя, - "За мелкую подачку уже в друзья готова набивать и в губы целовать. Куда я попала?". Кира с готовностью улыбнулась, ведя себя как блаженная.
  - Со следующей стипендии, я полагаю, - ответила она.
  - Какой еще такой стипендии? - вдруг удивилась панкуша, - ты еще и отличница что ли?
  - Батан! - неуместно радостно воскликнула Оля, - а меня побрили вот с этим. Да и нашу общую подругу, кажется, тоже.
  - Ты меня к себе в друзья не записывай, - фыркнула и процедила сквозь зубы Катя, даже не глядя в ее сторону.
  - Значит, мне придется вас некоторое время содержать, - вдруг отчего-то хихикнула Кира и тут же уклончиво сказала в сторону, - шучу, конечно. Не нервничайте так.
  Панкуша поняла, что больше ей с ними говорить не о чем и потому она молча встала и направилась к своей кровати, допивая пиво уже там. Оля еще о чем-то трещала с Кирой... вернее болтала она сама по себе, но соседка была вынуждена все это время ее слушать. Однако Кира делала это с такой вежливой внимательностью, с какой журналисты берут у человека интервью. То есть сразу видно, что ей абсолютно не интересен твой ответ, но никто не запретит тебе высказаться.
  Так прошло их самое первое знакомство. Но каково было удивление девчонок, когда через месяц в день прихода следующей стипендии Кира снова угостила всех пивом! И себе, конечно же, купила Колу. Соседки удивленно переглянулись.
  - Ты чего-то добиваешься что ли? - недоверчиво сощурилась Катя.
  - Нет, я просто радуюсь приходу стипендии, - пожала плечами Кира, сидя на своей кровати уже свободнее, чем раньше, но все равно как-то правильно и симметрично.
  - Тебе больше некуда ее пустить?
  - Давай я помогу тебе! - снова оживилась Оля, - я умею спускать любые деньги за пару минут.
  - Спасибо, я думаю, что сама справлюсь с этим, - ласково отказала им девушка и сдержанно так улыбнулась, - но вам же ведь нравится это пиво? А то я в нем не разбираюсь. Пришлось целый соцопрос устраивать у одногрупниц прежде чем пойти в магазин.
  - Отличное пиво, ты че! - почему-то блондинка всегда орала, на какой бы вопрос она ни отвечала.
  - Все равно я не доверяю тебе, - в лоб выдала панкуша, - за так никто никому ничего не дает.
  - Это правда, - с легкостью согласилась вдруг Кира, - но не переживайте, эта лафа у вас не надолго. Я решила только первый семестр тратиться подобным образом. Затем вам придется сдавать экзамены на пятерки самим.
  - Сурово, - присвистнула вдруг Оля такому откровенному ответу.
  Катя теперь тоже посмотрела на нее с удивленным нарастающим уважением. Затем коротко и громко усмехнулась и неопределенно качнула головой, улыбаясь лишь одним уголком рта.
  Кира даже в лице не изменилась, когда говорила все это. Она сама-то поняла, что ляпнула? А на внешний вид такая вся идеальная папина дочка...
  Даже в верховой езде она вела себя также. Удивительно, что с таким характером девушка пошла не в выездку, а в конкур. "Им бы с Олей местами поменяться", - подумала как-то раз Катя. Но с Кирой все было не так просто.
  Однажды ее лошадь Халва показала свою истинную натуру, когда ее заставили работать в плохом настроение. Оказывается эта якобы кляча - та еще бочка с порохом. Она плясала под Кирой целых двадцать минут и тренера закрывали на это глаза, почти не давая никаких указаний. Одногрупницы улыбались и потешались над этой ситуацией, но всадница сидела как влитая, ни разу не завалившись в сторону. Хотя Халва под нею крутилась как молодая незаезженная лошадь!
  У Оли с Катей даже руки зачесались попробовать сей аттракцион. И им хватило наглости попросить девушку об этом напрямую. Она с легкостью согласилась, непринужденно улыбнувшись без всяких подтекстов. На одном только Кира сделала особый акцент: "Только ВАМ и доверю".
  Катя с Олей невольно переглянулись. За это время они немного сблизились между собой на почве дикости характеров, а вот свою третью соседку до сих пор раскусить не могли. С чего вдруг она им так доверяла - не ясно. Казалось бы, эту идеальную машину должны отпугивать подобные асоциальные личности, но мозг Киры был устроен как-то по-особенному.
  В общем, Халва показала им все, на что была способна в этот день. Девочки только верхом поняли, что она как раз относилась к такому вреднейшему типу кобыл, которые в хорошем настроение горы могут свернуть, а в плохом - не сдвинуться с места, хоть ты забей их хлыстом до полусмерти. Ослиный тип.
  Вот только под родной хозяйкой эта лошадь выкидывала подобные фокусы редко. Не чаще двух-трех раз в месяц. Зато под другими седоками скакала каждый раз без устали. То ей посадка их не нравилась, то пятками пинали грубо, то за повод потянули чуть сильнее обычного... жуткая недотрога!
  Видимо поэтому Кира и нашла с нею общий язык, что делала все исключительно правильно без каких-либо отклонений. Сидела как наездница из Венской школы верховой езды, говорила без резких перепадов в голосе, руки не отодвигала ни на миллиметр в сторону от положенного их положения и т.д.
  С одной стороны это раздражало при общении, но вот для конкретной кобылы шло на пользу. И прыгали они такие высоты, на которые не всякая крепкая здоровая психикой лошадь пойдет и осилит! И делали это с огромной легкостью, будто у Халвы вместо суставов пружины в ноги были вставлены. При этом внешне она была ну очень уж корявой.
  Пока эта кобыла стоит на месте - ее можно легко спутать с чем-то деревенским. Да даже когда она уже преодолела все препятствия на маршруте - ты еще долго недоумеваешь, как ей это удалось. Вот такая вот темная лошадка эта Халва. И Кира с нею на пару.
  Но однажды случилось то, что невольно переменило отношение Кати к этой девушке с недоверия на удивленное уважение. В общаге категорически нельзя было курить. И так случилось, что панкушу однажды засекли. Вернее она додумалась пустить дым в коридоре прямо во время обхода (об этом девушка, к сожалению, заранее не знала). И в спешке скрываясь в своей комнате, Катя даже окурок забыла на полу недалеко от двери.
  На уши подняли весь этаж. Проверка стучалась в каждую дверь, требуя объяснения и грозясь выгнать всех к черту из училища. Услышав шум снаружи, Кира на каком-то странном рефлексе заперлась изнутри и вопросительно обернулась к соседкам.
  - Что произошло, колитесь! - непривычно грозно потребовала она.
  "Ну вот, сейчас начнет нам свои нравоучения читать", - закатила глаза Катя и злобно взглянула не нее в ответ. Оля только неловко косилась глазами на подругу, но не выдавала ее. Однако этого и не требовалось.
  - Ну, закурила я разок, ну и что? Отчитывать будешь меня, как мамочка моя? - дерзко сказала панкуша.
  - За это же тебя отчислить могут! - воскликнула Кира и услышала стук в дверь, - да-да?
  "Сейчас она нас еще и сдаст", - грустно нахмурилась Оля и стала уже приглядываться к окну, думая, где его можно проломать ради побега. Катя не струхнула и только зло продолжала прожигать спину Киры.
  - Открывайте, чего вы заперлись? Скрываете кого-то? - послышалось что-то на грани истерики из коридора.
  - Сейчас оденусь, - откликнулась Кира и бросила последний нравоучительный взгляд на девушек, щелкая замком.
  - Ну, зашибись, - сплюнула прямо на пол Катя и демонстративно равнодушно легла на свою кровать, сложив руки на груди.
  - Что случилось, товарищи? - встретила "гостей" Кира без улыбки.
  - Как что? Разве вы не чуете, как куревом на всю общагу воняет? Ну-ка рассказывайте, кто это сделал. Сейчас же! Мы ведь и так узнаем. Мы имеем право обыскать вашу комнату.
  - Чего ее обыскивать-то? И зачем грозитесь? Вон у нас тут все как на ладони, - с легкостью предложила им жестом Кира, - только чего вы так нервничаете? Может быть, виновник и сам добровольно сознается.
  - Ага, держи карман шире! - расхохоталась агрессивная женщина.
  "Вот и я так думаю", - недобро скривилась в подобие ухмылки Катя. Но у девушки был другой план.
  - Лично я не люблю, когда про меня думают настолько плохо, - набычилась Кира, - ну курнула я одну сигаретку и что такого? Я ведь только попробовала. Поэтому и не хотела до самой курилки бежать. Далеко ведь.
  И тут наступила немая недоуменная пауза. Катя даже не удержалась и обернулась, чтобы видеть в этот момент лицо девушки. Шатенка напустила на себя непривычно небрежный нахальный вид и смотрела прямо в глаза представителям проверки. Оля тоже как дурочка сидела с открытым ртом, с каким-то увесистым предметом в руках, продолжая по-прежнему верить в то, что окно придется выбивать.
  - Вы?! - наконец-то вернула себе способность говорить женщина, - Кира! Вы никогда прежде не позволяли себе такого. Вы ведь самая прилежная наша студентка... никогда бы не подумала... это вас ЭТИ надоумили?
  И она брезгливо кивнула в сторону ее соседок, все еще шокированных таким поворотом событий. Но Кира хорошо играла свою роль. Ни один мускул в ее лице не дрогнул.
  - Нет, я сама захотела попробовать закурить хотя бы раз. Мне стало любопытно, понимаете? Знаю, что мой возраст уже не подходящий для экспериментов, но, думаю, это еще не конец.
  - Вы мне тут поиронизируйте! - с угрозой прорычала женщина, - вы же знаете, что мы сможем выгнать из училища даже вас, не смотря на вашу безупречную репутацию. Зачем вы так сами себе все испортили?
  - Кто вам сказал, что я испортила? - нагло подняла одну бровь Кира, - пошли к ректору. Поговорим. Думаю, нам всем будет интересно услышать его мнение.
  "Ловко блефует", - внимательно следила за ходом событий Катя, - "как бетон! Поразительно". Оля снова задумчиво качнула в своих руках увесистый предмет, все еще желая найти ему применение. Ее страсть к разрушениям никому не давала покоя, даже ей самой.
  По идее панкуша должна была бы в этот момент заступиться за благородную Киру и открыть все карты, но она была не из хороших честных девочек. Подставляться ей, ох, как не хотелось. Поэтому девушка улеглась в свое прежнее положение с мыслью "я тебя не просила меня защищать, сама виновата". Однако на душе где-то отдаленно заскребли кошки.
  - Одевайся и идем, - приняла вызов женщина, - совсем от рук отбилась.
  Кира молча пожала плечами и накинула на себя легкую курточку, запихав сотовый в карман. Она дала понять, что готова и вышла вместе с проверкой. Комната погрузилась в тишину.
  - А можно я все-таки окно разобью? - наконец-то не выдержала такого долгого напряженного сидения Оля и с разбега издалека швырнула свой предмет в цель.
  Но, похоже, она была большой неудачницей, так как попала прямо в маленькую открытую форточку. Ее разочарованию не было предела, и девушка немедленно впала в молчаливую депрессию. Кате же было интересно дождаться результата всего этого театра. Поэтому она не поддержала блондинку в ее буйствах и ушла в мир музыки, воткнув наушники в уши.
  
  Кира вернулась более чем через час. Она была уставшей, но довольной. Да еще и какие-то трофеи с собой принесла: нормальный электрический чайник вместо непонятной нагревающейся медной завитушки, которой они до сих пор кипятили воду в кастрюлях; симпатичную керамическую пепельницу с изображением лошади и пачку пельменей. Девушка явно гордилась своими находками и потому, страшно стесняясь, все-таки вслух похвасталась ими.
  - Эм... это ты так с нами прощаешься? - поинтересовалась Оля.
  Катя лишь молча вытащила наушники и прислушалась. Но первая на разговор не шла.
  - Какое там? - весело махнула рукой Кира и с нежностью погладила чайник по чистому бочку, - я остаюсь тут с вами надолго и всем на зло.
  - Как ты этого добилась? - наконец-то любопытство в панкуше победило надменность, - да еще и с призами какими-то пришла...
  - Умею я... - уклончиво ответила девушка и немедленно принялась испытывать свои находки, - пельмени будете? Или вы соблюдаете фигуру и после шести ни-ни?
  - Стоять, - резко одернула ее Катя и решительно встала, - говори начистоту. Я не хочу жить в одной комнате с темной личностью. Откуда мне знать, что от тебя ожидать? Ты спасла нас в данный момент - но это уже ни в какие ворота не лезет. Электрочайники запрещены в общаге, как и обогреватели. За курево вообще выгоняют. Как это все понимать?
  - Ой, а тебе не все ли равно? Зануда, - вытащила язык как собака Оля.
  - Мне не все равно, - грубо одернула ее панкуша.
  Кира некоторое время молчала, обдумывая свой ответ. По пути она сыпала пельмени в чайник с водой и по-студенчески варила их малыми порциями.
  - У меня есть личные счеты с нашим ректором, - взвесив все "за" и "против" ответила она, - но, в самом деле, чего ты взвилась? Не все в мире решается подлостью и эгоизмом. Хотя и многое.
  - Ты меня тут не поучай.
  - А как мне еще объяснить тебе? - впервые проявила какие-то эмоции раздражения Кира.
  - Скажи честно - ты спишь с нашим ректором?
  - Что? - девушка даже подавилась собственной слюной от шока и долго не могла прочистить горло.
  - Я так и знала, - сложила руки на груди Катя.
  - Да нет же! - выпалила, наконец, красная от смущения девушка, - не сплю я ни с кем. Ты думаешь, только так можно чего-то добиться?
  - Как же еще? Просвети меня.
  - Вы слишком рано завели этот разговор, - недовольно нахмурилась Кира, - я хотела позже вам об этом сказать. Но да ладно: у меня есть первое высшее образование. Я экономист. И очень неплохо разбираюсь в этой сфере... а также умею работать с различными документациями.
  - И?
  - Чего тебе не понятно-то? Не знаешь, как можно работать головой? - но вдруг Кира осеклась, - ой, извини. Я без намеков...
  - Разве экономическое образование мешает тебе с кем-то переспать? - вдруг включилась в разговор Оля, абсолютно всех запутав своей логикой.
  - Да хватит вам уже об этом! - грозно хлопнула ладонью по столу Кира, и лицо ее стало очень серьезным, - я всего лишь помогла ему разобраться с кое-какими денежными проблемами на работе. И все. Ну, еще иногда продолжаю что-то советовать и помогать, если попросит. В обмен на это - он мне многое прощает и позволяет. Видишь, Катя, можно добиваться благ не только через постель.
  - Я не говорила, что чего-то можно добиться только через постель, - раздраженно возразила панкуша, - я тоже ни под кого ради личной выгоды не ложилась.
  - Зато носы, наверное, ломала, да?
  - Бывало и такое... - она поняла, что продолжать допрос уже бессмысленно, но садиться в лужу очень не хотелось.
  Однако Кира и здесь обогнала ее и сама свернула разговор на рельсы добра и благополучия. Она радостно объявила о том, что пельмени уже готовы и пригласила всех за стол. И достала из своей сумки... опять две банки пива и сок. Вот это уже было шикарно по меркам общаги! Ее соседки не устояли перед таким соблазном. Даже насупившаяся Катя перешагнула через свою гордость, так как довольно давно уже не пила и не ела ничего вкуснее.
  В этот раз напитки были немного крепче, чем обычно. И неизвестно отчего именно, но обе девушки стали вести себя так, будто захмелели. Панкуша тоже постепенно оттаяла и стала немного дружелюбнее смотреть на Киру.
  - В конце-концов давайте расскажем каждый о себе, - положила она на стол, неизвестно откуда появившийся нож, - на кого укажет лезвие - тот первый.
  И не дожидаясь согласия остальных участников рулетки, девушка крутанула инструмент. Первым выбор пал на нее.
  - Ну, рассказывай, - с любопытством сказала Кира, протирая сонные от счастья глаза.
  - Что рассказывать... - сбавилась решительно панкуши, - отца у меня нет, мать с сестрой - дуры набитые, росла я на улице среди шпаны...
  - Среди панков? - понимающе уточнила Оля.
  - Да не панк я! - с раздражением отмахнулась Катя, - это мой новый образ просто. Я скрывалась от людей, которые хотели меня убить. А потом поступила сюда... собственно вот и вся история.
  - Мда, очень мило, - прокомментировали девушки, немного смутившись.
  То ли им было мало, то ли история была больно не заводной. Однако нож снова прокрутился на столе и в этот раз указал на Олю.
  - А я... я... - наигранно закрутила зрачками блондинка, - у меня все тоже как-то не особо интересно. Хотя могу сказать, что на своей конюшне я устроила полную анархию, так как там давно все были козлами, и надо было уже всех там встряхнуть немного. Мой план удался - старые тренера уволились, а новые не пришли. Вот я решила, что буду там отличной заменой. Сделаю все по своим правилам.
  - Исчерпывающе, - возмутились девушки, но Оля уже не хотела продолжать и чуть ли не демонстративно захрапела на стуле.
  Вздохнув, Кира поняла, что очередь дошла до нее. Она снова призадумалась (всегда так делала, прежде чем сказать что-то) и наморщила лобик.
  - Ну, я жила в полной семье, имею первое высшее образование, живу в этом же городе.
  - Ну, совсем ничего интересного, - очнулась Оля, - не может быть такого, чтобы у тебя вообще ничего веселого в жизни не было!
  - А может быть она реально такая вся скучная? - подколола ее Катя.
  - Может быть, - пожала плечами Кира, однако по ее виду было видно, что многое из прошлого осталось недосказанным.
  И почему-то повеселевшим и подобревшим новоиспеченным подругам захотелось узнать подробности. Девушка долго сопротивлялась, но в конце-концов согласилась рассказать о себе в двух словах.
  
  Их семью знали многие в городе. Мама - какой-то там начальник в банке, отец - владелец растущей строительной фирмы, которая пока еще не приносила дохода, но имела хорошие перспективы. По стопам родителей пошла и Кира, когда решила поступать на экономический, будучи еще двенадцатилетним ребенком.
  За эту серьезность намерений и сдержанное поведение, сочетающееся с сильным характером, девочке прочили великое будущее. Она благодарила за подобные комплименты и снова вела себя так, будто ничего не случилось. Никто и никогда не видел, чтобы Кира зазнавалась или выходила из себя.
  Интеллигентность, уходящая корнями в историю их благородного рода, давала о себе знать. Хотя в свое время дворянская семья Волковых потеряла все... кроме собственного достоинства и прозорливого ума. Что, собственно, и помогло потомкам снова встать на ноги и обзавестись достаточными финансами для того, чтобы жить, почти ни в чем себе не отказывая. И фамилию свою они не порочили, но был и здесь свой изъян...
  Отец Киры был скрытым алкоголиком и семейным тираном. Хотя на людях ни разу не показывал себя в этом свете. Поэтому никто никогда не поверил бы девочке, что в их семье происходит что-то противоестественное, если бы она вздумала кому-нибудь об этом рассказать.
  Но Кира была так воспитана, что ни в коем случае не выносила сора из избы. И мужественно переживала и терпела все семейные сцены внутри себя, не давая никому даже намека на происходящее. К тому же она уже в этом возрасте понимала, что такое "репутация". Ни одному, ни второму родителю терять ее было не выгодно и опасно. И ребенок взвалил на себя груз молчания. Наравне со взрослыми.
  - Кира, подойди ко мне после этого урока, пожалуйста, - окликнула девочку учительница математики.
  - Хорошо, - коротко кивнула ученица и снова углубилась в свои расчеты.
  Урок шел как-то вкось и вкривь, да еще погода тяжелая... у всех невольно разболелись головы. А еще весна называется. После звонка вместо того чтобы идти в столовую Кира подошла к математичке.
  - Ты всегда была у меня самой успешной ученицей, но что с тобой происходит? На этой неделе скатилась едва не на тройки.
  - Извините, я, видимо, излишне расслабилась, - виновато отвела глаза она.
  - Я тебя не узнаю. У вас дома все в порядке?
  - Да, конечно, - вновь уверенно кивнула Кира.
  - Точно? Тебе никакая помощь не нужна? Хотя у тебя хорошие родители, я не могу их ни в чем подозревать... но все же. Может в классе какие-то проблемы?
  - Нет, у меня нет проблем, - все тем же безэмоциональным ровным голосом отрапортовала Кира.
  Учительница с сомнением поджала губы, но девочка ничем себя не выдала. Она всегда так разговаривала со старшими. Казалось, что она и ощущала себя взрослее одноклассников.
  - Ну что ж, иди тогда.
  - Спасибо.
  "Когда же уже конец учебы? На конюшню хочется", - сверила настенные часы с циферблатом на телефоне Кира, - "Жаль, я опять схлопотала замечание на математике. Все-таки я не спала полночи, а вечером пришлось погулять вне дома... спасибо тебе, папочка. Ты всю жизнь мне ломаешь". Домашнее задание-то она успела сделать на переменах до начала урока, но вот теорию подготовить не смогла, за что и получила замечание. А так всегда обидно получать нечто подобное по любимому предмету... даже злость берет.
  Но вот девочка наконец-то пришла в свой любимый конный клуб и осознала, что и здесь у нее не все идет гладко. Лошадь так и норовила испортить занятие с первых же минут. Кира не торопилась сваливать всю вину на нее, но не могла найти в себе изъяна. Однако, тренер, видел и понимал, в чем причина.
  - Я тебе десять раз уже сказала расслабиться. Почему не получается?
  - Разве можно расслабиться по команде? - усомнилась любящая во всем точность Кира.
  - Можно, конечно, - и тренерша вдруг неожиданно усмехнулась и пробормотала себе под нос, - как говорится, если насилие неизбежно - постарайся расслабиться и получить удовольствие.
  - Чего-чего? - не расслышала воспитанница.
  - Да так, - отмахнулась женщина, - ты из-за своих нервов кобылу задергала, вот она у тебя и не слушается.
  - Я же делаю все правильно вроде бы... поводом не дергаю, ложных команд не подаю, даже пятками не трогаю.
  - Вот как раз-таки ложные команды ты и подаешь. Напряжение мышц и неправильное дыхание - уже команда. Радуйся, что я тебе еще Халву не дала. Вот уж интеллектуальная кобыла, реагирующая на одно только зарождение мысли. А ты про напряжение какое-то там говоришь. Взбодрись, подумай о чем-нибудь приятном. Ты в крытом манеже, она тебя никуда не унесет. Не бойся этого.
  - Ладно, - вздохнула Кира и отошла в сторону работать над собой.
  Но мучилась она довольно долго. Возможно, причина была в том, что девочка напрягалась не из-за страха перед самой лошадью. Она слишком много думала о разговоре с матерью, который состоялся у них этим утром. После бессонной ночи.
  Кира заставила ее объяснить причину такого долгого терпения. Все-таки деловая женщина, которую многие на работе боятся и уважают. И никто ведь не догадывается, что дома она находится как раз-таки в положение жертвы, а не начальницы какой-нибудь.
  - Как можно так унижаться? - возмущалась дочь.
  - Тебе этого не понять, - угрюмо вздохнула мать, - подрастешь - увидишь.
  - Что я должна там увидеть? Как наш папаша однажды в пьяном угаре разобьет тебе голову?
  - Не говори так! - возмутилась женщина, - он все-таки любит нас... когда трезвый. Ты же понимаешь, что алкоголизм - это болезнь. Мы должны приложить все усилия, чтобы помочь ему.
  - И почему вы до сих пор не развелись? - как будто не слушала ее Кира и, не дожидаясь ответа, встала и ушла собираться в школу.
  
  Прошло несколько лет. Когда Кире исполнилось семнадцать, она поступила на экономический факультет, как и планировала. Девушка настолько влюбилась в учебу в этом месте, что закончила несколько курсов экстерном почти без лишних усилий. Предметы давались ей не без труда, но ко всему Кира подходила с огромным интересом. Ей прочили будущее великого банкира или кого-нибудь из той же серии. В конце-концов думали, что девушка пойдет по стопам матери.
  Но что-то копошилось в ее душе такое, что не позволяло самой Кире определиться со своими планами. Почему-то она не давала твердого ответа на вопросы о выборе своей будущей профессии. И родителей это стало немного волновать, хотя они не знали с чего начать допрос.
  - Эх, Кира-Кира, - с упреком качала головой в конце занятия тренерша, - чуть больше бы тебе азарта и стала бы отличным спортсменом. Прыгаешь-то ты хорошо, но как-то без особого интереса.
  - Почему же? Мне это нравится, - удивилась девушка.
  - Может быть, но нет такого энтузиазма, чтобы посвятить себя полностью этому делу. Все твои успехи пришли через какую-то математическую расчетливость. Ты постоянно всю себя вгоняешь в какие-то рамки, следуешь каким-то правилам... конный спорт - это больше искусство, понимаешь? Хотя... что тебе об этом говорить? Ты, скорее всего, станешь великим экономистом.
  - Вы меня прямо в горе вгоняете, - хмуро улыбнулась Кира, - так сказали все, как будто у меня нет будущего.
  - Боже упаси. Я такого не говорила! - рассмеялась женщина.
  - Но вообще вы правы... - вдруг серьезнее заметила девушка, - мои теоретические познания намного шире, чем практические. Честно говоря, в конном спорте я больше могу сказать, чем сделать. Не знаю, почему так выходит. Я уже столько литературы перелопатила, а все равно вот не получаются некоторые нюансы...
  - Я тебе, о чем и говорю, - снова разгорячилась тренерша, - азарта не хватает! Энтузиазма. Желания, в конце концов.
  - Желания? Я хочу быть лучшей.
  - Нет, не хочешь, - скривилась как от зубной боли женщина, - ты опять хочешь только на словах. Опять тут твоя математика вперед выходит. А душой ты не рвешься к этому. Подумай, может быть, тебя привлекает что-то другое в конном спорте? Может быть не обязательно судьба спортсмена?
  - А почему я должна об этом думать? Мое будущее предопределено. Мне кажется, его за меня уже мне прописали, - грустно ответила Кира и с этими же мыслями пришла домой.
  Она ожидала встретить там очередной скандал, но все было тихо. Убедившись, что никто еще не пришел с работы, девушка с удовольствием растянулась на диване в гостиной и ушла в свои мысли.
  Ей нравилось ездить на Халве, нравился тот факт, что она сама лично заработала деньги на то чтобы выкупить эту лошадь. Приятно было уметь прыгать и с легкостью обучаться чему-то новому. Но какой-то осадок все равно оставался на душе. Что-то явно должно было произойти в ее жизни, причем довольно скоро.
  Ну не видела себя Кира банкиром! Хоть убейте. Предчувствие ли это было, или каприз? Но факт остается фактом. Девушка была в предвкушении перемен. Но если бы она могла предугадать, что именно ждало ее уже этим вечером, то ни за что не думала бы о своем будущем так блаженно.
  Когда Кира стала проваливаться в глубокий сон, она не заметила, как ее непутевый папаша снова начал дебоширить. Он реально пытался несколько раз закодироваться и бросить пить, но рано или поздно срывался и снова брался за бутылку. Однако в последнее время перерывы становились все длиннее и бедная Кира начала наконец-то высыпаться, мечтая об отдельной квартире. У нее даже зрели вполне конкретные планы о том, как быстрее заработать денег и куда устроиться на работу, чтобы выплатить ипотеку быстрее, чем через тридцать лет. И под эти сладкие мысли девушка ушла в сон...
  И вдруг в ее комнату ворвался напившийся отец. За ним с воплями бежала жена, пытаясь как-то остановить разбушевавшегося мужа (они о чем-то поспорили, в то время как он допивал пятый стакан водки). И мужчина закрыл за собою дверь на замок, напугав этим бедную женщину!
  Кира наконец-то очнулась и осоловело посмотрела в его сторону, пытаясь сообразить что происходит. Она не могла ничего понять и щурилась в кромешной темноте, стараясь отыскать хоть какие-то очертания надвигающейся опасности. Но слышала только ворчание. Даже не ворчание, а обрывки фраз, перемешанных с матом.
  И вдруг девушка явственно почувствовала, как на кровать ей в ноги кто-то неуклюже плюхнулся и еще раз грубо сматерился. Испугавшись, Кира тихо отползла ближе к изголовью, прикидывая в уме, сможет ли она незаметно проскользнуть мимо и выскочить из комнаты, пока в пьяную голову отца не пришла какая-нибудь "гениальная" идея. Но его мозг в эту ночь работал на удивление быстро.
  Мужчина схватил девушку за голень и до мучительной боли сдавил ее, как будто хотел выжить все соки. Кира вскрикнула и потребовала его отпустить себя, не надеясь уже вырваться. Хватка у этого мужчины была стальной. И потому жене не хило доставалось, если он успевал вот также ее поймать. Тогда в разборки вынуждена была вмешаться даже дочь, чтобы разнять этих борющихся гигантов. Но теперь она сама оказалась в том же положении и более того, к ней на помощь никто не придет. И как в эту буйную голову пришла идея запереть за собою дверь?
  - Дааааа.... Не дергайся ты... - противно растягивая гласные, пробулькал он и грубо потянул ее на себя, - али я не нравлюсь тебе, красотка?
  - Пап, прекрати! - взвизгнула Кира, попытавшись пнуть его хоть куда-нибудь, - я дочь твоя! Ты все перепутал. Ты дома находишься, а не в клубе каком-то!
  Но он не чувствовал боли и не замечал ударов по носу и плечам. И только больше свирепел от самого сопротивления, выкрикивая какие-то пошлости, все требовательнее подползая к ней...
  
  - И что? - открыла рот на этом месте рассказала Оля, - реально он стал к тебе приставать?
  - Ну... - тяжело вздохнула Кира, собираясь с мыслями.
  Для нее было мучительно возвращаться в тот день. Однако хотелось уже высказаться хоть кому-то. Долгое время держать это в себе стало слишком трудно. И почему она выбрала в качестве психологов вот этих двух странных соседок по комнате в общаге?
  - Только не говори, что он реально... - напряглась Катя.
  - Что реально? - не поняла Кира.
  - Ну... он тебя тогда... того самого? - не знала как бы помягче выразить свой вопрос панкуша.
  - Ну... - вновь повторила свой ответ Кира и поняла, что в горле у нее пересохло, - дайте отпить, пожалуйста. Об этом трудно вспоминать... я нервничаю.
  - Говори, мы все поймем. С кем не бывает, - участливо затараторила блондиночка, подавая свою банку пива, - вот урод этот твой папаша!
  - Короче дальше было следующее, - наконец-то собралась с мыслями Кира.
  
  Девушка правильно поняла в тот момент, что беды не миновать, если не сопротивляться. Когда этот мужик был в таком состояние - он был способен на все. И потому Кира подгадала удачный момент, чтобы как следует врезать ему деревянной фоторамкой по запястью.
  Рефлекс сработал и пальцы разжались! Отец взревел от злости, но поймал руками только воздух.
  Кира метнулась к двери, панически зашарила по ней ногтями, но ее грубо схватили за плечо и отбросили обратно. Поднялся страшный шум, визг, что-то куда-то упало и все это вперемешку с нецензурной бранью. Мужчина подмял девушку под себя, воняя паленой водкой, и стал особенно сильно на нее наваливаться. Кира уже и не слышала от ужаса собственного голоса, хотя она разбудила соседей криками о помощи.
  В это мгновение она уже ни о чем не думала, кроме как о самосохранении любой ценой. И потому девушка царапалась, получала за это по лицу, била его коленкой в пах, но с шоком понимала, что даже эта боль не проходила.
  Борьба становилась все отчаяннее и агрессивней и вдруг ей под руку попались собственные железные "невидимки". Кира с разворота вонзила их в розетку и посыпавшиеся искры на какой-то миг отвлекли на себя внимание мужчины. Этого хватило, чтобы отбросить его руку в сторону и выскользнуть на пол, с испугом отползая к окну, и не зная, что делать дальше.
  - Ах ты... поджечь нас всех решила что ли...? - выплевывал слова папаша, - щ-щ-щас я тебя гадину за это...
  Кира не знала, откуда нашла в себе в этот момент такие силы, но от страха она подняла двумя руками тумбочку, стоящую возле кровати и метнула ее в окно. Разбитое стекло посыпалось на землю, сверкнув своим оскалом в свете полной луны.
  Девушка то ли не заметила торчащих во все стороны осколков, то ли ей было уже плевать, но она рванула следом за тумбой почти сразу же, хотя пробитый проем оказался совсем небольшим. Туда даже собака едва ли пролезла бы, не поцарапавшись. Такие вот эти окна, созданные по супер-новым технологиям... и сейчас это сыграло злую шутку.
  Позже Кира признавалась, что не чувствовала боли в той ситуации. Но ее тело мгновенно покрылось такими глубокими ранами, что организм шокированно оцепенел, сделав все конечности мучительно ватными. Вдохнув уличный воздух, девушка резко обмякла и вывалилась на холодный асфальт, усыпанный острейшими стеклами. Пускай это был и первый этаж, но бедняжка моментально отключилась от болевого шока.
  К счастью ранения оказались не серьезными. И Кира смогла вернуться из травм пункта домой уже через день, когда ей зашили самые глубокие раны и перевязали остальное тело. Девушка не стала объяснять, что произошло, и не подала заявление в полицию. Но к матери у нее был теперь особый разговор...
  - Довольна теперь? - грубо заявила она, собирая вещи в чемодан.
  Ее мама робко стояла в стороне, пытаясь собраться с мыслями. Она с болью смотрела на перебинтованное тело дочери и все мялась, не зная, что сказать. Кира и не хотела ничего слышать. Злости на отца у нее не прибавилось, ведь нечто подобное уже происходило несколько раз. Только впервые все зашло настолько далеко, что эта ночь могла оказаться для девушки последней.
  - Я ухожу, - щелкнула замками она и обернулась, всмотревшись в глаза матери, полные слез, - я больше там не могу. Это можно было как-то терпеть, пока я была ребенком, но теперь... это просто смешно. Да что я горожу? Жить с таким папашей в любом возрасте ужасно. Спасибо вам обоим за прекрасное детство.
  - Не говори так, - покатились слезы градом у женщины, - твои слова рвут мою душу...
  - Твой муж чуть не порвал твою дочь вчера! - вышла из себя Кира, - или тебе плевать на меня? Ты только его любишь? Больше чем собственного ребенка? Что же ты за женщина такая?
  Мать только беспомощно рыдала и казалась теперь такой несчастной и маленькой, что девушка прекратила свои упреки. Все эти разговоры тянулись прямиком из начальной школы и до сих пор не приводили ни к каким результатам. Так зачем же бить лежачего?
  Кира только еще раз тяжело вздохнула и направилась на выход. Женщина последовала за ней, сморкаясь на ходу в платок.
  - Куда же ты пойдешь? - невинно спросила она.
  - Вам я этого не скажу, - отрезала девушка, - еще не хватало, чтобы любимый папочка пришел ломать и мою взрослую жизнь тоже. Но ты не волнуйся, с голоду я не помру. У меня есть работа и скоро будет квартира. Прощайте. Я буду писать.
  И она захлопнула за собою дверь, не позволяя матери ничего ответить вслед. Сердце Киры трепетало и билось как бешенное. С одной стороны оно предвкушало долгожданную свободу, но с другой - ей все-таки было жаль свою непутевую мать. Сколько еще она будет терпеть побои этого деспота? Но ведь она сама выбрала такую жизнь. И Кира сотню раз пыталась ее переубедить, но ничего не вышло. И какой смысл биться как горох об стену?
  
  - И так ты поступила сюда? - подытожила Оля.
  - Да, так это и произошло. И хотя эта общага - не отдельная квартира, но все равно я счастлива, - она стерла с глаз накатившиеся от воспоминаний слезы, - даже живя с соседками можно почувствовать свободу. Но мне с вами очень даже повезло. Я ни о чем не жалею.
  - И в чем же тебе с нами повезло? - хмуро покрутила в руках опустевшую банку Катя.
  - Ну... ты не поверишь моему ответу, - отмахнулась Кира.
  - Ну, уже нет. Сказала "А" - говори и "Б", - возмущенно воскликнула блондинка.
  - В общем-то, дело в том, - нехотя протянула девушка, - что я хочу многое изменить в своей жизни. Мне нравится в Кате ее яркий стиль: как в одежде, так и поведение. В тебе, Оля, я полюбила характер. Ты такая вся отрывная и веселая... хотя проблем с тобою тоже много.
  - Да, я такая! - сочла за комплимент эти слова блондинка и гордо стукнула себя кулаком в грудь.
  - Что тебе мешает одеться как я и начесать ирокез? - усмехнулась панкуша, - нет, подруга, тут дело в чем-то другом. Как такой как ты может понравиться наш стиль жизни? Тем более ты нас почти не знаешь. А любезничаешь уже с первых дней.
  - Поверь мне, я ни к кому не подлизываюсь, - многозначительно улыбнулась ей Кира, - если бы я боялась или ненавидела вас двоих, то с легкостью добилась бы от ректора отдельной комнаты. Но это была лично моя инициатива поселиться именно здесь.
  - Я ничего не понимаю, - огорченно подперла подбородок рукой Оля, - то есть у тебя типа куча связей и денег, но ты ошиваешься в этой дыре в комнате с двумя соседями? Да я на твоем месте ушла бы давно в банк и загребала бы лопатами бабло, купила бы супер клевую квартиру и зажила как королева...
  - Не все так просто. Чтобы грести бабло лопатами - нужно много вкалывать вообще-то, - пораженно воскликнула Кира, - даже с моими знаниями пришлось бы сидеть на работе с утра до ночи. А я этого не хочу. Вернее, экономист - это не та профессия, которой я хотела бы посвятить всю себя.
  - Ха-ха-ха, то есть ты хочешь сказать, что мечтаешь стать каким-то там малооплачиваемым тренером конного спорта, чтобы до конца жизни грести лошадиный навоз и жрать из одной чашки с мухами? Вот уж сомнительные приоритеты, - саркастически скривилась Катя.
  - Вот и нет, - возразила ей Кира, - а ты не подумала, что у меня есть более высокие цели, и обучение на тренера - это лишь первая ступень? И кстати экономическое образование и связи мне тут тоже очень помогут, между прочим.
  - Что за планы?
  - О, это мечта всей моей жизни, - мигом загорелись глаза девушки, и даже дыхание ее сбилось от волнения, - дайте мне, пожалуйста, листок и ручку. Я буду вам все рассказывать и чертить. Это такой соблазнительный проект, который занимает мои мысли уже на протяжении многих лет. И вот наконец-то я приступила к воплощению его в реальность... жду не дождусь тех дней, когда смогу выйти на следующую ступень развития!
  План, расписанный ею, сразу же понравился соседкам по комнате. Невольно и они пленились этим энтузиазмом и стали фантазировать подробности будущей конюшни, задуманной Кирой.
  Да, она мечтала именно об этом: об идеальном конноспортивном клубе, о котором будут ходить легенды и завистливые разговоры поверженных соперников. Это будет единственное место, где тренера возьмутся за обучение самых сложных и самых талантливых детей и лошадей. Где ни под каким предлогом никогда не будет продана ни одно животное и где любой желающий сможет обрести свою семью в лице коллектива.
  Это будет не просто конюшня, а целый мир, полный побед над собой и соперником, наполняющий людей самыми лучшими качествами и помогающий любому обрести свою цель в жизни. Здесь Кира сможет добиться той справедливости, которой она давно не встречала ни в одном конном клубе.
  Да, она осознавала, что избирает чрезвычайно трудный и едва преодолимый путь, но понимала, что оно того стоит. Цель необъятна и так далека, но к ней обязательно нужно стремиться, чтобы быть лучшим уже в настоящем. И Кира была тверда в своем решение: рано или поздно она откроет этот клуб. И пожертвует ему всю себя, не пожалев ни об одном рубле, вложенном в чье-то прекрасное детство или в жизнь самой безнадежно больной лошади.
  Она создаст целую вселенную, открытую для всех желающих приобщиться к конному миру. Кира откроет бесплатный клуб, направленный на самые различные дисциплины: от профессионального спорта, то свободных отношений с лошадью. Да... ради таких целей стоит жить.
  - Да уж... - протянула Катя и как-то грустно улыбнулась, - красиво звучит. Пойду-ка я спать.
  - Ты не вдохновилась? - с плохо скрываемым разочарованием спросила Кира.
  - Мечты-мечты... а завтра тебя ударит по голове какая-нибудь малолетка и придется распрощаться не только с конным спортом, но и со всеми своими фантазиями.
  - Эй-эй, ты чего? Кира все так классно продумала. Что может пойти не так? - обиделась на нее и Оля, бурно размахивая руками.
  Но панкуша и не собиралась ей ничего отвечать. Она даже не ответила на озадаченный взгляд Киры и неспешно перебралась на свою кровать. Девушки были в замешательстве.
  - А разве ты не хотела бы того же самого? Ты не хотела бы стать одним из моих тренеров? - как-то даже наивно спросила ей вслед девушка.
  - Сними уже свои розовые очки, - подала та голос.
  - Ты думаешь, я такая наивная? И ты считаешь, что рисковать тоже никогда не следует? Ведь ради тебя кто-то когда-то рискнул...
  Катя отреагировала на это сообщение более чем агрессивно. Ее лицо так исказилось как будто панкуша получила удар ножом под ребро. Она сначала в бешенстве обернулась на соседок, но промолчала и положила на свою голову подушку, чтобы больше никого не слышать.
  - Чего это она? - не поняла такой реакции Оля.
  - Да так. Похоже, я задела какие-то старые раны, - виновато потупилась Кира, - хотя я пальцем в небо ткнула, честно говоря. Не ожидала, что попаду прямо в цель.
  - А откуда ты знаешь про ее прошлое? - продолжала тупить блондиночка.
  - Да я про нее знаю столько же сколько и ты, - возразила Кира, - просто Катя ведет себя и рассуждает не как последний отброс общества, каким хочет казаться. Она совершенно не такая. Значит, в ее прошлом был человек, помогший найти свой жизненный путь. Мне кажется, у каждого должен быть такой помощник.
  - Хм... и у тебя тоже был?
  - Да. И для меня это была в первую очередь... лошадь. Сначала, конечно, тренер, который научил меня азам и посадил впервые на эту кобылу, но затем меня учила целиком она. Я многое поняла, когда начала ездить на своей Халве.
  - А у меня, кажись, и не было такого человека, - мечтательно закинула голову назад Оля, - хотя может быть и был, да я не заметила. Я ведь тоже не совсем еще отброс общества? Как ты думаешь?
  - Нет, я бы так не сказала, - грустно улыбнулась Кира.
  - Хотя у меня есть твердые убеждения в конном спорте, за которые я готова порвать кого угодно. Далеко не все конники их соблюдают, между прочим. Что меня сильно и удивляет... я верю, что во всех неудачах надо винить в первую очередь себя, а не лошадь. Вот и все.
  - Да ну! - удивленно вскинула брови Кира, - я много раз видела как ты орала на своих коней всеми цензурными и нецензурными выражениями.
  - Это было всего пару раз и к тому же я ведь не всерьез, - рассмеялась блондиночка и развалилась на своей кровати, - все равно я потом отхожу от первого гнева и понимаю, что была не права. А потом исправляюсь. Я же эмоциональная.
  - Да, иногда даже слишком, - пробормотала в сторону собеседница.
  На этом их разговор был окончен. Всех невольно разморило и девушки уснули сном младенца до самого утра. Благо, на следующий день планировался выходной.
  
  Когда Кира вышла одна на улицу подышать свежим воздухом, то отметила про себя, что погода стояла на удивление хорошая. В голову стали лезть всякие мысли о том, как можно было бы воспользоваться этим теплым нежным солнышком и приподнявшимся настроением, но ее рассуждения были прерваны какой-то странной личностью, спрятавшейся за деревом.
  - Я вас вижу, - сказала ему девушка, - вам что-то надо?
  "Как ребенок прячется", - подумала она, - "какое странное поведение для взрослого мужчины". Но не успел он молча выйти из своего убежища, как дыхание Киры перехватило стальными прутьями. Она не сдержала сильных эмоций, появившихся на ее лице, за что долго себя потом корила.
  - Вот это да, - нервно проговорила девушка, - непутевый папаша пришел проведать свою дочь? Я должна была догадаться, что только тебе придет в голову прятаться за деревом.
  - Что ж сразу непутевый? - недовольно спросил мужчина, - ты сама не сказала никому, куда сбежала из дома. Я не виноват, что не мог посетить тебя раньше...
  - Ладно, это в прошлом. Сейчас-то тебе что нужно? - напряженным голосом допрашивала его Кира.
  - Как это что? Разве я не могу захотеть увидеть любимую дочь?
  - Нет, - отрезала девушка, и ее взгляд становился все более стальным.
  - Ты меня огорчаешь, Кира. Ну почему ты такая выросла?
  - Какой растили, такая и выросла. Я не хочу тебя видеть, понимаешь?
  - Ты капризничаешь как маленький ребенок, - он начинал злиться.
  По его трясущимся рукам девушка поняла, что отец все еще не бросил алкоголь. Его мучила головная боль и по всему телу выступали огромные капли пота. Вид у мужчины был нездоровый.
  - Иди-ка ты лучше домой и проспись. Пьяница, - она и не знала, откуда в ней столько жестокости, - я сбегала из дома не для того, чтобы вы потом меня посещали. Я хочу самостоятельной жизни. И главное - свободной от домашнего террора. Больше не приходи сюда.
  И она развернулась, чтобы скорее вернуться в общагу, но отец схватил ее за локоть и больно сдавил, заставив неприятные воспоминания вернуться в голову Киры вновь. Девушка скрипнула зубами и посмотрела на него такими страшными глазами, будто готовилась убить. Но и у мужчины вид был не лучше. Обстановка становилась все более нервной и атмосфера накалилась до предела.
  - Кира, мы повсюду тебя искали, - вовремя появились рядом Катя с Олей, изображая какую-то неестественную радость на лицах, - мы не помешали вашей "милой" беседе?
  - Нет, он уже уходит, - не сводя глаз с папаши, процедила Кира.
  Мужчина ничего не говорил и только тяжело дышал как бык перед нападением. То ли переваривать информацию ему становилось все тяжелее, то ли белая горячка наконец вступила в свои права.
  - Ах ты соплячка, - наконец зашипел он, - да как ты разговариваешь с отцом?
  "О!" - незаметно и многозначительно обменялись взглядами Катя с Олей. Кира же рефлекторно закрыла лицо свободной рукой, ожидая удара. И мужчина даже замахнулся для того чтобы дать ей пощечину, но что-то сдержало его руку.
  Когда же девушка открыла глаза, то увидела, как панкуша сдерживала нападающего, крепко вцепившись в его кисть. Ее глаза были по-волчьи недвижными и смотрели строго в цель. Мужчине даже стало не по себе.
  - Лучше отпустите ее по-хорошему, - почти дружелюбным голосом сказала Катя, - не делайте резких движений. Для вашего же блага.
  Мужчина сопел как паровоз. Из-за яркого солнца поднималась жара, и потому он уже взмок до предела. Даже мозги, казалось, заскрипели на всю улицу. Но приказа "любящий отец" не выполнил.
  - Папа, я очень тебя прошу. Не делай глупостей хотя бы сейчас, - снова попыталась вразумить его Кира, - давай разойдемся друзьями. Пока не стало хуже. Вспомни о своей репутации.
  - Убью, - наконец прошептал мужчина, и руки его затряслись как будто в судороге, - уууубью! Ты семью свою не любишь... родителей не уважаешь... да ты должна на нас молиться за то, что мы тебя паршивку на своем горбу растили... все здоровье ради тебя спиногрызку посадили!
  - Я не виновата в том, что ты запил! - закричала в ответ Кира, вышедшая из себя, и еще раз с надеждой рванул руку в сторону, - отпусти же! Давай лучше посидим и спокойно все обсудим, раз ты так хочешь.
  И дальше все произошло как-то очень быстро и сумбурно. Мужчина вроде бы еще раз попытался ударить свою дочь, для чего освободил-таки ее из своей хватки, но в этот раз Катя не стала дожидаться естественного развития событий. Она каким-то отработанным приемом заломила ему руку за спину и ударила под колено, заставив повалиться лицом на землю и громко материться оттуда.
  - Я вызову полицию, - с готовностью достала свой телефон Оля, но Кира неожиданно перехватила ее руки, с мольбой заглядывая в глаза.
  - Прошу тебя, не надо, - быстро заговорила она и обернулась к панкуше, - я не хочу подавать на отца в суд или иск в полицию. Не нужно. Давайте просто уйдем отсюда.
  - Ага, отпустит он нас так просто. Как же... да лежи ты! - еще грубее вывихнула его плечи Катя, восседая на спине, - к тому же тут есть свидетели. Кажется, полицию уже кто-то вызвал.
  И вправду, из-за того что вся борьба произошла на улице в не безлюдном месте, эту потасовку уже давным-давно заметили незнакомые прохожие и к нашей компашке спешили люди в форме. Девушки бегло и нервно переглянулись, пытаясь найти решение проблемы в глазах друг друга. Но ничего кроме мимолетной паники и растерянности они там не обнаружили.
  - Только не сдавайте его, прошу вас, - как обезумевшая зашептала напоследок Кира.
  "Да как же не сдать его, если нам надо выгородить себя?" - сокрушались на это другие две девушки и невольно отступили от поверженного драчуна. Кира выглядела более чем растерянной.
  - Ааа, офицеры, - протирая ноющие суставы, радостно заговорила папаша, - как хорошо, что вы подоспели. Иначе бы эта шпана меня тут до смерти заколотила. Я полагаю, они хотели меня ограбить.
  - Да прекрати ты уже! - с негодованием прикрикнула на него Кира, - ничего такого не было. И не стыдно тебе?
  - Так что же здесь произошло? - напрямую поинтересовался один из полицейских.
  Кира только открыла рот, чтобы рассказать всю правду, но в последний момент осеклась, мучаясь тяжелыми думами. Девочек сдавать ей тоже не хотелось. Но отец так торжествовал и выгораживал себя в глазах правоохранительных органов, что Кира вовсе оказалась в тупике рассуждений.
  - А вот эта с дурацким панковским ирокезом и вовсе меня на землю повалила, - продолжал повизгивать мужчина, тыкая грязным пальцем в Катю, - вы видите, какая это все шпана? Разве им можно верить?
  - Прошу прощения, - прервала его поток речи панкуша, выступив немного вперед, - можно сделать заявление?
  "Что?!" - с испугом всмотрелась в ее лицо Кира. Но она не прочла на нем ни единой подсказки. Что та задумала?
  - Я, в самом деле, не знаю этого мужчину. Но мне послышалось, что он наезжал на мою подругу. Вот я и заступилась. Хотя, возможно, это было грубо. Но ведь я его не покалечила.
  - Покалечила, да еще как! Вон у меня рука до сих пор почти не двигается. Наверное, отсыхать будет. Она ж ее так заломила... господа, офицеры, она во всем виновата. Я никого не трогал. Я просто пришел к этой... поговорить кое-о-чем. А они на меня напали...
  "Ты понимаешь, что если назовешься сейчас моим отцом - то беды не миновать?" - строго смотрела на него Кира, одновременно шокировано слушая выступления Кати. Подруга вела себя так, будто у нее был какой-то план. Но нет.
  - Давайте пройдем с нами в отделение, - наигранно нежно взял панкушу за локоток один из полицейских, - давайте-давайте. Только не пытайся убежать.
  - Я и не пытаюсь. Я честно признаю свою вину. Но нам есть с вами, о чем поговорить, - смело и с вызовом заявила Катя и прошла вперед него, гордо подняв голову.
  - Катя! - не сдержала чувств Кира и чуть не бросилась за нею следом, - куда ты? Товарищи, полицейские, она честно ничего такого не сделала. Что вы собираетесь делать?
  - Давай я поеду с тобой, - вызвалась Оля, хаотично переводя взгляд с одного лица на другое.
  - Нет, останься с Кирой, - строго приказала ей панкуша, - ей сейчас это нужнее.
  - Не волнуйся, их мы тоже заберем. Но поместим немного в другую комнату. Надо же восстановить справедливость, - нараспев сказал другой полицейский и добавил уже товарищу, - отведи вместе с нею пострадавшего. Смотри, чтобы они еще раз не подрались.
  Их всей компанией посадили в две полицейские машинки и отвезли на какой-то участок. Оля с Кирой в самом деле сидели в тесном коридоре одни, пока Катя торчала на допросе. Обстановка становилась все неуютнее.
  - О боже, - наконец сдалась бедная Кира и, не сдержав чувств, уткнулась лбом в плечо блондинки, - я не знаю, как мне тут выкрутиться. И зачем я так подставила Катю?
  - Она сама себя подставила, - резонно заметила подруга, - ну и папка у тебя. Я уже говорила, что он сволочь?
  - Не говори сейчас об этом. Я не хочу, чтобы об этом знала полиция. Но с другой стороны... я не знаю, как об этом можно врать на допросе. Да я вообще впервые в такой ситуации. Мне так плохо... так страшно.
  - А я уже не впервые. Бывало и хуже, - бодряще улыбалась и болтала ножками Оля, - и чего ты эту сволочь так выгораживаешь?
  - Да потому что я верю, что он действительно несчастный человек. Все эти недомолвки и драки - наше личное дело. И оно не должно было касаться никого, понимаешь? Не смотря на то, что он алкоголик, его бизнес идет в гору. Я не настолько эгоистична, чтобы отвечать ему злом на зло. Пускай развивается. Только бы мне еще не мешал жить своей жизнью.
  - Ну, ты и закрутила. Я бы давно зубы выбила и засадила бы его в тюрягу.
  - Он же мой отец! - с ужасом уставилась на нее Кира.
  - Он тебя бьет и чуть не изнасиловал однажды, - пересмеяла ее тон блондинка.
  Спорить с нею было бесполезно. И подруга утомленно прикрыла глаза, уткнувшись обратно в ее плечо.
  Вдруг дверь открылась, и в коридоре появился полицейский, ведущий за собою Катю. Подруги резко встали, ожидая ее на одном месте уже более часа.
  - Тут такая ситуация, - тихо заговорил мужчина, наклонившись поближе к девушкам, - сделайте так, чтобы об этой ситуации никто больше не узнал. Никому ни слова. Понятно?
  - А что будет с тем человеком? - не поняла смысла всех этих слова Кира.
  - Ты меня поняла? - с нажимом повторил полицейский и после неуверенного кивка добавил, - мужчину мы уже отправили домой по адресу, который он сам нам назвал. Мы заключили, что он находиться в нетрезвом состояние с самого утра и потому сложилась вся эта потасовка с дракой и прочим. Короче сделайте вид, что ничего не было, и валите отсюда.
  И их за долю секунд всех троих вытолкали на улицу. Девушки озадаченно и с недоверием уставились на панкушу, а та с чрезвычайно самодовольным лицом закурила, не пройдя и трех шагов.
  - Я не въехала, - развела руками Кира, - как это понимать?
  - Чего тут понимать? Дело замяли. Нас простили. Меня отпустили. Твой секрет не раскрыт, - усмехнулась та.
  - Но как?! Нас даже допрашивать не стали! - полезли на лоб глаза Оли.
  - Скажем так... - панкуша мечтательно запрокинула голову и выпустила несколько колец дыма в небо, - не у одной Киры есть полезные связи.
  Подруга посмотрела на нее в этот момент с таким трепетным уважением и обожанием, что Катя невольно посторонилась и попросила не бросаться ей на шею. Кира и не собиралась. Она бы никогда себе такого не позволила. Но ее привязанность к этой девушке неожиданно возросла во сто крат. Не потому что у той были, оказывается, какие-то влиятельные знакомые, а потому что она буквально прикрыла ее, не сдав ни одного секрета, рискуя своей репутацией... даже не верится, что еще остались такие благородные люди!
  - Я тут подумала над твоим предложением, - вдруг продолжила панкуша свою мысль, когда общага замаячила на горизонте, - если удастся когда-нибудь открыть свою конюшню - пригласи меня к себе в тренера или берейторы. Думаю, я смогу тебе в этом помочь.
  - Обязательно! - заверила ее с широкой благодарной улыбкой Кира и почувствовала, что у нее появились самые лучшие и крутые подруги, каких девушке не хватало уже очень давно, - у нас будет самая классная и величественная конюшня во все времена.
  
  ПЕРСПЕКТИВНЫЙ ДЖИГИТ
  (все прощу за талант)
  
  Утро на конюшне началось лениво. Зина еще не успела разлепить глаза, а ноги уже сами привели ее куда надо. В раздевалке она пересеклась с такими же спящими на ходу подругами: Оксаной и Леной. У всех были каникулы. И потому народу сегодня должно было прийти много.
  - Олесю не видели? - спросила у них девочка.
  - Она уже машет лопатой, - зевнула эмо-кидка, - хочет успеть убрать денник до прихода Коли.
  - Трудяга, - не без иронии сказала Зина, - мне нужно у нее про новичков спросить кое-что. Неужели всех мальчишек заберут в джигитовку? Нам в конкуре они вообще-то тоже нужны.
  - Я думаю, эти вопросы должны решать тренера, - без сомнения в голосе ответила готесса.
  - Да, Оксана, ты права. Но я все же хочу узнать планы нашего нового тренера через его воспитанников. Если Кира, Катя и Оля - между собой давно знакомы и дружны, то планы Коли им уж точно не известны. Мне поручено "прощупать почву".
  - Ах вот оно что, - удивленно протянули подруги, - Катя занимается такими махинациями?!
  - Интересно, почему она меня об этом не попросила? - задумчиво почесалась Лена.
  - Быть может, потому что я лучше лажу с парнями, - игриво предположила девочка и тут же зарделась, - шучу-шучу, я совсем не такая как Оля. Я тоже стесняюсь с ними разговаривать. Просто с Олесей я дружу дольше вас.
  - Ладно-ладно, иди уже. А то наговоришь тут... еще больше чего-нибудь, - добродушно хлопнула ее Оксана, подтолкнув к двери.
  Солнце выглянуло из-за тучек и на душе постепенно стало теплеть. У Зины были красивые короткие волосы с красноватым отливом. Ее природа хорошо одарила как внешностью, так и способностями: схватывала все быстро, налету и бралась за дела без страха. Потому и попала в спортивную группу очень рано. И не смотря на малюсенький рост и небольшой возраст (в свои 14 лет она была всего лишь метр сорок в высоту), девочка выглядела всегда достойным соперником на соревнованиях. А как она управлялась с разными лошадьми... это просто загляденье.
  Олесю она застала на своем рабочем месте: в деннике Грозы (то бишь Гавани). Не зная, как бы тактичнее подступиться к ней, девочка решила начать разговор издалека.
  - Как дела с твоей диетой? - повисла она на двери.
  - Я же тебе говорила, что она у меня спортивная и тебе не подходит, - удивленно отвлеклась от дел Олеся, - чего это ты снова о ней вспомнила?
  Это был давний разговор, который они вроде бы уже давно закрыли. Но периодически он вновь всплывал между девочками.
  - Да я просто решила стать окончательно веганом. Вот и искала поддержки в твоем лице.
  - Решила - так становись. Зачем тебе в этом помощники? - пожала плечами Олеся и вернулась к работе.
  - Послушай, я тут кое-что вспомнила, кстати. Ты случайно не знаешь о планах Коли на счет новичков?
  - На счет мальчишек что ли? - встрепенулась подруга, - а зачем тебе это?
  - Да вот интересно стало. С чего это они вдруг сразу же из учебной группы к вам попали? Как будто нам мальчики не нужны, - наигранно надула губки Зина.
  На это Олеся только рассмеялась, покачав головой. Затем воровато огляделась и поманила ее к себе.
  - Отстаньте вы от бедного Тимки с Игорем. Тут Оля целыми днями вокруг коршуном вьется. Тоже мечтает их к себе переманить. Но, по-моему, ребята никуда не собираются уходить с насиженного места.
  - Жаль, - протянулась девочка.
  - А мне нормально, - улыбнулась Олеся, - я их стараюсь поближе к себе держать. Как никак давно знакомы, да и опыта у меня тут больше.
  - Ой, а не личные ли тут мотивы скрыты? - хитро поинтересовалась Зина, заставив подругу в этот раз неловко краснеть и смеяться.
  - Ты что, сдурела? - увереннее расхохоталась Олеся, - у нас исключительно дружеские и профессиональные отношения. А у Тимки вообще девушка есть.
  - Ах так значит, ты целишься на Игоря? Хороший выбор. Я с первого занятия поняла, что он лапушка.
  - Ты чего мелишь? - еще больше засмущалась и вытаращила глаза Олеся, - как могут нравиться те, с кем ты танцуешь чуть ли не каждый день? Они меня даже иногда бесят.
  - Нравятся-нравятся, - улыбнулась Зина и вовремя увернулась от полетевшей в нее лопаты, - но ты не стесняйся своих чувств. Игорь и вправду классный!
  И игриво хихикнув, она рванула было на выход, но лицом врезалась в чью-то грудь и едва не потеряла равновесие. Ее аккуратно обхватили за плечи и поставили на ноги ровно. Девочка неловко тряхнула головой и подняла глаза... она моментально стала цвета помидора, увидев Тимку.
  - Привет, - почему-то слегка растерянно пролепетал он.
  - Привет, - бросила она и при первом же удобном случае ретировалась.
  - Юркая, однако, - подошел к деннику Олеси мальчик, - чего это она?
  - А ты не слышал, случайно, о чем мы тут разговаривали? - почему-то тоже коряво и неловко поинтересовалась девочка.
  - Эм, нет. Обо мне? - пошутил он.
  - Нет, что ты! - поспешила возразить Олеся, и напустила на себя серьезный вид, - сегодня Коля обещал научить нас работать с шашкой, кстати.
  - Ура! - несказанно обрадовался Тимка и сделал какой-то счастливый жест рукой, - говорил я, не зря мы здесь задержались!
  - Тим, а вы точно не планируете с Игорем перейти в другие группы? - как бы невзначай поинтересовалась подруга.
  - Нет, конечно. Фиг мы отсюда теперь уйдем, когда нас шашками владеть научат! - с горящими глазами воскликнул он и немедленно удалился, чтобы поделиться радостной новостью с другом.
  Девочка долго и внимательно смотрела ему вслед. "Эх, Зина, глупая ты и мелкая. Не в моем они вкусе, но как танцуют! В паре с ними даже я начинаю ловить себя на мысли, что..., - но Олеся вдруг остановила сама себя и требовательно замахала головой из стороны в сторону, - прочь глупые мысли! Прочь! Даже не думай о такой ереси". И она опять приступила к уборке.
  Ей было смешно вспоминать про то, как они попытались заменить на одном выступлении Нину Ирой. Они же абсолютно похожи и спортивная подготовка у них одинаковая. Но все равно младшая сестра не могла перешагнуть через себя и заставить прикоснуться к мальчику. А уж тем более она не позволяла мальчикам прикасаться к себе. У нее как будто аллергия на них была: сразу покрывалась красными пятнами и начинала заикаться. Словно их с сестрой в разных семьях растили! Но эксперимент того стоил...
  Их танцевальная команда состояла всего из четырех человек. И если они разбивались на пары - то Нина обычно вставала с Тимкой, а Олеся с Игорем. Хотя здесь не было четкого распределения: это было современное направление, включающее в себя различные стили (порой даже в рамках одной музыкальной композиции). Ребят часто приглашали на разогрев или на подтанцовку на съемки клипов и в клубы.
  В общем, случилось однажды то, что периодически происходит с людьми: Нина заболела. А концерт должен был состояться уже через пару дней. И неизвестно, что больше руководило логикой и действиями ребят, но они незамедлительно упросили Иру заменить сестру, чтобы хозяин труппы их не прибил и не заметил подмены. Девочка со скрипом согласилась, и тут началось самое смешное.
  Она мужественно терпела все кратковременные прикосновения партнеров и быстро выучила необходимые движения. Но был один момент в танце, на котором девочка едва в обморок не падала. Там мальчики становились за спины партнершам и клали им руки на бедра, помогая подпрыгнуть повыше и сделать какие-то махи ногами. Вот и все.
  Ира уже заранее стала сопротивляться, услышав об этом элементе со слов Олеси. Затем они ее уломали-таки его попробовать хотя бы раз. Не успел Игорь коснуться девочки, как она в сотый раз превратилась в красный помидор и едва не со слезами сбежала от него. За нею гонялись по всему залу, умоляя и упрашивая попробовать еще раз.
  На третью неудачную попытку Игорь уже не мог смотреть без слез и залился истеричным хохотом. Тимка без устали швырял Олесю во все стороны, демонстрируя, что ничего пошлого и страшного тут нет. Но Ира была неприступна и несчастна. Она хныкала, возмущалась, убегала, но не могла вытерпеть такого. Постепенно веселье стало превращаться в раздражение и ребята, не сговариваясь, решили с нею не церемониться.
  Каким-то образом они смогли навешать ей лапши на уши, будто бы Игорь не будет даже касаться своей партнерши, а она сделает это па ногами самостоятельно... но по факту их планы были коварны. К счастью Ира была в первую очередь очень ответственной девочкой и только поэтому она не сбежала со сцены сразу же после того, как без предупреждения Игорь швырнул ее куда надо. Однако до конца выступления бедняга была не в себе, запутываясь в ногах, забывая движения... но, слава богу, номер все-таки удался.
  И как только они оказались за кулисами, она расплакалась и скрылась в раздевалке. Олеся попросила ребят некоторое время не заходить туда и пошла успокаивать несчастного ребенка. Ира с легкостью поддалась ее объятиям и уже через пару минут рыдала на груди подруги.
  - Нет, он не грубый, - объясняла она причину своих эмоций, - но просто я ничего не могу с собой поделать. Даже не знаю, почему так выходит. Но когда ко мне прикасается мальчик - меня бросает и в жар и в холодную дрожь одновременно. И это все так неприятно, что я начинаю стесняться и... и... не контролирую себя. Я сразу забываю про все и хочу лишь одного: сбежать домой. Почему-то мне всегда так стыдно. Я чувствую себя всегда такой распутной в этот момент.
  - А про сестру ты тоже также думаешь?
  - Нет, я не считаю, что это плохо. Я даже не думала о вас с Ниной так ни разу, но сама танцами больше никогда заниматься не буду. Извините меня... - от воспоминаний ей снова сделалось нехорошо.
  Но теперь Олесю стало разбирать любопытство. Она никогда не могла себе в этом отказать и потому продолжила разговор, старательно подбирая слова.
  - А тебе вообще нравится сам Игорь? Ну как друг. А то может быть он тебе противен, а мы заставляли вас в паре танцевать все это время...
  - О нет, он хороший! Они с Тимкой вообще золотцы! - неожиданно просохли ее слезы, - они такие заводные, такие классные и профессиональные! А как они работают с публикой! Я со стороны на вас на всех выступлениях смотрю и поражаюсь тому, сколько в вас азарта. Каждый раз как будто впервые переживаете все эмоции танца. И никогда не видно усталости, даже если это третье выступление за день. А мальчишки наши вообще самые лучшие. Да от них девчонки всегда визжат и в обмороки падают! Я ими очень горжусь. Они просто... просто... милые.
  Этот поток искренности растрогал Олесю и заставил невольно смеяться. Она тоже любила Тимку с Игорем трепетной дружеской любовью, но никогда не могла подобрать для этого слов. Теперь же она поняла, что была не одна, кто испытывал к ним такие чувства.
  
  Но из воспоминаний ее выбил какой-то шум с улицы и короткий девчачий визг. Почувствовав неладное, Олеся отбросила лопату и мигом рванула наружу. Там она увидела сестер-близняшек, бледных от ужаса и озирающихся по сторонам и тренера Катю с хищным настороженным взглядом.
  - Что случилось? - Олесю не покидало ощущение опасности, - кто визжал?
  - Я почти поймала воришку, - панкуша поманила ее к себе, - не отходи от меня ни на шаг, пока мы его не найдем.
  - Кто? Как? О ком вы? - она была сбита с толку, но подошла ближе, чувствуя, как и ей понемногу передавалась всеобщая паника.
  - Это был мальчик... - с трудом приходя в себя, пролепетала Ира, - он был с кинжалом! Когда Катя попросила его уйти, он кинулся на нее. А затем увидел нас и чуть... едва не...
  Она не могла больше говорить от пережитых эмоций и уткнулась лицом в сестру. Нина теперь была просто хмурой и крепко обнимала ее за плечи.
  - Мы не знаем кто это, но он явно псих. Вот так на людей кидаться! - воскликнула она.
  - Где же этот Онуфрий, когда он так нужен? - недовольно процедила сквозь зубы тренерша и вдруг резко обернулась, уловил какой-то шорох за спиной.
  Оттуда на нее выскочил, было, низкорослый незнакомец с чем-то острым в руках, но в последний момент остановился и кое-как ускользнул от встречного удара... ножом! Девочки все разом ахнули, и с коротким воплем недоумения отскочил назад.
  "Откуда Катя его достала? И когда успела?" - не могла ничего понять Олеся, упорно протирая глаза. Все произошло так быстро, что даже для чужака стало неприятным сюрпризом.
  Лица он не скрывал. Это был малолетним мальчуган, похожий на цыгана, чрезвычайно юркий с цепким неприятным взглядом. Даже бывалая Катя напряглась и превратилась в один комок нервов, предчувствуя беду. Никогда еще воспитанники не видели ее такой оживленной и одновременно по-бойцовски сосредоточенной.
  - Пацан, уходи подобру-поздорову, - с угрозой предложила она, - тебе тут ничего не светит.
  - Прочь с дороги! - писклявым резким голосом выпалил он и сделал угрожающий выпад.
  Но Катя была ему не по зубам. Она совершила какой-то ловкий маневр, заставивший мальчишку вновь отступить и зло оскалить зубы. Он был похож на беса.
  - Девки, уйдите нафиг, - рыкнула, не оборачиваясь, панкуша, чувствуя, как накаляется обстановка, - и вызывайте милицию сейчас же!
  - Катя, у него лезвие... - зачем-то с надрывом выпалила Ира.
  - У меня тоже, - прорычала девушка и насмешливо прокрутила свое оружие в руке, - видишь, пацан? Я так полагаю, ты умеешь на глаз определять силу соперника. Стоит ли нам продолжать этот концерт? Скоро приедут менты и тебя повяжут, как миленького... лучше вали отсюда, пока не поздно.
  - Ну, уж нет, - перекинул свой крохотный ножичек (который девочки называли кинжалом) из руки в руку мальчишка, - это ты лучше вали нафиг. Я все равно тебя обхитрю.
  - Ой-ли, - сощурилась Катя и едва не пропустила удар.
  Только старые рефлексы помогли ей избежать трагичной участи. Иначе бы беды не миновать. "До чего быстрый, чертяга! - недоуменно и одновременно восхищенно подумала она в этот момент, - я в его годы вообще холодное оружие в руках держать не умела, а тут такое чудо...". И вдруг она опешила на середине своих мыслей: цыган исчез! Как будто испарился, причем из-под носа.
  Тренер рывком обернулась, чтобы убедиться, что с воспитанниками все в порядке. Они же смотрели на нее с еще большим ужасом в глазах и молча показывали пальцами внутрь конюшни. Казалось, они онемели от всего этого. Некультурно выругавшись, Катя метнулась туда, куда ей указали.
  - Коля, я поймала его! - крикнула она, проносясь мимо тренера по джигитовке, - он побежал за Хватом.
  - Ох, черт! - и юноша бросился с другой стороны чтобы закрыть двери конюшни, но в самый последний момент послышался цокот копыт и высокий тонконогий конь вырвался наружу через маленькую щелку, унося за собой на спине того самого мальчугана.
  Катя тщетно пыталась перехватить его за повод, Коля раздосадовано сжал кулаки и тоже бросился в коридор. Только что прибывшая Кира тут же уронила все свои сумки, которые держала в руках.
  - Это что значит? - пораженно выпалила она.
  - Тот самый воришка... - тяжело дыша, пророкотала панкуша, - он все-таки нас обхитрил. Но я видела, что он потерял повод. Рано или поздно конь запнется...
  - И переломает себе ноги! - воскликнула главный тренер, - черт бы побрал этого идиота. Он даже воровать коней нормально не умеет. Ни нам, ни вам получается. Черт!
  И вдруг они услышали еще один цокот копыт. Катя с Кирой удивленно переглянулись, и между ними на волю вырвалась разгоряченная Гвардия с Колей на спине. Со словами "я догоню их" он за долю секунды унесся в поля. Девушки смотрели ему вслед, раскрыв рты.
  - Он серьезно? - второй раз принялась причитать Кира, - даже если догонит, то, что он планирует делать? Как он их остановит? И Хват - жеребец... о чем они оба только думают?!
  - Начнем с вопроса, догонит ли он его? - более рассудительно заметила панкуша, - Хват у нас ЧКушка. Скаковая порода все-таки. А Гвардия, хоть и быстрая, но беспородная.
  - Давайте просто поверим в него, - вдруг появилась рядом Оля, восторженно подняв темные очки на макушку, - как же я люблю веселье!
  Жеребец летел над землей как очумелый, дико вытаращив глаза, прижав к затылку уши и поднимая столб пыли за собой. Бедный воришка вжался в него всем телом, едва удерживаясь на такой дикой скорости. Он пару раз попытался перехватить руками пляшущий между конских ног повод, но только едва не свалился из-за этого. Казалось, они набрали уже все шестьдесят километров в час и это был не предел. А так как все происходило без седла, цыган стал бледнее нормального человека.
  Но вдруг краем глаза он обнаружил какое-то странное движение неподалеку. Вывернув голову назад, насколько это было возможно, мальчик с злобой заметил преследователя. "Как он на этой кляче догнал меня? - удивился и испугался цыган и еще больше пришпорил коня, - зря я, что ли рискую? Нужно выжать все из этого придурка".
  Но джигит все не отставал и даже наоборот стремительно сокращал расстояние. В отличие от беглеца он успел заседлаться и теперь ему ничего было не страшно.
  - Эй, чувак, - притормозил Коля Гвардию, когда они поравнялись с Хватом, - ты же убьешься с таким поводом! Ты чего его на шею не накинул?
  "Еще б я тебя спрашивал!" - налились кровью глаза мальчика. Он с горечью осознавал свой промах и понимал, что это может теперь стоить и ему и коню жизни, но отступать было поздно. И он еще крепче вцепился в гриву жеребца.
  - Чувак, ты меня слышишь? - допытывался парень, борясь с встречным ветром, относящим его слова назад, - я помогу тебе!
  - Пошел прочь! - огрызнулся цыган.
  - Соглашайся. Не забывай, что у тебя жеребец, а у меня кобыла. Я могу сделать так, что он под тобой просто начнет беситься и, что будет дальше на такой скорости, ты и сам знаешь, - он выглядел таким спокойным и уверенным, что не было сомнений, что все его слова - чистая правда.
  По лицу мальчика было видно, как заскрипели его мозги. Он и сам догадывался о таком исходе, наблюдая за взглядом Хвата в сторону соблазнительной кобылки. А без повода у него не было шансов на продолжение побега. "Главное не сломать себе ничего сейчас и повторить попытку в следующий раз", - скрипя зубами, подумал он и, сгорая от стыда, еле заметно кивнул.
  - Молодец, - одобрительно крикнул ему Коля и вдруг спросил, - а ты раньше на конях ездил?
  - Это не твое собачье дело! - истерично отреагировал цыган.
  - Ты хорошо держишься для новичка. Ответить на мой вопрос, и я помогу тебе.
  - Да пошел ты! - и через пару секунд он все-таки ответил, - всего пару раз с седлом.
  - Ого! Это круто...
  - Да помоги уже, придурок!
  - Не паникуй. Пока мы бежим по прямой, тебе ничего не угрожает. Еще один вопрос.
  - Ты издеваешься?!
  - Это всего лишь вопрос. Чего ты нервничаешь? - он теперь улыбался во все лицо.
  "Интересно, чем они там занимаются?" - смотрела вдаль, оставшаяся на конюшне Катя, наблюдая, как их джигит незаметно заводит Хвата на гигантский полукруг, не давая ему улететь в лес. Она все не могла понять тактики своего коллеги, но готовилась прийти на помощь, если понадобится. Милиция должна была приехать уже с минуты на минуту.
  У Киры стали сдавать нервы, и она стала срочно звонить в Скорую помощь на всякий случай. Оля загнала всех детей в денники, не разрешая им участвовать в этой "спецоперации", а сама вышла во двор, сложив руку козырьком над глазами.
  - Чувак, у тебя однозначно талант, - продолжал тем временем Коля, с трудом удерживая разгорячившуюся кобылу в своих руках, - если ты согласишься заниматься в моей группе, тогда я лично позабочусь о том, чтобы тебя не засудили за этот поступок.
  - Я вам не верю! - он становился все белее, теряя силы.
  - Ладно, об этом еще рано говорить. Но если ты согласишься и поклянешься заниматься в моей группе, то я подам тебе сейчас твой повод и помогу затормозить коня, чтобы не свалиться. По рукам?
  - По рукам! - по нему было видно, что он был уже не в состояние сопротивляться и говорил что угодно, лишь бы поскорее оказаться на земле.
  - Ок, - короткой бросил джигит и стал медленно подводить Гвардию к Хвату.
  Жеребец захрипел, пуская по ветру хлопья пены. Его всадник наполнился разом несколькими сильными чувствами, которые очень красноречиво отразились на лице. Похоже, мальчик решил, что его обманули.
  - Доверься мне, - предупредил цыгана Коля, - Хват ничего не сделает Гвардии. Пускай ржет, сколько влезет.
  Тому ничего не оставалось, как согласиться. У него просто не было выбора. Тем временем жеребец издавал целую гамму звуков, похожих на что-то дьявольское, но, в самом деле, не прыгал и не швырялся на соперницу. Пока что все шло по плану.
  И тут на полном ходу юноша перекинул ногу через седло и чуть не свалился на землю. Воришка даже ахнул от неожиданности, но вдруг увидел, что это был какой-то неведомый ему секретный элемент: Коля висел в одном стремени, держась за седло одной рукой, в то время как второй пытался дотянуться до Хвата. Мальчишка не мог сдержать эмоций и, не смотря на страх, выкрикнул что-то одобрительное.
  - Слишком далеко, - выругался юноша и свободной рукой потянул кобылу на себя, - ну же, Гвардия, ближе. Ты-то хоть не подводи меня.
  Лошадь как будто понимала его. Она самостоятельно держала нужную скорость, хотя до этого вырывала его руки вместе с поводьями и теперь преданно стала приближаться к этому четырехногому монстру, желающему вцепиться зубами ей в шею. Цыган затрясся еще сильнее, но теперь к его прежним чувствам примешалось и азартное возбуждение: свалится или не свалится этот смельчак?
  Коля почти дотянулся до повода, но Хват вдруг неожиданно клацнул зубами всего в миллиметре от его руки. Юноша грубо прикрикнул на него и снова потянул руку. В следующий момент, когда жеребец попытался повторить свой трюк, Гвардия сделала такой же выпад, заставив его отстать от человека. Конь был жутко не доволен и хотел переключиться теперь на нее, но кобыла так строго смотрела на него, что нарываться на нее перехотелось даже ему.
  - Есть! - торжественно воскликнул Коля, схватив-таки повод и рывком сел обратно в седло, - как хорошо, что я уже пробовал ставить этого балбеса в пару...
  - Что теперь? - поторопил его мальчишка.
  - Чего ты нервничаешь? Устал что ли? - насмешливо крикнул в ответ джигит.
  - Еще чего! - обиделся тот, - вот я слезу на землю и тогда...
  - Слишком много болтаешь. Держись сейчас. Я буду медленно сбрасывать скорость, а на тех опилках ты сможешь спрыгнуть, не покалечившись. Если только у тебя не осталось больше сил на то, чтобы остаться на спине до полной остановки, - он явно издевался над ним или провоцировал, но это дало свои плоды.
  От злости и гордыни воришка впился ногами в коня так, что теперь его оттуда невозможно было бы снять и щипцами. Одобрительно отметив эту решительность, Коля направил обоих коней по направлению к конюшне и следил за тем, чтобы Хват не додумался-таки вступить в драку. Но жеребец сопел, показывал всем видом свое недовольство и все-таки терпел.
  - Бегут, - довольно отметила Оля.
  - И милиция едет, - прислушалась Катя.
  - Зато Скорая меня послала. Сказала, чтобы я не звонила им до тех пор, пока не появятся жертвы, - недовольно фыркнула Кира, щелкая кнопками телефона, - жертв ведь еще нет?
  - Нет, пока все гладко, - блондинка радостно откинула волосы назад, - Коля просто супергерой! Вот бы он за мною так скакал...
  - Ты не в его вкусе, успокойся уже, - не выдержала панкуша, - и куда же он направился?
  - К опилкам, - без сомнения сказала главный тренер, - оно и логично. Хват слишком развеселился, чтобы остановиться так просто. Вот там милиция его и перехватит. И, слава богу.
  - Прошу прощения, - появились рядом остальные ребята и в частности Олеся, - а кто это такой? Вы так говорите об этом цыгане, будто давно ловите его.
  - Так и есть, - ответила Катя, - он уже не первый раз пытается выкрасть у нас коня посреди дня. Слишком настырный и очень недалекий малый.
  - Мне показалось, что он еще совсем маленький. Лет десять, не больше, - с долей сочувствия проговорила Ира.
  - Это не помешает милиции забрать его в какую-нибудь исправительную колонию, - заверила ее Нина.
  Звук мигалок стал громче и сами машины появились на горизонте. Завидев их, воришка не на шутку перепугался и, рискуя собственной жизнью, раньше времени перекинул ногу через холку...
  - Стой, куда? - испуганно выпалил Коля, но мальчишка уже катился по жесткой земле, не дождавшись полной остановки.
  Тренер уже думал, что тот свернул себе шею или сломал чего-нибудь, так как скорость была еще порядочной, но цыган встал, как ни в чем не бывало, и стремглав понесся куда-то в сторону. Но ему наперерез выбежали другие мальчишки с конюшни, пытаясь перехватить раньше милиции. Заметив потасовку, служебные машины резко свернули с дороги и как в кино поехали по полю навстречу беглецу.
  Коля резко повернул коней и бросил их одних во дворе конюшни, не заботясь о том, что животные могли натворить, получив такую свободу. Никому ничего не сказав, он молниеносно рванул туда, где уже повязали незадачливого воришку. Юноша размахивал на ходу руками и громко что-то кричал.
  Но его никто не услышал и не увидел. Мальчика затолкали в машину и, бегло обсудив что-то с остальными тренерами, увезли в штаб.
  - Куда его повезли? - строго и грубо схватил Катю за плечо Коля немного позже.
  - В наше районное отделение, - недоумевала на его реакцию она, - чего это ты такой взбудораженный?
  - Я должен вытащить его оттуда.
  - С чего ради? - недовольно подняла бровь та.
  При этом разговоре присутствовали и другие ребята и тренера. Они слушали Колю разинув рты, не понимая его мотивов. Он выглядел сумасшедшим.
  - Если я скажу тебе правду - ты не поверишь.
  - Если ты не скажешь мне правду, я не повезу тебя на своей машине.
  - А ты повезешь? - вдруг удивленно поинтересовался он.
  Свою юноша, как назло, недавно сдал в ремонт и ездил на конюшню на общественном транспорте на этой неделе. А тут такое неожиданное предложение...
  - Может быть, - уклончиво ответила панкуша, - ну так что?
  - Я хочу забрать этого ребенка к себе в джигитовку.
  Девушка фыркнула еще громче на это и даже рассмеялась. Но быстро взяла себя в руки и с состраданием посмотрела на коллегу.
  - Это не вопрос. Но будет ли он ходить к тебе? Мне этот молокосос не показался сговорчивым.
  - Я смогу его уговорить. Тем более он обещал.
  - Такие как он не выполняют обещаний. И все равно я не до конца понимаю твоей мотивации.
  - Ты разве не заметила, насколько он талантлив? - наконец выпустил эмоции наружу Коля, - он всего второй или третий раз на коне, а так держится! Да я подобных всадников всего несколько раз в своей жизни видел. Ради такого таланта я готов и в огонь идти, лишь бы заполучить его в свои руки. Я из него такого спортсмена сделаю, что весь мир им восхищаться будет.
  - Ой-ой, не мечтай так далеко, - с легким сарказмом прервала коллегу Катя.
  Однако его слова заронили в нее зерно сомнения. Девушка уже была не так уверенна в правильности своего сопротивления. Она глубоко задумалась, в то время как Коля продолжал скандировать.
  - То есть ради таланта вы готовы простить кому угодно и что угодно? - наконец подал голос кто-то из воспитанников.
  - Абсолютно верно, - горячо воскликнул на это тренер, ни секунды не колеблясь.
  - А что если человек не так талантлив?
  - Какая чепуха. У всех есть талант. Только у кого-то он просыпается раньше, а у кого-то позже. Но абсолютно бездарных людей не бывает. Катя, ну так что?
  - Черт с тобой, поехали. Я помогу.
  - Спасибо! Буду должен.
  - Эх, Коля, из-за тебя я теперь тоже заинтересовалась в его кандидатуре.
  - Я рад, - и юноша протянул руку, чтобы пожать ее Кате, но та как будто не заметила этого жеста и, криво усмехнувшись, направилась к своей машине.
  - Передайте Кире, что я вернусь вечером, - сказала она своим спортсменам.
  Те согласно молча закивали и переглянулись. Никто не мог поверить в то, что два взрослых человека отправились вызволять преступника, которого сами же неделю ловили. У них точно крыша поехала.
  
  Когда Катя оказалась в отделении милиции, она сразу же стала настаивать на переговорах с начальником. Колю оставила одного возле "обезьянника", в котором и сидел в это время тот самый мальчонка.
  Цыган смотрел на гостя с недоверием и недоумением. Но не спрятал глаза, когда юноша подошел к нему поближе. Даже наоборот он подался немного вперед.
  - Мы за тобой, - дружелюбно стал заверять его Коля.
  - Смешные вы, - совершенно невесело промямлил мальчишка.
  - Как тебя зовут-то? В этой спешке я даже не успел познакомиться нормально.
  - Какая вам разница?
  - Ну, я же должен знать имя своего будущего воспитанника, - без доли сомнения заявил он.
  Цыганенок криво усмехнулся. Его черные глаза цепко следили за мимикой собеседника. Видимо, пытался разгадать ложь. Он и вправду походил на беса.
  - Димкой зовите, если хотите.
  - Это же ведь не твое настоящее имя.
  - Мое настоящее имя вы не имеет права знать, - гордо тряхнул головой тот и прильнул к прутьям, - и вообще называйте хоть как. Вы же мой спаситель, насколько я понял. Значит я вам типо обязан...
  - Эгей, друг, да ты не искренен со мной. Как же я могу тебе доверять?
  - Также как и я вам.
  Они почувствовали огромную пропасть между собой. Коля немного нахмурился и привычным жестом почесал подбородок.
  - Окей, - задумчиво протянул он, и в этот момент дверь в помещение громко хлопнула.
  Вошла Катя в сопровождении какого-то милиционера. Тот приятно позвякивал ключами. Но по взволнованному взгляду коллеги она поняла, что не все шло так гладко, как он предполагал.
  - Ну что, пацан, пошли? - обратилась она к цыганенку.
  - Ага, пошли, мамочка, - улыбнулся желтыми зубами тот.
  - Смоется, - вполголоса сказал ей Коля.
  - А давай теперь я сама с ним поговорю. Из тебя дипломат, как вижу, никудышный, - уверенно сказала на это Катя и взяла Димку за локоть, когда тот получил свободу.
  - Куда вы меня ведете? - настороженно и одновременно весело спросил мальчуган.
  - Поговорить о нашей дальнейшей профессиональной деятельности, - и она затолкала его в какую-то комнату в конце коридора, - Коля, подожди снаружи.
  - Окей, - неуверенно и удивленно согласился юноша и зачем-то добавил, - его, кстати Димкой звать... по-нашему.
  - Димка - так Димка, - безразлично кивнула панкуша и заперла за собою дверь.
  Они вышли только через полчаса. Коля не знал, чем эти двое там занимались столько времени, но мальчишка выглядел слегка недоуменным и соглашался со всем, что ему говорили. Катя была довольна собой с ежедневным загадочно-уверенным выражением лица.
  - Чего ты с ребенком сделала?! Он совершенно изменился, - пораженно допытывался позже юноша, когда они отпустили Димку к семье, - это вообще законно было?
  - Да не парься ты, я же знаю, как обращаться с малолетними, если они сильно борзые.
  - Что?! - недоверчиво переспросил коллега, - надеюсь, ты не била его там?
  - Ну... - немного задумалась панкшуа, - к счастью он был достаточно смышленым, чтобы отличить блеф от реального заявления. Короче до этого дело не дошло, хотя и было близко.
  - Ты совсем обалдела?! - едва не выпрыгнул со своего сидения юноша, - я не хочу, чтобы к нам в клуб записывались через силу и угрозы! Это же не плодотворно. К тому же пустые слова на него не подействуют. Он завтра, например, больше не вернется.
  - Что тебя волнует больше, идеальный человек: то, что он не придет завтра или то, что я применила силу в наших переговорах? - рассмеялась Катя, прокручивая руль влево.
  Тренер выглядел сконфуженным, будто его за чуб схватили. Он тяжело вздохнул и провел рукой по лицу.
  - Не подлавливай меня на моих грехах, - с легкой потерянной улыбкой попросил Коля.
  - Ты пока еще не согрешил. Не разбрасывайся такими словами. А я Димку и не била на самом деле. Просто прицепила наручниками к батарее и помахала ножом перед глазами. Всего-то.
  - ВСЕГО-ТО?!
  
  Но еще больше Коля удивился, когда на следующее утро увидел на конюшне... того самого цыганенка! Он пришел добровольно один и к тому же первым делом направился к Кате, а не к нему.
  Юноша нетерпеливо переминался с ноги на ногу, делая вид, что его ничуть не волнует новичок, но в душе у него что-то зудело. И наконец-то самодовольная желтозубая ухмылочка замаячила перед его лицом.
  - Ну, здравствуй, мой новый тренер, - небрежно выплевывая каждое слово, проговорил мальчишка.
  - Надо же! Ты все-таки пришел? - напустил на себя побольше иронии Коля, хотя у него это получалось плохо.
  - А почему я не должен был приходить? Я же обещал. И вы мне, между прочим, тоже кое-что обещали. Так что мы повязаны, - как всегда уверенным голосом сказал тот.
  - Что-то я запамятовал: чего я тебе обещал такого, что ты решил-таки записаться в клуб? Мне кажется, вчера ты хотел нас всех кинуть.
  - А коня вы мне обещали. Того самого. Хвата, - нагло заявил мальчонка, - та девка говорила, что я смогу на нем ездить когда угодно и сколько угодно. И сказала, что это ваши слова.
  - Серьезно?! - едва не подавился Коля, - мне срочно нужно переговорить кое-о-чем с нашим тренером по конкуру...
  - Надеюсь, вы не собираетесь отказываться от собственных слов? Иначе я просто сворую его. И в этот раз побег будет идеальным.
  - Ах ты мелкий...
  - Не поднимайте руку, если не сможете ударить. Меня вам ни в жизни не поймать.
  - Сбавь обороты. Ты должен соблюдать некоторые правила конюшни, если хочешь здесь остаться и заниматься на Хвате.
  - Чего?! Какие еще правила, папаня? Я так не согласен. В таком случае я пошел забирать свою собственность.
  - Здесь нет твоей собственности!
  - Конь мой.
  - А ну стой на месте, паразит!
  Катя весь день специально ходила мимо джигитовочной конюшни, чтобы раз за разом слушать эти вопли. Она молча про себя смеялась и думала: "Получай свой одаренный бриллиант, Коля". Но отчего-то даже ей хотелось радоваться.
  - И как вы оба додумались до такого? От этого цыгана одни проблемы, - нервно ворошила свои вещи в тренерской Кира, - у меня снова деньги пропали из кошелька!
  - Так сделай ему выговор, - снова баловалась с ножом Катя.
  - Вот ты сейчас издеваешься или как? Сама, значит, притащила к нам этого черта и на нас теперь все проблемы спихиваешь. Займись уж его воспитанием.
  - Это Колина пассия. Пускай он им и занимается.
  - Нечего на пацана гнать! Нормальный он, - возмутился вдруг Коля, случайно попавший на этот разговор.
  - Он каждый день что-то ворует! И по вашей милости я его даже исключить с конюшни не могу. Дети отказываются впускать его в свою раздевалку. А я их прекрасно понимаю и не виню за это.
  - Это мелкий недостаток, который прекрасно компенсируется его мастерством верховой езды. Вы бы видели, как он справляется с Хватом...
  - Коля, я тебя уволю, - устало пробормотала Кира и вдруг рассмеялась, - надо же как в рифму получись. Даже настроение поднялось.
  И она продолжила тихо и грустно смеяться. Два других тренера смотрели на нее с легким волнением.
  - Я не понял, у нее снова истерика? - шепнул юноша на ухо Кате.
  - Кажется да. Предлагаю запастись теперь ведром успокоительных таблеток, потому что из-за твоего "талантливого мелкого" Кира еще не раз выговор сделает тебе же.
  - Пускай делает, - обиженно насупился юноша, - я разве не казак? Мне вообще не гоже к мнению бабы прислушиваться.
  - Дурень ты, а не казак. И чего тебе "свои" дети не нравились? На цыгана его потянуло...
  - Казак я! И усы отпущу! - все больше горячился Коля.
  - Дурень-дурень! - заверила его панкуша.
  - И волосы сбрею. По национальному.
  - И цыгану своему побрей, - и после этой фразы Кира залилась новой порцией нервного смеха.
  - Мне кажется ей нужно меньше общаться с Олей, - через минуту пришел к выводу юноша.
  - Согласна с тобой, - горячо кивнула Катя и еще раз крутанула нож на столе.
  
  НАЧАЛО ВСЕХ БЕД
  
  Одним прекрасным ясным утром в леваде гулял Хват, заигрывая с кобылками, стоящими по другую сторону забора. Он распушал хвост, зазывно ржал и бегал летящей красивой рысью из стороны в сторону. К нему все это время пытался приставать Димка...
  - И чего ты за ним бегаешь? Вдарит ведь, - лениво поинтересовалась Катя, куря неподалеку.
  - Не посмеет. Или я не цыган, если так глупо подставлюсь, - горделиво хлопнул себя кулаком по груди мальчишка и снова принялся догонять жеребца, гоняя его по всей леваде.
  Панкуша наблюдала за всем этим действием, склонив немного голову на бок. Когда же весь этот бред увидел Коля, то немедленно пришел в паническую злобу.
  - А ну вылезай от туда сейчас же! Что за игры?
  - Да отстань от него, - небрежно бросила Катя, - даже если и попадется ему под копыто - пусть будет так.
  - С чего это? Мы за него в ответе. А особенно я, - раздраженно процедил юноша.
  - Зануда вы, тренер, - крикнул ему издалека цыган, - я хочу доказать этому балбесу, что я тут главный!
  - Это доказывается не таким способом. Вылезай, говорю!
  - Мальчик прав: зануда ты, тренер, - искривились в ухмылке губы панкуши.
  И не успел Коля, как следует отреагировать на это, как послышался короткий вопль и скоростной топот копыт. Хвата достала такая неприглядная компания, и он наконец-то решил избавиться от наглого мальчишки, гоняясь за ним с оголенными зубами. Когда до шиворота Димки оставались всего какие-то миллиметры, тот ловко как-то изогнулся и проскочил между узкими перекрытиями ограждения. Еще бы секунду и мальчишка точно попал бы под копыта!
  - О чем ты только думаешь? - схватил его за шиворот Коля.
  - Зато видишь, как было весело? - ерничала за спиной Катя и после короткого смеха продолжила, - пойду к занятию готовиться. Уже время.
  - Да-да, знаю, - нехотя ответил тренер джигитовки и снова как следует тряхнул воспитанника, - ты хотя бы раз в жизни голову включай. Мне не нужны трупы в группе. Они бесполезны и не умеют джигитовать.
  - Да не достал он меня, чего вы так паритесь? - пискляво верещал пацан, зло целясь ботинками по ногам юноши.
  - Сейчас не достал, а в следующий раз?
  - А в следующий раз он будет мне ботинки лизать!
  - Дурень ты, Димка!
  За всем этим действием наблюдала издалека Зина. Она тяжело вздохнула, предчувствуя, что этот новичок еще успеет наломать дров в их конюшне. "Петьки с Олей нам не хватало", - жалобно подумала девочка и положила-таки лопату на место, - "Еще и ворует все, что плохо лежит. Онуфрий обещал шкуру с него содрать еще пару дней назад. Но так, похоже, и не добрался".
  Но не успела она вернуться обратно к своей работе, как услышала какой-то шум и вопли на улице. Тревожно переглянувшись с Олесей, девочка выскочила обратно во двор.
  В этот самый момент цыган, уворачиваясь от тяжелого кулака Пети, с легкостью запрыгнул на плечо Тимки и оттуда кошкой взлетел на козырек над воротами конюшни. На девочек посыпались какие-то деревяшки и мусор, отчего те с визгом спрятались обратно. Но бесстрашная Олеся все-таки рискнула опять высунуться наружу, помогая бедному другу встать на ноги.
  - Скоростной, блин, - протирал болящее плечо Тимка, - что за черт?
  - Что произошло-то? - шокировано спросила у него подруга.
  - Петя хотел ему загривок начистить за какую-то вещь...
  В это время мимо пронеслась толпа прочих воспитанников, к которым присоединился и Онуфрий, показывающих пальцами наверх. Димка с легкостью ловко перебирал ногами, двигаясь по узкой верхушке крыши. Казалось, что мальчик жил в какой-то невесомости, поскольку его ни на йоту не качало в стороны и таким образом воришка смог добраться до сенника, куда пришлось перепрыгивать через столб... чудом не сорвавшись с этой толстой деревянной конструкции, цыган допрыгнул-таки до следующей крыши и повис на руках.
  Девочки ахнули, думая, что он вот-вот свалится, но Димка с легкостью подтянулся и вот уже на четвереньках продолжил свой побег. Петя матерился как сапожник, Онуфрий бежал наперерез, Зина успела позвать тренеров на помощь.
  Коля, который не успел еще даже присесть в тренерской, вышел во двор, без удивления наблюдая за этим беспорядком. Его лицо немо дергалось в судороге. Катя недовольно скривилась, а Кира даже не стала разбираться в чем дело: одним грозным гарканьем заставила всех заткнуться и потребовала вернуться по местам.
  - Ну, Кира, дай ты нам его отмутузить хоть раз! А то этот сопляк совсем от рук отбился! - кинулся с возмущениями на главного тренера Петя, размахивая руками и чуть ли не брызгая слюной.
  - По местам я сказала! - рявкнула на него в ответ девушка.
  - Да ты задолбала! - не растерялся тот.
  - Заткнись-ка лучше, - рыкнул на него за это Онуфрий.
  - Ты че и на меня теперь нарываешься что ли? Подкаблучник, - с ходу наорал на него парень.
  - Тебе хочется кулаками помахать что ли? Давай помашем, - с готовностью хрустнул костяшками боксер.
  - Я вам сейчас помашу! - встала между ними Катя, - обоим по фингалам раздам и не допуск к занятиям обеспечу на месяц. Хотите так?
  - Слово тренера - закон, - с готовностью опустил руки разгорячившийся Онуфрий.
  - Я же говорю - тряпка и подлиза, - ткнул в него пальцем Петька.
  - Нет, ты за свои слова точно ответишь! - двинулся с новой силой на него соперник.
  - Эй, петухи, а кто Димку ловить будет? - крикнула им Зина и тут же покраснела, - ой, извините, я не то слово немного применила?
  - Да. Петух - это значит опущенный в тюремной среде, - доступно объяснила ей Катя, - но эти двое и вправду скоро станут у меня петухами, если и дальше будут себя так вести.
  - Катя... за такие слова... я даже не посмотрю, что ты девчонка... - стал краснее помидора Петя, сжимая кулак перед носом.
  - А я не посмотрю, что ты мой воспитанник, - показала она ему кулак в ответ и ударила слегка в грудь, - займись делом, дурень! Нечего тут на мне свою злость срывать.
  - Веселуха! - крикнул откуда-то сверху цыган и залился злостным хохотом.
  - До тебя, крысеныша, я еще доберусь! - вставил наконец-то свое слово и Коля, с угрозой проводя пальцем по своему горлу.
  - Что это за тренерский состав такой, который не может утихомирить несколько мальчишек? - появился в воротах конюшни Оля.
  Она снова опоздала на работу, сладко зевая и поднимая темные очки на макушку. Для нее подобный хаос всегда был приятнее и роднее музыки.
  - Вот и я говорю, что это хаос, - грозно уткнула руки в бока Кира, - кто вам вообще позволял пререкаться с тренерами? Тебя, Дима, это тоже касается!
  - Да че я-то? Они первые начали, - как ни в чем не бывало, развел руками цыган.
  - Ты снова что-то своровал? - рыкнул на него Коля.
  - Он каждый день что-то ворует, - жалобно прикрыли глаза Зина с Олесей.
  - Он брал мои щетки и не вернул на место, - показал ему кулак Петя, - и сделал это уже во второй раз. Пора вправить ему мозги хотя бы раз.
  - Это почти бесполезно, - в свою очередь развели руками Тимка с Игорем.
  - Если б его еще догнать можно было, - недовольно бросил Онуфрий.
  Тут из раздевалки вышли Лена с Оксаной и направились навстречу всей толпе. Они были какими-то растерянными.
  - Эм, ребят, а вы не видели нашу косметику? - вдруг подали они голос, - страшно даже представить, кому кроме нас могли понадобиться черный и розовый лак для ногтей.
  Все, не сговариваясь, перевели взгляд на Димку, свесившего ноги с крыши сенника. Тот в свою очередь очень красноречиво и эмоционально вытаращил глаза.
  - Ну, это уже точно не я! - заорал вдруг он, - я нормальный пацан! Здоровой ориентации. Какой нафиг розовый и черный лак?
  - Оу, а кто это такой добрый закрасил дырки на моем красном вальтрапе? - успела переодеться за это время Оля.
  - Тебе понравилось, да? - с готовностью улыбнулся цыган, - я недавно какую-то дурацкую краску нашел. Решил, что раз ее так мало осталось - нужно пустить на доброе дело.
  - Кажется, я поняла... - закипела Оксана, - а куда ты употребил черную краску, которую также "нашел"?
  - А как вы узнали, что я черную тоже находил? - наивно вытаращил еще раз глаза мальчишка.
  Все просто выпали в осадок и дружно пожелали его удушить.
  
  - Это просто какой-то кошмар. Он каждую минуту что-то вытворяет. Не успевает даже с места сойти, а уже косячит в пяти местах, - тяжело хваталась за голову в тренерской Кира.
  - Мне кажется, ты все принимаешь слишком близко к сердцу, - нравоучительно проговорила Оля, раскачиваясь на стуле.
  - Ну, хоть ты стулья не ломай, - жалобно попросила ее подруга, - а то мне людей серьезных сюда стыдно будет привести. Катя и так всю мебель своим ножом затыкала. И зачем она его на конюшню-то носит? Тут же одни дети...
  - Каких это таких серьезных людей ты собралась сюда приводить? - уточнила блондиночка.
  - Да тут депутат какой-то хотел прийти... но вместо себя ЗАМа решил отправить. Что-то мне не нравится это. А еще директор сегодня к себе вызывал.
  - Да... ты вся погрязла в делах, - с сочувствием протянула Оля, - как же твоя учебная группа?
  - Я их пока что на Онуфрия перекинула. Он поможет мне немного сегодня.
  - Хороший мальчик.
  - Да, он молодец. Помогает во всем. Не то, что этот Петька, - Кира закатила глаза, вспоминая определенные моменты, - ладно, я пошла. Не начудите тут.
  - Обещаю, - козырьком приставила ладонь ко лбу подруга и загадочно улыбнулась.
  Когда главный тренер ушла, Оля сладко потянулась в предвкушении хорошего дня. Все-таки в ее присутствии блондиночка многого себе не позволяла...
  - Оксана, сегодня у нас будет самая увлекательная работа за все последние дни, - хрустнула костяшками пальцев тренер по выездке немного позже.
  - И что это будет? - в нехорошем предчувствии покосилась на нее готесса, протирая своей кобыле морду.
  Марта мило фыркала и ловила губами щетку, пытаясь ее отобрать и выкинуть. Она игриво дергалась, размахивая туда-сюда ногами, но так ни разу ни по кому и не попала. Девочке оставалось только тяжело вздыхать: уворачиваться от последствий веселого нрава своей лошади ей уже немного надоело.
  - Сегодня мы будем ее напрыгивать, - торжественно объявила Оля.
  - Зачем нам это в выездке? Тем более, зачем это слепой кобыле? - недоуменно возразила воспитанница, - лично я не хочу ей ноги ломать.
  - А ну не пререкайся с тренером! Ишь моду взяла!
  - Не кричите, пожалуйста, - устало прикрыла глаза Оксана, - у меня все равно уже иммунитет к вашему голосу разработался. Случайно, конечно, но все-таки...
  - Катя, поди сюда, - не слушала ее блондиночка и притащила-таки тренера по конкуру, - скажи, можно ли напрыгать слепую лошадь?
  - В плане морали или техники? - недовольно спросила панкуша.
  - Техники.
  - Можно.
  - Спасибо, ты свободна.
  - Эй-эй, а мораль? - жалобно пропищала Оксана, понимая, что правда не на ее стороне.
  - Ну, с моралью мы как-нибудь договоримся, - блеснула радостной улыбкой Оля, - осталось только тебя уломать. Но это проще простого.
  - Мне уже страшно, так что не надо, - подняла руки девочка и со вздохом продолжила чистить Марту.
  "Какая она безответственная!" - кипело все у нее внутри, - "И какая я бесхребетная. Петька давно бы послал их всех подальше... но я ведь не такая дура как он. Хотя... сейчас я ни в чем не уверенна". В это время Оля перехватила в коридоре Йорка, чей вид моментально стал зашуганным, и стала трещать ему о каких-то соревнованиях. Бедный мальчик только со всем соглашался и так они и вышли из конюшни: как паук с мухой.
  Маленькая Ира застенчиво вжалась в стену, пропуская эту парочку. Честно говоря, она очень боялась Олю и каждый раз жалела сестру, попавшую к такому ненормальному тренеру. Но страх перед Катей был не меньше... и потому малышка постепенно превратилась в тень, проявляя себя только на занятие, когда ей удавалось без труда взять очередную высоту. В принципе панкуша была ею довольна, хотя не обходилось и без слез. Зато она никогда не могла ничего сказать против. Даже Оксана на ее фоне казалась намного смелее.
  При первой же удобной возможности Ира выскользнула из конюшни и лицом к лицу столкнулась с Димкой. Они оба охнули от неожиданности и бедная девочка снова обо что-то запнулась. С нею часто такое бывало от волнения. Поэтому падать она уже привыкла.
  - Чего на ногах не держишься? - подал ей руку мальчик, - а еще конница называешься.
  - Спасибо, - только и ответила она, поднявшись с его помощью.
  - Ты всегда так немногословна? - полюбопытствовал он.
  - Возможно, - даже не улыбнулась Ира и сконфуженно потупила глаза.
  - Да взбодрись ты! Не люблю кислых рожь, - и он собственноручно растянул ее щеки, делая подобие улыбки, - так же ведь лучше.
  - Йа пфочему-то тках не дьумайу, - прошепелявила девочка, не вырываясь из его хватки.
  - А может быть, ты боишься меня? - отпустил он ее, наконец, - бу!
  - Очень смешно, - отчего-то обиделась Ира, - извини, можно я пойду?
  - Нет.
  - Ладно.
  - Серьезно?! - опешил он, - ты будешь стоять, если я тебе прикажу?
  - Вообще-то нет, - смутилась она, но все равно не сдвинулась с места.
  Девочка мысленно уже звала сестру. Она не умела контактировать с людьми. И всегда делала много глупостей из-за этого. Зато цыган развеселился не на шутку.
  - Подними правую руку вверх.
  - Зачем?
  - Ну, очень надо.
  - Ладно, - с безразличным лицом она исполнила его просьбу, - теперь можно идти?
  - Нет, теперь попрыгай!
  - Я вынуждена повторить - это не смешно. Даже обидно. Почему ты такой злой? - наконец прорвало ее.
  Но Ира сразу же почувствовала себя жутко виноватой из-за этого и потому засыпала мальчика извинениями. И пока он не успел надавать ей новых команд, она бегом скрылась за поворотом. Цыган цокнул языком, глядя ей вслед. Она его приятно позабавила. "Милая девочка", - решил он, - "прям святая".
  В принципе, Димке тут все нравилось. Даже потасовки, в которых он периодически участвовал. Один раз мальчику пришлось познать боевое мастерство Кати во всей красе. Он-то думал, что никто больше не умеет тут прыгать по крышам и столбам, но оказалось, что два тренера (по выездке и конкуру) способны и не на такие фокусы... короче они сняли его на землю всего за пару минут и привязали на джигитовочной полосе на манер барьера.
  Коля с радостью воспользовался этим и устроил внеплановые прыжковые занятия. К счастью никто не пострадал и не обиделся. Цыган только громко и страшно орал на лошадей, чтобы те задирали ноги повыше. После этого он заливался искренним хохотом и отпускал различные шутки, не оставившие никого равнодушным.
  Правда, когда об этом наказание услышала Кира, она разнесла всех в пух и прах, высказываясь о морали, принципах и гуманности. На нее не подействовали даже слова Димки о том, что ему понравилось. В конце концов, ему-то больше всех и перепало от главного тренера.
  Но вернемся к нашей слепой кобыле. Сегодня у нее планировался насыщенный день, о чем сама лошадь даже не догадывалась.
  - В общем, Оксан, мы будем приучать ее к голосовым командам, - рассказывала Оля, крутя Марту на корде, - сначала вперед пустим Йорка на Птице и подадим команду "ван". Если все пойдет хорошо и прогрессивно - тогда появятся еще "ту" и "три".
  - Не понимаю, - честно призналась готесса, мысленно насмехаясь над познаниями английского языка своего тренера, - вы так сжато подаете информацию...
  - Короче сначала заведем ее на кавалетти. Она будет связана специальными дополнительными ремнями с Говоруном, чтобы чувствовать его прыжок. По идее, когда он преодолеет препятствие, она выпрыгнет издалека и приземлится тоже дальше, чтобы не задеть палку. И одновременно с прыжком мы будем кричать ей "ван". Когда она поймет что к чему, то будет учиться прыгать без Птицы по одной нашей голосовой команде. Нужно добиться от нее абсолютной четкости. Чтобы она прыгала не раньше и не позже. И этот "ван" будет действовать на барьеры до метра. Те, что будут выше, мы будем называть "ту". До "три" скорее всего дело не дойдет. Хотя без седла я хочу ее и на это натаскать. Мало ли что в жизни пригодится...
  - Стоп! - резко вдруг воскликнула Оксана, - вы хотите еще и под седлом ее напрыгать?! Еще и выше метра? Да она и на "крестиках" покалечится. Ваш экстрим меня пугает, извините.
  - Какая пугливая, - фыркнула Оля, - твоя кобыла и то смелее. Погляди.
  И она подала команду Йорку, чтобы он завел своего коня на одну кавалетти. Бедная Марта, почувствовав, что он что-то перепрыгнул, запаниковала и уперлась ногами в землю. Но из-за того что она была привязана к Говоруну, ей пришлось таки сделать шаг вперед, в результате чего она снесла препятствие и взбесилась еще больше. Пока они всей толпой ее успокоили, прошло немало времени. Оксана с укоризной и злобой испепеляла своего тренера, а та, в свою очередь, ничуть не отчаивалась.
  - Ничего страшного, - бодро говорила блондинка, - и такое бывает. На ней же ногавки.
  - Зачем нам в выездке прыжки вообще? - начала психовать готесса.
  - Для общего развития. Тем более, Марта будет лучше слушаться твоих команд после этих упражнений. Вы станете одним целым, когда она научится чувствовать каждый твой вздох и напряженную клеточку тела. В такой паре, как вы, слепой должен полностью подчиняться зрячему. Иначе все наши труды пойдут насмарку.
  - Вы не ищите легких путей, - тяжело вздохнула Оксана.
  - Я планирую выставлять вас на соревнования, - заявила вдруг Оля.
  - Что?! - бедная девочка уже устала удивляться, - а нас допустят?
  - Допустят, - зловеще захихикала тренер, - об этом даже не беспокойся. Главное, чтобы вы все выполнили, как следует. По идее из-за своей слепоты Марта уже стала лучше прислушиваться к тебе и точнее выполняет все задания. Но мне нужна идеальная безукоризненная точность. Эта кобыла все еще воюет с нами. Она пока не готова довериться всаднику на все сто процентов. Но я хочу этого добиться. Иначе...
  - Что "иначе"?
  - Иначе у нее просто нет шансов на выживание, - с тенью грусти закончила свою фразу Оля, - ты же понимаешь, что не наш директор решает, кому из лошадей остаться на этой конюшне, а кому нет?
  - А в чьих руках их судьбы? - испуганно спросила девушка, впервые поверив словам тренера.
  - Есть хозяин всей этой территории... и наш директор подчиняется ему. Этот человек каждый год проверяет состояние здоровья лошадей на конюшне. И если он обнаружит, что у нас есть животные, не способные оправдать, вложенных в них денег, этот человек просто избавится от них. Ты уже взрослая и я могу говорить с тобой откровенно.
  - Но... не обязательно, ведь, он отправит ее на бойню, - дрогнул голос воспитанницы.
  - Нет, конечно. Но кто из здравомыслящих людей ее купит? Кому нужна лошадь, которая не сможет на себе катать? И потому подумай сама логически, куда ее приведет этот путь.
  Оксану всю обдало холодом. Это все звучало чудовищно правдоподобно... и одновременно не хотелось верить в то, что подобное однажды случиться. Девушка успела привязаться к Марте и не могла представить себе, как можно сдать лошадь на бойню, не моргнув глазом. Какой нелюдь на это способен?
  - Девочка моя, там, где крутятся большие деньги, речи не идет о морали, - как будто прочла ее мысли Оля, - я уже столкнулась с этим несколько раз. Больше рисковать не хочу. И сделаю все, что в моих силах, чтобы подобного не произошло.
  - Я тоже сделаю все, что смогу, - решительно сказала Оксана.
  - Вот и хорошо, - одобрительно кивнула тренер, - значит, будем напрыгивать ее. И ты мне поможешь.
  - Можно только один вопрос? Кто этот хозяин? Вы его знаете?
  - К сожалению, знаю, - скрипнула отчего-то зубами блондинка, - это один депутат... и сегодня Кира должна с ним увидеться по какому-то вопросу. Надеюсь, он не вздумает устроить проверку на конюшне именно в этот день. Мы еще не готовы.
  
  Димка был плодотворен в этот день и потому возвращался с занятия в конюшню в очень приподнятом настроении. Ему не столько льстили слова тренера, сколько собственные успехи. Хват был безумным конем... и в этом они очень походили друг на друга. Как будто каждый из них предчувствовал следующее решение другого. Это безумно интересно, когда в паре появляется такое взаимопонимание.
  Но когда мальчик собирался уже уходить домой, он вдруг услышал жалобное хныканье где-то за тюком сена. Цыган осмотрелся по сторонам, убедился, что здесь больше никого нет, и заглянул туда.
  - Привет, - с удивлением обнаружил он знакомое лицо, - ты чего это?
  - Уходи, - шмыгнула носом Ирина и затихла, как будто стесняясь показывать ему слезы.
  - Нет-нет-нет, сначала скажи, что не так, - он ловко перелез через тюк к девочке и примостился рядом в этой пыльной темноте.
  - Если сам не уйдешь, тогда это сделаю я, - вспыхнула она и собралась уже встать, но Димка притянул ее за руку обратно.
  - Это из-за нашего утреннего разговора что ли? - весело поинтересовался он.
  Девочка выглядела такой несчастной и милой одновременно, что он невольно пожалел ее, хотя такие чувства были раньше ему не свойственны. А ее попытки огрызаться на него были такими забавными и ничтожными, что вызывали желание обнять и успокоить обиженного ребенка вместо того, чтобы обидеться.
  - Еще чего, - надула она губки, и слезы снова покатились по ее щекам, - ну вот! Теперь я еще и об этом вспомнила! Ты негодяй.
  - Оу, всегда пожалуйста, - рассмеялся цыган и тут же захлопнул рот ладонью, - но если ты не из-за этого плакала, то что случилось?
  - Катя на меня накричала на занятии, - не сдержала эмоций девочка и спрятала лицо, уткнувшись ему в грудь, - она меня теперь ненавидит!
  Почему-то Димку разбирал хохот вместо сожаления. Все ее проблемы были такими мизерными, что их невозможно было воспринимать всерьез. Однако мальчик постарался быть аккуратнее в этот раз.
  - Так забей, - не придумал ничего лучше он.
  - Она меня больше не хочет видеть... - продолжала гнуть свое Ирина.
  - Это она тебе так сказала?
  - Нет. Она сказала, что если я еще раз упаду на "системе" - она меня выгонит из спортивной группы.
  Ну, тут уж цыган не удержался и расхохотался во все горло. Только после этого ему стоило большого труда удержать расстроенную девочку на месте, чтобы она не сбежала от обиды.
  - И что? Ты упала после этих слов?
  - Нет... но так обидно. До сих пор ее слова в ушах стоят.
  Димка не удержался и рассмеялся еще раз. Он ласково обнял ее покрепче и сжал, слегка раскачивая, как лучшего друга. В этот раз она почему-то не пыталась вырваться и убежать, а наоборот ответила на этот жест и обняла его в ответ, продолжая заливать рубашку слезами. Только теперь вместо хныканья мальчик услышал какой-то истеричный смех.
  - Ну, вот. Теперь я вижу, что тебе стало лучше, - похлопал он ее по спине.
  - Это все ты... - оказывается она и плакала и смеялась одновременно, - негодяй, бес, чертяга...
  - Ты материться-то вообще умеешь?
  - Не люблю этого. Это плохие слова. И ты нехороший.
  - Да-да-да, конечно, - и он с улыбкой погладил ее по голове, - и Катя тоже нехорошая?
  - Нет. Она хорошая! Это я неумеха.
  - А я плохой?
  - И ты... - она вдруг осеклась и надолго задумалась, - ты тоже не такой плохой.
  - Девчонки... - закатил цыган глаза и снова ласково потряс ее за плечи.
  Ира снова застенчиво улыбнулась и быстро стала приходить в себя.
  
  Кира вернулась в хорошем расположении духа. Но она была сильно чем-то озабочена. Вернее, ее что-то тревожило, но не так сильно, чтобы поддаваться панике.
  - Наш директор удивляет, - хрустела она пальцами, гуляя по тренерской, - он доверил мне право подписи важных документов.
  - Насколько важных? - навострила уши Катя.
  - Тех, которые имеет право подписывать только он, - загадочно ответила девушка и тут-то ее улыбка пропала, - мне это не нравится. Грядет какая-то буря. Это все неспроста.
  - Почему? Может он просто доверяет тебе? А вскоре повысит! - предположила Оля, доедая свою лапшу быстрого приготовления.
  - За неделю до приезда хозяина конюшни?!
  - Он же должен был сегодня прибыть. Разве нет?
  - Он перенес встречу. Вернее, он уже виделся с утра с директором... и после этого я получила право подписи. Разве не подозрительно? - Кира мучительно сдавила виски, - и после этого мне позвонили и сообщили, что депутат приедет в гости через неделю. Не объяснили вообще ничего, хотя я спрашивала. Что-то слишком много темных пятен в этой истории.
  - Кира, не волнуйся, мы всегда тебе поможем, если начнется какая-то заварушка, - заверила ее пакнуша, - мы теперь с тебя глаз не спустим.
  - Лучше готовьтесь к соревнованиям, - хмуро скривила губы "королева бумажек", - боюсь, вы мне ничем не поможете. Сделайте хотя бы все возможное, чтобы дети ничего не заподозрили.
  Подруги смотрели на нее с опаской и сожалением. Им тоже не нравилось, откуда ветер дует. Но пришлось смириться и вернуться к работе. Труднее всего было вести себя так, будто ничего не произошло. Хотя ничего действительно еще и не произошло, но волнительная атмосфера в тренерском составе все нарастала.
  А учебную группу на всю неделю спихнули на Онуфрия. Кире приходилось все чаще пропадать в конторе за какими-то делами. И так как все это происходило без официального повышения, девушки не расслаблялись ни на минуту.
  Всего за пару дней Марта освоила команду "ван". Это приятно удивило и порадовало Оксану с Олей. Йорку тоже понравился весь процесс напрыгивания, поскольку он в этом был непосредственно замешан. Столько юноша еще никогда в своей жизни не прыгал. Это было приятное разнообразие в их группе.
  - В субботу пройдут соревнования по выездке в нашем клубе, - объявила в своей группе блондиночка, - участвовать будут все. Оксана на Марте, Йорк на Птице, Нина на моем Вальсе. Попробуй только не справиться с ним.
  - Да вроде бы у нас неплохо все получалось до сих пор, - скромно улыбнулась девочка.
  - Вот молись о том, чтобы и дальше все также получалось, - погрозила ей пальцем тренер.
  Эта новенькая в спортивной группе поразила всех своими быстрыми темпами освоения новой дисциплины. Она, примерно, как и сестра схватывала все налету, только при этом еще и не ныла. Нина была позитивной, открытой и очень уверенной в себе девочкой. Хотя в ее характере и речи проскакивала какая-то деревенская наивность, несвойственная жителям города. Но главное, что это не мешало в спорте.
  - А почему вы не участвуете в этот раз? - поинтересовался Йорк.
  - Потому что так нужно. Тебя устраивает такой ответ? - она жутко не любила глупых вопросов, - я буду следить за тем, чтобы вы не накосячили. А если все-таки накосячите - я буду швыряться в вас бананами... нет, ананасами! Так будет больнее. А прицел у меня хороший. Так и знайте. Вам все понятно?
  - Да, конечно. Как и всегда, - вялым хором пролепетали воспитанники и отправились убираться в конюшне.
  В это время Катя только-только заканчивала занятие, осыпая детей ругательствами и изредка хвальбой. Под конец она отдельно поздравила Иру с успехами и та после мимолетной радости снова уехала с раскрасневшимися глазами. Тренер озадаченно посмотрела ей вслед и просто пожала плечами.
  - Нюня ты моя, - ласково обняла ее сестра, - что ж ты вечно плачешь? Откуда в тебе столько воды и соли?
  - Это было от счастья, - протерла глаза Ирина и похлопала себя ладонями по щекам, - все-таки мы с тобой ничуть не похожи. Не зря, наверное, в разные группы попали.
  - Тебе вообще нормально в конкуре?
  - Да, мне там даже нравится. Не привычно делать что-то без тебя, но я сдружилась с другими ребятами. Они хорошо помогают. И даже Димка... - она неожиданно закраснелась и отвернулась.
  - А при чем тут этот невоспитанный мальчишка? - заинтересованно спросила Нина и шутливо ущипнула близняшку за бок, - говори сейчас же родной сестре все как есть!
  - Да ничего такого, - вспыхнула красным цветом девочка, - просто он не такой плохой, как все о нем думают. Он морально мне только помогает.
  - Вот оно что, - хитро улыбнулась Нина, - вы теперь друзья с ним что ли?
  - Ну, что-то вроде того. Но ничего больше! П-п-просто друзья, - заикаясь, поспешила она заверить сестру.
  Но было поздно. Близняшка обожала подкалывать ее на подобные темы, наблюдая за стремительным изменением цвета лица. Она делала это даже, если особого повода не было. Жаль только, зрителей не хватало.
  
  В день соревнований вся конюшня стояла на ушах. Среди зрителей было много фотографов и репортеров, каждую секунду дергающих спортсменов, чтобы взять интервью. Непривычные к этому делу новички с радостью отвлекались, пытаясь блистать на все сто процентов перед камерой, а старая гвардия вела себя чрезвычайно горделиво, делая вид, будто они делают услугу всем этим жалким людишкам.
  У Петьки же было особенно пакостное настроение в этот день. Каждый раз, проходя мимо соперников, он бросал им какую-нибудь гадость. Иногда это происходило непроизвольно, но чаще всего - намеренно. У юноши было много врагов в конном мире.
  - Глянь, чего твой воспитанник там вытворяет, - прищурилась Оля, толкая подругу под бок.
  - Пускай вытворяет, пока в рожу не получил, - хмуро оглянулась Катя, - лишь бы они до начала соревнований не додумались его бить. А то ведь не отпрыгает.
  - И почему тебе все самые буйные в группу достались? Мои как мыши - пищат и прячутся. Не пойму, почему такой подбор, - сокрушалась блондинка, - но вообще мне нравится тактика Петьки. Пойду тоже кому-нибудь гадостей наговорю.
  - Это же не честно, - ухмыльнулась панкуша.
  - Ну, я же за дело, - загадочно улыбнулась тренер по выездке и стремительно исчезла среди толпы.
  - Катя, где Оля? - как из-под земли появилась рядом запыхавшаяся Кира.
  - Только что ушла подрывать боевой дух соперника.
  - Короче опять пакостить? - рассвирепела Кира.
  - Раньше тебя это так не раздражало.
  - Просто раньше от ее поведения не зависела судьба конюшни, - дергано проговорила подруга.
  - А сейчас каким образом зависит?
  - До меня дошли слухи, что среди зрителей затесался разведчик депутата. Нам нужно показать себя в лучшем свете. Так что приструни своего Петьку и Олю! Пожалуйста, - и резко развернувшись, она удалилась в тренерскую.
  Панкуша крепко призадумалась. Появление разведчика ее ничуть не удивило, но вот страх Киры - это что-то новенькое. Обычно эту железную леди не пробить. Чем ее так запугали?
  "Где наш блондин?" - вдруг опомнилась она и почуяла недоброе.
  Петя стоял один против четверых разъяренных парней, решивших поставить его на место. Но юноша не отчаивался и выглядел очень нагло. Тех уже трясло от ярости и казалось, что драка вот-вот начнется.
  - Че блин, по морде захотели? - небрежно бросил он им, - вы, собаки, только и умеете по несколько человек на одного нападать. Кишка тонка, чтобы драться честно. А еще вы явно слабаки, раз повелись на мои слова до этого...
  - Ну, ты, пацан, сейчас договоришься, - сжался кулак одного из спортсменов и он сделал шаг вперед, - если ты сейчас же не заткнешься...
  - Если я заткнусь - вы все ляжете, - хрустнул костяшками пальцев Петр, - потому что дерусь я лучше, чем говорю. Увы.
  - Давайте уже отмутузим его аккуратненько и вернемся к своим ребятам, - предложил мальчишка помладше, - только по лицу не бейте. А то нас во всем еще и обвинят.
  - Не обвинят. Петьку тут вся округа знает. И все давно мечтают ему нос расквасить.
  - Правильно, давайте уже приступим.
  - Я сейчас кому-то приступлю, - леденящим голосом дала о себе знать Катя.
  Она без труда нашла всю компашку, зная территорию конюшни, как свои пять пальцев. И сейчас панкуша выглядела более чем угрожающе. Только вот не все еще ее знали...
  - Девка, шла бы ты лучше подальше, - посоветовал ей один бугай.
  - Я тебе не девка, - расширились зрачки девушки, - и ты тут не командуй. Давайте разойдемся по-хорошему, и никто не пострадает. Я заберу Петра, и мы разберемся друг с другом в честном спортивном бою.
  - Да кто ты такая вообще? Надоела. Макс, отвлеки ее, - плюнул наконец-то тот парень.
  - Я не поняла: вы шпана или спортсмены? - зачем-то приподняла руку на уровень подбородка Катя, - отвечайте на вопрос и я решу, как поступить с вами.
  - Ты че такая борзая?
  Петя все это время созерцал замешательство соперников со стороны с довольной ухмылкой. Он не спешил вмешиваться и разруливать ничего не хотел. Однако даже ему было ясно, что если сейчас не разойтись добровольно, то они опоздают к началу соревнований, да еще и раскрасятся кровью все.
  - Это наш тренер по конкуру, - наконец сказал юноша и с еще большим удовольствием пронаблюдал за изменившимся лицами ребят, - лучше не нарывайтесь на нее. Она так нас на занятиях избивает, что вы по сравнению с нею покажетесь мне котятами.
  Воцарилось молчание. Молодчики недоуменно сверлили взглядом Катю, а она в свою очередь подозрительно не опускала руки, как будто готовясь к чему-то. Петя просто выжидал, затаив дыхание. Наконец, первым плюнул на это гиблое дело бугай.
  - Идем, ребят, к коням. Эти больные... мы короче больше никогда не приедем к вам на соревнования.
  - Я очень расстроена, - с сарказмом прокомментировала это Катя и дала им уйти, аккуратно опустив руку, - Петр, ну ты как всегда!
  - Вообще-то я только что выпутал нас из беды, - нагло заявил он.
  - И ты же нас в нее впутал. И что это вообще за легенда о том, что я кого-то на занятии бью? Я к вам и пальцем не притронулась ни разу, хотя надо бы.
  - Можно подумать, тебе это не польстило? - усмехнулся парень и как бы невзначай хлопнул ее по рукаву куртки, - так вот где ты носишь свой нож. Как он там держится?
  - Ну, ты и наглец, - то ли с восхищением, то ли с негодованием проговорила Катя и сняла свою кожанку, повесив ее на плечо, - тебе об этом знать пока что рано.
  - Ясно, - с легкостью отступил Петр и вместе они вернулись на поле.
  Там уже все готовились к параду. Самые горячие кони задирали друг друга, визжали и били ногами по воздуху на радость фотографам. Молодые кобылки с любопытством и осторожностью наблюдали за этими несмышлеными красавцами и сильно отвлекались от работы. Пожилые боевые мерина не обращали внимания на весь этот шум и суету и просто делали свое дело, с присущей им мудростью и профессионализмом.
  И когда заиграла необходимая музыка, Коля первым вылетел на Гвардии вперед, с трудом сдерживая ее в узде, заставляя идти медленным галопом вместо резвого намета. Она вела себя не по-женски и все пускала пену в разные стороны, чрезвычайно возбуждаясь от страшных колонок и зрительского визга. Всадник только улыбался на это и гордо нес во второй руке флаг с гербом своего клуба.
  За ним на не менее свихнутом Хвате с пробуксовкой скакал Димка, научившийся в короткие сроки крепко сидеть в седле и умело воевать со своим жеребцом. У него это точно было в крови! Поскольку никто из гостей даже предположить не мог, что цыганенок всего пару недель назад впервые пришел в клуб.
  Олеся ехала изящным аллюром на Грозе, красиво работая поясницей в такт пружинистой рыси. По обе стороны от нее поспевали Игорь с Тимкой, без труда справляющиеся со своими сонливыми лошадьми и успевающие строить глазки представительницам прекрасного пола на трибунах. Те в свою очередь благодарно рдели, прятали лица за ладонями и хихикали. Всем такое внимание безусловно было приятно.
  Команда Кати ехала в безукоризненном горделивом спокойствие. Складывалось такое ощущение, будто все кони здесь слушались Барона и повторяли все точь-в-точь за ним. А этот жеребец в свою очередь мощно играл мышцами, страшно вертел выпученными глазами, но не смел себе ничего лишнего. Он вообще никогда не отличался вольностями и работал как часики. Так и другие лошади вокруг него начинали делать все обдуманнее и увереннее. Барон был явным лидером в табуне - с этим не поспоришь.
  В команде Оли было намного больше хаоса, но не только это привлекало внимание искушенных зрителей. Никто пока еще не подозревал, что Марта была слепа, но ее поведение сильно бросалось в глаза. Она гарцевала так импульсивно, задирая ноги на немыслимую высоту, что зрители невольно стали перешептываться друг с другом, говоря: "вот она настоящая выездковая лошадь! Точно все призы сегодня заберет".
  Йорк на Птице следовал за Оксаной с какой-то тихой неописуемой радостью на лице. Что-то у него сейчас творилось внутри, о чем даже ребята не догадывались. Только чуткая Лена понимала, каково это быть участником соревнований после инвалидного кресла... нет, она не испытывала ничего подобного на своей шкуре, но достаточно быть просто проницательным человеком, чтобы ощутить эти эмоции и безошибочно расшифровать их. Девушке хватило всего нескольких мимолетных взглядов, брошенных на парня чтобы сердце ее тоже наполнилось радостью. "И все-таки я энергетический вампир или что-то вроде того. Но я с легкостью принимаю в себя чужие эмоции", - решила наконец она и снова вернулась всеми мыслями к параду и соревнованиям.
  Сразу за новенькой Ниной шли колонны спортсменов-соперников, и потому Вальс вел себя просто отвратительно. Он жутко жеребцовал в присутствии посторонних коней, независимо от их пола и возраста. Но девочка все-таки вполне уверенно справлялась с этим монстром, поскольку она уже не раз попадала в подобную ситуацию за время репетиций. Оля хорошо научила ее обращаться со своим "сокровищем" правильно.
  И таким образом парад прошел без происшествий. Сами соревнования тоже были очень яркими и удачными для "наших", так как соперники отчего-то делали множество ошибок, излишне дергали коней и грызлись друг с другом как собаки.
  В принципе Катя догадывалась, кто им так испортил настроение, и потому загадочно улыбалась на все это. "Глупцы, нужно уметь абстрагироваться от внешних проблем и выдаваться на все сто процентов", - мысленно комментировала она это и все-таки продолжила искать Олю, - "битый час по всем трибунам высматриваю ее. Куда эта неадекватная женщина могла деться?".
  И вдруг, после того как одна девчонка в качестве наказания начала перетирать зубы своему коню при том, что в повале препятствия он был не виноват, панкуша услышала душераздирающий мат на все поле, который услышали, наверняка, все зрители. Она повернулась в ту сторону и с удовлетворением обнаружила за ограждением свою подругу.
  Блондинка поспешно перебиралась через забор, двигаясь навстречу истеричной всаднице, и подхватила за уздцы взбесившегося от боли мерина, сбросившего с себя наглую девочку. Оля покрывала горе-наездницу всеми культурными и некультурными выражениям, доказывая ей, что она была неправа и наказала лошадь несправедливо. И еще добавила, что была рада, что это не ее воспитанник сделал, так как этот человек больше в конный клуб не ходил бы после такого.
  Навстречу блондинке на поле вылетела женщина постарше, видимо тренер той неудачницы. Между ними завязался острый горячий конфликт, и все могло бы перерасти в настоящую драку, если бы вовремя не подоспела Катя.
  - Кира тебя вызывает к себе, - сказала она подруге с невозмутимым видом, будто ничего не случилось.
  - Ну почему сейчас? - обиженно надула губы Оля.
  - Потому что отдай уже чужого коня хозяину и не задерживай соревнования, вот почему. Тебя судья уже десять раз попросили удалиться с поля.
  - Ладно-ладно, мамочка, - скривилась недовольно девушка и самодовольно вручила поводья тренеру соперников как врагу, - и вообще этим должна была ты заниматься, а не я. Чего за конкуром не следишь?
  И Оля ушла в тренерскую, гордо задрав подбородок, будто она совершила что-то героическое. Катя долго смотрела ей вслед и не сразу услышала, что ей тоже перепало несколько некультурных слов со стороны соперников. Но под тяжелым взглядом панкуши они замолкли и поспешили удалиться восвояси, лишь бы не ввязываться в новый конфликт.
  - Вот так-то, - довольным голосом проговорила девушка и тоже вернулась на свои позиции.
  Но не успела она снова погрузиться в спортивный процесс, как ее по плечу кто-то похлопал. Недовольно обернувшись, Катя обнаружила Олю и немного удивилась.
  - Ты чего? - подозрительно разглядывала она лицо подруги.
  - Плохи наши дела, - с серьезным лицом объявила та, - Кира места себе не находит. Она поговорила там с кем-то.
  - Ты шутишь? - панкуша просто молилась о том, чтобы это была шутка.
  - К сожалению, сейчас я серьезна как никогда, - нервно вздохнула подруга и вернулась обратно в тренерскую.
  Проследовав за нею, Катя обнаружила "королеву бумажек" в абсолютно растерянном и разбитом виде. Ее глаза блуждали по стенам, а руки хватали все подряд без всякого смысла, будто пытались найти во всех этих предметах какое-то спасение.
  - Плохие новости от депутата? - с порога решила выяснить панкуша.
  - Мягко говоря, - Кира чуть ли не плакала.
  Подруги впервые видели ее настолько разбитой. Это их сильно напугало и заставило слушать в оба, чтобы не пропустить ни слова.
  - И чего он прямо посреди соревнований решил мне об этом сказать? - она до боли сжала пальцами спинку стула и поднесла стакан с водой к губам, - теперь уже неважно как они пройдут. Теперь все неважно. Я не знаю, что мне делать.
  Девушка сделала несколько быстрых глотков, боясь оторваться от напитка, как будто там был крепкий алкоголь. Подруги безмолвно ждали продолжения, следя за входной дверью.
  - Этот человек... этот монстр... он хочет выгнать наш клуб с этой территории, - ее голос повис где-то в воздухе, с трудом доходя до сознания Кати и Оли, - а так как денег на постройку новой конюшни ему жаль, он предложил нам тупо клочок земли на окраине города с сараем, рассчитанным на двух лошадей. На мой вопрос, куда девать остальных коней... он сказал... "зарезать к чертовой матери".
  Было понятно, что это не шутка. Девушки были вне себя от шока и злости. Но никто больше не мог проронить ни слова.
  - Зарезать... - повторила самое страшное из всего сообщения Кира и грустно рассмеялась, - всех. Да еще и к чертовой матери.
  - Что им нужно конкретно от тебя? - деловым тоном поинтересовалась Катя.
  - Моя подпись, - мертвенно бледными губами проговорила подруга, - так как директор снял с себя эти обязанности. Он не властен над ситуацией.
  - И как ты поступишь? - спросила Оля.
  И в этот момент она столкнулась с таким безумным безмолвным взглядом, что невольно захотелось отвернуться, но девушка выдержала. Она поддерживала Киру в этом, поддерживала ее во всем, чего та еще не успела произнести. Они понимали друг друга и были готовы пойти на все...
  - Я уже говорила, что ни одна лошадь не будет продана и сдана на мясо с этой конюшни! - резко стукнула кулаком по столу Кира и оставила на его поверхности влажный отпечаток, - и ни один ребенок больше не прольет ни одной слезинки, глядя вслед уезжающему коневозу.
  В ее голосе звенела сталь. Каждое слово было взвешенно и произнесено так, будто повторялось уже много-много раз в течение последних нескольких дней. Катя пропустила через себя эту энергетику и почувствовала, как мучительно защемило ее сердце. Она понимала, что перед таким врагом закон будет в любом случае не на их стороне. Они всего лишь букашки в этой игре. Но говорить об этом Кире нельзя. Она и так все понимает. Иначе она давно уже послала бы всех гонцов обратно с огромного тяжелого пинка.
  - Кстати о детях, - только лишь проговорила панкуша, - они по-прежнему не должны ничего знать?
  - Не должны, - ответила подруга.
  - Тогда нам пора вернуться на поле. Иначе это будет выглядеть слишком подозрительно, - заключила Катя и первой вышла на улицу.
  В голове стоял какой-то шум. Как после сильной боли, только еще громче. Виски как будто что-то сжимало и заставляло болезненно пульсировать.
  "То ли еще будет", - вздохнула она и не удержалась от очередной сигареты.
  
  ТИМКА
  
  Жить надо так, будто уже завтра у тебя все отнимут. Ему это было невдомек. Мальчик существовал в этом мире, воспринимая его как большую коробку конфет. Но рассматривал эти лакомства только с позитивной стороны, не придавая значения тому, что от них порой болят зубы.
  Тимка занимался танцами профессионально. Начал еще в пять лет. Когда ему исполнилось пятнадцать, Тим резко пошел в рост и стал выглядеть еще старше своих лет. Девушки были от него в восторге и бегали толпами за объектом обожания. К тому же юноша отличался особенно позитивным характером и отличным чувством юмора, что и сделало его знаменитостью всей школы и, возможно, даже города.
  Так Тимка и познакомился с Машей. Она была одной из его фанаток и училась в параллельном классе. Симпатичная девочка с короткими кудрявыми волосами и задорными яркими глазами, окруженными полянкой веснушек. С одной стороны девочка выглядела еще совсем ребенком, но когда она начинала с кем-то разговаривать - все внутри переворачивалось: настолько чарующим и грудным был ее голос. И конечно даже такая звезда как Тим не удержался перед этими женскими чарами...
  Все другие девушки возненавидели Машу за это. Но ей было плевать на их мнение. У этой парочки возникли настолько сильные чувства, что речь даже заходила о дальнейшей свадьбе через пару лет. И более того, их родители были не против этой затеи.
  - Тимка, а она тебя не ревнует? - спросила как-то у него на репетиции Олеся.
  - К вам с Ниной? Нет, конечно. Она у меня умная, - гордо выпятил грудь юноша.
  - Блин, везет же тебе на девчонок, - с легкой завистью сказал Игорь, - за мною тоже толпами бегают, но все не такие красивые, как твоя Машка.
  - Эй-эй, ты глаз-то свой не клади на нее, - предостерег друга Тим и сочувственно похлопал его по спине, - и на твоей улице будет праздник, брат.
  - Спасибо тебе, брат, за доброе слово, - иронично подхватил парень и с разворота заломил ему руку.
  - Мальчики, мальчики, ну хватит! Что за ребячество? - прервала их дружескую драку Олеся, весело смеясь и наблюдая за всем этим со стороны.
  - Слава богу, они не настоящие братья, - улыбнулась на это Нина, - иначе их чувства не были бы такими теплыми. Уж я-то знаю.
  - Неужели у вас с Ирой бывают какие-то перепалки? - удивленно спросила подруга, - мне казалось, что она настолько покладистая и добродушная, что о ссорах и речи не идет.
  - Ой, да что ты? - махнула рукой девочка, - всякое у нас бывает. Это она на людях такая милая. А дома собственница та еще.
  Пришел их тренер и музыка ворвалась в помещение как будто сама собой. Эту команду не нужно было раскачивать. Они готовы танцевать в любое время и в любом месте, причем мальчишки своей харизмой иногда даже подавляли девчонок. Стоило им только принять участие в каком-нибудь флешмобе на улице, как вокруг парней немедленно собирался целый цветник.
  Вместе они решили в этот раз выступить в одном ночном клубе. Пару дней назад ребятам повезло участвовать в подтанцовке какого-то эстрадного певца, и теперь их слава в городе подскочила до небес: талантливых молодых артистов стали приглашать повсюду.
  И пока вариант ночного клуба бурно обсуждался с тренером, в дверях появилась миловидная девочка маленького ростика и наигранно застенчиво вжалась в скамейку. Для нее этот зал уже давно стал вторым домом благодаря Тимке, но она любила проявлять во всем деликатность.
  При виде нее юноша тут же засиял и немедленно подошел чтобы поздороваться. Ему казалось, что это было необходимо делать всегда, независимо от занятости и обстоятельств.
  - Как прошел день, любовь моя? - ласково прикоснулся он к ее плечу.
  - И все-таки наш физрук полный козел, - весело улыбнулась она, - но все равно я убедила его, что мне срочно нужно бежать домой к больной умирающей рожающей собаке.
  - Это ты ради меня пошла на такие жертвы? Я польщен, - рассмеялся Тимка.
  - Какие там жертвы? У меня и собаки-то нет, ты же знаешь, - Маша крепко обняла его и нехотя снова отстранилась, - тебе пора возвращаться к своим. Мой самый лучший парень не должен выступить плохо в этом чертовом ночном клубе.
  - Люблю тебя, - и, чмокнув ее в щечку, он вернулся к ребятам, сияя как начищенный чайник.
  "Любо смотреть на эту парочку", - порадовалась за них Олеся и снова вернулась к своим делам. Ее немного пугала двусмысленность, постоянно проскакивающая в словах Маши, но, тем не менее, это была очень хорошая девочка. И очень умная, к тому же. Только азартная...
  - Это совершенно не проблема, - возмущался допросом друзей по этой теме Тимка, - я просто постараюсь чаще играть с нею в разные игры, а потом как-нибудь аккуратно и постепенно отучу. И вообще, чего вы так обеспокоились вдруг?
  - Просто мы тебя тоже очень любим как друга, - стала оправдываться Нина, - и не хотим, чтобы ты страдал из-за чего-нибудь. Все эти разговоры из добрых побуждений. Честно!
  - Хотите мне добра? Тогда не трогайте вообще Машу, - строго, но без жестокости в голосе посоветовал юноша, - даже в разговорах. Это мое дело, какие у нее там слабости. Хорошо?
  - Ладно, друг, - хлопнул его по плечу Игорь, - не переживай. Мы будем немы как три бесхозные могилы. Так ведь, девчонки?
  - Абсолютно, - синхронно кивнули Олеся с Ниной и окончательно растопили суровый настрой парня.
  - Ладно уж, я ведь знаю, что, что вы не со зла, - улыбнулся Тимка, - но честное слово, больше не пытайтесь меня поучать. Я жуть как неловко себя чувствую: с одной стороны понимаю, что нужно вас остановить как-то, а с другой стороны ссориться очень не хочу.
  - Мы понимаем, - заверили его друзья и протянули перед собою руки, - мы команда! Так ведь?
  - Команда, - радостно хлопнул поверх этой конструкции собственной ладонью мальчик.
  И когда он вернулся после выступления домой, его там уже ждала Мария, играющая в шахматы с родителями парня. Они радостно все вместе встретили танцора, требуя подробности того утра, торжественно рассыпая блестящие конфеты по вазочкам и разливая по кружкам дымящийся чай. Девочка слушала рассказы возлюбленного как будто внимательнее всех, мило подперев подбородок ладонью и любопытно хлопая глазами.
  А после совместных посиделок ребята смогли наконец-то уединиться в его комнате, обсыпая друг друга шутками и поцелуями, как будто не виделись целую вечность. Машка то вцеплялась в юношу мертвой хваткой, то игриво отталкивала его от себя. Все-таки она была страшной воображалой! Но Тимке это безумно нравилось.
  - Так, значит, ты снова моих родаков обыграла? - поинтересовался он.
  - Ты же знаешь, какого это играть против новичков, - небрежно скривилась она и тут же задорно стрельнула глазами, - но ты ведь не собираешься ругать и наказывать меня за то, что я снова взялась за шахматы?
  От этих магических стрел невозможно было уклониться. И Тимка вновь растаял, не успев и начать серьезного разговора про ее зависимость. Более того, он задумал оригинальный подарок для девочки, который реализовал немедленно на той же неделе. Восторгу Маши не было предела.
  Это были игральные кубики. Но не обычные. Это был браслет на руку с двумя такими кубиками и подвеска на шею с одним. Они выглядели безумно красиво, хотя и довольно просто. Конечно, девочка не удержалась от бурного всплеска радости, после чего страстно расцеловала возлюбленного и немедленно примерила все подарки.
  - Они мне очень нравятся! Просто безумно, - радовалась Маша и снова обняла Тимку до хруста костей, - ты такой внимательный! Просто самый лучший, честное слово.
  - Я рад, что тебе все подошло, - прокряхтел через сдавленное горло мальчик и почувствовал, что начинает задыхаться, - отпусти, пожалуйста... я все прощу.
  Она только звонко рассмеялась на это и попыталась заломить ему руки как в борьбе, но в результате все это вылилось в сплошное дурачество. Им всегда было приятно проводить время вместе, если только не...
  Однажды Машка в школе прибежала к Тимке вся в слезах. На его расспросы о случившемся она упорно отмалчивалась и стыдливо прятала глаза. Парень нехотя предположил, что дело было в картах. К сожалению, его догадка оказалась верной.
  - Двадцать первый век на дворе, а ты проигрываешь вещи в карты?! - сокрушался юноша, держа девушку за руку, чтобы она не сбежала, - ты чем вообще думала, когда соглашалась на это?
  - Я просто... хотела выиграть для тебя одну вещь... - плакала она и прятала лицо в его рубашку, - у меня совсем нет денег на подарок для тебя. Я думала, что так будет лучше. Я не рассчитала своих сил.
  - Не нужны мне никакие подарки из чужих рук, разве ты не понимаешь? - Тимка жалостливо погладил Машку по голове, - лучше бы торт приготовила или поздравительную открытку. Неужели я настолько капризный, что ты пошла играть с неизвестными людьми в карты? В конце-концов, это было опасно! Глупая ты моя маленькая девочка.
  - Тимка, прости! Ну, извини меня, пожалуйста! - заливалась она рыданиями и продолжала краснеть.
  - Ладно, что ты там проиграла? - уже серьезнее спросил парень.
  - Не скажу, - всхлипнула она.
  - Что-то дорогое?
  - Не хочу, чтобы ты отдувался за меня.
  - Говори, - настойчивее потребовал он, - или я обижусь на тебя, и мы вообще ничего не будем праздновать.
  Девочка затихла. Ее мозги мучительно скрипели. В конце-концов Маша подняла заплаканные глаза на него и только сейчас юноша разглядел, что подаренная им подвеска пропала.
  - С кем ты играла? - с трудом сдерживая голос на твердой ноте, воскликнул он.
  - С Дашей Сорокиной, - теперь бледнея от испуга, пролепетала она.
  Тимка хотел высказать ей все, что думал. Но как-то смог остановить себя. Он был обижен, взбешен и раздосадован. Как она могла играть на его подарок?! Неужели она совсем не ценит его любви? Бедный Тим не знал, как поступить с этой непутевой Машкой, но первым делом решил защитить свою честь. Бросив разъяренный взгляд на девушку, он встал и решительно пошел по коридору. Она засеменила за ним, виновато опуская глаза и боясь ухватиться за полы его одежды.
  "Играть с девчонкой, которая давно ненавидит ее, ревнуя меня...", - кипело все внутри Тимки, - "...пора ей лечиться вообще!". Но с другой стороны, таким образом, его задача упрощалась. Дойдя до нужного кабинета, парень красноречиво взглянул на Машку, заставляя ее остаться в коридоре и не вмешиваться, а сам вошел класс.
  Там было много ребят и при виде Тимки все невольно замолкли, а кто-то присвистнул в ожидании бурной эмоциональной сцены. Было понятно, зачем он пришел. И атаманша всех девчонок Сорокина изобразила на лице нечто между мимолетным испугом и радостью.
  - Дашка, давай поговорим, - гаркнул ей Тим и вышел из класса.
  - Ну, Дашка, ты попала... мы же говорили тебе... - загудели ее одноклассники, постепенно скапливаясь возле дверей для подслушивания.
  - Еще посмотрим, кто попал, - хитро прищурилась она и гордо вышла следом за парнем.
  Юноша не знал с чего начать, но принял решение говорить напрямую. И потому, едва дождавшись, виновницу происходящего, он в лоб потребовал с нее вернуть подвеску.
  - Тимка, по-моему, все было честно, - растянула она улыбку, - в азартных играх всегда есть победитель и проигравший. Машка продула мне партию. Поэтому за "просто так" я тебе ничего не отдам.
  - Я так полагаю, ты хочешь, чтобы я отыгрался за нее? - сложил он руки на груди и у девочки невольно сладострастно расширились глаза.
  Зато у Маши они наполнились слезами. Она стала теребить и щепать за спиной своего парня, чтобы убедить его не делать этого. Одновременно она пыталась спрятать от соперницы лицо, так как стыдилась выглядеть проигравшей.
  Но Тим, похоже, решил наказать ее... он специально назло своей девушке заключил пари с ее главным врагом. "Может быть, это послужит тебе уроком, и ты перестанешь плевать на мои чувства", - раздраженно подумал он, испытывая настоящее отвращение к Дашке и почти не жалея раздавленную Машу.
  - Где будем отыгрываться? - мигом поинтересовалась девочка.
  - Где тебе удобнее. Только не дома у кого-то, - все тем же ровным голосом сказал он.
  - Ладно, я и не собиралась предлагать свой дом. Давай сегодня после школы в кафе "Пряник". Только ее с собой не бери, - а вот это уже было наглое заявление.
  Машка стояла как оплеванная и ждала ответа Тимы, который должен был ее окончательно казнить или приободрить. Парень немного призадумался и... все-таки согласился. Затем он обхватил рукой обмякшую Машку и поволок ее прочь, дав обещание Даше не увиливать.
  - Дурочка ты Маша, - говорил он на ходу, - я же не собираюсь тебя бросать и начать с нею встречаться. Чего ты умираешь совсем?
  Она всхлипнула и бесшумно расплакалась, не сопротивляясь ему. Парень невольно скрипнул зубами. Женские слезы его всегда сбивали с толку.
  - Я специально согласился на все ее условия, чтобы она без лишних проблем вернула мне то... что ты проиграла, - он не мог не вдарить ей в лоб этим фактом, поскольку не удержался.
  Девочка все не отвечала и только содрогалась от рыданий. Тим уже не знал что делать. Его раздирали совершенно разные эмоции, а чувство ответственности и вовсе отключало всю логику. Но все-таки он решился отвести ее домой вместо того чтобы взять с собой в "Пряник", хотя и понимал как это жестоко.
  - Тим, мы ведь давно знакомы. Почему ты даже не общаешься со мной, - цвела в кафе Даша, пожирая его влюбленными глазами.
  Только юноша не выглядел таким позитивным. На его лице вообще читалось легкое раздражение.
  - Давай сразу к делу, - с тяжелым вздохом сказал он.
  - Давай! - неожиданно согласилась девочка и подалась немного вперед, - ты же знаешь, как ты мне нравишься. Давай будем встречаться. Я тебя даже не прошу бросать твою Машку. Просто делай это тайком. Потом ты и сам поймешь, насколько я лучше.
  - А ты очень самоуверенна, - иронично ухмыльнулся парень.
  - Не самоуверенна, а уверена в себе, - подняла она палец к нему и снова взялась жадно пить свой напиток.
  "Я на конкурс филологии, что ли пришел?" - смотрел он на нее как на дуру. Но девочка из-за своей влюбленности не замечала этого красноречивого взгляда.
  - На что вы хоть играли?
  - Фу, не будь таким занудным. Чего ты снова об этом? Хочешь обратно свою рюшку? Я тебе и так ее отдам, если согласишься со мной встречаться. Не знала, что ты так цепляешься за ювелирку.
  У него было огромное желание закатить глаза, но Тим мужественно сдержался. Он упорно изображал недосып на своем лице.
  - Короче у меня есть шлем Дарт-Вейдера дома. Совсем новый и я его ни разу даже не надевала. Просто выиграла случайно в одном розыгрыше, хотя мне нужен был не он, а другой, предлагаемый приз. Я расстроилась и решила кому-нибудь его втюхать. Ну, тут Машка и попалась на глаза. Почему-то она настолько захотела его выиграть, что поставила на кон свой замечательный игральный кубок. Он, кстати, и вправду очень мил! - девочка достала из сумочки подвеску, - это же ты ей дарил? Можно я оставлю его себе? Он такой классный, а она этого не оценила. Тебе не кажется, что это было очень некрасиво с ее стороны?
  Пока Даша трещала о всякой ерунде, Тимка отключился от нее уже после слов "шлем Дарт-Вейдера". Он не мог поверить... в искренность Машкиных чувств! Она запомнила о его желаниях, которые парень пару раз ляпнул в повседневном разговоре несколько лет назад. Он действительно мечтал о какой-нибудь штуке из "Звездных войн", а особенно о таком шлеме. И она вспомнила об этом сейчас и пожертвовала даже любимой подвеской ради его мечты!
  А она действительно любила этот игральный кубик. В этом не было никаких сомнений. Поэтому шок Тимки был настолько сильным, когда он узнал, что она проиграла драгоценность. Потому что даже болезненный азарт девочки ни разу не позволял ей ставить на кон эту вещицу.
  От умиления мальчик едва не кинулся звонить своей девушке в ту же секунду. Но для начала надо было вернуть подарок!
  - Что ты хочешь за нее? - резко прервал он Дашу.
  - За подвеску? - удивленно расширились ее глаза, - ты не хочешь ее мне оставить?
  - С чего ради? - еще резче воскликнул Тим и взял себя в руки, - называй свои условия, раз отказываешься играть. Я считаю, что имею полное право на эту вещь.
  - Ты меня совсем не слушаешь? - начала психовать Даша, - ты, в самом деле, хочешь вернуться к этой истеричке?
  - Не говори так про мою девушку! - и в этот момент Тим хлопнул кулаком по столу и даже сам себя испугался, так как раньше никогда этого не делал.
  Но произведенный эффект ему понравился. Он никогда ни с кем не был грубым, и эта роль даже ему казалась отвратительной. Но глаза Даши были доверху наполнены обидой и губы ее дрожали, подбирая разные некультурные слова. После этого она швырнула ему в лицо подвеску, обозвав всеми возможными словами, какие могла вспомнить, и выскочила из кафе.
  Парень чувствовал легкое угрызение совести и удовлетворение одновременно. Он быстро убедился, что его подарок цел и невредим и решил первым делом зайти к Маше, чтобы успокоить ее. А потом обязательно нужно будет встретить в коридоре Дашу и попросить у нее прощения за свое поведение. Все-таки быть таким грубым с девчонками ему никогда не нравилось.
  В этот день они с трудом, но помирились. Машка была довольно отходчивой, хотя обижалась на что-либо с такой же скоростью. И после этой истории их чувства вспыхнули с новой силой.
  Через некоторое время Тимка начал ходить в конюшню по наущению Олеси. Ему безумно полюбилось новое хобби, но Маша, к сожалению, боялась лошадей и потому не последовала за своим принцем на край света. Но от этого они не страдали.
  Когда ее парень начал ездить на соревнования с джигитовкой, она посещала их все и демонстративно выскакивала своему лихому всаднику навстречу, целуя его в губы и позволяя посадить себя в седло, не смотря на все страхи. Окружающие всегда сильно умилялись и радовались им. А Тимка чувствовал себя безумно гордым, потому что его девушка всегда была его украшением на людях. Все-таки у такой яркой личности как он должна быть не менее яркая половинка.
  - А Машка все играет? - поинтересовалась однажды на конюшне Олеся.
  - Да, - и Тимка невольно усмехнулся, - надеюсь, она не задумает выиграть для меня седло в этот раз.
  - Почему бы и нет, - рассмеялся Коля, случайно услышавший их разговор, - полезная у тебя девушка, однако, Тим!
  - Потому что игроман? - сконфузился он.
  - Потому что все ради тебя делает, - тренер почесал затылок, - где бы мне найти нечто подобное...
  - Хочешь найти девушку? - расширились глаза Олеси.
  - Тьфу, я про седло! - выпалил вдруг Коля, - я уже давно на другую тему переключился. У нас для Димы седла не хватает на Хвата, а вы про девушек мне тут рассказываете. Совсем мозги поплыли от безделья?
  - Не от безделья... - протянули с усталостью ребята, поскольку работы у них и так было выше крыши.
  Даже руки отваливались. Но тренера они на то и тренера, что всегда подозревают своих воспитанников в нехватке работы. Такая уж у них профессия, видимо.
  - А мы, кстати, скоро пожениться планируем, - наконец признался Тимка.
  Вот эта новость произвела эффект атомного взрыва на конюшне. Все, кто ее услышал, так обрадовались, что просто сшибли парня с ног поздравлениями и сочувствием (пацаны не умеют радоваться подобным событиям). Даже тренера не остались равнодушными, но каждый отреагировал по-своему: Оля завистливо скривилась, Катя лишь ухмыльнулась, Кира от души поздравила, а Коля все твердил про седло. В общем, атмосфера на конюшне стала настолько праздничной, что невольно коснулась каждого воспитанника. День прошел чрезвычайно позитивно.
  И это была не шутка. Тимка с Машей действительно запланировали свадьбу через год. Пока что им было по семнадцать лет, и закон не одобрял столь ранние браки. Но родители восприняли это объявление с радостью и ни разу не намекнули на возраст. Они всегда были на стороне своих детей и потому вызвались помочь в организации праздника.
  Но Машу неожиданно накрыла какая-то хандра. Она ходила сама не своя и все бредила о каких-то грядущих несчастьях. Тимка списал все на волнение перед свадьбой, но девушка буквально не контролировала себя. Пару раз он даже заставал ее за беспричинными слезами и решил, что у такого поведения есть какой-то конкретный повод. Парень допытывался у Маши о виновнике, но она на все отнекивалась и твердила лишь о плохом предчувствие.
  - Я же рядом всегда. Что может случиться? - улыбался ей парень.
  - Не знаю. Страшно мне, - и она жалобно сжималась в комочек в его объятьях.
  От такой нескрываемой беззащитности даже ему становилось не по себе. Кто довел ее до такого состояния?
  Но чтобы подбодрить девушку и отвлечь от дурных мыслей, Тимка предложил ей переселиться к нему. И хотя он все еще жил с родителями, так как покупка новой квартиры - это дело не быстрое, Машка все равно согласилась. И сделала это с огромной радостью и праздником, не усомнившись в своем выборе ни на секунду.
  Ее родители были одновременно рады и взволнованны. Благо, ребята жили в одном районе, и друг до друга им нужно было ехать всего пару остановок. И вроде бы от смены места жительства настроение девочки даже поднялось.
  Тем более она загрузилась поступление в ВУЗ и на лишние мысли времени и сил вообще не оставалось. Тем же был занят и Тимка. Они пытались помогать друг другу, но у них это плохо получалось. Слишком много причин для отвлечения придумывалось ребятам, стоило им только оказаться в одной комнате надолго.
  К тому же парень не пропускал ни одного занятия по танцам и конюшне, что сильно осложнило его подготовку. Но Тим решительно тянул эту лямку и доказывал, что одно другому не мешает. Родители давно поняли, что спорить на эту тему с сыном бесполезно и махнули на него рукой. Одна только Маша не прекращала периодически поднимать эту тему. Но делала она это как-то так мило и аккуратно, что парень даже не обижался.
  
  И в один день Маше понадобилось съездить в ВУЗ в центр, чтобы сдать туда документы. Она была бодра и в хорошем настроении и так торопилась от волнения, что забыла на тумбочке у кровати свою подвеску.
  Тимка вовремя заметил эту ее оплошность и тихо усмехнулся. "Коза. Браслет-то надела, ведь", - и, лихо подбросив и перехватив "кубик" в воздухе, парень быстро накинул на себя какую-то куртку и вышел на улицу провожать возлюбленную.
  Она уже сидела в маршрутке и готовилась отъезжать, поэтому не смогла выскочить ему навстречу, обнаружив "сюрприз". Девочка весело рассмеялась и махнула рукой, мол "чего уж теперь? Забирай себе". Тимка прокрутил цепочку на пальце и помахал ей рукой. Приятно было осознавать, что в один университет ее все-таки приняли...
  - МАШКА! - вдруг неистово завопил Тимка и на мгновение время как будто бы замедлилось.
  Девушка оглянулась в окно и поняла, что больше ничего она и не успеет. В эту же секунду в отъезжающую от тротуара маршрутку врезался груженный огромный грузовик на полной скорости. Он не сигналил, не пытался увернуться от удара, а просто въехал в них, протащив еще несколько метров на своей "морде" эту желтую груду металла. По сути, от такси в целости осталась только передняя часть с заклинившей дверью, но и там все повисли на ремнях от сильного удара головой.
  Как только адский скрип покореженного метала, перемешавшийся с визгом людей затих где-то внизу улицы, все свидетели бросились на помощь пострадавшим. Среди них был и Тим, хотя в это мгновение ему казалось, что вокруг мучительно не хватало воздуха и помощи. Парень с нечеловеческой силой рванул на себя деформированную дверь маршрутки, не осознавая, что она заклинилась насмерть. Откуда-то из области заднего колеса закапала на асфальт красная струйка. Такси было полным в это время суток. И никто не откликался теперь на крики спасателей.
  Казалось, прошла целая вечность, пока приехали МЧС и Скорая помощь. Они с трудом оттащили в сторону, сопротивляющегося и мешающегося под ногами Тима. Никто не слушал его аргументов и только будучи запертым в милицейской машине, юноша затих. Он повесил голову на руки и загипнотизировано смотрел на качающийся драгоценный кубик, забытый дома Машей... его мозг все отрицал.
  Он не считал, сколько дней прошло. Только отчетливо запомнился момент, когда врачи вынесли в коридор и отдали ему в руки браслет с игральными кубиками. После этого им даже говорить было не обязательно.
  Когда в танцевальном клубе об этой страшной новости ребятам объявил Игорь, девочки не сдержали слез. Больше всех плакала Ирина, после которой в отчаяние впали и все остальные. Невозможно было описать словами состояние всех, кто соприкоснулся с этой трагедией напрямую или косвенно...
  Через некоторое время Тима стали водить к психологу. Собственно, обе семьи лечились вместе. После нескольких длительных сеансов юноша стал постепенно возвращаться к "привычной" жизни, встречаясь в гостях с друзьями и восстанавливая навыки в танцевальном и конном клубах. Это давалось ему с великим трудом, хотя и усердия почему-то в Тиме появилось больше.
  - Мне иногда кажется... - Олеся проглотила комок в горле, прежде чем продолжить, - ...кажется, будто он тарантеллу танцует, занимаясь спортом. Пытается любыми способами вывести яд из организма.
  - Не забывайте молчать на эту тему в его присутствии, - строго предупредил девушек Игорь.
  Они только кивнули. Все и так были согласны с ним, и теребить свежие раны никто не собирался.
  Когда Тим впервые вернулся на конюшню, он даже не улыбался ничему. Но держался хорошо... очень сильно. Только вот с тренерами чуть не поцапался однажды. Почему-то они тоже были на взводе эти несколько дней. Как будто в их жизни тоже случилось что-то страшное. Но Тиму в это не верилось, и он сильно обозлился на их наезды. Благо, все эти острые фразы не переросли в настоящий скандал, и потому конфликт замялся сам собой.
  Один Коля вел себя так, будто вокруг ничего не происходило. Он был как всегда максимально профессионален, азартен и сосредоточен на обучение подрастающего поколения. Заметив сильные перемены в поведении Тима тренер первым делом задал ему кучу новых сложных элементов, требуя выполнять их сразу хорошо. Ребята пытались объяснить ему причину мрачного настроения друга, чтобы Коля перестал так перегружать бедного человека, но казак настоял на своем. По факту, он их даже слушать не стал.
  - А сегодня мы будем с тобой учить пролаз на галопе под животом коня, - объявил однажды тренер парню, когда тот помогал ему перетаскивать лозу.
  - Прикольно, - ровным голосом отреагировал тот, - опасный элемент.
  - Опасный, - согласился Коля и хитро всмотрелся в его черты, - готов учить его сразу на ходу?
  - Если вам так угодно, - казалось, что Тим даже обрадовался, хотя улыбка по-прежнему не появлялась на его лице.
  - Слава богу, я родился казаком, - рассмеялся в голос тренер и швырнул охапку лоз на землю, - Тим, у тебя совсем головы нет или ты потерял ее в тот же день вместе с девушкой? Когда бы я толкал вас на такие неоправданные безумства?
  - Если вы не хотите меня этому учить - не надо, - немного оскалился юноша.
  Он не до конца понял реакцию Коли. Тот в свою очередь покачал головой, достал шашку и блеснул ею на солнце.
  - Уже много месяцев прошло, - рассматривал казак острие своего оружия, - пора бы вернуться к жизни. На войне люди вдвое больше теряли и все равно продолжали жить ради чего-то.
  - И ради чего они жили? - безучастно спросил Тим.
  Коля посмотрел на него особенно остро после такого вопроса. Юноша не отвел глаз в сторону. Он отдаленно знал судьбу тренера и впервые почувствовал в себе желание узнать ответ на этот вопрос. Больше никто не мог поделиться своим опытом так как Коля.
  Тренер взял в руки вторую шашку и кинул ее воспитаннику. Парень ловко поймал оружие на лету и снова вопросительно поднял глаза на казака. Коля направил свою шашку ему в грудь.
  - Бесстрашие - это хорошо. Но нежелание жить лишено смысла. Ты сейчас существуешь как амеба, позволяя другим оскорблять себя и думая, что больше никому не перепала такая доля. А ты возьми, да вызови меня на бой.
  - Зачем?
  - Затем, что я посмеялся над твоим состоянием. Уже дважды. Что за собачье повиновение?
  - Вы не ответили на мой первый вопрос, - начал раздражаться Тим, - ради чего, по-вашему, люди продолжали жить в военное время?
  - Ради других, - опустил оружие Коля.
  - Что если все "другие" умерли?
  - В жизни появятся еще люди, которым ты будешь нужен, - сказал тренер, отведя на мгновение глаза в сторону конюшни, - когда теряешь смысл жизни, остается только жить ради других. Раз себя ты уже давно похоронил.
  - Мне сейчас тяжело это понять, - юноша хотел сесть и закрыть лицо руками, чтобы отогнать от себя навязчивые воспоминания, но постыдился сделать это при казаке, - я уже давно не могу выспаться по ночам. Меня все еще не отпускают воспоминания.
  - Меня тоже, меня тоже, Тим... до сих пор. Но поверь мне хотя бы на слово - вокруг по-прежнему есть люди, нуждающиеся в тебе. У тебя замечательные друзья, у тебя живы родители, - он грустно улыбнулся на последних словах, - но если тебе все-таки совсем себя не жаль сейчас, то хотя бы пожалей их. Загрузи себя работой, попытайся стать в чем-то профессионалом, найди какую-нибудь цель в жизни.
  - Знаете, почему водитель грузовика врезался в них тогда? - уставшим и безэмоциональным голосом сказал вдруг парень, - у него был инсульт прямо за рулем. Прямо на ходу. Он тоже умер... мне даже некого винить.
  - Это все судьба. Она во всем всегда виновата. Но она же может преподнести сюрпризы. И у тебя их будет немало, я знаю. Если даже такого как я госпожа Фортуна не обошла стороной.
  - Не обошла стороной? - Тим не понимал, чему тут мог радоваться Коля.
  - Я жив. А это уже великое чудо, - он спрятал шашку в ножны, - жизнь дана нам Богом. Не гоже отказываться от нее по собственному желанию. Все-таки он на что-то рассчитывал, создавая тебя и меня.
  - А ее?
  - А ей, видно, суждено стать твоим ангелом хранителем, - Коля улыбнулся, - из каких только передряг я не выходил целым после смерти моих родителей. Волей неволей начал верить во всю эту божественную мистику. Тем более с такой профессией, где любая случайность может стоить тебе жизни. Иногда родители приходят ко мне во сне. И, пожалуй, это самое великое счастье для меня сейчас. Ведь там мы можем разговаривать друг с другом сколько угодно. И я знаю, что могу уйти к ним в любой момент. Поэтому мне незачем торопиться. Как и тебе.
  После этого разговора в Тимке как будто что-то переменилось. Он пришел на следующее занятие, надев подвеску и браслет с игральными кубиками на себя. Друзья с опаской вглядывались в него из-за этого, как будто ожидали чего-то плохого. Но парень впервые за несколько дней наконец-то улыбнулся и вопреки всем их опасениям объявил, что начинает жизнь с новой страницы.
  Сказать "с чистого листа" было бы слишком неправильно в его ситуации. Тим не желал забывать Машку или становиться равнодушным к ее кончине. Но он также понял, что и пассивно страдать вечно - тоже не выход. К тому же Коля сделал ему очень заманчивое предложение в плане развития по направлению джигитовки.
  - С этого дня ты будешь работать на Вихре, - тренер еще раз издалека придирчиво присмотрелся к этой паре, - тебе надо будет как-то перевоспитать его после Пети.
  - А в чем он испорчен? - поинтересовался Тим.
  - Разносит на прямой.
  - И как на таком джигитовать? - был сбит с толку парень.
  - Легко. Главное, что он в центр не увозит. Но на прямой из-за скорости ты не успеешь ни одного элемента выполнить. Вот если бы у нас был круг...
  - Так чего мы должны добиться?
  - Полного привыкания вас друг к другу. Я не планирую давать этого коня остальным ребятам. В джигитовке важен личностный контакт. Поэтому я сейчас не сажаю на Хвата никого кроме Димы, а на Вихря - никого кроме тебя. Потому что обе эти лошади немного не в адеквате.
  - Будет весело, - улыбнулся Тим.
  - Экстрим-экстрим, - протянул казак и вышел из конюшни.
  
  Начиная с этой тренировки, в конюшенной жизни юноши появилось много новых ощущений. Мало того, что Вихря приходилось тормозить чуть ли не всю дорогу, так еще и элементы на нем выполнять нужно было с такой же успешностью, как и на спокойной лошади. А уж Коля в выражениях не стеснялся... и иногда даже казалось, что Вихрь больше его слушался, чем Тима.
  - Бес, а не конь, - чихала из-за поднятой пыли Олеся, - неужели нельзя бегать тихо и спокойно? Зачем обязательно носиться?
  - После Пети и свинья скаковой кобылой станет, - с улыбкой прокомментировал это Игорь.
  - Это у кого бес? - ревностно вклинился в их разговор Дима на гарцующем на месте Хвате, - вы всерьез сравниваете какого-то драного Вихря с моим великолепным жеребцом?
  - Вообще-то бешенство ваших лошадей - это не положительное качество, - отреагировала девочка.
  - Да ну нафиг, - не то обиделся, не то удивился цыган, - вы просто ничего не понимаете.
  - ГАЛОПОМ Я КОМУ СКАЗАЛ ХВАТИТ БОЛТАТЬ ПРОТРИТЕ УШИ! - послышался душераздирающий вопль тренера, которого ребята невольно проигнорировали пару раз.
  Но после таких криков даже лошади подорвались с места, не говоря уже о ребятах. Из-за Тима они сильно и часто отвлекались, обсуждая его новую жизнь и лошадь. Коле это очень не нравилось. Но сколько он ни пытался прекратить все эти глупые сплетни, все равно ребят то и дело тянуло не в то русло.
  - Я весь взмок уже, - проезжая мимо казака повис на шее лошади Тимка, - он абсолютно тугой на рот!
  - Ничего, вот когда мы выедем в поля тренироваться - тогда ты и покажешь мне все элементы в том количестве, в каком нужно. О, а это, кстати, идея, - загорелись глаза Коли, - почему бы не сегодня это устроить?
  - Что?! Джигитовку в полях? - пораженно расширились глаза юноши, - а это не опасно?
  - О чем ты вообще? - брезгливо сморщился тренер, - не стыдно такие вопросы задавать с твоим-то опытом? Сколько лет уже ходишь?
  - Год.
  - ЦЕЛЫЙ ГОД. Короче зовем ребят и выбираемся в поля. Пойду, пожалуй, и я свою красавицу заседлаю, - он торжественно потер руки, - мальчишки и девчонки, а также их лошади, отшагивайтесь пока что. Скоро повеселимся. Коням нужно успеть отдохнуть.
  И он ушел в конюшню, оставив всех в недоуменном неведение. Тимка рассказал друзьям о его планах, но никто не мог в этом поверить. Один Дима не сомневался в том, что это не шутка. Он прекрасно помнил, что вытворял этот казак в тот день, когда цыган оплошал с кражей Хвата.
  Когда Коля выехал верхом на Гвардии, сомнений и вовсе не осталось. Ребята были взбудоражены: в них боролись одновременно азарт и постыдный трепет. Но внешне никто этого не показывал. Даже Олеся не хотела уступать мальчишкам в своей смелости. Тем более она еще на танцах поставила себе такую планку. И конюшня - не повод уходить от личных правил.
  - Какие элементы будем делать? - как можно громче и увереннее спросила девушка, едва сдерживая свою лошадь на месте.
  Все животные как будто знали, что сейчас будет. Проснулись даже те, кто обычно слыл настоящими сонями.
  - Какие получится, - рассмеялся Коля, - но только не смейте халтурить. Делайте хотя бы "ласточку". Иначе... мне будет очень стыдно за вас. Всем ясно?
  - Ясно, - гулко откликнулись воспитанники.
  - Тогда погнали, - и он как-то зычно гикнул своей кобыле, заставив ее буквально выстрелить с места в полевой галоп.
  Так стремительно среди лошадей этой конюшни стартовать не умел никто. И даже Хват уступал Гвардии в этом, хотя на втором кругу постепенно начинал ее нагонять.
  Уже на первых же минутах намета Тимка вдруг понял, что его Вихрь - огромный выпендрежник и не более. Он вроде бы возомнил себя великим скакуном и потому с огромным азартом кинулся за остальными, но очень быстро начал выдыхаться и отставать. И только когда этот мерин совсем перестал бездумно прыгать из стороны в сторону и выровнялся-таки на одну прямую, парень почувствовал, что может приступить к упражнениям.
  Поначалу было очень страшно, поскольку скорость они набрали нешуточную. Но глянув, как на горизонте мелькнули копыта Гвардии, Тим немного успокоился, поняв, что у него не самый худший вариант. Он нашел в себе чувство равновесия, рывком уперся коленом в седло и стал медленно поднимать вторую ногу назад.
  "Ласточка" далась ему относительно легко. Постепенно Тимке даже понравилось слышать этот безудержным свист в ушах и не чувствовать земли под ногами. Непередаваемое ощущение, подкрепляемое диким адреналином. Невольно он ощутил такое удовольствие от своего безумства, что следующим элементом выполнил стойку на седле.
  Кое-как встав ровно и справившись с внутренними страхами, Тим бросил взгляд немного в сторону и увидел там Олесю. Невольно он цокнул языком, восхитившись ее рискованностью. Девушка висела на боку своего коня в одном лишь стремени и через правое плечо смотрела перед собой, почти не разбирая направления. Затем она с легкостью села обратно и радостно стала свистеть и кричать что-то остальным ребятам, подогревая в них соревновательный дух.
  Игорь халтурно озирался по сторонам, стоя в одном стремени. Приметив лихачество друга, он показал ему большой палец и стал громко запевать какие-то песни. Его поддержали все, кто скакал неподалеку, в том числе и Тим. Юноша бухнулся в седло, желая сделать что-нибудь еще более рискованное. Но он отвлекся, заметив, что их тренер сделал огромный вольт на маршруте для того, чтобы обогнать всех своих воспитанников еще раз.
  Пробегая мимо ребят, Коля окликнул их и, раскинув руки, с улыбкой повалился назад. Никто не испугался, увидев обыкновенный "обрыв", но на таких скоростях он выглядел более чем эффектно.
  Димка от завести тоже захотел выполнить что-то подобное, но не рассчитал дури своего жеребца. Как только мальчик повис у него на боку, конь начал брыкаться прямо на ходу, мотая ребенка на себе как куклу. Но Дима не был бы настоящий цыганом (как он и любил часто хвастаться), если бы не удержался. У него была просто поразительная паучья хватка, и за столько времени тренировок мальчик стал необычайно ловким наездником.
  В общем, эта тренировка ни для кого не прошла даром. Хотя она и была безумной, но не оставила ребят равнодушными: всем все очень понравилось. Особенно Тимке, когда он с удовлетворением ощутил, что больше не испытывал такого страха перед скоростями и джигитовочными элементами, как раньше.
  А ночью ему, наверное, впервые приснился сон, где не было прежних переживаний. Там было то самое поле и его конь Вихрь. И они вместе летели на таких же скоростях, как и днем, а ветер сдувал все лишние мысли и переживания прочь. Тим что-то кричал, раскидывал руки, чувствовал тепло солнечных лучей... и вдруг зачем-то решил отпустить коня, расслабить мышцы и кубарем упасть на землю, не боясь разбиться насмерть.
  Но едва его голова коснулась травы, как парень очнулся. Но проснулся не как от ночного кошмара, а, наоборот: с чувством неведомой прежде свободы и радости. Что-то внутри говорило, что ему больше нечего боятся. И в душе засело такое ощущение, что даже в реальности он не разбился бы, если бы также спрыгнул с Вихря на полном ходу. Только Тим еще не знал точно, хотел ли он это испробовать...
  - Скоро соревнования. Ты тоже будешь участвовать? - подошла к Тиму однажды Зина, мило дергая своим крохотным носиком.
  - Конечно. Почему нет? - удивился тот.
  - Какие красивые, - принялась трогать и разглядывать его браслет с игральными кубиками девочка, проигнорировав вопрос, - тебе очень идет такая штучка. О, да у тебя и на шее такая же есть! Прям целый комплект. Очень красивые!
  - Спасибо, - улыбнулся Тим, - ты только ради этого подходила?
  - Честно говоря, да, - застенчиво заломила руки девочка и мило хихикнула, - я не удержалась. Они очень уж милые. И всегда блестят издалека. Я давно мечтала поближе их разглядеть. Девушки, ведь, как сороки.
  - Да уж, - парень поймал себя на мысли, что улыбался все шире, - ты тоже участвуешь?
  - Конечно. Почему нет? - обыграла она его слова и задорно подмигнув, сказала, что ей пора уходить.
  Они коротко распрощались, и девочка убежала по своим делам. Тим долго смотрел ей вслед и все пытал в голове свои мысли о том, что впервые кто-то не побоялся рассмотреть его украшения напрямую. Парень знал, почему другие стеснялись это делать, да и он был не готов поначалу теребить воспоминания, рассказывая зевакам о своем прошлом. Но сейчас у него на душе остался только приятный теплый осадок без горечи и примесей.
  "Милая девочка", - улыбнулся сам себе Тим и тут же помотал головой, - "и о чем я только думаю? Пора готовиться к занятию". Он стал смутно припоминать, что уже сталкивался с нею пару раз вплотную в коридоре, но обычно они никогда не разговаривали. И Олеся про нее ничего не рассказывала. Такую скромнягу как она легко было потерять из виду.
  - Тим, что с тобой? На твоем лице такая блаженная улыбка, - не без радости спросила Нина.
  - Что? Серьезно? - заикаясь и возвращаясь в реальность, переспросил парень.
  - Конечно. Я давно тебя таким не видела, - она сложила руки на груди, - могу я поинтересоваться, что так тебя порадовало?
  - Да какая разница, - без грубости в голосе отмахнулся Тим, - предвкушаю соревнования, наверное. Не знаю.
  - Ну ладно, - протянула она и, пожелав ему удачи, ушла к Оле.
  Парень почувствовал холодный пот на теле. Он, в самом деле, не знал, почему его настроение так резко поднялось. И в голове совсем не укладывалось, что причиной тому могла оказаться Зина.
  Но когда настал день соревнований, Тимку накрыла прежняя хандра. Он не спал всю ночь и смотрел на игральные кубики... невольно еще раз вспомнил про то, как нежно вертела их в руках та девочка, похожая на олененка с конюшни и невольно сравнил со спонтанной безрассудной хваткой Маши. Ему стало так не по себе от этих мыслей, что парень решился на страшный поступок: отпустить руки на джигитовке как во сне... и списать все на несчастный случай. Он накрыл лицо подушкой и долго лежал в таком положении, не желая никого слышать и видеть.
  В день выступления Коля как будто чувствовал неладное и не сводил глаз со своего депрессивного воспитанника. Тимка на разминке был техничен, точен и даже пытался наигранно шутить с окружающими, но тренер понимал, что это плохо кончится.
  - Тим, - остановил он перед выступлением парня и заглянул в его отрешенные глаза, - не делай глупостей. И держи коня.
  - Как я могу? О чем вы? - улыбнулся тот и с позволения казака продолжил путь на прямую.
  - Ох, чует мое сердце, что-то произойдет, - трепетала Олеся, кружа вокруг Нины.
  Девочки тоже видели, что с их другом что-то происходит. Но невозможно было вытянуть из него ни единого серьезного слова.
  - Почему Коля отпустил его? Мне кажется...
  - Отпустил - значит, знает, что делает, - недовольно буркнул Игорь, - оставьте уже пацана в покое. Из-за вашей чрезмерной заботы Тимке уже дышать нечем. Начинаете опекать его на танцах, а потом еще тут мозги промываете. Хватит!
  "Я точно знаю, что Вихрь - достаточно дурной конь, чтобы разнести в момент падения", - судорожно продумывал план действий Тимка. Он и не знал, что будет так сильно волноваться из-за этого. Ночью все казалось проще.
  Когда дали сигнал к старту, парень направил коня на прямую и уже с первых аккордов копытами понял, что мерин оправдывал все его надежды. Он разогнался так, что достигал конца полосы за долю секунды, а судьи начали требовать от спортсмена успокоить коня. Тимка и не думал делать этого.
  Отключив на мгновение мозги, он принялся за выполнение какого-то элемента. Закончить вовремя ему не удалось, и от резкого рывка в сторону парень потерял равновесие. Все шло как по маслу, причем теперь уже против его воли. Тимка просто не успел рефлекторно ухватиться за седло. И вот он уже почувствовал, как летит навстречу земле, но что-то неожиданно пошло не так.
  Зацепившись ногой за стремя, Тимка закрыл лицо руками, ожидая длительного волочения по земле. Но этого не произошло. От мимолетного испуга в ушах как будто образовалась вата. И только спустя минуту, до него стали доноситься какие-то звуки.
  Парень открыл глаза, понял, что не чувствует боли, а его дурной конь стоит на месте и удивленно фыркает раздутыми ноздрями, созерцая хозяина сверху вниз. И даже не думает убегать!
  - Чего ты? - зачем-то спросил его Тим.
  - Со стоячей лошади упасть - это уметь надо! - рявкнул на воспитанника Коля и за шиворот поставил его на ноги, - не позорься уж. Чего валяешься?
  - Со стоячей? - пролепетал парень.
  - Может он головой стукнуться успел? - спросил кто-то.
  - Не успел, - утвердительно ответил на это тренер и глазами просверлил дырку в голове Тима, - я так и знал, что ты вытворишь нечто подобное. А теперь садись обратно на коня и заканчивай программу. Не собирается сегодня Вихрь исполнять твои просьбы по самоубийству. Каков идиот!
  - Вы меня не так поняли, - отчего-то оскорбился парень и самостоятельно вернулся в седло.
  Он не стал больше слушать казака и с места опять рванул в галоп, возвращаясь на старт. За все время мучений он успел выполнить всего несколько заданий, но и те вышли плохо. Однако падений больше не было. А когда судьи сказали ему выезжать с поля, Тим задержался напротив Коли и, тяжело дыша, остановился на нем взглядом.
  - Что? - недовольно спросил тот.
  - Вы серьезно думали, что я добровольно решу свернуть себе голову? - пораженно воскликнул парень.
  - Не думал я ни о чем подобном, - буркнул Коля.
  - Да я же по глазам вижу. Вы все пасете меня как потенциального суицидника. А я, может быть, не ради этого руки отпустил тогда.
  - Ради чего, в таком случае, - без особого интереса спросил тренер.
  - Просто после нашего того разговора я задумался о своем небывалом везение. И знаете, что показала практика? Я теперь чертовски удачливый человек! Сотню раз лез на рожон и ни разу не попадался под удар. Это поразительно.
  - Обязательно было проверять мои теории на соревнованиях? - по улыбке Коли стало понятно, что он оттаял.
  - Я не специально. Просто Вихрь слишком резко в сторону ушел. Я думал поначалу добровольно кинуться головой вниз... но когда выехал напрямую и увидел толпу зрителей, подбадривающих меня, я вдруг понял, что оно того не стоит.
  - Молодец, - сухо отреагировал Коля и со смехом хлопнул коня по крупу, - иди уже отсюда. Чувствую, пора увеличить вашу нагрузку втрое.
  Тимка вернулся на разминочное поле с таким воодушевлением, что не мог найти себе место. Его всего трясло, и кожа рук побелела. С тренером он был честен не до конца.
  "Кто бы мог подумать..." - истерично забилось сердце парня, и глаза его снова остановились на Звоне, - "...я и не знал, что ее взгляд так сильно на меня подействует. Я не чувствую никаких симпатий к этой девочке. Но каждый раз, когда она смотрит на меня, внутри что-то переворачивается, и становится легче... я чувствую, будто она залечивает мои раны. Но, черт побери, я не знаю, как это происходит!".
  И в этот раз он был честен перед собой как никогда. Только Тимка не знал, что многие думали и говорили про Зину то же самое. А она в свою очередь не подозревала о такой уникальной способности собственного характера.
  После соревнований девочка как бы невзначай подошла к юноше помочь замывать коня. Она не пыталась заглядывать в его глаза или прочитать что-то по лицу, но часто ненароком прикасалась руками и мимолетно улыбалась. Девочка этого не замечала, а Тимку всего разрывало изнутри.
  - Как же ты всех напугал сегодня, - наконец, выдохнула Зина, - а кубики все-таки не снял перед соревнованиями. Я видела, я все видела.
  - Сорока ты, вот и увидела, - хрипло рассмеялся Тим.
  - Да ты, видимо, игрок, - повела она плечами, - какие же вы все мальчики несносные в этом плане.
  - В смысле? - он был сбит с толку такими заявлениями.
  - Не бери в голову, - быстро отмахнулась девочка и подскочила на месте как молодая козочка, - мне пора бежать. Работы непочатый край. А я уже уставшая. Нечего мне тут силы тратить на твою лошадь. Пока. Не хмурься.
  И подмигнув ему, Зина унеслась восвояси. Тим долго смотрел ей вслед и снова ощущал приятное спокойствие на душе, как будто в церкви исповедался. И сейчас ему как никогда сильно захотелось увидеться с друзьями. Ведь они тоже переживали не меньше.
  
  ВСЕ МОГУТ ПАЛАЧИ
  
  Кира возвращалась с конкурного поля во двор конюшни и вдруг услышала настороженный разговор со стороны главного входа. Она сразу распознала голоса чужаков и все внутри похолодело. Но, хочешь не хочешь, а выйти из тени придется.
  Перед воротами гостей встретили Катя с Олей, недобро смотря на них исподлобья, не скрывая злобы, испепеляя глазами. Услышав шаги подруги, панкуша оставила блондинку одну и быстрым шагом двинулась назад.
  - Кира, ты не обязана оставаться с ними одна. Мы можем пойти с тобой, - быстро в полголоса заговорила она.
  Но в лице главного тренера была воинственная отрешенность. Из-за сгустившейся атмосферы все воспитанники вокруг невольно прекратили свою работу и вопросительно уставились на гостей и тренеров. Они предчувствовали что-то недоброе. Дети и подростки всегда безошибочно угадывают настроение тренеров, и потому за Киру всем вдруг стало страшно.
  - Не волнуйся, Кать. Я сама, - положила ей девушка руку на плечо и без улыбки поймала взгляд незваных гостей, - пройдемте за мной, пожалуйста. В тренерскую.
  - Давно бы так, - буркнул представительный мужчина и брезгливо огляделся вокруг, - ну и свинарник у вас тут. Надо будет демонтировать эти ворота, чтобы машины могли въезжать сразу внутрь.
  - День только начался. Мы еще не успели убрать территорию, - как ни в чем небывало парировала Кира, хотя лица остальных перекосило от такого заявления.
  - Это кто вообще такие? - зло зашептались девочки, катящие тележку с опилками.
  - Какого черта они приперлись? - буркнули мальчишки себе под нос.
  - Ребят, - коротко окликнула всех зевак Катя и взглядом дала понять, чтобы они больше ни слова не говорили, - продолжайте работать. Пожалуйста.
  Эта фраза прозвучала как мольба. Все воспитанники еще больше начали волноваться, но повиновались. Они продолжали следить за ситуацией со стороны из-за углов, искоса поглядывая на амбалов, оставшихся у дверей тренерской. Кто-то кинулся за ответами к Коле, но тот и сам не мог понять, что происходит. Оля намеренно села в беседку напротив охранников депутата и не сводила с них глаз как сторожевая собака.
  - Кира Анатольевна, я надеюсь, вы изменили свое решение к сегодняшнему дню? - ходил как хозяин по кабинету представительный мужчина, поглядывая на часы.
  Девушка чувствовала себя рядом с ним настолько неуютно, что мурашки давно покрыли ее тело в этот жаркий день. За спиной стояло еще два рослых бритых мужика, похожих на тех, что остались на улице. Ее смешила вся эта бутафория, хотя ситуация была очень не веселой.
  - Я же говорила вам... - неплохо скрывая страх и раздражение начала она.
  - Вот не надо только мне вот этих соплей, - грубо перебил он ее и с грозным видом положил свою папку на стол, - либо сейчас вы ставите свою подпись на этом документе, и мы расходимся с миром...
  - Либо? - дерзко подняла подбородок главный тренер.
  - Ну, вы сами знаете, что обычно делается в подобных ситуациях, - гадко улыбнулся он.
  - Захватите территорию нелегально? - истеричная улыбка так и норовила пробиться сквозь стиснутые зубы, но девушка хорошо держалась.
  - Как грубо, Кира Анатольевна, - сыграл он голосом обиду, - разве ж мы преступники какие?
  - Хотелось бы верить, что нет, - она пыталась говорить максимально двусмысленно, чтобы суметь как-то выпутаться из сетей этого паука.
  - Ну, вот и верьте себе на здоровье. А только бумажку подпишите, - его голос становился уже приторно сладким с примесью горчицы.
  - Не буду я ничего подписывать, - она твердо стояла на своем.
  - Да вы сперва присядьте, не волнуйтесь, - пригласил он ее за стол, - стоя серьезные разговоры не ведутся.
  - Я не хочу сидеть, спасибо, - все внутри нее клокотало, хотя по лицу этого невозможно было сказать.
  - Прошу прощения за грубость, но достаньте, пожалуйста, свой телефон и положите его на видное место, - он сел на стул первый.
  - Какая пошлость! - вспылила Кира, - вы подозреваете, что я поставила где-нибудь здесь прослушивающие устройства? Считаете, что прямо сейчас у меня включен диктофон на телефоне? Извините, но я вашими же приемами не пользуюсь.
  И девушка демонстративно грубо достала свой аппарат из сумки и положила его на стол прямо перед представителем депутата. Мужчина взял трубку в руки, повертел ее между пальцами и снова улыбнулся.
  - Какой хороший телефончик. Дорогой, смотрю. А какие у вас зарплаты?
  - Приемлемые. Тем более вы о них и так в курсе.
  - У вас еще и квартира своя есть, насколько мне известно. Тяжело содержать в одного?
  - Нормально, - на всякий случай девушка умолчала о том, что они живут в этой квартире втроем.
  Хотя она и была записана на Киру. Существовать в городе на одну зарплату и вправду нелегко. К чему клонил этот гад девушка и так уже догадывалась.
  - Кира Анатольевна, зачем вы так злитесь? Я же предлагаю вам обходные пути решения проблемы, но вы все отвергаете и предпочитаете ругаться.
  - Ваши обходные пути страшнее вашего прямого предложения. Часть коней придется и так и так продать на сторону.
  - Я же не заставляю вас продавать их. Даже землю выделил за городом. С чего вдруг такая неблагодарность?
  - С чего вдруг вы решаете эти вопросы со мной? Я не директор.
  - Но он вам очень доверяет и даже передал свои права на подпись. Мне не о чем с ним разговаривать.
  - Вот как.
  - Да сядьте вы уже, не стойте как неприкаянная. Нужно уже быстрее решить все наши вопросы и разбежаться по домам. Вернее, вы сможете спокойно уйти домой, а у меня еще дел сегодня по горло, - он становился все раздражительнее.
  - Зачем садиться, если скоро придется вставать. Все равно я не прикоснусь к вашей ручке, - сложила она руки на груди.
  - Я слышал, что вы хорошо разбираетесь в документах. Так взгляните хотя бы на мои условия, прежде чем так сопротивляться. Прошу прощения, но я не могу сидеть спокойно, пока дама стоит... - и он дал глазами какую-то команду своим двухметровым молодцам.
  Они грозно приблизились к Кире сзади, и она спиной почувствовала, на что эти роботы были способны. От такого давления любой сломался бы, и потому даже ей стало не по себе.
  - Руки! - невольно рыкнула через плечо Кира и пустила злые стрелы глазами в представителя, - отзовите своих головорезов. Я и так вижу, что насилием вы не брезгуете.
  И она гордо проследовала на место, куда ей указывали до этого. Депутат кивнул мужчинам, и они отошли обратно на свои места.
  - Ну, раз мы друг друга поняли, думаю, дальше будет проще, - пододвинул он к ней какую-то бумажку и ручку, - знайте, что больше я сюда не приду. Поставите вы подпись или нет - это уже не важно. Настанет время действий.
  - Не запугивайте меня, - ледяным голосом ответила девушка, - не вы первый, не вы последний.
  - Не-е-е-т, вы меня не поняли. В данном случае я буду последним, - веско сказал мужчина и всем своим видом дал понять, что выкручиваться из данной ситуации более чем бесполезно.
  Киру трясло. Она так смотрела на документ, будто желала спалить его взглядом. Девушка знала, что это не бумажка о купле\продаже, а настоящий приговор палача, который будет подписан ее же рукой. Было ощущение, будто в руки ее легла не ручка, а огромный топор, который девушке придется раз за разом заносить над каждой лошадью. От всего этого ей стало не по себе.
  - Что с вами? Вы какая-то бледная. Водички не подать?
  - Не надо, - отказалась Кира и прикрыла глаза.
  Выхода не было. Что последует за отказом? Девушка примерно догадывалась. Ее буквально сотрут с лица земли. Лишат сперва зарплаты, затем квартиры, потом отнимут право подписи и продадут конюшню в любой удобный момент. То, что сейчас происходит в тренерской - это лишь шоу, игра в демократию. На самом деле она здесь ничего не решает. Но если поставит подпись - то позволит распродать коней немного раньше. Но исход все равно будет один.
  - Знаете ли... - дрожащей рукой положила ручку на место Кира.
  - Не вам тут ставить условия! - снова перебил ее мужчина на повышенных тонах.
  И в этот момент две руки опустили на крохотные хрупкие плечи главного тренера. Ее позвоночник застонал под этим весом, но Кира сдержалась и даже лицом не показала, как это было больно. Только взгляд еще больше наполнился гордой ненавистью зверька, загнанного в угол.
  - Рукоприкладство? - стальным голосом поинтересовалась Кира.
  - Если только вы сами нас не вынудите, - и его глаза громко заявляли "да".
  Кира понимала, что этот человек ни перед чем не остановится. А его молодчики не посмотрят на то, что она девушка. Но морально девушка была готова к такому исходу уже заранее.
  - Я не боюсь ваших угроз, - и Кира взяла документ двумя руками, - делайте, что хотите и идите все дружно лесом.
  И она разорвала бумагу на две части с таким внутренним наслаждением, будто рвала рожу того самого депутата, покусившегося на территорию их конюшни. Девушка только сейчас осознала, что подписала себе смертный приговор. А по равнодушному лицу мужчины поняла, что время действий началось. Она сделала первый шаг и ей же предстоит проиграть эту партию.
  "Но хотя бы не я стану убийцей двадцати живых существ", - убеждала сама себя главный тренер, завороженно глядя на то, как летели обрывки на пол. В полной тишине раздалась задорная дробь пальцев по кожаному портфелю.
  - Ну ладно, - надул щеки и дурашливо выпустил воздух мужчина, - раз вы захотели играть по этим правилам - бог вам судья, так сказать. Приятно было иметь с вами дело. До свидания. Не хворайте.
  И давление с плеч наконец-то исчезло. Дождавшись, когда за ним захлопнется дверь, Кира вдруг упала на стол и запустила пальцы в волосы, как будто закрывая свою голову от удара. Она не плакала, но содрогалась всем телом. Внутри так шумело, что девушка не сразу услышала встревоженные голоса подруг.
  Когда они не смогли быстро привести ее в себя, Катя подняла разорванные клочки с пола и прочла их беглым взглядом. Лицо ее осталось все таким же угрюмым. Оля тоже выглядела не лучше, хотя в ее чертах больше мелькала жажда крови.
  - Хотела бы я сказать тебе "не волнуйся", - медленно проговорила панкуша и скомкала остатки документа в руках, - но нужно будет теперь крепко задуматься над нашими дальнейшими действиями.
  - Они сожгут конюшню, они сожгут ее, - лепетала как в бреду Кира, неспособная унять тряску в бледных руках, - они уничтожат всех, как сделали это в других городах.
  - И спишут все на проводку, - до крови укусила свои губы блондинка.
  - Нужно как-то предотвратить это, - кивнул Катя, - но сегодня в первую очередь мы с Олей позаботимся о тебе. Ты выстояла в настоящем бою. Даже снаружи ощущалась эта атмосфера. Сейчас чего-нибудь хочешь?
  - Смерти, - сказала Кира и не уточнила, чьей именно.
  Всем и так было очевидно, что их конный клуб находится на грани краха. Стоило только девушкам найти райское место, где они планировали воплотить в жизнь все свои мечты, как оно немедленно превратилось в ад. Такой осадок усиленно тянул на дно.
  
  Не прошло и недели, когда Кира показала подругам что-то на экране своего сотового телефона. Девушки и так знали, что там.
  - Мне уже заблокировали банковскую карту, - прокомментировала это главный тренер.
  - Мы в курсе. Нам тоже, - ответила Оля.
  - Что?! - опешила девушка и испуганно всмотрелась в лица тренеров, - вам-то за что?
  - Видимо для того, чтобы мы на тебя надавили, - пожала плечам Катя, - фиговое положение. Интересно, как на это отреагирует Коля.
  - Нормально отреагирую, - появился он рядом, - я тут мимо шел, разговор ваш услышал. Почему мне раньше об этом никто не рассказал? Почему я должен узнавать обо всем только из уст банковского автоответчика?
  - Извини, - потупилась главный тренер, - я надеялась, что вас это не коснется.
  - Святая наивность! - воскликнул юноша и пересчитал деньги в кошельке, - дурацкий современный закон о белой зарплате по карточкам. Лучше бы наличкой все давали по старинке.
  - Коля, мы все сейчас в одинаковом положении. Но нужно как-то собраться и срочно найти выход из сложившейся ситуации. Кире и так нелегко, что все на нас отразилось, - нахмурилась панкуша.
  - И вы по-прежнему хотите все скрыть от детей? Сколько вы протянете? - спросил тренер по джигитовке.
  - Зачем им знать? Что они могут сделать? - опущенным голосом поинтересовалась Кира.
  - Не знаю. И не узнаем, пока лично их не спросим. Но с точки зрения морали - это самый верный вариант. Ведь их эта проблема тоже касается.
  - Да ты что? Мы посеем панику.
  - И что с того? Выход нужно искать уже сегодня, сейчас! К тому же вы зря смотрите на этих спортсменов как на детей. Большинство из них уже давно рассуждают и думают как взрослые. Надо спасать лошадей в первую очередь, а уже потом задумываться о сохранности территории. Вдруг удастся распродать коней в руки воспитанников?
  - Я думаю, что Коля прав, - нехотя согласилась с ним Оля, - я не вижу другого выхода. Пока есть время - нужно искать покупателей. Я не верю, что мы как-то справимся с правительством.
  - Бороться с системой - вообще бесполезная штука, - тяжело вздохнула Катя, - только не знаю, сколько у нас осталось времени.
  - Блокировка карточек - это лишь первый этап. Игра в демократию продолжится до тех пор, пока не начнутся решительные действия с нашей стороны, - Кира хрустнула костяшками, - черт, все только усложняется. Я подумаю над тем, что ты сказал, Коля.
  - Если ты боишься чего-то - собрание могу сделать я, - тут же вызвался он.
  - Чего мне детей бояться? - грустно улыбнулась главный тренер, - куда уже хуже?
  Все разошлись по своим делам. Кира снова сбросила учебную группу на Онуфрия и засела в тренерской. Ей поступали разные звонки то с угрозами, то с предложениями. За плечами осталось несколько невыплаченных кредитов, парочка долгов. Родители далеко, да и положиться на них трудно. Кира понимала, что мать вряд ли будет помогать нерадивой дочери, сбежавшей из дома. Она слишком любила свою репутацию и наверняка уже смирилась с мыслью, что детей у нее нет.
  "Скоро в моей квартире отключат газ, электричество и воду за неуплату, а потом придут приставы и изымут все дорогие вещи", - угрюмо писала какие-то заявления и требования в различные инстанции девушка, - "проституткой, что ли начать работать?".
  Конечно, это была шутка. Ее сейчас как никогда тянуло на черный юмор. К концу дня глаза уже болели от всех этих бессмысленных записей, на которые отовсюду приходил один отказ. Кира ощутила в полной мере, в какую паутину угодила.
  - Интересно, как долго мы продержимся на хлебе и воде? - показала она позже другим тренерам свои расчеты.
  - А как долго вы продержитесь без хлеба и воды? - задал встречный вопрос Коля, - позвони директору. Вдруг финансирование нашего клуба тоже отменили, и мы кормим коней остатками провианта?
  - Уже звонила, - убитым голосом сказала Кира и протерла глаза, - так и есть. Этот каток проехался не только по нам. А еще сегодня уволилось несколько конюхов по той же причине. Никто не хочет работать за бесплатно.
  Катя с Олей только некультурно выругались.
  - Значит нужно сделать собрание!
  - Я уже сказала Онуфрию собрать всех в беседке, - кивнула ему главный тренер, - у нас действительно нет никаких обходных путей.
  - Продать двадцать с лишним лошадей за пару дней - это нереально, - недоверчиво прокомментировала Оля, - кто устанавливает цены?
  - А вот это уже вторая проблема, - нервно дернула бровью Кира, - над нашим директором есть организация, контролирующая покупку и продажу лошадей. У них же находятся все документации, и они же устанавливают цены. И они уже прислали мне свои требования... черт, и почему все от меня только что-то требуют? Складывается такое ощущение, будто никого кроме меня не волнуют жизни лошадей!
  Ее голос как будто треснул в этот момент. Кира впервые за последнюю неделю психанула. Но она вовремя взяла себя в руки и подавила слезный рефлекс в полной сочувствующей тишине.
  - Они не позволили нам с директором продавать лошадей по мясной цене.
  - КАК?! - хором выпалили остальные тренера, - неужели они не понимают всей серьезности ситуации?
  - Чертовы коррупционеры! - оскалилась Оля, - им лишь бы больше денег отхватить.
  - Даже на пепелище пытаются найти выгоду, - сжался до хруста кулак Кати, - твари. Они не оставляют нам никакого выбора. Давят со всех сторон!
  - Паршиво, - процедил Коля, - у нас на конюшне всего четыре лошади частные. Барон, Халва, Вальс и Гвардия. Так?
  - Пять, - покачала головой Кира, - Гром... Петин.
  - Серьезно? - вытаращили глаза подруги, - почему ты раньше нам не говорила?
  - Был такой уговор с директором. Но теперь эти детские игры ни к чему, - хмуро ответила главный тренер.
  - А Птица Говорун?
  - Он не принадлежит Йорку. Наш клуб выкупил его по моей просьбе, - подперла подбородок рукой Оля.
  - Еще хуже. И в какой цене сейчас все кони? Даже если они по сорок тысяч - то еще есть шанс быстро распродать их, хотя это и не мясная цена, - предположил Коля.
  - Ага, по сорок тысяч... - саркастически сказала Кира и достала на общее обозрение какую-то распечатку, - Птица Говорун - восемьдесят тысяч. Вихрь - восемьдесят тысяч. Гвардия-Гроза - семьдесят тысяч. Звон - сто тысяч. Бархат - сто двадцать тысяч...
  - Не продолжай. Как ножом по ушам, - остановила ее Катя.
  - Там вообще нет дешевых лошадей? - опешила Оля.
  - Есть, - снова иронично подняла брови Кира, - Тайга идет по старой цене в пятьдесят тысяч.
  - Ни черта не дешево, - покачал головой юноша.
  - А слепая Марта - восемьдесят тысяч, - истерично усмехнулась Кира, - по документам же ведь она зрячая.
  - Короче пора идти в беседку и объявить обо всем детям, - решительно поднялась панкуша, - больше нам тут обсуждать нечего. Нужно решать вопрос вместе.
  Все молча согласились с нею и вышли во двор. На душе у Киры осталась какая-то сверлящая пустота. Девушка невольно поймала себя на мысли, что ей даже не стыдно смотреть в глаза воспитанникам. Она пыталась бороться с правительством изо всех сил, но ей обрезали крылья и пути к отступлению.
  Новость о случившемся произвела неизгладимый эффект на ребят. Вопросы, слезы, упреки и укор посыпались градом, не находя ответа и возвращаясь обратно к ораторам. Тренера пытались как-то о чем-то договориться с воспитанниками, посыпались звонки родителям и друзьям, родились предложения о решение проблемы, но до Киры почему-то только отдаленно доходил тихий гул.
  В ее сознании вновь всплыла та многозначительная улыбка представителя депутата и все не позволяла вернуться в реальность. Кто-то из ребят предложил через личных знакомых выйти на того самого негодяя, решившего строить торговый центр на месте клуба, но для этого требовалось слишком много времени. Кто-то предложил вызвать журналистов, некто посоветовал подать в суд.
  Тренера приняли все предложения во внимание и решили действовать. Кира позже посвятила в свои планы директора, предварительно поделившись с ним всеми переживаниями. Тот вызвался помочь лишь со снижением цен на коней. Отчего-то он вел себя чрезвычайно безынициативно, хотя и не бросил конюшню в такую минуту. "И на том спасибо", - мысленно решила Кира и на уставших ногах добрела до дома.
  Она осознавала, что, скорее всего, вся их активность выйдет им боком. Но так поступать лучше, чем молча и смиренно ложиться под нож. Хотя бы сопротивление окажут, возможно, даже время смогу потянуть немного...
  - Кира, - позвала ее однажды Зина, - можно задать один вопрос?
  - Какой? - устало спросила главный тренер, догадываясь, о чем пойдет речь.
  - Я ведь знаю, что ты - очень сильный и влиятельный экономист, а Катя - профессиональный юрист. Неужели ваших сил не хватило на то, чтобы защитить конюшню?
  - Во-первых, откуда тебе знать, насколько мы влиятельные и профессиональные? Во-вторых, что за наезды?
  - Никаких наездов, - спокойно заверила ее девочка, - но меня вся эта ситуация касается особенно сильно.
  - Зин, эта ситуация всех нас касается особенно сильно, - начала раздражаться Кира, - возвращайся лучше к работе. Лошадки не виноваты, что попали беду.
  - Да нет же, Кира, ты меня не поняла! - почему-то девочка вела себя очень неестественно, что удивило и насторожило тренера, - расскажи, в чем загвоздка. Мы ведь дали тебе все карты в руки.
  - "Мы"? Кого ты имеешь в виду?
  - Да директорская дочка она, вот о чем идет речь, - подал голос из беседки Петя, наблюдая за всей этой картиной издалека.
  Девочка-олененок тут же потупилась и замолчала, бросив на него лишь беглый взгляд. Кира же недоверчиво и презрительно подняла бровь. Она была не склонна верить шуткам этого юноши.
  - Что уставилась? Я правду говорю, - изобразил обиду на лице Петя и обратился к Зине, - извини, что так вышло. Я посчитал этот момент самым удачным для правды.
  - Да, спасибо, - покраснела от стыда девочка, - ты искренне держал свое слово до этого дня.
  - Это заговор что ли какой-то? - у Киры голова начала трещать от всех тайн и неожиданностей, - вы решили довести меня до сумасшествия?
  - Кира, это правда, - умоляющими глазами посмотрела на нее Зина, - я просто никогда в жизни никому об этом не рассказывала, чтобы не выделяться из толпы и не потерять друзей. Один Петя знал. Но сейчас действительно пришлось рассказать тебе правду. Просто, это уже не имеет смысла, если завтра конюшни не станет.
  - В этом ты права, - вздохнула тренер, - и на правах дочери директора ты хочешь узнать ход событий?
  - И мне, пожалуйста, расскажи, - поддакнул из беседки Петя.
  - Забейся, - огрызнулась на него девушка.
  - Ой-ой, какие мы раздраженные! - скривился в усмешке парень.
  - Петя, умоляю тебя... ты все усложняешь! - остановила его девочка-олененок и вернулась к тренеру, - ты меня правильно поняла. Я хочу узнать о вашем плане действий, так как именно сейчас смогу помочь всему процессу. Отец очень занят, а я владею всеми теми же связями и той же информацией, что и он. Разве тебе не интересно обменяться некоторыми данными?
  - В этом нет смысла, - устало опустилась на скамейку Кира и протерла раскрасневшиеся глаза пальцами, - процесс мы выиграем легко, подав на депутата в суд. По официальной части к нашему клубу никто не способен придраться. Но... как ты думаешь, на что способен пойти миллионер, сидевший за коррупцию и убийства?
  - Сжечь все дотла, - понимающе ответил Петя.
  - Что? - едва не наполнились слезами глаза Зины, - он не посмеет. Это не похоже на правду!
  - Девочка моя, хотя ты и владеешь всей информацией и каким-то статусом на этой конюшне, но все равно ты еще ребенок. Жизненного опыта не хватает для того, чтобы трезво смотреть на вещи.
  - Вы меня сейчас очень сильно оскорбили, между прочим, - свела брови малышка, отступив немного назад.
  - Не расстраивайся, Зин, она сейчас со всеми такая злая. Времена тяжелые настали, видишь ли. На войне каждый за себя.
  - Я тебе сказала заткнуться! - тренер подскочила на месте как ужаленная, - вечно ты мешаешься под ногами, Петя, и натравливаешь ребят друг на друга. А теперь еще и смеешься над нами, зная, что тебя проблема не коснется. Заберешь своего Грома из денника и уйдешь на все четыре стороны. Правильно, чего тебе бояться?
  - Что-то вы больно распоясались, Кира Анатольевна. Совсем потеряли свое лицо, - все более ядовито говорил парень, - а из меня и вовсе какого-то монстра строите. Думаете, я сюда ради веселья приперся? Я уже говорил и повторюсь о том, что ходил в этот клуб задолго до вас. И уж точно не вам заявлять мне в лицо о нелюбви к лошадям. Вместо того чтобы всеми силами отстоять клубы вы кинулись всех распродавать.
  - Так подскажи выход, раз такой умный! - выпалила девушка, - скажи, как бороться с бюрократической машиной. КАК?
  Петя молчал и очень тяжело смотрел на нее, такую беззащитную и несчастную в этот момент. Кира взяла себя в руки и снова превратилась внешне в железную леди, но слишком много факторов выдавало ее волнение. А теперь к нему примешалась еще и легкая истеричность от недосыпа.
  Зина стояла рядом очень потерянная и жалкая, ломая пальцы на руках и закусывая губы. Со дня того собрания здесь все были не в себе.
  - Я так и знала, что ты просто трепач, - сказала главный тренер и ушла в тренерскую.
  Ей предстояло пережить еще один тяжелый день, и в этот раз девушка задумала распустить учебную группу, оставив только спортсменов. Ситуация складывалась так, что клубу не нужны были плаксивые новички и пассивные сочувствующие. И снова все ложилось на женские плечи Киры. И снова слезы, и снова упреки... все превращается в какой-то длинный бесконечный ад. Хотя она знала, что настоящий ад еще не настал.
  Когда спустя пару недель страданий журналисты оповестили город о том, что конфликт исчерпан, тренера конюшни не вздохнули с облегчением. Они ждали новой атаки. Кире уже приходило несколько угроз на почту, на телефон (перед тем как он заблокировался) и в форме кирпича в окно. Хотя таким ребячеством ее сложно было взять. Но от целого месяца нервотрепки девушка стала очень эмоциональной и неуравновешенной.
  - Глупость какая-то эти угрозы. Дело мы выиграли. Банковские карты нам разблокировали. Если этот гад планирует что-то сделать с конюшней - давно бы уже сделал. Зачем именно на тебя давить? - рассуждала Катя.
  - Не знаю. Мне уже все равно, - молча доедала свой обед подруга.
  - Может быть, подпись Киры так много значит? Вы читали тот документ? Что в нем было написано? - предположила Оля.
  - Обычная бумага о купле\продаже, - закатила глаза Кира, - ничего важного я там не обнаружила.
  - Я тоже, - тяжело вздохнула панкуша и сбросила посуду в раковину, - ладно, глянем во что это выльется. Пора оплатить накопившиеся долги. Хотя бы часть.
  - Да, точно, - нехотя согласилась блондинка и чмокнула Киру в щеку, - мы скоро вернемся. Приготовь что-нибудь сама.
  - С радостью. Это меня успокаивает, - устало улыбнулась та и принялась мыть тарелки.
  Подруги ушли. Кире захотелось подарить себе часок отдыха и потому она пошла закрывать шторы в квартире. В последнее время ей очень нравилось напускать такую темноту внутри, когда начинает казаться, что ты в бункере.
  Девушка поставила на плиту кастрюлю с водой и принялась за свою маленькую спецоперацию. Но не успела она пройти во вторую комнату, как с ужасом услышала какой-то шум за закрытой дверью. Кира все прокляла за то, что стала слишком тревожной и параноидной, но ничего не могла с этим поделать. Ей теперь было реально страшно жить в собственной квартире. Девушка вздрагивала даже от ветки, бьющей в окно. Может быть, это она же сейчас?
  На всякий случай Кира взяла поварешку и двинулась во вторую комнату. Она толкнула дверь и трясущимися руками подняла свое "оружие" на уровень головы. Но там никого не было. "Может быть, он проскочил в другое место, пока я ходила на кухню за поварешкой?" - затаилась неприятная мысль в голове, - "ну уж нет. Успокойся уже. Мы в двадцать первом веке живем. Если меня кто-то и вздумает убивать, то, как минимум, из пистолета и без всяких глупых прелюдий. О да, как же это успокаивает!"
  И не успела девушка об этом подумать, как шестое чувство заставило ее оглянуться. В последний момент Кира успела пригнуться, чтобы избежать прямого удара в голову. Она завизжала что есть мочи и махнула наугад рукой с железным кухонным прибором и, не попав по цели, просто рванула на выход, желая вырваться в подъезд.
  Но там она в последний момент одернула руку от ключа, чтобы избежать рубящего движения ножом. Страшные глаза скользнули по ее горлу, и незнакомец в маске снова пошел в нападение с леденящей решимостью. Кира опять завизжала и в этот момент почувствовала сильный удар по ноге... нападающий пнул что-то из коридоре и угодил прямо по нерву под коленом. Девушка ощутила разряд тока в конечности и рухнула на пол, но быстро наотмашь ударила поварешкой по воздуху.
  В этот раз повезло. По звенящему звуку она поняла, что смогла как-то чудом выбить нож из рук грабителя. Но когда Кира попыталась подскочить на месте, чтобы выбежать на кухню, на нее навалилось тело и приняло душить руками. Она хлебнула воздуха ртом в последний раз и поняла, что ей не хватает сил даже на то, чтобы скинуть его с себя. Девушка как будто в конвульсиях начала срочно бить его по всему, до чего дотягивалась, но не сразу догадалась ткнуть пальцами в глаза. Какое простое решение, но в такой панике мозг вообще отказывался работать.
  Освободившись от давления, девушка ползком достигла кухни и, заливаясь бесслезными всхлипами, потянулась к кастрюле с кипятком. Но Кира вдруг получила удар по голове, отчего едва не отключилась. Девушка схватилась за волосы руками, ощутила теплую струйку собственной крови и в испуге обрела второе дыхание, прежде чем ее попытались ударить во второй раз.
  Кира сделала последний рывок к плите и тут ее остановила неведомая сила... она смотрела на кипящую воду и не могла поверить, что ей не хватило всего пары сантиметров. Девушка захрипела и затихла, царапая ногтями собственное горло. Что-то стальное, тонкое и леденящее сдавливало его, предотвращая последние попытки на спасение.
  Кира пару раз дернулась, ощутила невыносимую боль в легких, требующих воздуха, и очень быстро стала погружаться во мрак. Ее тело обмякло и начало стекать на пол, заставляя глаза болезненно таращиться в окно, откуда не могла прийти помощь...
  И когда девушка поняла, что хвататься за жизнь ей больше нечем, она неожиданно очнулась на полу, жадно глотая ртом воздух, заливаясь кашлем и слезами. Ее хлопали по плечу, что-то спрашивали над самым ухом, но Кира была как будто в бреду и вообще не соображала, где находилась.
  - Ты позвонила в милицию и Скорую? - послышался из мглы голос Кати.
  - Да, милиция уже выехала. До Скорой дозвониться не могу, - истерично и возбужденно долбила пальцами по кнопкам телефона Оля.
  - Что значит, не можешь? Выйди на балкон, там связь лучше!
  - Иду-иду... Ало, Скорая? - и голос ее заглушился стенами, рассеявшись где-то по ветру.
  - Он еще здесь? Он в доме? - первое, что смогла выпалить с хрипом Кира, схватив панкушу за одежду.
  - Тише-тише, он сбежал через окно, - обхватила подругу руками девушка, - я только ранила его, но не сильно. Изворотливый оказался. Боже мой, ну зачем мы тебя одну оставили?
  - Он напал на меня... залез с балкона...
  - Да-да, мы поняли, успокойся.
  - Куда ранили? Ты уверена, что ранила его? Он сдохнет?
  - Ну... - Катя сунула Кире под нос свой нож, на котором краснела лишь тонкая полоска вдоль лезвия, - от таких ран, к сожалению, не умирают. Полоснула по спине. Но ты не волнуйся. Его обязательно найдут. Я позабочусь об этом.
  Кира ничего больше не хотела знать. Да и эти вопросы всплыли как-то сами собой без ее желания. Она наконец-то осознала, что жива и со слезами уткнулась лицом в грудь подруги. Вернувшаяся Оля обняла пострадавшую девушку, и они сидели так до тех пор, пока не приехали врачи.
  
  - Сегодня у нас новое объявление, хотя оно не сильно отличается от старого, - собрала всех на конюшне в беседке Оля, - мы выиграли процесс по спасению конюшни, но все еще находимся под угрозой.
  - Как это? - зашумели дети, недоуменно переглядываясь.
  Кира сидела теперь где-то поодаль за спинами других тренеров, прикрывая горло рукой и смотря в одну точку. Прошли только сутки. Она еще не успела оправиться от психологической травмы, но бросать конный клуб в такой ситуации не захотела. Вот и пришла, отдав на время все бразды правления подругам. Коля на всякий случай сидел рядом с ней, положив руку на плечо и, как будто забыв ее там. Но девушка его даже не чувствовала.
  - Что-что? - раздражалась на глупые вопросы воспитанников блондинка, - этот депутат докатился до того, что заказал киллера для Киры. Вот вам и результат наших стараний.
  - Вы серьезно? - вытаращили глаза спортсмены и немедленно перевели взгляд на главного тренера.
  Она все еще не приходила в себя, но сейчас поняла, что нужно дать им какое-то подтверждение. Девушка с холодной решимостью встала и вопреки желанию Кати остановить ее, подняла волосы, демонстрируя глубокий след на шее. И тут наступила мертвенная звенящая тишина.
  "Теперь они все испугаются и уйдут из клуба", - поняла Кира без грусти, - "так будет лучше, пожалуй. Не думаю, что государство будет разоряться на киллеров для детей, но теперь я ни в чем не уверенна. Эта сволочь зашла слишком далеко". Девочки закрыли рты ладонями, парни привстали на месте. Было ощущение, что в таких позах они просидели очень долго.
  - Нет сомнений, что это правда, - наконец прошептала Зина и встала, - Кира, ты пришла на конюшню только для того чтобы показать нам это? Может быть, лучше было бы остаться в больнице.
  - Отсчет пошел не на дни, а на часы, - ответила ей главный тренер, отпустив волосы, - я не могу сидеть дома в такое время. Мы решили ночевать на конюшне вместо конюхов каждый день, чтобы в экстренных случаях успеть предпринять все возможное ради спасения животных. Вы уже довольно взрослые, поэтому я могу говорить откровенно. Этот случай показал нам, на что способен и готов пойти тот скверный человек. Это вам больше не детские игры. Теперь все серьезно как никогда.
  - Можно мы тоже будем оставаться здесь? - вдруг подал голос Тимка.
  Только сейчас все обратили внимание на его побледневшее лицо. Парень выглядел очень плохо, как будто это на него напали той ночью. Никто не знал точно, что происходило сейчас в душе юноши, но глаза его наполнились злостью.
  - Вам нельзя, - грубо отбрила его Катя, - даже если среди вас есть совершеннолетние, мы никогда не позволим себе рисковать жизнями наших воспитанников. Вы разве не видите, чем это может закончится?
  - Видим. Поэтому и хотим помочь. Это не женское дело - грудью отстаивать конюшню, - встал теперь Онуфрий, - пускай остальные ребята идут по домам и ищут деньги на лошадей или другие клубы. Но я обязательно помогу вам с ночными дежурствами. У меня разряд по боксу и возрастом подхожу. Коля, ну скажи уже им!
  - Онуфрий прав, - подал голос казак, - пускай совершеннолетние парни останутся, если хотят и могут. Нам не помешает мужская сила.
  - Все равно я против, - сжала кулаки Кира.
  - А я согласна, - возразила ей Оля, - ты и так настрадалась. Дай уже и нам вступить в игру.
  - Это вам не игры! - выпалила главный тренер.
  - Не игры, но в любом случае спортсменов ты не остановишь, - кивнула в сторону ребят Катя.
  Некоторые из них были решительно настроены, что четко читалось на лицах. У каждого внутри бурлила своя эмоция, но все переживали одну и ту же трагедию. И каждый хотел внести какую-то свою лепту в эту борьбу. Особенно шрам Киры так сильно повлиял на их решение.
  "Снова потерять Грозу?" - судорожно мелькала мысль в голове Олеси.
  "Что будет с Мартой? Ведь она совсем слепа", - побелели костяшки пальцев Оксаны.
  "Тайга, девочка моя... извини... я вряд ли найду на тебя деньги, но я очень буду стараться", - прятала лицо в ладонях Лена.
  "Черта с два вы прикоснетесь к нашей конюшне", - сверлили взглядами вход на конюшню Петр с Онуфрием.
  "Папочка, только бы тебя это не коснулось. Если они напали даже на Киру...", - дрожала всем телом Зина, не выпуская сотового телефона из рук.
  "Потерять коня, который поставил меня на ноги? Я не пойду на такое предательство", - на автомате качал головой Йорк.
  "Допустим, коня я сворую", - прикидывал возможные варианты Дима, - "но, черт побери, как жалко остальную скотину, если с нею что-то случиться. Тут все как на подбор элитные. Табор что ли привести свой...".
  "Второй такой трагедии я не переживу. Теперь-то я сделаю все возможное, чтобы изменить ход событий", - почти до крови сдавил игральные кубик Тимка, чувствуя небывалую решимость.
  - Ладно, уговорили, - нехотя выдавила из себя Кира, - но только ночевать здесь вы все равно не будете... кроме Онуфрия. Ему можно. Только потому, что он боксер. Остальным я разрешаю просто приходить на конюшню на целый день с раннего утра, до позднего вечера, если вам так угодно. Только предупреждайте меня обо всем, хорошо?
  - Договорились, - сквозь стиснутые зубы ответили воспитанники, - повезло же Онуфрию.
  - Спасибо за доверие, - благодарно кивнул боксер.
  - А теперь собрание окончено, всем спасибо. Возвращайтесь к чистке коней, потому что занятия мы не отменяем. Лошадей все равно нужно работать, - приказала всем Катя и проконтролировала, чтобы никто не задержался в беседке.
  Но ребят не пришлось уговаривать дважды. Общая беда объединила их и сделала особенно покладистыми. Спортсмены делали все возможное, чтобы как-то облегчить труд тренеров и помочь им. Поэтому каждый вкладывал все свои силы в любую мелочь, будто бы веря, что это спасет клуб.
  Все тренера кроме Киры направились в конюшню. Онуфрий остался с нею.
  - Учебную группу я распустила, - докладывала девушка, - но вот один мальчик очень уж навязчиво себя ведет и не бросает даже при условии, что я звонила его родителям. Не знаю, что делать с этой занозой.
  - Может быть, я с ним поговорю? Как зовут?
  - Олег. Он еще иногда своего друга Осипа притаскивает на занятие. Помнишь эту парочку?
  - Да, конечно. Шумные ребята. Я поговорю с ними, не волнуйся.
  - Сегодня кого-то не было на собрание, кстати.
  - Да, близняшки опоздали.
  - Ну, дважды я повторяться не буду, - раздраженно заметила Кира.
  - С ними я тоже поговорю сам, - заверил ее Онуфрий.
  - Спасибо, - она с огромной благодарностью заглянула в его лицо, - ты всегда так помогаешь мне...
  - Я рад, - кивнул он, - обращайтесь, если что.
  - Ты и так много сделал, Онуфрий. Больше ничего не надо. А сейчас я хочу побыть одна.
  - Ладно, - нехотя ответил парень и ушел в конюшню чистить своего коня.
  Кира с нежностью смотрела ему вслед и радовалась, что у нее был столь удобный помощник в клубе. Побольше бы таких.
  Девушка вошла в тренерскую, еще раз взглянула на свой шрам в зеркало, болезненно потрогав его рукой и села на свое рабочее место, чтобы собраться с мыслями. Только на конюшне она чувствовала себя наиболее защищенной. Никакая больница не смогла бы заменить этого деревенского умиротворения.
  "С завтрашнего дня начинаются бессонные ночи", - мысленно настраивалась Кира, - "держись, девочка. Мы это переживем как страшный сон. Я не знаю, как можно избежать такой участи, но главное - быть начеку". Она только на секунду прикрыла глаза и погрузилась в себя, прежде чем открыть их вновь...
  И тут Киру обдало ледяным душем, и она едва не завизжала, когда увидела прямо перед собой незнакомую девушку с длинными русыми волосами и желтовато-зелеными глазами, стоящую прямо напротив. Как она смогла так бесшумно войти - не понятно. Спрятаться где-нибудь в тренерской было невозможно!
  Главный тренер еще не успела оправиться после предыдущего нападения и потому она чуть не уронила стул, когда попятилась к окну, не сводя затравленных глаз с незнакомки. Та же выглядела достаточно меланхолично и с огромным интересом разглядывала ее в ответ.
  - Здравствуй, Кира, - сказала девушка, - меня тоже зовут Кира. Я хочу поговорить со всеми вами.
  - Откуда ты пришла? Зачем? - попыталась взять себя в руки главный тренер, но дикое сердцебиение она унять не могла.
  - Мы должны помочь друг другу. Необходимо передать важный опыт, который помог бы бороться с врагами.
  - Ты на счет депутата? - усомнилась "королева бумажек".
  - Депутата? После того как мы поделимся с вами нашей силой, никакие простые смертные больше не станут вашей головной болью. Идет враг посерьезнее, и его нужно бояться больше, - она подняла руку на уровень глаз и направила ее к Кире, - лучше присядь, чтобы не удариться головой при падении.
  От этих слов главный тренер остолбенела и с новой волной ужаса уставилась на ее тонкие пальцы. Она хотела позвать на помощь друзей, но легким не хватило воздуха. Недобрые мысли ударили в голову, и девушка совершенно потеряла контроль над собой.
  А в следующую секунду ее будто кувалдой ударили в живот, отчего в глазах потемнело, и Кира бездыханно сползла по стене на пол. Незнакомка исчезла сразу же после нападения и над конным клубом в ту же секунду нависла грозовая туча...
  
  ЧАСТЬ 2
  
  СУДЬБА КОНЮШНИ
  
  Джигитовочная группа уже успела выехать на занятие, когда тучи стали сгущаться над конюшней. Кони испуганно захрапели и стали нервничать, топчась на месте и жутко крутя глаза.
  - Чудно это, - хмурясь, протянул Коля, взглянув на небо, - ничего не предвещало грозы.
  Олеся невольно хихикнула, сидя на своей кобыле. Но озвучивать родившуюся в голове шараду она не стал. Ей это показалось неуместным в данной ситуации. Девочка следом за остальными подняла голову наверх и пожала плечами: "Тучи как тучи".
  - Да что с тобой, Вихрь? - прикрикнул на свою лошадь Тимка и больно дернул ее поводом.
  - Не ругайся на коня, - строго приструнил его тренер, - они что-то недоброе чуют.
  - Как по мне - то они просто прохладу предвкушают, - с радостью почувствовал приятный ветерок на вспотевшей спине Игорь, - я бы тоже сейчас поскакал с удовольствием.
  - Ну а ты что думаешь? - обратился казак к Диме.
  - А я-то что? - удивленно вылупился в ответ цыган.
  - Все высказали свои предположения. Я думал, что и у тебя есть какие-то идеи, - прокомментировал Коля.
  - Думаю, что лошади не дуры. Они и вправду что-то дурное ощущают.
  - Два - ноль, - удовлетворенно заключил тренер, бросив победоносный взгляд на остальных воспитанников.
  - Что за глупые споры в нашем-то положении? - не выдержала Олеся, выступив немного вперед, - меня сейчас вообще не тянет на веселье после того, что случилось с Кирой. Давайте просто отработаем коней и вернемся к нашим проблемам. Кто знает, вдруг мы лошадей в последний раз видим?
  - Не переживай ты так. Я же буду здесь, - подмигнул ей Дима, - в мою смену ничего не произойдет плохого, вот увидишь.
  - Тебе же нельзя, - прищурились парни, - ты несовершеннолетний. Слышал, что другие тренера говорили?
  - Да мне пофигу на их мнение! - вспылил подросток, - как будто вы сами так просто согласились опустить руки и ничего не предпринимать. Что-то не вериться. Хоть к столбу меня привяжите, а я все равно приду!
  Последняя фраза была уже адресована Коле. Казак выслушал все эти горячие речи очень внимательно и только лишь усмехнулся в ответ. Затем развернул коня в противоположную сторону и сказал: "Будем считать, что я этого не слышал".
  Но вдруг Гвардия под ним еще раз громко всхрапнула и подорвалась с места, чего не делала еще никогда. Воспитанники даже пораженно раскрыли рты, глядя, как их тренер тщетно пытается успокоить свою кобылу. Коля же был сконфужен не меньше их, спрашивая о причинах свою любимицу как человека и нежно заворачивая ее на малые вольты.
  - Чертовщина какая-то... - покрепче вцепился в поводья Тимка и ощутил, что его конь тоже поджал под себя ноги-пружины.
  - Посмотрите на небо! - услышали парни испуганный голос Олеси и обернулись по ее указке.
  Что-то падало вниз прямо из брюха тяжелой тучи. Это было похоже на комету, но только очень маленькую и живую, движущуюся по собственной траектории, кого-то ищущую... и не успели ребята разглядеть, как следует сие незнакомое явление, как следом за ним из облака посыпались другие "кометы". Их свечение пугало, а поведение заставляло внутренности сжиматься от желания сбежать поскорее.
  Все на конюшне видели странный дождь и перешептывались между собой, пытаясь догадаться, что бы это могло быть. Кто-то даже решил, что это звездопад посреди дня, но предположение моментально испарилось в воздухе, как только неопознанные объекты шевельнулись и вместо свободного падения выбрали собственную дорогу.
  - Они летят сюда или я совсем спятил? - обернулся к друзьям Игорь.
  По затравленным испуганным взглядам он понял, что не сошел с ума. Лошади теперь пятились задом, не разбирая дороги, и их страх был намного сильнее, чем прежде.
  И когда одна "комета" откололась от остальных и выбрала своей целью Колю, он вдруг вцепился в поводья мертвенной хваткой и приказал воспитанникам срочно бежать. Одна эта команда посеяла такую панику, какой не было до сих пор...
  Гвардия стремительно выпрыгнула вперед и полетела на полной скаковой скорости через поля. Коля был уверен, что этот странный летающий объект преследовал именно его как шаровая молния. Как известно, ее можно было отвлечь, но... часто ценою своей жизни.
  "Только бы увести подальше от детей", - колотилось сердце в груди казака. Он ощущал тяжелое испуганное дыхание своей кобылы, и ее страх невольно передался ему. И вдруг юноша услышал визг за спиной.
  Скрипнув зубами, тренер рывком развернул свою лошадь и увидел, что его группа несется врассыпную от таких же "комет", каждая из которых преследовала свою конкретную цель. И они все набирали скорость, безошибочно лавируя следом за улепетывающими конями.
  Скрыться было невозможно, объекты все приближались. И увидев, что "комета" скоро ударит его в грудь со всей силы и возможно скинет с лошади, Коля рефлекторно вытащил шашку из ножен и впился коленями в седло. От страха Гвардия встала на дыбы, и в таком положение неизвестное явление настигло их обоих.
  
  Нина с Ирой опаздывали на занятие. Они ехали в такси на заднем сидении, когда увидели странную грозовую тучу, нависшую над конюшней.
  - Нина, ты только погляди. Что это такое? - показывала пальцем в небо младшая сестра.
  - Как будто дождь, но странный, - пожала плечами близняшка, ощутив холодок по телу.
  И не успели они отреагировать, как прямо сквозь окно внутрь влетели с двух сторон "кометы" и врезались в обеих девочек, не дав им и шанса на побег. Сестры даже охнуть не смогли, как без сознания повалились друг на друга. Самое удивительное, что водитель ничего не заметил в тот момент.
  И так меньше чем за пару минут вся конюшня погрузилась в сон, вызванный неизвестной тучей, рассеявшейся также быстро, как она и появилась. В воздухе повисла непривычная тишина.
  "Кира очнись, проснись, Кира, ну же...", - от нарастающего шума в ушах девушка невольно открыла глаза и с удивлением обнаружила себя лежащей на полу. Она не помнила, что произошло, и почему оказалась в таком положении, но все тело будто налилось свинцом и шевелилось с трудом. Как только Кира попыталась перевернуться на живот и подняться на руках, ее едва не вырвало. Девушка сдержалась, но у нее безумно закружилась голова, и все конечности задрожали, не в силах удержать собственное тело.
  "Черти что", - пыталась отдышаться девушка, - "как это произошло? Куда пропала незнакомка?". Память стала медленно и туго возвращаться, но шум в ушах все не утихал. Кира долго и усердно кашляла, ощущая, как воздух нехотя возвращается в легкие. Это была слишком большая нагрузка на тело за последние два дня.
  Она решила, во что бы то ни стало встать и выйти во двор, чтобы опросить подруг о чужаке, пробравшемся в тренерскую. Хотя Кира сильно сомневалась, что ее кто-нибудь видел до этого. Та девчонка появилась в кабинете как-то слишком незаметно.
  Когда главный тренер кое-как выползла по стеночке во двор, то увидела Катю, сидящую в беседке и сдавливающую руками голову. Подруга тихо окликнула ее, так как все еще не могла восстановить голос и по рыбьим глазам панкуши поняла, что с нею произошло то же самое.
  - Ты не видела Олю? - с кряхтением опустилась на траву Кира.
  - Нет, - Катя все не могла полностью прийти в себя, - даже кони слегли. Но они все как будто спят. Что это было? Надеюсь не секретное оружие какое-нибудь.
  Она грустно усмехнулась. Подруга сочувственно поняла намек, но у нее уже не осталось эмоций на верную реакцию. Кира просто прикрыла глаза и подняла их к солнцу.
  - Туча прошла, - проговорила она и неспешно вытянула ноги.
  
  Коля очнулся, когда Гвардия уже стояла на ногах. Парень увидел шашку рядом на траве и почувствовал себя дураком. Не потому что попытался воспользоваться ею перед лицом неведомой опасности, а потому что все-таки выронил из рук.
  - Коля! Коль! - кричал ему издалека женский голос, - ребята, он пришел в себя!
  Тренер поднял глаза перед собой и увидел, как его воспитанники с трудом перебирают ногами, пытаясь добраться до него. Невольно казак осерчал.
  - Сперва коней своих поймайте, дурни! - выругался он, - заподпружатся же!
  Подростки встали как вкопанные в нерешимости, но после страшного взгляда Коли все-таки повиновались и направились к лошадям. Их разрывало желание помочь любимому тренеру, но его слово всегда было законом.
  Но не только ради коней Коля прогнал их. Он сгорал от негодования и стыда по поводу всего происходящего: выронил оружие, да еще и пришел в себя позже остальных. И эта проклятая слабость во всем теле... он казак или девчонка?
  Возможно, только благодаря этой злости на самого себя, парень и смог встать на ноги быстрее, чем Кира. Он на руках забросил себя в седло и только там смог наконец-то расслабиться. Кобыла стояла на месте и щипала траву, не пытаясь никуда убежать. Пришлось расслабить ей подпруги.
  
  - Эй, девочки, просыпайтесь, - тряс водитель такси близняшек за плечи, - укачало вас что ли?
  Сестры нехотя открыли глаза и вопросительно захлопали ресницами. Они не поняли что произошло и когда успели уснуть, но ситуация вышла неловкой. Нина с Ирой долго извинялись перед мужчиной, прежде чем пулей выскочили из машины и, сгорая от стыда, поплелись к воротам конюшни.
  - Оля! - с дрожь в коленках окликнула своего тренера старшая сестра, - прости меня! Я случайно опоздала... мы долго не могли поймать маршрутку, пришлось вот на такси ехать...
  - Забей, - вдруг грубо одернула ее блондинка и только сейчас девочки обратили внимание на ее бледный болезненный вид.
  Тренер некоторое время шаталась на дрожащих ногах, после чего уперлась спиной в стену и мучительно прикрыла глаза. Складывалось ощущение, будто ее контузило.
  - Вы тоже видели этот странный дождь? - догадалась Ира.
  - И тоже вырубились? - подытожила Нина.
  Но Оля бросила на них такой изничтожающий взгляд, что обе девочки мигом замолкли и поспешили в раздевалку, поддерживая друг друга за руки. Там они нашли еще несколько несчастных, с кем разделили свои тревоги.
  Позже все окончательно пришли в себя и проверили здоровье лошадей. К счастью, оно не вызывало опасений. Тренера теперь задумались еще глубже над тем, чем это грозит их конюшне. Но логичных доводов в голове не рождалось.
  Кира поведала подругам и Коле о незнакомке, ворвавшейся в тренерскую, и поняла, что кроме нее эту девушку никто не видел. "Королева бумажек" предположила, что это был ее собственный глюк, вызванный стрессами и паранойей, на что тренера посоветовали лечь в больницу. Но она так взорвалась на это, что данное предложение больше никто не рискнул повторить.
  - Коля, позволь нам прийти завтра на конюшню раньше, - остановили казака у выхода его воспитанники.
  - Чего вы ко мне с этим обращаетесь-то? - опешил тот, переводя недоуменный взгляд с одного подростка на другого.
  - Другие тренера нам этого не позволят, - жалобно пояснила Олеся.
  - Берите пример с Димы, - отмахнулся Коля, - вы ставите меня в очень неудобное положение.
  - Чем же оно неудобное? Без вашего разрешения нас в пять утра во двор даже не пустят, - усомнился Игорь.
  - В пять утра? - резко обернулся тренер, - чего вы здесь в такую рань забыли? Хватит истерить! Если кто-то захочет что-то сделать с нашей конюшней - то он это сделает и в три часа ночи и в два часа дня. Может сделать завтра, а может и никогда. Вы только зря потратите свое время.
  - Тогда мы хотим остаться на ночь...
  - Нет. Я такого разрешения вам дать не могу, - он начал злиться, - дети, угомонитесь. Вы ничего не сделаете.
  - Но почему? - задохнулся от возмущения Тимка, - если мы ничего не сможем - то, как поможете вы вчетвером?
  Коля резко изменился в лице. Его добрые, но опытные глаза вдруг выразили полное негодование, какое часто читалось в чертах Киры. Что-то мучило его изнутри, а дети упорно этого не понимали.
  - Вы помните, что сегодня произошло? - вдруг повысил он голос, - никто и глазом не успел моргнуть, как нас вместе с лошадьми скосило на месте. Мне не нужны лишние жертвы, как и другим тренерам. До сих пор я готов был идти вам навстречу и закрывать глаза на незаконные действия из-за желания помочь, но теперь понял, что взял на себя слишком большую и бессмысленную ответственность. Оставайтесь дома! И передайте остальным. Окей?
  - Окей, - злым хором ответили подростки и, надув губы, ушли в раздевалку.
  - Он ушел? - прошептала с дальней скамейки Олеся немного позже.
  - Ага, все-таки ушел, - вылезла из окна Зина, - ну так что вы решили? Скрываться всю ночь где-то поблизости или просто рано утром прийти?
  - Девочки лучше пускай рано утром придут, - рассудительно заговорил Тимка, - а мы вас тут подождем и встретим, чтобы без проблем добраться смогли.
  - А вы уверены, что это хорошая идея? Вы не подставите этим Колю? - с сомнением подала голос Ирина, испуганно обнимая сестру.
  - Ты разве не слышала его? - рассмеялся на это Игорь, - "Теперь я понял, что взял на себя лишнюю ответственность". Он ее с себя не снял. Понятно?
  - Короче он согласен вас покрывать? - уточнила Нина и улыбнулась, - это здорово. Потому что Оля обещала шкуру с нас содрать, если увидит поблизости. Наша группа в любом случае не сможет тут под звездами до утра маячить. Опасно для жизни. А про утро она ничего не говорила. Хорошо, что вы нас встретите.
  - Онуфрию тоже, кстати ничего не говорите, - предупредила их Зина, - он у нас тут правая рука Киры как бы. Все ей донесет, если узнает о наших планах.
  - Предатель что ли? - обиженно фыркнула вернувшаяся с разведки Оксана.
  - Ну, ты же знаешь его пристрастие делать все по правилам. И исполнительность эта извечная... он помешан на том, чтобы все было законно.
  - Странный он. Быть безбашенным намного веселее, - сложила ноги на скамейке Лена.
  - Это, между прочим, твоя пассия, - подколола ее подруга готесса, - почему до сих пор мозги парню не вправила?
  - Я с ним рассталась уже, между прочим, - уклончиво ответила та, - как раз из-за этого, о чем вы все сейчас говорите. Представьте только, он пытался заставить меня переодеться из эмовской одежды в обычную лишь из-за того, что на нас прохожие косо смотрели!
  - Да уж. И как с таким можно встречаться? - вздохнула Олеся.
  - Вы от темы не отходите, товарищи! - обиженно воскликнули мальчишки, - что на счет Петьки? Кто-нибудь ему будет говорить о наших планах?
  - Пошел он в баню! - хором ответили ребята и на том порешили.
  Кира в это время обустраивала себе спальню в тренерской. Она думала, что отрубится сразу же как ляжет головой на подушку, поэтому не спешила переходить ко сну. Оставалось еще много нерешенных вопросов.
  - Да не парься ты, - укорила ее Катя, - почему все так трясутся, будто именно в эту ночь что-то случится? Откуда такая тревога?
  - Скорее всего, все просто друг друга завели, - раскачивалась на табуретке Оля, - мы начали сеять панику, а дети подхватили. Вот и сложилась такая атмосфера, будто завтра с утра всех вырежут тут.
  - Оля! - хором упрекнули ее подруги и на некоторое время замолчали.
  Мысли о таких перспективах тоже невольно приходили им в голову. Но вся ситуация действительно больше походила на всеобщую истерию, чем на предчувствие. Поэтому пришлось наглотаться успокоительных и все-таки лечь спать.
  Тем более, неподалеку находились парни. Это придавало пускай и призрачное, но все же ощущение безопасности. Коля вернулся ближе к ночи, захватив кое-какие вещи и еду из дома. В общем, тренерский состав был на конюшне в сборе.
  
  Катю всю ночь мучили жуткие сны. То ей виделось, будто лучшая подруга напала на нее исподтишка, то какая-то темноволосая незнакомка прожигала взглядом насквозь. И еще много странных незнакомых людей и ситуаций приходило этой ночью в голову. В результате панкуша открыла глаза примерно в четыре часа утра и поняла, что больше не может спать. Нужно было как-то развеяться и занять себя, пока Кира мирно посапывала на своем диване.
  Но как только девушка приблизилась к двери и бесшумно толкнула ее, позади что-то зашуршало. Катя напрягла слух и поняла, что Оле тоже не спится. Как и ожидалось, на улице блондиночка догнала ее, натягивая на ходу жилетку.
  - Ужасно себя чувствую. Тошнит и голова кружится, - и тренер по выездке продолжил свою речь каким-то матным негодованием по поводу всего этого безобразия.
  - Не беременна случаем? - невесело ухмыльнулась подруга.
  - Очумела? От кого бы? -воскликнула Оля и с досадой добавила, - я уже давно ни с кем... ни-ни.
  - Как же так? Столько красивых парней вокруг на конюшне, а ты ни с одним из них не замутила? - сарказничала панкуша, - а как же Коля? Мне казалось, он положил на тебя глаз.
  - Нет, забей, - разочарованно махнула рукой блондиночка, - он на все мои предложения и намеки отшучивался и так ничего конкретного не сказал. Не люблю таких мужчин: нерешительные, слишком правильные и увлеченные работой.
  На это подруга тяжело вздохнула. Она не знала точно, куда идет, но решила все-таки завернуть в круглосуточный магазинчик за баночкой энергетика или пива. Все равно надо было чем-то себя занять до утра. Тем более, Оля как всегда была не против таких прогулок. Она только громко о чем-то сопела рядом и часто почесывала голову, задумываясь о своих перспективных возлюбленных. Все-таки ей очень не хватало мужика рядом, что сильно отражалось на поведение, которое и без того стало очень агрессивным.
  Проторчав на улице целый час, девушки решили вернуться. В небе уже появились проблески зари, а, значит, коней пора поить и кормить.
  - Я отлучусь! - ни с того ни с сего заявила Оля и, не пояснив больше ничего, скрылась на соседней улице.
  Катя безразлично дернула бровями и смяла в руках свою банку. Блондиночка никогда не отличалась логикой или адекватностью, поэтому такое поведение было для нее нормой.
  И тут на подходе к клубу панкушу как будто молния ударила... голову пронзил резкий неприятный свист, от которого она со сдавленным стоном попыталась закрыться руками. Но стоило ей зажмуриться, как перед глазами вновь промелькнули странные видения, никак не связанные с реальностью. Это все длилось не дольше полуминуты, однако Катя почувствовала себя выбитой из колеи.
  Она непонимающе как будто впервые осмотрелась вокруг и поняла, что именно сейчас с ее друзьями происходит что-то нехорошее. Девушка почти осязаемо это чувствовала!
  "Только не это", - Катя задохнулась от ужаса, накрывшего ее при виде людей в форме с оружием, окруживших конюшню... их было так много, что хватило бы на захват целой преступной организации. Но зачем все эти люди в детском клубе, да еще и в пять утра?
  - Мужчина, прошу прощения, - прикинулась она дурочкой, подходя к одному из вооруженных незнакомцев, - а что здесь происходит? Террористов ловите?
  - Отойдите, - рыкнул он.
  - Туда убежала моя собака. Я хочу ее забрать, - наглее прежнего заявила панкуша.
  Чужак недоброжелательно окинул ее беглым взглядом и крепче сжал в руках оружие. Такая настойчивость ему не понравилась.
  - Проходит дезинфекция очага свиной чумы. На зараженную территорию вход строго воспрещен.
  "Черта с два дезинфекция!" - прошило девушку насквозь иглой злобы, - "Они пришли нас сжечь! И зачем только я отходила? Дура набитая! ДУРА, ДУРА!". Катя схватилась руками за голову и до боли сдавила ее. Кто-то приказал ей удалиться вместо того чтобы оказать первую помощь и она не удержалась от встречного посыла.
  Девушка задумала наброситься на первого же, кто вздумает к ней приблизиться. И ее не волновало, что это безрассудно и может стоить кое-кому жизни. Катя незаметно проверила исправность скрытого механизма в рукаве куртки и присмотрела себе первую жертву. До рывка оставалось всего несколько секунд...
  С другой стороны конюшни прогремел ужасный взрыв, от которого сотряслась земля, а воздух наполнился запахом озона как перед дождем. Все недоуменно оглянулись туда и услышали выстрелы вперемешку с криками и очередным взрывом. Катя с ужасом поняла, чьих рук эта потасовка.
  На раздумья теперь не оставалось времени. И девушка кинулась на помощь Оле, выхватив из тайника свой нож... "Кира, только держись!", - взмолилась панкуша.
  - Я вас не боюсь, - ощетинилась на двух рослых мужчин в форме "королева бумажек", вжимаясь спиною в стену, - вы совершаете противозаконные действия. Я засужу вас!
  - Дамочка, не дерите глотку. У нас приказ, - брякнул ей один вооруженный человек.
  - Не затыкай мне рот, сопляк! - налились кровью глаза девушки и, кажется, слова достигли цели.
  Незнакомец сжал в руках автомат и двинулся ей навстречу. Кира сжала челюсти до боли в висках и до последнего сверлила его глазами, демонстрируя свое бесстрашие. Но в последний момент того остановил напарник.
  - Оставь ее, чего ты творишь? Она всего лишь загнанная крыса.
  - Вы сами крысы, - зашипела девушка, - я знаю, что вы намерены сделать, хотя ваш начальник не удосужился лично мне об этом сообщить. Разве так поступают честные люди?
  - Не заговаривай нам зубы, - вернулся на свое место первый грубиян.
  И тут у его напарника зашипела рация. Оттуда послышался незнакомый голос, и служака вышел из тренерской, следуя какому-то приказу. Кира осталась наедине с нелюдимым детиной.
  - Девочка, я таких как ты пачками давил, - в полной тишине вдруг заявил он, направляя дуло на Киру, - сядь жопой на свое место и не трещи мне тут.
  - Зачем вам заложник? - вновь отважилась она, - пустите меня к лошадям. Позвольте я выведу их из конюшни и тогда крушите столько сколько душа пожелает.
  Но ее, кажется, игнорировали. Кровь кипела в жилах Киры, сердце бешено отбивало чечетку. Она не видела ни единого шанса ускользнуть отсюда незамеченной. Жизнь девушки висела на волоске, и было очевидно, что именно в этот момент во дворе изверги присматривают место для поджога.
  "Черт, я совершенно беспомощна", - прокусила губу до крови Кира, - "я абсолютно бесполезна!"
  В здании конюшни сохранялся тихий полумрак. Лошади чувствовали какую-то суету и тревогу, витающую в воздухе, но продолжали мирно жевать остатки вечернего сена. Возможно, если бы им сейчас открыли двери, то никто и не вышел бы на улицу, желая подольше понежиться и поспать на чистеньких опилках. Животным было невдомек, какую судьбу им уготовили люди.
  Но вдруг в конце коридора мелькнула какая-то тень. Животные удивленно и заинтересованно навострили уши, глядя в ту сторону. На фоне мягкого струящегося из окон света вновь появился невысокий силуэт.
  - Тише, - зашептал он ворчащим лошадям и принялся вскрывать замки денников и развязывать узлы на недоуздках.
  "Не знаю, как мне удалось проделать этот фокус с проходом сквозь стену, но сейчас это было очень кстати", - торопливо открывал цыган двери дрожащими руками. Кони нехотя топтались на месте, сопровождая все его действия вопросительными взглядами. Времени оставалось все меньше, и Димка не мог унять свои эмоции... он боялся не успеть выпустить на волю всех животных.
  
  - Держи ее, стреляйте в небо! - над ухом Кати просвистело уже дважды, и она со всех ног неслась к следующему бойцу.
  Ловко сбив ногой направление дула автомата, девушка перехватила оружие рукой и рукояткой ударила им в адамово яблоко мужчины. Тот даже ничего пискнуть не успел, как упал на землю словно мертвый. Панкуша понимала, что теперь ее щадить никто не будет, и потому на всякий случай выхватила вражеский автомат, надеясь хоть как-то им защититься.
  Но ее ноги подкосились быстрее, чем бедняга успела сделать шаг. Боль не сразу дошла до сознания, однако Катя понимала, что она не сможет доползти до конюшни. На глазах навернулись слезы злости, и девушка с небывалой жаждой пожелала лишь о том, чтобы эта жертва была не напрасной...
  И вдруг она открыла глаза, твердо стоя на ногах с трофейным автоматом в руках. Катя вопросительно захлопала глазами и чья-то пуля со звоном отскочила от рукояти оружия. Девушка с нахлынувшей волной паники помчалась в ближайшее укрытие, не понимая ровным счетом ничего, что произошло.
  "Меня ведь подстрелили", - в последний момент запрыгнула она за валяющуюся железную тележку, - "я не могла ошибиться. Я точно получила пулю в бедро. Как так произошло, что я цела и невредима?". Но на рассуждения времени не осталось. Катя услышала щелканье затвора совсем рядом со своим ухом и поняла, что теперь ее уже настигли.
  "Второй раз этот прикол с предвидением прокатит?" - саркастически подумала девушка и после очередного моргания вдруг увидела перед собой ту самую железную тележку, за которую только-только успела спрятаться. Голова пошла кругом от всей этой неадекватности и страха.
  - Да что же, черт побери происходит? - выпалила наконец панкуша и не стала дожидаться, когда вояки приблизятся еще ближе.
  Выпустив короткую автоматную очередь, Катя нашла в себе какие-то силы для того чтобы поднять на руках тележку и прикрыться ею как щитом на пути к воротам. За эти пару секунд ее успели несколько раз подстрелить в ноги и связать по рукам, но время каждый раз возвращалось обратно, давая девушке второй шанс. Она не пыталась понять, что это и как оно работает, но данные фокусы помогли ей в конце концов добраться невредимой до двора конюшни. А там уже панкуша без труда скрылась в ближайшем безопасном месте, думая о своих дальнейших действиях.
  Каждый взрыв и выстрел были хорошо слышны в тренерской. Кира содрогалась всем телом от очередной автоматной очереди и с ненавистью сжимала кулаки, подавляя слезы. И тут она учуяла первый дым... это был запах зажжённой спички, не сена. Но эффект он произвел такой, будто Кире выстрелили в сердце без предупреждения. Она так злобно и безумно уставилась на громилу, что он опять направил на нее оружие.
  - Я выстрелю, если ты приблизишься к двери. У меня приказ, - предупредил он.
  - Стреляй, стреляй! - выпалила на всю комнату девушка и сделала шаг ему навстречу, направляясь грудью прямо на дуло, - но если ты остановишься - я убью тебя голыми руками.
  - Отойди дура!
  - Не давай мне второго шанса... - и она явственно потянулась к его шее пальцами, - так бы и удушила тебя одной рукой. И всех твоих мразей дружков...
  Он недобро усмехнулся на ее заминку. Все прекрасно понимали, что, несмотря на безумное желание спасти коней, инстинктивная самозащита не позволяла Кире совершать глупости. И она ненавидела себя за это еще больше. Девушка прекрасно понимала, что ее смерть никому не поможет и не спасет двадцать с лишним жизней. Нужно было придумать что-то другое, но времени на это не оставалось.
  Кира смотрела на этого безмозглого убийцу и ярко представляла себе, как сдавливает пальцы на его шее, перекрывает последнее дыхание, заставляет беспомощно хрипеть и биться в агонии... Кира знала, что это такое. Воспоминания ее были настолько свежи, что хотелось вернуть должок хотя бы кому-нибудь из братии того депутата. Она была движима жаждой мести.
  Солдат вдруг начал часто кашлять. Он незаметным быстрым жестом потер рукой шею, затем расстегнул верхнюю пуговицу. Цвет его лица начал стремительно меняться и меньше чем через пять секунд мужчина уже истерично хватал воздух ртом. Ни он, ни Кира не понимали, что происходит, но чужак явно задыхался как от невидимой удавки. Девушка, словно ведьма не сводила с него глаз и мысленно повторяла "еще, еще... так тебе и надо, сволочь", а сама в это время почти физически ощущала приятный трепет в подушечках пальцев, как будто она сама совершала это преступление. Ее мозг затуманился и ноги стали ватными, но зато мышцы напряглись как стальные, готовые к рывку. Ей было страшно и одновременно приятно наблюдать за страданиями садиста. Девушка не заметила того момента, когда переступила через грань морали и полностью поддалась этому животному инстинкту.
  - Кира, - окликнула ее вдруг появившаяся в дверях Оля, - Кира, остановись. С него хватит.
  И только сейчас главный тренер будто очнулась ото сна. Она разжала кулаки и в изнеможении повалилась на кресло, успокаивая тяжелое дыхание, чувствуя холодный пот по спине. Перед нею на полу лежал человек, который был выше и сильнее вдвое. Но он теперь в отключке. И неясно, что его победило.
  Только подругу вся эта ситуация почему-то ничуть не удивляла. Она воинственно и одновременно сочувственно смотрела на "королеву бумажек" и наконец-то подошла, чтобы потрясти ее за плечо.
  - Я позже тебе все объясню, но нам нужно спешить. Ты слышишь меня?
  - Что происходит? - только и спросила Кира, медленно приходя в себя.
  Но наконец-то память вернулась к ней. Девушки с ужасом переглянулись, услышав звуки гигантского костра. Они мгновенно вылетели во двор, но было поздно.
  - Нет! - неистово заорала Кира и бросилась, было, прямо в центр горящей конюшни, но ее перехватила, выскочившая с другой стороны Катя.
  - Кира, стой! - заломила панкуша ей руки за спину, - не сопротивляйся, все хорошо.
  - Конюшня! Конюшня... - срывалась на хрип главный тренер и, казалось, никого не слушала.
  - Кони живы, Кира! - крикнула ей прямо в ухо Катя и наконец-то смогла обратить на себя внимание, - их вытащил через черный вход Дима. Черт побери, я не знаю, когда он успел это сделать, но животные живы.
  - Это правда? - и девушка бессильно упала на грудь панкуше, содрогаясь как маленький ребенок, - боже мой, боже мой... это правда! Боже...
  - Рано радоваться, - задергалась Оля, - ничего еще не кончено.
  И она была права. Люди в форме видели, как по полям бежал табун, и находились в замешательстве. Пока что они ничего не предпринимали. Видимо, ждали приказа.
  В это время с другой стороны поля, навстречу горящей конюшне, шли сестры, Зина и Олеся. Они уже издалека увидели это страшное зарево, но только сейчас смогли с облегчением выдохнуть, увидев животных целыми и невредимыми.
  - А я так надеялась, что это всего лишь наши истерики и предположения... - упавшим голосом заговорила Нина, - я никогда бы не подумала, что все вот так...
  - Побежали быстрее, - дернула ее за руку Ира, - что если внутри остались люди? Там же наши мальчики еще прячутся!
  - Скорей побежали! - приказала им Зина, и первая бросилась вперед, - надеюсь, предположение Иры окажется ложным. Но всякое может быть.
  - Теперь я верю в это как никогда, - словно завороженная смотрела на высокий костер Олеся, и что-то заставило ее притормозить.
  По телу пробежали мурашки, все волосы встали дыбом. Девочка не могла пересилить себя, чтобы войти во двор конюшни и увидеть кого-нибудь мертвым или раненным... она знала, что ничем не поможет этим людям. Ее психика была так устроена, что бедняга моментально столбенела в экстремальных ситуациях. Не в таких, когда кто-то падает с лошади и плачет, а в таких, когда ты на девяносто процентов уверен в том, что увидишь чей-то труп.
  От всех этих мыслей у Олеси помутнело в глазах. Она упала на колени и с ужасом осознала, что хочет бежать в обратную сторону. Голос здравомыслия заставлял ее продвинуться вперед, но страх перед огнем и кровью требовали отступать.
  И вдруг она услышала то, что было сильнее всех этих инстинктов. Девушка услышала звук стрельбы...
  "Они стреляют по коням?" - недоуменно уставилась она рыбьими глазами на людей в форме, - "Они... стреляют... по коням?!". Вместо ответа Олеся увидела, как откуда-то из глубин конюшни на свет вырвался Коля и с размаху ударил одного из стрелков шашкой в спину. Тот вскрикнул и упал, на казака напало разом двое, пытаясь отобрать у него холодное оружие. Парень скалился как волк и оборонялся, но это не мешало остальных воякам целится из автоматов в бегущих лошадей.
  - Прекратите... - полились слезы из глаз Олеси.
  Но выстрелы все продолжались, предательски просвистывая над гривами коней. Животные же боялись убегать далеко от родного дома и потому как полные глупцы кружились где-то поблизости, не пытаясь спрятаться от людей.
  - Прекратите! - заорала во всю глотку девушка и даже встала на ноги, но не смогла двинуться с места, - прошу вас, хватит. Только не лошадей. Что они вам сделали?
  И вот позади послышался истошный конский визг. Олеся обернулась и увидела, как одна из кобыл серьезно захромала, волоча за собою правую заднюю ногу. Она билась как в агонии, тараща от боли глаза, но все еще пыталась сопротивляться и убегать, распугивая табун, заставляя бедных животных вновь и вновь менять свое местоположение.
  И девушке сознание как будто отшибло. Она, не помня себя, выбежала вперед лошадей и раскинула руки в стороны, рассчитывая, что по ней никто стрелять не будет. Она что-то кричала бойцам, но слышала лишь рассекаемый снарядами воздух из-за продолжающейся атаки. Было понятно, что этим людям хорошо заплатили и обещали легко отмазать от всех проблем. Что значит жизнь какой-то безымянной лошади перед теми богатствами, которые обрушатся на головы никем неузнанных убийц?
  - Я сказала, прекратите! Хватит! - и Олеся ощутила острый как от скальпеля надрез на своем колене.
  Но это было обычное ранение вскользь. Несмотря на страх, забивающий уши ватой, девушка осталась на месте и ощутила, как ее кожа еще в нескольких местах покрылась неглубокими ранами. Девушка дала волю слезам, но с места не сдвинулась. В голове не прекращался какой-то шум, и через пару секунд она просто упала на колени, страдая от обширных глубоких царапин и крови, текущей по рукам и ногам. Казалось, что в нее попало все, но при этом ничего не убило.
  Олеся даже конюшни перед собой уже не видела. Все погрузилось в какое-то марево и туман, а зеленое пастбище - в поле хаоса. Вскоре она поняла, что и боли не ощущает, но при этом на ее теле продолжали появляться странные ранения, рисующие кровавые узоры. Девушка закрыла глаза и сжалась в жалобный комочек, хныкая и мысленно умоляя кого-нибудь прекратить этот ужас.
  Как только на Колю направили дуло автоматов, панкуша с Олей немедленно кинулись ему на помощь. Завязалась борьба, в которой Кира не участвовала и только беспомощно наблюдала за всем со стороны. Откуда-то из укрытия ей навстречу выбежал Дима и быстро-быстро затараторил о том, что нужно срочно спрятаться.
  - Сейчас Петр придет, - тащил он ее обратно в тренерскую.
  - Ты про Петю? - шокировано переспросила девушка, ничего не понимая.
  - Да-да, Кира, объяснять некогда. Просто спрячься, - настойчивее потянул ее мальчишка.
  - Мне никто ничего здесь объяснять не собирается, и я чувствую себя еще бесполезнее, чем есть. Скажи лучше, чем я могу вам помочь! - вырвалась из его цепких пальцев главный тренер, чувствуя угрызение совести за то, что вынуждена прятаться за спинами детей.
  "Это я должна всех защищать", - мучительно билось сердце в ее груди, - "Почему же я ничего не могу предпринять?". Но цыган, похоже, не понимал причины ее стыда. Он только зло фыркнул, как будто был старшим братом непослушной маленькой Киры и встал в капризную позу.
  - Не пререкайся ты, - шикнул он на нее, - что за глупая девчонка! Хоть ты и главный тренер, но война - не женское дело. Поэтому мы все будем тебя защищать. Ты сделала все, что могла. Теперь положись на нас. Ты ведь нам доверяешь?
  - Мальчики мои... - дрогнули губы девушки.
  - Давай без глупостей, - грубо толкнул ее в сторону двери Дима, - ты должна быть целой и невредимой. Кому-то ведь придется восстанавливать конюшню после разгрома.
  - Если будет что восстанавливать... - невольно сорвалось у Киры.
  - Не говори ерунды. Будет, конечно! - и не успел мальчишка затолкать девушку обратно в кабинет, как земля под ногами начала содрогаться.
  Это было похоже на землетрясение, начавшееся также неожиданно, как и прекратилось. Все потеряли равновесие, и борьба на секунду прекратилась. Никто не понимал, что происходит. Один только цыган недовольно цокнул языком.
  - Поздняк метаться, - обернулся мальчик, - он все-таки уже начал.
  - Петя? - как полоумная переспросила Кира, не веря своим ушам.
  - Он самый. Кто ж еще, - с гордостью сказал Димка, и вдруг блаженная коварная улыбка растянулась на его лице, - ты еще не знаешь, на что он теперь способен.
  И в минутной тишине над травой прогремел раскатистый знакомый голос, заставивший всех обратить на себя внимание. Напротив конюшни перед вооруженными до зубов бойцами стоял в одной рубашке и штанах белобрысый парень и нагло так показывал им зубы. Все, кто его узнал, невольно опешили, пытаясь угадать, чего Петя еще задумал.
  - Я думаю, мне нет смысла считать до трех, - склонил он голову набок и размял пальцы рук, - потому что первое и последнее предупреждение вы уже получили. Но что-то я не вижу убегающих со всех ног крыс... разве это благородно целиться в безоружных лошадей и женщин из автоматов?
  - Вот дурак, - тяжело дыша пробормотала Катя.
  Остальные тоже не восприняли его всерьез и решили вернуться к своим "баранам". Коля уже был весь изранен и повален на землю, но не выпускал до последнего шашки из придавленной берцами руки. Услышав голос Пети, он только болезненно зажмурился, не удивляясь и не радуясь этому выпендрежнику. Все были изрядно потрепаны, и после такого выхода хотелось только опустить руки.
  - Пора уже заканчивать, - сплюнул кровь на землю вояка, державший казака, - чего вы так долго возитесь с остальными, идиоты?
  - Я РАЗВЕ НЕ СКАЗАЛ, ЧТОБЫ ВЫ ВАЛИЛИ ОТСЮДА? - мгновенно рассвирепел Петя и выставил руку перед собой ладонью к земле.
  По почве снова прошел раскатистый рокот и в этот раз без лишних качек и прелюдий паучьей сеткой разверзлись глубокие трещины, сбивая врагов с ног, заставляя их с криками разбегаться в стороны, ронять оружие и застревать по пояс в текстурах земли. И снова все болезненно содрогнулось, и часть образовавшихся впадин поглотило в себя целиком визжащие человечески тела, обходя стороной друзей и союзников Пети.
  Девушки застыли на месте, боясь пошевелиться, чтобы не угодить в открывшиеся раны земли. Кира потеряла равновесие и была вынуждена в последний момент ухватиться за дверной косяк, чтобы не последовать за одним вооруженным мужчиной. Дима как-то держался сам собой, но тоже пару раз чуть не покатился кубарем до самой беседки.
  В образовавшемся хаосе и полной дезориентации кто-то что-то громко прорычал и со всего размаха солдат, державший Колю, получил по челюсти увесистым огромным кулаком. Он такого профессионального удара он отлетел на несколько метров в сторону и тут же отключился, хотя возможно сломал себе еще и челюсть.
  - Онуфрий, - не без благодарности в голосе воскликнул освобожденный казак и хлопнул его по плечу вместо долго рукопожатия, - до гроба тебе обязан.
  - Не надо, - откликнулся тот и болезненно потер запястья, - эти гады связали меня во сне. Только сейчас успел освободиться.
  - Лучше поздно, чем никогда, - понимающе кивнул парень и навострил слух, - что же происходит, Онуфрий? Мы в двадцать первом веке живем или где?
  - Мы живем во времени, когда деньги решают все. Но, похоже, кулаки тоже, - и он с разбега отшвырнул в сторону еще одного наглеца, попытавшегося под шумок целиться в Киру.
  Девушка от неожиданности взвизгнула, но прятаться не стала. Она уже не понимала толком что происходит.
  - Петя отжег! - восторженно крикнула ей издалека Оля, все еще качаясь из-за сейсмических толчков, - можешь не бояться, Кира! С такими парнями, как наши тебе больше ничего не угрожает.
  - И коням тоже, - сильнее сжала нож в руках Катя, - пускай только попробуют теперь еще раз поднять на них свое оружие.
  Но Кира лишь жалобно хлопала глазами. А когда к ее талии прикоснулся Дима и ласково приобнял как подругу, то у девушки и вовсе дар речи пропал.
  - Мы тебя никому не отдадим, - улыбнулся он своим ртом с несколькими выпавшими в бою зубам.
  И не успела главный тренер как-то на все это отреагировать, как в последний момент Коля заметил, что в нее давно уже целился из укрытия один гад и вот-вот готов был нажать на курок. Но было поздно что-либо делать. Как только парень кинулся к девушке с криками "пригнись", он осознал, что не успеет даже закрыть ее своим телом. Но то ли от страха, то ли по какой-то коварной случайности горе-снайпер промахнулся, и шальная пуля попала именно в казака...
  - Коля! - хором выпалили все ребята, бросившись ему на помощь, - у него кровь!
  - Куда попали?
  - Кажется в плечо.
  - Коля, держись, слышишь? Не пытайся встать.
  - Скорую кто-нибудь уже вызовет?
  - Ах ты, собака, - оскалился цыган, и взгляд его так сильно переменился, что невозможно было поверить в то, что это был ребенок.
  В мгновение ока он шмыгнул куда-то за строения и настиг того негодяя. Кира даже сделать ничего не успела, как отобранное огнестрельное оружие замаячило в руках обезумевшего от злости мальчика, целящегося прямо в голову врагу. Мужчина понял по его настрою, что цыган не блефует и поднял вверх руки, пытаясь отступить назад. Но мальчугана всего трясло и даже слезы как будто бы выступили на глазах.
  - Да как ты посмел... - дрогнул голос Димки, и он сам этого устыдился, - ...как ты мог тронуть моего любимого тренера?
  - Катя, он его убьет! - в истерике выкрикнула Кира и панкуша отреагировала быстрее, чем могло показаться.
  - Эй, пацан, это тебе не игрушка, - попытался вразумить его чужак.
  - На войне как на войне. Вы тоже в нас стреляли, - и ни секунды не мешкая, мальчишка почти до конца нажал курок, но тут прямо перед ним выросла фигура Кати.
  Дима мгновенно остолбенел, и все его тело прошибло будто током. Поняв, что он чуть не выстрелил в собственного тренера по конкуру, мальчик испуганно отскочил и выронил из рук оружие. Его лицо исказилось такой нечеловеческой болью и страхом, что, казалось, даже волосы на висках поседели.
  Катя тоже была вне себя и потому с трудом переводила дыхание. Но она быстро вернула своим глазам леденящую уверенность и строго окликнула цыгана.
  - Не смей марать свои руки, - приказал она, - ты еще ребенок. Не ломай свою жизнь!
  - К-к-катя... - бормотал тот, продолжая бледнеть и пятиться на четвереньках, - я ч-ч-чуть тебя не...
  - Не хнычь, - рявкнула девушка, чувствуя, что ее тоже насквозь пробирает холод, - все хорошо, все живы. Этого не надо было делать. Лучше помоги погрузить Колю на носилки.
  Вдруг она остановилась и с разворота ногой ударила подкравшегося гада по виску. Мужчина охнул и упал на землю без сознания. Цыган молча глазами проследил его траекторию полета и только сейчас смог найти в себе силы чтобы встать.
  Катя подошла ближе и резким движением притянула мальчика к себе. Тот всхлипнул и с ненавистью завыл что-то неразборчивое ей в живот. Их обоих накрыла запоздалая волна страха, но тренерша пыталась не подавать виду.
  - Все хорошо, мой мальчик, все в порядке, - бормотала она, обняв беднягу с неприсущей ей нежностью, - все живы, все живы...
  А он все орал и не мог остановиться. Только сейчас в нем проснулся ребенок, и вся животная агрессия куда-то улетучилась. Кира тоже стояла и безудержно плакала, не способная найти в себе силы, чтобы что-то сказать.
  - Олеся, - услышала она дрогнувший голос Зины и обернулась.
  На трясущихся ногах во двор конюшни вошла вся бледная девочка с двумя фиолетовыми хвостиками. Ее под руки вели подоспевшие близняшки, и навстречу летела откуда-то из-за ворот Зина. Олеся выглядела очень плохо. Казалось, будто все ее тело покрывали ножевые ранения и множественные гематомы, но кто мог такое сделать с подростком? Чья поганая рука поднялась на девушку?
  - Мы не знаем, как это произошло, - затараторила Кире Ирина, - она просто стояла на месте и мы лично видели, что ни одна пуля в нее не попала. Но откуда все эти раны - не понимаю.
  - В нее точно не попали, - поспешно подтвердила Нина, заметив холодеющий взгляд Киры, - я тоже все видела. Но... эти сволочи стреляли по лошадям... и она... она пыталась их остановить...
  - Девочки, положите ее в беседку рядом с Колей, - подбежала ближе Зина и попыталась быстро восстановить дыхание от длительного бега, - у кого-нибудь есть бинты? Наша аптечка сгорела вместе с конюшней.
  - Мне ничего не нужно, - вдруг окреп голос Олеси, и она нерешительно уперлась ногами в землю, пытаясь освободиться от близняшек, - я могу самостоятельно ходить. Помогите Коле. Окажите ему первую помощь.
  - Олеся, ты выглядишь не лучше... - требовательнее повторила девочка-олененок.
  - ПОМОГИ КОЛЕ! - вдруг повысила на нее голос девушка, сама себе удивляясь, - ему сейчас намного хуже, чем мне. Я ни одного выстрела не получила.
  Бедная рыженькая девочка хотела было что-то ответить ей, но передумала и послушалась. Как только она кинулась обратно к казаку, сестры близняшки бросились на поиски медикаментов. Олеся осталась стоять одна посреди двора, шатаясь из стороны в сторону и мучительно закатывая глаза.
  Когда она вновь подняла веки, то увидела напротив себя Киру. Главный тренер каким-то странным взглядом всматривалась прямо в ее лицо и ничего не предпринимала. Почему-то Олесе стало безумно стыдно, хотя она сама не знала, почему.
  - Кира... я ничего не смогла сделать... - жалобно проговорила она, - кони живы, но если бы не чудо, я бы ни за что не смогла их защитить...
  И вдруг Кира нежно обняла ее руками, придерживая за плечи и нежно целуя в макушку. Девушка на мгновение обмякла в ее объятиях, но нашла в себе силы, чтобы устоять на ногах. А "королева бумажек" все не могла остановиться благодарить ее за всю ту смелость, которую этот маленький человечек проявил перед непосильным врагом. Уж она-то знала, чего ей это стоило. Она понимала, насколько было страшно беспомощному ребенку быть там в одного в этих проклятых полях, глядя как на лошадей направляют оружие...
  - Как же я рада, что вы все у меня есть, - прошептала сдавленным голосом Кира и только сейчас почувствовала чужие слезы на своей груди, - вы все - маленькие герои. Спасибо... спасибо вам всем. Благодарю тебя, Олеся... как хорошо, что ты осталась жива после этого.
  Хаос понемногу стал утихать. Бой закончился, и ничего кроме горящего здания конюшни не было слышно в этот момент. Измученные и измотанные Катя с Олей смотрели на Киру издалека и ждали, когда приедет Скорая помощь. Больше они ни о чем сейчас не думали. Все были готовы отключиться при первой же удобной возможности.
  - Я сейчас вернусь, - вдруг поднялся с места Онуфрий и исчез за воротами.
  - Что это было? - усталым голосом пролепетала панкуша, - что только что произошло?
  - Кажется, дождь собирается, - невпопад ответила ей пробегающая мимо Нина и на мгновение остановилась, чтобы посмотреть на небо, - как бы я хотела, чтобы это был ливень. Чтобы он быстрее потушил нашу конюшню. Больно смотреть на то, как она погибает.
  Все слышали ее слова в абсолютной тишине и тупо уставились на трескавшиеся под диким жаром бревна. Здание действительно походило на живое существо, подвергшееся зверскому нападению и стонущее перед смертью. Сердце жалобно сжималось в груди и обливалось кровью от этой картины. И теперь невозможно было остановить этот пожар. Он разгулялся не на шутку.
  - Слушай, мне кажется дождь и вправду начался, - вытащила Ира руку из-под крыши беседки, - гляди! Он уже пошел! Так быстро!
  И капля за каплей меньше чем через минуту над конным клубом разразился гром и полил сильнейший ливень. От этой шумной сплошной водяной стены невозможно было разглядеть друг друга на расстояние пяти метров. Но никто не спешил прятаться под навес. Всем было приятно ощущать эти ледяные капли, остужающие пожары в сердцах. Ребята подняли глаза к небесам и как будто молча молились, прикрывая веки и вдыхая полной грудью свежий приятный воздух.
  Кира долго стояла в том же положении в обнимку с Олесей, когда увидела, как вокруг нее начала собираться толпа воспитанников и друзей. Она, не отрываясь от девушки, смотрела на всех из-под ее волос, чувствуя абсолютную отрешенность и мимолетное умиротворение внутри. А народ все собирался... так безмолвно, единогласно и без лишних эмоций. Главный тренер превратился в эпицентр, притягивая к себе людей, словно магнит железную стружку. И, наконец, под ливнем уже стояли все... пришли сюда даже те, кто опоздал и не смог участвовать в бою, с ненавистью швыркая носами и с досадой отводя глаза в сторону.
  - Кира, - первой подала голос Катя, - все закончилось. Какие будут указания?
  И множество глаз с готовностью устремились на девушку. Но главный тренер не спешила что-либо отвечать. Кира до сих пор не могла поверить, что никто не отвернулся от нее. После всего что произошло, после того как девушка ни разу не пошевелила и пальцем... она мучительно зажмурилась.
  - Кира, не молчи, - выступил вперед Тимка, который тоже не смог ничем помочь, так как сам оказался запертым в сеннике и едва не сгорел там, если бы его не вытащили ребята, - мы большем не оставим тебя одну ни на секунду. Это была чудовищная ошибка, но больше она не повторится.
  Загудело несколько голосов, согласившихся с речью парня. И постепенно гул снова начал нарастать.
  - Ни о чем не беспокойся! - прозвучало из толпы, - ты наш главный тренер и мы полагаемся на тебя.
  - Ничего не бойся, мы всегда поможем.
  - Теперь мы точно никуда не уйдем.
  - Прикажи нам что-нибудь уже.
  - Конюшню нужно восстанавливать. Скажи с чего начать, Кира.
  - Ребята, - негромко проговорила девушка, но ее услышали абсолютно все.
  В воздухе вновь повисла тишина, прерываемая лишь шумом дождя. Главный тренер наконец-то подняла глаза и отпустила от себя Олесю с раскрасневшимися глазами.
  - Простите, что так вышло. Я в первую очередь думала о лошадях, а не о вас... Я дико перед вами виновата.
  - Не говори так, - обиженно загудела толпа.
  - Что ты несешь? Мы сами на это шли.
  - О чем ты?
  - Я должна была сразу соглашаться на все условия того депутата, - продолжила свою изничтожающую мысль Кира, - тогда бы никто не пострадал. Мы бы продали коней в чьи-нибудь руки и возможно избежали бы всех этих проблем...
  - И как бы ты тогда смотрела нам в глаза? - с убийственной прямотой вдруг заявил Петя, заставив девушку вздрогнуть от неожиданности, - ты все правильно сделала, Кира. Я даже не ожидал такого поступка от такой размазни вроде тебя.
  - Что же я сделала правильно, Петя? - от злости окреп голос Киры, - позволила им сжечь конюшню, рискуя все теми же лошадьми? Спряталась за спины детей?
  - Здесь нет детей! - рявкнул на нее юноша, пригвоздив этими словами к полу, - перед тобой стоят спортсмены! И не важно, сколько им лет. Никто и никогда слова против не скажет, если ты прикажешь сделать какую-нибудь чушь. Потому что хороший спортсмен должен вести себя по-взрослому. Не ныть, не плакаться и выполнять все приказы тренера. Иначе, какой он к чертовой матери спортсмен? Да еще и конник.
  - Ты все еще не поняла, Кира? - наконец-то вступила в разговор Оля, загадочно и устало улыбаясь, - ты уже вросла корнями в эту конюшню. Оглядись. А мы-то боялись не вжиться в коллектив.
  - Я бы разочаровалась в тебе, если бы ты начала с первых дней продавать лошадей, - заговорила Олеся, - я думаю, мы все разочаровались бы.
  - Да, безусловно, - горячо зашумели воспитанники.
  - Уж лучше такой исход, чем баранье подчинение, - проговорил Игорь, озвучивая мысли самой Киры, - и Петя прав - мы спортсмены. Мы пришли сюда добровольно только потому, что видели, как сильно ты хочешь в одного спасти лошадей. Мы видели, как сильно ты любишь их и нас. Это было бы непростительным свинством оставить все веселье тебе.
  - Я ничуть не пожалел, что остался, - наконец-то пришел в себя Дима, - черт побери, вы столько ради нас рисковали! Неужели наши тренера настолько жадные эгоисты, что пожелали присвоить всю славу себе?
  И ребята снова торжественно разом что-то начали кричать и смеяться, хлопая друг друга по плечам и часто-часто обращаясь к Кире. Они верили в нее, они ждали ее ответа, они не сводили с нее глаз. А девушка стояла и тихо сквозь слезы улыбалась, благодаря дождь за то, что он мастерски скрывал все эмоции, разрывающие ее изнутри.
  - Эй, я вам тут привел кое-кого! - свистнул издалека Онуфрий.
  Кира рывком обернулась и увидела, что юноша тащил за шкирку связанного бойца, единственного оставшегося в сознание. Тот затравленно и злостно смотрел на всех конников и уже не пытался вырваться из крепких рук боксера.
  Как-то само собой все спортсмены расступились, сделав как бы коридор между Кирой и этим мужчиной. Девушка не сводила с негодяя глаз, наполнившихся за это время уверенностью и прежней стальной гордостью. Сейчас ею невольно залюбовались все, шепотом поговаривая: "Вот это наша Кира! Это наш главный тренер. Черт, она восхитительна". Все стояли за нею горой, и это ощущалось на энергетическом уровне. Девушка чувствовала, что может в любой момент положиться на этих подростков, с огромными сердцами. Все уже сделано. Больше нечего бояться.
  - Вот мое заявление, - громко и твердо заговорила Кира, прибивая все возможные вопросы гвоздями к полу, - передайте своему гребанному депутату о том, что с этого дня ни он, ни его товарищи и военные не приблизятся ни на шаг к нашей конюшне. Я официально заявляю, что захватываю этот клуб и беру все полномочия на себя. На директора прошу не нарываться. Он тоже теперь под нашим покровительством. Мы будем существовать самостоятельно, никому не подчиняясь и ни перед кем не пресмыкаясь.
  Это прозвучало так убедительно и бодряще, что каждый подросток почувствовал себя гордым викингом, торжественно теряя дыхание и безудержно кивая каждому слову. Не сговариваясь, Кира угадала желание каждого, и теперь ребята как никогда готовы были пойти за нею хоть на край света, исполнить любой приказ и позволить управлять собою.
  - Бред какой-то, - заявил пленник, - мне, собственно, плевать на ваши планы. Все равно нас всех теперь уволят. Но депутат - упертый человек. Он пошлет к вам еще кого-нибудь.
  - Ничего страшного. У нас теперь хватит сил, чтобы защититься, - сверкнула глазами главный тренер и придала еще больше льда своему голосу, - передайте ему еще кое-что дословно: пошел он в *** со своими дешевыми никчемными требованиями и желаниями. Увижу поблизости - лично горло перегрызу. А теперь мы тебя отпустим и позволим забрать всех своих друзей. Оружие вернем только в разряженном виде, чтобы вы не вздумали крысить и стрелять нам в спину. И надеюсь, мы больше никогда не увидимся. Онуфрий, проконтролируй их всех.
  - Хорошо, сделаю, - с готовностью отрапортовал парень и потащил мужчину обратно за завесу дождя.
  Все с благоговением смотрели на Киру как богиню, восставшую из мертвых. Девушка бодрее прежнего окинула своих воспитанников уверенным взглядом и снова улыбнулась.
  - Что бы я без вас делала? - проговорила она, - теперь пути назад нет. Конюшня наша и множество новых проблем свалится теперь на голову. Вы все еще готовы пойти за мной?
  - Да! Конечно! - единогласно взревели ребята и бросились обнимать любимого главного тренера, наваливаясь друг на друга и с визгом заваливаясь в сторону.
  Даже парни, далекие от сентиментальности, не удержались и присоединились к этому всеобщему идиотизму. Момент был как-никогда радостный и все ощущали небывало единение. Даже Коля в беседке лежал под присмотром Зины и тихо сквозь боль улыбался, слыша каждое слово, сказанное Кирой.
  - Она молодец, - прохрипел он через силу, - все правильно сделала.
  - Тебе лучше не разговаривать, - строго нахмурилась девочка и тут же оттаяла, т.к. не могла сопротивляться сердцу, - да, она у нас умница. Никогда еще на этой конюшне не было таких достойных тренеров.
  
  НАЧАЛО ВСЕХ НАЧАЛ
  
  - Конюшня теперь полностью наша... не могу поверить, - блаженно щурился на солнце Тимка, брякая ведрами из-под зерна.
  - Вместе радостью пришел и геморрой, - устало проговорила Оксана, падая на скамейку, - теперь Кире нужно придумать способ как содержать всю эту ораву лошадей без финансовой поддержки города. Тем более она не собирается никого продавать.
  - Тебе плохо, что ли от этого? - нахмурился Игорь.
  - Совсем нет! - и она подняла указательный палец к небу, - но это будет не просто. Поэтому мы сейчас и впахиваем за себя и за уволившихся конюхов. И эти нагрузки - лишь начало.
  - Я согласен пахать за троих, если Кира действительно придумает способ продержать конюшню на плаву самостоятельно, - неожиданно согласился с девушкой Игорь, - не могу смотреть на голодных лошадей. Если она решит этот вопрос - то грех уходить из такого клуба.
  - Но ведь мы ей тоже поможем, - улыбнулся Тимка, - чувствую, понадобится не только наша физическая сила, но и кое-что еще.
  - Да, Олеся уже начала уламывать нашего дядю на проведение нескольких благотворительных танцевальных концертов, - задумчиво шмыгнул друг, - но этого мало.
  - Что-нибудь придумаем. Чего вы все носы повесили? А ну быстро вставайте, ни то придет Катя и всем пинков раздаст! - растормошила отдыхающих бодрая Лена.
  Прошло уже несколько дней с момента объявления независимости клуба. Подростки даже не роптали на возросший объем работы. В каком-то смысле это им пока что нравилось. Приятно работать, зная, что трудишься для себя, а не для неизвестных дядек "сверху".
  Олеся, кстати, успела за это время полностью оправиться. Раны оказались не глубокими, но их было так много, что некоторые люди убегали на противоположную сторону улицы, думая о девочке невесть что. "Меня уже и за наркомана принимали и за жертву холокоста", - мельком озиралась по сторонам девушка и тяжело вздыхала, - "дайте уже просто сходить за кроссовками без этого цирка и внимания".
  В супермаркете она наткнулась на близняшек. Они очень обрадовались подруге, увидев ее впервые за несколько дней.
  - У тебя точно ничего не болит? - с сомнение потрогала пальцем Олесю Ира.
  - Это просто царапины и синяки, - пожала та плечами, - но путь на сцену мне закрыт в ближайшие две недели.
  - Либо придется вылить на тебя кучу тоналки, - предложила другой вариант Нина, - куда ж мы без тебя? Я за двоих танцевать не смогу.
  - Да знаю я, знаю, - невесело посмеялась девушка, - родителям я наплела, что неудачно упала с лошади. Они поверили. Тут целая конюшня факелом горела, а никто в городе об этом даже не узнал! И по телевизору не показали. Вот что значит власть одного богатого вельможи. Ненавижу его.
  - Я его тоже не переношу, - наморщилась Ирина, - но я не хочу, чтобы вокруг нашего клуба крутились репортеры и зеваки. Лучше чтобы об этом и дальше никто не говорил.
  - Я не соглашусь с тобой, - возразила сестра, - если об этом не узнает общественность - то на нас совершат второе покушение.
  - Если это случится - мы дадим отпор второй раз, - рубанула кулаком воздух Олеся и решительно тряхнула своими фиолетовыми волосами, - в конце концов, у нас появились какие-то новые способности. Я до сих пор не решалась говорить об этом прямо. Поначалу даже не верила собственной догадке. Но как иначе объяснить все то необычное, что творилось с нами в день нападения? И откуда у меня эти раны?
  - Да, мы тоже чувствуем в себе какие-то изменения, - нервно сдавила ручку тележки Нина, - но все еще не можем поверить, что это произошло именно с нами. Сейчас вот купим пару килограмм морковки и обсудим это на конюшне.
  Всю дорогу Ира витала где-то в своих мыслях. Ее детское лицо то и дело наполнялось неописуемым вдохновением и тогда глаза жалобно устремлялись в небо. Она как будто всей душой мечтала туда попасть. Как птица, которой обрезали крылья.
  - Чего это с ней? - толкнула подругу в бок Олеся.
  - Сон ей приснился, - шепнула в ответ Нина.
  И она рассказала про то, как ее сестра очнулась не в себе от счастья утром. Девочка не просто летала во сне, а ощутила каждой клеточкой тела свой полет. Она чувствовала каждый взмах крыла, эту податливость ветру, бесконечную свободу и возможность улететь куда угодно... когда возвращаешься в реальность после таких ночей, всегда становится немного грустно.
  Но от этих эмоций не осталось и следа, когда ребята загрузились работой на конюшне. Дел было непочатый край. Мальчишки уже впряглись разгребать сгоревшие доски и бревна, а девочки по очереди пасли коней в табуне. Благо сено с зерном не сгорели, так как находились в отдельном от коней помещении. Хотя бы голодная смерть в ближайшее время животным не грозила. И опилки остались в целости и сохранности за воротами.
  - Не забывайте, что до обеда мы должны успеть отработать лошадей, - огласила свое объявление Кира.
  - Да ну! Серьезно? - пораженно воскликнули некоторые воспитанники, - мы думали быстрее с конюшней разобраться...
  - Быстро вы с нею не разберетесь. Тут не меньше месяца работы. А на лошадях вы не ради веселья ездите, если не поняли этого до сих пор, - девушка смахнула капли пота со лба.
  День выдался жарким, и уже в девять утра невозможно было долго находиться на улице. У тренеров сейчас были особенно нервные времена. Все вместе они помогали директору восстановить отношения с фирмами, поставляющими все необходимое на конюшню. А также параллельно выбивали из государства деньги за то, что клуб пострадал от стихийного бедствия. Это была задумка Киры, подстроить все так, чтобы им выплатили страховку. Винить в пожаре депутата было и бессмысленно и не выгодно.
  - Мне кажется, нужно построить здесь что-то вроде барака, чтобы жить в нем на период строительства, - прищурил один глаз Онуфрий, приглядываясь к пустырю недалеко от открытого манежа, - все равно клуб будет восстанавливаться нашими силами, а не приглашенными рабочими.
  - Да, на строителей у нас денег нет, - тяжело вздохнула Кира, - но может быть тогда сразу дом здесь поставить? Лично мне было бы намного дешевле жить в таком месте, чем на своей квартире. Тем более что с большими зарплатами сейчас придется распрощаться.
  - Дом построить дороже.
  - Да знаю я. Просто размечталась, - Кира улыбнулась собственным мыслям, - все так воодушевлены сейчас. Дай бог, чтобы это вдохновение продлилось подольше. А то я одна со всем не справлюсь. Даже сейчас мне пришлось оставить телефон в тренерской, чтобы немного отдохнуть от звонков. А затем опять дела...
  - Тебя подменить в чем-нибудь?
  - Ой, не надо. Я просто немного ною, - и она запустила руку в свои волосы, массируя голову, - хотя грех мне жаловаться. Сегодня кстати еще собрание будет вечером после всех дел. Можешь объявить об этом?
  - Конечно, - уверенно кивнул тот и с радостью показал большой палец, - я тоже пока вернусь к своей работе. А то и так слишком долго отдыхаю.
  И Кира вернулась в тренерскую, где разрывался от звонков ее сотовый. Но не успела она ответить на них, как внутрь вошла Катя и с загадочным лицом предложила построить дом рядом с конюшней.
  - Тебе Онуфрий что ли об этом рассказал? - свела брови главный тренер.
  - Я сама так решила. На том пустыре. Он так и просится, - и она мечтательно уставилась в окно.
  - Странно. Мысль в воздухе витает... наверное не с проста, - и девушка поднесла телефон к уху.
  - Я, прям, вижу, как он там стоит, - продолжила панкуша, - такой широкий двухэтажный. Мечта, а не дом. Почему бы и не замутить? Строить долго будем, но зато жить дешевле. Вода ведь тут оплачивается другими. Как и электричество, кстати.
  Она говорила об этом так уверенно, потому что недавно директор нашел каких-то спонсоров, согласившихся оплатить часть расходов конюшни в обмен на некоторые услуги. Подробностей девушки еще не знали, но это мысль немало их вдохновила.
  - Сегодня все в руку, - торжественно отняла аппарат от уха Кира, - как раз спонсоры звонили. Хотят приехать сегодня, чтобы обговорить условия нашего содержания.
  - Дай бог, если у них есть личные лошади, которых просто поставить некуда. Тогда у нас проблем будет меньше, - скривилась как от зубной боли Катя.
  - Я понимаю тебя. Мне тоже не хочется зависеть от кого-то. Но в такое уж положение мы попали.
  - Я немного не так понимала "захват власти в клубе", - многозначительно проговорила подруга.
  - Ты на что намекаешь? Нам жить на что-то надо, - удивленно вздернула брови Кира, - мы же не будем сами себе траву каждое утро косить круглый год. Это двадцать первый век.
  - Да знаю, знаю я... не будь такой занудой, - и девушка с удовольствием присела, откинувшись назад, - просто какие-то старые мечты проснулись. Вся эта ситуация с боем завела меня. Не хочется снова отдавать в незаслуженные руки то, что отвоевал с таким трудом. Как там Коля, кстати?
  - Он тоже сегодня звонил. Хотел уже выйти на работу, но я ему запретила, - усмехнулась "королева бумажек", - все-таки у нас самый золотой персонал и воспитанники.
  "Кроме Пети", - мелькнула злостная мысль в голове девушки, и настроение сразу испортилось, - "то землетрясение было как-то связано с ним. Теперь этот дурак станет еще невыносимее от ощущения собственной значимости".
  
  В это время Оксана с Леной задержались в школе. Девочки пытались упросить свою классную руководительницу отпустить их пораньше, но эта мегера еще больше разоралась, что, мол, лошадки могут и подождать. И подруги вернулись к чистке класса, мысленно ненавидя всех вокруг.
  - Чертова курица... лучше бы ты нас сразу отпустила, - ворчала эмокидка и у Оксаны вдруг сильно разболелась голова.
  Но это была не режущая боль, а такая, как будто голову медленно сдавливало тисками. И это было настолько осязаемо, что девушка невольно огляделась по сторонам, думая, что это чья-то шутка. Затем она все-таки не смогла сдержать тихого шипения.
  - Такое ощущение, будто это из-за тебя такая боль, - и девочка бросила работу, упершись лбом в прохладную стену, - прекрати злиться. А то мне плохо.
  - Ты издеваешься? - еще больше вспылила подруга, - только не говори, что тебя тоже бесит мой характер!
  - Я не об этом, боже мой, - ощущения стали совсем невыносимыми, и Оксана попыталась выйти из кабинета.
  Но путь ей преградила училка. Она сильно завелась из-за такого непослушания и начала отчитывать ученицу на глазах у всех подростков. Лену это выбесило так сильно, что она забыла про свою мимолетную агрессию в сторону подруги. Девочка истерично отшвырнула вещи в сторону и твердым шагом направилась к классухе. Все остальные даже замерли в предвкушении скандала.
  - Отпустите уже нас пораньше, - отчетливо прошипела Лена, глядя прямо в глаза взбешенной кабанихе, - вы не видите, насколько все серьезно? Может быть, нам еще скорую вызвать, чтобы переубедить вас?
  - О, меня отпустило! - вдруг с дуру воскликнула Оксана и заторможено сообразила, что сорвала хитрый план подруги.
  Ее тут же окатило волной жара от осознания этого, но деваться было некуда. Все оправдания теперь звучали бы неубедительно. Но не успела эмокидка высказать ей все, что думала в данный момент, как лицо женщины неожиданно переменилось и стало таким спокойным, каким еще не было в последние несколько лет.
  - Хорошо, идите, - ровным добрым голосом вдруг произнесла классная руководительница.
  Все опешили. Девочки внимательно прислушались к ее голосу, ожидая услышать там нотки упрека или грядущей мести, но он был чист! Такую злобу, которую эта дама источала всего пару секунд назад, невозможно было скрыть за одну секунду. Даже хорошие актеры не справились бы с этим так мастерски.
  - Правда? - была сбита с толку Лена.
  - Да, конечно. Я поняла, насколько это для вас важно. Извините, что останавливала до сих пор. Не знаю, что на меня нашло, - легко согласилась учительница и с рыбьими отрешенными глазами села на свое место.
  Девочки были озадачены не меньше одноклассников. Они переглянулись и хотели, было, уже убежать на конюшню, как Лена вздумала что-то проверить.
  - Вы хотите сейчас уйти в магазин и купить себе пачку чипсов, - девушка провела рукой перед глазами женщины как джедай из кинофильма.
  - Ты че творишь? - испуганно перехватила ее кисть подруга, - совсем чокнулась?
  - Да я же просто шучу, - рассмеялась в голос Лена и развела руками, - просто это было так неожиданно, что вы пошли нам навстречу. Спасибо...
  - Кажется, я хочу купить чипсов! - резко перебила ее классуха и схватилась за свою сумку, - дети, не разбегайтесь никуда. Мне срочно нужно в магазин.
  И она вылетела прочь, громко стуча каблучками и виляя своим огромным бампером. Лена как стояла с поднятой рукой, так и не опустила ее до тех пор, пока не увидела в окно, летящую на всех парах по улице учительницу. Немая сцена затягивалась.
  - Давай лучше обсудим это в другом месте... - еле слышно проговорила Оксана и выволокла шокированную подругу из класса.
  
  "Черт, где опять мои деньги?" - в сотый раз перебирала свою сумку Кира, - "снова осталась только малая сумма на проезд". Девушка бросила кошелек обратно и с негодованием зарычала в пустоту, зная, что ее все равно никто не видит. Но вдруг за спиной кто-то постучал по деревянному шкафу, и девушка просто как ошпаренная подпрыгнула на месте.
  - Дима! - она сдержалась от длинной тирады нецензурных выражений, задыхаясь от шока, - как ты... чего ты...
  - Спокойно, спокойно, - радостно улыбнулся тот своими кривыми зубами, - я просто проверял кое-что. Но не хотел тебя пугать, поэтому постучался.
  - Поздравляю, ты наоборот напугал меня еще больше, - она с трудом перевела дыхание, и уже серьезнее всмотрелась в мальчика, - как ты тут оказался? Я весь час не выходила из кабинета. Ты был на улице.
  - Не буду начинать издалека, но я, оказывается, умею ходить сквозь стены, - радостно воскликнул тот, - просто мне нужно больше экспериментировать с этим теперь, поэтому я и подкрался к тебе со спины.
  - Какая чушь, - недовольно выпалила девушка, - ты можешь быть серьезнее хоть иногда? Мне некогда выслушивать эти фантазии вместо нормальных объяснений. И деньги ты опять свистнул?
  - Я, - легко согласился тот, и пальцы Киры едва не сомкнулись на его горле.
  - Верни обратно, - рычащей интонацией потребовала главный тренер.
  - А если бы я попросил себе немного на проезд - ты бы дала? - вдруг спросил мальчик.
  - Если бы попросил по-хорошему - дала бы.
  - Ну, так зачем мне просить, если ты и так дашь? - почесал он свою макушку и в последний момент увернулся от цепких рук девушки, - вот только без рукоприкладства! Я кричать буду!
  - Я из тебя всю душу вытрясу, мелкий пакостник!
  - Все равно не поймаешь! - показал он ей язык и вдруг... нырнул сквозь стену.
  Кира как неслась к нему с протянутыми руками, так и зависла на месте, пораженно разглядывая стену. Она долго стояла в этой позе, пока осознание реальности не вернулось в ее голову. Вернее, девушка так и не поняла что произошло.
  Она подошла к стене, потрогала ее руками, постучала по ней, чем только могла и снова отошла назад. Хмыкнула, нахмурилась, что-то бросила... и попала этим чем-то прямо в лоб мальчишке. Он взвизгнул, Кира завопила в голос. Из стены торчала только его голова, но теперь она была увенчана огромной шишкой.
  - Ты чего дерешься? - жалобно и слезно выпалил мальчик, вернувшись в тренерскую целиком, - почему ты такая злая? Реально из-за денег что ли?
  - Извини, ради бога, - Кира засуетилась и немедленно достала лед из аптечки, - приложи к больному месту. Бог ты мой, извини... я не ожидала... я... я вообще не понимаю, что произошло.
  - Да сквозь стены я хожу, чего тут не понять? - с обидой выпалил мальчишка и насупился пуще прежнего, - а вы все сразу драться... хлебом не корми, дай кулаками помахать!
  - Я сошла с ума или что-то не так с моей головой сегодня... может быть я просто устала? - тяжело упала в свое кресло главный тренер, запустив пальцы в волосы.
  - Да правда это все, правда! Вот увидишь на собрание. Нам всем есть о чем рассказать тебе. Только вот не все начали тренировать и развивать свои новые способности. А мы с Петей время зря не теряем.
  Но Кира была настолько невменяема, что мальчик закатил глаза и взял ее кисть в свою руку. Девушка обратила на него внимание.
  - Ты же чувствуешь меня? - спросил он.
  - Да, конечно.
  - Значит, ты веришь, что я не твоя галлюцинация. А теперь смотри на мою левую руку, - и он запустил свою конечность прямо в стену, проникнув в ее текстуру как в голограмму, - ну как тебе?
  - Фантастика, - только пролепетала губами девушка и в дверь в этот момент постучались, - да-да, входите!
  Внутрь вошли два парня семнадцати лет из учебной группы, которых Кира давно пыталась перенаправить в другой клуб. Увидев их, она быстро вернула себе самообладание и с довольным видом встала со своего места.
  - А, это вы, - проговорила главный тренер совершенно иным, деловым тоном, - давно я хотела с вами поговорить...
  - Да, наши родители с вами тоже, - вдруг небрежно бросил низкорослый Осип, заставив Киру онеметь второй раз за вечер.
  И сразу же после его слов внутрь вошло двое мужчин представительного вида, но с умными глазами (в отличие от депутата). Поняв, что это те самые спонсоры, девушка превратилась в камень от ужаса и осознала ЧЬИХ детей она до сих пор упорно отпинывала и пыталась прогнать с конюшни.
  - Эм... здравствуйте, - бедняга совсем потеряла дар речи.
  - Цыган? - поверх темных очков глянул на молчаливого гостя один мужчина.
  - И че? - скривил рот Дима.
  - Это... просто... наш спортсмен, - не нашлась, что сказать на это "королева бумажек".
  - А, ну раз вы позволяете даже этнокультурным меньшинствам записываться сюда, то почему бы не обговорить и вариант с нашими детьми? - улыбнулся второй незнакомец.
  - Кем ты меня назвал? - немедленно напыжился на незнакомые слова мальчишка, но Кира вовремя схватила его за плечо.
  - Иди, погуляй, - и без лишних слов она вытолкала его вместе с мешочком льда на улицу, - извините, я немного не в себе сегодня... все так неожиданно. Присаживайтесь, давайте поговорим.
  Разговор был очень оживленным и недолгим. Девушка была поражена, но, как оказалось, эти взрослые люди не затаили на нее зла. Хотя Кира даже Онуфрия припрягла для того чтобы прогнать оставшихся новичков. Главный тренер легко пошла навстречу не только из-за денег и покровительства, которые сейчас очень были нужны, но и из-за интуиции. Эти люди не навредят клубу. Почему-то Кира отчетливо это понимала, хотя и не могла никак объяснить.
  В общем, беседа прошла более чем успешно, оставив множество позитивных эмоций обеим сторонам. Обговорив все необходимое с главным тренером, небольшая делегация направилась опять к директору, но оба подростка решили задержаться в тренерской.
  Кира бегло и с интересом рассмотрела их как будто впервые. Осип - довольно низкий для своих лет мальчуган с очень русскими чертами лица, светлыми длинными волосами, собранными сзади в хвост. Похоже, он очень гордился ими, т.к. бросал во время разговора много шуток на эту тему. Но, кстати, парню и вправду шли длинные волосы, что является редкостью в наши дни.
  Олега природа наделила миндалевидными глазами и широкими татарскими скулами. Но больше ничего в его внешности не говорило об азиатских корнях. Да и семья вся была русской. Парень утверждал, что где-то далеко в роду у него были казаки и представители Золотой орды. И невозможно было понять, шутит мальчик или нет. Он всегда делала это с неподдельно серьезным видом. Чушь, правда, нес с таким же выражением лица.
  - Мы хотим вас успокоить, - заговорил Осип, как только дверь захлопнулась, - вижу, что вы взяли нас только из-за родителей. Мы привыкли к такому приему. Богатые отцы на всех производят одинаковое впечатление.
  - Но мы вас не виним, - поддакнул Олег.
  - Ни в чем не виним, - утвердительно кивнул его друг, - из-за всей этой чертовщины и нападения на клуб мы забыли вам рассказать про тот странный кометный дождь. Вы ведь его тоже видели?
  Кира навострила уши и заинтересованно нахмурилась. Парни поняли, что попали в точку и радостно переглянулись.
  - На нас он тоже как-то повлиял, - эмоционально жестикулировал Осип, - сначала мы отключились. Дело было в частной школе. Но никто не видел, как это произошло. А когда вернулись в сознание - то заметили, что с нами происходит что-то странное. Но мы еще не можем понять, что это.
  - Как же вы поняли, что с вами что-то не так? - деловито поинтересовалась Кира.
  - Скажу вам по секрету, - Олег огляделся по сторонам и подался немного вперед, - я могу находиться одновременно в нескольких местах. Как только в нас попал этот дождь - мы сразу же проверили свои силы. И у меня получилось мысленно попасть в разные классы, после чего разные учителя и ребята утверждали, что видели меня там в одно и то же время. Пока еще не знаю, как я этого добился, но здесь точно что-то не так. А Осип пока еще не открыл в себе ничего нового. Но с ним определенно произошло то же, что и со мной.
  - У тебя хорошая фантазия, раз ты быстро догадался о своих особенностях, - тяжело вздохнула Кира, - мы планируем провести сегодня вечером собрание чтобы как раз выяснить, в ком чего нового открылось. Но я не была уверена в своих догадках...
  - Наша частная школа находиться, кстати, недалеко отсюда. Конюшню саму не разглядеть, но те деревья вдоль дороги хорошо видны из наших окон. Поэтому мы успели заметить как кометы полетели куда-то в эту область, прежде чем отрубились сами. Так мы и поняли, что как-то связаны с вами.
  - Теперь вы от нас не отделаетесь, - добродушно рассмеялся Олег и "дал пять" своему другу.
  Кира смотрела на них с все более нарастающим умилением. Эти ребята ей нравились, но пресмыкаться перед ними она не собиралась. В этом и была основная проблема в обучении детей из богатых семей. Но эти двое вроде бы отличались особой адекватностью. Кто знает? Может быть, они и задержатся тут.
  
  Вечером все пришли на собрание. Ребята были уставшие, измотанные работой и жарой, обессиленные, но довольные. Как только им позволили рассесться в беседке по местам, в глазах тут же заблестело плохо скрываемое счастье и удовлетворение. Никогда и ничего еще так сильно не единило воспитанников этого клуба.
  - Завтра проверим несущую стену и основные балки? - продолжил давний разговор Онуфрий.
  - Да, неплохо было бы начать именно с них, - вытер пот с лица Тимка, - как поступим с воротами? Старые петли никуда не годятся. Как и сами доски.
  - Давайте лучше новые сделаем. Есть среди нас умельцы? - предложил взбудораженный Игорь.
  - Ребята, отвлекитесь на секунду, - нетерпеливо перебила их Кира, которой было, несомненно, приятно слушать эти рабочие разговоры.
  Все внимание тут же устремилось к ней. Девушка бегло представила им Осипа с Олегом, рассказав новости про спонсоров и метеоритный дождь. Ребята смотрели на новеньких с недоверием, но без презрения. У кого-то даже засияла приветливая улыбка на лице от мысли, что их ряды вновь пополнятся.
  - А можно мы их сразу себе заберем? - вдруг воскликнула Оля.
  - Тебе горит что ли? - недовольно спросила Кира.
  - Да! - неожиданно бойко поддержала ее Катя, - давай прямо сейчас распределим их.
  - Да они даже рысить не умеют.
  - Ну и что? Учебки все равно сейчас нет. Значит без разницы, у кого они начнут.
  - Я вообще-то думала сама их подучить сначала... или к Онуфрию отправить... - с сомнением нахмурилась главный тренер, но по шальному взгляду подруг поняла, что это было опрометчиво.
  Боксер сейчас замещал Колю на тренировках, хотя сам был далек от джигитовки. Но они почти и не тренировали элементы. Все были такими уставшими от ремонта конюшни, что занимались на лошадях без особого усердия.
  - Я забираю себе того, что пониже, - опередила блондинку панкуша.
  - Ну и ладно, - показала ей язык Оля и радостно протянула ручки ко второму, обалдевшему от такого приема парню, - иди ко мне в группу, моя радость!
  - Не иди, - шепотом одновременно сказали остальные ребята.
  Каждый пробормотал это довольно тихо, но вместе получился такой выразительный шелест, что воспитанники переглянулись и расхохотались. Оля ни капли не обиделась и только торжественно эмоционально отпраздновала свою победу.
  "Чего это они?!" - все еще недоуменно смотрела на своих подруг Кира, пока мимолетная мысль не подсказала ей ответ. Он оказался настолько очевидным и нелепым, что главный тренер упрекнула себя за такую недогадливость.
  Оказывается, Катя с Олей поспешили разобрать себе парней, пока Коля лежал в больнице! Они же давно жаловались на нехватку мужского пола в своих группах. Вот и поторопились. Ну, хитрые лисы!
  "Ладно, не будем развивать эту тему", - отмахнулась от навязчивого смеха Кира и снова обратила внимание всех ребят на себя. Она начала нервничать: что обсуждать? С чего начинать?
  - Я не готовила никаких серьезных речей или объявлений... - царапала ноготком поверхность стола главный тренер, - но некоторые из нас заметили за собой какие-то новые способности. Я бы решила, что это бред, если бы не увидела кое-какие доказательства. Дима, можешь продемонстрировать?
  - Да меня уже половина конюшни видела! - хвастливо воскликнул тот и обвел любопытным взглядом своих одногруппников.
  Заметив во взглядах девчонок горячее любопытство, он смилостивился над ними и показательно просунул сквозь стенку беседки сначала руку, а затем и прошел целиком. Фурор был таким, будто ребята живого динозавра увидели посреди города. Кто-то взвизгнул, кто-то истерично стал тереть глаза, а Лена с Оксаной беспардонно принялись щупать торс мальчика, пытаясь обнаружить секрет. Цыган был доволен собой как никогда.
  - Это еще что, - фыркнул вдруг Петя и расцвел одной из своих самых самодовольных улыбок, - всего-то через неодушевленные поверхности проходит. Зато через органику ему не просочиться. Моя способность намного лучше.
  И парень медленно направился к Кире под пристальными взглядами затаившихся подростков. Девушка не понимала, к чему он клонит, и потому не сводила с него глаз.
  На это Петя только ухмыльнулся. Затем он положил руку на стол и... послышался страшный хруст, грохот, в воздух взвилась пыль и деревянная конструкция разлетелась на маленькие кусочки как будто от взрыва. Все кто успел - попрятались под скамейки. Остальные, как и Кира, едва не получили увечья и занозы. Неизвестно, как парень смог проделать такое, не прикладывая никаких усилий, но осколками он чуть не поранил всех своих одногруппников. Кира немедленно взбесилась.
  - Ты критин, ты понимаешь? - потеряла она самообладание, жалобно разглядывая крохотные остатки стола, - ты хоть иногда можешь думать своей головой? Где мы теперь новый найдем?
  - Ой, делов-то... - небрежно отмахнулся Петр, одновременно довольный и раздосадованный такой реакцией, - купим. Или построим. Ты главное, смотри какая у меня сила! Я и землетрясение то сам проделал. Прикольно же!
  - Ни черта не прикольно! Теперь от тебя будет еще больше проблем. Ты будешь ломать все на своем пути ради демонстрации силы. О боже, на что мне это?
  - Слушай, вот вечно тебе все не нравиться. Нытик и привереда. А еще истеричка ты конченная.
  - Сам ты конченный. Идиот!
  - Дура.
  - Ребята, хватит! - встала между ними Катя и строго окинула всех взглядом, - инцидент был неожиданным и неприятным. Все, кто хочет показать свои новые способности, впредь думайте головой и не ломайте остатки конюшни. Нам и так ее достраивать пол века.
  - Мой любимый стол, - всплакнула Ира.
  - Он был таким удобным... - понурили головы остальные ребята.
  - Балбесы неблагодарные! - заорал на них Петя.
  - Кажется, тебя не оценили, - злорадно подмигнул ему цыган и едва не отхватил кулаком по лицу.
  Благо, реакция у мальчишки была прекрасной. Заодно и обстановку разрядил, когда увел за собой разгоряченного Петьку, решившего надавать ему тумаков. Не умел он проигрывать, однако.
  - Так, кто следующий? - напряженно сдавила виски Кира.
  Вперед выступил Олег и пересказал все то, что говорил в тренерской. Но показать он ничего не смог, так как не знал, как это все работает. Но ему можно было верить. Пару раз глаза мальчика белели, но дальше дело не заходило. Тогда он раздосадовано почесал затылок и вернулся на свое место.
  - Что на счет остальных? - обратилась к ребятам Кира и встретила стену смущения.
  - Понимаешь... - протянул Тимка, рассматривая свои шлепки, - мы все чувствуем в себе какие-то перемены, но не все можем так быстро их разгадать и освоить как Петька с Димой.
  - Да, они время зря не теряли в день атаки, - впервые отозвался одобрительно об этой парочке Онуфрий, - жаль, что это удалось только им.
  - Чувствую себя неудачницей, - повесила нос Ирина.
  - Ну почему сразу неудачницей-то? - возмутилась сестра и немедленно обратилась к Кире, - мы даже не знаем, в каком направлении испытать себя? И насколько скоро нужно освоиться с новыми силами?
  - Так вопрос вообще не стоял, - озадаченно ответила главный тренер, - у нас нет никаких строгих рамок.
  - А вот и неверно. Вы как раз-таки загнаны в рамки и времени у вас мало, - раздались чьи-то слова из неоткуда, и ребята тут же завертели головами.
  Никого чужого не было видно рядом. Однако голос показался подозрительно знакомым Кире, и потому она первым делом всмотрелась в лицо каждого из своих воспитанников. Она предчувствовала, что говорящий не принесет им хороших вестей. И оказалась права, когда, неожиданно, будто из воздуха на перилах беседки появилась девушка, закинувшая ногу на ногу и внимательно рассматривающая весь коллектив.
  Это была вторая Кира. Ее длинные волосы были собраны в небрежный хвост на затылке, целеустремленные проницательные глаза сверлили всех подростков по очереди, а эффектное появление шокировало присутствующих. Что-то подсказывало ребятам, что она не мираж и не обычный человек. Главный тренер опасливо выступила вперед, инстинктивно прикрывая спортсменов собою. Со своих мест встали и Катя с Олей. Повисла нервная тишина.
  - Здравствуйте, наши дорогие продолжатели, - какой-то избалованной улыбкой отреагировала на такую реакцию чужачка, - я Кира из первого состава Коней Золотой Подковки. И я принесла вам весть из прошлого... честно говоря, даже не думала, что этот день настанет.
  И она небрежно поправила растрепавшиеся на ветру волосы, демонстрируя свою игривость и серьезность одновременно. Ребята смотрели на нее как завороженные, не зная, как реагировать на такое заявление.
  - Эм... вы как-то связаны? - озадаченно подал голос Осип, глядя на своего главного тренера.
  - Я всего второй раз в жизни ее вижу, - нервно отреагировала Кира, - впервые она пришла незадолго до метеоритного дождя. И... вырубила меня.
  - Так она опасна? - послышался тревожный голос в толпе, и воспитанники невольно отстранились от незнакомки в противоположный угол беседки.
  Ее это приятно повеселило. Девушка выдавила мягкую улыбку и с озорством сверкнула глазами. Ей нравилось производить такое впечатление на этих ребят.
  - Не хочу вводить вас в заблуждение, - лился ее чарующий голос, - но и прямо ничего объяснить не смогу. Вы все равно ничего не поймете.
  - Зачем тогда ты пришла? - поинтересовалась Катя.
  - Я пришла? - она мило рассмеялась, - вы же видели, что я просто из воздуха появилась. Я призрак, дух, реинкарнация... и привела с собой друзей. Кстати их зовут точно также как и вас всех. Это наталкивает на какие-нибудь мысли?
  - Что-то не очень, - недовольно скривилась Оля.
  - Я поясню. Мы все - та сила, которая поселилась в каждом из вас. Мы можем явиться к вам в облике людей, а можем быть призваны своими хозяева, чтобы высвободить всю мощь, которую они недавно получили. Так понятнее?
  - То есть ты - это наша Кира? - пролепетала Нина и схватилась за голову, - а наша Кира - это ты? Как такое может быть?
  - Я явилась, чтобы ввести вас в курс дела, объяснить, что это был за метеоритный дождь, и помочь разобраться в своих новых силах. Современные людишки ни разу еще не встречались с богами старого пантеона и потому я понимаю вашу беспомощность. Столкнувшись с чем-то сверхъестественным, вы сразу потерялись. Но это поправимо. И первым делом я отвечу на вопрос Кати...
  От такого прямого обращения панкушу бросило в жар и холод, но внешне она этого не показала. Откуда эта странная личность узнала, что обращается именно к Кате? Они же впервые друг друга видят. Было такое ощущение, будто девушка читала мысли всех присутствующих и эффективно этим пользовалась. Она точно была не с этой планеты.
  - ... Зачем я пришла? - Кира мило склонила голову на бок и с любовью обвела всех ребят красивыми светлыми глазами с дьявольскими огоньками внутри, - в первую очередь я пришла, чтобы предупредить вас о том, что ваших коней теперь многие хотят забрать.
  - ЧТО?! - разом выпалили спортсмены.
  - Да-да. Тот жалкий депутатишко - лишь первый звоночек о том, что грядет великое противостояние. Я открою маленький секрет - ваши кони тоже наделены силой, причем более могущественной, чем ваша. Поэтому их хотят забрать... высшие силы, именуемые себя БОГОМ. Это имя лишь прикрытие. На самом деле против вас выступила целая армия внеземных существ, желающих заполучить себе лошадок.
  - Да пошли они, знаете куда? - грозно громыхнул в беседке голос Пети, - не успели мы после первого раза восстановиться, а тут еще и эти.
  Все обернулись на него и увидели глухую угрозу во взгляде и решимость в каждом жесте. Парень источал такую силу и уверенность, что даже Кира невольно почувствовала некую защищенность. К счастью, помешательство было лишь кратковременным.
  - Мы своих коней уже один раз отвоевали, - в тон парню откликнулся Онуфрий и сжал кулаки, - и во второй раз ни за что никому их не отдадим.
  Спортсмены слушали его и единогласно кивали, соглашаясь с каждым словом, наполняясь этим настроем. Их взгляды становились все более воинственными и упрямыми. И на лицах появились какие-то смешанные эмоции, передающие одну и ту же фразу: "мы своих лошадей защитим. Это точно! Никто не посмеет их у нас забрать!"
  Очередь была за тренерами. И Кира напряженно соображала, что ей следовало бы сказать в этот момент, получив разом столько неожиданной и непонятной информации. Но взгляды ребят теперь были устремлены на нее, и девушка понимала, что молчать больше нельзя. Она повернулась к теске и та приветливо встретила ее ответным взглядом.
  - Рассказывай, кто это, зачем им нужны наши лошади и как против этого бороться? Мы будем тренироваться, если от этого зависят жизни коней и спортсменов. Я лично сверну шею тому, кто сунется на эту конюшню с дурными намерениями.
  - Так держать, - одобрительно подмигнула ей незнакомка и подалась всем телом немного вперед, - тогда я приступаю к следующему этапу нашего знакомства. Приветствуйте остальных духов.
  
  ДАР-ПРОКЛЯТИЕ
  
  Во дворе конюшни прямо между ошарашенными спортсменами стали материализоваться из воздуха какие-то люди. Все они были такими разными и необычными, что невольно бросали в дрожь. Каждый из них владел какой-то силой... вернее не так: они и были силой, полностью отразившейся на их внешности.
  Ребята с бескультурным любопытством разглядывали этих неземных существ, так похожих на людей и все гадали, в какую игру их впутали так называемые боги старого пантеона. Кстати, это нужно было уточнить.
  - Вы не слышали про старый пантеон? - вопросом на вопрос ответила Кира и сконфуженно нахмурилась, в то время как остальные ее друзья собирались в кучку за спиной, - возможно, это и не удивительно. Про таких как мы точно не напишут в учебниках истории. Тогда я объясню. Только не путайте нас с древним греческим пантеоном. Мы совершенно другие. И не все среди нас боги... например, я когда-то была человеком. А еще среди нас есть демон.
  - Демон? - загорелись глаза Оксаны и от ее возгласа спортсмены вокруг подпрыгнули на месте.
  - Не торопитесь радоваться, - виновато тряхнула руками гостья, как бы оправдываясь за что-то.
  - А кто он? Кто из вас? - продолжила напор подруги Лена, - извините нас за такое рвение, но просто всегда хотелось увидеть нечто такое...
  - Да, мы даже вызывать его когда-то пытались, - с хохотом хлопнула девушку готесса и тут же изобразила скромность на лице, - извините, что прервали. Просто не вериться даже.
  - Его сейчас среди нас нет, - заправила прядку волос за ухо Кира и добавила, - он слишком своенравен чтобы быть пунктуальным. Видимо, не хочет знакомиться с новичками.
  - Грац, - закатила глаза Катя, - как-то у вас все слишком несерьезно.
  - А кто он? Чей он? - задала давно волнующий ее вопрос Оля, - ну в смысле как его зовут-то?
  И это был действительно хороший вопрос. Все разом устремили свои взоры на гостью, и она вновь виновато потупила взгляд. Что за реакция?
  - Петр, - вымолвила девушка, и ребята рухнули на своих местах.
  "Как? Что? Только не это...", - заметались у всех разом мысли, - "Петька, да еще и демон. Он и так нам досаждает". И только сам теска довольно хохотал на всю конюшню, радуясь такому забавному совпадению. Похоже, только он обрадовался этой новости.
  - Не спешите торжествовать, - осекла их Кира, - вы еще не знаете, что он из себя представляет. Уверена, вам не понравится.
  - Он такой ужасный? - ахнули близняшки, - и уродливый?
  - Или он мечтает стереть с лица земли все человечество? - завелись новой идеей мальчишки.
  - Он скоро будет, - вдруг прервал их всех один из духов и нравоучительно поднял палец к верху, - я чувствую его приближение. Сейчас нам всем не поздоровиться. Как всегда.
  Сильно запахло гарью. Из-под земли просочился черный дым и завораживающе кольцами стал расплетаться вверх, скользя по воздуху черным бархатным полотном. Все уставились туда как завороженные, боясь даже предположить, что происходит. Но по удрученному взгляду духов они поняли, чей приход был столь эффектным...
  В воздухе повисло какое-то напряжение. Из сгустившегося дыма появились очертания мужской фигуры огромных размеров. Кое-кто в компании проглотил ком в горле, и это услышали все вокруг - настолько было тихо.
  Черная завеса расступилась и испуганно испарилась, как бы покоряясь той энергетике, которую нес в себе чужак. Как только он вышел на свет, у всех пропал дар речи и невольно вылупились глаза. Незнакомец завораживал и... почему-то пугал. У него не было рогов и копыт и выглядел он как безумно красивый мужчина, но что-то пакостное светилось в его нечеловеческих глазах. Сложно было даже сказать, какого именно они были цвета: что-то желтовато-зеленое с медной каемкой и стальным отливом, наполненным ртутной вязкостью. Кожа грубая и слегка смуглая, волосы абсолютно черные, на руках короткие, но острые коготки. Чужак сделал всего пару шагов навстречу беседке, а все присутствующие уже мысленно пожелали скрыться отсюда подальше. Никто даже не мог понять, отчего возникли такие эмоции: как у травоядных животных перед сильным хищником.
  Демон в облике человека резко остановился, как будто попал не туда, куда планировал. Но затем бегло оглядел аудиторию, нашел глазами духов и сразу состроил кислую гримасу.
  - Старые знакомые... - протянул он манящим гортанным голосом, гипнотизирующим и отталкивающим одновременно, - ...нельзя сказать, что я соскучился. Однако приветствую вас. Кира...
  Ей он кивнул отдельно, расплываясь в какой-то странной скользкой улыбке. Девушка смотрела на него так, будто они недавно виделись и не расставались никогда. Она коротко кивнула в ответ и вновь настороженно окинула взглядом "новичков". Да, те затравленно разглядывали Петра и понимали, что у них язык больше никогда в жизни не повернется назвать его "Петькой". Даже сам теска невольно сделал шаг назад как под невидимым натиском.
  Но не успел демон двинуться навстречу Кире, желая соблюсти какой-то ритуал, как сзади него за долю секунды появилась высокая девушка с крыльями за спиной и копьем в руках и со словами "когда же ты уже сдохнешь?" вонзила копье по самую рукоять. Спортсмены ахнули, кто-то из девчонок упал в обморок, глаза тренеров наполнились ужасом. Все походило на плохой спектакль, но только это было реальностью... что произошло? И это было так быстро, что человеческий глаз не уловил момента удара!
  - Да-да, я тоже рад тебя видеть, - со смехом обернулся Петр, как будто не был проткнут и вытащил из себя оружие без тени боли на лице, - все не можешь смириться с тем, что я тебя обошел когда-то?
  - Если бы не ты, душа бедняги покоилась бы на небесах! - рыкнула на это ангелоподобная дева и с надменным лицом забрала копье себе, материализовав его из воздуха, - но эти грешники такие сложные существа. К сожалению, это было ее решение.
  - Хватит вы оба, - сидела уже с красным лицом Кира, прикрыв рукой глаза, - мы не за этим пришли. Я понимаю, что всем радостно вернуться в человеческие обличья, к тому же в молодые, но давайте будем чуть более серьезными.
  - Как пожелаете, мадам, - наигранно развел руки в сторону Петр, - только приструните свою верную собачку, которая много столетий уже пытается меня убить. Меня тут что-то никто не жалует, кстати... не соскучились что ли?
  Все разом закатили глаза на эту фразу или брезгливо фыркнули в сторону. Только такое отношение к собственной персоне наоборот искренне веселило демона и заставляло его зверски улыбаться.
  - Я рада, что вы нас развлекли, - ледяным тоном вдруг заговорила "королева бумажек" и все духи, обалдев от такой дерзости, уставились на нее как на сумасшедшую, - но давайте без долгих прелюдий. Меня это что-то начало раздражать.
  Свои друзья и одногруппники тоже вытаращили шокированные глаза, пытаясь угадать, зачем она вздумала злить эти неземные силы. Неужели Кира совершенно ничего не боялась?
  - Кто это? - небрежно бросил демон.
  - Это Кира, - ответила главная среди духов.
  - Кира?! - Петр с жадностью впился стальными зрачками в девушку, - как же вы похожи... наглостью, разумеется. И как я раньше не догадался?
  От этого взгляда бедняга ощутила будто из нее все внутренности выпили. Она даже на мгновение задохнулась, а шрам на шее остро откликнулся шипящей болью, но главный тренер сдержалась от того чтобы охнуть и показать свои слабости. Она только сильнее стиснула челюсти, понимая, что ввязались они в очень плохую игру. А поначалу все выглядело так радужно...
  - Не сверли меня глазами, - напористо отреагировала Кира и нахмурилась серьезнее прежнего, - выкладывайте подробности своего прибытия поскорее и дайте нам уже вернуться к обычной жизни.
  - К обычной жизни? - прыснул в кулак один из духов.
  - Ее у вас больше не будет, - несдержанно откликнулся другой.
  - Стойте, среди вас кого-то не хватает, - вдруг выступила вперед прекрасная девушка с бледновато-синим оттенком кожи как у трупа, - есть среди вас Визгард?
  - Кто-кто? - опешили ребята.
  - С нами сейчас только Коли нет, - вступила в разговор Оля, - о каком Визгарде идет речь?
  - Коля мне не нужен, - поджала губы вопрошающая девушка, - Визгард - это я. Властительница льда. И зачем только я пришла?
  - Значит, вас ждет пополнение, - прокомментировала это дух Кира, - ждите новобранца в ближайшие дни.
  "Этого только нам еще не хватало", - главный тренер остро почувствовала, как ей захотелось сесть и сдавить разболевшуюся голову руками, но нельзя было этого делать. Она чувствовала огромный груз ответственности на своих плечах. И поэтому приходилось стоять до потемнения в глазах и боли в мышцах.
  Почувствовав, что "дружелюбная" беседа затянулась, дух Кира смилостивилась над новобранцами и примирительно вздохнула. Она согласилась рассказать подробнее о себе и остальных богах старого пантеона. Ее постоянно кто-то перебивал, но это не помешало ребятам обрести цельную картину происходящего в голове.
  Несколько сотен лет тому назад существовал этот пантеон, воспоминания о котором очень быстро затерлись новыми божествами. Они, кстати, тоже выросли из коалиции старых богов, но полностью отрицают свою связь с ними. Вокруг Киры собрались только представители от каждой великой силы, а сама она когда-то была человеком.
  Случилось ей однажды проснуться особенной. Той, кому суждено было решить судьбу этих всемогущих существ. Никто кроме Киры не слышал и не видел их. И она как-то смогла объединить в одну команду этих своенравных и сильно непохожих друг на друга божеств.
  Но ее ждал сюрприз от новых союзников. Они своровали себе лошадей, да не обычных, а совершенно уникальных. Часть выкрали у древнего пантеона, часть у нового грядущего, а некоторые родились в кругах нынешних богов, но принадлежали другим духам-хозяевам. Сделано это было не ради удовлетворения каких-то своих прихотей. Во все времена было известно, что конь сотворен высшими силами и ни в коем случае не должен страдать. Иначе падет кара великая на того, кто обидит лошадь.
  Но времена менялись, ценности сдвинулись, постепенно нарастали военные настроения между пантеонами. И лошадей вдруг перестали считать божествами и великими помощниками как раньше. Но эти животные обладали неописуемой мощью и силой, которую им, в большинстве своем, суждено было потерять, оказавшись на земле среди людей. И вот наши боги старого пантеона спасли некоторых представителей, забрав себе (иногда силой, а иногда и по обоюдному согласию).
  Животные поклялись верностью своим спасителям и силы этой необыкновенной команды возросли. Все-таки эти животные были не глупыми и умели разговаривать на человеческом языке. Так они объединились, пытаясь выжить перед натиском БОГА, решившего искоренить собственное прошлое. Ему это было выгодно ради абсолютной власти.
  Мы уже упоминали, что под данным именем скрываются целые отряды небесных существ. И неизвестно, существует ли среди них лидер, взявшего себе это имя.
  Как бы там ни было, простым смертным стало не хуже и не лучше от такой смены власти. Но старый пантеон хотел жить... а человек все-таки являлся важным звеном в этой цепочке взаимосвязи. Поэтому, отыскав Киру, духи стали защищаться, отчаянно сопротивляясь веянию нового времени. Никто и не думал, что именно лошади смогут внести такой весомый вклад в эту войну. И она, казалось, была уже выиграна старыми духами... если бы не один неудачный бой, перевесивший другую чашу весов.
  Наш пантеон был повержен и оказался на грани гибели. И чтобы не исчезнуть целиком, духи взяли реванш, расщепив себя на частицы силы, скрывшиеся в космосе. Та же судьба постигла и лошадей, поклявшихся последовать за хозяевами даже в этот путь. И так они исчезли с лица земли на несколько столетий.
  И вот настал момент, когда великим силам пришло время возродиться. Так завещали звезды и небесные светила. Так совпали события, что ребята с такими же именами собрались в одном месте, работая с лошадьми, как две капли воды похожими на своих божественных предков. Такова судьба. И скрыться от нее не удастся. Поскольку БОГ уже проведал обо всем. И очень скоро он вновь возьмется за уничтожение восставшего пантеона.
  Однако теперь эти небесные существа стали умнее... они решили начать с лошадей. Все-таки эта сила была настолько великой, что едва не подарила победу своим хозяевам. Второй раз БОГ не допустит подобного.
  
  Закончив свой рассказ, Кира очень внимательно всмотрелась в лица. Ребята были ошарашены, смотрели на духов недоверчиво, а на лицах тренеров читалась только отрешенная усталость. То ли до них не дошло, насколько все это серьезно, то ли призраки появились не в то время.
  - Ребята, я дам вам время на раздумье, только вы не затягивайте с этим, - тревожно вторглась в их вялый ход мыслей главный дух, - завтра мы придем к вам еще раз. Чтобы помочь каждому индивидуально познать свои способности. Но вообще мы не можем находиться здесь вечно. Однако вы можете вызвать любого из нас по желанию в любое удобное время. Это не обойдется без последствий... но об этом я расскажу завтра. Сегодня вы что-то какие-то странные.
  - Мы просто... - Катя зевнула, - ...очень сильно вымотались в последнее время. Строительство конюшни отняло все силы. О каких таких войнах вы толкуете?
  - Нам бы на ноги встать, - подтвердила Оля, недовольно морщась.
  - Это была не наша прихоть, уж поверьте, - вспыхнул взгляд духа Киры, но она сдержалась от праведного гнева, - какие же вы люди глупые... я и сама была такой. Поэтому я вас прощаю. Но завтра будьте готовы выслушать нас ОТ и ДО.
  Она сделала какой-то легкий жест рукой, и все существа рассеялись, будто их здесь и не было. И спортсмены невольно понадеялись, что это все было лишь коллективной галлюцинацией или миражом. Но что-то подсказывало им, что увиденное было правдой.
  
  На следующее утро Катя подпрыгнула как ошпаренная от дикого вопля Оли. Кира неподалеку тоже экстренно проснулась и едва не сматерилась, зашвырнув подушку в подругу. Блондинка сидела на своем месте и пыталась перевести дыхание, будто пробежала стометровку.
  - Ты чего? - щурилась от дневного света панкуша.
  - До меня только сейчас дошло, что вчера было. Девчонки, да мы теперь что-то вроде суперменов! Ну, разве это не прикольно? - взгляд блондиночки постепенно наполнился восторгом, и она упала обратно на кровать, - не терпится увидеть их снова.
  - Ну и дура, - хором выпалили другие две девушки и зарылись обратно под одеяло.
  Кире было жаль расставаться со своим сладким сном. Но он больше не возвращался. Теперь в голову лезли только те мысли, которые ей вдолбила Оля. Все эти духи, боги, кони смешались в одну густую кашу.
  Девушка дотянулась до своего телефона и поняла, что они проснулись на пять минут раньше будильника. Хочешь, не хочешь, а пора вставать.
  Сладко зевая, Кира вышла из подъезда первой. Подруги задержались в коридоре квартиры, мешая друг другу обуться. Девушке это было на руку. Она как раз хотела не торопливо потянуться на месте, вдыхая свежий утренний воздух, не успевший пропахнуть автомобильными газами. Но как только Кира открыла глаза, она обнаружила прямо перед собой полный укора взгляд. Это была та самая...
  - Что?! - опешила "королева бумажек", - вы и дома нам покоя не дадите?
  - Я уже говорила, что мы не по собственному желанию вас торопим, - скрестила руки на груди дух Кира, - и не пугайся ты так. Скоро никто из нас не будет вас посещать. Это временная наша привилегия появляться где угодно и когда угодно.
  - Вот и прекрасно, - девушка ощутила, как ее настроение стремительно поползло вниз, - но раз уж ты здесь - поясни, какими силами владеешь. Пока что у меня есть свободное время...
  "...которое предназначалось не для тебя", - хмуро договорило ее подсознание, но Кира быстро выбросила лишние мысли из головы. Не стоило ей сориться с потусторонним миром.
  - Все очень просто, девочка моя, - неожиданно нежно заговорила дух и зашла за спину собеседнице, тронув ее пальцами, - это сила телекинеза. Протяни руку вперед и нацелься вон на ту банку. И теперь попытайся ее оттолкнуть. Вот так.
  И она сделала какое-то едва уловимое движение кистью, от которого жестяная банка качнулась и упала. Со стороны могло показаться, что ее свалил обычный порыв ветра. Но Кира аж проснулась от такой неожиданной информации.
  "Телекинез?!" - опешила она, - "Так значит того парня... я в самом деле едва не придушила?". В голове всплыл момент, когда конюшню атаковали вооруженные люди. Девушка тогда очень отчетливо чувствовала напряжение между пальцев, которыми она сдавливала воздух, наблюдая за задыхающимся солдатом. Завораживающая мысль....
  Вернувшись в реальность, Кира проделала то же, что ей показала дух. Банка отлетела в сторону как запуганная собачка и жалобно загромыхала по асфальту. Эффект девушке понравился, хотя она толком и не поняла как добилась этого.
  - Вау, - только пролепетала она.
  - Молодец. А теперь попробуй притянуть ее к себе. Жест такой же, как если бы ты подзывала меня издалека, - с улыбкой продолжила дух.
  Кира уже была полна азарта. Она огляделась по сторонам, убедившись, что все люди еще спят, и никто не ходит по улицам. После этого девушка проделала все точно так, как советовала ей собеседница, но что-то вышло из-под контроля. Банка взметнулась в воздух как подожжённая петарда и со всего размаха ударила Киру в лоб. Девушка вскрикнула и схватилась руками за лицо, постанывая от боли и обиды. Дух смотрела на нее с сожалением со стороны.
  - Да, этому нужно учиться. Все не так просто, как кажется, - она с легкостью и изяществом притянула капризную банку в свои руки и пару раз демонстративно прокрутила ее в воздухе, - поэтому мы здесь. Будем учить вас управляться со своими новыми способностями. Если их развить достаточно хорошо - то для тебя не будет ничего невозможного.
  И она как-то загадочно подняла голову вверх. Кира в недоумении проследила за ее взглядом, все еще потирая лоб ладонью. Там "на ниточке" висел довольной крупный бетонный осколок, отколовшийся от края крыши еще несколько лет назад. Бравые работники ЖКХ упорно отказывались разобраться с ним, несмотря на опасность того, что бетон мог в любое время упасть на чью-нибудь голову. Похоже, дух решила, что это будет двойной пользой, если позволить осколку в несколько тон отколоться и полететь со всей чудовищной скоростью вниз...
  - Боже правый, беги! - в мгновение ока отскочила в сторону Кира, но собеседница не двигалась с места.
  Строительный мусор таких размеров и веса мог размазать с легкостью и слона, не говоря уж о человеке. Но когда до бедолаги оставалось уже всего пара метров, она вытянула перед собой руку и... Кира не сдержав эмоций, закрыла глаза. Это был естественный рефлекс, которого девушка всегда стыдилась. Но, не услышав звука удара, она приоткрыла веки и с шоком уставилась на то, как бетонный кусок завис в сантиметре от пальцев духа, будто он был невесомым.
  "Как она остановила такую скорость? Да еще и без особых усилий", - в недоумении выдохнула Кира и на шатающихся ногах подошла ближе. Ей не верилось, что это все не сон.
  - Вот видишь, - довольная результатом и произведенным эффектом проворковала собеседница, - а ведь это все только цветочки.
  И она сделала шаг в сторону, позволив осколку с грохотом пробить асфальт рядом с нею. Поднялась непроглядная пыль, Кира закашлялась и услышала, как открылись двери подъезда. Не дай бог подруги решат, что ее зашибло!
  - Я здесь! - сквозь кашель выкрикнула она, сделав еще несколько шагов назад.
  - Боже, Кира, ты в порядке? - отмахиваясь руками от пыли появилась рядом Оля, - сто лет уж как эта дрянь грозилась отвалиться. Почему именно сегодня? Может это знак?
  - Ага, - саркастически нахмурилась Катя, показывая большим пальцем в сторону духа, - гостей-то мы и не ждали.
  - К вам тоже скоро придут, наверное, - с улыбкой заметила призрак, но вдруг на ее лицо упала тень досады, - девушка с странными волосами, напомни как тебя зовут.
  - С странными волосами? - для панкуши это прозвучало как оскорбление, но она промолчала на этот счет, - Катя я.
  - Оу, - вдруг запнулась дух, и ее лицо стало еще более виноватым.
  Это выражение слишком часто появлялось у Киры в глазах, поэтому девушки невольно смягчили тон речи, боясь ее чем-нибудь обидеть. Чего это она такая сентиментальная?
  - К тебе, наверное, никто и не придет как раз, - с грустью скривила губы призрак.
  - Вот и прекрасно, - радостно всплеснула руками панкуша, - а кстати почему?
  - Видите ли... - было видно, что она не хотела поднимать сейчас эту тему, но сделала несколько вздохов и все-таки решилась, - в нашей команде Катя погибла. Поэтому к тебе просто некому приходить.
  - Жаль ее, - воспитанно посочувствовала блондинка, хотя никаких таких эмоций она не испытывала.
  - Чего ж ты так смутилась из-за этого? - не тактично поинтересовалась Кира.
  - Просто дело в том, девочки мои, что вы копируете наши судьбы почти во всем. В дружбе, в любви... и я предполагаю, что в смерти тоже, - и она сказала это нехотя, растягивая фразы, - извини, что так это сообщила, не подготовив вас морально... и я не уверена в своей теории... но, думаю, вам стоило знать.
  Эта новость прогремела как гром средь ясного неба. Даже недоверчивая Катя невольно подняла брови, и в ее взгляде мелькнуло что-то трагическое. Но не успели подруги переварить сказанное и как-то поддержать панкушу, как она прикрыла веки и небрежно фыркнула через губу.
  - Меня не напугать глупыми предположениями. Если такова ваша цель - то даже не старайтесь. Нам пора на конюшню, - и, грубо развернувшись, она первой пошла в направлении автостоянки.
  Кира же с Олей не решались последовать сразу же за нею. Что-то подсказывало им, что это была не шутка и не угроза, а вполне обоснованная тревога. И обе девушки ощутили, что до Кати это тоже дошло...
  
  НОВАЯ ЖИЗНЬ
  
  Утро близняшек началось едва не с визга. Впечатлительная Ира не ожидала увидеть в собственном дворе одного из богов старого пантеона. Незваная гостья гуляла туда-сюда без особой цели, заглядывая в окна дома и безразлично созерцая гавкающую собаку.
  - Что вы здесь забыли? - выскочила наружу Нина, - сейчас же спрячьтесь, пока вас не обнаружили наши родители!
  - Впустите меня к себе в комнату? - не очень мило спросила дева-воительница.
  Да-да, это была та самая незнакомка с крыльями, похожая на ангела. Это она напала на демона Петра. И сейчас в ее взгляде было больше требования, чем культурной просьбы. Нина тяжело вздохнула и все-таки согласилась принять ее у себя. Запускать девушку пришлось через окно.
  - Уютненько, комфортно, - сразу же расплылась в улыбке призрак и даже как-то по-детски заболтала ножками, сидя на диване, - забавно вы сейчас живете. Раньше дома другими были.
  - Может кофе? - неуверенно предложила Ира.
  - Спасибо, но привидениям не нужна еда, - дух сладко потянулся, - я пришла по просьбе Киры. Она хочет чтобы мы все познакомились поближе. Не знаю, где заблудилась вторая чертовка, но лично я тут. Давайте разберемся, к кому я отношусь. Как вас зовут?
  - Я Нина, она - Ира, - на самом деле девочки, не сговариваясь, показали друг на друга пальцами, проговаривая примерно одно и то же.
  Ангелоподобная девушка улыбнулась еще шире, продемонстрировав всю эмоциональность своего лица, и радостно хлопнула ладонями по колену. Она была довольно милой, если не вспоминать того случая...
  - Близняшки - это здорово! - она встала в полный рост и едва не чиркнула потолок головой, - мы вот с Ниной тоже очень близки, хотя боги не могут быть родственниками в прямом смысле этого слова.
  - Так ты значит Ира? - хором выдохнули девочки и почему-то грустно переглянулись.
  Призрак непонимающе захлопала глазами. Такая реакция была ей непонятна. Настоящая же Ира потупилась еще больше и присела на месте, пока не пришлось падать. Она смотрела на гостью исподлобья.
  - Вы намекаете, что я должна быть такой же воинственной и грозной как вы? - тихо поинтересовалась она.
  - Боже, это невозможно, - воскликнула сестра, - она слишком нежная для такой как вы.
  - Да это дитя просто ангелочек, - с умилением дотронулась пальцами до девочки наставница и нежно провела по лицу рукой, - все-таки не зря мы с тобой оказались вместе. Ты идеально подходишь на эту роль.
  - Какую? - упавшим голосом спросили сестры.
  - А вы еще не поняли? - и с чувством собственного достоинства дух расправила прозрачные крылья, - я богиня неба. Внешне похожа на ангела. Вернее, я одна из них, если брать во внимание современных пернатых, но меня можно назвать предателем. Отказавшись от БОГа я осталась с старым пантеоном. Не дала присягу новой власти.
  - Как романтично, - протянули девочки, - а кто тогда твоя сестра?
  - Нина у нас из водной стихии, - растопила крылья в воздухе призрак, - но я не знаю, куда она запропастилась. Вечно где-то задерживается.
  У девочек сразу появилось в голове множество вопросов, которые хотелось задать этой незнакомке, но они опаздывали на конюшню. Решили отложить беседу на потом, однако "ангел" не планировала так быстро их покидать. Она вызвалась помочь им с перелетом.
  - Нет-нет-нет, даже не проси! - с визгом рванула в обратную сторону Ирина, но призрак была слишком быстрой и юркой.
  Она цепко схватила девочку за руки и с веселым смехом вырвалась наружу. Нина сперва опешила, затем выскочила следом и с ужасом прокрутилась головой по сторонам. Сестру она обнаружила только на крыше. Та была вся бледная и в полуобморочном состояние, а за талию ее уверенно поддерживала высокая богиня старого пантеона, с радостью созерцающая небо. Это была плохая затея.
  - Только не отбивайся, - подмигнула она своей воспитаннице, как будто не замечала ее состояния, в котором та даже пошевелиться не могла, не говоря уже о сопротивлении.
  - Поставь... поставь ее на место! Сейчас же! - безнадежно выкрикнула Нина, но бесполезно.
  Дух была упряма и своенравна. За ее спиной вновь появилось два гигантских прозрачных крыла, похожих на мираж и живые потоки ветра одновременно. Девушка торжественно взмахнула ими пару раз и после легкого прыжка оказалась в воздухе.
  Девочка, оставшаяся на земле, только успела рот открыть и онеметь, стоя в этом положение. Глаза ее сестры наполнились еще большим ужасом и отчаянием. Она только сейчас немного пришла в себя и истерично позвала близняшку на помощь, протягивая к ней руки. Но уже через секунду обе Иры исчезли где-то за горизонтом. Скорость призрака была чудовищной!
  Все посторонние звуки затихли так быстро, что Нина не успела ничего понять. Она только видела, как "ангел" взмахнул крыльями и сильнее прежнего оттолкнулся ими от воздуха, после чего рванул вперед со скоростью пушечного выстрела. Оставалось только молиться, что у них все прошло нормально.
  Почему-то девочке после этого пришла абсолютно глупая и странная идея: выйти во двор с вещами и сесть на траву в ожидании этой чудаковатой богини. Нина не знала, что заставило ее так поступить, но дух Ира действительно вернулась. Девочка ничего не спрашивала, не пыталась убежать или возмутиться. Она лишь обреченно проследила глазами за изящной траекторией приземления девушки и зажмурилась. Та одобрительно обняла ее также поперек тела и с места взметнулась высоко вверх.
  
  Тимка долго не мог проморгаться, когда обнаружил, что с его тумбочки пропала подвеска и браслеты. Сперва он решил, что все еще спит, но быстро сообразил, что кроме него в комнате находился кто-то другой.
  Парень рывком сел на месте и столкнулся взглядами с высоким юношей с необычными разноцветными глазами: один с черной радужкой, а второй - с белой. Тот крутил в руках драгоценности и бросал беглые взгляды на спящую фигуру.
  - Проснулся, наконец, - без улыбки заявил он.
  - Ты кто такой? - хотя Тим уже начал догадываться.
  - Твоя персональная сила, - и тот с грустной усмешкой протянул игральные кубики обратно, - занятная штучка. Ты с ее помощью, значит, колдуешь?
  - Ничего я с ними не делаю, - парень довольно грубо отобрал у него вещи, - и прошу больше их не трогать. И не вламываться в мою комнату вот так...
  - Ой, ты девка что ли, чтобы вот так стесняться? - гость всплеснул руками и начал бесцельно шагать по спальне.
  Тим недовольно следил за его траекторией из угла в угол и не спешил ничего предпринимать. В конце концов дух так возмущенно посмотрел на него, будто парень должен был не обращать внимание на присутствие чужака и жить своей обычной жизнью.
  - Ты голый под одеялом что ли? Чего застыл?
  - Сколько дурацких вопросов за одно утро, - недовольно фыркнул Тим и нехотя принялся одеваться, - у вас всех такая манера врываться в чужие дома непрошено?
  Его настроение сильно упало после того как призрак без спроса взял в руки украшения Маши. Парень и не знал, что может так сильно разозлиться из-за этого. Но тот либо прикидывался дурачком, либо не придал этому никакого значения. Во всяком случае, сейчас он проигнорировал все стрелы негодования и просто испытующе следил за каждым движением своего протеже.
  - Ладно, рассказывай кто ты такой, какая у тебя сила... - нехотя махнул рукой Тим, - я же вижу, как тебя изнутри распирает, чтобы сообщить мне это. Как еще разбудить не додумался?
  - Я господин удачи! - гордо улыбнулся чужак и упер руки в бока, - и способности соответствующие.
  - Почему-то я всегда думал, что Фортуна - это женщина, - пробурчал себе под нос Тим, и теперь настала его очередь испытующе смотреть на гостя, - и как это работает?
  - Очень легко. Все что я делаю, может быть обращено во благо своей команды, хотя я никогда заранее не знаю о результате и ходе событий. Просто мне достаточно присутствовать... сложно объяснить это на вашем языке. Нам Богам доступны большие знания, чем вам, так что...
  - Прелестно, - сдался Тим и махнул на него рукой, - разберусь как-нибудь по ходу.
  - Да все на самом деле очень просто, - чужак снова без спроса кинулся к игральным кубикам, но парень рефлекторно заранее сжал их в кулаке и так дико взглянул на гостя, что тот немного опешил, - ты чего?
  - Не привык, чтобы к ним прикасался еще кто-то кроме меня, - с легкой угрозой ответил Тим и нехотя все же разжал пальцы, - это самое дорогое, что у меня есть на данный момент. Сделаешь с ними что-то...
  - Да все будет в шоколаде, - похоже бог его уже и не слышал, когда получил драгоценности в руку, - по сути это игральные кубики, а значит от того числа, которое выпадет на них в сумме будет зависеть способность, которой ты возобладаешь на время.
  - А есть какой-нибудь список? - с сомнением поинтересовался Тим.
  - Вариаций может быть много, - отрицательно покачал головой призрак, - потому что ты можешь кидать и один кубик. И его число также засчитается...
  - Ну, хоть примерно назови степень разрушительности этих способностей, - уже с нарастающим интересом попросил парень.
  - Взрыв, заморозка, невидимость... и все охватывает довольно большие территории. Но могут быть и точечные какие-то способности... тут даже предположить нельзя, что тебе выпадет.
  "Круто", - невольно подумал Тимка и почувствовал, как пересохло у него в горле. Во все это так хотелось верить! Дух быстро уловил сменившееся настроение, поскольку наконец-то улыбнулся и в его разноцветных глазах заиграли задорные искры. Он протянул кубики обратно и очень бережно положил их парню на ладонь.
  - Мне тоже будет интересно изучить все это вместе с тобой, - признался бог.
  - А ты тоже что-нибудь кидаешь? Или может карты есть? - надел все драгоценности на себя Тимка, постепенно собираясь на конюшню.
  - Да всякое бывает, - пожал плечами дух, - вообще я больше рунами пользуюсь. Хотя могу и другими предметами что-нибудь выкинуть. Главное, знать структуру гадания или специальные слова. Что с тобой? Ты весь серый какой-то.
  Это была правда. Как только Тим осознал, какая мощь появилась у него, свалившись непрошено на голову, он снова вспомнил Машу и тот случай...
  "Чудовищно", - сжал до боли челюсти парень, - "почему сейчас? Почему не парой месяцев раньше? Если я действительно владею такими силами - то мог бы... тогда...". Кружка в его руке дрогнула и едва не раскололась под этим натиском. Собеседник все это прекрасно видел, и его лицо тоже стало серьезнее. Он рассматривал Тимку очень внимательно, как лабораторное животное и некоторое время не вмешивался. Когда же парень тяжело вздохнул и опомнился, дух скривил лицо.
  - Надо же как тебе нездоровиться, - протянул он и сложил руки на груди, - кажется, я понимаю о чем ты сейчас думаешь. Но не бойся, мыслей я читать не умею. Это у нас Игорь специалист по таким делам.
  - Игорь? Он будет читать мысли? - Тим был рад сменить тему, - к нему в дом заявился такой же навязчивый неадекватный дух?
  - К нему... - отчего-то призрак стал очень озадаченным, и на лице вырисовалась эмоция смущенности, - ...посмотрим. Очень надеюсь.
  - Что-то не так? - настала очередь Тима удивляться.
  - Да нет. Не знаю, стоит ли посвящать вас во все наши тайны. Придем на конюшню и там все вместе обсудим. Сейчас нет смысла рассказывать о всяких мелочах. Важно подготовить вас к вашим новым ролям, - говорил он теперь так торопливо и небрежно, что юноша невольно задумался над этим.
  Поведение призрака и раньше казалось ему неадекватным, но теперь что-то вообще сильно изменилось. Похоже, им обоим было что скрывать друг от друга. Но узнавать подробностей почему-то не хотелось. И так они провели завтрак, не сказав больше ни единого слова. Даже странно как-то.
  
  Игорю спалось этой ночью очень хорошо. Но когда он открыл глаза, то никак не ожидал увидеть в своей постели девушку. Тем более мертвую, судя по синеватому оттенку кожи.
  Сначала первой мыслью его было незаметно откусить себе руку, на которой она примостилась своей густой копной волос, но затем решил просто выскользнуть из-под одеяла и сфотографировать незнакомку на телефон, чтобы потом удостовериться, что это была реальность. Тем более при первых же его попытках сбежать, гостья зашевелилась, что опровергало теорию о ее смерти.
  - О, ты уже проснулся, - бедный парень и не заметил, что девушка открыла глаза и уже несколько минут наблюдала за его попытками отыскать телефон в своем бардаке.
  На этот стальной и вполне будничный голос Игорь отреагировал очень остро, почувствовав табун мурашек на коже. Он неловко улыбнулся и развернулся как ни в чем небывало, придавая своим жестам как можно больше уверенности.
  - Я, конечно, знал, что большой везунчик по жизни, но чтобы настолько... - неловко растягивал парень слова.
  - Ты? Везунчик? Все Игори были недотепами по жизни, - она то ли смеялась над ним, то ли говорила всерьез.
  По лицу этой дамы ничего нельзя было определить. Похоже, она даже шутила с этой миной холода и странного презрения. Настроение Игоря пошатнулось, как и его уверенность в себе. Она попала в самую точку, но слышать подобное было обидно.
  - Ладно тебе, не злись так, - она откинула одеяло и усмехнулась, проследив за его взглядом.
  Парень был не то чтобы сильно шокирован или озадачен, но свой интерес скрыть ему так и не удалось. Богиня теперь улыбнулась еще шире, но что-то было в этом опасное, строгое. Она медленно встала, небрежно накинула на себя какие-то легкие одежды, нежно обволакивающие ее превосходную фигуру и снова повернулась к юноше лицом. Он все еще глотал слюни, потеряв дар речи.
  - Думаю, ты уже понял, что я не твой дух, - вновь железным голосом проговорила она.
  - Ага-а... э, в смысле? - проблеял Игорь и ударил сам себя по щеке, - соберись, тряпка.
  - Я Визгард. Может быть, ты запомнил меня в прошлый раз, - как-то небрежно вильнула она бедрами.
  - Да-да, припоминаю... а что ты тогда делаешь в моем доме? - его голова пошла кругом.
  - Ну пока вы не нашли моего приемника, я решила посидеть в чужих хоромах. Сначала мне показалось, что ты был не против.
  - Конечно не против! - воскликнул Игорь и для уверенности сделал какой-то глупый жест руками, - может быть кофе? В компании прекрасного молодого человека, с которым у вас прошла эта ночь...
  Это была шутка, не более. Ну, возможно надежда на заигрывание в этих словах таилась. Допустим. Но Визгард метнула в него такие острые ледяные стрелы глазами, что парень моментально оказался пригвожденным к стене и невольно обмяк. Он понял, что зашел со своими шутками слишком далеко.
  - Все вы Игори невыносимы, когда пытаетесь заигрывать, - прошипела она и гордо вздернула носик, - оденься лучше. А то на свою конюшню опоздаешь. Я подожду за дверью.
  Он хотел попросить ее остаться подольше и расспросить о том, чем они занимались этой ночью, но у бедняги не хватило духу. Он даже не помнил, когда она успела примоститься на его кровати. Да и не было у них ничего! Это огорчало и радовало его одновременно. Игорь еще не успел понять, повезло ему с такой гостьей или нет. Но если не считать определенной бледности ее кожи, то богиня выглядела очень даже неплохо... вполне в его вкусе. Хотя ловеласом юношу не назовешь. У него были большие проблемы с девушками, не смотря на большую популярность благодаря танцам.
  Парень незаметно выглянул за дверь. Визгард стояла на одном месте, без интереса разглядывая картины, развешанные его матерью на стенах. Юноша много раз видел подобные ситуации в различных молодежных комедиях, но никогда сам не попадал во что-нибудь подобное. И готов был поклясться, что он не знает, как поступить сейчас. От этого на душе становилось как-то гадко.
  "И вообще она богиня", - тяжело вздохнул в конце концов Игорь, - "может быть им и нельзя ни с кем встречаться. С чего это я так с полуоборота себе нафантазировал?". Но навязчивые мысли о том, что они были так близки этой ночью, не покидали его голову. Сердце парня сильно билось и вот-вот готово было вырваться наружу. Он и не предполагал, что отреагирует вот так на первую девушку, которая решится быть такой откровенной рядом с ним.
  - Ты уже собрался? - она очень незаметно оказалась сзади, когда сказала это.
  Игорь подпрыгнул на месте как ошпаренный и чуть не помер от неожиданности. Он виновато бросил на нее и на себя затравленный взгляд и с глупой ухмылкой отполз к шкафчику. В голове билась одна фраза "что же делать? Как поступить?", а руки в это время активно натягивали на свое тело одежду.
  Он услышал ее нервный недовольный вздох. Это уронило настроение парня еще ниже. Паника все нарастала.
  - Ты же танцор. Чего ты на меня так уставился, как будто впервые девушку так близко видишь? - продолжала она его третировать.
  - Ну, вообще-то танцевать и лежать в одной постели с прекрасной женщиной - это разные вещи, - наконец окреп немного его голос.
  - Серьезно? Не вижу разницы, - вяло бросила она и медленно поплыла к окну.
  Игорь едва не задохнулся от восторга. Почему-то эта фраза натолкнула его на определенные мысли.
  - Тогда... может быть... я научу тебя танцевать? Проси что угодно - в этом я профи, - казалось, даже температура его подскочила выше нормы.
  Во всяком случае, когда Визгард перевела свой металлический взгляд на него, парень был весь красный как рак и вот-вот готов был упасть в обморок. Ему очень тяжело давалась попытка казаться увереннее, чем он есть. На ее лице вновь проступил сарказм.
  - Ты пытаешься со мной заигрывать, смертный?
  - Нет-нет, что вы? Ни в коем случае! - тут же пошел он на попятную, побоявшись разозлить ее.
  До последнего парень надеялся на то, что вся эта небрежность и холодность - только лишь ее маска. Но, кажется, он был не прав. Эта дамочка была и вправду высокого о себе мнения и низкого об обычных людях. Тут нечего ловить. Но тогда что это был за спонтанный порыв с ее стороны ночью? Забава? Ничего себе.
  - Вы меня чуть с ума не свели, когда оказались рядом, - с обидой выдал Игорь, - для чего это было?
  - А ты надеялся на продолжение? - вновь вопросом на вопрос ответила женщина и усмехнулась теперь бедняге как глупому ребенку, - я не думала, что тебя это так возбудит.
  - Не думала она... правильно. Зачем думать с такой фигурой?
  Эффект от этой фразы был такой, будто он только что дал ей пощечину. Игорь и сам не заметил, как так вышло и почему такие слова сорвались с его языка, но пока он понял, что натворил, было уже поздно. Визгард впервые вспыхнула. Вернее, ее глаза наполнились негодованием. Она так красноречиво прибила Игоря взглядом к полу, что он зажался там в комочек и больше не пищал. Но девушка быстро взяла себя в руки и сменила гнев на милость. Она снова отвернулась к окну.
  - Все смертные несносные, но ты Игорь переплюнул каждого из них.
  - Рад стараться, - недовольно пробормотал тот и тяжело вздохнул.
  Визгард искоса взглянула на него и, казалось, пожалела. Во всяком случае, ей больше не хотелось издеваться над этим бедным ребенком. Он был таким искренним и глупым, что призрак вновь невольно улыбнулась.
  - И все-таки какие вы забавные, - произнесла она и больше до самой конюшни ничего не говорила.
  Парень теперь не знал, как реагировать на эту фразу.
  
  Петя в этот день был сильно не в духе. Он шел на конюшню с каким-то дурным предчувствием. И по той же причине незамедлительно зарулил в конюшню, миновав раздевалку. Ему почему-то очень сильно хотелось повидать своего коня...
  И каковы были его эмоции, когда парень увидел рядом с Громом Петра. Тот как-то загадочно проводил рукой по могучей шее жеребца, наблюдая за тем, как животное боится его и невольно вжимается в стену. Но было в этом страхе что-то особенное. Это была боязнь-уважение перед сильным хозяином. Он еще ни к кому не проявлял такого благоговения. Как жеребенок перед взрослой лошадью.
  - Убери свои лапы от него, - едва не задохнулся от ненависти Петя.
  Демон уже давно чувствовал его присутствие, но намеренно не реагировал. Даже после этих слов он только слегка развернул голову, чтобы только краем глаза посмотреть на наглеца. Все его тело выдавало не просто презрение, а чувство собственного величия перед этим куском экскрементов. Петю уже трясло, а пальцы сжались в кулаки. Он не собирался мириться с этим.
  - Как ты посмел заговорить со мной в приказном тоне? - очень медленно, растягивая каждое слово, с нарастающей угрозой проговорил демон.
  - Ты никто, чтобы приклоняться перед тобой. Обычная грязь под ногами. Так что не пачкай своими *** руками мою лошадь, - парень не собирался идти на поводу у этого духа и готов был принять бой.
  Однако он не рассчитал того, что у демона нрав тоже был не из легких. После последних слов Петр в искреннем недоумении уставился на этого сопляка. Никогда еще никто не рисковал даже в глаза ему взглянуть, а тем более говорить такое. Этот борзый щенок еще и на драку рассчитывал... да что о себе возомнил?
  - Кого-то здесь... - призрак сделал шаг навстречу парню, - ...пора поставить на место!
  Петя даже не успел ничего сделать и не осознал, как так вышло, что он уже лежал на земле под властной рукой демона. Он как будто телепортировался!
  Голова болезненно врезалась в землю, из груди быстро выходил воздух, пошевелиться было практически невозможно. Петр был взбешен, но взгляд его оставался ледяным. Он что-то сказал напоследок и со всей силы вдавил свою ладонь поверженному сопернику в лицо, обжигая глаза болью и жаром... и температура его пальцев вдруг начала нарастать и Петя впервые в жизни почувствовал дикий животный страх, понимая, что вот-вот лишится зрения или жизни.
  Он попытался кулаками сломать врагу челюсть или локти, избивая того вслепую, но все было тщетно. Его мощные кулаки оказались комариными укусами для демона. А жар под вражеской ладонью стал уже таким невыносимым, что кожа, казалось, начала плавиться до костей. Петя не удержался... и заорал во весь голос, неспособный вырваться из этой ловушки, оказавшийся таким беспомощным и близким к гибели...
  - Вот как я тебя проучу, - шипел сквозь его крики демон, - будешь знать в следующий раз как нарываться на тех, кто главнее... Прощайся со своими глазами!
  Но вдруг воздух сотряс сильнейший удар. Как будто мощный порыв ветра врезался в грудь демона и откинул его на несколько метров назад. Петр поначалу взбесился, резко подняв глаза на глупца, посмевшего отменить его самосуд. Но как только он увидел обеих Кир, сразу же расплылся в испытующей улыбке, переводя свой змеиный взгляд с одной на другую.
  - Так-так-так, - зацокал он языком, - и кто же из вас рискнул такое сделать?
  Сперва демон сетовал на напарницу-богиню, но затем поймал безумный отрешенный взгляд Волковой и обо всем догадался. Этот вариант ему понравился куда меньше, хотя и позабавил.
  - Поверить не могу. Это сделала ты, - с беззаботной иронией выдохнул он, совершенно не обращая внимания на корчущегося и стонущего на земле Петю.
  Парень держался руками за глаза и все не мог подняться. Боль не уходила, а, казалось, все больше разрасталась и растекалась по телу. Бедняга словно в адский котел попал, и надежда на возвращение зрения все больше таяла...
  - Ты чудовище, - высказала, наконец, Кира и бросилась к Пете, обхватив его за плечи, пытаясь заставить прислушаться к себе.
  Девушка всеми возможными силами старалась докричаться до юноши, чтобы помочь ему уйти из этого злополучного места. А в это время, сбежавшиеся на их крики подруги уже вызвали "скорую". Демону все это очень не нравилось. Похоже, он остался недоволен тем, что не завершил до конца свое наказание.
  Но по строгому взгляду духа неожиданно остановился, хотя обычно никого и никогда не слушался. Богиня Кира как-то особенно влияла на этого нелюдя. Демон скривил недовольную мину и все же отступил, не говоря ни слова. Он просто безмолвно наблюдал за тем, как Кира уводила из коридора Петю.
  - Мы с ним еще расквитаемся, - прошипел вслед Петр.
  - Даже не смей, - недовольно заявила дух.
  Демон метнул в нее взбешенный недовольный взгляд. Но Кира не боялась его. Не сейчас.
  - Как ты можешь быть на их стороне? Он не проявил ко мне уважения, - пораженно воскликнул призрак.
  - Мне плевать, - бросила призрак, - надеюсь, это была первая и последняя твоя выходка среди этих людей. Они еще заменить нас должны. Как это сделать, если ты всех поубиваешь?
  - Мне плевать, - передразнил он ее же слова и на этом диалог был окончен.
  Кира еще раз смерила его недовольным взглядом и, прикрыв глаза, тяжело вздохнула. Она молча развернулась и пошла в беседку, навстречу стонам покалеченного юноши.
  Очень быстро врачи увезли Петю с конюшни. Никто из присутствующих не смог сказать ничего вразумительного, каким образом парень получил такие ожоги. Кира пообещала объяснить им это позже, т.к. сейчас не могла связать двух слов. Врачи посмотрели на нее по профессиональному уныло и забрали пострадавшего с собой. Тренера вздохнули... не с облегчением, но с тревогой.
  - Я, конечно, рада, что этот засранец получил свое, но ведь не такими же методами, - хмуро подала голос Катя и бросила беглый взгляд на главного тренера, - не думала, что духи будут представлять нам угрозу.
  - Я тоже, Катя... я тоже, - нервно пролепетала "королева бумажек" и поспешно стерла пот со лба, - что-то мне нехорошо. Нужно... нужно попить воды.
  Ее сердце отбивало неестественно скоростные ритмы: "Призраки могу напасть на нас! Это не безопасно. Как там дела у остальных спортсменов?"
  Но из этих мыслей ее вырвала Оля.
  - Вот и Игорь пришел, - сказала она и помахала воспитаннику рукой, - с какой-то дамочкой двухметровой.
  - Это Визград, - подсказала панкуша, - разве ты еще не запомнила всех духов?
  - А чего она делает с ним рядом? - неестественно встревожилась Кира и поняла, что снова поддается паранойе.
  - Кажется, я видел "скорую", - уже издалека заявил парень и настороженно посмотрел на тренеров, - что случилось?
  - Это наш демон ослепил Петю, - с ненавистью проговорила Кира и недоверчиво покосилась на Визгард.
  Но богиня отреагировала на это без удивления и без раздражения. Она только подняла брови, и на лице ее появилось выражение "опять?".
  Зато юноша остолбенел на месте. Его лицо побледнело, и ноги отказались идти дальше.
  - Дух напал на своего хозяина? - переспросил он.
  - Вы нам не хозяева, - отрезала этот аргумент Визгард и встала напротив него, - вы наши ученики, продолжатели. Называй, как хочешь. Но только помни, что вы над нами не властны.
  - Главное вовремя об этом сообщить, - отчего-то обозлился он на нее, чем немало удивил тренеров.
  Они посмотрели на Игоря так, будто впервые его видели. Чего это он ссориться с богиней как со старой знакомой или другом? Однако призрак не разделяла их мнения и лишь нетерпеливо закатила глаза. Между ними сыпались искры.
  - Это еще не все, Игорь, - громко хмыкнула Катя и махнула рукой, - чего уж скрывать. Мне предсказали смерть, поскольку вся наша команда должна в точности повторить их судьбы.
  Оля с Кирой с укором повернулись к ней. Такого удара они не ожидали. Им было понятно, насколько ее эта новость выбила из колеи и взбесила, но зачем было вот так об этом говорить? Было ясно одно: во всех на этой конюшне что-то надломилось. И даже крепкая Катя не выдержала.
  Юноша выглядел озадаченным и недоверчивым одновременно. Он снова испытующе взглянул на Визгард. Почему-то ее мнение было очень важно для него. Возможно, Игорь чувствовал к ней какое-то доверие.
  - К тебе тоже никто из духов не придет, мой мальчик, - остро съязвила она против своей воли и тут же осеклась.
  Было ощущение, будто ее по сердцу полоснули ножом. Девушка, не снимающая маску холодности, вдруг стала на секунду ранимой и открытой. Но это продолжалось лишь мгновение. После него богиня снова замкнулась в себе и стала еще строже, чем раньше:
  - Игорь тоже погиб. Это была большая трагедия для всех нас. Но на тот момент ничего нельзя было сделать.
  - Но как? - только выдохнул он, и этот вопрос повис в воздухе, оставаясь без ответа.
  Визгард выглядела замученной и не могла разжать зубов, чтобы ответить. Похоже, это было очень личное. Но вытянуть из нее ничего невозможно.
  - Стойте-стойте! - наконец выпалила Оля, - эти две смерти как-то связаны между собой?
  - Можно сказать и так, - с трудом выдавила из себя богиня и нежно, почти по-матерински погладила расстроенного Игоря по щеке, - не беспокойтесь. Возможно, это обойдет вас стороной. Для этого мы здесь.
  - Да, конечно. Вы пришли нас учить и защищать. Но при этом некий демон уже принялся калечить спортсменов, - Кира вновь начала бушевать и не могла взять себя в руки, - на кой черт нам такая "помощь"?
  Визгард взглянула на нее с саркастическим сочувствием. Для нее было так очевидно, что демона лучше не трогать и не злить, что казалась глупой вся эта ситуация с Петей. Более того, этих глупцов ничему не научила первая жертва. Неужели они настолько безрассудны?
  И это легко читалось в одном ее взгляде. И все присутствующие поникли. Похоже, их ждали нелегкие дни в ближайшее время...
  
  КТО В ДОМЕ ХОЗЯИН?
  
  Не прошло и получаса, как сверху на беседку приземлилась прекрасная дева с полупрозрачными крыльями. В руках у нее было какое-то безжизненное тело.
  Но не успели тренера побледнеть от очередной порции ужаса, как ангел опередил их словами: "с нею все в порядке, просто немного укачало!". И в подтверждение ее слов чуть неуверенно и тяжело подняла голову "бездыханная" Ирина. Цвет ее лица был не очень хорош, поэтому дух и сама перепугалась не на шутку и быстрее помогла ей спуститься с крыши на землю.
  - Ужас какой-то. Она так боится летать, оказывается, - трепетно помогала подопечной богиня, - но хотя бы кричать перестала после первого километра. Боец!
  - Что-то сомневаюсь я на счет бойца, - сказала Катя, созерцая запечатленный ужас на лице маленькой девочки.
  - Это пройдет, - почти беспечно махнула рукой богиня, - к полетам привыкнет, к крыльям тоже. Меня тоже сильно укачивало в первые дни. И голова кружилась. Но... я должна сейчас вторую принести. Позаботьтесь пока об этой. Перелет был трудным для нее.
  И не сказав больше ни слова, эта трещалка за долю секунды исчезла где-то за горизонтом. Все удивленно перевели взгляд с нее обратно на Иру и сочувственно помогли ей прилечь на скамейке.
  - Не уверена, что я захочу еще когда-нибудь летать, - пролепетала лишь та.
  - Какое у нее прекрасное чувство юмора, - ерничала Визгард, - нелетающий ангел - лучше не придумаешь.
  - Отстань ты от человека уже, - огрызнулась на нее Кира и приказала Игорю принести прохладной воды, - совсем замучили ребят своими причудами.
  - Вы как слепые котята... - начала было возмущаться Визгард, но резко замолкла и отвернулась.
  Все вопросительно проследили за ее взглядом. Там стояла дух Кира и издалека созерцала происходящее. Она почему-то не решалась подойти ближе, но хотела ответить на выпад главного тренера. Поняв, что ее заметили, призрак все-таки вступила в разговор.
  - Извините меня за все, - неожиданно опустила она голову и долго так стояла, пока тренера не поверили во всю искренность раскаяния.
  "Чего это она?" - недоверчиво склонила голову на бок Оля, - "я-то думала им все равно". Кира с Катей тоже напряженно сдвинули брови. Что за цирк?
  - Я понимаю, какие неудобства мы причинили своим появлением, но прошу вас, вините во всем меня одну. Боюсь, этого не случилось бы, если бы не началось с меня много столетий назад. Я вечно приношу другим проблемы. Но вам от этого никуда не скрыться и не отказаться. Вам придется обучиться всему, чем вас одарили старые боги. Это также необходимо, как и защищать эту конюшню. Я видела огонь в ваших глазах тогда... и поверила на мгновение, что судьба не ошиблась, подкинув нам вашу команду. Но, боюсь, ноша слишком тяжела...
  Девушки смотрели на нее так, будто видели впервые. При этом сама Кира тяжело вздохнула, прикрыв глаза. Она продумывала наиболее грамотный ответ, но в результате как всегда пришлось отвечать спонтанно. В данной ситуации было трудно подбирать слова.
  - Я думаю, что мы зря бросились обвинять вас во всем. Просто это так сильно выбило нас из колеи... жили себе обычной жизнью, никого не трогали. И тут тебе и боги с неба и какие-то сверхспособности... до сих пор не верится, что это происходит с нами. Но с другой стороны у нас нет другого выхода, - она вдруг улыбнулась, и на лице ее приютилось какое-то умиротворенное спокойствие.
  - Я рада, что вы поняли правильно... - начала, было, дух, но Кира отрицательно покачала головой.
  Даже Ирина приподнялась на локтях, чтобы слышать ее лучше. Кажется, ей немного полегчало.
  - Мы бросили вызов руководству города. Всей этой их миллионерской братии, сидящей в Думе, администрации и выше. Один раз нам повезло спасти животных от огня. И это мы сделали только благодаря вам. К старой жизни вернуться все равно уже не получилось бы. От нас отвернулись прежние спонсоры и глава города. Как содержать тридцать лошадей без поддержки? Теперь выход есть. Вы наш выход и вы же - наше проклятие. Думаю, глупо это отрицать.
  Катя с Олей понимающе кивнули, соглашаясь с каждым ее словом. Лицо Иры приобрело здоровый цвет и стало серьезнее. Она внимала этой речи и была захвачена ее искренностью и правдивостью.
  - Да, конюшня восстанавливается руками ребят, - хмуро отметила панкуша, - но на этом далеко не уедешь. Детская рабочая сила - неблагодарный ресурс. И не благородный.
  - Кира, у меня теперь есть полное право бить морды плохим дядям? - вдруг взбодрилась блондинка, выцепив из всей речи только то, что ей было интересно и приятно.
  - Да, Оля, разрешаю, - с легкостью согласилась подруга, и девушка с визгом подскочила на месте.
  Катя одобрительно рассмеялась на это. Визгард еле заметно улыбнулась. Подоспевший Игорь приосанился и с плохо скрываемой радостью помог Ире сесть на месте. Атмосфера на конюшне менялась и становилась все позитивнее.
  - Что на счет уголовной наказуемости? - немного серьезнее поинтересовалась панкуша.
  - А тебя еще не уволили с работы? - спросила Кира.
  - Пока нет. Но поползи слухи по офису, что у нас тут какая-то чертовщина творится. Люди пока боятся произносить слово "мистика", но уже искренне в нее верят.
  - Значит, будем и дальше развивать этот слух, - подмигнула главный тренер, - для этого нужно чтобы каждую ночь на конюшне кто-то дежурил и пугал зевак. А ты постарайся покрывать нас настолько, насколько это будет возможно. Тебя на допрос еще не вызывали?
  - Пф, да все что произошло здесь до сих пор не подлежит разглашению. Сверху поступил приказ скрывать это до поры до времени. Но на меня уже косо поглядывает начальник. Он знает, что я здесь подрабатываю. Возможно, скоро дойдет и до вопросов. Но я уже знаю, как поступить.
  - Что вы придумали, смелая леди? - оживленно вернулась в разговор дух Кира.
  - Буду водить всех за нос. Прикинусь наивной овцой и буду докладывать им все, что происходит на этой конюшне. Ну не все, конечно... но вы поняли. Затем возьму на себя роль двойного агента и запутаю следы, чтобы никаких милицейских вторжений и слежек тут и подавно не было. Готовьтесь только, что теперь нас часто будут проверять разные службы, чтобы найти подтверждение моим докладам. Но это полбеды. Главное, что я смогу уладить все таким образом, чтобы ребята смогли снова выезжать на соревнования и спокойно ходить в школы, не вызывая подозрений. Тот казус с поджогом мы благополучно замнем. И если депутат не явится сюда снова - собственной персоной или через посредника - мы сможем развернуть тут нашу базу и тренироваться в новых способностях.
  - А если и заявится - то я его ушатаю! - решительно ударила кулаком по ладони Оля.
  - Покрывать тебя мне будет трудно, - нахмурилась подруга, - либо я слежу за конюшней в целом, либо за вами по отдельности. Всего вместе осилить мне не удастся.
  - А ты ушатай его своей новой способностью. И тогда ни один закон не сможет засадить тебя за решетку, - блаженно улыбнулась Кира и мигом поразила всех такой маникальностью.
  Вот от кого угодно девушки могли такое ожидать, но точно не от нее. Во всяком случае, это заявление так сильно всех восхитило и обрадовало, что даже Ира застенчиво хихикнула. Она уже пришла в себя и наблюдала за происходящим, радостно прижимаясь к Игорю. Духи мигом подхватили это настроение и тоже не могли удержаться от широких улыбок.
  - А какая у меня, кстати, способность? - выпалила блондинка, обращаясь к призракам.
  - Оля у нас молниями бьет, - ответила дух Кира и в предвкушении опустила ресницы, - ох и сдружитесь же вы с нею. Не могу дождаться.
  - Это вряд ли, - с трудом подавляла безумные вопли Оля, - со мной мало кому удается дружить. Но, черт побери... молнии, ток - это же так круто! Оказывается, я ими уже пользовалась в тот день, но не поняла, как это вышло. Ура! Есть в жизни справедливость!
  И как только она начала орать и метаться по всей беседке как полоумная, с неба на землю вновь приземлился ангел, примостив рядом с Ирой бледную сестру. Нина лучше перенесла этот полет, но тоже выглядела нездоровой. Вода, недопитая близняшкой, плавно перекочевала к ней в руки.
  - Ну как перелет? Понравилось? - улыбнулась Ира.
  - Боже мой, ты научилась язвить? - бледными губами проговорила девочка и недоверчиво покосилась на окружающих, - что вы сделали с моей запуганной сестрой?
  Все невольно рассмеялись и заставили от этого беднягу вновь стесняться. Но Игорь так крепко по-дружески обнял их обеими руками, что остатки неловкости рассеялись, и что-то хорошее вторглось в сердца. День начинался, пожалуй, не так уж и плохо.
  - И все-таки я надеюсь, что с Петей все будет в порядке, - резко прекратила эту идиллию Кира и нервно закусила губы, - с демоном будет больше всего проблем.
  - А что тут было? - немедленно насторожились опоздавшие.
  - Он... ударил Петю по лицу и едва не лишил его глаз. И не смейтесь! Это ведь серьезно.
  - Честно говоря, я так и ждал, что кто-нибудь до него доберется, - не удержался Игорь и получил эмоциональную поддержку от остальных, - но я, конечно, тоже надеюсь, что это было не серьезно.
  
  В этот же день Кира обнаружила приглашение на соревнования, пришедшее по электронной почте. Она чуть со стула не упала от радости и поспешила поделиться новостью с остальными.
  Сперва никто не поверил, что их клуб продолжает функционировать как раньше, несмотря на все проблемы с администрацией, но затем поддались искушению и дали положительный ответ на письмо. Планировались очередные пробеги.
  Недолго думая, тренера записали на них своих молодых спортсменов, которым до сих пор еще не довелось нигде себя проявить. Так близняшки попали в список, а вместе с ними Игорь, Тимка, Дима и Оля. Блондинка заявила, что хочет размять свои старые кости, а то в последние дни тренерам приходится заниматься своими прямыми обязанностями вместо верховой езды. Вот Кира и смилостивилась над нею, хотя сама себя на соревнования и не записала.
  "Так будет даже лучше. Безопаснее", - одобрительно нажала главный тренер на кнопку "ввод", - "В любом случае с детьми нужно было отправить хотя бы одного взрослого".
  
  - А можно вопрос? - притушенным голосом спросила Ира у своего духа, - почему у вас всех человеческие имена, хотя вы боги? И почему Визгард себя не переименовала?
  Девочка тщательно чистила щеткой вальтрап, когда задавала этот вопрос, поэтому она позволила себе не поднимать глаз на собеседника. Все равно богиня уже полдня сидела на краю крыши конюшни, и потому ее не приходилось долго искать.
  - Ну, это была задумка Киры, - причмокнув губами, ответила та, - ей было неудобно запоминать наши настоящие имена. И времени на это не оставалось. Поэтому она временно придумала нам клички, а затем это как-то прижилось. Мы не против были. Кроме Визгард, конечно. Она слишком гордая для подобных вещей.
  - Надо же, - протянула Ира и перевела взгляд на грязные бинты, ждущие своей очереди, - а летать самой страшно?
  - Совершенно не страшно, - богиня беспечно болтала ножками в воздухе, - ты скоро полюбишь это дело. К тому же крылья у тебя появляются по умолчанию каждый раз, когда ты отрываешься от земли. Даже во время прыжка могут материализоваться. У меня много боевых штук с этим связано, кстати. Очень удобная способность. Хотя в отличие от тебя я целиком и полностью их контролирую.
  Пока она строчила словами как печатная машинка в руках шизофреника, Ира задумалась над автоматическими способностями ее крыльев. Ей польстила та мысль, что теперь не страшно будет сидеть на крыше своего дома, вот также свесив ножки вниз, но верность слов богини еще следовало проверить. Она выглядела не слишком-то серьезной особой... если не считать того случая, когда всадила копье в демона.
  - А что на счет твоего оружия? - обернулась к ней девочка, - я видела, как оно пропало из рук Петра в тот день. Тоже само?
  - Да, почти, - запнулась дух, - тебе главное запомнить, что оно, как и крылья будет материальным лишь настолько, насколько ты сама в это веришь. У всех вас новые способности зависят от веры.
  - Тогда я запуталась, - отчаянно нахмурилась малышка, - когда я упаду с крыши - крылья могут не сработать, если я в них не поверю?
  - Сработают, - богиня стала терять терпение и тоже хмурилась, - каждый человек перед лицом опасности становится неожиданно верующим. Поэтому крылья твои распахнутся безотказно. Уж поверь мне.
  - Ладно-ладно, - Ира решила не злить ее глупыми вопросами и вернулась к утомительной стирке.
  Но то, что ей удалось узнать из этого разговора, безмерно порадовало девочку. Теперь Ира могла позволить себе осуществить давнюю мечту... она о ней даже сестре еще не говорила.
  - Ты чего так сосредоточено трешь эти ногавки? Скоро в них дырки появятся из-за тебя, - шутя, возмутилась над самым ухом Нина.
  Сестра от неожиданности подпрыгнула на четвереньках и смерила близняшку укоризненным взглядом. Но дулась она недолго. Уже через пару минут девочки вместе над чем-то задорно смеялись.
  - А мне для пробегов дадут новую лошадь, - похвасталась Нина.
  - Какую же? - жадно спросила Ира.
  - Славу, - гордо выговорила имя лошади девочка, - говорят, она очень выносливая и не боится водоемов. А на пробеге будет речка, через который многие кони бежать боятся. Вот как.
  - Здорово. Повезло тебе, - искренне обрадовалась сестра, - а она выездковая?
  - Нет, нейтральная, - покачала головой Нина и уточнила, - она до сих пор в учебной группе была. Но из-за того что ее расформировали - кони остались в "подвешенном" состояние. Их пока еще не распределили по дисциплинам.
  - Что-то я не помню Славу в учебке, - напрягла мозги сестра, - как это мы ни разу на ней не ездили?
  - Все дело в том, что ее по молодости продавали в другой клуб, а недавно вот вернули обратно. Мы уже были в спортивной группе, когда это произошло.
  - Тогда ясно, - протянула девочка, - ты сегодня впервые едешь на ней?
  - Да. Мне не терпится уже попасть на эти пробеги. Это так волнительно, - захлопала в ладоши Нина и крепко обняла сестру, - пора бы нам отвлечься от всех этих духов, богов, нападений... давно хочется встряхнуться.
  И с нею подсознательно были согласны все на конюшне. Не хотелось постоянно находиться в напряжении в ожидании подвоха или нападения. К тому же многие ребята полностью посвятили себя увлекательному познанию новых способностей.
  Когда на конюшне увидели духа Тимки, то он произвел фурор. Особенно своими разноцветными черным и белым глазами. Спортсмены пялились на него без всякого стеснения и невольно сравнивали с танцором-другом. У них во внешности было много общего, если бы не зрачки.
  - Может линзы начнешь носить? Круто смотрится, - со знанием дела предложил Игорь.
  - Да ну его... - дернулся Тим, - не хочу быть похожим на этого дурака.
  Дух в самом деле вел себя немного неадекватно. Складывалось ощущение, будто в нем сидело две сущности, и одна постоянно старалась всех вокруг подколоть и повеселиться, а вторая заключала в себе то вселенское спокойствие и сосредоточенность, какую можно было видеть у рептилий.
  Но при виде Визгард рядом с Игорем дух стал особенно угрюмым. Они обменялись очень красноречивыми взглядами и призрак тяжело вздохнул.
  - Все-таки чудо не произошло, - упавшим голосом заключил он.
  - О чем ты? - спросил Тимка.
  - О том, что мой бог умер, - пояснил Игорь и невесело улыбнулся, - Катин тоже. Не знаю, как это произошло. Они нам ничего не рассказывают.
  - Потому что о некоторых вещах не принято говорить, - строго заметила Визгард.
  - Да-да, ты всегда права, - чуть не закатил глаза парень и предложил другу отвлечься на время от этого пантеона.
  Тимка с радостью согласился. Им справедливо не нравилась вся эта секретность. Но отлучились парни не для этого. Как только Игорь рассказал другу о своей встрече с ледяной красавицей, у парня отвисла челюсть до пола, и он долго не мог закрыть широко разутых глаз. Такой прием очень сильно его порадовал, хотя случился не с ним.
  Мальчишки долго еще шутили на эту тему, в то время как Визгард с призраком Тимом переговаривались возле беседки. Каждый проходящий невольно думал, что они были очень красивой парой. Но это было не так.
  - Хотел бы я знать, что у этого паренька в голове, - запустил руки в карманы дух, - есть у него какая-то трагедия. Да такая сильная, что цвет лица моментально меняется. Судя по всему произошла она недавно... но времени хватило на реабилитацию.
  - Ты очень проницателен, как и всегда, - довольно неодобрительно прервала его богиня.
  - Да не злись ты, красавица, - парировал парень, - не считай себя самой несчастной. Мне кажется, у моего подопечного есть много общего с тобой. Я пока еще не разобрался в чем именно...
  - Хватит, умоляю, - она драматично закрыла глаза ладонью, - ты меня утомляешь.
  - А ты меня как будто не утомляешь, - не меньше переигрывал дух, - строишь из себя железную леди, а сама времени даром не теряешь. Променяла шило на мыло.
  - Заткнись, - резко сменила она настроение, страшно стрельнув в него глазами.
  - Как тебе новый Игорь? Понравился? - продолжал язвить он.
  - Я просто помогаю ему, пока не появился мой продолжатель, - демонстративно закатила она глаза.
  Похоже, богине не нравился этот разговора. Она выглядела как разозленная кошка, дергающая спиной и истерично вылизывающая собственную шерсть.
  - Радуйся, что этот паренек еще мысли читать не научился. А то бы давно захомутал тебя такую "неприступную", - и после этих слов его горло обросло тяжелым ледяным кольцом, притянувшим беднягу к земле.
  Он захрипел, но не удушился. Только валялся у ног богини и как рыба безмолвно любовался ее обиженным и гордым лицом.
  - Твое пристрастие к анализу до греха доведет, - прошипела она и снисходительно откинула волосы назад, - но ты меня ничуть не обидел. Слишком я привыкла к твоему цинизму.
  И она отпустила призрака, позволив льду на шее растаять. Юноша встал на ноги, молча потер руками горло, внимательно всмотрелся в девушку. Затем не удержался и вновь открыл рот.
  - А мальчишка молодец. Хватка у него что надо. Такое сердце растопил...
  После этой фразы незадачливый детектив замолчал до конца дня. Ледяной кляп он ничем не мог снять и никто в этом не смог ему помочь. Таков был призрак Тим. Никогда за языком не следил.
  Но больше всего конников переполошил не этот чудак с замороженным ртом. Спортсмены удивились и испугались одновременно, когда на обычное вечернее собрание в беседке вместо тренеров первым заявился демон Петр... нервы у всех звенели от напряжения. Тем более что весть о неприятном происшествии с Петькой быстро разнеслась по всей конюшне.
  - У меня есть небольшое объявление, - деловым довольным тоном заговорил он, не дожидаясь прихода тренеров, - принимаю заказы на убийства.
  На него мигом уставилось множество затравленных глаз, полных отвращения. Петр смерил спортсменов таким взглядом, будто они были полными критинами и поправился:
  - Ладно, скажу по-другому. Я могу исполнить любое ваше тайное желание... но при условии, что вы сами не можете его выполнить. Я на многое способен и готов помочь.
  - Какова цена твоего предложения? - первым откликнулся Тимка.
  Ребята испуганно вздрогнули, услышав его голос. Никто не верил, что кому-то понадобятся услуги демона. Тем более услышать подобное от Тима... но парень и не собирался ничего заказывать. Он просто был не в настроении.
  - Цена? О чем вы? - небрежно фыркнул демон, - я не второсортный попрошайка из ада. Души тоже не требую. Просто беру ваши грехи на себя. Поверьте, вам с этого ничего не будет.
  - Ох, не стала бы я тебе доверять, - рядом уже давно стояла Оля, внимательно следя за каждым жестом духа.
  Он медленно обернулся к ней с таким лицом, будто давно знал о ее присутствии. Оля ему чем-то нравилась и потому глаза демона наполнились удовольствием при виде ее дерзкого личика.
  - Можешь и не доверять, - протянул Петр руку к ее щеке, - но просто помни, что я могу исполнить любое твое желание. Обращайся, когда будешь готова.
  Блондинка не отшатнулась от его пальцев и позволила к себе прикоснуться. Она только неодобрительно прищурилась, глядя на призрака исподлобья и примерила на лицо дурацкую улыбочку:
  - Мне только парень постоянный нужен. Но ты такое вряд ли обеспечишь.
  Спортсмены не знали, как реагировать на ее поведение и только некоторые из них придурковато хихикнули. Но демон не смеялся. Он запустил пальцы в волосы Оли, заставив ее напрячься, и наклонился к самому уху.
  - Ну, мы-то с тобой понимаем, чего ты хочешь на самом деле, не так ли? - и многозначительно щелкнув ее по подбородку, Петр насладился тем странным огнем, вспыхнувшем в глазах девушки.
  Блондинка серьезно переменилась в лице и наконец-то отшатнулась от демона. Он догадался. Или читал мысли. Во всяком случае, внутри Оли что-то дрогнуло и заставило остеречься этого негодяя.
  - Никто здравомыслящий не будет к тебе обращаться, - выступил вперед Онуфрий, решивший, что пора вмешаться.
  - Он обратится, - уверенно заявил Петр, - этот человек находится среди вас. Он уже сделал это однажды, и его последователь поступит точно также.
  - О ком ты? - спросил удивленно боксер.
  Спортсмены напрягли слух. Они переглядывались между собой, пытались отыскать в лицах того самого ненормального, но не могли поверить, что им может оказаться кто-то из них. Девочки вообще затравленно прятались за спинами парней, боясь приблизиться к призраку и на пять метров.
  Но демон только лениво перевел глаза на двери тренерской, откуда вышли Кира с Катей. Он предпочел оставить вопрос без ответа. В своем стиле.
  - Оля? - глазами потребовала объяснений главный тренер.
  Но блондинка мешкала. Такое поведение было очень странным для нее. И каким образом этот Петр умудрялся создавать вокруг себя такую атмосферу каждый раз, когда появлялся на людях? Киру это начинало бесить.
  - Что в этот раз? - бесцеремонно перевела "королева бумажек" взгляд на демона.
  - Дерзите, леди? - вместо ответа переспросил он.
  - Слушай, хватит угрожать, - лениво предупредила она, - и без тебя тут все запуганные как котята. Не хватало нам еще убийцы из тартара с двинутой психикой.
  Ребята и даже подруги посмотрели на Киру как на чокнутую. Почему она постоянно провоцировала его? Зачем каждый раз проявляла такое откровенное хамство? Особенно девушка распоясалась после случая с Петей. Демону это заметно не нравилось, но он не предпринимал никаких действий. Только изучающе присматривался и склонял голову набок.
  "Этот гад точно что-то планирует", - догадалась Кира, но остановиться уже не могла. Она не собиралась давать в обиду своих воспитанников, и потому вынуждена была быть твердой.
  - Я всего лишь предлагал вашим ребятам свои услуги, - ответил, наконец, Петр и посмотрел прямо в самые зрачки Киры, снова заставляя ее сердце сжиматься в комочек, - я готов взять на себя любые ваши грехи. Загадайте только желание. И оно будет исполнено. Любая грязная работа. Все, за что вы боялись до сих пор взяться.
  - Иди отсюда, - рыкнула девушка.
  - Не торопитесь, леди, - моргнул он несколько раз, как будто стряхивал пыль с ресниц, - неужели вам не хочется никого убрать? Стереть его с лица земли?
  Лицо Киры на мгновение дрогнуло от сильных эмоций и этого хватило, чтобы Петр вновь понял, о чем она думала. Даже ее аргументы против не подействовали. Демон успел выудить какую-то информацию, хотя и не озвучил ее. Он больше ничего не говорил до конца дня, и это напрягало еще больше.
  
  - Штанга, к тебе посетитель, - двери открылись, и в крохотное неуютное помещение вошел незнакомец с очень деловым выражением лица.
  Как только охрану отозвали, человек расправил плечи и бесцеремонно стал рассматривать своего собеседника. Штанга вопросительно поднял на него глаза. Взгляд у него был уставшим и недобрым.
  - Оружие заказывали? - не к месту улыбнулся посетитель.
  - Сколько? - бросил начальник.
  - Тонн или бабла? Могу я присесть? - его насмешливый тон выходил за все рамки этикета.
  Штанга нахмурился и достал из под стола пистолет, как будто просто решил им полюбоваться. Затем выпятил губу и рукой указал на место перед собой. Гость ничуть не смутился. Было такое ощущение, будто ему вообще было плевать на все намеки. Мужчина просто сел на предложенный стул и в свете лампы показались его нечеловеческие глаза.
  - Вы уже догадались, что я не по этому вопросу? - усмехнулся Петр.
  - Давно понял, - покачал своей пушкой начальник, - но зачем тогда пришел?
  - Передать послание, - демон склонил голову на бок, разглядывая собеседника как диковинную зверюшку, - от тех, кто вас терпеть не может.
  - Ближе к делу, - снял пистолет с предохранителя человек.
  - Они желают вашей смерти, - взгляд Петра стал пронзительнее и сверлил теперь дыру в голове своей цели, - это же тебя заказал тот депутат для поджога конюшни?
  - Как все серьезно... - саркастически отреагировал мужчина, - и это все?
  - И я пришел исполнить их пожелание, - его наглости не было предела, а спокойствие перехлестывало через край.
  - Я знаю, - и менее чем через секунду прогремело три выстрела.
  Каждая пуля с хрустом глубоко вошла в тело на уровне сердца. Демон покачнулся и упал со стулом на пол. Мужчина неодобрительно сплюнул на него и встал, чтобы разглядеть поближе глупца, добровольно явившегося на свои похороны.
  Но не успел он подойти к телу, как труп зашевелился и начал медленно подниматься, с кряхтением упираясь руками в землю. Петр рассмеялся и смахнул с одежды пыль, после чего встал с колен и как ни в чем небывало показал зубы стрелявшему. Штанга не сильно удивился, но насторожился.
  - Хороший броник, - махнул он дулом в сторону гостя и нацелился ему в голову.
  - Ты все еще не понял, - демон проигнорировал этот жест и снова посмотрел в зрачки начальнику, - меня невозможно убить человеческими игрушками. А вот тебя...
  Что-то переклинило в голове Штанги. Впервые за последние несколько минут его глаза стали удивленно-недоверчивыми, а руки развернули дуло пистолета на собственное лицо. Зрачки бегали от бессмертного гостя к оружию, и через мгновение дуло уже оказалось у него во рту...
  - Прошу меня извинить. Я не хотел, - ядовито проговорил Петр.
  И как только он отвернулся, чтобы уйти, за спиной прогремел выстрел. И судя по нависшей тишине, пуля настигла свою цель. Демон был не рад, не огорчен, не сладострастно доволен... просто спокоен, как профессионал, уверенный в качестве своей работы. И в голове у него сейчас жила только одна мысль: "Еще один".
  
  - Откуда вы появились? Немедленно покиньте мой кабинет!
  - Так вот как выглядит тот самый депутат? Знаете, что вас до сих пор никто не представил мне по имени? - Петр просто надвигался на него, набросив на лицо садистское выражение.
  Чиновник оказался в собственном кабинете как в заточении. Он не заметил, как этот чужак вошел внутрь и точно не слышал звука открывающейся двери. И пришел негодяй точно не для того чтобы руку пожать. И вид у него был не такой как у современного жителя города.
  - Я вызову охрану, если вы не удалитесь, - начал раздражаться депутат и его рука юркнула под стол.
  - Не вызовите, - насмешливо указал туда же глазами Петр, - нажимайте на свою кнопочку хоть до умопомрачения. Я пришел только передать послание.
  - Не собираюсь я слушать никаких посланий. У меня не приёмные часы, - он разнервничался, поскольку убедился, что кнопка вызова охраны и вправду не работала.
  - А ваше разрешение мне и не нужно, - демон уперся руками в стол, оказавшись совсем близко к затравленному человеку, от которого пахло дорогой туалетной водой и потом, - вас прокляли. Просто примите это к сведению.
  - Мне плевать. Пошел вон, - лицо чиновника стало красным как помидор.
  Он был похож на поросенка, как формами, так и визжащим голосом. Да в этом человеке не было ни капли храбрости или гордости. Он сдулся как воздушный шарик при первом же намеке на ответственность за свои поступки. И такие правят городом в наши дни?
  - Штанга уже мертв. Пришла и ваша очередь. Честно говоря, мне плевать на вас обоих, но просьба некоторых людей - закон, - развел демон руками и снова отстранился от депутата, так ничего и не предприняв.
  Взгляд мужчины был такой, будто выражал вопрос "и все?". Он молча снизу вверх наблюдал за медленными шагами незваного гостя и часто-часто стал чесаться. На него напали разом все старые и новые тики, а также мелким тремором отозвались руки. Бедняга стал срочно искать алкоголь в своем письменном столе. Но у него все валилось на пол, и галстук стал как будто туже давить на горло...
  Петр все удалялся, а чиновнику становилось все хуже. Он обессиленно уперся в стол как в спасительный круг и попытался кричать, но у него не вышло. Мужчина захрипел, протянул руки к двери, ослаб и повалился на пол, свалив бумаги на себя. Его били конвульсии, пошла пена изо рта, ногти скребли кожу до крови... а демона при этом не зафиксировала ни одна камера.
  И милиция выдвинула позже теорию об отравлении алкоголем. Других зацепок и предпосылок его смерти просто не было. Хотя правоохранительные органы и завели ради приличия дело об убийстве депутата.
  
  На конюшне царило редкостное спокойствие. День был прекрасный: солнечный и теплый. Мальчишки расправляли широкие спины, приступая к строительству крыши. Они недавно только закончили стены, и получилось довольно сносно. Все-таки плотников среди подростков не было, но все равно вышло красиво и качественно.
  Девочки в это время помогали работать лошадей, все больше привыкая к своим новым обязанностям и нагрузкам. Тренера крутились повсюду и помогали всем не покладая рук. И все равно день был прекрасным. А все потому что духи не появлялись уже несколько дней и не мучили никого своими занудными предупреждениями.
  Только Игорь немного хандрил без Визгард. Он очень остро реагировал на все подколы по данной теме. Однако друзья не давали ему спуску и каждый раз возвращались к этому разговору. Но однажды парень не удержался и перевел "стрелки" на Тима, который подозрительно часто в последнее время крутится рядом с Зиной.
  Друг сперва возмущенно открыл рот, чтобы отбрить его за такую наглую мысль, но почему-то остановился. Он, конечно, отшутился от этих глупых предположений и надежд, но все равно Игорь попал в точку. Что-то между ними странное звенело. Только сами ребята еще не могли разобраться, что именно.
  Их размышления прервались сами собой, как только закончилось время отдыха. Мальчишки разбрелись по делам. Оля проконтролировала, чтобы каждый был на своем месте, и на время отлучилась за территорию конюшни, чтобы купить энергетиков в ближайшем магазине.
  На обратном пути она обнаружила до боли знакомую фигуру и остолбенела. Ей совершенно не хотелось встречаться с ним сегодня...
  - О, вот и ты. Я так давно тебя искал, - улыбнулся демон.
  "Врешь", - сощурилась девушка и все-таки согласилась составить ему компанию. Она глотала огромными порциями свой напиток и все время косилась на Петра. Не нравился ей его настрой.
  - Я пришел сказать, что выполнил твое пожелание, - в безлюдном месте резко обернулся он к Оле.
  Девушка встала на месте как вкопанная. Банка едва не выпала из ее руки. Она предчувствовала что-то подобное, но не была к этому готова.
  - Нет, - выпалила блондинка, - ты не мог...
  - Очень даже мог, - расхохотался в голос демон, - хочешь проверить? Увидеть это собственными глазами?
  - Я не в этом смысле, - без улыбки одернула его Оля и отвела глаза в сторону, - это так неожиданно.
  Ее дыхание сбилось, мысли забегали в голове активнее. Петр подошел ближе, девушка вновь подняла на него недоверчивые потерянные глаза. Они стояли очень близко друг к другу. Она даже могла разглядеть каждую пуговицу на его костюме.
  - Если хочешь еще чего-нибудь - только скажи. И я исполню. С огромным удовольствием, - с вялой готовностью предложил демон.
  - Я и первого-то приказа тебе не отдавала, - с сомнением сказала Оля и свела брови вместе, - ты действительно убил именно его? Того бандита, который...
  - Да, не беспокойся. Я ничего не напутал. Но отчего ты так засмущалась? Скажи, разве тебе неприятно осознавать, что мы его убрали?
  Девушка закусила нижнюю губу, снова отведя глаза в сторону. Она смущалась, сомневалась, часто оглядывалась вокруг. Пальцы нервно теребили в руках банку. Демон некомфортно смотрел на нее, обжигая своим дыханием и такой близостью. Ему еще зачем-то постоянно хотелось к ней прикоснуться, но он этого не делал.
  - Я не знаю, что сказать, - наконец ответила блондинка, пряча глаза от его пронзительного взгляда, - не думаю, что это должно вызвать у меня дикую радостью...
  - Да брось ты, - резко надавил Петр, - если я поклянусь, что о твоем соучастии никто не узнает, разве ты не признаешься, что это приятно? К тому же я насквозь твои чувства вижу. Зачем скрывать очевидное?
  Оля потупилась и поймала себя на мысли, что тщетно пытается спрятать улыбку. Из нее со вздохом вырвался нервный смешок и тут же все затихло. Девушка до сих пор не поднимала глаза. Ее как будто под воду опустили и лишили дыхания.
  - Я жду твоих новых приказов, - он все-таки коснулся ее волос и внимательно пропустил их между пальцев.
  - Я подумаю, - уклончиво ответила Оля и выскользнула из-под его давления, стремительно двигаясь в сторону конюшни.
  Петр только усмехнулся и заинтересованно посмотрел ей вслед. Это было похоже на побег. Но от кого она бежала? От него или все же от себя?
  - Я буду ждать, - пообещал он настойчивее, и девушка без доли радости ускорила шаг.
  Ей отчего-то было чертовски стыдно показываться на глаза Кире. А соблазн, всколыхнувшийся демоном, невозможно было ничем унять. Оля призналась, что хотела... хотела бы еще много о чем с ним поговорить. Но не смела себе этого позволить. Пока что не смела. Ей многое предстояло обдумать. Но она все равно считала, что тот подонок заслужил свое наказание. Да, девушка чувствовала безответственную радость и стыдилась этого. Стыдилась самой себя и не хотела смотреть даже в зеркало.
  А когда девушка добралась до территории клуба, то первым человеком, которого она там встретила, была именно Кира. Взгляд Оли был, похоже, настолько растерянным и беглым, что главный тренер быстро сообразила, кто с нею это сделал. Не успела она выплеснуть свой праведный гнев в воздух, как за спиной услышала тот самый голос: "И твое пожелание тоже выполнено".
  Девушка рывком развернулась на него и с трудом удержалась, чтобы сразу не размазать демона по стенке. Он смотрел на нее слишком нагло и горделиво. Они уже сильно бесили друг друга, только Петр как будто чего-то выжидал.
  - Чью кровь ты еще выпил? - прошипела главный тренер и жестом указала ему на тренерскую, - пора нам кое-что обсудить. Только не коси под дурачка. Умоляю.
  - Умолять демона? Женщина, ты мыслишь, что несешь? - иронично свел он брови и все-таки направился к дверям.
  Кира - следом за ним и прикрыла дверь. Она была удивлена, что Петр так легко повиновался, но не расслаблялась. От него можно было ожидать чего угодно.
  Петр как хозяин сам выбрал себе удобное местечко и расселся на нем настолько комфортно, насколько мог. Девушку передернуло, но она просто проследовала на стул на противоположной стороне стола. Он следил за нею как кот за мышью. Кира не удержалась и налила себе воды.
  Ей хотелось чем-нибудь занять руки и избавиться поскорее от этой пристальной слежки. А ему как будто не надоедало так долго непрерывно и не моргая наблюдать за собеседником. И глаза, казалось, меняли свой отблеск и цвет в такие моменты. Девушка только сейчас обратила внимание на все эти глубокие переливы, такие чарующие, затягивающие...
  "Дура!" - резко одернула она себя и отвернулась. Кире стал дико неловко от того, что она только что пялилась на него как на слона в зоопарке, уйдя в свои мысли. Еще эти глаза... как вспомнишь - так и теряешься в них опять как в бездонной пучине. И при этом неприятно сдавливает легкие и начинает жечь шею. Кира рефлекторно потерла ее руками.
  - Я на счет твоего заявления, - наконец нашла она нужные слова и вернулась на свое место, - о чем ты говорил? Какое еще пожелание? Я ничего тебе не заказывала.
  - Все вы так говорите, - закатил демон глаза, - боитесь разглашения.
  - Уточни, - приказала главный тренер.
  - Я убил того самого депутата.
  Эта фраза как пуля пронзила уши Киры. Девушка не удержалась и безрассудно вылупила на него глаза. Стакан на уровне осязания потерялся между ее пальцев, и Кира невзначай пролила часть воды на себя.
  - Ты серьезно?! - убрала все лишнее из рук главный тренер и затравленно обвела кабинет глазами.
  - Никто об этом не узнает. Обещаю, - догадался он о ее первых мыслях.
  - Да как ты смел? - выпалила в исступлении Кира и страшно посмотрела на Петра как на психопата, - ты хоть подумал о последствиях? О морали?
  - Мораль? Ты снова говоришь эти гадкие слова демону? - у него было такое лицо, будто ему кислоту на ногу плеснули, - я слышал твои проклятия в его сторону множество раз. И не одна ты мечтала об этом. И теперь, когда задание выполнено, ты спускаешь на меня всех собак? Как безрассудно.
  Девушка не могла выговорить ни слова. Столько разных возражений и гневных фраз крутилось у нее на языке, но ни одна не озвучивалась. Кира схватилась за голову. Затем вцепилась в стол. Потом опять за голову и сделал несколько шагов по кабинету. Ее глаза путанно бегали по помещению и цеплялись за все подряд как за спасительную тростинку. Петр снова испытующе сверлил ее своим тяжелым взглядом.
  - Прекрати... прекрати это! - наконец вымолвила Кира, - ты убийца. Маньяк. Психопат... лучше бы тебе уйти с нашей конюшни. И поскорее.
  - Что? Я только привык к этому месту! - сильно переигрывая, изобразил он возмущение, - и какая ты все-таки капризная женщина. Не мудрено, что до сих пор мужика нет.
  Девушка смерила его еще одним запутанным взглядом. Как еще можно было повести себя, стоя перед человеком, который с легкостью забирал чужие жизни? Нужно обезопасить от этой личности детей, но не пострадать самой. Как? Как!
  "Кира, спокойней. Ты справишься. Вдох-выдох", - приказала она сама себе, но это не помогло. Девушка ощутила слабость в теле и присела. Ее сильно мутило.
  - Это был плохой поступок. Ужасный. Ты не имел права делать такое без моего приказа... пока... пока вы являетесь нашими духами - вы не смеете творить здесь все, что вам взбредет в голову. Я не хочу новых жертв. И ты обязан мириться с этими правилами, если хочешь остаться, - заплетающимся языком причитала главный тренер.
  Но очень быстро она поняла, что до него ее слова не доходили. Петр наблюдал за девушкой со скучающим лицом и вдруг взгляд его наполнился какой-то странной сильной эмоцией. Почувствовав что-то неладное, Кира строго нахмурилась, демонстрируя свое бесстрашие.
  - Ты ничего не понял, так ведь? - наглее прежнего переспросила она.
  - Ах, как давно я ждал нашего уединения, - вдруг сказал он абсолютно ровным голосом, повергнув сперва девушку в шок.
  Она отшатнулась от него как от огня, но поздно хватилась, понимая, что именно такой реакции он и ждал. "Черт, этот гад меня провел", - и Кира с негодованием хлопнула рукой по столу. Решила опробовать новую тактику.
  - Не переводи разговор на другую тему! Ты думаешь, я не понимаю, к чем это было сказано?
  - Нет, не понимаешь, - саркастически ухмыльнулся демон, - потому что ищешь какие-то подводные камни, а я заявляю вполне прямо - я давно хотел расставить все точки над "и". Иначе ты одна строишь из себя королеву и не признаешь моего превосходства.
  - Твое превосходство? - гневу Киры не было предела, - на этой территории - я главная. И ты не тронешь никого, пока я здесь работаю.
  Только оба Петра могли ее так вывести из себя. И девушка ненавидела себя за это. Но этот гаденыш все шире расплывался в пакостной улыбке. Теперь от него уже ничего не добьешься. И вдруг этот негодяй протянул к ее лицу руку, заставив Киру вновь вздрогнуть и резко отклониться назад. Она недоверчиво следила за его действиями и мимикой.
  - Трусиха, - с наслаждением усмехнулся мужчина.
  - Я тебя не боюсь, - повторила уже давно заезженную фразу девушка.
  Терять больше нечего. Петр переходил все границы. Она надеялась, что сможет отбиться от него в любой момент телекинезом, поэтому встала на скользкий путь сопротивления. Хотя с демоном было бы проще промолчать и подчиниться. Он не трогает тех, кто стелиться под него.
  - Если не боишься, то почему отодвинулась? - надавил на нее Петр.
  Кира оказалась в неловком положении. С одной стороны ей не хотелось играть в его игру, но с другой - ей было необходимо показать свое бесстрашие. Иначе этот гад не будет ни во что ее ставить. Он и так никого не уважает, но пускай хотя бы знает, что на его персоне свет клином не сошелся. И Кира нехотя вернулась в прежнее положение...
  Но вдруг вместо легкого прикосновения Петр со скоростью хищника грубо сдавил как будто тисками ее подбородок и с такой нечеловеческой силой притянул к себе, что бедняга упала телом на стол. Не успела она опомниться, как он второй рукой вцепился в ее горло и безжалостно дернул на себя, заставив вскрикнуть до слез от боли и полностью лечь животом на письменную поверхность. Девушка вообще ничего не успела понять или сделать, как ее лицо оказалось всего в паре сантиметров от него. Пахнуло неприятным знакомым запахом гари и еще эти глаза...
  - Строить из себя бесстрашную не всегда хорошо, - нравоучительно проговорил он, - вот ты и попалась на мою уловку.
  Кира попыталась, было, ударить его телекинезом, но демон с хохотом перехватил обе ее руки и полностью выдернул девушку с ее места. У него было удивительно развито предчувствие и потому не составляло труда влиять на кого угодно одной лишь силой воли.
  Не прошло и секунды, как девушка оказалась в западне, прижатая всем телом к стене его могучей фигурой. Петр нависал над Кирой как бесконечная черная бездна, поглощающая одним лишь взглядом, сжигающая душу изнутри. И все это вселяло такой безумный страх, что ноги отказывались бежать, а руки отнимались как безжизненные. Впервые в жизни девушка почувствовала себя такой беспомощной.
  - Напугана? - прошептал он, - поняла, наконец, на кого нарвалась. Теперь нужно закрепить эффект, чтобы впредь неповадно было повышать на меня голос.
  Кира потеряла дар речи и жалостливо еще больше вдавила себя в стену. Демон торжествующе схватил ее рукой за щеки и вопреки сопротивлению болезненно сдавил их, разжимая девушке челюсти. Неизвестно было, чего он хотел добиться, но Кира наконец-то издала первый крик, наполненный мольбой и ужасом. Такое не могло бы остановить этого маньяка. Это только подогревало его.
  - Ах, как ты похожа на Киру... как хорошо ты получилась, - и он приблизился еще ближе к ее глазам, касаясь пальцами щеки, заставляя впитывать в себя чувство безнадеги и пустоты, - мне очень хотелось бы сделать с тобой что-нибудь плохое, но ведь мы в каком-то смысле родственники. По идее, не хорошо так поступать.
  Девушка с надеждой согласилась глазами, но все еще не доверяла ему. И тут лицо Петра кардинально переменилось.
  - Черт побери, я же демон. Как будто меня это остановит! - и он неожиданно раздвинул пальцами ее веки, впуская в них колющий холод и щипающую сухость.
  Кира не понимала, что он собирается делать с ее глазами, но случай с Петькой был достаточно нравоучительным, чтобы начать паниковать. Все нутро так болезненно загудело, что готово было отключиться. А ведь он еще ничего не успел сделать. И тут вторая его ладонь стальной решеткой легла ей на губы, не позволяя выкрикнуть ни слова. Кира была не просто в ужасе, но и в растерянности. Не верилось, что все это происходило с нею.
  - Извини, скорее всего, будет больно. Ты меня слишком сильно разозлила, - и вдруг он попытался проникнуть ногтями ей прямо под веки.
  Кира ошалела и в агонии сопротивления дала увесистую пощечину Петру. Поняв, что на него это не действует, она тут же прицелилась кулаком в зубы. Но демон предпочел отвлечься от процедур с ее глазным яблоком и перехватил ту самую руку.
  - Ты хочешь, чтобы я первой ее тебе сломал? - риторически поинтересовался он и до болезненного хруста сдавил ее запястье.
  Кира вскрикнула, но сквозь его пальцы звук почти не проходил. Она запоздало укорила себя в том, что еще не умела пользоваться телекинезом настолько хорошо, чтобы отбиться от нападающего. Глаза девушки наполнились слезами, которые не хлынули наружу и застлали зрачки непроглядной пеленой.
  Она страдала от боли и унижения, но реально не могла ничего сделать. Поэтому Кира повиновалась и перестала отбиваться, но вместо поощрения получила за это только удар лицом о стену. Это отразилось жгучей болью в челюсти и помутнением рассудка на некоторое время. Что происходит?
  Но вдруг они оба услышали скрип половиц. Никогда еще Кира не была так рада этому звуку! Он прозвучал сейчас как спасительный сигнал и глаза девушки с надеждой устремились к выходу. Петр тоже недовольно развернулся в ту сторону. Там стояла дух Кира, и вид у нее был, мягко говоря, озадаченным.
  - Петр... - выдохнула она и испепелила демона многозначным взглядом, - что ты еще придумал?
  - Как не вовремя... - прорычал он, и девушка наконец-то получила долгожданную свободу.
  Она отскочила от него при первой же удобной возможности и с трудом подавила в себе желание не останавливаться до самого дома. Кира пережила сейчас такой шок, после которого невозможно быстро восстановиться. Ее психика дала сбой, и главный тренер задохнулась, подавляя плач.
  Но какая-то доля прежней упертости заставила ее выпрямиться и расправить плечи. Она коснулась пальцами двери, но перед уходом обернулась на этого психопата, который ее чуть не погубил только что.
  - Иди-иди, я понял твою гордыню. Ты никому не позволяешь давить на себя. Но мы с тобой еще поиграем, - недобро проговорил он, избивая Киру словами как хлыстом.
  Девушка еще раз с ненавистью сверкнула глазами и вышла, чувствуя себя униженной. Почему Петр так беспрекословно слушается призрака Киру? Он во всех отношениях ей не подвластен. И она не делает ничего, чтобы поставить его на место хотя бы раз.
  Но сейчас такие вопросы точно не посещали голову "королевы бумажек". Кира громко хлопнула дверью и быстрым шагом направилась к машине. Она закрывала глаза рукой, хотя и не плакала. Спортсмены, оказавшиеся в этот момент неподалеку, немедленно бросили свои дела и устремились, было, за ней, но их опередила Катя.
  - Кира, - окликнула она подругу, но та даже не обернулась и не сбавила темпа.
  Панкуша без лишних вопросов догнала ее бегом и помогла открыть дверь машины. Там они вместе утрамбовались на заднее сидение и закрылись от внешнего мира.
  Оля была не менее озадаченной. Она виновато потупилась и приказала детям вернуться к делам, как и обычно. Они попытались сопротивляться и возмущаться, но блондинка грубее прежнего потребовала взяться за работу. Спортсмены люто обиделись на нее, но исполнили приказ. Хотя каждый из них пытался при любой удобной возможности пройти поближе к тренерской машине, чтобы заглянуть внутрь и убедиться, что Кира не плакала.
  Главный тренер висела на спинке переднего сидения, пряча лицо в холодную ткань, и периодически содрогалась всем телом. Катя молча сидела рядом и обнимала ее руками, пытаясь поддержать хоть чем-нибудь. Она ощущала эту боль и все понимала, но знала, что слова тут не помогут.
  Прошло примерно полчаса, прежде чем Кира сменила позу, отпрянув от кресла и откинувшись назад. Она запрокинула лицо к небу и с закрытыми глазами что-то прошептала. Катя встрепенулась как птица после дождя и подсела ближе.
  - Не сдамся... - повторила "королева бумажек" и закусила губу.
  - Правильно, - поддакнула панкуша.
  - Он еще мне угрожать вздумал... - начала кипеть девушка, но вдруг обмякла.
  В последнее время на нее свалилось слишком много всего. И слишком сильные эмоции выкачали из бедняги всю энергию. Она ощущала себя тряпичной куклой и срочно нуждалась в отдыхе... которого, похоже, теперь никогда не будет.
  Только рукой девушка машинально потерла горло и там же ее и забыла, повесив ожерельем на груди. Подруга присмотрелась и поняла, что Кира впала в забытье. Ее мозг отключился, и этот сон невозможно было потревожить в ближайшие несколько часов. Панкуша с облегчением вздохнула и бесшумно выскользнула из машины.
  - Она уснула? - тут же выловила ее на повороте Оля.
  - После такого не засыпают, - закурила Катя, - но она отключилась.
  - Черт возьми, - выругалась блондинка, - ее характер сильнее организма. Петр будет давить до конца.
  - Нельзя ему позволять делать все что вздумается.
  - А у нас есть выбор? Даже Кира не справилась с этим придурком.
  - Я тебя не узнаю, - пораженно уставилась на подругу Катя, - с каких это пор ты так легко сдаешься?
  - Не смотри на меня так, - разозлилась Оля и с раздражением дернула головой, - ты еще не имела с ним никаких разговоров так близко, как мы с Кирой. Поверь мне, это незабываемые ощущения.
  - Проверим, - бросила вызов панкуша и пустила струю дыма в воздух.
  
  НИНА И СЛАВА
  
  Ира училась летать. Делала это осторожно, неуверенно, но с огромным желанием. Девочка прыгала на месте и с разных предметов вниз, чтобы поймать тот момент, когда за ее спиной вырастали прозрачные, едва уловимые, крылья. Они были такими же красивыми и огромными, как у богини, но все еще двигались коряво из-за боязливости хозяйки.
  Сама дух наблюдала за всем этим со стороны, почти не вмешиваясь в процесс. Ее платье очень красиво стекало живыми струями вниз по идеальному телу, а руки изящно лежали на коленях как у королевы неведомой страны. Призрак метко и мягко давала подсказки своей ученице, не пытаясь торопить ее и нервировать. Она правильно догадалась, что подобным способом девочка училась всему быстрее.
  - Даже не верится, что однажды я научусь летать, - устало проговорила Ира после многочасовых тренировок, - самое большее, чему я научилась за эту неделю - так это подбрасывать себя на три метра вверх. И то чертовски страшно!
  - Это пройдет, - миролюбиво повторила призрак, - в любом случае я тебя подстрахую и не дам разбиться, если возникнет экстренная ситуация. Так что не волнуйся и учись летать с такой скоростью, с какой тебе комфортнее.
  - Если бы Катя была такой же спокойной как ты, я бы, наверное, быстрее освоила конкур, - потупилась близняшка и вздохнула, - я тупею от криков в свою сторону. Вернее, меня парализует, и тело начинает работать на автоматизме. Ничего хорошего из этого обычно не выходит. И измениться я не могу.
  - Все мы разные, - певуче протянула призрак и сладко потянулась.
  - Нет, - возразила ей Ира и с легкой завистью надула губки, - вот вы, боги, все одинаково красивые. И все одинакового роста.
  - Ты еще Олю нашу не видела, - развеселилась дух, раскачиваясь на стуле как ребенок, - у нее ни груди богатой нет, ни роста. Выглядит как маленькая девочка, хотя возрастом не отстает от всех нас.
  Ира приятно удивилась такому сообщению и попыталась представить себе эту непоседу в стиле "Пэппи длинный чулок". Но все ее фантазии не вписывались в ту идеальную картину, которую создавал вокруг себя настоящий пантеон. Хотя был среди них еще один персонаж, выходящий за рамки идеальности...
  - Я хотела кое-что спросить на счет Петра, - заикаясь от неуверенности, сказала девочка, - раз он такой весь своенравный, то почему сменил имя с демонического на человеческое? Почему не поступил как Визгард?
  - Потому что у него на то были веские причины, - тихо проговорила богиня, и какая-то невыносимая тяжесть грусти навалилась на нее, - планы на Киру.
  Больше она ничего не сказала. А Ира не стала допрашивать. Неловкость, возникшая в комнате после этого вопроса, осталась между ними до конца дня, заставив девочку раскаиваться за свою любознательность. Она всегда очень стыдилась, когда вынуждала кого-то грустить и смущаться.
  Но Ирина взбодрилась, вспомнив о грядущих пробегах. Они должны состояться уже в эти выходные. Девочка заелозила на своем месте, думая о завтрашней тренировке и бегло взглянула на часы.
  - Пора бежать в магазин.
  - Куда? - вдруг встрепенулась богиня.
  - Туда, где я куплю спортивный костюм для выступлений, - подмигнула ей Ира и набрала полный рот еды, стараясь быстрее проглотить все это.
  - А можно мне с тобой? - приподнялась на руках призрак, - я не буду мешаться, честное слово. Я вообще могу смешаться с толпой.
  "Сомневаюсь", - подумала девочка, глядя на роскошные формы богини, но вслух согласилась взять ее с собой. Все равно Ирине было комфортнее гулять с кем-то по огромному торговому центру, чем бродить там в одиночку. Сестра сегодня пропадала на танцах и потому не могла составить ей компанию.
  И вот через пару часов они добрались до этого гигантского строения в несколько этажей. Призрак настороженно поднимала глаза наверх и ежилась при виде потолка. Ира прекрасно понимала ее чувства и тяжело вздыхала от того, что тоже не любила такие крупные замкнутые пространства. Тем более после разных страшных новостей о терактах.
  - Не вызывает восторга, да? - копаясь в вещах, проговорила девочка.
  - О чем ты? - дух выглядела какой-то подавленной.
  - Ты, наверное, думала, что магазин - это нечто удобное и классное? - Ира соблазнилась приложить длинное красивое платье к телу богини, - оно тебе идет!
  - Я не видела никаких торговых точек кроме открытых рынков, - с улыбкой согласилась дух и взяла платье в руки, - оно действительно прекрасно. Почему ты сама не носишь такую одежду? Я смотрю, сейчас девочкам модно одеваться как мальчишкам.
  - Нет-нет, я одета во все женское, - потянула за свою майку Ирина, - это модель для девочки. Она только чуть-чуть похожа на мужскую.
  Богиня явно не заметила разницы, но предпочла не спорить. Девочка замолчала в неловкости и решила перевести разговор на новую тему. Самым бесполезным сейчас было бы проводить короткий экскурс по истории развития женской одежды.
  Она с трудом нашла в магазине то, что ей было нужно, и вдруг потеряла призрака из виду. "Куда могла пропасть такая заметная женщина?", - растерянно ходила из стороны в сторону Ира. Но вскоре она догадалась подняться на самый верхний этаж и поискать пропажу там. И не прогадала.
  - Я тебя повсюду ищу! Почему ты ничего мне не сказала? - жалобно пропищала Ирина и вдруг замолчала, подняв глаза к потолку следом за богиней.
  Люк на крышу был открыт. И призрак жадно поглощала его глазами, будто хотела выпорхнуть наружу, как птичка из клетки. Она выглядела нездоровой.
  - Мне здесь душно. Я дышать не могу, - положила руку на грудь дух и Ира заметила, что ей действительно было очень плохо.
  - Проще было бы выйти на улицу через первый этаж... - с сомнением заметила девочка, но богиня уже не слушала ее.
  Призрака как подменили, и она со стеклянными глазами полезла по лестнице наверх. Ира испуганно пискнула и попыталась уговорить ее не делать этого. Но какая-то внутренняя тревога заставила девочку последовать за нею на крышу.
  - Сюда ведь нельзя! - обиженно выпалила Ирина, едва оказавшись снаружи, - и мне страшно. Вдруг нас заметят?
  - Ох, как хорошо на ветру! - вздохнула полной грудью богиня и в блаженстве крутанулась на одной ноге.
  - Да, здорово... но пошли обратно, - у Иры тряслись ноги, - я боюсь, что нам несдобровать. Я... я никогда не делала таких опрометчивых вещей.
  - Ирина, девочка моя, подай свои руки, - и богиня закружила ее в танце, - разве ты не чувствуешь, какая здесь особенная атмосфера? Здесь же так здорово!
  - У тебя просто клаустрофобия, - воздерживаясь от нервной рвоты, пробормотала девочка, - давай теперь наберемся терпения и дойдем до первого этажа. У тебя не получиться улететь отсюда незамеченной.
  Но вдруг ее поток мыслей прервали чьи-то голоса. Ира с трудом удержалась от того, чтобы не спрятаться в ближайшее укрытие в ту же секунду. Но ее взгляд зацепился за крохотную детскую фигурку, стоявшую на краю крыши и с любопытством заглядывающую туда...
  - Эй, малышка, подойди к нам! - мигом окликнула ее призрак.
  Что-то толкнуло Ирину сделать пару шагов навстречу незнакомке. Та, услышав их голоса, неаккуратно развернулась и начала не естественно суетиться. По ее испуганным глазам Ира поняла, что ребенок боится наказания или того, что ее отругают за такой поступок. Но эта суета сыграла злую шутку.
  - Нет-нет-нет, стой, держись! - и девочка сломя голову бросилась навстречу ребенку, потерявшему равновесие.
  Со слезным воплем малышка качнулась и загребла руками воздух. Ира успела обхватить ее, но было поздно. Она выбросила руку в пустоту и точно также не смогла ни за что ухватиться. И не успели они обе ничего сообразить, как в обнимку полетели вниз навстречу кричащим людям и холодному асфальту.
  Казалось, все произошло слишком быстро. Но Ирина точно запомнила этот момент, будто он был разбит на кадры как фильм.
  Девочка не отпускала ребенка и как-то замедлила скорость падения... как будто крылья и вправду сами метнулись в стороны и оттолкнулись с силой от ветра один раз. Но они быстро исчезли. Ира успела только развернуться в полете спиною вниз и зажмуриться.
  Сильный удар, промятая крыша машины, жалобная сирена и россыпь стекол по асфальту. Девочка на мгновение потеряла дыхание от такого удара, но через кашель вернулась к жизни. Она нашла в себе силы посмотреть на лицо спасенной малышки - та была в порядке, но горько плакала от страха. Ира почувствовала вкус крови из разбитой губы и все же через силу улыбнулась.
  - Ты в порядке? - спросила она.
  - Тетя, вам больно? - жалобно пропищал ребенок.
  - Не сильно, - соврала Ирина и помогла ей слезть с крыши пострадавшей машины.
  Вокруг тут же сбежались люди, но побоялись приблизиться к самой девочке. Они смотрели на нее с недоверием и скорбью. Но когда Ира самостоятельно поднялась на руках, а затем еще и встала на ноги - кто-то в толпе перекрестился.
  - Ира... - бледными губами прошептала богиня, затесавшаяся среди людей, - идем быстрей!
  Она протянула девочке руку и крепко схватила ее за запястье. "Как она так быстро спустилась? - мелькнула только мысль в голове Ирины, - видимо слетела, пока все в панике смотрели на нас". Она невольно вгляделась в лицо призрака. Оно было таким взволнованным, будто кто-то умер.
  Как только им удалось как-то выскользнуть из толпы, девушки пустились наутек. Ира торопилась настолько, насколько ей позволяла хромота. Нога ныла и стонала после неудачного приземления. Они долго двигались в абсолютной тишине. До девочки до сих пор не доходило ощущение реальности происходящего...
  - Ты только что свалилась с четвертого этажа и даже не плачешь? - вдруг повернулась к ней богиня, - ты такая странная. И разная...
  - Да просто... - Ира и сама не могла понять, почему не успела испугаться, - все произошло так быстро...
  - Ты была уверена, что крылья раскроются? - испытующе спросила дух.
  - Я об этом даже не подумала, - честно призналась девочка и только сейчас ее накрыла волна ужаса.
  Как только она представила, откуда свалилась и то, что это могло стоить ей жизни, Ирина не сдержала слез и уткнулась лицом в богиню. Она дрожала и всхлипывала, а призрак нежно гладила ее по голове.
  "Какая ты удивительная девочка, Ира. Ты сама о себе еще многого не знаешь", - думала в этот момент дух и помогла бедняге добраться до дома.
  
  Как только сестра узнала о произошедшем, она разбила чашку, которую несла в микроволновку. Нина недоуменно смотрела на Иру, хранящую спокойствие и не могла вымолвить ни слова. Объятья рассказали все за нее, но близняшка так и не стала вдаваться в подробности. С этого дня она еще сильней ушла в себя.
  - Как это она отказалась от участия в пробеге? - с полуоборота вспылила Оля, - она же ничего себе не сломала.
  - У нее по-моему шок, - закипела Нина, - это вам не с лошади упасть. Магазин был четырехэтажный.
  - Боже мой, какие вы проблемные, - провела рукой по лицу блондинка и недовольно забарабанила пальцами по столу, - пора сообщить Кате о том, что ее группа совсем от рук отбилась.
  - Хватит наезжать на мою сестру! - оскорбленно выпалила девочка, - какое вы вообще имеет право?
  Оля посмотрела на нее как на выжившую из ума дурочку. Нину заметно распирала злость, и она не боялась смотреть в глаза своему тренеру. Она ее сейчас так ненавидела, что готова была наломать дров ради сестры. Но вместо ожидаемой бури Оля только небрежно фыркнула, как будто разговаривала с пациентом психушки.
  - Какое счастье, что она не в моей группе, - тренер развалилась в кресле, закинув ноги на стол.
  - Зато я в вашей. И я не позволю говорить всякие гадости про Ирину. Если так и дальше пойдет...
  - То - что? - резко спросила Оля, - бросишь мою группу? Бросишь конюшню? Значит, так вы лошадок любите? Только катаетесь на них, пока вам удобно, а затем хвост под жопку и валите?
  - Да пошли бы вы... - выплюнула с ненавистью эти слова девочка и хлопнула за собою дверью.
  - Извиниться потом не забудь! - гаркнула ей вслед блондинка и снова расслабленно откинулась в своем кресле.
  Нина и не думала бросать конюшню. Но возразить Оле она не боялась. Ее ужасно бесила эта тупая самонадеянная идиотка. Только и думает, что о себе, да о выгоде. А на чувства людей ей вообще плевать.
  - Так ты поедешь? - спросила у девочки Оксана, догадываясь, какой у нее состоялся разговор с Олей.
  - Поеду, - буркнула Нина.
  - Это хорошо. Иначе она совсем из себя вышла бы...
  - Вы все перед нею, что ли, пресмыкаетесь? - в запале спросила девочка, - какая вам разница, выйдет эта ненормальная из себя или нет? Нужно уметь постоять за свою гордость.
  - Ну, это тебе еще боком может выйти, - уклончиво ответила готесса.
  - Ну и пускай. Зато мне за себя не стыдно, - и Нина так решительно взялась затягивать подпруги, что лошадь под ее руками каждый раз вздрагивала и заваливалась на бок.
  Оксана смерила ее недовольным взглядом, но не спешила уходить. Она уже полностью заседлала свою лошадь и гуляла по конюшне от безделья. Наконец, весь пар вышел из Нины и она немного смягчилась.
  - Скажи мне. На этой конюшне хоть кто-нибудь любит Олю как тренера или человека? Мне кажется, она ужасна в обоих смыслах, - обернулась девочка.
  - Да, она ненавидит людей, - пожала плечами готесса, - но все к этому привыкли и просто лишний раз ни о чем с нею не спорят. Оля профессионал - и это единственная хорошая вещь, которая в ней есть.
  - Интересно, кого она вообще любит кроме себя? Если с нами что-то случится - эта дама даже пальцем не шевельнет. Хотя в обязанности тренера входит забота о воспитанниках.
  - Нет у тренеров таких обязанностей, - усмехнулась Оксана, - это ты все сама придумала. Тренер должен тебя учить чему-то и следить, чтобы во время занятия никто не умер.
  - Мне почему-то кажется, что Оля и смерти нашей будет только рада, - Нине стало очень грустно от этих мыслей.
  На пробеги она приехала в том же настроении. Из всех тренеров сюда прибыла только Оля (поэтому она так строптиво отнеслась к отказу Иры от соревнований). Все недомолвки и недовольства разбавились суетой перед стартом, поэтому к прежнему конфликту никто не возвращался.
  - А вы слышали про дисквалификацию спортсмена КСК "Счастливая деревня?", - взволнованно зашептались спортсмены.
  - За что? - пораженно откликнулись Игорь с Тимкой, - они же еще даже не стартанули.
  - Охлаждающий гель, - шепнул Дима, - я слышал, что он считается допингом.
  - Чокнутые правила, - выругались ребята, - это же не адреналин, а всего лишь защита ног...
  А Нина стояла рядом со своей лошадью и предательски чувствовала этот запах охлаждающей мази. Хитроумная Оля незаметно намазала коней... не дай бог из-за этой выходки всех представителей "Коней Золотой Подковки" отправят восвояси.
  - Не переживай ты так, - тренер каким-то образом появилась рядом незамеченной, - тот дисквалифированный спортсмен слишком громко рассказывал о своих действиях. Если вы не будете распускать языки - то все пройдет гладко.
  - Но это же не честно, - попыталась возразить ей девочка.
  - Было бы не честно, если бы все играли по правилам, - язвительно хмыкнула Оля и поманила к себе остальных спортсменов, - клуб-организатор вытащил на ту дальнюю точку бочки из-под бензина. Я заметила, что они почти не мытые и ту воду лошадям лучше не давать. Да и мыть ею не стоит. Иначе кто-нибудь у нас как минимум покроется прыщами.
  - ЧТО?! - словно молнией поразило всех ребят, - почему не сказать им об этом? Что за наглость? Вы уверенны?
  - А что вы так удивляетесь? - саркастически всплеснула руками блондинка, - я же сказала, что никто не играет по правилам. Лошадь не дура и пить такое не станет, но без воды на длинной дистанции она ослабнет. Вот и вся тактика.
  - Это подло, - закусила губу Нина.
  - А ты еще называешь нас преступниками за охлаждающий гель на ногах, - изобразила противную гримасу Оля и снова вернула себе серьезный вид, - короче запомните. Как только вы дойдете до той проклятой точки - не останавливайтесь на первых же ведрах. Пройдите чуть подальше. Там стоят люди с нормальной водой. Проверено. А теперь ни пуха, ни пера вам.
  - К черту, - хором буркнули ребята.
  Такое поведение клуба-организатора им сильно не понравилось. Никто не ожидал подобной подлости от тех, кто якобы любит лошадок. Неужели ради победы люди готовы на все?
  - И какой здесь приз? - спросила напоследок Нина.
  - Крутое немецкое седло, которое обычно продается за космические цены и денежное вознаграждение, - вяло откликнулась Оля и ушла в судейскую палатку.
  Юные спортсмены остались в еще большем негодовании. "Что-то в этом мире протухло, раз за какое-то седло и бумажки конники готовы травить лошадей", - разом подумали они, и ушли готовиться к старту.
  Слава вела себя очень задорно под Ниной, хотя считалась самой дисциплинированной лошадкой. Девочка попыталась успокоить ее перед стартом, но только еще больше разгорячила и, казалось, кобыла вот-вот рванет с места.
  "Мне конец", - обреченно подумала спортсменка и жалостливо оглянулась на друзей. У Тимки с его чокнутым Вихрем тоже было не все в порядке. И более того - после команды конь утащил бедного мальчика галопом вперед всех. При этом Слава вопреки ожиданиям пошла нормальной адекватной рысью и вообще не подавала признаков бесконтрольного поведения. Но выглядела она при этом со стороны очень красиво: гордо поднятая голова, поспешное топтание ножками, возбужденное размахивание хвостом из стороны в сторону. Мечта, а не лошадь.
  Сначала все шло по плану. На третьем кругу Нина услышала про еще одного дисквалифицированного спортсмена. Бедняга приехал раньше положенного времени. И хотя было видно, что его конь чувствовал себя прекрасно, правила есть правила - обоих сняли с дистанции. Девочка от волнения искусала губы: "Не дай бог где-нибудь также накосячить".
  Но на пятом кругу, когда они с друзьями растянулись по всей длине гигантского маршрута и потеряли друг друга из виду, Нина услышала странный плеск воды впереди. Предчувствие и изменившееся поведение лошади заставили ее быть готовой ко всему. Ведь за поворотом сразу же начинался брод, незаметно переходящий в глубокую речку. Трудность задания заключалась в том, что не все лошади рисковали идти в воду и в том, что нельзя было оступиться. И хотя брод в ширину был больше пяти метров, неизвестно, на что способна испугавшаяся лошадь.
  На всякий случай Нина погнала Славу быстрее, постепенно набирая пальцами повод. Кобыла раздувала ноздри, пыталась поскорее заглянуть за поворот и, в конце концов, встала как вкопанная, вытаращив глаза перед собою. Девочка не сразу заметила барахтающуюся в воде лошадь и беспомощно бегающую по кругу спортсменку. Что у них произошло?
  Пока Нина пыталась растолкать Славу, мимо них проехало несколько участников, оббегающих странную парочку стороной. Девчонка бросалась под ноги лошадей, о чем-то кричала, тянула руки, хваталась за голову, но никто не остановился. А в это время ее конь хлебнул ноздрями воды...
  - Какого черта там происходит? - и, плюнув на все правила, Нина спрыгнула с кобылы и потащила ее в руках, постепенно, переходя на очень быстрый бег.
  Приблизившись чуть ближе, девочка с ужасом осознала, что случилось. Вероятно, эта лошадь не захотела идти в воду и начала паниковать. Пытаясь, избавиться от надоедливой всадницы, конь зацепился ногами за собственный повод, потерял равновесие и упал прямо посреди брода. И теперь он тщетно бился в исступлении всеми ногами, не давая подойти к себе и при этом, раз за разом, зачерпывая мордой воду. Испуганное до смерти животное все не могло остановиться, а растерявшаяся девочка не знала, как спасти его. Так ведь и утонуть недолго!
  - Держи мою кобылу! - бросила повод незнакомке в руки Нина и что есть мочи кинулась на помощь бьющейся лошади.
  Но не успела она до нее добраться, как глупое животное совершило против своей воли кувырок... и перевесившее тело с громким всплеском угодило в речную яму. Всего какие-то доли секунд скрыли коня целиком под водой и не позволили спасти его... обе девочки онемели от ужаса.
  Не медля ни минуты, и не соображая, что она делает, Нина отбросила каску в сторону и с разбега нырнула следом. А дальше все превратилось в какой-то кошмар.
  Течение в реке оказалось таким сильным, что ее тут же начало сносить. И все махания руками не помогли даже прибиться к берегу, не говоря уже о поисках тела животного на дне. Когда девочку постигло отчаяние, она увидела впереди силуэт, похожий на коня. Его тоже с неимоверной силой сносило вперед, но самым страшным было то, что тонущая лошадь была еще жива. И только сейчас Нина поняла всю тщетность своих жалких попыток... она его не вытащит! И эта страшная картина так ярко запечатлелась в ее мозгу, что девочка даже забыла о дыхании. Она просто наблюдала за животным как в замедленном фильме и не знала теперь, зачем плыла ему навстречу.
  Но вдруг по ее телу что-то скользнуло, шмыгнуло перед глазами и заплыло сзади. Девочка не на шутку перепугалась таким размерам монстра: как целая акула. Но какие акулы в реке? Нина попыталась оглядеться, захватывая руками водное пространство, но неожиданно ощутила под пальцами что-то похожее на гриву. Рефлекторно девочка сжала этот знакомый клочок, и ее рвануло с места с такой силой, как будто она ухватилась за плавник дельфина. А то и за касатку.
  Нина еще шире распахнула глаза под водой и не поверила тому, что увидела: она держалась за лошадь, но неслась по реке с такой скоростью, с какой кони не умеют плавать! Более того - этот неведомый чудо-зверь ловко менял траекторию движения, останавливался, разгонялся, озирался по сторонам, как будто вода была его родной стихией. Девочка попыталась оглянуться и увидела там хвостовой плавник вместо ожидаемого конского крупа. Это просто фантастика...
  И самое важное - это то, что они двигались навстречу тонущей лошади. На это мгновение Нина забыла обо всех посторонних вещах. Она недолго думая вцепилась за беднягу обеими руками, обхватив ее вокруг шеи, и с жалобным отчаянием попыталась вытянуть на поверхность. Конь уже не сопротивлялся, но его глаза были все еще подвижны, а значит, он еще не утонул... пока что не успел... но времени осталось мало.
  И снова ей помог неведомый зверь. Обогнув пришельцев по кругу, морское чудище уперлось в брюхо лошади спиной и рывком подалось наверх. Не прошло и секунды, когда поверхность реки приблизилась к пострадавшим и отступила перед голубым небом и ярким солнцем. Нина только сейчас вздохнула полной грудью и одновременно сорвала проклятую уздечку со спасенной лошади. Та в свою очередь всхрапнула и вместо звука вдоха девочка услышала бульканье где-то внутри. Из ноздрей потекла вода. Нина испугалась, что опоздала со спасением, но животное все равно пыталось дышать.
  Последним чудом, которое произошло с нею в этот момент, было то, что подводный зверь дотянул их до берега. К этому месту уже начали сбегаться люди.
  Нина наконец-то отпустила спасенного коня, и он дрожащими копытами уперся в землю, изрыгая воду, тяжело прочищая легкие, заваливаясь на бок, но не падая. Это ужасное зрелище говорило лишь о том, что девочке удалось... она вытащила несчастное существо с того света!
  И вдруг вода рядом с ними начала вздыматься и из-под тяжелой пленки вынырнула на свет еще одна лошадиная голова. Нина не поверила своим глазам, когда увидела Славу!
  - Что это значит? - онемев, вытаращилась на собственную лошадь девочка.
  Ей казалось, что она наблюдает за инопланетянином. Тем более что у этой кобылы сразу за поясницей тянулся под водою... хвост. Тот самый хвост... та самая грива, запачканная какой-то слизью... это был тот самый морской зверь, помогший им!
  - Ты гиппокампус? - выдохнула Нина, с трудом укладывая в голове этот вопиющий факт.
  Но Слава не торопилась полностью выходить из воды. Она задержалась, наполовину погруженная в реку, пока хвост не превратился в ноги. И только сейчас девочка заметила, как острые волчьи клыки исчезли с милого лошадиного ротика.
  "Нет, это что-то другое, - девочка молниеносно перерыла все свои мифологические знания в голове, - хуже гиппокампуса. Это келпи!". Но она не могла припомнить ни одного рассказа об этом существе, где бы он спасал людей вместо того чтобы топить их. Может быть, здесь какая-то ошибка? Что если Слава спасала другую лошадь, а не спортсмена? Сейчас не разберешься.
  Вокруг уже набежала порядочная толпа. Соревнования приостановили. Издалека мимо прочих людей примчалась незадачливая спортсменка и с воплями радости и слезами вцепилась в свою спасенную лошадь. Прорыдав какие-то слова благодарности, она тут же начала дико извиняться.
  - Твоя лошадь вырвалась у меня из рук, - выла девочка, - она как-то стянула с себя уздечку. Боже... я чуть не утопила двух лошадей разом...
  И она взревела еще громче, пряча лицо в шею своего коня. А Нина тяжело дышала и не хотела на нее смотреть. Ей вообще было не интересно слушать эти оправдания. Она была мыслями совершенно в другом мире. К сожалению, в реальном... порочном... который теперь стоял вокруг и пялился на нее, как на экспонат в музее.
  - Дура девка, - прорезался чей-то голос в толпе, - как она смеет извиняться после того что сделала?
  - Нужно отсудить у нее лошадь. Не умеет обращаться - нечего на соревнования ездить.
  - Вы слышали? Эта малолетка чуть не утопила своего коня. А вон та девочка его спасла.
  - Та девочка героиня, а вот хозяйка той лошади - полная идиотка.
  Самым страшным было то, что все это говорили взрослые люди. Нина не могла поверить, услышав голоса мужчин и женщин, которые стояли все это время вдали и просто наблюдали, как она, хрупкая маленькая девочка ныряла за конем в реку. Она прекрасно и отчетливо успела это заметить! А еще среди критиков стояли спортсмены, проехавшие мимо барахтающейся лошади. В те самые драгоценные минуты, когда все еще можно было исправить, они просто проигнорировали мольбы о помощи и проехали дальше. Ради чего? Ради приза?! Так вот, сколько стоит жизнь лошади! Седло и несколько чертовых денежных бумажек...
  Но Нина понимала, что не докричится до этих грешных людей и от бессилия опускались руки. Она хотела заступиться за ту девочку, но не могла подать голоса. Она была придавлена к земле этими странными голосами, тем, что они говорили... девочка просто беспомощно озиралась и чувствовала, что вот-вот готова разреветься как ее сестра.
  - Нина! - растолкав людей, внутрь круга ворвалась Оля, - цела. Хорошо. Молодец!
  Она была так взволнованна, что спортсменка не узнала ее. Никогда еще блондинка не была так взбудоражена. Кто-то посмел недовольно заворчать за спиной из-за того что его оттолкнули. И это было зря.
  - Чего ты сказал? - хищно впилась в мужика глазами Оля и почему-то все разом притихли, заинтересованно уставившись на ее поведение, - ты чего пасть свою открыл вообще, шакал поганый?
  Вот тут уже притихли и обе пострадавшие девочки. Даже Нина пораженно вытаращилась на собственного тренера, затаив дыхание. "Боже правый... да она в бешенстве!" - впервые распознала истинные эмоции Оли девочка и неожиданно почувствовала в этот момент такую волну симпатии к ней, что чуть не кинулась на шею. Но это был не конец.
  - Вы на меня-то не нарывайтесь! - взвизгнул оскорбленный мужик, - ходить надо аккуратней, вот что.
  - Да я тебя гниду в кулаке разотру, если ты еще раз вонючий рот откроешь, - рявкнула наотрез Оля.
  - Дамочка, хватит нарываться на людей. Все мы взволнованны, но не нужно свою культуру напоказ выставлять, - подал кто-то голос со стороны.
  - Культуру?! - взвизгнула блондинка и с таким сатанинским взглядом обернулась к Нине, что девочка как по команде вытянулась в струнку, не смотря на усталость, - покажи мне пальцем на тех сволочей, которые проехали мимо тонущей лошади и не помогли. Ты имеешь право. Ты сегодня героиня.
  Никогда еще Нина так не желала мести. Она заразилась настроением своего тренера. Захотела наябедничать. Хотела, чтобы эти люди не ушли безнаказанными. И потому хладнокровно указала пальцем на несколько парней и мужчин, променявших жизнь живого существа на приз.
  - Какое совпадение! - ядовито улыбаясь, выпалила Оля, - какие мелочные нынче плодятся мужики. Ну, надо же. Я бы еще поняла, если бы ребенок или женщина отказались помочь. Но взрослые крепкие мужчины... это так непростительно, что я лично рожу хочу набить каждому из вас. Да так, чтобы вы свое имя произнести не могли еще полгода как минимум!
  - А чего вы на нас стрелки переводите? - оскорбились спортсмены, - это вон та дура виновата во всем, что произошло. Не додумалась уздечку снять. Там делов-то...
  - А вы, почему не могли помочь ей в этом? Не видели, что ребенок в панике? Знаю, это непростительно. Но когда на кону стоит чья-то жизнь - все призы должны гореть синим пламенем для вас! - Оля была вынуждена отдышаться из-за такого количества эмоций, но недолго, - сволочи, твари. Хвастливые уроды...
  - Так, вы мне надоели, - двинулся прямо на девушку один из "обиженных".
  Неизвестно, чего он хотел добиться, но Оля перехватила его руку и так дала кулаком в челюсть, что мужчина пошатнулся и не удержался на ногах. Толпа ахнула и бросилась на девушку, защищая мужика. Кто-то завизжал, кто-то что-то выкрикнул. Завязалась потасовка.
  Но вдруг все люди отхлынули назад с такой же стремительностью, с какой шли в бой. Нина не успела моргнуть и трех раз, как увидела вокруг Оли кучку бездыханных людишек. Вернее, они были живы. И даже в сознании. Но их мышцы сокращались, не позволяя контролировать свое тело...
  - У нее электрошок! - выпалил, наконец, чей-то голос.
  И только сейчас Нина разглядела тонкие полоски тока, скользнувшие по пальцам и венам тренера. Блондинка тут же спрятала руку в карман, перехватив и правильно расшифровав взгляд воспитанницы. На уставшем и довольном лице снова появилась улыбка.
  - Господа, я слабая женщина. Зачем вы так стразу на меня? - она издевательски усмехнулась, - тем более я полезла в драку не ради себя. А просто хотела отомстить за ребенка. До сих пор не понимаю, почему именно она должна была рисковать своей жизнью и лезть в эту реку, а не кто-нибудь из вас. А теперь уйдите все. Не пытайтесь меня схватить. Я больше не буду ни на кого кидаться.
  И Оля быстро подошла к Нине, стоящей в полной растерянности и испуге. Блондинка размотала у кобылы бинт и накинула его лошади на шею вместо кордео.
  - Все в порядке? - дежурно поинтересовалась она у воспитанницы.
  - Да. Но мне есть о чем рассказать вам... - взволнованно заикаясь, пробормотала Нина.
  - Спокойно-спокойно, - прервала ее Оля, - тебе надо сначала отдохнуть. Будь уверена - ты сегодня все сделала правильно. Я бы поступила также.
  И впервые за все это время девочка взглянула на нее как на самого лучшего тренера на свете. Черт побери, да эта девушка только что избила всех тех, кто реально заслужил кулака. И это было так приятно осознавать, что Нина поразилась своей кровожадности. Но ей не хотелось сейчас думать о морали. Эти мысли выкачивали слишком много сил из уставшего детского тела.
  Нужно было только найти своих ребят и поскорее ехать до дома.
  
  Благодаря современным технологиям новость о произошедшем добралась до конюшни быстрее, чем сами ребята. Поэтому, когда Нина вышла из газели, на нее тут же налетела сестра и все боялась отпустить от себя, крепко сжимая в объятиях. Близняшке пришлось приложить не дюжие усилия, чтобы оторвать ее от себя и успокоить.
  - Между прочим, я за тебя больше испугалась, когда ты с крыши летала, - упрекнула Нина Иру, - ну чего глаза на мокром месте? Ты меня всю ощупала и убедилась, что я цела. Разве не так?
  - Так-так, - и младшая сестра все равно вновь вцепилась в нее мертвой хваткой, - нам таких ужасов нарассказывали. Эти слухи всегда такие преувеличенные. Расскажи, как все было. Прошу тебя! Поскорее!
  Нина не сдержалась от улыбки умиления и пообещала поведать все настолько быстро, насколько сможет. И хотя она чувствовала себя дико уставшей, все равно поделилась тем, что вспомнила.
  А в этот момент Оля водила на корде по кругу Славу и дотошно приглядывалась к каждому ее шагу, вздрагиванию и повороту головы. Видимо беспокоилась за здоровье после такого ныряния. Вокруг уже сгрудились Катя с Кирой.
  - Вы можете себе представить... - не отвлекаясь от работы глаголила Оля, - кобылка-то у нас необычная. Сказочная подводная лошадь.
  - Гиппокампус? - пошарила в своей голове главный тренер.
  - Хуже. Келпи. Это такие зубастые твари, которые людей топят.
  - Так она наоборот спасти помогла. Разве нет?
  - Черт ее знает, чего эта зверюга хотела сделать на самом деле. Но получилось так, что спасла. Да и Нина оказалась не промах. Быстро среагировала. Может быть, она еще не так потеряна, как кажется.
  Услышав этот разговор издалека, девочка почувствовала какую-то неловкость и угрызение совести. Она собрала всю волю в кулак и подошла к тренерам. Те как будто ее ждали.
  - Вот и ты! - выпалила блондинка, - убеди этих двух недоверчивых куриц, что я права. Рыбий Хвост у кобылы был?
  - Был, - удивленно захлопала ресницами Нина.
  - Вот и я о том же! - торжественно выпалила Оля, - Келпи! У нас в руках мифическая лошадь. Значит у меня не глюки.
  - Может, водой ее обольем и проверим, появятся ли плавники? - предложила Катя.
  "Не поможет", - подумала девочка, но не стала этого утверждать вслух. Она смотрела на увлеченные лица своих тренеров и тонула в какой-то эйфории, понимая, что все плохое осталось позади, а вокруг нее - родная конюшня с любимыми чокнутыми людьми. Нина потупилась и окликнула Олю.
  - Я... хотела извиниться... - и девочка скомкала в руках края своей же футболки, - извините, в общем.
  - О чем ты? - опешила блондинка.
  - Ну, за то, что ругалась с вами тогда из-за Иры...
  - Ты со мной ругалась?! - и на лице Оли растянулась такая непонимающая улыбка, которой был предписан только один путь - превратиться в задорный смех.
  Кира с Катей сначала непонимающе переводили глаза с одной странной барышни на другую, а затем просто пожали плечами и снова вернулись к своему спору о магических способностях лошади. Когда Оля перестала смеяться, она махнула рукой и брякнула: "Я уже и забыла об этом. Свободна".
  Нина была немного удивлена этому, но одновременно счастлива. Она не любила извиняться, поскольку чаще всего считала себя правой. Но если Оля всегда будет так реагировать на подобные выпады - то они легко сработаются вместе. Девочка будет говорить обо всем прямо, а тренер - быстро забывать обиды. Удобно!
  Возвращаясь обратно к сестре, Нина заметила, что ее уже встречали Оксана с Йорком и Олегом. Их сердца грелись от всеобщего приподнятого настроения и руки сами собой потянулись обниматься.
  - Мы все слышали про твои геройства, - ласково стукнула ее под бок готесса, - ты молодец. Даже Оля похвалила.
  - На месте все казалось страшнее, чем на словах, - призналась близняшка.
  - Но главное, что ты не растерялась, - поддержал ее Йорк, - кстати, что там говорят про Славу? Ее тебе отдадут?
  - Не знаю, - пожала плечами Нина, - но я очень на это надеюсь. Я к ней что-то прикипела после этого случая... она классная кобыла.
  - Слушай, кажется, я не в тему, но как тебе Оля? - вступил в разговор новенький мальчишка, - она какая-то неадекватная, да вы еще и ссорились с нею недавно. А сегодня она чуть ли не расцеловала тебя. Это норма?
  - Мне кажется многие со мной согласятся в том, что Оля - просто восхитительный тренер, - горячо заявила Нина, вспоминая какими ударами блондинка раскидала тех большеротых хамов на соревнованиях
  "Ох, как я хотела сделать то же самое, но духу не хватило. А она бесстрашная", - мечтательно прикрыла девочка глаза. Остальные ребята тоже ушли в свои мысли, молча кивая и бредя в раздевалку. После столь насыщенных событий нужно было отдохнуть.
  
  ДЕМОНЫ ОЛИ
  
  - Ребята, Коля вернулся! - с визгом ворвалась в конюшню Олеся.
  Джигиты как один без лишних слов побросали инструменты и всей толпой вылетели следом на улицу. Девушка бежала быстрее всех как дикая лань и с безудержным воплем напрыгнула на тренера. Следом за нею в него врезались развеселившиеся Игорь, Тимка и Дима... цыган больше всех старался залезть бедняге на плечи.
  - Хей-хей, ребята, вы чего? - со смехом пошатнулся Коля, - ай, осторожнее! В бок не тычьте, сказал же.
  - Извините. Мы просто так рады вас видеть, - не могла отдышаться Олеся.
  - А шрам огромный будет? - сияли глаза Димки.
  - Нормальный, - подмигнул ему тренер.
  - Что за глупые вопросы? - возмутилась девушка.
  - А покажите, покажите! - затараторили парни.
  - Да вы чего? - удивилась Олеся.
  - Уйди, женщина, ты ничего не понимаешь, - оттолкнул ее цыган и все обомлели, когда тренер задрал рубашку.
  - Круто! - хором протянули парни.
  Подруга только фыркнула и закатила глаза. Зато Коля был горд как никогда. Эту довольную ухмылку с его лица невозможно было бы стереть ничем.
  - Конечно же врачи запретили мне садиться на коня в ближайшее время, но это мы еще посмотрим, - поправил одежду парень, - да из больницы я выписался раньше времени.
  - Вообще-то врачей нужно слушать, - послышался ворчливый голос Зины, - шучу. Я тоже рада видеть тебя, Коля. Как ты?
  И она нежно обняла его, стараясь не касаться раны. Тренер с благодарностью похлопал ее по спине и с кряхтением потер бочину.
  - Могло быть и лучше, но мне грех жаловаться. Жив остался и слава Богу. А здесь что-нибудь происходило за время моего отсутствия?
  - Да много чего, - сказала Олеся, - даже не знаю с чего начать.
  - На пробегах Нина спасла чужую лошадь, вытащив ее из реки. И оказалось, что наша Слава - кровожадный Келпи. Теперь хитроумная Оля спихнула эту чудо-зверюшку бедняжке под предлогом "одна ты с нею справишься", - любезно рассказала Зина.
  - Да, Оля всегда на всех все спихивает, - усмехнулся Тимка, - хотя в их группе теперь творится какая-то шиза. Они все как зомбированные ходят и прославляют ее имя.
  - Потому что дураки. Она уж точно не круче Коли, - в эйфории выпалил Димка.
  - Я польщен, - с легкой неловкостью отреагировал тренер, - мне пора зайти в тренерскую. А то я даже с главным тренером не поздоровался.
  - А вот это вторая новость... - мрачнее прежнего сказала Олеся, - этот демон Петр устанавливает на нашей конюшне свои порядки. Когда он появляется - кто-то вечно страдает. Не так давно из-за него в больницу попал Петя, а на днях этот гад что-то сделал с Кирой.
  - Что?! - расширились глаза казака.
  - Они были вдвоем в тренерской, - вступил в разговор Игорь, - и после этого она вышла сама не своя. Заперлась в машине и не выходила оттуда несколько часов.
  - Она почти плакала. Я видела, - подтвердила Олеся, - и Катя с нею в машине долго сидела, пыталась успокоить. Но эти тренера нам как всегда ничего не рассказывают. Все еще принимают за детей, видимо. Не то, что вы.
  - Кто знает, может быть, я совершаю большую ошибку, когда выкладываю вам все начистоту, - грустно заметил Коля, - пойду, проведаю Киру и узнаю, что же там было. Если ей так плохо - то может я смогу ее взбодрить.
  - А вы потом нам расскажете все что узнаете? - спросил Дима и получил подзатыльник от друзей.
  - Ни за что. Чужие секреты нельзя выдавать даже под пытками, - строго отрезал Коля и на этом обсуждение прекратилось.
  Ребята тяжело вздохнули и вернулись к работе. Эти воспоминания убили все хорошее настроение спортсменов.
  Когда тренер увидел Киру, он пожелал обнять ее за плечи, но не сделал этого только потому, что девушка взглянула на него как на призрака. Коля даже не улыбался, но и она выглядела не шибко веселой.
  - Боже, я совсем чокнулась уже, - виновато выдохнула девушка, - наш любимый джигит наконец-то вернулся, а его никто не встречает, как положено...
  - Я не обижен, - мягко проговорил юноша и сам подошел к главному тренеру, чтобы позволить ей обнять себя, - мне ребята многое уже рассказали. Хочешь облегчить душу?
  - Не сейчас, Коля. Не сейчас, - пробормотала девушка и нехотя оторвала свою голову от его теплого плеча, - но я обязательно все расскажу позже. Сегодня у меня много дел... как и всегда. Проблемы с подачей воды... я по уши в работе.
  Она замолчала, столкнувшись с ним глазами. Казак был серьезен и так по-дружески надежен, что распространял вокруг себя ощущение защищенности. Кира могла вздохнуть с облегчением и попросила его на время задержаться в тренерской. Тот с готовностью согласился и принялся чинить сломанную амуницию, до которой не дошли руки других работников.
  Через некоторое время вошли Катя с Олей и очень обрадовались появлению старого товарища. Панкуша просто поздравила его с столь быстрым возвращением, а блондинка с визгом беспардонно залезла парню на колени, расцеловав его лицо.
  - Сегодня прямо день отпусков из больницы, - прокрутила между пальцами сигарету Катя.
  - О чем ты? - захлопала глазами Кира.
  - Среди ребят прошел слух, будто Петя скоро должен вернуться.
  - Только не это, - закрыла глаза рукой главный тренер, - еще одного Петра мне не хватало.
  - Зато классно, что он в порядке! - выпалила Оля, - разве нет?
  - Я бы его еще в больнице месяц другой подержала, - призналась подруга, - хотя я и не желаю ему зла. Вроде бы. Сейчас я уже ни в чем не уверенна.
  Но зазвенел телефон, и Кира была вынуждена отвлечься. Девушки в неловких чувствах бегло переглянулись и переключились после этого на Колю. У них как раз было немного свободного времени на беззаботные разговоры.
  
  Тимка тащил на себе мешок с зерном, когда прямо перед ним из воздуха материализовался его дух. Парень и рад был бы подпрыгнуть от испуга, но тяжелый вес на спине помешал это сделать. Призрак с разноцветными глазами сначала нахмурился, наблюдая за его занятием, но быстро вернулся к своим мыслям.
  - Дружище, не стоит так спину надрывать. Совсем сорвешь ведь, - затараторил он.
  - Это зерно, оно не тяжелое, - уточнил Тим, - чего тебе?
  - Хотел помочь в обучении.
  - Мне сейчас не до этого.
  - Вам всем не до этого, однако, потом будет поздно.
  - Не капай на мозги. Если для твоей помощи не нужны мои руки - тогда валяй, - парня уже начинал напрягать этот занудный божок.
  Однако призрак не желал отставать от него так просто. Он торопливо плелся рядом и постоянно заглядывал в глаза. Ну что за манера? Как психиатр, наблюдающий за своим больным.
  - Мне кажется, ты чем-то расстроен. С девчонкой что-то не клеится? - ляпнул, наконец, он.
  Тимка чуть не задохнулся от возмущения. Он моментально вспыхнул и чуть не кинул мешком в наглеца. Тот же напротив был очень спокоен и делал вид, что не задел ничьих чувств.
  - Иногда лучше промолчать, чем молоть все, что в голову пришло, - сокрушенно выпалил парень.
  - Ты думаешь? - и призрак снова покосился на его ношу, - да брось ты уже это пагубное дело. Пойдем, займемся упражнениями.
  - Ты достал меня. Не пойду я никуда. Конюшня важнее.
  - Эй, ребятки, чего вы ссоритесь? - Зина с радостной улыбкой подбежала к Тиму и потрепала его за волосы, - я сегодня не успела сказать тебе кое-что. Можешь уделить мне минутку?
  - Зачем мне... - но вдруг до парня дошло, что она имела в виду, и он немедленно сбросил с себя мешок, - уже иду.
  И он с иронией помахал духу ручкой, прежде чем удалиться. Тот моргнул по очереди обоими глазами и выдавил хитрую ухмылку. Но следовать за ними не стал.
  - Спасибо, что спасла меня. Он такой приставучий, - пожал девочке руку парень.
  - Я заметила, что он достает тебя днем и ночью. Вот и пожалела. Но почему ты не хочешь дать ему то, что он просит? - поинтересовалась Зина.
  - Честно говоря, мне сейчас реально не до него. Мало того, что этот гад постоянно поднимает на поверхность мое прошлое, так еще и много времени требует на свое обучение. У меня танцы, конюшня, куча других дел... не могу я отвлекаться по пустякам, - присел на пол Тим, глядя в стену.
  Девочка хотела подбодрить его, похлопать по плечу и улыбнуться, но что-то останавливало ее. Она сконфузилась и села рядом. Ее тоже уже давно доставала своя богиня, но в отличие от духа Тима, эта дамочка выглядела не очень дружелюбно. Она больше походила на наркоманку со стажем, чем пугала Зину еще больше. Поэтому трудно советовать что-то другу, когда у самой такие же проблемы.
  Но вдруг в их рассуждения ворвался незваный гость. А именно... ледяное копье, молниеносно пробившее стену конюшни. Ребята и ахнуть не успели, как между ними и смертельной опасностью из неоткуда снова появился дух Тима... и это копье пронзило его насквозь.
  Зина завизжала во весь голос, отпрянув назад, закрывая рот руками. Парень подскочил на месте и только сейчас сообразил, что был всего в паре миллиметров от гибели. Но прежде чем начать жалеть себя, он нервно вгляделся в духа, ожидая увидеть на его лице мертвенно-мученическое выражение. Но оно было... как никогда позитивно!
  - Вот об этом я и хотел поговорить с тобою, дружок. Но ты вечно бегаешь от меня, - щелкнул его по носу бог и вытащил из себя копье с той же легкостью, с какой это делал в свое время Петр.
  - Как ты выжил? - только и мог выговорить Тимка.
  - Тебе не больно? - взяла себя в руки Зина.
  - Ребята, расслабьтесь. Мы все давно уже мертвы и потому не можем прикончить друг друга. Но вот вы уязвимы и потому должны учиться, - дух грубо схватил Тима за руку и поднял его браслет на уровень глаз, - ты хоть знаешь, как играет госпожа удача? Если бы здесь не появился я - кто-то из вас двоих сейчас висел бы на стене, прибитый копьем.
  - Но кто это сделал? - психанула девочка и вцепилась в друга руками, желая получить поддержку.
  Но тот только хмурился и переводил взгляд с игральных кубиков на разноцветные глаза духа. Они смеялись над ним.
  - Копье предназначалось не вам, - любезно ответил призрак, - это наша Визгард, похоже, опять на ком-то срывается. Она - знатная истеричка, хоть и прикидывается железной леди. Но это не помешало бы вам умереть.
  - Сдаюсь. Рассказывай дальше, чему ты там хотел меня научить, - вырвал из рук духа свою кисть Тим.
  Реальность медленным противным пауком вторгалась в его жизнь. Хотя он и пришел в себя после случившегося, ему это жутко не понравилось. С приходом на землю неведомых сил, в их конюшне стало небезопасно.
  - Твоя сила заключается в том, что ты сам выбираешь, кому повезет в момент опасности, а кому нет, - потер пальцы Бог, как будто запачкал их в чем-то, - если ты один - то почти бессмертен. Потому что даже в безвыходной ситуации находится какая-то крохотная случайность, спасающая тебе жизнь. Но если ты в компании...
  Зина поняла все первой и потому снова закрыла рот рукой. Она хаотично заходила из стороны в сторону, перенося взгляд с одного парня на другого. Ей было не по себе.
  Тим тоже сообразил, к чему клонил этот ненормальный. Он стал серьезнее прежнего и сжал в руках свой медальон.
  - То есть, если бы тебя не было сейчас - то это копье точно пришлось бы кому-нибудь из нас двоих? - уточнил он.
  - Не говори так, - воскликнула Зина и бледными руками вцепилась в его одежду.
  - Именно, - кивнул дух, - причем, ты сам выбирал бы жертву.
  - Но ты ведь как-то справлялся с этим, пока был жив? - и парень испытующе всмотрелся в мигающие по очереди глаза призрака.
  Тот еще больше развеселился и принял фривольную позу, сложив руки на груди. Казалось, его забавляла вся эта ситуация.
  - Ты прав. Справлялся. И не потому, что всегда подставлял свою команду. Просто я намного сильнее тебя. Не забывай об этом. Но как дорасти до моего уровня - об этом позже. Сегодня тебе достаточно наглядности.
  
  На улице Игорь держался за голову, глядя на дыру в стене конюшни. Визгард с презрением наблюдала за действиями демона. Он даже не обернулся на то, куда улетело ее копье, не настигнув цели.
  - И кого ты хотела убить? - поинтересовался Петр.
  - Никого я не собиралась убивать. Ты ведешь себя как маленький ребенок, который впервые увидел своих компаньонов. Думаешь, за время нашего сотрудничества мы тебя не изучили, как следует? - прищурила один глаз богиня.
  - Я уж надеюсь на это, - иронизировал призрак и бросил небрежный взгляд на Игоря.
  Парень прислушивался к голосам внутри конюшни: вроде бы все живы, несмотря на визг Зины. Демон рассмеялся. Юноша слегка испуганно и одновременно недовольно отреагировал строгим взглядом. Визгард только поджала губы.
  - Забавные люди нам достались. Хотя этот сопляк совсем не похож на того Игоря, - констатировал Петр.
  - Не тревожь память о погибшем, - и голос ее треснул, как бы срываясь на крик и одновременно оставаясь угрожающе напряженным.
  Сам юноша предпочел в разговор не вмешиваться, хотя ему было неприятно слушать о себе такие вещи. Но Игорь умел учиться на чужом опыте. И стычки демона с Петей и Кирой научили его держать язык за зубами.
  - Что ж. Раз мне тут не рады - пойду, вспомню былое, - оскалив желтоватые зубы, призрак провел пальцами по своему подбородку, - соскучился я по Грому что-то.
  - Делай что хочешь, - казалось, богиня была рада закончить этот разговор на любой ноте.
  Она просто развернулась и, храня свой горделивый стан, направилась куда-то в другую сторону. Игорь же впал в панику оттого, что не мог запретить демону подходить к лошади. Он еще более затравленно всмотрелся в недоброжелателя и проклял себя за трусость.
  Но тут из тренерской вышла Катя и неспешно пошла им навстречу. Парень облегченно вздохнул: "Уж она-то покажет ему, где раки зимуют". Но, тем не менее, он предпочел стыдливо спрятаться где-нибудь... ну или проверить, что случилось с Тимом и Зиной, когда к ним влетело копье Визгард. Идеальный предлог.
  Как только панкуша оказалась в дверях спортивной конюшни, то лицом к лицу столкнулась с Петром, ведущем в поводу Грома. Последовала короткая немая сцена, после чего демон невесело сложил руки на груди:
  - Да вы издеваетесь! Я вас уже и запугиваю и избиваю, а все равно ничему не научил? Ты тоже хочешь попытаться меня остановить?
  - О да. Какой ты догадливый, - саркастически подтвердила девушка и скопировала его позу.
  Она не знала, что делать, но жалела только об одном: кожаная куртка осталась в тренерской. Кто ж знал, что ей против своего желания придется встретится с демоном. И раз они оба попали в такую неловкую ситуацию - нужно что-то предпринимать.
  - Поставь коня на место и иди по своим делам, - спокойно приказала она.
  - Ой, да что вы говорите, - качнул он головой, - ты хочешь отхватить свою долю, как и твои друзья, что ли?
  - У меня дар предсказания. Думаю, я так просто не отхвачу.
  - Вы бы хоть свои силы рассчитывали, - рассмеялся Петр как профессионал над новичком, - даже собравшись вместе, ваша жалкая компашка не повалит меня на лопатки. А если будете и дальше вот так подходить поодиночке - тогда все станет еще проще.
  - Неужели ты настолько избалован, что распускаешь руки каждый раз, когда хочешь что-то получить? - и она напряглась всем телом, ожидая атаки.
  Демон видел ее волнение и, похоже, решил не принимать слова в расчет. Он пожал плечами и просто направился мимо, оттолкнув тренера конкура в сторону. Катя была возмущена таким наплевательством и с разворота схватила его рукой за плечо. А дальше все как в замедленном фильме.
  Петр незаметным молниеносным жестом пронзает чем-то острым ее живот и кровью заливает белоснежные лошадиные ноги. Гром в ужасе шарахается в сторону, Катя с глухим вздохом падает на колени... и приходит в себя за секунду до нападения. Она так стремительно отпрыгивает назад, что со всего маху вламывается спиной в жестяные двери гаража и оглушается еще не прошедшими красочными воспоминаниями о собственной смерти.
  Тяжело дыша, девушка задрала рубашку и бегло исследовала свой живот. Все было в порядке. Но боль, бьющая по голове, еще не прошла.
  Демон шумно усмехнулся, даже не обернувшись, и просто продолжил свой путь. За всей этой сценой наблюдали со стороны Зина, Тим (с его духом) и Игорь. Все что они увидели - это то, как Катя попыталась напасть на призрака, но неожиданно отскочила назад и заметалась на месте в беспричинной панике.
  - Нам конец, - обреченно вздохнул Игорь.
  Друзья и дух ничего ему не ответили, хотя подумали примерно о том же. Похоже, на этой конюшне теперь царствует демон Петр.
  
  Когда началась тренировка, Коля изволил на ней присутствовать. Он все еще не мог садиться на лошадь, зато орал на все поле. Кони уже запомнили его голос и потому вздрагивали после первых же повышенных тонов. Но больше всего тренер заинтересовал вопрос о распределении новых воспитанников.
  - У нас на конюшне появилось два новых пацана и вы не отдали их в джигитовку? - сокрушался он перед Кирой, - как такое вообще вышло?
  - Просто кое-кто тебя опередил, - уклончиво ответила девушка и покосилась за его спину.
  Казак посмотрел туда же и увидел хитрющие рожи Оли с Катей. Девушки неоднозначно улыбнулись и как ни в чем небывало разошлись в разные стороны. Коля закипел и не хотел им этого прощать. "Наглость вперед вас бежит", - подумал он и направился в конюшню, приказав спортсменам отшагивать лошадей.
  Пока джигит всеми законными и незаконными способами пытался переманить новичков к себе, на конюшню пришло последнее недостающее звено. И это был Петя.
  - Сегодня точно день встреч, - тревожно откликнулась на его появление главный тренер.
  Она не знала точно, что испытывала в этот момент: облегчение, радость или все же вернувшееся раздражение. Но когда девушка увидела глаза парня, то тут же проглотила язык.
  Белки обрели неприятно красновато-розовый цвет как у лабораторных крыс с невыразительными узкими черными точками зрачков. Взгляд парня был, как и прежде обозленно дерганным, но только теперь виделась примесь смирения. Петя готов был объединиться со старыми недоброжелателями против демона...
  - Врачи сказали, что у меня лопнули почти все капилляры. И кожа вокруг глаз еще облезет, но мое зрение удалось спасти. Хотя я стал видеть значительно хуже, - парень без спроса присел, закинув ногу на ногу, - не смотри на меня как дура. Я тебе не слон в зоопарке.
  - Уж и посочувствовать нельзя, - возмутилась девушка.
  - Нельзя, - отрезал он, - я не за этим вернулся. Глупые слезы делу не помогут.
  - Что ты предлагаешь? Выступить против Петра? - Кира нервно усмехнулась, - валяй. Получи от него еще раз.
  Вместо агрессивного ответа парень внимательно посмотрел на нее. Девушка не знала, чего он искал в ее лице, и потому поспешно отвела глаза в сторону. Кире показалось, будто ее рентгеном просветило. Петя вернулся в свое прежнее положение.
  - Если он даже тебя смог сломить - тогда все действительно безнадежно, - заключил он.
  "Не правда. Меня так просто не сломать", - возненавидела себя за слабость девушка и по-боевому взглянула на спортсмена. Он сидел такой беспечный и одновременно готовый ко всему, что невольно вселял уверенность.
  - Хотя ты никогда не была хорошим руководителем, - вдруг саркастически улыбнулся Петя, - настоящий лидер всегда должен быть впереди. А ты только раздаешь указы и выполняешь закадровую работу. Периодически получаешь от недоброжелателей по лицу, но это не поднимает твоего статуса.
  - Сволочь ты, - выплюнула эти слова Кира, - полнейший идиот.
  Не успела она развить и дальше тему, как внутрь вошла Катя. Она, похоже, планировала жаловаться на Колю за то, что он пытался переманить себе ее спортсменов, но при виде Пети тут же застыла на месте. Парень был польщен таким вниманием.
  - Можешь его не жалеть. Он не заслужил, - съязвила при первой же удобной возможности "королева бумажек".
  - Да я и не собиралась, - без улыбки сказала панкуша, - выглядишь ты очень паршиво, Петь.
  - Это не помешает мне хорошо прыгать. Где, кстати, мой Гром? - ухмыльнулся он.
  Тренера конкура как холодной водой обдало. Но она не подала виду и предпочла промолчать. Врать у нее все равно получалось плохо, а правда и так скоро всплывет на поверхность. К тому же парень знал правильный ответ. Он увидел своего коня еще издалека и с трудом удержался от того, чтобы снова напасть на демона. Просто ему не хотелось калечить Грома.
  Кира снова взгрустнула. Она неловко сжала пальцами край стола и предпочла развеять обстановку кружкой чая.
  - Все решили замять эту ситуацию, я вижу, - отказался от напитка Петя и решительно встал, - значит, и на меня не рассчитывайте.
  И он вышел, громко захлопнув за собою дверь. Девушки так и стояли посреди тренерской, не решаясь ничего сказать. Впервые слова этого парня произвели на них эффект полезной пощечины.
  - Когда бы мы могли на него положиться или просили его о чем-то? - первой нарушила тишину Кира.
  - Я бы привела тебе несколько примеров, но сперва мне нужно все же разобраться с капризами Коли, - вернула кружку на стол Катя и тоже ушла во двор.
  Кира присела и схватилась руками за голову. На чай ее тоже не тянуло. Но вдруг в голову ударило одно короткое воспоминание...
  "Что Петр имел в виду, когда говорил, что мы с ним родственники?" - вдруг дошли до нее слова из прошлого, и девушка как обожжённая подскочила на месте. Ее сердце начало отбивать чечетку, а мозг потребовал объяснений. От шока Кира не задумывалась над небрежно-брошенными словами демона несколько дней и только сейчас эта фраза всплыла в голове так явственно.
  Пошатываясь от волнения, главный тренер срочно вышла во двор, сшибая обе входные двери на своем пути. В беседке отдыхали ребята, но ни одного духа рядом с ними не было.
  - Где наши боги? - на скорости спросила девушка.
  - Их здесь нет и это хорошо, - показал большой палец Тимка и безрадостно улыбнулся.
  Его друзья и прочие спортсмены безмолвно согласились с этим настроением и снова повалились на столы и скамейки. Все были без сил от невыносимой жары и большого количества работы. Зина и вовсе не могла проявлять свою обыкновенную эмоциональность из-за недавно пережитого стресса.
  - Чего это ты такая вся взъерошенная? - спросила панкуша.
  Похоже, она уже закончила разговор с тренером джигитов и теперь отдыхала вместе со спортсменами, довольная результатом. Кира взвесила в голове все "за" и "против" и решила, что сейчас не время посвящать кого-либо в свои гипотезы. Вдруг та фраза ей всего лишь послышалась? В той ситуации и не такое можно было услышать от испуга.
  "Королева бумажек" молча отрицательно покачала головой и вернулась через минуту с двумя кружками чая. В этот раз Катя приняла остывший напиток с благодарностью и полностью погрузилась в тишину, воцарившуюся на конюшне.
  Забавно было наблюдать за тем, как подростки вились вокруг вернувшегося Пети. Он восседал как царь в центре беседки, а ребята бесстыже разглядывали его красно-розовые глаза. Парню явно нравилось такое повышенное внимание, и потому он был милостив ко всем вопрошающим, какую бы глупость они ни сморозили.
  Но вскоре к отдыхающим присоединились близняшки и разбавили всеобщее настроение неожиданной темой для разговора. Собственно, ее начала Нина.
  - Кто-нибудь знает, что произошло с Олей в детстве? Почему она такая... какая есть? - ни с того ни с сего поинтересовалась девочка.
  - Конечно, знаем, но об этом не желательно распространяться, - нахмурилась Катя.
  - Я расскажу вам, - с готовностью ответил Петя.
  Тренера немедленно испепелили его строгим взглядами, но парень был непоколебим. Он только закинул ногу на ногу и развалился на своем месте еще удобнее.
  - Я ей клятву молчания и вечной дружбы не давал. Так что вы можете изображать свою верность сколько угодно. Но держать такое в тайне просто глупо.
  - Это не глупо. Это личное! - выпалила Кира.
  - Пускай и так. Но, по-моему, настал такой момент, когда скрывать ее прошлое уже просто не имеет смысла. Хоть в этом вы со мной согласны?
  Девушки промолчали, хотя и не были с ним согласны. Они отсели подальше и молча решили контролировать рассказ оттуда. Петя пожал плечами. Такой исход его тоже устраивал. Молодые спортсмены тут же навострили уши и внимали каждому слову.
  - В детстве Оля потеряла разом своего отца и брата, - медленно проговорил парень, и в беседке повисла мертвенная тишина.
  - К-как это... они... погибли? - дрожащим голосом пролепетала Оксана, - у нее был брат?
  - Да, - уронил Петя, и даже ему стало как-то некомфортно от этих воспоминаний, - но она была тогда еще настолько маленькой, что не справилась с этой трагедией и немножечко двинулась мозгами. Честно говоря, Оля и до этого была всегда не в себе. Поэтому я так много дружил с этой чудачкой по молодости, но после - ее было не узнать.
  То ли намеренно, то ли случайно он сделал небольшую паузу и углубился в свои воспоминания. Кира с Катей сидели как в воду опущенные, устремив глаза в столешницу. Спортсмены боялись вымолвить даже слово.
  Нина и вовсе почувствовала, что больше не хочет знать подробностей, но Петя неожиданно заговорил опять. И девочка против воли осталась.
  Это произошло, когда ей было десять лет. Малышка уже тогда занималась конным спортом и познакомилась там с маленьким задирой Петей. Они были друзьями "не разлей вода". И Оля всегда была настолько неуправляемой, что прежние тренера много раз пытались выгнать ее из клуба. Но это не удавалось ни им, ни директору.
  А причина такого характера крылась во вседозволенности. Семья у девочки была богатой. Только малышка была слишком мала, чтобы понять, каким путем добывались эти деньги. И ее старший брат активно участвовал во всех аферах, проворачиваемых отцом. Только по своей глупости пятнадцатилетний подросток хвастался обо всем сестре, заражая ее этим духом бесправности и глупой смелости.
  Но однажды глава семьи заехал за девочкой в школу и в спешке выдернул ее с уроков. Малышка была рада этому, но ее настроение сразу поползло вниз, как только брат в машине от страха начал выкладывать все как на духу. Вопреки запретам мужчины он рассказал и о грязном бизнесе и о том, что за ними сейчас была устроена слежка. Маленькая Оля не поняла ровным счетом ничего, но сообразила только, что происходит что-то ужасное.
  И когда после короткого хлопка их машина едва не перевернулась из-за пробитого колеса, девочка испугалась и заплакала. За ближайшим неизвестным домиком отец выскочил из автомобиля и приказал детям прятаться, а сам пошел обратно, навстречу преступникам.
  Брат волок рыдающую сестру за руку по неизвестной улице, жалящей крапиве и под пекущим солнцем, пока навстречу им не вышли какие-то жуткие люди с оттопыренными карманами. Ребята поняли, что именно там было спрятано. И деваться было некуда. Их быстро нашли и хорошо знали в лицо.
  Каково было маленькому ребенку попасть в такую ситуацию, когда ее просто поставили перед фактом, что отец, оказывается, был связан с бандитами. И за его грехи должны были расплачиваться дети. Девочка поняла, что живыми им, скорее всего, не выбраться... впервые за свою недолгую жизнь она ощутила такой неестественный ужас, который заставлял сойти с ума и броситься наутек, отключив мозги и логику.
  Зато брат вел себя непривычно тихо. Его лицо стало строгим, а руки тряслись... но не от страха, а как будто от предвкушения чего-то. Сестра плакала и плакала, а взрослым мужикам это было неприятно. И один из них ударил маленького ребенка ладонью по голове. Олю никогда не били прежде. А от такого удара у нее даже в глазах помутнело. Но девочке не дали упасть и биться в слезных конвульсиях на земле. Ее насильно подняли и заставили идти дальше.
  - Оля, слушай меня, - прошептал сквозь ее хныч брат, - нас убьют, если ты не побежишь сейчас. Обещай мне бежать.
  - Братик... - вцепилась она пальцами в его рубашку и некрасиво исказила рот, - мне страшно!
  - Обещай мне, - жутко прорычал он и без предупреждения грубо оттолкнул ее от себя.
  Оля не ожидала такого. Они шли по какой-то незнакомой дороге на краю глубокого оврага. Девочка от такого толчка споткнулась и с гримасой бледного ужаса полетела вниз, в пучину с болотами и камышами. Единственное, что она сделала тогда правильно - это то, что додумалась не визжать. Хотя, скорее всего, это произошло из-за того, что все случилось слишком быстро.
  Ее крохотное тельце больно стукнулось о склон оврага, затем прокрутилось по инерции пару раз и снова мимолетное зависание в воздухе... затем опять удар, порезы, стекла, камыши... и холодная вода. В сторону отпрыгнули лягушки, на запах крови накинулась свора комаров. Ужасная вонь столетнего гниющего мусора и ила ударила в нос. Над головой просвистели пули и все затихло.
  Оля не сразу нашла силы в руках и ногах, чтобы приподняться и заставить себя двигаться вперед. Плакать уже не было сил. Насекомые беспощадно мучили ее тело. Девочка ползла и не помнила себя. Не верила, что все это происходило с нею. Бессмысленно было щипать свои руки: все и так изнывало от боли. Ребенок сам потом не мог вспомнить, откуда нашел в себе силы для того чтобы доползти по осколкам бытового мусора до противоположного конца оврага и вылезти на дорогу.
  На ее нежных ручках и коленках не осталось живого места. Волосы свалялись в бесформенную массу и саму Олю в таком виде не узнали бы даже собственные родители. Мышцы содрогались от усталости. Мозг отключался и больше не хотел никакого спасения. Возможно, малышка даже отрубилась на какое-то время. Но погони за нею, к счастью, не было.
  Голодный желудок дал о себе знать только к вечеру. Оля не знала, что оказалась в каком-то дачном поселке, ведь только по этой причине за весь день на этой дороге не появилось ни одного человека, который мог бы ей помочь. Уставший ребенок, шатаясь, пошел туда, где по ее мнению должен был остаться отец. Ей не хотелось больше бежать. Она искала людей.
  Но как только девочка услышала истошный крик, она как будто отрезвела. Почему-то Оле показалось, что это был голос ее папы... даже если это было не так, все равно силы вернулись к ребенку для того чтобы броситься наутек. Желание жить пересилило все остальные потребности.
  Но вдруг ее схватила какая-то женщина и Оля начала отчаянно отбиваться. Та что-то быстро ей говорила, наверное, пыталась помочь. Но бедняга решила, что ее вновь поймали бандиты и вот-вот убьют, поэтому она кричала, кусалась, сопротивлялась, но в результате обмякла и... совершенно потерялась в реальности.
  Незнакомка оказалась просто местной жительницей. Она слышала выстрелы и потому поспешила уехать в город с остальными соседями, прежде чем беда настигла их дом. Увидев на улице одинокого ребенка в таком ужасном виде, женщина сжалилась и попыталась помочь малышке. Но такой реакции она точно не ожидала. Пришлось ждать приезда милиции, которая не стала уделять оборванцу много внимания и просто предложила отвезти ее в больницу.
  Медики отмыли ребенка, обработали раны, но разговорить его так и не смогли. Даже когда за Олей приехала мать, малышка не могла вымолвить ни слова. В дело вступил детский психолог, милиция, какие-то люди, но девочка крепко замкнулась в себе. Она даже не рассказывала о том, как ее спас брат.
  Олю отклинило только тогда, когда она услышала о смерти обоих родственников. Но она не стала плакать. А только взяла в руки свои игрушки и заперлась в комнате, отрезая их головы ножницами. С тех пор малышка часто вела себя неадекватно.
  Их семья обеднела. Пришлось продать шикарную квартиру в центре города для того чтобы решить все проблемы после мужа. Погони за девочкой и ее матерью бандиты больше не устраивали.
  Только поведение Оли стало настолько тяжелым, что ей приходилось менять классы и школы по несколько раз в год. Девочка росла злой, наглой и беспринципной. Она громко и противно смеялась над всеми несчастьями, происходящими с ее одноклассниками. Брала все самые выгодные вещи себе, дралась с мальчиками. Казалось, что в ее голове сформировалась твердая уверенность в том, что весь мир сошелся клином на ее персоне.
  Оля ненавидела всех. Даже собственную мать. И особенно отца. Но всегда жалела лишь одного человека - своего глупого старшего брата. Она никогда никому о нем не рассказывала после случившегося, но точно ненавидела тех, у кого братья и сестры были живы. Девочка научилась ненавидеть весь мир и при этом продолжала любить лошадей. Хотя и здесь не все шло так гладко, как хотелось бы. В ребенке развилась чрезмерная жестокость. И главной ее ошибкой была "жестокость во имя добра". Это качество из нее смог вытрясти только Петя... хотя он и сам до конца не понял, как ему это удалось.
  Мальчик на тот период жизни заменял ей брата. Оля никогда бы в этом не призналась, но она сблизилась с Петей как никогда раньше. Особенно ей был приятен его характер: строгий, сложный, полный категоричности. Тот идеал, к которому теперь стремилась Оля. Они никогда не разговаривали по душам, но только благодаря ему девушка стала более-менее сносной, подсознательно подражая своим земным идеалам. И то, в ее поведение периодически всплывала та прежняя Оля: нелогичная, безжалостная и злая.
  - Я всему миру преподам урок, - однажды призналась девушка своему другу, - всех научу жить в реальности без соплей и розовых очков.
  - Это тебя так судьба Гвидона расстроила? - припомнил Петя несчастного жеребца, которого выкупил с их конюшни богатенький мужик и затем продал на мясо.
  Он даже не догадывался в этот день, что повторит ее фразу почти слово в слово всего год спустя. Но сейчас было не до философских мыслей и рассуждений. Грозная речь просто накрепко засела в подсознании обоих ребят.
  - Не только, - скрипнула зубами Оля и ее глаза снова начала застилать пелена неконтролируемого гнева, - эти тупые детишки... из-за них продали Гвидона. Большими же буквами было написано на деннике "НЕ ВХОДИТЬ". Почему тогда каждый месяц хотя бы одна идиотка входила, получала от жеребца копытом и вновь навешивала на него клеймо "лошади убийцы"? Если бы не эти *** конь остался бы на конюшне! Всем и так было ясно, что с его характером одна дорога - на бойню. Но зачем эти тупые тренера давали Гвидона тупым соплякам, которые даже справиться с ним не могли и портили еще больше?
  - Согласен, - грустно протянул Петя, - прямо как с моим Громом. Что-то мне нынешнее руководство совсем не нравится.
  - В **** это руководство! Да здравствует анархия, - и Оля долго истерично хохотала.
  Даже Петя поежился от ее настроя. Он подпер руками челюсть и устремил свой взгляд в сторону конюшни. Когда девушка перестала смеяться, она резко стала грустной.
  - Ненавижу этих тренеров. Ненавижу малолеток. Меня окружают одни кретины, которые не знают настоящей жизни. Тепличные людишки, взращенные на глупых американских мультиках. Да меня тошнит от всего этого ***. "Лошадка сломала ногу! Но ее не будут продавать на бойню. Ее продадут доброму дяде, который ее излечит". И ни одна *** малолетка до последнего не поверит в то, что "добрым доктором" на самом деле называют именно мясника. Якобы для того чтобы не травмировать их психику. Ненавижу ложь! Сладкий обман никого не доведет до добра.
  - Сколько же в тебе злости, - спокойно заметил Петя.
  - Достаточно чтобы утопить в ней всех на этой конюшне, - Оля снова начала смеяться, - один ты здесь самый нормальный. Все остальные - полные придурки. Слушай, а может быть нам с тобой стать тренерами? Покажем всем, где раки зимуют. Устроим детишкам школу жизни. Соглашайся!
  - Нет, тренерство - это не мое, - улыбнулся парень, - я не получаю удовольствия от того, что мучаю кого-то. Просто мне не нравится, когда в мои дела чужаки лезут.
  - А я прям хочу встать на какую-нибудь руководящую должность. Это же такая власть! И никаких розовых очков. Только сплошная правда! - кажется ей, всерьез, понравилась эта идея.
  - Тогда поступай в училище, когда подрастешь, - небрежно посоветовал Петя, - а сейчас оставь меня в покое. Голова уже трещит от твоего визга.
  Оля лишь громче расхохоталась. Она никогда не обижалась на друга и обожала его еще больше за такие слова.
  Но самым парадоксальным в ее жизни было то, что благодаря устроенной на конюшне анархии, девушка стала спокойнее. То ли взросление дало о себе знать, то ли ощущение исполненной мечты так положительно отразилось на характере.
  Во всяком случае, весь яд, источаемый в детстве вслух, теперь перешел на новую ступень. Девушка держала его внутри себя, подпитывалась им, руководствовалась им, но внешне изображала невозмутимость. Ей нравилось носить маску, обманывать окружающих. Она поняла, почему все любят поступать точно также. Эта игра пришла по вкусу подрастающему садисту.
  Но еще больше на нее повлияли разыгравшиеся гормоны. Девушка впервые в жизни ощутила жгучую потребность в мужчинах. Это немного противоречило ее взглядам на жизнь, и потому внутри случился какой-то конфликт. С одной стороны Оля готова была дарить свое тело всякому улыбнувшемуся, но с другой - она как мифический монстр выкачивала из жертвы всю радость и едва не отбирала жизнь. Любовь для девушки превратилась в еще одну игру, от которой она получала намного больше удовольствия, чем от злословия. И так ее интересы плавно переключились с мести на мужчин. Хотя с желанием превратиться в тренера Оля так и не рассталась.
  Но главные перемены в ее характере произошли после знакомства с Катей и Кирой. Девушки были ей по душе и, хотя эта дружба поначалу была больше похожа на какой-то спектакль, Оля не заметила, как прикипела к ним. И главное, что после Пети это были единственные люди, не испугавшиеся ее и не пытающиеся переубедить.
  Но Оля всегда была склонна подсознательно ровняться на тех, кому симпатизировала. И благодаря Кире с Катей девушка постепенно стала такой, какой вернулась на свою конюшню. Немного чокнутым тренером, обожавшим лошадей больше, чем детей. Хотя Кира была о ней всегда лучшего мнения.
  
  После рассказа все спортсмены сидели как пришибленные. И еще больше их проняло, когда в беседке появилась Оля и в недоумении уставилась на слезливые выражения лиц.
  - Я не поняла, а что здесь происходит? Кого-то хоронят? - удивилась блондинка.
  - Нет. Петя тут разбазаривает всем про твое прошлое, - объяснила ей Катя.
  - Оу... серьезно? - она напряженно посмотрела на парня, - и кто давал тебе такое право?
  "Сейчас она взорвется", - испуганно подумали ребята и приготовились уже останавливать разгневанного тренера от атаки. Но Петя был бесстрашен. Он всего лишь развел руки в стороны и беспечно улыбнулся.
  - Ну, это же я. Ты меня прекрасно знаешь, Оль.
  Девушка с непроницаемым лицом подошла ближе и вот-вот готова была вцепиться ему в горло... но вместо этого вдруг обхватила одной рукой за шею, а второй начала дружески прочесывать дырку в голове с диким визгом и хохотом, приговаривая "вернулся прежним из больницы, гад!". Петя начал с шутками отбиваться, Оля залезла на него с ногами и с задорным воплем чуть не перевалилась на скамейку. Из-за дружеской возни и такой реакции спортсмены уронили челюсти и почувствовали, как начали дергаться их глаза. Парень с девушкой резко затихли и вновь уставились на них.
  - Чего? - грубо отреагировала Оля.
  - Просто мы... думали, что вы обидитесь, - заикаясь, пролепетала Оксана.
  - На что это? - скривилась девушка.
  - Ну, просто тут такая история была... про вашу семью... - Нина проглотила ком в горле.
  Блондинка только непонимающе захлопала глазами и, хмыкнув, встала обратно на ноги. Оттряхнула невидимую пыль с рук и жестом попросила обратить на себя внимания.
  - Если вы вздумали меня жалеть - то это ваше право. Но что я делаю с теми, кто меня раздражает?
  - Поняли! - хором выпалили ребята и за долю секунды ретировались.
  Как только все до единого исчезли из беседки, Оля с Петей снова разразились диким хохотом и надавали друг другу тумаков. Кира с Катей тоже не смогли удержаться от улыбок, хотя и не понимали, чего здесь было веселого. Но копаться в душе подруги ни у кого не было желания. Если Оля не хочет чтобы ее жалели - то ее ни в чем не переубедишь. В этом они с Петей были похожи.
  
  СИНДРОМ ХОДЯЧЕГО ТРУПА
  
  Эта ночь была самой веселой на конюшне. А началось все с того, что Оксана впервые познакомилась со своим духом. Ее, Лену, Осипа и Олега оставили дежурить до утра. Никто не догадывался, что все обернется настолько интересно.
  - Она все еще сидит там? - вышла вечером во двор эмо-кидка.
  - Да. Как появилась в тени, так и не вылезает, - кивнула подруга.
  Чуть поодаль на земле сидела женщина с неадекватно бегающими по сторонам глазами. Она выглядела полоумной и запуганной. Благодаря обрывистым фразам, девочки поняли, что это дух Оксаны.
  - И почему мне вечно так "везет"? - удрученно вздохнула готесса.
  Как только этот призрак появился на территории клуба, то тут же спрятался в темное место, откуда начал вопить про вред солнечных лучей и пожелал всем смерти. Ребята приняли такое появление вполне спокойно (в конце концов, все уже устали чему-либо удивляться), но так и не разговорили ее до глубокого вечера, когда наступил сумрак.
  - Что вы хотите? - затравленно выпалила богиня (язык не поворачивался так ее называть), - вы желаете моей погибели?
  - Да успокойся ты, никто тебя не тронет, - заверила ее Оксана, - почему все остальные боги как боги, а ты вот такая?
  - Я ненавижу свет, ты разве не поняла глупая девчонка! Ты сгоришь в муках и перестанешь давить на меня... - как шипящая кобра выпалила психопатка и в последний момент передумала нападать.
  "Шизанутая барышня! Я к ней и на километр больше не подойду, - ошарашенно отступила готесса и в своем стиле возвела глаза наверх, - за что меня так наказали?". Зато Лена умилялась этому представлению до бесконечности и все подкалывала подругу, пока не пришло время и ей испугаться.
  Стоило им отвлечься на просьбы о помощи, как дух Оксаны исчез из поля зрения. Этот факт уже сам по себе заставил девушек изрядно понервничать. Но когда они поняли, что звал на помощь один из их парней - тогда адреналин и вовсе зашкалил.
  - Мне кажется, я умираю... - жалобно простонал Осип, медленно переводя глаза с полной луны на девушек.
  - Придурок, ты так нас напугал! - выругалась эмо-кидка.
  - Пора бы тебе голову открутить, чтобы больше так не прикалывался, - насупилась готесса.
  - С легкостью, - без улыбки ответил парень.
  И в этот момент под зажжёнными звездами его голова пошатнулась... и скатилась с плеч. Девушки визжали так громко, что на их вопли чуть не вылетел вертолет МЧС из ближайшего города. Хотя в данной ситуации хватило и перепуганного Олега, который тоже едва не упал в обморок, увидев голову товарища на земле, отделенную от тела.
  И преступление было бы идеальным, если бы эта отрубленная голова не хохотала во весь голос. Сперва трое спортсменов решили, что они окончательно рехнулись, но затем... убедились в этом, когда тело Осипа развернулось к ним и развело руки в стороны в жесте "вот так получилось".
  - Что у тебя за сила, кретин? - первой догадалась обо всем Лена.
  - Живой труп, - ответил голос снизу, - прикольная способность. Я могу разлагаться и распадаться на части по собственному желанию.
  Его руки тут же стали плавиться как будто от кислоты и в результате через секунды к девчонкам уже тянулись пальцы скелета. Олег быстро пришел в себя и восторженно присвистнул. Зато обе девушки остались злы как черти.
  - Знаешь, что мне сейчас больше всего хочется? - прорычала с угрозой Оксана и взяла голову товарища в руки, - зашвырнуть тебя подальше, чтобы ты искал себя как минимум полночи!
  - Эй-эй-эй, не делай этого! Я еще не до конца освоился со своими новыми способностями... - но не успел он договорить фразу, как голос затух где-то в пустырях.
  - Не могу поверить, что ты сделала это, - шокировано воскликнул Олег.
  - И правильно сделала, - обиженно заступилась за подругу Лена и гордо ушла с Оксаной в раздевалку.
  
  "Интересно, кто быстрее доведет меня сегодня до могилы: парни или моя неадекватная богиня?" - подумала готесса, когда увидела своего духа на потолке. Она обвилась вокруг лампочки и запрещала с визгом ее включать. Любой от ужаса рванул бы в туалет в этот момент, но девушка была морально готова к подобным приколам. Тем более она не собиралась идти на поводу у этой истерички и назло ей щелкнула выключателем.
  Раздался еще более душераздирающий вопль и дух выскользнула в окно. Оттуда она еще долго и обиженно шипела на своих неприятелей, но девушкам было плевать на все ее претензии.
  - Прямо ночь кошмаров какая-то, - сложила руки на груди девушка, - только меня этим не проймешь. Мои друзья и покруче розыгрыши мне устраивали.
  - Только это не розыгрыш - вот в чем разница, - нравоучительно подняла кверху указательный палец подруга, - меня все еще пугает твоя богиня. И, кстати, так мы не узнаем, какими способностями ты обладаешь.
  - Мне в принципе расхотелось это узнавать, - тряхнула волосами Оксана и демонстративно вальяжно развалилась на скамейке, - дежурить тут еще долго. Все эти идиоты хотя бы не дадут нам заснуть в ближайшие пару часов. А затем мне будет плевать на все их старания, и я все равно захраплю.
  Лена в умилении хихикнула. На самом деле ее подруга не храпела, но зато периодически разговаривала во сне. А еще на этой конюшне она не боялась никого и ничего кроме собственного тренера - вот и весь секрет уникальной храбрости.
  К ним в дверь постучались. Девушки снова неодобрительно подумали о парнях и молча покосились в сторону звука. Ржавый механизм скрипнул и внутрь застенчиво заглянул Олег.
  - Ты чего трусихой прикидываешься? - спросили у него они.
  Парень покраснел, затем побледнел и странно улыбнулся. Девушки закатили глаза от этого цирка.
  - Псс, Лена, выйди на секунду, - наконец поманил он ее.
  - С чего это? - неодобрительно спросила она.
  - Ну, выйди. А я тут останусь. Чтобы Оксана меня видела, - в дурацкой манере затравленного ребенка пробормотал он и нервно стал теребить края двери.
  Подруги переглянулись, пожали плечами и решили блеснуть своим бесстрашием. Эмо-кидка гордо встала и решительно прошла мимо смешного Олега на выход. Оксана с любопытством разглядывала его глуповатую позу и все гадала, какой сюрприз предоставил им этот дурачек.
  Результат не заставил себя ждать. С улицы послышался неуверенный голос Лены: "А Олег все еще внутри?". Вот тут-то готесса и насторожилась.
  - Можешь не отвечать, - показалась в окне Лена и лицо ее при этом было какого-то странного цвета, - здесь у меня целых три Олега. И все одинаковые балбесы.
  Подруга чуть не подавилась от этого заявления. Затем она снова перевела глаза на парня и столкнулась с его насмешливым выражением лица. Ей все больше хотелось всех здесь прибить за эти шуточки.
  - Ну, ясно. Ты, значит, умеешь клонировать сам себя, - заключила девушка.
  - Не совсем, - заикаясь и пряча глаза, пояснил он, - у меня это как раздвоение личности, но только сопровождающееся клонированием, причем на неограниченное количество частей. А настоящий Олег при этом прячется где-нибудь, т.к. он в этот момент не может двигаться самостоятельно. Ему приходиться всех нас контролировать. Но скажи честно... неужели ты не испугалась?
  - С чего это? - подняла одну бровь Оксана.
  - Ну как бы нас так много, - и он как дурачек задрал руки к верху, демонстрируя своим видом "самый страшный вселенский ужас".
  Девушка потеряла терпение и двинулась ему навстречу. Менее чем через минуту после непродолжительной возни все клоны скрылись в темноте с фингалами под глазами. Подруги протерли руки влажными салфетками и решили совершить неприличный поступок: покушать на ночь глядя.
  И тут в дверь снова постучались. "Ну, кто там опять?" - недовольно подумала Оксана и все же разрешила человеку войти. Это снова был Олег, но только очень сильно обиженный и с такими гигантскими фингалами, каких девушки не ставили ни одному клону. Они даже дар речи потеряли.
  - Вы агрессивные дуры! - возмущался он, - зачем сразу драться-то?
  - А ты точно не один из этих? - неопределенно махнула рукой Лена.
  - Да я настоящий, - и он плаксиво поморщился от боли, - вот только не знал до этого дня, что их побои отражаются на мне. А это очень не прикольно!
  - Зато выглядит вполне неплохо, - не выдержала и прыснула в кулак Оксана.
  Подруга подключилась к ее веселью и очень нескоро девушки смогли извиниться перед бедным парнем, пригласив его к своему застолью. Он долго дулся, но все-таки не смог противостоять еде. Олег любил вкусно покушать.
  
  А в это время тело Осипа нашло-таки свою голову в кустах. Это было непросто, но он не обиделся на девчонок за столь жестокий жест. "Все-таки оно того стоило", - с гордостью подумал парень... и вдруг столкнулся глазами с человеком в милицейской форме.
  Ситуация была чрезвычайно неловкой. Живой труп с собственной головой в руках, и визжащая ведьма, кружащая по кругу (это дух Оксаны возмущалась из-за того что милиционер прорезал темноту фонариком). Минутная немая сцена.
  - Эм... а вы в кому? - вежливо поинтересовался скелет и фонарик выпал из бледных рук мужчины.
  С какой скоростью улепетывал этот несчастный - такого Осип не видел никогда. И только после этого случая он по-настоящему влюбился в свою уникальную способность. "Не знаю, зачем сюда приходил мент, но теперь я знаю, как избавить конюшню от незваных гостей. Молодец, дружище!" - похвалил парень сам себя и вернулся в привычное обличье.
  
  Наутро Киру ждала целая буря эмоций от дежурных ребят. Они наперебой стали рассказывать ей обо всем случившемся и изученном, захлебываясь слюной и переполняясь восторженными чувствами. У главного тренера даже голова стала раскалываться из-за их воплей.
  - Олег, - отпала челюсть Киры, - что с тобой?
  Синяки приняли ярко-выраженные очертания и цвет, бросающийся в глаза издалека. К тому же парень выглядел настолько несчастным из-за этого факта, что любому захотелось бы немедленно подойти и погладить его по голове.
  - Я упал, - смущенно пробормотал бедняга.
  - Он нас пугать пытался, - обиженным тоном бросились оправдываться девчонки, - мы не могли иначе. Они оба нас запугивали весь вечер и ночью!
  - А они по каждому мелкому поводу в драку лезут! - прекратил стесняться и Олег.
  - Мою голову вообще в поле зашвырнули, - встрял в разговор подоспевший Осип и на глазах у Киры "отстегнул" от руки собственную кисть, размахивая ею как платком перед глазами.
  Девушка даже не могла полностью погрузиться в тот естественный ужас, который приходит при виде подобных фокусов. Из-за получившегося шума у нее раскалывалась голова и потому главный тренер просто сдавила виски и рявкнула, требуя тишины. Ну, все и замолчали.
  - Я рада, что вы освоили свои новые способности и бла-бла-бла, - строго проговорила Кира, - но что-нибудь по-настоящему важное вы можете рассказать? Ничего не происходило этой ночью?
  - Ну, я напугал какого-то бедного милиционера своим видом неподалеку, - обыденным голосом проговорил Осип, - я искал свою голову и в облике скелета попал под фонарь. Мне кажется, он даже заикаться начал после меня.
  - Милиционера? - опешила Кира.
  "Так значит, они всерьез решили следить за нами?" - зло сжалось ее сердце. Кира замолчала и глубоко ушла в себя. Ребята даже думали за плечо ее потрясти, но вскоре главный тренер "вернулась".
  - Значит, я не зря боялась этого, - сказала Кира, - нужно подумать, как с бороться с государственной слежкой. Но пока что, Осип, ты остаешься дежурным на всю эту неделею. Не верится, что я говорю это, но постарайся гулять вокруг конюшни мертвым как можно дольше. Я понятно выразилась?
  - Вполне, - расхохотался и тут же погрустнел парень, - целая неделя...
  - Попал ты, дружище, - хихикнули девушки.
  - Не язвить. Иначе и вас туда же приплету, - строго одернула их главный тренер.
  И вдруг с истеричным свистом над их головой зажглась и лопнула от перенапряжения лампочка. За нею разлетелись на части еще несколько источников света и спортсмены с визгом разбежались в стороны, закрываясь от стекол.
  Никто не мог понять причины этой напасти, пока Киру не посетила очевидная догадка. Она сломя голову бросилась в тренерскую и застала там Олю в очень плохом расположении духа.
  - Что с тобой? Все лампочки в клубе полопались! - с порога выкрикнула Кира, чувствуя злость и озабоченность здоровьем подруги одновременно.
  - Пускай лопаются, - прошипела блондинка и только сейчас подруга заметила сломанный торшер на столе.
  - Оля, ты разрушитель, - слезно простонала главный тренер и нежно взяла в руки остатки светильника, - ну как так можно себя распускать? Понимать нужно, что с новыми способностями нам опасно быть такими безрассудными.
  - Глупости. Это всего лишь вещи, - и Оля резко встала, швыркнув носом, - я в порядке. Пойду работать.
  - Еще никого нет из детей кроме дежурных. Куда ты торопишься?
  - Мне... просто... очень нужно. Не надо за мной идти, - как будто отбрила ее блондинка и в подавленном состояние вышла.
  Кира долго с сомнением смотрела ей в спину и все-таки решила не преследовать. Она понимала, что подруга ни за что этого не одобрит. Ей лучше уйти в поля и перебеситься там в одиночестве, пока остатки электроники в клубе не взорвала.
  А девушку давили воспоминания. Она только в присутствии детей не посмела так раскваситься, а в свободное время эмоции накатили и заставили вот так глупо выглядеть перед подругой. Оля выругалась и стукнула кулаком по стене заброшенного здания. Таких тут было много вокруг конюшни. Удобные места для уединения и пряток.
  Девушка выругалась еще с десяток раз и успокоилась только тогда, когда уткнулась головою в кирпичи. Ей не нужно было ничье сожаление. Просто временная слабость. И после первой же слезы Оля открыла глаза и истерично рассмеялась, изничтожая саму себя за эти глупости. Она смеялась и чувствовала, как поднимается ее настроение. "Чушь какая. Убиваться из-за прошлого глупо. Вот это я дура, - девушка протерла глаза руками и взглянула на часы, - дурак Петька. Ненавижу, когда меня жалеют. Если хоть один ребенок сегодня заикнется на эту тему - ему несдобровать".
  Но вдруг по коже пробежался табун мурашек и Оля ощутила неприятный холодок. Кто-то смотрел на нее. Кто-то слишком знакомый. Девушка зажмурилась и сдавила до боли челюсти. Уж его-то она хотела бы видеть тут меньше всего. Девушка резко развернулась на месте, чтобы не медлить с этим.
  - Вот опять и ты, - нервно прислонилась к стене Оля.
  - Вот снова мы и вместе, - иронично вторил Петр, подходя к ней ближе.
  Блондинка так взглянула на демона, будто хотела убедиться, что это именно он. Как же точно он подбирает момент и людей для своих собственных эгоистичных целей. Гаденыш знал, когда прийти к Оле.
  - Честно признаться, я поражен, - улыбнулся Петр, сверля ее взглядом, - заказать мне первой жертвой поджигателя конюшни, а не того самого человека... это насколько же милосердным нужно быть, чтобы стереть из памяти прошлое.
  - Милосердие? Это слово мне не подходит? - и, обняв себя за плечи, Оля попыталась отойти в сторону.
  Но ей показалось, что ноги больше не держат, а самообладание испарилось в неизвестном направлении. Холод и безнадега - вот что ею овладело. Воспоминания воспрянули с новой силой и заставляли теперь сопротивляться нападению с двух сторон.
  - Так закажи его, - шепнул Петр, - я все исполню, ты же знаешь.
  - Нет, - через силу сказала девушка и закрыла глаза, чтобы не видеть его лица.
  Но этот взгляд прожигал даже сквозь прикрытые веки. Оля ощущала такой дискомфорт, что пожелала сжаться и превратиться в моллюска. Но все ее метания не помогали.
  - Почему?
  - Я не хочу становиться убийцей.
  - Черт бы тебя побрал! - воскликнул Петр, - я же говорил, что беру грехи на себя. Взгляни же на меня, если не боишься.
  - Ты разве не понял? - она дерзко подняла на него свои глаза, - тебя здесь все боятся. И только поэтому не могут воспротивиться. Почему же ты присосался именно ко мне как пиявка? Хватит бить по больному! Я не собираюсь никого заказывать.
  - Я еще слабо тебя ударил, раз ты так распускаешь свой язык, - он почти осязаемо обводил ее томным взглядом, заставляя краснеть и прятаться, будто она была раздета, - я никому не позволяю поднимать на себя голос. Ты ведь знаешь. Мы оба это знаем.
  - Уйди, - отступила на шаг назад Оля.
  - Ну же, не бойся, - он наоборот сделал шаг вперед.
  - Не стану. Я ни слова больше не произнесу, - беспомощно вжалась она спиной в стену.
  И когда Петр приблизился уже очень близко, девушка почувствовала, что вот-вот готова была сорваться и либо броситься на него, либо расплакаться вновь. Она только подавлено клонила голову к земле и кромсала зубами губы.
  - Значит его? - уточняюще спросил демон, как будто все и так было решено.
  Оля промолчала, но было видно, что она сдалась. Болезненно впившись в плечи руками, девушка больше ничего не могла предпринять.
  - Благодарю. С тобой приятно работать, - поцеловал он ее ручку и испарился в воздухе.
  А Оля так и осталась одна с самой собой. Девушка тяжело выдохнула, как будто освободилась от стальных веревок и медленно сползла на пол. Ее сознание помутилось, и потому она просто взялась за волосы и медленно стала оттягивать их в стороны до тех пор, пока боль в голове не начинала перекрывать всю остальную. Больше ей ничего не оставалось.
  
  В этот день Оксана схлопотала-таки вторую ночь подряд дежурства. Она так часто и много цапалась с Осипом, который постоянно "жаловался" на боли в костях, что тренерам это надоело и их поставили в пару в качестве наказания. Девушка взвыла, но сопротивляться не смогла. Или не захотела...
  На удивленные расспросы подруги она не знала толком, что ответить, но чувствовала, что ей нужно было еще раз увидеться со своим призраком. Чем-то ей эта ведьма понравилась. Неким готический отрицанием света, переходящим в шизофреническое безумство - таких не каждый день увидишь среди людей. Только было немножечко страшно...
  Поэтому Лена согласилась помочь подруге. А вскоре Олег тоже вызвался в напарники к другу. Видимо, похождениям "великой четверки" суждено было продолжиться.
  - Темнеет, - в предвкушении зажмурилась вечером Оксана.
  - Ты уверена, что хочешь ее увидеть еще раз? - уточнила Лена.
  - Да. Может быть, в этот раз я смогу ее разговорить? А то обидно как-то: многие в нашей группе уже новым способностям обучаются, а я до сих пор в себе ничего необычного не нашла, - заверила ее подруга.
  - Только не забывай, что твоя богиня самая неадекватная из всех.
  Но тут наступило неловкое молчание. Девушки переглянулись и разом осознали, что дух Оксаны еще не самый чокнутый на этой конюшне. Уж Петра с его манией величия и страстью к убийствам никому не переплюнуть. Это не конный клуб, а территория ужасов какая-то.
  И этот час настал. Так вышло, что к готессе долгое время никто не являлся, и потому ребята сморились от тщетного ожидания и ушли спать. Они договорились заменять друг друга по очереди, и Оксана стала первым часовым, не теряя надежду на долгожданную встречу.
  - Ты пришла ко мне за чем-то важным? - прошелестел ночным ветром голос богини.
  - Никуда я не приходила, - изобразила уверенность девушка в ответ, - я просто опять дежурю на конюшне сегодня. Тренера заставили.
  Она не видела, откуда следовал голос, и потому невольно вжалась плечами в стену раздевалки и стала активно озираться по сторонам. И вдруг ей показалось, будто чья-то рука ласково коснулась ее щеки. Но рядом никого не было. Сердце забилось сильнее. Послышался чей-то сдержанный смех.
  - Ты такая забавная, - продолжила призрак, - такая запуганная мышка. В прошлый раз ты вела себя увереннее. И очень сильно меня расстроила.
  - Хватит издеваться. Покажись уже. Я же знаю, что у тебя есть внешность, - грубее окликнула ее Оксана.
  Снова послышался смех, разносимый невидимым ветром по полю. Иногда девушке начинало казаться, что у нее обычные галлюцинации. Но при свете луны перед нею проявился слабый силуэт. Это существо сначала не было похоже на человека. И очень медленно он стал приобретать знакомые черты.
  - А где же Осип? Где твой любимый верный друг? - не раскрывая рта, спросила дух.
  - Друг? Мы не друзья, - наигранно рассмеялась девушка.
  - Какая чушь! - выпалила богиня и словно дым подплыла ближе к собеседнице, - мы с ним никогда не покидаем друг друга. Даже сейчас мой Осип находится где-то поблизости. Что мешает вам быть вместе?
  Оксана потеряла дар речи от таких заявлений. Она сначала удивилась, затем нахмурилась и, наконец, рассерчала. Ей не нравилось, что разговор шел не в ту степь.
  Но спорить с этой богиней не имело смысла. Она и так была не в себе. Зато чрезвычайно самоуверенна. И, в конце концов, она добила девушку расспросами о Петре. И очень огорчилась, когда услышала, что его здесь никто не жалует. Почему-то ей было очень неприятно слышать подобное. В результате, дух изобразила на лице что-то похожее на раздражение.
  - Твое незнание вещей меня бесит, - прямо заявила она и больно вцепилась девушке в руку, - пора показать тебе все как есть. Иначе ты и дальше погрязнешь в свете своих знаний.
  - Эм... ты хотела сказать "во мраке" знаний? - зачем-то уточнила Оксана, опешив, от такого напора.
  Но богиню от этих слов так скривило, будто ее вот-вот стошнит. Она разозлилась еще больше и с неведомой нечеловеческой силой вытащила бедолагу из коридора раздевалки и зашвырнула (!) в траву. Оксана взвизгнула во весь голос, но к ее удивлению свет нигде не зажегся. Никто не проснулся и не услышал ее вопля?
  Второй раз кричать девушка немного постеснялась, однако, впервые за последние пару минут ей стало страшно. Она резко выскочила из травы и направилась, было, обратно, но тут ее перехватили поперек талии и с визгливым смехом поволокли дальше во тьму. Тут уже было не до стеснения. И Оксана завизжала еще громче, зовя друзей по именам. Но никто не просыпался!
  - Ты умрешь сегодня, глупышка, - зашептала ей в ухо богиня, пока тащила в поле.
  Девушка в ужасе попыталась отбиться от нее, размахивая ногами и руками в ту сторону, откуда исходил голос. Но там была абсолютная пустота!
  Паника подступила к самому горлу. Готесса готова была поклясться, что это был не сон. Она отчаянно искала на себе то, что утаскивало ее все дальше от конюшни, но тело было чистым: ни единой веревки, лески или чего-то подобного. Однако очень быстро девушка потеряла равновесие, упала навзничь и движение прекратилось. Оксана тупо уставилась в небо, не понимая, куда она попала.
  - Ты все еще думаешь, что сможешь понять меня? - гремел вокруг голос богини.
  "Ничего я уже не думаю, идиотка", - мысленно рыкнула девушка и поползла куда-то, не разбирая дороги, надеясь на свою интуицию. Но перед ее лицом вдруг вспыхнули глаза. Девушка в очередной раз взвизгнула и отпрянула назад. Глаза тоже смеялись. А вокруг них слышался тот самый голос...
  - Отстань, я говорю! - выругалась готесса, - не умеешь нормально общаться - сиди в сторонке. Обойдусь я и без ваших чудо-способностей.
  - Нет, не обойдешься, - богиня появилась рядом целиком, - потому что я так хочу. Ты обязана познать себя. И я тебе в этом помогу. Только нужно познать смерть. Почти, как и Осип. Думаешь, ему было просто свыкнуться с мыслью, что его тело разлагается и распадается на части? Ты даже не задумывалась над тем, как ему пришло осознание своих новых сил. А это было тяжело. Теперь ты прочувствуешь на своей шкуре, каково это быть мертвым.
  - Нет! - выпалила уже истеричнее Оксана и закрыла лицо руками.
  
  В раздевалке зажегся свет, и Лена срочно разбудила парней. Она была бледной и взволнованной. Ребята быстро сообразили, что случилось нечто странное.
  - Я ничего не слышал, - зевая, оправдывался Олег.
  - К сожалению, я тоже. Но проснулась в тревоге и Оксану рядом не нашла. Это не к добру, - кусала ногти Лена и жалостливо посмотрела на Осипа, - где же она?
  - Мне-то откуда знать? - опешил от такого вопроса в лоб парень, но быстро сбавил обороты и примирительно вздохнул, - я все еще надеюсь, что с нею все в порядке. Она же крутая девчонка.
  - Ты так думаешь? - эмо-кидка была польщена за подругу.
  - Определенно, - кивнул Осип и пихнул Олега в бок, чтобы тот тоже согласился.
  Девушке все равно было приятно это слышать и ее настроение немного поднялось. Но не успели они отойти и нескольких метров от ворот конюшни, как парни приказали Лене остановиться. Сердце подпрыгнуло на месте и совершило сальто. Впереди в болотном мареве стоял силуэт. Это была Оксана! Только она не двигалась. Хотя определенно была жива. Только ее черные волосы сильно выделялись на фоне белого лица.
  Бедная подруга даже побоялась подойти ближе и глупо оцепенела, не в силах заставить себя сдвинуться с места. Осип переглянулся с другом и уверенно пошел вперед.
  - Оксан, ты чего тут стоишь? - мягко спросил он.
  Девушка смотрела в одну точку и долго не реагировала. Казалось, ее вообще ничего не волновало. Но на голос парня готесса все-таки вздохнула и лишь слегка скосила глаза в его сторону. Она была все такой же недвижной и как будто в своем мире. Так выглядят люди, пережившие сильное потрясение. У Осипа даже во рту пересохло от волнения.
  - Мне... кажется... что я умираю, - жалостливо прошептала она и обессиленно повалилась на него.
  Парень успел перехватить ее, к тому же Оксана все еще была в сознании, но просто не контролировала себя. Лена за спиной в ужасе взвизгнула и вцепилась руками в Олега. Парень немного опешил, но остался с нею, хотя сперва планировал помочь другу.
  - Ну-ну, - пролепетал Осип, - все не так плохо. Что за сцены?
  - Я умерла. Я видела тот свет. Там было так ужасно... - она вжалась в него всем телом, - Осип... не бросай меня, пожалуйста.
  - Может быть, ты просто сильно испугалась? - предположил он с неловким смешком, - ты держишься за меня, ощущаешь мою рубашку - значит, ты жива. Разве нет?
  Она отрицательно мотала головой и все еще не желала отпускать парня. Осип сочувственно и как будто с пониманием погладил ее по спине и обнял в ответ. А глазами он подавал друзьям знак, что все плохо.
  - Боюсь, у нее начался синдром ходячего трупа. Это психическое заболевание, - прокомментировал парень и с грустью добавил, - даже не знаю, как об этом придется говорить ее родителям.
  
  ЛЕДЯНОЕ ПРИВЕТСТВИЕ
  
  Кира с утра пришла на конюшню и снова получила "сюрприз". Поначалу она думала, что ничему уже не удивиться, но когда ей показали Оксану - волнительная тревога накрыла девушку с головой.
  - Давно она в таком состояние? - спросила главный тренер у ребят.
  - С четырех утра, - виновато ответили они.
  - "Скорую" мы вызывать не стали, - продолжил Осип, - потому что это дело рук ее ненормального духа.
  - Вы уверены? - с нажимом уточнила Кира.
  - Определенно, - поджал губы парень, злясь из-за того что ему не верили, - я проходил через это. Мой призрак не намного лучше. Только... я очень быстро отошел от первого шока. А у Оксаны психика слабее оказалось.
  - Чертовы боги, - выругалась главный тренер и вдруг застыла на месте.
  Готесса, которая только что лежала как обездвиженная игрушка, вдруг встала и со стеклянными глазами направилась на улицу. Она как будто не видела присутствия тренера.
  Лена попыталась остановить подругу, окликая ее и хватая за руки, но девушка проигнорировала все эти действия. Она точно была вся в себе. Только на голос Осипа Оксана остановилась и попросила его проследовать за нею.
  - Вот так все утро, - обиженно и расстроенно воскликнула эмо-кидка, - свою лучшую подругу не замечает, зато с незнакомым мальчиком под ручку теперь ходит. Поверить не могу, что она меня не узнает.
  - Надеюсь, это временно, - вздохнула Кира, - черт побери... как же все это опасно. Я буду следить за нею сегодня, не переживайте. Можете пойти домой и отдохнуть.
  Осип с Оксаной были уже далеко. Парень вел себя с девушкой очень деликатно, словно психолог или старший брат. Она отвечала ему своим вниманием, которое не уделяла больше никому. Просто поразительные перемены.
  "Не ожидала, что этот мальчишка такой отзывчивый, - задумчиво смотрела им вслед главный тренер, - возможно, стоит отблагодарить его позже. Лишь бы только бедная Оксана пришла в себя".
  - Мир погрязнет во мраке. Я видела его. Все реальнее, чем кажется... - бормотала девушка и поправляла на ветру свои волосы.
  Хотя бы на свою внешность ей было не плевать. Парень сидел рядом на траве и терпеливо слушал весь этот бред. Он уже давно понял, что бесполезно вмешиваться в ее разговоры. Все равно она слышала только то, что касалось загробных тем.
  - Осип, помоги мне, - вдруг обратилась готесса к нему.
  - Конечно, - тут же встал он на ноги, - чем именно?
  - Я знаю, что ты тоже проходил через смерть. Как это было? - она долго пронзительно смотрела на него.
  Парень поднял руку на уровень глаз, и кожа стала отвратительно гнить прямо перед ее лицом, оголяя сухожилия и кости. Девушка наблюдала за этими превращениями как завороженная, не открывая рта.
  - Ты это имела в виду? - спросил он.
  Оксана несколько раз моргнула и с легкостью коснулась его руки пальцами. Затем прислушалась к себе и заключила его предплечье в крепкие объятия, прильнув щекой к липким костяшкам.
  - Да, именно это, - прошептала она и вновь заглянула в его глаза, - расскажи мне. Я многого не уловила. Тебе было страшно тогда?
  Осип долго молчал, наблюдая за этими переменами. Он все еще чувствовал себя новичком на этой конюшне и со многими ребятами был незнаком. С девчонками и вовсе пересекся так близко лишь на дежурстве. А от готессы веяло таким искренним доверием, что ей невольно хотелось помогать.
  Парень медленно слабо улыбнулся. Вернее, его уголки губ лишь слегка подернулись.
  - Да, очень страшно. Я все расскажу, только присядь на траву. Ты еле на ногах стоишь.
  Это была правда. С той самой ночи и до вечера следующего дня девушка так ни разу и не уснула. Ее лицо стало еще более болезненным, чем раньше. Но бедолага отказывалась от любого отдыха. Однако в этот раз она повиновалась и устроилась на земле поудобнее, готовясь слушать и внимать каждому слову. Осип был добр к ней. Очень добр.
  
  В этот же день Игорь впервые научился читать мысли других людей. Сперва эта способность показалось ему карой божьей из-за сильного шума в голове. Но постепенно парень освоился, научившись "выкидывать лишние мысли".
  В процессе всего обучения Визгард почти не покидала его, делая при этом вид, что ей плевать. Игорь пытался шутками загнать ее в угол, но богиня была мастером уклонений от нежелательных разговоров. Поэтому ему раз за разом приходилось отступать.
  - Гляжу, за тобой девушки толпами бегают, - отметила она, бродя с ним по магазину.
  - С чего ты взяла? - неловко усмехнулся Игорь, с удовольствием отмечая, что на него и вправду многие особи женского пола обращают внимание.
  Богиня предпочла не отвечать на этот вопрос и скрылась где-то за стеллажами. Она не мешалась под ногами, и в этом был ее главный плюс. Хотя парень был и не против такого очаровательного и безумно горделивого вмешательства. Визгард была не из типичных барышень. Только, к сожалению, слишком холодная. Во всех отношениях.
  "О боже, он посмотрел на меня!" - донеслась посторонняя мысль до Игоря. Парень встрепенулся и наконец-то оторвал глаза от спортивных вещей. Прямо напротив него стояла симпатичная совсем еще молоденькая девочка-консультант. Ее щеки тут же вспыхнули румянцем и незнакомка попыталась отвернуться в сторону. Но улыбка Игоря приковала ее к месту.
  - Вы не могли бы мне помочь? - радостно попросил он, изобразив самую милую мордашку, какой его только научили на танцах.
  - Д-да, конечно, - с готовностью откликнулась консультант.
  "Какой же он... просто невозможно сладкий", - она сгорала от стыда и помешательства. Парню было непривычно слышать нечто подобное о себе, но он решил идти до конца. Для этого пришлось еще попользоваться новыми способностями.
  "Если он ко мне прикоснется - я не смогу больше скрывать своего стеснения. Нужно как-то смыться отсюда. Хотя нет. Лучше узнать, есть ли у него девушка. Боже, о чем я вообще? Это обычный покупатель. Нет, Лиза, держи себя в руках. Вдруг это твоя судьба?" - метались ее мысли. У Игоря даже голова пошла кругом, но он принял самое правильно решение - "случайно" коснулся ее руки. Эффект был лучше, чем парень ожидал.
  Девушка как по команде обомлела и так томно вздохнула, что он даже немного испугался. Но она быстро пришла в себя, хотя уверенности в ее движениях больше не было.
  - В-вы хотели ч-что-то спросить? - в сильном смятение уточнила она.
  - Да, конечно, - он чувствовал, что настроился на нужную волну, - а можно ваш номер телефона?
  И тут сердце самого парня так дико забилось, что едва не вырвалось из груди. Черт побери, он только что пригласил девушку на свидание! Хотя это было еще только начало и вовсе не встреча... но телефон-то уже попросил.
  Игорь никогда не замечал за собою такой смелости. Видимо, он настолько увлекся экспериментами с новыми способностями, что совсем потерял ощущение особенности момента. Игра зашла достаточно далеко. Оставалось узнать решение бедняги, которая совсем была на себя не похожа от волнения.
  "Лучше отказаться", - неожиданно испугалась она и забегала глазами по помещению. Девушка искала какой-то поддержки, но та не появлялась. Игорь начал паниковать, что вот-вот упустит момент и пошел на последнюю хитрость.
  - Да вы правы. Наверное, лучше отказаться, - неловко потер он затылок и так разбито улыбнулся, будто его котенка переехал трактор.
  Сердце Лизы моментально сжалось, и она в исступлении подалась корпусом к нему. Чудом только удержалась, чтобы не обнять. Их взгляды снова встретились, и в огромных глазах девушки читалось однозначное согласие. Однако женский пол коварен и умеет разделять слова и эмоции.
  - Я должна подумать. Подождите меня здесь, пожалуйста, - и со скоростью лани консультант исчезла.
  Игорь сперва стоял в недоумении, гадая, вернется ли она, но затем с облегчением выдохнул. Он корил себя за весь этот поступок и сцену, которую только что разыграл, но ему было необходимо сделать это. К тому же, если фокус удастся - то у него появиться девушка. Игорь нравился многим, но уже давно ни с кем не гулял. Почему-то им предпочитали любоваться со стороны. Пора было кончать с этим.
  И тут, словно весенний ветерок мимо пронеслась Лиза. То ли мыслью, то ли незаметным жестом она поманила Игоря за собой, и он безошибочно нашел ее в одной из примерочных. Их обоих немного трясло от волнения. Девушка протянула скомканную записку.
  - Спасибо, - поблагодарил парень, - я кстати танцор. Приходи после завтра в кафе "Пират" в шесть вечера и после выступления мы сможем погулять по городу.
  - Я радостью, - загорелись ее глаза, - но мне пора работать. Иначе накажут.
  И она быстро выскользнула из примерочной. Но не успел Игорь радостно отпраздновать свою победу, как в голову к нему вторглась последняя мысль Лизы: "Танцор? Вау. Какое же у него тогда тело?". Парень смутился от этого и слегка был сбит с толку. Однако... все равно ему было очень приятно.
  Игорь звучно усмехнулся самому себе и решительно сдвинул штору примерочной кабинки в сторону. Он чуть не взвизгнул, когда лицом к лицу столкнулся с Визгард.
  - Что, зайка, испугался? - сарказничала она.
  - Не подкрадывайся так, - еле отдышался Игорь, - и вообще. Я познакомился только что с обалденной девушкой. Не дай бог, она откажется от свидания из-за твоего присутствия рядом со мной.
  - Не бойся. Мы духи можем становиться невидимыми для окружающих, если захотим, - презрительно фыркнула богиня и двинулась к выходу, - какой же ты мелочный отвратительный человек. Добился девушки, используя свои способности. А по старинке слабо?
  - Чего ты мелишь? - обиделся парень, - я ничего плохого не сделал. Не запугивал, не гипнотизировал и не шантажировал ее. Или ты просто ревнуешь?
  Визгард метнула в него молнии и гордо промолчала. Игорь победоносно улыбнулся. Ему пришла идея прочесть и ее мысли, но богиня вдруг остановилась и молниеносно вцепилась в шею бедолаги своими длинными ногтями. Она была так зла, что он невольно сжался в комочек.
  - Держись подальше от моей головы, - зашипела она, - в отличие от простаков я прекрасно чувствую, когда кто-то пытается читать мои мысли. И будь уверен - остальные боги тоже это чувствуют.
  И она отпустила его, выждав некоторое время. Игорь обиженно потер больное место ладонью и поморщился. Такие отношения ему точно не нравились. И чего она привязалась, если ей каждое его слово неприятно?
  - Хорошо, но только при одном условии, - рискнул сказать парень.
  - Ты еще и условия мне собираешься устанавливать? - едва не сорвавшись на визг, переспросила она.
  - Конечно, ведь ты не мой дух, - дерзко заявил Игорь, - поэтому я вполне могу попросить тебя не ходить за мною на мои свидания. Даже если ты прикинешься невидимой. Мне совершенно не хочется упустить свой шанс из-за какого-то там призрака.
  Визгард с трудом переварила это заявление, но вновь промолчала. Она только испепелила его недовольным взглядом и просто ушла. Похоже, это и было согласие. Игорь тяжело вздохнул. Теперь его грызла совесть. С этим надо завязывать.
  
  Все тренера кроме Коли сидели в кабинете. У них был перерыв. Оля была сама не своя весь день, но ни с кем не делилась своими мыслями. Кира снова заполняла какие-то отчеты, а Катя просто игралась с ножом, откинувшись в кресле с прикрытыми глазами. Царила абсолютная тишина.
  Но тут воздух наполнился каким-то напряжением. И сразу после этого посреди тренерской появилась дух Кира. Она была чем-то очень недовольна и даже раздражена. Такую невозможно было игнорировать, даже при условии, что она долго молчала и сжигала главного тренера глазами.
  - Как это вообще понимать? - наконец выпалила она, подобрав нужные слова, - почему вы снова ведетесь на сказки Петра и заставляете его убивать невиновных? Знаю, он обещал взять ваши грехи на себя, но это все ложь. Его грехи остаются и вашими тоже. Только вот демону с этого ничего не будет.
  Кира долго не могла прийти в себя от такого потока возмущений и информации, тем более она была не в курсе ситуации. Пока "королева бумажек" пораженно и недоуменно хлопала глазами, Оля незаметно удалилась в самый темный угол и наблюдала за всем оттуда. Ее бросило в пот.
  - Остановись на секунду, - строго попросила Кира, - о чем ты говоришь? Мы давно не видели Петра (к счастью) и тем более никого ему не заказывали. Или кто-то из спортсменов позволил себе такое?
  - Не дай бог кто-нибудь из моих, - скрипнув зубами, сдавила ручку ножа панкуша.
  - Нет, это был один из тренеров, - сложила руки на груди призрак.
  Вот тут-то и повисла мертвенная тишина. Главный тренер даже привстала на месте, открыв рот. Ее мозг отказывался переваривать эту информацию.
  - Укажи на этого человека, - сжались кулаки девушки, - если не лжешь, конечно.
  Богиня так дернула верхней губой, будто ее публично обругали и унизили. Только она не стала тратиться на пустые возмущения и тут же показала пальцем в дальний угол, где стояла затравленная Оля и все не могла поверить, что ее в этом обвинили. Блондинка нервно крутила в руках пустую кружку и едва не раздавила ее пальцами. Ее взгляд блуждал. Впервые языкастой девушке нечего было ответить.
  Но реакция Киры была для нее еще более удивительной, чем все эти обвинения. Главный тренер сначала открывала и закрывала рот как рыба, подбирая выражения. А затем на Олю посыпался целый град возмущенного бреда вперемешку с угрозами и криками.
  От такого приема блондинка даже в себя пришла. Она как оплеванная горделиво вскинула подбородок, и тут уж за словами в карман ей лезть не пришлось.
  - Не смей со мной разговаривать как с паршивой собачонкой! - прорычала Оля и хрястнула кружку о полку шкафчика, - что я по твоему должна была сделать, когда он застал меня одну вдали от конюшни? Я бы и до вас докричаться не смогла.
  Черт бы побрал этих крикливых идиоток. Если поначалу Оля и ощущала какой-то стыд за содеянное, то теперь ее распирала бесконтрольная злость, которая заставляла нести полную чушь, лишь бы оправдаться. Кира кипела не меньше, и даже Катя не могла разнять их словами, пытаясь вклиниться в разговор.
  - Тише-тише, вы обе! - как-то прорвалась в эту обоюдную атаку богиня, - Дайте слово вставить. Не поддавайтесь Петру. Я не прошу нападать на него и хамить, но просто хотя бы не соглашайтесь ни с чем. Он вам ничего не сделает.
  -Ничего?! - тут же с долей истерики выпалила Катя, - недавно я попыталась пойти поперек его желаний. И умерла. Трижды.
  - Что?! - опешила Кира, - ничего не понимаю. Как это?
  - У меня так работает дар предсказания, - кисло пояснила панкуша, - я не предвижу опасность, а проживаю ее на собственной шкуре. И возвращаюсь на пару минут или секунд обратно. Петр без колебаний прикончил меня тремя разными способами. Было не очень приятно, знаете ли.
  - Значит, ты можешь предсказывать только в том случае, если тебя сразу не отрубили? - дрогнул голос Киры.
  - Или башку не снесли, - тяжело добавила сама Катя.
  Дух была в растерянности. Она снова стояла с таким видом, будто ощущала вину и злость одновременно. Не сказав ни слова, призрак крутанулась на пятках и вышла. Похоже, ушла разбираться с Петром. Только подругам от этого было не легче. К тому же они знали, что демон все равно не будет никого слушать и поступит так как считает нужным. Осталось только одно незавершенное дело.
  - Кира, хочешь, верь мне, хочешь - нет. Но я не виновата, - без надежды на оправдание проговорила Оля, - я даже имен не называла. Он, как и в прошлый раз догадался обо всем сам.
  - У этого засранца слишком много уникальных способностей, - сказала Катя, - у меня такое подозрение, что чтение мыслей, землетрясение и бессмертие - далеко не все, на что он способен. Мы в его мышеловке. И не стоит бросаться друг на друга из-за каких-то подозрений. Нужно сплотиться.
  - Сегодня дежурить останутся Петя и Дима, - вдруг подытожила Кира не в тему.
  Подруги уставились на нее в недоумении. Девушка в ответ удивленно нахмурилась и развела руки в стороны.
  - Да, считайте, что я быстро остыла. Не могу мусолить неприятную тему так долго. У нас есть проблема - я придумываю решения. К тому же ссориться с вами очень не хотелось.
  - Я тебя просто обожаю, - слезно воскликнула Оля и бросилась обнимать "королеву бумажек", - а хотите я пойду к этому чертову демону и пошлю его на...
  - Не стоит, - хором выкрикнули подруги и озадаченно переглянулись.
  Если блондинке что-то пришло в голову - она старается незамедлительно это исполнить. А это не предвещало ничего хорошего в данной ситуации.
  
  Над клубом сгущалась тьма. И когда время приблизилось к полуночи, в свете луны появилась фигура незнакомца. Он долго вчитывался в название конюшни, после чего улыбнулся сам себе и рефлекторно щелкнул пальцами.
  - Вот вы где, - пробормотал юноша и снова щелкнул пальцами, - давно я вас искал.
  - Стой, где стоишь, - холодно проговорил сзади Петя, упершись спиной в стену раздевалки, - ты кто такой?
  - Крутого из себя строишь? Не стоит, - чужак тихо засмеялся.
  Такой тон совершенно не понравился спортсмену, и он выдавил злорадную ухмылку. Хотел дать понять, что не на того напали. Но подсознание подсказывало ему, что с этим парнем не все так просто.
  Повеяло холодным ветром. Чужак повернулся к Пете всем торсом, продемонстрировав свое превосходное телосложение (оно было значительно лучше, чем у спортсмена). От этого вида парня переклинило сарказмом, но он промолчал. Самовлюбленный незнакомец хрустнул костяшками пальцев. Его серебристые волосы красиво развивались на ветру.
  - Тебе бы жиголой работать, - не удержался Петя.
  - Не понимаю о чем ты, - ответил парень и демонстративно щелкнул пальцами.
  Петя опустил глаза вниз и пораженно заметил, что его ноги оказались по колено во льду. Ни пошевелиться, ни присесть. Юноша на уровне подсознания только отклонился в сторону и тем самым избежал кулака в висок. Второго удара он ждать не стал и с помощью землетрясения высвободил себя из оков.
  Завязалась небольшая потасовка. Незнакомец все вокруг замораживал и норовил сковать ноги Пети, а спортсмен в свою очередь старался затолкать его в какую-нибудь дыру в земле. Им обоим не удавалось это на протяжении нескольких минут, после чего, уставшие, но довольные парни остановились.
  - А ты неплох, - хрипло рассмеялся чужак.
  - А ты не так умен, как я думал, - ухмыльнулся Петя.
  Однако чутье незнакомца оказалось лучшем, чем ожидал спортсмен. Сразу же после этих слов юнец сорвался с места и вовремя избежал удара от подкравшегося Димки. Цыган выругался и словно кошка бесшумно сделал еще несколько отличных выпадов. Но скользкий тип не попался ни на одну уловку и его даже не удивила способность того просачиваться сквозь предметы.
  Когда же Дима с Петей взялись за него вдвоем, чужак наконец-то оступился. Но оказалось, что это был обманный маневр. Плечом он сшиб с ног сначала старшего спортсмена, а затем заломил руки младшему.
  Но не успел незнакомец ничего сделать цыгану, как на него со двора конюшни вылетел Хват с прижатыми ушами и устрашающими зубами. Юноша попытался заморозить перед ним дорогу, но конь с легкостью пробрался сквозь преграду, будто ее не было, и чуть не вцепился в плечо наглеца.
  Ему это не удалось, потому что в последний момент перед мордой вместо человека оказалась... прекрасная белоснежная кобыла с голубоватой гривой. Она была так зла, что уши затерялись где-то на затылке.
  Но Хват был не из тех, кто покупался на любую представительницу прекрасного пола. Некоторых мог и хотел проучить...
  - Вот так, молодец! - азартно завопил Димка, - это мой конь! Твоей кобыле не поздоровиться.
  Чужак даже перестал его бить, увлекшись боем лошадей. Он только неодобрительно дернул бровью на эти слова.
  - Ты так думаешь? - риторически спросил юноша.
  И в этот момент Хват подловил удачный момент, когда смог загнать кобылу в угол и со всей силы вдарил ей по боку обеими ногами... у парней даже дыхание перехватило. Не смотря на потасовку с чужаком неповинную лошадь им было жалко. Однако что-то пошло не так.
  Жеребец чиркнул кобылу вскользь, хотя удар должен был прийтись ровно по ее бочине. Никто не понял, что произошло, и только хозяин лошади самодовольно улыбнулся, будто все шло по плану.
  Хват с разворота вцепился зубами кобыле в шею... но у него и это не получилось. Зубы соскользнули! Причем с таким скрежетом, будто он грыз замороженную ледышку, а не лошадиную мягкую плоть. У Димы и Пети отвалились челюсти.
  - Моя кобыла в безопасности, - прокомментировал это чужак, - а вот вы - нет.
  - Постой, чувак! - вдруг выпалил цыган, - не подумай, что я тяну время и все такое, но как тебя звать-то?
  "Ты тянешь время, причем очень заметно", - укоризненно вздохнул Петя, продумывая, как можно помочь товарищу. Но у незнакомца было хорошее настроение.
  - Зачем тебе мое имя?
  - Ну, чтобы знать от кого смерть принимать.
  "Боже, чего ты несешь? Опа!" - Петя понял, как можно удобно вырубить негодяя, и для этого начал тихо прокрадываться в сторону, надеясь на то, что в темноте его не заметят. Однако у чужака слух был как у кошки.
  - Ты там стой и не рыпайся, пока у меня заложник, - грозно проговорил он и снова перешел на наигранно-дружелюбный тон, - я Визгард, если тебе это так важно. Но в мои планы не входило убийство двух невинных котят.
  - Визгард?! - хором выпалили парни и остолбенели.
  - А ты точно не девушка? - насмешливо уточнил Петя.
  - Вы рехнулись? - обиделся чужак, - короче ведите меня к своему главному и без вопросов.
  - Можно вопрос? - тут же вставил Димка и получил удар ладонью по уху.
  - Я сказал никаких вопросов, - прорычал чужак.
  - Сейчас ночь вообще-то. Она спит дома, - развел руками старший спортсмен.
  Наступило минутное затишье. Визгард недоверчиво всматривался в его лицо, пытаясь распознать ложь. И с чего он взял, что в этом клубе все живут целыми днями как дома?
  - Вы сказали "она"? - из множества вопросов его больше всего взволновал этот.
  - Да. Кира Волкова. Женщина, - ответил Петя таким тоном, будто разговаривал с конченным дурачком.
  Тишина затянулась, прерываемая мелкой потасовкой уставших лошадей. После этого чужак поступил очень нелогично. Он отпустил Диму и даже сочувственно стряхнул грязь с его одежды.
  - Извините, ребята, - виновато улыбнулся Визгард, и в этих эмоциях не было лжи, - я не думал, что вам настолько не повезло. Может быть, начнем наше знакомство сначала? Как вас зовут?
  Парни шокированно и недоверчиво переглянулись. Эта ночка обещала быть забавной.
  
  ВИЗГАРД
  
  Утро следующего дня. Сцена у ворот конюшни. Игорь с ледяной подругой, все тренера и ночные дежурные с неизвестным персонажем.
  - Визгард?! - подавилась эмоциями богиня.
  - Мужчина?! А как это? - онемел Игорь.
  - Боже, ну почему на этой конюшне ни одна ночь не проходит без приколов? - взвыла Кира, хотя уже без прежнего энтузиазма, - если честно, я устала чему-либо удивляться.
  - Нормально, - ухмыльнулась Катя.
  Оля только лишь склонила голову на бок, примеряясь к новому красавчику. Дима с Петей просто сияли от произведенного эффекта.
  - Вот такой вот сюрприз! - радостно воскликнул цыган.
  - Он кстати по твою душу, Кира, - добавил Петя.
  - Это она-то ваш предводитель?! - шокированно выпалил парень.
  - Чего тебе не нравится? - тут же окрысилась главный тренер.
  - Почему мой подопечный - мужчина? - продолжала гнуть свое богиня.
  - Ты кто вообще такая? - чуть не стошнило от ее присутствия Визгарда.
  - Так ребята, спокойно, хватит истерик! - выставила руки вперед Катя.
  Обычно это действовало и все затыкались, но у новенького что-то было не так с головой. Он перевел взгляд, полный отвращения с призрака на панкушу и его лицо реально позеленело.
  - Вы позволяете женщинам собой командовать? - простонал он.
  - Можно я ему по лицу дам? - сжала кулак Кира и добавила, - а хотя это не моя роль. Пойду лучше выпью кофе. А то голова идет кругом.
  - Еще увидимся, красавчик, - подмигнула блондинка и ушла следом за подругой.
  - О боже... - сдавил голову руками Визгард и даже присел на корточки, источая глубочайшее страдание.
  Панкуша была сбита с толку. Ей быстро расхотелось знакомиться с этим дурачком, и потому она закатила глаза с раздраженным вздохом и тоже ушла. Спортсмены хохотали в голос. Кроме Игоря, конечно. Он был крайне озадачен всей этой ситуацией. Не говоря уж о духе.
  - Я сегодня не настроена общаться с этой гусеницей, - богиня резко развернулась и растворилась в воздухе.
  Парень Визгард был не то чтобы поражен, но удивлен. Однако не долго. В присутствии одних лишь мужчин самообладание и наглость постепенно вернулись к нему. Юноша встал в полный рост и вальяжно облокотился о ворота конюшни.
  - Плохи ваши дела, ребята, - проговорил он, - и много тут женщин?
  - Достаточно много, - кивнул Петя.
  - А что в этом такого-то? - озадаченно почесал затылок Игорь.
  Трое парней посмотрели на него как на полного идиота. Видимо, за ночь они уже успели не просто сдружиться, но и принять веру Визгарда. Бедняга Игорь был не в теме и тем более он так и не познакомился с незнакомцем. Ему стало некомфортно в этой компании, и потому он быстро ретировался. В клубе снова творится непонятно что.
  - А это моя кобыла-женофобка, - с гордостью представил прекрасную белоснежную лошадь Визгард, - если бы не я - она давно пахала бы на тяжелой работе. Такие уж дурацкие законы были в той стране, откуда я родом.
  - А как ее зовут? - поинтересовался Дима.
  - Храбрая, - выпятил грудь парень и каким-то гиканьем подозвал ее к себе.
  Кобыла изящно взмахнула своим пушистым хвостиком и на крыльях любви засеменила к хозяину. Она ткнулась в его ладонь своим бархатным носиком, радостно захлопала ресницами и наполнила атмосферу вокруг себя такой любовью, что зрители невольно обмякли с дурацкими улыбками.
  Только цыган быстро отошел от этого эффекта, так как его больной зад еще помнил о том пинке, который он невзначай схлопотал от этой бешенной дуры, когда разнимал лошадей. Ему еще повезло, что не сломал себе ничего.
  Визгард ездил на Храброй принципиально без амуниции. Да и сам он, как оказалось, никогда в жизни не надевал на себя ничего кроме штанов. Приехал откуда-то с севера и не боялся холодов. Вот такой нестандартный тип.
  Но вдруг кобыла зло прижала уши и метнула ненавистный взгляд в сторону дороги. Оттуда шли Нина с Зиной, и они остолбенели при виде разгневанного животного.
  - Вот это реакция, - восхитился Петя.
  - Не трогай их, - похлопал любимицу по шее Визгард, - это еще совсем дети. Хотя лично я считаю, что женщина в любом возрасте остается женщиной.
  - Она-то почему так ненавидит свой пол? - махнул в сторону Храброй Дима.
  - Она просто ревнует меня ко всем подряд. Ведет себя совсем как человек, - улыбнулся парень и зачем-то направился навстречу девчонкам.
  Кобыла плелась за ним и посылала лучи зла в сторону спортсменок. Подруги от этого и вовсе вжались друг в друга. Вся ситуация была им непонятна.
  - Прошу прощения, дамы, а не могли бы идти чуточку быстрее? Иначе я натравлю на вас свою лошадь, - оскалился он.
  - Эй, парень, ты кто вообще такой? - набралась наглости Нина, - и почему угрожаешь нам своей кобылой?
  - Петя, привет! - замахала рукой вдаль Зина и за руку поволокла подругу прямиком к конюшне, благополучно минуя чужаков.
  Визгард и Храбрая озадаченно оглянулись им вслед. То, что их не боялись - было немного непривычно.
  - Вот черт. И почему вы сразу не сказали, что это ваши любовницы? - обиженно воскликнул парень.
  Все спортсмены хором едва не подавились. Они с таким возмущением и шоком оглянулись, что Визгард наконец-то ощутил удовольствие от произведенного эффекта. Девчонки в полголоса послали его гулким бурчанием и скрылись за воротами клуба, а парни, не сговариваясь, покрутили у виска.
  
  Осип с тревогой следил весь день за Оксаной. Девушка качалась на месте в темноте и бормотала какие-то глупости про то, что у нее гниют органы и она готова сровняться с землей... причем это была не обыкновенная наигранная истерика. Просто готесса реально стала такой ужасной пессимисткой, что пугала этим всех окружающих. Даже верная подруга не знала иной раз, как реагировать на эти фразы.
  - И вообще, почему она выбрала именно тебя? - вновь начала сокрушаться Лена.
  - Ты говоришь как ревнивая девчонка. Или парень... как вы там распределили между собой роли? - не выдержал юноша.
  - Мы не лесбиянки, - зло засопела девушка.
  - Что-то незаметно, - противно сощурился Осип, зная, что ее это бесит.
  Эмоции Лены его изрядно достали. Она целыми днями крутилась рядом как наседка и трепала ему нервы. При этом при любой попытке смыться из ангара, парень получал порцию причитаний и странных воплей от больной Оксаны. Ему становилось ее жаль, и бедняга снова возвращался к истеричке Лене.
  - Уму непостижимо, - легла на пол эмо-кидка и громко-громко засопела, продолжая жутко ревновать и злиться.
  Мысленно парень окрестил ее эгоистичной стервой и снова подсел ближе к готессе. Даже полоумной она казалась ему логичнее и приятнее в качестве компаньона, чем подруга.
  - Ты что-нибудь уже говорила ее родителям? - в последний раз решился он задать вопрос Лене.
  - Нет, конечно! - выпалила та, - а что я им скажу? Что их дочь сошла с ума во время дежурства? Идиотизм. Тут столько минусов... и при этом Оксану не спасти. Нет уж. Нужно думать другое. Нужно помочь ей как-нибудь самостоятельно. И потянуть время, чтобы родня ни о чем не догадалась. Хотя они и так планируют ругаться с Кирой за то, что она так много ночей подряд ставит нас на дежурство.
  Осип тяжело вздохнул. Ему совершенно не светило проторчать остатки выходных в этом клубе. Все-таки в его подростковой жизни было еще много других увлечений...
  Нет, парня не раздражал конный клуб. Но из-за Оксаны он даже не мог выйти из ангара. Ей сразу становилось плохо без друга (так она сама его окрестила однажды).
  "Есть одно лечение, - шепнул парню голос в голове, - клин клином вышибают, как известно". Юноша вздрогнул и огляделся вокруг. Никого не было. Лена тоже лежала на своем месте с закрытыми глазами и не шевелилась. Похоже, она никого не слышала. Осип решил, что это был либо его внутренний голос, либо он просто спятил. Но наваждение повторилось.
  "Я не явлюсь тебе в присутствии девчонки, - пояснил дух, - поэтому просто слушай, что я говорю. Эти слова не должны выходить за пределы твоей головы. Если понял меня, кивни один раз". Парень взволнованно почувствовал, как вспотели его ладошки. Он незаметно склонил голову вниз и внимательно прислушался к самому себе.
  Его бог говорил ровным слегка скрипучим голосом. Было в его речах что-то завораживающе-красивое, но в данной ситуации некогда было любоваться этим. "То, что он предлагает - слишком опасно", - подумал позже Осип, по привычке прикусив собственный палец. Однако деваться было некуда. Нужно как-то стребовать разрешение с Киры.
  
  Игорь помахал рукой миловидной девочке в центре города. В этот день он пораньше отпросился с конюшни, чтобы встретиться с Лизой.
  Она сразу узнала его, и поток застенчивых мыслей тут же заполонил голову парня, который еще не научился отключать свою "читалку" вовремя. Он даже невольно сдавил виски, оттого что их заломило как зубы от лимона.
  - Привет, ты в порядке? - немного взволнованно поинтересовалась она.
  - Да, не переживай, - приоткрыл он один глаз и выдавил улыбку, - просто что-то голову прострелило. Наверное, погода меняется.
  "Надо же, как он волнуется. А я-то думала, что сама не умею контролировать эмоции", - с теплотой подумала девушка... и эта мысль тоже немедленно проникла в голову Игоря. Парень попросил ее немного подождать и забежал в ближайший магазин, чтобы в туалете прийти в себя. Только там он мог собраться и "отключить" свои способности.
  - Я вижу, свидание идет полным ходом, - прозвучал рядом голос, доверху наполненный сарказмом.
  Игорь едва не вскрикнул. В мужском туалете неподалеку стояла Визгард, скрестив руки на груди и демонстративно смотря в другую сторону.
  - Ты чего здесь делаешь? - выпалил парень и огляделся.
  К счастью, никого рядом не было. Но от этого он не перестал нервничать. Богиня смерила его изничтожающим взглядом.
  - Не волнуйся. В мужском туалете меня никто не увидит, если я сама не захочу...
  - Да я про свидание, - сокрушенно воскликнул Игорь, - зачем ты явилась на мое свидание? Я иду сейчас гулять с прекрасной девушкой. И прошу тебя не мешать мне.
  - Очень нужно! - обиженно надула губы призрак.
  - Вот и хорошо, - ответил парень и медленно двинулся к выходу, следя за тем, чтобы дух не следовала за ним.
  Она честно стояла на месте и не провожала его даже взглядом. Сейчас все должно пойти по плану. Игорь никогда еще так не нервничал.
  После короткого объяснения своих действий, парень немедленно сменил тему и повел Лизу к набережной. Это было самое красивое место у них в городе. Там часто гуляли влюбленные пары, держались за руки и целовались, сидя на скамейках. Игорь нервничал все сильнее. Только сам не мог понять, отчего.
  - А ты вчера очень круто танцевал, - после долго молчания сказала, наконец, девушка и зарделась.
  - Спасибо, - польщенно выдавил юноша и улыбнулся ей как можно нежнее.
  Что-то не клеилось. Да и она вела себя так, будто с ними шел третий человек. Невольно и Игорь стал оглядываться по сторонам.
  Так и есть. Визгард всюду незаметно следовала за ними, появляясь то тут, то там. И чего ей неймется? Парень мысленно выругался.
  - Что-то не так? - в конце концов, спросила Лиза.
  - Я снова должен отлучиться. Извини, - с облегчением выдохнул Игорь и бегло чмокнул ее ручку.
  Он знал, что это хороший прием. Пока девушка застенчиво разглядывает место поцелуя и разбирается в своих чувствах, у парня есть время на свои дела. И он был намерен воспользоваться этими минутами сполна.
  - Я же говорил тебе... - грозно ткнул пальцем в грудь богини Игорь.
  Но договорить ему не удалось. Палец покрылся толстым слоем льда и прибил руку к земле под собственным весом. Когда Визгард злилась, ее нежелательно было доставать.
  - Не груби мне, - недовольно скривилась она.
  - Черт бы тебя побрал, - парень был вынужден сесть прямо на асфальте, - что тебе сейчас-то от меня нужно? Раньше ты говорила, что ходишь рядом до тех пор, пока не появился твой протеже. Теперь он заявился на нашу конюшню - а ты по-прежнему здесь. Что не так? Почему ты не с ним?
  - Дело в том, что вы не являетесь нашими хозяевами. И мы не обязаны таскаться за своими учениками как собачки на поводке, - разозлилась Визгард.
  - Ах так, значит, тебе нравится проводить со мною время? - поддел ее Игорь.
  - Какая чушь! - воскликнула она и молча засопела.
  Он и так видел, что с нею творится какая-то ерунда. Только призрак как истинная девушка боялась себе во всем признаться. Ей нравился Игорь. Но с какого перепугу она изображает из себя черти что?
  - Ты просто привыкла изображать из себя ледяную королеву, - закатил глаза парень, - но прошу тебя, не вмешивайся в мою жизнь, если только не хочешь предложить мне напрямую встречаться. Я доступно объяснил ситуацию?
  Он вынужден был проводить ей психотерапию. Это еще полбеды. Больше всего Игорю не нравилось, что приходится делать это во время собственного свидания, которое готово было вот-вот сорваться.
  Не сразу до парня дошло, какую дерзость и наглость он проявил в эту минуту. Разговаривал с богиней как матерый старый Дон Жуан, хотя на самом деле никогда еще серьезно ни с кем не встречался.
  Это Тимка был профи в таких делах. Но его судьбе не позавидуешь... и это, кстати, послужило сильным тормозом в желании друга связать с кем-то свою жизнь. Он даже ради поцелуев на девушек не клевал. Уж очень большой эффект на него оказала гибель Маши.
  Игорь тяжело вздохнул от воспоминаний. Не хотелось сейчас ворошить прошлое лучшего друга. К счастью, Визгард тоже надоели его наставления, и потому она немедленно разморозила бедняге палец, чтобы он мог поскорее удалиться. Она слишком часто меняла свое настроение и свои решения вместе с ним. Парень нервно хлопнул себя по штанам и поспешил обратно к Лизе.
  Выражение ее лица не предвещало ничего хорошего. И даже без чтения мыслей Игорь догадался, в чем дело.
  - Послушай... - с трудом начала она и заставила себя продолжить, - у меня такое подозрение... что у тебя есть кто-то еще кроме меня. Или была...
  - Ммм... - промычал парень, потому что не мог придумать оправданий.
  В таких делах он был полный лузер. К тому же после общения с Визгард Игорь и сам уже ни в чем не был уверен. И Лиза безошибочно разгадала его настроение. По несчастным щенячьим глазам она догадалась, что попала в точку и виновато-расстроенно улыбнулась.
  - Я так и знала, - она закрыла рот руками и выдавила из себя что-то вроде нервного смеха, - я так и знала...
  А Игорь смотрел на нее и как полный дурак молчал. Ему сейчас было так паршиво, что и словами не описать. Проклятая богиня с ее заморочками!
  
  Паренек Визгард направлялся-таки в тренерскую, чтобы переговорить с Кирой. Он не рассказал своим новым друзьям, зачем именно она ему понадобилась, но успел поведать о своей стране, из которой был родом.
  У них там матриархат. То есть их народ не отвергает мужской пол как амазонки, но все мужчины там приучены подчиняться и служить женщинам. Немногие рискуют выступить против системы или сбежать как Визгард. Хотя и он не пошел бы на это, если бы не обстоятельства. Но подробностей побега никто тоже до сих пор не знал.
  И вдруг на своем пути к главному тренеру парень столкнулся с красавицей Олей. Это была вторая их встреча за сутки, поэтому Визгард отреагировал на блондинку уже не так дико как в первый раз, хотя и не обрадовался. Но его поведение и мнение о ней тут же переменились, как только юноша увидел реакцию девушки на его оголенный торс.
  Оля невообразимо завелась, пошло закусывая губу, и уже не могла держать себя в руках. А его нелюбовь к женщинам и вовсе заставила девушку распоясаться. Она сходила с ума от этого мужчины.
  Парень столкнулся с нею взглядом и изобразил на лице что-то вроде "что? Опять?!". Оля на это лишь развратно улыбнулась и приблизилась к нему так близко, что едва не коснулась богатой грудью его тела. Она не собиралась упускать такой соблазнительный вариант.
  И Визгард... оказался не против! Он хмыкнул, сменил выражение лица на "так и быть" и без лишних вопросов подхватил блондинку под голову и талию руками. Девушка хоть и мечтала о подобном, но все-таки не ожидала столь быстрого развития событий. Она судорожно выдохнула и сама не заметила, как оказалась полностью в его объятиях, соприкоснувшись губами, обнимая нежно руками... мысли закипели и уплыли куда-то в сторону. Блондинка совершенно отказывалась думать!
  - Эм... голубки? Не могли бы вы прекратить свои телодвижения в общественном месте, наполненном детьми? - подала голос Катя.
  И какого черта она тут появилась? Ах да, она же здесь работает. Мозг Оли беспомощно трепыхнулся. "Я тоже тут работаю", - глупо додумалась девушка, но быстро отбросила всю ненужную шелуху в сторону. Она только глуповато хихикнула и с трудом оторвала свой взгляд от Визгарда. Панкуша всем своим видом показывала отвращение. В кои-то веки!
  - А вы, молодой человек, кажется женоненавистник, - продолжила тренер по конкуру, - с чего такой подарок нашей беспардонной искусительнице?
  - Я вырос в стране, управляемой женщинами, - любезно объяснил он, - и всех немногочисленных мужчин там обучали только служить своим госпожам. Служить во всех отношениях и не отказывать ни одной прихоти... при всей своей ненависти к этим законам, кое-чему я все-таки не могу сопротивляться.
  И последние строки он буквально промурлыкал, задевая самые чувствительные струны души Оли. Девушка была вся его и едва не падала в обморок. Кате хотелось врезать с ноги им обоим, но она только хлопнула себя по лицу.
  - Ладно, не будем провоцировать никого на необдуманные поступки, - быстро уловила ее настроения блондинка и быстро зашептала что-то Визгарду на ухо.
  Тот внимательно ее выслушал и нежно улыбнулся. Они до чего-то договорились. Только панкуше уже было плевать. Ее обрадовало уже то, что они хотя бы с видного места свалили. И, слава богу. Разврат трудоспособности вреден, поэтому не стоило перед детьми афишировать свои эротические фантазии.
  Добившись своего, Катя удалилась по делам, которых сейчас в клубе было, ох, как много. Визгард, намного позднее запланированного, направился к Кире, не отвлекаясь больше ни на что и ни на кого.
  - Я рассчитывал, что наш разговор состоится несколько иным образом, - неуверенно тянул слова в тренерской он через пару часов, - видите ли, я не ожидал, что этим местом заправляет женщина.
  - Да, я уже наслышана о том, как у тебя состоялся разговор с нашей блондиночкой, - косо взглянула на него Кира поверх бумаг, - а мне сперва показалось, что ты против близкого контакта с нашим полом. И до сих пор сохраняю это подозрение.
  Визгард рассмеялся. А при упоминании Оли и вовсе разошелся, потерев подбородок с задумчивым видом. Его глаза неприлично блестели.
  - Ваша блондиночка просто не дала мне другого выбора. Если ты сейчас захочешь - я и с тобой пересплю. Только не проси меня об этом, умоляю. Я соглашаюсь на это не ради себя. Так меня воспитали.
  Главный тренер смотрела на него все это время как на полного идиота. А после того как он заговорил на пошлые темы, она и вовсе напустила на себя оскорбленный вид, не показывая истинного раздражения. Ей не нравилось общаться с этой личностью.
  - Ладно, давай вернемся к предыдущей теме, - остановила девушка его словесный поток, - зачем ты пришел, да еще и с боем?
  - Мне горько об этом говорить теперь, но я искал у вас пристанища, - кисло подпер щеку рукой Визгард.
  Улыбка исчезла с его лица. Осталась только трагедия. Как у парня на слепом свидании, когда вместо тонкой красотки пришла жирная уродина.
  Кира посмотрела на него в ответ с искренним сожалением. Затем иронично улыбнулась. Ее повеселили его эмоции и ситуация, в которую он невольно угодил. Впервые в жизни она готова была посмеяться над собой за то, что родилась женщиной и так жестоко обломала мечты этого красавца.
  - Вы не знаете, через что я прошел, прежде чем добрался до этого места... - его интонации ползли все ниже и ниже, как и брови.
  - Ладно, не страдай. Ты можешь остаться здесь на отдых после всех твоих приключений, а затем уехать в любое удобное время. Найдешь себе истинное пристанище и остепенишься там.
  - Вы не поняли, - мило прикрыл глаза Визгард, и комната как будто наполнилась феромонами, - я шел именно сюда. Я думал, здесь всем заведует мужчина. Это... мечта любого ребенка, родившегося на моей родине. Это все равно, что достичь рая, не умерев и убедиться, что там действительно живут ангелы с крыльями. Я хотел найти такое место на земле, где все похоже на глупые сказки из моего детства... но, похоже, не судьба.
  Сердце Киры сжалось. Она так сильно страдала от его жалостливого тона, что хотела обнять как маленького ребенка и прижать к себе... но его мышечный оголенный торс тут же вернул ее в реальность. Девушка уже несколько минут глупо не сводила глаз с пресса юноши и сильно вспыхнула, как только поймала себя на этом. Да еще и Визгард уже давно молчал, с интересом наблюдая за ее поведением.
  - Какие же вы дамы все падучие на это, - наконец, улыбнулся он.
  Главный тренер покраснела до цвета помидора и как ошпаренная подскочила на месте. Ее глаза заметались, а мысли отключились. Что с нею произошло? Бедняга приложила руку ко лбу. Температуры вроде бы нет. Черт побери. Что не так?
  - На всех женщин одинаково действуют жалостливые истории, - еще шире улыбнулся Визгард, - хотя мои не далеки от истины. Я действительно шел именно к вам. Но нашел не то, чего ожидал.
  - У нас директор мужчина, - зачем-то выпалила Кира и только после этого смогла с облегчением выдохнуть.
  Его глаза засияли надеждой. Просто гора с плеч! Девушка рефлекторно налила себе воды и выпила всю кружку залпом. Ей было безумно жарко.
  - О, ну тогда я смогу здесь задержаться! - радостно закинул он ноги на стол.
  Кира закипела от этого нахальства. Она метнула в него разъяренные копья взглядом, но до парня они не долетели. Он был слишком дерзким для этого, хотя внешне по нему и не скажешь.
  - Почему тогда я разговариваю с тобой, красотка? - сощурился Визгард.
  - Потому что наш директор передал мне многие права на нашу конюшню, - сквозь зубы процедила главный тренер, все еще глазами намекая на его ноги на столе, - убери их уже. Здесь так не принято.
  Но он пропустил мимо ушей это высказывание. Только затылок почесал и задумчиво выпятил нижнюю губу. Это выглядело так мило, что Кира пару раз икнула. В последнее время от волнения на нее находили подобные несуразицы.
  - Ноги! - гаркнула она, перешагнув через свои желания быть мягче.
  Реакция парня того стоила. Он моментально исполнил приказ. Только после этого жутко разозлился и громко хлопнул ладонью по столу.
  - Черт бы побрал эти рефлексы... - прорычал Визгард себе под нос.
  Девушка осталась довольна таким эффектом и решила, что они найдут общий язык. Она сразу расслабилась и вальяжно отвела руку с напитком в сторону, будто там был виски, а не вода.
  - Мне кажется, ты сегодня не настроен рассказывать о своем прошлом. Наверное, устал с дороги. Отдохни, выспись, попроси у спортсменов еды. А завтра я хочу поговорить с тобой лично обо всем, что ты только сможешь мне сообщить.
  - Зачем это? - откинул тот голову немного назад.
  - Я поклялась принимать в наш клуб всех желающих... но дело даже не в этом. Настали такие времена, когда мы обязаны сотрудничать с богами старого пантеона. И потому ты нужен нам... для ледяной богини Визгард. Но знай, что если ты тут накуролесишь - я терпеть этого не буду и натравлю на тебя Катю.
  - Какие забавные угрозы.
  - Они не покажутся тебе забавными после парочки ее ударов ногой по голове, - пообещала Кира, - мы должны быть осторожными, принимая новичков. Кто знает, чего от вас ожидать.
  - Вечернее нападение было случайностью, - решил объясниться парень, - мне слишком часто приходилось драться, пока я добрался досюда. А ваш Петя стал слишком усердно наезжать на меня. Я перестраховался. Бывает.
  - Понятно, спасибо, что объяснил. Ты можешь быть свободен, - и она властно указала ему на дверь.
  Парень смерил ее скептическим взглядом, нагло усмехнулся и медленно потянулся. Он вел себя как ребенок, не желающий выполнять приказов родителей. Потянув достаточно времени, Визгард вновь нагло улыбнулся и наконец-то вышел. А Кира в это время решила вернуться к основной проблеме, маячившей у нее перед глазами: к болезни Оксаны.
  
  ЛЕЧЕНИЕ
  
  Осип быстро вышел на Киру и первым делом заговорил о лечение. Но его предложения звучали слишком странно. Парень предлагал запугать Оксану до такой степени, чтобы она осознала, что не видела настоящей смерти. По идее так ее должно "отклинить". Но подобное лечение казалось слишком опасным, и сперва Кира отказалась.
  - Это не моя идея, поверь, - ударил себя в грудь Осип, - такова задумка моего духа. Но мне кажется, что она оправдает себя.
  - Даже не все психиатры решаются на подобные методы лечения. А у тебя и специализации-то нет, - категорично отреагировала главный тренер.
  - Да поймите же вы, что другого выхода нет. Или вы хотите сперва протащить ее по настоящим специалистам без ведома родителей? Как вы себе это представляете? - в его словах было много правды.
  Кира тяжело вздохнула, но решила не торопиться с ответом. Она попросила реванша. Осип раздраженно нахмурился, но промолчал. Затем взял с нее обещание дать ответ до конца дня и удалился с больной девушкой обратно в темноту. После той ночи ее колотило на свету так сильно, что был слышен стук зубов.
  - Ну что? - призрак с капюшоном на глазах стоял в стороне и читал какую-то книжку.
  - Сказала, что должна подумать, - раздраженно дернулся Осип и выругался, - чего тут думать-то? Знает ведь, что я прав. Но тянет просто ради приличия. Чтобы виду не подавать, что она так легко согласилась с каким-то там воспитанником.
  - Зришь в корень, парень, - расхохотался чей-то голос в темноте.
  Юноша даже нервно крутанулся вокруг себя в поисках чужака. Его поза сразу стала напряженной и готовой к атаке. Бог в капюшоне продолжал читать книгу и только слегка ухмылялся.
  Из мрака вышел демон Петр. Осип уже был наслышан о его подвигах и потому напрягся еще больше.
  - Расслабься, я тебя не трону, - сказал призрак.
  - Откуда мне знать, что ты не врешь? - недоверчиво спросил парень и невольно покосился на Оксану, сидящую в углу.
  - И до нее мне нет никакого дела, - устало протянул Петр, - пока что.
  - Ладно, - нервно облизал губы Осип, но позу не сменил, - тогда зачем ты пришел?
  - Просто подслушивал ваш разговор. Твой бог смерти - мой давний товарищ. Бродить среди смертных слишком скучно. Вот я и решил прийти сюда, - демон уселся поудобнее на полу и разложил перед собой какую-то ткань.
  На импровизированном столе оказался ломоть хлеба и молоко. Петр пригласил Осипа, но тот предпочел воздержаться. Глаза демона недобро сверкнули.
  - Никогда не отказывайся от его предложений, парень, - предупредил призрак Осипа.
  Юноша сомневался во всем, что делал, но иного выхода не было. Он рискнул подойти и сесть напротив. "Во что я ввязался?", - затравленно думал Осип, изображая из себя примерного мальчика.
  - Ты ведь уже слышал, что ваш отряд повторяет наши судьбы, - откусил большой кусок Петр, - а поскольку бог смерти - мой друг, то и ты им станешь.
  "Да неужели?", - саркастически припомнил случай с Петей Осип, но промолчал. Однако от демона никогда не ускользала ни одна шальная мысль. Он усмехнулся. Парню стало не по себе от этого.
  - Ешь, - приказал Петр.
  - Я не голоден, - дрогнул голос юноши.
  "Только бы он не заставлял меня. Как я ему откажу?", - Осип ощутил, как пересохло у него во рту. Даже глаза страшно было поднять на призрака. "Черт-черт-черт", - сокрушался он.
  - Скажи, чего ты так боишься? - испытующе сверлил его взглядом Петр.
  Мысленно Осип метался, но внешне пытался сохранять невозмутимость. Его молчание затянулось, и пора было бы уже дать какой-то ответ.
  - Отравы? - невинным голосом спросил юноша.
  Оба призрака расхохотались и переглянулись. Парень чувствовал только сильное желание свалить отсюда, но уж точно не делить пищу с теми, кто реально может его прикончить.
  - А ты изворотливый, - шире улыбнулся демон и уже сам вложил хлеб в руку собеседника, - только это ни к чему для бога смерти. И куда пропала вся твоя проницательная дерзость, которую ты тут недавно проявлял по отношению к Кире?
  - А что мне еще остается? - включил остатки красноречия Осип и через силу растянул уголки рта, - по сравнению с вами - я мелкая сошка. Дерзить бессмысленно.
  - Это ты правильно понял, - сощурился Петр, - многим на этой конюшне не хватает твоей сообразительности. Вот поэтому я их и воспитываю. Но ты мне нравишься. Тебя только нужно слегка подучить.
  - Почему ты? - выпалил Осип и тут же поправился, - прошу прощения. Просто я не понимаю, чем заслужил такую честь, иметь дело с кем-то вроде вас.
  - Потому что мой друг не любит кого-либо учить, - скучающе протянул Петр, - его дело - малое. Хотя возможности не дюжие. А мне как раз не хватает адекватного ученика. Ну, так что?
  - А так разве можно? Меняться учителями и учениками? - Осип явственно ощутил, как влип в смолу, словно мошка.
  - Ну, Визгард позволяет себе такие вольности. Чем же мы хуже? - и он снова перевел взгляд на кусок хлеба, вложенного в руки парня.
  Юноша молчал и метался глазами по полу. Он понимал, чего от него хотят, но не желал этого. Однако выкрутиться никак не получалось. Да еще и собственный призрак ни черта не помогает. И наоборот стращает так, что теперь коленки трясутся...
  "Черт-черт-черт", - снова выругался мысленно Осип и закрыл глаза, чтобы только не видеть этого всего. Он чувствовал себя маленьким ребенком, играющим в прятки. Вот так опускаешь веки и все - ты невидим. Вот бы вернуть то детство.
  Но Осип был вынужден сделать то, что было велено. Он нехотя поднес хлеб к губам и понял, что тот даже ничем не пахнет. Это мертвая пища, без вкуса и запаха. По жилам пробежался холодок.
  "Соберись, с твоими способностями тебе ничего не страшно, - попытался убедить себя парень и медленно вонзился зубами в хлеб, - в теории, мертвеца ничем нельзя отравить. Только кости переломать. Если что-то почувствую - немедленно превращусь". Его рука предательски тряслась, но юноша заработал челюстями еще активнее, чтобы не казаться трусом. Ему было очень неприятно и странно все это делать, но пока что ничего не происходило.
  Доев угощение, Осип запил все это молоком. Оно скользнуло по горлу вниз и точно также безвкусно застыло где-то там, сковывая тело льдом. Парень поежился: как будто из холодильника достали. Но ощущения очень неприятные. Будто холод изнутри разрастается. Однако пока что ничего опасного.
  Осип наконец-то поднял глаза на демона. Тот был доволен и не скрывал этого. С легким уважением он наблюдал за реакцией парня. Юноша же не знал, чего именно от него ждут.
  - И что дальше? - спросил, наконец, он.
  - Ты, кажется, хотел спасти свою подругу. Так иди к Кире и добейся своего, - сказал ему Петр.
  - Я так и собирался, - нахмурился Осип, - но... прошу прощения, могу я задать вопрос?
  - Задавай уже.
  - К чему весь этот ритуал? - парень приложил руку к животу и почувствовал такие странные ощущения, будто внутри него была абсолютная пустота без костей и органов.
  - Никаких ритуалов. Это все лишь контракт. Но Кире об этом знать не обязательно. Да и остальным тоже, - еда перед демоном уже исчезла вместе со странной тканью.
  "Все-таки ты вляпался. Ай, молодец", - укорил сам себя Осип и почти решительно встал на ноги. Его немного шатало, но жить можно. Собственный призрак все также стоял в сторонке и читал свою книжку.
  - Только одно предупреждение, - вдруг бросил ему в спину Петр, - я наделил тебя такой же силой, какой владеет бог смерти. А не тем второсортным ***, которое досталось вам по наследству. Поэтому теперь следи за руками и по возможности не желай никому смерти. Иначе сбудется.
  Парень ощутил табун мурашек по коже и взглянул на свои руки. Он чувствовал в себе какие-то кардинальные перемены, но до сих пор не догадывался об их мощи. Какой-то кошмар. Но эти ощущения одновременно завораживали... и такое еще пьянящее покачивание в голове сопровождало каждый шаг, будто в том кувшине было не молоко.
  Осип понял, что впустил в свое тело слишком много нового и потому хотел поскорее исчезнуть отсюда из-под этого давящего взгляда. Как только он вышел на свет - тут же схватился руками за стену и медленно сполз на землю. Ноги больше не держали, глаза закрывались. Что же было подмешано в еду?
  
  Когда парень открыл глаза, то понял, что провалялся на земле у стенки всего несколько минут и его здесь никто не успел заметить. Чувствуя сильную тошноту и головокружение, Осип привстал. Он сильно захотел приобрести перчатки для верховой езды. Иначе беды не миновать. Так ему подсказывала интуиция.
  - Ты в порядке? - из конюшни вышел Йорк с лопатой.
  "Как вовремя", - саркастически подумал Осип и вяло ему улыбнулся, неопределенно махнув рукой. Они никогда особо не общались. Тем более что занимались в разных группах.
  - Ты слышал про новую забаву Киры? - отчего-то пристал мальчик к парню, - про этого из страны льдов и женщин.
  - Страны льдов и женщин? - оживился Осип, - вот это прикол. Где такое замечательное место? Обожаю холод. И женщин.
  - Без понятия. Сам у него спроси, - безразлично пожал плечами Йорк, - Визгард как раз сейчас пошел в тренерскую. Он терпеть не может женский пол и потому зачем-то подбивает мужскую часть нашей группы на свержение власти. Он проходил тут пару минут назад. Разве не подходил к тебе?
  Осип напряг мозг и убедился, что он даже в лицо не видел этого Визгарда. Хотя возможно он проходил мимо как раз в тот момент, когда юноша сидел с демоном в ангаре или валялся без сознания на земле... и даже не остановился?
  - Ладно, схожу, - бегло ответил Осип Йорку и направился в тренерскую.
  Ему обязательно нужно было застать Киру врасплох и вновь вывести ее на тему лечения Оксаны. В таком состояние она почти всегда соглашается со всеми, лишь бы ее больше не доставали. "Не подведи меня, женоненавистник Визгард", - и юноша решительно постучался в дверь кабинета.
  Оттуда как раз поступал какой-то шум. Как только Осип вошел внутрь - то увидел Онуфрия с Петей, вот-вот готовых сцепиться в драке. Их отвлекла только открывшаяся дверь. И получившаяся заминка дала Кире удачную возможность встать между парнями, испепеляя их злобным взглядом.
  - Ой, я не вовремя? - скрывая радость, поинтересовался Осип.
  В дальнем углу стоял незнакомец. Похоже, это и был Визгард. Он изничтожал презрительным взглядом Онуфрия, но молчал и не предпринимал никаких попыток к тому, чтобы разрулить эту драку.
  - Онуфрий, отдохни, - резко прервала бурные эмоции воспитанника Кира, - когда ты начинаешь за меня заступаться - проблем становится только больше. Я не маленькая девочка и сама смогу справиться с двумя идиотами.
  Боксер будто получил пощечину, но ничего не ответил. Петя давно бы наговорил гадостей на такие слова, но Онуфрий только нехотя опустил кулаки и отошел немного назад. Главный тренер была довольна и обернулась теперь ко второму драчуну:
  - А ты, альбинос, если еще раз полезешь в драку - я отшвырну тебя к стенке. Хватит уже устраивать потасовки при первой удобной возможности.
  - Я не намерен слушаться приказов какой-то женщины, - высокомерно поднял подбородок Петя.
  В глазах Визгарда мелькнуло горячее одобрение. Осип от удивления даже забыл, зачем пришел. Столь странной конфронтации между главным тренером и спортсменами он еще не видел. Но тут все почему-то обернулись к нему. Парень даже испугался немного.
  - Что?! - удивленно спросил он.
  - А ты как думаешь? - спросил Петя, - стоит ли уважающим себя мужчинам потакать женщинам и становиться их половой тряпкой?
  - Ну, половой тряпкой - это не очень приятно, - в трудных ситуациях Осип мог давать уклончивые ответы, и это не раз уже спасало его от бури.
  "У меня проблемы посерьезнее, чем ваши межполовые разборки. Как отвязаться от демона после того как я принял его пищу?", - скрипели мозги парня. Ему пришла мысль, что сейчас самое время задать важный вопрос.
  - Кира, я к тебе, - перевел Осип тему, - снова на счет Оксаны.
  - О господи, не сейчас, - взвыла девушка.
  "О нет, именно сейчас, - заблестели глаза юноши, - иначе Петр меня с потрохами сожрет. Если бы не эта сволочь - я бы тебя даже не донимал". Но помощь пришла с неожиданной стороны.
  - Она тебе что-то запрещает? Так возьми все в свои руки, парень, - подал революционную идею Визгард.
  - Вот не надо мне тут совращать молодые умы, - огрызнулась на него главный тренер, - эти дети сейчас сами все решат и накуролесят дел... а кто после них расхлебывает? Правильно: тренера и директор. Вы со своей гордыней совсем мозги отключили?
  - Я не ребенок, - обиженно огрызнулся Осип.
  И пока он думал, как продолжить свою мысль о том, что его реально задело это высказывание, Кира смягчилась и незаметно закусила губу. Кажется, она осознала, что взболтнула лишнего. Ей нельзя так себя распускать и поддаваться на провокацию.
  - Ладно, делай то, что считаешь нужным, - тяжело вздохнула девушка, - тебе я могу довериться, Осип. Ты-то нормальный парень. Извини, что назвала ребенком.
  - Спасибо, - недоверчиво ответил парень и быстро выскочил из этой тяжелой атмосферы, пока главный тренер не передумала.
  Это однозначно была победа, причем довольно легкая. Как хорошо, что на конюшне появился этот дурачек Визгард. Возможно, если бы он узнал, что Осип старается ради женщины - то и его возненавидел бы. Но и пускай. Больной он какой-то. Осипу такие странные чудики никогда не нравились.
  Вот поведение Пети более продуманное. Он не фанатик этой идеи о свержении женщин с престола, но просто нашел удобный повод для того чтобы позлить Киру. И это Осипа немного радовало. Он считал, что "королеве бумажек" полезна легкая встряска. А то раскомандовалась тут еще, как будто она имеет право за всех все знать и думать. Они не дети уж, хоть по статусу и ниже.
  Парень вошел в ангар и с облегчением отметил, что внутри никого не было кроме Оксаны. Наивная Лена по-прежнему тратила время на занятие, думая, что Осип все это время был рядом с ее подругой.
  Юноша положил руку на плечо готессы. Та слегка рефлекторно дернулась, но даже не обернулась. Она пугающе затихла.
  Осип заглянул в ее лицо и увидел все тот же отсутствующий взгляд, который слегка оживился только в его присутствии. Девушка посмотрела ему в глаза и бесшумно зашевелила губами.
  - Идем, подруга, - с трудом поднял он ее на ноги, - пока демон не вернулся и не сломал мне опять все планы.
  Оксана даже не пыталась идти сама. Она просто целиком повисла на его руках и лишь слегка переставляла конечности. Но парень как-то дотащил ее до нужного места... не смотря на то, что тащить пришлось далеко от конюшни. Никто не должен был помешать их ритуалу.
  Однако времени прошло предостаточно. Осеннее солнце рано поползло за горизонт. Парень присел на траву, чтобы отдышаться и понял, что тянуть больше нельзя. Девушка, почуяв приближение темноты, вдруг встрепенулась.
  - Куда ты меня привел? - поинтересовалась она.
  Парень ничего не ответил и только обвел свою площадку глазами. Она идеально подходила. И вдруг из вечернего мрака вырвалась богиня Оксаны. Она обогнула ребят по кругу и с хохотом отсела подальше. Девушка при виде нее вздрогнула, и впервые за последние несколько дней ее взгляд стал немного осмысленным. Но это был какой-то инстинктивный животный страх, а не человеческая эмоция.
  Рядом с этой ведьмой из воздуха появился высокий ужасающий призрак с капюшоном на голове... и косой в руках. Оксана попятилась и наткнулась на Осипа. Он стоял, не двигаясь, и почти ласково обхватил ее за плечи.
  Вокруг все стало стремительно погружаться во тьму, трава гнила и сохла прямо под ногами, расползаясь гигантской плешью по всему полю. Звезды посыпались с неба, некоторые из них гасли на полпути к земле. Со всего мира как будто посыпалась старая известка, оголяя страшные нечеловеческие картины. Понесло затхлым болотным сквозняком, над ними стала сгущаться мгла, проглатывая в себя новых жертв...
  Даже обезумевшая Оксана похолодела от таких перемен и жалобно глазами попросила у Осипа о помощи. Он внимательно смотрел в ответ, но долгое время хранил молчание.
  - Кто это? - указывала она на призрака с косой, - ч-что происходит?
  - Ты говорила, что видела смерть, - спокойно проговорил парень и ласково повернул ее голову в сторону незнакомца, - но ты была не права. Он настоящая смерть. Та самая. Как в книжках описывают. Вы знакомы?
  Девушка затряслась и попыталась вырваться из рук Осипа, но он болезненно сдавил ее плечи. Готесса кротко вскрикнула и поняла, что не хочет приближаться к чужаку в капюшоне. Чего бы ей это ни стоило.
  - А я его последователь, - вдруг добавил парень, - а значит, я тоже могу стать твоей смертью.
  Ведьма под деревом звонко расхохоталась и одобрительно закричала что-то, подтверждая его слова. Оксана вдруг осознала, что окружена и без предупреждения рванула прочь от друга.
  Но он успел схватить ее за запястье. Причем хватка его была настолько противно-цепкой, что моментально перекрутила кожу, заставляя боль пробиться в голову, в мозг и засверлить там дрелью. Девушка безрезультатно дернулась несколько раз, стараясь освободить руку, но только еще больше подвергала себя неприятным ощущениям.
  Глаза Осипа наполнились кровожадностью. Он удерживал ее, пока призрак с косой медленно и бесшумно подкрадывался сзади. Его поступь была легкой и леденящей одновременно. Девушка готова была поклясться, что слышит эти шаги, но не может избавиться от них. Они назойливым звуком прорывались в уши и гулко отдавались там волнами страха.
  В сознании Оксаны что-то щелкнуло, и на глазах появились слезы. Она истошно и затравленно закричала на парня, требуя отпустить ее, стала отбиваться как кошка, но Осипу было как будто все равно. Его глаза похолодели и покрылись пеленой как капюшоном.
  - Ты не обманешь нас больше, - проговорил он, - как только рука, держащая тебя, завершит разложение - ты погибнешь. Посмотри же на меня. У тебя всегда вызвало отвращение мое превращение, не так ли? Смотри же внимательнее. Не обращай внимания на бога сзади. Он сделает все тихо и незаметно. Смерть опытна в этих делах.
  - Я не хочу, Осип, отпусти! - затараторила девушка и упала от собственных стараний.
  Парень как-то заставлял ее смотреть на то, как у него с костей слезало мясо и отвратительно гнило, словно трупные остатки. А позади о спину безумца постукивало стальное лезвие, которое еще никогда не промахивалось. Ведьма не прекращала закатывать радостные истерики, что нагнетало обстановку еще больше. Особенно ее слова "режь, убивай" били в самое сердце.
  Оксана не выдержала и разрыдалась как самый обычный человек, попавший в безвыходную ситуации. Больше никакого фанатизма по загробным темам не было в ее действиях. Бедняга просто была напугана настолько, что не могла держать себя в руках. Она уже готова была порвать Осипа в клочья ради того чтобы освободиться. Но тот как последний глупец не желал отпускать ее. Неужели придется сломать другу руку?
  - Я этого не хотела, прости меня! - зачем-то выпалила она и бросилась, было, на него с камнем в руках, зная, что кости легко хрустнут без "мясной" защиты.
  Но тут в воздухе послышался какой-то свист, переходящий в адское конное ржание. Все моментально застыли на месте, прислушиваясь к этому звуку. Представление как будто прервалось в момент кульминации нерадивым зрителем и эффект ужаса на мгновение спал.
  Осип непонимающе переглянулся со своим призраком и тут ведьма Оксаны истерично завизжала: "Лошадь бежит! Марта несется к нам!". Все опешили.
  - Кто ее выпустил-то? - сокрушаясь, воскликнул парень, и вдруг пара копыт свистнула всего в миллиметре от его уха.
  Осип только отскочить в сторону успел, как нападение повторилось. Озверевшая рослая слепая кобыла билась так, будто спасала собственного жеребенка, а не всадника.
  Оксана упала на колени и шокированно наблюдала за всей этой сценой, не пытаясь остановить лошадь. Она как будто была уверена, что Марта ничего не сделает Осипу. Ведь она не видит дороги, поэтому так часто промахивается. Но это были уже не шутки. Игры должны были бы давно закончиться. Девушка вернулась в сознание и увидела реальность такой, как до болезни. Почему же представление все еще продолжается?
  - А теперь твой выход, дорогуша, - шепнула совсем рядом ведьма.
  И не успела Оксана что-либо возразить, как ее рывком закинули на спину взбеленившейся кобылы. Девушка взвизгнула, хаотично зашаталась на спине прыгающей лошади и кое-как уцепилась за гриву, пытаясь вообще сориентироваться в пространстве. Это все походило на бред.
  - Марта, Марта, хватит, - ласково хлопнула лошадь по шее Оксана и через силу улыбнулась, - не трогай этого идиота. Он уже осознал свою вину.
  - Рад, что смог помочь, - обиженно откликнулся снизу Осип, - но все же убери от меня эту бешенную дуру!
  - Да я бы и сама тебя за такие методы убила! - огрызнулась девушка.
  Но не успела она продолжить, как почувствовала, что зрение стало ее покидать. Готесса тревожно затараторила "нет-нет-нет, только не это" и окончательно ослепла.
  "Опять! - панически подумала она, - снова это. Как в прошлый раз. Хватит уже! Мне и так хватило стресса". Но дальше произошло кое-что еще более странное.
  Через секунду готесса ощутила, что держится на голой спине кобылы настолько хорошо, что не сможет с нее упасть даже при желании. Как будто ее ноги обхватило множество крепких лиан и намертво привязало ими к животному. По бедрам скользнуло что-то отвратительное и обмоталось вокруг тела девушки, создавая крепкий корсет. Ни продохнуть, ни вскрикнуть. Оксана закашлялась, попыталась пошевелить пальцами ног, но не смогла. Только руки были свободны и способность говорить осталась.
  Дышать становилось все тяжелее. И тут готесса осознала, что Марта стоит на месте и будто ждет команды. И ведет она себя как-то по-другому... словно обрела обратно свои глаза!
  - Марта? - девушка на ощупь нашла ее шею и погладила, пропуская пальцы через гриву, - ты... снова видишь?!
  - Мать моя женщина, - послышался рядом голос Осипа.
  - Что происходит? - слезно выпалила Оксана.
  - Я не могу это описать... - он проглотил ком в горле, - но отвечу на твой предыдущий вопрос. У нее появились зрачки. Твоя кобыла реально все видит. И, кажется, хочет меня прибить.
  "Что за черт? Что... за что мне все это?", - девушка готова была задохнуться от эмоций и приложила руку к сердцу. Ей резко стало плохо. Дышать все тяжелее.
  - Я даже не вижу, что меня душит, - жалобно пропищала она, - кто-нибудь верните мне зрение.
  И эти слова прозвучали как заклинание. Осип огляделся: из-под земли как из болота полезли наружу какие-то мелкие твари, похожие ни то на чертей, ни то на старославянских водяных. Он несколько раз выругался и невольно попятился обратно в сторону кобылы. Марта все еще неодобрительно косилась на него... одни глазом. Стоп!
  - Оксана, хочешь, я в двух словах опишу тебе всю ситуацию? - затараторил, как печатная машинка парень, - твоя лошадь теперь циклоп. Душат тебя собственные волосы, превратившиеся в... часть кобылы. Твои ноги стали одним целым с нею. Почти как кентавр, только ты находишься по центру тела. А еще твоя последняя фраза сработала как слова Вия "поднимите мне веки".
  - Ничего не поняла, - жалобно поникла девушка.
  - Короче на нас сейчас нападет отряд нечисти! - выпалила Осип и с разбега дал ботинком по морде одной противной клокочущей твари, пытавшейся запустить свои мелкие зубки в его ногу, - ну или только на меня одного. Но такой вариант совершенно неприемлем. Я же не сделал ничего плохого.
  - Еще как сделал, - обиженно воскликнула Оксана.
  "Эти девчонки ради своих капризов готовы на все наплевать", - устало подумал Осип. Ему приходилось бегать все больше и пинаться все чаще. Ситуация становилась реально опасной. Почему никто ничего не предпринимает и как это остановить? И куда делся его призрак?
  - Стой. Кажется, я вижу тебя, - расширились побелевшие глаза Оксаны, и она странно так покрутила головой по сторонам, - но только со стороны. Я и себя вижу. Если это я... ой! Зачем ты пнул того черта?
  - Он хотел на меня прыгнуть! - завопил в ответ Осип.
  - Я его глазами смотрела на нас, - обиженно надула губки девушка.
  - А ты не могла попросить его не нарываться? Отзови их всех. Ай! Твари, кусаются еще!
  - Я еще ничего не понимаю, и пока они на меня не нападают - я воздержусь от помощи тебе, - злорадно ответила готесса.
  "Мне это надоело", - обиженно насупился парень и моментально превратился в ходячего трупа. Теперь нечисть залезала на его окостенелые конечности, стучала зубами по ребрам, но не было ни боли, ни повреждений. От восторга Осип готов был показать им язык, но... у него не было сейчас языка. Парень мысленно улыбнулся и наконец-то вздохнул с облегчением.
  - Молодец, - одобрительно кивнула Оксана.
  - А ты, как я погляжу, тоже уже освоилась с новыми способностям? - злорадно поинтересовался парень.
  Странно, но ему удавалось разговаривать даже после превращения. Похоже, магические способности учитывали сохранение необходимых функций организма. Это было удобно.
  - Я всего лишь увидела твое решение через глаз своей лошади. И чего ты все ноешь? Сам меня недавно подставил.
  Осип предпочел не отвечать. Он только поежился от того, что кобыла в упор пялилась на него одним своим глазом и даже почти не дышала. Вид у нее был не лучше, чем у всех этих болотных кикимор вместе взятых.
  - Ну, ты и страхолюдина, - процедил Осип, - ну в смысле, если считать, что сейчас ты с лошадью - одно целое.
  - Ты тоже не красавец, когда мертвец, - девушка слегка рассмеялась, хотя при ее внешности это больше походило на скрежет и хрип.
  Осип мысленно улыбнулся еще шире. Ему уже надоело, что нежить лезла на плечи и пыталась тыкать своими крохотными пальчиками в глазницы. Парень схватил несколько тварей за шиворот и столкнул их лбами. Послышался недовольный визг и твари разбежались в стороны. Юноша свистяще расхохотался. Настроение ребят начало подниматься.
  - Представляю, как испугаются ребята, когда увидят все это, - проговорил он.
  Оксана ответила не сразу. Она только включила фантазию и поняла, что это действительно прикольная идея. Давно уже она никого не пугала. А к ее стилю гота все настолько привыкли, что перестали реагировать.
  - Может, встряхнем их немного? - предложила она.
  - Только без кикимор и водяных. Боюсь, они всех загрызут.
  - Слушай, так я теперь Вия? Как Вий, только женского пола.
  - Возможно, - кивнул Осип, - а я-то думал, что у меня самая крутая способность из всех. А у тебя тут целый болотный отряд мелкий упырей, которые прибегают по одной только просьбе открыть твои веки.
  - Не завидуй, - показала она ему язык и с удовольствием добавила, - а ты вот не можешь проявлять эмоций в таком виде.
  Осип смерил ее укоризненным взглядом (мысленным) и вдруг неожиданно почувствовал, что он безумно обожал эту девчонку. Неизвестно откуда пришла эта спонтанная необработанная мысль, но она теперь не давала ему покоя.
  "И как я раньше не замечал, что она настолько прикольная? Хотя в момент нашего первого знакомства Оксана была сильно больна своим синдромом", - подумал парень и со скрипом почесал черепушку. Кобыла рядом чихнула и потерлась об него мордой, как обычно делают все лошади. Юноша брезгливо отругал ее за это, но не обиделся.
  Оксана тоже незаметно созерцала его чужими глазами и подумывала о том, что вместе они много дел смогут накуролесить. Как только сказать об этом самому Осипу? Вдруг он подумает о ней что-нибудь не то? Девушка тяжело вздохнула и решила отложить этот разговор на другой раз.
  - Ну, пошли пугать. У меня тут есть такой замечательный план... - и девушка с парнем проторчали еще минут тридцать в поле среди нежити, обсуждая то, как они планировали повеселиться.
  Этот вечер прошел у них чертовски хорошо. И хотя вся конюшня затем проклинала этих двух полтергейстов, Оксану признали абсолютно здоровой. А Лена с радостью затем добавляла: "Не просто здоровой, а еще и с новой опцией. Давно ее такой жизнерадостной не видела".
  
  КОЕ-КТО НАРЫВАЕТСЯ
  
  Катя закружилась на конюшне и не сразу поняла, что уже третий день ночует там как дома. Это говорило о том, что пора было взять короткий выходной.
  "Только вот еще осталось починить пару седел, провести два занятия, отработать несколько коней, застирать амуницию, убраться в тренерской, сегодня мой дежурный день... - девушка приложила руку к голове и добилась абсолютной пустоты в мыслях, - черт побери, выходной мне не светит". Простояв так несколько минут, панкуша решительно направилась в амуничник за теми самыми седлами. Но как только она открыла дверь, то тут же застыла на месте, раздраженно приподняв одну бровь.
  - Ой, закрой дверь! - выпалила Оля и тут же расхохоталась, - ты можешь зайти чуть позже? Очень не вовремя вломилась, знаете ли...
  Они там были вдвоем с Визгардом. Обнимались и целовались в узкой комнатушке. На каждом из них осталось мало одежды... в общем глаз Кати задергался еще сильнее и она без лишних слов захлопнула дверь. Решила, что ей нужно заняться чем-то другим. Не было настроения никого отчитывать.
  По пути встретилась Кира. Она тоже выглядела как загнанная лошадь: вся погрязла в делах и загрузилась лишними мыслями. Встретив подругу, тут же остановила ее.
  - Где наша бездельница Оля? - недовольно спросила главный тренер.
  - Делает детей в амуничнике, - с плохо скрываемым сарказмом ответила Катя и пошла дальше по своим делам.
  Кира была сбита с толку и не поверила этим словам одновременно. Она долго вопросительно смотрела панкуше вслед и решила, что было бы неплохо вломиться в то узкое помещение и немедленно всех разогнать. Но какая-то мимолетная мысль отвлекла ее и Кира невзначай забыла про влюбленную парочку. Она потерянно развернулась у самых дверей амуничника и направилась в обратную сторону, так и не зайдя туда.
  На следующий день сценарий повторился. Только после ответа Кати Кира вспомнила, что забыла о возмездие в предыдущий день и рассвирепела вдвое сильнее. Она как фурия вломилась в комнатку и с дикими воплями всех оттуда выгнала. Но парочка вела себя как школьные подростки, которых застукали за курением на территории школы. Они смешливо переглянулись и жестами успели о чем-то договориться, перед тем как разбежаться в стороны. Главный тренер была вне себя от ярости.
  - Зайди ко мне через двадцать минут, - зло процедила она и удалилась огромными шагами.
  Оля удивленно пожала плечами. Она не понимала, из-за чего ее подруга может так злиться. Глупость какая-то.
  
  - Ты снова нарвался на нашу Киру? - стояла за спиной Визгарда Нина, - ну и дубина.
  - Чего?! - брезгливо развернулся юноша, - помолчала бы.
  - Да не дерзи. Я не ведусь на твои женофобные ругательства, - махнула рукой девочка и водрузила на себя седло, - но Киру лучше не зли. Иначе она по стенке тебя размажет.
  - Да ну. Я заинтригован, - странно улыбнулся Визгард и прищурился, - а чего ты со мной вообще заговорила-то? Познакомиться пытаешься?
  - Теперь я понимаю, почему Оля за тебя уцепилась. Ты такой же озабоченный, как и она, - недовольно фыркнула Нина и гордо попыталась пройти мимо него.
  Но парень ненароком преградил ей путь и уткнул руки в бока, как будто требуя объяснений. Мимолетная улыбка все не сходила с его лица. Девочка тяжело вздохнула, закатив глаза.
  - Да не пытаюсь я с тобой познакомиться. Просто разговор завела... на свою голову, - буркнула она, - если ты не знаешь - то в нашем мире все друг с другом периодически разговаривают. Даже девушки с парнями.
  - Без цели девушки с парнями не разговаривают, - без доли сомнения проговорил Визгард.
  - Это в твоем отмороженном поселке не разговаривают. А у нас на конюшне и такое возможно, - и она с таким остервенением взглянула на него, что парень призадумался и пропустил девчонку.
  Однако его неоднозначный взгляд так сильно прожигал ее затылок, что Нина ускорила шаг и быстрее скрылась за углом. Ее пробрала дрожь. И она поклялась больше не общаться с этим ненормальным.
  "Какие тут все женщины обнаглевшие, - нахмурился чуть позже Визгард и бесцельно взял в руки какой-то хлыст, - их строить еще и строить. Неужели местные парни этим не занимаются? Ладно, сопляки всякие, но уж Петя-то не дурак вроде бы". Затем он спохватился, что зазря отпустил Нину. Нужно было как-то погрубее поставить на место эту девку. А то она подумает еще, что ушла победительницей.
  Вот тебе и урок, дубина! Даже в этом возрасте девчонки учатся хамить мужчинам. Нужно догнать ее и запугать, как следует, чтобы в следующий раз даже глаза боялась на него поднять. А то отмахивается еще от грубостей. Где такое видано?
  И, полный решимости, Визгард двинулся во двор. Завернул куда-то наугад и недалеко от тренерской увидел свою цель. Девочка с нежно голубоватыми волосам медленно брела куда-то в сторону. При виде Визгарда и вовсе покрылась красными пятнами и со странным тревожным взглядом ускорила шаг.
  "Ага, осознала свою вину, чертовка!", - радостно улыбнулся он и несколькими широкими шагами смог преградить ей путь. Девочка жалобно подняла на него глаза и ее губы как-то странно задрожали. Ну, совершенно другое поведение!
  - Я тут подумал, - рукой уперся он в стену, не позволяя ей юркнуть в сторону, - мы с тобой должны поболтать еще немного. Раз уж ты считаешь, что девушки имеют право хамить парням за просто так.
  - Я такого не говорила, - заикаясь и бледнея, пролепетала девочка и начала пятиться.
  Визгарду не понравилось такое неповиновение, и он со второй стороны отгородил ее рукой от окружающего мира. Оказавшись почти в его объятиях, девочка совсем потерялась, уперлась спиной в стену и затравленно с мольбой посмотрела ему в лицо. Юноша уже был в восторге от себя. Как грамотно он ее прищучил! А сейчас еще круче будет.
  Визгард наклонился ниже. Девочка зажмурилась и пропищала что-то невнятное.
  - Я не расслышал! - наорал он на нее и зло расхохотался, - язык проглотила? Что же ты не смеешься над моим женофобством? Осознала-таки, как плохо поступила сегодня?
  - Я не знаю, что здесь происходит... - льдом прозвучал Катин голос за его спиной, - но немедленно развернись ко мне, извращенец.
  - Кто здесь еще вздумал умничать... - хотел было возмутиться Визгард, но тут перед его глазами засияли звезды и через пару секунд юноша понял, что оказался на земле.
  Челюсть полыхнула болью, по губам текла собственная кровь и только сейчас голова начала так ужасно раскалываться, будто поздоровалась с кувалдой. Выть было не в его правилах, поэтому Визгард только сдавленно что-то простонал, но быстро взял себя в руки и как-то привстал. Его шатало из стороны в сторону, но уже не так сильно, чтобы валиться с ног.
  Парень зло полоснул панкушу взглядом, но она была неустрашима. Из-за спины выглядывала запуганная девочка с голубыми волосами. Ее глаза были на мокром месте. От такой показухи Визгард немедленно пришел в бешенство.
  - Ах ты тварь такая... - шепеляво выругался юноша, но вперед не двинулся из-за строгого взгляда Кати, - пошла отсюда, хамка!
  - Что ты хотел сделать с ребенком? - сощурилась панкуша, - мне даже противно представить, что ты с Олей повсюду обжимаешься. Но ребенок тебе чего сделал?
  - Этот ребенок манипулирует всеми вами! - прошипел Визгард, - она нагрубила мне пару минут назад!
  - Я подозреваю, что это была не она, - процедила сквозь зубы Катя, - но это сейчас не важно. Ты не имеешь права обижать кого-либо на этой конюшне.
  Только юноша собралась послать их обеих самыми лучшими выражениями, какие знал, как со стороны к ним подбежала... еще одна Нина. Парень даже глаза вылупил сильнее, не доверяя самому себе. Бегло перевел взгляд с ревущей девочки на ее озлобленную копию и приложил вторую руку к голове.
  - Сильно же ты меня ушатала. Теперь в глазах двоится, - шокировано проговорил он.
  - Это была ее младшая сестра, идиот, - и Катя так грубо ткнула указательным пальцем в его грудь, что едва не проделала там дыру, - еще раз прикоснешься к кому-нибудь из детей - я снова найду тебя и врежу ногой уже сильнее. В следующий раз ты у меня не встанешь. Ты понял?
  - Черт побери. И тут женщины командуют? - с жалостью к самому себе выпалил Визгард и, наткнувшись, на угрожающий взгляд панкушы был вынужден сдаться, - ладно-ладно, успокойся. Я и к Оле-то ничего не чувствую. Просто... опять выполняю приказы. Боже, женщины, как вы меня бесите.
  - Я рада, что ты усвоил, - и Катя удалилась, уводя за собою обеих девочек.
  Визгард снова потер челюсть. Она еще не скоро заживет. Слава богу, хоть не вывихнута.
  
  Осип ходил теперь на занятия с особым рвением. Только в перчатках. Ему действительно удалось заморочить всем головы и убедить их, что это для сохранности рук. К счастью, не пришлось выдумывать ненужных легенд про то, что он гениальный гитарист и чистые руки ему нужны для выступлений.
  - Осип, - окликнула его перед началом занятия Оксана, - чем сегодня вечером занимаешься?
  Парень не успел расширить удивленных глаз, как девушка покраснела и поспешила оправдаться. Мол, он ее не так понял и все такое... но юноша напустил на лицо что-то среднее между иронией и снисходительностью и жестом попросил продолжить.
  - У тебя очень выразительная мимика, - с ходу похвалила его готесса, - у нас вечером концерт будет на площади перед институтом экономики. Ну, ты же знаешь... я в группе и все такое...
  - К тебе прийти на концерт? - поторопил ее Осип, - а можно я Олега с собой возьму?
  - Можешь, конечно. Только я не просто так тебя приглашаю, - и ее взгляд стал особенно интересным.
  Парень, кажется, начал догадываться и уже не знал, куда спрятать свою "выразительную мимику". Но он взял себя в руки и насилу спокойно улыбнулся.
  - Ты опять меня не понял, - виновато подняла брови девушка, - я хочу эффектно закончить этот концерт. А для этого всех нужно будет хорошенько напугать. Правда, скорее всего, после такого милиция приедет по наши головы... но я думаю, оно того стоит.
  Осип не поверил своим ушам. Она хотела использовать свои новые способности в городе! И его на это же подговаривала. Какая неслыханная наглость.
  - Я согласен, - радостно протянул он руку, чтобы пожать ее кисть, но в последний момент спрятал пальцы, - только Олега я все равно возьму. Думаю, он пригодится с его клонами.
  - Отлично, - голос Оксаны даже сел от радости, - только никому больше не рассказывай об этом.
  Они, казалось, хотели еще что-то сообщить друг другу, но им помешал... демон. Девушка чуть не поседела, увидев, его так близко от себя. Она невольно шарахнулась в сторону, сохраняя невинное молчание. Осип же не двигался. Вид у него стал таким пришибленным, как у собаки перед злым хозяином. Готесса поразилась таким резким переменам, и ее сердце тревожно дрогнуло. Она почуяла неладное и поняла, что Осип ей не все рассказал...
  Петр был чем-то озабочен и потому просто проигнорировал Оксану. Он молча дважды хлопнул парня по плечу и жестом приказал идти за собой. Осип поник еще больше и бесшумно выругался губами, но повернулся уже, чтобы исполнить требование.
  Девушка не на шутку взволновалась и, поддаваясь каким-то рефлексам, аккуратно схватила парня за рукав. Он почувствовал это невесомое прикосновение и вопросительно взглянул на нее. По лицу Осипа было видно, что он готов просить о помощи, но не делает этого из чувства гордости.
  - Тебе нельзя идти за ним, - прошептала готесса, не узнав своего голоса от волнения.
  - Я знаю, - ответил парень, - но теперь это невозможно. Я... должен.
  - Что ты натворил? - испугалась она.
  - Я... теперь часто буду с ним, видимо, - бедняга даже не мог подобрать слова и потому лишь одернул руку, - просто не рассказывай об этом Кире. Умоляю.
  И он, слегка прикрыв глаза, поспешил за демоном, т.к. боялся опоздать. Они достаточно потратили время на болтовню. А от Петра неизвестно что еще можно ожидать.
  Оксана осталась в шоке, но больше не останавливала его. Только какой-то камень навалился на ее сердце. Никогда еще девушка так не переживала за кого-то другого. Не успела она подружиться с хорошим человеком, как его настигла какая-то беда... а не из-за нее ли это случилось? Может он продал душу? Что за ерунда? Петр не берет души. Он так говорил... вроде бы.
  Девушка была в замешательстве, но вынуждена идти в раздевалку. Она еще не знала, будет рассказывать обо всем Кире или нет. Это следует обмозговать.
  - Пора освоиться со своими силами, - спокойно проговорил демон, дождавшись юношу, - тебе нужно убить двух существ. У тебя две недели.
  - Вот так просто взять и убить? - выпалил Осип, хотя совершенно не это хотел сказать.
  Да и что тут скажешь, когда тебе прямо в лицо вот такое выдают. Он был сбит с толку, но старался не подавать виду. Парню вообще было невдомек, почему Петр выбрал себе в протеже именно его.
  Демон взглянул на Осипа как на полного кретина, но промолчал. Только грубо схватил за руку, сорвал с кисти перчатку и до боли в плече дернул на себя.
  - Я говорил про твои способности, - прошипел он, едва не подняв парня над землей, - все просто: снимаешь все лишнее с ладоней и прикасаешься к любому живому существу. Оно погибает. Еще тупые вопросы будут?
  - Нет, сэр... - стиснув челюсти от боли пропищал Осип.
  Его кости просто ныли от такого захвата. Ему хотелось поскорее избавиться от этих неприятных ощущений, но почему-то он не смел. Инстинкты заставляли смириться.
  - Какой я тебе сэр? - с отвращением скривился Петр.
  - Господин? - наугад исправился парень и наконец-то получил обратно свою руку.
  - Не увлекайся с подлизыванием. Сосредоточься на задании, - и демон просто исчез.
  Осип стоял на месте как оплеванный и сдавливал здоровой рукой больную. Ему было с одной стороны обидно, а с другой - ужасно осознавать свою связь с этим ненормальным призраком. Ну почему они настолько могущественны и телесны? Парень совсем поник и только мысли о концерте Оксаны немного приподняли настроение. "У меня впереди еще две недели, - и юноша совсем взбодрился, - прибью каких-нибудь мышей и дело с концом. Чего я так переживаю?".
  
  - Ксанка, только не говори, что ты влюбилась, - настороженно всмотрелась в подругу Лена немного позже.
  - О чем ты? Нет, конечно, - расширились глаза готессы, но она переигрывала, - просто Осип очень хороший мальчик. И он... спас меня в каком-то смысле.
  И еще ее теперь сильно волновала его судьба из-за этой странной связи с Петром. Как парень мог так оступиться? Нужно немедленно его обо всем расспросить. Может быть, удастся поговорить на сегодняшнем концерте...
  - С чего ты взяла, что я про Осипа говорю? - хитро улыбнулась эмо-кидка.
  Бинго! Она попала в точку. Подруга даже язык проглотила, поняв, что думала по Фрейду. Но Оксана напустила на лицо выражение обиды и придала голосу побольше уверенности, чтобы отвести все подозрения.
  - Просто я знаю ход твоих мыслей. Мы же давно уже подруги, - оправдалась она.
  - О да, - неожиданно в голосе Лены появилась горечь, - когда ты была в бреду - звала к себе одного только Осипа. А меня либо прогоняла, либо в упор не видела.
  - Лена, но я была не в себе, - жалобно свела брови готесса, - я даже не помню этого. Ты же понимаешь, что все это было не всерьез.
  - Конечно, не переживай, - просияло лицо подруги.
  Но что-то подсказало обеим девочкам, что это не так. Они ощутили прохладу и побоялись продолжать данную тему. А это главный сигнал, что что-то стало не так с их дружескими отношениями.
  Но пора было собираться домой. Перед выступлением неплохо было бы перекусить, искупаться и обдумать все хорошенько. Готесса почему-то не собиралась делиться всеми переживаниями с Леной.
  
  - Это кто тебя так отделал? - расхохотался Петя при виде раздувшейся рожи Визгарда.
  - Я упал, - обиженно откликнулся парень, пытаясь казаться невозмутимым.
  - Одно из двух: либо Оля, либо Катя, - догадался товарищ и расхохотался вдвое громче, - вижу, твое свержение женской власти прошло не очень успешно.
  - Какие-то злые у вас тут все женщины, - надулся Визгард, - непокорные совсем. Одни дерзят, другие дерутся. В моей стране они хоть и были самодовольными горделивыми мадамами, но хотя бы по лицу не били без причины. Хотя могли казнить - это да.
  - Теперь ты жалеешь, что приехал сюда? - юноша достал из сумки вторую банку газировки и поделился ею с собеседником, - выпей. На душе полегчает. Хотя твоей челюсти не поможет.
  - Смейся-смейся, альбинос, - с благодарностью принял напиток Визгард и примостился рядом на тюке сена.
  - Альбинос? - не понял Петя.
  - Ну да. Глаза красные, волосы белые. Ресниц с бровями только не вижу... у тебя лицо такое, будто ты в костер его сунул.
  - Да, почти так и было, - скрипнул зубами юноша и едва не раздавил свою банку с газировкой, - это все нашего демона рук дело. Вот думаю теперь, как отомстить ему. К этой сволочи на кривой козе не подъедешь. Уложит одной левой.
  - Серьезно?! Ну-ка познакомь меня с этим типом, - расхорохорился Визгард.
  - Он тебе не по зубам, - отрезал Петя.
  - Если ты не справился - значит, и я не смогу, так что ли? - обиделся парень и наклонился к собеседнику ближе, - не думай, что ты здесь самый сильный. Я вас с Димкой двоих в одного чуть не положил. Помнишь?
  - Не было такого. Я держал тебя под прицелом, - напыжился альбинос.
  - Под прицелом чего? - саркастически спросил Визгард.
  - Я умею делать землетрясение, - гордо ответил Петя, - еще чуть-чуть и ты был бы похоронен под метровым слоем глины.
  - Что же ты демона не похоронил?
  - Хочешь выступить против него? Давай же. Иди прямо сейчас. Он наверняка слоняется где-нибудь во дворе и раздает приказы. Нарвись на него и ты. Одним глупцом больше - одним глупцом меньше.
  - А вот и нарвусь, - решительно спрыгнул с тюка парень и с хрустом потянулся, - пора размяться.
  - Ты и Кате-то ничего сделать не смог. А уж на демона нацелился, - чуть спокойнее заметил Петя и пояснил, - Катя - это та со странной прической.
  - Как ты догадался, что это Катя мне вдарила? - удивленно потер челюсть парень.
  - Только она у нас ногами дубасит во все стороны. Еще может ножом порезать. Онуфрий у нас боксер, поэтому он только кулаками машет. Оля вообще непредсказуема, но ноги на такую высоту задрать точно не может.
  - Ну... - таинственно улыбнулся Визгард и загадочно стрельнул глазами в сторону Пети.
  Тот едва не подавился, догадавшись, о чем идет речь. Он только вылупился на собеседника и выразил недоверие.
  - Чего ты сразу обиженного из себя состроил? - усмехнулся парень, - тебе она не дала?
  - Она мой друг вообще-то, - смущенно запил недоумение Петя, - хотя она и не предлагала.
  - Ну и сиди тут как дурак со своим горем. А я пойду, разберусь с этим вашим демоном, - и в приподнятом настроение Визгард вышел.
  Альбинос сидел еще некоторое время в полном молчании и только через минуту зло ухмыльнулся. "Покойся с миром, идиот", - мысленно проговорил он и бесцельно заходил по коридору конюшни, спрятав руки в карманы.
  
  - Эй, ты! - каким-то чудом Визгард без труда нашел демона во дворе конюшни, - да постой ты, чувак.
  Петр недовольно развернулся, не поверив, что к нему кто-то может так обращаться. Да тут все совсем от рук отбились! Но он промолчал, решив, что не стоит уделять слишком много внимания такому идиоту.
  - Это ты тут на всех ужас наводишь, так ведь? - юноша говорил так небрежно, будто жевал жвачку, - ты демон Петр?
  - Тебе чего? - нахмурился тот.
  Визгард протянул вперед руку. Петр долго не желал ее пожимать, и парень стал подначивать его грубостями и наездами. Демон натянул на лицо опасную улыбку и все-таки обхватил кисть собеседника своими крепкими пальцами. Их взгляды столкнулись.
  Вокруг стали собираться зрители. Обоим позерам это было на руку. Только вот демон явно не ожидал того... что его рука до самого локтя покроется толстым слоем льда. Его брови слегка дрогнули в удивлении.
  - Теперь ее легко сломать, - самодовольно оскалился Визгард.
  Что он хотел этим доказать? Для спортсменов-наблюдателей это оставалось загадкой. Только вот лицо демона вдруг стало таким непроницаемым, будто ему было плевать.
  - Твоя тоже, - ответил он.
  И тут на весь двор раздался неприятный отвратительный хруст. Зрителей невольно передернуло, а кто-то даже схватился за здоровую руку, ощутив это будто на себе. Девушки закрыли глаза, но было поздно.
  Визгард взвыл от невыносимой боли, пытаясь высвободить безжизненно провисшую конечность из хватки демона. Но тот не спешил возвращать ему его "тряпочку". Его зрачки наполнились кровожадной сладостью, и только насытившись произведенным эффектом, Петр позволил чужой руке повиснуть плетью вдоль туловища.
  "Невозможно, - срочно принялся накладывать на конечность ледяной гипс Визгард, - он ведь даже пальцем не пошевелил. Мне рассказывали, что у него те же способности, что и у Петьки!". Девушек спортсменов едва не вырвало от этого ужасного зрелища. Кто-то громко взвизгнул, кто-то бросился звать Киру. Но результат этого шоу оказался для всех предсказуемым... поэтому страх уже не овладел ребятами с такой же силой, как раньше.
  - Пустите меня к нему! - вырвалась из толпы Зина и вовремя успела подставить плечо покосившемуся от болевого шока Визгарду, - аккуратно ложись! Ложись, я сказала. Ты сейчас потеряешь сознание.
  Она была безумно бесстрашной девушкой, не смотря на свою детскую кукольную внешность и сходство с олененком. Следом в каком-то шоке выскочил Тимка и помог ей положить ослабевшего парня на землю. Ему было очень не по себе, что подруга вот так подлезла под демона. Дала бы лучше придурку Визгарду получить свой урок. Так нет же. Она всегда рвется оказать первую помощь!
  Рука демона стала стремительно оттаивать, будто ее приложили к печке. Его пальцы даже не потеряли подвижность, а цвет кожи был вполне здоровым и без повреждений. Петр даже не посмотрел в сторону покалеченного Визгарда и просто продолжил свой путь в сторону главного входа, будто ничего и не было.
  - Ах ты, собака... - с шипением выругался цыган и горячо выступил из толпы, собираясь окликнуть демона.
  Но вдруг он услышал слабый хриплый голос и быстро оказался рядом с новым другом. Визгард был бледен, но пытался держать себя в руках.
  - Не надо... - прошептал он Димке.
  - Но ведь он напал на тебя! - горячо возразил мальчик.
  - Это разборки только между нами двумя, - бледным губами проговорил Визгард, - не вмешивайся.
  Зина с Тимкой переглянулись. Им казалась бессмысленной вся эта бравада, да и сама ситуация с возникшей дракой. Кто его надоумил на это?
  Но больше всего ребят шокировала не стычка Петра с Визгардом, а то, как именно демон сломал руку. Самую точную догадку в абсолютной тишине высказал Олег.
  - У обоих Петь не сила землетрясения, - медленно проговорил парень, - они владеют разрушительными волнами, способными раскрошить что угодно. Иначе я никак не могу объяснить произошедшее.
  
  ПЕРВАЯ ЖЕРТВА
  
  Концерт группы Оксаны и Лены прошел незабываемо. Особенно финал. В газетах еще долго фигурировали городские легенды о каких-то шушерах и восставших трупах, будоража умы горожан и интернет-блоггеров. Да, наша великая четверка повеселилась на славу и осталась непойманной правоохранительными органами. Что может быть лучше?
  Осип с Оксаной так сдружились после этого, что начали понимать друг друга с полуслова и шутили на какие-то общие темы, которых не понимала Лена. Ее это больно кололо, но девушка терпела до последнего.
  Однако однажды Кира как-то прознала о похождениях ребят и безумно рассвирепела. Так как эмо-кидка была единственной, кого главный тренер не пригласила на разбор полетов, ребята заподозрили ее в ябедничестве. Хотя готесса и отказывалась в это верить. Ведь они еще с младших классов были подругами. Ну не могла Лена так просто их сдать.
  Темой этой неприятной беседы стало использование своих уникальных способностей за пределами конюшни. Данный вопрос так сильно волновал Киру, что она долго не могла подобрать нужных слов, но все же нашла их и ребята этому не обрадовались.
  - Ну что за глупые принципы? - напыжился Осип, - почему сами боги нам ничего не запрещают, а вы вдруг так разозлились? Никто не погиб и не пострадал. Только зрители напугались немного, да и то потом в интернете засыпали нас восхищенными отзывами.
  - Это не смешно, - перебила его Кира, - если вы и дальше будете также безрассудно пользоваться своими силами - однажды кто-нибудь да пострадает. Мне вовсе не хочется, чтобы на нашу конюшню свалились еще какие-нибудь проблемы. Кате и так приходиться надрываться на двух работах ради того чтобы заметать все следы за нашими безголовыми спортсменами. А вы об этом даже не подумали, похоже.
  - Не утрируйте. Никто даже не заподозрил, что все фокусы показывал кто-то с нашей конюшни, - осторожно возразил Олег.
  - Откуда вам знать? - отрезала девушка, - прошло еще недостаточно времени, чтобы судить об этом. Вы собственными глазами видели, что милиция рыскает вокруг нашего клуба даже ночью. И тут выдаете подобное...
  - Скажите, пожалуйста, откуда вы узнали, что это наших рук дело? - задала мучающий ее вопрос Оксана.
  Ее давно уже не волновали претензии молодых тренеров, которые все вокруг пытались прогнуть под себя. Однако девушку не отпускало неприятное грызущее подозрение, от которого невозможно было отмахнуться. Она отказывалась верить, что утечка информации произошла из-за Лены. И при этом напрямую сдавать ее сейчас было бы некрасиво.
  - Не беспокойся, Лена не добровольно мне все рассказала, если ты об этом, - строго сложила руки на груди Кира, - так что можешь не злиться на свою лучшую подругу. Но она уже получила наказание, поэтому я не пригласила ее сейчас.
  - Какое наказание? - насторожились ребята.
  - Я отстраняю вас от конюшни на две недели за свой поступок. А то вы все никак не повзрослеете.
  Это было ошеломляющее заявление. Друзья сначала закашлялись как будто от простуды, после чего полился поток возмущений и встречных предложений, но главный тренер совершенно отказалась их слушать.
  И тут у Осипа лопнуло терпение. Глаза парня налились кровью, и он выступил вперед в таком порыве, что даже друзья невольно замолкли, удивленно уставившись на него.
  - Я совершенно не согласен с вашим решением. Что за самоуправство? Это вообще законно? - заорал он.
  - Осип, потише, - испуганно шепнула Оксана, понимая, что он перегибает палку.
  - Давайте просто замнем это, - предпринял последнюю попытку к мирному разрешению проблемы Олег.
  Но Кира была неприступна. И она не могла отвести глаза от сверлящего взгляда дерзкого юнца. Какие-то недобрые огоньки блеснули в его зрачках, и девушка недовольно нашла некое сходство с одной известной ей личностью...
  - Вот, значит, как вы свой статус поднимаете, - зло прошипел Осип, - сначала Петр вас прессует, а затем вы отрываетесь на своих воспитанниках. Великолепная тактика. Думаете, он так будет больше вас уважать или жалеть? Какой смысл вообще в нашем наказании? На пустом месте раздули ведь проблему!
  "О боже, что он несет? - в ужасе подумала готесса, - ему совсем терять нечего, что ли?". Олег тоже недоверчиво всматривался в своего друга и все не мог поверить ушам. Товарищ сейчас закопает их всех из-за своего неуравновешенного поведения.
  - Не слушайте его, он бредит! - вдруг выпалил Олег, заслоняя собою друга.
  - Какая муха тебя укусила, Осип? - прикоснулась к парню Оксана.
  - А почему я должен молчать? - юношу аж трясло от волнения и злости, - мне нечего бояться. Она мне не указ с недавних по