Белоусова Влада Владимировна: другие произведения.

3 сборник Кзп в одном файле

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если вам удобнее читать не по отдельным главам, а все целиком - милости прошу;)

  Кони Золотой Подковки
  
  Белоусова Влада Владимировна
  vlada_vl@mail.ru
  
  3 ЧАСТЬ
  
  ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ
  
  Зина торопливо бежала по полю, прижимая какой-то сверток к груди. Ее сердце билось так сильно, что готово было вырваться наружу. Мысли все уносило ветром... к тому же их заглушил неожиданный резкий звук сирен.
  Девочка с визгом отшатнулась от машины, которая появилась как будто из-под земли. Милиционеры выскочили навстречу девушке и бесцеремонно свалили ее на землю. Зина завизжала, как потерпевшая, но свертка из рук не выпустила. Она только успела незаметно спрятать его во внутренний карман жилетки.
  - Отпустите меня, я ничего не сделала! - затравленно пискнула девочка.
  - Обыщите ее, чего вы ждете? - поторопил товарищей водитель.
  - Кошмар, сколько возни из-за одной мелкой воровки. Нам делать больше нечего, как над ребенком изгаляться? - возмутился молодой рядовой.
  - А чем, по-твоему, занимается ночной патруль? Мы должны ловить всех правонарушителей, а не избирательно.
  Но во мраке что-то заглушило их разговор. Какой-то ледяной порыв ветра оставил снег на плечах милиционеров. Те не поверили своим глазам: еще ведь только лето. Но вскоре снег повалил на них хлопьями с неба, оставляя на руках и машине мокрые следы.
  - Ну, ничего себе, - присвистнули отвлекшиеся мужчины.
  Даже тот, кто пытался обыскать верткую Зину, на мгновение остановился, всматриваясь в ночное небо. Но это не помогло девушке вырваться. Она была слишком маленькой и хрупкой. Однако они еще не нашли того, что искали. И малышка с тоской взглянула на стены конюшни, до которой не успела добежать всего лишь километра. Ее трясло от страха и повеявшего холода. Бедняга впервые оказалась в такой ситуации.
  - Отпустите девушку. А то как-то подозрительно пять мужиков смотрятся рядом с ребенком посреди поля ночью... - незнакомец шумно ухмыльнулся, - чего она вам сделала такая мелкая?
  "Кто это?" - засияла надежда в душе Зины. Но она не узнала голоса. В своем положение девушка не разбирала уже ничего от сильных тревожных эмоций: ни запахов, ни звуков...
  - Поднимите руки и выходите на свет, - не растерявшись, приказали милиционеры, - кто бы ты ни был, ты не можешь указывать нам, что делать. Зато мы...
  - Что значит, я не могу? У меня нет ни паспорта, ни страхового полиса. Кто меня потом найдет и посадит? Я свободен как птица, - после этой цитаты Зина сразу распознала говорящего.
  И в лучшие времена она бы рассмеялась такой нелепости, которую только что произнес Визгард, не вдумываясь в слова, но сейчас девочка готова была заплакать. А когда она поняла, что милиционеры готовы применить оружие к незнакомцу, то и вовсе обомлела. Ей все казалось каким-то безумным сном. Что же сейчас будет? Она этого точно не переживет. И Зина безнадежно захныкала.
  - Последнее предупреждение. Выйди на свет с поднятыми руками!
  - Уж лучше я воздержусь, - и после того как он щелкнул пальцами, машину тряхнуло с неведомой силой в сторону.
  Все кто сидел внутри, тут же выпрыгнули наружу. Последовал второй удар, и автомобиль едва не перевернулся на бок. Рядовой не справился с нервами и пальнул пару раз в темноту...
  От звука выстрелов кровь отлила от головы и Зина на минуту отключилась. Послышался невесомый стук копыт по сырой земле и с жутким ревом белоснежная кобыла выскочила на милиционеров, скаля зубы и целясь передними ногами в грудь. И тут кто-то из служивых выстрелил в нее почти в упор...
  Сердце парня ухнуло вниз. Лошадь рефлекторно отскочила назад, затрясла головой и, споткнувшись, упала. Зина уже пришла в себя и только не могла сообразить, что случилось.
  - Нет-нет-нет-нет, только не Храбрая! - выступил из тьмы Визгард и глаза его налились кровью, - ну все. Конец вам.
  И менее чем за секунду весь экипаж вместе с машиной оказался впаянным в ледяную глыбу... вернее они и стали глыбой. Как будто с самого начала все эти люди были всего лишь восковыми скульптурами и не дышали совсем.
  - Храбрая, как ты, глупышка? - парень с нежностью обхватил голову кобылы руками и с дрожью в голосе умолял ее подняться.
  Зина в смутном сознании наблюдала за этим со стороны и, в конце концов, заставила себя подойти поближе. Сначала она с облегчением заметила, что на лошади не было никаких видимых ран. Но почему та не встает, а только лишь нервно трясет ушами?
  - Мне кажется у нее дезориентация, - присела рядом девочка, - от выстрела над ухом. И возможно получила какое-то растяжение, когда споткнулась. Но меня пугает ее поведение...
  - Это нормальное поведение, - уже с чуть большей теплотой ответил Визгард, - я учил ее в любой непонятной ситуации падать и притворяться мертвой. Вот и сейчас она меня разыграла. Дурилка!
  И юноша со всего маха хлопнул кобылу по крупу. Та встрепенулась и подскочила на месте, как будто и не произошло с нею ничего. Зина радостно просияла, убедившись, что с Храброй действительно все было в порядке. Ну, до чего умная лошадь!
  - А я все-таки не ожидала, что ты вернешься, - обратилась девочка уже к Визгарду, - но я искала тебя. Мы все искали.
  - Зачем это? - искренне удивился тот.
  - Ну... я ведь реально кое-что украла, - тут же начала прятать глаза Зина и покраснела так сильно, что ее лицо стало ярче собственных волос.
  И девочка рывком достала из внутреннего кармана сверток, в котором находилась баночка с таблетками. Визгард непонимающе взял ее в руку и поднял на уровень глаз.
  - Это обезболивающие, - пояснила девочка, - я реально не могла и не имела права ничего дать тебе из конюшенных запасов. И при этом за весь день не имела возможности уйти домой пораньше, чтобы купить лекарств. А затем забыла дома деньги и поняла это только в аптеке. Ну, в общем мне пришлось...
  - Ладно-ладно, не продолжай, я понял, - с легкой доброй усмешкой остановил ее парень и с трогательным восхищением добавил, - не ожидал, что ради меня кто-то пойдет на такой поступок. Неужели не все женщины - законченные сволочи?
  - Не думаю, - вспыхнула от неловкости Зина и поспешила удалиться, всучив Визгарду весь бутылек.
  Она была в таком смятении и замешательстве, что не сразу вспомнила одну важную деталь... а когда хватилась - то было уже поздно. На радостях парень всыпал в себя почти все содержимое баночки. Ведь он не умел пользоваться лекарствами обычных людей.
  
  Когда Кира проходила мимо беседки с утра пораньше, то обнаружила там Визгарда в очень плохом состояние и озлобленную Зину. Главный тренер аккуратно прикоснулась к перилам и наклонилась чуть вперед, проверяя, жив ли парень.
  - Теперь с ним все в порядке, - нервно прокомментировала девочка.
  - А что случилось? Он уже вернулся таким?
  - Женщины... вы самые ужасные создания на свете... - с трудом простонал парень.
  - Я дала ему обезболивающего. Он сожрал все таблетки и едва не отравился. Мне пришлось силой промыть ему желудок... в общем ночка у меня была не из лучших, - и от каких-то воспоминаний, девочку несколько раз передернуло.
  - Силой? Как ты с ним справилась? - удивилась Кира.
  - Также как и в прошлый раз, - Зина устало откинулась на скамейке, - у меня какие-то странные способности, которые позволяют мне вить крепкие веревки из воздуха. В смысле они вполне материальны, но на ощупь очень странные... но главное, что хорошо действуют на этого дурачка.
  - Ваше коварство... о боже мой... - простонав, перевалился Визгард на живот.
  - Заставь дурака богу молиться - он лоб расшибет, - проворчала Зина на это и затихла, как будто уснув с ходу.
  Главный тренер только вздохнула и мысленно обрадовалась, что теперь все на своем месте и осталось лишь дождаться, когда вернуться из деревни Осип с Оксаной. "И какой черт меня дернул посылать их туда парой? Похоже, я была слишком занята чем-то, раз не подумала отправить с Осипом Олега. Это было бы логичнее", - запоздало сокрушалась Кира и с этим мыслями зашла в тренерскую.
  - Кира, у меня для тебя срочное сообщение, - встретила ее там с порога богиня.
  Главный тренер огорченно скривилась. Этого она меньше всего хотела. Но деваться было некуда. Волкова отшвырнула сумки в кресло, а сама села за стол напротив своего призрака.
  - Чего тебе нужно? - спросила она.
  - Времени прошло много. А вы так и не раскачались. Больше уделяете времени обустройству своей конюшни, чем обучению, - сварливо причитала призрак.
  - Мы не могли не уделять столько времени конюшне, - рассвирепела Кира, - после поджога и убийства мэра не было и речи о том, чтобы заниматься чем-то другим. Лошадей нужно кормить, поить, содержать в теплых стойлах в зиму. Нам на раскачку оставалось меньше года. И все это без помощи профессиональных строителей. А поиск спонсоров? А ночные дежурства и выгул табуна? Это все делалось руками детей. И после этого ты отчитываешь меня за то, что наши ребята занимались все время не тем?! Да один ваш Петр отнимал у нас больше сил и времени, чем все перечисленное вместе взятое.
  - Петр здесь не при чем, - строго заметила дух, - просто вы не понимаете всей серьезности моих предостережений. А судный день наступит уже сегодня или завтра.
  - Чего?! - опешила Кира, - у меня уже каша в голове от твоих обрывочных фраз. И вот еще! Я вспомнила как раз вопрос, который так давно хотела тебе задать. В тот чудесный день, когда этот кретин демон здесь чуть не искалечил меня, он сказал, что мы с ним почти родственники. Это как понимать?
  - Он так сказал? - расширились глаза богини.
  Но это был не шок и не дикое удивление. Скажем, легкое недоумение, которое сразу же насторожило Киру. Казалось, призрак знала ответ на этот вопрос. Сердце "королевы бумажек" тревожно стукнуло.
  Но в момент истины внутрь вошли Катя с Олей, громко обсуждая глупость Визгарда. Они не сразу обратили внимание на неловкость, возникшую между призраком и Кирой, и потому даже обиделись, когда главный тренер прикрикнула на них.
  - Ой-ой, какие страсти, - из воздуха рядом с богиней появился и демон, - что за психозы?
  Кира резко встала, не стыдясь уже своих эмоций. Катя с Олей моментально приготовились к отпору. Атмосфера мигом накалилась.
  - Ты-то здесь что забыл? Подслушивал? - огрызнулась главный тренер.
  - Подслушивал? О нет, зачем мне это, если я так все знаю, - у него сегодня было на удивление хорошее настроение, - вы, кажется, обсуждали одну мою фразу, случайно брошенную тебе в момент перевоспитания.
  - О чем это он? - обратились подруги к "королеве бумажек".
  - Мы действительно родня, Кира. И тебе не стоит этого стыдиться, - пакостно улыбнулся Петр и сделал шаг вперед, заставив людей отпрянуть назад, - извини, что не успел сказать этого в тот раз. Нас, кажется, прервали.
  И он косо взглянул на богиню, которая была в легком замешательстве от его появления. Воцарилась кратковременная тишина.
  - И каким боком я повязана с таким уродом вроде тебя? - набралась смелости Кира.
  - Лучше я скажу это, - включилась в разговор богиня, - Кира, ты наша пра-пра-какая-то-там-внучка.
  - Чья? - хором выпалили подруги втроем.
  - Наша, - демон показал на себя и богиню и полностью насладился произведенным эффектом.
  Очередная немая сцена. Кире нечего сказать, Оля впечаталась головой в стену, не желая верить в подобное, а Катя только шокировано раскрыла рот. Помутнение в разуме прошло не скоро, но все же главный тренер нашлась что сказать, когда обессиленно упала обратно на свой стул.
  - Нет-нет-нет, но как? У меня есть свои родители. Они вполне обыкновенные люди без всяких там магических заморочек... что за бред? Я внучка богов? - Кира нарочито громко и нервно расхохоталась, - не нужно мне лапшу на уши вешать! Ладно, Петр, но ты, Кира, за что так надо мною шутишь?
  - Мы не шутим! - выпалила богиня, вцепившись в стол напротив "королевы бумажек", - это чистая правда. И ты не богиня. Я была при жизни обычным человеком, как и вы. А Петр - демоном. Вот остальные духи - богами.
  - Ничего не понимаю, - настала очередь Кати присесть, - ты была единственным человеком в этой шайке? Но почему? К-как... где логика?
  - Я пыталась вам рассказать все раньше, но вы были слишком заняты своей конюшней, - сложила руки на груди призрак, - а теперь, когда настал день "икс", вы округляете глаза, оттого что впервые услышали столько важной информации. Петр не зря пытался вас раскачать. Иначе и та малая кучка умных ребят не заставила бы себя взяться за ум.
  - Вы про кого? - все чаще билась лбом о стену Оля.
  - Оксана, Осип, Тимка, Игорь... - лениво стал загибать пальцы демон и наконец-то расхохотался, - а вы думали, что я на вас нападаю лишь потому, что такой плохой? Хожу тут как маньяк и караю всех за глупости... а ведь вам все духи уже давно твердили о том, что пора шевелиться, пора начать развиваться. Вас все торопили, но ни до кого не дошло, насколько важна наша болтовня. Я ребят слегка растормошил и только. Потому что иначе вы не отобьетесь от первой атаки ангелов.
  - Какой? Когда? - пролепетала Кира.
  - Я же уже сказала: сегодня или завтра. Они хитры и поняли, что мы помогаем вам освоиться с силами. Теперь не угадаешь, когда первый боец нападет на кого-нибудь из ваших спортсменов, - сказала призрак.
  - Уйдите все... - схватилась за голову "королева бумажек", - мне нужно переварить информацию...
  - Переваривать больше некогда, - с раздражением повторила заезженную фразу богиня, - я обязана начать твое обучение сейчас же. А то ты так и не научилась ни притягивать, ни отталкивать предметов.
  - А я пойду встречу своих птенцов, - ухмыльнулся демон и испарился.
  "О ком он?" - вопросительно переглянулись присутствующие. Призрак только пожала плечами. Она тоже была не в курсе делишек Петра.
  - Можно последний вопрос? - подняла руку Оля.
  - Сгинь уже, - проворчала Кира, - опять глупость спросишь?
  - То есть вы с Петром буквально муж с женой? - отчего-то радостно спросила блондинка.
  - Ну да... в каком-то смысле... - смущенно покраснела богиня, - но там сложная история. Не знаю, можно ли считать нас мужем и женой...
  - Поэтому он так беспрекословно слушается тебя? - уточнила панкуша.
  - Он меня слушается?! - дух нервно рассмеялась, - он никого не слушает. И я над ним не имею никакой власти сейчас. Раньше, когда была человеком - он еще считался с моими требованиями. Но в качестве призрака я целиком под его властью.
  - Но я лично видела, что у тебя есть на него влияние, - Кира с болью чувствовала, что теряет последний рычаг давления на неуправляемого демона.
  - Это все его забавы, - обломала их последние надежды богиня, - ему хочется создавать видимость, что я на кого-то еще влияю. На самом деле главный среди нас - он. Ибо в отличие от остальных богов он смеет и может убивать. Вот и все.
  Теперь обреченно присела даже Оля. За пару минут настроение всех троих испортилось быстрее и сильнее, чем за все последние полгода. Оставалось только передать последние шокирующие новости Коле. Он вечно опаздывал, хотя уходил с конюшни самым последним.
  
  В ПРОШЛОМ
  
  - Кира, вас ведь можно так величать? - надменная богиня с холодным взглядом подошла ближе к затравленному испуганному подростку.
  - Что вам от меня надо? - испуганно озиралась по сторонам на двухметровых незнакомцев семнадцатилетняя девушка.
  - Не пугайтесь так сильно, - мигнул разноцветными глазами юноша, - мы не причиним вам вреда. Просто так вышло, что теперь придется всем познакомиться и работать вместе.
  - Мы, честно говоря, и сами этому не рады, - кивнула ему другая прекрасная дева с полупрозрачными крыльями.
  Кира хотела бежать, куда глаза глядят. Но эти чужаки ее окружили. Как некстати! И как страшно теперь... ее сердце забилось как сумасшедшее.
  Невзрачная, никому неизвестная и не нужная девчушка из простой семьи теперь оказалась в кольце каких-то опасных людей. Ну что ей делать? Куда идти? А ведь она просто пыталась сократить путь до дому и потому свернула на эту опушку... говорила ей мама не ходить через лес.
  - Совсем запугали беднягу, - возмутилась самая низкая из всех девушек, - вы ведь даже не представились, дурни!
  Она решительно выдвинулась вперед и без спроса взяла Киру под руку. Та не смогла ей воспротивиться, хотя желание было велико.
  - Меня зовут Олеанперуна. Остальных личностей я не знаю, но, кажется, мы все боги угасающего пантеона, - гордо приложила руку к сердцу жизнерадостная незнакомка.
  - Если вас всех зовут настолько сложно - то можете даже не представляться. Я все равно не запомню, - виновато и осторожно улыбнулась Кира, - и я ничего не слышала про ваш пантеон. Извините...
  - Не извиняйся, сейчас о нас почти никто не знает, - недовольно хмыкнула одна из богинь, - так уж сложились звезды, видимо.
  - А я вот до сих пор не понимаю, почему нас собрали вместе на этой поляне вокруг этой запуганной девочки, которая тоже не в курсе нынешней религиозной ситуации. - Выступил вперед бойкий прекрасный юноша, - в чем необходимость?
  - Потому что ты дубина последняя - поэтому и не понимаешь, - зашел со спины Киры самый грозный на вид бог.
  Как только человек увидела его, то тут же застенчиво отошла немного в сторону, почувствовав неприятный холод по коже. Остальные боги тоже "ощетинились" при виде чужака.
  - Мы вымираем, - продолжал тем временем неприятный тип, - гибнем как уличные собаки от рук нового Бога, который именует себя Единым. Его ангелы затравили нас словно собаки свою дичь. И испытав на себе всю боль и унижение, вы удивляетесь, почему вас собрали здесь звезды? Как можно быть такими глупцами?
  - Ты прав, но уж больно агрессивен, - оскалилась одна из богинь, - назови свое имя, червяк. И я разожгу в твою честь прощальный костер после того как убью в честном бою.
  - О, не тебе со мной тягаться, милочка, - усмехнулся агрессивный бог, - дело в том, что среди вас я - единственный демон. И потому мои силы имеют совершенно иную природу, вам неподвластную. Советую, не проверять этого на деле.
  - Демон? - встрепенулся один юноша, - но как? Я думал, демоны прекрасно уживаются с новой властью. Чего ты здесь забыл?
  - Я хочу составить вам конкуренцию, урвать свое и насолить новому Богу, - радостно улыбнулся демон, - слово "уживаться" не совсем подходит по отношению ко мне и нашему Единому. У нас вечная борьба и потому ни один из моих собратьев не откажется от любой возможности напакостить бывшему начальнику.
  - Ты здесь лишний, - ткнула ему в грудь смертельно острым копьем богиня с крыльями, - советую уйти подобру-поздорову.
  - Я вас умоляю, - саркастически свел брови демон, - вы даже не знаете, зачем пришли сюда, а уже расчищаете себе место под солнцем, прогоняя конкурентов. Кто, как не я расскажет всю правду нашего собрания рядом с этой несчастной запуганной девушкой?
  "Вот и про меня вспомнили. Это не к добру", - недовольно нахмурилась Кира. Она-то рассчитывала под шумок сбежать, как только эти между собою переругаются. Но, кажется, чужак против воли смог их помирить и заставил слушать себя. Теперь не скроешься от десятка внимательных глаз.
  - Единственный ваш шанс на выживание - это сплотиться и... заполучить в союзники душу невинной девушки, чье тело наполнено неземными силами, далекими от человеческих, - демон даже облизал губы, проговаривая каждое слово с особым наслаждением.
  Кира внутри вся вспыхнула и случайно наступила кому-то из богов на ноги, спешно пятясь назад. Ее глаза в ужасе так расширились, что едва не вылезли из орбит. О боже, он еще и посмотрел на нее искоса! "Мне конец", - панически подумала бедняжка, но тут на ее плечо властно опустилась чья-то теплая рука.
  - Даже не смотри на нее как на свою добычу, - смело воспротивился незнакомец, - она живой человек, которого мы должны охранять. Ведь боги всегда так поступали с теми, кто в них верил. И никто не стремился к тому, чтобы завладеть душой смертных. Отчего это вдруг сейчас мы должны накинуться на бедную девушку и как звери отобрать силой то, что ей принадлежит? И как это нас спасет?
  - Тот, кто заберет ее душу - наверняка получит бессмертие и выживет при любом исходе этой войны, - любезно ответил демон, - но проблема в том, что душу нельзя заполучить без ее согласия. Поэтому за такую награду придется попотеть.
  "Они так разговаривают, будто меня здесь нет! И что я: вещь какая-то что ли?" - оскорбилась Кира и с наглостью заглянула в глаза демона. Он с интересом и готовностью обратил на нее внимание. И все остальные тоже, чем еще сильнее смутили беднягу.
  - Я как-то раз подняла силой мысли кружку над столом. Вы из-за этого здесь собрались? - неловко сказала Кира и поняла, что ее понесло не в ту тему, - я... я хотела другое вообще-то сказать. Просто меня тут все так смущает... вы же ведь не тронете меня?
  - Можешь быть в этом уверенна, - снова радостно мигнул по очереди разноцветными глазами высокий юноша.
  - Хорошо. В таком случае я хочу сперва возмутиться тем, что вы здесь только что говорили про мою душу. Это просто чудовищно, что моего мнения никто до сих пор не спросил! И с какой стати я должна помогать вам выживать? Не сочтите меня безучастной грубиянкой, но что-то уж слишком много я кому-то должна, - и она выдохнула, - кажется, это все пока что.
  - Смелая девушка. Она мне нравится, - вновь приобняла ее самая низкорослая богиня.
  - Боги исчезающего пантеона не могут сражаться с армией Единого Бога в полную силу, так как их осталось слишком мало и нет связующего звена между ними и людьми, - вновь любезно пояснил демон.
  - Зачем их кому-то надо связывать? - наконец-то начала в полную силу задавать вопросы сбитая с толку Кира.
  - А из-за кого, собственно, все боги существуют? Не было б людей - не существовало бы и нас всех. А если и были бы - то не начали бы воевать. В идеале раньше существовала единая идеальная раса, которая на свою голову вздумала разделиться и создать людей. Сами себе свинью подложили, - и он с усмешкой покачала головой, - а потом появилось слишком много самостоятельных пантеонов, каждый из которых стремился к званию единственного имеющего право на существование. Как все это глупо, скажу я вам.
  - Не тебе судить, - оскорбилась девушка с крыльями.
  - А ты вообще прародительница ангелов, - скривился демон, зло глядя на нарушительницу спокойствия, - поэтому помалкивай тут и не вмешивайся в умные взрослые разговоры. Как так вышло, что и ты попала в эту компанию "вымирающих видов"?
  - Я забью твой рот землей! - двинулась, было, она на него, но богиню в последний момент остановили остальные, - я никак не связана с нынешними ангелами, псами Единого Бога. Мы всего лишь похожи внешне. Но я другая. Я рождена звездами, как и все остальные из присутствующих! У нас даже крылья разные. Мои сотканы из ветра и космической энергии, а у этих летающих куриц - жалкое подобие перьев.
  - И к тому же ты намного грубее них, - злорадно проговорил демон и вызвал этим еще большую бурю эмоций богини-ангела, - Кира, золотце. Настал твой час выйти на сцену.
  "Он и имя мое знает?!" - девушка была сбита с толку еще больше. Все выжидающе посмотрели на нее. Чего они ждали? Она виновато и озадаченно захлопала глазами. Боги переглянулись.
  - Как-то глупо все это, - пробормотал кто-то из них.
  - За один день мы ничего не обсудим и не решим, - вновь заговорил демон, все больше раздражаясь и издеваясь над другими, - раздай нам имена, глупая девчонка и будь готова собрать всех снова. Иначе мы так и простоим до ночи как истуканы.
  - А это обязательно? - икнула от испуга Кира, - зачем собирать вас снова? И что мы будем делать?
  - Имена! - вдруг рявкнул он, и девушка окончательно осела, - чтобы вызвать нас - тебе нужно назвать каждого по имени. Нынешних имен ты не запомнишь.
  Весь пантеон тут же неодобрительно испепелил демона недовольными взглядами, но ему было плевать. Человек виновато погладил свои плечи, чувствуя острое желание расплакаться из-за того, что на нее повысили голос.
  - Есть у меня один знакомый... он такой же злой и грубый как ты, - обиженно надулась Кира, - и звали его Петром. Тебе подходит это имя.
  - Прекрасно. Я запомню, - закатил тот глаза, - дальше!
  - Эта девушка с крыльями похожа на мою покойную двоюродную сестру. Звали ее Ирина. А вот этот парень с разноцветными глазами выглядит точь-в-точь как сосед Тимофей... к-когда он еще был молод. А ты, - она оглянулась на богиню, которая все липла к ней с объятьями, - тебя я назову Олей. Кажется, твое родное имя почти с тех же букв начинается. Так будет удобнее.
  - Я должен удалиться, к сожалению, - прервал вдруг ее демон и неожиданно мило улыбнулся, - но напоследок все-таки предупрежу: постарайся распорядиться своей душой мудро. Не завещай ее первому встречному, кто красиво предлагает дружбу. Сейчас у всех присутствующих только корыстные цели и любое проявление добра - не более чем цинизм. Просто я признаю этот факт, а они отмалчиваются и делают вид, что жутко обижены на мои слова. Для этого вам и нужен настоящий демон - чтобы жестоко открывать глаза на горькую правду и не утопать в иллюзиях. Без меня вы все погибните и утащите за собой в бездну бедную невинную девушку. Не прощаюсь...
  И он испарился в воздухе, оставив после себя лишь тлеющую траву. Кире стало как-то не по себе. Она встретила испытующие взгляды остальных богов и заподозрила, что Петр был прав. Но как она так попала в историю? Утром только собиралась в гости к подруге, а теперь стоит на перепутье, раздавая имена, спустившимся на землю богам и торгует своей душой. Как это жутко и страшно. Но, похоже, придется сыграть в эту игру. Никуда не денешься от коварной судьбы...
  
  НИЧТО НЕ ВЕЧНО
  
  Катя вышла из конюшни и сильно удивилась, встретив в воротах Колю. Его внешний вид невольно бросался в глаза.
  - Коля?! - широко улыбнулась она и потянула руки к его лицу, - это что еще за маскарад?
  - Что?! Маскарад? Ты меня очень сильно оскорбила сейчас, - насупился Коля и отмахнулся от ее руки, - не хочешь принимать меня таким, значит, и не трогай мой чуб.
  Он так сбрил свои волосы, что оставил на голове чисто казачью прическу, какую позволяли себе носить его деды. В городских условия такой парень привлекал внимание и немного шокировал. Действительно, можно было подумать, что мимо проезжал оркестр с казачьим хором и потерял артиста.
  Но тренер джигитовки был серьезен как никогда. И Катя смирилась.
  - Да ладно тебе, привыкнешь еще к нападкам, - усмехнулась она и указала пальцем на свой ирокез, - на меня тоже долго нервно реагировали.
  Тут-то Коля и оттаял, припоминая их первую встречу. Он тогда действительно долго не мог сдержать нервного смеха при виде тренера по конкуру. Но ведь со временем привык. Да еще и перестал замечать эти странности.
  - Я за себя и не боюсь, - улыбнулся юноша, - пускай спортсмены увидят, как должен выглядеть настоящий казак.
  И он несколько раз рубанул хлыстом воздух, словно шашкой. Но Катя вдруг вновь взгрустнула у него на глазах. Казак озаботился ее состоянием и похлопал по плечу.
  - У тебя глаза такие грустные. Даже когда ты улыбалась - выглядела озадаченной. Что-то опять случилось?
  - Да... - сбивчиво ответила панкуша, - мы тут про Киру узнали кое-какие тайны семейного древа. Идем, я расскажу тебе в беседке. А то упадешь от удивления.
  
  Осип с Оксаной уже собирались возвращаться на конюшню. Оставалось только собрать вещи и идти на остановку к автобусу. Неблагодарная деревня безразлично смотрела им в спину пустыми глазницами выбитых окон. Готесса все чаще ежилась. Ее что-то сильно гложило. И парень знал причину.
  - Радуйся, что тебе Петр еще сроков никаких не дал, - попытался он ее приободрить, - мне-то вообще в тот раз руки связали.
  - К сожалению, это не сильно вдохновляет, - как будто виновато улыбнулась Оксана, - а еще я боюсь потерять над собой контроль во время превращения.
  - Ты этой ночью снова кого-то сожрала? - неудачно пошутил парень.
  Но по выразительному взгляду подруги он понял, что оказался недалек от истины. Осип только вздохнул.
  - Тебе реально сносит крышу, когда ты превращаешься? - уточнил серьезнее он.
  - Да. Теперь да, - сбивчиво ответила она, - раньше я просто перевоплощалась и слепла. Теперь же меня душит жажда крови и плоти. Хочется вонзить в кого-то зубы. Это так соблазнительно, что даже словами передать невозможно. Такое ощущение, будто клыки чешутся и так сжимаются с хрустом на чем-нибудь упругом... боже, мне даже сейчас захотелось это сделать. А когда я в форме Вии - то вообще себя перестаю контролировать. И с каждым днем все меньше даю себе отчет в том, что творю.
  - Это плохо, - нахмурился Осип, - так и на своих напасть можно.
  - Это-то меня больше всего и волнует, - кивнула Оксана.
  И вдруг прямо с неба перед ребятами упал на ноги огромный, почти трехметровый человек с огромными белоснежными крыльями... он выглядел как ангел, судя по описаниям из книжек. Но только взгляд был совершенно не смиренным, а даже наоборот целеустремленным и страшным.
  От неожиданности Оксана взвизгнула и вцепилась руками в Осипа, инстинктивно прячась за его спиной. Юноша и сам был в не меньшем шоке. Он почуял недоброе и осознал вдруг кожей, что не испытывает доверия к этому существу, хотя по идее крещеным людям следовало бы радоваться такому столкновению...
  "Я продал душу демону. Чего же мне ждать от ангела?", - юноша напрягся еще сильнее, готовый к любой неожиданности. Но позади ребят и по обе стороны стали приземляться на землю и другие небесные создания, грозно складывая крылья за спину и медленно приближаясь к подросткам, как к опасным зверям. Их поведение не оставляло никаких сомнений: существа прилетели не за добрыми разговорами.
  - Я в принципе не ожидал увидеть в своей жизни ангела, - придурковато хихикнул Осип, стараясь закрыть грудью Оксану, - но, мужики, чего вы от нас хотите?
  - Вы обвиняетесь в использовании могущественных сил против Бога, - соизволил объяснить причину своего появления самый старый из небесных существ, - и если не сдадитесь добровольно, то нам придется забрать ваши жизни.
  Осип ощутил, как затряслась мелкой дрожью позади Оксана. Ему было не менее страшно, однако почуяв бесконтрольный ужас подруги, парень как будто обрел силы. Он почувствовал огромную ответственность за нее и решил пустить все наутек. Лишь бы только в живых остаться...
  - Да вы шутите! Какие силы? Вы про то, как я вчера тележку двумя руками поднять смог? Не знал, что за это сейчас арестовывают, - он все больше превращался в шута, однако этот фокус не прошел с серьезными облачными посланниками.
  На их лицах ничего не читалось, кроме убийственно серьезной мины. Глаза оставались все такими же холодными и фанатичными. Шутки и отвлекательные маневры подростка ни на кого не подействовали. Осип из последний сил пытался что-то придумать, но, в результате, поспешно снял перчатки с рук.
  Девушка, увидев это, поняла, что дело плохо. Она вся обомлела и побелела, но не заплакала. Парень попытался не поддаваться панике и глазами волчонка, затравленного в тупик, стал созерцать надвигающуюся армию. Впервые в жизни он не думал о гуманности убийства и отчаянно щелкал зубами.
  Как только ближайший ангел занес над ним свое златое копье, появившееся в руках из воздуха, Осип оттолкнул в сторону Оксану и принял удар на себя, не произнеся ни слова. Девушка не успела даже осознать, что произошло, но как только она обернулась и увидела друга, пронзенного с трех сторон... ее чуть не хватил кондратий.
  В глазах бедняги все помутилось. Осип стоял ни живой не мертвый, запрокинув голову назад, медленно падая на колени. Ангелы хладнокровно стремились пригвоздить его к самой земле и совершенно не задумывались над тем, что напали на ребенка.
  "Я покажу вам ребенка", - вдруг оскалился Осип и схватил одного зазевавшегося нападающего за руку. Ему хватило этой пары секунд, чтобы выкачать из негодяя всю жизнь и вселить в себя его силы. Парень тут же воспарил от передозировки энергией, и бестелесные крылья взметнулись к небу над его плечами, затмевая собой солнце. Он смеялся и хватался за лицо, как безумец, и готесса окончательно потеряла связь с реальностью.
  "И как я могла забыть, что он умеет превращаться в скелета, - разгадала секрет его живучести Оксана и только от счастья на ее глазах появились слезы, - боже, какой умный мальчик! Ты всех провел". А Осип тем временем схватил окостенелой рукой второе копье, притянул к себе другого опешившего ангела и дотянулся до его тела тоже, забирая остатки жизни. О боже, какое это было блаженство! Он и не знал, что выпивать чью-то силу так приятно. Это тебе не зверей калеченных убивать.
  - Ну, теперь вы у меня попляшете, - в истерике выпалил юноша и бросился, было, на третьего ангела, но тот успел отскочить.
  Опыта первых двух несчастных хватило остальным ангелам на то, чтобы начать избегать голых рук Осипа. А его все это, как будто бы начало забавлять. Юноша теперь все чаще и чаще сам делал выпады в сторону небесных посланников и каждый раз, когда в него влетало очередное копье, юноша только превращался в скелета и пропускал орудие между своих костей. Так просто и так приятно. Осип раньше и не задумывался, как его новая способность сможет ему пригодиться в жизни.
  Но заигравшийся парень не уследил, как за спину к нему прокрался один из врагов. Ситуация резко обострилась. Ведь, если Осип не успевает стать бестелесным - то ему грозит неминуемая человеческая смерть. А окостенелыми руками невозможно было забирать чужие жизни. Поэтому и приходилось периодически "прыгать" из одной формы в другую. Вот его и подловили...
  Но не тут-то было. Парень только успел услышать сдавленный предсмертный хрип, как за спиной уже никого не оказалось. Затем откуда-то из-за куста вырвалась неудержимая фурия и вцепилась когтями в лицо молодому ангелу, расцарапывая его до крови, целясь в глаза... она громко визжала и по-звериному передвигалась, орудуя гигантскими лапами как ножами. Ее уши крутились туда-сюда словно локаторы и неземное чудище с легкостью избегало любых неожиданных нападений, предсказывая их на слух.
  Осип довольно быстро догадался, кто это был на самом деле, хотя ему и не верилось. Ведь он впервые видел Оксану в такой форме без ее коня... она выглядела совсем иначе. Не так как в день своего излечения.
  - Да, Петр хорошо над тобою поработал, - присвистнул он.
  Чудовище женского пола взглянуло на него с каким-то туманом в глазах, но нападать не стало. Хотя парень готов был поклясться, что Вия его не признала. Но ей больше нравилось охотиться на тех, кто сопротивлялся и представлял угрозу. Осип попросту оказался ей сейчас не интересен. Юноша выдохнул с облегчением.
  Но в какой-то момент ситуация вышла из-под контроля и забив одного ангела до смерти, Оксана неожиданно замерла, как будто бы принюхиваясь. Она сверлила это кровавое месиво больным взглядом и, наконец, стала медленно раскрывать свой рот, оголив острейшие клыки.
  Осип и сам не понял, почему поступил так, но в последний момент он успел подскочить и подставиться плечом под ее зубы... просто ему показалось, что лучше не допускать подобного поведения подруги. И потому парень спонтанно принял болезненный укус на себя, жутко вскрикнув и вцепившись ногтями в обезображенное тело Вии. Он не мог сейчас превратиться в скелет, вспоминая рассказы готессы о приятности укуса... она быстро отвлечется от него, если встретит зубами одни кости. Но боль стала уж очень нестерпимой, и Осип сквозь проступившую дрожь в руках попытался оттащить Вию за волосы, окликая одновременно ее по имени.
  И это подействовало! Взгляд прояснился, девушка остановилась и вдруг отпрянула от парня, как от вурдалака. Она смотрела на него и на укус с таким ужасом, что, казалось, едва не потеряла сознание. Осип судорожно вздохнул и сжал пальцами прокушенное плечо. Ему сейчас честно ничего не хотелось объяснять. Но все-таки парень с удовольствием отметил, что его поступок не прошел даром: подруга начала медленно превращаться обратно.
  - Я потом тебе все объясню, обещаю, - виновато бросил он и снова заступился за нее, вступив в драку с очередным нападающим.
  В какой-то момент пришлось врезать по противнику кулаком и сломать ему нос. Благодаря секундной дезориентации, Осип выкачал из этого ангела жизнь, но сам при этом чуть не свалился на землю, хватаясь руками за лицо.
  "Черт побери, какая боль! - корчился он, не отнимая пальцев от носа, - черт-черт-черт! Я и забыл, что любые болезни тоже от них перенимаю. В следующий раз попробую работать чище. Черт, как же хорошо я ему вмазал...". К счастью довольно быстро наваждение прошло. Но Осип проклял все, пока терпел это. И если бы не медлительность предводителя ангелов, то юношу давно бы насадили на копье.
  "Я уже порядком устал, - с досадой взглянул на крылатого старика подросток и приподнял ослабшие руки на уровень лица, - но деваться некуда. Это всего лишь самооборона... будь они все прокляты". Но тут прямо между ними из воздуха появился Петр, повелительным жестом приказавший юноше остановиться.
  Никогда еще Осип не чувствовал такого прилива радости при виде демона. Сейчас он появился как никогда вовремя. Жаль только, что не раньше. "И где ты раньше шлялся?" - зло подумала Оксана, которая уже успела окончательно прийти в себя.
  - Отойди, Осип. Он тебе пока еще не по зубам, - с насмешкой проговорил Петр, сверля глазами своего противника, - эй, предводитель курятника. Что-то твоя армия совсем плохой стала. Не справилась с обыкновенными щенками.
  "Как он добро нас обозвал", - разом подумали с обидой Осип и Оксана. Страх уже отступил и потому в головы начал пробираться будничный сарказм и недовольство всем подряд. Ребята поскорее сблизились и незаметно коснулись друг друга, наблюдая за происходящим. Наконец-то они могли немного отдохнуть.
  - Я признаю поражение моего отряда в этой битве, - кивнул старик, - но война в целом еще не проиграна. И пока лично я стою на ногах - все еще может измениться.
  И он так быстро рассек копьем воздух, что в демона полетела волна острого ветра, разрубившего камни надвое. Петр успел увернуться, но он даже не обернулся, чтобы удивиться результатам этой атаки. Зато подростки пораскрывали рты, понимая, что могло случиться с человеком, будь он на месте этих валунов.
  - Жалкие фокусы, - прорычал демон и испарился в воздухе.
  Ангел навострил уши и зрение. И только это помогло ему в последний момент избежать атаки со спины. Они закрутились в смертельном танце, отступая и нападая, целясь в самое сердце, стремясь разбить голову о свое колено... все это со стороны выглядело завораживающе и безумно опасно.
  "Щепки" от данной борьбы летели во все стороны. И потому ребята не чувствовали себя в безопасности даже тогда, когда скрылись за деревьями. Через мгновение послышался какой-то хруст и очередная береза со скрипом повалилась на землю.
  "Какая-то чертовщина, - округлились глаза Осипа, - с такими силами они пошли на нас? Да если бы я знал, что ангелы на такое способны - то не ввязался бы с ними в драку. Но почему тогда они мне проиграли?". Оксана с упоение наблюдала за техничными движениями ангела и подлыми приемами демона. Но к своему удивлению на душе у нее был абсолютный покой: напрыгивание исподтишка не казались ей такими уж нечестными. Здесь явно неравная борьба: старик был намного сильнее демона. И потому Петр вертелся из последний сил, стараясь хоть как-то прищучить могучего противника. И только так им удавалось уровнять счеты.
  Земля трещала по швам. Под руками демона она расходилась и сходилась с таким остервенением и мощью, что крошила сама себя в пыль. Ангел почти не использовал сверхъестественных сил, но зато так профессионально орудовал копьем, что ему мог позавидовать любой ниндзя. И тут он оступился...
  Надо же, как бывает: одна глупая мелочь стоила жизни такому могущественному воину! А может быть, это была и не случайность вовсе? Мгновение и кинжал вонзился ангелу в самое сердце. Это было совершено с таким хладнокровием, жестокостью и скоростью, что подростки даже не успели испугаться и почувствовать ужас в полную силу. Но когда до них дошло, что произошло - бой уже был окончен.
  Но вместо торжества демон почему-то испытывал сильную злость. Он стирал кровь с лезвия кинжала, упираясь ногой в мертвое тело старика. Его ноздри широко раздувались, а глаза все больше наливались кровью. Ребята уже собирались бежать от него подальше, но в последний момент поняли, что это "дохлый номер". Оставалось только пришибленно ждать, когда хозяин заговорит с ними.
  - Вы трусливые пройдохи, - начал он, все больше набираясь ненависти, - поганые щенки. Быстро подошли ко мне!
  "Опять назвал щенками... только почему теперь сильнее трясутся коленки?" - у Оксаны реально отнимались ноги. Петр был дьявольски взбешен и потому никто в здравом уме не стал бы к нему подходить добровольно.
  Но это разозлило демона еще больше. Он с таким недоумением посмотрел на свои трясущихся подопытных, что они все-таки сделали пару шагов навстречу. Этого было мало.
  - Я не понимаю, почему вы не помогли мне завалить его? Я едва не лишился руки пару раз. А вам, значит, все равно? - он положил кинжал на место, но менее опасным от этого не стал, - почему не отвечаете, твари?
  "Я бы обрадовалась, наверное, если бы он тебя прибил", - остервенело подумала готесса, проглатывая обиду. Но ее язык недолго прятался за зубами.
  - Это была бы слишком нечестная борьба, - брякнула она и тут же спохватилась.
  Данные слова были явно лишними. И по шокированному взгляду Осипа Оксана осознала всю глупость своего поступка. Но уже не могла ничего изменить.
  Демон промолчал, однако двинулся ей навстречу. Сердце девушки так сильно забилось, что едва не выскочило наружу. Ей показалось, будто на нее надвигается целый поезд и потому она рада была бы попятиться назад, да ноги не слушались.
  В последний момент ее собой вновь заслонил Осип. Душа Оксаны встрепенулась от его смелости, но очень быстро и с легкостью демон просто отшвырнул паренька в сторону, словно пушинку. Оксана коротко взвизгнула, и Петр вцепился ей в горло стальной хваткой.
  Воздуха стало резко не хватать. Она поддалась истинной панике, но при этом не могла никак воспротивиться происходящему. Сознание слишком быстро стало покидать голову...
  - Я сказал оставить ее в покое! - и Осип снова снял с руки перчатку, направляя свое оружие против создателя.
  В этот момент он не осознавал, что творил. В голове кровью стучала мысль о том, что нужно любыми путями ослабить хватку демона, чтобы он не сломал бедняге шею. Так страшно за чью-то судьбу ему еще никогда не было. Но Петр лишь злорадно рассмеялся и высоко задрал ладонь готессы над головой, демонстрируя порез.
  - Вы оба дали клятву служить. Кто вас заставлял заключать этот контракт? Никто. А значит, вы обязаны исполнять все, что я прикажу, - и он приподнял девушку немного над землей, доставляя ей помимо удушения еще и боль, - может быть, это научит вас слушаться меня, а не глупой морали?
  Осип потерял над собой контроль и как безумец бросился на Петра с кулаками. Первоначальная цель была достигнута: демон ослабил хватку и отпустил Оксану, давая ей рухнуть словно куль с картошкой на землю. Но что делать дальше?
  Юноша оказался в очень глупой ситуации, застыв на месте, так и не нанеся удар. Он смотрел с занесенной рукой в глаза демона, а тот в это время выжидающе наблюдал за ним. Что делать? "Что я натворил?".
  И тут Петр вместо встречной атаки наклонился ниже, пытаясь коснуться телом оголенных кистей парня. И почему-то тот стал встревоженно отводить их в сторону, боясь завершить начатое. Он сейчас страстно желал изувечить демона или даже убить его, но что-то мешало... что-то пугало настолько, что подставляло самого хозяина тела.
  Петр снова усмехнулся и коснулся груди Осипа своей рукой. Оклемавшаяся Оксана не успела даже выкрикнуть другу, остеречься этого прикосновения. А Осип как будто под гипнозом не посторонился и только смертельно побледнел, все еще не сводя глаз с лица демона.
  И тут внутри него словно что-то взорвалось. Парень упал на землю, корчась в страшных муках, словно червяк. Он зашелся в кашле, будто бы желая выплюнуть наружу свои легкие, но ему это все не удавалось. Оксана в ужасе наблюдала все это со стороны, чувствуя, что возможно она видит друга в последний раз. Ее руки обреченно опустились... он заступился за нее ценою своей жизни...
  - Если бы ты меня коснулся, то все равно не убил бы. Ведь я нежить, как и ты. Со мной подобное не прокатывает, - бросил на ходу Петр Осипу, небрежно отворачиваясь от него как от подыхающего бездомного животного.
  Уходя, он слегка хлопнул готессу по плечу и скрылся где-то позади. И на месте прикосновения девушка ощутила неприятное разрастающееся жжение, которое с огромной скоростью охватило все ее предплечье и переползало теперь дальше. Оксана истерично сдернула с себя джинсовую куртку и увидела отвратительные гнойные волдыри, вздувающиеся и лопающиеся на ее коже, исторгая неприятный запах и оставляя за собой жгучие струпья. И заражение переходило теперь с огромной скоростью на ее тело, шею и лицо...
  
  ДВЕ СТОРОНЫ МЕДАЛИ
  
  Зина вымоталась как никогда. Целый день нянчилась с Визгардом, у которого была явная склонность к излишней жалости к себе любимому, а затем еще и несколько коней отработала одна. Потом ей предстояло три денника, и даже мальчики тут особо не помогли (у них забот было не меньше). С таким ритмом жизни все можно возненавидеть. Но она как-то еще держалась, стараясь просто лишний раз ни с кем не разговаривать.
  Но увидев издалека Оксану с Осипом, возвращающихся из деревни, девочка все же оторвалась от важных дел и с улыбкой пошла им навстречу. Однако, подойдя ближе, она вновь отшатнулась.
  - Привет, Зин, - вяло махнула рукой вся перебинтованная Оксана.
  Осип и вовсе молча кивнул подруге. Вид у них был... мягко говоря, плохой.
  - Что с вами случилось? Я думала, вы уезжали лечить Осипа. А он теперь в еще более худшем состояние... - опешила девочка-олененок.
  Подростки переглянулись. И с молчаливого позволения парня, Оксана вновь заговорила одна.
  - Вышла небольшая проблема, о которой мы должны срочно сообщить Кире, - уклончиво проговорила готесса, - и не спрашивай, во что мы вляпались. Как видишь, нас самих данная ситуация не очень радует.
  - А он, почему молчит? - кивнула на юношу Зина.
  - Во славу всевышнего, - с трудом и будто через боль прохрипел, наконец, Осип и после кашля добавил, - а если быть точнее - то "всенижнего".
  - Ты кстати не знаешь, как его на самом деле зовут? - вдруг вступила в диалог Оксана.
  - Да черт его знает. Мне вообще плевать, - снова нехотя выдавил из себя друг.
  - А тебе никогда не казалось, что его имя ему немного не подходит?
  - Согласен. Совсем не эпично звучит. Но зато теперь в груди такое чувство, будто десять диких кошек запихали. Вот это эпично, - и Осип снова так сильно закашлялся, что разговор больше не продолжался.
  Зина в недоумении дослушала этот странный спор до конца и теперь была еще больше озадачена. Она перевела взгляд с одного больного на другого и с состраданием вздохнула.
  - Ребята, у вас еще есть силы на шутки? В вашем-то состояние, - проговорила она, - и о ком вы говорили, собственно? Ваши духи вас и в деревне достали?
  Друзья поспешно кивнули. Все-таки им по-прежнему не хотелось разглашать свою тайну о связи с Петром. Но не говорить об этом было невозможно. Поэтому гипотеза, так любезно подкинутая Зиной, вполне пришлась по душе обоим подросткам.
  Осталось только самое сложное: встреча с давними обиженными друзьями. И хотя Осип все еще верил в то, что Олег на него не дуется, он все равно нервничал перед объяснением своего состояния. Говорить было безумно больно. Даже просто дышать получалось не так легко. Если юноша вздыхал чуть глубже обычного - то на него тут же нападал сильный кашель, от которого можно было вывернуть себя наизнанку. Приятного мало.
  А Оксана, как только зашла в раздевалку, тут же аккуратно дотронулась до перебинтованной руки. Ей было страшно и одновременно отвратительно прикасаться к самой себе. Поразительное чувство, когда хочется оторвать собственную часть тела, лишь бы не лечить.
  Готесса, преодолевая сильное отторжение, слегка потянула полоску бинта, и в нос ей тут же ударил запах зараженной плоти. Девушка подавила рвотный рефлекс и оставила себя в покое. Срочно нужно к врачу! Даже на сутки оставаться на конюшне не стоит. Но тут внутрь зашла Лена...
  Они обе на какое-то мгновение застыли, глядя друг на друга. "Ну, вот тебя еще здесь не хватало, - мысленно огрызнулась обиженная Оксана, - сейчас еще нравоучения мне какие-то будешь читать". Но та вдруг неожиданно изменилась в лице, заметив перевязки и даже побледнела. Готесса была приятно удивлена.
  - Можно посмотреть? - без лишних слов спросила эмо-кидка.
  Оксана кивнула. Подруга быстро оказалась рядом и уже аккуратно отодвигала бинты в сторону, стараясь не причинять девушке боли. Ее пальцы были холодными, а руки дрожали. Но Лена сделала все быстро и аккуратно.
  - Боже мой... - прошептала она, - как же ты так? Как это вышло?
  - Извини, но... ты можешь немного подождать? - виновато попросила Оксана, - я не могу тебе сейчас сказать этого. Слишком опасно... и слишком сложно. Но я обязательно расскажу...
  - Я знаю, почему ты темнишь, - насупилась Лена, - думаешь, я до сих пор зло на вас с Осипом держу. Да только ты меня все еще плохо знаешь, хотя мы давно подруги. Не дуюсь я на друзей подолгу. Тем более нутром чувствовала, что что-то здесь неладное с вами творится. И вот... к своему несчастью, угадала. Пришли оба калеченные, да запуганные. Не можешь говорить - не надо. Но знай, что я на тебя не в обиде. И всегда помогу, если нужно будет. Ладно?
  Оксана чуть не прослезилась, осознав, что ее подруга говорила это искренне. Она так сильно укорила себя за то, что не доверяла эмо-кидке, что пожелала утопиться в пруду. Нельзя было позволить сильным эмоциями вскружить себе голову. Не стоит роптать на друзей...
  Но, однако, про Петра все равно ничего не сказала. Она успела себя вовремя остановить, прежде чем подкатившие нежные чувства не заставили выдать все тайны с потрохами. Лена постаралась сильно не расстраиваться, но примирительно улыбнулась. Все-таки она была честна и говорила все эти теплые слова не в качестве уловки. Когда подруга созреет - сама обо всем поведает.
  - Тут снова что-то странное происходит, - вдруг вспомнила Лена, - духи как взбесились. Говорят, что сегодня должен настать какой-то особенный день. Плохой для нас день. Вот мы уже все наготове на всякий случай. Даже Кира ходит сама не своя. Такое ощущение, что она узнала нечто, о чем нам боится рассказать.
  - Я смотрю, с каждый днем на нашей конюшне секретов только прибавляется, - с горечью проговорила Оксана.
  - Да. У всех появляется что-то, о чем хочется умолчать...
  Готесса очень внимательно всмотрелась в подругу. Та тоже что-то скрывала и только намекнула на данное обстоятельство. Как ни странно, но это принесло Оксане облегчение. Как же хорошо, что можно проявить солидарность и что-то не рассказывать. Значит, они друг друга прекрасно понимают, и не будут торопиться. Возможно, дела идут не так уж и плохо.
  
  Коля вошел в тренерскую как раз в тот момент, когда Кира училась телекинезом переставлять с места на место банку кофе. Услышав стук двери, она потеряла концентрацию и вышвырнула предмет в сторону взгляда. Бедный казак в последний момент успел увернуться от метательного снаряда и коричневый порошок после жалобного звона рассыпался по полу. Главный тренер устало вздохнула и спрятала лицо в руки.
  - Я этого больше не выдержу, - простонала она.
  - Ты даже не стараешься, - одернула ее богиня, - совершенно не спортивный характер.
  - Послушай, а как же ты научилась всему этому? Неужели с первых секунд стала такой умной и способной? - огрызнулась на нее девушка.
  - Вообще-то да, - заметила призрак, - но мне просто повезло. Я действительно с первого дня поняла, как нужно пользоваться этими силами, потому что они всегда были частью меня. И я их с детства в себе ощущала, да только никогда не знала, что могу настолько продвинуться. Боги лишь вселили в меня уверенность своим появлением.
  - Катя мне все рассказала про ваш недавний разговор, - вмешался в их беседу Коля, - Кира, ты в порядке?
  - Почему ты спрашиваешь это каждый раз, когда узнаешь обо мне что-то новое? - нервно рассмеялась она и наконец-то взяла себя в руки, - да, я в порядке, Коля. Спасибо.
  - А где ваш бог? - уперла руки в боки призрак.
  - Я его так ни разу и не видел, - развел руками казак, - даже не знаю, какие у меня способности. Хотя и не жажду этого знать.
  - Скопище лентяев, - прорычала богиня.
  - Чего-чего? - угрожающе и оскорбленно повысил голос джигит.
  - Я не конкретно про тебя, а про всех. И про своих коллег в том числе, - поправилась призрак, - половина из них не выполняет своих функций. Я одна не могу крутиться как белка в колесе. Коля, ты в теории должен уметь прыгать в пространстве. Но вот как тебя этому научить - я без понятия.
  - И на том спасибо, - равнодушно протянул тот, - у меня такое предчувствие нехорошее... ощущение, что нечто должно случиться сегодня.
  - У тебя очень сильная интуиция, - одобрительно кивнула призрак, - так и будет. Остаются считанные секунды до их прибытия... Кира, хватит отдыхать. Возвращаемся к тренировкам.
  "Так странно, - подумала главный тренер, снова мучая предметы, - Коле сказала, что я в порядке, а на самом-то деле соврала. Я ни черта не в порядке. Узнать, что моим прадедом в десятом поколении был демон... что сегодня на нас снова кто-то нападет... что я обязана учиться телекинезу во имя выживания... и этот весь кошмар длится уже чертовски долгое время. Когда же он закончится? Иногда мне хочется плюнуть на все и плыть по течению. И все чаще кажется, что лучше бы этих богов тут не было". Она была очень рассеянной и все не могла собраться. И даже пропустила мимо ушей информацию о том, что Осип с Оксаной вернулись из деревни. Со стороны могло показаться, что ей плевать... и, хотя это было не так, спортсмены восприняли подобное поведение именно в данном ключе.
  - Из нее вышел плохой руководитель, - просипел чуть позже Осип, держа руку на груди, чтобы не закашляться.
  - Не говори так, - аккуратно одернула его Оксана.
  Ей было непривычно вот так ставить крест на ком-то. Тем более что к Кире здесь уже все давно привыкли. А Осипа главный тренер и вовсе приняла на конюшню против желания. Он должен был бы проявить хоть какую-то благодарность. Но вместо этого только ворчит. Может быть он и прав, но только все равно слишком груб.
  - Меня не волнует, что Кира нас не встретила с распростертыми объятьями, - объяснил парень, - но она бездействует. Не учится ничему сама. И по-прежнему ей плевать на нас спортсменов. Хочешь сказать, это не так?
  - Я вижу, Петр тебе больше нравится в качестве учителя, - нахмурилась готесса.
  - Это так, - вдруг кивнул юноша, - он жесток. Но он имеет цель. Кнут без пряника. С ним мы добились и добьемся большего, чем с Кирой.
  - Ради чего нам все это? - попыталась остудить его пыл подруга, - зачем такая мощь, о которой ты говоришь? Какая у тебя цель?
  - Большая сила никогда не бывает лишней. Тем более после нападения тех ангелов я убедился, что боги не зря заставляли нас тренироваться.
  - Ты, кстати, Кире не будешь рассказывать про тот инцидент?
  - Нет.
  - А мне кажется, стоило бы.
  - Ну, так иди и болтай, - грубо парировал Осип и просверлил ее бледное личико злыми глазами, - что тебя смущает?
  - Ты стал таким... жестоким, - она потупила взгляд, - и мне страшно. Я согласилась служить Петру в порыве эмоций... и сейчас нахожусь в большой растерянности.
  - А что тебе не нравится? Он дал тебе все то, о чем ты просила. Разве ты по-прежнему не можешь ни с кем спорить? Разве ты боишься кого-то больше Петра?
  - Нет, но...
  - Вот и помалкивай. И не зли его лишний раз. Сделка есть сделка. И теперь нам обоим не отвертеться. Только в отличие от тебя, я из кожи вон лезу, чтобы хоть как-то угодить ему и не попасть на рожон.
  Оксана поняла, что лучше промолчать. Если бы не ее малодушие, парню не пришлось бы заступаться тогда... и он не получил бы этот удар в грудь. С другой стороны, ей было неприятно слышать все это. Какая-то чернота поселилась в душе парня.
  - Интересно, а Петр будет потом искать других подопечных кроме нас? - вдруг ревностно проговорил парень в пустоту.
  - Подопечных? - саркастически хмыкнула Оксана, - он называет нас своими слугами, рабами и собаками. Как можно с таким обожанием говорить о том, кто тебя ни в грош не ставит? Или ты действительно хочешь вести себя как собака, которая виляет хвостом на хозяйскую палку?
  Осип смерил ее долгим странным взглядом. Девушка же не отводила в этот раз глаз. В конце концов, он скривил губы в какой-то неопределенной гримасе.
  - Пусть будет так, - ответил парень, - во всяком случае, время покажет, кто был прав: Петр с его методами или бездейственная Кира.
  С этим трудно было спорить. Девушка хотела, было, взгрустнуть, но в воздухе что-то сгустилось, и рядом с ними появился бог Осипа. Он как всегда держал в руках незнакомую книгу и прятал глаза за капюшоном. Ребята не подскочили в его присутствии, как делали это при демоне, но и игнорировать не стали. Что его привело сюда?
  - Какие-то вы пессимистичные, - протянул призрак, перелистывая страницы, - я тут случайно разговор подслушал.
  - Что-то я не удивлен, - прохрипел Осип, - ты ведь друг Петра. Донесешь ему?
  - Зачем доносить, если он и так все слышит? - скривил тот губы, - я просто тоже решил внести свою лепту в ваше обучение. Раз уж вы так рветесь...
  - Серьезно?! - хором выпалили ребята.
  - Я прям не знаю что сказать, - Осип все-таки разразился кашлем из-за того что его давил смех, - какая честь, однако. Ты же не любишь никого учить.
  - А это и не обучение, собственно. Просто мой подарок тебе, - дух отложил книгу в сторону, и она тут же испарилась в воздухе, - ты вот считаешь, что умеешь только убивать с помощью этих рук. Но твое мировоззрение слишком узкое. Ты можешь намного больше. Потому что Петр наделил тебя моими силами. Этими самыми руками ты способен не только отбирать жизни, но и возвращать их. Делать временных гомункулов. И для этого не нужно никаких алхимических кругов и жертвоприношений. Просто существо или человек развалится через двадцать минут. Вот и все.
  И он поведал парню о том, как возвращать души умерших существ на землю. Их можно осязать, хотя ощущения будут не такими как раньше, само собой. Ведь тела нет, а без него человек почувствует только уплотнение воздуха и земли, придающее душе земную форму.
  Когда призрак исчез, Осип вновь прилег отдохнуть, не придав этому обучению никакого значения. Но вот Оксана ухватилась за него как за спасительную соломинку.
  - Ты не представляешь, насколько это важное умение! - выпалила она.
  Парень удивился ее возросшей оживленности. Глаза готессы блестели, а руки тряслись сильнее, чем от страха.
  - Каждый на конюшне терял любимую лошадь. И каждый мечтает увидеть ее после смерти еще хотя бы раз, - на выдохе прошептала она.
  - Ты хочешь кого-нибудь увидеть? - сразу же предложил Осип.
  На мгновение губы Оксаны дрогнули, но она зачем-то заставила себя молчать. Затем потупилась и внутри произошла какая-то мучительная борьба.
  - Хочу, - наконец сказал она, и подняла тоскливый взгляд на друга, - но лучше предложи это Олесе. Ей нужнее.
  Осип поразился такой жертвенности, но все-таки согласился. Оксана и Олеся особо не были никогда подругами, но зато ходили на конюшню вместе достаточно долго, чтобы быть друг к другу солидарными. Готесса понимала, что рана девушки еще свежа и знала по собственному опыту, что, скорее всего, та до сих пор хотя бы раз в месяц перебирает перед компьютером фотографии Грозы и заливается слезами. Целый год пролетает незаметно, а боль остается такой же свежей, как и в первый день...
  Ребята нашли подругу одну в раздевалке. Она закончила уборку и зашла отдохнуть. Осип задумчиво встал в дверях и некоторое время подбирал слова.
  - Олесь, у тебя есть минутка? - спросил он.
  - Да, конечно. А что такое? - немного устало, но вполне энергично улыбнулась она.
  - Да я тут узнал, что могу на несколько минут возвращать на землю души умерших существ... - уже после этих его слов улыбка исчезла с лица спортсменки, - ... и лошадей я тоже могу вернуть, если меня об этом попросят. Мы с Оксаной посоветовались и решили, что... для тебя это будет важнее.
  То, что было в руках девушки, тут же упало на пол. Она спохватилась, подняла вещь и положила на место, но взгляд ее моментально остекленел. Затем она взяла себя в руки, шагом заметалась по комнате и снова остановилась, взглянув на Осипа как одичавшая.
  - Я... не могу просить тебя об этом... - попыталась она остановить свои порывы.
  Но парень неожиданно громко хлопнул себя по лицу и рассвирепел. Как же его иногда бесили эти девчонки. Из всего разыграют комедию.
  - Ты никого и не просила. Я сам предложил! Если тебе так будет проще - то я просто хочу испробовать свои новые способности. Может ничего и не получиться. Ну, так что? Ты поможешь мне? - грубо проговорил он.
  Олеся была сбита с толку еще больше, но не обиделась. Она не могла проявить никаких определенных эмоций и потому молча кивнула, показывая, что готова ко всему. Осип с облегчением вздохнул и повел ее за территорию конюшни.
  По пути их встретила Оксана. Она примерно объяснила, как работает эта сила и что может выйти из данного эксперимента, но до спортсменки не доходила никакая информация. И поняв, что она общается со "стеной", готесса отступила. Никакая теория в такой ситуации в голову не лезет.
  Осип только приступил к исполнению эксперимента, а Олеся уже вся превратилась в струнку, наблюдая за его руками. Ее пальцы слегка шевельнулись, будто прикасались к шерсти любимой лошади, а голова склонилась немного набок, словно прижимаясь к могучей гривастой шее. Она была уже мыслями вся там... в своем прошлом. Девушка буквально видела масть, размеры и формы той самой единственной любимой Грозы.
  И когда начался сильный штормовой ветер, поднимающий в воздух клочки земли, травы и веток, Осип наконец-то заулыбался как безумный ученый, а спортсменка даже отказалась дышать. И чудо произошло.
  Олеся ничего не смогла сказать, увидев, как на пустом месте появилась лошадиная фигура, обретающая серую расцветку и нелепую торчащую во все стороны гриву, мигающая камушками глаз и фыркающая как настоящая живая кобыла... у девушки сердце чуть не остановилось. Фигурка ожила настолько, что не было сомнений - это настоящая Гроза, а не гомункул из земли и веток. И Олеся без стеснения расплакалась у всех на глазах, тронув этим даже Осипа, который до сих пор пытался быть черствым. Но теперь даже у него глаза были на мокром месте. Парень никогда не видел Грозу, но ему было удивительно наблюдать за тем, что вышло...
  Олеся не говорила ничего, а просто подошла к своей лошади, обняла ее как живую и зашлась такими рыданиями, что ее было не остановить. Оксане стало не по себе. Она уткнулась в Осипа и устроила ему то же самое. А парню в кои-то веки не хотелось над этим зло рассмеяться. Он стоял, словно в воду опущенный и предложил подруге уйти отсюда. Оксана безропотно согласилась.
  Они просидели молча у ворот конюшни, упершись в стену и созерцая горизонт. Никто не проговорил ни слова. Готесса уже немного успокоилась, но теперь пришла совесть. Она грызла свою хозяйку слишком беспощадно и, наконец, Оксана перевела взгляд на друга.
  - Все-таки, наверное, это было слишком жестоко с нашей стороны, - простонала она, - я не знала, что это будет... так сильно. Я помню Грозу. Отличная была кобыла. Даже у меня сердце разрывается на части. А каково Олесе... и каково ей будет потерять ее второй раз?
  Осип предпочел промолчать. Тем более что он уже видел, как издалека к ним возвращалась подруга. Готесса жалостливо сжала свои одежды. Когда спортсменка приблизилась к ним, обессилевшая от слез, девушка встала ей навстречу.
  - Олеся... - дрогнул ее голос... - ты на нас не злишься?
  - Что? Нет-нет... точно нет... - и Олеся выдавила из себя измученную улыбку, крепко обняв сперва Оксану, а затем и Осипа, - спасибо. Просто спасибо. Это были лучшие двадцать минут в моей жизни. Спасибо...
  Она так сильно расчувствовалась, что даже чмокнула парня в щечку и сама же ее вытерла. Затем всхлипнула еще несколько раз, нервно рассмеялась и обессиленно прижалась спиной к стене.
  - Никогда еще... никогда мне не было так хорошо, боже... - качала она головой и с закрытыми глазами тихо засопела.
  Хотя все знали, что девушка не уснула, друзья молча встали и пошли по своим делам. Оксана по-прежнему была слегка ошарашена. Осип же хлопнул ее по плечу.
  - Разве ты не была бы счастливая увидеть свою любимую лошадь второй раз? - повторил он утренний вопрос.
  - Да, но... это так тяжело оказалось... я теперь ни в чем не уверена, - пролепетала подруга.
  - А я вот точно пошел бы на это, - уверенно сказал юноша, - это хорошие слезы. Они вывели яд из тела. Теперь Олеся чувствует только очищение. Ведь смерть всегда приходит неожиданно. Даже когда ты знаешь, что она вот-вот наступит. И второй шанс хотел бы получить каждый... чтобы как следует попрощаться.
  Оксана ничего не могла ему сказать на это. Только она себя чувствовал какой-то побитой, будто отработала за сутки пятерых коней под верхом. И спорить не хотелось, и согласиться не могла. И до сих пор не знала, решится ли она когда-нибудь на тот же поступок, что и Олеся...
  
  ЕРЕТИК!
  
  Кира вновь стояла на той же опушке леса, надеясь, что незадачливые грибники не зайдут сюда ненароком. Вокруг все вроде бы было тихо, и девушка мысленно помолилась о том, чтобы ее "забавы" закончились благополучно.
  - Катя, Оля, Игорь, Тимофей, Осип, Олег... - начала перечислять всех по очереди она и вокруг тут же стало тесно.
  Из воздуха один за другим появлялись образы, а затем и силуэты, разрезающие пространство, вторгающиеся на человеческую не идеальную землю. Они были огромны, они были прекрасны и внушали трепет в сердце подростка. Кира поймала себя на мысли, что уже не могла остановиться и словно под гипнозом проговаривала их имена. И только демона она позвала в последнюю очередь... и то нехотя. Долго сомневалась и мялась. Но все-таки сделала это.
  Гости сразу же после появления разбредались по сторонам и устраивались поудобнее, кто как мог. Один уселся на камне, другая повисла на дереве вверх тормашками, а третий и вовсе развалился на траве. Они ждали друг друга с явной неохотой, но ни у кого здесь не было иного выбора. Каждый играл под дудку высших сил и потому не роптал.
  Самым последним появился Петр и незамедлительно подошел к Кире, вновь принимая на себя бразды правления. Она сжималась под его напором и предпочитала молчать. Хотя подсознание шептало, что это неправильное поведение.
  - Я уж думал, что ты струсишь, - хлопнул он ее по плечу.
  Девушка проглотила комок в горле и снова пожелала притвориться листиком. Но ему кивнула, как будто и не думала трусить.
  - Наша смелая крольчиха все-таки сделала это. Благодаря ее силе воли у нас появился шанс на выживание, - обратился Петр к остальным.
  - Почему ты вечно говоришь "мы"? К нашему пантеону ты никогда не относился, - вновь вступила в спор Ирина.
  - Не заставляй меня повторяться... - закатил он глаза, считая мысленно до десяти, - демонов ущемляют не меньше вашего. Так что заткнись и слушай здравые мысли.
  - Он меня достал... - с полуоборота завелась оппонентка, но путь ей преградила рыжая конопатая богиня с волосами чуть ниже плеч.
  - Не заводи окружающих. Говори прямо и по делу, не отвлекаясь, - резонно сказала она демону.
  - Вот слышу здравомыслящего бога. Как тебя тут Кира величает? - хлопнул в ладоши Петр.
  - Я... я ее Катей называла... - вновь проявилось ее взволнованное косноязычие.
  Кира уже была готова к тому, что про нее вновь забудут. А тут вдруг обратились. Бедняга этого явно не ожидала.
  - Прекрати уже пугать ребенка, - усмехнулась все та же Катя и присела на землю рядом с Кирой, - мы даже не познакомились друг с другом толком. Она смотрит на нас как на монстров.
  - А мы ведь не монстры! - выскочила из толпы та самая низкорослая богиня и тут же прильнула к девушке, - и душа ее нам не нужна. И так выживем как-нибудь.
  - Чтобы выжить, вам нужно сплотиться, - вдруг окреп голос Киры, хотя она и сама была в шоке от того, что говорит это, - вы до сих пор не знали о существовании друг друга. Если хотите - я могу помочь вам всем познакомиться и научу работать в команде. Это легко. Мне часто приходилось проделывать подобные уроки знакомства с маленькими детьми в маминой школе.
  - Наша девочка растет, - с восхищением выпалила крылатая Ирина, - она уже выдвигает предложения.
  - С вашего позволения... - Кира взглянула искоса на демона, - я возьму ситуацию в свои руки. Так как вы хоть и умный демон, но, увы, умеете только разобщать. А здесь нужна... кхм... женская умелая рука.
  "Смелая, смелая девчонка, - едва ли не с гордостью посмотрел на нее Петр, - я, пожалуй, выслушаю твое предложение". Кира правильно расценила его молчание как согласие и почувствовала нарастающую уверенность в своей организаторской душе. На самом-то деле трусихой она никогда не была. Просто ее сбила с толку сама неожиданность встречи.
  И так девушка устроила целый спектакль с развлекательной программой на весь день. Они что-то по очереди о себе рассказывали, играли в какие-то "кричалки", раздавали друг другу поделки из подручных материалов и просто хорошо проводили время.
  И уже к концу дня уставшая, но довольная Кира ощутила такую нарастающую любовь и дружбу к этим богам, что не верила в то, что им нужна лишь ее душа во имя выживания. Каждый из них имел свой уникальный характер, чувство юмора (или его отсутствие) и свои слабые места. Но все шли на контакт, почти не увиливали от общения и реже стали между собою ссориться.
  Были в коллективе и пафосные персонажи вроде Визгард, которая даже имя отказалась менять. Но Кира не сильно этому расстроилась. Уж проще выучить два-три иностранных имени в коллективе, чем все восемнадцать.
  К вечеру сплотившиеся боги договорились с девушкой увидеться на следующее утро. И Кира летела на заре на опушку как ошпаренная, боясь, что ей не хватит времени на общение. Она не понимала, почему ее с такой силой потянуло к ним, но только спустя несколько дней девушка уже не могла себе врать: она привязалась к этим незнакомцам. Полюбила каждого из них по-своему и более того - начала развивать собственные магические силы.
  Каждый бог ей чем-то помогал. У каждого из них был уникальный жизненный опыт. Особенно приятно было Кире общаться с рассудительной и здравомыслящей Катей и немножечко безбашенной, но любвеобильной Олей. Даже демон Петр каким-то образом вписался в коллектив, хотя его всегда все считали нежелательным. Но он от этого совсем не страдал. И только вел себя так, будто выжидал чего-то. Ну и периодически говорил гадости, которые называл правдой. Со временем Кира научилась отмахиваться от него, но после слов демона на душе все равно долго скребли кошки... негодяй все-таки добивался своего. Сердце девушки однажды тревожно сжалось как под прессом.
  
  - С днем рождения, Кира! - встретили ее торжественным воплем боги, пуская в небо шутихи и магические искры.
  Девушка была поражена и тронута до глубины души. Она никому не говорила о своем дне рождения, но, похоже, Игорь вычитал эту информацию из ее мыслей. Кира сперва смерила его укоризненным взглядом и только после этого смущенно зарделась.
  Она не знала, что сказать и потому растерянно присела на ближайший пенек, позволяя новым друзьям себя обнимать и поздравлять. Как же это было приятно! И как здорово, что они вели себя абсолютно как люди, а не как пафосные внеземные боги...
  - Я еще раз убедилась в том, что вы совершенно не такие как современный Бог, - прослезилась от счастья Кира, - вы умеете радоваться. Вы совсем... другие.
  - К сожалению, по той же причине мы не лишены людских грехов, - похлопал ее по плечу Тимофей с разноцветными глазами, - возможно потому и вымираем.
  - Ну, зачем ты снова о грустном в такой момент заговорил? - отпихнула его в сторону Ира и с улыбкой потянула Киру на себя, - с вашего позволения, мой подарок будет самым первым.
  - Подарок? Ой, нет, я не могу принять от вас подарки... у меня с утра было плохое предчувствие и, наверное, все-таки нужно обсудить... - затараторила девушка.
  Но богиня даже не стала дослушивать ее до конца. Она уверенно взяла человеческую подругу подмышки и взмыла с нею в небо на своих упругих полупрозрачных крыльях. Кира сначала взвизгнула от неожиданности, но очень быстро увлеклась этим удивительным полетом. Было немножечко прохладно и от ветра часто забивало нос, но счастью Киры не было предела. Такой подарок очень хорошо проветривал голову и избавил от лишних мыслей.
  Она была счастлива. Определенно ей повезло встретить этих жизнерадостных и брошенных богов, которым так давно не хватало человеческого тепла и чьей-то властной руки, которая помогла бы им сплотиться и перестать чувствовать себя одинокими... и только сейчас Кира ощутила себя на своем месте. Да, пожалуй, это ее призвание: помочь вымирающему пантеону выжить.
  Но девушка до сих пор не осознавала, через что ей придется пройти ради достижения этой цели. До сих пор все было смехом, да весельем. А горе поджидало уже за углом...
  
  Кира услышала громкие голоса за дверью собственного дома. Подсознание больно кольнуло ее, заставляя развернуться и бежать без оглядки. Но девушка не могла подчиниться ему, не проверив, что родители в порядке. И сжав от волнения зубы, она вошла внутрь.
  Там посреди комнаты стоял высокий широкоплечий мужчина, похожий чем-то на ее богов. Матушка стояла напротив него вся бледная и взволнованная и при виде дочери совсем потеряла дар речи. Отца было не видно... видимо еще не вернулся с охоты. Незнакомец со страшным лицом развернулся к вошедшей девочке и надменно потребовал ее имени.
  "Надо соврать! - в панике подумала Кира, но мысли о судьбе матери сбили спесь, - что они сделают с ней, если правда им и так уже известна?". И, прекращая жалеть себя, Кира назвала свое имя.
  Взгляд мужчины просиял. Только это был коварный свет, напугавший девочку еще больше. Она правильно учуяла опасность и теперь ей никуда не деваться. Но что она сделала?
  - Кира, ты приговорена к смертной казни через сожжение, - торжественно повысил он голос, страшно надвигаясь на нее.
  Сердце бедной матушки едва не разорвалось от такого удар судьбы. Она медленно сползла на пол, закрывая рот руками, и не могла даже пошевелиться. Кира не понаслышке знала об активной деятельности современной инквизиции... и ее поджилки затряслись так сильно, что заставляли пятиться назад. От этих палачей так просто не избавишься. С жизнью можно распрощаться только через пытки. Боже, неужели это все происходит с нею?
  - За что? - только лишь пискнула девочка, готовая к побегу.
  - За ересь, - грозно пророкотал он, - и за поклонение языческим богам.
  "Вот оно что. Им все известно, - отчаянно поняла Кира и сорвалась с цепи, - бежать, бежать, только бежать, не оборачиваясь! Я вам добровольно не дамся!". И она вырвалась наружу как пташка из клетки. Почему-то Кире казалось, что в этой погоне ей не суждено выжить.
  И все надежды рассыпались в прах, как только буквально с неба перед девушкой на землю приземлился тот самый чужак... но с огромными белоснежными крыльями за спиной. Кира задохнулась в беззвучном крике и попыталась вновь бежать, но ее схватили за шиворот и отшвырнули куда-то в сторону.
  Не успела она ничего осознать, как чьи-то техничные руки связали бедняге кисти за спиной. Кира дернулась раз-два и поняла, что была привязана к шесту, а под ногами сено... похоже, они давно готовились к этому дню. А она все бегала в лес, забавлялась с богами и даже не думала, что жертвенный огонь готовится для нее. Бедняга дала волю слезам и больше ничего не могла поделать, как просто безрезультатно дергаться и молить о помиловании.
  Но ее никто не слушал. И даже собственные родители здесь ничего не поделали бы. "Инквизиторы - это и есть ангелы Единого Бога?" - была последняя мысль девушки, и сено внизу полыхнуло огнем. Без суда, без следствия, без объяснений... все произошло так быстро! И ведь это не справедливо!
  В толпе зевак началась какая-то потасовка. Кира ее уже не видела, поглощенная собственной паникой, но зато это дало ей шанс на спасение.
  - Петр! - истерично выпалила бедняга, увидев в огне перед собой демона, - спаси меня, умоляю! Прошу тебя!
  - Я за этим и пришел, - и он легким движение руки разорвал все веревки.
  Его огонь не трогал и не ранил. И более того, здесь демон был в своей стихии. Его улыбка как языки пламени рассекала не только лицо, но и ночь. Петр подхватил девушку на руки и бросился наутек, прорываясь сквозь удивленную толпу с легкостью ледокола.
  - Здесь нам придется расстаться, - мимолетно крикнул он, - держи ее, Ира!
  Он подкинул Киру над собой, и в голове девушки все закружилось и завертелось. Она не могла ничего осознать или ухватиться за что-то глазами. И только через пару минут поняла, что летит по воздуху, придерживаемая за талию нежными руками крылатой богини.
  - Они от нас так просто не отстанут, - теряя высоту от усталости, пролепетала Ира, - придется сразиться разок. А там - как карта ляжет.
  И у девушек произошло довольно жесткое приземление. Они обе как повалились на землю, так и не сразу смогли подняться, пытаясь перевести дыхание и собрать мысли в кучу. Но когда Ира посмотрела на небо и сказала "ну вот и они", у Киры все внутри оборвалось. Она ведь только сбежала из плена. Даже от самой смерти! И все это было зря?
  - Не бойтесь, - выбежал им навстречу Тим и за руки поднял девушек на ноги, - я возьму удары на себя. А вы пока что бегите до речки. Там будет подмога. Там же и бой мы сможем принять.
  - Бежим! - крикнула в ответ Ира и поволокла за собой еле живую Киру.
  До водоема путь был близкий, но только все равно беглецов догнали ангелы, летевшие наперерез. Тим смог взять на себя большую их часть и теперь Кира волновалась о его судьбе. Но и сама теперь тряслась как заяц перед волком.
  - Так просто мы тебя им не дадим, - вооружилась копьем богиня, закрывая подругу спиной.
  Но ей не пришлось сражаться. Со стороны реки вверх взмыло два огромных водных смерча и даже ангелы струсили при виде них. Они захлопали крыльями, пытаясь вырваться из ветряно-водяной ловушки, но их неумолимо засасывало внутрь. Лица служителей Единого исказились злобой и в тот момент, когда они краями одежд прикоснулись к воде, их сковало льдом... и два ужасных смерча тоже в тот же миг превратились в два ледяных столба, устремившихся в небо. И все затихло.
  - Я... я все еще жива... - выдохнула Кира и обессиленно упала на колени, - боже мой, жива... я жива... вы мои ангелы хранители!
  - Не пользуйся этими пошлыми фразами, пожалуйста, - показалась с недовольной физиономией Визгард, - так Единый услышит тебя. Постарайся переучиться.
  - Да-да, я согласна. Я и не была никогда особо верующей... но вы сами понимаете, что такое Инквизиция. Я всегда и всем говорила, что люблю Бога больше жизни... а он вот как со мной поступил. Даже не верится...
  - Есть версия, что всем этим беспределом заправляет не сам Бог, а какой-то архангел, заковавший своего господина в кандалы. Не знаю, насколько это правда. Но не стоит исключать и эту версию, - вышел из листвы Петр.
  Кира несказанно ему обрадовалась и тут же заключила в своих объятиях, отблагодарив за спасение из огня. Того это ничуть не смутило. И только на лице растянулась все та же пакостная улыбка.
  Постепенно вокруг стали собираться и остальные боги. Они были живы и невредимы. Только слегка потрепанные и усталые. Но это не мешало им довольно шумно радоваться маленькой победе.
  - Нам не стоит расслабляться. Просто ангелы не ожидали увидеть нас на площади... поэтому так легко проиграли, - обеспокоенно проговорила Ира, - на самом-то деле они намного сильнее.
  - Но вы смогли сплотиться, - обернулась к ней Кира, - вы все-таки стали командой. Теперь вы понимаете, о чем я говорила, когда старалась сделать нас всех одной большой... семьей?
  - Семьей?! - демон зло расхохотался, - достаточно я наслушался ваших инфантильных пожеланий. А ты, глупая девчонка, все еще веришь, что этой ситуации нельзя было избежать?
  - К чему ты клонишь? - обиженно переспросила Кира.
  - Твои глаза сейчас затмило счастье от собственного спасения. Ты готова всех любить и всем все простить. Но помяни мое слово: кое-кто здесь просчитался. Или нарочно подстроил все так, чтобы ты оказалась в беде. Каждый из нас прекрасно знал, что ангелы следят за тобой и готовятся к атаке. Но почему не предупредили?
  - Ты говоришь ужасные вещи, - начала злиться девушка.
  - Не забывайся: всем по-прежнему нужна твоя душа. И потому твоя смерть никому не выгодна. Зато теперь ты не можешь вернуться домой. А значит, обязана продолжить свой путь с нами. Ну, разве это не идеальный план? - его слова резали всех по сердцу.
  Глаза богов расширились от возмущения. Но всех прервала сама же Кира, удивив своим напором.
  - Хватит! - рявкнула она на демона, - не смей обвинять в этом кого-то из моих друзей. Если ты такой умный и тоже обо всем знал - то почему не предупредил? А если вся эта ситуация - твоих рук дело, то зачем обо всем рассказал? Нельзя не доверять всем на свете. И нельзя думать, что нас окружают одни эгоисты. Я вижу здесь лишь одно эгоцентричное существо - и это ты.
  Недоуменные взгляды переместились с девушки на Петра. Тот слушал ее очень внимательно и, в конце концов, только ухмыльнулся. Его нельзя было сломить повышенными нотами.
  - Справедливо и даже верно, - проворковал он и змеиными глазами посмотрел в ее зрачки, - но просто помни о моих словах. И будь всегда начеку. В отличие от остальных я не скрываю своих целей. Цени это.
  - И все-таки что нам теперь делать? - вмешался в разговор рассудительный Тим, - Кире и вправду нельзя возвращаться в деревню. И оставаться здесь тоже опасно. Нужно выступать в путь до другой деревни, чтобы найти ей жилье.
  - А для этого нам нужны кони, - кивнула ему одна из богинь.
  - Мне не верится, что все это произошло со мной, - мучительно прикрыла глаза Кира и открыла их только минуту спустя, - но я знаю, где достать для себя лошадь. А вы...
  - А мы своруем себе коней. Но только не обыкновенных, - мечтательно поднял глаза к небу Петр, - обычные клячи нам точно не подойдут.
  
  ДЕНЬ "ИКС"
  
  Встревоженный Игорь нашел в конюшне друга Тима и некоторое время молча стоял рядом, помогая ему загружать тачку. Наконец, тот прекратил работу, стребовав с товарища признание.
  - Я хотел посоветоваться, - занервничал юноша и проверил, что их никто не подслушивает, - но это очень личное. Обещаешь, никому не рассказывать?
  - С чего бы я стал это делать? - возмутился друг.
  - И это тебя тоже касается, - продолжил Игорь, - так что постарайся меня понять. Я тут... все не могу с Визгард найти общий язык. Понимаешь, она классная! Но она богиня и к тому же с таким характером... в общем, ей явно не хочется общаться с кем-то вроде меня...
  - Стоп-стоп. Ты что, втюрился в нее что ли? - шумным шепотом выпалил Тим и от радостного смеха, едва не выдал себя.
  Но он вовремя спохватился и подтащил друга поближе за шиворот. Затем тоже проследил, чтобы их не подслушивали, и наклонился ближе.
  - Ну и вкусы же у тебя, дружище, - тихо проговорил он.
  - Я не виноват, - Игорь мучительно сдавил лицо руками, будто бы пытаясь вогнуть его в обратную сторону, - она такая вся идеальная, что я не могу ничего с собой поделать. Но почему отвергает любые мои намеки - не понимаю.
  - Может быть, потому что она старше тебя на несколько сотен лет? - усмехнулся парень.
  - Я думал над этим, - признался убитым голосом Игорь, - но выглядит-то она моложе. К тому же боги не подвержены старению, насколько я понял. У меня есть другое предположение...
  - Ну, говори уже!
  - Тим, у нее погиб возлюбленный когда-то. Она постоянно меня с ним сравнивает и каждый раз исчезает после этого... - продолжения и не потребовалось.
  На лицо Тима тут же упала мрачная тень. Игорь знал, что так будет и потому до последнего пытался быть осторожным с данной темой. Но он не мог по-другому. И потому при первой же возможности вырвался из сжимающейся хватки товарища.
  - Поэтому я пришел за советом именно к тебе, - с состраданием проговорил Игорь.
  - Почему ко мне-то? - сухим голосом переспросил Тим.
  - Ты думаешь, я не вижу, как ты смотришь на Зину? Да про вас уже на каждом углу шепчутся, - отчаянно выпалил Игорь, - воркуете как голуби, и я даже не понимаю, почему вы до сих пор не попытались встречаться официально.
  - Что за бред? - зло удивился Тим.
  Его уже начинало потряхивать от этих намеков. Игорь быстро уловил смену настроения, но не был к ней готов. Он не знал, что друг настолько разозлится.
  - Тебя никто не винит и не критикует за это. Наоборот мы с Ниной и Олесей рады, что твоя хандра наконец-то отступила, и ты начинаешь жизнь заново. Пойми, встречаясь с Зиной, ты не предаешь Машку. Они настолько разные, что абсолютно не заменяют друг друга...
  - Заткнись, - прохрипел Тим, и глаза его налились кровью, - скажешь еще хоть слово по этой теме, и я... не посмотрю на то, что ты мой друг.
  - Но ведь Визгард пытается начать все заново, - уже в ужасе выпалил Игорь, - я вижу, что ей также больно, как и тебе, поэтому и не тороплю. Вы в одинаковом положении и потому, если она на меня не злится, то и ты остынь.
  - Ни черта мы не в одинаковом. Ты даже не знаешь, как погиб твой бог, - было видно, что Тим все равно обиделся.
  - Не глупи, - Игорь уже направился к выходу, не дожидаясь, когда друг вытолкает его туда пинками, - я думал, что ты наконец-то стал прежним. Но видимо ты сам не хочешь излечиться от старой боли. Сам цепляешься за нее неведомо зачем. Когда же ты поймешь, что не совершаешь предательства перед Машей? Нам больно смотреть на то, как ты сам себя уничтожаешь. Что ж. Спасибо за твои советы, друг. Спасибо-спасибо...
  И он ушел, расстроенный и злой. Тим отшвырнул лопату от себя, присел на пол и впился пальцами в собственную голову. Его всего как будто перевернуло изнутри. Игорь задел за живое, да еще и покопался там ножичком. Парню нужен был отдых... срочно.
  
  Милая энергичная Ирина уже без страха разгонялась и прыгала с крыши, расправляя за спиной молодые неокрепшие крылья и позволяя ветру поднимать себя все выше. Она еще немного нервничала перед приземлениями, так как они всегда получались достаточно жесткими, но зато теперь девочка могла летать значительно лучше, чем раньше. А это было такое приятное незабываемое ощущение, что им хотелось поделиться со всеми окружающими... но близняшка еще не умела носить на своих крылья иные грузы помимо собственного тела.
  Ее богиня одобрительно кивала и парила кругами, наблюдая за успехами ученицы. Как не крути, а запуганная скромница довольно быстро освоилась с полетами, хотя даже сама в это не верила первое время.
  - Ну что, наперегонки? - предложила призрак.
  - Можно, - радостно улыбнулась Ирина, - давай до речки, где Нина плавать учится.
  Дух согласно ей подмигнула и гонка началась. Они мчались на таких скоростях, за которыми успела бы не каждая лошадь. Мир пролетал мимо них так быстро, что очень скоро затерялся где-то позади, смешиваясь в неразборчивую кашу.
  О да, Ирина полюбила скорость! Она держалась чуть повыше, чтобы не касаться верхушек деревьев, а ее богиня носилась как раз между ними, демонстрируя фигуры высшего пилотажа. За этим было безумно увлекательно наблюдать, но сама Ира туда точно никогда не сунулась бы.
  Бессмысленная гонка закончилась довольно быстро и, конечно же, призрак победила. Девочка ни капли не расстроилась, к тому же она летела сюда за другими целями.
  Там в реке барахталась ее сестра со своей кобылой келпи. Слава без проблем ныряла и выпрыгивала из воды как молодой дельфин. А вот бедная Нина никак не могла освоиться со своими перепонками. Она увидела в небе близняшку и счастливо помахала ей рукой.
  - Теплая водичка? - зависла над нею Ира.
  - Мне нормально, - рассмеялась Нина, - от этих трансформаций я не чувствую холода.
  - А я так надеялась, что из тебя получится хорошенькая русалка, - с горечью вздохнула сестра.
  - Мой богиня сказала, что ноги с перепонками работают намного эффективнее хвоста, - пожала плечами близняшка, - хотя откуда ей знать. Ведь она не пробовала ничего другого.
  Призрак Нины очень долго не появлялась на конюшне. И потому, когда они впервые столкнулись с девочкой, то немало друг другу удивились. Но дух оказалась жуткой маньячкой по обучению плаванию.
  И с тех пор бедная девочка не проводила ни дня без многочасовых тренировок, хотя ее это и не раздражало. Зато теперь день стал еще насыщеннее: купание по ночам, конюшня - днем. Родители уже даже перестали спрашивать и интересоваться, где постоянно пропадают их дети. И это был удобный факт. Не нужно было придумывать новые сказки, объясняя свои исчезновения.
  - Скоро на конюшню ехать, - посмотрела на часы Ирина, - поспешу домой за вещами, а то опоздаю.
  - Давай-давай, а то я-то уже там была, - смеялась Нина, показывая большим пальцем на свою барахтающуюся в воде кобылу.
   Сестра с умилением проследила за ее жеребячьими рожицами и ужимками и мысленно позавидовала. Когда она летела назад, то думала о том, что было бы неплохо иметь собственного пегаса. Ведь летать самостоятельно - это классно, на коне - еще лучше! Тем более с такой лошадью ни один барьер в конкуре не покажется страшным. В соревнованиях это было бы не честно, но для себя попрыгать - одно удовольствие.
  
  После встречи с Осипом и Оксаной, Зина была очень взволнована. Всеобщая нарастающая тревога охватила и ее. И не смотря на страстное желание поспать, девочка включилась в работу, стараясь успеть как можно больше, чтобы дать себе время на дневной сон.
  Через некоторое время к ней зашел Тим и предложил помочь. Зина была несказанно этому рада и потому с удовольствием согласилась.
  - Все-таки остались еще джентльмены на конюшне, - мило улыбнулась ему девочка-олененок.
  - Ну, мы все вроде бы друг другу помогаем, - как-то нервно усмехнулся парень.
  - Да не все, - покачала головой девочка, - только внутри своих групп. А вот так чтобы джигит или выездюк пришел к конкурщику...
  И тут она поняла, как некультурно прозвучала ее фраза и моментально зарделась. Но Тим только рассмеялся над этим, и Зина последовала его примеру, хотя ощущала себя безумно неловко. Парень смотрел на нее очень странными глазами и даже с каким-то затаившимся фанатизмом. Девушке стало не по себе, и последнюю тачку она решила вывезти сама.
  Но Тим не позволил ей этого сделать и потому они впряглись в большую тяжелую тележку вместе. День обещал быть солнечным. Но где-то на горизонте ползли жуткие тяжелые тучи. "Ну как всегда", - обиженно надулась на погоду Зина. Но и это настроение прошло у нее быстро. Олененок не могла злиться на кого-то или на что-то долго.
  Они взобрались на самый верх ближайшего холма и, не сговариваясь, замолчали, глядя вдаль. Там пасся их табун. Лошадей уже гнали обратно, но те шли нехотя, ворчливо тряся головами и поспешно хватаясь за последние травинки. Жеребят в этом году не было. И без них табун казался каким-то сонным, не энергичным. Некому было растрясти этих пузанчиков.
  Зина тяжело вздохнула, вспоминая судьбу последнего жеребенка. Да... ужасные водители всегда приносят горе в чей-то дом. Нельзя быть такими никогда. Тимка будто бы догадался, о чем она думала. Он тоже вспомнил тот день. Что-то сжалось у него внутри - невозможно было видеть Зину грустной. Нужно срочно ее развеселить.
  - Не вспоминай, - положил он ей руку на плечо, - нельзя жить прошлым. А то морщины раньше времени появятся.
  - Нет-нет, прошлое - это прекрасное место, - возразила Зина и с блаженством повернулась лицом к ветру, - там мы еще такие юные и беззаботные. Без проблем и под опекой родителей.
  - Ты заглянула слишком далеко в прошлое, - по-доброму усмехнулся Тим.
  - Да нет... - девочка вынужденно замолчала, подбирая слова, - ...честно говоря, там я потеряла маму. Я даже не помню ее. Была еще совсем крохой.
  - Сочувствую, - дрогнул парень, - погибла при родах?
  Он понял, что сморозил лишнего и потому тут же бросился извиняться, но Зина миролюбиво отмахнулась. Эта улыбка сквозь грусть всегда очаровывала парня, и сейчас он не мог оторвать от нее глаз.
  - Не при родах, - ответила она, - от тяжелой болезни. Но я все равно ее не помню. И, наверное, поэтому я так хочу дарить всем любовь, не растраченную в детстве. Понимаешь? Мне хочется излить ее, поделиться со всеми миром, любить всех и успокаивать в горе. Я не могу смотреть, когда люди страдают. Сердце сжимается до боли. Я готова полюбить всех людей на земле, потому что не могу жить иначе.
  И она застыла на месте как подстреленная птица, снова глядя куда-то вдаль против ветра. В ее глазах стояли слезы. Похоже, эти чувства давно вырывались наружу, но до сих пор не могли превратиться в слова. И вот они нашли свой выход.
  - А меня? - вдруг тихо спросил Тим.
  Сердце Зины наполнилось ртутью. Она посмотрела на парня, на его тоскливые глаза и не смогла ничего ответить. Ей хотелось сказать "да", но что-то мешало сделать это. Девочка мучилась из-за не слушающегося языка и обнимала Тима одним лишь взглядом. Ей как никогда хотелось подойти к нему, прислониться всем телом, положить голову на грудь и затихнуть. Но вместо этого она стояла чуть поодаль и мучительно долго тянула с ответом.
  - Я бы очень хотела этого, - и накопившиеся слезы тихо скатились один раз по щекам, - Тим, я так не могу.
  Она рассмеялась, всхлипывая на каждом вздохе, и вытерла пальцами щеки. Но глаза ее были по-прежнему грустными.
  - Ты снова заставляешь меня плакать, - выдавила она и сквозь плачь со смехом закрыла лицо ладонями.
  Но ответ был слишком жестоким для ранимого Тима. Девочка и сама не знала, что едва ли не подписала ему смертный приговор.
  Солнце скрылось, закапали первые капли ливня. Парень выглядел так, будто готов был броситься с обрыва. И Зина ощутила это всем телом, запоздало осознав, что она натворила.
  Но объясняться было поздно. Как девочка ни старалась исправить ситуацию, парень ее уже не слушал. "Каким я был дураком!" - возненавидел он самого себя и быстрым шагом направился обратно в конюшню, грубо отталкивая олененка от себя.
  Таким поведением Тим напугал всех друзей, оказавшихся случайными свидетелями происходящего. Спортсмены смотрели на него во все глаза и обреченно понимали: парень психанул. И этот срыв мог стоить ему последней веры в людей. Надо было поговорить с Зиной до того, как Тим доберется до нее первым. Какими же дураками они были, что за горой работы не подумали о нарастающем романе...
  - Тим, ты даже не спросил меня о причине моего решения, - в последний раз преградила она ему путь, - как ты можешь быть таким жестоким?
  - А ты? - с остервенением просверлил он ее страшными глазами.
  Ливень пошел с такой силой, что по лицу текли ручьи, и невозможно было увидеть слез. Если кто-то и плакал - то об этом уже не дано было узнать. Дождь все сделал за них.
  - Я не хотела заставлять тебя... - она замялась, не зная, как бы помягче подать свою мысль.
  Но парню было уже плевать. Он не хотел слушать ее. Ему вообще сейчас ничего не хотелось. Сначала Игорь со своими дурацкими идеями, теперь она...
  Но тут их разговор прервали грубо и без спроса. С неба на землю рухнул гигантский титан с белоснежными крыльями и с разворота сбил с ног обоих ребят. Спортсмены онемели и опешили, впервые увидев это существо. Он был похож на ангела, но в руках моментально образовалось какое-то опасное оружие, похожее на копье и посох одновременно...
  - Ира, быстрой подай мне свою руку, - с полуоборота крикнула девочке ее богиня.
  - Ч-что это? - испуганно вжалась в ворота конюшни малышка, - где Нина?
  - Быстрее же! Упустим момент, - и богиня сама уже крепко вцепилась в ее кисть руками.
  Ангел нашел глазами испуганную Зину и направил на нее свое оружие. Девочка от ужаса не могла пошевелиться и только немо открывала рот, словно издавая крик.
  - Вы приговорены к смертной казни, - громогласно объявил он, замахиваясь для удара.
  - За что? - истошно закричал на него Тим и только сейчас осознал, что он не успеет ничего сделать.
  - Боже мой! - закрыла лицо руками Зина, и в последний момент она услышала отчаянный звон металла над ухом.
  Спортсмены в шоке узнали спасителя девочки. Никто не ожидал, что им может оказаться сама Ирина. Запуганная маленькая мышка, заикающаяся даже от устрашающего взгляда. И тут такая скорость, такое мастерство владения копьем... что с ней случилось?
  "Это не она, - догадалась пришедшая позже Оксана, - глаза совершенно другие. И цвет, и сам взгляд...". Осип ошарашенно взглянул на происходящее и немедленно кинулся в тренерскую, оповестить остальных. Но тренера и сами услышали что-то неладное и столкнулись с парнем в предбаннике.
  Несколько молниеносных ударов и Ирина справилась с каждым из них. Она отбивалась как мастер и нападала словно львица. Крылья помогали ей взмывать повыше и наносить удары сверху. Но ангел тоже был не так-то прост. Он надвигался и представлял настоящую угрозу. Но девочка до последнего справлялась с ним, пока ее не откинули в сторону.
  Она встрепенулась, подскочила опять на ноги, однако запоздало поняла, что ангел сделал это не ради себя. Избавившись на время от назойливой девчонки, он с разворота прицелился копьем в Тима, который только сейчас дополз до Зины, умоляя ее бежать.
  Но смертельному удару вновь не суждено было случиться. В ангела ударила молния и выбила копье из его рук. Оклемавшись, тот агрессивно воззрился на нового врага.
  - У меня под дождем хорошая проводимость, - нахально выпалила Оля, вновь поднимая руки, - так что лучше не нарывайся на моих детей.
  Кира растерянно наблюдала за происходящим, и только она додумалась поднять голову вверх, навстречу дождю. Вместе с природными осадками оттуда на землю сыпалось еще что-то... десятки, сотни, тысячи таких же ангелов!
  - Все хватайте коней и бегите отсюда на север! - не своим голосом заорала главный тренер.
  И ее услышали со всех концов клубной территории - настолько велико было отчаяние в голосе девушки. Спортсмены беспрекословно бросились в конюшни, спеша вызволить своих коней наружу. Некогда было чиститься или седлаться. Дети набрасывали на лошадей уздечки и вылетали на улицу сразу же верхом, наплевав на всю технику безопасности. Здесь она уже была не нужна.
  Зина подскочила как ошпаренная и кинулась туда же, куда и остальные. Тим бросился за нею, стараясь держаться спиной к ангелу, чтобы в случае удара, спасти девочку. Но вдруг выяснилось, что коня Зины уже кто-то вывел наружу, и девочка кинулась в обратную сторону, догоняя весь табун. Ее и Тима на выходе уже поджидали Игорь с Олесей, которые держали в руках, вырывающихся Звона и Вихря.
  - А как же Ирина и тренера? - выпалила олененок, залезая на своего коня.
  - Лучше им не мешаться, - бросил на ходу Игорь и ускакал вместе с Олесей вперед.
  - Они правы, - заверил ее Тим, - ты ведь знаешь наших тренеров. Они не пропадут и Иру не бросят.
  Но девочка предательски мялась. Она привыкла находиться всегда в гуще событий. Ведь кроме нее никто не сможет оказать первую помощь пострадавшему. К тому же это конюшня ее отца... его-то никто не предупредил о приближении такой армии. Хотя офис директора находится совершенно в другом месте вдали от клуба. Туда ангелы, скорее всего, не сунутся. Но что будет с Кирой? Кто-нибудь вывел ее коня?
  Тим видел ее сомнения, и у самого сжималось все внутри. Не дай бог она как всегда проявит свое бессмысленное благородство и кинется с конем назад. Он молился о том, чтобы она передумала. И мучительно поджав губы, Зина все-таки ткнула Звона в бока и направила его в нужном направлении. Тимка облегченно выдохнул, радуясь правильному решению. Наконец-то девочка научилась рассуждать здраво.
  Но из-за этой заминки они упустили драгоценное время, выделенное на побег. И на полной скорости их догнал тот самый ангел, каким-то образом вырвавшийся из атак Ирины. Звон под Зиной испуганно вильнул в сторону, и девочка не удержалась в седле...
  Тимка чуть с ума не сошел от страха. На такой-то скорости! К тому же она не джигит - сноровки к падениям у нее не было. Но перекатившись через плечо, олененок все-таки быстро встала на четвереньки. Она не покалечилась. Ей повезло!
  Юноша резко повернул своего коня, не заботясь о его плечах, и вернулся обратно. Он спрыгнул с Вихря, чтобы помочь подруге залезть за его спину. Но ангел быстро нагнал их, схватил юношу за шиворот, и невзначай сорвал подвеску с игральным кубиком с его шеи.
  Тут же рядом с девочкой приземлился еще один крылатый мужик и без разговоров со всей силы ударил Зину копьем в живот... в глазах у Тима помутилось. Еще раз... терять кого-то еще один раз... и он снова обессилен. Опять не смог ничем помочь...
  Девочка тихо охнула, обхватив оружие руками, и медленно сползла на землю. И больше не шевелилась. Бессердечный ангел достал из ее крохотного тельца свое копье и взмыл обратно в небо, преследуя остальных.
  - Нет... нет... - душа кричала, но сам Тим едва шептал это вслух.
  - Один еретик готов. Теперь ты... - занес свое оружие ангел, державший парня.
  Тиму было уже все равно, хотя страх так и не испарился. События развивались слишком стремительно. Нет... он не могу так просто умереть, не убедившись, что Зина действительно погибла. Этого не должно было случиться. Вдруг ей просто нужна помощь? Как же так? Это все не может быть правдой...
  И тут между ним и ангелом в небо поднялся тот самый игральный кубик, сорванный с подвески. Они оба недоуменно уставились на него, не понимая, как это могло случиться. И тут последовал гигантский взрыв, разлетевшийся взрывной волной на многие километры, задевший даже двор конюшни, сметающий с пути ангелов, догонявших убегающих спортсменов...
  Было ощущение, будто на поля сбросили небольшую атомную бомбу. Только вот вреда от нее не было никому, кроме небесных посланников. Они разлетались в ужасе в разные стороны, а те, кто не успел скрыться из поля поражения - сгорали как Икар на солнце.
  Кира с Олей тоже тщетно пытались куда-то скрыться от надвигающегося голубоватого круга и не успели. Но он их не задел! Только ветром обдало конный клуб с такой силой, что сорвало шифер с крыш и подняло в воздух деревянные барьеры. Ира в последний момент успела отпрыгнуть к сеннику и зацепиться там за ближайший столб. Как избежали взрыва остальные - неизвестно. Но это "что-то" однозначно спасло жизни многих спортсменов, давая отсрочку на время побега.
  Тренера не стали долго ломать голову над произошедшим. Они самые последние запрыгнули на своих коней, дождались Ирину и поскакали со всех ног в поля на Север.
  
  Тим был временно оглушен от взрыва, созданного его собственным игральным кубиком. Он сидел некоторое время, тряся головой и пытаясь вернуть себе слух. Секунду спустя, парень обнаружил, что подвеска была цела и невредима и уже покоилась на его груди. Как это все странно.
  Но вскоре воспоминания вернулись к юноше, как только он увидел бездыханное тельце Зины неподалеку. Сердце парня мучительно сжалось. Он как обезумевший дополз до нее на руках, так как ноги отнимались от неудачного приземления.
  Тим не звал ее по имени. Ему было слишком страшно услышать тишину в ответ. Тем более что с этой правдой он уже сталкивался однажды...
  Юноша с содроганием развернул бедняжку к себе и трепетно обнял ее руками, прижавшись грудью к голове. Он не мог пережить этого опять. Слишком сильная боль.
  И вдруг парень ощутил ладонью что-то странное. Тим незамедлительно приподнял рубашку Зины и обнаружил, что живот ее был цел и невредим. Но как? Удар был настолько сильным... каким образом порвалась одна лишь одежда? И что тогда с Зиной?
  Девочка вздрогнула от его холодных прикосновений и тихо мучительно застонала. Затем слабо открыла глаза и каким-то водянистым взглядом недоуменно посмотрела на Тима. А он почти такими же глазами на нее.
  - Слава богам, - выдохнул парень и с оглушившей его радостью еще крепче прижал малышку к себе, - ты жива. Жива!
  - Как? - ослабленно удивилась олененок и нашла в себе силы, чтоб сесть удобнее и с недоумением исследовать живот, - я жива?! О боги...
  Активность возвращалась к ней огромными скачками. Тим уже не смог сдерживать рвущийся наружу смех счастья. Девушка же просто смотрела на себя как будто бы впервые. Она тоже думала, что умерла.
  - Но как? Как? - только и лепетала она и наконец-то встала на ноги, - боги... как все болит. Ох, какое счастье. Тим... у меня все болит, ты понимаешь?
  И она сквозь слезы рассмеялась, наслаждаясь болью. Болит - значит, ты жив! И кому, как ни ему это было понимать. Они стояли напротив друг друга и как полоумные смеялись, обмениваясь впечатлениями.
  Но наконец-то взгляд Зины переменился, и она как будто поняла, что произошло. Девочка трепетно обняла голову парня руками и поцеловала его в лоб.
  - Какой кошмар. Представляю, как ты настрадался, - продолжала тараторить она, - я поняла. Я все поняла! Это все моя безумная богиня устроила. Она, видимо, следила за мной и помогла в нужным момент.
  - Но как? - настала очередь Тима задавать вопросы.
  - Помнишь, я вила из воздуха веревки? Так вот это были бумажные веревки. Тим, я умею превращаться в бумагу и делать из нее разные вещи, - уже шире улыбалась девочка, - тонкие листочки легко порвать. Но если собрать их в толстую кипу - то можно остановить и пулю. Я отделалась лишь синяком. Боги, как же это было кстати! Но что это был за взрыв, Тим? Это точно была не я. И где все ангелы?
  Юноша высвободился из ее объятий и посмотрел на девочку с такой любовью, что она уже не могла продолжать. И думать уже ни о чем не хотела. Эмоции захлестнули их обоих с краями и ребята в едином порыве приблизились друг к другу, соприкоснувшись в поцелуе. И ни о чем думать не хотелось. И спешить - тем более. Теперь будь что будет.
  
  ПУТИ НАЗАД НЕТ
  
  Наконец-то все конники собрались на одном месте. Они едва не загнали своих лошадей, пока не убедились, что опасность миновала. Сильный взрыв распугал ангелов и те то ли решили отступить, то ли затаились. Этого времени должно было хватить на отдых и сборы.
  Коля с облегчением вздохнул, увидев вдалеке Зину и Тима, верхом на Вихре. Звон-то давно уже прискакал, бросив свою хозяйку. У спортсменов даже появились мрачные мысли при виде него без всадницы... но тренер по джигитовке строго настрого запретил им даже думать об этом.
  - Слава богам, - выскочила навстречу ребятам Кира, - как же это мы с вами не пересеклись нигде по пути? Вроде бы от курса никто не отклонялся...
  - Видимо, мы сам отклонились, - Тимка еле ворочал языком от усталости, - мы уж думали, что вы вперед ушли...
  - Дурачек ты, - с укоризной проговорила Оля, помогая Зине спуститься, - куда ж мы вас детей бросим? Даже за пределами конюшни мы остаемся вашими тренерами.
  "Ого, она о ком-то еще заботится", - вяло проплыл сарказм в головах спортсменов Оли. Что-то здесь было не чисто. Она ведь никогда не заботилась о детях. И все даже усмехнулись бы, если бы на то было настроение.
  Слезая с коня, Тим обнаружил Ирину, которая была без сознания. Его взгляд наполнился страхом. Но вопросы парня опередил Коля.
  - С нею все в порядке. Просто в отключке после того как вселяла в себя богиню.
  - Вселяла? Оу... - только сейчас до его уставшей головы что-то начало доходить, - теперь понятно, как она прыгала там с этим своим копьем...
  - Да, мы даже не знали, что так можно делать, - откуда-то из-за бугра вернулась Катя, - оказывается, каждый способен вселять в себя своего духа. Но после этого человек отрубается на неопределенное время. Во всяком случае, Ирина в таком состояние уже почти час. Давай сюда коня. Я отведу его к водопою и разотру. А то ты еле ходишь.
  - По-хорошему его бы надо заставить это делать, - недовольно возразил Коля.
  - Не сейчас, Коля, - нахмурилась панкуша, - не время для воспитания. Пускай отдохнут. Они же дети.
  - Чем больше вы называете нас детьми, - забрал поводья обратно в свои руки Тим, - тем меньше мне хочется принимать ваши дары. Покажите, где водопой. Я сам все сделаю.
  
  - А ведь мы и не заметили, как они повзрослели на наших глазах за эти два года, - чуть позже тихо проговорила Кира, глядя на шуршащий оживший костерок посреди лагеря, - и по привычке обижаем спортсменов, называя детьми. Думаю, их гнев справедлив. Поэтому я старалась сильно не реагировать на него, даже когда некоторые ребята в лицо пытались высказываться.
  - Это неправильная политика, - отрицательно покачала головой Катя, - если они действительно повзрослели - то пусть не ведут себя как подростки. А то шуметь-то все умеют. А как же взрослые поступки?
  - Чем вам не взрослые поступки? - указал Коля перед собой руками.
  Уставшие спортсмены не покладая рук поддерживали костер, что-то готовили на скорую руку, заботились о тех, кто уже валился с ног, и делили между собой одежду. Конечно, никто не взял с конюшни ни палаток, ни еды... поэтому пришлось довольствоваться лишь тем, что спортсмены успели запихать в карманы.
  - Они на себя не похожи, - кивнула Кира, - мне даже немного стыдно, что я здесь сижу вот так...
  - Перестань стыдиться и наслаждайся, - откинулась на спину Оля, - у меня лично после того боя все тело ломит. Я бы тоже с удовольствием отрубилась как Ирина, если честно.
  Главный тренер тревожно вздохнула. Она чувствовала себя не лучше. Но все-таки не хотела подавать дурной пример остальным. Лидер должен быть сильным до последнего...
  - Нужно все-таки суметь дозвониться хоть до кого-нибудь, - сквозь полуприкрытые веки проговорила "королева бумажек".
  - У тебя до сих пор все глухо? - вновь поднесла свой сотовый к уху Катя.
  - Тишина смертная. Вроде бы не далеко от города убежали. И вышки вон еще видны...
  - Давайте отложим это до завтра. Сегодня никто к вышкам не поедет за связью, - лениво перевалилась на бок Оля.
  - Я поеду, - вызвался Коля, - нельзя же не оповестить родителей спортсменов. А то они точно в милицию позвонят.
  - Это верно. Ты настоящий друг... и мужчина, - Кира тихо улыбнулась, коснувшись его напоследок.
  Казак резко встал, будто и не чувствовал усталости, взял в руки свой и чужие телефоны и пошел в нужном направлении. Идти ему предстояло долго. И душа тренеров была тревожна, но никуда не денешься. Они были уже точно не в состояние следовать за ним.
  Да и спортсмены тоже заснули практически на ходу, кто, где завалился. Вместо подушек они подкладывали скомканные вещи. А для тепла прижимались друг к другу. Благо на дворе еще стояли последние летние дни. Хотя ночи и холодали, но все равно одну такую пережить было реально.
  
  Утром все встали на ноги вместе с солнцем. Не было уже сил спать в непривычном месте в неудобных положениях. Даже те, кто отрубились с вечера как убитые, проснулись уже в пять утра.
  Спортсмены пошли, проверили своих коней. Еды, к сожалению, для них не было, поэтому бедным лошадям пришлось довольствоваться только травой. Вокруг деревьев, к которым были привязаны животные, за ночь образовались абсолютно голые пятна земли. Кони сработали как газонокосилки и теперь жалостливо смотрели на подростков, как бы укоряя их за то, что веревки оказались слишком короткими. Дети с грустью вздохнули. Дай бог уже вернуться обратно и дать любимицам самого лучшего зерна. Ведь они заслужили. Они из такого ужаса своих всадников вытащили невредимыми...
  - Поим коней и собираемся в путь, - скомандовала Катя.
  - О боже... как ты можешь быть такой бодрой в это время суток, - зевнула Оля, - я с трудом глаза разлепила.
  - Девчат, - подскочила к ним ошарашенная Кира, - я вчера уснула что ли, разговаривая с вами? Коля возвращался? Какие новости?
  - Не паникуй. Мы все уснули до его прихода. Но я с утра видела нашего джигита вон под тем деревом. Он почему-то решил спать отдельно от остальных, - указала куда-то в сторону панкуша.
  Главный тренер тут же кинулась туда, куда ей указали. Казак лежал в ногах верной кобылы и спал как ребенок, нахлобучив на лицо собственный жилет. Девушка с умилением смотрела на него некоторое время со стороны, но потом все же пару раз закашляла.
  Коля вздрогнул, открыл лицо и его глаза тут же возмущенно сверкнули. Мужчина резко вскочил, отряхнулся и как-то пристыженно и растерянно заметался глазами по окрестностям.
  - Да не переживай ты так, - поняла его волнения Кира, - мы сами только-только встали.
  - Что же это я так проспал? - чуть ли не хватался он за голову, - совсем умаялся. Как прилег к Гвардии - так и провалился в сон. Как в старые добрые времена.
  "Добрыми временами" казак называл именно те дни, когда вынужден был бежать из деревни в детстве и едва не умер с голоду. Кира, зная эту историю, недоуменно захлопала глазами, но промолчала.
  - Плохие новости, - наконец перешел к важной части разговора Коля и хлопнул руками по ногам, - нигде телефон не ловит. Ни один. А возвращаться на конюшню я не советую...
  - Как это?! - опешила Кира.
  - Я ходил пешком до того места, куда мы обычно заезжали верхом на пробегах, - проговорил казак, - даже там рыскают эти крылатые. Меня, к счастью, никто не увидел. Но, похоже, они не собираются улетать восвояси. Ищут нас.
  - Что же нам делать? - от навалившейся тяжести девушка даже присела, обхватив голову руками.
  Да какие расстояния пришлось пройти Коле, чтобы выяснить это... до самой дальней контрольной точки километров десять идти, не меньше. Он все это проделал пешком?! "Будь я самым богатым человеком на свете - одарила бы Колю бриллиантами за его изумительный характер, - поразилась Кира, - золото, а не человек! Как же он меня всегда выручает...".
  - Ты вернулся только под утро? - догадалась она.
  - Какое это имеет значение? - нахмурился он.
  Не любил, когда его жалели. "Королева бумажек" нехотя прекратила допрос. Сейчас не до этого. Она встала и немедленно передала полученную информацию другим тренерам. Те недоуменно раскрыли рты и растерянно переглянулись. Ситуация складывалась не очень удачно... мягко говоря.
  - Но нам нужно вернуться хотя бы в город, - отчаянно выпалила Катя, - детей будут искать. И коней на подножном корме долго не продержишь.
  - Продержишь, - со знанием дела возразил Коля, - просто они потеряют форму. Но самые выносливые выдержат.
  - Ты про какие временные рамки говоришь, вообще? - ужаснулась Кира, - как будто мы целый год по полям будем скитаться.
  - Может быть и так, - "закусил удила" Коля, - вы что-то слишком наивно смотрите на ситуацию. Нужно всегда готовиться к худшему. И пока вы рассуждаете, как нам быть и что делать - позвольте мне взять самых изворотливых мальчишек, и мы поедем за вещами в клуб. Нужно добыть еду, палатки, провиант для лошадей...
  - О, боже мой, - приложила руку к груди Кира.
  Она бледнела на глазах. Подруги посмотрели на нее с сожалением. Бедняга совсем потеряла свою командирскую надменность и теперь была такой, как и раньше, когда училась в училище. В нестандартных ситуациях она терялась, и все выходило из-под контроля. Девушку это сильно сбивало с толку, и она начинала совершать ошибки одну за одной... но пока что до этого дело не дошло. Сейчас Кира была лишь на первой стадии растерянности. Пора брать бразды правления кому-то другому.
  - Езжай, Коль, - разрешила Катя, - кого ты хочешь взять?
  - Однозначно цыгана нашего Димку, - загнул казак палец, - этого черта сам дьявол не словит. А также Тима, пожалуй. Он и сам по себе счастливчик, а тут еще и эти его магические способности удачно подвернулись. Ну и возьму, пожалуй, Онуфрия. У него конь самый тяжеловозный. Постоит на стреме и побольше вещей на него сгрузим. В конюшню соваться не станет.
  - Хорошо, - кивнула панкуша, и Коля тут же приступил к исполнению.
  - А мне что делать? - с готовностью поинтересовалась Оля.
  - Возьми кого-нибудь из ребят и иди пасти лошадей пока что, - приказала ей Катя, - заодно на дозоре постоите.
  Девушка кивнула и тоже ушла в лагерь. Кира стояла ни живая, ни мертвая. В ее глазах уже что-то щелкало и анализировалось.
  - Эй, мадамы, - к ним шел издалека Визгард со своей кобылой, - что за суета, а нам ничего, как всегда, не сообщается?
  - Суета? Никакой суеты. Просто мы, возможно, застряли здесь надолго, - съязвила в ответ Кира.
  Катя с удивлением обернулась на нее. Иногда подруга все же умела собираться и надевать на себя старую маску командира. Все-таки она чему-то научилась с годами.
  - И чего в этом страшного? - пожал плечами юноша.
  В этот момент мимо них проскакало несколько коней и Коля с парнями исчезли за густыми зарослями. В другую сторону уже удалялась Оля с табуном и девчонками. Визгард смотрел на все это с легким недоумением.
  - У нас не ловит ни один телефон. А по территории конюшни до сих пор бродят те самые ангелы, - спокойнее пояснила Катя, - возвращаться назад пока что опасно. Поэтому мы решили добыть провизии и подготовить коней к дальнейшим переходам. Я удовлетворила твое любопытство?
  - А я знаю, почему у вас телефоны не работают, - пожал плечами парень и все глаза тут же требовательно устремились на него, - просто мы попали в другое измерение. В то самое, откуда я родом.
  И он слегка злорадно улыбнулся, наслаждаясь тем, что знал больше других. Тренера недоверчиво переглянулись. Юноша понял, что ему не поверили и тут же разозлился.
  - Глупые вы женщины! Что здесь непонятного? В другом измерении не работают стандартные средства связи!
  - А оно вообще существует? - усомнилась Кира.
  Визгард издал губами какой-то несдержанный свистящий звук и закатился в истеричном смехе. Его убивали это две дурехи. Они же мысленно уже резали его на кусочки.
  - Вы владеете магическими способностями, общаетесь с богами старого пантеона, отбивались от ангелов и до сих пор не верите в другое измерение? Долго же до вас доходит... - он устало похлопал Храбрую по шее, - никто нас не понимает. Да, моя дорогая?
  Кобыла эмоционально замотала головой и всхрапнула. Парень тут же сказал, что она подтвердила его слова. Кира с Катей призадумались. Это все походило на правду.
  - Боги... точно! - вдруг выпалила главный тренер, - нужно их вызвать и допросить.
  - Вызывай, - пожала плечами Катя, - а я пока что расскажу обо всем нашим спортсменам. Они имеют право знать правду. Тем более нам сейчас нужно быть ко всему готовыми.
  Когда она ушла, Визгард вновь пытливо посмотрел на Киру. Девушка устало вздохнула и спросила, что ему еще нужно, пока он не умер от ожидания. Такое у парня часто было: глазами умолял, чтоб у него о чем-то поинтересовались. То ли это была старая привычка, то ли наоборот приобретенная.
  - Если вернуться в город не выйдет - то я могу проводить вас до своей страны. Она относительно недалеко. Всего три дня ходу под верхом.
  - Это та, откуда ты сбежал? - недоуменно подняла бровь девушка.
  - Сбежал? О нет. Я просто ускакал за лучшей жизнью. Не беспокойтесь, вас там не обидят. Временно погостим там и поедем обратно. Нельзя же вот так коней содержать... вдруг вам долго не удастся в город вернуться?
  - Ладно, уговорил, - подняла руки вверх Кира, - я скажу об этом остальным, когда они вернутся. Сейчас же мне нужно найти именно духов.
  - Эм...
  - Ну что еще?
  - Вам точно все понятно с иным измерением?
  - А что еще мне нужно знать? - он ее уже достал своей обрывистой манерой разговаривать.
  - Оно похоже на привычное вам измерение, но только несет в себе другую магическую энергию, несовместимую с вашими законами физики. По этой причине не ловят телефоны. По этой же причине духи могут не прийти...
  - Тебе-то откуда знать? - возмутилась девушка.
  - Я просто предположил, - обиделся Визгард и тут же надменно задрал нос, - но если вашему высочеству угодно, чтобы я замолчал - я так и сделаю. Страдайте от неведения.
  "Чего ж ты такой напыщенный-то?" - недовольно посмотрела ему вслед Кира и закатила глаза. Нужно было срочно решить вопрос с духами, пока ее еще кто-нибудь не отвлек. И как они умудрились выскочить из своего измерения в параллельное? Вроде бы никаких странностей и магических врат не заметили, пока убегали. Может быть, Коля справится с этой загадкой, когда вернется?
  Но после целого часа стараний руки Киры опустились. Она едва сдерживалась от накатившей истерики. Но как ни странно в себя ее привел Петя своим традиционным "правдорубством".
  - Почему ты не пошел табун пасти? - попыталась избавиться от него главный тренер.
  - Оля меня не звала, - последовал резонный ответ, - и вообще из всех нас ты тут самая большая халтурщица. Палец о палец не ударила за весь день.
  - Я пытаюсь разрулить ситуацию, вообще-то. Но ты, видимо, далек от понимания организаторской работы. Не всем же быть образованными.
  - Ваш сарказм до меня не дошел, - закатил он глаза, - ерундой занимаешься и оправдываешься сама перед собой.
  - Ой, иди уже. Умный нашелся. Сам-то чего сделал за это время? - она уже была на грани срыва.
  - Занимался организаторской деятельностью, пока вы дрались там с этими недобитыми курицами, - съязвил он.
  Киру это все уже достало. Этот гад, как всегда бил ее по больному. Девушка развернулась, чтобы уйти от него, но тут ей на глаза попался Игорь. Вид у парня был не лучший. Он шатался и постоянно держался за других.
  - Визгард, не донимай меня сейчас, - говорил он сам с собой, - заткнитесь вы уже. Я даже дороги перед собой не вижу. Черт... моя голова...
  Юноша запустил пальцы в волосы и зажмурился до светлячков в глазах. Казалось, что его черепная коробка не выдержит и вот-вот взорвется.
  - Ты слышишь их всех? - удивилась Кира.
  - Да, они все одновременно у меня в мозгу, - выдохнул Игорь, будто бы пробежал стометровку, - я уже с утра как после алкоголя. Это хуже похмелья.
  - И что они тебе говорят? - ухватилась за него главный тренер.
  - Все и разом что-то болтают... - парень снова сдавил голову сильнее, - но, черт подери, ничего не могу расслышать. Как бы их всех заткнуть? О! Я читаю чьи-то мысли прямо в этот момент... кажется это Ира.
  Взгляд парня на миг прояснился. Кира была сбита с толку. Петя грубо ткнул ее в спину и указал пальцем в нужном направлении. Она и рада была бы его убить за это, но проглотила обиду и немедленно кинулась к очнувшейся девочке.
  - Боже мой... - пролепетала девочка, обнаружив себя в незнакомом месте, - где я?
  - Мы все вынуждены были бежать сюда с конюшни, - Кира присела рядом и приветливо улыбнулась, - как ты себя чувствуешь?
  - Великолепно, - сказала Ира и удивленно взглянула на свои руки, - ну и ощущения я пережила. Даже как-то неловко...
  - Ты была в сознании, когда вселила в себя богиню? - пораженно спросила главный тренер.
  - Ну да... почти. Иногда мне удавалось отключаться, когда становилось совсем страшно, - девочка застенчиво поежилась, - но это непередаваемые ощущения. Просто удивительные. Совсем не такие, как я себе представляла. А где Нина?
  - Она пасет табун с Олей, - успокоила ее "королева бумажек", - все живы и здоровы. Благодаря тебе.
  - Не благодаря мне, - покраснела Ира и потупила взгляд, - все благодаря моей богине. Она умная, сильная и бесстрашная. Мне никогда такой не стать. Но вы, кстати, можете отблагодарить ее лично.
  - Как?! - выпалила Кира, готовая жадно внимать каждому слову.
  Петя тоже был заинтересован. Несмотря на всю свою напускную вредность, он тоже хотел выбраться отсюда. Ведь только с помощью духов им, возможно, удастся вернуться домой. Игорь же был практически безучастен. Он только сидел рядом и пялился в одну точку. Видно, ждал чего-то.
  - Я... я, правда не уверена, - тут же испугалась такого повышенного внимания девочка.
  - Ну, хотя бы попытайся, пожалуйста, - Кира постаралась быть чуть мягче.
  - Говори уже! - грубо сказал Петя.
  Главный тренер чуть не задушила его на месте. Парень даже готов был поклясться, что почувствовал на своем горле чью-то пятерню, хотя он стоял далеко от людей. Но вида не подал. И даже в лице не изменился. Нечего показывать, что тебя застали врасплох.
  Ирина кротко кивнула, прикрыла глаза. Что-то зашептала одними губами. И вдруг... сидевший рядом Игорь откликнулся ей. Кира с Петей недоуменно перевели глаза на него и увидели, что юноша тоже сидел с закрытыми глазами. Подростки о чем-то перешептывались между собой на расстоянии и ни одного из них это не удивляло.
  Наконец-то они оба открыли глаза. Игорь облегченно выдохнул и даже улыбнулся. А Ира, наоборот, будто чем-то загрузилась.
  - Вы хотите ее видеть или через меня можно говорить? - робко спросила она.
  - Лучше лично с нею пообщаться. Не хочу, чтобы ты еще на сутки отключилась, - ответила Кира.
  - Не отключится она, - заговорила чужим голосом Ирина и тут же ойкнула, будто что-то напутала, - пардон!
  И девочку "отпустило". Рядом из воздуха появился призрак крылатой богини, а девочка смогла наконец-то прислониться спиной к какому-то мешку. Ее все еще клонило в сон.
  - Почему никто из вас не пришел на мой призыв? - с укоризной обратилась к богине главный тренер.
  - Мы просто не можем, - развела руками призрак, - это другое измерение. Здесь мы можем только сидеть в теле проводника. И можем прийти к своему человеку. Но вот так ходить по улицам как на конюшне - это уже не реально. Я появилась перед вами лишь потому, что сама Ирина приложила к этому силы. В следующий раз лучше общайтесь с нами через хозяина. Ох и убьет же меня Визгард за такие слова.
  - Да, она недовольна, - хлопнул себя по голове Игорь.
  - Утихомирь ее, - отмахнулась богиня.
  Парень невозмутимо покачал головой. Казалось, что он превратился в марионетку. Но Кира не могла тратить свои эмоции на все странности, которые происходили вокруг нее. Она только с сочувствием взглянула на уставшую Ирину и укорила себя, что вновь заставила ее трудиться больше остальных.
  - А как мне призвать свою богиню? - первым делом поинтересовалась главный тренер.
  - Ну, ты должна позвать ее по имени... находясь рядом с проводником. Если она тебя услышит и даст согласие, то он сможет тебе ее предоставить, - сбивчиво объяснила дух.
  - Что ты называешь проводником? - заскрипел мозг девушки.
  - Да Игоря она имеет в виду, - разозлился из-за ее тормозов Петя, - рядом с ним звать нужно.
  - Отвянь уже, - огрызнулась Кира.
  - Может лучше мне переговоры вести? - предложил он.
  - Может лучше реально уйдешь куда-нибудь и не будешь мешаться? Чего ты ко мне прицепился сегодня? Заняться не чем?
  - Если честно - то нечем, - ухмыльнулся он.
  - Вот и иди, поспи, - Кира протерла лицо руками, что-то простонав, - извини нас, Ирина...
  - Да ничего страшного. У нас с Петром тоже такое часто происходило, - богиня сказала это с какой-то горечью, - жаль я его не добила тогда.
  "Надо же. Если мы повторяем их судьбы - то, надеюсь, Ира не кинется однажды на Петю с ножом?" - Кира незаметно скосила глаза на парня. Но он и так виском чувствовал ее взгляд. Только вновь глаза закатил.
  - Давайте я вам сразу объясню... - поспешила богиня, - если мы вселяемся в тело хозяина - тогда он вырубается примерно на час или полчаса. Если мы вселяемся только в его голову - тогда никаких последствий не будет. А то, что бедная Ирина проспала целые сутки - это лишь с непривычки. Вам всем нужно по разу пройти через это в ближайшее время, пока не возникла опасная ситуация. Организмам следует перестроиться на новый уровень работы.
  - Черта с два! - выпалил вдруг Петя, - не буду я с демоном никаких дел иметь. Пускай сидит себе в своем запределье. Не дождется.
  - А что если нам понадобится его помощь? - надавила на него Кира.
  Хотя в данном случае она играла двойную игру. Петра не хотел видеть никто. Но ради того чтобы уколоть парня, девушка пошла бы и на это. Юноша испепелил ее таким непререкаемым взглядом, что она даже удивилась.
  - Нет, - коротко повторил он.
  И этим все было сказано. Петю не сломить. Кира поджала губы. Как же с ним тяжело сработаться.
  - А есть какой-нибудь предел? - снова обратилась она к богине, - сколько вы можете пользоваться телом хозяина?
  - Это зависит от многих факторов, - задумалась дух, - для нас это тоже первый опыт. Поэтому по своим ощущениям могу сказать, что я способна находиться в теле Ирины до тех пор, пока она не устанет. Мне нужна постоянно связь с ее мыслями для того чтобы знать, что делать. Другие же боги могут наплевать на это и сидеть в чужом теле, пока не надоест.
  - Чем дольше она сидит в теле - тем тяжелее определить себя, - вновь включилась в разговор близняшка, - в смысле я через некоторое время уже не могла отличить ее мысли от своих. Это пугает. Думаю, что с остальными произойдет то же самое.
  - Но это не симбиоз, - вторила ей богиня, - дух и человек никогда не станут едиными. Просто начинается такая легкая шизофрения у человека... примерно как у Игоря сейчас.
  Все снова оглянулись на парня. Он ответил им рыбьим взглядом и вполне себе эмоционально показал язык.
  - Я нормальный, - подтвердил свою гримасу словами юноша, - просто голова болит.
  - Мое время истекло, - посмотрела на солнце богиня, - пора возвращаться.
  - Что?! Твое время ограничено? - растерянно спросила Кира, - я думала...
  - В этом измерение я не могу долго существовать самостоятельно. Придется вернуться в голову бедного Игоря. Если будут еще вопросы - позовите позже Киру, - и она испарилась.
  Парень не изменился в лице, но только вновь тяжело вздохнул. Он выглядел каким-то подавленным. Затем прислонился к камню напротив Ирины и тоже прикрыл глаза. Так и хотелось напоить его лекарствами от головы.
  
  Через пару часов Катя издалека срочно позвала к себе Киру и бросилась бегом навстречу всадникам, возвращающимся с конюшни. Главный тренер во весь опор метнулась туда же, а за нею последовали и остальные спортсмены, сжираемые любопытством.
  Когда Коля с парнями вернулся весь измотанный с тяжелым взглядом, а кони храпели и были покрыты густой пеной, Кира с Катей с горечью переглянулись. Они и так уже все поняли.
  - Воды... - только лишь прохрипел казак.
  Несколько бутылок и ведер тут же появились перед всадниками. Лошади жадно присосались к живительной влаге и так шумно стали ее глотать, что заглушили собою всех вокруг. Всадники расседлывали их практически на ходу, сбрасывая амуницию на землю. В кои-то веки Кира не ругала их за такое кощунство. Времена, видимо, настали не те...
  - Это просто ***, - матерился цыган и стащил с Хвата несколько тяжелых тюков, - там их столько было, что мы едва не попались пару раз.
  - Это просто кошмар, - в сердцах выдохнул Тим, - не советую туда никому соваться. Ни ногой.
  На спортсменов и тренеров, словно, гора обрушилась. Они ощутили такую гнетущую тяжесть на сердцах, что некоторые даже в горе присели. Всадники же продолжали тяжело дышать, и каждое слово вырывалось из них лишь через огромные усилия.
  - Мальчишки все огромные молодцы, - после бутылки воды выговорил Коля, - если бы не они - ничего не вышло бы. Я несколько раз едва не налажал. Но они вытащили и меня и всю нашу команду из самого ада.
  - Да ладно тебе, - прервал его Онуфрий, - мы все вместе помогли друг другу. Было нелегко.
  - На вас там напали? - сел голос Киры.
  - Нет. Но на нас охотились. Каким-то образом они будто бы чувствуют присутствие чужаков и ударяются в поиски, - прокомментировал Тим, - меня не нашли только благодаря магии. Дима в последний момент успевал улизнуть у них из-под носа, бегая сквозь стены. И то один раз он наткнулся на одного ангела в сеннике...
  - Ну, кто ж знал, что он и там будет торчать? - хлопнул руками эмоциональный цыган.
  - Они расставили караул везде, где больше всего ожидали нас увидеть, - сказал Коля, - и едва не прогадали. Если бы только Тиму не посчастливилось обнаружить засаду. Но слава богам все обошлось и мы достали необходимые вещи и продукты для того чтобы протянуть еще хотя б недельку. Для коней ничего не сумели вывезти. Такого количества зерна своровать не удалось бы ни при каких обстоятельствах. Пускай траву едят пока что.
  - А амуницию? - растерянно пролепетала подоспевшая Ирина.
  - Какую амуницию? - выпалил Димка, - мы сами еле ноги унесли. Не до того было.
  - За вами не было погони? - уточнила Катя.
  - К счастью, нет, - с задержкой ответил Коля, - но я ни в чем не могу быть теперь уверенным. Нам все равно придется уехать куда-нибудь к завтрашнему дню.
  - Обойдемся без седел, - с укоризной посмотрел на Иру Тимка, - чего ты так разволновалась?
  - Да я... просто... - растерялась та и совсем отказалась что-либо говорить.
  - Просто Буря - одна из самых трясучих лошадей на конюшне, - заступилась за нее Катя, - у меня и самой на ней зубы выбивает. Галоп еще терпим, но хребет у этой молодой кобылки ого-го. Сам как-нибудь попробуй.
  - Ну, вы же нас понимаете, - развел руками Онуфрий.
  - Вас никто ни в чем не обвиняет, - тут же разрядила обстановку Кира, - и еще у меня сегодня объявление от духов. Нужно будет проделать кое-какой ритуал половине коллектива... а завтра отъедем подальше и проведем ритуал с оставшимися ребятами. Подробности я вам расскажу позже.
  Да, она уже рассталась с мечтами о возвращение. Нужно срочно выдвигаться в сторону страны Визгарда. А уж там, в удобных теплых помещениях с едой, водой и конюшнями обсудить свои дальнейшие действия. Не сегодня-завтра здесь ударят осенние дожди и что тогда? Первые дни школы, видимо, придется прогулять. "Ох, горе нам горе, - сокрушалась главный тренер, - надеюсь, этой ночью точно ничего не произойдет".
  
  ЧТО-ТО СТАЛО ХОЛОДАТЬ
  
  Коля всю ночь опять не мог уснуть. Ему хватило для отдыха пары часов дневной дремы, и теперь он ходил из стороны в сторону и мучился какими-то своими мыслями.
  "Если бы только Кира знала..., - он водил острием метательного ножа по рукам, - если бы только мне хватило духу сказать ей сразу. Какой же я чертов идиот. Объявлю обо всем утром же. Пускай меня судят. Это будет справедливо". Лезвие кинжала было покрыто засохшей ангельской кровью. Она отличалась от человеческой лишь более нежным цветом и тем, что испарялась через сутки. Эти подробности казак выяснил, когда на утро его оружие оказалось чистым и его однозначно никто не мыл.
  Там во время воровства Коля в последний момент заметил, как один ангел в сеннике засек Диму. Цыган даже сам этого не успел заметить, как над его головой занесли смертельно опасное копье. Казак лишь в последний момент успел метнуть во врага свой нож и бесшумно повалил его.
  Но Димка вдруг стал белее полотна, несмотря на смуглость своего лица. Сказать, что он смотрел на тренера отчаянно и виновато - ничего не сказать. Как собака, осознавшая свой промах и мечтающая о палке, лишь бы хозяин не ругался.
  Коле не хотелось ничего говорить. Ругань заняла бы слишком много драгоценного времени и привлекла бы к себе внимание. Он только разъяренно взглянул на воспитанника и почувствовал, как тот пал духом. Все решилось без слов. И они единогласно никому ничего не сказали про тот случай. Но казаку подсказывала интуиция, что эта смерть не осталась незамеченной. Уже сейчас их начали искать проклятые ангелы. И точно они найдут лагерь беглецов менее чем за пару дней. В этом не стоит и сомневаться.
  Утром очнулись даже те, кто вселял в себя на пару минут духов. Они все делились совершенно разными впечатлениями и по очереди ходили к Ирине, чтобы узнать, как вселение проходило у нее. Девочка так сильно растерялась, что Нине пришлось отгонять от нее любопытных. Ребята обижались на это, но вскоре быстро отвлекались на более важные дела - кормление коней и подготовку к переезду.
  - Я чувствую себя такой побитой, - терла затылок Оксана, подкравшись к Осипу, - и черт бы побрал этот переезд. Мне с моей слепой кобылой совсем страшно что-то по бездорожью бегать. Это тебе не выездка, где идеально ровный манеж.
  - А как ты убегала до этого? - Осип тоже был не в лучшей форме после вселения духа.
  - Доверилась старой привычке Марты, - пожала девушка плечами, - она хорошо бегает рядом с Говоруном. Пришлось прицепиться к Йорку, чтобы остаться в живых. Но под адреналином я как-то особо не задумывалась над тем, что буду делать в случае падения. А теперь вот я в полной растерянности. Чувствую себя самым слабым звеном.
  Парень сочувственно кивнул. Он понимал, что она здраво оценивает свои силы. Со слепой лошадью далеко не убежишь. На войне таких коней вообще стреляли...
  Юношу передернуло от подобных мыслей. И, конечно же, он не стал их озвучивать, понимая, какая туча нависла над бедной подругой. Ей очень нелегко было сейчас, да еще и эти намеки рыскающего Коли... казак считал себя самым умным и не щадил детские сердца. Сказал сразу, что Марту придется отпустить на четыре стороны, а Оксану подсадить к другому всаднику. Но за бедную девочку заступилась Оля и устроила с Колей такую грызню, что едва не дошло до поножовщины. Так этот вопрос и замяли на время. А теперь он снова повис в воздухе...
  "Сейчас я не дам Оксану в обиду, - решительно затягивал петли на мешках Осип, - мы не на конюшне, чтобы беспрекословно слушаться тренеров. В экстремальных условиях каждый должен думать своей головой. Если бы наши тренера еще умное что-то говорили - я бы может быть еще и прислушался. А так они просто бегают как дети с растерянными глазами. Ни в ком разумности не видно".
  В этот момент ему остро не хватало Петра с его холодной жестокой решительностью. Он был ему до неприязни противен, но с другой стороны - прекрасно умел выживать в любой ситуации и учил этому своих учеников. Но скряга Петя наотрез отказался выпускать наружу духа. И Осип готов был уже зажать товарища в темном углу, если бы только в этом возникла острая потребность. Но пока что все было тихо. И не было особой надобности пускать чью-то кровь.
  Юноша остановил свои мысли на этом месте. "Смогу ли я кого-то ранить? - взглянул Осип на свои руки, - убиваю-то я быстро и безболезненно. Но ранить кого-то - это другое. Покалечить в драке проще всего. Там тебя захлестывают эмоции, и думаешь только о том, чтобы тебя не замесили. Значит, нужно будет вызвать Петю на дуэль, если мне что-то потребуется от него или демона". Он продумывал все это с холодной расчетливостью и остался только один вопрос: насколько осталась верна демону Оксана?
  Осипу было необходимо это знать. Не попятится ли она? Не подставит ли его в решительный момент? А то девушка как будто с облегчением вздохнула, узнав, что Петра без разрешения Пети здесь не будет. Это не к добру. Отступников демон не любит. И Осипу было бы неприятно потерять своего друга вот так...
  Да, с недавних пор он называл Оксану другом. После того поцелуя в деревне она ни разу не изъявила желания продолжать или развивать эти отношения. И Осип с легкостью согласился. Зато теперь у него был еще один друг, который делил с ним общий секрет и на удивление долго держал язык за зубами. Удобно, однако.
  - Скоро выдвигаемся? - подошел к задумчивым друзьям Олег.
  Оксана молча кивнула. Осип неоднозначно махнул рукой. Товарищ сел рядом на траву и как-то странно посмотрел на Оксану.
  - А с тобой, что не так? - поинтересовался он.
  - Боится, что ее Марту прогонят на волю, - ответил за девушку Осип.
  - О да, я слышал эти разговоры, - вспомнил парень, - но ты не бойся, Оксан. Не отстранят твою кобылу.
  - А ты откуда знаешь? - с надеждой спросила готесса.
  - Потому что мы не позволим этому случиться, - уверенно улыбнулся он.
  В груди девушки разлилось приятное тепло. Она перевела взгляд с одного парня на другого и так была польщена, что чуть не обняла их обоих.
  Готесса знала, что Оля заступилась тогда не за нее, а за Марту. Кира же хранила молчание и не вмешивалась в скандал. Ее власть уходит как песок между пальцев. В главного тренера больше никто не верил, и смутные настроения очень быстро распространялись среди ребят.
  Одна Катя еще хоть как-то умудрялась держать спортсменов в кулаке, но и на нее готовы были наплевать, если та встанет на сторону бесхребетной Киры. Совершенно неожиданно подростки превратились в хищных или табунных зверей, готовых подчиняться инстинктам, но не городскому воспитанию. А ведь с момента побега прошло едва ли больше суток.
  Один Онуфрий хранил тренерам непоколебимую верность, за что против него тоже стали сплочаться недовольные. Спортсмены с подозрением смотрели на такую собачью преданность и не воспринимали юношу всерьез. Даже девочки перестали с ним общаться и вообще обходили стороной, как только тот предлагал помощь.
  - Запахло жареным, - сказала в обед панкуша.
  - Да, я тоже чувствую напряжение в коллективе, - кивнула главный тренер, - все вот-вот выйдет из-под контроля и покатится по наклонной.
  - Ну и придурки, - фыркнула Оля, - сами будут виноваты, что не послушались нас. А потом приползут на коленках, как только попадут в опасность.
  - Не говори так про детей, - с укоризной покачала головой Катя и повернулась к Кире, - я же говорила, что они еще дети. Поддались инстинктам. Ищут теперь сильного лидера, способного вести их.
  - То есть я теперь не лидер?! - искренне удивилась Кира.
  Эта фраза словно пощечиной ударила ее и заставила отрезветь. Девушка вновь окинула спортсменов пораженным взглядом, и клокочущая злость начала расти в ее душе.
  - Чтобы быть лидером - нужно постоянно это подтверждать и доказывать, - нравоучительно заговорила Катя и ее глаза заблестели каким-то давно потухшим огнем из детства, - видишь как хрупко семейное воспитание? Всего лишь разрушили их веру в Бога, затем поместили в невыносимые условия, стравили друг с другом благодаря демону и обстоятельствам - и оп-ля! Ты оказываешься в центре голодных крыс, готовых растерзать того, кого боготворили еще вчера. Не советую делать ставки на их старые обещания, Кира. Теперь словами ты до них не достучишься.
  - И как же мне доказать, что я все еще намерена остаться их главным тренером? - серьезно спросила девушка, - пролить чью-то кровь? Проявить жестокость? Сцепиться в схватке с сильнейшим из них?
  - Не нужно сарказма, - протянула панкуша и закурила, - все решится в тот момент, когда ты потребуешь послушания хотя бы от одного из них. Перегнешь, так сказать, палку. И все будет зависеть от того, выстоишь ты перед натиском коллектива или все же пойдешь у них на поводу.
  - А что если они настолько рассвирепеют, что пойдут в нападение? - невольно Кира тоже начала думать о детях как о зверях.
  - Ну, тогда решай по ситуации... - хитро ухмыльнулась Катя, - главное выстоять. А уж как это сделать - здесь точного рецепта не существует. Но если будет нужно - я помогу.
  - Боже мой. Если все нормализуется, и мы вернемся невредимыми в город - то больше никогда не сможем посмотреть друг на друга прежними глазами. И вряд ли сможем когда-нибудь сработаться, - горестно проговорила "королева бумажек".
  - Это тебе так только кажется, - вдруг включилась в разговор Оля, - на самом деле в социуме все быстро наденут на себя старые маски. Сейчас просто страх заставил всех снять свои наряды. Вот мы и узнаем, кто чего стоит.
  - Такое ощущение, что ты прям хочешь это проверить, - испуганно расширились глаза Киры.
  - А почему бы и нет? - перемигнулась та с Катей, - если хочешь - я даже возьму на себя первый удар. Все равно медлить нельзя. Пружина-то терпения сжимается. Лучше уж раньше, чем позже.
  - Кира, я должен тебе кое в чем признаться, - вдруг вмешался в дискуссию Коля, - вам всем важно об этом знать.
  И он поведал о случившемся в сеннике, окончательно спутав карты. Тренера были так поражены и шокированны, что даже не обрушили на казака своих обвинений за то, что он не рассказал им правды раньше.
  - Вот тебе и выход из сложившейся ситуации, - с мрачным торжеством объявила Катя.
  - Какой? - переспросила Кира.
  - Как известно, все объединяются против общего врага, - пояснила подруга, - разбор полетов переносится на другой день. Сегодня тебе повезло.
  "Королева бумажек" объявила, что хочет сделать собрание через полчаса. Приказала, чтобы к этому времени все разделались со своими делами и были готовы к серьезному разговору. Спортсменов наполнила надежда вперемешку с трепетом и сарказмом. Каждый реагировал по-своему.
  Лена пробралась сквозь толпу к Оксане и поманила подругу к себе. Готесса немедля подошла к ней с вопросительным взглядом.
  - Как ты думаешь, что она хочет сказать? - взволнованно пролепетала эмо-кидка, - не дай бог придется выдвигаться куда-то вдаль от города.
  "Боже, она на себя не похожа, - окинула Оксана ее удивленным взглядом, - вся трясется как поросенок перед забоем. Как будто подменили". Почему-то в этот момент готессе показался отвратительным страх подруги. Что страшного в том чтобы уехать куда-то на время? Нет же... та боялась, что не поставила в известность своих родителей. Как известно, Лена всегда сильно пеклась о них. Оксану это и раньше удивляло, но теперь стало жутко раздражать.
  - Покатаемся, да вернемся, - изобразила равнодушие готесса, - зато школу прогуляем.
  - Глупая ты стала, Ксанка, - укорила ее подруга, - а что если мы вообще никогда не вернемся?
  - Хватит паниковать, - как отрезала девушка.
  - Я не паникую, - обиделась Лена, - ты блин вообще перестала думать о близких. Представь, как сейчас о нас все беспокоятся, думают, что мы погибли, звонят в полицию. А что если кто-нибудь уже лично приехал на конюшню за нами, а там эти...
  Глаза бедняги едва не наполнились слезами, как только она представила, что ангелы могли сделать с чужаками. Оксане на все это было глубоко пофигу. Она долго и терпеливо слушала эти истеричные слова, после чего промолчала. Знала, что молчание больше обидит подругу, чем слова. И сделал это нарочно.
  Лена почувствовала в готессе какие-то сильные перемены и не смогла на это даже разозлиться. Только неожиданно замолкла, будто под воду окунулась и пораженно уставилась на подругу, как на призрака. Нет, она не знала этого человека. Она дружила с совершенно другой девочкой. Как так случилось, что всего за пару недель они стали друг другу такими... чужими?
  Девушка отошла на пару шагов назад и съежилась. Она резко ощутила себя самой одинокой на земле. Не к кому пойти, некому довериться. Что с ними теперь будет? Нужно вернуться домой, но как? Как оповестить родителей? Если бы она имела хоть пять минут на то чтобы повидаться с ними - то уехала бы куда угодно хоть на десять лет! Но нельзя же вот так стариков бросать... ну почему все вокруг думают только о себе? Почему?
  "И почему она вечно думает только о себе? - злилась тем временем Оксана, - эгоистка извечная. Родители переживут. Сколько передряг мы вместе пережили и ничего! Теперь же ее вдруг этот вопрос стал волновать. Струсила и всему миру об этом заявила. Нельзя же так. Погибнет". И тут готессе неожиданно стало ее дико жаль. Она мягко ударила себя кулаком в висок и вернулась.
  - Лен, держись меня теперь. Я тебя в обиду не дам, - уверенно заявила она.
  Глаза девушки и так были наполнены слезами, а теперь они и вовсе стали водяными. Она поманила подругу к себе и крепко ее обняла. Ничего говорить не хотелось. Просто рядом всегда должно быть чье-то крепкое плечо. И Оксана готова была его предоставить, хоть и не уважала теперь этого слабого человека.
  Полчаса пролетели безумно быстро. Кира вышла на центр лагеря и ждала, когда перед нею соберутся все до единого спортсмены. Ребята не опоздали, конечно же. Где они еще могли находиться вне города? Но у некоторых на лице читалось какое-то пренебрежение... будто они заранее уже собирались отрицать все, что скажет главный тренер.
  "Ты все это сама надумала, - отругала себя мысленно Кира, - ничего такого они не собираются делать. Это тебя Катя так настроила. На самом деле все не так плохо. Они умные рассудительные люди". Но когда девушка начала говорить, лица ребят и вправду вытянулись, будто они не были готовы к такому удару. А следом за удивлением последовал и гнев...
  - Что это значит "нам нужно уехать сегодня же"? - выпалила Олеся, - а разве нельзя сунуться в другую часть города, минуя конюшню? Кони подкованы. Мы и по асфальту проехать сможем.
  - Какого черта вы решили все без нас? - поинтересовался Олег.
  И дети зашумели, зашумели... они спорили между собой и с тренером, не слушая ее при этом. Кира вдруг осознала, что Катя была права, и лицо ее стало каменным. Особенно девушку выбесил Осип. Он всем своим видом демонстрировал готовность к словесной атаке. Только повод дай или зацепи его чем-нибудь. Это пора было прекращать.
  - Вы сделаете все так, как я скажу, - льдом раздался голос главного тренера, повергший спортсменов в дикое удивление, - хотите решать вопрос по-плохому? Я вам это устрою. Пыталась развести тут демократию. Какая дурочка! Оказывается вас всех только в кулаке держать надо и обращаться как с животными. Не так ли? Что скривился, Осип? А ты чего глаза на меня так вытаращила, Лена? Хотите сказать, что-то умнее? Давайте, продемонстрируйте свой ум. Встаньте на мое место и приведите друзей к утопии.
  Ребята были, мягко говоря, шокированы. Осипу не понравилось такое прямое обращение. Это был вызов, но в данной ситуации он мог обратиться против него. "Риск - это благородное дело, но не сейчас", - грамотно рассудил юноша. Нужно было выждать время. Кира еще успеет оступиться. Интересно, что она скажет дальше.
  Лена же просто готова была расплакаться. Не умела она спорить со взрослыми в полную силу. Тем более, когда ее почти что унизили. От слов главного тренера был эффект разорвавшейся бомбы. Поражены были даже Катя с Олей, хотя они мысленно одобрили такой напор. Коля вообще не выражал никаких эмоций. Ну, хоть не спорил - и то хорошо.
  - За нами сейчас уже вышел отряд Ангелов, - перешла к главной части сообщения Кира, - не удивляйтесь, что я владею такой информацией. Разведчики доложили. Коля может подтвердить. Это его ребята дежурили по ночам. Поэтому мне некогда тут с вами по-хорошему договариваться и объяснять каждому лично, почему нам срочно нужно выступать в страну Визгарда. Чем больше мы потеряем времени на выяснение отношений - тем меньше у нас будет шансов сбежать. Но если кто-то все-таки хочет что-то сказать - прошу. Я внимательно его выслушаю.
  И наступил момент истины. Повисла звенящая напряженная тишина. Кира ждала, что вот-вот на нее посыплются обвинения, угрозы и кто-нибудь даже выступит вперед, но дети лишь переглядывались или прятали глаза. Взгляды были дерзкими, испуганными, растерянными. Но никто до последнего не произносил ни звука. Ни самоуверенный Петя, ни грубиян Осип, ни затравленные девчонки не рискнули возразить.
  Пауза затягивалась. Напряжение росло. "Катя боялась, что я наступлю на хвост одному, и он переполошит остальных, - анализировала ситуацию Кира, унимая дикое громкое сердцебиение, - но я прошлась катком по всем. Посмотрим, что из этого выйдет. Я покажу вам лидера".
  Панкуша и вправду была вся на взводе, исподлобья наблюдая за ситуацией. Ее ноги были полусогнуты, хотя внешне девушка изображала спокойствие. Гибкая Оля тоже стояла в удобной позе, готовая ко всему. Коля же в принципе не верил в то, что дети могли пойти против них и был воистину возмущен такими грубыми речами Киры. Ведь ей вроде бы никто не дал на то причины. Зачем же она сразу перешла к унижениям?
  Но время вышло. Молчание означало согласие с требованиями Киры. Девушка без улыбки кивнула и приказала всем паковать вещи. Собрание окончено.
  "Двух зайцев одним ударом, - выдохнула Катя, - но надолго ли?". Тренера вместе отошли подальше от ребят и подруги попытались подбодрить Киру, похвалив ее за такую силу воли, но тут последовала неожиданная реакция.
  - Вас это тоже, кстати, касается, - сверкнула глазами "королева бумажек".
  - Кира, опомнись, мы же свои, - опешила Оля.
  - Мы никогда не шли против тебя, - осторожно проговорила Катя.
  - И долго ты будешь держать всех вокруг за врагов? - возмущенно поинтересовался Коля.
  - Столько, сколько потребуется, - холодно ответила Кира, - этот поход не забава и не прихоть. Здесь может произойти что угодно. И ответственность по-прежнему лежит на мне. Я хочу вернуть детей целыми и невредимыми домой. А для этого мне нужен абсолютный контроль над ситуацией. Так что впредь советуйтесь со мной, прежде чем удумаете что-нибудь сделать. Оля, никогда не спорь со мной. Катя, больше не смей брать мои обязанности на себя, пока я об этом не попрошу. Коля... слепая кобыла едет с нами. В такой опасной операции любая лошадь сгодится. Даже хромая. И если тебе что-то не нравится, то попробуй мне возразить.
  Это было не предложение, а угроза. Три тренера стояли как громом пораженные, и повели себя также как и дети: промолчали. Только у Кати взгляд стал более испытующим. С внутренним страхом Кира поняла, что эта подруга слишком много знает о ее характере. Ее следует держать к себе поближе, чтобы не вышло неприятных неожиданностей. Остальные же пускай и дальше обижаются на нее. Они безобидны. И к тому же очень скоро смогут ее понять и простить... только никому, пока что нельзя говорить, что данный разговор - вынужденная мера. Позже она ослабит поводья, если потребуется. Сейчас же слишком опасно расслабляться.
  
  "Такими усилиями ты медленно скатываешься в пропасть, - искоса наблюдала за подругой Катя, двигаясь впереди всего молчаливого строя наравне с другими тренерами, - я буду следить за тобой, чтобы успеть защитить в случае провала. А он случится очень скоро. Ведь ты неправильно истолковала мои слова".
  "Мы, кажется, породили монстра, - смотрела Кире в затылок Оля, - в отличие от нас с Катей она выросла в благополучной семье. Даже ее пьяный папаша не идет вровень с нашим уличным прошлым. Она не знает, как управляться с разъяренными запуганными подростками".
  Коля тоже был поглощен своими мыслями, но только их невозможно было никаким способом распознать. Игорь угрюмо потупился и перестал лезть в чужие головы. Ему не хотелось знать слишком много. Но даже то, что удалось прочесть, юноша не стал пересказывать остальным. Почему-то он решил, что так будет лучше. Хотя и у самого на душе не полегчало.
  - Мне кажется или стало холодать? - посмотрела на мурашки по коже Зина.
  - Конечно, стало, - откликнулся, гордый собой, Визгард, - мы же в страну льдов едем.
  - Но у нас ведь только демисезонная одежда, - растерянно пролепетала Нина, - мы замерзнем в минус десять.
  Ирине от этих разговоров стало так грустно, что она легла грудью на шею Бури и ехала некоторое расстояние в этой позе. Так плохо ей не было еще никогда. А грусть сестры еще больше подпитывала печальный настрой.
  - Как Марта себя ведет? - поинтересовался Йорк у Оксаны, которая буквально прилипла к его коню, - не спотыкается?
  - Нет, - буркнула девушка, - давай просто помолчим. Не хочу, чтобы Кира еще за что-нибудь на нас орала... просто так.
  Она уже не думала о том, услышат тренера ее слова или нет. Кажется, услышали, но предпочли игнорировать. Йорк же виновато ушел в свои мысли, не продолжая разговора.
  - Если кому-нибудь холодно - я могу отдать свою куртку, - любезно предложил Онуфрий, вступив в центр клина.
  Но от его предложения все бессловесно отказались. Как будто парень был прокаженным. Ему почему-то не могли простить то, что он единственный поддерживал и оправдывал Киру. Хотя она и на Онуфрия чуть позже сорвалась, он все равно остался ей верен. "Какой-то критин", - зло подумала Лена и гордо продолжила свой путь, страдая на самом деле от холодного ветра.
  Только к концу дня они разбили лагерь и в такой же обиженной тишине принялись кормить коней и себя. Никого не тянуло на разговоры. Кира мрачной командиршей прошла сквозь лагерь и приказала остальным ребятам вселить в себя своих духов, чтобы поскорее разделаться с этим ритуалом. На Петю она даже не посмотрела. Видимо, не хотела с ним связываться.
  "Чувствует его силу", - хмыкнул Осип и подполз к парню сам. Тот был этому немного удивлен.
  - Если она и дальше будет так себя вести - может быть, создадим свою команду? - предложил он.
  - Возвращайся в свою песочницу, придурок, - осклабился Петя.
  Осип чуть не подавился, но стерпел. Только изобразил нахальную самоуверенность и ретировался. Поведение Пети ему было также непонятно, как и Онуфрия.
  - Союзников здесь мы не найдем, - вернулся Осип к Оксане.
  - Да чего вы так переживаете? В моей стране снова можно будет вызвать духов, как и на конюшне, - подслушал его Визгард и подсел поближе с лицом, полным энтузиазма.
  Только вот ребята смерили его недовольным подозрительным взглядом и наоборот отсели в другое место. Парень двинулся за ними.
  - Послушай, чего ты к нам лезешь? Мы едва знакомы, - огрызнулась, наконец, готесса.
  - Едва... - передразнил ее Визгард и обернулся к парню, - я с ним вообще-то разговаривал.
  - Она мой друг, - ощетинился Осип, - если не хочешь разговаривать с нею - то и от меня отвали.
  - Бредовей идеи не встречал, как называть бабу другом, - скривился Визгард.
  - Ну, ты и дебил, - зашипел собеседник.
  - Да я знаю чего вы так ерепенитесь. Без своих духов вас так ломает как от наркотических трав. Чувствуете одиночество, страх и бессилие перед этим незнакомым огромным миром. А я всю жизнь был без духа. И узнал о его существование только в вашем клубе. И то не пользуюсь ее услугами. И ничего. Настоящим мужчиной вырос. И тебе, Осип, того же желаю. Испытания только закаляют характер.
  - Хватит с меня этих нравоучений, - встал перед ним парень, - вали отсюда. Не хочу я этого всего слышать.
  - А зачем тогда к Пете лез? - сощурился юноша, - и почему до сих пор не подошел к Игорю за помощью? Ну, хоть на пять минут он духа твоего тебе предоставит. Разве не так? Или я что-то не уловил?
  "Он слишком глубоко копает, - недовольно заскрипели мозги Осипа, - ох, не заставляй меня драться с тобой". Он надеялся, что эти мысли отпечатались на его лице. Но Визгард упорно делал вид, будто не замечал никакого недовольства. Тогда в игру вступила Оксана, толкнув парня в грудь.
  - Вали, кому сказала, - рыкнула она.
  Эта мелкая потасовка уже начала привлекать к себе внимание. На первый шум из темноты вышла Лена. Она посмотрела в глаза Визгарду, спокойным голосом попросила его идти поспать и он реально безропотно ушел. Осип недоуменно и недоверчиво уставился на нее, как на незнакомку.
  - Гипноз бывает полезен в некоторых ситуациях, - с грустью прокомментировала произошедшее эмо-кидка, - зовите в следующий раз, если что. А то тренера еще прибегут.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила ее готесса, - я и забыла...
  - Да, ты о многом забыла, - почему-то огрызнулась Лена и тоже ушла медитировать с духами.
  Оксана была оскорблена. Чего этой дуре еще надо? Они же вроде помирились недавно. Осип лишь пожал плечами: "Это же женщины. Чего с них взять?". Разговор после этого как-то не клеился.
  Наутро спортсменов ждал неприятный сюрприз. Они очнулись, по уши в снегу и сверху продолжало сыпать хлопьями с неистовой силой. На сердцах сразу потяжелело.
  Кира тревожно смотрела наверх и проклинала небеса за эту злую шутку. Катя и Оля молча принялись за лошадей и по пути будили остальных ребят, которым холод не мешал высыпаться.
  - Черт бы побрал этих женщин, - проходя мимо нее, шипел Визгард.
  - Что случилось? - властным голосом спросила Кира.
  - Да меня одна под гипнозом усыпила, - пожаловался он, - я всего-то поговорить с ними по-хорошему хотел.
  - Поговори со мной, - с лисьей лаской предложила главный тренер, - я слышала, что в твоей стране мы снова сможем вызывать духов как прежде. Это так?
  - У тебя шпионы повсюду что ли? - проворчал тот.
  - Не спрашивай о моих методах добычи информации, - покачала она головой, - ну так что?
  - Это правда. Потому что то измерение очень близко по своим физическим законам к вашему. Здесь же промежуточная часть...
  - Как все это сложно. Сам ты откуда знаешь все эти особенности?
  - В моей стране этому учат с детства, - развел парень руками, - и магией льда владеют все ее жители. Не переживайте, осталось немного. Всего сутки езды и мы на месте. Тут много невидимых порталов между измерениями. Скоро пройдем последний.
  - Невидимых? - Кира призадумалась, - так вот почему мы не заметили, как проскочили первый.
  - Конечно, - хмыкнул парень, - и обычные люди через них даже пройти не смогут. Вернее, они останутся в своем измерении, даже если пересекут границу. Только не спрашивай, как это происходит. Так устроено космосом и звездами. Даже я не знаю механику перемещений в идеале.
  - Спасибо, ты мне очень помог, - нелюбезно улыбнулась девушка, - можешь быть свободен. Подготовься к переезду.
  - Я всегда готов. Всю жизнь езжу налегке, - похвастался он и гордо удалился.
  Отчуждение спортсменов угнетало "королеву бумажек". Но она гордо выдерживала эту ношу и старалась не роптать. Никому нельзя показывать своих слабостей. Даже друзьям. Хотя Катя убеждала ее, что так можно и сгореть. Но Кира не слушала и делала все по-своему.
  В этот раз им чаще приходилось ехать рысцой. Из-за нарастающих морозов у детей росла и паника, что они не достигнут пункта назначения до наступления настоящих холодов. И что им тогда делать в их легких курточках? Все переглядывались и готовились повернуть Киру обратно силой. Девушка ощущала нарастающие бунтарские настроения спиной и срочно думала, как это исправить. Но "помощь" пришла как всегда с неожиданной стороны...
  - Кто-нибудь слышал это? - в панике вырвался из строя Игорь, - неужели никто ничего не слышал? Ребята, вы чего?
  "Он хочет начать бунт с этого цирка?" - параноидно подумала Кира, разворачивая Халву. Юноша упорно привлекал в себе внимание, бредил о каких-то крыльях, но его слова никто не мог подтвердить. Спортсмены только вопросительно переглядывались, пожимая плечами и ощущая возрастающую панику. Тренера поняли, что это срочно нужно пресечь, пока не произошло непоправимого...
  - Игорь! - рявкнула, было, на него Кира.
  Она собиралась сказать еще что-то угрожающее, но в последний момент вдруг лошади так сильно шуганулись в сторону, что едва не сбросили своих седоков. Их что-то сильно напугало, и это невозможно было разыграть искусственно. Животным Кира доверяла больше, чем людям сейчас и потому тоже срочно изменила тактику поведения, бросившись галопом вокруг испуганных конников. Она искала этот звук хлопающих крыльев, который так страшил коней и наконец-то нашла его...
  - Кажется, нас догнали, - прохрипела она и отчаянно взглянула на Колю, - труби тревогу. Нужно срочно убираться отсюда! Не смейте идти врассыпную.
  Повторять дважды не пришлось. Казак сделал все как надо и вот целый табун бесседельных всадников рванул на полной скорости вперед. Страх перед скоростью заглушил только страх перед появившимися в небе Ангелами. Некоторые ребята готовы были кричать или плакать, но сдерживались. Адреналин подсказывал им, что нельзя тратить время и силы на панику и главное - не смотреть наверх. Тогда, может быть, получится улизнуть невредимыми...
  - Оксана, держись меня! - рявкнул девушке Осип.
  - Я не могу без Йорка, - жалостливо крикнула в ответ она.
  - Брось это. Я поведу чистой дорогой, - психанул друг.
  Девушка рвалась душой на оба фронта и все не могла выбрать. Йорк, услышав этот диалог, впервые в жизни вышел из себя и зло сверкнул глазами на Осипа.
  - Ты чего вытворяешь? Марта не умеет бегать без Говоруна, тем более на такой скорости. И Кира приказала держаться вместе.
  - Плевать мне на Киру, - разозлился Осип, - она не ведает что творит. Единственный способ не сгинуть всем разом - это разбиться на группы! Мы совершенно не знаем, чего ожидать от этих Ангелов.
  - Осип... - Оксана еще не знала, что сказать на это, но их спор разрешился сам собой, когда прямо перед лицом вверх поднялась целая снежная стена как после взрыва.
  Все произошло так быстро и неожиданно, что в суматохе Оксана не сразу заметила, как разделилась с Йорком. В обрушившейся снежной лавине не было видно никого. Девушка так запаниковала, что даже кобыла под нею захрапела страшнее прежнего, потеряв надежную опору. Ситуация становилась не шуточной. По обе стороны от них произошло еще несколько ужасных взрывов и тут как будто драконий хвост, чей-то ужасный удар обрушился на землю, заставив ее содрогнуться и треснуть.
  В какой-то момент готесса едва не рухнула вместе с кобылой, но как-то умудрилась сохранить равновесие. И сквозь этот снежный ад она услышала неподалеку голос друга... ее сердце радостно дрогнуло, и Оксана, не задумываясь, бросилась в ту сторону, забыв обо всех наставлениях главного тренера. Каким-то чудом им с Осипом удалось вновь воссоединиться, но на отдых не было времени. Остальные спортсмены реально пропали из виду в поднявшемся страшном шуме и снежном буране. Да еще и скорость сбавлять нельзя...
  Нина с Ирой успешно перепрыгнули через пару вздернутых древесных корней, хотя последнее препятствие оказалось не по силам девочке, занимающейся выездкой. Затем поднялась снежная завеса и бедняга с визгом ухнула в самый сугроб, потеряв из виду не только сестру, но и собственную лошадь.
  Пока она приходила в себя и пыталась осознать, что происходит и куда ей бежать, мимо промчался Визгард, мастерски управляясь с храпящей дикой необузданной кобылой. Ему это все не представляло никакого труда, ведь юноша множество километров уже проскакал без седла.
  Но обнаружив девочку на земле, парень резко затормозил Храбрую и повернул назад. Он протянул ей руку помощи, не заботясь о том, что их вместе теперь, скорее всего, схватят. Девушка как-то запрыгнула ему за спину и вцепилась изо всех сил в теплый оголенный торс. И как он не замерзал в такой мороз? Неужели жители Ледяной страны сделаны из другого "теста"?
  Пару сокрушительных ударов обрушилось на землю всего в каких-то паре метров от них. Нина визжала, как недорезанная, но за всеобщим шумом ее голоса не было слышно. Визгард был предельно сосредоточен и выдавал такие неожиданные развороты и прыжки, что девочка чудом не вылетала обратно на землю. Помогала ей только его уверенная крепкая посадка. Будто парень и его кобыла были единым целым. Да, такой усидчивости и Коля позавидовал бы.
  - Придется уйти в сторону, - крикнул он впервые за последние полчаса.
  - Что?! Нельзя, - испуганно выпалила она.
  - Выбора нет, - словно приговор выдал Визгард, - не бойся. Мне уже знакома эта местность. Главное спастись самим, а уж остальных потом найдем.
  - Но моя сестра... - готова была расплакаться Нина.
  - Позже! - только ответил парень и повернул Храбрую перпендикулярно тому направлению, в котором приказывала двигаться Кира.
  "Нина? - испуганно огляделась по сторонам Ира, - где она? Куда пропала?". Девочка даже тормознула Бурю, несмотря на опасность быть пойманным, и стала озираться по сторонам. Мимо нее промчалась толпа знакомых девчонок, и рядом затормозил Онуфрий, требуя двигаться вперед.
  Ира взглянула на него глазами, полными отчаяния. Она не могла бежать без сестры. Наверняка там с нею что-то произошло.
  - Поверь мне, я видел ее с Визгардом, - прикрикнул на нее Онуфрий, - езжай вперед. Я прикрою, если что.
  Она хотела возразить, но вдруг мимо ее лица пронеслось чье-то огромное копье. Оно врезалось в дерево неподалеку и раскололо его ствол надвое. Девочка истошно завизжала и, вдруг, второй удар на себя принял парень, закрыв малышку грудью...
  - Онуфрий! - нечеловеческим голосом выпалила она и оббежала парня стороной.
  Но на нем не было ни царапины! А сам он выглядел так, будто состоял из крепкого гранита, а не из плоти и крови. Скулы юноши моментально окаменели, а на месте удара скололся лишь крохотный камушек...
  - Кто ты? - оробела девочка, чувствуя, что сходит с ума.
  - Это мои способности, глупышка, - он умудрялся как-то оставаться мягким с нею, несмотря на опасную ситуацию, - беги вперед, я сказал. У меня не получиться отбиваться от всей сотни, если ты задержишься.
  Теперь повторять не пришлось. Девочка швыркнула носом в последний раз и рванула прочь с такой скоростью, с какой еще не бегала. Онуфрий припустил за нею, принимая всевозможные удары на себя или на крепкую грудь коня Пряника. Они были отличным щитом, но на всякий случай старались не искушать судьбу и избегали летящих копий.
  "Нужно сворачивать, - решил юноша, - придется как-то повернуть ребят направо. Иначе я не защищу их всех".
  - Игорь, - крикнула Кира на ходу, - духа мне!
  "Черт бы вас побрал, как я это на ходу организую, я и сам едва понимаю, как такое сделать..." - заметались мысли в голове парня, который пару раз едва не попал под копье. Он отчаянно взмолился к богам в голове, чтобы они сами как-то это провернули, а уж он на все согласен и вроде бы все получилось.
  Главный тренер резко затормозила, развернувшись лицом к нападающим. Вместе с нею, чуть погодя, остановились и Катя с Олей и Колей. Они Игоря ни о чем не просили, поэтому он с чистой совестью ускакал дальше.
  - Ты что-то придумала? - крикнула панкуша.
  - Мы все уладим, - прорычала чужим голосом Кира и подняла над головою руки.
  И в этот момент весь снег вокруг нее застыл в том положении, в каком поднялся в воздух. Затем девушка без слов скомкала его в один гигантский идеально круглый шар и в прозрачном морозном воздухе увидела всех нападающих Ангелов. Она сощурилась и со знанием дела приговорила нападающих к смерти.
  Не прошло и секунды, как гигантский снежный шар дрогнул и вновь распался на тысячи управляемых белых теней, нападающих на врагов, обледеняющих им крылья и заставляющих кубарем падать на землю. Затем девушка прикрыла глаза, изящно махнула рукой в другую сторону, и криков упавших ангелов больше не было слышно под толстым слоем льда и снега.
  У других тренеров даже челюсти отпали при виде такой мощи. Да на каких расстояниях! Еще недавно подруга не могла банку кофе переставить с места на место, а тут едва ли не на километр от себя охватила снежные пространства и подчинила стихию себе...
  - Чего вы встали? - голос у нее определенно изменился, - я не ваша Кира. Справлюсь с первой сотней и вернусь. Спрячьте остальных детей.
  - Как ты найдешь нас? - спросила Оля.
  - Мои способности мне сами подскажут, - заверила их Кира, - я все объясню вам позже. Верьте мне.
  Катя и Коля почему-то действительно были уверенны, что с нею ничего не случиться. А вот Олю пришлось немного поуговаривать, но даже она постепенно согласилась.
  - Под покровительством богини она стала практически неуязвимой, - рассуждала на скаку панкуша, - но мы растеряли по пути половину спортсменов. Надеюсь, с ними все в порядке.
  Колю было не узнать. Он и сам думал о том, что озвучила девушка. И ему было не по себе. Он из кожи вон лез, чтобы спасти хоть кого-то, но все равно упустил детей из виду. "Если с ними что-то случилось - я себе этого не прощу", - сдавил челюсти казак и на всякий случай достал шашку.
  
  НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА СТАРЫЕ ВЕЩИ
  
  Кони Оксаны и Осипа хрипели от усталости. Ребята перевели их на шаг только тогда, когда убедились, что за ними больше никто не гнался. Пару раз спортсмены едва не повстречали свою смерть, но им посчастливилось не только спастись, но и скрыться благодаря этому. Теперь же оставалось найти ночлег и не попасть на клыки местным волкам, если они здесь водились.
  - Бедная моя Марта, - погладила кобылу по шее готесса и спешилась, - отдохни, малышка. А то тебя аж шатает.
  Парень тоже нехотя спешился. Никуда не денешься. Довести лошадей до сердечного приступа - не вариант. Снега выпало столько, что они увязали по колено, но все равно не возвращались в седло. Хотя и сами еле волочили ноги.
  - Самое паршивое, что в этом измерение без Игоря мы даже духов своих призвать не можем, - упавшим голосом проговорил юноша.
  - Да чем они нам помогут? - поспорила с ним Оксана, - твой тебе и так никогда не протягивал руку помощи. А моя настолько чокнутая, что скорее погубит нас, чем вытащит из этой... глуши. А Петра не призовешь без Пети.
  - Представляю себе такую картину, - усмехнулся Осип, - приходит к нам Петр, смотрит как на червей и говорит, чтобы мы сами выпутывались. И исчезает. В принципе, он всегда так делает.
  Оксана все-таки улыбнулась. Черный юмор сейчас пошел очень хорошо. На другой и не тянуло.
  Вдруг парень вцепился в нее с такой силой, что девушка вновь подпрыгнула на месте. Она заметалась глазами вокруг себя, ожидая увидеть опасность, но Осип лишь молча указал вперед. Там горел костер.
  - Друзья или враги? - с надеждой на лучшее спросила готесса.
  - Пойду проверю, - пожал плечами юноша и отдал поводья своего коня, - если враги - то скелета в лесу они вряд ли переживут.
  Он "сбросил кожу" вместе с мышцами и всем остальным и побрел в нужном направлении. Оксана томилась от ожидания, которое показалось ей бесконечным. Вдруг напротив света от костра вновь появилась худая фигура друга, который радостно замахал руками.
  Сердце девушки чуть не вырвалось наружу от счастья. Они набрели на костер своих же ребят. Какое везение!
  - Мы уж боялись, что больше не увидим вас, - кинулась на шею подруге Лена, - мы так испугались!
  - А здесь все? - после теплого чая поинтересовалась Оксана.
  - К сожалению, нет, - ответил Олег, - и это ужасно. Коля по десять раз уже всю местность объехал и обошел... тут жуть, что творится с тренерами.
  - Тут тренера?! - бросил беглый взгляд по сторонам Осип.
  - Они все на поисках, - сказал Игорь, - но не советую с ними разговаривать пока что. Просто чисто по-человечески... войдите в их положение.
  - Не понял, - хмуро скосил на него глаза Осип.
  Язвительное отношение к тренерам после их недавней выходки (в частности из-за Киры) еще не выветрилось из усталой головы спортсмена. Но в этот раз его агрессивных порывов не подхватили даже Лена с Олегом. Оксана взглядом попросила друга остепениться, и он перешел в стадию ожидания продолжения.
  - Вы бы видели, что стало с Кирой, когда она не досчиталась половины спортсменов, - вступил в разговор Тимка, - она приехала самой последней и такое ощущение... будто внутри нее что-то оборвалось. Потом, правда, выяснилось, что это была даже не она, а ее богиня, вселенная в тело. Но через полчаса сна и настоящая Кира была не в себе. Она без слов тут же села на Халву и уехала на поиски пропавших ребят. Так до сих пор и не вернулась.
  За деревьями что-то хрустнуло, и ребята испуганно прислушались словно мыши. На их головы посыпался снег с веток и к костру вышли Петя с Димой, небрежно волоча за собою хворост. Они мутными глазами окинули новоприбывших и даже не выразили радость по этому поводу.
  - Ваша очередь, - хлопнул Петя Тимку с Игорем, - или кто там следующий? Ну, короче точно не мы.
  - Ладно-ладно, мы не против, - быстро согласился Тим и как ошпаренный ушел исполнять приказ.
  Игорь отреагировал на это ленивее, но тоже ушел за другом. Следом поплелся Олег. Оксана не поверила своим глазам. Ее женское сердце заподозрило подвох.
  - А Зина где? - спросила она у Лены.
  - Тоже пропала и до сих пор не вернулась, - с горечью бросила эмо-кидка, - мне страшно за нее. И за остальных. Как они справились? Смогли ли сбежать? Это был какой-то ужас... никогда в жизни я еще не испытывала такой кошмар.
  Готесса печально уставилась в свою кружку. Не зря Тим так подорвался за хворостом. Видимо, надеется найти свою подругу. Вряд ли ему это удастся сейчас... но пускай хоть проветрится. А то сидел, словно на иголках.
  - Коля с Олей здесь были? - поинтересовался цыган.
  - Нет еще, - покачали головами Оксана с Осипом.
  - Они уже десять раз возвращались и уходили, - сказала Лена, - уж с ног валятся, а до сих пор надежды не теряют. Я тоже просилась, чтобы меня взяли на поиски, но они запретили. Оставили на меня и мальчишек костер. Так и сидим: парни ветки таскают, а я поддерживаю огонь и еду готовлю.
  Осип незаметно толкнул подругу под локоть и многозначительно указал на лошадей. Среди них не было Птицы Говоруна. Йорк не добрался до костра...
  "А значит, не добралась бы и я, если бы не послушала Осипа", - с грустью сделала вывод девушка. Но почему-то от этой маленькой победы ей было совсем не радостно.
  
  Девочки кружили вокруг Йорка и громко истерично сокрушались. Бедный мальчик не мог им ничем помочь и тоже вскоре забился в корнях гигантских деревьев, тупо глядя в одну точку. Ему и не снилось, что такое может произойти с ними однажды. А теперь среди паникующих девчонок остались только они с Онуфрием... да что тут сделаешь-то? Вокруг снег и поля. Благо, от Ангелов оторвались.
  - Девчат, спокойно, - мягко оборвал всеобщий визг и плач прибывший боксер, - я принес дров. Разжигайте, кто как может. Йорк, подготовил бы ты палатки пока что.
  Мальчик безропотно кивнул и сразу же принялся за дело. Хорошо, что есть в этой толпе хоть одна светлая голова. Парень работал руками и наслаждался постепенно распространяющейся тишиной.
  - Я так больше не могу, - Ирина окончательно подавилась собственными слезами и, уткнувшись в грудь Олеси, затряслась как подбитая птица, - где Нина? Мне без нее так плохо...
  - Да, нам всем не по себе, - похлопала ее девушка по спине, - слишком много ребят не выбежало из снежной пурги. Даже тренера пропали.
  "Как там мой Тим?" - металась из стороны в сторону безмолвная бледная Зина. Теперь она еще больше была похожа на олененка, потерявшего свою мать. Малышка не плакала, но была в таком состояние, будто вот-вот упадет в обморок.
  - Молодцы, девчонки, - похвалил их, вновь вернувшийся Онуфрий, - а теперь достаньте котелок из моей сумки. О, да вы еще и коней накормили. Да вы просто незаменимы.
  - Хватит играть с нами, - прикрикнула на него Олеся, - тошнит уже.
  - Кто играет? - словно святой он не принял эти удары на себя, - я просто помогаю нам не замерзнуть до утра. А потом, вот увидите, все наладиться и мы всех найдем.
  - Как? - психанула Зина, - как ты собираешься всех искать? В безграничном лесу!
  - Нет ничего безграничного, - парень уже сам достал котелок и повесил его над огнем, - даже огромные пространства имеют свой край и конец. Хватит тревожиться. Вы разве поедете сейчас куда-нибудь?
  - Нельзя. Коням нужно отдохнуть, - зло закусила губы Олеся.
  - Ну, вот и не дергайтесь, - улыбнулся Онуфрий, - замерзли, небось. Давайте поближе к костру. Йорк, прекращай там копаться. Палатки и так выглядят красивее, чем должны. Иди к столу.
  - Еще ничего ведь не готово, - выглянул оттуда приободрённый мальчик, - я пока еще тут кое-что подкручу. Чтобы ни ветер, ни дождь нам не помешал ночью.
  Он любит работу. Она всегда поднимала его настроение и самооценку. Неважно какая, лишь бы была и не заканчивалась. Возможно, именно подобным мазохизм и помог ему терпеть невыносимую Олю.
  Онуфрий тихо рассмеялся. Сейчас он излучал вокруг себя такое тепло и доброжелательность, что девочки нехотя постепенно притихли. Они смотрели на разыгравшийся огонь, на закипающий рис в котелке и перестали даже плакать. Только Ирина была по-прежнему в каком-то предобморочном состояние и выглядела сейчас как маленький потерянный ребенок. Даже Зина забыла про свои тревоги, глядя на нее. Она пыталась чуть-чуть подбодрить малышку, но та ни на кого не реагировала.
  Постепенно к началу пира подошел и Йорк. Он светился удовольствием от проделанной работы и осторожно первый начал о чем-то шутить. Девочки не улыбались, но все-таки начали осторожно улыбаться. Тепло пробралось под их холодные курточки и заставило сердца продолжать работать. Онуфрий тоже не отставала от друга, и делился с остальными интересными и забавными историями.
  И даже когда вокруг сгустилась тьма, никто уже не чувствовал себя брошенным. Эти двое оказались настолько душевными парнями, что хотелось искренне верить в то, что все образумится.
  - Вы только посмотрите, какая вокруг красота! - указал рукой в темноту Онуфрий, - вот скажите: когда-нибудь вы подобное видели? И смогли бы вообще увидеть?
  Девочки оторвали свои обреченные взгляд от еды и честно огляделись. Благодаря яркой луне и бликам от костра снег заблестел такими необыкновенными искрами, что казался рассыпанным серебром. Ветер прекратился, и потому в томном скрипе деревьев слышалось лишь торжественное общение лесных духов. Все дышало прекрасной неповторимой жизнью, не похожей на бессмысленную городскую суету. Все было... так красиво, что даже грусть на миг отступила.
  Девочки с открытыми ртами наблюдали за полетом гигантских мудрых сов и за смелыми лисами, рискнувшими подобраться ближе к костру. Природа жила и дышала вокруг них, любезно приняв к себе в гости, этих невинных чужаков. Кто бы мог подумать, что дикий лес - это не маньяк убийца, а гостеприимный хозяин, если только ты сам не испортишь его отношение к тебе.
  - Ирин, ты умеешь во что-нибудь играть? - вдруг окликнул поникшую близняшку Онуфрий.
  - Я только в "дурака" умею, - тихо прошептала та.
  - Спать не хочешь? - спросил ее юноша, доставая при этом из кармана колоду карт.
  Девочка молча покачала головой и сама не заметила, как соблазнилась на игру. Остальные не присоединились к ним, так как их головы уже не варили. Но Ира брала и сдавала карты настолько самозабвенно, будто это как-то излечивало ее, помогало отключиться от проблем. Эта игра была ее лечебной медитацией. Такое бывает, когда ты ничего не можешь поделать - хочется чем-то занять руки и голову. Девочка это и делала. И играла, играла, играла... часы напролет.
  Даже когда Олеся случайно очнулась ночью и огляделась вокруг, то увидела, что Онуфрий все еще с Ириной перебирал карты. Девушка не подала виду, что она не спит, и кротко стала подглядывать за этим действом.
  Парень хоть и выглядел уставшим, но он ни на секунду не прикорнул. А только с любезной улыбкой продолжал забирать, отбивать и раздавать карты. Колода уже потрепалась от таких невыносимых природных условий, и было ощущение, что она взяла на себя все неописуемое горе Ирины. Девочка уже начала что-то шутить, игриво прятала свои карты от Онуфрия и получала от него ласковые подзатыльники, которые сейчас совершенно не казались грубыми.
  Они прижались друг к другу как медведь с медвежонком и продолжали снова что-то шепотом выкрикивать. Девочка пару раз рассмеялась, вцепилась другу в волосы, он как-то снял ее с себя, разыграл похищение колоды, она свалила его с ног и засыпала снегом. Затем они вновь спокойно уселись и разыграли сотую партию.
  "Ну, наконец-то она успокоилась, - чуть не прослезилась от умиления Олеся, - я уж думала, ей ничего не поможет. Ну, Онуфрий... ну дает!" А они все играли и играли почти до самого утра...
  И никто не заметил, как после Олеси той же ночью очнулся Йорк. Вернее, он и не спал вовсе.
  Мальчик незаметно встал, дополз до ближайшего дерева и спрятался за ним, чтобы не привлекать внимания хрустом из-под ботинок. Йорк поежился, протер свои раскосые глаза и тяжело стал стучаться головой о древесный ствол.
  "Полжизни быть инвалидом, затем добиться успехов в конном спорте, а теперь вновь оказаться бесполезным... - он смотрел на полную луну и словно проклинал ее, - я этого не потерплю. Даже сон не идет". Положительный пример Онуфрия вселил в него уверенность. Нужно сделать что-нибудь геройское. Может быть, даже найти остальных спортсменов? Но как?
  - Я знаю как, - сказал сам себе Йорк и встал на четвереньки.
  Его руки тут же стали быстро покрываться шерстью, превратились в волчьи лапы, отрос черный хвост и желтые нечеловеческие глаза устремились во тьму. Теперь-то ему был виден путь. Воздух, сотканный из запахов и звуков, манил к себе, сам показывал дорогу. Чего тут и думать? Нужно только бежать! Размять усталые мышцы, сладко впиться когтями в колючий режущий снег, хватить зубами несколько летучих мышей. О да, это было в его вкусе!
  Йорк настолько бесшумно рванул вперед по хрустящему снегу, что даже Онуфрий с Ириной не услышали его. Мальчик-волк бежал и бежал около часа и даже не выдохся. Он наслаждался этой зимней снежной ночью, внимал шепоту небесных тел и все летел куда-то, будто бы не касаясь земли.
  Остальные звери расступались перед ним, избегали или наоборот выскакивали навстречу, но волчонок успевал увернуться от их зубов. Ему сейчас не хотелось ни с кем сражаться. Это было и страшно и отняло бы слишком много драгоценного времени. Нужно отыскать других ребят до рассвета. Если он сделает это - то больше никогда не будет считать себя бесполезным. О нем будут знать как о герое, возможно даже о спасителе. Это настолько грело душу, что Йорк забыл об осторожности и в эйфории наткнулся на настоящую волчью стаю...
  "И как я так влип? - испуганно ощетинился он, поджав хвост, - откуда они взялись? Я что-то слишком замечтался. Теперь это может стоить мне жизни? Нет-нет-нет, мне рано еще погибать! Я слишком мало успел сделать. Я ведь даже еще никого не спас". Мысли городили полный хаос в его голове, и черный волчонок пытался пятиться, чиркая задом снег. Но звери окружили его, делая все с холодной расчетливостью и не кидаясь на врага без надобности. Йорк затравленно огляделся и понял, что попался окончательно. Вот тут-то на него и нашел необузданный страх, который до сих пор не приходил в эту безумную романтичную голову...
  - Собратья, друзья, - взвизгнул по-звериному мальчик, - я же похож на вас. Не нападайте на меня!
  Один из волков в мгновение ока сбил его с ног и вцепился зубами в загривок. Йорк испуганно зажмурился, закрыл лапами глаза и просто стал ждать. Те не спешили его убивать. Пока юноша не дергался, они только рычали и подбирались все ближе. Все становилось еще хуже. И Хуже уже некуда! Вот кто-то дернул беднягу за хвост, кто-то попытался укусить его за задние лапы.
  - Ай! Прекратите! - визжал прижатый клыками волк, - я не хочу! Бросьте меня!
  И вдруг над ними по воздуху разнесся такой ужасный вой вперемешку с рыком, что даже целая волчья стая прижала уши и хвосты, оглядевшись по сторонам. Про Йорка на какое-то мгновение они забыли. Парень не знал, что за ужасный зверь смог их так напугать, но попытался в это время куда-нибудь уползти. У него это не получилось. Тот же самый зверь, который грыз его в загривок и сейчас прижал парня обратно к снегу. Дело становилось хуже некуда...
  Но тут какая-то гигантская черная тень налетела на этого волка и не просто сшибла его с ног, а заставила визжать и скулить как малютку. Йорк как ошпаренный вскочил на ноги и чесанул куда-то в сторону. Но его пару раз сбили убегающие в другом направлении звери. Парень барахтался в глубоком снегу, черпал это природное серебро всей пастью, плевался, кашлял, клацал на морозе зубами и все не мог далеко убежать.
  Избавившись от недоброжелателей, тень двинулась к самому юноше. "Нет, только не опять! Я только освободился", - отчаянно брыкнулся на спину Йорк, изображая звериную покорность. И над ним зависла гигантская морда, не похожая ни на одно животное в округе. Он и сам впервые видел такого монстра и не удержал естественных позывов на свой стыд и страх.
  Но в какой-то момент грозное лицо зверя переменилось, и он отпустил бедного Йорка, позволяя ему встать. Тот еще долго не верил своему везению и застенчиво приподнялся на лапах, все еще прижимаясь ближе к земле, боясь заглядывать чудовищу в глаза. "Оно не похоже ни на кого, - исподлобья разглядывал он зверя, - что-то среднее между медведем, волком и снежным человеком. Чупакабра какая-то".
  Монстр тем временем рассматривал его издалека, внимательно водя ушами в разные стороны. И пока Йорк тормозил и не пытался сбежать, на зверя вдруг с ревом напало еще одно гигантское лесное существо. Тут парень решил, что он совсем потерял рассудок.
  Новоприбывшее исчадие имело лошадиную голову, но с львиными огромными зубами. Вместо копыт на его длинных руках находились не менее длинные когтистые отвратительные пальцы. Задние ноги и вправду были лошадиными, как и хвост, и тело, но все остальное...
  - Тикбаланг, стой! - вдруг выскочил на опушку какой-то мальчишка, чьего лица невозможно было разглядеть в темноте, - прекрати, я сказал!
  Но монстры сцепились с таким остервенением, что, казалось, теперь ничто не могло их остановить. Они вихрем кружились по всему свободному пространству и с хрустом ломали ветки на трехметровой высоте. Деревья стонали и клонились в сторон, вытаскивая корни из-под земли. Снег поднимался вверх белой завесой и не успевал упасть обратно.
  - Я сказал стоять! Что на тебя нашло, Бронза? - вдруг изменился голос незнакомца и только сейчас до Йорка начало смутно доходить, кто это был.
  "Это Осип?! - подкрадывался юноша-волк к чужаку, - если этот монстр - Бронза, то значит...". Но он не успел окончить своих мыслей. Увидев его, Осип отпрыгнул назад и моментально превратился в скелета. Он не узнал друга, так как даже не подозревал, что тот может превращаться в зверей. А глаза Йорка выглядели сейчас такими огромными и голодными, что пугали больше, чем та лесная чупакабра.
  - Это я! - звериным голосом выпалил Йорк, - ты меня не узнаешь?
  - Прочь... - дрогнул голос юноши и показал на него пальцем, - Бронза, брось того зверя. Спасай!
  "Что? От меня?!" - и волчонок в последний момент успел увернуться от гигантских страшных зубов, клацнувших рядом с его головой. Он взвизгнул и попытался убежать в другую сторону, но тут длинные пальцы полулошади обхватили его поперек тела и поднесли ближе к своим огромным страшным глазищам.
  - Нет-нет-нет, это я! Только дай мне превратиться! - верещал не своим голосом оборотень и наконец-то постепенно начал обретать человеческие черты.
  Но он не успел сделать даже этого. Чупакабра напала на Бронзу снова, и от этого столкновения Йорк с огромной высоты неудобно шмякнулся на землю. Он скрипнул зубами от боли и взвыл, обхватывая ребра руками. Превращение закончилось только сейчас, и Осип недоверчиво выступил опять из темноты.
  - Черт побери... Йорк?! - охрип он от удивления, - я помогу тебе! Извини, я не знал...
  - Кажется, я сломал ребро, - перевалился на спину юноша, - что это за звери, Осип?
  Увидев, что один парень подошел к другому, чупакабра выскользнул из лап Бронзы и за долю секунды оказался рядом с ребятами. Но не успел Осип ничего сделать, как монстр оттолкнул его легким движением в сторону и завис над Йорком, словно бы защищая его. До парня что-то медленно стало доходить...
  - Говорун, успокойся, - неуверенно, но с мольбой попросил Йорк, - если это ты - то прекрати драться. Превратись обратно.
  Животное смерило его настороженным задумчивым взглядом и все-таки вдруг стало уменьшаться, теряя часть шерсти и устрашающие черты. И очень быстро перед юношей в снегу стояла лошадь, а не медведеподобный зверь.
  Осип только сейчас встал на ноги после такого немягкого полета и очень удивился, увидев вместо чупакабры коня. Он тут же подозвал к себе взбесившуюся Бронзу и как-то заставил ее тоже вернуть себе лошадиный облик.
  Наконец-то все стихло. Оба парня валились с ног от боли, но все-таки подошли друг к другу и обменялись рукопожатиями. Они тяжело дышали и припали к одному и тому же дереву, перед тем как выдвинуться дальше.
  - Что это было? - спросил, наконец, Йорк.
  - Моя лошадь - Тикбаланг, - объяснил Осип, - не слышал про таких? Вот и я впервые сегодня лишь услышал. Монстр с лошадиной головой и телом неизвестного зверя. Вместо передних ног - когтистые руки. И к тому же они длиннее задних конечностей, отчего он легко передвигается в вертикальном положении. О как. А у тебя, что это было?
  - Я сам до сих пор не знаю, - покачал Йорк головой, - я даже не знал, что он за мной пошел от самого лагеря.
  - Лагеря? Так вы тоже все смогли выжить и разбить лагерь? - с нескрываемой радостью спросил Осип.
  - Да, но у нас далеко не все. Наверное, остальные к вам попали, - и Йорк, наконец-то радостно улыбнулся сквозь боль, - я вас все-таки нашел!
  
  Нина с Визгардом нашли какой-то крохотный ветхий домик посреди зимнего леса. Девочка тут же упала в отчаянии на колени и затравленно смотрела на, покрытые инеем и льдом стены... здесь невозможно было пережить и ночи!
  - Идем за дровами, - потянул ее за собой парень, - хоть согреешься немного.
  Она посмотрела на его оголенный торс и еще больше поежилась. К такому вряд ли возможно привыкнуть. Но девочка все-таки пересилила себя и пошла помогать юноше.
  Через некоторое время они вернулись, разбили костер прямо внутри домика, но он не спасал и почти не грел озябшую Нину. Она была одета хуже всех в коллективе. К тому же ее кобыла исчезла вместе со всеми теплыми вещами и едой. А Визгард ехал налегке, поэтому от себя тоже ничего не мог предложить.
  - Хоть в костер полезай, - стучала зубами девочка и несколько раз чихнула, - это какое-то начало конца!
  Затем она чихнула еще раз и с ужасом осознала, что простудилась. Куда хуже? В незнакомом месте зимой в летней одежде... она и рада была бы всплакнуть, да только слезы больно жгли глаза, замерзая на ресницах.
  Визгард с сожалением смотрел на ее крохотную дрожащую фигурку и понимал, что ничем не может помочь. Он подсел ближе, прижал малышку к себе и так они попытались уснуть, грея друг друга. Но только если родная стихия не вредила парню, то Нина наутро перестала вдруг шевелиться...
  - Эй, очнись же! - испуганно затряс он ее за холодное плечо.
  Девочка даже не откликалась. Парень в ужасе подумал, что проспал тот момент, когда бедняга погибла. Но когда он развернул ее к себе лицом, то увидел, что девушка в сознании. Только тяжело дышит с хрипом, и не может пошевелиться... она практически заживо превращалась в ледышку. За ночь температура слишком сильно упала.
  "Нельзя было спать! - укорил себя Визгард, - нужно было всеми силами будить ее и заставлять бегать. Какой же я кретин". Он стал быстро растирать плечи Нины руками, дуя на нее и срочно думая, как исправить ситуацию. "Жаль я не могу согреть ее своей магией, - сокрушался парень, - я могу только забрать из нее холод, а наполнить тело теплом ей как-то нужно самой". И тут ему неожиданно пришла гениальная идея...
  - Нина, ты будешь жить. Ты меня слышишь? - повернул он ее к себе лицом.
  Девушка пару раз моргнула, но ничего не ответила. Ей казалось, что даже говорить холодно. Челюсти онемели. Она не могла пошевелиться.
  - Только для начала... я согрею тебя, - вдруг с коварной улыбкой шепнул он и медленно потянулся рукой к ее груди.
  Нина мысленно вспыхнула, но смогла только подумать, что это возмутительно с его стороны. "Гадина, - медленно разгонялись ее мысли, - злопамятная сволочь. Неужели он вздумал так мстить мне за прошлые разговоры? Дождался-таки, когда я стану совсем беззащитной". Она мучительно зажмурилась, но каждая попытка двигаться причиняла нестерпимую боль ее суставам и окаменевшим мышцам... хотя замерзать насмерть девочке очень не хотелось.
  И тут Визгард действительно сделал то, что планировал. Только ему этого было мало, и он наклонился к Нине ниже, обдав ее ухо жарким сбившимся дыханием. Глаза девушки расширились еще шире. Возмущение ее все росло, но по-прежнему оставалось немым. Но когда его наглый поцелуй в шею продолжился похотливым скольжением руки все ниже, Нина больше не смогла терпеть. Она дала парню такую хлесткую пощечину наотмашь, что звук удара разнесся эхом по лесу.
  - Ах, ты ж черт! - тут же вышел он из роли, плаксиво хватаясь за щеку, - ты чего ногти в ход пустила, дура?
  Теперь тяжело дышала сама Нина. Она все еще молча смотрела на него как загнанный зверь и истерично думала лишь о том, как бы врезать ему посильнее. Парень состроил какую-то странную гримасу. Девочка заметалась глазами по сторонам. Никаких тяжелых предметов не было вокруг. Только замерзшие головешки...
  Вот ее-то Нина и схватила, отважно перекатившись в сторону. Она не сдержалась, и взвывал от боли, так как еще не до конца согрелась. Но останавливаться было нельзя, иначе этот гадкий насильник доберется до беззащитной девушки и чего доброго... обесчестит.
  Визгард с еще большим шоком попятился назад, поднимая руки. Он и рад был бы тому, что все-таки оживил замерзшую беднягу, но вот такого наглого нападения никак не ожидал.
  - Не подходи, - шикнула Нина, держа перед собой бревнышко как оружие.
  - Да ты ничего не поняла что ли? - психанул он, - я тебя к жизни вернул вообще-то!
  - Каким собачьим способом ты собирался возвращать меня к жизни? - она боролась с желанием разодрать больное горло в кашле.
  Это жутко отвлекало и могло стоить ей концентрации. Но Визгард и не собирался нападать и валить Нину на пол как похотливый самец. Более того, его возмущал тот факт, что девушка до сих пор не могла успокоиться от истерики.
  - Да, я специально тебя разозлил, чтобы ты сама наполнила себя теплом, - с нарастающей ненавистью прокомментировал парень, - по-другому я бы не смог этого сделать. А теперь постарайся успокоиться. Нам надо выезжать.
  - Не ври мне! - выпалила, наконец, она и швырнула палку в него, целясь прямо в голову.
  "Размозжила бы на месте, - шипели ее мысли, - раскроила бы череп на части!". Визгард достаточно долго это терпел. Увернувшись от плохого броска, он с недовольным лицом вздохнул и все-таки двинулся на нее.
  - Нет-нет, уйди! Не трогай меня! - последние слова она визжала уже на предельных нотах, оказавшись в его руках.
  - Пока не успокоишься, будешь сидеть в таком положении, - он связал ее руки за спиной ремнем, - о господи. Только не плач. Не люблю, когда женщины плачут. Как же я ненавижу вас, хитрые коварные заразы!
  Она и вправду пустила слезу и замерла на месте, закрыв глаза, демонстрируя покорность неизбежности. И даже хныкать старалась как можно тише, будто бы соблюдая самурайскую честь. Как же весь этот театр его достал...
  - Хватит изображать из себя непонятно что. Не буду я тебя насиловать, - вскипел Визгард.
  Она ничего не ответила и только судорожно вздохнула. Глаза по-прежнему были зажмурены. Пользуясь этим, юноша сдавил кулаки и пару раз ударил себя по лбу. Какие же эти бабы глупые! Пытаешься им помочь, с того света возвращаешь, а они еще и обижаются и обвиняют тебя во всех грехах.
  - Тебе нельзя верить. Но знай, что если ты сделаешь что-нибудь со мной - то об этом узнают. Тебя найдут... моя сестра об этом позаботиться. И тебе не поздоровиться, - шипела, словно ведьма, Нина.
  - Открой рот, - вместо ответа рыкнул Визгард.
  Но по переменившемуся шокированному взгляду, понял, что вновь ляпнул что-то не то. Его лицо тут же приобрело измученное раздраженное выражение.
  - Ты обмороженная пошлячка, - он зажал ее нос и через некоторое время запихал в рот кусок хлеба, - ты сама себе все усложняешь. Если будешь вести себя хорошо - то я развяжу руки.
  Она была сбита с толку и вновь подавлена. Прожевав полученный кусок, девушка запила его предложенной водой. Затем робко взглянула на парня исподлобья.
  - А хорошо - это как? - поинтересовалась она.
  - Не будешь орать во время изнасилования, например, - сверкнул он глазами.
  Нина мгновенно побелела, и парень дал ей увесистый подзатыльник.
  - Сколько раз тебе повторять, что я не буду этого делать. Балбеска. Даже шутки перестала понимать, - он с силой протер свое лицо, - черт с тобой. Развяжу руки. А там делай что хочешь. Все равно из леса без меня ты не выберешься.
  Получив свободу, Нина была сильно смущена. Здраво мыслить она теперь не могла. Благо хоть в желудке от еды стало теплее. Может быть, ей еще повезет не умереть сегодня.
  Подозрительный взгляд все еще следил за Визгардом. Он устал закатывать глаза и потому пытался просто игнорировать ее. Только раздраженно шептал себе под нос что-то про глупых ненормальных женщин. Это было вполне в его стиле.
  "Нельзя упускать его из виду, - думала Нина, - это он только оправдание себе такое придумал. Мол, спасти хотел. Черта с два! Воспользоваться ситуацией хотел. Я-то все знаю про тебя, Визгард".
  - А если бы я сама тебя о чем-нибудь попросила - ты бы исполнил это? - сладко вдруг улыбнулась девушка.
  - Ты же знаешь, что мое воспитание не позволяет мне противиться женщине, - удивленно обернулся парень, - но к чему ты это?
  - То есть ты совсем-совсем не можешь сопротивляться приказам? - продолжала допрашивать она.
  - Ты вообще никогда никому не приказываешь, - вдруг усмехнулся он, догадавшись, к чему клонит малышка.
  "Хочет подловить меня, - саркастически думал парень, - ну пускай попробует. Ей придется хорошенько постараться, чтобы перешагнуть через себя". Нина нервно дернулась и уже не могла вернуть себе прежнее самообладание. Она обиженно сложила руки на груди и обозвала его животным.
  - А вот я могу вновь смутить тебя так, что ты согреешься, - вдруг неожиданно страстным баритоном проворковал Визгард.
  Нина аж красная стала как рак и в ужасе попятилась от него, собирая по полу все занозы. Парень не удержался и расхохотался раньше времени, довольствуясь тем, что добился своего. Нельзя давать этой дурынде спуску. Пускай женщина знает свое место и не задает каверзных вопросов.
  Увидев, что она вновь попалась, Нина обиделась сильнее прежнего. Но она действительно не могла уйти из домика без его помощи и потому проглотила обиду. Только подумала о том, что еще отомстит этому похотливому гаду чуть позже... как только сила будет на ее стороне.
  
  ОНУФРИЙ И ПРЯНИК
  
  Тренера встретили Йорка с распростертыми объятиями. Даже Кира плюнула на былую строгость и вцепилась в него с такой материнской заботой, что парень почувствовал сильную неловкость.
  - Ты перечислил нам многих ребят, но не всех... - Оля испытующе всмотрелась в парня, - где Визгард с Ниной? Неужели не с вами?
  - Нет... - обреченно сказал Йорк, - их с нами не было. Я надеялся, что они здесь. Онуфрий говорит, что видел их вместе на одном коне. Кобыла Нины куда-то ускакала.
  - Ох, нельзя их оставлять вместе... - сжала свой нож Катя, - Визгард давно на нее зуб точил.
  - О чем ты говоришь? - возмутилась Кира, - в экстремальной ситуации все ведут себя по-другому. Я уверена, что он ей ничего не сделает.
  - Просто он занимался несколько месяцев не в твоей группе, - горько ухмыльнулась панкуша, - я доверяю ему, но не полностью. Эта ужасная нелюбовь к женщинам может сыграть злую шутку. Тем более - здесь уже земли его страны. Кто знает, как поведет себя человек, вернувшийся на родину?
  У нее были все основания так думать. Однажды Катя зло подшучивала над Визгардом и добилась от него похабных усмешек. Чтобы проучить юношу за его самоуверенность, панкуша сделала вид, что восприняла слова всерьез. Она завела Визгарда туда, где их никто не видел, и поманила парня к себе. Тот, недолго думая с наглым взглядом попытался расстегнуть молнию на ее кожаной куртке... и неожиданно получил ботинком в челюсть.
  С растяжкой Кати он и раньше был знаком, да только почему-то постоянно об этом забывал. А теперь и вовсе опешил, словно получал от нее подобные удары впервые.
  "Да я сама его спровоцировала, - анализировала собственное поведение позже панкуша, - но с этим дураком, как с горячей лошадью: вовремя не воспитаешь и горе будущим его наездникам. Раз он постоянно твердит, что ничего не знает о местных нравах - то пусть запоминает это через шишки". Ей больше всего не нравилось, как Визгард переводил любые оскорбления на пошлые темы и даже зачастую начинал распускать руки. Интересно, это у него свой характер такой или в стране льдов так воспитали? Или ему просто не хватает духу ударить женщину или нагрубить ей, а пошлость - это лишь способ опустить и оскорбить оппонентку?
  - И вообще если сравнивать Визгарда и Петю, - вдруг продолжила свою мысль вслух Катя, - то я скорее доверю детей и женщин второму, чем первому. Но не буду больше никого стращать. Может быть, это лишь мои предположения.
  - Спасибо за доверие, - не без усмешки "отдал честь" Петя.
  - Не радуйся, - огрызнулась Кира, - в отличие от Кати я тебе никого не доверила бы. И, слава богу, что здесь руковожу всем я, а не мои помощники.
  - Кстати об этом, - наконец лопнуло терпение Коли, - ситуация изменилась. Твое бравое командование привело к тому, что мы рассыпались по разным концам леса и не известно еще, выжили ли те самые Визгард с Ниной или все же сгинули под снегом? Тебе не кажется, что пора запихать свою гордость в одно место и выслушать советы "помощников"? А то такое отстранение не приведет ни к чему хорошему.
  - Коля, ты чего? - опешила Оля, - ты же понимаешь, что Кира ничего не могла поделать в этой ситуации. Никто не мог.
  Она всегда думала, что он более уравновешенный и никогда не повысит голоса на своих. Но это оказалось так неожиданно, что остальные ребята тоже удивленно и настороженно перевели взгляды с одного скандалиста на другого.
  - Коля, пойдем перетрем, - резко схватила его за руку Катя.
  Но парень вырвался из ее хватки и злобно смотрел на Киру, ожидая ответа. Та же выглядела так, будто получила ножом в сердце. Но быстро взяла себя в руки, и только дергающийся от нервов глаз выдавал ее раздражение.
  - Ты хочешь повесить все неудачи на меня? - медленно с ненавистью прошипела она, - ты?! Тот из-за кого и началась эта погоня?
  - Кира, это не правда. Это из-за меня он вынужден был бросить нож в того ангела, - возразил возмущенный Дима.
  - Но он нам ничего вовремя не сказал, - огрызнулась на него главный тренер.
  - Так вы оба прекратите! - встала между ними Катя, - не хватало еще передраться посреди леса.
  - Какая же ты оказалась... гнилая внутри, - плюнул в снег казак, - делаешь глупость за глупостью и даже себе в этом не признаешься. Ты всех погубишь, помяни мое слово.
  И он зло пошел к своей лошади. Панкуша тут же незамедлительно пошла за ним, оставив Киру на Олю. Йорк был в таком недоумении, что предпочел отойти за палатки к подавленной Оксане, Олегу и Осипу.
  - Вот так второй день подряд, - прокомментировала готесса, - гавкаются как дворовые собаки. Только вот сегодня что-то совсем далеко зашло.
  Панкуша с трудом догнала лихого казака. Коля прямо с земли без проблем запрыгнул на спину Гвардии и приготовился уже скакать, но девушка бросилась ему прямо под ноги.
  - Совсем спятила?! - испугался казак.
  - Зачем ты все это наговорил? Обвиняешь ее в глупостях, а сам за собой не следишь, похоже, - бесстрашно обняла она кобылью грудь.
  - Ей полезно услышать про себя такое, - сухо сказал он.
  - Но ты хоть понимаешь, что дети пропали не по ее вине?
  - Я прекрасно это понимаю, - он сдержанно сдал Гвардию назад, - и сказал это ей специально. На самом деле в их пропаже моя вина... но пускай Кира хоть на секунду почувствует то, что чувствую я.
  - Она чувствует это, - заверила его Катя, - мы все виним себя. Но куда ты собрался?
  - Проветриться, - бросил казак и с разворота ускакал куда-то вдаль.
  "Он поехал по волчьим следам Йорка, - догадалась панкуша, глядя ему вслед, - хочет найти Онуфрия с девчонками и привести их сюда. Сердце у него не на месте. Оттого и голову теряет".
  
  Утро было темным, и потому никто еще не проснулся. Онуфрий преданно держал на руках сопящую Ирину, которая и сама не заметила, как прикорнула, облокотившись на него. Карты ловко играли в заплетающихся пальцах парня. Он все также тихо спокойно улыбался, вспоминая лучшие моменты из своей жизни. Глаза хоть и прикрыты, но Онуфрий все равно держал всех под контролем. Он не спал. И свое слово держал.
  
  Несколько лет назад еще при прежних тренерах и другом директоре в клуб из известных нам ребят ходили только Петя, Онуфрий, Олеся, Лена, Оксана и Оля. Причем, они все были в учебной группе. Зина с отцом появились чуть позже.
  В конюшню зашла девочка с потерянным взглядом. Она точно была конницей, судя по ее поведению и по тому, как на нее реагировали лошади. Но только вела себя как-то слишком суетно и рассеянно.
  Лена первой подошла к гостье, чтобы поинтересоваться, кого та искала. Девочка сначала недоверчиво рассматривала ее, подбирая слова, затем как выпалит:
  - Купите у меня лошадь, пожалуйста. Я уже все конюшни города обошла. Никому не могу продать мерина!
  Эмо-кидка так и опешила. Но быстро сообразила, что незнакомку нужно вести к тренерам. А они пока еще опаздывали: было раннее утро. И Лена предложила ей пока что посидеть на скамейке. Та потерянно согласилась и затихла.
  - Это кто? - спросила у подруги Оксана.
  - Не знаю, Ксан. Какая-то чудачка лошадь продает.
  - Почему чудачка?
  - Да ведет себя странно. Пускай сидит тренеров ждет.
  - О... это ей долго ждать придется. Наши тренера любят поспать, - протянула готесса и все-таки отвлеклась на уборку.
  Но через пару минут она проходила мимо той скамейки и услышала тихое хныканье. Обернулась и обнаружила ту самую девочку, ждущую тренеров. Оксане это показалось странным, и она решила все-таки уделить гостье чуть больше внимания, несмотря на то, что в этой конюшне всем друг на друга плевать.
  - Привет, а чего ты плачешь? - обратилась она к ней.
  - Мне очень плохо, - пожаловалась девочка и громко швыркнула носом, - я не хочу Пряника продавать. Но должна.
  - Что за чушь? - вдруг воскликнула, невесть откуда появившаяся, Лена, - как это можно понять? Так ты хочешь продать своего мерина или не хочешь?
  - Лена, будь тактичнее хоть иногда, - демонстративно закатила глаза Оксана.
  Хотя ей тоже ситуация была не понятна и потому она не заступалась за чудачку в полную силу. Глаза девочки переполнились слезами и те хлынули по щекам бурными потоками.
  - Когда уже придут ваши тренера? - перетерпливая унижение пропищала она.
  - Возможно, не скоро, - безразлично ответила готесса, - они у нас делают все что хотят. Могут и опоздать на половину занятия.
  - Какой ужас, - пробормотала девочка, - но я дождусь их.
  - Не стоит. У нас не очень хорошие условия для содержания лошадей, - в этот период у Лены уже начались проблемы с ее любимым жеребенком.
  Гостья промолчала. Эмо-кидка фыркнула и пошла дальше по своим делам. Оксана в неловкости потопталась на месте и ради приличия узнала имя девочки, после чего тоже пошла грузить опилки. Незнакомку звали Ларисой. Это имя никому ни о чем не говорило. Просто очередная мимо-проходящая.
  Но тут подруги заметили, как засуетился Онуфрий. Он стал быстро одеваться в городскую одежду, не дождавшись начала занятия.
  - Ты куда это? - недоуменно спрашивали его ребята.
  - По делам, - коротко бросил парень.
  - Какие такие серьезные дела у тебя могут быть в девять часов утра? - свела брови Лена.
  - Пойду посмотрю коня Ларисы. Она говорит, что ей нужно срочно его продать.
  - Вот дура, - неожиданно фыркнула эмо-кидка, - если бы у меня была личная лошадь - я бы ни за что на свете ее не продала.
  Онуфрий только смерил ее строгим взглядом и молча вышел. Оксана издала какой-то короткий звук и быстро отвернулась от окна. Оказывается гостья все это время стояла рядом с дверью раздевалки, ожидая парня, и слышала каждое их слово.
  - У нее лицо стало такое бледное, будто она вот-вот в обморок упадет, - сказала девочка чуть позже.
  - Да мне плевать, - жестоко "брыкнулась" подруга и сложила руки на груди, - если любишь животное, то ты будешь бороться за него всеми своими силами, а не опускать руки и пытаться сплавить на сторону. Так поступают только слабаки.
  Оксана склонялась к ее мнению, но была на пару месяцев старше, а значит мудрее. Поэтому не согласилась с подругой... но и не отрицала ее. Просто мысленно решила, что эта точка зрения не до конца верна. Ведь бывают такие ситуации, когда от тебя не все зависит. Хотя в данном случае, скорее всего, от Ларисы зависела судьба лошади. А значит вполне возможно, что она малодушничает и просто старается облегчить себе жизнь. Ведь содержать коня не так просто. И не дешево.
  - А что если ей родители сказали продать Пряника? - предположила готесса.
  - Я бы поругалась с такими родителями, но коня оставила. Заставила бы их выбирать между мною и лошадь. И если понадобится - ушла бы из дома. Верхом.
  - Ну, ты и мечтатель.
  - Но нельзя же просто так во всем соглашаться с родаками! - Лена стала пить воду с таким ожесточением, что едва не захлебнулась.
  Оксана посмотрела на нее с наигранным сочувствием и снова устремила взгляд в окно. Онуфрий ее смешил. Да он всех здесь веселил своим странным поведением. Такой весь послушный, правильный, всем стремится помочь, никому ни в чем не отказывает... не пацан, а непонятно что растет! Ощущение, будто у него даже собственного мнения не было.
  - Ты кстати слышала, что Онуфрий скоро в спортивную группу перейдет? - с завистью сказала готесса.
  - Ксанка, ты серьезно?! - опешила эмо-кидка, - я так и знала что он подлиза! Нашел-таки, кому глазки состроить.
  И они продолжили отдыхать в раздевалке, ожидая тренеров. А в это время Онуфрий уже приближался к пункту назначения вместе с Ларисой. Она долго шла молча, после чего все-таки рискнула вновь заговорить с ним.
  - Ты, наверное, тоже считаешь, что я полная дура?
  - Нет, - покачала он головой.
  - Врешь, - обиженно проговорила она и потупила взгляд, - все вокруг думают, что если любишь лошадь - то не продашь ее. Я тоже так думала. Теперь так трудно об этом говорить...
  - Значит, не говори, - уверенно ответил парень, - я сам разберусь во всем.
  - Не разберешься, - покачала головой Лариса и остановилась, - лучше я все-таки сразу объясню тебе суть проблемы. Чтобы не вышло некрасивых ситуаций... ты хороший парень. Я не могу вот так просто подставить тебя.
  - Что?! Подставить? - Онуфрий был сбит с толку, - за что?
  - Сейчас объясню. Присядь, - попросила она и пригласила его на скамейку.
  Ей было непросто говорить все это, но девочка смогла начать. А остальную картину парень воссоздал в голове, мысленно склеивая обрывки фраз сквозь слезы рассказчицы.
  Она всегда любила лошадей. Обожала их больше себя самой. И вот Ларисе повезло устроиться работать в прокат. У мужчины было две лошади, и он с радостью взял девочку без опыта, быстренько обучив ее всему необходимому. С верховой ездой пришлось повозиться чуть дольше, но и здесь ученица наконец-то преуспела.
  Хотя на самом деле ему было не важно, как хорошо она держалась в седле. Лишь бы могла до места работы доезжать (в центр города) и иногда небольшие тренировки лошадям устраивать в выходные дни. Лариса с радостью согласилась со всеми этими условиями и не знала горя.
  А чего ж тут может не понравиться? Обе лошади были почти полностью предоставлены ей. Хозяин с ними практически не занимался и не контролировал ни одну тренировку. Постепенно Лариса даже стала прыгать на конях через небольшие ветки, представляя себя великой спортсменкой. Но из двух лошадей ей особенно полюбился невысокий толстый мерин Пряник.
  Но в какой-то момент малышка пришла на конюшню и с ужасом узнала... что старую кобылу (мать Пряника) хозяин собственноручно зарезал и сбросил ее труп в овраг. Каково было услышать подобное ребенку?
  - Она была больна и больше не могла работать, - жестоко пояснил мужчина и холодными страшными глазами посмотрел на девочку, - будешь вякать - я и Пряника туда же сброшу. Это жизнь. Взрослей.
  Малышка пыталась подать на него жалобу каким-то там защитникам животных, но у нее ничего не вышло. Труп кобылы не нашли, а значит и обвинения обнулились. В жестоком обращении его тоже не обвинили. И таким образом Лариса подставила сама себя. Потому что коня не отсудила, а хозяина сильно разозлила.
  И мужчина стал с тех пор ее шантажировать. Сказал, что если она не найдет до конца лета денег и не выкупит Пряника - то он точно сдаст его на бойню, т.к. для проката этот конь не подходит. Слишком много жрет.
  Девочка не хотела проверять, насколько были правдивы его слова, и стала искать деньги. К счастью, обошлось без уголовщины, но в долги ее семья все-таки влезла. Родители поддались слезам малышки и помогли ей купить коня. Но содержать Пряника было негде и потому они оставили его все у того же жестокого хозяина.
  Для Ларисы не многое изменилось: тот же двор, та же работа в прокате (только так она могла расплатиться за постой) и тот же страшный злой дядька над головой. Она металась примерно полгода по всему городу, пытаясь найти постой подешевле, но все только смеялись над нею и отказывали. И самым большим ударом для малышки стало то, что собственные родители потребовали поскорее избавиться от Пряника.
  - Мы не можем расплатиться из-за него с долгами, - ругались они, - и мы предупреждали тебя, что купим мерина лишь затем, чтобы постепенно перепродать его другим. Неужели ты забыла?
  Она не забыла. Она надеялась, что они одумаются и все пойдет на лад. Но оказалось, что девочка сделала только хуже. Она полюбила Пряника всей душой и только сейчас сбылась ее мечта (получилось его выкупить), но снова жестокая судьба не пощадила детские нервы. Все разбилось о финансовую стену.
  Хуже того, беспродистого прокатного мерина никто не хотел покупать. Лариса узнала, что ужасно много переплатила за него бывшему хозяину. Их надули! Он утверждал, что цена за Пряника - мясная и ниже делать ее не собирается. Но откуда же ребенку было знать, что дворняга размером с пони переростка никак не может стоить сто тридцать тысяч по "мясной" цене?
  И вот теперь она тоже поднимала цену перед Онуфрием, понимая, что так поступать не красиво. Но деваться некуда. Он был ее последней надеждой, и из-за эмоций девочка не смогла обмануть такого открытого человека. "Теперь он, скорее всего, пошлет меня подальше, - испуганно подумала Лариса, - вот я дура!".
  - Пожалуй, я найду столько денег, - призадумался Онуфрий, - я копил их на покупку гаража для дополнительных тренировок по боксу. Нам с друзьями не хватало свободного места для этих целей, и я начал работать, чтобы подкопить зелени. Кажется, за три года мне удалось собрать как раз где-то сто пятьдесят тысяч. Вернее, без родительских вложений там тоже не обошлось... да что я тебе рассказываю? Сама ведь знаешь теперь, как и откуда такие деньги берутся.
  Он ласково хлопнул ее по плечу и улыбнулся. У девочки чуть сердце не разорвалось. Парень попросил подождать его здесь и убежал домой за нужной суммой. А она сидела как дура и все терзалась сомнениями на счет его честности. "Не вернется, - говорила она сама себе, - сбежал. Наверняка обманул меня". Но зачем-то она продолжала сидеть на месте и ждать.
  И так прошло где-то полчаса. Лариса уже не злилась на Онуфрия за побег. Она понимала, что в мире нет добрых людей, которым было бы не наплевать на ее проблемы. Ведь кто она для них? Очередная обманутая идиотка. Пускай, мол, теперь сама свои проблемы расхлебывает. Так часто бывает: проще посмеяться над чужими ошибками, чем протянуть руку помощи.
  Но вдруг из-за спины перед нею упал на скамейку какой-то кулек. Его край немного отогнулся ветром, и Лариса с недоумением увидела деньги. Она задрала голову и увидела счастливого улыбающегося Онуфрия.
  - Ты бы видела, как обрадовались за меня друзья, - выпалил он, запыхавшись, - они конечно сначала расстроились, что гараж откладывается, но когда услышали, ради кого я стараюсь - сразу согласились подождать!
  - А твои родители разве были не против? - недоверчиво переспросила девочка, - ты ведь Пряника даже не видел. Я думала, так никто не покупает лошадей.
  - Ну, я тебе на слово верю, - легко пожал плечами юноша и снова взял пакет в руки, - раз ты его так любишь - значит, стоящий конь. Разве нет? Ну, пошли уже, чего застыла? Чем быстрее выкупим - тем проще будет решить вопрос с коневозом. А то они в этом году прям нарасхват. Жаль наша конюшня пока что свой не купила.
  Он тащил Ларису за собой и все о чем-то тараторил. А она бежала рысцой словно под гипнозом и все не верила в происходящее. Даже дар речи потеряла и молчала до самого конца, лишь жестами показывая дорогу.
  Когда Онуфрий увидел Пряника, то немедленно похлопал его по толстой шее и признался, что именно о таком коне всю жизнь и мечтал. Затем бегло рассмотрел его со всех сторон и еще раз радостно похлопал по шее.
  - Деньги уже твои, - удивленно обернулся он к Ларисе, - чего не прячешь их в сумку?
  - Жду, когда ты осмотр закончишь, - призналась она, - вдруг что не понравится, и ты откажешься покупать.
  Онуфрий как будто разозлился. Так исказилось его лицо от ее слов. Он тихо подошел к ней и выхватил куль из рук. Девочка даже вздрогнула и чуть опять не расплакалась.
  - Глупая ты девчонка, сил нет! - впервые он рявкнул на нее, - я своих слов назад не забираю. Если сказал, что помогу тебе - значит, сделаю это любой ценой. Даже если бы передо мною стояла хромая на все ноги слепая лошадь - все равно купил бы!
  - А смысл? - пискнула она, - я никогда не встречала таких странных людей как ты...
  - Эти странные люди называются "конники", - нравоучительно проговорил Онуфрий и решительно собственноручно запихал пакет с деньгами в сумку девочки.
  Затем пообещал увезти мерина на неделе и ушел восвояси. Лариса пораженно сжимала пальцами вздувшийся рюкзак. Она уже ни во что не верила и была одновременно безгранично поражена такому поведению. Ей действительно даже среди конников до сих пор не встречались подобные личности...
  - Он больной. Он точно не адекватный, - пролепетала она и ласково обняла Пряника за шею, - но, может быть, мне повезло... нам... тебе, Пряник.
  
  - Онуфрий, - вдруг очнулась на руках у парня Ирина, - я уснула что ли?
  Парень вырвался из своих мыслей и ласково взглянул на озябшую малышку. Затем потрепал ее по волосам и кивнул.
  - Ты рассказывал про то, как выкупал Пряника, кажется, - сладко зевнула девочка, - и я уснула на самом интересном месте, оказывается. Куда пропала Лариса после того как ты выкупил Пряника?
  - Куда-то исчезла, - пожал плечами Онуфрий, - я искал ее и в интернете и через того же мужика, но ее и след простыл. Кто знает, может, она была послана мне судьбой, чтобы получить самого преданного и шикарного коня на свете?
  - Ну ты и дурачек, - хихикнула близняшка, - она скорее всего выдумала всю эту трогательную историю и разыграла спектакль ради того чтобы сплавить тебе надоевшую лошадь. Я таких людей в конном мире уйму встречала. Тоже долгое время отказывалась верить, что конники могут быть такими злодеями, но факт есть факт. Если бы она по-настоящему любила свою лошадь - то навещала бы ее каждый день после продажи. Ты же ведь не запрещал?
  - Я не просто не запрещал, но даже звал ее, - вздохнул Онуфрий, - но она приходила на нашу конюшню всего два раза и после этого бесследно исчезла. У меня не осталось ни ее телефона, ни адреса. Но, может быть, она была вынуждена уехать из города. Кто знает?
  - Ты всегда всех оправдываешь и защищаешь, - с легкой грустью улыбнулась Ирина, - а как ты оправдаешь Киру? Она так сильно нас всех обидела тогда...
  - У нее были на то веские причины, - мягко заметил Онуфрий, - Кира не по годам мудра. Она не стала бы без причины давить на нас. И, в конце концов, оказалась права.
  - В чем же?
  - Она требовала от нас безукоризненного повиновения, так как по пятам летел опасный враг. И если бы мы не прислушались к ней - то нас нагнали бы на полях, и там уж не удалось бы скрыться без боя. А с таким количеством Ангелов сражаться было бы нереально. Согласись, ведь, что нас спас этот лес. Если бы мы не прекратили пререкаться между собой - потеряли бы драгоценное время, которое потратили на путь.
  - Но почему нельзя было объяснить все это по-хорошему? - насупилась Ирина, - это было слишком жестоко.
  - Начальник другим быть и не может, - пожал плечами парень, - это их рабочая маска. Даже если человек всю жизнь был другим, на этом посту он обязан быть решительным, твердым и рациональным. Иначе весь коллектив поляжет. Эмоции только мешают в идеальной стратегии.
  - Но мы потерялись, - попыталась возразить малышка.
  - Но мы ведь живы, - сказал на это Онуфрий, - и остальные ребята тоже, наверняка, спаслись. Вот, например, твоя сестра... говорят, что между близнецами существует какая-то удивительная нерушимая связь. Так ли это?
  - Да, мы с Ниной всегда чувствуем настроение друг друга на расстояние, - с теплой гордостью проговорила Ирина.
  - Ну и что ты чувствуешь сейчас? - поинтересовался юноша.
  - Я чувствую, что она цела и невредима, - грустно улыбнулась девочка, - но ей там нелегко. Даже не знаю, что с нею происходит сейчас. Я бы расправила крылья, да только на холодном ветре моментально превращусь в ледышку.
  - Вот и не дергайся, - по-отечески обнял он ее, - скоро за нами приедет подмога, и мы вновь воссоединимся. Помяни мое слово.
  - Откуда тебе это знать?
  - Я просто знаю Киру, - он уперся подбородком в ее затылок, - она всю землю руками перероет, но в обиду ни одного спортсмена не даст. За это я своей жизнью ручаюсь!
  И ему хотелось верить. Впервые за последние несколько дней душа Ирины успокоилась, и она искренне позволила себе немного расслабиться. Невозможно быть постоянно напряженным как тетива лука. Слава богу, что в эту трудную минуту с ними рядом оказался Онуфрий...
  
  ТРЕТИЙ УЧЕНИК
  
  Постепенно в течение суток спортсменам удалось воссоединиться. Они радовались друг другу так, будто никогда больше не надеялись увидеться. Девочки снова плакали, но теперь от счастья. Мальчики изображали из себя невесть что, демонстрируя храбрость.
  А самое главное, что все теперь смотрели друг на друга совершенно иначе. За эту ночь в лесу у каждого спортсмена произошла такая мощная переоценка ценностей, что они действительно больше не могли относиться друг к другу как прежде. Самый сильный сдвиг произошел и в отношении многих ребят к Онуфрию. Они перестали его сторониться, а некоторые девчонки и вовсе начали стабильно обращаться к парню за советом или помощью. Казалось, он тоже был счастлив, хотя раньше не проявлял внешне свою потребность в их дружбе.
  - Теперь я знаю, как можно излечить руку Визгарда, - торжественно объявила Зина, - наконец-то исцелила Йорку сломанное ребро. Теперь можно взяться и за второго конника. Где он?
  - Говорят, уже на подходе, - ответил Тим и ласково обнял девушку за талию, - но что ты вся извелась из-за него? Не хочешь уделить единственное свободное время мне?
  - Тимка, ты и так отнимаешь у меня его слишком много, - рассмеялась девочка-олененок, - я слишком много думаю о тебе. Ты бы знал, как я волновалась, когда мы разъединились!
  Кира хоть внутри себя и ликовала, но внешне старалась казаться неприступной крепостью. Она с серьезным лицом смотрела вдаль и незаметно облегченно вздохнула, увидев там лошадей.
  Оказывается, пока Коля ездил по лесу в поисках остальных ребят (ему, кстати, помогал потом и Йорк в облике зверя), он наткнулся на кобылу Нины. Бедная запуганная Слава запуталась уздечкой в каких-то кустах и перетерпела там целую ночь, не в силах порвать амуницию. Странно, конечно. Ведь любая лошадь способна избавиться от оголовья, но Славе, видимо, что-то сильно помешало это сделать. Слава богу, хоть цела осталась.
  - Нина в плохом состояние, - с ходу выпалил Визгард, пытаясь одной рукой снять ее с кобылы, - она сильно простудилась и, кажется, теперь у бедняжки поднялась температура.
  Парни тут же помогли перенести девочку в теплую палатку и через пару минут над нею уже "колдовала" Зина. Сердце Иры разрывалось оттого, что она ничем не могла помочь. Но на помощь ей снова пришел Онуфрий. Только он мог успокоить бедняжку в такой непростой ситуации.
  - Послушай, - потянула Визгарда за собою Катя, - ты...
  - Да ничего я ей не сделал, - тут же опередил он ее вопрос и с раздражением вырвался из рук, - и чего вы меня все во всех смертных грехах обвиняете? Понимаю, что я среди вас еще гость, но попытайтесь понять меня хоть на секунду. Я устал от этой паранойи! Знали бы вы, чего мне стоило доставить ее сюда невредимой с моей больной рукой.
  - Ох, какой бедняжка, - передразнила его панкуша и больно ткнула пальцем в грудь, - молись, чтобы общее состояние Нины объяснялось одной лишь только простудой. Если я узнаю, что ты что-то успел там наделать...
  - Отвали от меня, - грубо оттолкнул ее Визгард и взгляд его стал суровым, - вряд ли она скажет вам что-то хорошее. Мы немного повздорили. Но клянусь, я ей ничего не сделал.
  - Вот и проверим, - сложила руки на груди Катя, - ты свободен.
  - Спасибо, госпожа, - с ядом в голосе отблагодарил он и раздраженно направился к своей лошади.
  Только с нею он чувствовал себя комфортно. Остальной коллектив так и не привык к чужаку до конца.
  Когда Нина пришла в себя, то над нею уже нависло куча народу. Ребята радостно улыбнулись ее пробуждению и счастливо поприветствовали теплыми прикосновениями. Девочка озадаченно села, схватилась рукой за голову и попыталась сообразить, где она находится.
  - Мы снова все вместе! - бросилась ей на шею сестра, - как ты себя чувствуешь теперь?
  - Хорошо, - прислушалась к своему организму Нина и обняла одной рукой близняшку, - я так переживала и соскучилась по тебе. Все в порядке?
  - Да, Онуфрий и Йорк спасли нас, - улыбалась во весь рот Ира, - а у тебя как все было? Визгард тебя не обидел?
  Девочка не спешила с ответом. Она сильно простудилась в том проклятом домике, и помнила только злые шутки парня. Но потом у нее поднялась температура и весь мир погрузился в грязное непроглядное марево... она уже тогда думала, что помрет, не увидев семью и друзей. Поэтому бедняга даже не запомнила, как оказалась здесь с остальными спортсменами. Неужели Визгард все-таки сдержал слово и довез ее досюда?
  Но не успела она ответить, как внутрь вошли тренера и стали расспрашивать о том же самом. Девочка даже улыбаться не могла, но ответила все как ну духу...
  Визгард дремал, облокотившись о бок Храброй. Вдруг он очнулся из-за ее злого храпа, предвещающего чье-то приближение. Парень открыл глаза и снова удивленно увидел Катю. Ради нее ему не хотелось подниматься, и юноша просто молча стал ждать, что она скажет.
  - Нина ничего не рассказала про тебя плохого, - ответила она и через силу добавила, - возможно, ты зря наговаривал на себя. Может быть мне стоит извиниться...
  - Не обязательно. Ваши слова и гроша ломанного не стоят, - обиженно ответил он, - и как вам не пришла в голову мысль, что я мог запугать ее и заставить говорить про меня только хорошее?
  - В ее состояние и при таком характере - это невозможно. Нина не такая слабая девочка, какой кажется. Мы все не так просты. Чем раньше ты это поймешь, тем быстрее вольешься в коллектив, - и панкуша собралась уже уходить, но Визгард снова окликнул ее.
  - Сомневаюсь, что это когда-нибудь случится, - проговорил он и больше ничего не добавил.
  Девушка мысленно обозвала его идиотом и ушла по своим делам. А на парня навалилась какая-то сильная грусть, и он стал нервно перебирать в руках кобылий хвост. Юноша был уверен, что Катя не поняла его. Но не хотел говорить ей всю правду. Слишком рано.
  - Эй, - окликнула его вдруг Зина.
  - Господи, что вам всем от меня нужно? - возмутился Визгард.
  - Идем руку лечить. Я готова, - с радостной уставшей улыбкой позвала она.
  У Зины было такое неописуемое счастье на лице, будто ей подарили самый огромный торт в мире на день рождения. Все спортсмены столпились вокруг, наблюдая за тем, как она мастерски сращивает переломанные кости вместе, делая это абсолютно безболезненно.
  - Богиня учила меня превращать себя и другие предметы, к которым я прикасаюсь, в бумагу, - комментировала каждое свое действие Зина, - ну я и подумала, что технология переработки старой макулатуры поможет в лечение человеческих конечностей. Превращая руку Визгарда в бумагу и разбавляя ее водой, я могу слепить необходимый предмет и вернуть ему, затем, обратно органический состав... вот я почти и закончила... готово!
  После непонятных действий и слов девочка торжественно протерла вспотевший лоб руками и села напротив парня на тряпки. Визгард был очень недоволен таким количеством зрителей, но деваться было некуда. Он недоверчиво аккуратно попытался согнуть свою руку... а затем разогнуть ее и сделать несколько круговых движений. "Поразительно, - шокировано уставился он на свою вылеченную конечность, - даже не болит! Вот это да".
  Остальные спортсмены тоже остались под таким сильным впечатлением, что долго театрализовано рукоплескали своей новой лечащей богине Зине и кинулись подбрасывать ее в воздух. Всем хотелось крупицу праздника в таких непростых условиях. И потому радостный веселый порыв смог раскачать даже самых черствых.
  
  Вырвавшись галопом из леса, спортсмены ощутили небывалый позитивный прилив. Визгард обещал, что уже сегодня им удастся приехать в незнакомую страну и выспаться в комфортных условиях. Кто знает, может быть, местные жители и справиться с Ангелами помогут? На это Кира особенно надеялась. Она не планировала провести остаток жизни в скитаниях.
  - Начиная с этой границы, вы можете снова призывать своих духов в любой удобный момент, - оповестил ребят Визгард, - началось третье измерение по горизонтали.
  - Ничего не поняла, - откликнулась Кира.
  - По вертикали - это когда ты переносишься в другой мир через видимые порталы, и эти земли могут находиться совершенно на другой планете или вселенной. А по горизонтали - значит, что внешне природа вокруг не меняется и порталы невидимые, но это уже не ваш человеческий мир. Там где обычный человек видит лишь голые поля, мы видим города и страны. И не просто видим, а жить в них можем. Это давно известная каждому ребенку истина.
  - Хватит нас уже подкалывать, - скривилась главный тренер и пришпорила Халву, пытаясь вырваться вперед.
  Визгард как-то неоднозначно улыбнулся ей вслед. Ну не мог он отказать себе в том, чтобы хоть раз не указать этим женщинам на их невежество. Тем более, здесь на родных просторах его душа тоже пела. Хотелось сделать что-то безрассудное, но внутренние оковы мешали парню так поступать.
  Он держался в этом измерении строже, чем на конюшне. Катя быстро отметила про себя эти перемены. Она за всеми незаметно следила и анализировала. Ведь Оля просто не способна была здраво оценивать ситуацию, а Коля и вовсе был ослеплен своей жертвенной верой в здравомыслие детей. Нельзя так пускать все на самотек, ой, нельзя...
  Оставалась последняя остановка в полях. Спортсмены разбили лагерь, повесили над кострами котелки с едой. Провизии становилось все меньше. Но хоть мороз перестал кусаться, и солнце здесь было теплое, несмотря на снег вокруг. Душа пела в надежде на скорейшую развязку.
  - А вот и я, - от этих слов Осип с Оксаной налетели друг на друга и повалились кубарем на землю, едва не свалившись в овраг.
  Они, отплевываясь от снега, подняли глаза наверх и обнаружили там демона. Он был счастлив подловить их и снова заставить валяться у собственных ног. Ребята же успели отвыкнуть от этой извечной слежки...
  - Всего-то пару суток не виделись, а вы уже расслабились? - усмехнулся он.
  - Да, типа того, - пробормотала Оксана, вспоминая свои струпья на руках после его последнего наказания.
  - Не бойтесь, сегодня я пришел не за вами, - потер Петр свою щетину, - мне нужна свежая молодая кровь. Нет-нет, никаких убийств. Я всего лишь ищу третьего ученика.
  - Зачем вам? - на свой страх и риск поинтересовался Осип.
  - Для кое-какого ритуала, в котором вы тоже будете участвовать, - честно признался демон, - поэтому поторопитесь, пока снова не исчезли в каком-нибудь измерении. Найдите мне жертву сегодня же.
  - Надеюсь... вы не собираетесь никого из своих учеников убивать потом? - заикаясь пролепетала готесса.
  - О нет, можете мне в этот раз поверить. Я планирую сделать из вас настоящих воинов, а не покорных овец. Что за грустные лица? Думаете, что я как всегда солгал? Ну, вам решать. Время пошло, - и он испарился в воздухе.
  Друзья переглянулись. "Полтергейст какой-то", - мысленно выругался Осип и помог Оксане подняться на ноги. Они брели теперь по полю в полной тишине, задумавшись над словами демона.
  - Может быть ну его? В стране Визгарда какое измерение? - осторожно предложила Оксана.
  - То же, что и здесь, - покачала головой Осип, - и нельзя игнорировать приказы Петра...
  - Да знаю я, знаю, - нервно отмахнулась она, - уж и пошутить нельзя. Совсем никакой мне отдушины с этим демоном.
  
  Олег с кислым лицом перебирал хворост в оврагах. Жаль, что они отъехали так далеко от леса. Теперь огонь разжигать почти что нечем. Рядом плелась зевающая от недосыпа Лена.
  - Попробую-ка я опять одну свою штуку, - парень присел на месте и сложил руки вместе.
  - Это называется "халтурить", - подколола его эмо-кидка.
  Но он только отмахнулся и попросил не мешаться. Девочка не собиралась все делать сама и потому тоже села рядом, ожидая, когда он оклемается.
  Вдруг парень поднял ресницы, а под ними открылись абсолютно белые глаза. Девушка не без удивления уставилась на них, когда ее вдруг схватили за плечо, и бедняга с визгом подскочила на месте. Обернувшись, она выругалась и дала клону Олега по лицу ладонью.
  - Что ж ты сразу драться-то? - швыркнул носом клон.
  - В сотый раз говорю тебе не подкрадываться ко мне! - рыкнула девочка, - еще раз подобное прокрутишь - и я каждому твоему клону по носу дам! Каково тебе будет потом?
  - Нашему Единому Олегу будет от этого не очень приятно, - все еще потирал больную щеку клон, - но ты не халтурь, кстати. Оставь его здесь, и идем за дровами.
  Лена обернулась и только сейчас поняла, что имел в виду парень. Он размножился для того чтобы охватить как можно большую площадь поиска. Хитро. Но только до сих пор эмо-кидка не знала, как проходит все это клонирование на самом деле. Оказывается, есть Единый хозяин, контролирующий разом всех своих клонов. И вот он-то ничего не может делать, а только сидит на месте и медитирует. "Не очень удобные способности", - посочувствовала ему эмо-кидка.
  - А почему ты сам не можешь со всем справиться? - с лисьей улыбкой обратилась она к клону, - ведь Олег может создать любое количество таких как ты. Разве нет?
  - Вообще-то количество ограниченное, - склонил голову на бок юноша, - и это физически неприятная процедура. Если кому-то из нас будет холодно или он провалится в овраг из-за плохого контроля - то боль...
  - ...вернется хозяину. Да-да, я это уже слышала, - нервно закончила за ним Лена и раздраженно взяла свой хворост в руки, - пошли работать. Нечего тут прохлаждаться. Будем надеяться, что Единый Олег себе точно ничего не отморозит, пока будет сидеть тут.
  Но она не догадывалась, что хозяин клонов слышит все вокруг себя, несмотря на медитацию. Он с тоской вспомнил свою неудачную борьбу с ангелами в тот день...
  Расклонировав себя и лошадь, Олег попытался увести часть погони за клоном. Но как только эти крылатые посланники неба начали всеми возможными жестокими способами потрошить его "собратьев", хозяин едва не потерял сознание от боли и ужаса. Столько раз он точно не испытывал смерть... и поддавшись наваждению, Олег сдался, забившись в какое-то укрытие, трясясь от слабости и страха, спасая собственную шкуру.
  Позже он пытался убедить себя, что у него не было выхода, что его способности слишком бесполезные в борьбе, но совесть все не утихала. Юноша был подавлен, но старался не демонстрировать этого на людях. И к счастью в тот период на него никто не обращал внимания, увлеченные поисками пропавших спортсменов.
  Только вот с самокритикой у парня все было в порядке, и потому он не успокоился до сих пор. И теперь злость на самого себя дошла до такой степени, что хотелось пойти на любую крайность, лишь бы что-то изменить.
  Вернувшись в лагерь, Олег вдруг обнаружил знакомые черные очертания вдали... он узнал этого призрака, и сердце его с готовностью отстучало чечетку. Парень ничего не сказал Осипу и Оксане и отправился в погоню за существом.
  - Стой! Я хочу обратиться к тебе за помощью, - выкрикнул Олег, нагнав демона.
  Тот застыл на месте, но даже по его спине было видно, как внимательно он слушал. Юноша перевел дыхание от быстрого бега и решился продолжить.
  - Моя способность... она очень сильно не продумана. Из-за того что я чувствую боль клонов, я не могу нормально ими пользоваться. Осип сказал, что ты помог ему однажды. Как?
  Мужчина медленно развернулся. По его лицу читалась радость как после долго ожидания. Он мягко двинулся навстречу как крупный хищник из семейства кошачьих.
  - Это легко можно организовать, - демон протянул юноше руку, - но знай, что ты заключаешь сделку с самим дьяволом. Не со мной одним. Я с этого ничего не получаю. Поэтому мне нет смысла обманывать тебя или делать тебе хуже. Но за результат я не ручаюсь.
  "И почему я не обратился сперва за помощью к своему богу? - запоздало спохватился парень, - не слишком ли я поторопился?". Только сейчас он ощутил такое просветление в голове, будто до сих пор находился под гипнозом.
  Но парень прыгнул в омут с головой... теперь нельзя отступаться. И как его угораздило? Что он только что наговорил? Как сюда попал?
  - Нужно всего лишь пожать руку? - усомнился парень, мучительно соображая, почему он идет на это, - так просто?
  - Серьезные шаги всегда начинаются с простого, - с уверенностью заявил тот.
  В душе Олега боролись неясные чувства и сомнения. Он понимал, почему к Петру никто и никогда не обращался с просьбами, но не мог устоять (он еще не знал всю правду про Осипа с Оксаной). Тем более что он обратился к нему не ради собственной выгоды.
  - Пока боль мешает мне - я не смогу никому помочь, - парень решительно и крепко пожал протянутую ладонь, - только без шуток, пожалуйста. Не разочаруй мои ожидания.
  Петр сатанински улыбнулся и резким движением притянул Олега к себе. Тот не ожидал этого, но постарался сохранить невозмутимость на лице. Демон оказался совсем близко.
  - Ты не разочаруешься, - по-змеиному прошипел он и отпустил паренька.
  Олег был в недоумении. Он не ощутил сперва в себе никаких изменений. А после последних речей этого существа на душе осталась какая-то необъяснимая тревога рухнувших надежд.
  - А что ты сделал-то? - шагнул он следом за мужчиной, пытаясь быстрее выяснить свое преимущество.
  Тем более, вдалеке появилась Кира. Заметив этих двоих рядом друг с другом она почуяла неладное и немедленно направилась к ним. "Что он задумал? - не на шутку испугалась она, - хоть бы не опоздать!". Олег заторопился.
  Но вместо ответа демон снова замер, однако, в этот раз ненадолго. Юноша не заметил удара, он даже не видел, когда демон успел развернуться. Однако в следующую секунду из его живота торчал длинный кинжал, а глаза напавшего наполнились непередаваемым наслаждением при полном равнодушие в чертах лица.
  Олег ощутил, как слабеет его тело и схватился руками за проколотую рану, пытаясь остановить кровь. Демон медленно вытащил оружие назад и неспешно сделал несколько шагов в сторону, позволяя жертве упасть на колени и согнуться вдвое как бы приклоняясь перед своим хозяином.
  - Сейчас ты сам все поймешь, - проговорил уже издалека Петр и остался наблюдать за развернувшейся сценой.
  Кира не успела его остановить. Она тоже не заметила, когда был нанесен удар. Только Петр умел так нападать...
  Дыхание девушки перехватило от ужаса, но когда она подскочила ближе к Олегу, было уже поздно. Из раны текла кровь, его лицо стремительно бледнело, а губы не шевелились. Парень был в сознании, но от боли не мог вымолвить ни слова.
  - Что ты наделал, предатель? - обхватив товарища руками, заорала на демона Кира, - я... я убью тебя...
  - Все это ему во благо, - мурчащими интонациями ответил тот.
  - Ему больно. Что ты этим хотел доказать? - она думала сейчас же приняться за Петра, но он отчего-то больше не нападал.
  И потому разумнее была мысль срочно отвести Олега к Зине. Но, казалось, что он даже идти не может. Паника все нарастала.
  "Что со мной? - стучала по вискам парня одна и та же мысль, - что со мной? Это все как будто бы впервые...". Он поднес окровавленную руку к глазам: "Что со мной не так? Я больше не боюсь вида крови...".
  Голос Киры доносился до него как через вату. Но вместо боли... юноша вдруг ощутил такую волну наслаждения, как будто ему вкололи наркотики. Парень потерял рассудок и в голос расхохотался, чувствуя, как радость растекалась по всем его конечностям, выходя изнутри вместе с кровью, обретая галлюциногенные краски торжества. Он смеялся и не мог остановиться, нажимая на собственную рану, ощущая новый прилив счастья и не понимая, как не мог испытывать этого раньше. Ему было так хорошо, как не могло быть и от ночи с девушкой. Это было сильнее экстаза, это было умопомрачительно... ему не хотелось ничего кроме как водить пальцами по собственной ране и извлекать из нее новые приятные ощущения, путаться в своих мыслях и желать этого снова и снова. Да, ему показалось, что он сошел с ума. Но это было так приятно, так чертовски привлекательно!
  Кира находилась от этого в таком шоке, что невольно отстранилась от друга, с неподдельным ужасом в глазах созерцая его безумие. Олег метался по земле и смеялся, заливаясь слезами и слюнями. Он низко пал, превратился в животное и вел себя так, как будто конец был близок. Она непонимающе оглянулась на Петра. Тот был вроде бы доволен результатом, но внешне этого не показывал. Только глаза его смеялись под стать этому истеричному Олегу.
  - Что ты сделал? - чеканя каждое слово, прорычала Кира.
  Она была не в себе. Ей хотелось разорвать этого подонка на части голыми руками. И она была способна на это. Она могла сделать это прямо сейчас. Оставалось только приблизиться на пару шагов к объекту.
  - Я сделал его мазохистом, - любезно пояснил демон, - он сам меня об этом попросил. Мы заключили сделку.
  - Нет... - прежняя уверенность Киры немедленно схлынула, - Олег... глупец... я же предупреждала тебя... я всех вас предупреждала!
  - Если человек чего-то по-настоящему желает - его ничто не остановит, - наконец-то демон улыбнулся, - я многим из вас уже оказал какую-то услугу. Тебе тоже... внучка.
  - Хочешь сказать, что теперь мы все у тебя на крючке? - на место прежней эмоции стала приходить новая, совершенно на нее непохожая, - и когда это ты успел мне в чем-то "помочь"? Язык не поворачивается назвать мусор вроде тебя дедом...
  - А депутата своего помнишь, дорогуша? Чьей смерти ты так страстно хотела... я над ним особенно постарался. Все ради того чтобы родня была довольна.
  - Ты же говорил, что это Олин заказ... - взгляд девушки наполнился неописуемым ужасом.
  - О да, - кивнул Петр, и ее как будто насквозь прошило осознанием этого, - он умер очень мучительно. Но не из-за Оли. А из-за вас обеих. И я вижу, как тебе нравится эта мысль. Только ты никогда в ней не сознаешься. А зря. Генетика в тебе забурлила сейчас с особой силой. Хоть ты мысленно и отрицаешь наше родство, но в глубине души сама чувствуешь его... наслаждаешься страданиями врагов... жаждешь мести... способна на убийство сама.
  - Нет... - Кира хотела схватиться за голову, но это означало бы абсолютное ее поражение.
  Она пыталась выглядеть увереннее, чем была. Но Петр видел ее насквозь. Он всех тут знал лучше, чем они себя. Ему ничего не стоило найти червоточину в каждом человеке и вывести ее на поверхность. В этом он был мастер. И от этого становилось страшно... ужасно, как много власти имел этот нечеловек над ними всеми. И Олег был не виноват в том, что проявил глупость и повелся на его соблазнительные речи. Просто Петр нашел подход и к нему... он заставил беднягу поверить в то, что тот на все решился сам. Рано или поздно этот гад погубит их всех. Это лишь вопрос времени.
  - Что ты делаешь со всеми нами?.. Мне уже плевать на себя, но... - задрожал голос Киры, - я не отдам тебе в обиду остальных ребят! Олег был первым и последним агнцем в твоей игре. Я не позволю!
  И тут Петр оказался неожиданно близко к девушке, едва касаясь руками ее подбородка. Но он не делал этого только потому, что видел, как решительно настроена Кира: тронь он ее хоть пальцем и она откусила бы ему руку. Но это все только забавляло демона, не более.
  - О нет, не первым. И даже не последним. Ты просто многого не замечаешь под собственным носом. Меня никто не сможет остановить, Кира. Понимаешь? Никто. И ты мне не указ, - и столько правды было в этих словах, что девушка онемела, застыв на месте, и бессмысленно смотря на него.
  Она не могла пошевелить ни пальцем, ни рукой и это пугало ее. Где-то в глубине шевельнулся ребенок и заплакал, упрекая тело в том, что оно так предательски поддалось панике, но Кира, в самом деле, не могла ничего сделать.
  Она физически была заморожена и все это не благодаря сверхспособносятм Петра. Это ее потайные страхи сказались, сковали хозяйку в клетке нерешимости... и даже когда демон ушел, Кира еще долго стояла в этом положении, не способная вздрогнуть и моргнуть. Почти как тогда, когда он зажал ее у стены тренерской. Только теперь все еще хуже. Теперь она ощущает, что они родня... как зла судьба! За что? Почему она не могла родиться обыкновенным человеком? Из-за этих уз девушка чувствовала себя под его властью. Она трепетала перед ним как ребенок перед стариком. Но почему она не может избавиться от этого наваждения?..
  И даже истеричные дерганья Олега позади не смогли заставить ее подойти и помочь. Наваждение прошло само, но не сразу. И когда Кира вернула себе самообладание, она уже не могла понять, что так заморозило ее после разговора с тем подлецом. Он пугал ее своей властью? Нет, неправда. Это было что-то глубже. Что-то на уровне гипноза... что-то на уровне инстинктов. Себе такого не простишь, но и не поддаться было невозможно.
  Кира наконец-то оглянулась на Олега. "Что же теперь делать? - как в тумане думала она, - надо срочно к Зине, но.... Я ничего не соображаю. Ничего не могу понять...". Она почувствовала сильную слабость и испугалась, что вот-вот потеряет сознание по непонятной причине. Нужно было срочно что-то сделать, что-то предпринять...
  
  - Спасибо за помощь, - вдруг сказал демон Осипу с Оксаной, - вы свободны.
  И он исчез также неожиданно, как появился. Ребята были сильно озадачены и удивленно переглянулись. Что он имел в виду? Нашел себе ученика без их помощи? И кто этот несчастный?
  - Даже любопытно, - отложил свою порцию в сторону парень, - кто этот ненормальный доброволец?
  - Может быть, спросить духов? - предложила Оксана.
  - Чем они тебе помогут? - хмыкнул друг.
  - При первой нашей общей встрече Петр сказал, что к нему за помощью обращался только один из богов. И из нас это сделает тот же самый человек. Фактически мы с тобой не просились к демону в ученики. Он просто... манипулировал нами.
  - Хочешь сказать, что кто-то буквально подошел к нему и сказал "возьмите меня к себе, я готов терпеть все унижения"? Что-то сомневаюсь. Тем более мы не трепались никому о том, чем занимаемся в свободное время, - Осип призадумался, - но что-то интуиция моя шалит. Наверное, действительно стоит быстрее найти этого дурня.
  - Или дурочку, - кивнула готесса.
  
  БОГ И ДЕМОН
  
  - Вы только поглядите! - прискакала верхом на горячей кобыле Кира, - это моя первая кража. Ужас, куда я скатилась.
  И девушка хотела театрально изобразить грусть, но бешенная лошадь под ногами не позволяла ей отвлекаться. То и дело поддавала задом или просто прыгала на месте.
  - У нас тоже некоторым повезло, - улыбнулась крылатая богиня, - только не мне. Поэтому я осталась здесь, чтобы дождаться остальных.
  - Не расстраивайся. Думаю, к завтрашнему дню уже все обзаведутся конями, - улыбнулась ей Кира, - а мою Халвой зовут. Не знаю, откуда такое странное имя, но поговаривают, что за морем есть некий народ, в котором халвой какую-то сладость называют. Только вот кобыла моя совсем не сладкая...
  И в подтверждение ее слов, лошадь еще пару раз попыталась укусить всадницу за ноги. Ну что за характер!
  В лесу что-то треснуло, в небо взметнулись птицы, мимо разговаривающих и отдыхающих богов пронеслись зайцы и белки. К ним медленно направлялось какое-то чудище...
  Кира с трудом удержала Халву от побега, хотя и сама была напугана не меньше, Еще этого ей не хватало для полного счастья! Крылатая Ирина, надменная Визгард и низкорослая Оля тут же подскочили на месте, приготовившись дать отпор.
  Широколапые ели со скрипом разошлись в стороны и к опушке стал медленно выползать какой-то монстр с мордой лошади и лапами вурдалака... но к удивлению Киры, богини опустили оружие при виде него. Человек недоуменно захлопала глазами и присмотрелась к всаднику этого монстра.
  - Бог Осип! - выпалила она недоуменно, - где вы нашли... это!
  - Тикбаланги безумно редки в наше время, - хвастливо и гордо выпалил тот и лихо спрыгнул со спины чудовища, - я не смог пройти мимо, чтобы не заполучить одного такого. Он тут неподалеку пасся.
  - Редки?! - эмоционально воскликнула Ира, - как известно, каждый Тикбаланг рождается там, где мать отказывается от своего ребенка. В наши дни очень много подобных случаев можно найти в каждой деревне и городе! Я лично боролась против таких ужасных матерей, но в одиночку мне не удалось исправить и половину из них.
  - Наша-то деревня маленькая, - возразила ей Кира, - и за всю мою жизнь действительно известных случаев отказа от ребенка было всего два.
  - Это только те, про которые ты знаешь, - сварливо ответила ей Ира, - а сколько незаконных абортов, вынужденных выкидышей и сокрытие убийств?
  - Ладно-ладно, не терзай душу, - пригорюнилась человек, - я ведь и сама теперь изгнанная. Кто знает, может быть это и "мой" Тикбаланг.
  - Не твой. Ты не ребенок, - строго заметила Визгард.
  Кира только вздохнула: "Вечно им нужно докопаться до истины. На эмоции просто не остается места". Она с осторожностью стала присматриваться к новой зверюшке и ее поведению. В принципе, монстр вел себя вполне спокойно. Хотя и он, и всадник были сильно измотаны. "Чем они занимались все это время? Носились туда-сюда от нечего делать?" - озадаченно подумала Кира.
  Постепенно на опушку стали приходить и другие боги, приводящие за собою то Келпи, то Слейпнира, то легендарную Сиву Бурку... и каждая животинка отличалась своей удивительной внешностью, характером и способностями. Даже Халва под Кирой притихла, принюхиваясь к чужакам. Девушка во все глаза таращилась на то, о чем никогда в жизни даже не слышала и с жадностью запоминала их образы. "Кто знает, может быть, мне повезет выжить после всего этого, и тогда я расскажу о своей жизни детям во всех подробностях", - с умилением рассуждала Кира.
  И тут сквозь треск и грохот рассыпались глубокие трещины по земле. Боги и Кира только успели разбежаться в разные стороны, не понимая, откуда ждать беды. Новоприбывшие животные недоуменно заметались в стороны, настраиваясь на неравный бой.
  - Что это? Кто это? - озирались по сторонам присутствующие, вновь достав свое оружие.
  И когда они увидели виновника "торжества", то сил не осталось даже на злость. Кира лишь удрученно хлопнула себя по лбу.
  - Петр, вечно ты изображаешь из себя невесть что! - тут же набросилась Ира на демона.
  Тот ехал, гордый собой, на ярко рыжем коне. Из-под копыт лошади в разные стороны разбегались ужасные трещины, заставляющие лес содрогаться. Внешне он был обыкновенным, но что-то подсказывало богам, что здесь не все так просто...
  - Где ты нашел это? - указала пальцем на коня Визгард.
  - Прошу с большим уважением обращаться к коню Войны. Иначе он или его обиженный хозяин устроят нам отличную трепку, - радостно объявил Петр.
  Боги недоуменно переглянулись. Кира проглотила язык и не сразу пришла в себя, чтобы догадаться, о чем шла речь.
  - Что ты натворил! - выпалила, наконец, она, - ты своровал коня... одного из всадников Апокалипсиса?! То есть ты хочешь сказать, что перешел дорогу Войне? Единого Бога нам не хватало в качестве врага. Понадобилось еще и ад растормошить!
  Только сейчас до остальных дошло, чем им грозила очередная выходка демона. Он сиял от радости как начищенный чайник. Похоже, это была едва ли не лучшая кража за всю его жизнь. Зато остальные не разделяли такого счастья...
  - Ты обязан вернуть его сейчас же! - перепугались девушки и мужчины, - совсем спятил? Нас же за такое всех с легкостью перережут. Ты хоть думал головой, когда позарился на такое величие?
  - Я не верну его обратно, - ледяным тоном пророкотал довольный демон, - а вы уж сами выкручивайтесь, если кто-то еще вздумает на нас напасть. Я-то за себя и за Киру смогу постоять.
  - Жалкий эгоист, - сжались кулаки Кати, - не мог зверюшку попроще достать? Зачем тебе такая слава?
  - Дело не в славе, - надменно посмотрел на нее Петр, - мой конь еще покажет себя. И он будет однозначно лучше всей той шушеры, которую вы собрали по лесам и рекам человеческого мира. Вот увидите.
  - Но ты навлек на нас беду... как же ты не понимаешь? - жалостливо проговорила Кира.
  Петр посмотрел на нее очень внимательно и даже, как будто, оценивающе. Девушка раньше испугалась бы такому, но теперь ее переполняло возмущение.
  - Не на "нас", - поправил он ее, - а только на этих бесполезных богов. Я же говорил, что не планирую работать в команде. Но изгнать вы меня тоже не сможете. Иначе мне придется здесь кого-нибудь убить...
  - Ты никого не убьешь! - пресекла все попытки борьбы Кира и заставила Халву пройти немного вперед, - если вы так хотите - то я поставлю свою душу на аукцион. Так и быть. Хотя мне противно говорить об этом. Но и вы в таком случае обязаны выполнять мои условия. Хочешь поучаствовать в розыгрыше, Петр? Отлично. Тогда ты не имеешь права никого здесь трогать. И еще... на счет коня...
  Но она не успела договорить. Землю снова сотрясло каким-то нечеловеческим ударом. Все присутствующие отчаянно переглянулись. Похоже, не только демон своровал особенную лошадь. Только времени на разборки совсем не оставалось. Грядет буря...
  - Кажется, Один злится, - неожиданно включился в разговор Олег на восьминогом Слейпнире.
  - Кто? - переспросила у него Кира.
  - Еще один бог, которого мы, кажется, обидели, - прокомментировал всезнающий Петр и обернулся к Олегу, - я же говорил тебе, что эта лошадка великолепна. Даже бывший хозяин решил лично за нею прийти...
  - Они еще и все пантеоны решили друг с другом стравить, - схватилась за голову Ирина.
  - Времени на болтовню больше нет, - нервно выпалила Кира, - бежим отсюда сейчас же!
  В двух слова не описать, каково пришлось их пантеону в эти несколько недель. Бедные боги не могли найти покой ни днем, ни ночью. Там где выдыхались даже высшие создания, Кира с Халвой и вовсе готовы были помереть. Но их постоянно подталкивали, тянули и спасали. И потому усталость просто вошла в привычку, а недоедание стало нормальным ежедневным рационом.
  Девушка сильно исхудала и осунулась. Ее кобыла стала покорнее собаки. Пути назад больше нет, а впереди лишь пропасть неизвестности. К прежнему разговору вернуться уже не удалось.
  Но после первой же молнии, угодившей в Олю, Кира все-таки не сдержалась и перед сном в один из многочисленных тяжелых дней приказала выслушать ее. Низкорослая богиня не пострадала. Даже наоборот она специально приняла на себя этот удар, так как другие после такого не выжили бы. Но ситуация становилась нешуточной... хотя кому мы врем? Она давно уже не поворачивала на положительную сторону.
  - Олег и Петр, - строго проговорила Кира, - из-за вашей безалаберности мы теперь каждый божий день оказываемся в опасности. Конца и края нет нашим мучениям. Теперь даже если вы вернете своих коней их хозяевам, погоня за нами не остановится. Они будут мстить. И я не хочу слышать ваших оправданий. Просто хочу объявить, что вы двое даже не имеете право претендовать на мою душу.
  Если Олег выглядел расстроенным и пристыженным, как ребенок, которого соблазнили на плохой поступок, а теперь он честно готов был отбывать свое наказание, то демон не терял самообладания ни на секунду. Он вальяжно сидел напротив Киры и с наглой ухмылкой наблюдал за ее строгим лицом. Это бесило не только ее одну, но остальные боги предпочитали не вмешиваться.
  - Ты считаешь, что имеешь право мне приказывать? - медленно переспросил он, - не торопись давать обещаний, малышка. Еще изменишь свое мнение десять раз.
  - Ах, ты ж клещ... - схватилась, было, за оружие Ирина, но ее остановила Катя.
  - Пускай говорит что хочет. Но если однажды сам лично всадник Война явиться к нам за своей лошадью - то мы, не моргнув глазом, сдадим ему Петра, чтобы справедливый гнев не обрушился на невинных. Этот демон никогда не был частью нашего пантеона. Поэтому не воспринимайте его угрозы всерьез.
  - Какие вы добрые, - язвительно пропел Петр, - а про своего друга Олега забыли? Ведь он, в отличие от меня, является частью пантеона. Его вы тоже также сдадите? Хороши друзья... лицемеры.
  - Ты сам соблазнил его на Слейпнира, - возразил разозлившийся Осип, - я видел собственными глазами, как ты вел какие-то переговоры с нашим товарищем. Его грехи - твоя вина. И однажды мы поможем ему искупить их правильно.
  - Ли-це-ме-ры, - повторил по слогам демон, и улыбка не сошла с его лица, - время покажет, кто был прав. Кира, я просто в сотый раз тебе напоминаю: не доверяй горячим лживым словам. Они красивы, но не правдивы. Те, кто еще вчера метил тебе в друзья, завтра попытается устранить своих товарищей, как опасных соперников. Насколько я понял, ты таких не очень любишь.
  Девушка смотрела на него строго, не разжимая челюстей. "Не стоит опускаться до его уровня. Не вступай в полемику, - подумала Кира, - он сам себя однажды накажет. Так просто это ему с рук не сойдет". И на том разговор был закончен.
  Ей было жалко Олега. Кира понимала, что он был не виноват в сложившейся ситуации. Но поддаться на козни Петра - эта глупость может стоить им всем жизни. На плечи человека легли судьбы всех представителей старого пантеона. Она должна быть строга. К тому же, пора начать отсеивать претендентов на свою душу. К сожалению, в эту игру ей придется сыграть.
  
  "СЧАСТЛИВОЕ" ВОССОЕДИНЕНИЕ
  
  Оксана с Осипом созвали подмогу. Киру с Олегом обнаружили на земле рядом друг с другом без сознания. Зина в панике не знала, к кому кинуться первому, но все-таки выбрала парня, истекающего кровью.
  - Проверьте пульс у Киры, - на ходу руководила она.
  - Есть, - Катя была бледнее простыни, - неужели Петр вновь распустился?
  - Мне нравится твой сарказм, - процедила сквозь зубы Оля, - что здесь произошло, черт возьми? Не успели из измерения в измерение прыгнуть, а тут такое...
  - Рискну предположить, что Петр напал за что-нибудь на Олега, а Кира за него заступилась и тоже попала под горячую руку. Если бы не наши спортсмены, мы не успели бы их спасти, - сказала Катя.
  Все с благодарностью обернулись к Осипу с Оксаной, но они были так подавлены, что не могли этого принять. Готесса и вовсе чувствовала, что не заслуживает таких почестей. И переглянувшись с другом, она поняла, что он чувствует то же самое. "Это точно был Петр, - вязко текли мысли юноши, - я давно намекал и подговаривал Олега на этот шаг, но не думал, что так получится".
  - Зина, с ними все будет в порядке? - дрожащим голосом спросила Оксана.
  - Теперь да... - запыхалась от волнения и лечебных процедур девочка, - только не мешайте мне сейчас.
  - Давай отойдем, - толкнула готесса Осипа под руку.
  Он молча кивнул, и они незаметно исчезли из поля зрения ребята. Друзья брели по лагерю в полной тишине, но затем резко остановились и, не сговариваясь, переглянулись.
  - Если бы я только знала - ни за что не пообещала бы помочь Петру найти третьего ученика, - Оксана схватилась за голову, - черт, моя интуиция мне верно подсказывала, что произойдет что-то ужасное!
  - Зачем ему это? - задумчиво потер подбородок Осип.
  - Жертвоприношение наверняка, разве не ясно? - сокрушалась девушка, - он же сказал, что ему нужен человек для обряда.
  - Не сходится, - покачала головой парень, - он говорил, что для этого мы потребуемся втроем.
  - Значит, он и за нами придет? - наполнились ужасом глаза Оксаны.
  "Если он и придет - то в этот раз я точно дам ему с кулака в челюсть. И плевать на откат", - хрустнул Осип костяшками пальцев. Этот жест не остался незамеченным.
  - О боги, нет-нет-нет, - она схватила его за руку с таким рвением, будто друг уже сейчас рвался в бой, - не смей даже думать об этом. Может быть, мы все не так поняли? Может это такой контракт кровью был?
  - Ты его видела! - неожиданно повысил голос парень, высвобождаясь из ее хватки, - Олега едва успели спасти! Он потерял столько крови, что не дай бог, еще понадобится переливание. Какой к чертям контракт?
  От его голоса готесса содрогалась и едва не поддалась слезам. Она, конечно, не заплачет, но состояние было такое, что каждое слово звучало как приговор.
  
  - Накрылась медным тазом наша поездочка, - сидел напротив Зины Визгард.
  - Заткнись, - огрызнулась на него девушка.
  - Вряд ли Кира захочет продолжать путь после такого, - продолжал он распускать депрессию.
  - Чего ты завелся? - рыкнула на него Катя, - ноешь как маленькая девочка.
  - У нас нет пути обратного, - пожала плечами Оля.
  - Но что если она испугается и реально не захочет ехать вперед, а кинется назад? В предыдущем измерении, например, есть и другие деревни, в которых можно было поселиться, - его голос становился все менее уверенным, да и сам парень выглядел каким-то нездоровым.
  - Если струсил - так молчи об этом, - строго осек его Коля, - а то реально на бабу походишь. Хуже того, наши женщины и те воинственнее тебя!
  - Вот-вот, - кивнула Оля, - тем более это наверняка дело рук Петра. А от него нигде не скроешься, если уж на то пошло.
  - Все, кажется, закончила, - упала на спину Зина, пытаясь быстрее отдохнуть перед тем, как взяться за Киру, - только я все равно не врач... болеть еще будет долго. Хотя он уже не умрет. Слава богу, переливание крови не понадобилось.
  - Но кружить и мутить его будет точно, - закончила мысль Катя, - нужно соорудить носилки и отвезти его в лагерь.
  - Да давайте между конями растянем тряпку и на ней перенесем, - предложил вдруг Йорк.
  - Слишком рискованно. На незнакомой местности у нас все лошади как чокнутые себя ведут, - с сомнением поджала губы панкуша.
  - Ну, тогда я с Птицей Говоруном это сделаю, - пожал плечами мальчик и решительно направился к коновязи, - доверьтесь нам.
  С ним в этот раз никто не стал спорить. Более того, Катя ощутила гордость за этого маленького невзрачного мальчишку. На конюшне у него не было возможности как-нибудь себя проявить и все уж думали, что юноша так и останется серой мышкой до конца дней своих. Но оказалось, что с ним вполне можно идти в поход! Этот вынужденный побег помог многим спортсменам раскрыться с лучшей стороны.
  
  Пока Зина осматривала Киру, та открыла глаза и как-то мутно посмотрела в небо. Друзья тут же зависли над ней и помогли присесть.
  - Как ты себя чувствуешь? Что произошло? - тут же посыпались вопросы.
  Девушка сначала не могла ответить на них. "Голова будто раскалывается", - прикоснулась она рукой ко лбу и мучительно зажмурилась. Затем вновь открыла глаза и поняла, что обеспокоенных товарищей нужно успокоить.
  - Я в порядке. Он ко мне даже не прикасался, - проговорила она, - можно попить?
  - Он? Ты про Петра? - подала стакана с водой Катя.
  - Да, - Кира сделала большой глоток, - вы успели спасти Олега?
  - Да, с ним все будет в порядке, - уверенно кивнула Зина, - а у тебя что-нибудь болит?
  - Только голова, - пролепетала Кира и попыталась встать, - но это от падения. Я, похоже, ею ударилась.
  - Тебе, по-моему, еще рано вставать, - осторожно воспротивилась Оля.
  - Помогите мне, ну! - уже тверже попросила главный тренер.
  В этот раз никто не стал сопротивляться. Зина озадаченно отошла в сторону и призналась Коле, что сотрясения у Киры вроде бы нет. Но что тогда произошло?
  - Я не знаю, как он это делает, - зло прошипела "королева бумажек", - но так дело не пойдет. Если я буду падать в обмороки без причины, а дети продолжат страдать от его рукоприкладства - то нам придется очень строго решать вопрос с духами.
  - Я думала, мы не можем отказаться от них, - испуганно выпалила Зина, - они же - часть нас.
  Катя с состраданием взглянула на девочку-олененка. "Бедняжка, она только-только почувствовала вкус силы и теперь не хочет с нею расставаться. Но если есть шанс стать прежними - то уверенна, что многие из нас пойдут на это", - подумала панкуша.
  - Я не говорила про отказ, - спокойнее ответила ей Кира, - это у нас вряд ли выйдет. Тем более я много раз разговаривала об этом с моей богиней. Но если есть шанс устранить кого-нибудь из духов - то мне определенно придется это сделать.
  Тренера и Зина пораженно распахнули глаза. И это говорила им терпеливая собранная Кира, которую они всегда знали как человека, способного найти выход из любой ситуации без кровопролития? Похоже, Петр плохо влиял на всех не только напрямую, но и косвенно. Да, он умеет свести с ума целую толпу людей, ломая даже сильнейших.
  - Нужно срочно ехать, - решительно сказала главный тренер.
  - А как же Олег? - опешила Зина и с мольбой посмотрела на других тренеров, надеясь на их здравомыслие.
  - Кира права, - ответила на это немое недоумение Катя, - в полевых условиях с его-то раной лучше не оставаться. Может быть, в стране Визгарда найдутся настоящие лекари и помогут подлечить парня.
  - Тем более Йорк подкинул нам отличную идею по его транспортировке, - хмыкнула Оля, - а Оксана с Осипом как раз смогут ехать рядом. И слепой Марте полезно и они за другом пронаблюдают. Все сходится!
  - Значит, пойду, оповещу ребят, - решительно ответил Коля и направился в лагерь.
  В эти последние часы Визгард был совсем сам на себя не похож. Ощущение, будто ножом ранили его, а не Олега. Парень избегал любых разговоров, все чаще проводил время со своей кобылой и был каким-то болезненно-нерешительным.
  - Что-то ты не рад своему возвращению, - подловила его как-то на ходу Катя.
  - О нет, вы не так поняли меня, - юноша лучезарно улыбнулся, - я так долго ждал этого дня, что не могу контролировать свою радость!
  - Так ты хочешь покинуть нас навсегда? - панкуша почувствовала какой-то неприятный ревностный укол и обиду за свой клуб.
  - Может быть, - упавшим голосом признался парень и тут же отвел взгляд в сторону, - я... к сожалению, не нашел того рая, ради которого бежал.
  - Понятное дело. Глупо верить в утопию! - добавила ему кувалдой слов беспощадная Катя, - идеальной земли нигде не существует. Я всем своим спортсменам давно вбила это в голову, как только они начинали на что-нибудь жаловаться. Но ты-то не из наших...
  - Да, я всегда был для вас чужим, - вяло улыбнулся Визгард, - но может быть это и не плохо. Зато теперь не будет никаких иллюзий.
  - Но одно я не пойму, - Катю явно начинала разбирать необъяснимая злость, - тебя же так сильно раздражают женщины. В нашем клубе тебя почти никто из них не мучал и директор у нас мужчина. Мне казалось, ты обрел друзей...
  - Никогда не видел тебя такой расстроенной, - вдруг невпопад сказал ей парень.
  Девушку обдало жаром. Накопившаяся злость взорвалась внутри нее с оглушительным хлопком. Панкуша резко поджала губы и отвернулась. Юноша попытался пошутить, но тут к его челюсти снизу подступил ее кулак... она не ударила, но намек был понятен и без слов.
  - Никогда не говори о том, чего нет и никогда не будет, - ее распирало от эмоций.
  И чтобы не наговорить ничего лишнего, тренер быстрее удалилась к остальным. Она не понимала, почему ее так разозлила эта правда. Ведь панкуша всегда подозревала, что рано или поздно Визгард уйдет. Он действительно не вписывался в коллектив и был к тому же женоненавистником. Но почему ей было так неприятно и больно?
  Нет, это была не любовь. Катю мучили профессиональные несбывшиеся планы. Не смотря на всю строгость, она была тем еще романтиком и думала, что их с Кирой клуб сможет приютить под своей крышей всех желающих. Особенно тех, кто нуждается в помощи. Визгард хоть и дурак, но он был так несчастен... Катя верила, что у нее получиться удержать его и научить жить по-новому. Она воспринимала сложного нового ученика как свой эксперимент... но вложила в него слишком много души.
  "Предатель, - мысленно ругалась панкуша, пытаясь остановить свои эмоции, - а я набитая дура. Нельзя так реагировать на всякую ерунду. Дети взрослеют, спортсмены бросают конюшню, наши идеалы не вечны. Мы трое были еще такими детьми, когда запланировали создать якобы идеальный клуб. Но теперь-то мы должны понимать, что ничего не вечно".
  - Катя, ты выглядишь такой рассерженной, что случилось? - уже в пути подъехала к подруге Оля, - с кем-то поругалась?
  Хотя этот вопрос звучал довольно странно (ведь Катя частенько с кем-то цапалась, вправляя мозги), блондинка ни на секунду не сомневалась, что произошло что-то важное. Однако панкуша лишь отмахнулась от нее.
  - А Визгард, похоже, что-то задумал, - попыталась сменить тему подруга и незаметно вновь ударила по больному.
  - Он у себя на уме, - рыкнула Катя, - забудь про него.
  - Как это? Он хочет от нас сбежать? - до блондинки, наконец, дошло то, что и так уже стало очевидным из-за поведения юноши.
  Панкушу одолел сарказм. Она могла бы так сейчас красиво отбрить Олю... но не стала этого делать. Нельзя из-за личных каких-то переживаний срываться на друзьях.
  - Просто оставь меня, пожалуйста, одну, хоть на минуту, - сквозь скрип попросила Катя.
  И Оля не обиделась на нее. Иногда она умела быть проницательной и потому молча отъехала в сторону. К Кире ехать тоже не хотелось. Оставалось просто погрузиться в тишину и продолжать свой путь. Тем более что впереди уже замаячили первые обледенелые башни...
  
  - Так вот она какая эта ледяная страна! - с восхищением распахнули глаза близняшки, проезжая под прекрасными дугообразными голубыми арками.
  Здесь все дышало морозом, свежестью и красотой. Нигде еще спортсмены не видели настолько огромных "городков изо льда".
  - Это еще не вся страна, а только ее малая часть, - прокомментировал Визгард, - но сам я родом именно из этого города. Это сама столица.
  Удивительно, но, несмотря на то, что все вокруг было сделано изо льда и снега, лошади и люди не поскальзывались на блестящих дорогах. Ветер не пробивался внутрь города, благодаря особой конструкции осадных стен. Зайдя внутрь, конники сразу же почувствовали себя как в средневековой крепости. С открытыми ртами ребята озирались по сторонам, заглядывали в узорчатые окна и в голос говорили, что здесь даже небо голубее, чем над их конюшней.
  - Почему на входе нет никакой стражи? - настороженно спросила Катя.
  - Потому что чужеземцы не смогу навредить местному народу, даже если придут с плохими побуждениями, - сразу же объяснил Визгард, - глупцов обычно сдают в рабство. Причем, даже женщин. Среди бандитов встречаются и таковые.
  - А детей? - зачем-то уточнила Кира.
  - Не бойтесь, пока вы ничего не натворили - королева не станет вас атаковать, - склонил голову на бок парень, - мы едем сейчас как раз к ней во дворец. Она очень гостеприимна и, конечно же, примет вас. Но только вот надолго ли?
  - А что если мы все-таки что-то натворим? - выехал вперед Коля, - мы ведь не знаем местных обычаев.
  - Я подскажу вам, как не попасть впросак, - впервые за последние несколько часов он улыбнулся, - я вам это обещаю.
  "Надо же какой он вдруг сделался милый и покладистый, - сверлила юноше затылок Нина, - это на него родной дом так действует? Или здесь какие-то другие причины?". Девочка подъехала поближе к восторженной сестре и ласково взялась с нею за руки. Здесь действительно было не только красиво, но и очень мило. Как в парке развлечений.
  - А когда мы сможем показаться лекарю? - выкрикнула с задних рядов Оксана, намекая на Олега.
  - Эм... это я вам позже покажу... в нашей стране мужчины имеют... собственных врачей. На главных улицах вы можете увидеть только лечебницы и аптеки для женщин, - тщательно подбирал слова Визгард.
  - Что это так? - опешил возмущенный Осип.
  - Я, кажется, говорил вам, что здесь матриархат? - и парень оглянулся на товарищей.
  Часть из них кивнула, а часть удивленно распахнула глаза. Юноша хмыкнул.
  - Ясно, значит, не все знали. Ну что ж, это поправимо. В этой стране правят женщины. А мужчины... с детства растут... в качестве обслуживающего персонала.
  - Ты хотел сказать, что мужчины здесь растут рабами? - строго поправила его Катя.
  На лице юноши вырисовалась растерянная улыбка. Он давно уже не поднимал на них глаза, когда говорил и теперь сверлил гриву своей кобылы. Она тоже выглядела какой-то настороженной. И их общее настроение начало пугать тренеров. Наконец, парень посмотрел на панкушу, и ее вновь почему-то обдало жаром... жалости. Настолько этот взгляд был отчаянным. Как у самоубийцы перед прыжком.
  - Рабами - это ты верно сказала. Но вам здесь не навредят, - повторился он, - гостей королева не трогает. Просто даст ночлег на пару дней и попросит уехать поскорее. Если вы ее ослушаетесь - то будете считаться врагами страны. Сами понимаете, к чему это приведет.
  - Что ж все так жутко? - вместо жалости Катя пустила в ход наносной сарказм.
  - Женщины, - развел руками парень, - эмоциональные, жестокие, неадекватные. И законы в этой стране соответствующие. Если мне повезет быть вашим экскурсоводом хотя бы на один день - я все подробно расскажу.
  - А почему это тебе может не повезти? - настороженно переспросила Кира.
  - Он уходит от нас, - как можно громче объявила Катя, сверля парня злым взглядом, - теперь об этом узнали все. Почему ты не сказал им прямо? К чему все эти намеки. Я терпеть не могу намеков...
  - Что? Он уходит? Как? Почему? - тут же зашептались позади остальные спортсмены и с разными эмоциями уставились на Визгарда.
  Юноша рад был спрятать голову в плечи, но он этого не делал. Казалось, многочисленные взгляды бывших друзей впивались ему под кожу словно копья. Парень только ласково назвал Катю жестокой и совершенно без обиды в каком-то душевном порыве похлопал ее по руке. Панкуша одернула кисть, будто получила ожог и даже отвела в сторону своего коня. Все были сбиты с толку и ошарашены и потому не понимали, что сейчас происходило в душе этих двоих.
  - Я просто был не готов объявить об этом во всеуслышание, - как бы извиняясь, объяснил Визгард, - не держите на меня зла.
  - Вот и возвращайся к своему рабскому существованию, - все грубее говорила Катя, - в семью рабов и страну матриархата. Раз тебе это больше по душе, чем...
  Но она заставила саму себя замолчать и, извинившись, ушла за Олю. Ее слова, возможно, должна были отрезвить мысли Визгарда, но они до него даже не дошли. Парень выглядел так, будто давно уже разучился на что-то обижаться. Хотя еще в лесу он был другим. Ему теперь стало... как будто на все наплевать.
  - Что на тебя нашло? - зашикала вновь на подругу блондинка.
  - Заткнись, - Катю всю трясло от эмоций, - кажется, я заразилась от него женоненавистничеством. Поскорее бы уехать отсюда.
  - Посмотрите, - вдруг пронесся среди спортсменов шепот.
  Кира посмотрела в ту сторону, куда кивали ребята, и поняла, что они имели в виду: здесь все мужчины, юноши и мальчики поголовно ходили с оголенным торсом! Оказывается это не прихоть Визгарда, а лишь вбитая в голову привычка. Кто бы мог подумать...
  - Что-то мне это все не нравится, - хмуро в полголоса заметил Петя.
  Кира не хотела на него оборачиваться, но навострила уши. Парень это прекрасно знал и потому подался чуть вперед в седле, чтобы ей было лучше слышно.
  - Я чувствую опасность. Будь настороже. Не говори детям.
  - Разберемся, - дернулась главный тренер.
  Она и сама интуитивно чувствовала то же самое. Что-то странное витало в воздухе, но нельзя было точно сказать, откуда ждать беду. При этом Кира искоса следила за Визгардом. Выражение его лица уже много раз менялось за пять минут пути: от грусти до ностальгической улыбки.
  - А вот и дворец, - резко остановил свою кобылу парень, - лошадей нужно оставить в местных конюшнях.
  Все так и поступили. Как только спортсмены слезли на землю, к ним тут же подскочили юркие мальчишки с голубыми глазами и предложили свою помощь. С непривычки тяжело было отдавать коней в чужие руки, но все-таки конники справились с этим.
  Визгард как всегда ездил без уздечки, поэтому его кобылу не на чем было вести. Когда же мальчишки предложили свою амуницию, парень грубо отказался. Затем обнял Храбрую за шею, ласково погладил и чмокнул ее в нос.
  - Ради всего святого, беги в поля. Тебе здесь делать нечего, - шепнул он ей.
  Но лошадь казалась обиженной и испуганной. Она часто водила ушами туда-сюда и отказывалась убегать от хозяина. И сколько Визгард не пробовал лупить ее по крупу и грубо кричать, лошадь так никуда и не ускакала. Правда, она и мальчикам в руки не далась, грозно щуря глаза и прижимая уши. Пришлось подниматься по лестнице наверх, бросив кобылу на произвол судьбы.
  
  Королева была высокой прекрасной женщиной, похожей чем-то на богиню Визгард, но только без синеватого оттенка кожи. Напротив эта женщина была бела с серебряными волосами, серыми глазами и румяными щеками. Однако от ее напыщенной надменности хотелось удавиться. Невольно тренера поняли острую неприязнь Визгарда к подобному поведению.
  Она внимательно выслушала просьбу Киры о ночлеге и враче и пообещала, что поможет им. Но только попросила не задерживаться здесь дольше недели. Главный тренер с радостью согласилась на эти условия и сказала, что отправится домой уже на следующий день. Оставалось только закупить все необходимое и немного отдохнуть. И надеяться, что у Олега не найдут ничего серьезного.
  - Визгард, раз уж ты вернулся... - она смерила его властным презрительным взглядом, - то будь добр, вернись в работу.
  - Да, моя госпожа, - покорно склонил он голову, сведя ноги вместе и спрятав руки за спиной.
  Эта поза и поведение сильно смутили ребят, которые думали, что знали его уже достаточно хорошо. Парень переменился и стал походить на одного из местных рабов. Даже мускул ни один на лице не дрогнул при этом. А они-то думали, что его гордыню уже ничто не победит.
  - А завтра ты явишься опять сюда, - продолжила королева в прекрасном синем балахоне с белоснежным мехом, - и исполнишь свой долг. После чего получишь то, что заслужил.
  - Да, моя госпожа, - вновь ответил он, не поднимая головы.
  - Хорошо. Идите, - не предложила, а приказала она конникам.
  Спортсмены и тренера чувствовали такую сильную неловкость и дискомфорт в этом дворце под чуждым взглядом королевы, что были рады поскорее выбежать на улицу. Но спешить нельзя. Иначе это будет дурным тоном. Они дождались, когда Визгард резко развернется на пятках и широкими, непривычно твердыми шагами направится к выходу, обгоняя весь строй.
  Он расправил свою широкую спину настолько, насколько мог это сделать и гордо поднял подбородок. По змеиному смеху местных жительниц, конники поняли, что такое поведение было недопустимым в этой стране. Оказывается, Визгард бунтовал всеми возможными способами, какими только мог.
  Пока они шли по ледяным улицам мимо домов, кажущихся стеклянными, спортсмены всматривались в местных девушек. Это были одинаково красивые создания, похожие на самих ребят, немного хищные во взгляде и имеющие что-то кошачье в каждом жесте. Здесь можно было увидеть и брюнеток и блондинок и даже рыжих представительниц прекрасного пола. Они носили разноцветные симпатичные шубки с меховой оборкой как у королевы, в руках держали разные вещички, требуемые в быту или на работе. Единственное, что объединяло этот разномастный народ - глаза. У парней чаще встречался голубой цвет, а у девушек - серый или даже черный. Странное сочетание.
  - И почему они все кажутся мне неисправимыми стервами? - как бы случайно сорвались слова с губ Пети.
  - Потому что ты такой же женоненавистник как Визгард, - усмехнулась Кира.
  - Ну, уж скажешь, - скуксился юноша, - ты только погляди на эти избалованные личики. Уже с детства их приучают к тому, что мужчина должен быть рабом. Они даже на меня смотрят так, будто я необразованная горилла.
  - Ты и есть горилла, - фыркнула главный тренер, - думаю, нам всем есть чему поучиться в этой стране.
  Катя же была с нею в корне не согласна, но молчала. Она с такой нескрываемой враждебностью смотрела на местных жительниц, что в ответ получала такие же взгляды. Даже самые миловидные и очаровательные девочки-милашки в мгновение ока становились наглыми злыми фуриями, столкнувшись глазами с панкушей. Если бы она была собакой - то давно бы покусала всех по очереди!
  Но все эти рассуждения были далеки от романтичных спортсменов. Мальчишки с улыбками подмигивали прекрасным незнакомкам, а девочки в какой-то эйфории махали им руками. И разноцветные блестящие снежинки, сыплющиеся откуда-то сверху, придавали этому месту и людям еще больше красоты. Данная страна реально походила на сказку...
  "Ну что за дикари? - вновь принялся Игорь читать чужие мысли, - какие чудовища. Ужас, что они позволяют своим мужчинам? Разве так можно их распускать? Глупые женщины, бедняжки. Им бы у нас пожить хоть недельку. Фу, эти мужчины такие отвратительные. Только посмотрите на их руки - да они не знают, что значит тяжелый труд. Зачем их растили?". Юноша настолько впал от всего этого в смятение, что перестал читать мысли. Он попытался рассказать об услышанном Тиму, но тому было не до него. Они с Зиной держались за руки и разглядывали местные красоты, и не могли ни на что отвлекаться. Игорь сдался и просто брел за всеми остальными как на виселицу.
  - Погляди на ту красавицу, - вдруг пихнул его под бок Йорк, - она, кажется, подмигнула мне.
  - Поверь мне, это не так, - возразил Игорь.
  Но до конца разрушать иллюзий товарища он не стал. Понял, что сейчас всем не до того было. Осип с Оксаной и вовсе почти не пялились по сторонам. Они только молились о том, чтобы Олега поскорее вернули в сознание, чтобы обговорить с ним ту встречу с Петром. Хорошо бы еще первыми встретить его пробуждение. Чтобы помочь придумать сказочку для остальных. И что-то еще с Кирой надо делать... столько вопросов нужно еще решить!
  - Извините, - к Онуфрию подошла милая хрупкая девчушка с красивыми кудрявыми волосами и золотыми украшениями, - мужчина... вы же мужчина?
  - Да, - с умилением улыбнулся ей боксер.
  - Вы ведь сильный, да? - быстро-быстро перебирала она своими крохотными ножками, - у вас такие мышцы большие.
  - Ну, я спортсмен, - не без гордости ответил парень, - нам положено быть в форме.
  - Моя мама просила подойти и попросить вас служить нашей семье. Вы как раз нам подходите. У нас не хватает рабов для того чтобы мебель переносить с места на место и я... - ее искренность просто зашкаливала.
  - Иди-ка ты отсюда девочка подобру-поздорову, - хищницей рыкнула на нее Катя, задвинув Онуфрия обратно в строй, - а то я тебе так шею намылю, что слезами умоешься.
  - Я вас не боюсь, тетя, - милое дите вдруг превратилось в адскую зверюшку, и страшными глазами просверлила в сопернице дырку, - вы здесь чужая и потому не сможете мне ничего сделать. Поэтому подите прочь. Я не к вам вообще-то подходила.
  - А не устроить ли нам конкурс стервоз? - вдруг пришла на подмогу Кате Оля и облокотилась на подругу всем телом, - как ты думаешь, малявка? Наши парни не продаются. Они принадлежат нам.
  - Ну и пожалуйста! - показала им язык малышка, - жадины! А ведь мы готовы были хорошо заплатить. Но теперь подавитесь.
  И махнув своими очаровательными кудряшками, девочка гордо ускакала обратно. Тренера язвительно помахали ей ручками вслед и вернулись к своим. Визгард испепелил их недовольным взглядом вскользь. Панкуша не выдержала и попросила забиться.
  - Если вы еще раз на кого-нибудь здесь нарветесь, - терпеливо пояснил он, не оборачиваясь, - то мне придется заступиться за гражданку. И поверьте, вам несдобровать.
  - Ах да, я и забыла. Ты же предатель теперь, - зашипела Катя в ответ, - ты один из них и радуешься своему возвращению.
  - Я вас предупредил, - лицо парня стало пунцовым, - если хочется собачиться - то орите на мужчин. За них здесь даже уголовной статьи не существует.
  - А на тебя можно? - гнула свое Катя.
  - Катя, хватит! - психанула Кира, - ты уже второй день ведешь себя как подросток. Какой пример спортсменам?
  - Да плевала я на это все с высокой колокольни, - сощурилась подруга, но все-таки замолчала.
  Все остальные конники пообещали себе сохранить этот момент в своей памяти. Их тренер вел себя реально так не по-взрослому и переходил все границы... она бывает забавной, оказывается. Ее всегда только строгой привыкли видеть.
  - И это мы еще не выпили! - отключив тормоза, выпалила Оля.
  - Коля, сделай обеим лоботомию! Они меня достали, - взвыла Кира, закрывая руками лицо.
  "Счастливое воссоединение оказалось каким-то не таким счастливым, - хмыкнула на это Оля, - Кира на взводе, Катя на взводе, Визгард сам не свой. Как будто никто не получил того, что ожидал здесь увидеть". На этом должен был закончиться их первый день пребывания в необыкновенной стране льдов.
  
  НАЧАЛО ИСТОРИИ, ДОВОДЯЩЕЙ ДО ДРОЖИ
  
  Утро было солнечным и даже приятным. Сладко потянувшись, спортсмены постепенно вылезли наружу как птички из гнезда. Они сладко жмурились от солнца, пробивающегося даже сквозь стены, и поползли на первый этаж кушать.
  "Ну, наконец-то тепло", - радостно подумала на ходу Нина. Не смотря на то, что вокруг был лед, в помещениях все равно сохранялась стабильная плюсовая температура. И хотя здесь приходилось носить водолазку и джинсы, все равно конники несказанно были рады снять хотя бы куртки и обувь перед сном.
  Часам к девяти они собрались все вместе, попивая горячий шоколад и закусывая бескостной рыбой из местных прудов. Разговоры так и лезли на язык, и потому постепенно на первом этаже устоялся негромкий гул, довольных согревшихся и сытых спортсменов.
  - Глядите туда, - показала украдкой Ирина на дверь.
  Там по стойке "смирно" уже с раннего утра стоял Визгард и за все это время не проронил ни слова. Он не прикоснулся к еде, ни с кем не заговорил первый и вообще вел себя как часть интерьера. Только раздавал приветствия проходящим мимо дамам. Но они, не скрывая своих эмоций, бранили его некультурными словами и проходили дальше.
  - Видно здесь не любят беглецов, - с сочувствием проговорила Олеся, - до сих пор не понимаю, что его заставило вернуться?
  - Я тоже думаю, что гнев Кати был верным, - включилась в разговор Лена, - мне его даже жалко.
  - Не мужик, а тряпка, - злился рядом Дима, - а я-то был о нем другого мнения. Я думал, что он тех же идеалов, что и я. Да и в таборе мы не позволяем женщинам слишком вольно себя вести.
  - Ой-ой, какой ты строгий, - позлила его вредными интонациями Олеся, - он обещал провести нам сегодня экскурсию по городу, кажется. Я же вчера не ослышалась?
  - Да. Это будет наша с ним последняя встреча, - и Ире стало так грустно, что она едва не всплакнула.
  Нина обняла ее за плечи и стала поспешно успокаивать. Хотя сама до сих пор еще не была уверенна, жалко ей Визгарда или нет. Неприятные воспоминания еще были свежи.
  
  Юноша сперва повел всех конников по главной площади, демонстрируя им красоты столицы. "Растущие фонтаны" - это была та еще экзотика. Суть их заключалась в том, что вода ни на секунду не прекращала бить струей вверх, замерзая при падении, оставляя красивые ледяные наросты.
  И когда такой фонтан дорастал до крыши ближайшего дома - приходили работники, разбивающие его на малюсенькие кусочки. Весь этот процесс выглядел очень завораживающе и празднично. Осколки под инструментами умельцев разлетались с веселым звоном в разные стороны и таяли у самых ног зевак.
  В тех же фонтанах, которые еще не доросли до нужной высоты, образовывались зачастую изящные лабиринты. В них и стали дурачиться бегать близняшки, привлекая к своей игре все больше друзей.
  Затем Визгард продемонстрировал уникальную архитектуру местной библиотеки, незабываемую пестроту дворцового сада (из-подо льда там прорастали редкие виды цветов и растений) и общую красоту улиц города.
  - Если бы здесь не было матриархата - я бы с удовольствием вернулась в гости, - радостно чирикала Ирина.
  - Чем же тебе мешает матриархат, - усмехнулся Визгард, - если решишь переехать сюда навсегда - то быстро станешь одной из влиятельных особ. Тем более что у тебя есть сверхспособности. Ты ведь не обычный человек.
  - Не-е-ет, - игриво уцепилась за его руку девочка, - я люблю дружить с мальчиками. А здесь за такое не похвалят, видимо.
  - С дороги, раб! - ударила Визгарда по лицу, проходящая мимо дама с пышной юбкой.
  - Эй, ты... - моментально хором выпалили Катя с Кирой.
  Но парень сам вовремя закрыл им рты и бросился в ноги обернувшейся даме. Он стал молить ее о прощение за свою неуклюжесть.
  - Я сам виноват, что не заметил вас ранее, - лепетал он.
  - Надеюсь, твои гости поскорее уедут отсюда, - зло сверкнула на тренеров глазами дама и пошла дальше по своим делам.
  - Сколько раз я просил вас не ругаться с местными! - с негодованием вернулся к своим Визгард, - что же вы на рожон вечно лезете?
  - И как ты мог к такому привыкнуть? - у Киры уже кончалось терпение наблюдать за тем, как вели себя местные жители, - у меня просто в голове не укладывается.
  - А хотите, я вам покажу "как"? - вдруг зловеще предложил парень и по спине спортсменов пробежал холодок.
  По его жаждущему взгляду они поняли: вот он и подошел к раскрытию своей тайны. К тому самому моменту, которого ждал уже со вчерашнего дня. Он хотел показать им кое-что, прежде чем расстаться навсегда.
  Подростки с мольбой уставились на тренеров, а те в свою очередь - на Киру. Она не стала долго сопротивляться. И более того - потребовала, чтобы Визгард поскорее рассказал ей всю правду.
  
  Когда Олег открыл глаза, то не признал сперва своих друзей. Но присмотревшись, он понял, что это были всего лишь Оксана и Осип. Юноша с облегчением вздохнул и прикоснулся рукой к своей ране...
  - Тебя излечили полностью, - улыбнулась ему готесса, - так что мы лишь ждали, когда ты придешь в себя.
  - Не болит? - поинтересовался друг.
  - Нет, - покачал головой Олег и после паузы добавил, - и не болело.
  - Это Петр сделал? Расскажи нам все, - попросила его Оксана.
  Юноша недоверчиво посмотрел на нее. Но когда Осип раскрыл свои карты и поведал другу об их тайне, тот заметно расслабился и вновь откинулся на спинку кровати.
  - Так вот оно значит что, - и он аккуратно рассмеялся, - а я-то думал, что вы шуры-муры друг с другом крутите. Фи, как все оказалось не романтично.
  Оксана с Осипом переглянулись и выдавили вынужденные улыбки. Хотя девушка при этом еще и красным цветом покрылась. О поцелуе она помнила и теперь почему-то стала этого стыдиться.
  - У меня самые идиотские способности из всех на нашей конюшне, - наморщил нос Олег, - вот я и пошел к Петру. Много раз слышал, как вы хвастались, что он помог вам как-то. Теперь-то вы скажете, что именно он сделал?
  - Мы заключили с ним контракт, - ответила готесса, - и он наделил нас силами наших богов. Только вот с тобой не все понятно. Как оказалось, что ты едва не погиб?
  - Вы не поверите, но... - парень будто бы запнулся и думал, как бы мягче преподнести информацию, - я был так счастлив. Настолько обезумел от радости, что, наверное, сам себе пустил столько крови. Вы меня, конечно, не поймете. Но это было нечто...
  И по его телу пробежала мелкая дрожь от воспоминаний. Друзья были в шоке, но не стали ни смеяться над ним, ни осуждать за это. Только все равно им многое было непонятно.
  - То есть ты теперь мазохист, - как можно аккуратнее уточнил Осип.
  - Видимо да, - пожал плечами Олег, - если дадите мне что-нибудь острое - я проверю это прямо сейчас.
  - Не надо, - резко остановила исполнительного друга Оксана, - ты посмотри на его сверкающие глаза. Он уже хочет этого. Как наркотика. Неужели ты так быстро подсел?
  - Да бросьте, - нервно рассмеялся Олег, - я просто хочу вам показать... дайте уже какую-нибудь бритву или ножик перочинный.
  - Нет, - строже подруги вдруг ответил Осип.
  Этот ответ не просто расстроил товарища. Он его разозлил! И тот с такой ненавистью взглянул на друзей, что они на всякий случай отошли от кровати и бегло оглядели палату, убеждаясь, что опасных предметов вокруг нет.
  - Ну и ладно, - прошипел Олег и через силу придал себе равнодушный вид, - трусливые зайцы. Я всего лишь хотел показать.
  Оксана с Осипом тревожно переглянулись. "Кажется, мы его теряем", - пришла им одинаковая мысль. Из всех троих, Олег претерпел какие-то самые жестокие перемены. И если его зависимость будет расти и вызывать ломку - то это приведет к ужасным последствиям.
  
  - Что это? Камера пыток? - выпалила шокировано Оля.
  Спортсмены всего лишь спустились в какой-то подвал, и моментально их сковал неконтролируемый ужас. Какие-то страшные приборы, похожие на орудия пыток были расставлены строгими рядами по всему периметру комнаты. Посередине стояли столы и стулья, но явно не для того, чтобы за ними читали книжки.
  Несколько каминов, стальные прутья, хлысты и плетки... после первого вопроса Оля глупо хихикнула и предположила, что если это не пыточная - то скорее всего садо-мазо комната. Ребята и тренера смерили ее недовольными взглядами, но блондинку было не остановить.
  Визгард смотрел на эту комнату с каким-то благоговением и ужасом одновременно. Он искоса следил за реакцией бывших друзей и не спешил им ничего объяснять. Кира даже не захотела приближаться к местному оборудованию и упорно держала руки поближе к телу, будто боялась чем-нибудь заразиться. Коля же, напротив, с позволения юноши взял несколько боевых клинков в руки и пару раз прокрутил их на манер казачьей шашки.
  - Отвратительное место, - закрыла нос руками Ирина.
  - Зачем ты нас привел сюда? - наморщилась Олеся.
  - Здесь я провел большую часть своего детства, - ответил Визгард и вновь обвел помещение каким-то завороженным взглядом, - как и все мужчины этого города. В каждом населенном пункте нашей страны есть такие учебные классы для рабов.
  - Так это школа?! - догадалась Катя.
  И ее догадка моментально врезалась в головы остальных гостей осиновым колом. Ребята как раскрыли рты - так и не смогли закрыть их обратно. Они смотрели на эту комнату боли и пыток и все не могли понять...
  - Ты разыгрываешь нас! - выпалил вдруг Димка, - ты же настоящий мужик, Визгард! Тебя тоже здесь пытали? Как ты им дался?
  Юноша с сожалением посмотрел на мальчика. Тот еще многого не знал. Они все не знали. И пришло время поведать им часть своей жизни.
  - Когда-то я был таким же, как все прочие мужчины вокруг меня, - медленно проговорил Визгард, - не знал другой жизни и думал, что так существовать нормально. Хотя было много обидного, но я не роптал. Пока не подрос и не стал кое-что осознавать... и пока не услышал местную байку про некую утопическую страну, где все по-другому. Думаю, она-то и толкнула меня на путь скитаний. Но не все сразу.
  
  Визгард родился мальчиком и уже этим был виноват. Родная мать недолюбливала его, всячески унижала, с детства настраивала на то, что мужчины - это ничтожные существа и с рождения обязаны быть рабами. Что сказать - из нее самой воспитали отличную фанатичку. Такую же, как и миллионы прочих женщин в этой стране.
  Мальчик часто плакал и за это получал больше ударов, чем ласки. И таким образом он рано стал самостоятельным, так как подачек от близких никогда не получал. Девочки его возраста были всеобщими любимицами, и это больно ранило детское сердце. Но каждый раз, когда мальчик пытался добиться справедливости - его жестоко наказывали.
  Когда Визгард немного подрос и стал ходить в школу, то впервые познакомился с другими мальчиками. Увидев, что они растут в таком же положении, он немного успокоился. Бунтарей здесь быстро ставили на место, а самых крепких - ломали психологически. Иногда подключали для этих целей весь коллектив. И этот фокус каждый раз прокатывал. Несмышлёные дети с огромным рвением плевали в виновника, смеялись над ним и били за пределами класса.
  Из всего этого беспредела Визгард вынес для себя лишь одно - нельзя быть наглым, но изворотливость спасет тебя из многих ситуаций. Он учился тонкому искусству манипуляции, но каждый раз жестоко платил за неудачные попытки.
  - Ты не должен так говорить о женщинах, - лупил учитель мальчика плеткой по голому торсу, - еще раз услышу подобные пошлости - и двенадцатью ударами не отделаешься!
  А что он? Он всего-то пожаловался другу на то, что мать опять его избила. Но такие разговоры здесь никто не поддерживал. Боялись вот такого вот исхода...
  Рабство вбивалось в мальчиков с раннего детства. Въедалось в их психику, мозг, подкорку. Уже к подростковому возрасту юноши теряли всякое желание быть в чем-то победителями. Из них выветривалась самоуверенность, любовь к женскому полу и желание защищаться.
  Накосячил - получи наказание. И против этого никто не роптал. Так положено. Более того - в юношах развивали самоконтроль. Если они в чем-то провинились - то должны сами преподнести инструмент наказания хозяйке.
  Однако самые исполнительные и верные мальчики получали неплохие привилегии, ради которых готовы были на любые жестокости. Их брали на службу в королевский дворец или в зажиточные семьи и содержали в неплохих условиях. Лишенные любви, ласки и хорошего питания с детства, юноши летели на крыльях счастья к богатым домам. За хорошую службу им выделяли целые комнаты (личная комната на мужчину!), позволяли доедать за хозяйкой и иногда одаривали добрым словом или... особой услугой.
  Психика подростков подсказывала, что это и есть та самая цель в жизни, к которой нужно стремиться. Никого из мальчиков не жаловали в их семьях. Но зато могут полюбить в качестве хороших работников в чужих домах. Ну, разве это не прекрасно? Прожить до старости на теплой перине под крылом у великодушной особы?
  Однако с Визгардом, похоже, что-то было не так. Он чувствовал, что ему этого было недостаточно. Благодаря особому складу ума и врожденной хитрости, мальчик никогда не лез на рожон. Его наказывали не меньше, чем других, но хотя бы психику не ломали. И так юноша дорос до пятнадцати лет, чувствуя жгучее желание оставаться другим. В душе он был бунтарем, но все не мог найти самый лучший способ, проявить себя.
  Однако ему удавалось это в мелочах: то подбородок задерет выше положенного, то шагает слишком быстро, то посмотрит чересчур нахально. И получал за это от хозяек не мало, и сам подавал им хлысты, бритвы и раскаленное железо для наказания. Но никогда не позволял себе сдаться. Физическая боль стала для него привычным делом. Каждый раз он старался сдержать крик и получал за это еще больше. Его обозвали гордецом, и так юноша пошел по рукам, оставаясь невостребованным в высших кругах и считаясь одним из худших рабов.
  Хотя свою работу он выполнял всегда отлично. Ни от чего не отказывался, женщинам не хамил, исполнял все быстро и беспрекословно. Но только эта наглость в глазах... в нем было что-то такое, что всегда раздражало женщин уже с первого взгляда. А возможно, злую шутку с ним играли "рекомендации" прежних хозяев. Со временем парню стало на это плевать.
  И вот его однажды отправили работать в конюшни. "Ну, вот и отлично, - подумал Визгард тогда, - лошади лучше людей. Им хотя бы плевать на то, с какой улыбкой ты вошел в стойло". Работы здесь было очень много. Он почти в одного был вынужден справляться со всеми обязанностями.
  Но юноша снова не роптал и молча все делал. И продолжал почтительно кланяться вошедшим дамам и не прекращал извиняться за то, чего даже не делал. А некоторые женщины были к нему великодушны, и тогда юный конюх получал какие-нибудь вкусные подарки. Вот она райская жизнь для того, у кого вместо сердца билась птица, запертая в грудной клетке.
  Но Визгард заметил такую странную особенность, работая в этом месте, что женщины очень не любят использовать под верхом кобыл. Они предпочитают жеребцов и меринов, а кобылы обычно оказываются неугодными. То есть в отношении животных все было наоборот. То ли потому что садиться на самку считалось аморальным, то ли наоборот они справлялись со своими обязанностями хуже самцов.
  У местной породы всегда рождались очень слабые кобылы. А еще они были злыми. Генетика подпортила много поколений, и выветрить эту врожденную злобу было невозможно. И вот именно к кобылам Визгард проникся особой любовью, сравнивая их с собой.
  Девочкам в лошадином табуне даже имен не давали. И обычно их ждала очень плохая судьба по меркам ледяного города: их выгоняли на свободу. Юноша жадно смотрел за гигантские стены и мечтал, чтобы его тоже однажды вот так выгнали. Но нет... в этой стране принята и одобрена смертная казнь. Живым отсюда сложно выбраться, тем более, если ты здесь родился.
  Среди кобыл парень выделил для себя одну красавицу и назвал ее Храброй. Каков бунтарь! Осмелился пойти против системы. Герой, герой... только об этом не знал никто кроме него и лошади. Визгард с детства привык не заводить друзей ни среди мальчиков, ни среди женщин. И появление любимицы среди лошадей значительно облегчило его жизнь: он ходил к ней за советом, с жалобой и просто поболтать. Она-то его точно не сдаст. И никогда не откажет во внимании. Хоть какая-то отдушина.
  И однажды Визгард тайком научился ездить верхом на ней же. Мальчикам это было не положено. А он вот вновь урвал себе кусочек счастья и свободы. И Храбрая тоже настолько привыкла к нему, что, не смотря на вредный характер, пустила на свою царственную спину. Она норовом, кстати, не отличалась от местных женщин-людей. Но почему-то те поступки, за которые обычно мечтаешь прибить человека, всегда безумно умиляют в животном. И между ними наладилась удивительно-крепкая невидимая связь.
  Визгард управлял Храброй абсолютно без амуниции, так как все вещи были на учете и их пропажу (пускай и на пять минут) обязательно заметили бы. Но жажда верховой езды пересилила все мысли о возможном и невозможном. И так юноша научился ездить и управлять кобылой без уздечки. Причем учился он по ночам, чтобы его не заметили. И до поры до времени парню везло...
  Однажды в их конюшню вошла сама королева. Она решила обновить свой табун и с этой целью раз в год делала обход по всему городу лично. И Визгард тоже присутствовал на этом мероприятии, так как был тут главным и чуть ли не единственным конюхом. Но что-то королева Одинес отвлеклась от табуна, разглядывая самого юношу.
  От ее внимательного взгляда у него внутри все оборвалось. "Неужели опять где-то напортачил? - мелькнула паническая мысль, - от нее-то живым не уйдешь". И чтобы загладить свою вину (хотя он и не знал, какую), парень резко оборвал свою речь на середине и подал Одинес конский хлыст, затем развернулся и подставил ей оголенную спину, ожидая удара. Но женщина лишь звонко рассмеялась и под стать ей начали смеяться и другие.
  Впервые в жизни Визгарда это жутко разозлило. И эмоции медленно и непрошено поползли на его лицо, искажая губы, превращая глаза в угли и сбивая дыхание. И как назло она потребовала обернуться. Юноша не знал, что написано на его лице, но в глазах королевы он вдруг обнаружил дикое удивление. Как у человека, на которого гавкает карманная трясущаяся собачка. Юноша уже не пытался гадать, что произошло. Но она все-таки замахнулась и с силой больно ударила его по лицу.
  Брызнула кровь, Визгард закрыл рану рукой, но даже не дрогнул. Даже взгляд остался тем же. Однако глаз на Одинес он так и не поднял. И не пытался защититься от следующих ударов.
  - Мне нравится твое тело, - тут же сменила гнев на милость королева и провела острыми ногтями по его прессу, - и твое лицо. Жаль, что пришлось его немного испачкать.
  Она достала белоснежный платок и почти ласково помогла парню вытереть кровь. Мозг бедолаги совсем отключился. Он не трясся перед нею и делал все вроде бы правильно. Но что-то явно шло не так.
  - Сколько тебе лет, раб? - поинтересовалась Одинес.
  - Уже шестнадцать, - ответил Визгард.
  - Отличный возраст. Почти как моей дочери, - улыбнулась она.
  Мозг парня мучительно заскрипел. Зачем она заговорила о своей семье? На что намекает? Что ей нужно от него?
  - Я хочу забрать тебя к себе во дворец, - вдруг объявила королева, шокировав этим решением всех вокруг и в первую очередь самого Визгарда.
  "Нельзя сопротивляться, нельзя отказывать ей", - отчаянно приказывал себе парень. Но его лицо вновь выдало его с потрохами. Эти мучения так явно вылезали наружу, что Одинес опять замахнулась для нового удара. Визгард зажмурился, но снова не дрогнул. И... удар не последовал.
  Когда парень открыл глаза, то увидел, что орудие наказания уже мирно покоилось на бархатных перчатках королевы. Она все еще всматривалась в него, как в лошадь на рынке.
  - Хорош жеребчик, - вдруг проговорила Одинес, - не хочу слишком сильно уродовать тебя. Мне понадобится именно твоя красота. И норов. Кто был твоим учителем?
  - Старый Кияша, - ответил Визгард.
  - Похоже, пора вздернуть этого пердуна, - приказала королева своим пажам и вновь обернулась к Визгарду, - такого человека не сломал. Где же это видано?
  Юноша не знал, жаль ему было ни в чем неповинного Кияша или все-таки нет. Но поведение королевы не прекращало поражать его своей неадекватностью. Парень рискнул поднять глаза на Одинес и заглянуть в ее зрачки. Этого не позволялось до сих пор никому. Он снова дерзил, но в этот раз от жуткого чувства неопределенности и... потому что не хотел покидать конюшен. Может быть, ему удастся разозлить ее настолько, чтобы и на виселицу не попасть, и в конюшнях остаться?
  - Не беси меня, раб, - резко рявкнула она, - если я тебя один раз не наказала - это не значит, что не смогу повесить.
  "Справедливо", - решил Визгард и вновь покорно опустил глаза. Здесь его манипуляции могли ему дорого стоить. Но чего она хочет?
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ
  
  Визгарда привели во дворец и сразу же искупали. Затем дали новую одежду, показали личную комнату и подали не тронутую еду... не тронутую!
  "Что?!" - опешил и отшатнулся от продуктов юноша, словно они были прокляты. Он даже сердце едва не остановил, предчувствуя беду. После стольких лет скитаний сразу в королевские покои на цельную еду?! Надо бежать, надо срочно бежать! Здесь что-то замышляют. Лучше бы его повесили!
  Паника так сильно захлестнула беднягу, что он не утолил свой голод до тех пор, пока за ним вновь не пришли. Парень встретил пажей с достоинством, так как они служили здесь дольше его. Те потребовали следовать за ними. Что поделаешь? Визгард, конечно же, пошел.
  Прошли мимо кухни, мимо гостевых комнат, мимо бань и служебных помещений... куда его ведут? Юноша отчаянно заглядывал в каждое окно в коридоре, пытаясь отыскать глазами свою конюшню. Его символ свободы теперь был так далеко... и не известно, что ждет в конце пути.
  И вот они дошли. До комнаты самой королевы. Визгард почувствовал, как онемели его ноги и отказывались идти дальше. Лунный свет уже непрошено вторгался во дворец, разгоняя вечерний сумрак. И он точно не сулил ничего хорошего.
  Парня не пришлось заталкивать внутрь, но он даже не заметил, как вошел туда. Как будто его ветром подняло и протолкнуло в жерло вулкана. Словно в волчью нору попал или в замок дракона... сравнивать ощущения юноши можно до бесконечности. Королева уже ждала его и мило улыбнулась, как только двери за спиной Визгарда захлопнулись.
  Парень тут же принял стандартную стойку воспитанного раба с опущенными глазами и убранными за спину руками, чтобы женщина могла беспрепятственно бить по груди, если захочет. Но Одинес быстро оказалась рядом и пальцами подняла его голову, придерживая за подбородок.
  Ей далось это с трудом. Несмотря на покорность, он боялся вновь заглянуть в ее глаза. И потому даже когда они оказались на одном уровне с лицом королевы, юноша предпочел опустить веки. Теплое дыхание от тихой усмешки обдало его жаром. Парень не знал, что ему здесь ждать.
  - Ты все еще не понял, зачем я позвала тебя? - спросила она, - ну же, говори. Я разрешаю. И посмотри на меня уже!
  - Я боюсь смотреть на вас, иначе ослепну от такой красоты, - поспешно выпалил он.
  Королева рассмеялась, но не отстала от него. Она играла с юношей как кошка с мышкой.
  - Я не повешу тебя за это. Тем более... ты должен выполнять каждый мой приказ беспрекословно. Даже если он противоречит твоему воспитанию.
  Визгард сразу же открыл глаза. Их взгляды столкнулись.
  - Хороший мальчик, - погладила она его по щеке, - видишь? Совсем не страшно.
  "Вообще-то очень страшно", - подумал на это он. Но Одинес завораживала его - этого не скрыть. Она была и красива, и опасна, и умна. Адреналин мгновенно ударил юношу по голове. Его бросило в жар. Она тоже тяжело дышала, находясь так близко...
  - Ты умеешь целоваться? - неожиданно по-деловому спросила королева, отойдя от парня к своей тумбе.
  - Эм... нет, - недоуменно промямлил он, наблюдая, как она медленно снимала с себя все украшения.
  - Хочешь сказать, что ни одна прежняя хозяйка не воспользовалась твоей красотой?! - не поверила та, - не смей мне врать, раб! Я могу за это жестоко наказать.
  - Наказывайте столько раз, сколько посчитаете нужным, но я не вру, - выпалил он на одном дыхании.
  Она снова тихо рассмеялась и взяла в руки нож. Юноша напрягся, ожидая беды. Одинес медленно плыла к нему как смертоносный корабль, готовый к атаке. Она игриво приставила лезвие к его горлу, и Визгард только недоуменно уставился на нее, плохо скрывая эмоции. Нервы подводили его очень сильно в этот день.
  - Ты сам не понимаешь, что своим поведением лишь поднимаешь себе цену, - ласково проговорила она и вложила нож парню в руку, - разрежь нити на моем корсете. Я уже не могу ждать.
  У него перед глазами все медленно плыло. Руки дрожали. Оружие парню никогда не давали! Тем более королева была сейчас так беззащитна и беспомощна... всего одно движение и стража не успеет прибежать! Но ведь он не диверсант. И никогда не думал о свержении нынешних устоев. Визгард был свободолюбивым романтиком, но не революционером. Зачем она провоцирует его? Это все проверка?
  Каким-то образом с третьего раза ему удалось-таки разрезать корсет. О последствиях парень больше не думал. С ним играли в очень плохую игру, из которой невозможно выпутаться. Остается лишь доиграть свою роль до конца и сделать это красиво. Ничему другому его никогда и не учили.
  И тут Одинес ласково скользнула пальцами в его теплую огромную ладонь и отбросила нож в сторону. После этого она моментально обняла парня и нетерпеливо впилась в него губами. Юноша выглядел как загнанное в угол животное и только в ужасе таращил глаза как испуганный конь. После нескольких неудачных попыток растормошить его, королева, наконец, отошла немного назад и зло сощурила глаза.
  - Что я должен делать? Извините... ради бога... - он упал на колени перед нею и склонился к самому полу, пытаясь ухватиться за ножку и поцеловать ее, надеясь на прощение, - я действительно вас не понял. Без приказов я туп как осел.
  - Это уж точно, - аккуратно толкнула его в голову ногой королева, - и видимо ты не врал. Таких тупых мужиков я еще в жизни не видывала. Чтобы не знали в твоем возрасте, что делать с полуголой женщиной...
  Кровь уже молотом стучала в висках Визгарда. Он мечтал только об одном: вырваться отсюда. Неважно куда, лишь бы не дышать этими ароматными духами, лишь бы не делать того, что от него требовала королева. А ведь парень уже догадался, чего она желала. Только вот ему этого всей душой не хотелось. И не только из-за неопытности и страха смерти, а просто из принципа.
  "Она приехала за конем. И купила себе коня, - мелькнула хаотичная мысль в голове юноши, - я для нее лишь кукла для утех. Многие мечтают о подобном, но я бы с радостью поменялся с любым из них. И почему из миллиона рабов она выбрала именно меня?".
  - Но мне тут пришла мысль... - вдруг снова заговорила королева и жестом приказала Визгарду лечь на ее кровать, - ... то, что у тебя нет опыта - это даже хорошо. Теперь я еще больше этому рада. Получается, твоя генетика больше нигде не всплывет.
  Это звучало как приговор. И пока Визгард шел к ее постели, он уже осознал, что если останется живым после этой ночи - то уж точно не потом... когда она забеременеет. И тут его ждал неожиданный сюрприз.
  Парень лег, как и приказывали, на спину. Она медленно нависла над ним, и ее шелковистые волосы азартно защекотали его грудь. Девушка ласково поцеловала его туда же, а затем в губы. И сладко улыбнулась, предвкушая дальнейшее развитие событий.
  - Не получай наслаждение, - сказала вдруг она, - учись и запоминай, что нужно делать в таких ситуациях. Я думаю подарить тебя моей дочери. У вас получится хороший ребенок. Хотя это мы еще проверим...
  Взгляд Визгарда мгновенно остекленел. А мозг окаменел. Он попал явно не в то место и не в то время. Как же злобно подшутила над ним судьба...
  
  Эти неприятные для него похождения продолжались относительно длительное время. Юноша не смел отказывать королеве, но наслаждения так ни разу и не получил. Ему дико не нравилось делать все по указке, особенно то, что касалось плотских утех.
  Парня разрывала злость, и крик рвался наружу, но только не в присутствии людей. Эту вольность он мог позволить себе не часто и далеко не везде.
  "Лишь тот жеребец, который остался свободным, несмотря на все унижения и боль, является особо ценным для разведения. Он сможет дать хорошее потомство", - говорила Одинес. Визгард и сам уже начал догадываться об этих мыслях, роющихся в ее голове.
  Но только ему было известно одно "но", касающееся данного высказывания: если у принцессы родится мальчик от такого норовистого мужчины - то его ждет незавидная судьба. Мальчика сошлют не в обычную школу, а в такое место, где едва ли не за каждую провинность наказывали... смертью. Зато новорожденная девочка автоматически станет самой завидной невестой во всей округе, и ее можно будет использовать как товар для заключения союза между странами.
  Так и жили девы ледяной страны. У них не существовало таких понятий, как семья, любовь и дружба между полами. Они и о детях-то особо не заботились. Мальчиков ссылали в те пыточные школы, а девочек сплавляли гувернанткам. И те и те росли без родительской ласки.
  Но за счет рабов женщины могли давать потомство. И хотя в ледяной стране все старались подавить мужчин, норовистые не воспитуемые представители сильного пола моментально попадали на службу к высшим особам в качестве носителей самых лучших генов. То же случилось и с Визгардом.
  - Сегодня ты готов, - встретила его в коридоре королева, - постарайся не опозориться. Иначе ты знаешь, что тебя за это ждет.
  Она нарочито ласково стряхнула пылинки с его новой одежды и игриво подмигнула. На лице парня не читалось ничего, как и положено. Она осталась довольна и пошла работать. А юношу пажи снова привели в чью-то спальню... как же ему все это надоело. Но у Визгарда был план.
  Юная принцесса была прекрасна не по годам. Она выглядела как робкая куколка, одетая в шелестящее платье из конфетных фантиков. Но каждый в королевстве знал, что эта милая особа не отличалась особой добротой. Она была абсолютно избаловано. До безобразия. И даже мужчину ей подарила мать... Визгарда внутренне передернуло. Но деваться некуда. Он нехотя подошел к кровати и лег.
  Она стояла чуть поодаль и сверлила его требовательным взглядом. Будто проверяла, чтобы каждый шаг и вздох был выполнен правильно как в танцах. Затем, вроде бы, осталась довольна и тоже скинула с себя тяжелое платье, оставшись в одном невесомом пеньюаре.
  Однако в этот вечер у них ничего не получалось. Растерянная неопытная девочка моментально подумала на себя, но вслух ни в коем случае не призналась. Она поносила Визгарда всеми некультурными словами, какие только знала и уже начала поддаваться слезам отчаяния... пока в ее голову не пришла жестокая догадка.
  - Подними свои руки, раб! - визгом потребовала принцесса.
  Парень был словно в оцепенении, смотря в одну точку. Ему было не до нее. Однако рефлексы работали лучше мозга. Юноша вытащил из-за спины свои руки и запачкал кровью простыню... он глубоко порезал себе запястье ради того чтобы у них с принцессой ничего не вышло. Болью забил все инстинкты и желания, подчинил себе свое тело. Ну, разве это не победа? И он бы улыбнулся, если бы не эта адская боль, которая все никак не могла вырваться наружу со стоном.
  Принцесса моментально оросила его голую грудь и кровавое запястье слезами. Выбила из пальцев сворованный у королевы нож и выбежала с криками из спальни прямо в нижнем белье. Парень даже не обернулся и не сошел с места до тех пор, пока за ним не явились личные слуги королевы.
  
  Вот оно... тот самый день, который так давно ждал свою новую жертву. Визгарда ждала казнь. Он был готов к ней с тех пор, как королева положила на него глаз. Юноша не роптал и не пытался отнекиваться. Он осознанно пошел на это преступление.
  И теперь стоял перед разгневанной Одинес на коленях, нянча свою надрезанную руку. Кровь медленно стекала по запястью и пачкала идеально чистые сверкающие полы. Королева не мола скрыть отвращения на лице, которое испытала при виде этой картины.
  - Ты негодный раб... - прошипела она и резко встала, - жалкий червяк!
  Она была не права. Он не походил на червя и тем более не был жалок. Наоборот огонь свободы загорелся в глазах юноши. Чувство воли внутри него нельзя было ни подавить, ни повесить. И он знал это и душою ликовал. И потому стоял с гордо поднятой головой, хотя и на коленях.
  Одинес молнией метнулась к нему и дала громкую пощечину. Затем наотмашь ударила в обратную сторону, и затем последовало несколько ударов кулаком по челюсти все в том же направлении... теперь кровь текла не только по руке, но и по губам парня. А он все молчал. И по-прежнему не встречался с нею глазами. Бедняжка даже выдохлась, избивая парня. Но наконец-то она испарила всю злость из себя. Теперь можно было и подумать.
  - Мы попробуем еще раз, - громко сказала она, чтобы услышали все присутствующие.
  - Бросить его в темницу? - подала голос помощница.
  - Нельзя, - тяжело дыша, проговорила Одинес, - товарный вид может испортиться. Отправьте его до завтра обратно на конюшни. А затем вечером приведите во дворец, отмойте и отправьте к принцессе в комнату. И проследите, чтобы в этот раз ему нечем было себя убить. Думаю, он это и хотел сделать. Если бы успел...
  Приказ в тот же час был исполнен. Юноше перевязали руку, позволили промыть рот, одели снова в грязные тряпки, накормили какими-то помоями и заперли на конюшне. Считалось, что это должно его либо перевоспитать, либо остудить пыл. Но сердце Визгарда наоборот лишь обрело крылья.
  - Делайте со мною что хотите, - нашел стойло Храброй парень и трепетно провел рукой по ее теплой шее, - мне в любом случае грозит смерть. Не буду я ее добровольно дожидаться. Тем более проходить через ваши пытки с принцессой в кровати. Бррр...
  И его снова передернуло.
  И по ледяным улицам города застучали конские копыта. Беглеца не сразу хватились, поскольку отсюда еще никто не пытался бежать. И потому Визгард уже был далеко в полях, когда о его исчезновении стало известно.
  
  СТРАШНАЯ ПРАВДА
  
  - Чего я только не навидался, бродя по свету, - протянул руки к висящим нагайкам Визгард, - в первой же деревне меня едва не посадили в тюрьму блудницы. Я не мог им ни в чем отказать, а они были так наглы... но дело не дошло до притона. Они быстрее обнаружили, что у меня не было никаких денег, но при этом я нагло продолжал вестись на их уговоры. Дурацкая была ситуация.
  Он наконец-то усмехнулся, проявив крупицу своих прежних эмоций. Спортсмены расселись на полу, слушая его, однако старались не приближаться к орудиям пыток и наказания. Тренера смотрели на своего бывшего спортсмена с молчаливым ужасом в каком-то подавленном состояние. Он же, наконец, продолжил.
  - Затем прошло несколько лет... за это время я научился расслабляться, пить, заниматься тем, чем захочу. Постепенно осознал, что не везде матриархат, однако от старых привычек не избавиться. Их слишком тщательно вбивали в меня с кровью с самого рождения. Поэтому, как только девушка переходила от игр к приказам - я моментально превращался обратно в раба. Но, как правило, большинству женщин во всем мире это не нравится. Они забавляются с подкаблучниками, а затем выкидывают их на улицу. Но я не горевал. Для меня это была свобода! Я тысячу раз уже вырывался к ней, радуясь сложившимся обстоятельствам.
  - Так вот почему тебя всего передергивало, когда ты начинал наглеть и делать что-то против меня... - тихо проговорила Кира, - ты почти физически ощущал боль от наказания?
  Визгард не ответил, но по его выразительному взгляду они поняли, что так и было. Даже Катя в этот момент почувствовала себя последней сволочью за то, что так долго ломала парня. Она же не знала... что тут можно было еще поделать? Они-то думали, что он просто наглый хам невесть откуда и потому ведет себя так отвратительно. И еще это женоненавистничество... оказывается, это была лишь женофобия. Конники были кругом не правы по отношению к юноше!
  - Не жалейте меня, вы все делали правильно, - просочилась какая-то боль в голосе Визгарда, - я прекрасно научился манипулировать людьми. Особенно женщинами. Ледяная страна дала мне хорошую школу жизни и научила понимать все желания и капризы прекрасного пола. В этом вы все похожи.
  - Ну, уж нет! - хором выпалили все присутствующие девушки и недоуменно переглянулись.
  Парни хмыкнули сквозь грустную задумчивость, а Визгард позволил себе громко рассмеяться. Наконец-то он стал прежним... ну хоть на пару минут! И это уже была радость для множества сердец его бывших товарищей. Им было невыносимо видеть его рабом, хотя с Визгардом никто так толком и не сдружился. Но здесь другое. Зла-то на него тоже никто не держал.
  - Я понял, какой типаж мужчины больше всего нравится женщинам и стал ему подрожать, - поднял глаза кверху Визгард, - они любят наглых, неукротимых, смелых... и при это хотят видеть в нем раба. О да, это точно я обнаруживал в каждой женщине, какую встречал. И неважно кем она была: крестьянкой, зажиточной дамой, пьяницей в таверне или благородной дворянкой. Все едино. Отличались лишь малые черты характера. Были, правда, и те, кто не купился на мои манипуляции. Но это были единицы. Однако на тот момент мне было уже плевать. Я получил достаточно от жизни и женщин в своих беспорядочных... способах поиска удовольствия. Отвел душу после бессмысленного детства, так сказать. И тогда настал момент отправиться в путь за своей мечтой. Я решил найти тот самый райский уголок, про который говорили мои собратья.
  И тут его слова оборвались так неожиданно, будто юношу подстрелили. Тренера испуганно привстали, присматриваясь к парню. Но опасения были напрасными: он наконец-то двинулся. Однако вновь замкнулся в себе, и опять на лице появилась маска местного раба...
  - Нам пора идти во дворец, - резко бросил Визгард, - вам пора уезжать домой. А я останусь здесь, в своем доме.
  - Визгард, - вдруг послышался тонкий голос Ирины и все обернулись на нее, - тебе не сделают здесь ничего плохого без нас?
  - Нет, - резко качнул головой парень, - королева благородна и милосердна. Она давно отпустила мне мои грехи. Ведь я всего лишь один из миллиона других мужчин. Наверняка она нашла уже другого ухажера для своей принцессы.
  В конце навязчиво напрашивалась фраза "все будет хорошо", но Визгард ее так и не произнес. Повисла мучительная тишина. Спортсмены, не сговариваясь нехотя стали по очереди подниматься и направляться к выходу.
  По пути во дворец они встретили Оксану, Осипа и Олега. Кира был рада, что с последним все было в порядке, но не хотела расспрашивать его сейчас ни о чем. Да и мальчик не горел желанием высказываться.
  - Смотрите, - вдруг выпалил кто-то из ребят, указывая на статую женщины, - она вам никого не напоминает? Игорь, ты где?
  - Что? Я? Но... - и тут он вдруг замолк, расширив глаза от удивления, - ...да это же... Визгард?! Одна из наших богинь?
  - Как это понимать? - обернулась Олеся к парню Визгарду.
  Спортсмены столпились вокруг статуи, рассматривая ее с особой тщательностью. Сходство было не просто поразительным, это была одна и та же женщина! Юноша же смотрел на нее как будто впервые.
  - Честно говоря, никогда не поднимал здесь глаза так высоко, - появилась на его лице горькая ухмылка, - но я знаю ее по рассказам. Говорят, что эта богиня основала нашу страну. И дала начало матриархату. А меня назвали в честь нее... понимаете, тут нет разделения на мужские и женские имена. Все они общие. А именно - женские. Так как каждая беременная дама мечтает о рождение дочки, естественно. И имена, поэтому даются уже в этот период, когда неизвестен пол ребенка.
  - Если тебя назвали в честь богини-основательницы - значит, на тебя возлагали большие надежды, - проговорила Оля.
  - Да нет, - парень покачал головой и вновь опустил глаза, - на мужчин здесь вообще никогда ничего не возлагают. Мать была очень зла, когда я родился. Зато если бы у нее была дочь - то это имя помогло бы ей быстро пробиться в верха, и, возможно даже, она служила бы во дворце. Я явно сломал планы моей матушки, сам того не подозревая. Теперь ясно, почему она так меня возненавидела.
  Это было больно слышать. Но он давно уже перестал на кого-либо злиться и потому говорил с искренним равнодушием. Как-то это все было не правильно.
  - Все живы-здоровы? - обратилась Кира к спортсменам, - пора прощаться и уезжать. Чего у вас глаза на мокром месте?
  - Мы хотим забрать Визгарда с собой! - вдруг выпалили хором близняшки и обняли друг друга, утешая дрожь.
  - Реально, почему мы не можем этого сделать? - переглянулись парни с возмущением.
  На лице Визгарда выступила боль. Но он быстро взял себя в руки и отвел глаза в сторону.
  - Нет и все! - отрезала Кира к всеобщему удивлению.
  Зато она получила одобрительный взгляд самого Визгарда. Он благодарил ее за этот ответ глазами и шептал одними губами "так будет лучше". Катя тоже была непреклонна и лишь сильно сжимала челюсти. Она все еще была очень зла на него. Оля не смела противиться решению подруг, хотя мысленно сожалела о том, что вновь от нее такой мужчина уплыл... но не более. Она не прониклась к Визгарду никакими чувствами. Коля же не мог выбрать, что в его душе кричало громче: парень рабом родился и им на всю жизнь останется; или же ему следует протянуть руку помощи, несмотря на воспитание?
  - Ты меня задолбала, - сказал Кире Петя, получив сильное эмоциональное одобрение со стороны спортсменов, - хватит уже решать за других! Три дня твоего пафоса я не выдержу.
  - Оставьте ее, - заступился за девушку Визгард, - она поступает правильно. Я не прошу вас о помощи. Я вернулся домой!
  - Может быть, вам непривычно это осознавать, но он привык так жить и никак по-другому, - кивнула парню Катя, - не смейте навязывать ему свои жизненные правила. В чужой монастырь, как известно, со своим уставом не ходят.
  Юноша и ей с улыбкой кивнул. Остальным же ребятам это было невдомек. Тимка с Игорей не выдержали и потребовали, чтобы Оля с Колей тоже что-нибудь уже сказали. Они надеялись, что те тоже имеют свое мнение, но...
  - Кира с Катей правы, - развел руками Коля, - мы не имеем права навязывать Визгарду свою жизнь. У него была отличная возможность не возвращаться сюда, но он вернулся. Видно не справился с собой. Испугался свободы.
  - У меня была лошадь Свобода, - вдруг пролепетала Оля, отстраненно глядя перед собой, - ее реально нужно было бояться. Как дала одному парню по башке - так его с сотрясением кое-как на "Скорой" увезли.
  Зачем она это говорила? И сама не знала. Но только лишь разрядила немного обстановку. Ребята были злы на тренеров и на самого Визгарда. Они не понимали... не по-ни-ма-ли, почему он не хочет сбежать еще раз! Зачем вернулся в этот ад? Почему не сожалеет ни о чем? Он же ведь видел, КАК можно жить по-другому. Но почему, почему, почему...
  - Скажу вам так, - вздохнул Визгард, - я много чего насмотрелся в том мире за стеной. И мне он не понравился. Здесь мне будет лучше. Привычнее. Вас устраивает такой ответ?
  "Он очерняет себя намеренно, - мучительно думала эмоциональная Лена, - я тоже так делаю перед прыжком в бездну. Посмотрим, к чему это приведет". Она действительно в своей жизни наломала немало дров, и такое поведение казалось ей привычным. Или эмо-кидка просто хотела думать, что все понимает. На самом деле в ее голове жил сейчас тот же зверь, что и у других конников. Она хотела забрать беднягу с собой из этого ужасного места! И пускай они его совсем еще не знают, но ведь это бездушно...
  - Ладно, идем, - повернулась Кира в сторону ступеней, - нельзя больше задерживаться. Прощаться будем позже.
  И в этот раз с нею никто не стал спорить. Спортсмены шли наверх, словно на бойню. Они исподлобья смотрели на бывшего товарища и не могли считать эмоции с этого каменного лица.
  Вот перед ними вновь раскинулась огромная площадь, с которой гостям позволяли общаться с королевой. С неба сыпал мягкий снежок, под ногами похрустывали кусочки льда. Освежающая красивая атмосфера омрачалась лишь всеобщим настроением.
  По обе стороны от Одинес стояли ее бравые девушки-воины с зоркими светлыми глазами. Чуть поодаль ютились рабы, готовые сорваться с места по первому приказу. И посреди площади встал Визгард... который еще не знал, где его место. Он стоял один между двух людских колонн: позади конники, а спереди королевская гвардия. Вот и настал момент истины.
  - Благодарю гостей за то, что вернули мне беглого раба, - слегка кивнула конникам королева, - идите с легким сердцем и чистой душой восвояси. Да поможет вам богиня в вашем нелегком пути.
  Каждое ее слово, словно стрелой, врезалось в грудь каждого спортсмена. Они злобно прожигали пол глазами и с трудом сдерживались от того чтобы возразить. Это все было так неправильно! Как-то слишком неправильно. И интуиция не давала покоя, взбесившись как застоявшийся конь.
  - На что ты рассчитывал, Визгард, когда решил вернуться? - наконец-то она дала ему право голоса, - ты знаешь, какое тяжкое преступление совершил. И никто из моих слуг не смог тебя поймать. Ну же... расскажи теперь свои сказки.
  - Мне нечего рассказывать, - парень вдруг посмотрел в ее глаза, чего не позволял себе ранее, - и я знал, что меня здесь не простят. Я пришел для того чтобы вы меня казнили по закону, как и положено. Больше ничего у вас не прошу.
  
  БОРЬБА
  
  Вот теперь слова полоснули ребят по сердцу, и они в шоке выступили немного вперед. Даже тренера казались пораженными.
  - Как? Он же говорил нам, что с ним ничего не сделают... - прошептали спортсмены.
  - Он врал нам? Но зачем?
  - Ради чего, Визгард...
  Хуже всех, казалось, было Кате. Она, наконец, поняла, что он имел в виду, когда ответил ей "сомневаюсь, что это когда-нибудь случится". Оказывается, парень говорил не про то, что не сможет понять конников, а про то, что не сможет влиться в коллектив. Он пришел на собственную казнь. Ему не суждено больше ни с кем воссоединиться. "Зачем, зачем, глупый ты мальчишка? - болезненно сдавила она грудь рукой, - как ты посмел так нам всем наврать?".
  - Ради казни, говоришь? - подняла брови королева, - легко же ты решил отделаться.
  - Делайте что хотите, - ответил ей на это Визгард, - я все приму как меня и воспитывали. Я больше не убегу.
  - Кира, что же это происходит? - вцепился кто-то из девчонок тренеру в руку, - его же здесь убьют! Почему мы просто стоим и смотрим?
  - Чем мы можем ему теперь помочь? Если бы только он признался во всем раньше! - хватался кто-то за голову.
  - Но почему он так с собою поступил? Мы ведь так хорошо уживались вместе, - всплакнула Зина, - что его толкнуло на этот шаг?
  Кира стояла в полном оцепенении и как будто не слышала шум детей вокруг себя. Она... не знала... что делать. "Он увидел свободу... понял, как живут другие люди, но... не смирился с нею. Просто не смог жить, зная, что его рано или поздно все равно найдут и накажут за побег. Даже смерть оказалась не так страшна для человека со сломанной психикой, привыкшего чувствовать себя рабом. Боже, что же они творят в этой стране! Это просто бесчеловечно", - у нее даже руки тряслись сильнее прежнего.
  "Он специально привел нас именно сюда после нападения ангелов, - сощурилась Оля, - ах, ты ж говнюк эгоистичный. Только о себе и думает!".
  Катя неожиданно затихла и закрыла глаза. "Так просто уйти от нас собрался, гад? - панкуша остро взглянула в спину Визгарда, - не разобрался в людях и решил сдаться? Подумал, что тебе в этом мире нет места? О да... как же я тебя понимаю. Но почему ты не спросил меня об этом раньше. Ведь я знаю... знаю, что чувствует брошенный человек. И Коля это знал... как же ты меня бесишь".
  Катя раздраженно хмыкнула, дернув головой. Почему-то она почувствовала нестерпимый стыд и ответственность за этого человека. Она осознала, что ломала беднягу все это время зря. "Возможно, именно я подтолкнула его на это самоубийство, - растянулась на ее лице дикая улыбка как перед слезами, - ну уж нет. Нет, скотина... я эту кашу заварила в твоей голове. Мне ее и расхлебывать. Ты, Визгард, за себя не в ответе!".
  - Визгард! - дерзко и громогласно раздался ее надрывистый голос, - черта с два ты пойдешь на это! Я тебе не позволю, гад ты последний. Сволочь, эгоистичная скотина... никто тебе не давал такого разрешения!
  Спортсмены потеряли дар речи, хотя глубоко внутри начало зарождаться безудержное ликование... глаза парня расширились, едва не выпав из орбит, и он резко обернулся назад, чтобы взглянуть на эту сумасшедшую. Какие глупцы...
  - Визгард, я не позволяла тебе оборачиваться! - рявкнула на него королева и немедленно встала со своего трона.
  Парень послушано повернулся обратно к ней и поник головой, как и положено. Но тут его снова окликнули сзади по имени... и это тоже был женский голос, хотя и не местный. Но в мозгу парня произошел сбой программы... он отчаянно взглянул на Одинес, как бы ожидая от нее совета и помощи. У той же уже начался нервный тик... никогда еще ее так не оскорбляли в присутствии собственных людей.
  Но не успел Визгард найти правильную реакцию на произошедшее, как на его плечо легла легкая и при этом грубая рука Кати. Парень хотел обернуться, хотел посмотреть в ее глаза, понять, зачем она это делала, но не смел. Он весь покрылся потом, его руки затряслись как будто перед побегом. Что же они делают с ним?
  - Обернись, если хочешь. Ты ведь свободный человек, - мягко проговорила панкуша.
  - Нет... нет... вы не понимаете. Я раб, - он закрыл голову руками и согнулся в три погибели как от нестерпимой боли, - что вы делаете? Хватит...
  - Нет, обернись! - резко приказала панкуша.
  Парень через силу сделал, как она просила и только сейчас девушка увидела, что было написано на его лице. Ее это не просто испугало, но и дико взбесило.
  - Вы посмотрите сами, что делаете со своими людьми! - рыкнула на королеву Катя.
  - Как ты смеешь разговаривать с нашей королевой, чужестранка! - выступили вперед разгневанные женщины-воительницы.
  - Быстро извинись перед Одинес и верни ее раба, - зашумели мужчины.
  - Чего? - нахально скривилась Катя, - где вы видите раба? Визгард, сиди на месте, раз уже сел! Вот видите, какой хороший мальчик. Он не хочет быть рабом.
  - Что? - сел голос Визгарда и его стало ломать еще сильнее, - прекратите это, умоляю... вы же знаете, что я не могу...
  - Визгард, сейчас же подойти ко мне! - рявкнула Одинес.
  - Визгард, сиди, я сказала! - хладнокровно прошипела Катя.
  Парень на глазах побелел и едва не поседел. По его телу прошла судорога как при виде раскалённого железа. И все эти образы моментально материализовались в его воображении. Юноша хотел кричать, бежать... тысячи стальных орудий сковали его по рукам и ногам, пронзили насквозь, позволяя крови медленно выходить наружу, чтобы радовать эти холодные женские глаза. Его пытали и рвали в клочья прямо здесь, прямо сейчас... парень не выдержал этой боли и закричал во все горло и с силой ударился головой об пол. Наваждение на секунду исчезло, но на льду остался красный след... и что-то еще горячее бесцветное капнуло пару раз вниз... Визгард смотрел на это с удивленным недоумением и не мог с собою справиться. Что это? Это неправильно... он не должен так делать. Парень закричал еще раз и обрушил несколько ударов кулаком в толстую холодную поверхность, оставляя такие же красные отпечатки... и ему было не больно. Он все бил и бил, пытаясь заглушить самого себя...
  Спортсмены боялись даже пошевелиться и дышать.
  - Они сломали его... - прошептала Ира, - это... это был крик подстреленного зверя, а не человека.
  - Не думал, что в него забили рабское мышление настолько глубоко, - с готовностью достал свою шашку Коля.
  - Проклятые женщины ледяной страны, - выступили вперед Петя и Дима, - как можно было так исковеркать душу человека?
  Катя стояла рядом и просто наблюдала за тем, как мучился Визгард. Она просто наблюдала за ним и будто бы чего-то ждала... то же самое делала и королева. Только у нее были свои мотивы.
  И как только парень на мгновение остановился, обессилев от самоистязания, панкуша подошла и ласково положила ему руки на плечи. Юноша едва не прогнулся, желая поскорее умереть. С него как будто кожу сдирали по живому... а на самом-то деле всего лишь нежно прикоснулись.
  - Теперь я вижу, - сказала ни то ему, ни то окружающим Катя, - что тебе нужна помощь. Ты постоянно просил о ней, но мы не понимали твоих намеков. А прямо ты сказать не мог, потому что тебя этому... никогда не учили.
  Произошел эффект взорвавшейся бомбы. Девочки спортсмены радостно заплакали, приближаясь к парню. Парни не могли унять судорожные торжественные улыбки. Кира тоже закрыла рот ладонью и раньше остальных подошла к Визгарду. А следом за нею - хищная Оля с Колей, готовые уже к схватке.
  Все конники медленно обступили парня вокруг, словно закрывая его от летящих стрел. Множество теней укрыли это беззащитное тело от холодных женских глаз. И присевшая рядом на корточки Катя с небывалой лаской заглянула Визгарду в самые зрачки...
  - Ну что, дурачек? - усмехнулась она, - не удался твой план побега? Скажи мне честно - жалеешь?
  - Не говори гоп, пока не перепрыгнешь, - с дрожь прошептал он.
  - О-о-о! Эта фраза дорогого стоит! - радостно и громко выпалила панкуша, встав на ноги, - он снова с нами, ребята! К нему вернулся сарказм.
  Никогда бы они не подумали, что подобная фраза так сильно может радовать. Но спортсмены не сдержались и выкрикнули в воздух торжественные слова, и этот гул разнесся по площади и окрестностям как крик дикарей.
  Королеву передернуло от увиденного. Никогда она еще не была так раздражена. Стража уже была на взводе. Оставалось только отдать приказ...
  - Одумайтесь, - ледяным голосом проговорила Одинес, - если вы не исчезните сейчас же - я буду вынуждена убить и вас.
  "Убить? - словно выстрел попало это слово в голову Ирины, и она с ужасом переглянулась с сестрой, - я не хочу умирать...". У некоторых ребят с лиц пропали улыбки также как и у близняшек. Однако остальные только наглее скорчили рожи.
  - Мы уйдем только с ним, - наконец вступила в полемику Кира, - только мы действительно слишком грубо обошлись с вашим приказом. Может быть, решим все дипломатически?
  - Меня достала такая дипломатия! - рассвирепела до покраснения королева, - стража! Схватить их всех. Если буду сопротивляться - убейте.
  - А мы будем! - дурняком завопила бесшабашная Оля и мгновенно пустила несколько электрических разрядов, вырубив несколько дев-воительниц.
  - Ты бы сначала с нами посоветовалась что ли... - тут же сошла краска с лица панкуши, но деваться некуда.
  - А что плохого в хорошей драке? - звякнул лезвием Коля, - я давно уже готов. Онуфрий, защищай детей и девочек.
  - Некоторые девочки могут и сами о себе позаботиться, - сделала несколько шагов назад Оксана, застилая глаза белой пеленой.
  Осип тоже с готовностью снял с рук перчатки. У него почему-то было такое ощущение, что они выберутся отсюда живыми. Даже если придется сразиться со всей стражей. И в себе он тоже был более чем уверен после того боя с ангелами.
  "Ну, уж я вам не ребенок, - фыркнул взбудораженный Димка и тут же его глаза заблестели недобрым азартным огнем, - вот я вас всех удивлю сейчас!". Боксер же послушно оттеснил близняшек, Лену и Олесю назад, пытаясь защитить их своим телом как щитом. Он бы и остальных ребят захватил, да только все они разбегались в стороны как тараканы.
  - Глупцы, - закричал на них Онуфрий, - это вам не игры!
  - Никто и не играет, - прошипела Оксана и в следующий же миг из-под земли наружу полезли сотни и тысячи мелких чертей, шушер, бесят и прочих адских тварей.
  Они неслись вперед без страха смерти, налетели первой волной на острые клинки и копья и сгинули для того, чтобы выбраться из тартара обратно. И число их только росло, и невозможно было остановить эту смертоносную волну, если только не... уничтожить саму хозяйку.
  Несколько самых хитрых и ловких воительниц попытались зайти Оксане за спину, минуя остальных ребят, но там их ждал неприятный сюрприз.
  - Привет, - схватил на лету одну даму за руку Осип и мгновенно выкачал из нее всю жизнь, не дрогнув при этом ни одним мускулом.
  Его тут же сладостно ударила в голову эта звериная дикая сила, и юноша вдохнул морозный воздух так, словно давно лишь о нем и мечтал. Затем открыл глаза с расширенными зрачками и встретил следующий удар на себя. Как и в прошлый раз, ему удалось провести валькирий своей хитрой уловкой. Вторая жертва пала к ногам безобидного на вид мальчика.
  К счастью, среди своих этого уже почти никто не видел (так как те тоже вступили в неравный бой) и потому парень задней мыслью надеялся, что ему не придется слушать трактаты о морали после того, как они отсюда выберутся. Но самоуверенность едва не стоила ему жизни...
  Одну подкравшуюся деву успел откинуть в сторону Онуфрий, а вторая успела швырнуть свое копье издалека. И когда до Осипа оставалось меньше метра, перед ним выскочил Олег и принял весь удар на себя.
  - Олег, нет! - в панике выпалил боксер и бросился, было, к другу, но что-то его остановило...
  На лице обернувшегося парня сияла дико счастливая улыбка. Он с гигантским древком в груди, пробившем тело насквозь, стоял и просто хохотал в голос, а затем взял и рассыпался в пространстве. "Сатанинское видение", - перекрестился в сердцах Онуфрий. Но он еще больше удивился, когда увидел Олега невредимым совершенно рядом с собой. Как он здесь появился? Откуда? Что происходит?
  Но затем рядом с боксером из воздуха начали пачками появляться клоны парня, и подозрение закралось в его бедовую голову. Когда Лена тронула защитника за руку, он едва не ударил ее, повинуясь рефлексам.
  - Н-не бойся. Олег умеет размножать себя... нужно найти его настоящее тело, причем срочно! Оно абсолютно беззащитно, - затараторила испуганная девочка, шныряя глазами по сторонам.
  - Я слышу его мысли, - присоединился к ним попятившийся Игорь, - он хорошо где-то спрятался. Нельзя тратить время на его поиски.
  - А на что же тогда его тратить? - нервно спросил Онуфрий.
  - На это! - взвизгнула Олеся, и очередное копье отлетело в сторону, будто бы встретив невидимую преграду.
  Парни мгновенно оказались рядом с девочками, отгородив их собою, но они не понимали ровным счетом ничего. Когда же боксер посмотрел на Олесю, то увидел, что она стояла вся бледная, тяжело дышала и с шоком смотрела на кровь на руке...
  - В тебя попали? - закричал он ей в лицо, - ответь мне! Тебе плохо?
  Ей было плохо. Но в нее не попали. Просто боль была такая сильная и теперь еще кровь... у бедной девочки все так и поплыло перед глазами. Она лишь из последних сил держалась на ногах. Голос Онуфрия доносился откуда-то издалека.
  - Нельзя падать в обморок, - оперлась бедняжка о боксера, - я в порядке. Просто переволновалась. Это было близко, и я испугалась...
  - Что у тебя за сила? - решил тут же выяснить Игорь.
  - Я могу вас всех защитить, - пролепетала она на последнем издыхании, - могу всех закрыть силой мысли, но мне будет больно.
  И она на мгновение отрубилась. Наверное, от вида крови. Или от самой ситуации. Но увидев ее без сознания, близняшки и вовсе растерялись, боясь уже даже плакать.
  - Приведите ее в сознание, - приказал им Онуфрий, а сам развернулся обратно.
  Оля летала между воинами как наэлектризованная русская пташка: непредсказуемая и неадекватная. Казалось, она и сама не понимала, куда и зачем неслась каждую секунду. Но до сих пор ее никто не смог зацепить. Причем блондинка больше пользовалась кулаками и подручными предметами, чем своей магией. Дуракам, видимо, везет.
  Катя же напротив была максимально сосредоточена, собрав весь свой боевой опыт в кулак и не упуская из вида ни одного нападающего. Она была тактична, пружиниста и максимально точна в каждом ударе. Никто и не знал, что она так может. Размахивать ножом во все стороны - это одно, но показывать такое мастерство...
  - Боги... они ведь должны присутствовать в этом измерении... - стояла на защите парня Кира, - почему до сих пор не помогли нам?
  - Возможно, здесь наложены какие-нибудь защитные чары, - подал снизу голос парень и безучастно уставился на завязавшуюся борьбу, - зря вы это, конечно. Сейчас придет подмога.
  - Лучше бы помог нам, кретин, - рыкнул в пылу борьбы на него Петя.
  - Он не может, ты разве не понял? - пихнул Петю в грудь Дима, - у него психологическая травма.
  - Ты-то идиотина сам понимаешь, что это значит? - оттолкнул его как пушинку в обратную сторону парень, - и еще раз ударишь меня - я тебе по башке надаю.
  - Ну, друг с другом-то не ругайтесь, - вышел из себя Коля и с разгона пнул под зад обоих, - у нас есть общий враг вообще-то!
  - ХВАТИТ! ДОСТАТОЧНО! - пронесся над площадью глубокий голос, будто бы усиленный аппаратурой.
  И от его мощи все тут же забыли друг про друга и схватились за головы, затыкая уши. Даже девы воительницы на всякий случай отпрыгнули назад, рыская глазами по месту боя. Кто это сделал?
  Королева резко выступила вперед, не скрывая безумного удивления. Ее стража, разглядев говорящего, едва не упали на колени, повинуясь какому-то древнему инстинкту. Визгард так и открыл рот, созерцая подобную реакцию... никогда он еще не видел, чтобы жительницы ледяной страны хотели преклонить перед кем-то колено...
  На центре стояла великолепная высокая богиня Визгард. Этот холодный взгляд, эти тонкие острые пальцы, эта своенравная поза - ее узнали все и каждый в армии женщин. Сказать, что она была высокого самомнения - ничего не сказать. Она считала себя намного лучше каждой из этих глупых куриц и уж точно красивее их. Ее тонкие поджатые губы говорили о том, что с богами нельзя спорить. И тем более не имеет смысла идти против них войной.
  Все слова, которые всю жизнь готовила Одинес для разговора со своей обожаемой богиней, мгновенно вылетели из головы. И посреди боя наступила абсолютная тишина...
  - Богиня Визгард? Основательница страны? - зашептались мужчины рабы.
  - Богиня, это вы! - с надрывом выкрикнула королева и с силой вцепилась в свой трон, чтобы не пасть перед нею, - мы ждали этого часа с самого рождения...
  Визгард долго и внимательно ее слушала, будто ждала больше лести в свою сторону. Но затем она фыркнула, рассыпав все эти словесные подношения по земле и опустошила, тем самым, лучшие надежды и мечты местных воительниц. Они не знали, чего ждали, но уж точно не такого наплевательства...
  "Она богиня и ей можно так себя вести, - с любовью смотрел на нее Игорь, стоя поблизости, - какое счастье, что я додумался позвать ее".
  "Какой фанатичный взгляд, - смотрел на него с презрением юноша Визгард, - нам надо было поменяться местами еще раньше. Он хорошо вписался бы в местные законы".
  - Отпустите этих детей восвояси, - чуть тише прежнего проговорила богиня.
  - Что?! - истерично выпалила королева, - но как... так нельзя поступать. Они убили моих людей! Они хотят своровать моего раба!
  Валькирии тоже недобро переглянулись. Им стало казаться, что кто-то пытается их обмануть. Но богиня мгновенно так сильно рассвирепела, что своей энергетикой достала до каждого сердца и жестоко сжала его ледяными острыми ногтями. Нет, на розыгрыш не похоже. Никакая женщина не могла бы сыграть так искусно.
  - Сестра, - вдруг сменила королева грозный тон на чуть более ласковый, - помоги нам устранить этих бунтарей, и мы даруем тебе все, что ты захочешь. Мы же твои дети. Ты не можешь нас так предать...
  - Я не ваша сестра, - вдруг ударила их, словно камнем, Визгард, и ее губа немного вздернулась, - и мне противно все, что происходит в этой стране. Каждая местная никчемная женщина, поставившая себя со мною на одну планку. Каждый никчемный бесхребетный мужчина, выбравший путь подчинения. Эти школы, дворцы, это королевство... меня тошнило от всего этого с первого же часа прибытия. И как хорошо, что мой дорогой Игорь до сих пор меня не призывал. Иначе я разнесла бы вашу страну раньше, чем вы успели бы спеть мне любовные гимны.
  Парни просто подавились собственным хохотом. Спортсменов настолько сильно переполнял сарказам, что с фанатизмом теперь на богиню смотрели все, а не один лишь Игорь. Даже парень Визгард угрюмо держался за голову, не пытаясь больше вникать в происходящее. Его мозг устал и все тут.
  - Нет... - тихо упавшим голосом проговорила королева и покачала голвоой, - это все мираж. Вы меня разыграли, чертовы чужестранцы. Наша богиня так не сказала бы... вы слышали меня, девы-воительницы? Нас обманули! Эти никчемные людишки переполнили мою чашу терпения. Теперь не оставляйте никого в живых. Убейте их! УБЕЙТЕ ИХ ВСЕХ! За осквернение этих чудесных земель, за предательство, за насмешку над нашей любимой богиней!
  - Ого, они не на шутку разозлились, - присвистнул Коля.
  - Чего тут удивительного? Эта королева - явная истеричка. И не терпит отказов, - и после этих слов Петя обернулся к Визгарду, - ты, видимо, плохо удовлетворил ее в свое время.
  - Вот сейчас твои дурацкие шуточки звучат очень неуместно, - тут же зашипела на него Кира.
  - Я вообще не с тобой разговариваю, женщина, - скривился в ответ юноша.
  - Вижу, они не захотели меня слушать, - невозмутимо качнула бедрами богиня и бегло взглянула на Визгарда, - а мой протеже не настроен сражаться.
  - Что будем теперь делать? - немного растерянно пролепетал Игорь.
  Призрак тут же внимательно стала приглядываться к нему. Парень поежился и глазами спросил "чего?".
  - Я не допущу смерти Визгарда, - сказала дух, - при всей моей ненависти к нему - это насекомое должно жить. Подай свою руку, Игорь.
  Это был больше приказ, чем просьба. Когда она чего-то хотела - сопротивление было бесполезно. Юноша был немного сбит с толку, но все-таки исполнил приказ.
  Легкое прикосновение... и в следующую секунду парень уже не контролировал свое тело. Его изнутри будто залили ледяной ртутью, и даже паника мгновенно в страхе забилась в уголочек сознания. Властная Визгард не любила, когда что-то выходило из-под ее контроля.
  - Ненавижу тех, кто меня не слушает, - прорычала голосом Игоря богиня и в мгновение ока все небо и воздух вокруг словно порвало множеством трещин, извергших из себя сильнейшие ветра и снежные бураны.
  Солнце не просто спряталось за тучами, а убежало туда в страхе. Ногою ударил в землю жуткий смерч и словно черная дыра, стал затягивать в себя незадачливых валькирий. Даже спортсмены едва успели разбежаться или ухватиться за что-нибудь крепкое. Такую мощь они еще никогда не видели и теперь даже забыли про то, что упускали удобную возможность сбежать. Подростки и тренера просто смотрели, раскрыв рты, на то, что могла творить богиня Визгард в чужом теле.
  И за одно мгновение перевес в бою оказался на стороне конников, благодаря непоколебимой решительности духа, рушившего и рубившего ледяными ветрами все на своем пути. Вместе Игорь и Визгард были великолепны. Еще чуть-чуть и их сила разрастется настолько, что проглотит в свое чрево всю ледяную столицу как монстр крохотную мышку... но что-то пошло не так.
  Игорь резко остановился и получил изнутри мощный гневный тычок от богини за такую вольность. Но он сделал это не по своему желанию... сделав еще пару шагов вперед, парень вновь затормозил и несколько раз выдавил из себя сухой кашель.
  "Да что же ты творишь-то?" - все больше гневалась богиня и тащила юношу буквально на своих плечах силой, но он все больше и больше сопротивлялся и вот-вот готов был выйти из-под контроля. Дух не поверила своим глазам. Никогда еще она не ожидала от Игоря такого предательства.
  "Нам осталось совсем немного", - прорычала она внутрь тела, пытаясь воздействовать на парня. Но в следующее мгновение он словно потерял сознание, и ноги подкосились. Спортсмены в ужасе и с испугом могли лишь наблюдать, как обессиленный парень неожиданно и быстро повалился на землю, словно его подстрелили. А дух богини при этом невинно завис в воздухе над телом, как будто ее оттуда вытолкнули силой. В их рядах начала расти недоуменная паника...
  - Что с тобой? - изменившимся до неузнаваемости голосом спросила дух Визгард, но гордость не позволила ей упасть рядом на колени, чтобы проверить его состояние, - это кровь? Откуда? В нас не попадали!
  Из-за того что даже сама богиня была в растерянности и не понимала, что происходит, остальные ребята тоже испуганно распахнули глаза. Что с их другом? Почему он вдруг без причины потерял сознание?
  Из уха и носа юноши потекла кровь, а он все не приходил в себя. И только после холодного прикосновения ко лбу, парень приоткрыл глаза. Ему было так плохо, словно температура резко подскочила до сорока и сварила мозги вкрутую. Растерянности богини не было предела и невозможно было описать, что выразилось на ее переменившемся лице. Было видно, что она не хотела причинять эту боль и против характера испытывала ужасное чувств вины...
  - Похоже, нельзя вселять в себя чужого духа, - задумчиво ответил парень Визгард на ее немой вопрос, - организм этого не выдерживает. Поэтому-то каждый дух закрепился только за своим хозяином.
  - Но прежний Игорь мог это осилить, - выпалила она, и голос ее задрожал, - он мог держать в себе множество духов и приведений, личностей и осколки чужих душ и никогда это не приносило ему боль!
  - Мы другие, - вздохнул Визгард парень, - мы многого не можем за вами повторить. Ведь вы боги. Высшие создания, так сказать. А мы обыкновенные люди...
  - Невозможно, - богиня нежно гладила Игоря по голове, - никто из нас даже не может вселиться в чужое тело против его воли. Да даже если нас об этом попросить. Игорь - проводник. Лишь поэтому я смогла проделать этот фокус с ним. Но что за... эффект?
  Ее боль невозможно было передать словами. Спортсмены впервые видели надменную богиню такой ранимой. Игорь постепенно стал приходить в себя и взгляд духа просветлел. Но искренней радости она все же не показала, пытаясь вернуть себе повседневную маску.
  - Это было... ужасно, - пролепетал парень, - остальные говорили, что им понравилось.
  - Отвратительный комплимент, - поджала губы призрак, - худший из всех, что я слышала в свою сторону.
  - Думаю, ты не виновата, - наконец улыбнулся Игорь, - просто... я что-то так устал. А ты великолепна. Так красиво разворотила тут все...
  Ей было безгранично приятно слышать это, и богиня даже слегка покраснела, но лицо при этом оставалось холодным. Она ласково хлопнула юношу по затылку и потребовала встать.
  - Нечего валяться посреди боевого поля, - грубее прежнего и с какой-то обидой в голосе проговорила призрак, - не заставляй своих друзей волноваться. А мое время, к сожалению вышло. В этом дворце действительно наложены какие-то чары, подавляющие нашу силу. Береги себя, Игорь.
  И она растворилась. Спортсмены неловко переглянулись. Вроде бы бой окончен, но где королева?
  - Визгард! - услышали они истеричный голос совсем рядом.
  Среди опускающейся пыли и развалин появилась Одинес. Она была вся исцарапана, платье разодрало льдом и волосы больше не блистали своей прежней красотой. Но от ее голоса в душе парня все вновь перевернулось. Его хорошо здесь натаскали на этот тембр... как собаку на команды хозяина.
  Бедняга мгновенно подпрыгнул на месте, будто бы готовый выполнить любой ее каприз. И вновь этот каменный взгляд...
  - Что же ты сидишь, сукин сын? - на грани краха визжала королева, - защити свою госпожу. Сейчас же!
  Подростки с болью смотрели на исполнительность Визгарда. Неужели они защищали его зря? Неужели он вот так просто поддастся на шантаж и предаст их?
  Юноша развернулся к Одинес и почтительно склонил голову. Но что-то заставляло его медлить... и тут на лице парня мелькнула беглая улыбка. Он медленно поднял на королеву глаза и всмотрелся в ее безумное лицо.
  - Я не могу выбрать: какую именно госпожу? - насмешливо спросил Визгард.
  И тут холодное лезвие ножа скользнуло по горлу оцепеневшей королевы. За ее спиной совершенно незаметно появилась Катя. Одно движение и все будет кончено.
  - Теперь я его госпожа, - вкрадчиво проговорила она, - не смей дергаться. Предлагаю справедливый обмен: твой бывший раб на твою жалкую жизнь. Ну что скажешь, ледяная королевишна?
  - Я не потерплю такого унижения, - задрожали от злости губы Одинес.
  А глазами она при этом сверлила Визгарда, будто бы проклиная его во всех грехах. Эти злые глаза говорили "предатель!". Но парень пытался всем своим видом показать, что ему плевать. Он даже веки опустил, лишь бы не соблазнять себя.
  - Я выбираю смерть, - неожиданно сказала королева.
  И тут у всех внутри что-то резко упало... даже Катя на какое-то мгновение впала в оцепенение. Одинес не видела ее взгляда, но зато друзья прекрасно разглядели. Это была растерянность, причем такая, от которой руки холодеют и становятся ватными.
  Такого поворота событий никто не ожидал. Неужели придется убивать? Панкуша попыталась взять под контроль сбившееся дыхание и бегло взглянула на детей... они этого не выдержат. Но как быть?
  - Позвольте это мне сделать, - послышался в мертвенной тишине дрожащий голос Визгарда.
  - Не стоит... - попыталась возразить Катя, но парень уставился на нее таким непривычным сатанинским взглядом, что даже она испугалась.
  Миг и жертву вырвали из ее рук, отбросив нож в сторону. Ледяная змея с шипением вцепилась в королеву и стала молниеносно поднимать ее все выше и выше, сплетая тугие кольца на земле, намораживая по спирали снежный кокон. Еще пару штрихов и по бокам из земли выросли полупрозрачные башни с заостренными концами. И все это было живым, все это было нацелено на убийство. Все готово было прийти в действие уже через пару секунд...
  - Ты изучил магию, которую тебе как мужчине нельзя было учить! - из последних сил выкрикнула королева.
  - Да, но я просто не мог не воспользоваться тем, что с рождения текло в моих жилах, - и он нетерпеливо сжал кулаки.
  Конники в ужасе отступили от Визгарда. Он был на себя не похож. Им овладело безумие... болезненная страшная улыбка разделила лицо на две половины. А за нею неуверенный странный смех... и он торжественно поднял руки как конферансье перед великим представлением. И все туже и туже и грубее заковывал в лед распятые руки королевы. И оставался всего один жест, всего один щелчок пальцев до окончания спектакля.
  Но Визгард делал все с особым наслаждением и потому не хотел торопиться. Он жаждал мести... мести за все годы, за все муки, пережитые им в этой чертовой стране. За все потери и свое повиновение. Она виновна во всем! Виновна!
  - Вешаешь ты только за мелкие прегрешения, - фанатично выпалил... даже выкрикнул во весь голос Визгард, - а эта казнь всегда предназначалась для самых худших в твоем понимании рабов. Так ты казнила инакомыслящих, писателей, творцов и... своих любовников. Именно такую казнь ты припасла для меня... сволочь!
  - Единственной сволочью здесь будешь ты, если сделаешь это, - тихо, но достаточно понятно проговорила Катя.
  Она не нападал на него, не вешалась на руки, а только стояла рядом и смотрела в глаза. Визгарда бросило в пот от ее голоса, но он не хотел сдаваться. У него появилось такое плаксиво-злое выражение лица как у ребенка, у которого собирались отобрать любимую игрушку.
  - Почему я не имею права? - недоуменно спросил он, - я столько настрадался из-за нее... я готов очернить себя и попасть в ад ради одного только этого момента. Я жил в мечтах об этом дне... эти фантазии являлись ко мне во снах каждый день...
  - Я могла бы просто приказать тебе не делать этого, и ты бы повиновался, - веско продолжила панкуша, придавая каждому слову особую силу, - но не делаю это, потому что взываю к твоему разуму. Отныне ты не раб. Ты один из нас. Так подумай, как смогут дети принять убийцу вроде тебя? Оглянись. Они уже боятся тебя. Так и отталкивают от себя людей. Необдуманными поступками.
  - Нет-нет, - сопротивлялся он, не отводя глаз от желанной жертвы, - вы же сами предложили ей выбор... она готова принять смерть...
  - Я рассчитывала немного на другой ответ, - неловко отвела глаза в сторону Катя, - но это не значит, что палачом должен стать именно ты.
  - Нет... - его уже ломало как будто парень глотнул уксуса, - я... я не могу ее так отпустить...
  - Ну тогда ты не оставил мне выбора, - и Катя без предупреждения со всей силы словно кувалдой ударила Визгарда в живот своими толстыми кирзовыми сапогами.
  Спортсмены в шоке, тренера в недоумении, Визгард в нокауте. Она ударила куда надо - от такого моментально наступает чувство удушья, и падаешь в обморок. Оля взглянула на часы.
  - Ты ушатала его менее чем за пять секунд, - радостно оповестила она и неуместно крикнула "ура".
  - Замечательно ты ему "не стала приказывать", - съязвил Петя.
  - Ну, я же действительно ему ничего не приказала, - невинно пожала плечами панкуша, - не приводите его пока что в чувство. А еще лучше - свяжите. Когда он проснется - то явно будет в гневе. Пора убираться отсюда.
  - Мы невинные и дружелюбные, - хихикал Дима, и смех этот был грустный, - что-то не честно как-то мы с ним поступили.
  - Хочешь, чтобы я и тебя связала? - зло посмотрела на него панкуша.
  Цыган примирительно поднял руки и заткнулся. Кира с облегчением выдохнула и от всего сердца поблагодарила Катю за такое разрешение проблемы.
  - Я уж не знала, что буду делать, если он действительно устроит здесь самосуд... как детей после такого в себя приводить. Да и себя тоже.
  - Все в порядке. Я с самого начала понимала, что придется его вырубить. Но все-таки попыталась уговорить. К сожалению, для него, разговор не подействовал, - развела руками Катя.
  - Добрая-добрая Катя, - пропел рядом довольный Коля.
  Наконец ее это достало, и девушка ощетинилась как еж.
  - Ну что вы все ко мне пристали? - выпалила она.
  Спортсмены только переглянулись и почему-то тихо захихикали. Но ей никто ничего так и не сказал. Панкуша была в недоумении, но недолго. Теперь нужно было срочно бежать отсюда...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик) О.Обская "Невыносимая невеста, или Лучшая студентка ректора"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги ??????"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"