Белоусова Влада Владимировна: другие произведения.

6 сборник Кзп в одном файле

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если вам удобнее читать не по отдельным главам, а все целиком - милости прошу;) Финальный сборник. Самый драгоценный и любимый!


      -- БОЙЦЕВА
   Оля долго рассматривала Вальса. Рыжий конь стоял немного поодаль и спокойно себе пасся. Хотя было бы неверно утверждать, что он за нею не подсматривал. Было и такое. Благо, лошадиное зрение позволяет смотреть почти на триста шестьдесят градусов вокруг.
   - Я остыла, - хлопнула себя по коленкам девушка.
   Жеребец перестал жевать и поднял голову. Теперь он смотрел на нее, не скрываясь.
   - Это значит, что ты снова можешь превращаться в человека, - радостно заключила она.
   Конь озадаченно захлопал глазами и прижал уши. Но блондинка развеселилась и поэтому проигнорировала его агрессивный жест. Только подошла ближе и ударила по шее, чтобы перестал выпендриваться.
   - Я серьезно, Васек, - заговорила она тише, - мне кажется, нам нужно попробовать все заново.
   - Я думал, мы все уже выяснили, - продолжал злиться он.
   - Ну, только не говори, что ты обиделся, - с угрозой пропела она.
   - Ты моя женщина и я не смею обижаться на тебя. Но ты должна быть покладистой, - фыркнул он с хитрой ухмылкой.
   - Ох, как заговорил! - с издевкой расхохоталась она, - попробуй только еще раз назвать меня своей женщиной - и навсегда останешься мерином.
   - А без уздечки, рвущей мне губы, ты не такая смелая, - напомнил ей Вальс.
   - Это ты мне так угрожаешь? - вспыхнула она, - когда ты был человеком - на тебе не было уздечки. Однако не убил почему-то.
   - Это лишь вопрос времени, - пообещал он.
   - Ты хочешь убить меня? - рассмеялась она.
   - Каждую секунду с момента нашего первого знакомства.
   - Ой, какой плохой из тебя романтик, - все больше веселилась Оля, - ну попробуй.
   - На меня не действует твой ток, - напомнил он.
   - А на меня не действуют твои угрозы, - кошкой сощурилась Оля, - и если мы все друг о друге выяснили - не мог бы ты уже превратиться?
   - Не стоит. Мы скоро снова выезжаем, - сдержанно возразил жеребец.
   - Что?! Куда? - в отчаяние вскрикнула девушка.
   Но ответ пришел со стороны. К ним подошла Халва и вмешалась в разговор, объявляя скорый выезд.
   Оля расстроенно взвыла и приземлилась лицом в траву. Ее заколебали эти вечные переезды. Они уже трое суток едут по полям прочь из города.
  
   Ырынга долго и внимательно смотрела на Лену. У той даже аппетит пропал от этого взгляда. Уже через десять минут она психанула и отставила свою плошку с едой в сторону.
   - Чего тебе? - недобро спросила эмо-кидка.
   - Сразись со мной, - сказала воительница.
   Тон был ни то просящий, ни то приказной. Что-то среднее, но не подразумевающее отказа. Лена даже возмутилась.
   - Нет, - ответила она.
   - Если не сегодня - то когда? - с тем же выражением поинтересовалась Ырынга.
   - Да никогда, - эмоционально отказалась собеседница.
   Воительница недобро сощурилась. Это походило на немую фразу "я тебя запомнила, скотина!". Только вот Лена не поняла, почему она вообще ей чем-то обязана?
   - Коля, - повернулась Ырынга к казаку, - а ты сразишься со мной сейчас?
   - Сразу после еды нельзя, - парировал он.
   - А потом?
   - Да чего тебе нужно от нас? Никто не хочет с тобой сражаться, - вмешалась в их разговор Лена.
   Ырынга полоснула ее стальным взглядом, после чего резко встала и ушла в сторону. "Ведет себя как королевишна", - презрительно скривила лицо эмо-кидка.
   Чужестранка села рядом с Петей на мешок с вещами и вновь достала свою книжку. Юноша не обратил на нее внимания, валяясь с закрытыми глазами. Он просто грелся на солнце и не хотел ни на что отвлекаться.
   - Мне скучно, - заявила ему Ырынга, - вы хоть иногда развлекаетесь?
   - С этими вопросами к Оле, - лениво пробормотал юноша.
   - Она слишком занята своим бойфрендом, - презрительно скривила губы девушка, - кто в вашей шайке может дать мне бой?
   - Наверное, никто, раз Лена с Колей отказались, - Петя открыл один глаз, - и ради бога, отстань уже. Я пытаюсь уснуть хотя бы раз за последние двое суток.
   - Ты спал, - огрызнулась она.
   - Всего пару часов, - закрыл он лицо ладонью, - заткнись уже.
   Она промолчала, всматриваясь в книжку. Молчание продлилось еще несколько минут. Затем девушка захлопнула чтиво и куда-то направилась.
   - Разве он не должен за нею следить? - толкнула Киру под бок Катя.
   - Он устал, - заступилась за Петю девушка, - если хочешь - сама за нею проследи сейчас. Но это не может длиться вечно. Если бы Ырынга была нашим врагом - давно бы прирезала всех. Ты же видела, на что она способна.
   - Если она не сделала этого пару дней назад - это еще не значит, что дамочка стала нашим другом.
   - Ты права, но я пока не вижу причин для паники, - Кира смахнула последние остатки шерсти с вальтрапа, - подмени пока что Петю.
   Подруга лениво встала и двинулась в ту сторону, где скрылась гостья. Какой-то голый пролесок, между деревьями которого, можно было увидеть, кто, чем занимается.
   Там же оказалась и Ирина. Она совершенно случайно пересеклась в этом месте с Ырынгой и теперь не могла отвести от нее любопытных глаз.
   Воительница устроила сама себе разминку, растягиваясь на шпагаты и изящно по-кошачьи выворачиваясь в разные чудные позы. Девушка делала все это с такой легкостью, будто состояла из пластилина.
   Затем она сделала несколько импровизированных выпадов по невидимому врагу и тут же вернулась в прежнее положение. И снова несколько ловких телодвижений, которые заставили Иру тихо завидовать.
   - Кто здесь? - вдруг прекратила разминку Ырынга.
   - Ой, извините, - заикнулась от волнения девочка и поспешила удалиться.
   Но воительница перехватила ее за плечо. Бедная Ира чуть не поседела от этой энергетики. В глазах чужестранки плясал недобрый огонь.
   - Я видела, ты умеешь сражаться с копьем. Покажи мне, - потребовала она.
   - Я... не достаю оружие в мирное время, - попыталась вырваться из ее хватки девочка.
   Но Ырынга не собиралась так просто отпускать малышку. На лице читался нарастающий азарт, и она оттащила свою "жертву" обратно в лесок. Ира чувствовала себя жутко неловко, но пока что не раздувала панику.
   - Дерись со мной, - вновь приказала Ырынга.
   - Зачем? - растерялась малышка.
   - Так нужно, - сказала воительница и оголила лезвия рук.
   Вот тут-то Ира и запаниковала. Она побледнела еще сильнее и сделала пару шагов назад.
   - Н-нет, - с мольбой ответила малышка.
   - Да что ж ты такая тряпка-то! - выругалась Ырынга и обычным быстрым шагом оказалась рядом.
   Она замахнулась рукой, и Ира зажмурилась. И тут же получила незаслуженную пощечину. Звук был таким громким, а боль обжигающей, что из глаз девочки немедленно брызнули слезы.
   - За что? - задрожали ее губы.
   - Даже если твоей жизни будет угрожать что-то - ты не воспользуешься копьем? - с угрозой спросила Ырынга и снова замахнулась.
   Ира отпрыгнула от нее, но не достаточно далеко. Бесшумная кошка воительница сразу же оказалась рядом и нанесла удар уже кулаком. Вроде бы не сильно старалась и целилась не в нос, однако боль теперь была дикой.
   Ирина закричала в полный голос и упала на землю. Попятилась назад. Одной рукой закрывала окровавленный рот, а второй упиралась в землю, помогая себе ползти.
   Ырынга надвигалась на нее черной тенью и вновь превратила руки в лезвия. А глаза ее не предвещали ничего хорошего.
   - Не надо... - умоляла Ирина, - я... не хочу сейчас драться...
   - Тебе придется, - пообещала воительница.
   - Нет! Не надо! - взвизгнула из последних сил девочка и уперлась спиной в дерево.
   Она закрыла глаза, заслонив лицо руками. И в этот момент услышала, что противник остановился. Малышка с надеждой подняла веки и облегченно выдохнула.
   - Оставь ее, - приказала Катя, - Ырынга, что ты творишь?
   Воительница недовольно обернулась. Хотя ее лицо не сильно менялось в течение часа. Злость и раздражение никогда не сходило с этих бровей.
   - Я всего лишь хочу найти достойного противника, - как ни в чем не бывало, ответила она.
   - Тоже мне, достойную нашла, - фыркнула панкуша, - избиением детей занимаешься. Что сделает Кира, когда узнает об этом?
   - Вряд ли она что-то предпримет, - бесцветно отреагировала воительница и развернулась полностью, - а ты сразишься со мной?
   - Ты всех уже достала. Никто не хочет с тобой бороться, потому что знают, что проиграют. Тебя это тешит что ли? - сложила руки на груди тренер.
   - Но ты-то другая, - загорелись глаза Ырынги, - ты умеешь предсказывать будущее. Воспользуйся своим навыком.
   И не успела Катя что-то предпринять, как соперница скользнула в ее сторону. И это было так быстро, что человеческий глаз даже не зафиксировал момента приближения.
   А в следующую секунду панкуша ощутила острую адскую боль в области груди и схватилась ладонью за лезвие. По пальцам потекла ее собственная кровь, а органы вопили от боли. Проколотая насквозь, насаженная на лезвие, как на шампур, Катя не могла даже ничего ответить...
   И тут наваждение прекратилось. Девушка запоздало отпрыгнула назад, но это никак не могло остановить Ырынгу. И когда Катя уже распрощалась с жизнью, воительница вдруг сама затормозила.
   Панкуша поймала себя на мысли, что от страха зажмурилась, как Ирина. Это непозволительно! Но когда она открыла глаза - то искренне удивилась, что все еще была жива.
   "Как?! - шокированно смотрела на соперницу Катя, - я ничего не сделала для того, чтобы предотвратить это будущее. Как она обманула мою способность?". Ырынга же зависла над нею, держа остриё в миллиметре от тонкой кожи девушки. Но затем раздраженно одернула руку и резко развернулась на каблуках.
   - Ты права. Среди вас я не найду достойного противника, - нервно заметила она и быстрым шагом направилась обратно в лагерь.
   На земле тихо постанывала от обиды и боли Ира. И рядом стояла онемевшая от ужаса Катя. Давно ее так ничего не пугало. Что это было? Какой-то сбой?
  
   - Когда мы уже доберемся до Бойцева? - спросила Кира у Визгарда, заседлывая Халву.
   - Уже меньше суток езды. Через три-четыре часа, - отрапортовал он.
   - А что это за место такое? - удивилась Оля, - надеюсь, не очередное Ледяное государство с королевами и рабами?
   - Нет, совсем другое, - рассмеялся парень, - я там долго прятался во время побега. И там же меня чуть не сдали властям путаны.
   - Ах, это то самое место... - саркастически протянула блондинка.
   - А еще там можно неплохо заработать на боях без правил, - радостно объявил юноша.
   - У нас как раз есть дамочка, у которой все руки чешутся, - хмыкнула Кира.
   - Ага. Главное только чтоб нас насильно всех участниками не сделали, - с той же эмоцией отреагировал парень, - рабства там нет. Но законы очень строгие. И вместо тюрьмы тебя кинут на арену.
   Девушки переглянулись.
   - Может быть, нам не стоит туда ехать? - засомневалась Оля.
   - Все другие города и деревни находятся еще дальше отсюда. Неделю пиликать придется. Насколько мне известно.
   - А у тебя все в порядке с географией?
   - Не знаю что это такое. Но, наверное.
   Разговор на этом закончился.
   Когда же из лесу вернулись последние задержавшиеся, к Кире тут же подошла Катя. Взяла ее за руку и отвела немного в сторону. Она поведала о случившемся и о несбывшемся предсказании. И вновь повторила, что Ырынге нельзя доверять.
   - И что ты предлагаешь? Выгнать ее? - спросила "королева бумажек".
   - Почему бы и нет? Зачем ты держишь ее?
   - Из нее получился неплохой защитник, когда на нас нападали демоны. Я склонна пока что терпеть ее, - сложила руки вместе подруга.
   - Серьезно? И до каких пор? До первого убийства? Извини, но Зина еще не научилась возрождать мертвых, - съязвила панкуша.
   - Кать, хватит, - остановила ее девушка, - просто не оставайтесь с Ырынгой наедине. Вот и все. Какого черта в лесу оказалась Ира, например?
   - А такого, что за всеми не уследишь. Да что с тобой происходит? С каких пор ты плюешь на нашу безопасность?
   - А с каких пор ты стала такой пугливой? - вопросом на вопрос ответила раздраженная Кира, - пойми, сейчас нам безопаснее наоборот держать ее при себе. Из всех только она умеет искусно сражаться. А здесь, за пределами родного города, нас может поджидать что угодно. И кто, как не опытная Ырынга поможет? Визгард, конечно, знаком с местностью. Но он не сможет сражаться с женщинами. Иными словами, в половине случаев он будет бесполезен.
   - Ну, спасибо. Еще и по моему парню проехалась, - сощурилась Катя.
   - Я просто говорю, как есть, - подняла подбородок подруга, - нам пора ехать. Хватит с меня дискуссий.
  
   Нина плелась позади строя. Онуфрий умолчал о ее предательстве, но теперь между ними пролегла стена недоверия. Юноша то и дело поглядывал на девушку, стараясь предугадать ее следующие действия. Ведь он видел, что на конюшне она была не под печатью. И сама Нина знала это прекрасно.
   - Что с твоей губой? - встрепенулась девушка при виде сестры.
   - Ырынга, - пожаловалась та, облизав ранку языком.
   - Черт! Ты сказала Кире? - испугалась близняшка.
   - Ей плевать, - разозлилась малышка.
   - Ты уверена? Об этом нельзя молчать...
   - Катя ей все рассказала. Но ей плевать, - ответила шире Ира.
   Нина была в гневе. Она просто места себе не находила. Но ничего не поделаешь. Их главный тренер помешался на этой подозрительной чужестранке. Ырынга позволяла себе слишком много, но до сих пор ей никто даже выговора не сделал. Какого черта?
   "Мы едем слишком медленно, - сменила тему в голове девочка, - конь Димы хромает. Из-за него мы не можем бежать рысью или галопом. Он сразу же начинает подрываться за остальными, несмотря на боль". Девочка прикрыла глаза и уткнулась в шею своей кобыле. Ей было дурно от всех этих перемен. Слишком страшно. Да еще и чувство стыда подгоняло.
   С теми же мыслями за ними ехали Оксана с Осипом. Кони отыскали их возле больницы. А по пути к конюшне ребята встретили и Колю. Так они смогли легко догнать строй, выехавший из города.
   - Как ты себя чувствуешь сейчас? - спросил юноша у готессы.
   - Хуже выжитого лимона, - ответила та, - но я не хочу жаловаться.
   - Ты не жалуешься, а отвечаешь на мои вопросы. Ты ведь не имеешь права не отвечать мне, - подбодрил ее парень.
   - Да, ты прав, любимый, - слабо улыбнулась она, - спасибо.
   Они уже стали узнавать эти места. И были в курсе, чем грозит их экспедиции деревня Бойцева. Были в ней как-то раз проездом. Жуткое место, полное тайн и неприятных сюрпризов. И арена - это не самый худший ее секрет.
   Но ребята твердо решили следовать за конниками до тех пор, пока их личной безопасности ничего не грозит. Нужно же ведь ублажить Петра к тому моменту, когда он вернется. Однако исполнению приказа мешала новенькая.
   Ырынга вечно крутилась рядом с ключевыми лицами. И если попытаться увести кого-то из спортсменов в сторону - то это может плохо кончиться.
   - Интересно, они уже догадались, что не могут вызвать духов из-за смещения измерений? - тихо проговорила Оксана.
   Осип пожал плечами. Данное явление было известно Визгарду. Но разболтал ли он об этом друзьям? Неизвестно.
   Суть такова, что реальность не статична. В ней постоянно происходят какие-то изменения. То же самое касается и параллельных измерений, как вертикальных, так и горизонтальных. Они периодически смещаются.
   Обычно это происходит медленно. Но из-за открытия адских врат произошло нечто, похожее на землетрясение. Энергетические поля пошатнулись и измерение, в котором можно было вызывать духов, уплыло далеко в сторону.
   - Надеюсь, они не скоро найдут то место, где нас встретит Петр. Иначе он с нас шкуру спустит, - заворчал Осип.
   - Кстати, я слышала о предательстве Нины, - вдруг вспомнила готесса, - Олег любезно поведал об этом. Только вот не пойму, он еще с нами или как?
   - Сложно сказать. По-моему, он сам не решил наверняка, - вздохнул парень, - неприятно работать с такими. Непредсказуемые слишком.
   - А Нина? Ее можно как-то переманить к нам?
   - Лучше не надо. У нее может быть и кружит голову от любви и манипуляций Олега, но сестричка-то у нее трезво мыслит. Она наша главная проблема.
   - В общем, лучше пока не рисковать и придерживаться старого плана, - заключила Оксана.
   - Именно так, - кивнул друг.
   В это время Кира чувствовала затылком их взгляды на себе. Она долго ехала молча и только прислушивалась.
   "До меня дошли сведения, что именно Оксана с Осипом открыли врата. Спасибо болтливому Говоруну. Но зачем они это сделали? И почему у меня такое подозрение, что эти двое что-то задумали? - девушка вдохнула затхлый мокрый воздух, - или у меня просто развилась паранойя? Думаю, нет. Тут не одну Ырынгу бояться нужно. А друг друга".
   Из мыслей ее вырывал странный шум. Как будто дикие звери выли вдалеке. Только голос был не волчий, а какой-то другой, хриплый и дребезжащий.
   - Как будто драконы орут, - неуверенно проговорила Олеся.
   - А они существуют? - повернулись все к Визгарду.
   - Лично я их не видел, - пожал тот плечами.
   - Если я умею превращаться в дракона - то почему бы и нет? - включился в разговор Йорк.
   - Твои способности зависят только от твоего воображения. Ничего общего с настоящими зверями, - возразил его конь.
   Рык повторился и в этот момент лошади насторожились. Они подняли уши, стали крутить головами и заметно занервничали. Следом напряглись и всадники.
   - Нельзя допустить, чтобы кто-то застал нас врасплох, - сказала Катя, - у нас раненная лошадь. И слепая тоже имеется. Они не смогут убежать от врагов ни при каких обстоятельствах.
   - Марта уже привыкла к своему недугу. А вот Хват действительно беззащитен, - вздохнула Кира.
   - Давайте я съезжу на разведку, - вдруг вызвалась Ырынга.
   Все тут же странно посмотрели на нее. Девушка хотела бы закатить глаза, но не стала. Она просто смирилась с тем, что ее окружают идиоты.
   - Петя, ты как себя чувствуешь? - повернулась к нему "королева бумажек".
   - Скажи уже прямо "Петя, фас", - съязвил он.
   - Ну, раз так - то фас, - вспылила девушка.
   Юноша смерил ее недовольным взглядом и махнул Ырынге, чтобы шла за ним. Взгляд воительницы просиял.
   - Не боишься? - позже поинтересовалась у подруги Оля.
   - Чего? - дернула плечом Кира, предчувствуя очередные нравоучения.
   - Оставлять мужчину наедине с такой красоткой, как минимум, странно. И даже рискованно, - со знанием дела сказала девушка.
   - Петя честный и строптивый. Ырынга на него даже не позарится, - с легкостью сказала Кира, - а если и попытается - то мало ей не покажется.
   - Ты по себе судишь что ли? - хмыкнула Оля.
   Но "королева бумажек" тут же испепелила ее недовольным взглядом и блондинка замолчала. Поняла, что ударила по больному. А друзья так не поступают.
  
   Только когда они ушли на достаточно далекое расстояние, Ырынга вдохнула воздух полной грудью, будто только что избавилась от удушья. Она все еще была остра и раздражена в каждом своем жесте и позе. Но теперь хотя бы улыбалась.
   - Драконы, волки... ужас какой-то. Вы никогда не слышали про мутантов из детдома Бойцева? - спешилась девушка.
   - Нет, - покачал головой юноша и тоже спрыгнул на землю.
   - Надеюсь, вы с ними не встретитесь. Иначе живыми не уйдете, - хмыкнула Ырынга, - но сейчас не о чем паниковать. Вой постоянно слышен в этом месте. Тут хорошее эхо.
   - Но раз бояться нечего - куда же мы поехали? И зачем покинули остальных? - спросил Петя.
   - Ненавижу детсадовские коллективы, - развернулась к Пете девушка, - слабовольная малышня и мамочка Кира. Отвратительное зрелище. Меня от этого тошнит.
   - Да, я тоже недолюбливаю эти совместные походы, - усмехнулся Петя, - но что поделать? Детвора без нее не выживет. Вот и сбиваются в стайки.
   - О, ты меня понимаешь, - вдруг хищно улыбнулась Ырынга и юноша увидел как внутренне она вспыхнула.
   Девушка двинулась на Петю, и он сам не заметил, как оказался очень близко к ней. Воительница тесно прижалась к парню и, тяжело дыша, запустила пальцы в его волосы.
   - Ну, разве это не прекрасно? - на выдохе прошептала она, заставляя его медленно таять, - ты единственный здравомыслящий здесь мужчина. Мы как будто созданы друг для друга.
   И она бесцеремонно поцеловала его, как хищник, впускающий когти в свою жертву. Но Петя вдруг грубо и беспардонно ударил ее в грудь, отталкивая от себя.
   Ырынга выглядела глубоко оскорбленной и едва не зашипела, как змея, но какими-то силами сдержалась. Юноша тоже был очень зол. Но и заинтригован тоже.
   - С чего бы это? - провел рукой по своим губам Петя.
   - Глупыш, ты испугался? - вновь вернула себе самообладание Ырынга, - разве ты не хочешь этого?
   - Ты никогда не проявляла ко мне никаких симпатий. И тут вдруг такие наглые соблазнения. Я бы поддался, не зная тебя...
   - А ты меня действительно не знаешь, чтобы вот так отталкивать, - она снова пошла на сближение, но уже не так нагло, - тебя удивляет, что я тоже хочу этого? Встречаться с мужчиной - всего лишь потребность моего женского организма. Ничего не могу с собой поделать. Тем более ты мне действительно интересен.
   - Это все твои гормоны.
   - Возможно, - она остановилась всего в сантиметре от него, - и я предпочитаю им потакать. А тебе лучше мне не отказывать.
   - Да уж тебе откажешь, - усмехнулся Петя.
   - Значит, мы друг друга поняли, - подмигнула ему Ырынга, - сегодня уже наш маленький коллектив доберется до деревни и поселится в каком-нибудь трактире. В полночь я оставлю дверь своей комнаты открытой. Если не придешь - я восприму это как оскорбление.
   И она собрала в кулак всю свою сексуальную энергию, чтобы не наброситься на него прямо здесь. Девушка резко крутанулась на месте, чтобы вновь не столкнуться с парнем взглядами, и пошла куда-то в сторону.
   Петя так подвис, что не сразу вспомнил, что он обязан ходить за нею повсюду по приказу Киры. Но сейчас парню этого очень не хотелось... он настолько боялся наброситься на нее в ответ, что предпочел на какое-то время нарушить приказ руководства.
   "Да она с тобой играет, - ударил себя по щеке Петя, - хочет затуманить голову. А сама в это время планирует что-то недоброе". Он кинулся за нею, но затем вновь остановился. Затем все-таки опять пошел... ему точно вскружила голову эта чертовка.
  
   Ребята въехали в Бойцева. Первое, что бросилось им в глаза - это большое количество народу на улицах. Как на рынке!
   Ырынга спрыгнула со своей лошади и стала очень сильно суетиться. Она долго металась быстрым шагом между людьми, после чего с размаху вдарила случайному прохожему по зубам...
   - Ты чего творишь? - мгновенно всполошились конники, шокированные ее поведением.
   Но девушка не собиралась останавливаться. Она все больше веселилась и собралась уже наброситься на следующего несчастного, как сзади ей закрутил руки Онуфрий.
   - Здесь точно за преступления пускают на арену? - был ее единственный и последний в этот день вопрос.
   Никогда еще Кира не чувствовала себя такой виноватой. Остаток дня она просидела с квадратными глазами за столом в трактире. Подруги ничего не стали ей говорить, зная, что фраза "мы же говорили" вызовет настоящий взрыв.
   - Я не понимаю, - выдохнула, наконец, вечером девушка, - какая-то она странная. Зачем ей нужно было устраивать потасовку? Как будто по-доброму ни с кем не договорились бы об участии в арене.
   - Похоже, у нее свои методы и взгляды на жизнь, - хлебнула Катя чаю из кружечки.
   - А как по мне - то она просто неадекватная, - пожала плечами Оля, - на меня тоже иногда находят подобные настроения. Но здесь даже я ее не пойму.
   Из комнаты в трактир спустился Петя и молча сел за их стол. Ничего не заказывал, ничего не говорил. Просто достал из-за пазухи собственную баклажку с водой и долго смотрел в одну точку.
   - Петь, - ласково позвала его Кира, - ты чего такой?
   - Думаю, - коротко бросил он.
   - О чем? - решила донять его девушка.
   - Об Ырынге, - не сдержалась Оля и рассмеялась.
   Катя с Кирой испепелили ее злобными взглядами. Шутка была, мягко говоря, неуместной. И когда блондинка осознала это - было уже поздно.
   - К ней, кстати, можно прийти в любое время суток, - невозмутимо продолжил мысль Петя, - я разговаривал сегодня с организаторами арен. Почему-то участников не изолируют от общества.
   - Чудесно, - саркастически проговорила "королева бумажек", - а в деревню ее отпускают?
   - Нет. Поэтому продукты ей мы сами должны покупать, - ответил юноша.
   - Вот блин села на нашу шею,- ударилась лбом об столешницу главный тренер, - я-то думала, все будет так, как вы предупреждали. Что она кого-то покалечит или попытается убить. А все вышло намного прозаичнее.
   - Ты так думала? - чуть ли не хором удивились подруги, - а почему тогда вела себя так беспечно с нею?
   - Беспечно? Петя за нею следил, - обиделась девушка.
   - Я польщен твоей верой в того, кто даже драться не умеет, - хмыкнул на это парень.
   - Но ведь ты справляешься, - виновато улыбнулась Кира, - на самом деле я просто была уверена, что Ырынга на нас не нападет. У меня есть предчувствие, что она действительно союзница. Хотя немножечко другая.
   - Уж слишком ты ей доверилась, - сложила руки на груди Катя, - меня волнует другое. Если мы повторяем судьбы наших духов - как бы не пришлось изгнать красотку за что-нибудь. Ты об этом не думала?
   - Я предпочитаю думать, что мы не повторяем судьбы наших духов, - возразила Кира.
   - Это что-то новое, - вскинула брови Оля.
   - Серьезно, - повернулась к ней "королева бумажек", - я задумалась об этом уже с тех пор, как узнала, что Визгард родился мужчиной, а не женщиной, как его богиня. Это сильно нарушает нашу теорию похожести.
   - Хочешь сказать, что и меня смерть минует? - вдруг странным голосом проговорила Катя.
   - Я не просто надеюсь на это, а полностью уверена, - положила кулак на стол Кира, - не бойся. Мы тебя в обиду не дадим. Ни тебя, ни Игоря.
   На следующее утро тренера отправились к Ырынге. Как-никак, а они чувствовали ответственность за нее. Поэтому не могли так просто бросить.
   В помещение, где держали преступников, их конечно не пустили. Но разрешили разговаривать через щель в двери.
   - Ой, да вы не беспокойтесь, - беспечно махнула Ырынга ручкой, - мне здесь неплохо. Вечером будет первый бой.
   - Эм... а почему ты одна сидишь в комнате? - немного поворочала головой Кира.
   - Я не одна, - удивленно откликнулась та и отошла чуть в сторону.
   И только сейчас ребята увидели в щель, что остальные "бойцы" сидели, забившись в угол. Они боялись Ырынгу, как демона. Похоже, она и вправду здесь неплохо устроилась.
   - Могу я попросить вас об одной услуге? - голос девушки вдруг стал заискивающим и наигранно-застенчивым, - мне нужны кое-какие женские вещички. Не могли бы принести их из седла моей лошади?
   - Оу, - переглянулись тренера, - конечно. А что именно?
   Ырынга поманила их рукой и зашептала на ухо. Петя в это время пинал воздух от скуки. Но когда все девушки ушли, воительница поманила его пальчиком.
   - Я знаю, что тебя это бесит, - сладко улыбнулась она, прислонившись к щели.
   - Зачем тогда сделала? - поинтересовался юноша.
   - Но ведь ты приблизился. А значит, я своего добилась, - она закусила губу, и парня слегка передернуло, - ну что ты такой недотрога? Подойди ближе.
   - Ага. Чтоб ты мне голову откусила? - саркастически хмыкнул он.
   Взгляд Ырынги тут же стал безумным. Она перестала изображать из себя зефирную принцессу и вернулась в обыкновенный хищный вид.
   - А ты ведь не пришел сегодня ночью, хотя я тебе предлагала, - припомнила она.
   - Ой, как же я забыл об этом? - теперь уже с издевкой улыбался парень.
   - Ты не забыл, а испугался, - подначивала Ырынга.
   - Чего бы мне бояться? И вообще, ты заперта в тюрьме для бойцов арены. Меня бы даже не пустили.
   - Ты думаешь, я бы отсюда не выбралась? - и она громко рассмеялась, привлекая к себе внимание, - глупый напуганный мальчик. Как же ты мне нравишься, хоть и дурачок.
   - Не трать свои артистические силы, - небрежно помахал ей рукой Петя, - в бою они тебе пригодятся.
   - Считаешь, я не выиграю? - сощурилась она.
   - Считаю, что ты будешь обезьянничать там, как и всегда.
   - Грубиян, - без обиды пропела девушка.
   Но за спиной парня хлопнула дверь. И Ырынга сразу прекратила свою игру, отойдя немного в сторону.
   Они оба сделали вид, что не переговаривались между собой. И поэтому никто ничего не заметил. Однако перед прощанием воительница незаметно отправила Пете воздушный поцелуй. Он ничего ей на это не ответил, хотя ощутил внутри себя какое-то напряжение.
  
   Когда тренера вернулись в трактир - то застали такую картину. У дальнего столика собралась толпа зевак, которые делали ставки, активно шумели и выкрикивали чье-то имя.
   Одни курили, другие запивали радость алкоголем и все кричали-кричали-кричали. Что там происходит? Весь предыдущий день в трактире было малолюдно и тихо.
   Когда же Кира прорвалась к самому столику, предчувствуя неладное, то увидела Тимку, играющего в кости. Он был в азартной эйфории, раскручивая игральные кубики руками, пропуская их между пальцев и бросая на стол. В его удачу никто не верил. Люди шумели, кричали, проверяли рукава и карманы одежды, но не находили никаких механизмов для лохотрона. А он вновь и вновь выигрывал, смеясь наравне со всеми, попивая какую-то подозрительную жидкость и прикрывая выигранное добро ладонью.
   - Тим! - громом грянула Кира, заставив всех затихнуть.
   - О, привет, - отмахнулся от нее юноша.
   - Тим, - настойчивее повторила она, грозно прожигая взглядом его затылок.
   Тут-то юноша и понял, что скоро грянет гроза. Он бегло с виноватой улыбкой просил извинить его и ловко вынырнул из-за стола, пряча свои богатства на ходу в карманы.
   Но не успел он улизнуть от строго глаза "королевы бумажек", как столкнулся лицом к лицу с другими тренерами. Тут-то его улыбка и сошла с лица.
   - Это просто невозможно, - причитала позже Кира, расхаживая по комнате из угла в угол, - как ты до такого вообще додумался? Ну что у меня за неделя выдалась! То Ырынга кидается на первого встречного, то собственный спортсмен ударяется в азартные игры.
   - Ну, так для меня это нормально, - почесал затылок парень, - мне ведь покровительствует бог удачи.
   - Это лохотрон и обман, - строго тыкала пальцем в стол Кира, - ты обобрал людей, зависимых от азарта. Это как минимум некультурно. А как максимум - подло.
   - Кира, скажи мне честно, у нас есть средства для существования? - пошел юноша ва-банк.
   - Не переводи тему, - огрызнулась девушка.
   - А я и не перевожу, - пожал он плечами, - я серьезно. Ты видишь другие способы заработка, кроме как выступление на арене и азартные игры?
   - Арена здесь вообще при чем? - вспыхнула главный тренер, - мы не об Ырынге говорим, а о тебе.
   - На арене ей заплатят крупную сумму, если продержится неделю, - мило дернул бровью парень, - я сегодня узнал это, пока играл с другими в азартные игры. И, кстати, уже за один сегодняшний день я выиграл достаточно, чтобы несколько суток платить за всех друзей за проживание в трактире.
   - Врешь, - не поверила Кира.
   Юноша знал, что она так отреагирует и поэтому с хитрой миной достал свой выигрыш наружу. Бросил деньги с драгоценностями на стол и миленько сложил вместе ручки.
   Когда "королева бумажек" взялась пересчитывать заработок - то с трудом поверила своим глазам. Он не врал!
   - Но все равно это было нечестно... - из последних сил сопротивлялась девушка.
   - В играх честность никогда не стоит на первом месте. Все обманывают. Только у некоторых это получается лучше, чем у других, - он снова прокрутил игральные кости между пальцами.
   Киру разрывала теперь жадность. С одной стороны она глубоко осуждала юношу за это поведение и хотела наказать его. Но с другой - они больше не в городе. И не имеют дома за спиной. И вообще неизвестно, на что планировали жить в ближайшие месяцы.
   А здесь перед нею лежала целая премия, ради которой тренеру пришлось бы пахать целыми сутками в личное время. Какой-то спортсмен конник Тимка смог выиграть все это за один час.
   - Возможно, я поступаю неправильно, - тяжело вздохнула она, - но я действительно планирую пустить эти деньги на проживание в трактире. Видимо, из-за Ырынги нам придется прожить здесь неделю. Но позже нужно будет вернуть жителям Бойцева долг честным трудом.
   - Да-да, хорошо, - обрадовался Тимка.
   Но прежде, чем парень ушел, он остановился у двери и обернулся. Кира сидела на месте, разглядывая его выигрыш как злейшего врага. Это веселило юношу.
   - А прежняя Кира давно бы взъелась на меня, как последняя собака. Хорошо, что ты изменилась, - и он выскочил наружу раньше, чем она успела метнуть в него молнии из глаз.
   Эти мелкие негодяи совсем от рук отбились!
  
   Пока Кира разбиралась с Тимом, Катю поджидал не менее "приятный сюрприз". Увидев Визгарда с другой девушкой, она не сразу смогла оклематься. Пришла в себя только в комнате, стоя у зеркала с оголенным ножом.
   - Эм... можно? - постучал у нее за спиной в стену юноша.
   Панкуша метнула в него злобным взглядом. Возлюбленный разыграл театр, делая вид, что увернулся от чего-то. Но позже понял, что ей не до шуток.
   - Спорить с женщиной с ножом не лучшее решение, - смиренно пробормотал он и сел неподалеку, - я тебе не изменял.
   - Да что ты говоришь? - истерично выпалила она.
   - Я... разводил ее, - Визгард видел, что его аргументы не убедительны, - честно. Вот золотое кольцо. Она отдала его мне, чтобы помочь выжить в этом страшной жестоком мире... ой, чего я только ей не наплел. Не заставляй меня вспоминать этот идиотский стыд.
   - Как тебе вообще такое в голову пришло? - срывался голос девушки от шока.
   - Как-как? Опытным путем. Она подошла ко мне. Стала что-то предлагать. Я включил дурачка, как раньше, и ляпнул, что у меня нет средств на поддержание штанов. А уж на девушку - тем более. Она предложила свою помощь. Я не отказался. Она дала мне через пару минут кольцо. Сказала, где его можно обменять на деньги. Я принял подарок, т.к. женщинам отказывать трудно. И вот на этом моменте меня застукала ты.
   У Кати просто в голове не укладывалось все, что он нес. Она хотела убить его и выбросить труп из окна. Другие мысли в голову не лезли.
   Девушка зарычала и просто стала ходить по комнате, желая рвать и метать. Юноша же делал вид, будто ни капли не провинился.
   - Хочешь я куплю тебе завтра подарок? - мило предложил он.
   - Я хочу, чтобы ты сдох, - выпалила панкуша в гневе.
   - Это-то понятно, - смиренно кивнул он, - а подарок все-таки не хочешь?
   Девушка перестала метаться по комнате и пронзила его острым взглядом. Однако Визгард и вправду мастерски включал дурачка и перед этим никто не мог устоять.
   Катя взвыла и вновь упала на свое место. Она долго смотрела на возлюбленного, как на конченного кретина, после чего ее пробило на нервный смех и стон.
   Юноше только сейчас стало очень неловко при виде того, как ее колбасило. Он виновато нахмурился и выпятил губу. И стал так похожим на щеночка.
   - Ты... просто... слов нет, - Катя оттопырила рукав и стала прятать нож обратно, - никому такая идея в голову не придет. И я бы тебе не поверила, если бы Оля не решила заняться тем же самым.
   - Девушек соблазнять? - удивился Визгард.
   - Парней, - строго поправила его панкуша, - я не смогла ее отговорить. Кира этого не одобрит, но что поделать? Средства для существования нам нужны.
   - А что если Оля влюбится в кого-нибудь и покинет нас? - задумчиво сказал юноша, - или это к лучшему? Семейное счастье и все такое...
   - С Олей может ужиться только Васька, - протянула Катя, - и то лишь потому, что он придурок. Все остальные ее встречи наверняка обречены на провал. Главное, чтоб нас потом не сожгли вместе с нею. А вот на счет тебя мне, что думать теперь?
   - Ну, дай недельку. И я обокраду столько женщин, сколько успею! - загорелись его глаза.
   - Черт. Зачем тебе это? - вновь схватилась рукой за голову Катя, - или тебе просто не хватает женского внимания?
   - Бред, - передернуло парня, - я все еще недолюбливаю женщин. Никого кроме тебя. Ты же знаешь. Но по той же причине я готов их обманывать, использовать и обворовывать. Знаешь, какое это удовольствие, насолить тем, кого ненавидишь?
   - Так это у тебя развлекуха такая? - неодобрительно подняла она одну бровь.
   Визгард неоднозначно повел плечами и качнул головой. Похоже, это было согласие. Девушка еще долго держала на нем напряженный задумчивый взгляд, после чего опустила веки и стала их активно протирать.
   - Ох, ну почему мне так везет? - раздраженно пробормотала она, - возможно, я тоже сошла с ума. Но черт с тобой. Делай, что хочешь.
   - Серьезно? - обрадовался он, - ты мне разрешаешь?
   - Сгинь сейчас же, пока не передумала! - рыкнула на него Катя.
   И радостный юноша подскочил, как ошпаренный. Прыжочками добрался до девушки, чмокнул ее в щеку и улетучился наружу.
   А она смотрела ему вслед и все еще не верила, что позволила сделать это. Панкуша и сама не знала, почему решила смириться с его странным новым хобби.
  
      -- ДЕТДОМ
  
   Тренера впервые явились взглянуть на арену. Вечером, как и говорила Ырынга, началось представление.
   Родственникам и друзьям участников давали выбор между "хорошими" местами в первых рядах или местами около судей. Конечно, влиять на господ не получится. Но задать вопрос по теме проведения состязания можно.
   Кира с Катей облегченно выдохнули, когда узнали, что узники тут борются не до смерти. Достаточно повалить на лопатки или сильно ранить. А затем незадачливого бедолагу лечили и отпускали обратно на волю. Хорошая система...
   Только вот Ырынга не умела драться в полсилы. Уже в первый день она сразилась с шестью людьми и всех пронзила насквозь их же оружием. Всех удалось вылечить и спасти. Тем более, Зина тоже вступила в добровольные ряды медиков.
   Но конники поняли, что их новая знакомая еще предоставит им огромные неудобства своим поведением. Воительница же не разделяла беспокойства тренеров.
   - Я уже заработала имя. А ведь прошел один день, - горделиво подняла она подбородок, - тут хотя бы весело.
   - Весело? Ты пытаешься их убить, - не разделяла ее счастья Кира.
   - Нет, - невинно отрицала Ырынга, - хотела бы убить - убила бы. Я аккуратно колю. Не задевая органов. Или раню слегка. Все это можно легко вылечить. Здесь вообще нет достойных мне противников, если быть честным. Это меня огорчает. Но уж лучше так, чем книжку читать целыми днями. Меня от нее уже тошнит.
   "Королева бумажек" поняла, что воительницу не переубедить. Поэтому махнула на нее рукой... как и на многие другие вещи вокруг себя. Девушка уже жалела, что когда-то объявила себя командиром импровизированного отряда конников. У нее это, кажется, плохо получалось.
  
   Игорь помогал Зине в тот день. Хотел поговорить о Тимке, но все тянул с этим. Однако девушка и сама догадалась о причинах его альтруизма.
   - Иди уже проследи за ним, - ласково попросила она, - а то ввяжется в какую-нибудь неприятную историю. Кто потом будет расхлебывать?
   - Как ты можешь так легко относиться к его кутежам? - удивился парень.
   - Кутежи? Нет. Он только играет, но пьяным по вечерам не приходит, - удивленно вскинула брови олененок, - или я чего-то не знаю? Да нет... от него не пахло...
   - Все-все-все, успокойся. Он не пьет. Просто я не то слово подобрал, - остановил ее нарастающую панику юноша.
   - В общем, я волнуюсь о нем, конечно, - вздохнула Зина, - но Тимка - вольный ветер. Его невозможно остановить. И это не из-за способностей. Просто он некомфортно чувствует себя без зрителей. Видимо, потребность у него такая.
   - Ты мудрая женщина, раз заметила и терпишь это, - похвалил ее друг.
   - Спасибо, - застенчиво улыбнулась девушка, - но я не сразу смирилась с этим. Помнишь, мы долгое время были в ссоре. Я так ревновала, так обижалась на него... чуть не разошлись, ей-богу. Но потом я подумала, что зря ломаю его. Ведь именно в такого Тима я влюбилась. Разве нужно менять своих любимых?
   - Думаю, нет. Иначе это будет другой человек, - вздохнул Игорь.
   - Ты заменяешь мне подружку. Спасибо, - тихо рассмеялась она, - извини, если обидела.
   - Нет-нет, все в порядке, - улыбнулся он.
   - Мне действительно нужен кто-то, чтобы выговориться. Но при этом я не хочу, чтобы про нас с Тимом поползли слухи. Поэтому не могу ни с кем делиться тревогами, кроме как с тобой, - олененок ласково погладила Игоря по щеке, - будь с ним всегда рядом. Тогда я буду чуть меньше волноваться.
   - Хорошо. Обещаю, - с готовностью кивнул юноша.
   И дальше они работали уже молча. После арены в медпункт попадало всегда очень много человек.
  
   Против Ырынги в тот же день выдвинули какого-то монстра. Стоило ей взглянуть на него, как девушка поняла: "Наконец-то веселье подогонали!". Это был четырехметровый гигант который так шибанул ее лапой, что девушка отлетела на много метров в сторону.
   Конники в панике кинулись к судейству: "Разве это по правилам? Он намного мощнее ее!". Но судьи заверили всех, что это не противоречит правилам. Кира осталась в ужасе и так ногтями вцепилась в перила, что оставила в них глубокие следы.
   Однако Лена сидела спокойная, как никогда.
   - Самое паршивое, что она не умрет, - кровожадно проговорила эмо-кидка, - Ырынга справится с ним и глазом не моргнув.
   - Но у нее нет оружия! - возразили тренера, - отобрали якобы для того, чтобы уравнять счеты.
   - А ей пофигу.
   Ырынга потирала ушибленную руку. Пинок был слабым по меркам тролля, но достаточно сильный, чтобы сломать человеку кости. Однако воительница отделалась лишь синяками.
   "А вот это уже интереснее", - хмыкнула она.
   Тупорылое чудовище слышало крики зрителей, шум и улюлюканье. Оно купалось в овациях, приходя в бешенство и размахивая из стороны в стороны чьими-то телами и мусором. Пару раз в Ырынгу полетели гигантские валуны, от которых она кое-как увернулась.
   Но паника так и не коснулась лица чужестранки. Девушка сосредоточилась и выждала удачный момент... Ее целью был короткий меч, торчащий из спины чудовища. Какой-то счастливчик пырнул его туда, но не достал до органов. Слишком толстокожим оказался соперник.
   Тролль сфокусировался на Ырынге и попытался уничтожить ее кулаком. Ударил раз, второй, третий, схватил воздух отвратительными пальцами. Поднялась густая пыль, в которой уже невозможно было разглядеть девушку.
   Однако конники рано начали волноваться. Это было лишь начало. Ырынга выпрыгнула из песочной стены, как птица и стремительными прыжками стала карабкаться на чудовище, цепляясь за него собственными стальными когтями. Добралась до спины, пару раз ударила двумя кулаками по черепушке, пытаясь хоть как-то остановить его бесконечные кружения. Но этим только разозлила оппонента.
   Чудовище схватило бедолагу за ногу и с мощью пушечного выстрела запустило ее вперед. А следом с рыком зашвырнул еще несколько немалых предметов, которые должны были наверняка раздавить воительницу.
   Но она вновь вырвалась из пыли, как ангел возмездия. И более того - Ырынга держала в руках короткий меч, ради которого карабкалась на монстра. Она торжествовала, но вся радость выражалась лишь глазами. Улыбка так и не посетила ее хмурое лицо.
   Троллю это явно не понравилось. Он хотел, чтобы его ненавистный враг скорее умер. И поэтому существо сорвалось с места, набирая скорость, как неуправляемый поезд. Такой снаряд любую стену пробить способен, а уж хрупкая женщина и вовсе не имеет никаких шансов, если не отпрыгнет.
   Ырынга подгадала момент и в последнюю секунду вывернулась из-под прямого удара. Зацепилась за толстую лапу чудовища и вонзила меч ему в плечо, пытаясь удержаться. Ветром ее нещадно сносило в сторону. Тем более что тролль этого укола даже не заметил.
   Девушка стала карабкаться обратно на спину и тут заметила, что монстр не ведает, куда бежит. Он со всего маха вмазался в стену. Трибуны содрогнулись, люди чуть не попадали вниз. Ырынгу по инерции вынесло вперед, и она оказалась перед самой мордой тролля.
   Но энергичности и ловкости ей не занимать. Девушка тут же оттолкнулась от уродливого носа и взбежала по черепушке к шее. Вытянула руку к мечу и тут ее словно через мясорубку пропустили. Чудовище перекатилось через плечо! Оно теперь целенаправленно хотело избавиться от этой наглой блохи.
   Пыль столбом. Ырынга снова наверху и вновь карабкается к оружию. Схватилась за рукоять и прямо в этот момент тролль опрокинулся ровно на спину. Но она была уже на ключице, лазая по нему, как ящерица.
   Монстр все набирал скорость и все агрессивнее бросался то на трибуны, то на землю. Ырынгу мотало и бросало во все стороны, и несколько раз она была на грани жизни и смерти. Но каждый раз выходила сухой из воды. Как будто у нее был сильный ангел-хранитель.
   - Ты мне надоел! - возопила, наконец, воительница и вонзила оружие прямо в желоб, где соединяются череп и шея.
   Чудище взревело, но было еще живо. И тогда девушка сложила руки в один кулак и несколько раз ударила по рукояти, как будто забивала гвоздь молотком.
   Тролль занес, было лапу, чтобы снять ее, но в последний момент его органы отключились. Перебитый позвоночник больше не давал сигналов конечностям. Брызнула грязная кровь отвратительного цвета и чудище пало.
   И искушенные зрители завопили с удвоенной силой, заставляя конников одновременно гордиться и бояться своей спутницы. И только для Лены это не было шоком. Она лишь язвительно смотрела на своих друзей и ушла с арены первой, не дожидаясь финала. Эмо-кидка была сыта по горло.
  
   Игорь вновь застал Тима за его новым любимым занятием. Попытался вмешаться в игру, но друг не собирался так быстро заканчивать.
   - Нам нужно поговорить, - нахмурился Игорь.
   - Ой, не будь занудой, - прокрутил игральные кости в руке Тимка, - какие такие новости ты боишься поведать мне здесь?
   - Например, разговор о Зине, - предложил друг.
   - Она не здорова?
   - С нею все в порядке, но...
   - Ну, тогда не стоит сильно волноваться, - хмыкнул парень и бросил кубики на стол.
   Дикий вопль радости. Зрители не верят своим глазам и подзывают новых зевак. Игорь все больше нервничает.
   - Боюсь, до добра это не доведет. Ты слишком беспечен, - и Игорь отошел чуть в сторону.
   И прямо в этот момент раздосадованный соперник взревел и двинул бедного Тима кулаком в челюсть. Поднялась новая волна воя, криков и шума. Драчуна принялись оттаскивать назад, но он раздавал тумаков, как профессиональный боксер.
   И бедный юноша с трудом избежал удара от прилетевшего стула. В его глазах мелькнул испуг. Тимка схватил свой приз и растворился в толпе, пока его вновь не схватили.
   - Ой-ой, как же это вышло? - встретил товарища на улице Игорь.
   Он злорадствовал на полную катушку. И друг даже обиделся на это, но промолчал. Пока он отмывал кровь и рассматривал раздувшуюся губу, Игорь продолжал стоять неподалеку.
   - Блин, все потому что ты там был. Я бы не принял на себя удар, если бы не ты, - разозлился, наконец, Тим.
   - Ага, конечно. Только мораль должна быть другой, - парень подошел и грубо отобрал игральные кости, - это твое оружие, а не забава. Не стоит забывать об этом.
   - С каких это пор ты такой моралист? - возмутился друг.
   - С тех пор, как Зина стала переживать за тебя. Почему-то так вышло, что сейчас я больше провожу время в ее компании, чем ты, - но тут Игорь заметил расширяющийся взгляд друга и поспешил добавить, - я за нею не ухлестываю! Просто помогаю на арене лечить людей. Ты мог бы немного больше внимания уделять своей девушке. Хотя бы в благодарность за то, что она тебя терпит.
   - Я зарабатываю деньги, - чеканил каждое слово Тимка, - Кира тоже дала добро. Какие тут могут быть разговоры?
   - Зарабатывай без энтузиазма, пожалуйста, - Игорь бросил его кубики обратно, - и это не из-за меня ты получил по зубам. Просто рано или поздно тебя все равно назвали бы шарлатаном. Для алиби проиграй хотя бы пару раз.
  
   Вернувшись с арены, тренера чувствовали себя выжатыми. Переживать за других, оказывается, не легче, чем самому сражаться. В психологическом плане.
   Но пока они сидели в таверне за столами и поедали ужин, Визгард продолжал свой разгул. Катя сильно нервничала наблюдая за ним. Она сверлила парня злобным взглядом и недобро постукивала ноготками по столу.
   - Ревнуешь? - спросила Оля.
   - Нет, - резко ответила панкуша и отвернулась.
   Однако она так сдавливала стакан, что едва не раскроила его на части. Блондинка побоялась улыбаться, но без колкости не могла обойтись.
   - Ревнуешь, - утвердительно заявил она.
   - И что с того? - зычно поинтересовалась подруга.
   - Ты думаешь, он тебя предаст и бросит? Нам всем известно, что это лишь игра... - но тут Оля заметила, как Визгард целует незнакомку.
   Девушка тут же замолчала и поняла, что теперь Катя точно его убьет. Но как только подруга решила обернуться, проследив за ее взглядом, Оля мгновенно схватила ее за голову и не позволила сделать этого.
   - Смотри мне в глаза. Умоляю, только в глаза, - затараторила она.
   В зрачках подруги вспыхнуло адское пламя. Стало ясно, что панкуша на пределе. Однако от ее гнева глупца спас случай.
   Пока Визгард развлекался с незнакомой девицей, в дверях таверны появилась предыдущая его жертва. Парень испуганно резко развернулся и под первым же предлогом попытался слинять. Но и там на него уже смотрела преданная девушка. Бедный юноша оказался меж трех огней.
   - Дамы, я все объясню, - с неловкой улыбкой сказал Визгард.
   - Ага, конечно. Не успеешь, - услышал он самый страшный голос из всех.
   С четвертой стороны на него смотрела Катя. Она сначала просто стучала ботинком по полу, но затем достала нож и направила его в юношу.
   - Эй, дорогая, к чему все это? Ты же вроде бы правильно меня поняла... - занервничал он, подняв руки.
   - Я уже по горло сыта твоими геройствами, - зло сощурилась она, - и других ты тоже достал. Поэтому сейчас я делаю то, что хочу, а ты завязываешь с ночными похождениями.
   - Вас он тоже обманул? - обиженно спросила одна из присутствующих дам.
   - О да. И много раз, - сказала Катя и кулаком ударила парня по лицу.
   Бедный Визгард упал на пол, а затем девушка спрятала нож и потребовала всем разойтись. Брошенным дамам не разрешила приблизиться к парню и вскоре толпа рассосалась. Панкуша за хвостик на затылке схватила юношу и потащила в свою комнату.
   Там между ними состоялся грандиозный скандал. Но через пару минут Визгард вдруг перестал паниковать и странно улыбнулся.
   - Что опять? - огрызнулась Катя, - на меня твоя милая мордашка не действует!
   - А ты заметила, что мы здесь одни? - нежно поинтересовался он.
   - И что... ах, точно. Ты о том нашем договоре, - закатила она глаза, - вообще-то сейчас не время. Ты не видишь, что я ужасно обижена и пытаюсь донести до тебя эту мысль?
   - Но правила нужно выполнять безотложно, - двинулся он ей навстречу.
   - Нет-нет-нет-нет, - посторонилась она, - сейчас это более чем неуместно.
   - Да ну, - заигрывал он, не боясь нового удара.
   Катя продолжала пятиться, но уже не так настойчиво. Затем она все-таки уперлась в стену, а он обнял ее за талию. Заманчиво смотрел в глаза, а она продолжала изображать гордыню.
   Но затем вдруг ее настроение сменилось, и девушка склонила голову на бок. Улыбку она так и не выдавила.
   - Ну ладно, так и быть. Но я прощаю тебя в последний раз, - ткнула она его пальцем в грудь.
   - Угу, - зажмурился он и поцеловал ее, заставляя поддаться страсти.
   И девушка согласилась.
  
   Нина отыскала в толпе Олега. Он просто рассматривал людей, как будто искал в них ответы на свои вопросы. Но на приближение девушки отреагировал мимолетным подобием улыбки.
   - Мне больше некуда податься, - встала рядом с ним к стене близняшка, - от Онуфрия теперь шугаюсь. От Киры и ее помощников тоже стараюсь держаться подальше. Как ты жил со всем этим?
   - С чем? - не понял парень.
   - Ты ведешь себя так, будто тебе никто не нужен. И как бы я ни билась - ты только больше сопротивлялся. Просто я не верила, что тебе так нравится. Думала, ты страдаешь...
   - Сколько лишних слов, - протянул Олег.
   - Не закатывай глаза. Я за помощью к тебе пришла.
   - Ко мне? За помощью? - он удивленно склонил голову, - обычно ты приходишь наоборот для того чтобы навязываться.
   - Понимаю. Но теперь все изменилось, - девушка взяла его за руку и крепко сжала ее, - настанет время, когда мы с сестрой вырастем и больше не будем жить вместе. Судьба предателя приведет меня к одиночеству. А я этого больше всего на свете боюсь. Позволь остаться с тобой. Что бы ни случилось. Я больше не буду пытаться излечить тебя.
   - Ты разве так можешь? - продолжаться издеваться Олег.
   - Могу, - и Нина вдруг резко дернула рукой, оставив на ладони парня кровавый след.
   Юноша вздрогнул от неожиданности, но не от боли. По телу пробежался сладкий жар и он удивленно воззрился на разверзнувшуюся рану.
   - Зачем? - перехватило дыхание у Олега.
   И он недоверчиво уставился на решительное лицо девушки. В руках она держала свою старую заколку. И нанесла рану намеренно.
   Парень был сбит с толку и заинтригован одновременно. Было видно, как тяжело Нине давалось это решение.
   - Раз ты не хочешь исцеления - тогда я лично буду тебя калечить. Так будет надежнее. Так я буду уверена, что ты не прикончишь себя в экстазе, - сказала она.
   Олег ничего не ответил. И не мог при этом смыть дурацкую растянувшуюся улыбку с лица.
  
   Ночью вой повторился. Конники от неожиданности проснулись и столпились у окон. Никто не увидел волков, однако звук был очень близко.
   К середине ночи нервы сдали, и ребята столпились в таверне. Они смотрели заспанными глазами на Киру, которая думала над решением проблемы.
   - Хозяин таверны сказал мне, что эти звуки издают какие-то мутанты из старого заброшенного детдома. Но он находится за тридцать километров отсюда. А сегодня я готова поклясться, что одна из этих тварей ходила под моим окном, - проговорила "королева бумажек".
   Ребята с нею согласились. В массовые слуховые галлюцинации никто не верил.
   - Однако Забвар Радович сообщил, что глава Бойцева готов заплатить немалую сумму тем, кто избавит деревню от этой напасти. Кто-нибудь согласится на такой заработок? - продолжила главный тренер.
   В помещении повисла тишина. Кто-то даже успел заснуть и незаметно посапывал, облокотившись о столешницу.
   - Только не сейчас, - простонала Оля.
   - Сейчас тебя никто и не гонит, - огрызнулась Кира.
   - Если все грамотно организовать и отправиться вместе - то почему бы и нет? - сказал Коля.
   - Я так и знала, что ты согласишься, - недовольно проворчала блондинка.
   - Давайте я завтра дойду до главы деревни и расспрошу его о подробностях, - предложила Катя, - а там уже решим, хотим мы браться за это дело или нет. Как дела с деньгами?
   - Плачевно. Только на неделю хватит. Даже учитывая наши общие усилия и мелкую подработку, - сказала Кира.
   - Тогда думать нечего. Берем, - зевнул Петя, - теперь давайте спать.
   И тут вой повторился. И кто-то даже заскребся когтями в дверь таверны. От этого проснулись даже те, кто пребывал в глубоком сне.
   - Ты уверен, что еще хочешь этого? - обратилась к юноше Зина.
   - Я уверен, что эти мутанты опасны, - Петя повернулся к Кире, - может быть, Ырынгу прихватим на задание?
   - Но она на арене.
   - Думаю, ради такого дела ее отпустят...
  
   Глава деревни согласился отпустить воительницу безоговорочно. Она всех тут достала. И арена стала работать в убыток. Красотка слишком часто билась насмерть, хотя требовалась лишь схватка до первой крови.
   Но вместо восторга тренер наткнулась на мрачное недовольство. Ырынга уперлась.
   - Мне здесь нравится. Я не хочу покидать арену, - возмутилась воительница.
   - А мне не нравится слушать жалобы из-за тебя. Так что поднимайся и иди за мной. Наконец-то применим твое оружие в полезное дело, - Кира развернулась, чтобы выйти на улицу.
   Ырынга метнулась в нее злобный взгляд и скривилась, словно хотела зарычать. Но все-таки встала и проследовала наружу.
   - Я не думаю, что в этой деревне стоит что-то менять, - сложила девушка руки вместе, - существовали они сто лет с мутантами под боком. Просуществуют еще столько же. Что за тупое благородство?
   - Не в благородстве дело, а в деньгах. Они нужны для выживания, знаете ли. Такие золотые и серебряные кругляшки...
   - Я знаю, как выглядят деньги, - ощетинилась Ырынга, - но в детдом идти все равно не горю желанием.
   - Почему это? Испугалась? - подколола ее Кира.
   По лицу воительницы было видно еще большее недовольство, которое закипало, как вода на плите. Но девушка ограничилась извечным испепеляющим взглядом и презрительным молчанием.
   В результате, Ырынгу они все-таки уломали. Она больше ни слова не сказала против, но всем своим видом показывала, насколько глупой ей казалась данная затея.
   Однако ребята привыкли видеть воительницу такой. Поэтому со временем перестали обращать внимание на ее немые капризы.
   - Что это вообще за место? - спросили по пути у тренеров ребята, - откуда эти мутанты? И почему они поселились именно в детдоме?
   - Не знаю точно. Фульт Ступов ничего толком мне не рассказал, - мрачно проговорила Катя.
   - Кто это?
   - Глава деревни.
   - Впервые слышу его имя.
   Озадаченные взгляды. Катя сдержанно вздохнула.
   - Короче эта напасть появилась здесь менее сорока лет назад. Раньше детдом функционировал, как все нормальные учреждения. Но однажды туда приехали какие-то иностранные врачи, пообещавшие помочь с неизлечимо больными детьми. С теми, кого не хотели усыновлять или уже не было смысла. И вот с этого момента все пошло под откос. Подозреваю, кое-кто напортачил с лекарствами.
   И конники ощутили, как по коже пробежал табун мурашек. Они только сейчас осознали, с чем имеют дело. Вернее, спортсмены поняли, что у них слишком мало информации. А ситуация серьезней, чем казалась первоначально.
   Но тридцать километров лошади прошли всего за два часа. В щадящем режиме, с остановками и пастьбой. И вот пред конниками выросло то самое здание, пугающее решетками на окнах и огромным замком на оскале ворот. Внутри что-то жутко скрипело, как в фильмах ужасов. Возможно, это были качели. А по верху забора тянулась колючая проволока.
   Навстречу вышла девушка с пустым взглядом. Похоже, она стояла здесь на страже. И, увидев незнакомцев, активизировалась.
   - Что вы здесь забыли? - спросила она.
   - Мы хотим войти, - сказала Кира.
   Она решила не любезничать. Раз уж к ним тоже обратились так резко. И какая муха ее укусила?
   - Нельзя, - качнула головой незнакомка.
   Ырынга странно отступила назад. Киру это напрягло, и она решила быть осторожнее.
   - Почему нельзя? - поинтересовалась она.
   - Еще несколько вопросов - и я буду вынуждена атаковать, - ответила девушка.
   Конники удивленно переглянулись. Их было больше. Пугало только, что чужачка может сражаться, как Ырынга. И, кстати, где сама воительница?
   - Прям так сразу? Мы ведь еще ничего не сделали, - возмутилась Катя и повернулась к Кире, - может, спешимся, чтобы не нервировать их? А то проявляем неуважение и все такое.
   - Три, два, один... - прошептала незнакомка и подняла кисти вверх.
   И в теле ее тут же открылось множество отверстий, из которых уже не шла кровь. Но сквозь них наружу вылезли черные, словно сотканные из золы, руки. И весь этот ужас кинулся навстречу ошарашенным гостям.
   - Вот об этом я говорила, когда не хотела сюда идти, - злорадствовала Ырынга, вырвавшись из толпы с мечом наперевес.
   Она появилась очень кстати. Чужачка не ожидала ее атаки и потому никого не успела ранить. Но все равно не выразила лицом ни единой эмоции, а просто продолжала плодить смертоносные испарения.
   - О, вы еще не убежали домой? - вновь обернулась к конникам Ырынга, - ждете команды или первой смерти?
   - Замолчи и выполняй уже свою работу! - обозлилась Кира, - мы не имеем права отступить.
   - Эм, а почему нет? - вставила Оля, - тут такая *** на наших глазах происходит. Я вообще ничего не понимаю!
   Но Кира лишь вытянула руку и сдавила ее горло телекинезом. Она была ужасно не в духе. Поэтому даже с подругой решила выяснить отношения быстро. Той и вправду такой аргумент показался достаточно убедительным.
   Ырынга же в свою очередь хмыкнула и отбила еще несколько стремительных атак. Отрезала ложные лапы и застыла в активной позе, готовая вновь нападать.
   - Ну, привет. Вспомнила меня? - оскалилась она.
   Мутант девушка отрицательно покачала головой. Но нападать перестала. Опустила руки вниз. Отверстия исчезли, будто их и не было. Оружие спряталось в ножны.
   - Убью тебя быстро, и покончим с этим, - проворчала воительница.
   И она собралась уже подобраться к чужачке ближе. Но тут ее вынудили остановиться.
   Онуфрий неожиданно вырвался вперед и перегородил дорогу. Ырынга могла бы его обойти, но не видела в это смысла. Резко затормозила и покрутила пальцем у виска.
   - Она же перестала нападать. Может быть, мы все-таки сможем договориться? - сказал он.
   - Ты кретин или слепой? - зарычала воительница, - не подумал, что это обманный маневр? С такой наивностью потом не удивляйся, что родные друзья нож в спину всадят.
   - Мне уже давно не до удивлений, - незаметно бросил он взгляд на Нину.
   Девушку пробрал ужас. Она подумала, что сейчас юноша выдаст ее тайну и все полетит к чертям. Близняшка развернула коня.
   - Стой, - схватил ее за руку Олег, - не пались.
   - Уже поздно, - паниковала она.
   - Ничего еще не поздно. Ты ведь знаешь Онуфрия. Он отходчивый дурак, - возразил юноша.
   Нина была не согласна с ним на счет того, что боксер дурак. Но про отходчивость наслышана. Поэтому все-таки заставила себя остаться.
   - Хорошо. Что ты предлагаешь? - сложила руки вместе Ырынга, - Кира здесь главная. И она приказала мне убить монстра. Ты почему-то встреваешь, не имея на это право.
   - Кира, забери свою собачку обратно на цепь. Она поступает нелогично, - крикнул через головы Онуфрий.
   - А что в нашем случае логично? - неожиданно для него возразила "королева бумажек", - ты это видел! Я удивляюсь только, что она просто так остановилась без причины. Но у меня нет желания вести беседу с... этим.
   - Так ты здесь главная? - вдруг сфокусировала на ней взгляд незнакомка.
   Никто ей не ответил. Но чужачка услышала достаточно ценной информации. К тому же Онуфрий дал ей время для анализа ситуации. За такое можно было бы и поблагодарить. Но подобное поведение не входило в планы мутанта.
   И прямо с земли вверх взмыли те самые руки, меняющие форму прямо на ходу. Оказывается, чужачка не отменила свою атаку, а пустила оружие по земле. Тонкие черные струйки никому не бросились в глаза из-за того, что в коллективе царил разлад. И вот вам результат.
   Когда ребята опомнились, было уже поздно. Лапы вцепились в Киру, сшибли ее с лошади и под громкий визг потащили вглубь территории детдома. Ворота сорвало с замка. Но они тут же захлопнули свой оскал, как только жертва и хозяйка оказались по ту сторону. Внутрь успела юркнуть только Ырынга, которая мгновенно просчитала такой исход событий.
   А вот конники, на свой стыд, не успели ничего поделать, хотя видели, как Халва лично швырнула несколько камней в сторону чужачки. Она пользовалась телекинезом!
   - Слишком поздно! - взвыла лошадь и ударила с двух ног по запертым воротам, - меня призвали слишком поздно!
   - Черт-черт-черт, - ломонулась в том же направлении Катя и вцепилась пальцами в цепь, - да что происходит-то?
   - Нас грабанули средь бела дня, - побледнела Оля.
   - Курицы, - ругался Петя и вытянул перед собой обе руки.
   Земля дрогнула и разверзлась. Из-под копыт грома в сторону детдома поползли огромные щели, которые могли бы погрузить это место в ад. Но план юноши почему-то не сработал.
   Ударившись о невидимую преграду, щели "разбежались" в разные стороны. И едва не поглотили самих конников.
   Новая порция шума, криков и возмущений. Возросшая паника была быстро пресечена Катей. А затем она еще и до Пети добралась, заставив его остановиться.
   - Ты че творишь, полоумный? - набросилась она на друга.
   - Я не понимаю, - уставился на свои руки парень, - меня как будто что-то оттолкнуло. Раньше такого не было.
   - *** Онуфрий! Спасибо тебе, - ударила парня в плечо Оля, - молодец, герой! Из-за тебя Киру похитили!
   - Ребята, не ругайтесь, - заткнула уши пальцами Ира, закрыв глаза.
   - Почему все ссорятся? Нужно думать, а не болтать, - попятилась назад Нина.
   Паника и суматоха были такими, что им позавидовал бы любой детский сад. Если кто-то из конников пытался колдовать, то другой ему обязательно мешал. Не специально, конечно, но в такой толпе практически невозможно скоординироваться. И очень нескоро нашелся тот, кто смог восстановить спокойствие.
   - Кажется, мы снова не одни, - проговорил Осип, вглядываясь вдаль.
   Огибая широкую ограду, им навстречу шло еще несколько девушек в невзрачных одеждах. Они двигались как-то механически, а их лица походили на ту, что похитила Киру.
   Только в отличие от того случая, конники больше не собирались стоять на месте. Второй раз на одни и те же грабли не наступают. И спортсмены приготовились дать отпор. А заодно можно найти способ, чтобы пробраться внутрь проклятого детдома.
  
   - Кира-Кира-Кира, деточка. И почему ты всегда попадаешь в такие ситуации? - прорвался голос в темноте.
   "Королева бумажек" вздрогнула всем телом, т.к. до сих пор была без сознания. Она глубоко вдохнула воздух и кое-как сдержалась, чтобы вновь не закричать.
   Но перед тренером сидела Ырынга, подперев подбородок ладонью. Она протянула девушке свободную руку и помогла приподняться.
   - Ырынга! - вдруг схватила ее за запястье Кира, - помоги мне выбраться!
   - Уже, - кисло усмехнулась воительница и посмотрела в сторону.
   "Королева бумажек" проследовала за ее взглядом и увидела чьи-то разорванные тела на полу. Взрослые мужчины и несколько женщин. Но ни одного ребенка.
   И все-таки Кире стало жутко. Она не могла вспомнить, как оказалась тут. Тьма поглотила ее полностью. И девушка даже не заметила, как потеряла сознание. Ей до последнего казалось, что все под контролем.
   - Мы в детдоме? - неуверенно спросила Кира.
   - В нем самом, - Ырынга прислушалась, - но назад недалеко придется топать. Тебя не успели дотащить до точки назначения.
   - А ты знаешь, куда меня вели? - тренер судорожно вздохнула, - и снова я попала в западню. Это мне что-то напоминает.
   - Полагаю, тебя хотели сделать мутантом. Или вели к главному. Мне не интересно было разбираться, - воительница проверила оружие в ножнах.
   В этом месте она не желала расслабляться. И Кира тоже разволновалась. Ей было стыдно вновь попасть в такую ситуацию. И еще страшнее теперь представить, что творится снаружи среди ребят.
   Но пока они вдвоем скользили по коридорам, света становилось все меньше. И это подозрительно. Ведь окна никто не завесил.
   - Кстати, я не убила ту паршивку, которая тебя утащила, - как бы между прочим, проговорила Ырынга.
   - Почему? - спросила "королева бумажек".
   - Просто не успела. Она как будто растворилась. Я ее даже не слышу, - и воительница вновь положила руку на ножны.
   Вот почему она так нервничала. Теперь и до Киры дошло, что опасность их не миновала.
   - Это точно не демон? Они умели испаряться. Как и ангелы. Но наша дама точно не с небес, - предположила девушка.
   - Мне плевать, кто она. Я все равно порву ее на части, - страстно проговорила Ырынга.
   - Тебе просто сам процесс убийства нравится? - насторожилась Кира.
   - Это так. Но тебе бояться нечего, - напарница доверительно посмотрела собеседнице в глаза, - если бы я хотела прикончить тебя - давно бы воспользовалась ситуацией. И заколола бы тебя во сне.
   - Ты всегда очень подробно расписываешь варианты наших смертей. После такого любой человек начнет бояться, - и Кира погладила себя по плечам, - но не я. Ведь если бы не ты - мои шансы на спасение здесь уменьшились бы вдвое.
   Ырынга странно хихикнула и продолжила идти вперед. Однако уже в следующую секунду стена слева от них взорвалась и разлетелась на тысячи осколков.
   Кира закричала, как маленькая девочка. Она еще не успела оправиться после первого шока, а тут опять. Ырынгу схватили по рукам и ногам черные, как смола, конечности. Они сочились наружу отовсюду: со стен, из-под земли, из тела хозяйки.
   - Ты угроза, - объявила ей в лицо та самая девчонка, - убирайся!
   И она зашвырнула воительницу так далеко, что звук падения заглох где-то в конце коридора. Меч при этом девушка оставила себе. Притянула поближе и перехватила за эфес.
   - Пока ты у меня в руках - не сможешь трансформироваться, - проговорила она и повернулась к напуганной Кире, - а тебя отцы уже заждались.
   - Откуда ты знаешь о наших силах? - выпалила "королева бумажек", стараясь пятиться назад.
   - О других я мало знаю. Мне знакома лишь она, - незнакомка подняла ладонь кверху и Киру вновь обхватили смоляные путы, - и про тебя известно кое-что. Поэтому ты еще жива. А вот друзья снаружи - вряд ли.
   - Что вы с ними сделали? - в ужасе расширились глаза Киры.
   - Мы их однозначно убьем, - сказала чужачка и притянула девушку к себе, - возвращайся обратно в сон.
   - Ырынга! - заорала во весь голос Кира.
   Но защитница так и не явилась. Неужели ее смогли побороть столь примитивным способом?
   Мутант провела перед лицом пленницы рукой и ту снова окутала тьма. Недалеко они ушли на пару.
  
   - Стойте! - выступила вперед Лена, подняв руки, - мы не будем нападать на вас.
   - Им плевать, разве ты не видишь? - возмутилась Оксана.
   - Замолчите все. У меня есть план, - шикнула на друзей эмо-кидка.
   - Какой может быть план, если они нас даже не слушают, - подались назад конники.
   Но Лена стояла на своем. Она специально пошла навстречу незнакомкам, чтобы выяснить их мотивы. Но после первой же попытки нападения, ловко отскочила в сторону.
   - Смотрите мне в глаза, подруги. Я расскажу вам кое-что интересное, - вновь подняла голову девушка, глядя на агрессоров, - сейчас вы останавливаетесь и опускаете руки. А я просто подойду поближе. И вы меня не тронете.
   Со стороны казалось, что она сошла с ума. Но слова Лены почему-то подействовали. Незнакомцы встали!
   И когда девушка уже обрадовалась тому, что ее гипноз сработал, врагини вдруг схватились руками за сердца и попадали на землю. Это произошло так неожиданно, что спортсмены вновь запаниковали.
   - Что это было?
   - Что с ними произошло?
   - Лена, как ты это сделала?
   Сама же эмо-кидка была шокирована не меньше остальных. Она бросилась к телам и убедилась, что они мертвы.
   - Кто это сделал? - зарычала на всю округу Лена и повернулась к конникам, - какой... мать его, гад это натворил?
   Она была такой разъяренной, что даже руки тряслись. Но допрашивать никого не пришлось. Из толпы вперед выступил Осип.
   - Я убил их. И что? - и он самодовольно задрал подбородок, - спасибо, что задержала их на месте на некоторое время. А то вытягивать жизни на расстоянии - сложное занятие, если цель движется.
   - Зачем? - сел голос Лены, - Осип, объясни мне!
   - Они хотели нас убить. Я всего лишь опередил врага, - оскорбился парень.
   - Ты вообще уверен, что они планировали нападать на нас? - помрачнела Катя.
   - Черт побери, да! - вспылил юноша и выбросил руку в сторону, - взгляните сами!
   И из-под кожи Осипа наружу прорвались какие-то... шипы. Или это были лапки? Они были тонкие и отвратительно шевелились. Прорывались сперва неуверенно, а потом все-таки полезли толпой, просачиваясь сквозь поры, взбираясь вверх по волоскам.
   Это были пауки! И теперь они лезли отовсюду. Похоже, Осип и сам не ожидал такого эффекта. Ребят чуть не вырвало, когда парень открыл рот и оттуда тоже посыпались мелкие твари.
   Оксана в ужасе вскрикнула и бросилась на помощь. Но друг отстранил ее от себя, кашляя и хлопая себя по груди. В это же время одежда на его спине покрылась красными пятнами и стала подозрительно вздыматься. Волосы на голове затвердели и стали походить на древесную кору.
   - Остановись же! - закрыла рот руками готесса.
   - Я пытаюсь, - выплевывая насекомых, прохрипел Осип, - но это почему-то плохо контролируется. Черт...
   И ногти на его пальцах резко и болезненно вытянулись вперед. Как будто ускорились в росте. Только следующий слой был намного тверже и больше походил на кости.
   И когда уже все онемели от ужаса и даже сам парень не знал, чем себе помочь, действие магии прекратилось. Он обессиленно облокотился о свою кобылу и тяжело задышал. Его тело стало медленно приходить в прежнюю форму. Но эти несколько минут были, наверное, худшими в его жизни.
   - Что это было? - первой подала голос Оля, - вам не показалось это странным?
   - Это способности убитых девушек, - объяснила за друга Оксана, - вы забыли, что он копирует силы своих жертв?
   - Так значит, он был прав? - решил уточнить Петя.
   - Видимо, нам тут не рады, - медленно проговорил Олег.
   - Все равно, наверное, не стоило вот так бросаться на них... - попыталась вновь возразить Олеся.
   Но на нее теперь устремилось несколько озлобленных взглядов. Девушка психовано всплеснула руками и отвернулась от них. Уже не хотела ни с кем спорить.
   - Вы с Онуфрием - одного поля ягоды, - рассмеялся Осип, - одного переговоры довели до беды. И вторая теперь хочет наступить на те же грабли.
   - Так, хлопцы, хватит заводить новые споры! - громко захлопала в ладоши Катя, - меня тоже многое не устраивает в этой ситуации. Особенно то, что мы никак не можем объединиться и работать сообща. Но раз уж стража убита - давайте ломать двери. Только по очереди. А то опять невзначай покалечим друг друга.
   - Ваша магия тут не поможет, - снова услышали они знакомый голос, который успели забыть.
   Конники обернулись к Халве и только сейчас до них кое-что дошло. Кобыла разговаривала!
   - Я уже полчаса с вами стою, колдую и беседую, но вы только сейчас догадались, что здесь можно призывать духов? - удивилась она.
   Всех охватил немой паралич. Ребята переглянулись и почувствовали себя как-то по-дурацки. Лошадь удрученно вздохнула.
   - Этот детдом находится в горизонтальном измерении. Только за его пределами можно призывать духов, а на территории - нет. И это, кстати, странно. Потому что само здание находится в том же измерении. Я это чувствую. Но почему оно отражает все наши заклинания?
   - А что насчет физической атаки? - поинтересовалась Лена, - я могу разрубить цепь. Или Онуфрий проломает стену.
   - Думаю, это поможет. Но без плана соваться внутрь опасно... - попыталась возразить кобыла.
   И в этот момент все услышали треск. Онуфрий вырвал цепочку и открыл ворота. Проворчал что-то вроде "вздумали еще мною стены ломать. Вечно вы все усложняете", - и вошел внутрь.
   - Ребята, я серьезно! Прислушайтесь хоть немного, - возмутилась Халва, - внутри использовать силы небезопасно. Можете убить сами себя.
   - Да-да, спасибо за подсказку, - сжала поводья Катя и тоже направилась внутрь.
   - Кто-то должен остаться снаружи, - из последних сил крикнула вслед кобыла, - вы все идете в капкан. Да что с вами происходит?
   - Она права, - остановился Петя, - внутрь должны идти лишь те, у кого слабые силы. Чтобы их невозможно было отразить. Или отражение не убило хозяина.
   - То есть Олю туда стопроцентно пускать нельзя, - покосилась на подругу Катя.
   Блондинка озлобленно зарычала. Остальные спортсмены тоже призадумались.
   - Значит Тим, Катя, Олег, Ирина, Онуфрий, Олеся и я пойдем внутрь. А остальные пускай остаются снаружи и ждут нас. Если через час никто не вернется - то придется им рискнуть и пойти следом, - объявил Коля.
   - Я тоже могу пойти, - возразила Лена.
   - Нельзя, - качнула головой Халва, - если твой гипноз сработает против тебя же или против ребят - операция провалится. Помни, что вы ничего не знаете об этом месте. И уже лезете в пекло. Что если способности отражаются не после их использования, а всегда?
   Девушка сложила руки вместе и надулась. Лишние споры только оттягивали время. С Кирой могло произойти уже что угодно.
   Те, кого назначили в поход, бегло распрощались с друзьями, и выдвинулись вперед. Они чувствовали себя ужасно и не знали, что их ждет впереди. Но рискнуть стоило.
  
   - Эй, чудовище! - Ырынга перегородила дорогу девушке, - я с тобой еще не разобралась.
   - Ты уже проиграла, - возразила чужачка.
   - Да ну? Думаешь, я без меча с тобой не справлюсь? Самоуверенная идиотка Каира! - и воительница превратила руки в клинки.
   - Все давно изменилось, Ырынга, - отложила усыпленную жертву в сторону мутант, - зря ты не осталась у нас.
   - Мне среди вас не место, - скользнула едкая улыбка по лицу воительницы.
   - О нет. Самое место. Отцы были бы рады твоей службе. Но теперь они хотят только твоей смерти. Увы.
   - Увы?! - Ырынга рассмеялась, - отдавай Киру немедленно. Иначе...
   - Странно. Раньше ты не медлила, когда пыталась убить. Теперь же бросаешь угрозы. Воспоминания замучили? Или моя сила настолько тебя пугает? - и девушка не сделала ничего руками, а лишь резко подняла голову вверх.
   Хоть воительница и ждала от нее заподлянки, но все равно получила удар в висок. К счастью, вскользь, т.к. успела отпрыгнуть. Но это было рискованное мероприятие. И она это осознавала.
   - Не так-то просто копировать технику того, кто не пользуется оружием, - продолжала торжествовать врагиня.
   - Это мы еще посмотрим, - резко пошла в атаку Ырынга.
   И с прыжка попыталась рассечь наглой барышне лицо. Но в последний момент одернула ногу и как-то извернулась в воздухе, чтобы миновать колющего удара в живот. Едва не попалась!
   Атаки Каиры были невидимыми и смертельно опасными. Поэтому с одной стороны Ырынгу разбирал азарт. Но с другой - ей было не так-то весело.
   - Зачем тебе эта девчонка? - спрашивала по ходу битвы мутант.
   Ей было легко сражаться. Главное - контролировать соперницу взглядом.
   - Какое тебе дело? - тяжело дыша, выпалила Ырынга.
   - Мы хотим вернуть ее в семью. Всего-то. Ей никто не навредит.
   - В семью? - в глазах воительницы мелькнула ненависть, - отцы - телекинеты?
   - А ты раньше этого не замечала? - удивилась мутант.
   - Что ж... - по лицу Ырынги прошла судорога, - теперь у меня вдвое больше причин для того, чтобы убить вас!
   Еще несколько мощных стремительных атак. И в какой-то момент воительнице даже удалось подобраться близко к Каире. Но грубым ударом в грудь ее отшвырнули в противоположную стену.
   - Позорище. Всего-то меч у меня с пояса своровала. Так разве проще? - и Каира занесла руку над Кирой, - ты не боишься, что из-за нашей милой потасовки может погибнуть она?
   - Не смей, - налились кровью глаза Ырынги, - это будет твоя самая большая ошибка.
   - Тогда я повторю вопрос. Зачем она тебе?
   - Просто потому что она моя. МОЯ! - и воительница сорвалась с места, занеся над собой оружие.
   Мутант даже бровью не повела.
  
   Ворвавшись на территорию детдома, ребята почувствовали себя особенно неуютно. По справедливым причинам у них остались неприятные ощущения на тему больших зданий с забитыми окнами.
   Неуверенно переглянувшись, они попытались разделиться. Но очень быстро это желание отпало. Как только на них вновь устроили охоту.
   - Черт, я не хочу вновь убегать, - повернулся к Коле Онуфрий, закрывая собой девочек.
   - Предлагаешь напасть? - съязвил Олег.
   - Сейчас не время и не место для подколов, - шикнула на него Олеся.
   - Я попытаюсь задержать эти двух дамочек. А вы ищите Киру, - достал шашки казак.
   - Давай я подстрахую тебя, - предложила Катя, - не знаю, как твоя сила может нам навредить. Но моя уж точно ничем не отражается.
   - Хорошо, тогда я за Кирой. Кто со мной? - махнул рукой Тимка, - положитесь на мою удачу.
   - Вы точно вдвоем справитесь? - напоследок спросила Ирина.
   - Идите уже, - хором ответили Катя с Колей.
   И ребята убежали. Панкуша сильно волновалась. До сих пор она не предсказала ни одной атаки. А враги были уже близко. Как бы не проворонить момент.
   Только вот прогадали не они, а остальные. Как только на Тимку из-за угла опустилось чье-то гигантское крыло и впечатало его в пол, все догадались, что удача не сработала.
   - Только не говорите, что его силы тоже можно отразить! - выругался Олег, кинувшись на помощь.
   Но когда он схватил парня за руку, тот почему-то не ответил крепким пожатием. И только сейчас юноша увидел тонкую струйку крови из-под чужого крыла.
   - Только не это, - тревогой прозвучал его голос.
   Олег поднял глаза и увидел перед собой помесь человека и птеродактиля. Или летучей мыши. Это было не так важно, как тот факт, что она одним ударом вырубила их друга. Если только не прибила...
   - Уходи! - вдруг вихрем пронеслась мимо него Ирина и кинулась на врага, - оставь его! Проваливай!
   - Ирина?! - недоуменно пролепетал Олег.
   "Защищая друзей, она становится похожа на свою сестру", - с внутренним восхищением заметил он. Однако думал парень явно не о том.
   Онуфрий грубо оттолкнул его в сторону, пытаясь вытащить Тимку из западни. Но мутант не планировала так просто отдавать свою добычу. Внешность гарпии помогала ей одновременно отбиваться от копья Ирины и придерживать жертву у пола.
   Тварь шипела и клацала зубами, стараясь ухватить ребят за нежную плоть. И чем больше ей наносили физических ударов - тем ближе она подбиралась к раненному парню.
   - Господи, она его раздавить хочет, - пожаловалась Олеся, стоя позади.
   Она взяла Тимку под купол сразу после его отключки. Но гарпия с каждым шагом все больше наваливалась тушей на невидимую преграду. И у бедной Олеси уже не хватало сил, чтобы держать ее.
   - Ну, раз я не могу забрать своего друга, тогда я просто сдвину тебя, - разозлился, наконец, Онуфрий, обращаясь в камень.
   - Боюсь, это может плохо кончиться... - попытался возразить ему Олег.
   Но его уже не слушали. Боксер не медлил и сразу же нанес первый мощный удар по ребрам неведомой твари. Послышался треск, хруст... и на глазах недоуменной публики тело гарпии вдруг покрылось камнем. А Онуфрий даже не сделал ей больно.
   Тварь заревела на него, как динозавр и дала в обратную сторону такую оплеуху, что юноша пробил несколько стен своим телом. Только сейчас Ирина поняла, почему не смогла нанести ни одной смертельной раны мутанту. Он отражал любые удары, как и вся территория детдома. Как это обойти вообще?
   - А все дело в том, что нужно думать головой, - язвительно вставил свое слово Олег.
   И в следующую секунду его в коридоре стало так много, что невозможно было ни пошевелиться, ни продохнуть. Юноша просто навалился на неведомое создание всеми телами и потащил ее куда-то вдаль. Она убивала клонов, верещала и упиралась. Но не смогла сопротивляться такой тяге.
   Этой заминки хватило на то, чтобы вытащить Тимку из-под крыла. Девочки с копиями Олега подхватили его на руки и потащили в сторону Онуфрия, чтобы быстренько слинять.
   - Сражаться с ними нереально, - жалобно выпалила Ирина, - давайте просто уйдем отсюда!
   - Не можем мы Киру подвести, - хмуро проговорил боксер, отплевываясь от пыли, - сильно же я сглупил.
   - Давай вы с Ириной останетесь здесь и попытаетесь привести Тимку в чувства. А я с Олегом пойду вперед, - предложила вдруг Олеся.
   - Куда ты пойдешь наугад? - возразил Онуфрий.
   - Не сильно нам Тимка помог в этот раз. Может быть все-таки лучше без него попробовать? - уперлась девушка.
   - Ребята, думайте быстрее, - поторопила их ангелочек, - извините, что нагрубила. Но Олег устал, по-моему.
   - Давайте, сперва, спрячемся с Тимкой. А потом все решим, - согласился с нею боксер и подхватил друга на руки.
   Решение было принято. Осталось исполнить. Хотя Олеся все равно настояла на своем.
  
   Ребята стояли у дверей детдома и ждали своих. Шум изнутри доносился приглушенный, но все-таки заставлял понервничать.
   - Халва, почему ты можешь разговаривать с нами, если тебя никто не призывал? - обратились ребята к кобыле, - мы думали, что измерение из Бойцева тянется аж досюда.
   - Ошибаетесь. Меня призывали, - возразила кобыла, - Бархат призвал к моей помощи.
   - Но ведь сам он не явился, - удивленно взглянул на своего коня Игорь.
   - Ты прав. Ко мне воззвало его лошадиное сознание. Такое тоже бывает, - Халва вновь прислушалась, - тревожно мне.
   - А богов мы можем позвать? - с надеждой воззрились на нее спортсмены.
   Услышав утвердительный ответ, обрадовались все, кроме Оксаны с Осипом. Ребята взволнованно переглянулись и пожелали провалиться сквозь землю.
   - Тогда я хочу пообщаться кое с кем из богов, - вдруг серьезнее прежнего заговорил Игорь, - того, кто сможет рассказать мне правду о Визгард.
   Халва удивленно вскинула голову. Недоверчиво уставилась на парня. Он выглядел так, будто ему нечего было терять.
   - Я хочу знать все о ней, - настойчивей закончил юноша и подошел ближе к Халве, - я не подвергну никого из вас опасности?
   - Боюсь, никто не рискнет ответить на твои вопросы во избежание расправы. А если и так - ты сам, разве, не боишься? - кобыла жалостливо склонила голову, - ты еще так молод.
   - Вы сами толкнули нас на риск. А теперь идете на попятную? - разозлился Игорь, - раз уж хотите сотрудничества - выкладывайте все на чистоту!
   - Эй-эй, не бросайся громкими словами, - откликнулся вдруг Визгард, - она того не стоит. Эта баба уже продемонстрировала свое наплевательское отношение к нам. Зачем тебе из-за нее подставляться?
   - Считай это делом принципа, - хмуро ответил парень.
   - Я бы советовала тебе одуматься, но, боюсь, не имею на это права. Обратись к богам. Найди того, кто не побоится. А я, пожалуй, удалюсь, - и напоследок кобыла шепнула юноше на ухо, - только близкие друзья могут рискнуть ради Визгард.
   Парень пообещал, что примет это к сведению. А сам окинул взглядом спортсменов и попытался прикинуть в уме, кто мог быть близким другом Визгард?
   "Богиня Кати мертва. Мой бог - тоже. На кого намекала Халва?" - и взгляд парня невзначай упал на Олю. Она крутилась вокруг Вальса, щебетала о какой-то ерунде, а он делал вид, что внимательно ее слушает. Они сильно соскучились друг по другу.
   И Игорь не удержался от нервной улыбки, когда вспомнил, что связывало в прошлом человека с Севера и эту блондинку. Ответ нашелся быстро.
  
   Ырынга долго сражалась с Каирой. Заходила со всех сторон, пыталась подобраться ближе. Но ей долго не удавалось сделать это. На теле появилось много ран, а дыхание наконец-то сбилось.
   Однако мутант не радовалась своим достижениям. По ней вообще сложно было сказать, способен ли этот человек выражать эмоции.
   Но тут неподалеку от них сквозь стены что-то с грохотом пролетело. Словно пушечный заряд. Шум, пыль, чьи-то крики. И Каира отвлеклась на них.
   И в этот самый момент Ырынга ее настигла... но, к сожалению, не убила. Невзначай вырубила локтем в висок, уворачиваясь от контратаки.
   "Что это было? - раздраженно вскинула она голову, прислушиваясь, - наши спортсмены нашли способ пробраться внутрь?". Она раздосадовано всмотрелась в противника.
   Девушка лежала без сознания и больше не испускала из себя черных рук. На ее теле не было ни царапины, ни отверстия. Но что теперь делать?
   Не в планах Ырынги было убивать беззащитного противника. Но с другой стороны, она знала, что упускать Каиру - сверх глупости. И поэтому девушка занесла над нею клинок...
   И в этот момент из-за поворота мелькнули тени, заставившие девушку метнуть туда взгляд. На руках Онуфрия она увидела человека с браслетом в форме игральных костей.
   "Чертов Тим!" - зарычало ее нутро, и Ырынга выронила меч из рук. А когда ребята полностью ворвались в комнату, воительница уже валялась на полу в отключке.
   - Эта та самая! - ахнула Ирина при виде мутанта, - она смогла ранить Ырынгу?! Это невозможно.
   - Нет ничего невозможного, - опытным голосом проговорил Онуфрий, - слишком много тел. Я столько не унесу.
   Он аккуратно сел на корточки и хлопнул Тима по лицу. Ирина взвизгнула, попросила его этого не делать. Но боксер был намерен привести друга в чувства, чтобы больше не таскать его за собой. Тут для всех найдется работенка.
   - Я хочу забрать их всех, - объяснил он по пути Ирине, - а Тимка, скорее всего, в порядке. Кровь идет из покарябанной руки.
   - А зачем ты хочешь забрать мутанта? - дрогнул голос девочки, после чего она проверила пульс чужачки, - она жива. Меня вообще пугает то, что они все втроем здесь валяются. Вдруг их отравили газом? Или магией...
   - Думаю, если бы ты была права - мы бы тоже здесь уже лежали. Но это не так. И за телами до сих пор никто не пришел кроме нас, - он наконец-то разбудил Тима и перестал его бить, - ну наконец-то. Как хорошо, что не придется идти вглубь этого жуткого детдома. Прошло всего несколько минут, а мы уже едва не лишились друзей.
   Ирина не могла с ним не согласиться. К тому же, она искренне боялась этого места и не горела желанием ни с кем бороться. Просто жребий так выпал, что пришлось войти внутрь.
   Осталось лишь вытащить всех наружу и вернуться за Олесей с Олегом. А также найти Катю с Колей.
  
      -- РОКИРОВКА
  
   Ырынга очнулась и увидела первым делом Тимку с Петей. Младший хотел ее поприветствовать, но девушка испепелила его таким ненавистным взглядом, что бедняга ретировался. Он даже не понял, чем вызвал ее гнев.
   А вот Пете она обрадовалась.
   - Я просто слежу за тобой по старому приказу Киры, - тут же объяснил юноша, - она же все еще в отключке, к слову говоря.
   - Ах, какая жалость, - неправдоподобно сказала девушка.
   - И девочку-мутанта мы тоже притащили, - добавил Петя.
   - Зачем это? - напряглась Ырынга, - она опасна для вас.
   - Почему тогда ты ее не убила? - удивился парень.
   - Я пыталась. Но у меня не вышло, - воительница злобно сжала запястья, - борьба измотала меня. А магия Тимки заставила отключиться.
   - Как это? - не понял Петя.
   - Тим и не подозревал, что его удача тоже отражается в детдоме. И так вышло, что мне не повезло. Я получила много ударов по болевым точкам. Поэтому отключилась.
   Юноша засомневался, но промолчал. Он в анатомии был не силен. Поэтому не мог согласиться с нею или опровергнуть.
   Петя еще что-то хотел добавить, но Ырынга вдруг жалобно застонала. Схватилась рукой за бок и согнулась пополам. Юноша рефлекторно соскочил со стула и подошел ближе.
   - Что болит? - спросил он.
   - Не знаю, - скрипела зубами Ырынга, - я не вижу.
   - Пойду, позову Зину, - решительно заявил парень.
   - Нет, постой, - умоляющим взглядом воззрилась на него девушка, - помоги мне.
   И выглядела она такой непривычно несчастной, что юноша завис. Никогда еще Ырынга ни у кого ничего не просила. А тут прям целая вселенская скорбь выразилась на ее лице.
   Это было странно, но его притянуло, словно под гипнозом. Бедолага еще не догадывался, что его оплетали сетями. Причем довольно безыскусно.
   Как только юноша присел на край кровати, одеяло сползло вниз с оголенного тела Ырынги. Как будто случайно. Но при этом она не спешила прикрываться обратно и к тому же перехватила руку собеседника.
   - Проверь, - она притянула его кисть к ребрам с левой стороны, - не сломаны?
   А сама в глаза смотрела. Как будто искала в них ответ.
   Во рту Пети пересохло. Он почувствовал себя так неловко, что поспешил одернуть руку. Но девушка его не пустила.
   Она прижала чужие пальцы выше к своей груди и прерывисто тяжело задышала, продолжая гипнотизировать его взглядом. Петя не мог оторваться от нее. И чувствовал себя хомячком в лапах птицееда.
   - Ты в порядке, - заикнувшись, проговорил он.
   Отругал себя за бесхребетность. Бред какой-то! Вечный скептик Петя повелся на жалобные глазки? На голое женское тело?
   Возможно и так. Ведь Ырынга была не просто красива, а идеальна. Таких женщин еще поискать! А здесь сама в руки лезет. Причем других от себя отгоняет. Это не могло не льстить. И логика парня постепенно потухла.
   - Я не в порядке, - возразила она без прежнего жара.
   А сказала это с легким придыханием. Так нежно и трогательно. Так близко от его губ...
   - И чего же тебе надо? - почти шепотом спросил Петя.
   - Того же, что и тебе, - Ырынга таила такую страсть в себе, которую могла выразить лишь мурлыкающими интонациями, - ты думаешь о Кире, понимаю. Но она не узнает. Вы, кстати, давно не обменивались даже поцелуями вроде как.
   Это была правда. Уж целый месяц или больше им было не до того. И хотя Петя испытывал любовь к Кире, но в их отношениях шел явный разлад.
   Однако это не повод для измены! И парень попытался взять себя в руки... но Ырынга оказалась быстрее и хитрее. Она прикоснулась к его губам в тот момент, когда юноша уже готов был отказаться. Но этот поцелуй наполнил его тело таким жаром, от которого моментально вскружило голову.
   Она взбесила его! Наглая паршивая актриса. Ведь явно видно, что ей от него нужно. Никакой любовью тут и не пахнет.
   Но ведь так оно и есть. Это не любовь, а страсть. И воительница была настолько восхитительной, что Петя потерял себя. Он причинил ей боль, вцепившись до синяков в руку. Она издала покорный вскрик, как будто не могла сопротивляться. Мастер боевого искусства и не могла?!
   Петя ощутил над нею власть. Возомнил себя покорителем Эвереста. Решил стать ее судьей, чтобы больше не лезла. А она все превращала в кошачью игру, то подстраиваясь под его настроение, то намеренно стараясь разозлить. И так у нее все искусно вышло...
   ... Что Петя и не заметил, как перешел черту.
  
   Игорь отошел на достаточно далекое от лагеря расстояние, чтобы его не слышали конники. И захватил с собою Тимку, чтобы иметь свидетеля разговора. Почему-то юноша был уверен, что сейчас ему откроется истина.
   - Все-таки Ырынга очень странная. Буквально до чертиков, - закончил свои жалобы Тим.
   - Понимаю. Я предпочитаю не соваться к ней, - Игорь вновь огляделся по сторонам, - пора. Только не разболтай никому, хорошо?
   - Ладно-ладно, ты уже десять раз меня об этом попросил, - махнул рукой юноша, - мы ведь друзья. Что бы ни случилось.
   Игорь с благодарностью изобразил подобие улыбки. Затем закрыл глаза, прислушался к себе и призвал духа Олю.
   Богиня была удивлена. Даже немного ошарашена. Но затем увидела знакомые лица и взвизгнула от радости. Кинулась их обнимать, прыгать вокруг и о чем-то тараторить. Настоящая батарейка!
   - Мы к тебе по делу, - нехотя оборвал ее порывы Игорь, - уж извини, что используем твое время для таких целей, а не для беспечного общения...
   - Ой, да ладно. Всегда успеем поболтать, как люди, - хихикнула она, - спрашивайте!
   И у Игоря сперло дыхание. Вот-вот сейчас он узнает что-то важное!
   - Что же случилось с моим богом? Визгард отказывается отвечать, - выпалил он от волнения.
   Тут-то улыбка и сошла с лица беспечной Оли. А на смену ей пришла болезненная бледность и нежелание говорить. Но парни поняли, что пути назад нет. И они не могут упустить такую возможность!
   Попытались разговорить ее. Умоляли, кляли и просили почти на коленях. Но девушку корежило так, будто она стояла под пытками. Реакция почти такая же, какая была у Визгард тогда...
   - Нам нельзя рассказывать вам правду. Никому, - виновато потупилась она.
   - Значит, Визгард не из своей прихоти врет? - подавился словами Игорь.
   - Нет, конечно. Вернее, нам запретили под угрозой... исчезновения, - горячо возразила Оля, - вы не представляете, как мы рады были вновь вернуться на землю. Нам дали второй шанс! Не хочется терять его так быстро. Хочется пожить еще... ну хоть немного. Насладиться своим существованием сполна.
   - Кто вам запретил? - затаил дыхание Игорь.
   Только сейчас он понял, каким был дураком. Никогда нельзя сомневаться в любимых!
   - Кира, конечно. Но у нее нет власти над нами... - и дух многозначительно замолчал, словно желал, чтобы парни сами обо всем догадались.
   - И кто же является карающей дланью для провинившегося бога? - стал медленно догадываться Тимка.
   - Эту роль выполню я, - явственно проговорил каждое слово появившийся из воздуха демон.
   - Ну, кто бы сомневался, - почти одновременно возмущенно проговорили Тимка с Игорем.
   При виде Петра Оля едва не взвизгнула. Она еще больше испугалась и моментально исчезла. Хотя парни явно ощутили, что почти подставили ее.
   - Ты все-таки решил докопаться до истины, Игорь? - язвительно проговорил демон, - потерял страх, я погляжу?
   - О нет. Хотя успел от тебя отвыкнуть, - дерзнул юноша.
   Он чувствовал, как внутри него все закипает. Петр снова играет с ними! И ему почти удалось рассорить Игоря с Визгард навсегда. Какая подлая нечестная забава.
   Но его горячести не разделял Тимка. Он понял, что если начнется потасовка - то придется принимать удары на себя. Поэтому попытался утихомирить друга жестами и намеками.
   - Нехорошо пытаться обойти правила, - с издевкой проговорил демон, - Кира будет не рада, если ты раскроешь ее маленький секрет.
   - Хорошо. Тогда я пойду напрямую к ней со своими вопросами, если того требуют правила.
   - Боюсь, ты не сделаешь этого, - прозвучала прямая угроза, - у меня приказ: убивать любого, кто попытается сунуть свой нос в это дело. И в данный момент ты подставляешь не только себя, но и своих друзей. Разве ты этого хочешь?
   Тимке сделалось совсем нехорошо. Но он все отмалчивался. Однако спесь сошла с Игоря. И он нехотя прикусил язык.
   - Я слежу за вами, - многозначительно проговорил Петр и испарился.
   Друзья остались одни. На душе было очень гадко.
   - Что-то мне подсказывает, что Кира не давала ему такого приказа, - обернулся к Тимке Игорь, - она ведь заботится о других богах. И нас как будто бы любит.
   - Ее любовь привела нас сюда, - широко развел руками друг, - в место, наполненное мутантами, нехваткой еды и прочими опасностями. Если призадуматься - то наши духи - эгоисты.
   - Чего ты такое говоришь? - обиделся Игорь.
   - А ты подумай сам, - попытался вразумить его парень, - они думают только о своем выживании. О чем их не спроси - ответ один: "Мы рады своему возрождению! Мы так хотим жить! Мы не хотели умирать. Помогите нам бедным...". А о наших судьбах эти призраки изначально даже не подумали. И вот во что превратилась жизнь. В сплошные странствия непонятно куда.
   Друг стоял, как оплеванный. Он не хотел верить каждому слову Тимки, но чувствовал, что это правда. И для возражений не осталось аргументов.
   - Короче вот тебе мой совет - забей. Если хочешь любить Визгард - не пытайся докапываться до ее прошлого. Разве это так сложно?
   - Она сама отстраняется от меня из-за того, что я не знаю ее тайн. Считает, что погубит меня, - юноша раздосадовано пнул камень, - вечно она принимает меня за ребенка!
   - Для нее ты всегда будешь ребенком, - заверил его Тимка, - ей по идее несколько сотен лет. Хоть внешность и не меняется. Люди столько не живут.
   В его словах была крупица правды. И Игорь даже улыбнулся столь очевидному факту о возрастной разнице, до которого сам раньше не додумался.
   Но делиться мнением посреди поля было уже как-то неудобно. Пора возвращаться к своим. Там все-таки Кира скоро очнется.
  
   Катя сидела рядом с пленницей и отдыхала после последней битвы. Хотя это и боем-то назвать нельзя. Они с Колей выкрутились совершенно неожиданным и даже забавным способом, отчего на лице до сих пор всплывала улыбка.
   Им удалось обмануть тех мутантов обыкновенной детской шуткой "ой, птичка!". И как только незнакомки обернулись, Коля схватил Катю за талию и утащил со всей скоростью, какой владел. Они здраво расценили, что с этими безумцами пока лучше не сражаться.
   Каира была привязана к дереву и только сейчас открыла глаза. Она не удивилась своему положению и не заводила разговор первой.
   - Долго же ты не приходила в себя, - лениво прокомментировала это панкуша.
   - Я не могла быстрее, - качнула головой девушка.
   - Ты выглядела сильной, когда похитила нашего человека. Как Ырынга добралась до тебя?
   - Случайность, - с серьезным лицом ответила незнакомка.
   В этот момент Катя пожалела только о том, что Кира еще не пришла в себя. Уж лучше бы в ее присутствии устраивать допрос. Но чужачку почему-то тянуло на откровения. И она даже смотрела на панкушу такими глазами, будто ждала вопросов.
   - И кто же ты такая? Человек? Демон, ангел, мутант...
   - Я мать. Так называют сестры мне подобных, - сказала Каира.
   Катя ничего не поняла. Мать? Сестры... о чем вообще речь. Девчонке на вид лет шестнадцать.
   - Я могу рассказать о себе больше, - вдруг изъявила желание незнакомка.
   - Я бы с радостью тебя послушала, но... - Катя не договорила.
   Чужачка перебила ее, начав рассказ. Какая странная выходит ситуация. Пленник сам ускорил свой допрос. Непонятно зачем, правда.
   Но панкуша все-таки смирилась и села поудобнее, чтобы не упустить ни слова. Решила, что потом сможет передать все подробности Кире. У нее была хорошая память.
  
   Далее со слов Каиры.
   Я была взращена в детдоме. Собственно, здесь все и началось.
   На нас ставили опыты. Причем, именно на девушках. Попытались однажды изменить парня, но он превратился в неуправляемого тролля. И от этого пола отказались.
   Нас звали генетическими сестрами. И вкалывали разные препараты. Они должны были изменить нашу ДНК. Все происходило очень мучительно и больно, но ученым плевать. Тебя запрут в пустой комнате без окон, и ори, бейся, сколько влезет.
   Меня поразила болезнь, заставляющая паразита изнутри прорываться наружу прямо сквозь кожу. Он причиняет мне боль каждую секунду. Но со временем к этому привыкаешь.
   Огромные рассыпчатые придатки, принимающие форму человеческих рук, существуют отдельно от твоего мозга. Они то вылезают, чтобы разорвать жертву, то снова прячутся. И ты становишься похожей на обыкновенную девушку. Только жертву приходится есть ради паразита. Пока он не отрастил собственный рот в тебе. Таких, как я и называют матерями.
   Одну мою сестру пришлось заразить тем же самым, так как ее личная мутация не помогала спасти лабораторию от захватчиков. Она боялась, плакала, кричала. Но мы все равно сделали это. Каждый из нас должен хранить отцов, хочется нам этого или нет.
   И вот мы заперли сестру в комнате. Трансформация прошла очень быстро. Сестра сама выломала дверь с куском стены, чтобы встретиться с захватчиками. Она натравила на них своего паразита, который был в разы больше моего. И в ее животе разверзлась огромная дыра с зубами.
   Все теперь ясно. Девушки больше не существовало, хотя эмоции на лице продолжали играть. Но это была уже не она. Сестра - лишь оболочка. Приманка. Маска на лице монстра. Таковая и моя судьба. Но значительно позже. Не сейчас.
   Другая сестра у нас распускала всюду паутину. Мы долго звали ее паучихой и думали, что она тоже относится к матерям. Однажды на свет появятся милые паучки. Но пока что девчонка еще плачет и жалуется, что ей не нравится, когда бесцветная липкая паутина лезет из каждой поры на теле. Она выглядит жутко, согласна. Но куда деваться?
   Правда, позже мы поняли, что ошиблись в ней. Сестра стала странно крутить глазами, закрылась в комнате и как обезумевшая запуталась в своей паутине. Бестолковая дура. Это самая глупая смерть из всех. Хотя такое происходит часто среди подопытных.
   Но однажды она прорвалась из кокона, и мы обнаружили удивительные трансформации. Сестра была бабочкой! Но плотоядной. На крыльях рисунок, внушающий ужас. В голове хелицеры, как у паука. Каждая ее лапка венчалась острым шипом. Мы были о ней худшего мнения, но это великолепно!
  
   И рассказчица неожиданно замолчала. Выглядело это так, будто компьютер завис. Катя несколько раз провела рукой перед ее лицом, но никакого эффекта.
   - А Ырынга как-то связана с вами? - решила достучаться до собеседницы вопросом Катя, - перед боем она вроде бы говорила, что вы знакомы.
   И в этот момент они обе услышали хруст сминающейся травы. Даже пленница встрепенулась. Но на вопрос панкуши так и не ответила.
   - О, гадюка очнулась! - торжественно воскликнула воительница.
   - А ты в хорошем настроении, я погляжу, - хмуро протянула Катя.
   - О да. На то есть веские причины, - игриво подняла палец вверх Ырынга.
   Панкуша напряглась. Такой мечницу еще не видели. Что с ней произошло?
   Но девушка не стала распространяться об этом. Только села напротив пленницы и всмотрелась в ее глаза. Та глядела в ответ, не моргая.
   - Вы все-таки притащили ее сюда, - вернулся к Ырынге прежний сарказм, - и что планируете делать?
   - Сперва дождусь Киру, потом буду решать, - пожала плечами Катя.
   - А она может вас всех прикончить прямо сейчас, - воительница провела пальцем по горлу, - она ведь пользуется своими силами без помощи рук.
   - Да, но до сих пор она этого не сделала, - хмыкнула панкуша, - может быть, мы ей понравились?
   - Да брось. Мутанты всех ненавидят, - скривилась Ырынга.
   - Серьезно? - иронично ухмыльнулась Катя и обратилась в пленнице, - ты ненавидишь нас?
   - Я всего лишь защищаю своих отцов. Я не ненавижу вас, - ответила та.
   - Ну, ладно-ладно! Согласна, она не врет, - сказала Ырынга, - даже если попытаться убить ее - никакой реакции не последует. Паразит будет защищаться. А вот хозяйка тела не проявит к этому никаких эмоций. Я видела их всех. Отвратительные твари.
   - Мы не добровольно шли на это, - сухо отреагировала девушка, - вы можете нас всех убить. Если сможете.
   - Ты будешь с нами сотрудничать? - вновь вступила в разговор панкуша.
   - Как это понять? - подняла на нее мутный взгляд девушка.
   - Безграмотные, - вновь объяснила Ырынга, - ученые специально набирали самых больных детей. Или глупых. Короче тех, кто мозгом и при жизни-то не сильно пользовался. Не стоит загружать их сложными логическими операциями.
   - Я тоже видела их, - возразила Катя, - согласна в том, что они с головой не дружат. Но конкретно эта особь показалась мне более интеллектуальной чем все остальные. И паразита она все-таки контролирует. Судя по рассказам, недолго ей осталось праздновать, к сожалению.
   - Думаешь, по причине ее интеллекта паразит не захватил ее раньше других и не прикончил вас? - удивилась воительница.
   - Думаю, да. И еще мне кажется, она попала в список жертв случайно. Либо, по какой-то причине, господа ученые были вынуждены сменить тактику. Но зачем?
   - А какая нам разница? - фыркнула Ырынга и ткнула кончиком меча девушке в лицо, - убить ее будет проще сейчас, чем завтра. За ночь гадина может набраться сил.
   Пленница даже после этого никак не отреагировала. Было ощущение, что перед конниками сидел говорящий овощ.
   Однако, Катя требовательно надавила на руку напарницы и выразительно покачала головой. Та осталась недовольна.
   - Снова ждешь указа Киры, - закатила глаза Ырынга, - она вас в могилу сведет.
   - Но пока еще не свела, - хмыкнула панкуша, - и до сих пор ее приказы помогали нам выпутаться из любой передряги.
   - Помяни мое слово, - скривилась девушка, - все равно не понимаю, почему не проще их всех там сжечь.
   - Среди подопытных наверняка есть не зараженные пленницы, - сказала Катя, - нужно что-то с ними делать.
   - Глупое геройство! - воскликнула Ырынга.
   - Мы не поступим по-другому, - наотрез ответила панкуша.
   Воительница смерила ее скептическим взглядом. Затем дернула плечом и сказала, что пошла к Кире. Рассказывать о самодурстве подопечных. Может быть, она проявит мудрость и предпочтет избавиться от опасного объекта?
  
   "Королева бумажек" открыла глаза и схватилась рукой за голову. Сияющее лицо Оли намекнуло на то, что девушку спасли. От сердца сразу же отлегло.
   Блондинка тут же защебетала, мешая прийти в себя, как следует. Но подруга была ей рада. И поэтому не стала останавливать. Очень быстро вокруг столпились остальные конники, желающие поприветствовать тренера.
   - Извините, что так вышло, - перебила их Кира виновато, - не за то, что меня схватили, а за то, что подвергла вас опасности из-за денег. Может быть, все-таки лучше отступиться и больше не лезть в этот детдом?
   Повисло неловкое молчание. Кто-то с облегчением выдохнул, а кто-то наоборот выразил крайнее недоумение.
   - Осталось только Олесю с Олегом оттуда вытащить, - как бы невзначай ответил Онуфрий.
   У Киры глаза расширились по пять рублей. Она вновь окинула друзей изучающим взглядом и не досчиталась несколько человек.
   И только сейчас ей в двух словах объяснили, что произошло после похищения. А тренер в свою очередь поведала о том, как смело ее защищала Ырынга. И как раз на этом рассказе воительница и пришла.
   - Вот и я Кате сказала, что лучше бы меня послушаться лишний раз. Но она при своем уме. Прикрывается твоими словами, как щитом, - самодовольно проговорила девушка.
   - О чем ты? - не поняла Кира.
   - О мутанте, которого Онуфрий сюда притащил. О той самой, которая тебя дважды вырубила, - и на лице Ырынги появилось какое-то самоуверенное выражение, граничащее с навязчивостью, - ты ведь не станешь держать столь опасный объект среди своих друзей?
   - Почему же? Я хочу поговорить с нею, - вдруг воскликнула "королева бумажек" и решила встать, как можно скорее, - а друзья пускай думают своей головой и не подходят к ней близко.
   - Думают своей головой? Ну-ну, - и взгляд девушки загорелся недобрым огнем.
   И по интонациям стало понятно, что чужестранка что-то скрывает. И готова вот-вот сорваться, чтобы разболтать все, что она знает. Осталось только найти глазами виновника торжества.
   - Тут неприятные новости у меня для тебя, - ядовито проговорила Ырынга, скосив глаза в сторону, - твой Петя сегодня надругался надо мной. Пока я беспомощно лежала без сознания. Это было так подло, знаете ли.
   И тишина. И абсолютный массовый шок.
   До Киры даже не сразу дошло, что произошло. Ее будто по голове вновь ударили. И все тело в жар бросило.
   Из толпы конников вышел взъерепененный Петя. Он орал на Ырынгу, обзывая ее всеми известными словами. Обвинял во лжи и называл проституткой. Но она была непоколебима и самоуверенна. Ни один мускул не дрогнул в ее лице. И судя по разыгравшейся сцене - что-то между ними точно было.
   - Стоп, а разве ты не по женской части? Ну, ты разве не из тех... - Оля пыталась подобрать слово помягче.
   - Да, из тех, - горделиво ответила Ырынга, - но я ведь была без сознания. Представьте теперь, каково это.
   - Прекрати паясничать, - наконец, раскатился рык Киры.
   От ее настроя замолчали все. Даже Петя выглядел непривычно растерянным, хотя его сложно вывести из себя. А "королеву бумажек" всю трясло от злости и досады. Она вцепилась ногтями в собственные кисти, но не смогла унять эмоций.
   - Кира, не слушай ее, - подался вперед альбинос.
   - А кого мне слушать? - посмотрела в его глаза девушка, - с такими вещами не шутят. И какой ей смысл врать?
   - Чтобы рассорить нас, - парень начал злиться, - ей выгодно посеять разлад в наш коллектив!
   - Наш коллектив, - подскочил вверх голос тренера, - не о коллективе сейчас конкретно идет речь. И я не хочу закатывать сцен у всех на глазах. Но просто скажи мне правду, глядя в зрачки: Ырынга не врет?
   Петя помедлил с ответом. И хотя потом он засыпал девушку кучей оправданий и лишних слов, ей все стало понятно. Она сказала, что хочет побыть одна и быстрым шагом отправилась в сторону.
   Петя попытался ее преследовать, но получил мощнейший удар в грудь телекинезом. После такого броска он тоже психанул и направился в противоположном направлении. Но по пути все-таки вновь наткнулся на Ырынгу и ее стервозную улыбку.
   - И не думай, что ты победила, - процедил он сквозь зубы.
   - Фи, что за глупости? Я и не думала никого побеждать, - как будто плюнула она ему в лицо и тут же страстно приблизилась, - но сегодня ты был мой. И ты этого не скроешь, хотя и любишь свою Киру...
   - Отойди, стерва, - он грубо оттолкнул ее.
   - Что, мальчик? Упустил свое счастье и теперь виноватых ищешь? - шикнула она.
   Петя с размаху дал ей пощечину за это. Никогда еще не поднимал руку на женщин, но что-то сегодня его будто подменили. Дважды нарушил собственные запреты. А остальные конники все больше подвергались шоку, не понимая, почему все так произошло.
   Ырынга схватилась рукой за щеку, затем боль затмилась страстью во взгляде, и девушка ногтям медленно провела по своим прекрасным пухлым губам. Это был театр и она здесь - лучшая актриса.
   - Не думай, что ты имеешь право так со мной обращаться, - на выдохе проговорила красотка и впилась когтями ему в живот, - я ведь тоже могу тебя поранить.
   И она медленно повела руку наверх, оставляя порезы на его рубашке. Но юноша не отстранился и продолжал сверлить ее тяжелым взглядом. Ырынга едва не замурлыкала. Но он все-таки перехватил ее за кисть и сделал болевой прием. Девушка сладко простонала, и Петя в ужасе понял, что на нее никак нельзя повлиять. Это полностью испорченная особа, которая при этом ничего не боится.
   - Ты больная, - отпустил он ее руку.
   - О нет. Просто я ВСЕГДА получаю то, что хочу, - в этот раз она говорила серьезно и остро черные зрачки сверлили в нем дырку, - нужно было соглашаться сразу, пока я на тебя не обиделась.
   Петя оглянулся на зрителей. В его глазах читалось отчаяние. Но, не встретив ни капли сочувствия или здравого смысла в чужих лицах, юноша резко обогнул Ырынгу и ушел в своем направлении.
  
   Кира хотела проветриться. Она уехала обратно в таверну и заперлась там в своей комнате. Это было безумие, бросать ребят. Но ей хотелось воздуха! Хоть какой-нибудь отдушины.
   И девушка залилась слезами, стоя на месте. Никто не смел видеть ее такой слабой, но сейчас самое время выпустить весь яд наружу. И так плохо было, гадко на душе... что хотелось выть и кричать! Скрести ногтями землю и биться о стены, как загнанный зверь.
   Но Кира просто стояла в центре комнаты и тихо тряслась. Закрывала глаза рукой. Второй сжимала одежду. И сдавленный стон просачивался сквозь пальцы, но вовсе не вой.
   Переживать предательство любимых тем страшней, чем больше ты им верил. Кира доверяла Пете полностью и целиком. Никак не могла поверить, что такое и с нею случится однажды. Про других слышала множество раз. Да даже Катя с Олей периодически уводили друг у друга парней. Но не обижались.
   А тут прям будто камень на голову упал. И так тяжело придавил, что даже сердце едва билось. Как в ожидании худшего исхода.
   Но к ее удивлению дверь за спиной вдруг открылась. Девушка вздрогнула и кинулась навстречу чужаку. Но каково было ее удивление и испуг, когда она увидела Петю...
   - Уходи! - выкрикнула Кира и коснулась своих глаз.
   Там слезы! Какой позор... девушка поспешила отвернуться. Юноша не собирался отступать.
   - Кира... - проговорил он нервно.
   - Уйди, какой же ты придурок! - закричала девушка, не оборачиваясь.
   - Послушай, хватит.
   - Ты тупой или мне повторить? - она с разворота толкнула его в грудь.
   Но парень не отставал. И даже не боялся. Как будто знал, что в этот раз она не применит телекинез. А Кира и сама не понимала, почему не вытолкала его назад.
   - Я полный кретин, знаю, - проговорил он, перехватывая ее руку.
   - Нет, ты не знаешь! Не знаешь, насколько это больно! - и она совсем потеряла лицо.
   Попыталась вновь скрыться. Но юноша взял теперь ее за обе кисти. Девушка стала вырываться и сквернословить, но он все наступал.
   Затем бросился вперед и поцеловал ее в губы. Девушка дала ему пощечину. Он с еще большей страстью принялся ее целовать. И все это походило на глупый мексиканский сериал, но все-таки подействовало.
   Кира чуть-чуть поутихла. Через пару минут перестала сопротивляться и плакать. Но взамен пришла совершенно другая эмоция. Страшная непредсказуемая отрешенность.
   - Просто уйди после этого, - прошептала она холоднее.
   - Нет, - испугался он.
   - Уходи, - настойчивее повторила Кира и посмотрела в его глаза.
   И столько льда было в этом взгляде, сколько не найдешь и в Визгард. И только сейчас Петя в полной мере осознал, что почти потерял ее... свою прежнюю любимую Киру. И у него внутри все похолодело.
   - Что мне сделать, чтобы ты забыла об этом чудовищном недоразумении? - взмолился он, - на колени перед тобою встать?
   - Не надо, не унижайся, - Кира отстранилась от юноши, - я знаю, что для тебя это ничего не значит. А мне не нужно. Не хочу видеть тебя пораженным.
   Он не понимал. И только все больше отчаивался. Все не мог прийти в себя. И чем больше сдувалась уверенность Пети, тем больше возрастала сталь в голосе Киры.
   Но больше она ничего не говорила. И не дала никаких подсказок. Юноша был кругом виноват и не мог отрицать этого. И единственное, что ему оставалось сделать в данной ситуации - действительно уйти.
  
   На следующее утро Кира вернулась в лагерь. Она сильно переменилась за это время. Стала какой-то чужой, решительной и резкой. Подозвала Ырынгу к себе и потребовала остальных не приближаться.
   Поначалу девушка думала, что убьет ее. Неважно как ей это удастся. Но пусть красотка только даст повод.
   Но та хорошо держалась и не предоставила такого удовольствия. Не подкопаться, как говориться. Кира по-всякому выводила ее на нужные слова, но та была неприступна. И главный тренер приняла неожиданное решение. Закрепила Ырынгу за собой.
   - И с этого дня ты слушаешься меня беспрекословно. Тебе ясно? - строго потребовала она.
   - Очень интересно, - хмыкнула Ырынга, - с чего это вдруг?
   - Вспомни нашу первую встречу и причину, по которой мы до сих пор тебя терпели. Я указываю, кого бить - ты исполняешь. Мне польза, а тебе - наслаждение. Разве не так?
   - Ну, примерно так. Что-то припоминаю, - воительница облизала губы, - только вот приказывать мне порываются все, кто не попадя. Так работать невозможно.
   - С этого дня приказываю только я, - Кира решительно направилась обратно в лагерь, - и не отходи от меня сегодня.
   - Хорошо, капитан, - иронизировала Ырынга.
   Когда Петя увидел их двоих - в лице совсем переменился. Но молча постарался уйти. Однако от зорких глаз воительницы ничего не скрылось. И она была довольна собой, как никогда раньше.
  
   Олег с Олесей заперлись в одном из кабинетов. Забаррикадировали дверь шкафом и отдыхали от побега.
   - Что-то мне страшно вот так просто возвращаться назад. Там эта гарпия нас по запаху ищет. А вереди - неизвестность, - девушка взглянула на наручные часы, - черт, когда же нас найдут уже?
   Парень сидел с белыми глазами и искал клонами выход. Но те либо погибали, либо исчезали из-за того, что отходили на слишком большое расстояние от очага. Все-таки Олег был не всесилен.
   - Ты меня хотя бы слышишь? - потыкала его ногой Олеся.
   - Чем меньше ты ко мне пристаешь - тем больше от тебя пользы, - огрызнулся тот.
   - Ну, теперь я хотя бы убеждена, что не со стеной разговариваю, - раздраженно дернула плечом девушка.
   И отошла в сторону. Через некоторое время, Олег вышел из транса и с укоризной теперь смотрел ей в спину.
   - Ты такая великая моралистка, что аж тошнит, - не удержался он, - лучше бы принесла пользу в том бою. И мы бы сбежали вместе с остальными.
   - Ты меня еще и обвинил? - ее возмущению не было предела, - лучше извинись, пока не поздно!
   - За что мне извиняться? За правду? - оскорбился парень.
   - Ты полный придурок и к тому же слепой идиот, раз не увидел, как я старалась ради вас! - с горечью выпалила Олеся.
   - Ну, если хочешь и дальше стараться - то изволь помочь мне в одной затее, - хитро улыбнулся Олег, протягивая руку.
   - Что ты хочешь сделать? - тут же напряглась девушка.
   Ее недоверие было оправдано. По слухам Олеся догадывалась, что это мероприятие будет не из приятных. Но на лице юноши расползалась такая яркая эмоция сарказма, что хотелось сделать что угодно на вред.
   - Сделаю твой клон. Он будет даже владеть твоей магией. Затем сдам его в плен и прослежу за территорией его глазами. Это как переселение души, но только в двойника. Только так я смогу заглянуть на большое расстояние, не выходя из комнаты. Но близнеца получится создать лишь одного. Так ты согласна?
   Девушка засомневалась. Идея звучала круто, но вот ее исполнение сильно пугало. И она готова была пойти на попятную, пока Олег и не обозвал ее трусихой. Вот тут-то все и решилось.
   Боль была такой, будто в руку булавок насовали. Но юноша вцепился так крепко, что вырваться было невозможно. И лишь одно отвадило Олесю от попытки врезать ему - девушка тоже смогла наблюдать за своим клоном. Но немного как бы со стороны. Не изнутри его. И это оказалось настолько любопытно, что даже с приглушенной болью она смирилась.
   План сработал не так гладко, как хотелось бы. Киру-то похищали. А вот внебрачную сестру-близнеца Олеси пытались убить. И только чудом, да с третьей попытки Олег достиг желаемого. Пробрался в один из кабинетов, вскрыв замки, пока там никого не было.
   - Посмотрим, намного ли я удачливей Тима? - азартно проговорил парень.
   - У меня такое ощущение, будто за компьютерной игрой наблюдаю... - пробормотала Олеся, - подсесть на ютуб что ли?
   - Да, увлекательно. Особенно кровавая плата за просмотр.
   - Я уже смирилась с этим.
   Клон спрятался классическим образом в углу между шкафами. В таком месте, куда обычно складывают ненужные вещи крупных размеров. Вот в этом мусоре они и закопались. И стали ждать гостей.
   Оптимизма ребятам придавала табличка, висевшая на двери "Директор О.А. Местин". Они уже встречали эту фамилию ранее, но никак не могли поверить, что наткнулись опять на телекинетов. Уму непостижимо!
   Но не прогадали хотя бы с этим. Через пару минут внутрь вошел мужчина обыкновенной внешности. Не было в нем ничего примечательного, кроме прилизанной кремами прически и старомодного пенсне. Что его вынуждало в 21 веке одеваться, как помесь недоделанного Гитлера с Чеховым - непонятно.
   - И хоть бы одна доложила о том, что там творится! - выругался он, обращаясь к своему коллеге.
   Следом в помещение протиснулся толстяк с распухшими щеками. Он смотрел на Местина заплывшими глазами и едва ли проявлял интерес к происходящему. Но не потому что был одним из мутантов, а просто от недосыпа и обжорства.
   - Наши девочки стараются, как могут. Но их просто уничтожают, как мух, - жалобно простонал он, прерывая речь отдышкой.
   - Не стараются они ни черта, - продолжал ругаться О.А., - больше обещают, чем делают.
   - Во всяком случае, они не умеют врать, - поддался его гневу напарник, - на нас напал серьезный противник. И еще Каира пропала...
   - Убили или пропала? - расширились глаза директора.
   - Ее нет среди мертвых, - взволнованно вспотел толстяк, - боюсь, ее могли взять в плен.
   Местин со злости пнул ногой свой стул. Он отлетел как раз в сторону шкафа, за которым прятался клон Олеси. Ребята хором вздрогнули, но умудрились не нашуметь.
   - Есть подозрение, что она ушла со своей бывшей подружкой. Как ее там звали? Ыранха? Ирина?
   - Я не знаю, о ком ты. Я никогда не интересовался твоими лабораторными крысами, - раздраженно поторопил его директор.
   - В общем, девочки сказали мне, что внутрь пробралась толпа противников, среди которых была девушка, умеющая драться в любом стиле. И внешностью она похожа на ту... которую мы когда-то отпустили. Что если она вернулась за Каирой?
   - Этого нельзя было допустить, - хлопнул кулаком по столу недоделанный Гитлер, - найди Каиру. Верни ее обратно, если она еще не мертва. А иначе я тебя самого пущу на опыты. Тебе все ясно?
   - Д-да...
   - Что-то еще хочешь сказать?
   - Среди врагов есть телекинетка.
   Местин сменил гнев на милость. И в лице его теперь читалась крайняя степень любопытства.
   - Это правда?
   - Никаких сомнений. Ваш телекинез несколько раз отразил ее попытки прорваться сюда. И другим магам тоже воспрепятствовал.
   - Одно радует, что хотя бы мое отражающее поле работает исправно, - проворчал О.А. и призадумался, - ее тоже доставьте ко мне сюда, как можно быстрее. Вместе с Каирой. Они обе нужны мне ЖИВЫМИ! А все остальные могут подохнуть хоть десятками. Тебе ясно?
   - Да-да, конечно, - закивал напарник и поспешил удалиться.
   И Олег уничтожил клона, растворив его в пространстве. Олеся теперь сидела неподалеку, недоверчиво разглядывая свои руки. Они были красными, как будто от аллергии.
   - Забавно, - улыбался блаженный парень.
   - Ты о том, что они вновь хотят похитить Киру? Или о той загадочной девушке, которую звали "то ли Ирина, то ли Ыранха"? - скривилась Олеся, - боюсь, я знаю, о ком шла речь на самом деле.
   - Это, конечно, замечательно. Но теперь нам нужно как-то выбраться отсюда, чтобы успеть сообщить о западне ребятам, - кивнул Олег, - но если верить его словам - то мутантов здесь много. И как мы поступим?
   Девушка не смогла найти верное решение так быстро. И поэтому попросила дать ей время на раздумья.
  
   Кира изъявила желание покончить с телекинетами раз и навсегда. То они ей жизнь отравили, то теперь превращают брошенных детей в мутантов. И вечно эти ученые с их бесчеловечными экспериментами... разве здравомыслящий человек будет ставить опыты на других?
   Ырынга была только "за". И предлагала самостоятельно разобраться с "отцами", но Кира напомнила ей о запрете. Тогда воительница состроила недовольную рожу и попросила еще раз допросить пленницу, чтобы узнать, где прячутся ученые.
   При виде Ырынги Каира вновь отказалась говорить. Она смотрела на девушку как-то подавленно, бросала на ветер общие фразы. Сказала, что ей мало известно о расположении директора детдома. И вновь повторила, что не сдаст тех, кого вызвалась защищать.
   "Королева бумажек" была не в духе, от такого заявления и попросила Ырынгу на пару минут остаться с пленницей. А сама пошла за Катей. Мутанта опасно было оставлять одного надолго. Даже наоборот удивительно, что она до сих пор опять не воспользовалась своими способностями.
   - Ты странная, - проговорила Ырынга, - почему ни разу не попыталась меня сдать?
   - Мы были подругами, - ответила Каира.
   Эти слова полоснули воительницу, как лезвие. Она пыталась не терять самообладание, но все-таки плохо.
   - Я еще раз повторяю, что это бред собачий, - раздраженно заметила она.
   - Мне незачем врать. Но зачем врешь ты?
   - Это тебе казалось, что мы подруги. Сама ко мне привязалась. А я на такое не подписывалась, - Ырынга достала меч из ножен.
   Девочка равнодушно взглянула на него мутным взглядом и вновь потупилась. Воительница направила острие ей в грудь.
   - Извини, но я должна убить тебя, пока они не догадались, - сказала Ырынга ровным голосом.
   - Да, ты можешь сделать это... - и голос оборвался с хрипом и хлюпаньем.
   Руки повисли, зрачки закатились назад. Тело обмякло и девушка запрокинула голову. Ырынга выглядела удовлетворенной, но немного дерганной.
   Она знала, что это не останется незамеченным. Поэтому не пыталась бежать, а села на траву, вытирая меч о собственную одежду.
   И когда Кира с Катей вернулись - то не поверили своим глазам. Шум и крики поднялись тут же. Все конники собрались возле места преступления. Ырынга с вызовом осматривала новоприбывших и ядовито улыбалась.
   - И вы еще считаете себя воинами! - выпалила она, встретив страх в глазах подростков, - сопливые щенки, пугающиеся собственной тени.
   - Попридержи-ка язык, - зарычал на нее Осип, - ты нас совсем не знаешь. Бессмысленная резня еще не делает тебя великим воином...
   - Ты единственный, кто способен убивать одним лишь прикосновением. Но даже тебе не хватило смелости пойти против старших, - огрызнулась на него дева, - вы все боялись этого мутанта. Вы видели, на что она способна. Но продолжали играться. Надеялись, что вас не коснется ее гнев. Глупцы... наивные дети.
   - Ты, смотрю, за словом в карман не лезешь, - хмуро протянул Онуфрий.
   - А чего мне стесняться? И тем более - бояться. Вас что ли? Да даже если навалитесь гурьбой - ничего мне не сделаете. Это я гарантирую, - она горделиво подняла подбородок, выражая свое презрение высокомерным взглядом, - слюнтяи. Сборище улиток.
   - Кира, утихомирь уже ее! - выпалил на срыве Тимка, - эта психопатка только тебя слушается. Почему она без вашего ведома убила пленника?
   - Она совсем с цепи сорвалась, - поддакнули девчонки, - что если она и нас так однажды прибьет?
   Но шум прервал очень громкий смех воительницы. Она не играла. Она искренне изумлялась.
   - Ну что я говорила? - выпалила она, хлопая в ладоши.
   Это ужасно раздражало. Даже Петр так себя не вел. Ребята уставились на нее так, будто хотели покромсать на кусочки.
   Кира же молчала от бессилия. В последние пару дней все шло наперекосяк. Она была к такому не готова и не знала точно, как поступить с Ырынгой. Но всякому терпению однажды приходит конец. И "королева бумажек" повела себя чисто по-женски: просто сорвалась.
   - Сколько раз тебе нужно повторить, чтобы дошло? - прорычала она, глядя на воительницу, - или тебе только силой нужно вдалбливать информацию?
   И она резко вытянула руку перед собой, схватив Ырынгу поперек тела телекинезом. Затем резко оттолкнула ее назад и с силой ударила о дерево, неподалеку от убитой пленницы.
   Это был рискованный шаг. Глаза девы сверкнули таким бешенным огнем, какой в них видела однажды только Лена. И от жутких воспоминаний она невольно сжалась в комок, инстинктивно прячась за плечо Коли.
   Ребятам разом захотелось остановить своего тренера. Они почуяли неладное. Что-то сильно переменилось в поведение Ырынги. Но вопреки их намекам, девушка лишь снова ударила союзницу о древесный ствол.
   - Да как ты смеешь? - сквозь сжатые зубы зашипела Ырынга, и с угрозой впилась в Киру недвижными зрачками, - сделай так еще раз и лишишься руки!
   Но девушка не испугалась. И строго озлобленно смотрела в ответ. Казалось, между ними вот-вот начнут молнии сверкать.
   - Не смей мне угрожать! - рявкнула на нее Кира и отпустила чертовку, - и запугивать меня бесполезно.
   И после этих слов она подошла ближе и просто неожиданно врезала Ырынге по лицу кулаком. Конники остались в шоке. Они затряслись от страха. Глаза воительницы походили на помесь волчицы со змеей и хищной кошкой. Руки ее дрожали от желания убить кого-то. Дыхание было настолько тяжелым, что девушка даже не могла его унять. Она буквально горела от нежелания повиноваться.
   - Я имею право тебе приказывать, - вновь просверлила ее взглядом Кира, - потому что не мы тебя приглашали к себе. А ты сама пришла к нам. Значит, ты ОБЯЗАНА мириться с МОИМИ правилами. И я приказываю тебе не делать ничего, пока я не скажу.
   - Черта с два я буду тебя слушаться, - выплюнула кровь Ырынга, - мутант пыталась меня убить. Я не имела права защититься?
   - Она за целые сутки из всех нас попыталась убить только тебя. По-моему, это подозрительно. И правда явно не на твоей стороне, - вклинилась в их беседу Катя.
   Столько резких мыслей разом всплыли на лице Ырынги. Было видно, как она мечтает расчленить Катю по кусочкам, насладившись ее крикам. Как она медленно прорубает в ней дыры, вырывая глаза заживо. Она могла это сделать. И никто бы ей не помешал.
   Но Кира вновь переключила ее на себя, дав громкую пощечину. Во взгляде Ырынги проснулось искренне недоумение.
   - Ты будешь меня слушаться, - повторила "королева бумажек".
   - По кускам всех порежу, - выругалась воительница.
   И за это получила удар ногой. Конники попытались возмутиться. Это показательное избиение выглядело ужасно. И они никогда не видели, чтобы Кира пользовалась такими методами. Всем стало не по себе. Особенно после того, как они увидели кровь, капающую по разбитым губам Ырынги.
   Но в этот раз она не стала говорить ничего против. И поступила вовсе нелогично, когда дерганным движением сложила руки вместе и изобразила смирение.
   - Черт с тобой, - пророкотала она, - раз не гнушаешься столь подлыми приемами - быть может, все не так уж и потеряно. Вот только крутость свою надо было не на мне срывать, а на девке, что висит сейчас мертвая за моей спиной.
   - Мне виднее, как поступать, - вновь занесла для удара руку Кира.
   Ырынга даже не зажмурилась, хотя удар был нацелен вновь ей в лицо. Однако, "королева бумажек" в последний момент остановилась. Не от страха. Вовсе нет. Просто до нее наконец-то дошло, что дальше гнуть палку не стоит. Тем более на глазах у спортсменов.
   Она опустила кулак вниз. Попыталась унять разъяренное дыхание. Почувствовала, что ей удалось немного отвести душу. Но это все как-то неправильно. Она так никогда раньше не делала.
   - Я устала раз за разом повторять одно и то же, - на выдохе сказала Кира, - это было мое последнее предупреждение. В следующий раз - я тебя просто убью.
   И это прозвучало убедительно. Настолько правдиво, что конники переглянулись. Они ощутили, как сгустился воздух вокруг. И поняли, что это послание наконец-то дошло до разума Ырынги. Она больше не смотрела на Киру, как на избалованную девчонку. А восприняла ее сообщение вполне серьезно.
   Но как только Кира отвернулась и приказала следовать за нею, воительница выразительно смерила взглядом всех зрителей. Она умела говорить глазами. И сейчас все отчетливо прочли ее намек: если кто-то рискнет повторить опыт Киры - их жизнь укоротится вдвое. И за последствия дева отвечать не собиралась.
  
      -- ВИЗГАРД И ЫРЫНГА
  
   - Это как-то неправильно, - волновалась позже Катя. Мы отпустили Киру одну с этой психопаткой?
   - Кто-то должен проследить за ними. Тайно, - согласилась Оля.
   - Боюсь, что "кто-то" уже это делает, - заметил цыганенок, - и это не я почему-то.
   - Не говори загадками, - разозлилась панкуша.
   - Петя свалил, - показал пальцем в сторону детдома Дима.
   У ребят просто отпали челюсти.
   - Идиота кусок! - подорвался Онуфрий, - с его-то силами соваться в отражающую территорию?
   - Это плохо-плохо-плохо! - схватилась за голову Оля, - я за ним!
   - Уж тебя-то там и не хватало вишенкой на торте! - схватила ее за плечо Катя, - хватит паниковать уже! Достали.
   - Давайте я пойду, - неожиданно прозвучал голос Визгарда.
   Ребята в большинстве своем кивнули, соглашаясь с его кандидатурой. Но вот Катя наоборот напряглась.
   - Почему ты вызвался? - удивилась она.
   - Подумай логически: у вас рука не поднимется на эту чертовку, если дойдет до драки. Кто из присутствующих умеет убивать и при этом владеет способностью, которую нельзя отразить? - любезно разъяснил он.
   - Но твою способность можно отразить, - нахмурилась панкуша.
   - Точно так же, как и мою, - кивнул Онуфрий, - в детдоме гарпия покрылась камнем, как только я попытался ее ударить.
   - Да мне пофигу, чем она там покроется, - закатил глаза Визгард, - я, как минимум, смогу ее к чему-нибудь приморозить. А потом уж вы думайте, что делать дальше. Такое объяснение устраивает?
   Катя до последнего боялась отпускать его одного. Но она оглянулась на других и увидела, что конники не горят желанием соваться в детдом. Часть поддалась страху, а второй части это было противопоказано.
   И с тяжелым сердцем панкуша согласилась. Визгард чмокнул ее в губы и обещал вернуться поскорее. Девушка ничего на это не ответила, но лицо ее заметно стало грустнее. И она долго смотрела в спину удаляющемуся парню, нервно сжимая в руках свою футболку.
  
   Ырынга не смогла избежать воспоминаний. Пока она шла в детдом, хищно рассматривая спину Киры, в голову лезли картины прошлого.
   Девушка всю жизнь была странницей. Но в Бойцева она явилась за заработком. Наемницу тогда направили прямым ходом в детдом, чтобы разобралась со странными звуками, пугающими жителей. На тот момент ученые только-только явились в эту местность.
   Но воительница предпочла не выламывать двери, не разобравшись в ситуации. И поэтому спокойно смогла дойти до самого О.А. Местина.
   Разговорившись с ним, Ырынга решила остаться. Ей предложили здесь работу с хорошим пропитанием и крышей над головой. Она всего лишь должна была охранять детдом и следить за тем, чтобы отсюда никто не сбежал.
   А в один прекрасный день девушка наткнулась на Каиру. Маленькая веселенькая девочка, которой на вид было лет шестнадцать. На самом деле ей недавно исполнилось восемнадцать. И на День Рождения отец ничего не подарил.
   - И кто твой отец? - больше из вежливости, чем из интереса, спросила однажды Ырынга.
   - Директор, - многозначительно протянула девчушка, указывая пальцем на дверь кабинета, - Остап Аркадиевич Местин.
   - Большая шишка, - хмыкнула воительница.
   - Занятый сильно, - надулась Каира, - я на него обижена. Он сказал, что подарит мне что-то особенное на совершеннолетие. Сделает на всю жизнь счастливой... но солгал. Но я привыкла к его лжи. Папа никогда не говорит правду.
   - Может быть, он так пытается уберечь тебя от ужасов реальной жизни? - улыбнулась Ырынга.
   Она смотрела на девчушку, как на наивную пустышку. Но в глазах той мелькнул ответный сарказм. Воительница приподняла бровь.
   - О раке он мне тоже ничего не говорил до последнего, - проговорила медленно Каира, - оправдывался при этом так глупо, что я догадалась о болезни раньше, чем мне назвали диагноз. И что может быть ужаснее этой новости? Смерть матери я пережила еще в шесть лет. Но нет же. Папа врет мне до сих пор. По каждой мелочи. По каждой глупости. Этот так раздражает, что я уже издеваться над ним начала.
   - И как же? - рассмеялась от умиления Ырынга.
   - Есть разные способы. От обыкновенных беспричинных истерик до злых розыгрышей и подпиленных ножек стула. Папа, кстати, до сих пор не догадался, кто ему постоянно свинью подкладывает.
   - А хочешь, я подскажу тебе еще несколько интересных розыгрышей? - блеснул недобрым огнем взгляд Ырынги.
   Но Каира не испугалась ее мрачного намека и с радостью согласилась. И не отступилась даже тогда, когда узнала, что ее просят разболтать все секреты детдома. Так Ырынга и узнала о мутантах и странных экспериментах, которые местные ученые ставили на детях.
   Но ей-то бояться было нечего. Девушка не испытывала ни капли сочувствия к жертвам и не стремилась их спасти. Правда оказалась намного скучнее, чем она думала. И поэтому воительница предпочла даже не рассказывать о тайне в деревне. Все равно там ей обещали слишком маленькое вознаграждение.
   Но Каира была не промах. Она все чаще и чаще посещала Ырынгу на посту, делясь с нею разными новостями. Девчушке было откровенно скучно в этом месте. И друзей она тоже не завела. Поэтому единственной отдушиной для умирающего подростка оказалась именно удивительная чужестранка.
   Ырынга тоже со временем прониклась к ней нежными чувствами. И поймала себя на мысли, что Каира выросла очень красивой девчушкой. Верхняя губа чуть тоньше нижней, носик прямой, подбородок острый. Глазки пакостные, как у канализационной крысы. Ну, короче полностью тот типаж, какой обычно нравился Ырынге в партнерах.
   Однако на Каиру она долго не зарилась. Почему-то остерегалась приближаться к дочке своего работодателя. И не из-за перспективы увольнения, а по другим причинам: не хотела оказаться под ножом ученых. Кто знает, как Местин отреагирует на нетрадиционные связи дочери?
   Но вскоре Каира заверила ее, что папа не будет против их дружбы. Да, она не догадалась о намеках Ырынги в этом плане. И воительница не стала раскрывать своего секрета. Просто чего-то выжидала... возможно, ее останавливала мысль о том, что девочка все-таки больна раком. И ее срок не долог.
   Но однажды Каира не явилась на пост Ырынги. Воительница почуяла сердцем, что с девушкой случилось какое-то несчастье. Она не могла так просто дожидаться информации и пошла добывать ее самостоятельно.
   Так Ырынга узнала, что у девочки случился рецидив. Болезнь за одну ночь скосила ее и превратила в мертвенно бледное создание, не похожее на живого человека. Однако Каира еще дышала. И даже приободрилась при виде подруги.
   Воительница долго сидела возле ее койки и слушала странные рассказы, перемешанные с бредом от поднявшейся температуры. И в этот момент внутрь ворвался Местин...
   На присутствие Ырынги он отреагировал более чем неадекватно. Обвинил ее в том, что девушка через его дочь вызнавала секреты детдома. Он ведь до сих пор не догадывался об их отношениях.
   И тут у воительницы включился режим самозащиты. В ее сердце клокотала жажда мести, которую нужно было обязательно утолить. Пока Ырынга не выполнит своего предназначения - она не имела права погибать.
   И девушка заверила мужчину, что не знакома с Каирой лично. Просто проходила мимо и решила заглянуть. Ей показалось, что пациентка умирает. Решила присмотреть, пока не вернутся врачи.
   И хотя Местин не совсем ей верил, он все-таки немного успокоился. И объявил, что Каиру будут лечить особенные медики. Недавно только они изобрели новое лекарство от рака, которое еще не успели испытать ни на ком другом. Так что результат может быть непредсказуемым. Поэтому он попросил Ырынгу удалиться.
   Но при виде тех самых врачей и их лекарства, Каира вдруг взбесилась. Попыталась убежать, кричала, визжала и плакала. Ее схватили и стали привязывать к кровати. У той случилась еще более ужасная истерика. Честно признаться, Ырынга оцепенела при виде этого. Но не могла кинуться на помощь. Боялась выдать себя...
   - Это не лекарство, - исказилось лицо Каиры, - папа! Папочка! Это ведь мутационное средство. Не подвергай меня этим пыткам, умоляю! Что я тебе сделала? Папочка!
   Но мужчина был решителен как никогда. Он делал вид, что не слышал ее криков. А с лица Ырынги схлынула последняя краска. Ей следовало бы уйти сейчас, но она впервые в жизни так зависла, не зная, что предпринять.
   И тут Каира переключилась с отца на верную подругу. И тем самым буквально подставила ее, лишив возможности слинять по-тихому.
   - Мы ведь подруги, Ырынга! Мы ведь словно сестры. Не позволяй им сделать это, Ырынга!
   Чужестранку коробило от всех этих слов, но она держалась. Ученые внимательно всмотрелись в ее блуждающий взгляд.
   - Так вы знакомы или нет? - спросил Местин строже.
   - Нет, - через силу выдавила из себя Ырынга, - девочка просто сильно испугалась и поэтому назвала мое имя. Ведь вы не собираетесь ее спасать.
   - Предательница, - вырвался возглас отчаяния у подопытной, - ты обещала быть всегда рядом!
   "Не надо, Каира, - глазами через боль отвечала воительница, - только не напоминай мне о моих глупых обещаниях". И она тут же отвела взгляд.
   - Можно мне уже идти? - выдавила Ырынга, не разжимая челюсти.
   - Да, вы свободны, - кивнул мужчина.
   И воительница чуть ли не бегом кинулась на выход, закрывая уши, чтоб не слышать криков за спиной. Казалось, ее черствое сердце уже ни на что не откликнется в этой жизни. Но девушка ошибалась. Пыталась обмануть саму себя, но не вышло.
   Из детдома пришлось бежать как можно дальше. Потому что после разыгравшейся сцены Местин в любом случае взялся бы за Ырынгу. Его решение было отстрочено лишь смятением перед своим поступком. Все-таки он верил в то, что делает дочери добро. Никакого лекарства от рака не существовало. Но мутации могли продлить жизнь девочки надолго. Хотя ученые предупреждали его, что она, возможно, изменится до неузнаваемости. Но он решил рискнуть.
   А вот Ырынга не понимала такого предательства. Она вообще агрессивно реагировала на подобные случаи. Скажем так, это была ее больная тема. Ведь сама девушка тоже пережила нечто похожее, отчего и задалась целью мстить.
   Но теперь Ырынге пришлось встать на место человека, разрушившего чьи-то надежды. И от этого ей было очень сильно не по себе. И воительница избегала детдома не из страха быть пойманной. Она не хотела вновь встретиться с Каирой. Чтобы воспоминания не взяли верх и не превратили жестокую наемную убийцу в слюнявую плаксу.
   Но проклятых конников потянуло именно сюда! И когда Ырынга увидела, во что превратилась бедная (некогда возлюбленная) Каира - ее сердце совсем сжалось, изнывая от злости и жалости. Это была не та Каира. А ее подделка, клон. Ужасный монстр, лишенный прежних черт владельца. И благодаря паразиту внешность человека не изменилась и не состарилась ни на йоту. Какая злая шутка!
   Но при этом в голове мутанта хранились еще старые воспоминания, которые всплывали, как споры, разбрасываемые грибами. Каира уже не пропускала их через себя, а просто выдавала, как ненужную информацию.
   И Ырынга наконец-то даровала возлюбленной покой, заколов ее быстро и почти безболезненно. "Больше ты не будешь страдать, - растрогалось нутро девы, - я лучше твоего отца. Я спасла тебя от этого жестокого мира".
  
   Игорь ушел достаточно далеко от детдома, чтобы оказаться на границе измерений. Он планировал перехитрить Петра. Чтобы все-таки выведать все необходимое у богини Оли.
   - Теперь ты в моей голове, - затаив дыхание, объявил юноша, - и кроме нас с тобой никого здесь не будет. Рассказывай быстрее, что произошло между Визгард и ее возлюбленным?
   - А ты настойчив, - судорожно вздохнула дух.
   - Ты в безопасности, - поклялся Игорь, - я специально плелся так далеко, чтобы демон не нашел нас.
   - Ладно, сдаюсь, - и он ощутил ее подступившие слезы, - это было очень страшно. Но лучше я поведаю обо всем по порядку. Чтобы ты имел полное представление о произошедшем. Среди нас была еще одна богиня. Ырынга. Скорее всего, вы о ней никогда не слышали...
   - Стоп, - вдруг опешил парень, - вообще-то мы уже давно странствуем вместе с некоей девушкой по имени Ырынга. От самого города. Разве я вам о ней так и не сказал?
   - Она ни разу не попалась нам на глаза, - удивленно ответила Оля.
   - Странно даже. Она столько шуму натворила... - задумчиво нахмурился Игорь, - но какое отношение она имеет к моему вопросу?
   - Самое прямое, - стал крепче голос богини, - раз вы знакомы с носителем богини - то тебе будет проще представить, что происходило среди нас.
   И Оля подарила ему свои воспоминания, в которые парень окунулся, словно в воду. Он увидел все собственными глазами.
  
   - Кира! Кира-Кира-Кира, деточка, - Ырынга подскочила к девушке, обхватив ее за руки, - у меня для тебя такая находка есть!
   - Нет, лучше идем со мной, - вцепилась в человека с другой стороны Оля.
   - Отстань, - обиженно дернула подругу на себя воительница.
   - Нет, это ты отстань, - надула губы электровеник.
   - Стойте-стойте, - со смехом упрашивала Кира, - вы чего такие заводные сегодня?
   - Потому что у нас находка! - хором выпалили богини и обняли ее покрепче, - только с разных сторон. Она огромная. Тебе понравится.
   На деле это оказался кит. У девушки даже челюсть отвисла. Богини остались в восторге.
   - Это я его нашла! - похвасталась Оля.
   - А я убила, - призналась с улыбкой Ырынга.
   - Жалко немного, - протянула Кира и тут же проглотила слюну, - но есть хочется сильнее. Давайте разделаем и зажарим его!
   Боги с радостью согласились.
   Ырынга была гибкой юной девчонкой с короткими волосами и красивыми дерзкими глазами. Бойкая, энергичная и задорная. Не то, что ее носительница. Хотя во внешности между ними можно найти много общего.
   Пока все дружно занимались приготовлением пищи для Киры, Визгард стояла неподалеку, любуясь Игорем. Он был высоким, как и все остальные. Статным и немного странным. Разговаривал частенько сам с собой. Но богиня, похоже, уже давно к этому привыкла.
   - Какое эго сегодня со мной? - ласково провела рукой по его плечу Визгард.
   - Без разницы. Ведь остальные двадцать тоже тебя любят, - улыбнулся тот.
   - Ах, кажется, я поняла. Маракош? - девушка поцеловала его за ушком, - я скучала.
   Он от умиления зажмурился, как кот. Бог был многоликим. И у каждой личности существовало собственное имя. Но всех их объединяла общая симпатия к этой ледяной богине, сочетающей в себе холодность и привязанность.
   А она, в свою очередь, обожала всех этих духов внутри одного тела. И почти всегда безошибочно угадывала их.
   Но среди всей этой толпы существовал все-таки центральный персонаж, который лично регулировал время пребывания "семьи" на воле. Это и был сам Игорь.
   Именно в него влюбилась Визгард поначалу. И через него познакомилась с остальными. Центральный бог был вдумчивым, медлительным и очень любил пофилософствовать о разной ерунде. Его неспешный темперамент совпадал с характером богини. Поэтому они часто сидели вместе и часами ничего не говорили. Им достаточно было ощущать ауры друг друга, чтобы испытать истинное счастье.
   Но в этот раз их потревожили незваные гости. Ырынга с хохотушкой Катей выскочили на безлюдный берег и невзначай налетели на старых знакомых.
   - Вы меня достали, - огрызнулась на них Визгард, - идите целоваться в другое место!
   - Здесь занято, - по-кошачьи вальяжно протянул Игорь (или один из его лиц).
   - Прошу прощения, исправимся! - подняла ручки рыжая богиня.
   Она озорно подмигнула Ырынге и потянула ее дальше. Девушки встречались. И никого не коробило от их отношений. Катя вообще пару раз намекала Кире на то, что не имеет пола. Но все-таки внешне и по повадкам она больше походила на женщину.
   Поэтому человек иногда возмущался, если видел их нежности у всех на глазах. Но она не могла противиться столь сильным чувствам.
   Однако сегодня богини планировали совсем иное. Ырынга занималась растяжкой, а Катя ей в этом помогала. Где-то что-то держала, тянула или заламывала. А иногда и просто страховала.
   - Эх, жаль, ты не годишься для сражений, - в конце тренировки посетовала воительница.
   - Тебе Петра не хватает? - хмыкнула та, - ты разве хочешь меня побить?
   - Не задавай так много вопросов, - коснулась пальцем ее губ Ырынга и поцеловала следом, - завтра утром как раз у нас с Петром поединок. Жду не дождусь.
   - Ты, кстати, заметила, что он с Кирой сделал? Она совсем поникла, - взгрустнула вдруг собеседница.
   - Да, быть игрушкой демона нелегко, - подперла подбородок кулаком дева, - но что поделать?
   - Ты не понимаешь, к чему я клоню, - качнула головой Катя, - он заберет ее душу. Однозначно сделает это. Она не сможет сопротивляться.
   - Ну, я уже не волнуюсь об этом. Меня больше беспокоит ее здоровье. Бедняга сильно сдала, - Ырынга стала разглядывать какой-то красивый камешек, - я очень хотела бы помочь ей по-дружески. Но Кира отвергает все попытки.
   - Меня тоже волнует ее состояние. Как будто заболела, - Катя сладко потянулась, - Зина обещала сегодня ее исследовать. Пойду перед сном попробую узнать подробности.
   - Беги, любовь моя, - ласково погладила ее пальцы воительница, - а я еще немного потренируюсь.
   - Я все равно потом тебе все расскажу. Так что тренируйся с чистым сердцем, - махнула ручкой на прощание собеседница.
  
   На следующий день Ырынга вся дрожала от волнения. Она не могла удержаться от радости, наполняющей ее тело.
   - Ты должна быть благодарно за то, что я рискую ради такой ерунды, - ходил из стороны в сторону Петр.
   - Рискуешь? Не смеши меня, - задергалась сильнее юная дева, - воевать с тобой непросто из-за гадких уникальных способностей. Ты можешь не растворяться в воздухе и не исчезать на месте?
   - Ну, уж, дорогуша, - рассмеялся он, - поддаваться я не собираюсь. Привыкай к тому, что на твоем пути разные противники могут попасться.
   И он с чувством собственного достоинства достал из-за спины двухметровый меч, блеснувший серебром на солнце. Единственный риск, о котором говорил демон - это удивительная память Ырынги на чужой стиль битвы. Она могла идеально скопировать движения во время боя, но забывала их уже через час. Однако воительница могла запомнить и выучить позже некоторые элементы врага. И добавляла их в свою копилку навыков.
   Вот этого и не хотел допустить Петр. Все-таки ему было спокойнее знать, что его секреты никому не достанутся. Но в этот раз почему-то решил сделать исключение.
   Увидев команду к старту, Ырынга взбудоражено вздохнула и достала свой меч. Он был не меньше. Потому что она так захотела. Могла трансформировать оружие во что угодно по своему желанию.
   И соперники сцепились взглядами. Петр пошел по кругу, прицениваясь к мощи врага. Ырынга же пыталась догадаться, куда он нанесет первый удар. Она стала двигаться в противоположную сторону, изучая его жесты. Рука была по-прежнему стальной...
   И вдруг девушка кинулась вперед, нанеся первый дар. Это была неожиданная смена тактики. Но Петр успел поставить блок мечом.
   Звон, искры, стремительные наступательные движения. Ырынга наседала на врага так сильно, что он мог только отходить. Но после очередного отражения удара лезвие с визгом кинулось на соперницу. И она умудрилась отскочить от него в самый последний момент.
   Жало продолжало свистеть и играть на ветру. Но девушка не убегала, а продолжала искать слабые места в технике соперника. Затем вновь ринулась вперед, вправо, перекатилась через плечо, избежала смертельного удара и просто вдарила ногой ему в лицо...
   Но не дотянулась. Враг испарился.
   - Опять ты за свое! - зарычала Ырынга, схватив меч обеими руками, - давай будем считать твои исчезновения проигрышем. Ведь если бы не побег - я бы тебя зацепила. Разве нет?
   - Вовсе нет, - прошелестели листья.
   И в последнюю секунду Ырынга успела закрыться мечом от стального укуса его оружия. Времени на раздумья демон не оставлял. Дрался в полную силу и каждый следующий удар мог стать последним.
   Но в какой-то момент девушка смогла отпрыгнуть на достаточное расстояние, чтобы перевести дух... и встать в ту самую позу, которую скопировала у Петра. Он ухмыльнулся.
   - Не так-то просто сражаться с непредсказуемым врагом, не так ли? - проговорил демон, вновь заходя с боку, - я вижу, ты уже переняла мой стиль. Думаешь, ты видела достаточно?
   - Надеюсь на это, - выпалила Ырынга и вновь пошла в атаку.
   Они снова взвились в танце, прыгая, наступая, отходя назад, кувыркаясь и отбивая оружие. В округе даже птицы замолчали, испугавшись столь яростной борьбы.
   Но после очередного сальто Ырынга вдруг ощутила хлипкую опору под ногами. Бегло глянула вниз и увидела, что оказалась на бревне, поваленном через крупный овраг.
   - Вот это номер, - саркастически пропел Петр и пошел ей навстречу, - а как тебе неустойчивая поверхность?
   Он шел вперед так уверенно, будто бревно ни капли не качалось. Равновесие у демона было не хуже, чем у кошки.
   Ырынга хоть и была хороша в своем деле, но шаталась все-таки больше. Однако она была уверена, что лишняя амплитуда ей не помешает. И девушка выдавила страстную улыбку, все больше поддаваясь азарту.
   - Мне нормально, а тебе? - сладко пропела она и кинулась на врага.
   Атаковала, как чокнутая ласточка. Заставляла его отступать, уворачиваться и перепрыгивать с места на место. Пару раз и он заставил ее попотеть. Срезал в двух местах волосы. Хмыкнул. Занес руку для удара по хребту. Угодил в бревно. Над ухом свистнуло ее лезвие. Он с разворота рубанул воздух кругом. Девушка проскользнула под бревном и благодаря растяжке запрыгнула обратно.
   Она была так пластична, что превратила столь неудобную поверхность в нового помощника. Пользовалась формой платформы на все сто процентов, нанося неожиданные удары то спереди, то сзади. И, в конце концов, Петр понял, что пора с нею кончать.
   После очередного удара вновь растворился в воздухе. Но, не потому что оказался в ловушке, а потому что задумал подлость. И Ырынга бегом кинулась обратно на землю, пока ей не подложили свинью. Вырвалась на ровную поляну и стала кружить вокруг себя, ожидая врага с любой стороны. В войне с Петром она больше ничему не удивлялась и не искала правды.
   И тут он спрыгнул на нее откуда-то сверху, ударившись мечом в траву. Девушка успела отпрыгнуть, но тут ее подкинуло вверх с такой силой, будто под ногами бомба взорвалась. Затем последовал еще один удар в спину. Она вскрикнула от боли, но нельзя было терять бдительность. И воительница как-то нашла в себе силы, чтобы оттолкнуться от взмывшего в небо камня.
   Оказавшись на ногах, Ырынга увидела, что демон воспользовался силой землетрясения. Вот это уже был целиком нечестный бой.
   - Не ищи правду в реальной жизни, - наставительно ответил на ее возмущенный взгляд демон, - иначе тебя быстро прикончат.
   И он сделал еле заметное движение пальцами, заставив соперницу вновь побегать... со сломанным ребром. Вздохнуть-то было невыносимо тяжело, а от такого бега в глазах и вовсе помутнело. И девушка потеряла сознание так быстро, как не успела заметить сама.
   Петр выждал некоторое время. Убедился, что она не симулирует. Подошел и взял ее за шкирку одежды. И вместо того, чтобы остановить поединок, направился вновь к оврагу.
   Но в какое-то мгновение Ырынга вернулась в сознание и в бреду поняла, что ее куда-то тащат. Что происходит? - она уже плохо соображала. Но обострившееся чувство самозащиты заставило воительницу вырваться из захвата.
   Петр вдруг ощутил, что в его руке заметно полегчало. Оглянулся и увидел, что в пальцах остался только кусок материи. А сама девушка стояла поодаль и тяжело дышала, держась рукой за сломанное ребро. Она была бледной и потной. Еле держалась на ногах. Но все-таки сбежала!
   - А ты молодец, - одобрительно хмыкнул Петр и двинулся вновь на нее.
   Ырынга испуганно отшатнулась, но... он уже не нападал. А протягивал руку. И девушка сжала его пальцами в ответ. На этом бой закончился.
   - Все-таки мне тебя не победить, - грустно заметила дева чуть позже.
   Они уже перебинтовали ей бок. Зина потом вылечит. А сейчас можно сесть и разобрать свои ошибки.
   - В честном бою у тебя были шансы. Но такие же мизерные, - ответил Петр.
   - Мизерные?! Да я несколько раз почти дотянулась до тебя, если бы не эти фокусы! - разозлилась она.
   - Просто я не хочу, чтобы ты выучила мой настоящий стиль, - серьезно проговорил демон, - я не хочу так подставлять свою спину.
   - Да брось ты! Я ведь не собираюсь тебя убивать, - удивленно расширились глаза Ырынги, - мы столько лет все путешествуем вместе. Уже почти друзья.
   - Друзья... - рассмеялся Петр ядовито, - какое глупое бессмысленное слово. Твои друзья тебя однажды предадут. Помяни мое слово.
   - С каких это пор ты предсказываешь? - недовольно нахмурилась дева.
   - Ни с каких. Я и не умею. А вот Катя может. Это она мне сказала по секрету. Да только я секреты хранить не умею, - ухмылялся он.
   Ырынга была в шоке. Она любила Катю, доверяла ей. Они были очень близки. Но девушка ничего подобного ей не рассказывала. Почему?
   - Наверное, она пыталась тебя уберечь, - подлил масла в огонь Петр.
   - Я поговорю с нею, - грустно пробормотала Ырынга.
   - Не обожгись о правду, - нравоучительно сказал демон и помог девушке подняться, - не спрашивай того, чего не хочешь знать.
   Воительница нехотя кивнула. И пока она шла с грустными мыслями к богам, ее решительность все больше таяла.
  
   Ырынга обожала всех, с кем проводила время. Она была неуравновешенной, страстной и даже бешенной, если ее друзей кто-то обижал. Часто совершала глупости, защищая их.
   Ее преданность граничила с помешательством. И она не признавала свою жестокость. Считала свои методы нормальными.
   Однако Петр все настойчивее совращал ее разум, пытаясь настроить против своих же. Делал это на каждой тренировке. Но девушка не принимала его всерьез и называла эти сплетни глупостью. Просто не хотела верить в пессимизм демона и продолжала дарить всю себя любимым богам.
   - У меня для вас новость, - вечером объявила богиня Зина и взглянула на подавленную Киру, - наш человек теперь беременный. Двойней.
   - Что?! От кого? Неужели от него... - загудели пораженно боги и уставились на девушку.
   Фраза "наш человек" коробила слух. Но в данной ситуации отражала суть проблемы. Кира забеременела от Петра. И Зина узнала об этом, когда решила исследовать причину ухудшения ее здоровья.
   - Интересно, означает ли это, что теперь она точно принадлежит ему? - недовольно проворчала позже Ирина.
   - Я не понимаю, почему тебя это бесит? - заступилась за подругу Ырынга.
   - Потому что тебя не спросили, - огрызнулась богиня.
   Воительница и вправду вспыхнула. Но между ними вовремя встала Катя. Она уговорила девушек не драться и вклинилась в их разговор.
   - Нехорошо все-таки, если Петр поработит Киру. Он делает это против ее желания, - объяснила она Ырынге.
   - А что мы можем? - развела руками воительница, - отговорки ведь не помогают. Да и не вижу я, чтоб она особо ему сопротивлялась. Может, все-таки любит?
   - Это возможно. Но лишь в том случае, если у нее куриные мозги, - вновь выругалась Ирина и тяжело вздохнула, - это ужасно. Я что-то совсем из себя вышла.
   - Во-во, - поддакнула Нина, которая до сих пор сидела рядом молча.
   - Просто я очень люблю Киру как друга. И мне больно видеть, что этот гад с нею делает. Она не может ему сопротивляться. Вы все знаете, на что способен Петр. Если он хочет чего-то достичь - то идет на любую гадость. Играет на слабостях. Угрожает или подкупает. Но это нечестная игра. И Кира погибнет, поддавшись ему.
   - Полностью с тобой согласна. Но разве мы можем что-нибудь изменить? - включилась в разговор подоспевшая Оля, - и вообще как могут дети повлиять на ее выбор? Не обязательно любить отца, чтобы вынашивать его детей.
   Ырынга удивленно подняла бровь и переглянулась с Катей. Такие разговоры вызывали у них лишь отвращение. Но Оля была серьезна как никогда. И тут уже включилась Визгард, которая считала совершенно иначе.
   И так богини развели чисто женские разговоры о материнстве, которого никто из них никогда в жизни не ощутит. Все-таки рожать умеют только люди. Поэтому боги завидовали Кире. Хоть двойня у нее и от демона.
  
   Но утром их планы нарушила гадкая случайность. Если только это нападение можно было назвать случайностью. Все боги очнулись вовремя лишь благодаря крикам Киры.
   Петр успел разбудить ее за секунды до начала кровопролития. Однако вместо тихого побега девушка бросилась спасать друзей. И когда боги пробудились - то к своему ужасу увидели огромный отряд демонов и чертей, подкрадывающихся в тени к своим жертвам.
   Завязалась битва. Врагов с каждой минутой становилось все больше и больше. И это было странно, ведь до сих пор на защитников Киры нападали только прислужники Единого. А тут его прямые враги...
   Ырынга увидела, что Катю оттесняют к реке и кинулась навстречу. Но та ловко избежала челюстей монстра и позволила Ирине защитить себя. А когда увидела возлюбленную - то очень сильно возмутилась.
   - Защищай Киру! - крикнула она издалека.
   - Ты не умеешь драться, - отчаянно выпалила воительница.
   - Она тоже. И ее жизнь важнее моей, - серьезно заявила Катя, - сделай это ради меня. Спаси Киру. А я продержусь.
   Ырынгу разрывало на части. Врагов было слишком много! Она не успевала даже себя защитить, не говоря уж о других. Но времени на раздумья, как всегда не было. И девушка бросилась обратно в сторону человека, как ее и попросили.
   Но пока она пробивалась сквозь свору врагов, сама едва не распрощалась с жизнью дважды. "Петр был прав, - отчаянно размахивала мечом Ырынга, - нет тварей подлее демонов. Они пускают в ход все свои умения. Честного боя от них не дождешься". И только благодаря тренировкам учителя девушка дважды спаслась.
   И тут за спиной она услышала крик...
   Сердце подскочило и резко ухнуло вниз. Развернувшись, Ырынга увидела то, чего боялась больше всего на свете...
   Катя безжизненно повисла на когтистой лапе гигантского демона с птичьим лицом. Он вытягивал из нее жизнь лапой и мощнейшие удары Ирины и Онуфрия его не останавливали. Ему было просто плевать. И ужаснее того, чудовище вцепилось в руку клона Олега. И клон стал рассыпаться на части, как от кислоты.
   - Он бессмертный что ли?
   - Бегите!
   - Не приближайтесь к нему!
   - Катя! Спасите ее!
   Глаза Ырынги затмила пелена. Она кинулась как обезумевшая сквозь толпы чудовищ, которые били ее, швыряли в сторону, полосовали когтями по лицу и хватали зубами за ноги. Девушка собрала на себе слишком большую кучу монстров и уже не могла даже ползти. И рвалась вперед, как обезумевшая лошадь, не видящая ничего вокруг.
   - Ырынга, соберись! - появился рядом Петр, разбросав врагов в стороны, - ты совсем ослепла?
   Девушка не ответила. Даже не поблагодарила за помощь. Она просто поднялась на кровоточащие ноги и продолжила бежать.
   - Не приближайся к этому демону, - крикнул ей вслед Петр, - он тебе не по зубам! Остановите ее, кто может. Иначе умрет следом за Катей.
   "Нет! Она не умерла... - билась в голове мысль Ырынги, - она будет жить!". Но резко побелевшая кожа на руках возлюбленной говорила об обратном. Только вот воительница верить в это не хотела. Боль пронзила ее сердце с такой силой, что даже плакать было страшно. Невыносимо, мучительно...
   - Я убью тебя-я-я-я! - занесла свой меч Ырынга.
   Монстр смотрел на ее приближение безразличным взглядом и с готовностью вытянул лапу вперед. Труп жертвы выкинул в реку, даже не обернувшись. Просто вышвырнул, как мусор. И она поплыла. У всех на глазах ее подхватили волны...
   - Не дури! - на ходу перехватил Ырынгу Игорь, - оставь его Петру. За Катей полетела Ира...
   - Отпусти меня, - заорала в истерике дева.
   - Остынь!
   - Умри тогда вместе с этой тварью, - обернулась к нему разъяренная воительница и резко устремила меч вперед...
   И она даже полностью не осознала, что натворила. И, честно говоря, даже не пожалела об этом. Бог смотрел на нее такими глазами, будто не верил, что она сделал это. Он доверял ей... также как и остальные.
   Но Ырынга в порыве жажды крови вогнала меч еще глубже и выместила всю ненависть не на того...
   А где-то в стороне закричала от боли Визгард. Да и многие другие боги увидели эту ужасную сцену, онемев до оцепенения.
   - Ырынга...
   - Что ты сделала? - завопила в исступлении Кира и швырнула со всей силы Ырынгу в огромный камень.
   У той что-то хрустнуло, и брызнули капли крови. Но девушка попыталась вырваться из телекинеза и устремила дикий взгляд на человека.
   - Отпусти меня, если не хочешь сдохнуть вместе с ним! - зарычала она, - предатели! Вы все предатели! Вы не защитили ее!
   - О нет... - упала на тело Игоря Визгард, - живи-живи! Не умирай так, Игорь!
   У Киры голова раскалывалась. Словами не передать то, что сейчас происходило внутри нее. Назвать это шоком - слишком мягко выразиться.
   Демон, убивший Катю, решил, что ему хватит одной богини и потому немедленно испарился. Следом за ним стали разбегаться и мелкие черти. А защитники Киры упали на землю, умирая от усталости и криков. От вспыхнувшей ненависти и эмоционального кровопролития.
   Что с ними произошло? Что стало?
   - Где Зина?
   - С Катей...
   - Сюда ее быстро! - заорала не своим голосом Визгард.
   - Она не может так быстро, - пискнула Олеся.
   Коля пронесся на всех парах в нужном направлении. Все-таки им приходилось сражаться на большой территории и поэтому боги рассыпались на огромное расстояние друг от друга. Никто не знал, что так выйдет...
   Но даже когда Зина кинулась к Игорю, она ничего не смогла поделать. И только руки дрожали от бессилия и бесчеловечных завываний ледяной девы.
   - Я не могу оживить их, - обреченно выпалила она, раз за разом пытаясь что-то сделать, - только человека реально возродить в первые минуты. Пока душа не покинула тело. А у богов нет души. Они просто умирают... но убить бога может только равный.
   - Только не говори, что ты... - задрожали губы Киры.
   - Я не могу возродить их обоих! - повторила на все поле богиня, - это не в моих силах! Извините...
   И она забилась в конвульсиях, уткнувшись лицом в тело Игоря. И только сейчас над этим местом взвился дух смерти. Осознания того, что ты больше кого-то не увидишь... что это навсегда.
   Визгард уже не плакала. Но была как будто насквозь пронзенная. Она не хотели верить в это. Только не сейчас. Не так быстро... она не готова.
   - Катя... - повесила голову с всхлипами Ырынга.
   - Ты вечно думаешь только о себе! - мгновенно взвилась дьяволица Визгард и вбила воительницу льдом в те же скалы.
   - Визгард, стой! - кинулась ей на руки Кира.
   Но богиня все равно сделала то, что планировала. Она почти целиком заковала Ырынгу в лед. И вместо ужаса в глазах увидела только ненависть. Настолько сильную и черную, какую испытываешь к врагам...
   - Предатели, предатели... - ядом лились слова Ырынги, - вот вы, значит, как поступаете... вы пользовались мною. Как идеальным оружием. Но не задумывались, что у оружия тоже могут быть чувства...
   - Ты убила Игоря, - выплевывала каждое слово Визгард.
   - После того, как вы со мной поступили... - воительница просверлила ее мертвым взглядом, - я бы сделала это еще раз. И теперь больше - я хочу убить каждого из вас. Разрезать по кусочкам. Заставить вас страдать точно также, как страдала Катя...
   - Умри, - сладко пропела Визгард и закончила начатое.
   И никто не смог ей помещать. То ли побоялись, то ли посчитали решение справедливым. И только Кира застыла с гримасой немого крика. А затем ее глаза закатились, и девушка медленно просела.
   Ее успел подхватить на руки Петр. Он как всегда оказался в нужном месте в нужное время. И увидев всю ситуацию со стороны, не выразил никаких эмоций. Сделал вид, что его это вообще не касается. Беспрепятственно обошел насладившуюся местью Визгард, и исчез где-то вдали с Кирой на руках.
   Всеми овладело странное чувство равнодушия к судьбе человека...
   Они только что убили Ырынгу. Свою самую верную и любящую напарницу. Как это произошло? Почему она напала на своих же?
   Столько вопросов и ни одного ответа. И боги просто рассыпались обратно по поляне, давясь горестными эмоциями, мечтая забыть этот ужас. Почему столь могущественные создания так легко попали в ловушку и потеряли своих друзей?
  
      -- СУДЬБЫ ПОВТОРЯЮТСЯ?
  
   - Лед Визгард невозможно растопить без ее желания. Он необычный, - заключила в конце дух Оля, - поэтому можно считать, что она тоже убила собрата. Но уж точно не Игоря, как тебе пытался внушить Петр.
   Юноша уже и сам понял, как сильно он ошибался. И мысли в голове путались. Хотелось тут же призвать к себе Визгард, упасть перед нею ниц и признать себя полным идиотом. Но Игорь воздержался.
   - Ырынга получила по заслугам, - холодно заметил он, - хоть я и считал себя пацифистом.
   - Многие так думали, но... - богиня жалобно обняла себя за плечи, - я знала ее очень хорошо. Мы долго дружили. Я не верю, что она действительно нас ненавидит. Да, она была глупой и вспыльчивой...
   - Настолько, что убила собрата, - зло перебил ее парень.
   - Но она все равно любила нас! Ты не знаешь, сколько раз Ырынга рисковала, спасая наши шкуры, - вдруг разозлилась Оля и зашипела над самым ухом Игоря, - почему вы люди даете второй шанс животным после совершения ошибок, но с ходу казните друг друга? Даже детям вы позволяете делать то, за что взрослого человека посадите в тюрьму. Лично я не вижу в этом логики!
   - Она. Убила. Собрата, - жестоко повторил юноша, - и если бы нечто подобное сделал Тимка - я бы поступил, как Визгард. Хотя он мне очень хороший друг.
   - Ох, ты просто оправдываешь свою возлюбленную, - взмахнула руками Оля, - вы с нею действительно одного поля ягоды! Только вот скажи мне: чем кровавая месть Визгард лучше страстной любви Ырынги? Разве есть более справедливое убийство или менее справедливое?
   - Извини, но давай останемся каждый при своем мнении. Я не настроен спорить, - раздраженно отмахнулся Игорь, - тем более у нас нет на это времени. Если наша Ырынга полностью подчиняется воле своей богини - то она опасна для Киры и может причинить ей вред. Я обязан как можно скорее рассказать обо всем Кате.
   И он хотел на этом отпустить богиню. Но ощутил какой-то ком в ее груди. Что-то недосказанное. Обидное.
   Юноша понял, что не может вот так просто оборвать разговор. И на пару минут все-таки остановился.
   - Халва говорила мне, что вы с Визгард тоже были хорошими подругами, - дошло вдруг до него, - и ты при этом не пытаешься ее защищать?
   - Я за здравый смысл, а не за слепую преданность, - скрипнула зубами дух, - потому что я повидала многое. И поняла, что убивает именно преданность. Но мне нелегко наговаривать на Визгард, защищая Ырынгу. Они обе поступили неправильно. Однако... тебе не понять мою боль. Они обе были моими лучшими подругами.
   И она исчезла. Оставила какой-то неприятный осадок на душе юноши. Он ощутил, как отяжелела его голова, и он даже подпер ее рукой.
   Нужно идти к Кате. Однако теперь это решение давалось ему не так легко. Ведь придется поставить под угрозу жизнь богини Оли. Но нужно действовать немедленно. Кире грозит опасность.
  
   Когда он выложил панкуше все, что узнал, девушка осталась в ужасе. Ее и так гложили сомнения по поводу того, что Визгард направился следом за Петей, а теперь Катя и вовсе потеряла лицо.
   - Срочно, вызывай его богиню, - накинулась она на Игоря, - пускай вернет его обратно! Или защитит хотя бы. Визгард не знает, с чем имеет дело.
   - Он достаточно серьезно подошел к данному вопросу, насколько я помню, - немного покоробило Игоря, - но я сделаю это. Все-таки богиня могла нашептать хозяйке...
   И тут его сознание словно пуля пронзила. Парень неожиданно замолчал и призадумался. Тренер была раздражена. Она требовала объяснений. Но юноша не торопился с выводами.
   - Что-то не сходится, - вдруг проговорил он.
   - Да о чем ты? Давай уже быстрее, - поторопила его Оля, присутствовавшая при разговоре.
   - Твоя богиня клялась, что лед Визгард нельзя растопить без ее согласия. То есть Ырынга должны быть мертва, - медленно говорил Игорь, - но наша Ырынга убеждала нас, что до сих пор имеет связь со своим духом. От которого и узнала всю историю старого пантеона. А значит - возникает множество вопросов: как выжила Ырынга? И если она все-таки не выжила - то кто, тогда, наша мечница?
   Эта информация посеяла еще большую панику в глазах присутствующих. Катя только положила руку на плечо парня и сухо повторила "вызывай Визгард". Тут уж спорить бесполезно.
   У Игоря от волнения даже ладони вспотели. Он так давно не делал этого. Но теперь появился хороший повод для новой встречи. "Ну, здравствуй", - сладко екнуло сердце юноши, когда перед ним вновь выросла высокая фигура ледяной королевы.
   Игорь помнил, как смотрел на Визгард снизу вверх. Теперь же он дорос до нее и мог смотреть прямо в глаза. Обратил на это внимание лишь недавно.
   Юноша подошел ближе и с издевкой салютовал приветствие. Она выглядела по-прежнему неприступной, хотя на его жест отреагировала раздраженным подергиванием глаза.
   - Надо же. Я расту, а ты все не взрослеешь, - усмехнулся он, - как удобно.
   - С чего бы мне взрослеть? Я же дух, - язвительно проговорила она.
   - Я знаю, - вдруг смягчились интонации Игоря, и он без спроса заключил ее в свои объятия, - как же мне тебя не хватало. Теперь ни за что не пущу.
   Глаза девушки расширились вдвое, и она рванула, было, из его рук. Но юноша крепко держал. Богине было бы легко высвободиться, но она почему-то задержалась.
   - Ты играешь с огнем, - прошептала призрак недовольно, - и почему это ты вздумал распускать руки?
   - Я играю не с огнем уж точно, - рассмеялся он, сжимая ее с любовью, - ты все-таки ледяная. А если серьезно - то богиня Оля мне все рассказала. Про то, что случилось у вас...
   И он позволил ей на мгновение отстраниться. Глаза девушки были такими одновременно испуганными и грустными, что она потеряла все свое неприступное величие.
   Визгард выглядела несчастной и нуждающейся в помощи. Сердце Игоря сжалось, и он опять попытался притянуть ее к себе. Но в этот раз девушка сопротивлялась.
   - Ей не стоило этого делать, - отпрянула богиня.
   - Она осознавала риск, - сказал парень, - и мы не позволим никому больше погибнуть. Я обещаю тебе.
   - Нет. Вы ничего не сможете поделать, - в глазах Визгард стояли слезы непрошедшей боли.
   - Послушай. Чего ей бояться? Ведь если мы повторяем судьбы богов - то Оле ничего не грозит... - и тут он осекся.
   Игорь запоздало понял, что вместо слов облегчения подлил масла в огонь. Те муки прошлого, которые всколыхнулись в Визгард сейчас, подкрепились еще и страхом за него.
   И бедняга совсем расклеилась. Из глаз потек целый град, разбивающийся с тихим звоном где-то у пола. Она тряслась от напряжения, которое так долго росло в ее душе. И, в конце концов, закричала так громко, что напугала свидетелей драмы. Да даже Игорь опешил.
   - Не ходи! Не ходи никуда! - кричала девушка в исступлении и бросилась ему в ноги, - ради меня останься! Я не пущу тебя. Нет! Никуда больше не пущу. Не хочу, чтобы это повторилось снова...
   - Визгард, - дрогнул от нежности его голос, - ну что ты? Я с тобой. Я никуда не поеду.
   Игорь присел рядом на корточки. А она продолжала разрываться и трястись от горя, словно в душе бомба разорвалась.
   Тревога богини тронула и Катю. Девушка не могла выдержать такого яркого проявления чужой трагедии и поэтому отвернулась. Она места себе не находила. И в сердце затаился страх.
   - Давайте я поеду, - вызвалась Оля.
   - С чего бы? - хмуро покосилась на нее панкуша.
   - Ты прекрасно знаешь, почему, - дерзко ответила подруга, - ты тоже в зоне риска. Вы с Игорем приблизились к тому возрасту, когда все может произойти. Нельзя рисковать.
   - А не может так получиться, что вместо нас ты пострадаешь? - нахмурилась Катя, - мы вроде бы договорились отправить одну Визгард на подмогу ее подопечному. И я не хочу рисковать тобой.
   - Да что мне станется? Ты же видела, какой я везунчик, - с улыбкой фыркнула Оля, прикидываясь беспечной дурочкой, - к тому же не на войну я иду. Там всего одна мечница будет. А я умею превращаться в сгусток электричества. Да и Вася со мной всегда. В беду не отдаст. Ну, так что?
   В лице Кати читалась печать смерти. Она уже начала мириться с мыслью, что ее постигнет грустная участь. Друзья лишь отсрочивают тот день...
   - Ладно, - через силу выдавила она, - езжай. Но будь осторожна. Никакой самодеятельности...
   - Да знаю я все. Не паникуй, - небрежно перебила ее подруга, - ждите меня через сутки.
   Она бегло помахала ручкой и отправилась к своему коню.
   Что с нею могло произойти? Главное сейчас - держать Катю с Игорем подальше от Ырынги. И Оля решила, что остальные в безопасности. Даже Кира.
   - Ты очень самоуверенна, - упрекнул ее Вальс.
   - Да нет, - беспечно пожала плечами блондинка и села в седло, - ты разве не чувствуешь, что у меня даже ноги дрожат?
   - Зачем тогда одна напросилась? - с укоризной спросил он.
   - Как же одна? Ты ведь со мной, - похлопала она коня по шее.
   - Ты хоть помнишь, как нужно превращаться в сгусток энергии? - недовольно фырчал жеребец, двинувшись вперед.
   Девушка отрицательно покачала головой. По правде говоря, она давно не практиковала этот прием. И поэтому забыла, как он делается.
   Вася был жутко недоволен. Но он не мог не повиноваться. И решил, что чем быстрее они нагонят Визгарда - тем безопаснее будет охотиться на воительницу.
   Однако чем больше они приближались к детдому, тем больше возрастала тревога. Что-то должно было произойти. Что-то плохое. И даже вечно безумная Оля не могла отвязаться от этой мысли...
   - Послушай, - вдруг заговорила она мрачно, - ты ведь никогда меня не бросишь?
   - О чем ты? - удивился Вальс.
   - Ну... если вдруг я стану инвалидом или чем-то вроде того...
   - Не нравятся мне эти разговоры. Но будь спокойна. Не брошу. И в обиду не дам! - горячо заверил ее Вася.
   - Я рада, - выдохнула Оля, - просто я так нервничаю, что уже не знаю, на что отвлечься. И мысли все теперь возвращаются к нам с тобой. Хочется, чтобы эти постоянные переезды поскорее закончились.
   - Мне тоже, - кивнул он.
   - Но и ты будь во мне уверен, - потрепала она коня по гриве, - я тебя ни в жизни не брошу. Честно-честно. Я даже душу готова продать ради тебя. Впервые говорю подобное парню.
   И она судорожно вздохнула. Вальс все с большим удивлением слушал ее, не отворачивая ушей. Его тоже стали переполнять нежные чувства, граничащие с ревностной паранойей. Хотелось излить чувства в ответ. Но это было так неуместно здесь...
   Но вдруг он ощутил неожиданную легкость на спине. А Оля так резко врезалась во что-то лицом, что не успела даже охнуть. Повисла над землей, оказавшись без коня. Все произошло настолько быстро и неожиданно, что сердце не успело взбеситься. А перед лицом ОН.
   - Если я не ослышался, то ты поклялась продать душу за своего любимого? - явственно проговорил Петр, держа девушку на вытянутой руке.
   Он появился из воздуха! Схватил ее за голову прямо на лету. И одним прикосновением... заставил затихнуть навечно. После страшного хруста. И только дикий мимолетный страх отпечатался в ее глазах. И больше ничего сообразить бедняга не успела.
   Когда ее тело рухнуло тряпкой на землю, перед демоном появилась и сама богиня. Она стояла с исказившимся от ужаса лицом. Рот не закрывался от немого крика. И со стороны с иступленным визгом возвращался Вальс.
   - А ты рассказала Игорю о нашем секрете, - блеснул огромный меч в руках Петра.
   Ему было плевать на приближающуюся лошадь. А вот богиня струхнула не на шутку. Она кинулась прочь, превратившись в молнию.
   - Нет! Нет-нет, - рыдала и билась в истерике дух, преодолевая километры, - я не хочу! Ужас какой, Оля!
   Она остановилась, чтобы перевести дух. Надеялась, что смогла оторваться от погони. Но тут из пустоты прорвалось лезвие, которое едва не коснулось ее тела.
   Меч Петра был опасен тем, что им не обязательно было рубить в полную силу, чтобы убить. Если хозяин захочет - то достаточно будет и легкого прикосновения. Острое, как бритва, лезвие сделает свое дело.
   Оля завизжала, как при виде своей смерти. Кинулась снова наутек. Петляла по воздуху, словно заяц, то превращаясь в сгусток энергии, то снова появляясь. Она не могла больше исчезнуть, т.к. ее носитель умер. Она застряла на земле навсегда...
   И тут жизнь богини оборвалась также неожиданно, как и у человека. Она буквально напоролась сама на подставленное лезвие. А в потухающие ее глаза смотрело спокойное лицо с немного нервной довольной улыбкой.
   - Я предупреждал, - спокойно заметил он, возвращая меч в ножны.
   И, лишенная жизни, дух упала наземь, после чего медленно растворилась. А Петр уже даже не смотрел на нее, уверенный в своем успехе.
   Он слышал, как вдалеке рыдает с горя Вальс. Сначала думал забрать его туда же, куда отправил остальных. Но вскоре передумал. "Его душа мне точно не нужна, - демон с наслаждением сжал и разжал кулак, - и жизнь тоже бесполезна. Но как удачно началась моя охота!".
   И он несдержанно зарычал, наслаждаясь своей добычей. Все шло по плану. Именно так, как он хотел. Осталась только одна мелочь...
  
   Осип с Оксаной напряженно ждали. Их позвали сюда втайне от других. Но зачем? Таких вопросов обычно не задают Петру. Он не любит тех, кто умничает слишком много.
   И через несколько минут демон явился. Он был доволен как никогда. И это еще больше пугало.
   Ребята смотрели на него выжидающе. Но первым все-таки не выдержал Осип.
   - Ты долго, - протянул парень.
   Они с подругой ничего не знали о свершившемся. И даже не подозревали.
   - Оксана, деточка, не могла бы ты свалить минут на двадцать? - игнорируя высказывание юноши, обратился Петр к ведьме.
   Девушка опешила. Так ее он еще никогда не называл. Она немного испуганно посмотрела на друга и осознала, что здесь скоро произойдет что-то нехорошее.
   Однако Осип тоже догадался об этом. Он выглядел взволнованным и тоже настоял, чтобы она ушла. Резко и быстро. Догадался, что в ее сопротивлении не будет толку.
   - Я вернусь, - пообещала готесса.
   - Не раньше, чем тебе сказали, - поправил ее Осип, - иди уже.
   Она нехотя развернулась и отправилась, куда отослали. Все это было слишком ненормально. Слишком нехорошо.
   - Можно подождать, пока уйдет подальше? - попросил юноша у демона, - я не хочу, чтобы она пострадала.
   - Она ушла, - заверил его Петр, - Оксана не такая глупая, как ты думаешь. И, несмотря на свои искренние симпатии к тебе, она не сможет помешать нашим планам.
   - Нашим? - дрогнул голос парня.
   - Да. Ты говорил, что хочешь стать таким же сильным, как я. Или как другие демоны. Я долго думал над твоим предложением. И решил, что смогу это устроить, - присел напротив него мужчина.
   - Серьезно?! - с надеждой блеснули глаза Осипа.
   Это было то, о чем он мечтал! То, к чему стремился. Да Оксана будет счастлива, когда узнает, что ему это удалось!
   Но в чем подвох? От Петра всегда стоит ожидать подвоха.
   - В обмен на душу, - достал острый кинжал Петр.
   - Это не новость, - проглотил ком в горле Осип.
   Такая валюта была ему известна. И ни капли не пугала. Тут крылось что-то еще. Зачем он достал оружие?
   - Чтобы стать сильным, как демон, ты должен стать демоном. Хотя бы низшим. Но, я уверен, что ты найдешь свой путь в аду и поднимешься по карьерной лестнице, если тебе это действительно нужно, - оголились в дьявольской улыбке его зубы, - ты видел, на что стала способна твоя подруга после посещения того места. Но тогда я дал ей шанс вернуться, т.к. не забирал душу. Однако в твоем случае пути обратно не будет. Душа делает тебя человеком. И с нею ты никогда не станешь демоном. Ты понимаешь?
   - Да, - похолодело все внутри Осипа.
   Он стал догадываться.
   - А это значит, что ты должен убить себя, - протянул ему кинжал Петр, - и завещать душу мне. Я заберу ее сразу после твоей смерти. И клянусь, что не обману. Ты получишь то, что хочешь.
   Юноша почувствовал, как у него вспотели ладони. И в голове что-то неприятно зазвенело, как морская сирена.
   Парень взял дрожащей рукой оружие и ощутил, насколько оно тяжелое. От волнения он даже будто бы ослаб. И дыхание предательски сбилось.
   - Но если ты все-таки откажешься от моего предложения - я не стану тебя преследовать и убивать. Просто ты так навсегда и останешься слабаком в человеческой оболочке.
   - Я... должен себя этим заколоть? - поднял испуганный взгляд на Петра Осип.
   - Да, - холодно кивнул тот, - никакой магии. Только обыкновенный ритуал. И клятва демона. Вдохновляюще звучит, не правда ли?
   Парню было уже не до шуток. Даже уголки губ не дернулись в попытке улыбнуться. Его глаза все больше пустели.
   - Это особенный кинжал, - сложил пальцы вместе Петр, - он не дает душе попасть в рай. Обычно, когда человек погибает, за него идет борьба между ангелом и демоном. Однако если жертва умрет от этого лезвия - ангел не явится. И у души остается лишь два выхода: вечно странствовать по земле в одиночестве, либо уйти в ад. Ты ведь в курсе, что призрак Кира - никакая не богиня?
   - Я слышал такое... - заплетающимся языком пробормотал Осип.
   - Но она при этом владеет теми же силами, что и мы. И является вместе с нами на ваши призывы. Не задумывался, откуда такая блажь?
   Юноше сейчас было вообще не до этого. Он растерянно переводил взгляд с оружия на демона. И слушал его вполуха. Отрицательно покачал головой.
   - В свое время я убил ее этим кинжалом, - кровожадно проговорил Петр, получая удовольствие от этих воспоминаний, - и даровал ей нечто новое. О чем ни один человек не мог и мечтать...
  
   Кира стояла возле остекленевшего изваяния. Ырынга, вмороженная в скалу, выглядела разъяренной и не смирившейся.
   Человек судорожно вздохнула и закрыла рот рукой. Прошло уже несколько месяцев, а ее все еще одолевали слезы от воспоминаний. Девушка дотронулась пальцами до выросшего живота. Оставалась крохотная надежда на то, что у нее произойдет выкидыш.
   - Снова оплакиваешь чужую глупость? - пришел следом демон.
   Он никогда не покидал ее надолго. Кира уже привыкла к этом преследованию. Тем более что боги перестали ее защищать. Махнули рукой, похоже. И уверенность в своих силах у девушки стремительно таяла.
   - Мы все были друзьями, - проглотила слезы Кира, - я до сих пор не могу понять, как это вышло.
   - Не забивай свою голову ненужными мыслями, - он обнял ее с хищной навязчивостью, - не вреди своему плоду.
   - Ты так расчетлив, - холодно заметила она, - белыми нитками шито, что у тебя ко мне только корыстные чувства.
   Да, беременность сильно ударила по ее психике. Но и осторожность возросла во сто крат. Кира ощутила себя матерью. И ей было все равно, кто является отцом ее будущих детей. Она не хотела, чтобы они пострадали.
   Но Петра вообще не обижали ее слова. Он только слабо улыбнулся.
   - Хочешь покончить с грустными воспоминаниями? - предложил демон, - я могу разбить этот памятник одним мановением руки. На тысячи крохотных осколков. И их развеет по ветру. И тебе не придется возвращаться сюда каждый раз.
   - Зачем ты так со мной хочешь поступить? - прошептала Кира.
   - Затем, что мы здесь слишком задержались, - он отпустил ее ладонь и подошел ближе к закованной Ырынге, - впереди зима. Возможно, ударят такие морозы, в которых ты не выживешь. Я не хочу, чтобы нас что-то держало в этом месте...
   И он стал медленно поднимать руку, желая исполнить задуманное. Но Кира выкрикнула, приказывая ему остановиться. Она совсем отчаялась. И понимала, что Петр не остановится без веских причин.
   - Я пойду с вами! Пойду куда угодно, - она поняла, что на него не действуют уговоры и вцепилась в его руку, - не трогай ее, умоляю. Посмотри на меня! Разве я еще могу сопротивляться?
   - Ну, ты это делаешь, - задумчиво протянул он, не оглядываясь.
   - Ты о моей душе? Да будь она тысячу раз проклята! Я устала. Устала с вами всеми бороться и играть в эту ужасную игру. Пока никто не умирал, я еще верила, что конкурс не зайдет так далеко. Я даже не думала вначале, что из-за меня кто-то пострадает. Но теперь... я уже ничего не хочу. Не желаю больше причинять кому-то боль. Забирай мою душу. Пусть будет по-твоему! Но только не трогай Ырынгу. Пожалуйста.
   Петр с трудом сдерживал накатившее торжество. Опустил руку. Обернулся к поверженному человеку. Как приятно было ощущать свое господство над нею!
   - И ты сдалась именно в тот момент, когда я решил уничтожить убийцу твоих друзей? - он не мог не издеваться, - ты слишком милостива.
   - Не называй ее так, - упал голос Киры, - она не хотела. Мне жаль Ырынгу. Она просто сделала неправильный выбор.
   Демон мог еще долго пинать ее самолюбие и топтать лучшие чувства. Но он на этом остановился. Посадил ее на камень. Сам сел рядом. Затем вновь заключил в объятия и сплел свои пальцы с ее.
   Девушка не принимала его тепла. Ее от него тошнило. Но она и вправду уже потерялась.
   - И каким ты себе представляла этот момент? - вдруг спросил Петр, - думала, что произойдет яркая вспышка света, и ты исчезнешь вместе со мной?
   Кира удивилась. Она попыталась представить себе такое, но не смогла. Честно признаться, человек вообще не задумывалась, как этот ритуал должен происходить. Но что теперь?
   - Так моя клятва в силе? - переспросила она.
   - Конечно. Теперь уже все кончено, - ласково и нежно проговорил он, покачиваясь с нею в такт, - но ничего не произойдет пока что. Ты будешь жить. Пока не настанет время смерти. Просто тогда у тебя будет лишь один путь - в ад. Но заранее тебя туда никто не заберет. Вот видишь, как просто?
   Кира была немного в растерянности. Но по большому счету, ей было уже плевать. Она не врала, когда говорила, что устала от всего.
   И против логики, девушка закопалась глубже в одежды Петра. Впервые ей захотелось хотя бы его объятий. Так страшно было оставаться в этом большом предательском мире одной. Хотелось любой малейшей поддержки.
  
   Но с этого дня становилось только хуже. Демоны и ангелы, как будто с цепи сорвались. Нападали каждый день, наносили увечья, калечили богов и издевались над их потрепанным состоянием.
   У старого пантеона больше не осталось надежды. Они все испытывали такой же упадок сил, как и Кира. Каждый осознал, что их борьба катится в ничто.
   - Боюсь, наши дни сочтены, - медленно проговорил Онуфрий, - у меня плохие новости, друзья.
   - Что может быть хуже того, в каком положении мы оказались? - упавшим голосом поинтересовалась Нина.
   - Многое, - грустно ответил бог, - сегодня ко мне явился серафим. Он явился, чтобы передать мне страшную новость. Со дня на день мы исчезнем. Навсегда.
   Боги уставились на него с недоверием. По их рядам прошелся странный шум.
   - Это с чего вдруг? - возмутилась Оля.
   - Мы будем сражаться до последнего! - взъерепенился Коля.
   - Не будем, - оборвал его Онуфрий, - дело в том, что кое-кто нам врет. И утаил ужасную весть, которая всех погубила.
   И он многозначительно обернулся к Кире. Она округлила глаза, не догадываясь о своем причастии к этому событию. Когда она успела всех предать?
   - Ты ведь уже решила, кому отдать свою душу. Не так ли? - больше утверждал, чем спрашивал Онуфрий.
   Теперь на нее смотрели все. В лице человека появилось еще больше растерянности.
   - Я не сказала вам лишь потому, что не хотела расстраивать, - заплетаясь, пролепетала она.
   - Что?! Серьезно?! - взвизгнула Ирина.
   - Ты что натворила! - схватилась за свои волосы безумная Оксана.
   - Она нас убила. Она сделала это, даже не подозревая о содеянном, - забегал из стороны в сторону Йорк.
   И боги разом застонали, вереща каждый о своем. Кто-то носился, пытаясь унять душевную боль ногами. А кто-то просто сидел в отрешенном молчании, как Визгард, которой уже давно было все равно.
   Кира почувствовала себя в этот момент так ужасно, что едва не сбежала. Она только бросила отчаянный взгляд на Петра и догадалась по его торжеству, что и здесь обманулась.
   - Ты говорил, что ничего не произойдет! - с укором кинулась девушка на демона, ударив его кулаком в грудь, - ты обещал!
   - Я обещал, что конкретно твоя жизнь не в опасности, - льдом прозвучал его голос над затихшими криками, - но про них и речи не шло.
   - Я не знала... - наполнились слезами глаза Киры, и она обернулась к своим друзьям, - ...я честно этого не знала!
   - О, она снова повелась на его уговоры, - хлопнула себя ладонью по лицу Ирина.
   - Как же так можно-то? - с укоризной всплакнула Зина.
   - Тупая, как рыба, - взмахнул руками Олег.
   - Это правда? - моргнул разноцветными глазами Тимка и вышел навстречу Кире, - ты с самого начала не подозревала, почему мы все пытались тебя защищать?
   - Конечно, она не знала. Ведь никто ей толком не объяснил деталей, - ответил за человека Петр, - почему же вы молчали, глупцы?
   - Ах ты, наглая адская дрянь! - метнула в него копье Ирина.
   Но демон ловко перехватил оружие рукой и с укоризной покачал головой. Богиню это ужасно бесило, но она не пыталась его убить. Просто выплеснула свой гнев.
   - В отличие от Петра мы не пытались завладеть твоей душой, - грустно прошелестел голос Тимки, - сперва мы думали об этом. Но потом сдружились и решили, что нам это ни к чему. Просто если бы ты решилась раньше - остальные боги все равно погибли бы. Остался бы жить только тот, кому ты досталась. Но ты была так добра к нам. Так мечтала, чтобы мы стали семьей... и мы отказались от своих целей. И стали просто защищать тебя, чтобы прожить человеческий век вместе. Сто лет - это мало. Это ерунда. Но нам бы их хватило.
   - Мы не думали, что ты купишься на его ложь, - безжизненно сказала Олеся, - ведь ты сама убеждала нас, что он вечно всем врет. Поэтому никто и не давил на твой выбор.
   Каждое слово впивалось в сердце Киры, как игла. Она и так уже чувствовала себя кругом виноватой. А сейчас мечтала просто провалиться сквозь землю.
   Девушка спрятала лицо в грудь Петра. Он принял ее, ласково поглаживая по волосам. А остальным богам не оставалось ничего, кроме как опустить руки.
   И тут на закате появился странный свет. Он был ярче уходящего солнца и медленно полз по небу, как угроза. Боги заметили его и печально повернулись всем телом, сблизившись друг с другом.
   - Все произошло быстрее, чем я думала, - тихо проговорила Визгард, - вот и он.
   - Что это? - шепнула Кира.
   - Мертвый свет, - объяснил Петр, - то, что заберет богов с собой навсегда.
   Девушка сильно задрожала. Демон прижал ее к себе еще плотнее со словами: "Не смотри на это. Тебе нельзя". И она стала трястись уже от переполняющих ее эмоций. Неужели ничего нельзя было исправить?
   Старый пантеон близился к концу. Боги и богини взялись вместе руками, чтобы проще пережить этот переход. Они тоже не хотели сдаваться. Могли бы еще побороться с ангелами и демонами... но больше им этого не дано.
   Мертвый свет не имеет формы и обличий. Он просто забирает с собой, также неминуемо, как останавливается человеческое сердце после потери крови. Это та самая пугающая неизбежность, которая однажды настигает каждого.
   И тут они услышали сдавленный крик. Петр тоже в ужасе отшатнулся от Киры. Она не отвечала на его вопросы и вся скривилась от ужасной боли в животе. Упала на землю, стала тяжело дышать и громко стонала.
   - Это схватки? - пролепетал в испуге кто-то из богов.
   - Она всего на шестом месяце, - упал голос Зины, - двойня родится мертвой.
   И Кира уже не могла сдерживать приступы боли. Она с силой вцепилась в руку Петра и заорала, как зверь, пропущенный живьем через мясорубку. Впервые боги увидели такую растерянность на лице демона. Похоже, он не ожидал, что человеческий организм не выдержит стресса и попытается избавиться от собственных детей.
   - Ну, уж нет, - зарычал вдруг Петр и вновь прижал Киру к себе, - я не позволю тебе уничтожить собственный плод!
   И он молниеносно достал тот самый кинжал и на глазах у всех... ударил им Киру в спину. И лица богов посерели. Глаза вылезли из орбит, а рты открылись. Но никто ничего не успел предпринять!
   - Убийца! - завопила не своим голосом Ирина и с разбега вонзила копье в тело демона.
   Пробила его насквозь. Попала прямо в сердце. Заглянула в жестокие глаза, чтобы увидеть там боль и страх смерти... но увидела только безумную улыбку. И только сейчас богиня осознала, что натворила.
   - Нет! - заорала она, - нет-нет-нет, подлец! Не смей!
   Она вырвала из его тела оружие. Бросилась к телу Киры. Но та уже была подозрительно тиха. А как только оболочка демона упала, перед богами осталась только лишь его прозрачная личина, самодовольно ухмыляющаяся.
   - Спасибо, что помогла мне умереть без использования трав, - язвило адское отродье и впустило свою лапу в безжизненное тело человека.
   Оттуда он достал прозрачный клочок плоти. Это оказалась женская рука. Она ответила на зов и крепко вцепилась в протянутые пальцы.
   Петр вытянул из тела Киру собственной персоной. Она не понимала что происходит. Была растерянной и ошалелой. Рефлекторно вцепилась свободной рукой в собственный живот, но там все было в порядке. Демон в непривычном обличие не пугал девушку. Больше просто удивлял.
   - Не забирай ее, - упала рядом на колени Ира, - прошу тебя... не убивай ее...
   - Она сделала свой выбор, - проскрипело создание и растворилось в воздухе черным дымом, забрав с собой и пленную душу.
   Последнее, что увидели боги - это тонкие мрачные струйки пара, просочившиеся сквозь землю вниз. А сзади на них накатил Мертвый свет, ослепивший собой все вокруг.
   И не было у богов ни боли, ни страха больше. Ушли они не с гордо поднятой головой и не с теплом. А покинули землю с чувством острой незавершенности.
  
   Петр явился в ад, как нелюбимый сын. Его здесь сильно не приветствовали. Но демон достиг того места, где жил когда-то. И звал эту дыру домом. На него сразу налетело несколько шипящих и брюзжащих слюной собратьев.
   - Человек! Человек! - вопили они, - ты притащил сюда человека!
   - Это временно, - спокойно проговорил демон.
   И тут же без предупреждения отрубил чью-то отвратительную лапу, тянущуюся к бессознательной Кире. Твари зарычали еще громче, но отступились.
   - Если кто-то еще раз к ней приблизится - я его убью, - пообещал Петр.
   - Данталиан, твои забавы вечно приносят неудобства, - появился кто-то из равных, - зачем ты притащил ее сюда в таком виде? Если уж хотел забрать душу человека - воспользовался бы традиционным способом.
   - Мне нужна не она, а ее дети, - без страха заявил Петр-Данталиан, - у меня на них большие планы.
   - Ты глупец, если считаешь, что высшие будут терпеть твои выходки, - ругался тот.
   - Да кого это волнует? - скуксился Петр и расхохотался, - я же сказал, что буду просто убивать каждого, кто приблизится к моей добыче. Больше меня ничего не волнует. И тебя не должно волновать.
   - Смотри не пожалей. Выступать против высших...
   - Если ты трус - так уйди сейчас же, пока не попал под раздачу. Но меня уговаривать даже не пробуй, - Петр вновь взял в руки свой меч, - я же вижу по твоим жадным глазкам, что хочешь усыпить мою бдительность пустыми предупреждениями. А сам в это время думаешь, как бы подобраться ближе к человеку.
   Собеседник хмуро покачал головой с видом "какой же ты дурак". Развернулся и удалился. Спорить с Данталианом - все равно, что руки совать в огонь. Он тебя не просто убьет, а поглумится вдоволь над страдающим телом.
   Шутить с демоном, способным толкать людей на дурные поступки, лучше не стоит. Это знали даже в аду.
   Распугав шушеру, Петр вновь склонился над Кирой. Убедился, что она еще дышит. Тихо улыбнулся и проверил живот.
   - Как видишь, я вру, не прекращая, - нежно проговорил он в пустоту, - жизнь твоя на смерти тела не прервется. Она станет еще труднее и больней. Но позже. Когда ты родишь мне этих бесов. Вот тогда и посмотрим, какой путь ты изберешь: полного забвения или служения мне?
  
   Время в аду протекало не так, как на поверхности. Здесь работали совсем другие законы. Но Кира пролежала в забвении до самых родов. Так было угодно Петру. Он не желал ее преждевременного пробуждения.
   Однако когда дети появились на свет, с одним из них демона ждало разочарование. Он смотрел на ненавистного мальчика, как на предателя и не мог отделаться от мысли, что обманут.
   - Вот на тебя-то я возлагал большие надежды, - злобно и грустно проговорил он.
   - Какие-то проблемы с человеческим ребенком? - хихикал рядом низший демон.
   - Да. Он родился человеком, - недовольно пророкотал Петр.
   - Убить его, Данталиан? - предложил мелкий.
   - Выбросить на поверхность, - отдал кричащего младенца в липкие лапки Петр, - пусть люди с ним разбираются.
   - Зачем такое благородство? - насмехался собеседник.
   - Я позже вернусь на землю в его обличие. Поэтому пускай растет, если выживет. Ты выполнишь мою просьбу?
   - Я исполняю только приказы.
   - Хорошо. Тогда я приказываю тебе выбросить этого ребенка к людям, - Петр поднял на уровень глаз второго ребенка и взгляд его просиял, - ты знаешь, что случится, если ты ослушаешься меня.
   На него смотрела маленькая девочка с традиционным хвостом и рогами. У нее не было блуждающего взгляда, как у человеческих младенцев. И внешностью это отродье меньше походило на брата.
   - Суккубина родилась? - проворчал все тот же демон.
   - Нет. Кое-что получше, - возрадовался Петр и обнял малыша, - однажды она вырастет сильнейшей из вас всех. И поможет мне свергнуть Сатану.
   - Все вы об этом мечтаете, - закатил глаза мелкий, - мало кто доживает.
   - Так я тебе отдал приказ, - резко развернулся к нему Петр, - ты оглох?
   И того, как ветром сдуло. Демон остался наедине со своим счастьем. С блеснувшей надеждой на будущий карьерный рост. Ему это было необходимо, как воздух. Он желал смерти дьявола больше, чем гибели всех людей. Петр наконец-то получил такую возможность.
   Когда Кира очнулась, она не узнала этого места. И была так удивлена, что забыла, как разговаривать.
   Однако когда Петр вложил ей в руки ребенка, девушка не сдержала вздоха радости и умиления. Ее разум переменился. Адские отродья не казались уродами и страшилами. Девушка не чувствовала себя здесь чужой. Как будто в ее мозг кто-то внедрился и изменил часть воспоминаний.
   - Ты будешь растить ее до пяти лет, - объявил демон, - затем она переходит к отцу.
   - Мне кажется, у меня должен быть второй ребенок, - подняла на него слабый взгляд девушка, - где он? У меня ведь была двойня.
   - Он умер, - соврал Петр, - переход в ад был слишком тяжелым для тебя.
   - Вот оно что, - грустнее проговорила Кира, кормя грудью малышку, - почему я так долго была без сознания?
   - Не задавай глупых вопросов, - раздраженно оборвал ее демон, - я не смогу рассказать тебе все за столь короткое время. И не собираюсь. Ты будешь учиться жить здесь сама. И в первые пять лет - под моей защитой. Но нянчиться с тобой никто не будет.
   - Ясно, - без обиды кивнула Кира.
   - Но ты обязана работать все это время, - вдруг добавил он, - терпеть тебя здесь никто не будет. А меня попытаются убить высшие, если узнают, что я покрываю человека.
   - Так что же я могу? - слегка удивилась девушка.
   - Стать низшим демоном, насколько это возможно, - Петр задумчиво сел рядом с ней, - но единственный вариант, тебе доступный - это суккуба. Демонесса похоти и блуда.
   - Ты хочешь, чтобы я соблазняла чужих мужчин за их душу? - вот тут она немного расстроилась, - будучи матерью твоего ребенка?
   - Опять ты в свое дебри прешь, - закатил он глаза, - Кира, да мне плевать, кем ты будешь и с кем станешь спать. Как ты будешь совмещать уход о ребенке и кражу душ? Какими методами станешь пользоваться? Это вообще здесь никого не волнует. Понимаешь? Здесь не существует семей в принципе.
   - Ясно, - помрачнела Кира, - ты меня убедил.
   Радость материнства как рукой сняло. Снова этот реализм Петра! Не мог даже перенести разговор на другое время.
   - Есть, конечно, и другой вариант, - ухмыльнулся вдруг незаконный муж, - я могу отдать тебя на растерзание демонам. После того, как заберу ребенка. Правда, ты его больше никогда не увидишь. Ты же понимаешь?
   - Нет, я не хочу бросать ее, - крепче сжала малышку девушка.
   - Ну, вот ты и сделала свой выбор, - развел руками Петр, - начни работать как можно скорее. И тогда у тебя появится шанс выжить.
   - А когда ты заберешь нашу дочь... я смогу видеться с нею? - с надеждой в голосе спросила Кира.
   - Да, конечно. Но не часто.
   - Я согласна, - смирилась она.
   - Вот и молодец. Я всегда знал, что ты достаточно разумная, - и Петр встал, чтобы оставить ее наедине со своими мыслями.
   Кира чувствовала себя униженной. Но самое худшее ей предстояло испытать чуть позже. Когда от превращения в демонессу отвертеться не удалось. И пришлось работать...
   А Петр при этом не слушал ее жалобы, не проявлял интереса к слезам и полностью игнорировал существование девушки. Рассматривал ее как переносной инкубатор для ребенка. Да и всем в этом месте было друг на друга плевать.
   И со временем Кира привыкла...
  
      -- ФИНАЛЬНЫЙ АККОРД
  
   Из мыслей Петра вырвал короткий крик. Он так глубоко ушел в воспоминания, что совсем отвлекся от Осипа. Честно говоря, демон и не ожидал, что мальчишка рискнет. Ведь люди так слабы...
   Но парень это сделал. И хотя он так себя и не добил, Петр с одобрением помог ему завершить начатое. Помочь столь смелому поступку было бы неплохо.
   И вновь повторился тот жуткий ритуал из прошлого. Когда демон протянул руку к гаснущему телу - из того вырвалась наружу душа. Осип выглядел другим. Был ошарашен и смертельно бледен. И к тому же прозрачен.
   Пока он немо рассматривал то, что натворил, из-за деревьев прибежала запыхавшаяся Оксана. Она услышала крик. И при виде развернувшейся картины обмерла.
   - Осип... - выпалила девушка, едва не срываясь на плачь, - о боги...
   - Не реви, девочка, - усмехнулся Петр, - тут человек идет к своей мечте. Как видишь, он намного решительнее, чем мы думали.
   Но не из-за этого плакала готесса. Она вообще проигнорировала слова Петра. Услышав свое имя, Осип уставился на нее странным взглядом. Он точно ее слышал и узнал. Но долго ли ему тут осталось.
   - Я так тебя любила, - всхлипывая, давилась эмоциями девушка, - ты почему не забрал меня с собой? Ты эгоист, Осип!
   Демон снова был удивлен и заинтригован. В этот раз он промолчал и стал просто наблюдать. Душа юноши выразила крайнюю боль и умиление.
   - Тебе будет плохо там, - качнул он головой.
   - Заткнись! - рявкнула Оксана и подошла ближе, пытаясь прикоснуться к бестелесной голове, - ты дурак и не лечишься. Ты думал, я вру, когда обещала помогать тебе во всем? Думал, я просто так клялась не покидать тебя? Забери меня.
   - Ты точно этого хочешь? - восхитился он.
   - Больше всего на свете. Я бросила прежнюю жизнь ради тебя. И не хочу оставаться одна, - девушка судорожно вздохнула, - пожалуйста, не поступай так со мной...
   Осип хотел этого. Он тоже не желал отпускать ее. Но почему-то повернулся к Петру.
   - Ты можешь сделать это сам, - пожал плечами демон, - ты все еще можешь забирать жизни. Но не буду вам мешать. Дела любовные меня больше не волнуют.
   - Она должна завещать вам свою душу? - только спросил Осип.
   - Она уже сделала это для тебя, - не оборачиваясь, ответил демон, - поздравляю с первой жертвой, начинающий низший демон.
   И он удалился. В глазах Оксаны заблестела надежда. Юноша тоже был теперь рад. Он не знал, как сделать все аккуратнее, без боли. Но девушка взяла все в свои руки.
   Она закрыла глаза и поцеловала воздух в том месте, где находились его губы. Осип с нежностью ответил, обняв ее покрепче. Тело девушки тут же ослабло, и жизнь из глаз исчезла.
   Если Петр хотел изничтожить всех конников - то сегодня был на удивление продуктивный день для него.
   Богиня Оксаны дико завизжала и начала метаться, как загнанный зверь. Но демону не было до нее никакого дела. Рядом стоял бог смерти.
   - Интересную ты выбрал нам судьбу, - проговорил он безразлично.
   - Я предлагаю тебе спуститься в ад и помочь этому мальчишке. Будь его оружием, - предложил ему Петр.
   - Ты все решаешь свои проблемы на два фронта. Растишь армию, - прошелестел призрак, - не боишься, что растущая мощь обратится против тебя?
   - Уж точно не тебе об этом думать, - выдавил едкую улыбку демон.
   - Ну что ж. Тогда я согласен, - кивнул дух, - мне нечего делать в человеческом мире. Здесь орудует иная смерть. Она изживет меня. Тем более эта работа не приносит никакого удовольствия.
   И бог прикоснулся к лезвию демонического меча. И позволил ему вонзиться в свое тело. Если перед этим заключить договор - то ты всего лишь перемещаешься под землю, а не исчезаешь навсегда, как Игорь, Катя и Оля.
  
   Прошло довольно много времени. А в лагерь так никто и не вернулся. Да еще и Осип с Оксаной пропали самым таинственным образом.
   "Неужели свалили куда-то, никого не предупредив? - недовольно подумала Катя, - ну и скатертью дорожка! Устала я с вами нянчиться". На самом деле она просто уже не знала на ком сорвать свою злость. Нервотрепка последних дней заставляла ее быть жесткой.
   Игорь с грустью взглянул на нерабочий сотовый. Аппараты давно у всех разрядились, т.к. в Бойцева не было розеток и электричества. Да и проводов здесь не было.
   - Может быть, не будем поступать, как в плохих фильмах ужасов? - с тяжелым сердцем проговорил он, - давайте уж все вместе отправимся следом. Ну, или передвинемся хотя бы ближе к воротам детдома.
   - Твоя богиня туда пошла? - перебила его панкуша.
   - Я пока что не чувствую ее. Возможно, общается с Визгардом, - пожал плечами Игорь.
   - Значит никаких новостей, - постучала ногтями по коленке Катя, - черт, и чего я за свою шкуру так трясусь? Стыд и позор мне. Поехали!
   Юноша просиял. Он тоже не хотел, чтобы друзья рисковали собой, прикрывая его от неминуемой судьбы. В этом уже нет смысла. Лучше уж попробовать спасти их хоть раз.
   Остальные конники тоже давно устали бояться и поэтому спортсмены всей толпой двинулись обратно к вратам детдома. Каждый хоть чем-то мог помочь. И наконец-то до них дошло, что злиться друг на друга - глупо. Главное - правильно распределить обязанности в коллективе.
   Однако внутрь детдома все равно вошли только Катя с Игорем. Остальные отправились прочесывать территорию в поисках пропавших друзей. Вокруг не было видно ни олиного Вальса, ни коней Осипа с Оксаной. И оставшаяся снаружи кобыла Визгарда лишь озадаченно водила ушами, поклявшись, что не видела никого поблизости в эти полчаса.
  
   Парень спрятался под лестницей. Не самое умное решение, но до сих пор сюда никто не спускался. Детдом словно вымер после первого нашествия КЗП. То ли "отцы" приняли решение уйти в оборону, то ли наоборот отправили всех прочесывать территорию.
   - О, черт, ведьма! - чуть не взвизгнул юноша, отшатнувшись от перил.
   В его голове неожиданно заговорила Визгард. И теска настолько отвык от ее присутствия, что испугался голоса.
   - Ты меня раздражаешь, - проворчала богиня, - но я пришла по просьбе твоих друзей. Они хотят, чтобы я защитила тебя. Возможно, ваша Ырынга опасна, так же как и наша изгнанница. Жаль, ты не знаешь всей истории...
   - И знать не хочу, - больно ткнул себя в висок Визгард, - вали из моей головы!
   - Ты глупец! - вспыхнула та, - можешь успокоить свою гордыню хотя бы ради выживания?
   - Мне твоя помощь точно не нужна, - недовольно процедил он сквозь зубы, - свали.
   - Но...
   - Иди ублажай своего Игоря, я сказал, - грубо оборвал ее парень.
   Такого оскорбления богиня вытерпеть не могла. Она пыхнула гневом и действительно ушла. Все-таки этот дурак не переборол своей ненависти к представительницам ледяного племени. А она не горела желанием спасать его.
   - И это была ошибка, - радостно пропел стервозный голос за его спиной.
   И не успел Визгард обернуться, как его лицо застыло, а по губам вниз вскоре потекла тонкая красная струйка. Ырынга коснулась языком своих зубов от восторга, переполняющего ее. Улыбнулась и рывком вытащила лезвие из тела парня.
   Он обессиленно упал на пол и не смог даже вскрикнуть. Если воительница хотела - то била умело. Так, как ей было выгодно.
   Но в этот раз не добила. Стояла и смотрела, как он корчился на полу, истекая кровью. А ей было так приятно, что просто не могла остановиться...
   - Так бы и смотрела, - простонала Ырынга неуместно эротично, - но извини. Мне нужно бежать за остальными. Спасибо, что пришел один.
   Она наклонилась, нежно провела пальцами по его скулам и двинулась дальше. Добивать принципиально не захотела. Верила в то, что сам истечет кровью до смерти.
   Девушка давно за ним следила. Как только вошла с Кирой в это здание - сразу ощутила преследование. И не прогадала.
   Теперь Ырынгу переполняло чувство такого восторга, от которого можно было впасть в эйфорию. Наконец-то она начала! Начала путь своей мести. Как же долго она ждала удобного момента...
   Оставшись одна, "королева бумажек" неуютно прижималась к стенам кабинета. Но тут дверь открылась, и воительница торжественно бросила к ее ногам несколько тел. Попыталась убедить девушку, что это телекинеты. И в этот раз она честно никого не пытала. Как Кира и просила.
   Однако "королева бумажек" обратила внимание на чрезмерную эмоциональность воительницы. И поэтому сразу напряглась. Это тоже не ускользнула от зорких глаз чужестранки.
   - Ты хочешь сказать, что эти молодые люди - телекинеты? - дрогнул от гнева голос Киры, - ты кого прикончила, Ырынга?
   - Ты не хочешь мне верить? - высокомерно подняла та подбородок.
   - Я по глазам твоим вижу, что это не "отцы" мутантов. И ты в хорошем настроении...
   - Еще бы не быть мне в хорошем настроении! Такой улов сегодня удачный, - расхохоталась та, но тут ее голос вдруг изменился на металлический, - а теперь вставай и живо на выход. И не пытайся сопротивляться.
   Кира поняла, что Ырынга сорвалась с крючка, раз дошла до приказов. И, похоже, планирует отомстить за утро. К сожалению, это очевидно.
   Однако нельзя было против нее идти в лоб. "Королева бумажек" изобразила выдержанную покорность и тихо направилась туда, куда ее направили.
   Волосы на затылке встали дыбом. Девушка ощутила, как бесшумно выходило из ножен лезвие за ее спиной. Если прозевать удобный момент - то можно лишиться жизни...
   И Кира резко махнула рукой наугад. Применила прием, который ранее еще не испытывала: телекинез вслепую. И как же ей повезло, что воительница как раз попала под удар.
   Она, похоже, тоже не ожидала такого успеха. Поэтому висела теперь под потолком, припечатанная к стене чужой магией. "Королева бумажек" на мгновение выдохнула.
   - Ты, глупая девчонка, - смеялась и плевалась Ырынга, - решила поступить со мной, как твоя бабка? Только вот Визгард тебе больше не поможет. Я заколола его пару минут назад на подходе к этому месту.
   - Где? - строго спросила Кира и вцепилась второй рукой в ее горло, - говори сейчас же!
   - Ты все равно не успеешь его спасти, - чуть-чуть поморщилась та, - к тому же мне нечего бояться.
   - За свою жизнь побойся, - вонзала в нее острый взгляд Кира.
   - О нет, ты меня не убьешь, - хрипела и смеялась Ырынга, - люди не могут убить богов. На это способны только нам подобные.
   - О чем ты? - не поверила своим ушам "королева бумажек".
   И тут она услышала за спиной шаги. "Враги! Как не вовремя", - гулко стукнуло сердце девушки. И, как оказалось, именно в этот момент она потеряла контроль над Ырынгой. Хотя это странно. Все должно было пройти идеально!
   Но воительница вдруг неожиданно выросла прямо рядом с нею, как это обычно делал Петр. И одним прицельным пинком отправила Киру в нокаут. В полете девушка врезалась в, ничего не подозревающую, Катю. Панкуша только успела вывернуть из-за угла, как в нее влетел живой снаряд.
   Ырынга налетела на обеих девушек сверху, как коршун и занесла над ними клинок, когда убедилась, что обе без сознания. И тут...
   Девушка подняла глаза и увидела побледневшего от ужаса Игоря. Парень выглядел так, будто самостоятельно умереть хотел на месте. Ей-богу, белее снега!
   Однако Ырынга остановилась. Ей не хватило всего сантиметра до нанесения смертельного удара. Она смотрела на Игоря и медленно соображала, что предпринять. Ведь если он вовремя вселит в себя духа Тимки - ее плану наступит конец.
   "Но пока что он об этом не догадался, - поняла воительница, - слишком сильно напуган". И в другом конце коридора появился Петя, поздно отреагировавший на потасовку. Оказывается, он тоже следил за Кирой с Ырынгой все это время. Но что-то заставило его отвлечься. Поэтому парень почти опоздал.
   Ырынга оказалась, словно в тисках. Но до последнего не сдвигалась с места, держа лезвие в опасной близости от чужих шей.
   - Не делай этого, пожалуйста, - заикаясь, попросил Игорь, - ч-что ты хочешь?
   - Вашей смерти, - прошипела по-звериному Ырынга, - выпотрошить каждого. Со всей страстью и моей любовью к вам. И особенно я хотела бы сделать это с тобой.
   Девушка превратила руку в нож и направила в сторону парня. У него даже зрачки сузились от услышанного. А вот в глазах Ырынги заплясал недобрый огонь.
   - Твари, предатели, убийцы, - медленно проговаривала она каждое слово, - я хочу еще раз убить тех, кто виновен в смерти моей возлюбленной.
   - Как?! - потерял дар речи Игорь, - богиня ведь мертва... ты не можешь быть ею...
   - Не могла бы, если бы мне не помогли, - уверенность возвращалась к ней огромными скачками, - но зачем я буду открывать свои секреты? Мертвецам не нужна лишняя информация. Подойди же, мальчишка. Если ты отдашься мне добровольно - я пощажу девушек.
   - Она врет, - предупредил Игоря Петя издалека.
   Да тот и сам это знал. Но Ырынга не давала времени на раздумья. Она только язвительно покосилась в сторону Пети и поняла, что он тоже ничего не может поделать.
   О том, что альбинос не вселит в себя дух демона - она и так догадалась. Принцип у него такой вроде как был. Удобный для нее каприз. А землетрясением дамам глупец не поможет.
   - А ты можешь все-таки пообещать? - вдруг попытался перетянуть на себя одеяло Игорь, - неужели ты не уважаешь чужую жертвенность?
   - Ты серьезно? - скривился Петя, - вот только героя не изображай сейчас.
   - А у нас есть выход? - бросил в него нервный и злобный взгляд парень.
   - Ты прав. Выхода у вас нет, - поторопила его Ырынга, - на счет три. Если ты не подходишь - я убиваю девушек. Помни, что я могу сделать это любой частью тела. Нет смысла выбивать у меня оружие.
   Игоря пронзила стрела оцепенения. Он завороженно смотрел на стальной блеск руки Ырынги и отсчитывал, сколько раз простучали в его голове барабаны.
   Слишком много произошло в этот день. Но ничего гениальнее, чем призвать Визгард, в голову не приходило. Однако, где она? Почему не приходит?
   Юноша начал паниковать. Счет шел слишком быстро. Он не успеет! Даже придумать ничего не может. Юноше оставалось только одно: закрыть глаза и шагнут в неизвестность.
   - Эй, Ырынга, прекрати свои глупые игры, - вдруг окликнул девушку Петя.
   Она презрительно вновь повела зрачком в его сторону. Не заметила ничего подозрительного. Только парень рукой зачем-то скрывал половину лица, будто его одолевала нестерпимая боль.
   - Что? - насмешливо дернула она бровью.
   - Что-что? - не своим голосом рассмеялся юноша, и рот его искривился в чужой знакомой манере, - пришло время умирать.
   И когда Петя убрал руку - все увидели, как почернел правый глаз. И тут с лицом Ырынги произошло что-то невообразимое...
   Она стала точно такой же, каким был минуту назад Игорь. Ни капли самоуверенности и силы! Краску с лица, как ветром сдуло. Девушка забыла даже про свою добычу и попятилась назад, спотыкаясь о собственные ноги.
   Игорь глазам не поверил. Она так шарахнулась от Пети, будто Сатану увидела во плоти.
   - За что? - чуть ли не плакала Ырынга в ужасе, - за что, Петр?! Я ведь доверяла тебе!
   - Ты уже много раз обожглась на доверие, глупышка, - и он растворился в воздухе целиком.
   Девушка завизжала, как ребенок. Махнула наугад мечом. Рассекла дверь. Игорь тоже вскрикнул и упал телом на Катю с Кирой. Попытался привести их в сознание, но у него не выходило.
   В это время Ырынга чуть ли не на стену залезла, пытаясь укрыться от нападения из ниоткуда. Однако удар она получила совершенно подлым образом в спину...
   И уши ее наполнил шум. Девушка потеряла из легких весь воздух и с хрипом упала на колени. Это было похоже на то, как она заколола Визгарда. Он лежал перед нею, корчась от боли, и умирал. Но Ырынга теперь погибает быстрее.
   Петр в новом теле обошел ее спереди. Девушка глотала ртом воздух, пытаясь удержать в себе последние остатки сил. Но против меча демона невозможно ничего предпринять. Именно им она однажды убила Игоря. Именно поэтому демон смог присвоить себе силы многоликого бога: умел читать мысли и крал способности тех, кого убивал. Она помогла ему пробить путь в настоящее, убирая с пути конкурентов. Но ожидала ответной услуги.
   - Мой цветок, мое творение, - с непритворной любовью проговорил демон, умиляясь открывшемуся виду, - ты была лучшей из всех, кого я создал.
   И он занес меч, чтобы отрубить ей голову.
   Но вдруг что-то пошло не так. Левая рука вышла из повиновения и вцепилась в правую, не давая ей нанести последний удар.
   - Что ты делаешь? - в гневе выпалил демон.
   - Я не позволю тебе сделать это, - прошипел Петя, пробиваясь обратно в свое тело.
   - Затихни там, глупец, - пригрозил ему демон, - ты ее недооцениваешь!
   И как в воду глядел. Из последних сил Ырынга дотянулась до своего меча и махнула им в сторону Пети. Юноша едва не попался. Он отделался только разрубленной футболкой, т.к. успел отскочить назад.
   Но ее меч все-таки выбросил в сторону. И тот превратился в лошадь, которая не спешила спасать свою хозяйку. Она навострила уши и бросилась наутек. Все кинули Ырынгу. Даже собственный конь.
   А когда Петя откинул следом и свой меч - демон не одобрил этого. Но юноша все настойчивее внедрялся обратно в сознание. Он даже не стал благодарить Петра за помощь. И того это ужасно забавляло. Однако он обозвал подопечного идиотом и, все-таки, ушел, бросив на прощание "свое я все равно получил".
   Петя не мог себе ответить наверняка, почему не позволил демону закончить начатое. Но когда юноша смотрел на Ырынгу - внутри него все переворачивалось. Интуиция подсказывала, что здесь что-то не так. Особенно тот искренний ужас в глазах и отчаянный детский вопль: "Я доверяла тебе! За что?". Кто кого предал и обманул?
   Но сейчас об этом некогда было думать. По щеке воительницы скатилась последняя горячая слеза. Девушка зачем-то тянула пальцы к юноше и плакала. Так искренне, так печально, что сердце парня сжалось от боли. Что с нею не так?
   "Я слишком поздно поняла... что мстила не тем, - вдруг осознала Ырынга в последние секунды агонии, - я... не сразу поняла, кто был моим лучшим другом. Как это глупо... как глупо я прожила эту жизнь!". И после этих мыслей девушка скончалась.
   Но тело ее не осталось на земле. Она распласталась по полу, после чего стала медленно тлеть и испаряться. Так умирают только боги. И юноши впервые увидели этот процесс.
   Он был завораживающим и пугающим. И одновременно таким красивым, что даже не верилось, что так может выглядеть чья-то смерть.
  
   Кира вновь пришла в себя. Как она устала от этого! От бесконечной череды отключений и возвращений. Как чья-то игрушка заводная.
   Но в этот раз все было по-другому. Девушка пришла в сознание и тут же выкрикнула в пустоту вопрос о Визгарде. Жив ли он?
   И обступившие ее ребята взволнованно закивали. Лица у них были растерянные и даже запуганные. Девушка озадаченно принялась себя разглядывать.
   - Не в этом дело, - остановил ее Игорь, - просто ради твоего спасения Петя вселил в себя Петра.
   - И что с ним сейчас? - выпалила "королева бумажек".
   - Он в порядке. Ему удалось прогнать демона. А вот Ырынгу... - юноша тяжело вздохнул, - ...она погибла.
   Кира не видела сейчас в этом ничего плохого. От злости в ней проснулась кровожадность. Поодаль на полу сидела Катя, опустив голову. Вот уж кому было по-настоящему нелегко.
   "Королева бумажек" сочувствовала ей всем сердцем. Но не знала, как помочь. Она отстранилась от конников, подошла ближе к подруге и положила ей руку на плечо.
   - Она все еще лечит его, - пожаловалась панкуша уставшим голосом, - Зина до сих пор не закончила.
   - Не волнуйся. Она справится, - попыталась подбодрить ее Кира, - ты ведь знаешь Зину. Все детки из твоей группы выросли целеустремленными и бойкими. Барьер не взять без внутренней силы.
   - Не до романтических мне сейчас высказываний, - небрежно нахмурилась Катя.
   Кира ее прекрасно понимала. И не обиделась.
   - Что с остальными пропавшими? - повернулась она опять к ребятам.
   - Олю все еще не нашли, - посетовали те, - как и Олега с Олесей.
   "Да что ж такое!" - взбунтовалось нутро Киры. Ей захотелось срочно сесть в седло и кинуться на поиски. Хватит отдыхать уже! Наотдыхалась.
   И к тому же девушка пнула остальных. Хотя они и жаловались на усталость в ногах. Целыми сутками только и делают, что бегают туда-сюда. То за друзьями, то от врагов. Но старый тренер была неумолима. И ребята вновь поднялись.
   - Давай оставим с Визгардом Игоря, а Зину возьмем с собой, - зачем-то вдруг предложила Кира Кате.
   Подруга восприняла это заявление без оптимизма. Поэтому "королева бумажек" решила уточнить свою мысль.
   - Оля неспроста пропала. Я стараюсь не паниковать, но меня это тревожит, - она заглянула в глаза разбитой подруги, - закончить лечение Визгарда сможет и Игорь. Если хочешь - мы приставим к нему Тимку на удачу и для защиты. Но для поиска Оли с другими ребятами я хочу взять надежного врача.
   - Делай что хочешь, - махнула рукой Катя.
   Ей уже не хотелось думать. Совсем расклеилась. Более того, девушка хотела бы остаться с возлюбленным. Но осознавала, что от нее будет больше пользы в поисках. Поэтому перешагнула через себя.
   Кира была довольна ее решением. Нельзя позволить Кате расслабиться. Как присядет - так сразу в депрессию уйдет. Иногда у нее бывают такие наплывы. Когда уже много дней все действительно паршиво. А тут Визгарда с того света доставать пришлось...
   Но не успели они отъехать далеко от ворот детдома, как услышали отчаянный визг... а потом тишина. Сердца застучали сильнее. Тренера со спортсменами ускорили галоп.
   При виде онемевшей Ирины, в ужасе закрывшей рот руками, конники спрыгивали на землю, чуть ли не на ходу. Но следующая открывшаяся картина окончательно доконала их нервы.
   Зина рванула вперед, как отчаянная тигрица. Она сразу принялась за дело, хотя по вспыхнувшему лицу было видно, как сильно девушка волнуется. Что-то идет не так. Как-то неправильно.
   У Кати тут же подкосились ноги от плохого предчувствия. Она затормозила чуть поодаль от столпившихся спин. Спешилась и едва не упала. Успела ухватиться за стремя. Ноги были ватными!
   Девушка не была уверена, что хочет увидеть ЭТО. Она еще не полностью отошла от едва не убитого Визгарда. Если сейчас перед ее глазами раскроется оправдание горестных подозрений... то она не знает заранее, как сможет это пережить.
   Катю встречали заплаканные лица. И когда они успели напустить столько воды? В голове зазвенела целая сирена. А вместе с нею - угнетающая пустота.
   Девушка не помнила, как вышла вперед. Она увидела Олю, лежащую навзничь. Бедняга раскинула руки, а глаза были устремлены вверх. Могло показаться сперва, что с нею все в порядке.
   Но это был сладкий обман...
   Зина оставалась пока единственной, кто не плакал. Но и в ее действиях прослеживалась нарастающая истерика. И никто ничего не говорил. Как на похоронах.
   Катя сперва не отреагировала на все это. Хотела думать, что Зина сейчас чудесным образом поднимет на ноги их любимую бешеную блондинку. И та снова по-дурацки пошутит, вызывая на себя огонь. Такое ведь бывало. И не раз...
   Но панкуша и сама не заметила, как медленно отключилась от реальности. На нее были устремлены все взгляды. Даже побледневшая Кира больше переживала за ее реакцию и старалась не слушать свое стонущее сердце. И по тому, как спокойно Катя наблюдала за процессом воскрешения подруги, стало ясно, что она не в порядке.
   - Ну же, что же ты медлишь? - прозвучал чей-то треснувший голос в толпе зрителей.
   Это они подгоняли Зину. Хотелось верить, что она всесильна. Ведь такого не могло произойти? Ведь так?
   - Не могу... - наконец выдала свое веское слово Зина, не прекращая раз за разом заводить сердце друга, - у меня не получается!
   И это был вопль отчаяния. Бессилия. Тяжелой всепоглащающей беспомощности. Олененок вновь и вновь нажимала на сердце. Наконец-то эмоции дошли и до нее. Несколько капель из глаз упали на грудь блондинки. Но она продолжала все также страшно смотреть в небо, безразличная ко всему происходящему.
   - У меня не получается... - повторила, словно не веря себе, Зина и вновь ударила Олю по грудной клетке, - ну же! Ну же! Ведь это так просто! Но почему?
   Катя как молча стояла... так молча и ушла. Просто развернулась и направилась в гущу леса. Ее никто не стал преследовать. Сейчас ее исчезновение никто и не заметил.
   На конников навалился такой шок, которого они еще никогда не испытывали. "Разве это правда? Такое вообще возможно? - вопрошали они взглядами у пустых зрачков Оли и друг у друга, - это не сон?".
  
   И в груди Кати взорвалась бомба! Огромный необузданный термоядерный взрыв. И эмоции, сдерживаемые внутри, вырвались наружу. А по пути они разодрали каждый орган, заставляя его кровоточить и пульсировать. И девушка зашлась в немом крике, потому что даже связки отказались работать, как надо. Сколько можно держать в себе эту боль?
   А она все нарастала. Нарастала и распирала изнутри. Вот-вот пронзит тонкую кожу и заставит биться в конвульсиях... и нет от нее противоядия.
   - Черта с два! - завопила, наконец, панкуша и достала из рукава нож.
   На лесную траву брызнула алая кровь. И второй адский крик боли и ненависти. Девушка тяжело дышала и в истерике наблюдала, как сквозь пробитую ладонь сочилась наружу липкая жидкость. Она ей больше была не нужна. Она помогала справляться с тем ужасным прорывом, который мучил изнутри.
   Но помогло ненадолго. Боль физическая, как назло, перемешалась с духовной. Катя отбросила в сторону нож. Обхватила раненную кисть, как родного ребенка и стала ее жалобно нянчить, заливаясь эмоциональной жидкостью. Она обессиленно уперлась спиной в дерево и позволила себе страдать. Настолько, насколько позволял воспалившийся разум.
   "На ее месте должна была быть я, - мелькнула единственная складная мысль в голове, - почему не я?".
  
   - Как это так вышло? - первой прорезался голос у Киры, - почему она? Как это понять?
   Она просто говорила набор фраз. Первое, что приходило в голову. Поток необработанной информации сочился сквозь губы и не собирался останавливаться.
   - Кто за это в ответе? - крикнула она злее.
   И невиновные дети отшатнулись от обезумевшего тренера на всякий случай. Настолько грозно звучал ее голос.
   Из воздуха напротив появилась призрак "королевы бумажек". Увидев Олю, она шокировалась не меньше других. Но только вот пришла в себя подозрительно быстрее.
   - Вот как, - только и проговорила она вполголоса.
   - Говори, - сжала ее горло пальцами Кира.
   - Остановись, не теряй голову! - испуганно пролепетала дух.
   - Мы все прекрасно знаем, кто в этом виноват, - с жаждой расправы проговорила Кира, - это вы. Вся ваша шайка. Все вместе...
   - Кира, в тебе клокочет жажда мести. Прошу, остановись, пока не натворила глупостей... - последние слова ей приходилось говорить с трудом, сквозь сжатые связки.
   - Глупостей?! - сорвался голос Киры на высокой ноте, - кто вернет мне друга? Ты?!
   - Ты не оставляешь мне выбора, - прохрипела призрак.
   И с силой разъяренного быка бедного человека боднуло воздухом в живот. Она едва не потеряла сознание от этого удара и повалилась на спину. В глазах на мгновение потемнело. Но вскоре Кира пришла в себя. И ее даже не связали по рукам и ногам.
   - Я знаю, что ты чувствуешь, уж поверь мне! - сорвалась и призрак на крик, - и это не я убила вашу подругу. Но позволь мне объясниться.
   - К чему бы? - возвращая ровное дыхание, просипела Кира, - что вы еще хотите от нас? Последнюю кровь выпить? Да и с кем я разговариваю? С подстилкой Петра!
   - И ты туда же... - оскорбилась дух.
   Эта фраза настолько больно полоснула ее, что щеки вспыхнули пунцовым огнем. А в глаза взыграла эмоция обиды от несправедливого обвинения.
   - Я потеряла лучших друзей, - почти навзрыд закричала дух, - потому что была самым слабым и бесполезным звеном нашей группы. Я подвела всех и не смогла спасти тех, кто был мне дорог! На моих глазах умерло три лучших друга, понимаешь? Ты думаешь, ты самая несчастная здесь? Да вы... да я...
   Она задохнулась от нахлынувших эмоций. Схватилась руками за лицо. Попыталась задавить воспоминания. Но они так непрошено всплыли на поверхность, что скрывать чувства уже не имело смысла. Возможно, впервые за несколько сотен лет она решила излить душу. Как это некстати. Но при этом так уместно.
   - Ты бы знала, Кира, как сильно меня стала презирать Визгард. Как сильно переменились ко мне остальные боги. С этого момента вся жизнь пошла наперекосяк. И ты теперь еще обвиняешь меня в том, чего я не совершала!
   - Но кто тогда это сделал? - вдруг просипел не своим голосом Коля.
   Он до сих пор стоял молча, не в силах держать себя в руках. Останавливало от бессмысленных действий его только страшное выражение лиц детей. Ирина вообще упала в обморок, как только подоспели остальные. Ей не повезло увидеть труп первой.
   Но теперь она стояла неподалеку и слабо моргала, боясь обернуться. Уперлась личиком в грудь сестры и еле-дышала. Та тоже была не в лучшем состоянии. Но хотя бы сама держалась на ногах.
   И, жалея их, Коля попытался взять себя в руки, чтобы не нагнетать обстановку. Несмотря ни на что, он считал, что не имеет права на панику.
   - Петр, - прозвучал голос Вальса.
   Жеребец стоял неподалеку. О его существовании все в эти минуты забыли. Но, оказывается, он крепко сжимал челюсти, пытаясь успокоиться. Поэтому так долго молчал.
   Но сейчас наступил момент истины. Та самая секунда, когда все должны узнать правду.
   Услышав ненавистное имя, Кира снова метнула нечеловеческий взгляд в своего духа. В глазах призрака установилась пустота.
   - Вот же ж гад... - вдруг "очнулась" она, как ото сна, - он всех вас надурил! Да и нас тоже... Кира, послушай! Дослушай меня до конца, прежде чем возьмешься за самоуправство. Вы не повторяете судьбы ваших богов. Петр всех обманул, чтобы усыпить бдительность!
   Конники это и так уже поняли. И смотрели на нее такими глазами, будто хотели разорвать на части. И призрак безошибочно ощутила враждебную ауру. Сделала несколько неуверенных шагов назад.
   - Бога может убить только бог, - зачем-то напомнила она, - не тратьте свои силы попусту.
   - Да. Только вот ты не бог, а бывший человек, - коварно прошипела Кира.
   Призрак поняла, что ее раскусили. И приготовилась отбиваться. В ее лице читалась фраза "что вы делаете? Я вам не враг!", но по факту дух была на стороне тех, из-за кого стали гибнуть конники. И невольно она чувствовала свою причастность к деяниям мужа. И поэтому сама не заметила, как взяла вину на себя.
  
   Но прямо в этот момент довольный торжествующий демон сгорал от безобразно большого количества энергии. Он поглотил душу Оли и забрал силы Осипа. И теперь внутри все клокотало, желая вырваться наружу.
   - Ах, этот чудесный летний день! - расхохотался в воздух демон, вдыхая полной грудью, - наконец-то я смогу покончить с этой дружной компашкой раз и навсегда. По очереди.
   И он сделал такой жест рукой, будто впивался пальцами во что-то мягкое. Со стороны этот ритуал больше походил на пантомиму. Но все вокруг стало меняться...
  
   Кира схлестнулась с богиней в невидимой схватке. Вверх взмывали малые и крупные камни, ветки, мусор и чужие вещи. Конники успевали только разбегаться в стороны, угнетаемые всей ситуацией в целом.
   - Это неправильно, - сквозь слезы всхлипнула Ирина, - я не узнаю Киру. Она не должна быть такой.
   Нина, правда, ее не слушала. Она сочувственно смотрела на Петю, который хмурился до боли в мышцах, глядя на Олю. Его, как и других, настигла мысль о том, что смерть ходила все это время рядом. Но почему-то ударила именно по тому человеку, который меньше других ее заслуживал.
   Парень чувствовал себя виноватым. Он думал, что давно нужно было покончить с этим демоном. Это была чудовищная ошибка, когда они решили забыть о его присутствии...
   - Ай! - вскрикнула тихонечко Ира, отпрыгнув в сторону.
   Нина удивленно взглянула на нее. Сестра смотрела себе под ноги, будто обнаружила там что-то. И удивлялась, что остальные никак не реагируют на это "что-то".
   - Разве вы не видите? - испуганно пролепетала ангелочек.
   Даже сестра неодобрительно качнула головой. Но ведь на земле валялся гигантский ледяной валун! Он упал прямо с неба. Как град. Только размером с арбуз.
   Кира чем-то бабахнула о стволы деревьев. Те мучительно загудели и с неба вновь посыпались камни. Сначала мелкие, а потом и еще несколько крупных.
   - Остановитесь! - закричала на них девочка, - вы здесь все завалите. С неба что-то сыплется...
   Малышка побоялась озвучить настоящие мысли: "Небо падает!". И она увидела, что на труп Оли полетело несколько острейших сосулек неизвестно происхождения. Но девочка была слишком далеко, чтобы воспрепятствовать этому.
   Почему она боролась за безжизненное тело? Ирина сейчас об этом не задумывалась. Но на подсознание что-то отчаянно кричало, что этого нельзя допустить.
   И вдруг то же самое увидела Катя, только что вернувшаяся на шум из леса. Она ничего не сказала, ничего не спросила. Только глаза ее стали больше раза в три. И с воплем отчаяния девушка кошкой прыгнула вперед.
   Она закрыла тело мертвой подруги собою. И когда острые сталактиты вонзились в ее спину, через футболку просочилась настоящая кровь. Панкуша скрипнула зубами и скрючилась. Раны были не смертельными, но ужасно болючими. И очередная градина с размаху ударила ее по голове...
   И только сейчас Ира в ужасе попыталась сбежать к сестре. Ее пугало то, что некоторые видели град, а некоторые - нет. Но он при этом был реален!
   Девочка развернулась, чтобы нагнать близняшку, однако ужаснейший взрыв и взмывшая в небо пыль заставили малышку пасть ниц. Она закрыла голову руками, ощутила, как по коже осыпается песок. Сквозь кашель выкрикнула родное имя... но ей никто не ответил.
   Ирина вновь закашлялась и открыла глаза. И увидела перед собою целую ледяную стену, врезавшуюся в землю так глубоко, что вокруг расползлись глубокие трещины.
   Испугавшись, что сестра могла не успеть избежать этой глыбы, Ира чуть не потеряла сознание. Она обессиленно влетела в прохладную полупрозрачную поверхность и стала колотить по ней руками. Но тщетно. Звук не распространялся и на метр вглубь и в стороны.
   Ирина расправила крылья и кинулась в обход. Но в этот момент с неба посыпался самый настоящий град размером с грузовик. Это была целая лавина с камнями!
   Девочка запаниковала. Начала метаться из стороны в сторону, как муха в ловушке. Пару раз такой "подарок" сбил ей крыло, отчего приходилось падать и больно биться головой об землю.
   - Где все? - слезно по-детски кричала на бегу Ирина, - помогите! Кто-нибудь!
   И снова визг. И она, забыв обо всем, просто бросилась наутек, спасаясь от грядущей катастрофы. Осколки, град, меняющийся цвет неба - это все преследовало ее. Заставляло все больше отдаляться от конников.
   Но Ирина надеялась еще вернуться. Она верила, что другим удастся спастись. Но откуда все это? Почему?
  
   Кира видела, как Катя ни с того ни с сего бросилась на тело Оли. Осколки деревьев сыпались отовсюду после боя девушки с призраком. И несколько таких брусков ударили панкушу в спину.
   - Хватит! - взмолился Онуфрий, бросаясь ей на помощь, - остановите бой!
   - Я давно это говорила, - огрызнулась дух, - я могла бы давно исчезнуть. Но не делаю этого лишь ради того, чтобы вдолбить вам одну мысль. Я не враг!
   - Что вокруг происходит? - пропустила ее слова мимо ушей Кира.
   Она даже на какое-то мгновение отвлеклась от бедной Кати. Потому что в глазах рябило и в ушах шумело. Вернее, не так. Представьте, что сломанный телевизор выдает то нормальную картинку, то помехи.
   А девушка видела все это наяву. И слышала то шум деревьев, то крики конников. И затем... темнота.
  
   Хаос, паника и метания спортсменов наполнили поляну. Каждый видел что-то свое, убегал от реальной опасности и пытался воссоединиться с остальными. Но почти никому не удавалось прикоснуться к друзьям, т.к. они исчезали из поля зрения менее чем через минуту.
   Все это было так непонятно, так страшно и быстро, что бедные конники пустились в бегство. Кто-то успел запрыгнуть на своих коней, кто-то кинулся врассыпную ногами. А некоторым и вовсе не повезло, как Кире, канувшей во тьму.
   Пространство трещало и расходилось по швам. По небу поползли разноцветные полосы. Земля тяжело загудела, как живая и стала вздыматься, делая вдох.
   Визгард не успел прийти в себя, как осоловело быстро заморгал глазами. Игорь с Тимкой тоже сидели, раскрыв рты, забыв про существование больного товарища. Реальность вокруг превратилась в холст безыскусного художника, ляпающего краски огромными пятнами.
   - Это жизнь после смерти такая или я обдолбался? - напомнил о своем присутствии Визгард.
   Ребята лишь отрицательно покачали головами. Они не верили в массовые галлюцинации.
  
   Олеся с Олегом озадаченно смотрели в окно. Столько всего успело произойти за стенами их убежища, а ребята все еще не выбрались из детдома. И даже не знали о развернувшейся трагедии в коллективе.
   Стекла кабинета стали жидкими и прилипали к пальцам. Полы смягчились и гудели, как батут.
   - Это бред, это какое-то очередное заклинание, - внушала себе вслух Олеся.
   - Мне знакомо это состояние, - нахмурился парень, - когда я распадаюсь на десятки чужих сознаний - я выпадаю из реальности и начинаю существовать разом в нескольких других. И первое время мой мозг выдавал похожие картинки, т.к. раньше я не умел видеть одновременно несколькими газами.
   - А проще? - психанула девушка.
   - Измерения перемешались, - брякнул Олег, - кто-то расколол настоящее на части и теперь пытается смешать его с другими.
   - Кому доступна такая сила? - в ужасе выпалила Олеся.
   Юноша лишь промолчал. Увы, но никому даже в голову не могло прийти, что какой-то демон-маньяк-убийца смог овладеть подобными силами.
  
   Хруст, треск, вспышки молний. Еще немного приложить усилий и...
   - Вот так-то! - обрадовался демон, сатанински хохоча, - я даже и не думал, что получится настолько идеально.
   Он выдохся и позволил себе не по-царски присесть на траву. Со своего холма ему открылся прекрасный вид на происходящее в низине. Конники рассыпались, как бильярдные шары, а затем исчезли вовсе. Кто куда. Петр не удосужился подумать о том, кому какое измерение подсунуть.
   Ведь если выживут - их беда. Он придет и заберет каждого по отдельности. Таков и был план демона. Убить всех конников, но аккуратно. По очереди. Для этого пришлось ему долго и много выжидать. Несколько столетий.
   План свой демон продумал давно. Как только узнал однажды, что старому пантеону дали второй шанс. Он наблюдал за тем, как по-детски радуется его Кира и подумал, что это хороший повод обзавестись новыми силами.
   - Откуда ты узнала? - подошел Петр к женушке.
   - Серафима встретила на поверхности, - честно ответила она, - того самого, который пророчил кончину богов. Я испугалась поначалу. Думала, что он за мной пришел. Но серафим заверил меня, что не работает сейчас на Единого. На небесах царит раскол. После убийства нашего пантеона их проблемы не исчезли. И теперь часть ангелов стало служить самим себе. Единого похитили и хотят убить. Но дальше я плохо запомнила, что у них там происходит. Главное, что некоторые с небес вновь даровали старому пантеону жизнь! И нам с тобой, в том числе.
   - Забавно, - хмыкнул демон, - что же у них там такое произошло? Неужели нас вновь призывают на землю для восстановления равновесия в духовном мире? Вырвав один важный элемент, они обрушили всю пирамиду.
   - Похоже, что так. Но есть одно "но", - Кира заученно закусила губу (раньше за ней такой привычки не наблюдалось; суккубы научили), - мы больше не полноценны. Мы возродимся призраками. А чтобы стать реальными, как раньше - придется прибегнуть к помощи людей.
   - Подробнее, - заинтересованно потребовал Петр.
   - Ангелы так подстроили, что в один год на одной конюшне появились кони и дети с нашими именами. Специально создали площадку для нашего появления. Души лошадей уже вселили в новобранцев. Осталась очередь за нами. Ах, я так хочу вернуться на землю не демоном, а снова человеком! Петр, ну пожалуйста! Пусти меня обратно!
   - Конечно, - непривычно просто улыбнулся он.
   Девушка сперва обрадовалась, но потом осеклась. Внимательнее всмотрелась в его довольную физиономию.
   - Ты тоже рад вновь оказаться там? - удивилась она.
   - Не буду скрывать от тебя, женушка, - он потрепал ее по голове, как ребенка, - но где я еще смогу набрать такое количество бесплатных душ?
   Радость стала быстрее утекать из глаз девушки. Уголки губ сползли вниз, а в глазах появилась прежняя тревога. Демона это позабавило.
   - Ты столько лет уже прожила в этом месте и все чему-то удивляешься, - умилился он.
   - Но ведь это дети, - попыталась возразить она.
   - И это должно меня остановить? - вскинул он брови, - наоборот, с детьми проще. За конфету душу продадут.
   - Но зачем тебе столько? - в ее груди начало расти возмущение, - ты слишком жаден! Дай людям уже выбрать.
   - А разве души можно получить как-то по-другому? - сарказничал он.
   - Ты толкаешь их на неверный путь, Данталиан, - строго заметила она.
   - Ох, как ты разозлилась. Даже по истинному имени меня назвала, - он насильно прижал ее к себе и непривычно крепко обнял, - я рад, что ты стала такая понятливая. Не то, что прежде. Но все-таки ты неблагодарная. Я мог бы сбросить твою душу кому-нибудь повыше. Да хоть самому Сатане. Или запихал бы в котел с другими грешниками. Но нет же. Я сделал тебя демоном. Теперь разрешаю вернуться на землю. А ты все еще меня не любишь.
   - Хватит паясничать! - отстранилась она, - ты сделал меня демоном-проституткой! Забрал моего ребенка. Каждый день со спокойным лицом наблюдаешь, как мне приходится выживать, и ни черта не помогаешь, когда я убегаю от более сильных демонов. Даже сейчас ты разрешил мне вернуться на землю только при условии, что я пойду не одна.
   - И что тебе не нравится? Каждый получил то, что хотел.
   - Ты получил больше.
   - Ты настоящая женщина, - восхитился он, - хочешь больше, чем заслуживаешь.
   - Я заслужила мало? - возмутилась она.
   - Ты человек. Ты заслужила костра, - веско проговорил демон, - но в сторону эмоции. Пора перейти к делу. Я надеюсь, ты исполнишь все в точности так, как я сейчас скажу. Иначе не видать ни тебе, ни другим твоим друзьям-богам белого света больше.
   И он посвятил ее в свои планы. И бедная Кира была вынуждена их исполнять. А также она настраивала на нужный лад остальных богов, которые от радости возвращения простили ей прежние прегрешения.
   Они умолчали о существовании Ырынги. Рассказывали не всю правду о своем прошлом. Но главное, Кира не сообщила конникам о том, что демон устроил на них охоту.
   Однако она честно не знала про то, что судьбы богов не повторяются. Петру как-то удалось убедить в этой теории всех богов, включая жену. Эта игра была затеяна как раз для того, чтобы взять ситуацию под контроль. И он выждал удобный момент, когда подростки совсем потеряли осторожность. И нанес решающий удар.
   А что на счет Ырынги? Она выжила после того, как ее заковали во льдах. На земле наступило глобальное потепление. И девушка выбралась наружу, целая и невредимая... но голодная и потерянная.
   Пока она корчилась в муках и срочно соображала, что произошло, к ней явился Петр. Настроил против новобранцев и сообщил, в каком примерно направлении их следует искать.
   Демон был единственным, на кого Ырынга не затаила злобу. Ведь именно он предупреждал ее о грядущем предательстве. И оказался прав. И богиня согласилась стать его карающей дланью.
   А затем дело осталось за малым. Часть конников Петр приблизил к себе в качестве слуг. Это гарантировало их послушание и дальнейшую продажу душ без лишних вопросов. Часть спортсменов - сблизил друг с другом на случай, если без манипуляций они откажутся подчиняться.
   Так влюбленность Оли сыграла злую шутку против нее же. Всего одна фраза "я за тебя душу готова продать" сработала, как клятва. Хоть и была брошена на ветер. Но час настал. И торжествующий демон исполнил волю человека. И так она стала его первой жертвой.
   Следом поддался Осип. Оксану Петр любезно подарил ему в надежде, что юнец в аду выживет и станет сильнее. И вместе они однажды двинутся навстречу Сатане, чтобы уничтожить его. А затем и друг друга. Но Данталиану не стоило бояться малявки. Ученик никогда не превзойдет своего учителя и обязательно погибнет от его руки.
   Теперь же наступила развязка этой чудовищной истории. Полученные души можно либо использовать в качестве источника сил и энергии для усиления своих способностей. Либо можно продать кому нужно в аду. За определенные блага.
   Но даже здесь Петр провернул все по-своему. Кира родила ему дочь, безжалостную как отец и обманно-прекрасную, как мать. Телекинезом она владела плохо. Но зато в доверие к жертвам втиралась отлично. И в отличие от чистокровных демонов могла свободно перемещаться между землей и адом. Без всяких ритуалов, трав, умерщвления оболочки и прочих премудростей.
   Сын тоже оказался не бесполезен. Он выжил среди людей. И дал богатый род Местиных, из которых вскоре появилась и наша знакомая Кира.
   В теле сына, кстати, на землю вернулся и Петр. Они были так похожи, что боги сперва даже не заметили разницу. И только жену это немного коробило в первое время. Но даже она привыкла. И к тому факту, что про сына Петр врал - тоже.
   А души Оли с Осипом демон использовал для того, чтобы расколоть реальность и разбросать оставшихся конников по разным измерениям. Теперь у Петра появилось много свободного времени для совращения их умов. Он мог наведываться к каждому и постепенно настраивать их на попадание в ад. К сожалению, силой человека туда не затащишь.
   И пока спортсмены всюду ходили дружной толпой - план невозможно было воплотить в реальность. Но теперь они полны отчаяния, боли и жалости к себе. Легкая добыча.
   И Петр вновь хлопнул в ладоши, как будто представление началось. Он был доволен собой, как никогда раньше.
  

ОСИП И ОКСАНА

   Однако...
   Осип стоял в полном одиночестве на невысоком выступе. Тяжело дыша, смотрел на пустые руки и озадаченно шевелил губами. Затем поднял глаза выше и увидел перед собою незнакомую местность. Но он знал куда попал. И не эти красные облака его волновали.
   - Эй, ты! - окликнул он какого-то беса.
   Тварюшка размером с собаку радостно кинулась ему навстречу. Но в последний момент остановилась перед разгневанным взором и распустила все свои шипы и крылья, какими обладала.
   Но юноша не испугался ее отвратительного визга. Она мрачнел все больше с каждой секундой.
   - Где Оксана? Она была со мной, когда мы переместились, - сдержанно процедил юноша.
   Но черт не собирался ему отвечать. Он понял, что перед ним стоит обыкновенный человек и радостно клацнул в воздухе зубами.
   - Я... задал вопрос... - закипел Осип.
   И в тот момент, когда создание набросилось на него, парень извернулся и перехватил его пальцами за отвратительную голову.
   - Не хочешь мне отвечать? - недобрым тоном уточнил Осип.
   Тварюшка заверещала громче и попыталась извернуться. И юноша не дрогнув ни одним мускулом, выкачал из нее все жизни. Но медленно. Заставляя источать последний скрип и визг. Заставляя медленно слабеть и бояться.
   Но прилива сил от этой жертвы юноша не ощутил. Только злость. Теперь она копилась и росла в его сердце.
   А на развернувшуюся сцену уже смотрели со всех сторон прочие мелкие и некрупные существа. Они теперь были не так уверены в том, что перед ними обычный человек. Да и Осип вел себя слишком нагло с ними.
   Обнаружив новых потенциальных жертв, парень сделал шаг навстречу. Они испуганно отшатнулись и зашипели.
   - Повторю вопрос, - льдом прозвучал голос юноши, - где. Моя. Оксана?
   Твари странно хрюкнули и кинулись врассыпную. Но далеко убегать они не стали. Просто предпочли наблюдать со стороны...
   - Что этот человек себе позволяет, находясь у самого центра Ада? - послышался гортанный голос за спиной.
   Осип обернулся и увидел уродливого демона. Он был выше богов старого пантеона и выглядел точно страшнее Петра.
   Но парень не собирался убегать. И от гнева уверенность в своих силах только росла.
   - А вот и я, - прозвучал другой знакомый голос в ушах Осипа, - Петр просил помочь тебе в этом месте.
   И что-то нетяжело скользнуло в ладонь парня. А затем после короткой вспышки в руках Осипа появилась огромная коса с головой ворона, чей клюв и оказался лезвием. Черное железо угрожающе блеснуло в глазах надвигающегося исчадия.
   Но Осип выглядел так, будто эта трансформация его ничуть не удивила. Он лишь поднес приятную древесную рукоять поближе к лицу.
   - Где Петр опять напортачил? - зарычал он на оружие, - почему я один?
   - Оксана грешница и потому ее душа вынуждена странствовать в Аду навечно. Ей не стать демонессой вроде тебя. Такого уговора не было. Так Петр сказал.
   - Ах, он ***, - и после вздоха последовала еще более длинная тирада нецензурной лексики.
   Нужно было догадаться, что все не так просто. Но теперь у Осипа появился новый смысл жизни.
   - Я найду ее, - сжал он рукоять косы покрепче и злобно вонзился взглядом в своего врага, - и ты мне мешаешься!
   И юноша бесстрашно приготовился атаковать. Существо его ни капли не боялось. Но и недооценивало серьезно.
   Первый же взмах косы едва не стал для него последним. Лишившись крыла, демон осмысленно отшатнулся обратно. Попытался перехватить оружие за рукоять, но вместо этого воронья сталь лизнула его лапу.
   Вместо крови наружу брызнула неведомая вонючая жижа. И мелкий ненавистный юнец сорвался с места, как обезумевший бес. Он наступал все быстрее, все опаснее размахивал своей игрушкой. Демон замешкался и получил удар в спину.
   Его вопль огласил низину. Но это было не смертельно.
   - Человеческий щенок! - выругался он и распался на две части.
   Осип успел только мимолетно удивиться... как его коса стала медленно погружаться в кусок сброшенной кожи. И пока это происходило, две половины демона подкрадывались с двух сторон.
   Бросать косу Осип не хотел, поэтому тянул ее со всей силы на себя. Но как только первая шипастая лапа ринулась ему под лопатку, парень превратился в скелета. Попытался проделать свой старый верный прикол с умерщвлением противника, потерявшего от неожиданности бдительность. Но тут все было не так-то просто.
   Оружие все не поддавалось. А монстр и не планировал вынимать свои когти из-под костей. Парень не мог сделать человеческой одну лишь руку. Либо целиком материализоваться и впитать силы демона, либо продолжать беспомощно извиваться.
   - Сделай что-нибудь, тупая деревяшка! - выругался, наконец, парень.
   - С этого дня я лишь твое оружие, - откликнулась та.
   - Ну, раз ты разговаривать умеешь - значит, и думать тоже! - парень злобно ударил по нему костяшками пальцев, - я приказываю!
   - Молодой королевич гневается? - саркастически откликнулась коса и вздохнула, - отпустите. Я все сделаю сам.
   Осип на веру исполнил просьбу. И вороний глаз нагрелся докрасна. Вонючая сброшенная кожа раздулась и со свистком закипевшего чайника разлетелась ошметками во все стороны. Все, в кого она попадала, с воплями падали на землю и беспомощно царапали себя по морде. Но куски чужого тела невозможно было снять. И они болезненно прожигала их насквозь.
   Те, кто висел на Осипе, тоже получили по мучительной доле. И когда они стали кататься по земле, отрывая от самих себя части тела, парень презрительно сплюнул. Теперь он точно был уверен в том, что не хотел забирать их жизни и силу. Больно нужно.
   - Ну вот. А то все "не могу", да "не могу", - проворчал юноша, запрокидывая на плечо косу.
   - Вы просто не просили, - откликнулась та.
   - Ты много чего еще умеешь? - заинтересованно спросил Осип.
   - Возможно. Я пока и сам еще не уверен. Для меня эта роль нова.
   - Но ты ведь готов исполнять все мои приказы и следовать моей цели? - уточнил парень, косясь в каменный вороний глаз.
   - Об этом не беспокойтесь, юный королевич. Я полностью в вашей власти, - с готовностью откликнулось оружие.
   Осип был удовлетворен. И когда он проходил мимо помирающих кусков демона - наступил на них ногой. Под подошвой что-то страшно засвистело и лопнуло, как воздушный шарик. Парень ощутил приятную дрожь в сердце и насладился новыми эмоциями сполна.
   "Петр испортил меня, - задумчиво всмотрелся Осип вдаль, - но в этом месте нельзя быть жалостливым. В этом он был прав". Однако на счет учителя парень строил далеко не дружеские планы. За последнюю шутку с исчезновением Оксаны он хотел отомстить сполна. Сколько уже можно держать его за маленького мальчишку?
   - А знаешь, я даже начинаю получать удовольствие от этого всего, - азартно сверкнула улыбка Осипа.
   - Вы прикажете мне не сдерживаться? - уточнила коса.
   - Да. Убивай, кромсай, режь и выпивай их жизни! - сатанински рассмеялся парень, отбрасывая от себя очередную жертву, - в это месте некого жалеть. Больше не нужно беспокоиться о морали, законах, полиции и небесной каре. Мы дома.
   Дух, заключенный в оружие, одобрительно усмехнулся. Это было ему по вкусу.
   - Ну, так приступим, - с готовностью откликнулся он.
  
   Юноша стал настоящей грозой беспомощный чертей. Но и против демонов выступать он не боялся. Более того, от каждого поверженного врага ему доставалась какая-то новая особенность.
   Здесь силы Осипа действовали не как на земле. Там эффект от поглощения жизней был временным. Здесь же у юноши отрастала новая часть тела, позволяющая эффективнее вести бой.
   Первым появилось костяное крыло, болезненно растянувшее его кожу. Бедный парень громко сквернословил, пока оно прорывалось наружу. Но зато потом по достоинству оценил пользу от этой штуки.
   Затем в костях начали прорастать шипы. Они неприятно лезли через кожу, но вскоре боль утихла. И так у парня появились полезные обновки.
  
   Оксане же не так сладко. У нее не осталось помощников. Богиня сбежала. Кобыла пропала. Способности в аду не помогут. Остается только работать мозгами и строить козни, как и все вокруг. Но она была в разы слабее чертей. Не говоря уж о высших кастах.
   - И вы думаете, я буду вам подчиняться? - злобно шипела девушка на собравшихся бесов.
   - Ты забыла, как тебе было раньше тут "хорошо"? - рассмеялся один из демонов.
   Готеса не стала бежать. Просто испепелила его злобным взглядом. Она помнила этого гада с гончими собаками.
   - Здравствуйте, - процедила Оксана сквозь зубы, - Осип вернется за мной. И убьет вас мучительно и небыстро.
   - О, то есть тебя еще и трогать теперь нельзя? - расхохотался тот, наклонившись поближе.
   - Подойди еще на сантиметр и лишишься носа, - пообещала девушка.
   Тот усмехнулся и решил проверить.
   И лишился! Его болезненный вопль смешался с чужим хохотом. Оксана стояла, перевоплотившаяся в Вию с когтями. В этом месте она не слепла.
   - Это и мой дом теперь тоже! - горячо выпалила готесса, - не стоит меня недооценивать.
   - Чушь. Это всего лишь нос, - сплюнул демон, - а вот ты, мелкий человечек, настрадаешься в этот раз. Я уж тебе обещаю.
   - Вам тоже будет несладко, - сложила она руки вместе, - я заслуживаю любви моего демона. И вы ему не ровня.
   - Откуда столько самоуверенности? - фыркнул тот, - свяжите ее уже кто-нибудь.
   - Вы тоже отгребете, если приблизитесь, - приструнила бесов Оксана страшным взглядом.
   Они даже поверили. Опешили и неловко затоптались на месте.
   Монстр разозлился и с легкостью подцепил девчонку за одежду коготками. Она зашипела, как кошка. Попыталась дотянуться до него руками. Но ей не удавалось сделать этого.
   - Это ведь так легко, - протянул он задумчиво, - почему бы мне не бросить тебя в лаву?
   - Потому что я бессмертна, - скалилась она, демонстрируя клыки, - душа живет вечно! Даже в страдании.
   - Ну, хоть что-то ты знаешь, - улыбнулся он...
   И швырнул ее за границу плиты. Бедная Оксана не успела ни за что зацепиться и с гулким звуком булькнула в адскую реку.
   Чудища торжественно расхохотались и стали тыкать в нее пальцами. Никогда еще в жизни бедная девушка не испытывала такого жара и потому даже крикнуть не смогла, как только всплыла.
   Но хуже того, что ей и вздохнуть воздуха нормально не дали. Кто-то особенно трудолюбивый сунулся лапами в лаву рядом и ударил бедняжку по голове. Она снова булькнула в кипяток.
   Но через секунду черт как будто поскользнулся и оказался уже внизу с нею. Оксана снова с визгом выскочила наружу и когтями впилась в крутое прибрежье. Ее сердце неистово билось, а в глазах читался ужас.
   Но тот самый черт так и не появился следом. И лишь через минуту все увидели его потроха, плывущие вперед по течению. Смех снова прекратился.
   "Бежать-бежать-бежать! На понт я здесь никого не возьму", - кричало сознание. И бедолага с такой скоростью бросилась наутек, что ее и не сразу-то заметили. Благо, ведьминские ноги были так устроены, что позволяли не уступать по скорости лошади.
   Оторвавшись от погони, Оксана спряталась в какую-то пещеру и жалобно всплакнула. Ей было обидно и страшно. Она знала, что нельзя показывать своих слабостей исчадиям ада, но в одиночестве можно было и расслабиться.
   "Как же так вышло, что нас разъединило? - горестно думала готесса, - это все Петр виноват! Я уж его знаю. Гад последний. Не мог хотя бы на прощание нас осчастливить?". Она прислушалась. Вроде бы никто не шел.
   "Интересно, Осип будет меня искать? - девушка жалостливо прижалась головой к горячим стенам, - или он все-таки получил то, чего хотел и я теперь ему не нужна?". Она допускала, что это возможно.
  
   Прекрасная изящная гибкая демонесса, похожая на девушку с рожками стояла чуть поодаль и потягивалась, глядя на Осипа. Она сверлила его внимательным заинтересованным взглядом и помахивала хвостом.
   Вытянула руки, наигранно отодвинула ножку в сторону. Продемонстрировала всю свою тонкую красоту и посмотрела на юношу через плечо. Несусветная красавица! Соблазнительная...
   И тут прямо перед нею в землю вонзилась острейшая гигантская коса. Демонесса взвизгнула и отпрыгнула от нее, выдавая прекрасные сальто. Она игралась до сих пор!
   - Фи, какой грубый! - рассмеялась чужачка, прикрывая ротик когтистыми пальчиками, - мальчик, а мальчик? Откуда ты такой красивый?
   - Я с демонами переговоров не веду, - вернул оружие обратно юноша, - даже с красивыми.
   - Ах, я красивая? - сверкнула хищная змеиная улыбка девушки, - тра-та-та-та-та! Ну, так обними меня, чудик!
   - Обнимись с моей косой! - замахнулся парень.
   Секунда и незнакомка вновь исчезла. Ее скорость была настолько за пределами сознания, что глаз не улавливал. Осип удивленно и напряженно встал в защитную позу.
   Чужачки нигде нет. Однако она периодически трещала и хохотала то тут, то там. Издавала звуки похожие на помесь роя жуков и птиц. Щелчки, свист, жеманные постанывания.
   Но он не отвлекался. Парень был равнодушен к таким красоткам. И повидал уже немало суккуб в этом месте. И одна из них его ничуть не привлекала.
   - А я ведь не суккуба, - вдруг проговорила она, сидя на выступе прямо над ним.
   Юноша испуганно махнул рукой и почти зацепил паршивку. Она вновь крутанулась на руках, изобразила из себя акробатку и нервно затрещала зубами. Была у нее такая странная привычка.
   - Ты еще и мысли читаешь? - недовольно и хмуро поинтересовался Осип.
   - К-к-кто, я? Да ты что? Да не в жизни! - визгливо смеялась девушка, - у тебя лицо просто было такое. Видела я таких на поверхности. Но чтоб в Аду...
   - Черт, как же тебя зацепить-то? - пробормотал недовольно юноша и расправил единственное крыло.
   Задумал совершить обманный маневр, чтобы ударить демонессу в спину. Но как только он приступил к исполнению - то к своему удивлению вновь промахнулся.
   - Да ты держишься дольше моих предыдущих противников, - нервно усмехнулся парень.
   - А ты дерешься подлее, чем те, кто мне раньше встречался, - она сладко закусила пальчик, - ты хоть и с земли, но сражаешься не по-человечески. И оружие незнакомое... ай!
   У нее над головой вновь свистнуло лезвие. И чертовка опять исчезла. Осип оглядывался по сторонам и пытался понять, почему она не нападает. Что за осторожности?
   - Ох, если бы я умел скакать в пространстве, как Петр - было бы проще, - прокрутил косу в руках юноша, - жаль мне еще не скоро удастся его прикончить.
   - Зачем тебе? - удивилась демонесса, появившись вдалеке, - я умею скакать в пространстве, но ты все равно почти дотронулся до меня пару раз.
   - Ты всегда такая болтливая и любезная? - сощурился парень.
   - Пожалуй, эта черта у меня в маму, - радостно подняла она палец к нему, - тр-тр-тр-тр! Чудесная была женщина.
   - Ты еще все тайны семьи мне тут поведай, - приготовился вновь напасть Осип.
   - Конечно! - искренне обрадовалась та, - Кира меня очень любила! В отличие от Данталиана. Вот он, подлец, мне все детство испортил.
   И не успел юноша нанести удар, как оцепенел от услышанного. Он попытался затормозить, споткнулся, едва не растянулся на плато, позорно растопырив руки.
   Демонесса хохотала. Коса недовольно зашипела.
   - Тише ты, - ударил ее о пол парень и поднял глаза на чужачку, - Кира? Есть и такой демон?
   - Она была человеком, которого Данталиан сделал суккубой, - присела на корточки неподалеку чужачка, - а ты, а ты, а ты хотел бы с нею познакомиться? Убить? Только тронь маму - поплатишься!
   Она впервые серьезно погрозила ему когтями. Осип больше не хотел тратить силы на пустую беготню. Понял, что к демонессе подобраться можно только хитростью.
   Но то, что она говорила, очень сильно ему что-то напоминало. Парень вновь вгляделся в лицо незнакомки и нашел там знакомые черты.
   - Кто ты? - наконец, спросил он, - неужели не знакома с Петром?
   - Нет такого демона в Аду, - решительно махнула она рукой.
   - Есть. Я лично у него обучался, - возразил юноша и продемонстрировал рану на уровне сердца.
   Ту самую, которая осталась после самоубийства. Осип и сам не знал, зачем начал откровенничать. Но на данный момент ему казалось, что в этом нет ничего страшного.
   И на девушку данная демонстрация действительно подействовала гипнотически! Она разинула рот, распахнула глаза. Все тело содрогнулось от странной судороги.
   - Ритуальный кинжал Данталиана... - завороженно прошептала демонесса, - я узнаю форму лезвия. И этот стиль нападения... ты говоришь, что был его учеником?
   - Вроде того, - кивнул парень.
   - Похоже, - восхищенно выдохнула ведьма и стала срочно развязывать ленты на своей груди.
   Юноша поморщился и хотел отвернуться. Но затем вспомнил, что доверять ей нельзя. Поэтому пришлось смотреть.
   Однако он неправильно ее понял. Развязав верхнюю часть корсета, девушка оголила только декольте... и перед Осипом открылся вид изуродованного тела с такими же дырами, как у него. Только вдоль ключицы. В нескольких местах.
   - А было ли у Данталиана второе имя? Твоя мать тебе не рассказывала? - начал догадываться юноша, - неужели ты еще одна прабабушка нашей Киры?
   - Нет-нет-нет-нет, мальчик. Я не рожала, - поцокала языком демонесса, - а второе имя у отца было. Но я его не помню. Он не подпускал меня к матери. А меня часто избивал. С самого детства. Поэтому я не интересовалась.
   - И меня он избивал, - хмыкнул парень, - и всех своих учеников. Одного почти убил, утыкав все тело острыми предметами...
   - А меня макал в кипящую воду за плохое поведение, - она продемонстрировала старый ожог на ноге.
   - А Оксане оставил болезненные струпья по всему телу одним прикосновением.
   - А мне выдрал клок волос, когда я попросилась к маме, - показала она голую кожу за ухом, - да у нас много общего! Я узнаю папу!
   - Да уж, - не удержался и рассмеялся Осип, - странно. Еще пару минут назад я хотел тебя убить. А теперь готов пообщаться. Но ведь ты хочешь меня обмануть, чтобы приблизиться. Не так ли?
   - Честно я тоже сначала думала тебя съесть. Но трогать учеников своего отца не намерена, - она забавно заломила пальцы, - ведь ты тоже хочешь его убить?
   - Еще бы. Но у меня есть веские причины. А у тебя?
   - Пф, веские причины?! Парочка ранений, и наплевательское отношение. Не смеши меня. Он с родными поступал хуже, чем с тобой, - она сжала кулак до боли в ладони, - я хочу отомстить ему за мать.
   - Думаю, нам есть о чем пообщаться, - медленно проговорил Осип, - в конце концов, ты мне нравишься. Жалко было бы убивать такого забавного демона.
   Она вновь расхохоталась и замахала ручками, как игривая школьница. Затем облизала острые зубы и пожала плечами. Это было похоже на начало новой дружбы?
  
   - Отец ужасно со мной поступал. С детства я знала только боль, - начала свою историю Валькира.
   Как только ребенку исполнилось пять лет, Петр забрал малышку. И сам дал ей новое имя. А старое потребовал забыть. Но как только малышка заартачилась - вот тут-то ее и опустили ногой в кипяток. Вот таким было первое знакомство юной демонессы с отцом.
   Кира не хотела отдавать дочь. Но и ей пришлось не сладко. Уж поверьте.
   К счастью, норов у Валькиры был скверный и тяжелый. Похоже, в отца. Она была почти неисправима. И только жестокие методы Петра могли как-то повлиять на ребенка. Но это его все равно не оправдывало.
   Однажды девочка захотела увидеть мать. Но он ей запретил. Тогда она тайком отыскала Киру и попыталась познакомиться с нею вновь.
   Мама плакала, обнимала ее и называла самой красивой. Но такое обращение было непривычным для Валькиры. Тем более за пару лет проживания с отцом она научилась никому не доверять. Особенно ласковым. И девочка отстранилась от Киры. Смерила ее презрительным взглядом и молча ушла. Не проронив ни слова.
   Бедолага и сама не знала, что хотела увидеть. Но точно не это.
   Однако Данталиан прознал о ее похождениях. И вышвырнул на Арену против взрослого сильного демона. Маленькая слабая Валькира получила сполна. Но отец просто смотрел на ее пытки со стороны и даже не пошевелился ни разу, чтобы помочь.
   Результатом было шесть колющих ранений и сломанная рука. Малышка чудом выжила. Провалилась в какую-то щель между плитами. И отсиделась там, пока врагу не надоело ее ждать. Плакать она уже давно перестал. И доверять родственникам - тоже. Поэтому сидела до тех пор, пока ноющая боль не превратилась в агонию. Тогда из последних сил ребенок выбрался из-под земли... и тут же схлопотал болезненный удар по голове. Прежде чем его взялись подлечить. Вот так любовь от папы.
   Вторая попытка увидеть мать появилась в подростковом возрасте. Если мерить по человеческому возрасту. Сколько суждено было жить Валькире? - неизвестно до сих пор. Хотя несколько сотен лет она продержалась и выглядит молодой. Но для демонов - это мелочи.
   - Ты больше не посмеешь ко мне прикоснуться! - зарычала впервые в жизни на Петра девочка.
   - Да что ты говоришь? - с больной улыбкой уточнил он.
   Ребенок понял, что очень сильно ошибся. И зря она поддалась эмоциям. Но теперь слова обратно не вернуть. Нужно как-то выкручиваться.
   И в этот день впервые она узнала о том, что Данталиан владеет силой землетрясения. Он быстро словил непокорного звереныша и поднял за волосы над землей. Она шипела от боли, размахивала руками и ногами. Но не за что было зацепиться.
   И когда он тряхнул ее со всей силы, откинув от собственной пропасти - то выдрал клок волос за ухом. Но это было далеко не все. Демон достал нож и исколол дочери всю грудь, заставляя ее вспомнить о том, что она не бессмертна.
   За это демоны, кстати, ненавидят человеческие души. Уж слишком большая блажь в виде бессмертия досталась этим слизням. И как только Валькира набралась достаточным количеством злости - ее выпустили впервые на землю. Она положила столько народу, сколько смогла. И тогда же узнала о существовании охотников на демонов, которые едва не схватили юную демонессу.
   Но благодаря тому, что жизнь в Аду была не сахар, Валькира выжила и скрылась. И даже вернулась домой. Если только это ужасное место можно назвать домом, а Петра - семьей.
   И вот однажды дочь выросла достойной прислужницей Тартара. Беспощадная, не сомневающаяся и искусная убийца. Правда, она стала немного нервной от всех побоев, которые терпела с самого детства. И в частности после порезов отца у девушки появилась странная манера всегда смеяться. Много говорить и быстро-быстро трещать зубами.
   Вот как только она научилась давать отпор отцу и быстро от него сбегать - тогда и наступила более-менее самостоятельная жизнь. И как только девушка стала подолгу проводить время на земле - она поняла, что ей не хватает кусочка человеческой жизни: любви. Возможно, эти порывы были вызваны тем, что в ней текла человеческая кровь. Истинные демоны никогда не нуждались в добрых чувствах.
   И только тогда Валькира повторно явилась к матери и взглянула на нее без презрения. И получила то, чего хотела. Но встречаться пришлось тайно, чтобы Данталиан об этом вновь не узнал.
   Однако ему все равно донесли. И в отличие от продуманной дочурки, Кира не успела никуда сбежать. И Петр уготовил ей особенно извращенное наказание, о котором она потом долго с содроганием вспоминала.
   Узнав об этом, Валькира полностью вышла из себя. И задалась целью уничтожить тирана, который ей всю жизнь отравил. Но параллельно с этим девушка прекрасно исполняла свои демонические обязанности. И вот в процессе поиска очередной жертвы она и наткнулась на Осипа.
  
   Юноша внимательно и задумчиво слушал ее исповедь, не подпуская к себе ближе, чем на десять метров. Но демонесса и на расстоянии могла легко до него докричаться. Поэтому общение получилось продуктивным.
   - Хорошо, я понял. Но мы не друзья, - поднял указательный палец Осип.
   - Не настаиваю, - подняла она ручки.
   - Хорошо. Значит, ты понимаешь, что приближаться ко мне недопустимо в любом случае. Зарублю.
   - Ах, как жестоко. Как страшно, - с улыбкой подперла девушка челюсть руками.
   - И не думай, что твоя жалкая биография меня хоть немного растрогала, - зевнул парень, - но было любопытно. Не знал, что Петр был еще и отцом. По нему не скажешь. Откуда же все-таки младшая Кира появилась?
   - От моего братика. Мы вроде как двойняшки были. Но малой уже давно мертв. Петр пользуется его телом, как оболочкой для выхода на землю, - развела ручками Валькира, - истинное лицо Данталиана ты ведь не видел?
   - Истинное лицо? - заинтересовался юноша.
   - Ну, демоническую личину, - уточнила демонесса.
   И, увидев непонимание в лице собеседника, она вновь нервно затрещала зубами, проговаривая неразборчивые звуки. Почему-то ее это привело в восторг.
   - Ну, так я тебе расскажу! - выпалила на радостях девушка, - та-та-та-та! Каждый демон имеет два лица: человеческое и демоническое...
   И большую часть времени на земле адское отродье проводит в том обличие, которое привычнее его жертве. Это своего рода мимикрия. Чтобы подобраться ближе к цели.
   Но даже при встрече с другими демонами он не спешит снять маску. Если есть возможность поразить противники без перевоплощения - нечеловеческое создание воспользуется ею.
   Демоническое обличие нужно только для сражения с опасными противниками. Потому что у него намного больше преимуществ. И только Валькира может без проблем "прыгать" из одного состояния в другое по желанию в мгновение ока. Ради этого и многих других особенностей Петр и жаждал этого союза с человеком. Он знал, что дети родятся необычными. И полезными.
   Однако перегнул палку с ее воспитанием. И теперь дочурка не могла устоять перед мыслью о мести. Она сразу сладко закатывала глаза и стучала ножками по полу, как заяц. А затем задумчиво вздыхала и вновь шепотом проговаривала свои нервные фирменные "тра-та-та-та".
   И Осип с огромным интересом слушал чертовку. Ловил себя на мысли, что она ему нравится. Не как девушка, а как союзница. Однако он помнил, что в этом месте нельзя доверять никому. И уж тем более - дочке Петра. Учитывая, что они еще и знакомы недавно.
   - Что в тебе еще есть помимо способности выходить на землю в любое время и возможности постоянно перевоплощаться в другую оболочку? - поинтересовался парень.
   - Много чего. Я уже успела познать себя в достаточной мере. Но иногда открываю что-то новенькое, - она очень странно стала разглядывать его руки и оружие, - могу показать тебе, как я убиваю.
   - На мне показывать собралась? - усмехнулся юноша.
   Валькира расхохоталась, будто услышала хороший анекдот. Но затем нервно заработала в воздухе пальцами и активно закачала головой.
   - Даже не смею надеяться на такое, - призналась она, - ты никогда живым не дашься. Но я могу показать на твоей руке часть своей силы.
   - Поймай любого черта, да на нем покажи, - скривился Осип.
   - Это не то, понимаешь? - она змеей сползла с уступа на пол и ласково подалась в его сторону, - ну подпусти меня хоть на миллиметр. Я не убью тебя так просто. Просто хочу причинить боль.
   - Всего-то? - удивился парень.
   - Мне нужно, - ее глаза загорелись недобрым огнем, - иначе я выйду из себя. Мне нужно периодически причинять кому-то боль. Понимаешь? Кому-то равному. Эта зависимость привита мне отцом. Если я не приносила новую жертву - меня избивали.
   - Хватит уже бить меня своими воспоминаниями, - разозлился Осип и схватился за косу, - иначе зарублю!
   - Ой, не грозись попусту, - заманчивым голосом промурлыкала она, - чего тебе бояться? У тебя надежный защитник. Поверь мне хоть на секунду.
   - Мы знакомы меньше недели. И доверять тебе я не стану, - он пропустил за ее спиной лезвие косы и вгляделся в жалостливые глаза, - но разок испытаю. Попробуешь прикончить меня - и твоя жизнь оборвется еще быстрее. Помни, что оружие у меня не простое.
   - Это справедливо, - слегка коснулась она лопатками чужого острия, - теперь ты не будешь нервничать? И подашь свою прекрасную ручку?
   Юноша просверлил ее тяжелым взглядом и все-таки подал то, что просила. Девушка с жадностью вцепилась в запястье пальцами и вдохнула его аромат.
   По ее телу побежали мурашки от нескрываемого наслаждения. А затем демонесса закатила глазки и коснулась кожи губами.
   Поначалу Осип ничего не понял. Но затем острая разъедающая боль впилась в его конечность. Юноша рефлекторно дернулся, но Валькира крепко держала. И, судя по лицу, была разумом уже не здесь. Она, как древний шаман, улетела мыслями в другой мир. И чем дальше отдаляла губы от чужого тела - тем больнее становилось Осипу.
   - Эй! - прикрикнул на нее парень.
   Но девушка его не услышала. От ее рта до кисти юноши тянулись тонкие прозрачные струи, похожие на лучи света. И именно они причиняли боль Осипу. И рука его стала медленно краснеть в месте поцелуя. И это воспаление стало расползаться в разные стороны...
   - На счет три, - громко объявил юноша косе и девушке, - раз... два...
   И тут она открыла глаза. И боль прекратилась. Прозрачная дымка исчезла, но покраснение осталось.
   - Ты не дал мне закончить, - раздосадовано посетовала она.
   Но голос был спокойным. Намного ровнее, чем до процедуры. Как будто демонесса и вправду получила дозу.
   - Довольна теперь? - сощурился Осип, - почему тянула?
   - Я так давно этого не делала, - по ее лицу скользнула пьяная улыбка, - если ты подаришь мне демона для завершения этой процедуры - я стану твоей рабыней навеки. Но при условии, что ты будешь ублажать меня потом.
   И прежнее самообладание вернулось к ней. Валькира хихикнула, игриво ткнула юношу пальцем в нос и отпрыгнула в сторону. Затем горделиво водрузила ногу на ногу и зачем-то стала вылизывать собственную руку.
   Парень взглянул на кисть. В месте поцелуя кожа почернела. Все предплечье неприятно ныло.
   - Ощущения пройдут? - решил уточнить он, - мне ведь не придется отрубать себе руку после тебя?
   - Не беспокойся, все пройдет, - отмахнулась она, - это было выкачивание жизненной энергии. Если ее не выпить целиком залпом - то все быстро восстанавливается.
   Осип вновь с сомнением всмотрелся в повреждения. Ей хватило всего несколько секунд, чтобы так травмировать конечность. На что способна эта чертовка за пару минут?
  
   Один раз они вместе с Валькирой напали на одного довольно сложного демона. Он выбил оружие из рук Осипа и прожег вокруг него землю до самой лавы. Парень был на грани гибели...
   Но Валькира подкралась сзади и разрубила негодяя по линии торса. Вернее, по тому месту, где у обычных людей можно найти торс. У змееподобной твари сложно определить части тела.
   - Он был мой, - разозлился вместо благодарности Осип.
   - Серьезно? Мне показалось, что тебя чуть не убили, - игриво поиграла в воздухе пальцами демонесса.
   Парень зарычал по-звериному и резко встал. Его жертва все еще хрипела.
   - Он твой, - повелительно проговорила Валькира, взмахнув рукой, - давай же. Выкачай из него жизнь. Тебе пригодятся такие способности.
   - Ты разрубила его на части. Я бы не хотел подвергать себя таким ощущениям, - возмутился Осип.
   - Ох, ты каков привереда! - уколола его девушка и надула губки, - не сделаешь этого - не станешь царем ада. Это лишь ступенька на твоем пути к величию.
   Юноша недовольно сопел и смерил ее изничтожающий взглядом. Девушка не боялась его глаз и только темно улыбалась.
   А затем Осип все-таки решился. Он резко сел и коснулся издыхающих останков руками. А в следующую секунду его лицо исказилось от ужасной боли... но парень старался не издать ни звука. Ему было бы стыдно так унижаться перед истинной демонессой.
   А она в это время медленно и незаметно обошла его стороной. Аккуратно добралась до валяющейся косы и наклонилась, чтобы подобрать ее. Неизвестно, какие мысли роились в голове девушки. Но как только она коснулась пальчиками чужого оружия, оно вдруг неожиданно взревело и превратилось в двухметрового живого ворона с гигантскими когтями.
   Осип услышал женский визг и резко развернулся. Огромная птица заключила ее между когтями и скальной породой, лишив всякого движения. По лицу юноши скользнула язвительная улыбка.
   - Ой, ошибочка вышла, - тараторила Валькира, виновато кривя губы, - я тут подать тебе его хотела. А оно живое оказалось. Неправильно поняло меня. Я всего лишь хотела помочь...
   - Ну-ну, - недоверчиво хмыкнул парень и посмотрел на свои руки, - мне как раз было интересно испытать свои временные силы. Что у нас тут?
   Его ладони раскалились докрасна и стали дымиться. Осип удовлетворенно кивнул. Демонесса занервничала больше и попыталась вырваться. Но ворона держала ее крепко.
   - Да не будь ты таким мнительным, - вспотела Валькира, - о чем ты подумал?
   - Я подумал о том, что ты все-таки решила меня убить, улучив удобный момент, - он приблизился к ней вплотную, - разве есть хоть одна причина оставлять тебя в живых?
   - Пощада, - с наносной уверенностью выпалила она, - разве вас на земле такому не учат? Да брось! Ты же хороший мальчик... ай! Не продолжай, пожалуйста, ну мне же больно... ай!
   Он все плотнее прикладывал руку к ее ключице, желая сперва причинить боль, а потом только смерть. И только сейчас взгляд демонессы изменился. Она больше не смотрела на юношу, как на малыша. Стала воспринимать серьезнее.
   Но вместо страха смерти в ее лице вдруг блеснуло азартное безумие. Сложно описать эту эмоцию. Но больше демонесса не кричала, а хохотала. Истерично и заливисто. Парень даже приостановился в сомнениях.
   - Жги-жги, не бойся, - сквозь смех прокричала она, - ты весь в моего батьку. Вот уж не ожидала, что ученики больше в него пойдут, чем родная дочь.
   И новая порция истерики. Осип руку не убрал, но призадумался. Под его пальцами обугливалась чужая кожа. И это было странное завораживающее ощущение. Чего не скажешь о бедной Валькире, которая только притворялась бесстрашной.
   - Я знаю, что тобою управляет месть. Встречал уже подобную девушку на поверхности. Месть заставляет прогибаться под нее, подминая свои интересы, - юноша чуть-чуть отвел руку назад и вгляделся в утомленное лицо демонессы, - а также я знаю, что демонические клятвы крепки, как стальные цепи. Вы можете солгать человеку, но друг другу...
   - К чему ты клонишь? - вновь стал лилейным ее голосок, - милый, добрый мальчик. Ты ведь больше не хочешь меня убивать?
   И она совершила какое-то поспешное действие. Кажется, попыталась вырваться из когтей. Ворона взбесилась и с громкий гарканьем впилась в тело пленницы сильнее, ударив ее при этом головой о камень.
   Валькира не вскрикнула, но болезненно зажмурилась. По ее изгибам из-под когтей потекла кровь. Девушка вновь открыла глаза и досадно уставилась на Осипа. Осознала, что ей не выбраться.
   - Хорошая у тебя птичка, - огорченно пропела она.
   - Поклянись, что будешь служить мне, пока я не убью Петра, - вдруг предложил Осип.
   - Я тоже хочу его убить... - загорелись глаза девушки.
   Но парень вдруг рассерчал и ударил ее тыльной стороной ладони по лицу. Боялся коснуться пальцами. Не хотел оставлять ожогов на тонкой щеке.
   Демонесса вновь рассмеялась и запрокинула голову назад. Как будто все это доставляло ей удовольствие.
   - Ладно, мальчик, ты меня раскусил. Клятва - так клятва. Как закреплять будешь?
   - Рукопожатием, - с хитрой ухмылкой протянул Осип руку.
   Валькира недоверчиво уставилась на раскаленную ладонь. И замолчала. Планировала переждать, когда у парня пропадет магический эффект. Она знала об этом казусе его способностей.
   - Три, два... - вопреки ее ожиданиям начал отсчет парень.
   - Ну, ты и *** - с дикой улыбкой выругалась она и совершила ритуал.
   И с этой минуты можно было считать, что в отряде Осипа появился новый рекрут. Который не уступает ему по силе. Неплохое начало для будущего адского князя.
  
   Оксана устала убегать. Ее совсем замучили. Отбиваться не представлялось возможным. Душа истощилась от отсутствия сна и пищи.
   Даже если в этом месте ты не умираешь - все равно ощущаешь лишения. И усталость. А главное - боль. И из этого соткана вся твоя загробная жизнь.
   Но вот однажды в собственной пещере Оксану застало гигантское чудище. Она уже была не в силах сопротивляться и сквернословить. И сдаваться тоже не хотела. И от чувства собственной беспомощности девушка просто расклеилась. Пустила слезы, не сводя глаз с монстра.
   Он внимательно рассматривал ее, не издавая звуков. Затем беспрепятственно поднял над землей и приблизил к голове. Из последних сил девушка зашипела на него и попыталась укусить за лапу. Но демон перевернул ее вниз головой, схватив за щиколотку.
   Послышался медленный тихий смех. Но не такой противный, как у прочих исчадий ада. Было здесь что-то спокойное.
   Оксана уж, было, подумала, что ее прямо так и бросят вниз головой на землю. Но приземление оказалось очень мягким и аккуратным. Она, не вставая, удивленно воззрилась на чужака. До сих пор еще не встречала тех, кто не пытался ее прикончить.
   - Т-т-т-та! - взвизгнула рядом безумная демонесса, похожая на человека, - зТРавствуй! Тра-та-та! Оксана?
   - Кто ты? - испугалась готесса.
   Эта развеселая чудачка пугала ее больше гончих. Но та не спешила ответит на вопрос. Она много фамильярничала и постоянно кивала на демона, неся полный бред. Смысла в ее словах было мало.
   - Сюрприз, сюрприз! - продолжала визжать незнакомка, - смотри, какой сюрприз! Позволь, позволь, позволь мне объявить! Только секунду. Нет! Стой там. Сюда! Быстро-быстро-быстро. Давай, шевелись. Та-та-та! Какая счастливая минута.
   Гигантское рогатое существо за ее спиной обволоклось дымом. И силуэт его стал уменьшатся. Оксана затаила дыхание, предчувствуя удачу. Но она все еще боялась поверить себе.
   И только когда из тумана вышел знакомый образ, девушка издала вскрик радости... и отрубилась. Этого никто не ожидал. Она и сама не думала, что так опростоволосится. Но стыд пришел не сразу. Через десять минут после того, как очнулась в объятиях любимого человека.
   Оксана пожаловалась Осипу на все. Не могла поверить, что они встретятся. Надежда начала уже гаснуть. Хотела расспросить любимого о том, что ему пришлось пережить. Но парень вдруг перебил ее.
   - Покажи мне, кто тебя обижал, - потребовал он тут же.
   - Демон с гончими без кожи, - призналась Оксана, - но не ходи к ним. Их слишком много было...
   - О, а это не тот ли хваленый демон, о котором наша беглянка говорила. Наконец-то мы их нашли! - услышала она раскатистый голос вдали.
   На ловца и зверь бежит. Десятки собак лаяли, почуяв добычу. Демон без носа шествовал за ними. У готессы сразу настроение упало.
   - Подожди меня здесь, - спокойно проговорил Осип и двинулся навстречу опасности, - Валькира, тоже жди.
   - О да, о да, конечно! - она подпрыгнула, как черт, - ждать, жрать, ждать, жрать. Будет сделано.
   - Я волнуюсь за него, - закусила пальцы готесса.
   - О нет, о нет, не надо. Он хороший. Он сильный, - заверила ее демонесса, - дружище, ты не хочешь боевую форму-то принять?
   - Ты сама говорила, что демоническое обличие нужно только для боя с равными, - Осип осклабился, - эта свора мне в подметки не годится. Умеют только слабых обижать.
   Демон слышал его и расхохотался. Эти люди забавляли его все больше.
   - Он демон, а значит, не бессмертен. Убейте этого глупца. А то возомнил себя мне ровней. Все вы вчерашние люди настолько глупы... - и по его приказу собаки сорвались с места.
   - Т-т-т-та! - взвизгнула несдержанная напарница и с разбегу врезалась в первого пса.
   И тут ее челюсти неожиданно стали втрое шире обычного. Как у змеи при поглощении добычи. Демонесса вгрызлась в хребет животного и вырывала его одним укусом.
   Жалобно взвизгнув, пес рухнул замертво. Второму девушка оторвала башку. Разбиралась она со своими противниками слишком легко. Будто младенцев избивала. Хотя была похожа на человека!
   - Да кто ты? - выпалила в ужасе Оксана, пятясь от нее в другую сторону.
   То, что чужачка пришла вместе с Осипом, еще не гарантировало то, что она союзник. В Аду есть много шушеры, которая как рыбы-прилипалы цеплялись к сильным существам, желая отобрать у них добычу.
   Но незнакомка только хихикнула и придурковато облизала губы. Отвечать она пока что не хотела.
   Осип бежал на врага, взяв косу в руки. Собак он резал без труда, как нож, ворвавшийся в масло. И когда до демона остались последние метры, юноша вдруг сделал прыжок. И вовремя. Под ним земля треснула, выпустив наружу ядовитые пары. Похоже, чудовище не желало сражаться честно.
   - Кроме собак и фокусов у тебя ничего нет? - хмыкнул Осип.
   И занес оружие для удара. Но у монстра за спиной пряталась еще одна рука. Он отмахнулся от юноши, как от мухи и тот вылетел за пределы платформы.
   Но успел зацепиться лезвием за берег. Его ноги едва не коснулись лавы. Но не беда. В аду часто происходит нечто подобное. Главное, успеть вернуться.
   - Пф, очень просто, очень просто. Он с ним справится. Зуб тебе даю. Черт побери, надо же. Какая страсть, какой мужчина! - тараторила разволновавшаяся незнакомка.
   Оксана все больше сторонилась ее. Демонесса во время разговора несколько раз расстегивала и застегивала все пуговицы своей блузы. Истеричка натуральная.
   Но как только Осип справился с демоном и отрубил ему голову - тот еще оставался жив. И парень знал, что так будет. Он научился отличать цельных демонов от тех, которые могли существовать кусками.
   - Дай-дай-дай-дай мне! Дай мне! Дай мне! Пожалуйста! - заверещала, как маленький ребенок, Валькира, протягивая ручки, - ну пожа-пожа-пожалуйста!
   - Забирай, - швырнул ей в лапки говорящую голову парень, - и сделай это как можно больнее.
   - О да, я сделаю, - облизала она зубки, заглядывая в озлобленные глаза неприятеля, - я умею! Я делаю очень больно. Настолько, насколько можно причинить боль нечеловеку.
   Голова обильно изрыгала гадости и обещала всем скорую смерть. Оксана наблюдала за происходящим с содроганием. Но когда к ней подошел Осип и обнял, девушка сразу же успокоилась. В его объятиях она чувствовала себя защищенной.
   - Ты паршивая тварь! Дочурка Данталиана проклятая. Твоя мать человек. Поэтому тебе не место среди нас! - и голова плюнула в сторону лица девушки.
   Но не доплюнула. Валькира все еще стучала ножками по плитам, сгорая от нетерпения. Но затем она вдруг стала серьезной и перестала дергаться.
   - Ну а теперь я наслажусь. Но для тебя это будет хуже жизни в аду, - пообещала она.
   И поцеловала его в лоб. Хотя нет. Не поцеловала. Укусила?
   Оксана вытянула длиннее шею, чтобы разглядеть, что же там происходит. Но судя по истошным воплям монстра - ничего хорошего для него. Однако отчего он так орет?
   - Она высасывает жизненную энергию, - объяснил подруге Осип, - со стороны выглядит безобидно. Но если испытать на себе - то ощущения незабываемые.
   - Ты тоже это пробовал? - недобро покосилась на него девушка.
   - Хм, почти, - призадумался юноша, повышая голос на фоне чужих криков, - она продемонстрировала это на моей руке. Я даже костями ощутил боль. Хотя раньше такого не было.
   Готесса многозначительно скривила губы и позавидовала демонессе. Повезло же носить при себе орудие пыток. Быть его частью.
   - Я бы половину тварей здесь также перебила, - коварно прошептала она, - они заслуживают страданий.
   - Несомненно, - ласково погладил ее парень по голове, - так и будет. Обещаю.
   Она зажмурилась и едва не замурлыкала. На плато сформировалась идиллия: трупы поверженных врагов, крик заключенного, любовные объятия сладкой парочки и наслаждение демона-убийцы.
   А когда она закончила свое грязное дело - вокруг наступила непривычная тишина. И даже сама Валькира долгое время стояла, запрокинув голову назад, словно общалась с солнцем...
   Но в ад проникали лишь ложные красные лучи. Это был свет так называемого мертвого солнца. И когда демонесса открыла глаза - они были полностью черными от расширившихся зрачков.
   - Тра-та-та, это был лучший обед в моей жизни, - повернулась она к ребятам уже спокойнее, - если будет еще добавка - я от вас долго не отстану. Обещаю.
   И она облизала свой палец. Готесса все еще не доверяла ей. Осип же добро усмехнулся и пообещал, что обеспечит ее вкуснятиной. А затем он рассказал, наконец, Оксане, кто такая Валькира.
   - Жаль, здесь я для тебя бесполезна, - вздохнула готесса в конце рассказа.
   - Не страшно. Я буду защищать тебя, - погладил ее по плечам парень, - я нашел тебя! И больше не отпущу.
   - А какая твоя следующая цель? - поинтересовалась она.
   - Я хочу убить Петра. Но для этого мне нужно стать сильнее, - он уверенно смотрел в ее грустнеющий взгляд, - что-то не так?
   - Мне очень жаль, что тяну тебя на дно...
   - Что?! Ты сомневаешься во мне? - возмутился юноша.
   - Я никогда не сомневалась в тебе. Но какую роль я теперь играю в твоей жизни? - ее взгляд становился все отчаяннее.
   - Шутишь что ли? - он взял ее лицо в свои руки, - мы ведь любим друг друга. Или ты врала мне перед смертью?
   - Нет! Конечно, нет...
   - Да без тебя у меня вообще нет смысла жизни. Зачем мне становиться сильнее, если некого будет защищать?
   - Я думала, я твоя слабость, - была тронута Оксана.
   - Ты моя сила, - решительно заявил Осип и поцеловал ее.
  

ИГОРЬ, ТИМКА, ВИЗГАРД

   Визгард все еще приходил в себя. Голова кружилась, но это было меньшее из зол.
   - Итак, насущный вопрос: куда мы попали? - поднял палец кверху Тимка.
   Его вся эта ситуация со сменившимися локациями ничуть не радовала. Но и придаваться унынию не хотелось. Как это делал, например, Игорь. Он сидел рядом с Визгардом и пустым взглядом смотрел в одну точку.
   - Тебя как будто тоже резали, - возмутился друг.
   - Я работал, - огрызнулся юноша, - ты дашь мне хоть чуть-чуть отдохнуть после исцеления больного?
   - Отстань от бедолаги. Он пытается собственную беспомощность словами забивать, - съязвил тот.
   Тимка обиделся и вступил, было, с ним в спор. Но их прервало появление духа. Он, как и раньше, мигал поочередно разноцветными глазами. Только улыбки теперь не было на лице.
   - Вот, кто нам поможет! - обрадовался Тим.
   - Ужасные новости, - пробормотал тот, - богиня Оля умерла.
   - Как это? - опешили парни, - откуда ты знаешь?
   - Я ее больше не чувствую, - растерянно взглянул на свои руки бог, - Игорь, а ты?
   Юноша честно попытался призвать ее в свою голову. Но ответа так и не последовало. Не похоже на нее. Он отрицательно покачал головой.
   - А что тогда с Олей нашей? - разволновался Тим.
   - Мне кажется, с нею никогда ничего не случится, - немного нервно улыбнулся Визгард, - она ведь удачливая.
   - Я бы так не радовался, - оборвал его позитивный настрой дух, - все-таки богов могут убивать лишь равные. И только при условии, если они материализуются. Но что могло заставить богиню задержаться на земле? Может быть, она как раз пыталась помогать своей подопечной?
   - Давайте не будем о грустном, - вздохнул Игорь, - и так кошки на душе скребут.
   - Все потому что ты чувствуешь свою вину, - вдруг появилась прямо перед ним суровая Визгард, - не так ли?
   Юноша нахмурился. Остальные тоже замолкли. Богиня метала гром и молнии глазами.
   - Я не хочу этого обсуждать сейчас, - вдруг огрызнулся Игорь.
   Друзья удивленно уставились на него. Таким тихоню еще никогда не видели. Но богиню всю трясло от плохо скрываемой злости. И она не собиралась отступать.
   - Ну конечно! Иначе совесть загрызет, - ядовито проговорила она, - кто разболтал тайну нашего прошлого?
   - Если бы не я - Визгард умер бы! - взорвался Игорь, - и я, возможно, тоже! Разве не об этом ты волновалась больше всего в тот момент, когда я разбалтывал тайну?
   Он выразительно взглянул в лицо девушки, напоминая о тех слезах и концерте, который она закатила. Богиню покоробило. Она поджала губы, но всем видом выражал свое несогласие.
   - Так-так-так, ребята, я ничего не понимаю. О чем вы? - включился в разговор Визгард.
   - Я узнал, как погибли боги Игорь и Катя. И немного узнал об Ырынге. После этого Оля отправилась тебя искать, а следом и все остальные, - объяснил парень.
   - А почему это было тайной? - удивился тот.
   - Потому что Петр был против, - сверкнула глазами богиня, - он грозился убить того, кто об этом разболтает людям!
   - Верно, - упавшим голосом подтвердил дух Тим, - скорее всего именно он убил Олю. Кошмар. Бедная девочка...
   - И все-таки я не понимаю, - удивленно вмешался Тимка, - почему демон не хотел, чтобы об этом кто-то узнал?
   - Извини, мы не интересовались. Собственная жизнь дороже, - с сарказмом ответила богиня, - он живет по какому-то своему сценарию. И мы привыкли не лезть в его дела. В обмен - он не лез в наши. Но вам людям вечно неймется. Суете носы куда попало. И вот результат. Один был при смерти. Другую убили. По моим ощущениям, кстати, Осип тоже куда-то пропал. Может быть, хватит уже задавать ненужные вопросы?
   - Но ведь...
   - Хватит, - вдруг оборвал друзей Игорь, - давайте и вправду помолчим.
   Они удивленно уставились на него, но все-таки остановились. Игорь почувствовал в голосе Визгард нотки тревоги. Она опять грубила, потому что боялась за них. Пыталась уберечь от чего-то.
   Но так как богиня никогда не выражала своих переживаний напрямую (в отличие от того момента перед отъездом) - вся ее забота больше походила на злую игру. Хорошо, хоть Игорь научился понимать ее.
  
   Куда-то все равно надо было идти. И они пошли наобум. Не ведая, что ждет впереди и где добывать пищу. Кони куда-то пропали. И хотя Визгард был уверен, что его кобыла найдет дорогу, Игорь с Тимкой не могли надеяться на то же самое. Их жеребцы не отличались абсолютной верностью.
   Но тут в воздухе зазвенело тревогой. Парни разом ощутили одно и то же неприятное чувство и остановились, чтобы оглядеться.
   - Ладно, допустим, коней с нами нет. Но мы ведь не бессильны? - зачем-то спросил Визгард.
   - Ты к чему клонишь? - напряглись ребята.
   - К тому, что к нам бежит непонятное нечто. И непонятно с какими намерениями, - юноша указал пальцем в сторону горизонта, - если этот человек на гигантской кошке попытается нас угрохать - кто сможет дать отпор?
   - Ты! - разом выпалили друзья и в панике отступили назад, - он приближается слишком быстро. Мы не убежим!
   - И ни одного деревца поблизости, - Визгард недовольно смерил друзей убийственным взглядом, - и почему мне вечно приходится за кого-то отдуваться?
   Но, говоря про дерево, он лукавил. Кошка наездника размером не уступала лошади. И даже была выше некоторых представителей. Мышцы устрашающе блестели на солнце под короткой шерстью. И парни стали хаотично думать, что же предпринять?
   - Визгард, думай быстрей, думай быстрей, делай уже что-нибудь! - бросились наутек Игорь с Тимкой.
   А парень будто этого и ждал. Он внутренне насладился своей значимостью и в последний момент вырастил перед собою многометровую стену.
   Кошка хоть и была гибкой, да резкой. Но перепрыгнуть и оббежать такую без усилий она не смогла. Только успела развернуться чуток, чтобы принять удар на плечо. Но это ненадолго ее остановило.
   Дальше последовал целый танец животного и льда. Кошка заходила то с одного бока, то с другого. Прыгала высоко вверх и юрко забегала врагам за спину. Она выпускала когти, проделывала один за других холостые удары. И хотя Визгард до сих пор справлялся, его друзья поняли, что это ненадолго.
   Парень стал сильно замедляться. А цвет его лица превращался в болезненно серый. И глаза уже начали гаснуть...
   - Что-то не так! - ужаснулся Игорь, - он слабеет от ран!
   - Ты ведь вылечил его.
   - Так он еще не восстановился, - юноша скинул с себя мешающуюся ветровку, - Визгард, богиня моя, приди, пожалуйста. И быстрее!
   Но тишина. Она то ли снова дулась, то ли не услышала его. Чужие когти просвистели всего в миллиметре от лица Игоря. Юноша вскрикнул и завалился назад.
   - Удача, - услышал он недовольный болезненный стон со стороны и оглянулся.
   Тимка держался за плечо, и сквозь его пальцы просачивалась кровь. Друг как всегда...
   - Нет-нет-нет, я не собираюсь на себя все удары принимать! - Тимка сорвал с шеи подвеску с игральными костями и швырнул ее перед собой, - хоть раз бы эта штука сгодилась!
   - Далеко швырнул, - проворчал Игорь и ударил себя в грудь кулаком, - Визгард, черт бы тебя побрал! Мы ведь тут подохнем, пока ты бродишь невесть где...
   И не успел он договорить, как лицо резко переменилось и стало отрешенным. А взгляд таким злым стервозным, как у женщины. Бедный Тим аж отшатнулся, хотя он догадался, в чем дело. Но под руку разозленной богини соваться даже в данной ситуации не хотелось.
   В это же время окончательно обессилил и буквально отрубился сам Визгард. И кошка зависла над ним в победном прыжке...
   - Да ты обнаглела! - взбесилась еще больше богиня и выбросила вперед руку.
   И бедное животное всем телом село на ледяные штыки... Тимку едва не вырвало. Игорь завопил где-то в уголках своего мозга. А бедолаге Визгарду уже было все равно. Он и так находился в полуобморочном состоянии.
   - Слабаки. И ради этого вы меня вызывали? - сощурилась богиня.
   - О черт, - услышала она шокированный голос Тима.
   Обернулась и увидела еще с десяток всадников на кошках. Они, похоже, получили какой-то сигнал. Дело принимало нешуточные обороты.
   - Со всеми справиться сможем? - зачем-то засучил рукава Тимка.
   - У меня осталось четыре минуты, - Визгард раздраженно наморщила нос, - постараюсь устроить им небольшую вьюгу.
   Однако была здесь небольшая загвоздка. Стоило богине вскинуть руки для ритуала, как она ощутила в них слабость. В голове вспыхнула злоба. А бедный Игорь уже не знал, куда деваться от этого.
   Они все трое давно не ели и не имели спасения от тяжелых погодных условий. Попросту говоря, ребята сильно ослабли. Причем настолько, что готовы были последовать примеру Визгарда.
   - Зови кого-нибудь другого, - приказала богиня и вырвалась из его тела.
   Игорь даже на колени упал от сильного рывка. Он уперся руками в землю, откашлялся, словно простыл. Затем оглянулся и ошарашенно уставился на духа. Она никуда не исчезала и заметно нервничала.
   - Я бы потерпел... - попытался возразить он.
   - Мне нужно больше сил для такого отряда, - прошипела девушка, - тебя не хватит.
   - И какой у нас выход? - обреченно поинтересовался Тимка, - сдаться? Мы убили одного из их солдат.
   И в этот момент недалеко от них в траве что-то засияло. Затем этот яркий шар стал расширяться и в конце концов взорвался энергетической вспышкой, перешедшей в волну.
   Друзей сбило с ног и повалило на землю. Превозмогая жар и ветер, они вспомнили, что видели нечто подобное ранее. Когда ангелы впервые напали на их конюшню.
   - А вот и твой выход, - слабой улыбкой ответил на удивленный взгляд друга Игорь, - не зря бросал.
   - Сейчас еще посмотрим, - неуверенно кивнул тот и привстал на локтях, когда все закончилось.
   По полю были рассыпаны люди и кошки. Некоторые животные в растерянности бегали без седоков и периодически сцеплялись в драке. Они были свирепы как тигры, поэтому чувство безопасности так и не коснулось ребят.
   - Ну просто бомба замедленного действия, - присвистнул Визгард, валяющийся неподалеку.
   - Так ты пришел в себя! - обрадовались друзья.
   - Я просто прилег отдохнуть. Я знал, что вы справитесь, - уклончиво ответил тот и нехотя перевалился на спину, - мы спасены?
   - Вроде бы, - неуверенно пробормотал Тимка, - но что теперь?
   - Идти в город. Тут есть один неподалеку. Там вас накормят и дадут нормальные кровати, - богиня все еще стояла над их головами, только черты лица ее смягчились.
   В кои-то веки она добровольно вызвалась помочь. И как только парни собрались с силами, чтобы встать на ноги, девушка даже подсказала им дорогу.
  
   Первым шоком оказалось то, что в городе за оградой каждого дома стояли... гигантские кошки. Как те, с которыми юноши еще недавно сражались.
   Но голод и болезненный стон в ногах сделали свое дело. Бедным друзьям ничего не оставалось, как понадеяться на судьбу и войти в двери ближайшего трактира. Они рассчитывали, что весть о сражении на поле еще не дошла до этих мест.
   Их деньги здесь никому не подходили. Но Тимке удалось заработать некоторые сбережения, сыграв несколько партий с местными шулерами. Как только на него стали косо смотреть, Игорь быстро помог другу ретироваться. И вот впервые за сутки бедолаги наконец-то смогли поесть.
   - Фух, теперь можно жить, - раскинул руки на своей кровати Визгард.
   Он единственный не предпринимал никаких действий для выживания. Пользовался своей беспомощностью от болезни и перегрузок. Но друзья пока что не обижались.
   - Ты же помнишь, чем может закончиться твой заработок азартными играми? - напомнил Тимке Игорь, - без меня не ходи.
   - Да, мамочка, - ухмыльнулся друг.
   На сытый желудок у него явно поднялось настроение. О завтрашнем дне никто думать не хотел. Однако всем было ясно, что им вновь придется идти куда-нибудь. Рано или поздно дурная слава достигнет этих мест.
   - Я тут мысли у некоторых читал, - вновь заговорил Игорь, - мы кажемся всем подозрительными, но пока что бояться нечего.
   - Ура, у нас есть своя собственная прослушка, - вновь возликовал Визгард.
   - Завтра обязательно осмотримся и определимся, куда идти дальше, - закончил свою мыслью друг.
   - В теории я могу работать компасом, - сказал на это Тимка, - если я задамся целью найти дорогу обратно - то смогу интуитивно определить верный путь.
   - А если ты ошибешься? - засомневался Визгард, - ты хоть раз пытался так делать?
   - Еще нет. И меня это тоже волнует, - юноша перевалился на бок, - но разве у нас есть выход?
   - Что если появится шанс остаться здесь? - вдруг улыбнулся товарищ, - ребята, пока вы думали о деньгах, я имел возможность оглядеться. И знаете, что я заметил? Тут женщины спокойные и тихие, как мышки. Ни одной задаваки, крикуньи или властной змеюки. Одну на моих глазах хозяин бара ударил. Так за нее никто не заступился. А другие служанки сказали, что так ей и нужно.
   - Эм... а ты не стал заступаться? - нахмурился Игорь.
   - Какой ты у нас весь правильный, - фыркнул тот, - еще мне чужих проблем не хватало помимо своих.
   - Как-то это нехорошо. Служанки здесь очень ласковые и старательные. Я пытался дать одной чаевых, но она в ужасе отказалась, - протянул юноша.
   Тут друзья издали единогласный вскрик. Обругали его за транжирство и потребовали так больше не делать. Не до романтики, когда ты и себя-то прокормить не можешь.
   - Я не против помочь деньгами и едой нуждающимся, - оправдывался после эмоций Тимка, - но эти женщины точно ни в чем не нуждаются. У них есть работа, семьи и дом. А мы? Мы потеряли все. И не знаем, как вернуться. Боюсь, придется сейчас немножечко поуменьшить свои гуманные порывы и по возможности не высовываться.
   Его рассуждения были здравыми, поэтому Игорь недовольно замолчал. Спорить уже не было сил. Голова становилась тяжелой от грядущего сна. Он и сам не заметил, как провалился в подушку, словно в бесконечность.
  
   С утра, как и ожидалось, вся таверна гудела новостью о поражении отряда защитников города. Никто не мог подумать даже, что трое их новых посетителей были способны на такое. Но тем не менее теперь к новичкам отнеслись с еще большей подозрительностью.
   - Нам нужно уходить, - решительно заявил Игорь, поднявшись к друзьям, - опасно оставаться здесь дольше.
   Друзья и рады были бы с ним согласиться, но тут в их дверь постучали. Они вздрогнули, как от раската грома. Первой мыслью было - кинуться в окно.
   Но парни сдержались от такой глупой идеи и набросили на лица маску уверенности. Открыли дверь. Перед ними стояла невзрачная девушка.
   - Господа просили узнать, нравится ли вам в нашей таверне? - пряча глаза, поинтересовалась она.
   - Почему именно сейчас они решили спросить об этом? - удивился Игорь.
   И тут взгляд служанки стал испуганно-затравленным. Ее бросило в жар, девушка начала нервно заламывать руки. Друзья тоже настороженно напряглись.
   - Я вас побеспокоила? - заикаясь, переспросила девушка.
   - Не совсем... - начал, было, Игорь.
   Но тут бедолага заплакала. Извинилась и попыталась сбежать. Внутри парня что-то переклинило и он перехватил ее за руку. К его удивлению, она не сопротивлялась, но с каждой секундой становилась все испуганнее.
   - Расскажешь нам, что здесь происходит? - настойчиво попросил юноша.
   Его друзья просто за головы схватились. Они не понимали, какого черта он тащит кого-то в их убежище. Но Игорь уже сделал то, что планировал.
   И вот затравленная напуганная гостья стояла одна посреди комнаты и сминала пальцами свое платье. Она выглядела чересчур покорной.
   - Почему ты плачешь? - Игорь усадил ее на стул напротив и подал воды.
   - Спасибо, господин, не надо, - пробормотала она, отказываясь.
   А затем вскинула голову. Окинула их отрешенным взглядом и покраснела. Прикрыла веки и... стала расстегивать платье.
   Тимка потерял дар речи. Визгард с Игорем наперебой затараторили, прося ее не делать этого. Но с каждым новым их словом бедная девушка все больше впадала в отчаяние.
   - Чего вы хотите, гости? - вырвалось у нее с криком.
   В комнате повисло неловкое молчание. Честно говоря, здесь многое вызывало вопросы, но эта девушка окончательно поставила их в тупик. Тимка с Визгардом язвительными взглядами просверлили в мозгу Игоря дырку.
   - Тебя заставляют ублажать гостей, чего бы они не попросили?! - наконец, выдохнул с возмущением парень.
   Глаза девушки все больше расширялись. Настала ее очередь удивляться. Она словно онемела.
   - И что тебе будет, если гость останется недоволен? - испытующе продолжил тот.
   - Наказание, - выдохнула она дрожащим голосом.
   И тут взгляд Визгарда прояснился. Игорь тоже перехватил его мыслительный процесс и оглянулся. Настала его очередь язвить.
   - Здесь всех женщин бьют или только некоторых? - расплылась странная дурацкая улыбка на лице человека с севера.
   - Только тех, кто провинился, - призналась незнакомка.
   - Опа...
   - Визгард, тут патриархат! - выпалил возмущенно Игорь, подскакивая на ноги, - чего тебе непонятно до сих пор? И что за идиотская улыбка?
   - Ну разве это не прекрасно? - друг подошел ближе и глаза его сияли, - ты хоть осознаешь, куда мы попали? В рай для мужчин!
   - Ты сам был рабом. Почему так радуешься чужому рабству? - разозлился товарищ.
   - Я радуюсь рабству? Нет-нет-нет! Я радуюсь женскому рабству.
   - Ты совсем дурак? - обиделся Игорь.
   - Ребят, вообще-то патриархат - это не рабство. Просто самые важные решения в стране принимают мужчины, а женщин не допускают к мужской работе...
   - У нас не так, - вновь вмешалась в разговор девушка, - вы чужаки, поэтому ничего не знаете. Откуда вы?
   - Издалека, - расплывчато ответил Тимка.
   - Здесь женщины рождены, чтобы служить мужчинам. И мы горды своей работой. Уважаем любое их решение. Мы... счастливы... - и она выдавила самую мучительную улыбку из всех, какие видели ребята.
   Игорь вновь испепелил радостную улыбку Визграда изничтожающим взглядом. Тим растерянно смотрел на них по очереди.
   - А расскажи нам про слухи...
   - Замолчи! - выпалил Игорь, закрывая рот Тима.
   Затем огляделся вокруг себя. Выразительным взглядом дал понять, что говорить будет только он. Обернулся к девушке и попытался состроить как можно более миролюбивое лицо.
   - Прекрасная дева, мы не причиним вам зла. И мы полностью довольны тем, как нас тут обслужили. Можешь так и передать своим господам, - улыбнулся он.
   - Я рада это слышать, - кивнула она, - если вы больше ничего не хотите, то...
   - Да-да, конечно. Ты можешь идти, - парень открыл перед нею дверь, - назовешь свое имя?
   - Рагда, - тихо прошептала та и выскользнула наружу.
   Как только дверь за нею закрылась, друзья потребовали с Игоря отчет о его поведении. Но парень был уверен в том, что сделал все правильно.
   - Вы разве не поняли, что она обязана передать хозяевам все слово в слово. И если мы начнем расспрашивать ее о слухах таверны - вызовем еще больше подозрений!
   - Тогда зачем ты вообще ее сюда впихнул?
   - Как же вы не понимаете? Если она плачет - значит она в беде. Я не мог стоять в стороне.
   - Вот ты-то нас и ставишь под подозрение, - недовольно протянул Визгард.
   - А ты меня в последнее время что-то бесишь, - с вызовом заявил друг, - изображаешь из себя какого-то падишаха супер-умного. А сам палец о палец не ударил, чтобы вернуть нас домой.
   - Что?! Я дрался с кошками...
   - Хватит ругаться! - вмешался Тим, - сейчас точно не до этого. Нужно думать не только о выживании, но и о том, где взять коней, чтобы ехать обратно.
   - Я на другую лошадь не сяду, - капризно заявил Визгард.
   - Ну, вот вам здравствуйте! - выпалил в гневе Игорь, - ты все усложняешь!
   - Если захотите и найдете себе транспорт - можете ехать без меня.
   Вот это заявление повергло всех в немой шок. Друзья недоверчиво смотрели на парня с севера и тщетно пытались отыскать в его лице сарказм.
   - Ты серьезно? - настала очередь Тима возмущаться.
   - Не знаю как вы, а мне здесь почему-то неожиданно стало нравиться, - юноша расплылся в мечтательной улыбке, - может быть, я не хочу никуда уезжать? Ведь это то самое место, которое я так долго искал!
   Друзья становились все несчастнее на лица. Но Визгард игнорировал их попытки вразумить его. И это поставило их в тупик.
   - А как же Катя? - последний аргументом выдохнул Игорь, - ты бросишь ее?
   - Она поймет, - небрежно отмахнулся юноша, - я честен перед нею.
   - Как же так? - друзья все больше впадали в апатию, - просто взять и все бросить? Забить на всех? А что если нас ищут?
   - Ну и ладно. Если найдут - вы поедете с ними, - вновь отмахнулся Визгард, - так, котятки, вам нужно многое переосмыслить, смотрю. А я пошел наслаждаться жизнью. Так что не теряйте. До вечера.
   Он салютовал им на прощание и вышел из комнаты. Игорь с Тимкой остались в полном одиночестве и не находили слов для эмоций. Все произошло очень странно и неожиданно.
   Однако через несколько минут Игорь взялся за свои скромные пожитки. Тимка встрепенулся.
   - А ты-то куда?
   - Искать способ свалить отсюда, - злился друг.
   - Эй, меня тоже возьми с собой! - заторопился тот и вскочил с кровати.
   Но не успели они выйти из таверны, как получили обухом по голове...
  
   Открыв глаза, Игорь понял, что привязан. К шесту посреди главной улицы. И на него глазела сотня людей. Оглядевшись, юноша увидел неподалеку и своих друзей.
   - Молодец, Визгард. Хорошо же ты в раю пожил, - Игорь с недогованием пнул друга ногой, чтобы тот открыл глаза, - а теперь вот очнись, паразит! Не хочу умирать в одиночестве.
   - Что? О чем вы? Где я? - промямлил тот, с трудом моргая.
   - Нас всех схватили. И мне интересно узнать, что ты успел натворить до того, как нас вырубили?
   - Я? Ничего вроде бы... - Визгард поморщился, - голова болит. Похоже, Рагда огрела меня как следует.
   - Рагда?! - Игорь несколько раз стукнулся затылком в шест, - какого черта ты к ней пошел? Известно ведь было, что она на нас донесет.
   - Сам нас в это впутал! - парировал товарищ.
   - Заткнитесь. Мы все виноваты, - услышали они усталый голос Тимки.
   Неизвестно, когда он очнулся, но голова его болела не меньше, чем у них. Друзья послушно замолчали. Не до того сейчас.
   - Прежде чем вы умрете, мы хотели задать вам вопрос, - разнесся по улице властный голос.
   Парни опустили взгляды и увидели толстого внушительного дядьку с длинной бородой. Он был похож на старый кофейник. И, видимо, принадлежал местной церкви. Уж неизвестно, что за религия здесь царила.
   - Почему вы не отдали ни одного приказа нашим служанкам? И за что хвалили их?
   Челюсти парней немедленно отвисли. Правда, Визгард вскоре уже торжественно улыбался, злорадно косясь на друзей.
   - Мы не местные. И не знакомы с правилами вашего города, - заговорил Тимка.
   - Вы поступили грубо, отказавшись от женских услуг. Вы оскорбили их честь и достоинство. Женщины всегда должны работать. И ни в коем случае не нуждаются в жалости. Если вы нарушаете эти законы - вас изгоняют, либо убивают.
   - Отчего зависит разность исхода? - осторожно поинтересовался Тим.
   - Вы прикоснулись к Рагде, но вскоре отпустили. Это недопустимо. Тот, кто тронул женское тело без последствий, обязан взять в жены эту рабыню. Таков закон.
   - Стоп-стоп-стоп! - не выдержал Визгард, - сколько же тогда мужей у ваших распутных женщин? Которые в трактире ублажают мужчин.
   - Вы не поняли, - сдержанно проговорил оратор, - если касаешься женщины - ты должен с нею что-то сделать. Иначе вы оставляете за нею долг. И ей придется выплачивать его долго в семейной жизни...
   - Это я коснулся Рагды, - прервал его Игорь, серея на глазах, - мои друзья здесь не при чем.
   Он явственно ощутил, как внутри него змеиным кольцом свернулась Визгард. Она не думала о том, что их ждет казнь. Она сгорала от ревности. А друзья, в свою очередь, удивленно уставились на самоотверженного парня.
   - Но я не могу жениться на ней, - набрался смелости юноша, - у меня есть невеста. По законам моей страны нельзя заводить вторую...
   - Ты не в своей стране, - прервал его толстяк, - одно из двух: либо берешь ее в жены, либо мы вас казним солнцем.
   - Это как? - удивился Визгард.
   - Жара здесь достигает порой отметки свыше сорока градусов. Вы будете медленно и мучительно умирать от жары, голода и жажды.
   Парни переглянулись. Такая перспектива их точно не устраивала. Поэтому друзья с особым давлением уставились на Игоря. Юноша недовольно наморщился.
   - У меня есть к вам встречное предложение, - он напустил на себя как можно больше загадочности, - я волшебник. И смогу призвать в ваш город дождь. Если вы хотите этого, конечно.
   Мысль оказалась соблазнительной. У всех зрителей тут же переменились лица. Кто-то созерцал юношу с усмешкой, кто-то с надеждой, а кто-то ждал реакции оратора. Толстяк же был в раздумьях.
   - Я дам тебе шанс. Начинай, - наконец, предложил он.
   - Не получится, пока вы не развяжите мои руки, - как можно миролюбивее ответил Игорь.
   - Я так и знал...
   - Нет-нет-нет, я не буду убегать! Вы можете оставить мои ноги привязанными. Но даже будучи свободным, я не покину своих друзей, - горячо возразил юноша.
   Похоже, свою роль тут сыграла и удача Тимки. Игорю поверили. И после недолгих раздумий, мальца отпустили.
   Оглядев аудиторию, парень увидел крайнюю заинтересованность в своей кандидатуре. Зрители смотрели на постамент, как дети в кинотеатре. А у него самого в голове быстро крутились мысли, мешающие выполнить все как надо.
   "Нина, мне нужна твоя помощь", - задрожал внутренний голос Игоря. Он не был уверен, что богиня придет. Ведь они попали неизвестно куда непонятно каким образом. Вдруг в этом измерении ее не удастся вызвать?
   Но к его счастью, дух пришла. Она была удивлена и немного недовольна. Заявила, что у нее мало времени.
   "Я был бы рад расспросить тебя о судьбе моей подруги, но у самого беда, - сокрушался Игорь, - мне нужно призвать дождь. Причем как можно быстрее".
   - Я не умею быстро, - вслух проговорила Нина, - без туч не будет и дождя. А как их сделать?
   - Я могу призвать Иру в помощь тебе, - заверил ее юноша, - я научился держать в себе по несколько духов разом.
   - А вот это уже интересно, - одобрила призрак и подвинулась.
   Вторую половину тела Игоря заняла вторая девушка. Ей не пришлось объяснять подолгу. Богиня все поняла тут же. Они с Ниной обрадовались друг другу и принялись за дело, разрывая бедного Игоря на части. Уже в первую минуту от их совместного присутствия у него начала болеть голова.
   К счастью, богини знали, что делали. Вскоре небо стало заволакивать тучами. Из-за резкого перепада давления у зрителей ухудшилось состояние. Но они терпели.
   Затем после красивых манипуляций руками, парень ощутил первые прохладные капли на своем лице. Он вскинул голову вверх и изобразил два разных чувства одновременно. Со стороны могло показаться, что Игорь - дурачек или даун. Во всяком случае изображать одновременно серьезность и улыбку было легко. А вот смотрелось это некрасиво.
   И тут стеной на землю обрушился ливень. Руки повисли плетями вдоль туловища. Все трое знатно устали. Отблагодарив богинь, Игорь отпустил их. А сам медленно прилег, пока не ударился лицом о деревянный постамент. Такое с ним уже бывало. Поэтому юноша стал приучать себя не отрубаться сразу.
   - Судя по радостной реакции аборигенов, мы им понравились, - улыбнулся Визгард.
   - Он им понравился. А вот что будет с нами - это еще вопрос, - пессимистично проговорил Тимка.
   - Все будет хорошо, - откликнулся снизу Игорь, - я обещаю.
   После такого представления их, конечно же, помиловали. Хотя вопрос свадьбы все еще оставался открытым. Но юноше дали время все обдумать.
  
   Казалось бы, ситуация должна улучшиться. Но внутри их тройки пошел самый настоящий разлад. Визгард по-прежнему отказывался уходить из города.
   - У нас наконец-то началась нормальная холостяцкая жизнь! - радовался он, переманивая Тимку на свою сторону, - почему бы не оторваться всласть?
   Но затем они с Тимкой взглянули на Игоря и задумчиво продолжили: "Среди нас имеется предатель".
   - Как же они меня заколебали, - буркнула богиня.
   Игорь великодушно с нею согласился. Однако девушка продолжала злиться.
   - Хватит, - мягко оборвал ее парень, - почему ты так много внимания уделяешь его глупостям?
   - Я?! - возмущенно выпалила дух, - ничего подобного! Я смотрю на Визгарда, как на младшего тупого братика.
   - Скорее уж как на нелюбимого бывшего, - съязвил вдруг тот.
   - Ну вот зачем ты снова влез? - вспыхнул Игорь.
   - Потому что мы не закончили наш серьезный мужской разговор. А женщина вздумала встревать.
   Богиня стала заметно краснеть, несмотря на бледность кожи. Игорь тоже терял терпение.
   - Так, ребята, дамы, хватит! - выступил вперед Тимка, - я хочу знать лишь одно: почему мы не имеем права самостоятельно принимать за себя решения? Если Визгард хочет остаться - то может быть ему позволить сделать это? Или если ты, Игорь, хочешь уехать - зачем тянешь за собой его?
   - А ты? - выдохнул друг.
   - Я поеду с тобой. Мне хочется отыскать Зину.
   - Вот и валите! - выпалил в гневе Визгард, - хватайте свою богиню-проститутку и езжайте на все четыре стороны!
   - Что ты сказал? - мгновенно вспыхнул Игорь.
   - Стоп-стоп-стоп! - встал между ними Тимка, упираясь руками в грудь, - эй, ребят, вы чего?
   - За что он так ненавидит Визгард? Как смеет унижать ее? - заорал Игорь.
   - За то, что она по праву принадлежит и должна подчиняться мне, - сощурился тот.
   - С чего бы? Ты ее терпеть не можешь!
   - Только я достоин владеть силами морозов! Это я был рожден и выращен в нечеловеческих условиях на севере! И богиня закреплена изначально за мной. Поэтому я, а не ты имею больше прав на нее...
   У Игоря сжались кулаки. Тимка отчаянно соображал, как остановить драку. Но помощь пришла с другой стороны.
   - Вы оба козлы, как я погляжу, - с горечью в голосе проговорила богиня, - говорить обо мне в моем же присутствии... и не спрашивать моего мнения... как это низко.
   - Визгард... - опомнился Игорь.
   - Хватит, - отмахнулась девушка, - вы оба меня достали. Меня все достали!
   И она испарилась. Ощущение неловкости и обиды повисло в воздухе.
   - Ну и что ты натворил? - вновь наорал на товарища Игорь, - твоя зависть погубит нас.
   - Я сотню раз предлагал вам оставить меня и ехать, куда угодно. Не хочу иметь ничего общего с теми, кто думает только о себе. Ценит только свои интересы. Я всю жизнь жил под гнетом других. Мною помыкали, управляли и ненавидели меня как животное. Я думал, что нашел в вашем лице единомышленников. Друзей. Но... вы, парни, хуже баб. Ей-богу, - и Визгард резко развернулся, чтобы поскорее уйти.
   - Ты здесь не в безопасности! - крикнул ему вслед Игорь, - мы живы только потому что местные жители еще не знают, кто перебил их отряд!
   - Я выкручусь, как-нибудь. Без вашей помощи, - отмахнулся тот, не оборачиваясь.
   Игорь был в бешенстве. Тимка в растерянности. Они обменялись разными взглядами, после чего были вынуждены разъединиться на час. Слишком многое пришлось обдумать.
  
   - Визгард! Вернись, хватит злиться, - Игорь нашел какой-то тихий сарай, чтобы расставить все точки над "и".
   Но богиня не явилась. Он знал, что она слышит его. Даже если находится в невидимости. Но ему было недостаточно.
   - Не притворяйся, что не хочешь обсудить это, - строже заметил он.
   - Обсудить что? - явилась-таки девушка, злобно сжимая свои локти, - как ты браво и показушно пытаешься меня защищать?
   - В чем здесь была показуха? - напрягся юноша.
   - В том, что ты действительно ничего не можешь сделать. Но упорно изображаешь из себя моего защитника, - она горько ухмыльнулась, - Визгард прав. Я закреплена за ним. Обязана подчиняться, если хочу просуществовать на земле чуть подольше. Один раз он едва не погиб из-за моих капризов. Если бы это случилось - ты бы больше со мной не разговаривал.
   - Разве духи умирают вместе с носителями? - недоверчиво переспросил парень.
   - Нет, не сразу, - она сдержанно вздохнула, - но мы становимся легкой добычей и теряем часть сил. Я знаю, что не проживу на земле и недели без Визгарда. К сожалению, наша связь слишком крепка.
   - И что же ты хочешь от меня? - Игорь был сбит с толку, - в чем я перед тобою провинился?
   - Смирись, - вдруг выдала она неожиданное решение, - прекращай бороться за мою гордость.
   - Серьезно? И что же ты будешь делать? Терпеть?
   - Позволь мне самой думать за себя, - поджала она губы, - и просто не лезь. Все равно ничем не поможешь.
   Игорь был ошарашен. И пока он молчал, девушка отвернулась, чтобы не показывать своих эмоций. Но так долго продолжаться не могло. На место первого шока в душу юноши влился раскаленный металл.
   - Слушай, может быть, снимешь уже свою корону? - сказал Игорь ей в спину, - мы столько лет уже знакомы. А ты ведешь себя... как в первый раз. Как будто я дурачок посторонний. Я хочу и буду защищать твои честь и достоинство! Или я по-прежнему тебе чужой?
   Визгард слушала его сперва полубоком. Но на все обвинения реагировала спокойно. Другого давно бы заковала в лед. Но затем девушка развернулась полностью, привычно сжимая свои локти пальцами.
   - Конечно, нет, - выдохнула она и резко подалась ему навстречу.
   Неожиданно обхватила руками за лицо и нежно поцеловала в губы. Затем более страстно и вот их дыхание уже сбилось, заставляя сердце трепетать в один такт.
   Игорь слегка ошарашенно открыл глаза в момент передышки. Визгард была такой чуткой и разгоряченной сейчас. Как будто долгое время останавливала себя и только сейчас дала волю чувствам.
   - Богиня моя, как же я тебя люблю, - выдохнул он в чувствах.
   - Я тоже тебя люблю, - горячо призналась она и вновь обвила его руками.
   - Но я не понимаю... ты ведь только что...
   - Забудь!
   Их мысли отключились. Рассуждать ни о чем не хотелось. Они наконец-то могли сознаться друг другу во всем. Наконец-то они остались одни и девушка смогла раскрыться, не опасаясь чужих взглядов.
  
   После этого случая Игорь стал невыносимым для своих друзей. Он превратился в какого-то занудного моралиста. И не на шутку взвинтился, когда увидел, как Визгард заводил шуры-муры с местными женщинами из трактира.
   А так как до этого они уже не раз препирались по мелочам, ледяного друга это, наконец, достало.
   - Да ты заколебал! - завыл он, как подстреленный зверь и хряснул рукой по столу, заставив предметы подпрыгнуть на месте, - не лезь в мою жизнь! А я не буду лезть в твою. Лады?
   - Тим, а ты что молчишь? - набросился на друга Игорь.
   Но парень искренне старался не вмешиваться в их скандал. Поэтому меньше всего обрадовался прямому обращению. Его вид был настолько растерянным, что друг едва не начал рычать.
   - Игорь, ты меня знаешь. Зину я никогда не предам. Но влиять на Визгарда - не в моих интересах.
   - Предатель, - зашипел друг.
   - А ты реально лезешь в чужие дела, - нахмурился тот.
   - Вот и я ему про то же! - поддакнул Визгард и резко встал, - всех моих женщин распугал, идиот. Сил уже нет спорить с тобою. Я ухожу.
   И он отправился вверх по лестнице на второй этаж. А Игорь настолько эмоционально испепелял его спину злым взглядом, что должен был прожечь там уже дырку.
   Даже Тимка ощутил эту ауру гнева. Поэтому бегло распрощался с товарищем и тоже куда-то свалил. Игорь остался один и запустил пальцы в волосы. У него в голове не укладывалось, что его друзья могли ступить на эту скользкую дорожку. Как такое вообще возможно?
   После такого поведения у любого наблюдателя мог возникнуть справедливый вопрос: чего он добивается? Неужели узы дружбы заставляют парня тянуть Визгарда назад. Из его рая.
   Но причина крылась не так глубоко, как могло показаться. Игорь понимал, что вдвоем с Тимкой, да без коней они не уйдут далеко. Как минимум, для безопасного прибытия домой им нужен сильный выносливый Визгард, который уже преодолел однажды в одиночку полземли. И теперь его навыки выживания пригодились бы им, как никогда.
   Но не только эгоизм заставлял Игоря волноваться. Он представил, что станет с Катей, если она узнает правду. А если скрыть от нее правду - она подумает, что Визгард погиб. И что тогда?
   "Плохой выбор, - вздохнул парень, - либо она будет убита горем. Либо она убьет меня за то, что я не привел Визгарда". Когда Тимка вернулся обратно к стойке, он застал Игоря именно в этом упадочном настроении. И тихо сел на место.
   - Я хочу задать тебе вопрос? - мучительно начал он, заметно нервничая, - как другу. Обещаешь, что это останется между нами?
   - Валяй, - устало брякнул Игорь, не оборачиваясь.
   - Я очень хочу найти Зину. Настолько сильно, что готов и один переться через пустыни к ней. Я переживаю. Боюсь, что могло что-то случиться... - его голос дрожал и дребезжал.
   От этих интонаций в душе друга что-то сжалось. И когда Тимка замолчал, Игорь наконец-то взглянул на его лицо. Бледное и изможденное.
   - Ты знаешь Зину. Она сильная. И умеет всем нравиться. Думаю, она выкрутится.
   - Спасибо, но это лишь слова, - покачал головой товарищ, выдавливая мучительную улыбку, - и я хочу спросить о другом. У меня есть мотивация уехать. У Визгарда есть мотивация остаться. А чего добиваешься ты?
   - В смысле? - опешил друг.
   - У тебя есть все, - Тимка становился все серьезнее, - возлюбленная под боком. Возможность заработать и выжить. Силы и любовь жителей этого города. И не говори мне про то, что они убьют нас, как только узнают о погибших солдатах. Уж кто-кто, а ты точно сумеешь выкрутиться, чтобы избежать обиды и стать всеобщим любимцем. У тебя достаточно для этого талантов. Но зачем ты хочешь уехать? Только не говори, что ради меня и Кати.
   Игорь совсем потерялся. Услышать подобное от лучшего друга было сверх его сил. Поэтому парень отрешенно уставился в столешницу и задал тот же вопрос себе. Что заставляло его давить на них?
   До сих пор юноша жил по инерции. Раньше направление мысли и жизни им задавал конный клуб. Кира, в частности. А теперь, когда наступил момент передышки и выбора... он вдруг понял, что не может жить иначе. Что если остепениться - это хороший выход? Зачем ему возвращаться?
   - Если я останусь - куда ты пойдешь? - спросил он все-таки у Тимки.
   - Я найду способ выжить, уж поверь, - склонил тот голову набок, - за мной удача. Даже если пешком пойду в первую попавшуюся сторону. Не погибну.
   - Я не хочу расставаться с вами... - теперь Игорь говорил искренне, - как мне жить без вас? Без друзей!
   - Я польщен, но... иногда нужно думать и о себе, - Тимка становился все грустнее, - ты ведь не думал, что мы всю жизнь пробудем вместе? Семейные обстоятельства и жизнь в любой момент раскидают нас в стороны.
   - Сейчас мне кажется, что ты намеренно прогоняешь меня, - нахмурился друг.
   - Что ж, видимо так и есть, - Тимка через силу улыбнулся, - я вижу, как тебе тяжело. И хочу, чтобы ты сделал правильный выбор. Ты запутался. Я даю тебе пинок.
   Взгляд Игоря становился все более недоверчивым. Он чувствовал, будто внутри него что-то трескалось и сыпалось на пол. Взгляд был настолько отчаянным, что улыбка сошла с лица Тима. Он погрустнел.
   - И я также не могу остаться с тобой, потому что хочу подумать о своей семье.
   - Я понимаю, - Игорь совсем погрузился в депрессию, - что ж... я тебя не держу.
   - Так ты остаешься? - уточнил друг.
   - Придется, - юноша мучительно надавил на свои глаза, - без Визгарда я никуда не уйду. Если этот придурок погибнет, моя богиня - тоже. Я этого не хочу. А переубедить его идти с нами, как видишь, не получается. Но время тикает. Чем дольше мы здесь задерживаемся, тем меньше шансов отыскать Зину. Иди. Мне больше не хочется видеть твою плаксивую рожу.
   Последняя фраза вырвалась из него как-то сама собой. Глаза Тима сначала расширились, а потом понимающе затянулись вуалью печали. Он не держал зла на друга. Но и говорить было не о чем.
   Поэтому товарищ молча встал и вышел.
   - Все становится только хуже, Визгард, - прошептал Игорь в пустоту.
   Он хотел бы излить ей душу. Однако... девушка не ответила. Парень вновь окликнул ее, но не увидел. И теперь она точно не пряталась. Куда она могла пропасть?
   Осознание обожгло сердце юноши ревностью. Он скрипнул зубами, сжал кулаки и хищно устремился наверх.
  
   - Ты зря вызвал меня, - злобно проговорила Визгард, стоя в комнате с теской, - он узнает.
   - И что? Думаешь, я боюсь Игоря? - юноша расхохотался, доливая себе какую-то алкогольную дрянь.
   - Боишься ты его или нет, но свое получишь, - злорадно проговорила она, - зачем призвал, дубина?
   - Обсудить кое-какие детали, - Визгард сел напротив и задумчиво оглядел девушку с ног до головы, - мы с тобою до сих пор как-то не дружили. Но, по-моему, пора подумать об этом.
   - До сих пор мы этого не делали и жили неплохо друг без друга. Почему бы все не оставить так, как есть? - презрительно подняла она одну бровь.
   - Ты всегда была остра на язычок, - ухмыльнулся он, погрозив ей пальцем, - но я планирую вступить в местную армию. И там мне понадобишься ты.
   - Что? - от возмущения она издала нервный смех, - зачем я тебе в твоей гребаной армии? Я могу превращать лето в зиму. Могу заковать целый город в лед. Могу заморозить живое существо за секунду... а твои планы слишком мелочны для меня. Я не возьмусь за эту работу, т.к. она отнимает слишком много сил и не достойна моего внимания.
   - Ой, а Игорю ты потакаешь в каждой мелочи, о чем бы он ни попросил, - неприятно скривился Визгард, - удобного раба ты себе нашла.
   - А ну не лезь, куда не просят, - хищно сощурилась девушка.
   - Нет, я серьезно. Ради него ты всю себя готова продать. Хотя он так ни разу и не использовал твои силы в правильном русле. Несколько раз попробовал, да отрубился. В паре вы абсолютно бесполезны. А как ты поступила со мной? Когда Ырынга меня едва не прикончила?
   - Во-первых, ты сам меня послал...
   - А ты прям так спешила ко мне на помощь! Можно подумать, эту идея пришла именно тебе, а не моей Кате.
   - Да ты... да какой же ты... - слов от возмущения не хватало.
   - Я хочу стать королем этих мест. А для этого мне нужно впечатлить главу города. И для этого мне пригодишься ты. Сперва мы закуем в лед врагов сей прекрасной страны. А затем заморозим все окрестности, чтобы обеспечить людям безопасность. Перед моей магией никто не устоит. И тогда, возможно, я отпущу тебя.
   - "Твоей" магии? - у богини даже глаз задергался от его борзости.
   - Вот я всегда говорил, что женщины твоего рода слишком надменны и самолюбивы. Что бы я ни сказал, ты превращаешь в скандал! Как с тобой сотрудничать? - вспыхнул он, - все! Мне надоело. Добрая демократия закончилась. Настало время все решить раз и навсегда. Ты по праву являешься моим духом. И я смею приказывать тебе, когда захочу. И если ты еще раз меня ослушаешься - ты больше никогда не увидишь Игоря.
   - Интересно, как ты меня заставишь? - горделиво вскинула она подбородок.
   - Да, мне вот тоже интересно, - вошел внутрь Игорь.
   Он слышал их разговор, пока поднимался по лестнице. Слишком громко спорили. Богиня лишь прикрыла глаза в ожидании бури. А Визгард только разозлился.
   - Опять ты... - ворчливо проговорил юноша.
   - Мне эти твои капризы надоели. И ты к ней больше не прикоснешься, - не своим голосом проговорил Игорь, - а если рискнешь - я тебе рожу набью. Так и знай.
   Тут настала немая сцена. Никто не поверил, что перед ними стоял тот самый тихоня Игорь. Но так как скандал назревал уже довольно давно, Визгард состроил рожу.
   - Черт, чувак. Да ты совсем голову потерял из-за этой бабы...
   - Не называй ее так, - парень закипал на глазах, - ей-богу, Визгард! Еще одно слово - и я...
   - Что? - тот наглел со скоростью света, - что же ты сделаешь мне, о могучий и страшный? Хочешь защитить свою любимую стервозную богиню льда? А ты забыл, что она моя? Моя по призванию!
   Вместо слов и угроз Игорь с размаху вдарил ему кулаком в челюсть. Они завалились на пол и стали поднимать столбы пыли в потасовке, нанося друг другу сокрушающие удары.
   Богиня же стояла неподалеку, не предпринимая никаких попыток к решению проблемы. Даже за Игоря почему-то не заступилась.
   - Ой, решайте сами свои проблемы! - она презрительно скривила губы, - ненавижу пустозвонов драчунов.
   И девушка исчезла. Неизвестно, дошли ли эти слова до слуха парней, но вскоре драка прекратилась.
   Они тяжело дышали, недоверчиво созерцая друг друга. Для обоих такой всплеск злости был удивителен. Никогда они не думали, что однажды набьют рожи с таким наслаждением.
   Вскоре Игорь подскочил, как ошпаренный, стер рукой кровь и удивленно уставился на Визгарда. Будто это не он первый полез в драку.
   - Что смотришь? - обиженно проворчал тот с пола, не желая подниматься, - беги за ней.
   - С тобой объясняться по-человечески - все равно что горох об стену метать! - вырвалось у друга.
   - Зато ты превращаешься в мужчину. Хотя из-за женщины драться для меня все равно западло, - фыркнул тот.
   Игорь болезненно переваривал его слова. Но решил больше не продолжать этот бессмысленный спор. Он развернулся и пулей рванул наружу.
  
   Юноша нашел Визгард довольно быстро. В том же самом сарае, в котором у нее вырвалось первое признание. Девушка уже ждала его, привычно сжимая локти пальцами.
   Как только дверь скрипнула, она обернулась с неожиданным рвением. Бегло осмотрела лицо парня и приказала ему присесть. Игорь после недолго колебания повиновался.
   - Не стоило этого делать, - позже высказалась богиня, залечивая Игорю раны.
   Парень смерил ее недовольным взглядом. Он и так выглядел грозно из-за кровоподтеков, но теперь даже черствую даму заставил смутиться.
   - Я не принадлежу никому... - начала она.
   - Хватит уже говорить о себе, как о вещи, - Игорь перехватил ее за руку и вгляделся в глаза, - ты все-таки живая.
   - Я никогда не жила, - огрызнулась Визгард и вырвалась из его захвата, - к твоему сведению, я призрак. Я уже давно даже не богиня.
   - Мне плевать, - Игорь вновь распалялся, - ты можешь прикасаться ко мне. А я - к тебе. Ты можешь даровать мне силы! И забрать их. Ты можешь подчинять себе людей, а также ты способна обратить целые города в руины. Чем же ты хуже нас? Якобы живых. Ты была богиней. И всегда ею останешься. Хотя бы для меня.
   Визгард долго молча осматривала его слегка взволнованным взглядом. Но затем вновь напустила на себя рисованное безразличие и продолжила залечивать раны.
   - Любой девушке было бы приятно слышать подобное, - зашелестел ее голос тише.
   - К чему ты клонишь? - насторожился парень.
   - К тому, что я не хочу, чтобы ты так цеплялся за меня. Нужно быть реалистами. Я не вечна.
   - А я разве вечен?
   - Стой! Дай мне договорить, - богиня чуть больнее надавила на одну из ран, заставляя его повиноваться, - я живу лишь до тех пор, пока жив Визгард. И хуже того - я могу погибнуть по одному только желанию Петра. Он появится из любого уголка земли и меня не станет. На этой земле я чужая. Как бы Кира ни старалась нас объединить. И как бы она ни пыталась подарить нам дом.
   - А человек может погибнуть от одного удара в висок. От одного укола в сердце. Вообще есть тысяча и один способ для быстрого умерщвления любого земного жителя. Так что это не оправдание, - Игорь сбавил напор в своем голосе, вырвался из рук Визгард и насильно заключил ее в свои объятия, - скажи мне правду. Чего ты на самом деле боишься? Я ведь ясно дал тебе понять, что больше не ребенок и потому смогу защищать тебя.
   - Я знаю, - она вдруг поддалась его ласке и сжалась в комок, - это-то меня и пугает. Я пережила такую боль, которая до сих пор терзает сердце. Даже ты не смог вытеснить прежнего Игоря из моей головы. И я бы никогда в жизни не пожелала тебе испытать нечто подобное.
   - Позволь об этом волноваться мне, а не тебе, - юноша нежно поцеловал ее в лоб и погладил по волосам, - постарайся расслабиться. Сегодня не нужно думать о таком.
   Однако ее слова глубоко засели в его душу. Парень наконец услышал то, что Визгард так долго скрывала. Умалчивала и уходила от бесед.
   Вот в чем причина ее отстранения! Она пыталась защитить его чувства. Хотела продумать этот вопрос наперед. А в результате... ничего у нее не вышло. И теперь бедолага осознала, что поздно сдавать назад. И потому была такой разбитой и раздраженной в последние месяцы.
  
   Прошло несколько недель. Игорь с Визгардом так и не помирились. Они даже приобрели разные комнаты, чтобы по возможности не пересекаться. И хотя Игоря здесь уважали, он все равно ощущал себя не в своей тарелке.
   - Что будешь делать с Рагдой? - спросила напрямую богиня.
   - Я не знаю. Читая мысли, я узнал, что ее могут убить, если она не исполнит свой долг. Но ни спать с нею, ни жениться на ней я не хочу, - юноша устало протер лицо ладонью, - что за дурацкие законы в этом дурацком городе?
   - Может быть ей сбежать? - предложила девушка.
   - Куда? Здесь ее дом, - с сомнением возразил парень.
   - Но ведь Визгард бежал. Что если ей тоже здесь все опротивело? Ты умеешь читать мысли, поэтому любая беседа не утаит от тебя правды. Переговори с нею.
   - Я понимаю твои чувства, Визгард. Но не теряй голову, - мягко остановил ее Игорь, - Рагда не выживет одна в чужой местности. Единственный способ как-то ей помочь - забрать с собой. Но наш любимый Визгард, как известно, никуда не собирается сваливать.
   - Ох, и зачем ты тогда на костре перед всеми признался, что коснулся ее? - раздраженно выпалила девушка.
   Юноша смиренно вздохнул. Он тоже чувствовал себя идиотом из-за этого. Но с другой стороны, друзья тоже не собирались брать на себя вину. Их бы там сожгли. Или Рагду...
   Но тут их разговор прервался неприятной неожиданностью. Визгард вскинула на Игоря встревоженный взгляд... и пропала.
   - Что?! Опять? - мгновенно вспыхнул юноша, подумав о старом друге.
   Он схватил все самые необходимые вещи со стола и стремглав кинулся наружу. Однако на улицах города творился хаос.
   - Псы на подходе! Псы нападают! - визжали испуганно люди.
   - Кто? - не понял Игорь, - кто такие Псы?
   - Наши враги, - на бегу ответил ему кто-то, - они давно терроризируют наш город. Живут набегами. И никто не может им противостоять.
   "Кажется, я начал догадываться, куда пропала Визгард...", - сжались кулаки Игоря. Но даже если поступок товарища можно было считать благородным, он все равно не имел права призывать к себе богиню!
  
   Призрак появилась на зов. И увидела перед собой Визгарда. Внутренне она тут же вспыхнула, что выразилось на лице легким раздражением. Но парень отчего-то был уверен в себе.
   - Я ухожу, - коротко бросила девушка.
   - Нет, не уходишь, - злорадно пропел юноша.
   - С чего бы вдруг? - насторожилась она.
   - Видишь этих? - Визгард указал пальцем на всадников, верхом на двухметровых собаках, растянувшихся по линии горизонта, - без тебя я один их не сломлю. И, возможно, погибну. А ты знаешь, что за этим последует.
   - Ах, ты жалкий паршивый манипулятор...
   - Не трать свои силы попусту. Злость не поможет нам одолеть врага, - он грубо до синяков схватил ее за руку, - вселяйся уже.
   - Я не стану! - она попыталась вырваться из его хватки, но не смогла.
   Парень только сдавил пальцы крепче. Девушка хотела вскрикнуть, но вместо этого только вцепилась второй рукой ему в горло. Однако ни капли страха не было в глазах юноши. Только насмешка. Наглая оборзевшая ухмылка.
   - Помни об Игоре, - уточнил он свою угрозу и улыбнулся еще шире, - ты ведь не хочешь его расстроить?
   Визгард тоже понимала всю тщетностью своих угроз. Но что ей оставалось? Злость клокотала у самого горла. И соблазн заковать наглеца в айсберг был слишком велик.
   Игорь выскочил за пределы города и увидел всю эту сцену издалека. Он догадывался, что так выйдет. И ощущение собственного бессилия сдавило ему сердце.
   Визгард краем глаза заметила его крохотную фигуру и тоже едва не застонала. Ей было все это настолько отвратительно, что было проще сразу с головой в пруд кануть. Но вместо этого девушка лишь отстранилась от Визгарда на длину вытянутой руки и отвела в сторону взгляд.
   Игорь, наблюдая, как тяжело ей дается такое решение, ничего не мог поделать. А изнутри его распирала такая злость и даже ревность, будто девушку заставили участвовать в порнографии.
   - Ты будешь подчиняться. Еще как будешь! - обрадовался Визгард, притягивая богиню к себе, - хватит медлить.
   - Я делаю это не ради тебя, - сверкнул молниями взгляд девушки, и она исполнила его просьбу.
   Ощутив прибавление сил, Визгард совсем потерял контроль над эмоциями. Он не допускал богиню до своего тела целиком. И с радостным хохотом двинулся навстречу шеренге, раскинув руки в стороны.
   - Вот это другое дело! Вот это мощь, - радовался юноша и постепенно превращался эмоциями в демона, - вот теперь им точно несдобровать.
   Он ощущал боль и беспомощность богини. И это только подстегивало азарт. Визгард уже не мыслил, что творит.
   - Любовь сделала тебя слабой, - зачем-то проговорил он вполголоса, - в другой ситуации ты бы убила меня, не задумываясь, не так ли? Тебе смерть слаще подчинения.
   Богиня принимала все эти иглы в свою сторону, истекая болью унижения. Она ненавидела его. Ненавидела этих собак. Она всех ненавидела!
   И девушка с огромным рвением в считанные секунды превратила это место в ледяную бурю! Вызвала настоящий снежный шторм. Она изливала всю свою злость на тех, кого не знала, и до кого ей не было дела. Она не могла и не хотела останавливаться, но ее постоянно пинали со стороны.
   - Больше. Мне нужно больше. Еще больше. Выдайся на все сто! - восторженно пользовался ее способностями Визгард.
   Игорь почти физически ощутил ее усталость и поэтому эти слова резали его ножом. Но он мог только наблюдать за тем, как Визгард выкачивал из девушки все силы, какие только возможно. Он выжимал ее до нитки, почем зря. И Игорь не мог простить себя за бездействие. За то, что не вмешивался. Но другого выхода не было...
   В конце неравной битвы Игорь брел по колено в снегу, ища возлюбленную. Он был плохо одет для такой погоды, сильно замерз. И, наконец, нашел свою Визгард.
   Она сидела в снегу совсем одна. Дрожала, обнимала себя за плечи, согнувшись пополам. Ей было плохо. Очень плохо. Она выглядела не просто несчастной, а жалкой. Как побитая собака.
   И даже когда рядом с нею сел Игорь, девушка не ответила добром на его присутствие. Она была унижена. И не хотела представать перед ним такой.
   Сердце Игоря жалобно сдавило невидимой рукой. Он с трудом подобрался ближе, пытаясь заключить ее в объятиях.
   - Что ты здесь делаешь? - огрызнулась девушка, отбив его руки.
   - Пришел убедиться, что ты в порядке. Ты такая изможденная...
   - Парень, прекращай эти сопли. Она призрак и не может устать. Во всяком случае, надолго. Так что нечего ее жалеть, - вновь вклинился в их разговор старый друг.
   Девушка смерила его изничтожающим взглядом. Она еще не сдалась. Игорь почувствовал такую злость, какой еще не было.
   - Ты обращаешься с нею хуже, чем с животным! - выпалил он, трясясь от негодования.
   - Не надо... - попыталась вновь оборвать его богиня.
   Но Игорь не стал ее слушать. Ему теперь было плевать. Он встал в полный рост, бесстрашно глядя Визгарду в глаза. И хотя бедолага замерз, в отличие от жителя севера, ему было не страшно.
   - Ты поплатишься за это... к черту таких друзей. Пошел ты к черту, Визгард!
   Недовольство не сходило с лица товарища. Почему-то он был удивлен такой реакции. До его тупого патриархального мозга никак не доходило, что кто-то может с таким рвением защищать женщину. Даже бывшие отношения с Катей ничему не научили этого дикаря.
   - Хочешь снова подраться? - злорадно поинтересовался Визгард, - ну давай. Набей мне рожу еще раз. Если сможешь! В этот раз я в своей стихии и не буду тебе подаваться.
   Богиня тяжело дышала и повалилась плечом в снег. Игорь мгновенно отреагировал на это, подскочив обратно к ней.
   Девушку истощали эти вечные споры. Она хотела вновь властно развести их по сторонам, но боль от усталости сковала тело. А следом по конечностям промчался паралич. Мышцы свело с такой силой, что было ощущение, будто их разом залило металлом. Визгард была беспомощной, как никогда.
   - Посмотри, что ты натворил! - едва не плача, проговорил Игорь.
   - И ты тоже посмотри, что я натворил! - указал руками на закованных во льды врагов Визгард.
   - Цена была слишком высока. Ты не уважаешь чувства и жизни тех, кто от тебя зависит, - друг уже понял, что здравые аргументы не доходят до парня, - ты идеальный представитель своей страны! То, от чего ты бежал, возродилась в тебе самом. Ты ведешь себя хуже всех тех королев и графинь, с которыми мы сталкивались. Ты один из них, но только... еще и мужчина.
   - Не говори так, - вдруг появилась новая эмоция в лице юноши.
   - Я буду это говорить и повторять раз за разом, пока ты не поймешь! - Игорь посмотрел в самые зрачки Визграда, - ты самый яркий представитель своего народа. Последствие ущербного воспитания. И продолжатель бесчеловечных традиций.
   Впервые его слова дошли до парня. У того даже глаза налились кровью. Такого лица у Визгарда не было даже во время драки. А сейчас он едва контролировал себя.
   И в порыве злости от унижения, юноша взмахнул кистью, словно желал заковать Игоря в лед. Этот жест не остался незамеченным. И парень только крепче обнял богиню.
   - Теперь ты еще и на друзей поднял руку, - Игорь закрыл глаза и уткнулся лицом в волосы девушки, - валяй. Если для тебя это так важно. Но только знай, что после моей гибели Визгард отомстит. И проживешь ты очень недолго.
   - Я не буду этого делать, - после короткого молчания ответил друг и опустил руку, - не потому что испугался твоих слов. А потому что не хочу быть таким же, как мои бывшие тупые хозяева. Я другой.
   - Что-то незаметно...
   - Замолчи! Я не такой! - и его голос эхом разнесся по округе.
   Гнев Игоря сменился на удивление. Он вновь всмотрелся в лицо товарища... и увидел там просветление. Неужели Визгард осознал свою ошибку?
   Но их диалог прервался криками всадников на кошках. Они свистели, визжали и в полном обмундировании неслись на парней.
   - Зачем они бегут? Я же всех убил, - удивился Визгард.
   - Они хотят убить нас! - выпалил Игорь в ужасе, - богиня моя, скройся!
   - Я могу поселиться только в твоей голове. На большее - сил нету, - прошептала она.
   - Как пожелаешь, - он бегло поцеловал ее в губы.
   - Хорошо ей. А нам что делать? - возмутился друг, - за что они на нас ополчились?
   - Они наконец-то поняли, кто убил их отряд месяц назад! - с сарказмом выпалил Игорь, - ледяные копья. Точно также мы уничтожили кошек. И после твоей блистательной атаки на псов, кошатники это поняли.
   - Вот черт, - обиделся тот.
   - Если повезет - я смогу призвать кого-нибудь, кто нам поможет, - занервничал Игорь.
   - Ну так давай быстрее!
   - Блин, а кто может отбиться от ТАКОГО количества врагов кроме Визгард?
   - Петр.
   - Ты издеваешься?
   - Почти. Но раз не хочешь - то не надо. Но я жить хочу.
   - Если бы жить хотел - ты бы меня слушался чаще, критин. Из-за тебя мы в таком положении!
   - Ладно, согласен.
   - Да к черту сейчас твое согласие! Думай о том, как нам выкрутиться.
   - Ты у нас гений. Я свою работу уже сделал.
   - Как же ты меня бесишь в этой деревне... - и Игорь приготовился звать на помощь Олю.
   Но она не откликалась. Черт, они забыли, что богиня куда-то пропала. А кто еще сможет тут помочь?
   Помощь пришла, откуда не ждали. Парни услышали ржание коней и их сердца забились, как сумасшедшие. Особенно у Визгарда, который мог узнать этот голос из тысячи...
   - Храбрая! Ко мне! Беги ко мне, моя малышка! - обрадовался он, как сумасшедший.
   Кобыла летела к нему на всех парах, издавая периодически радостный визг. Как будто не полутонное животное кричало, а маленькая девочка. Добравшись до любимого хозяина, она несколько раз оббежала его широкими кругами и под конец стала истерично тыкаться носом, сгорая от любви.
   Глядя на них, Игорь умилился, не веря, что вот этот нежный любящий человек пару минут назад изображал из себя тирана. Как же люди меняются!
   - Тимка, я почему-то знал, что мы не навсегда расстались! - с трудом сдерживая радость, прокричал юноша.
   - Серьезно? Даже я не догадывался, что так быстро найду наших лошадей, - расхохотался тот, гордо восседая на Вихре, - хватай Бархата и валим! Вечно вы попадаете в передряги.
   Времени на дружеские объятия не оставалось. Поэтому ребята немедленно расселись по коням и как можно быстрее свалили отсюда.
   Всю дорогу Визгард был подозрительно счастливым. Друзья смотрели на него с недоверием и все не решались первыми завести разговор. Наконец, их взгляды были пойманы.
   - Чего вы смотрите на меня так странно? - удивился он.
   - Ты не хотел никуда уезжать. И теперь так радуешься, будто не было всех тех скандалов, - щурились те.
   - Ну... люди меняются, - неправдоподобно рассмеялся юноша.
   - Ага. Только не ты. Не так быстро, - въедливо проворчал Игорь.
   - А что если я скажу, что этот рай на земле меня тоже разочаровал? - вполне искренне ответил Визгард, подняв брови, - честно говоря, я ожидал большего.
   - Чего же? - удивился Тимка.
   - Я, конечно, мечтал о патриархате. Но о таком, чтобы девушки не были рабами. А чтобы они искренне мною восхищались и обожали!
   Друзья не удержались и стали дико хохотать. Их смех был настолько заразительным, что даже Визгард подключился.
   - Такого не будет нигде, - заключил Игорь.
   - Ага. Либо подобного можно дождаться от любимой девушки, - кивнул Тимка.
   - Ну вот я и решил, что пора бы к ней вернуться, - расправил грудь их товарищ, предвкушая теплый прием.
   А парни смотрели на него как на дурачка, размышляя, стоит ли рассказывать о всех похождениях Кате или все же лучше промолчать? Дурачина Визгард немало крови им попортил за эти несколько недель.
  

НИНА

   Девушка тонула. Она открыла глаза и не сразу поняла, что происходит. Ее разум заволакивала тьма глубин, а солнечный свет даже не пробивался в это место.
   Нина схватилась за горло, попыталась отыскать источник кислорода. Вокруг не было ни души. Только вода. Много воды. Одна сплошная океанская глубина.
   Девушка не знала куда плыть, куда смотреть, как спасаться? Расслабила тело в надежде, что его вынесет на поверхность. Но этого не случилось. Просто она висела по центру между мирами. Как это произошло?
   "Почему я здесь?" - испуганно спрашивала сама себя Нина. Но воздуха в легких становилось все меньше. Она испугалась, что не выплывет. Но рано поддаваться панике.
   Девушка призвала богиню. Та быстро оказалась в ней и ужаснулась сложившейся ситуации. Даровала своей подопечной жабры и возможность дышать.
   "Ты вовремя", - вздохнула полной грудью Нина.
   "Где мы?", - дрожал голос призрака.
   "Да если бы я знала!", - раздосадовано подумала девочка.
   Но деваться некуда. Сейчас нужно всплыть, а там уже решать, что делать дальше. Так Нина и поступила.
   Она вырвалась из водных пучин и огляделась. Берег недалеко, но он ей незнаком. Ни души. Ни звука. Где остальные конники?
   - Я точно помню, что никуда не убегала, - плаксиво проговорила девочка, всхлипывая, - как я оказалась в воде? Почему здесь?
   Богиня хотела бы ей помочь с ответом, но не могла. Она только тяжело вздохнула и предложила поискать остальных духов в пространстве, чтобы узнать от них больше. Нина согласилась и отпустила ее. А сама поплыла к земле.
   Но тут ее схватили за ногу и резко дернули обратно. Бедолага от ужаса даже завизжать не успела. Только воздух набрала в легкие и вновь оказалась под водой.
   Она распахнула глаза как можно шире и увидела ужасное чудовище с человеческим лицом. Оно походило на помесь русалки и демона. И сейчас этот монстр скалил свои острые зубы, крепко стискивая щиколотку жертвы.
   У Нины от страха в глазах помутилось. Она выставила руки перед собой и сильнейшей водной струей ударила монстра в грудь. Оно быстро исчезло где-то в морской тьме. Но наверняка планировало вернуться.
   Девочка срочно всплыла и быстрее поплыла к берегу. Тратить силы на крик не имело смысла. Она махала руками и ногами, как безумная, забывая даже плакать. В этот момент ей очень не хватало верной кобылы. Или богини хотя бы...
   Но она не возвращалась. "Почему? - кричал рассудок Нины, - почему она не приходит на мой зов? Недавно ведь только отлучилась!".
   Каким-то шестым чувством девушка ощутила, что за нею вновь устроили погоню. Только теперь их больше. Чтобы убедиться в этом, Нина, на свой страх и риск, нырнула. Ее тут же окружили со всех стороны жуткие твари, похожие на прежнюю. Их было много! Слишком много, чтобы отбиться от всех.
   Адреналин ударил в голову Нины. Она не собиралась сдаваться. Девушка совершила несколько манипуляций руками и... выпрыгнула из воды, как дельфин. Вернее, вытолкнула себя волнами. А там ей удалось пробежать несколько метров до берега, словно дочери Иисуса.
   Сражаться с таким количеством человекорыб разом не имело смысла. Они словно акулы были быстрыми, резкими и непредсказуемыми.
   И тут одна толстая водная струя взмыла в воздух неподалеку от девушки. Затем сменила траекторию и со всей силы хлестнула беглянку по коленям. От острой боли Нина вскрикнула и упала с размаху вниз, ударившись лицом о гладь. От такого удара едва не потеряла сознание, т.к. вода была достаточно твердой, чтоб вот так об нее биться.
   Пока у девушки кружилась голова, монстры стали вновь подбираться к ней ближе. Нина из последних сил попыталась взять воду под контроль и кинулась наутек, призывая волны слушаться. Но горе в том, что не она одна здесь управляла жидкостью.
   Поэтому, как только Нина достигла берега и с надеждой ступила на него босыми ногами, прямо перед нею из воздуха выросла незнакомая фигура, более похожая на человека, чем прежние, и ударила беглянку ладонью по лицу. Девочка вновь упала, но теперь на землю. Теперь голова не просто гудела, а раскалывалась на части. Нина застонала и съежилась в комок, обхватывая себя руками.
   - Я поймала беглую нимфу, - прокричала женским голосом незнакомка.
   - Кто? - пискнула девочка испуганно, - отпустите меня!
   - Нет. Ты пойдешь с нами, - строго заметила чужачка.
   - Куда? - всхлипнула Нина.
   - Обратно. Домой. В океан.
   - Я не оттуда! - девочка предприняла последнюю попытку к побегу, но на нее навалилось еще несколько тел.
   Шесть рук подхватили беднягу, как пушинку и попытались уволочь обратно в воду. Но пленница сопротивлялась и еще пару раз выстрелила в них ракушками со дна. Свист стоял, как от пуль. И ей даже удалось ранить этих гадов.
   Как только их хватка ослабла, Нина кинулась наутек. Однако незнакомка умела исчезать и появляться в любом месте, как богиня. И во второй раз девочка уже не захотела попадаться под ее удар. Оказавшись прямо напротив врагини, Нина резко затормозила и сразу закрыла лицо руками.
   Ее пробила мелкая дрожь. Слишком многое было непонятно. Язык прилип к небу и не позволял вымолвить ни слова. В жизни происходит какой-то хаос. Как это может быть реальностью? Но, к сожалению, это не сон.
   - Красавица моя, - вдруг нежнее обратилась к ней незнакомка, - открой личико. Мы не будем тебя бить больше.
   Нина удивленно и недоверчиво опустила руки. На нее больше не бросались, не атаковали и не пытались утащить куда-то. А чужачка действительно походила на ее богиню. Только казалась более телесной... честно говоря, она походила на утопленницу.
   И вдруг эта странная женщина коснулась пальцами головы девочки. Кожа ее была ледяной, как мрамор! Нину всю пронзило очередной волной ужаса, но она почему-то не могла сдвинуться с места.
   И тут дева приблизилась и поцеловала ее в губы...
   В голове Нины что-то закричало. Она запоздало сообразила, что произошло, и с отвращением отпрянула назад. Но ей опять стало больно. Губы почему-то щепало и кололо. А по телу вновь пробежались мурашки.
   - Да что же вы делаете со мной? - вскрикнула, наконец, Нина, - что хотите от меня?
   - Какая же ты непонятливая, - томно проговорила незнакомка, - мы видели, на что ты способна. Значит - ты одна из нас. Водная нимфа. А водные нимфы не должны покидать своего жилища.
   - Да не водная нимфа я, - потеряла терпение девочка, - я просто человек. Поверьте!
   - Хватит спорить! - вдруг завизжала на нее чудачка, продемонстрировав все свои клыки и когти.
   Нина снова испугалась и сжалась в комок, закрыв лицо руками. Не в том она была положении, чтобы спорить так нагло. Но как им объяснить?
   - Чего вы хотите? Может быть, я смогу дать вам это взамен? - молящим голосом спросила, отчаявшись, девочка, - мне правда очень нужно бежать. Я потерялась...
   - Больше тебя ничего не будет волновать, как только ты вдохнешь легкими воду, - с угрозой пообещала нимфа, - я ужалила тебя. Этот токсин поможет твоим легким дышать на глубине. Однако... вдохнув там один раз, ты больше никогда не вернешься на воздух.
   - Как это? - ужаснулась Нина.
   - Твой организм полностью трансформируется. И даже если ты каким-то образом избежишь сейчас нас, то все равно однажды уйдешь в воду. Потому что начнешь задыхаться...
   - Я не хочу...
   - Пора закончить начатое...
   - Я не пойду с вами! - вскрикнула Нина, пятясь назад.
   Но чудовищ было больше. И они свободно выходили на берег, либо выползали на хвостах. И стоило ей предпринять очередную попытку к побегу, как в ход шла водная магия.
   Ведь они были в одной стихии! Только для этих тварей она была родной.
   Нина отказывалась быть волочимой. Пыталась сопротивляться. Но силы оказались неравными. И вот, когда ее нос уже почти коснулся водной глади, девушка взмолилась не своим голосом. Попросила подождать...
   - Что опять? - раздраженно, но сдержанно поинтересовалась нимфа, - ты много раз уже пыталась сбежать. Ничего не изменится.
   - Да, я знаю... - безнадежно ответила Нина, наблюдая, как слезы растворяются в море, - я уже это поняла. Но... я не могу поверить, что больше никогда не увижу солнца. Разрешите мне посмотреть на него хотя бы с часик. Чего вам стоит?
   - Мы позволим тебе, но всего несколько мгновений, - благосклонно проговорила незнакомка и сделала жест рукой.
   Хватка тут же ослабла. Нина ощутила, что вновь свободна. Но лишь на время. За нею продолжало наблюдать множество глаз. А на что она надеялась? А на то, что богиня успеет вернуться.
   "Ну, где же ты? Куда пропала так надолго? Умоляю тебя! Мне очень нужно...", - но ни ответа, ни помощи. Девочка смотрела на небо, щурясь и истерично соображала, какие у нее есть шансы? От всех попыток сбежать осталась только боль в мышцах и конечностях. Выкрученные руки и жгучие ушибы давали о себе знать. И напоминали, что враг сильнее.
   Нина не столько прощалась с солнцем, сколько пыталась заставить себя поверить в то, что обратного пути не будет. Ох, если бы ей дали хоть с денечек подумать над всем этим!
   Девочка стояла по пояс в воде и уже даже не плакала. Просто думала. И думала и думала в абсолютной тишине. И только шелест волн, разбивающихся о камни, заставлял возвращаться в страшную реальность.
   Что она может без богини? Ни жабр, ни водоворотов не получит. Даже перепонки и хвост она сможет обрести только с ее помощью. Но где же она?
   И вот момент настал. Нину взяли за руки и стали волочить спиной к воде. Она до сих пор не верила, что выхода нет. Набрала в легкие воздуха и задержала дыхание. Ее тащили все глубже и глубже на дно. Воздух постепенно заканчивался. Наступил момент сделать вздох. Но страшно.
   Организм начал паниковать. Нина вновь попыталась отбиться. Но безуспешно. Она звала богиню, однако та по-прежнему не приходила.
   Неоткуда ждать спасения. Девушка вдохнула воду, и жидкость стремительно влилась в ее легкие.
   Бедняга поняла, что утонула и оцепенела. Ей отпустили руки, и безжизненное тело продолжило медленно погружаться вниз. И далеко не сразу до разума Нины дошло, что она все еще жива! Шок был настолько велик, что нимфы вновь подхватывают ее на руки и унесли на глубину самостоятельно.
  
   Когда девочка окончательно пришла в себя, она уже сидела в коралловой клетке. Или в чем-то подобном. В темноте сложно было разобраться. Но она точно была жива.
   Нина ощупала себя, коснулась пальцами окружающих предметов. Ощущения разные. Она существует. Также реально, как и прежде. Но под водой. Дышать приходится немного по-другому. Каждый вдох и выдох теперь делался глубже и медленнее, чем раньше. И такая тяжесть ощущалась в груди непривычная. Неприятная даже. Но к этому можно будет привыкнуть.
   Нина сдавила пальцами один из "прутьев" своей "клетки" и стала его раскачивать. Она еще толком не знала, что собирается сделать, но под натиском предмет треснул. Тем же способом пленница расширила щель и смогла выплыть наружу.
   Вокруг все еще кромешная тьма. Даже сложно понять, где находится верх. Если плыть перпендикулярно дну - можно добраться до солнца. Если только не сбиться нигде по пути.
   А что еще делать? Она поплыла.
   Странно вообще ощущать себя живым в водном пространстве. Тем более, Нина никогда раньше не плавала с аквалангом. А когда она дышала жабрами - ощущения были совсем не те. Сложно описать это словами, но точно приятнее.
   И тут перед глазами девушки вдруг появляется знакомый силуэт. Богиня! Девушка не могла сказать ей ни слова, но молила глазами о помощи. Вид у призрака был испуганный. Похоже, она осознала, что произошло что-то ужасное.
   Богиня схватила Нину за руку и потащила ее до самой поверхности. По пути почему-то не сказала ни слова. И даже внутрь вселиться не рискнула. Как будто что-то перегораживало ей путь к разуму ученицы.
   Но в последний момент у самой пластины водной глади Нина вдруг остановилась. Словно наткнулась на стену. Богиня удивилась, на что девушка попыталась ей жестами объяснить причину беспокойства. Поначалу она по привычке открывала рот, но вместо слов оттуда вырывались пузыри. Тогда Нина просто положила руки на горло и изобразила удушье.
   - Ты не можешь дышать воздухом? С каким пор?! - поразилась дух.
   У Нины взгляд стал болезненным. Она была бы рада все рассказать, но не могла. И это убивало ее. Девочка долго собиралась с духом и решила, что без риска не узнает правду о своей новой неприятной особенности.
   Она сделала рывок, высунула голову из воды и сделала вздох... но вместо наслаждения получила ужасную боль в груди. Голова мгновенно закружилась, бедолага едва не потеряла сознание.
   Ухнула обратно в воду. Отдышалась. Не поверила сама себе. Вновь взглянула на солнце. Как же соблазнительно оно светит! Может быть, ей показалось?
   Нина сжала руки в кулаки и предприняла вторую попытку. Затем третью. И четвертую. И пятую... пока окончательно не выбилась из сил.
   Богиня смотрела на нее в немом ужасе. И больше не задавала вопросов. Оно наконец-то осознала всю трагедию ситуации...
   - Может быть, хватит? - мягко и настойчиво проговорила она.
   Нина была в истерике, но уже не в силах как-то это выразить. Она только в немом исступлении смотрела на закатывающееся солнце и отказывалась верить, что путь наверх ей теперь закрыт. Как это случилось? Почему это стало ее жизнью?
   Девушка заплакала бы, но в море слезы не видны. Только лицо Нины стало жалостливо-отрешенным и она коснулась рукой живота. Плечи дрожали, но не от холода.
   - Ты хочешь кушать и тебе страшно, - расшифровала богиня и обняла воспитанницу, как мать, - мы найдем способ вытащить тебя отсюда. Но сейчас, боюсь, придется вернуться.
   "Нет!" - сократились мышцы шеи бедной Нины. Она кричала всем телом об этом, но не могла сказать. Однако дух понимала ее, как будто читала мысли. Хотя для этого нужно было вселиться в голову девочки. Но сейчас это было невозможно. Какая-то преграда появилась там.
   "Где же ты была?" - с укоризной взглянула девочка на богиню. Ее взгляд был настолько красноречивым, что призрак его разгадала. Она была бы рада скрыть правду, но что-то подсказывало ей, что сейчас это неуместно.
   - Я скажу тебе, но... я не хочу, чтобы ты затаила на него обиду, - дух обняла девочку и сжала, как можно крепче, - меня призывал Игорь. Его жизни грозила опасность. И честное слово, я не знала, что с тобою здесь происходит. Прости меня!
   И она судорожно вздохнула, не способная простить саму себя. И в голове Нины снова что-то треснуло. И в этот раз она действительно не знала, как будет жить дальше.
   Но тут в толще воды что-то изменилось. Будто шевельнулся хомяк под одеялом. И девушка ощутила это кожей. Хотя ощущение было непривычным. Раньше она его не испытывала. Но интуиция запаниковала с такой силой, что Нина перестала себя жалеть и обернулась.
   По-прежнему ничего не видно. Следом напряглась и богиня. Она вновь потребовала воспитанницу вернуться...
   И тут из водной тени вперед вырвались зубы! Три ряда острейших орудий убийства. И на такой скорости они летели на Нину, что она не успела даже пискнуть...
   - Плыви! - в последний момент ее вырвали из-под удара за руку.
   Девушку крутануло в плавном сальто, и она окончательно дезориентировалась. Панически захлопала глазами, испуганно замахала руками вразнобой и, перевернувшись вверх ногами, разглядела гигантскую акулу, заходящую на повторную атаку.
   Нина закричала бы, если бы могла. Она только овладела потоком воды, чтобы он выстрелил ею, как пробкой, в сторону. Акула вновь не настигла жертву. Но сдаваться не собиралась.
   И чем больше Нина металась из стороны в сторону, тем больше ощущала нагрянувшую усталость. Чувство жалкой беспомощности смешалось с паникой...
   Но тут, когда опасная рыба в очередной раз устремила свои зубы на барахтающуюся жертву, с водных глубин вверх метнулось несколько тел. Те самые уродливые русалки! В их руках были острые орудия. И они в скорости и маневренности не уступали хищнику.
   Напали на нее толпой, закружились в водных вихрях, стали убивать копьями и зубьями. Потекли по волнам темные струи крови. В этом немом адском танце просматривалась и боль и борьба за жизнь. Пару раз акула удачно извернулась и одним взмахом тела порвала несколько русалок...
   И чем дольше Нина, завороженная ужасом, наблюдала за этим, тем меньше она замечала что-то другое вокруг себя. Водная нимфа незаметно оказалась рядом с нею и строго схватила девочку за плечи. Та раскрыла рот, выпустив несколько пузырей наружу, попыталась отмахнуться. Но потеряла слишком много сил.
   А затем ее с такой силой стало затягивать на дно, будто кто-то выдернул затычку из ванной. У морских жителей тела были идеально устроены под среду обитания. Они были очень быстры, учитывая, что прикладывали к своим действиям минимум усилий.
   Когда движение остановилось, Нина обнаружила себя в пещере, где единственным источником света были разные светящиеся рыбы и морские растения. Девушка распахнула глаза как можно шире, но по-прежнему плохо видела. Возможно, это все из-за солнца. После него еще не могла привыкнуть к темноте.
   Нимфа плавала где-то рядом. Нина чувствовала то, как смущается вода вокруг. Очень жаль, что здесь никто не разговаривал! Ведь даже при желании девушка не могла разглядеть лица того, кто ее пленил. А как ориентироваться в ситуации, если ты не можешь ничего проконтролировать?
   "Что будет дальше? - отчаянно вопрошала Нина мысленно, надеясь, что хоть кто-нибудь ей ответит, - зачем я здесь? Почему нимфы могут выходить и разговаривать на поверхности, а я - нет?". Но в ответ по-прежнему тишина.
   Чужачка неожиданно оказалась напротив, заставив девушку вздрогнуть. Она схватила гостью за руку и в следующее же мгновение та ощутила острое жжение в том месте.
   Нина мысленно вскрикнула и попыталась вырваться. Но вместо этого нимфа обожгла ей и вторую руку. Ощущение было такое, будто ее крапивой отхлестали. И только через пару секунд, бедняжка освободилась.
   Она испуганно прижала обе руки к себе и кинулась прочь из пещеры. Никто ей не противился. Что бы это значило?
   Хотя Нина помнила, что произошло после того, как нимфа обожгла ее губы. Если сейчас она снова заразила ее какой-нибудь дрянью - то жизнь кончена. Чего еще ждать от этих гадов?
  
   В этом месте непонятно, когда наступает ночь, а когда возвращается день. Во всяком случае, времени прошло довольно много. Нина валялась на боку на морском дне и просто смотрела в одну точку. Она чувствовала себя проткнутой рыбой, которую просто не добили. Живот сводило от голода. А мозг отключался от невозможных шумов и боли, которые все нарастали и нарастали после той встречи с нимфой.
   В конечном счете, Нина пришла к выводу, что ее накачали чем-то вроде природных наркотиков или токсинов. Неважно чем. Но состояние от всей этой дряни было, мягко говоря, отвратительным. Будто ее через мясорубку раз за разом пропускали.
   В таком виде девушку вновь нашли демонические русалки. Легонько подцепили коготками и снова куда-то поволокли. Она отрешенно поддалась, качаясь на водных потоках. По правде говоря, на нее навалилась апатия.
   Богиня все это время крутилась рядом и пыталась привести воспитанницу в себя. Но Нина лишь изредка водила за нею зрачками и вновь отключалась. В какой-то момент мозг вообще отказался думать.
   Когда девушка вновь оказалась в пещере, она уже могла видеть больше. Восприняла это, как само собой разумеющееся. Вернее, не обратила внимание. Нимфа снова была неподалеку и что-то перебирала руками. К ней периодически заплывали русалки и другие похожие нимфы. Рассказывали жестами что-то об утопленниках, о пропитании, о миграции.
   Затем, когда они исчезли, чужачка вновь оказалась рядом с Ниной. Протянула к ней руку. Девушка на уровне подсознания вжалась в стену, но в реальности не смогла ничего предпринять. Ее как будто транквилизаторами накачали.
   - Не смей! - кинулась наперерез богиня и отчаянно обернулась к Нине, - сопротивляйся! Они тебе все мозги расплавят этими токсинами... Нина!
   Но девушка ее уже не слышала. Она неопределенно качнула головой и провалилась в небытие. Сквозь полубред лишь слышала мольбу призрака вселить ее в себя. Но Нина не могла сделать этого. Она тоже не понимала, почему в ее голове вдруг появилась какая-то перегородка для родной богини. Но правда такова, что экспериментов над разумом уже никто не мог остановить.
   Ее организм отравляли день за днем. Что-то постоянно впрыскивали и чем-то обжигали. Нина уже не ощущала ни одной здоровой частички своего тела, и с каждым разом ей становилось только хуже. В голове поселились голоса, от которых бедняга вздрагивала посреди сна. А затем общая слабость и помутнения заставляли ее кануть обратно в сумрак.
   С каждым днем Нина видела все лучше в темноте. Плавать становилось все проще. Даже острое чувство голода притупилось. Хотя поиск еды сейчас был главной и единственной мыслью девушки. И вот однажды, когда она почувствовала себя немного лучше, Нина выплыла на охоту.
   Ловить рыбу было не так-то просто. Хоть поодиночке, хоть за стаей гоняйся - исход один. И еще хуже то, что море таило в себе множество опасностей. Пока ты сам охотишься за едой, на тебя тоже уже кто-то охотится. Так Нина едва не попала в чужой желудок пару раз. Пришлось быть осторожнее.
   Но когда ей все-таки удалось добыть свою первую рыбу, девушка впилась в нее зубами, не думая. Грызла заживо, раздирая на части. И этот вкус приносил ей столько удовольствия, сколько она не получала ни от одного деликатеса ранее.
   К сожалению, порция была маловата. Однако оптимизма немного прибавилось. Теперь Нина примерно знала, где и как нужно прятаться, чтобы добиться результата. И она вновь вернулась к охоте.
  
   Через некоторое время девушка перестала общаться со своей богиней. Вернее, она не отличала ее от прочих голосов, поселившихся в голове. Чаще всего они говорили какие-то грубости. Но вскоре стали менее разборчивыми и превратились в сплошной шум.
   Девушка не знала, сколько времени провела в море. Но она уже вообще не нуждалась в своей способности говорить. Раньше ее это мучило. Хотелось напрячь связки, всплыть на поверхность и хотя бы пропеть что-нибудь. Но теперь такая надобность отпала.
   В мире, где никто не общается словами, ты привыкаешь к новым сигнальным системам. А если вся твоя жизнь сводится лишь к выживанию - тут и вовсе не возникает никаких иных потребностей. И ненужные органы начинают либо меняться, либо атрофироваться за ненадобностью.
   У Нины появились перепонки между пальцами рук. А стопы стали походить на ласты. Девушка двигалась в воде быстрее, чем раньше. Была более юркой и выносливой. Она научилась чувствовать приближение крупных объектов, что много раз уже спасало от внезапного нападения хищников.
   И вот однажды из укрытия девушки увидела существо, которого ей так давно здесь не хватало...
   "Слава! Моя хорошая лошадка!" - закричали в голове мысли. Нина немедленно выплыла кобыле навстречу и раскрыла руки для объятий. Клыкастое келпи не сразу признало в ней бывшую хозяйку. Но, немного присмотревшись, подплыла поближе и позволила себя погладить.
   С этого дня они больше не расставались. Слава долго искала Нину и наконец-то они воссоединились. А так как лошади не страдают вопросами бытия и нормами морали, то эта парочка просто стала жить вместе, создавая удачный симбиоз. Поиск пропитания и защита - стали легкими повседневными вещами. И больше не вызывали в разуме девушки паники.
   Но ничто хорошее не может продолжаться вечно. Когда Нина только-только более-менее освоилась с новой жизнью, водная нимфа вновь устроила за нею охоту. Девушка некоторое время успешно избегала эту ведьму. Но однажды все-таки попала под жгучий захват. Она знала, что добром это не кончится. И потому поспешила уплыть с кобылой как можно дальше, пока ее голову не пронзил страшный звон...
  
   ...а затем все как в тумане. Нина все больше теряла человечность. Ее движения стали дергаными, а глаза постоянно бегали из стороны в сторону. Прежний разум раскалывался на части и больше не собирался воедино. Нина не ощущала себя человеком.
   Она была жителем моря. Неадекватным странным зверем, которого постоянно трясло и швыряло. Честно говоря, неясно, чего хотела добиться нимфа. Но все эти токсины пошли явно не на пользу девушке. Она стала легкой добычей. И если бы не Слава - бедолага давно бы погибла.
   - Я поняла, откуда появились водные нимфы. Нежить это обыкновенная, - трещала над ухом богиня, тревожно созерцая изменившуюся воспитанницу, - вода - удобная среда. Здесь даже динозавры некоторые живут. Потому что люди до них еще не добрались.
   Но затем она поняла, что ее не слушают и грустно вздохнула. Нина только смерила богиню раздраженным взглядом, т.к. боялась, что та распугает ей рыбу. Но затем в далеких глубинах сознания блеснула мысль о том, что духа животные не видят. И девушке сразу полегчало.
   - Понимаю, ты даже слышать обо мне теперь не хочешь. Но я не отстану, - плыла за нею всюду призрак, - потому что я должна защищать тебя. А ты еще слишком зелена для водной стихии. Мы мало практиковались!
   Игнорируя ее причитания, Нина вдруг ощутила кожей знакомые водные колебания. Нет, это была не добыча и не хищники. Это был тот, кого девушка давно мечтала убить.
   Пора было подумать о том, чтобы завладеть стаей. И двух руководителей здесь быть не может.
   С умопомрачительной скоростью девушка рванула с места, преодолев одним махом десятки метров. Ворвалась в чужое личное пространство, словно выпущенная стрела и ранила чужачку. Тонкие струи крови немедленно расплылись по потокам. Жертва дернулась и кинулась наутек.
   Но Нина настигла ее и там. Она преследовала и била с особенным ожесточением. Будто никогда еще в жизни не испытывала никаких сомнений. Благо, когти помогали справиться с столь сложной задачей, как уничтожение равного.
   Поняв, что избежать боя не удастся, главная нимфа извернулась и напала в ответ. Они закружились в водном вихре буйств и ударов. Каждая сражалась с таким рвением, после которого мог выжить лишь один.
   - Что же она творит? - схватилась за голову богиня, наблюдая за происходящим рядом с кобылой, - зачем ей это было нужно? Это даже местью не назовешь...
   Лошадь мудро молчала и не вмешивалась в бой. Более того, когда дух попыталась подплыть немного ближе, Слава зажала уши и преградила ей путь. Она была полностью на стороне своей хозяйки.
   И хотя богиня могла обойти животное совершенно без проблем, она не стала этого делать. Но ей было больно видеть, во что превратилась воспитанница... этот некогда нежный трепетный цветок.
   И вот, внезапно начавшийся бой, окончен. Безжизненное тело нимфы зависло в водной толще, качаемое невидимыми потоками. Грудная клетка Нины тяжело вздымалась, но в не моргающих глазах не читалось никаких ярких эмоций. Она только вскинула голову и убедилась, что остальные нимфы и русалки видели ее.
   Они подчинялись глубинным законам и признали девушку новым вожаком. Убедившись в их верности, Нина подозвала к себе кобылу, зацепилась за ее гриву и приказала следовать за собой. И все, кто был рядом, исполнили этот приказ. На оставшийся в невесомости труп никто не обратил внимания.
   А богиня так и осталась стоять на месте, отрешенно созерцая пустоту. Она потеряла всякую надежду. Нина больше не станет человеком. Она теперь совершенно другая и, похоже, освоилась в водной среде. Видимо, придется ее оставить. И сообщить печальную весть Игорю. Больше никому призрак не могла обратиться, к сожалению.
   Но как только дух всплыла на поверхность, она увидела странный катер, рассекающий морские воды. Вроде бы похожий на рыбацкий. Только он стоял не на месте, а постоянно ходил кругами, будто искал кого-то. Либо за ним тянулись сети...
   "Это плохо, - подумала богиня, - какова вероятность, что Нина попадется им на глаза?". С другой стороны, у девушки не было причин всплывать так высоко. Ведь она стала избегать солнца. Новые рыбьи глаза слепли здесь. Поэтому Нина давно уже не покидала глубинной тьмы.
   И тут за катером что-то начало барахтаться. Да с такой силой, будто в сети попала не маленькая рыбешка, а дельфин или акула. Богиня напряглась и направилась туда, чтобы убедиться, что ее воспитаннице по-прежнему ничего не угрожает.
   Нырнула. Увидела в сетях русалку. Судьба ее была незавидна, но дух мысленно развела руками. Ей было плевать на этих гадов, из-за которых пострадала Нина.
   Однако...
   Снизу вверх метнулось несколько других русалок. Они набросились на сети стали дружно прогрызать в них дыры. Острые зубы работали технично, но веревки были слишком крепкими. Поэтому процесс затянулся.
   И тут в воду врезалось несколько гарпунов. Одна русалка была ранена, но ее не смогли схватить. А вот вторую пронзили насквозь... да так неудачно, что она замерла, словно парализованная. Внутри богини что-то сжалось при виде этого ужаса. Человеческую часть существа перекорежило от боли.
   Но самым худшим было то, что вскоре на судно напал и новоявленный вожак стаи. Закрыв глаза, наощупь к сетям приплыла Нина.
   - Уплывай! - закричала на нее призрак, оказавшись рядом, - где ты нашла нож? Неважно. Бросай их всех и уплывай!
   Но девушка ее игнорировала. Она отчаянно старалась освободить пленников.
   И тут прямо в плечо насквозь ее пробила железная стрела. Нина не открыла глаза, но беззвучно заорала, вцепившихся коготками в толстую веревку. Кровь просочилась сквозь рану и дала понять остальным, что вожак в беде.
   Снизу послышался писк, похожий на дельфиний. Это Келпи прорывалась сквозь водную толщу, спеша на помощь. Она торпедой выпрыгнула вверх и взобралась таким образом на судно. Что кобыла там натворила - осталось загадкой. Но Нину хотя бы перестали тянуть, и она вцепилась острыми зубами в веревку, стараясь перегрызть ее. Когда этот план не сработал - попыталась пилить ржавым ножом. Но толку от него было не больше.
   И тут сверху в воду плюхнулось то самое ружье, с которого был произведен выстрел. Девушка вцепилась в него цепкой ручкой и со всех сил бросилась наутек обратно в пучину. Сквозь поврежденные ячейки сетки следом за нею ломанулись и те, кто был способен протиснуться в узкие дыры. Оставшиеся в живых русалки также исчезли внизу, а чуть позже к ним присоединилась и келпи.
   Стремительная атака прекратилась также неожиданно, как началась. У браконьеров, правда, остались ценные трофеи в виде подбитых умерщвленных русалок. Да и судно не пострадало. Но у Нины не было цели восстанавливать справедливость. Она просто защищала стаю.
   Богиня некоторое время висела между мирами, мучаясь выбором. Но поняла только, что больше ничем не поможет воспитаннице. Та стала слишком самостоятельной и нелюдимой. Если ее кто-то и образумит - то только бывшие друзья. Или, может быть, сестра, если удастся ее отыскать.
  

ЗИНА

   Девушка осталась совсем одна. Стояла под палящим солнцем в километре от деревни. Странная каменистая местность пугала ее больше, чем вся ситуация в целом. Здесь было множество пещер, в которых могло таиться что угодно.
   Зина задавалась тем же вопросом, что и остальные потерянные ребята. Пока она шла к людям, пыталась понять, как оказалась здесь. Ответов все еще не находилось. Нужно было отвлечься чем-то позитивным. Иначе если паника накроет с головой - мало не покажется.
   - Люди... - выдохнула с надеждой девушка, встретив пастуха, - помогите, пожалуйста, дяденька!
   Но тот отреагировал на нее очень странно. Замер, будто испугался. А затем бросил свое стадо и рванул наутек.
   - Я вас не трону! - закричала ему вслед олененок, но ответа не последовало.
   "Странно, - нахмурилась бедняга, - чем я могла напугать взрослого мужчину?". Она посмотрела на свои руки, на одежду - все было в порядке. Обычная девушка. Не монстр, не вурдалак.
   Делать нечего. Попыталась пройти чуть дальше. Авось с другими жителями удастся наладить контакт. Вдруг повезет?
   Но углубившись немного в деревню, Зина поняла, что это место словно вымерло. Ни души. Закралось подозрение, что это неспроста...
   И тут олененок услышала крики. Как будто налетел отряд индейцев. Не на шутку перепугавшись, девушка рывком повернулась в сторону шума и увидела толпу озлобленных людей. Они размахивали вилами и топорами и неслись прямо на нее.
   Вскрикнув, Зина бросилась наутек. И хотя она не понимала, чем заслужила такую ненависть, но останавливаться не желала.
   Обогнула угловой дом. Мельком заметила в окнах любопытные детские лица. На нее смотрели, как на зверя, загоняемого в ловушку. Девушка хотела интеллигентного общения, а в результате бежит от темных людей. И это расстраивало до слез.
   Но, к сожалению, преследование не прекращалось и за пределами поселка. Бедолага уже выдохлась. К тому же, сказывался голод и усталость последних дней. Она все чаще останавливалась, хватаясь за бока. Боль была настолько сильной, что даже голова кружилась. Бежать больше невозможно. И останавливаться слишком страшно.
   "Пещера, - мелькнула единственная верная мысль в голове, - если спрячусь там - удастся с помощью магии выжить". Весь расчет был на темноту, т.к. дыра в каменистой горе уходила немного вниз. И свет не пробивался на эти глубины.
   Доползая до спасительной тьмы, девушка уже слышала шаги всего в паре метров. Морально она была готова превратиться в бумажные листы и разлететься по окрестностям. Но до последнего старалась не раскрывать свои способности на всякий случай. Да и не могла поверить, что взрослые люди вот так всерьез ополчились против того, чья внешность все еще смахивает на детскую.
   Но стоило ей шагнуть в тень, как стопы прилипли к чему-то дрожащему. Это было отвратительно и неприятно, но деваться некуда. Опасность за спиной реальнее.
   Однако преследователи замедлились и замерли, окружив пещеру. Внутрь заходить они боялись.
   "Это мой шанс! - возликовала Зина и повернулась к ним, всматриваясь в лица. Обыкновенные деревенские жители. Не браконьеры, не маньяки и не людоеды. Благо, ни у кого не было огнестрельного оружия.
   - Люди! За что вы так? - первое, что вырвалось из груди олененка, - я ведь ничего вам не сделала!
   - Она приползла домой, - зашептались в толпе, - мы так и знали, что это она. Проклятая тварь... убийца скота и детей...
   - Что?! - округлились глаза Зины, - это не я все сделала. Честное слово!
   - Не слушайте ее, она пытается затуманить наш разум, - затрясли руками старики.
   - Гадина теперь еще и человеческий облик научилась принимать. Мы все пропали, - затараторили остальные мужики.
   Девочка все больше осознавала, что влипла по полной. Она мучительно упала на землю и прислонилась спиной к спасительному гроту. Хотелось бы оправдаться, но сил совсем не осталось.
   - Несите огонь! - вдруг прозвучала славная мысль в толпе деревенщины.
   И ее поддержали все, кто преследовал Зину. Несколько самых молодых парней отделились от остальных и побежали в поселок исполнять приказ. Девушка еще выше задрала брови. Это был абсурд!
   - Мне с вами бесполезно разговаривать, так что ли? - возмутилась она, чуть ли не плача, - я, между прочим, врач! Могу излечить кого-нибудь близкого. Дайте мне шанс оправдаться.
   Но на поляне повисло хмурое молчание. С нее не сводили глаз. Как будто она могла исчезнуть в мгновение ока. Или напасть...
   - А хотите, я помогу как-нибудь по-другому? - предприняла последнюю попытку к диалогу девушка, - да скажите же уже хоть что-нибудь! Я сюда случайно попала...
   И тут за своей спиной девушка услышала странный клекот. Сердце ушло в пятки, а руки охладели. Похожий вид появилась и у преследователей.
   - Она призвала паучиху! - завопили мужики.
   - Сжечь им обоих! Ведьма проклятая! Тварь!
   - П-паучиху?! - задрожала всем телом олененок и подскочила на ватные ноги.
   Мысленно она металась между двумя неизбежностями. С одной стороны ее хотят зарезать люди, а с другой - надвигался какой-то неведомый монстр.
   "Плохо дело, плохо дело, паршиво! - завопило подсознание, - либо сейчас же превратиться в бумажные клочки нужно. Либо ждать появления страшного существа. Авось, люди раньше смоются?". Но осознание того, что они решили тут все сжечь, немало взволновало Зину. Превращения не спасут ее в любом случае...
   - Надо было сделать это еще на улице, - жалобно пробормотала девушка, высматривая силуэт надвигающей угрозы.
   - Огонь несут! Несут, ура! - зашумела толпа.
   - Да что с вами, люди? - закричала в исступлении олененок и попыталась шмыгнуть наружу, минуя их.
   Но стальное кольцо из вил и топоров тут же плотнее сжалось у выхода пещеры. Вот только теперь Зина полноценно испугалась и жалобно завизжала. Она теперь уже и ногами чувствовала, как содрогается странная субстанция под чужими шагами. Зная пауков, девушка понимала, что атака может быть мгновенной.
   А она ненавидела пауков...
   Идея пришла неожиданно. Не дожидаясь монстра, Зина вскинула руки, и вверх взметнулось несколько десятков бумажных паутинок. Она управляла ими настолько искусно, насколько наловчилась за годы практики. Тончайшие струны обвивались вокруг девушки, как змеи. Словно живые существа, они плясали и бросались периодически на зевак, заставляя их в ужасе отступать.
   - Вы раскрыли мой секрет. Теперь не имеет смысла прятаться, - как можно страшнее пророкотала Зина, обретая новую форму, - если хоть кто-нибудь тронет меня или моих сестер - его семью ждет неминуемая горестная участь! Кто хочет пожертвовать родней первым?
   Удивительно, но это сработало. А когда девушка сплела вокруг себя искусственное паучье тело и встала на шести огромных ногах, у зевак совсем дар речи пропал. Они затряслись в суеверном ужасе, и стоило только одному струхнуть...
   ...Как вся толпа пустилась наутек. Позабыли даже про огонь, который молодежь так старательно несла навстречу. И чтобы случайно не оказаться сожженной, Зина зашевелила бумажными паучьими ногами и бросилась следом. Честно признаться, для такой сложной магии ей понадобилась помощь богини, которая любезная явилась на призыв.
   - Для реалистичности подцепи хоть одного на коготь, - посоветовала та.
   - Зачем? - зашуганно спросила Зина.
   - Так надо. Чтобы усилить эффект. Ну же! Не медли!
   Олененок, жалобно сжав челюсти, обхватила первого попавшегося человека поперек туловища и тряхнула его над землей. Отчаянный визг разнесся над полями из уст бедолаги, совершающего сальто.
   От подобных неожиданностей он выронил все оружие, какое держал в руках. А Зина поднесла его к своему лицу и сдернула со спины какой-то деревянный щиток. Она поймала подростка, оказывается. И, похоже, он увлекся охотой на нее, оторвавшись от детских игр с друзьями.
   - Передай остальным, что я пощадила тебя из благородства, - зашипела она, стараясь выглядеть страшнее.
   И отшвырнула его в толпу. Постаралась сделать это помягче. Но психологический эффект был шедевральным. Кувыркнувшись по инерции еще раз пять, юнец кое-как поднялся на ноги, шатаясь, попытался бежать, но упал. И так он убегал дольше остальных. Через минуту это даже стало выглядеть забавно.
   - Спасибо, - выдохнула позже Зина, обращаясь к богине, - я думала, что погибну.
   - Идея с пауком была хорошей, - одобрила ее дух, - а что с настоящим?
   - Что?! - подпрыгнула на месте девушка.
   Она успела забыть про вторичную угрозу. И теперь, когда резко обернулась, обнаружила внимательный животный взгляд из грота. На нее реально смотрело восемь пар глаз, каждый из которых был размером с кошку...
   От осознания размеров монстра, Зину передернуло. Она окоченела и застыла в ужасе. К счастью, паук не планировал выходить на свет и потому медленно уполз обратно.
   - Брррр, какой ужас! - завопила олененок не своим голосом, покрываясь табуном мурашек, - аааа! Кошмар!
   - Тебя от себя самой в дрожь не бросает? - усмехнулась богиня.
   - Не паясничай! Мне и так плохо, - завыла в небо девушка, - я недавно стояла там! Эти лохматые лапы могли меня схватить! А люди хотели меня сжечь! Что за день? Куда я попала? Почемууууу?
   - Не плачь, не плачь, - нежно промурлыкала дух, - давай найдем укрытие, и я тебя нормально пожалею.
   - Я есть хочу. И пить, - вновь жалобно сжала плечи руками девушка, - хочу к друзьям...
   - Соберись уже! - чуть рыкнула на нее богиня, - я тоже не в восторге от происходящего. Петр нас всех обвел вокруг пальца. Но нужно искать укрытие...
   - Петр? - удивилась ослабленная Зина, - он тут каким боком?
   - Это лишь мои подозрения. Но я бы им доверилась, - криво ухмыльнулась дух, - я слишком давно знаю этого паршивца. Это его рук дело, поверь.
   - Но где мне ночевать? Что есть? - огляделась по сторонам Зина, - безысходность.
   - Пожалуй, я подожду снаружи, пока ты перестанешь жалеть себя и найдешь выход из сложившейся ситуации, - раздраженно выдохнула богиня и покинула тело.
   Бумажные лапки подкосились, и грузное искусственное тело тяжело бухнулось на землю, рассыпавшись на крохотные части. Зина без особых проблем вылезла из этого кокона и огляделась еще отчаяннее. Ответов на свои вопросы она не находила.
   Но взгляд зацепился за пожитки, оставленные напуганным подростком. Олененок на слабых ногах подошла к ним и присела рядом. Зачем-то стала рассматривать. Деревянный кол и щиток, имитирующие настоящее оружие воина. Это умилило бы ее, если бы не тот факт, что недавно этот ребенок хотел чужой крови...
   - Удивительно, на что идут люди за компанию и от скудоумия, - разочарованно пробормотала девушка.
   Но неподалеку она увидела настоящий ножик. Небольших размеров, но достаточно крепкий, чтобы рубить кости. Взяв его в руки, она ощутила новую порцию дрожи. А вот это уже по-серьезному...
   - И что мне с этим делать? - упавшим голосом пробормотала Зина.
   - Как что? Резать и убивать, - вновь появилась рядом богиня.
   - Кого? - чуть не осипла девушка.
   - Еду и врагов, - закатила глаза та, - так, послушай, смотри мне в глаза. Мы в полной... плохой ситуации. Отрезаны от мира и друзей. Мы потеряли коня. Мы не знаем, в каком измерении оказались. Отбрось уже мысли о прежней жизни. Если ты сегодня же не придумаешь, где достать пищу и кров, до завтра можешь уже не дожить. Ты ослабнешь и даже я не смогу тебе помочь.
   - Еду... - тупо повторила олененок туго соображая, - я видела коров неподалеку.
   - Отлично, - удовлетворенно пропела дух.
   - Но я не убью целую корову! - завопила Зина, - вот этим ножом? Он короткий, да и вообще... я никогда никого не убивала вот так.
   - Мне подождать, когда ты начнешь от голода умирать? - съязвила та.
   - Нет, - жалобно пискнула Зина.
   - Ну, тогда показывай, где эти коровы без пастуха. Авось, я смогу еще чем-то помочь.
   - Тебе приходилось уже убивать? - подняла на нее отчаянные глаза девушка, - в близком контакте.
   - Приходилось и не раз. Правда, с помощь способностей, но... - богиня сжала и разжала пальцы, - тут немного разницы. Будь рядом Осип - спросила бы у него.
   - Я видела его, - провела рукой по лицу Зина, - это тяжело.
   - Но он свыкся, тем не менее, - дух обняла голову подопечной и ласково погладила ее по волосам, - жаль, ты мало общалась с Петром. Его философия сейчас очень пригодилась бы.
   - Ты про демона? - огрызнулась олененок и немного отстранилась, - что тебя с ним вообще связывает? Я давно заметила, что вы мурлыкаете при встрече, как старые друзья.
   - Вообще-то я его обычно посылаю, но ты права. Полного отвращения к нему испытывать не могу. Но я не сентиментальна и готова пойти на все ради выживания, - холодно заметила богиня, - и тебя намеренна учить тому же.
   Настроение Зины все больше уходило под землю. А первый холодный ветерок дал понять, что приближение ночи не за горами. Слишком мало времени у нее было на обдумывание проблемы. И слишком много дел...
   - Просто помоги мне, пожалуйста, - взмолилась она, - умоляю... я не умею так. Мне страшно...
   - Не плачь, - предупредила ее дух и мило улыбнулась, - пойдем искать коров.
  
   Остатки вечера надолго запечатлелись в голове бедной девчушки. Они нашли корову. Отбившуюся от стада. Зина не выдержала этого испытания и при первой же удачной возможности ушла из тела, оставив работу на богиню. Ушла от проблем.
   - Ну ладно, - умеренно раздраженно вздохнула богиня и принялась за дело.
   Когда Зина очнулась, она лежала в какой-то пещере, похожей на прежнюю. Девушка ужаснулась и стремглав выскочила наружу. Было уже утро.
   - Чего носишься, как недорезанная, - ерничала неподалеку богиня, с упреком смотря на нее.
   - Сколько времени прошло? - первым делом спросила олененок.
   - Всего лишь вечер и ночь. Ты хорошо так прохалявила, - протянула та.
   - Извини... - брякнула девушка, медленно соображая.
   - Не принимается, - качнула головой дух, - за вчерашнее тебе еще долго придется отрабатывать.
   - В смысле? - напряглась Зина, - ты чего как с цепи сорвалась? Спокойная ведь всегда была.
   - О да. Только раньше меня не заставляли выполнять грязную работу за других, - она рассерчала, - кто убивал корову и кормил твое тупое тело сырым мясом? Ты хотя бы на этот процесс явилась. Так нет же. Отрубилась с такой радостью, с какой дети прыгают в воду. Я больше таскать твое тело не намерена.
   Олененок заметалась в чувствах. С одной стороны, она была пристыжена, а с другой - искренне верила, что не может ничего поделать.
   - Все люди, как люди. А ты - трусиха, - продолжала ворчать богиня, - спокойная ведь всегда была, пока друзья рядом были. Из любой передряги выходила с гордо поднятой головой. А что сейчас?
   - Вот не надо мне мои же фразы возвращать, - рыкнула Зина.
   - Не препирайся мне тут, - ткнула в нее пальцем дух, - раз я тебя нянчу сегодня - значит, и командовать буду я.
   - Небывалая активность, - возмутилась олененок.
   - Неслыханная трусость, - вновь ввернула ей богиня, - освобождай тело. Нечего тебе там делать больше.
   - Что?! - Зина даже попятилась, - ты свихнулась!
   Но дух уже надвигалась на нее с неприкрытой угрозой. Девушке стало еще страшнее, чем прежде. В ее напарника и учителя, словно, бес вселился.
   - Не надо! - взвизгнула она, но была уже схвачена за руки.
   - Я научу тебя выживанию, - зарычала в лицо наставница, - то, что ты демонстрируешь второй день, мне совсем не нравится. А если сдохнешь ты - помру и я.
   - Да отпусти же, - дернулась олененок, - я научусь! Обещаю! Но не так быстро...
   - Времени на рассусоливания нет, - решительно заявила дух и втиснулась в сознание ученицы, - и ускользнуть я тебе тоже больше не позволю. Будешь все видеть и осознавать. Только вот... - она сжала и разжала чужие пальцы, - привыкай теперь к не своему телу.
   Зина теперь была просто в неизгладимом ужасе. Она хотела кричать и отбиваться, но не могла ничего противопоставить такому навыку. Все происходило слишком быстро и бесцеремонно. Мало того, что ничего непонятно, так еще и собственный дух вытворяет черти что.
   Так прошли сутки. Зина весь день старалась как-то вернуть себе тело, но богиня только злорадно мстила ей какой-нибудь гадостью. Выкалывала глаза умерщвленной корове или намеренно дразнила паучиху, живущую по соседству. А потом в последний момент убегала от ее когтей.
   - Хватит, - расплакалась к концу дня загнанная в угол Зина, - я все поняла. Отпусти меня, пожалуйста...
   - Нет, - хмыкнула дух, - захочешь забрать - заберешь.
   - Ты сильнее меня, - продолжала хныкать та, - ну умоляю, прости за грубости. Я все сделаю. Только не мучай больше.
   - Не-а, - самодовольно улыбнулась дух, - о, кажется, у нас гости.
   Они прислушались и действительно услышали чужие шаги вдалеке. Только это уже была не толпа. Всего несколько человек.
   "Пришло время защищаться", - кровожадно зашипела призрак и удалилась в темную часть грота. Что она имела в виду и как хотела это сделать - Зина не знала. И от этого ей становилось только страшнее.
   До сих пор она только помогала ребятам, которые выполняли основную работу. И девушку за это всегда очень хвалили, любили и лелеяли. Теперь же она вынуждена сама делать все, чего так долго избегала. И это осознание ни черта не радовало.
   - Только не убивай их, - взмолилась Зина.
   - Еще чего, - подтрунивала над нею богиня.
   - Они же люди...
   - Они прикончить тебя хотят.
   - За глупости карать смертью уж слишком...
   - Ну-ну, - фыркнула дух, - как же ты меня раздражаешь в эти дни. Вот точно давно нужно было эту школу жизни пройти. А то все еще, как ребенок рассуждаешь.
   Она отрастила новое паучье тело и взобралась на потолок, ожидая гостей. Бумажная паутина, разбросанная по гроту, помогала безошибочно на расстоянии определить местоположение людей.
   Удивительно, что они пришли без огня. Но, судя по шепоту, охотники не планировали убивать зверя, уродуя до неузнаваемости. Им нужна была ее голова.
   Издав стрекочущий, леденящий душу звук, паучиха спрыгнула на них из тени. Эффект неожиданности сработал безотказно и два горе-охотника оказались под ее тяжелым тельцем. Верещали они, как дети. А их ружья были настолько ржавыми, что, возможно, уже и не могли стрелять.
   "Деревенские, - догадалась богиня, поднимая мужчин на уровень глаз, - протрезвели после вчерашнего. Решили удачу попытать". Зина молчала. Она просто пыталась предугадать дальнейшие действия взбесившейся богини. Хотела попытаться прервать неминуемую расправу, если представится возможность.
   - Вы что, еще и охоту за вознаграждение на меня устроили? - страшно таращила глаза паучиха.
   Те что-то нечленораздельное закричали наперебой. Вид был у них перекошенный. Поняли уже, как сильно протупили.
   - Отлично, - засмеялась девушка, - от вас мне понадобится только кровь. Но передайте остальным, чтобы больше сюда не совались. Это моя земля! Моя!
   И она аккуратно проткнула кожу на их руках, после чего вышвырнула из грота. А ружья демонстративно сломала.
   - Что это было? - пришла в себя Зина.
   - Я их отпустила, - небрежно брякнула богиня, - но не ради тебя. Таков был план.
   - Почему ты мне не рассказала? - зарычала девушка.
   - Хотела пощекотать тебе нервы, - с интересом крутила в руках остатки ружей призрак, - чтоб неженкой не была.
   - Неженкой я отродясь не была. А вот на тебя теперь всю жизнь дуться буду!
   - Ой, не зарекайся о жизни. Она короче, чем кажется и может оборваться в любой момент... - богиня притянула к себе тот самый трофейный щиток, который подобрала еще вчера.
   Затем пробила в нем деревянной палкой и ножом два отверстия и стала рисовать вокруг них кровью какие-то рисунки. Зина вновь притихла. С усердием пыталась понять, что это такое.
   - Маска, - опередила ее вопросы богиня, - нужна для образа.
   - Это разве спектакль? - возмутилась девушка.
   - Для нашего же блага - да. Спектакль. Если ты не хочешь убивать людей и постоянно убегать от охотников - тогда нужно внушить деревенским страх и уважение. Глядишь, доживем и до добровольных жертвоприношений. И будем жить на этом.
   - На обмане.
   - Черт, а какую ты еще жизнь хотела? - закипела призрак, - ну давай! Поделись со мной своими соображениями.
   - Мы должны вернуться к другим. Мы должны отыскать их! - взорвалась Зина.
   - Как? - задала встречный вопрос богиня, - как ты собралась это делать? Куда пойдешь? Что будешь жрать? Ты вот вообще не дальновидная ни капли. Почему я должна за тебя вечно думать?
   Зина насупилась. Богиня вернула себе самообладание и напустила прежнюю флегматичность на лицо.
   - Не пущу никуда, пока не поумнеешь.
   - Да ты меня достала!
   - Бесись, сколько хочешь, - дух нежно подула на "краску", - твоя свобода зависит только от тебя. А выживание - от меня. Поэтому все честно. Чтобы ты не натворила глупостей - я буду и дальше пользоваться телом. Но не бойся, я не стану ему вредить.
   И сколько Зина не бесилась - она ничего не могла изменить. Проходили дни и даже недели. Иногда девушка начинала стонать от того, что не чувствует конечностей. Она боялась разучиться ходить и стоять. Тогда богиня давала ей минуты контроля. Однако с легкость возвращала себе тело по первому же желанию.
   И у подопечной, к сожалению, так ни разу за месяц и не вышло надолго завладеть мозгом. Призрак будто насмехалась над нею, играя, словно кошка с мышкой. И игнорировала все жалобы и негодование.
   Но однажды произошло то, что заставило ее на мгновение отступиться. Зина сидела у костра в своем гроте, а из тени прямо на нее вышел... знакомый силуэт.
   - Ты?! - выпалили в ужасе девушки, подскочив, как ошпаренные.
   - Спокойно-спокойно. Я лишь договориться хочу, - улыбнулся он в странной эмоции, - богиня, не могла бы оставить меня с подопечной наедине?
   - Я тебе не подопечная! - огрызнулась Зина и тут же захлопнула рот руками.
   Дух освободила ее тело так неожиданно, что та невзначай произнесла вслух, то, что думала. Это была почти подстава. Поэтому краска мгновенно сошла с лица олененка. Но Петр не обиделся.
   - Я так долго искал тебя по мирам. А встречаю такую враждебность, - недобро лилейным голосом пропел он.
   - Богиня сказала, что это ты раскидал нас по мирам, - немного осмелела Зина, - это правда?
   - Разве знание правды облегчит твою участь? - безразлично хмыкнул он.
   Девушку обдало холодом. Но она продолжала стоять на ногах, будто они не подкашивались. Призрак была права.
   - Ладно, больше не буду тянуть время, - смиренно проговорила Зина, упавшим голосом, - говори прямо, что тебе от меня нужно. Я так понимаю, сбежать уже не получится...
   - О, бежать никуда и не придется, - он сел с другой стороны от костра и сделал пригласительный жест рукой, - давай поговорим начистоту. Ты ведь в курсе, что мне нужны ваши души.
   - А получаешь ты их только после смерти, - все сжалось внутри девушки после этих слов.
   - Это верно. Но завещать душу можно заранее. То есть не обязательно умирать в тот же день. И более того - я больше не буду приставать и навязываться. Закончатся угрозы, страхи, давление. Разве эта мысль не соблазнительна? Только представь... ты сейчас совсем одна. Всеми брошена. А я могу сделать так, что этот кошмар закончится.
   Олененок смотрела в пол, пока слушала все эти страшные соблазнительные речи. На мгновение подняла глаза, наткнулась на лезвие его зрачков и вновь скрыла лицо рукой. Никогда еще она не чувствовала себя настолько подавленной.
   - А если я завещаю тебе свою душу - то вернуть обратно ее уже нельзя будет? - уточнила только она.
   Улыбка Петра стала еще шире, и торжество блеснуло в его взоре. Тут даже лишних слов не нужно было, чтобы девушка поняла, как все плохо.
   - А на другом конце весов - все твое будущее. Семья и друзья. Любимая лошадь...
   - Да-да, я в курсе, - неожиданно перебила его девушка и вновь вцепилась пальцами в голову, - не дави на меня, пожалуйста. Я и так тебя боюсь.
   - Мне нужен ответ. Не зря ведь я шел сюда так долго, - он встал и медленно обошел костер стороной, приблизившись к ней вплотную.
   Зина даже дышать стала реже. Она боялась смотреть ему в лицо. Поэтому только настороженно наблюдала за ботинками из-под руки-козырька. Она была в панике.
   - Соглашайся. Некоторые уже это сделали...
   - Кто? - дрогнул голос олененка.
   Она в это не верила. Вернее, не хотела верить. Живя целый месяц вдали от друзей, девушка уже не знала, как бы они поступили. Возможно, их условия оказались хуже ее. Поэтому не мудрено, если кто-то сдался.
   - Катя не пережила утрату подруги. Поэтому сказала, что ей уже плевать, - Петр присел на корточки и отнял ладонь Зины от ее лица, - близняшки сдались. Ведь они всегда были слабы духом. И... даже Тимка не устоит перед моим предложением, если ты сделаешь выбор...
   - Что ты ему сказал? - жестче зазвучал голос олененка, - ты обманул его, ведь так? Что-нибудь наплел про меня?
   - Еще нет. Я лишь сказал, что могу оставить душу одного из вас нетронутой. А выбирать предстоит лишь вам, - Петр ласково заключил пальцы девушки в своих ладонях, - кто пожертвует собой ради любимого?
   Она же теряла силы все быстрей и не могла даже высвободиться из этой хватки. Бывают такие ситуации, когда мысли предательски путаются и отказываются струиться в нужном направлении. А здесь, к сожалению, и совета просить не у кого. И промолчать нельзя.
   - И все-таки нет, - неожиданно ответила Зина и поспешила выскользнуть из рук Петра.
   Его лицо тут же переменилось. Но только не на абсолютную ярость, а скорее на плохо скрытую угрозу. Девушка вновь спрятала глаза. Теперь уже обеими ладонями, как ребенок в детском саду.
   - Подумай еще раз, - потребовал он.
   - Не дави на меня, - повторила девушка чуть истеричнее, - я не продам душу!
   - То есть ты хочешь, чтобы это сделал Тим, - он громко усмехнулся, - хорошо.
   И встал. Девушка тут же отняла руки от лица и продемонстрировала всю свою растерянность. Она не умела скрывать эмоций.
   - Я этого не говорила, - с горечью во рту промямлила Зина.
   - Но ты это сделала, - сурово заметил демон, - что ж, еще есть возможность изменить свое решение. Однако знай, что я долго ждать не буду. Представь, как в аду тебе будет одиноко без любимого человека... а в моих руках вы будете вместе.
   Зина очень хотела бы знать, как выглядит этот ад и каким образом их души могут оказаться вместе после смерти. Но также она здраво понимала, что Петру лучше не задавать лишних вопросов. Поэтому девушка потупилась и тихо стала вытирать руками накатившие слезы.
   Когда же демон ушел, к девушке вернулась богиня и хмуро просидела с нею рядом несколько часов. Тело не отбирала, успокаивать не спешила и ничего вообще не говорила. Похвалила только за удивительную смелость. Вот и все.
   А утром Зина очень удивилась, очнувшись в своем теле. Она вышла из грота, прошлась босиком по сырой траве. Ежилась от утреннего ветра и протирала глаза после вечерних слез.
   - Почему? - вернулась она в пещеру, - ты забыла, что я не заслужила еще самостоятельности?
   В этом вопросе было больше язвительности, чем интереса. Призрак подняла на нее скучающие глаза.
   - Вчера в общении с Петром ты повела себя очень смело, хоть и боялась, как мышка. Я больше не хочу унижать твое достоинство.
   - Вот так просто? - удивилась Зина, - а кто говорил, что я соплячка и получу тело лишь тогда, когда смогу дать достойный отпор? Я по-прежнему ничего не умею.
   - И никогда не будешь уметь, заключила призрак и подошла ближе, - вчера я просто осознала, что требовала от тебя слишком многого. Мои нервы тоже сдают иногда. Так что прости, если получится.
   Олененок была сбита с толку еще сильнее. Она тихо прошлась по гроту, как по комнате и вновь развернулась к богине.
   - Вчера я поняла, что никогда не пересилю себя и не смогу полноценно бороться со страхами, - девушка шумно втянула воздух и выдохнула, чтоб расслабиться, - весь месяц боролась за самостоятельность. А вчера мечтала вновь спрятаться за твоей спиной. Что мне с этим делать? Чувствую, я все еще не готова быть взрослой.
   - Нужно превратить свои недостатки в достоинства, - предложила дух, - чего ты боишься больше всего? Только не говори, что смерти любимого человека. Я про более конкретные страхи.
   - Петра, - усмехнулась сама себе Зина.
   - Здраво, - одобрительно кивнула богиня, - а теперь подумай, чем именно он так пугает.
   - Зачем мне это?
   - Что если попытаться овладеть искусством страха? Научиться манипулировать людьми, пользуясь инструментами Петра.
   - Этого никогда не случится. Он страшен тем, что может убить и покалечить, не моргнув глазом. А я? Разве я могу вселять ужас и трепет в чьи-то сердца?
   - У тебя для этого есть магия, - хитро улыбнулась богиня и в ее глазах заплясали светлячки, - и, кажется, я знаю, что тебе поможет. Я научу тебя. В этот раз - нормально. Без лишений и угнетения. Идет?
   - Ладно. Пожалуй, в этот раз я тоже не буду с тобой спорить. Предложение очень интересное.
   И еще больше ее пленила мысль о том, что лучший способ бороться со страхами - это начать их анализировать. Изучать, раскладывать по полочкам, подчинять себе и использовать во благо. Иных способов нет.
   И первые уроки должны были начаться сегодня же.
  
   Три незнакомца сунулись в какой-то грот. Неподалеку была деревня, которая пообещала щедро заплатить за уничтожение монстра. Пораскинув мозгами, новоявленные охотники решили, что без труда справятся с этой задачей.
   Тем более, им сказали, что здесь живет обыкновенная паучиха, которая терроризирует местных жителей. Они уже устали дарить ей жертвоприношения, поэтому были бы не против избавиться от угрозы любой ценой.
   - Насколько я понял, она никого кроме животных ни разу не убивала, - задумчиво проговорил один молодой парень, - за что же ее боятся?
   - Мне показалось, они просто ее ненавидят именно за умерщвленных животных.
   - Да неее, они ее именно боятся. Трясутся каждый раз от воспоминаний.
   - Может быть, у них арахнофобия?
   - У всей деревни разом?
   - Социальное поведение, как у лошадей. Одна боится - другие повторяют.
   Тихо посмеявшись над всей этой ситуацией, они продолжили углубляться внутрь. Никто и не заметил, как бесшумно тряслась паутина, которой они касались ногами. И были слишком самоуверенны, раз обзавелись одним лишь факелом...
   С визгом и воплем из ниоткуда на них спикировал гигантский монстр. Издав похожий визг страха, ребята попытались от него отбиться огнем, но факел постигла печальная участь - он был выброшен на улицу и погас в холодной траве.
   Оказавшись в абсолютной темноте, ребята слегка запаниковали. И во мгновение ока половина грота покрылась льдом...
   - Кажется, я приморозил эту тварь, - возликовал юноша.
   - Кажется, Тимка все равно пропал, - с опасением процедил другой голос, - чееееерт!
   В это время парень висел под потолком и не мог выговорить ни слова, так как рот ему закрыли рукой. Он не видел чудовище, схватившее его. Зато оно прекрасно ориентировалось в своей стихии.
   Приблизившись чуть ближе, паучиха склонила голову на бок. Юноша чуть-чуть обвыкся с темнотой, но увидел только деревянную маску с ужасными разводами. У него душа ушла в пятки, но оставалась надежда только на удачу и на друзей.
   Но вдруг...
   - Черт возьми... да это Тимка! - завизжал от радости женский голос.
   Визгард с Игорем воодушевленно завертели головами, ожидая увидеть хозяйку голоса. Если их не обманули уши - то это была счастливая встреча! Только нужно было предупредить о монстре...
   А само чудовище при этом сняло маску, и Тим наконец-то разглядел свою возлюбленную, по которой так долго скучал. Он промычал что-то радостное, пытаясь назвать ее имя, но по-прежнему оставался в подвешенном состоянии с закрытым ртом.
   - Ой, извини, пожалуйста, - ахнула Зина и освободила его рот для поцелуя.
   Она сделала это так страстно, что юноша обмяк. Теперь он не мог говорить по другой причине.
   - Эй, вы чем там занимаетесь? - крикнул к ним в пустоту Визгард, - нам ведь тоже интересно.
   - Ребята, как же я по вам соскучилась! - отлучилась от парня Зина, спрыгнув на землю.
   Но послышалась новая порция крика, и вновь ледяной капкан вгрызся в тело твари. Зина уперла руки в бока и недобро зашипела на Визгарда.
   - Ой, так это была ты?! - покраснел тот, - извини. Не знал. Сама виновата. Ты напугала нас!
   - Всю конспирацию мне тут ломаете, - проворчала она недовольно, мягко опуская Тимку обратно, - явились незвано. Льдом пещеру покрыли...
   - Эй, чувак, ты чего такой? - потряс блаженного друга Игорь, - ответь же уже. Зина, ты в него никакого паучьего яда не впрыскивала?
   - Э, нет. Паучье тело и паутина - это все часть конспирации. Оно целиком из бумаги, - покачала она пальцем, - я осталась прежней. Только приспособилась к новому образу жизни.
   - Ох, вот это было нечто! - наконец, очнулся от восторга Тимка, - сначала так пугающе, а теперь так здорово!
   - Ого. Вот что делает голодание от нехватки женщин, - нравоучительно проговорил Визгард и заработал подзатыльник от Игоря.
   - Ты все тот же, - хихикнула Зина, - дайте я вас теперь всех обниму!
   И она вылезла из бумажного кокона, бросившись к ребятам. Они так соскучились друг по другу и так рады были видеть, что не могли полностью насладиться встречей. Это было настоящее чудо!
   Позже ребята организовали костер и приготовили отличную коровью ногу из запасов Зины. Она так мило и счастливо болтала ножками, любуясь сытыми друзьями, что они уже не верили, что недавно признали ее за монстра.
   - Так как ты всего этого добилась? - наконец, поинтересовался Тимка.
   - Богиня помогла мне найти себя, - жизнерадостно махнула она ручкой, - сначала было непросто. Но зато теперь я чувствую такую свободу, от которой просто кружится голова.
   - Свободу? - удивился Игорь, - в каком это смысле?
   - А в том, что я постоянно себя ограничивала какими-то рамками и запретами, которые выдумала сама. Боялась самостоятельности и большого мира. Думала, что это все убьет меня. Но нет. Оказывается, при большом желании мир можно напугать в ответ. И он окажется покладистым котенком, если тебе хватит умения.
   - Ого, как заговорила, - с плохо скрываемым восхищением сказал Визгард, - и чем ты занималась тут все это время? Мы вот тебя искали, не покладая рук!
   Парни смерили его убийственными взглядами. Визгард притих. А Зина так и не поняла их эмоций. Что-то, видимо, произошло во время поисков?
   - Я училась лучше владеть своим телом и способностями. И если раньше мне не удавалось надолго удержать паучий корсет без помощи богини, то теперь я могу забацать такое устрашающее представление, от которого даже вы струхнете. Даже если будете знать, что все подстроено.
   И она с таким хищным наслаждением прищурилась, что у Тимки мурашки восторга пробежались по коже. Он был влюблен в нее повторно.
   - Думаю, нам это пригодится в походе, - радостно кивнул Игорь, - ты ведь не планируешь здесь оставаться?
   - Еще чего, - фыркнула Зина, - хватит издеваться над бедной деревенщиной. Мы сполна попортили друг другу кровь. Давайте я сделаю вам бумажную голову, надену на нее маску, и вы отдадите этот трофей людям за вознаграждение. А затем мы свалим отсюда с чистой душой и сумками с провизией.
   - Это обман, - грустно протянул Игорь.
   - Заткнись уже! Замолчи! - нарычали на него друзья.
   - Иногда стоит идти и на такое, если хочешь выжить, - нравоучительно пропела девушка, - но мне ли вам рассказывать?
   Те немного грустно кивнули. И план был приведен в исполнение. Уже на следующее утро они уехали из этих негостеприимных мест. И надеялись поскорее отыскать пропавшего коня Зины в ближайшей местности. И судя по неизвестным копытам в нескольких километрах от деревни, удача должна была улыбнуться им снова...
  

ИРА И ЙОРК

   Девушка брела по пустынным степям уже четвертые сутки. Вернее, в первые дни она еще могла идти. А вот чуть позже, по больше части, только лежала и ползала.
   Казалось, ей досталось хуже остальных. Но Ира плакала не столько от собственной боли, сколько от плохого предчувствия. Она слышала крик сестры в ту последнюю секунду, когда их разметали по мирам. Как эти ледяные глыбы упали на землю и Нина то ли успела избежать их, то ли...
   "Нет, она жива! Жива! Но ей так плохо, - и сердце Ирины вновь невыносимо разрывалось, заставляя выть волком в полном одиночестве, - ей очень плохо! Сестра моя...". И стенания ее были настолько громкими, что очень быстро на девушку вышел нужный нечеловек.
   Увидев его, Ира не испугалась. И даже не попыталась как-то избежать. Она отчаялась и умирала от жажды и голода. Ее богиня старалась как-то помочь в первые дни, но они оказались в настоящей пустыне! Здесь не было ни животных, ни людей. И вот в этот день призрак умчалась на поиски хоть какого-то спасения, а Ира осталась совсем одна, предоставленная сама себе.
   - Иди ко мне, - ласково проговорил он, протягивая руку, - тебе больше не будет плохо.
   Она безропотно повиновалась и как-то доковыляла до мужчины почти на четвереньках. Серая сухая кожа начала уже лопаться под палящим солнцем. Глаза опухли от долгих слез. Руки дрожали и покрылись какими-то уродливыми струпьями.
   Привстала. Качнувшись, охнула и угодила целиком в его объятия. Петр мягко прижал малышку к себе и стал нежно поглаживать по голове. Она так была похожа на ребенка в это мгновение. Но хриплое дыхание говорило о том, что здоровье уже заметно пошатнулось. И этот нежный организм не дотянет до конца недели.
   Он предложил ей продать душу. Как и ожидалось, Ирина не стала отпираться. Только тянула с ответом. Но это было не страшно. Куда им тут спешить?
   - Ты не знаешь, что с Ниной? - с надеждой спросила девушка.
   - Твоя сестра уже сделала свой выбор, и пути обратного не будет, - заверил ее Петр, - дело осталось за малым. Ты согласна со мной?
   Она слабо кивнула. Он вновь похвалил ее за правильный ответ и ласково прижал к себе. Ирина была падучая на нежности. Это должно было подействовать на нее.
   Но также это поведение означало и то, что девушка уже предчувствовала свою смерть. В здравом уме полная сил она бы ни за что не далась в руки демона. А сейчас добровольно шла за его красивыми речами, как животное на убой. Просто она уже понемногу смирилась.
   - Хорошо. Тогда ты должна всего лишь пообещать мне свою душу, - тихо повторил Петр, - если хочешь - я и быструю безболезненную смерть смогу тебе даровать. Ты уже совсем обессилила.
   Она вновь как-то механически кивнула... затем тугие вязкие мысли медленно донесли до нее суть информации. Но даже после смутного осознания, Ира не стала менять решения. Вообще ей было все равно. Мозг отключался.
   Но только малышка открыла рот, чтобы прошептать заветные слова, как в небе что-то ярко сверкнуло. И не успел демон отреагировать, как на землю спикировало разом несколько десятков ангелов, среди которых был даже один серафим.
   - Черт бы вас побрал! - оскалился Петр, материализовав в руке оружие, - назад, шакалы!
   - Это ты шакал, - громко пророкотал один из ангелов, - ты лишаешь умирающего человека выбора.
   - Так вот почему вы явились! - расхохотался демон, - вы не спасать ее пришли. Так бы прилетели на пару дней раньше, пока девочка была еще в здравом уме. А теперь примчались лишь по той причине, что душа уже готова отделиться от тела. Ну и гуманные же вы твари. Не лучше меня...
   - Не разглагольствуй. Отдай нам девочку. Она должна сделать выбор, - протянул руки все тот же ангел.
   - Нет, - расплылся в кровожадной улыбке Петр.
   Все это время перед лицом Иры маячило стальное смертоносное лезвие. Но она не пыталась отстраниться от него. И вообще не понимала, что происходит. Забвение наступало слишком быстро.
   Демон осознавал, что если убьет ее своим мечом без обещания души - то она всего лишь попадет в ад. И искать ее там будет довольно муторно. Тем более что это создание будет принадлежать всем желающим, а не только ему. И дополнительную энергетическую подпитку с силами на тарелочке не получит. Обидно. Но лучше так, чем поделиться с небесными врагами...
   Но в кои-то веки реакция Петра уступила чужой. Не успел он и рукой замахнуться, как Ира захрипела и что-то слишком быстро обмякла. Когда же демон опустил глаза вниз, то увидел знакомое копье в груди девчушки. Удар был прицельным. В сердце.
   - Богиня... - то ли в ярости, то ли в недоумении проговорил демон, - вот этого я от тебя не ожидал...
   Она же стояла и тряслась, как осиновый лист. Затем схватилась руками за голову и просто закричала в пустоту, упав на колени. И боль содеянного была настолько велика, что даже ангелы нахмурились.
   - Не ори идиотка! Всю малину мне испортила! - прорычал демон и метнулся рукой к телу Ирины, чтобы успеть выцепить ее душу из тела.
   Но в этом ему помешали небесные создания, атаковав исподтишка. Петр был вынужден обороняться. И хотя ему это удавалось довольно успешно, тело девушки становилось все дальше и дальше.
   Медленно к ней на четвереньках подползла заплаканная богиня. Она молила Иру простить ее. Говорила, что не могла поступить по-другому. Ее слишком сильно задержал Игорь и потому, она не смогла предотвратить эту встречу с демоном.
   - Если бы он тебя коснулся - ты бы никогда не попала в рай, - плакала навзрыд бедная призрак, - я так сожалею! Я никогда себя не прощу!
   Перед глазами вновь возникла та картина, когда богиня упустила Киру. Петр тогда одержал над всеми верх, забрав ее насильно. И когда призрак увидела в похожем положении Ирину - в ее голове что-то помутилось. Второго раза она бы не пережила.
   - Ты поступила мудро, хоть и преступно, - подошел к ней Серафим, - вот мы и встретились вновь. При тех же обстоятельствах.
   Но призрак не отвечала ему. Она только вжималась лицом в крохотное ссохшееся тело Ирины и не могла остановить слез.
   - Ты позволишь? - присел рядом Серафим, протянув руку к жертве.
   Дух кое-как пересилила себя, чтобы оторваться на мгновение от ребенка. Она с мольбой взглянула на бывшего врага и кивнула ему. Он отблагодарил за благоразумие и запустил в тело ладонь.
   В тот же миг в него вцепились тонкие длинные пальчики. И следом наружу вылезла Ирина, какой ее привыкли видеть в лучшие дни и годы. Малышка немного удивленно и ошарашенно осматривалась вокруг. Вид собственного трупа шокировал ее сильнее всего остального. Но Серафим не дал времени на слишком долгие размышления.
   - Я понесу кару за убийство? - бросилась следом богиня, - да хотя бы даже за собственное существование. Не молчи... ответь мне!
   Серафим остановился и обернулся. Детские глазки Ирины вновь устремились в богиню и изобразили сострадание. Призраку снова стало не по себе и колени подкосились.
   - Я не смогу с этим жить... уничтожьте меня...
   - На вас охотились другие. Единый скорой освободится и в его планы не входит ваше уничтожение.
   - Нет... - призрак застонала от боли, - я совершила преступление! Я заслуживаю высшей кары за свои грехи...
   - Ты из другого пантеона. В любом случае, я не смею этого делать, - Серафим положил руку на голову стенающего духа, - убийство чужих богов не является справедливым судом. Это просто устранение неугодных. Но если ты хочешь излечить душу после того, что сделала...
   - Не хочу я ничего лечить, куриная ты башка! - взорвалась богиня и подскочила на ноги, - я все равно тут долго не проживу. Такова моя судьба. Без человека я становлюсь слабее и вскоре теряю бессмертие. Мне не прожить и недели. Как же вы не понимаете? А Петр... он уже смылся? Я не сомневалась. Ваши ангелы курокрылые никогда его не догонят и не прибьют. Зато он очень быстро найдет меня и прикончит. И это будет намного ужаснее, чем ваше устранение. Уж поверьте.
   - Чего же ты хочешь?
   - Либо смерти, либо... - и она на миг замолчала, подбирая слова, - есть хоть малейший шанс сделать Ирину ангелом? У нее остались на земле незаконченные дела.
   - Лучше бы дать ее душе покой...
   - Нет, - богиня вцепилась в рукав Серафима, - позвольте завершить незаконченные дела. Что для этого нужно? С кем договориться? Я все отдам. Только подскажите, как это решить!
   И душа Ирины словно поняла, о чем идет речь. Она повернула светлое личико к большому дяде и в глазах ее выразилась невыразимая мольба. Серафим задумался...
  
   У Йорка раскалывалась голова. Он сидел на цепи, как паршивая собака. Его застали в облике медведя и вообще хотели убить. Но юноша как-то успел трансформироваться в человека до того, как в него выстрелили.
   Однако возможность пойти на контакт не увенчалась успехом. Парня схватили, недоверчиво посадили в клетку, а затем еще и ошейник надели. Это было унизительно и жутко, но Йорк терпел. Он выжидал удобного момента, чтобы суметь все объяснить и договориться, с кем необходимо.
   - Да поймите же, что я могу сбежать в любой момент, - устало проговорил юноша, оказавшись напротив главного придворного колдуна, - эти цепи мне не помеха.
   - Почему же ты до сих пор не сбежал? - подозрительно сощурился тот.
   - Потому что мне нужна была вода и пища. Хотя... это было ужасно... кажется, меня кормили протухшими продуктами. Но после нескольких дней голодовки - хоть что-то.
   - А покажи-ка свои способности. Как ты можешь сбежать из цепей? Сейчас на тебе ошейник и руки связаны за спиной. Что ты сделаешь?
   Парень дернул уголком рта в подобии улыбки. Затем прикрыл глаза и превратился в змею. Все кольца и цепи слетели с него в тот же миг. А, оказавшись на свободе, Йорк вернул себе обратно форму человека.
   - Теперь я вижу... - протянул сильно взволнованный колдун, - вижу, что нужно зачаровывать вещи, чтоб превращение не помогало тебе сбежать.
   - Да вы с ума сошли! - разозлился тот, - я хочу добровольно служить у вас! А вы думаете лишь о том, какой ошейник на меня натянуть. У вас существуют какие-нибудь наемники?
   - Какие цели ты преследуешь? Хочешь добраться до короля?
   "ОНИ ТУПЫЕ! Они тут все тупые", - перекосило юношу от злости. Но он как-то сдержался от этих ругательств.
   - За еду и воду. За еду и воду. Ну и, может быть, еще за крышу над головой в плохую погоду. Больше мне ничего не нужно. Клянусь! - и он сложил руки вместе, как в мольбе, - чем еще я могу убедить вас?
   Коль зарекся - исполняй. Отправили его в местную армию. Парень сдержанно вздохнул и выдохнул, лежа ночью на койке в казарме. Противный колдун сделал-таки ему на шее татуировку "раб", которая давала понять, что этого человека может убить любой желающий. И ничего ему за это не будет.
   Это в местной стране. Если Йорк попытается смыться в ближайшие края - оттуда его привезут первой же лошадью за вознаграждение, т.к. за беглых рабов щедро платят. И, как понял парень, здесь на многие мили вокруг в каждом городе есть по колдуну. А это немного осложняло жизнь.
   "Есть у меня смутные подозрения в том, кто виноват в наших несчастьях, - перевернулся на другой бок Йорк, - как же мне это надоело. Найду Иру и сбегу с нею куда подальше. К черту всех и все! Мы и так прекрасно проживем". Только как он собрался искать возлюбленную в этом огромном мире - неизвестно. Да еще и выжить нужно, раз ввязался в чужие войны.
   Но юноша был уверен в своих желаниях. Попав в безвыходную ситуацию, он никогда не падал духом. Уже привык быть на самом дне. В его голове сразу включался защитный механизм, и мозг настраивал все тело на выживание. Без лишних эмоций, страхов и угрызений совести.
  
   Первый день на фронте выдался жестоким. В конце Йорк даже не мог толком вспомнить, что случилось. Только эмоция бесконечного ужаса все не сходила с его лица. И появилась проседь в некоторых местах головы.
   "Чеееерт! Чего я еще ждал?" - кричал сам на себя юноша, пытаясь отыскать хоть в чем-то утешение. Но спокойствие не может прийти, когда ты сидишь в грязном окопе среди других. Более того, Йорка вообще швыряли во все тяжкие, в качестве безвольно зверушки.
   Ему постоянно приходилось перевоплощаться, чтобы выжить. А сбежать? А куда бежать, когда вокруг бойня. На многие километры вокруг. Куда не сунься - подобьют. К счастью, в этих местах еще не изобрели огнестрельное оружие. Но магией шмаляли так, что никому не поздоровится. Причем последствия были такими жуткими, что многие мечтали попасть под снаряд сразу насмерть. Лечить подобное - себе дороже.
   Второй день полного хаоса и кошмара. На третий - у Йорка отключились лишние эмоции. В конце недели с его глаз уже не сходила пелена постоянного напряжения и отрешенности.
   - Эй, чудовище! - окликнули юношу, - тебя командир вызывает.
   - Чудовище, - обрадовался его прибытию широкоплечий одноглазый мужчина, - ты хорошо показал себя в эти дни. Теперь я вижу, что мы тебя недооценили. Но верность не проверяется одной неделей...
   Он подошел ближе, чтобы внимательно рассмотреть израненную и исполосованную магическими ранами кожу человека. Йорк просто ждал команды. Он привык не обдумывать приказы. Так проще. И душа не терзает.
   - Пришел приказ перенаправить тебя в другую часть. Там нужна твоя мощь и скорость. Враг перебросил туда отряд всадников. Перебьешь лишний десяток зверья - и бой будет выигран.
   Юноша молча кивнул. И так его отправили на первое личное задание. Правда, восторга от этого события не было ни черта. А во время сражения со столь мощными существами, как ездовые тигры и собако-подобные звери, Йорка и вовсе накрыло. Когда кругом так много крови и все пытаются тебя сожрать, человеческий мозг отключается...
   ...И остаются только животные инстинкты. "Во что я ввязался?" - он давно уже перестал задавать этот вопрос. С каждым днем вылазки становились все сложнее и опаснее. Пока еще везло не потерять конечности. А вот внутренности ему парочку раз отбивали и сжигали на ура.
   Госпиталь без обезболивающих - незабываемое ощущение. О дезертирстве бедолага думал каждый день, в отличие от других солдат, которые мечтали просто получить "удачное" ранение, чтобы их комиссовали обратно в город. У них там был дом и семья... а у Йорка ничего за душой!
   - Сдохну, как собака, - грустно пробормотал он перед очередным выездом.
   - Все мы так сдохнем, - невесело усмехнулся ближайший солдат, - но на тебе ответственность побольше лежит. Ты вдохновляешь солдат, как спец.единица. Говорят, что если на поле выходит чудовище - то бой уже можно считать выигранным.
   Йорк смерил его странным взглядом, от которого человек скукожился и поспешил исчезнуть. Юноша так и не понял, чем смог напугать того. Но радоваться его ободряющим словам точно не хотелось.
   Чего ему стоили эти победы? Вдохновляет он их... бесполезное пушечное мясо. Они и суток простоять не могут против этих всадников и магов. А Йорку приходится крутиться в самой гуще, ориентируясь в хаосе и стараясь завалить как можно больше народу. Там уже ни о чем не думаешь, кроме выживания.
   Правда, в какой-то момент кровь, попадающая на клыки, стала приносить наслаждение. Не вкус его так манил, а ощущение завершенности задания. Добил очередную цель. Еще на одну смерть ближе к собственному спасению.
   Йорк уже потерял надежду на то, что у него когда-нибудь будет нормальная жизнь. Речь даже не шла о том, чтобы вернуть прежнюю. И о светлом будущем тоже мыслей не было. Просто хотя бы денек спокойствия и отдыха... а то бедный юноша на поле боя отключался. А затем оказывался либо без сознания на земле под горой трупов, либо в родных окопах, докуда его дотащили ноги.
   В какой-то момент Йорк попытался вспомнить, что подвигло его пойти в чужую армию. Вспомнил. И не понял сам себя. Чего он ожидал? Теперь прежние цели казались такими тупыми, что буквально хотелось сожрать самого себя.
   "Еда и вода? Крыша над головой?! Круглый идиот, - юноша попытался остановить рукой нервный тик под глазом, - все равно нет ничего. Деремся на голодный желудок, спим под дождем в грязи". А изменить что-либо уже не получается. Как будто в водоворот затянуло. Паршивая жизнь. Большая ошибка!
   Да плюс ко всем несчастья, он теперь еще и под особым наблюдением был. Стал слишком полезным. Раньше его не хотели отпускать, т.к. боялись предательства. Теперь же не хотят терять, т.к. он единственный мог сделать что-то кардинальное.
   Коня юноша так и не нашел. Бог ему частенько помогал, но не советами. А в бою он работал безотказно - и на том спасибо.
  
   Но тут в какой-то момент во время боя с неба посыпались странные звезды. Они не остановили битву, но Йорк на мгновение засмотрелся. Что-то ему это напоминало. Хотя сквозь мутную мозговую активность сложно было пробиться здравым воспоминаниям. Однако интуиция подсказала, что лучше продвинуться к тому месту.
   Превратившись в живой таран на лошадиных ногах с мощными широкими плечами и забронированной ракушкой головой, чудовище устремилось в направлении неизвестной угрозы. И когда он разогнался достаточно быстро, чтобы снести на ходу любое препятствие, в него едва не вонзилось копье.
   Йорк едва успел перетрансформироваться, чтобы не наткнуться на оружие, как мясо на шампур. И при этом он вытянул на длинной шее оскаленную пасть, стараясь перехватить врага за запястье. Но фокус не удался, и неизвестный противник избежал удара.
   Сделав сальто и несколько перекатов, чудовище смогло остановиться и тут же с места рвануло обратно. Тормозить было опасно для жизни. А против нового оружия врага - и подавно.
   Но ему дали такую оплеуху, сравнимую с ударом грузовика. Йорк ощутил, как хрустнули его ребра, но еще не сломались. И монстр подскочил на ноги быстрее, чем мог себе позволить. Скрипнув и клацнув клыками, он отрастил дополнительную мышечную массу и стал выглядеть еще более угрожающе, чем раньше. Несколько незнакомцев даже отшатнулись от него, а кто-то, перекрестившись, помер.
   "Ангелы?! - узнал Йорк отряд по крыльям, - дурного я противника выбрал". Но это его не остановило. Парень совершил очередное нападение и попытался перегрызть их чертовы палки. Ангелы тоже не могли так просто пробить шкуру монстра, и потому были вынуждены плясать вокруг него.
   Юноша осознавал, что в одного с ними ему не справиться. Но останавливаться уже слишком поздно. Поэтому он на мгновение замедлился, чтобы сделать себе гигантские крылья, которыми мог бы создавать воздушные завихрения и ветром сбивал некоторых "птичек" с траектории.
   Браво! Йорку удалось откусить кому-то руку. А кого-то даже потрепать изрядно. И тут торжествующему парню вдарила по зубам ангельская дева. Он опрокинулся и очухался не сразу. Успел только подумать, что ему конец. Но смерть почему-то все не наступала. Отчего-то враг не кинулся добивать неизвестное существо.
   "Откуда у них женщины?" - только пронеслась странная мысль в затухающем сознании юноши. В его теле все оказалось настолько переломано, что после первого же серьезного падения уже не было сил на подъем. И в какой-то момент даже показалась соблазнительной мысль сдаться... ни одному человеку в этой войне еще ни разу не удавалось его так отделать.
   - Вот что происходит, когда недооцениваешь врага, - немного хвастливо проговорила дева, подходя к Йорку, - что скажешь, адское чудище?
   Он скосил на нее глаза... и обомлел. Думал, что уже умер. Оказался в раю... или в аду... неважно. Но это лицо... откуда она здесь?
   - Ира?! - простонал его звериный голос.
   Девушка тоже осеклась. Насмешливые глазки сменились удивлением и недоверчивым испугом. Она услышала в этом рыке что-то знакомое... наполненное страданием.
   - Ира... - повторно выдохнул Йорк, перевоплощаясь обратно в человека.
   И вот когда перед ангелочком явился до неузнаваемости избитый человек, она ахнула и выронила оружие. Закрыла руками рот и все ее лицо исказилось в немом ужасе.
   Но это было лишь мгновение. Не давая другим опомниться, Ира схватила Йорка руками и умчалась с ним на крыльях с поля боя. И никто не мог ей в этом помешать.
   Чуть позже парень пришел в себя и удивился голубому небу. Он смотрел в него, как в дар божий и боялся пошевелиться, чтобы не обнаружить себя вновь в грязных рытвинах.
   - Ты как? - услышал он ангельский голос, ласкающий слух.
   Юноша зажмурился. Он не хотел обмана. Боялся... боялся осознать, что это всего лишь сон!
   Но нежная теплая рука мягко опустилась на его лоб. Йорк нехотя поднял веки и убедился, что это она. Его Ирина... сейчас она походила на богиню. И в душе растеклось такое счастье, которое могло выразиться только слезами.
   Девушка испугалась этой реакции и поспешила осушить глаза. Но юноша перехватил ее за руку и прижал ее к губам. Больше ему ничего не нужно было. Теперь хоть смерть, хоть адские муки... ради этого мгновения можно стерпеть все.
   - Господи, что же ты пережил? - дрогнул голос Иры и она обхватила голову Йорка руками, - бедный мой, ласковый! Как так вышло?
   - Сначала ты расскажи о себе, - попросил он, - как ты там оказалась?
   - Я... - и тут она замялась.
   Не знала, с чего начать. Боялась взболтнуть лишнего. Но парень не унимался.
   - Ты настоящая! Я до сих пор не могу в этом поверить, - радовался он, - сейчас немного отдохну и смогу тебя обнять полностью... если не помру.
   И грустно рассмеялся. Девушка же дрожала все сильнее, выдавая свой испуг. И Йорк понял, что что-то случилось. Он отстранил ангелочка от себя за плечи и рассмотрел ее еще раз. Что-то изменилось.
   - Ты стала выше... и взрослее, - заметил юноша, - и еще... крылья. Как у ангелов. У тебя были прозрачные!
   - Были, - кивнул она и отвела взгляд, - все было другим.
   - Что случилось? - остекленел его голос.
   Девушка страдала под этим натиском, но не могла уже скрывать. Она вздохнула и обняла собственные плечи.
   - Ну как бы тебе сказать в двух словах? Я... умирала.
   И эта новость прострелила Йорка насквозь. Он и не поверил, и испугался одновременно. Но в голове ничего не укладывалось. Как так? Почему...
   - Ангелы пощадили меня и забрали к себе. Но богиня заступилась и уговорила их, не отпускать мою душу. Они смилостивились и разрешили закончить кое-какие дела на земле. Но я точно не знала, что встречу тебя в той помойке, на которой нас высадили. Я думала, мы просто дадим отбор парочке демонов, затесавшихся в людские отряды. А тут ты... и я тебя чуть не убила...
   И глаза ее расширились от ужаса осознания. Йорк думал, что у него сейчас мозг взорвется. И думать стало невыносимо больно. Поэтому юноша вновь прикрыл глаза и мучительно наморщился.
   - Я не хочу врать тебе. И не имею теперь на это право. Я скованна обязанностями. И новым уставом. Я больше не смогу быть такой, как прежде. Ничто не будет прежним, - девушка погладила его руки, - убив главного демона, я освобожусь. И, наверное, покину тебя. Как бы больно это ни было.
   Сначала он хотел расплакаться. Вот буквально, как ребенок. Но сдержался. Продолжал слушать и анализировать. Это было слишком трудно...
   - Главного демона? - ухватился за эти слова Йорк, - какого?
   - Петра, - льдом проговорила она, - он едва не забрал мою душу. И из-за него все это произошло с нами. И старый пантеон разрушился по его вине. Он главный не среди демонов, а для меня. Богиня поклялась, что мне удастся устранить его. И только ради этого мне даровали крылья. Но это не навсегда.
   - А ты сможешь? - с долей яда и надежды поинтересовался парень, отнимая руку от глаз.
   - Я не врала и уверенно иду к этой цели, - сухо заметила девушка, - но я также осознаю, что могу погибнуть. Никто не говорил, что будет легко.
   - И ничто не вечно, - закончил ее мысль юноша, - что ж... тогда у меня есть надежда.
   - На что? - не поняла Ирина.
   - Умереть с чистой душой и совестью, - он горько усмехнулся, - как же я рад, что ты уже одной ногой в раю. Ты ведь оттуда уже никуда не денешься?
   - Если нарушу ряд запретов - рухну в ад, - хмуро заметила она, - один ангел уже умудрился это сделать.
   - Да, знаю, - отмахнулся Йорк, - все мы читали библию.
   - Ага, только он не единственный, кто потерял крылья. Просто не всем дали такую же ответственную миссию в дальнейшем. Остальные просто вынуждены страдать за свои обретенные грехи, - уточнила Ира, - господи, представь такое место, где библию не читают, а создают. Где все живут ею. Мне было непросто первое время.
   - Но ты ведь справилась? - с любовью улыбнулся он.
   - Да, но какой ценой? - вздохнула Ирина, - богиня больше не может мне помогать. Она молила, чтоб ее убили ангелы. Чтобы это не сделал Петр. Но они отказались ей помочь. Поэтому она воссоединилась с душой моей лошади и отправилась на поиски Игоря. Говорят, он может как-то забирать себе чужих богов навсегда. И это единственный способ как-то противостоять демону. Но если она все-таки добьется своего - то просто станет частью его силы. Она перестанет существовать, как богиня.
   - То есть? - запутался Йорк, - Игорь ее... впитает?
   - Точно так же, как это сделал однажды Петр с другими богами, - кивнула Ира, - но уж лучше Игорь, чем демон.
   - Даже не знаю, что лучше, - свел брови парень, - все равно смерть.
   - Думаю, ты уже понял, что разница все же есть. Тебе тоже пришлось несладко.
   - Да, но теперь все позади, - он прикоснулся к ее лицу, - рядом с тобой теперь ничего не страшно.
   Девушка растрогалась, услышав это. Она поцеловала его руку и прижала ее к себе. Они так могли сидеть целую вечность. Но время не ждет. Пора исполнять долг...
  
   Игорь потерял дар речи, столкнувшись с духом Ирины. В ее глазах блестел метал. И недоброе предчувствие закралось в душу парня.
   - Я убила Иру, - первыми словами ошарашила она его по голове.
   - Что?! В смысле... то есть как... - осип он в ужасе.
   Призрак мучительно вздохнула и не смогла долго держать серьезную мину. Она сперва расклеилась, но затем взяла себя в руки и закрыла рот рукой. Рассказала все, как было. Но чем дальше шли откровения - тем крупнее становились глаза парня. Он был к этому не готов.
   - Ира... - застонал он, упершись спиной в дерево.
   - Мое предложение тоже тебя не обрадует, - поспешила сказать богиня, - ты должен... меня забрать. В себя. Как бы получше выразиться... убить и впитать силы.
   Взгляд Игоря стал невыразимо испуганным. Призрак понимала, что нужно было его сперва подготовить. Но она боялась упустить момент. Смерть шла по пятам.
   - Это легко сделать. Нужен только божественный артефакт. И у тебя он есть. Воспользовавшись силами Визгард, ты сможешь умертвить меня. А так как я добровольно завещаю тебе силы - они станут твоей частью мгновенно. Навсегда.
   - Ты же понимаешь, что меня не вторая часть вопроса волнует, - выпалил Игорь и схватил ее за плечи, - ты хочешь, чтобы после потери друга я еще и тебя убил? Убил?!
   - Ты уже делал это...
   - Не я, а другие в моем теле, - он закричал что-то нечленораздельное в воздух, - боги... боги... это какой-то кошмар!
   - У меня нет времени. К вам еще не приходил Петр? - озлобленно сверкнули ее глаза.
   - Зина говорит, что к ней являлся, - чуть сдержаннее протянул парень, - но она отказалась продавать ему душу. Он обещал прийти к Тимке. Но пока еще не приперся.
   - Вот это меня и пугает, - призрак тяжело вздохнула и вновь взяла его за руки, - умоляю тебя...
   - Не проси!
   - Пожалуйста. Ради Иры.
   - Нет! Нет-нет-нет...
   - Я знаю, это трудно, - она поймала его взгляд, - но это нужно сделать.
   Игорю, наверное, никогда еще не было так тяжело принимать решение. Он хотел избежать этого, но в то же время понимал, насколько все серьезно. И смерть Иры... в это невозможно поверить. Это убивало... хотелось отравиться иллюзиями и сделать так, чтобы все было как раньше!
   - Визгард сможет это сделать? - дрогнул его голос в сомнении, - она поднимет руку на старого друга?
   - Она будет разбита. Но справится. Я в нее верю, - и богиня вновь вздохнула, - вызывай ее. Мы договоримся. Я готова.
   Через несколько минут Игорь вышел из-за деревьев сам не свой. На него взглянуть было страшно. Ребята даже потеряли дар речи, ощутив дурные новости на уровне ауры.
   Вместо слов юноша поднял руку и закружил оторванные листья в вихре. И сам же скорежился от этой красоты. Закрыл глаза ладонью и вновь исчез. А когда уже за ним еще и кобыла Иры вышла - на всех навалился настоящий траур.
   Примерно только к вечеру Игорь смог рассказать правду словами. Друзья ревели все вместе, с трудом скрывая накатившие эмоции. В этот момент им показалось, что все кончено. А когда еще и Зина начала стонать и причитать о несправедливости жизни, Визгард вообще встал и куда-то удалился со своей кобылой.
   Под утро глаза просохли. Никто не спал. Лишь только лошади посапывали тихо.
   На скаку в лицо бил сильный ветер и это не могло не приносить удовольствия. Хотелось даже, чтоб он был сильнее. Хотелось задохнуться и начать хватать ртом воздух. Только так, казалось, можно выветрить дурное настроение.
   - А Визгард как себя чувствует сейчас? - догнала Игоря Зина.
   - Мы ее еще не скоро увидим, - грустно заметил тот.
   - Понимаю... - потупилась олененок, - боюсь, плохие новости на этом не закончатся. Из меня вышел последний оптимизм.
   Юноша выразительно взглянул на нее, молча соглашаясь. Разговоры были исчерпаны.
  
   Прошло немало времени, пока ребята не выехали на незнакомую местность. Тревожные эмоции чуть-чуть развеялись. Но жизнь больше не казалась такой радужной, как раньше. Какая-то сухость появилась в жестах и выражениях лиц.
   Но вдруг...
   - Ребята, мне сейчас станет плохо, - окликнула их Зина, - это кто?
   Те обернулись и чуть не попадали с коней. Лица были такие, будто они мертвеца увидели. Внутри Игоря что-то тепло и радостно шевельнулось. Это была не его эмоция.
   - Это они! - визжала ангелочек, прыгая от счастья, - эй, сюда! Мы здесь!
   - Ира! - завизжала Зина, как очумелая и спрыгнула с лошади.
   Она бросилась со всех ног в объятия той, кого уже мысленно похоронила. И никто не думал об осторожности. Они не хотели уверять себя в том, что это мираж или чей-то обман. Просто не могли...
   - Девочка наша... - не сдержался от эмоций Тим и тоже вжал хрупкое тельце подруги в своих объятиях.
   Она смеялась и целовала их в щеки. Прыгала, как мячик и хлопала в ладоши. Это было так странно и здорово одновременно!
   Но рано или поздно пришлось немного успокоиться. Когда Ирина поведала свою историю, счастье друзей сменилось на ужас. Но девушка не хотела, чтоб ее жалели, поэтому перевела тему и намекнула, что Йорка нужно подлечить. Похоже, у него есть сломанные кости и отбито многое внутри.
   Зина с трепетной радостью взялась за дело. А парни так и стояли молча с похоронным видом. Ангелочек нежно улыбнулась.
   - Ну, неужели я стала выглядеть хуже? - попыталась она пошутить.
   - Я просто уже не знаю, что думать, - решительно взмахнул руками Игорь, - и жаловаться теперь на что-либо грех.
   - Вы встретили мою богиню? - догадалась Ира, - бедные мои. Простите, что пришлось пройти через это...
   - Визгард намного хуже, - вздохнул Игорь, - но она уже появлялась на глаза несколько раз. Правда, ни с кем не разговаривает.
   - Я ее понимаю, - склонила голову Ирина, - таковая жизнь. И наши судьбы.
   - И какой же у нас все-таки план? - вдруг задал главный вопрос юноша Визгард, - смотрите, до чего мы докатились. Что будем делать теперь? Дальше плыть по течению? Позволим левым личностям решать за нас, каким будет будущее?
   - Ты намекаешь, что готов пойти со мной по пути устранения зла? - уточнила Ира.
   - Я хочу мести... - кровожадно прошипел он, - за все.
   - Не лучшая мотивация, - свела бровки Ирина, - и я не могу разделить твои эмоции в моем нынешнем положении.
   - Ты и не обязана, - заверил ее Игорь, - просто укажи нам путь. Наш Ангел-Хранитель.
   Девушка была тронута. И при этом в ее глазах читался груз ответственности. Она была такой взрослой и прекрасной в этот момент, что хотелось пасть ниц и начать ей молиться. Неизвестно, что придавало новому образу Ирины столько божественности. Но она стала совсем другой.

КИРА, ОНУФРИЙ, ПЕТЯ

  
   Когда Кира оказалась в незнакомом месте с Онуфрием и Петей, она выглядела крайне озадаченной. Но очнулась первая. Поэтому встречала возвращение друзей из песка лично.
   Они пытались понять, что произошло, куда пропали остальные и куда их забросило? Но так и не нашли удовлетворяющих ответов. В результате перешли на личные проблемы.
   - Я понимаю, что обидел тебя настолько сильно, что твоя гордыня еще долго не смирится с данным обстоятельством, - ядовито произнес Петя в лицо Кире, - но в этом месте мы подохнем, если попытаемся жить врозь. Поэтому прекращай свои истеричные закидоны и постарайся меня слушать.
   Возмущение разбухло внутри девушки, как нарыв. Она даже не нашлась, что ответить. И поэтому упустила удобный момент для едких слов. А через минуту уже было слишком поздно. Вот так и вышло, что в этот раз Петя считался правым.
   К счастью, Онуфрий их не слышал. У него был какой-то особенно боевой настрой.
   - Если тебя кто обидит - ты только скажи, - доверительно положил он руку ей на плечо.
   - Ты это к чему? - поднял одну бровь девушка.
   - Разве тебя не пугает тот факт, что нас забросили в неизвестную местность, полную неизвестных опасностей? - уточнил он.
   - Меня мало что здесь пугает, но много что раздражает. С этим сможешь помочь? - ядовито поинтересовалась она.
   Парень сдержанно вздохнул и отстал. Когда Кира не в настроении - она становится не намного сговорчивее Пети. Научилась у него дурному поведению, видимо.
   Неподалеку они отыскали коней. Радостно махнув хвостами, те окликнули любимых хозяев и направились прямиком к ним. Ребята облегченно выдохнули. Они беспокоились о любимцах.
   К тому же, теперь у друзей появилась скорость. И хотя они целые сутки провели верхом, до ближайшего населенного пункта добрались только на следующий день. Этот поселок даже сложно было полноценно назвать поселком. Пятнадцать домов в ряд. Подобие трактира и колодец по центру. Здесь жить невозможно...
   Но деваться некуда. И ребята заселились. Кира постаралась выцепить себе отдельную комнату. Парней же уместили вместе. Но они просто не разговаривали друг с другом целыми днями. Поэтому все остались "довольны".
   - Кира, - вдруг услышала она до ненависти отвратный голос, - извини, что так рано.
   Девушка рывком вскочила с своей кровати и с негодованием уставилась на духа. Сейчас ей хотелось убить ее не меньше, чем тогда. Еще и приперлась где-то в шесть утра!
   - Мы закончили наш последний разговор очень нехорошо... - призрак выглядела раскаявшейся, - зря мы сцепились. Я, честно, ни в чем не виновата.
   - Ну как же? - язвила "королева бумажек", - это ж твой муженек все устроил. Опять!
   - Мой муженек, да твой дед, - обиженно ответила та.
   Взгляд Киры вспыхнул недобрый огнем. Призрак смиренно вздохнула.
   - Я нужна тебе. Здесь - особенно.
   - Я уже говорила тебе заткнуться! - девушка швырнула в нее какими-то вещами.
   Предметы прошли сквозь духа. И она лишь удивленно проводила взглядом траекторию полета сумки.
   - Ты ведь знаешь, что человеческие побрякушки меня не убьют.
   - Зато я могу вновь попытаться тебя придушить.
   - И зачем? - призрак все больше выходила из себя, - Кира, хватит! Я всегда помогала тебе и хочу помогать. Думаешь, мне плевать на твою судьбу, если я лично не участвовала в твоем взрослении?
   - Замолчи, - закрыла уши руками девушка, - я не хочу знать тебя. И никого из вас не хочу. Просто уйдите из моей жизни, вам ясно?
   - В тебе течет наша магия, - наставительно проговорила призрак.
   - Я не буду ею пользоваться! С этого дня - запрет, - строго заметила Кира.
   - Какая глупость! - воскликнула дух, - как вы планируете искать остальных?
   - А может быть, не планируем? - нарочито весело пропела "королева бумажек", - что если я брошу всех и свалю, куда глаза глядят? Кто мне запретит?
   - Твоя совесть. Ты не такая, - нахмурилась призрак.
   - После нескольких предательств и потерь моя совесть уже ничего не говорит, - и лицо девушки вновь стало отрешенно-озлобленным, - если ты сама не хочешь свалить отсюда - я свалю.
   И она вышла на улицу едва ли не бегом. Призрак прижала руку к сердцу и скривилась, как от боли. Ей было нелегко переживать все эти концерты.
   "Королева бумажек" шла просто вперед до тех пор, пока не почувствовала усталость в ногах. Грузно приземлилась на колючую высохшую траву и оглянулась. Идти назад будет еще тяжелее.
   Ради чего ей теперь жить? Конюшни нет. Друзья погибли... лучшие друзья. Единственные настоящие.
   - Боги, хоть бы Катя была жива... - с болью застонала девушка, пряча руки в лицо, - я что угодно отдам... только бы она выжила!
   Последний раз, когда Кира зацепила панкушу взглядом, та закрывала телом мертвую Олю. И сверху на нее сыпались камни и щепки, раздирая спину до крови. А потом полная тьма.
   Себя жалеть уже не хотелось. Хотя предательство Пети все еще жгло душу. Сердце отказывалось так просто принять этот факт и не хотело остывать. Куда не глянь - везде одни неприятности и разочарование.
   Кира отрешенно уставилась в небо. Противное такое серовато-голубое. Ни облаков, ни красивой осенней глубины. Плоскость.
   - И зачем я такая вся изнеженная? - вопрошала в воздух "королева бумажек", - есть же люди, которым на все пофигу. Или может быть, они просто не теряли всего разом?
   Было ощущение пропасти. Когда ты скатился на самое дно и вверх подняться уже не в силах... прошлого не вернуть.
   Когда она вернулась к поселку, то застала в его окрестностях Петю с Онуфрием спорящими. Они громко кричали, размахивая руками. Но при виде Киры замолчали и направились к ней.
   Вернее, Петя сначала кинулся навстречу, но затем заставил себя остановиться и сделал вид, что это была случайность. Девушка внутри себя горько усмехнулась этому театру. И как она могла любить этого круглого идиота?
   - Кира, мы так беспокоились! Куда ты пропала? - вопрошал Онуфрий.
   - Я не беспокоился, - съязвил Петя.
   - Вот заткнулся бы! - зарычал на него боксер.
   - Это я тебя сейчас заткну, - ледяным тоном процедил тот.
   - Я хотела все обдумать, - прервала нарастающий скандал девушка, - ответов пока не нашла. Но решила отказаться от магии. Попробую начать жить, как все нормальные люди. Может быть, тогда проблемы перестанут преследовать меня?
   - Тупая идея...
   - Да отстань уже от нее! И так много крови попортил, - и Онуфрий попытался доверительно положить руку девушке на плечо.
   Но она, как кошка, избежала его жеста и отстранилась. Они оба были ей противны.
   - Ну, короче вы как хотите, а я от своих не откажусь, - вновь ввязался в разговор Петя, - мы должны целиком пользоваться тем, что нам даровано. Иначе все, что было до сих пор, больше не имеет смысла.
   - Уже ничего не имеет смысла, - раздраженно заметила Кира, - где ты его нашел?
   - Ну, значит ты тупая, раз ничего не понимаешь, - выругался парень, - и я тебе не нянька в детском саду, чтобы все разжевывать.
   - Петя, либо замолчи, либо извинись, - двинулся ему навстречу Онуфрий, - что вы оба вытворяете? Не в том мы положении...
   - Хватит уже нас мирить! - едва не завизжала на него Кира, - меня бесит, когда ты вот так изображаешь паиньку! Когда вокруг одна сплошная беспросветная жопа, ты вечно строишь такое лицо, будто тебя ничего не волнует.
   - А еще ты подкаблучник, - ухмыльнулся альбинос.
   Это было последней каплей.
   Онуфрий двинулся на него с нескрываемой угрозой во взгляде и намерениях. Юноша не отказался от этого вызова и сжал кулаки. Кира сперва не поверила, что они могут подраться, но когда в ход пошли настоящие удары, девушка немного опешила.
   Поначалу "королева бумажек" не восприняла их всерьез. Думала, что немного расквасят носы, да успокоятся. Однако когда Онуфрий с одного удара заставил Петю свалиться, у нее внутри что-то екнуло.
   - Ты что делаешь? - накинулась Кира на него с кулаками, - ненормальный! Ты же боксер! Тебе прибить его - ничего не стоит!
   Онуфрий не разделял ее паники. Он считал, что оппонент получил по заслугам.
   Однако Петя вышел из строя ненадолго. Он совершил какой-то подлый прием, после чего накинулся на боксера сверху и стал просто хаотично бить его по лицу и по рукам.
   Тут уже Кира ругалась на них обоих. Потом махнула рукой и отошла в сторону. Решила, что им полезно выяснить отношения.
   И все бы ничего, но как только Онуфрий взял верх и готов был впечатать эту наглую рожу в землю, Петя вышвырнул его потоком земли. Прибегнул к силе. А потом в порыве ярости прибил друга гигантскими валунами поверх.
   Кира ахнула. Но не успела предотвратить этого. Она даже испугалась. Однако когда пыль рассеялась, все обнаружили, что боксер цел и невредим. Полностью покрылся камнем.
   - Ты что серьезно? - крикнул он Пете, - ты действительно хотел меня убить? Давай тогда и я в полную силу врежу тебе по физиономии!
   Вот тут он разозлился по-настоящему. И побежал на юношу, как реактивный поезд. Тот преграждал ему путь землей, но танк легко пробивал ее, как бумагу. И тогда Петя проделал под ним дыру в земле. А сбоку попытался ударить твердыми шипами.
   Друг искусно уходил от всех ловушек, пробивался сквозь преграды и один раз даже подобрался достаточно близко к ненавистному другу. Рубанул рукой воздух всего в паре сантиметров от лица. Петя даже ощутил, как образовалась полуметровая дыра за его левым ухом. От такого удара голова размозжится, как арбуз.
   - Ну, все, это мне надоело! - затрясло от психозов Киру и она со всей дури телекинезом расшвыряла драчунов, как пушинки, - вы вынуждаете меня нарушать собственные принципы. Вы только представьте, насколько я зла! Вам обоим и не снилось. Поэтому советую больше меня так не выбешивать.
   И она еще долго поливала ребят ругательствами, готовая в любой момент вновь применить силу. Однако тем и этого хватило. То ли они осознали глупость ситуации, то ли предпочли остаться каждый при своем. Хмуро встали и разошлись, оставив "королеву бумажек" одну.
  
   Ира летела на крыльях, Йорк передвигался на своих четырех, а остальные ребята скакали на конях (причем, Зина была вынуждена ехать на Буре, т.к. Звона они все еще не нашли). Куда их вела удача в этот раз - еще не ясно. Но, проезжая мимо крохотного ручейка, Тимка вдруг остановился.
   - Ты чего? - удивились друзья.
   - Кажется, я там что-то видел, - ответил он и подъехал ближе к источнику.
   Потоптавшись на месте несколько минут, юноша даже слез и макнул пальцы в воду. Ребята удивленно переглянулись.
   - Игорь, - вдруг прозвучал женский голос, заставивший парня вздрогнуть.
   - Я уже боюсь, когда ко мне кто-то обращается, - повернул он и остался в смешанных чувствах, - Нина? Одна?
   После показательной встречи с богиней Иры, ему стало теперь особенно жутко. А когда неподалеку приземлилась ангелочек, у юноши и вовсе настроение упало. У нее был такой молящий взгляд...
   - Где моя сестра? - первым делом спросила девушка.
   - Здравствуй, девочка, - ласково проговорила призрак, - она жива.
   - Слава богу, - выдохнула та.
   - Не радуйся раньше времени. То, что ты увидишь - не обрадует.
   - Что с Ниной? - прямо спросила Зина.
   - Она... была захвачена водными нимфами. И они сделали ее одной из них.
   - Они утопили ее? - льдом прозвучал вопрос из уст Ирины.
   - Нет. Утопленницы становятся русалками. А это нимфы, - пояснила дух, - они ее сделали иной. Теперь Нина может дышать только под водой, а воздух для нее смертелен. И я больше не могу пробраться в ее сознание. Теперь я брошенный дух при живом человеке.
   Ребята слушали ее, не веря своим ушам. И не знали даже, как реагировать на это. Только нервно периодически поглядывали на меняющееся лицо Ирины. Она становилась все мрачнее и мрачнее.
   - Хорошо, что хоть тебя убивать не нужно, - вдруг ляпнул Визгард.
   - Блин, хорошо же ведь так молчал до сих пор! - набросились на него парни.
   - Отведи меня туда, - попросила Ирина у богини, - я хочу увидеть ее!
   - Она избегает поверхности и солнечных лучей. Но в сумраке, думаю, это можно будет сделать, - согласилась призрак, - хорошо, что Тим увидел мои сигналы. Я долго вас искала и решила все-таки вернуться сюда. Боялась разминуться.
   - Нам повезло, что мы тебя увидели, - призналась Ира, - только есть небольшая проблема. В любой момент, меня могут вызвать. Поэтому покажи то самое место, чтобы я могла сама к нему прилететь.
   Так и поступили. И друзья разбили на берегу лагерь, ожидая, когда наступит темнота и когда вернется Ирина. Она вновь подарила всем поцелуи и улетела. И так приятно было смотреть за тем, как красиво поднимались и опускались ее крылья, что ребята замечтались. И просидели в полном молчании несколько часов.
  
   К своему горю, вечером Киру накрыла волна воспоминаний. Девушка скучала не только по погибшей Оле и пропавшей Кате. Но и по другим ребятам, которые выросли из детей прямо на ее глазах.
   Бедную Киру охватила хандра. Еще сегодня утром она готова была все бросить и послать. Да и в обед парни знатно испортили ей настроение. А теперь... ее мучила совесть и самокритика.
   - Привет, - неожиданно заявилась она в комнату парней.
   Внутри находился только Петя. Онуфрий не захотел спать с ним в одном помещении после той потасовки. И Кира знала об этом.
   - Я просто хотела... кое-что сказать, - медленно протянула она и закрыла за собой дверь, - в народе это называют словом "помириться".
   Альбинос так многозначительно на нее посмотрел, что девушка еще больше ощутила себя дурой. Но "королева бумажек" уже не хотела останавливаться. Она смотрела ему прямо в глаза.
   - Не хочу даже вспоминать о том дне, когда я сильно разозлилась. Но я хочу, чтобы это осталось в прошлом. Ты ведь все равно еще не остыл ко мне?
   - Мне тебя хочется прибить с каждым днем все больше и больше, - недовольно заметил Петя.
   - Что ж, это хороший знак, - грустно усмехнулась она, - зная тебя - это лучшее, что я могла услышать.
   - Как же замечательно у тебя получается мириться! - и он наигранно хлопнул по коленкам.
   - Уж как могу, - и девушка села на кровать напротив, - я, к сожалению, делать этого в принципе не умею.
   - И с чего это вдруг на тебя нашли такие странные настроения? - поинтересовался Петя.
   Кира задумалась. Она не знала, с чего начать. Но юноша не любил долго ждать. Поэтому девушка виновато и странно улыбнулась.
   - Сегодня мне вдруг показалось, что завтрашнего дня может и не наступить. И я решила, что глупо заканчивать свою жизнь в гневе.
   - Чего?! - вот тут альбинос был реально удивлен.
   - Да не бери в голову, - тут же виновато отмахнулась Кира и снова встала, - это я так просто с ума схожу. Так ты меня простишь? За то, что долго злилась на тебя.
   Недоумение в глазах парня все больше росло. Он даже ничего сказать язвительного не мог. А Кира не стала ждать и поспешила удалиться. Ответа так и не последовало.
   А что она решила в этот день? Она решила напиться. Больше некого стесняться.
  
   Наступил сумрак. Ирина прибыла на всех порах, тяжело дыша и зажимая руку пальцами.
   - Ты ранена? - привстала Зина.
   - Эти раны не лечатся твоей магией, - с благодарностью качнула головой Ирина, - не волнуйся. Ерунда.
   Йорк дождался, когда девушка сама обернулась к нему и нежно обняла. Он смотрел теперь на нее совершенно иными глазами. И не мог больше воспринимать, как крохотную девочку, которая нуждалась в защите. Теперь она сама защитница.
   - Ты такой нерешительный, - ласково заметила Ирина позже.
   - Устал от этого, - признался он, - и не хочу навязываться.
   - Боже, что ты такое придумал? - охнула девушка, - твое внимание для меня дороже всех звезд.
   Парень с теплотой принял этот комплимент. Но времени больше не оставалось. Богиня уже нырнула в воду, чтобы отыскать там Нину. Она сразу сказала, что надежды на успех минимальны. Ведь изменившаяся девочка могла просто ее не послушать и не пойти следом. Но ребята сказали, что будут ждать здесь до утра.
   И вот их терпение вознаградилось.
   Призрак вышла на поверхность и взволнованно взглянула на Ирину. У той сердце забилось вдвое чаще, и девушка приложила руку к груди. Все получилось!
   Будучи гостем в этом месте, ангелочек сама вошла в воду по пояс. Было морозно, и она ежилась, но продолжала идти.
   И тут на нее снизу вверх распахнулось два незнакомых глаза, немного пугающих и не мигающих. Но Ира узнала лицо! И выдохнула имя сестры, как молитву.
   Та ничего не могла сказать в ответ. И она была немного сбитой с толку. В голове копошились какие-то воспоминания и мысли, но она уже не знала, почему ее так тянет к ангелу. Она уже избавилась от гарпуна. Но в плече зияла огромная рана, слегка затянувшаяся тонкой пленочкой кожи. Выглядело это жутковато. И ненадежно.
   Но девушки без страха и брезгливости протянули друг к другу руки и соприкоснулись ладонями у кромки воды. И это было так трогательно, что Зина на берегу вновь расплакалась. А она-то думала, что в ней воды для этого уже не осталось.
   - Возможно, это хорошо, что она больше меня не помнит, - проглотив горечь во рту, сказала Ирина, - она не узнает, что я умерла.
   - Почему это проблема? Ты ведь все равно можешь нас навещать, прикасаться и даже разговаривать, - удивился Тим.
   - Я уже говорила, что я здесь не навсегда, - Ира с грусть обернулась, - когда все закончится и моя миссия будет исполнена - я исчезну.
   И ребята поникли. С одной стороны они хотели остаться с нею как можно дольше. Но на другой чаше весов была жизнь Петра, которого все единогласно ненавидели. Это отравляло таинство вечера. Но реальность никуда не прогнать.
   - Ты зря списала ее со счетов, - проговорила вдруг богиня, - она еще не до конца потеряла человечность. Она новая нимфа. А они управляются с водой ничуть не хуже меня. Она еще сможет нам помочь.
   - А захочет? - дрогнул надеждой голос Ирины.
   - Почему-то мне кажется, что захочет, - сложила руки вместе призрак, - я не смогла ее бросить после перевоплощения. Долго наблюдала. Она скучала по вам до сих пор. И даже если воспоминания стерлись от ядов, которыми ее пичкали нимфы, твоя сестра осталась прежней в плане поведения и поступков. Если только не наступает ночь.
   - А что ночью? - удивилась близняшка.
   - А ночью ее разумом овладевают инстинкты. И тут уж ничего не поделаешь, - грустно заметила дух.
   Ребята многозначительно переглянулись и поняли, что сегодняшний день не прошел зря. Возможно, им повезет еще договориться с новой Ниной. Но ближе к утру. Когда дикость рассеется под действием солнца.
  
   Не доводя себя до свинского состояния, Кира встала и вышла на улицу. Все-таки не умела она пить. Либо местный алкоголь был настолько отвратительным, что напиться им было сложно.
   Однако девушка все равно немного опьянела. Это выражалось в ее походке и в большом желании уснуть под небом. Но как только она вышла за черту поселка и увидела Петра - сон, как рукой сняло.
   - Оу, - недовольно нахмурилась девушка, - вот тебя мне не хватало для полного счастья.
   - Что я могу на это сказать? У нас никогда не было иначе, - улыбнулся он блаженно.
   - И ты пришел убить меня? - девушка сама удивилась своей прямолинейности.
   Все-таки алкоголь подействовал.
   Демон усмехнулся. В последнее время все были чертовски проницательными. Подумал он об этом с сарказмом, конечно.
   - Не настолько грубо я работаю с людьми, - спокойно пропел Петр, - тем более с родной внучкой.
   Она бы умилилась, не будь это он. Девушка скривила губы.
   - Хочешь даровать спасение своим детишкам? Я от них отстану, забрав одну тебя, - деловым тоном предложил демон, - прервем эту позорную ветвь, начатую моим сыном.
   - О, ты как всегда так мил и добр, - улыбнулась "королева бумажек" немного пьяно, - а знаешь, чего хочу я больше всего?
   Она бесстрашно подошла к нему вплотную и наклонилась к самому уху:
   - Я хочу, чтобы ты сдох. Вот за такое и душу кому-нибудь другому продать не стыдно.
   И тут Петра немного покоробило. Легкомысленная улыбка мгновенно сошла с лица. Не ожидал, что она додумается до такого. Но еще оставалась надежда, что пьяная Кира не осознает собственных слов.
   Однако надежда быстро растаяла, как только Петр увидел ее переменившийся взгляд. Кира озадаченно и растерянно захлопала глазами... и ударила его телекинезом в грудь настолько далеко, насколько ей хватило силы.
   Она, наконец-то, поняла, что нашла его слабое место! Нужно было воспользоваться этим сполна. И хотя до сих пор девушка не желала никого спасать, то теперь знала точно, как нужно поступить.
   Петр почувствовал опасность и кинулся обратно. Он понял, что если не убьет внучку сейчас - больше она ему не достанется. Глупая, тупая девчонка. Да с кем она решила тягаться?
   - Я желаю продать свою душу Сатане, - выпалила Кира в последнюю секунду.
   И как раз вовремя. Клинок едва коснулся ее кожи, но даже не успел рассечь. Гримаса ненависти и злости зависла в паре сантиметров от лица девушки. И такая энергетика распалялась вокруг, что бедолага даже отшатнулась.
   Но это сработало! Между ними будто появилась преграда. Как бы ни корежило от ненависти Петра, он больше не смел к ней прикоснуться!
   - Кажется, у любого зла есть начальство, - ядовито пропела "королева бумажек", - пожалуй, это лучший день в моей жизни. Видеть твою обескураженную физиономию.
   - Рано ты радуешься, сволочная девчонка, - закипал он все больше и больше, - не думай, что это сойдет тебе с рук. Я сделал выгодное предложение. Но ты своими действиями обернула все против себя.
   - Я просто сделала свой выбор. А ты не смей мне угрожать больше. И не думай, что я тоже оставлю все просто так.
   - Не зазнавайся. Ты теперь всего лишь пустая тряпичная кукла. И никогда никто не завидовал тем душам, которые попадали в лапы Сатане, - после этих речей он резко развернулся и исчез, удаляясь.
   А за спиной девушки в земле стал появляться какой-то круг... и теперь, когда ни перед кем не нужно было красоваться, она выразила искренний испуг. К такому ее жизнь не готовила.
  
   Петр был вне себя от ярости. Он возвратился в свое убежище и стал рыскать по нему, как взбешенный лев.
   - Кира! - заорал демон неистово.
   Призрак явилась тут же, бледнея от ужаса. Таким инфернальным не видела его очень давно. И приготовилась к худшему...
   - Это ты ее надоумила? - приблизился к девушке Петр.
   - На что? - залепетала она кое-как.
   - Не прикидывайся дурочкой.
   - Я не знаю, о чем ты! - вскрикнула Кира и упала перед ним на колени, - клянусь тебе! Пощади!
   - По-моему, кое-кто слишком привязался к этим соплякам и пошел против мужа. Или ты забыла о своих обязанностях?
   - Какие обязанности? - затараторила та белыми губами, - я должна была только молчать... нет?
   Его лицо стало совсем мрачным. Кира заплакала и вцепилась пальцами в ноги. Она знала, чем ей это грозит.
   - Вообще-то ты должна была мне помогать и не ставить палки в колеса, - демон схватил жену за горло, поднимая на ноги, - какая жалость, что моей главной ошибкой в этом плане оказалась ты. Не надо было оставлять тебя живой после рождения дочери.
   И он замахнулся над нею карающей дланью...
   Валькира неожиданно остановилась и начала кричать. Это было так громко и болезненно, что Осип с Оксаной удивленно отстранились.
   - Мама! - заревела она еще раз и стала ошарашенно озираться, - мама-мама-мама!
   - Что? - не поняли ребята.
   Но девушка их уже не слушала. Она сначала долго вертелась, а потом бросилась наутек. Оксана с Осипом озадаченно переглянулись.
   Когда Валькира оказалась на земле, Кира доживала последние секунды. Демонесса обхватила ее руками и положила себе на колени. Обнимала и качала, как младенца, умирая от горя.
   - Это сделал он, да? Мама, не надо так быстро. Мы так мало были вместе! - тараторила она, стеная.
   Но девушка уже не могла ей ничего ответить. На земле она жила не оболочкой, а собственной душой. Поэтому Кира лишь что-то болезненно прошептала, но услышать этого уже было не дано.
   Однако Валькира и так знала правильные ответы. Она зажала пальцами тлеющее тело матери и ненавистно прожигала глазами пол. Теперь уверенности в своих желаниях прибавилось вдвое. Кое-кто должен больше не жилец.
  
   Онуфрий искренне перепугался, когда к нему в сенник на шатающихся ногах пришла Кира. Сперва он подумал, что она напилась (и был не далек от истины), но затем по глазам понял, что что-то произошло.
   Парень бросил все дела и перехватил девушку за плечи раньше, чем она упала. Кира была холодной и вся дрожала. В лице невыразимое чувство, которое сложно было описать. Юноша потерял дар речи.
   - Я продала душу дьяволу, - вдруг сказала Кира, повергнув Онуфрия в шок, - теперь мне так пусто внутри. И холодно. Странное ощущение. Как ты думаешь, оно пройдет?
   - Что ты такое говоришь? - попытался вернуть самообладание боксер.
   Но девушка разговаривала словно сама с собой, а не с ним. Ни на что не реагировала и лишь больше куталась в одежде, загребая воздух руками. Она тряслась все сильней.
   - Никогда не делай того же. Ты не знаешь, как это выглядит.
   - Где? Когда ты успела? Почему? - но вскоре Онуфрий понял, что задает слишком много вопросов и потому просто обнял ее, как старшую сестру, - ладно, не волнуйся. Потом расскажешь. Тебе нужно отдохнуть.
   - Но нужно отдать ему должное. Работал деликатнее Петра, - она странно рассмеялась собственным словам, - и это была сделка, а не требование. Как же я выгодно поторговала собой. Обалдеть.
   Парню все страшнее и страшнее становилось за ее состояние. Казалось, девушка бредила. Он даже приложил руку ко лбу. Температуры не было.
   - Как ты думаешь, а после смерти я повстречаю там Олю? - с надеждой взглянула на него Кира.
   Это был первый осмысленный жест за последние минуты. Боксер не знал что ответить. И не знал, насколько ей это сейчас нужно.
   Но "королева бумажек" все молчала. А значит, пора ему было как-то реагировать.
   - Возможно. Все возможно. Но также мы можем попытаться расторгнуть договор...
   - Нет, не нужно. Я намеренно это сделала, - качнула головой Кира и вновь отвела глаза, - я успела все взвесить. И поняла, что это лучший выход. Но берегитесь. Петр придет и за вами. И тогда я не знаю, что он сделает. Меня пытался убить, когда понял, что душа ему не достанется. Он страшен в гневе. Адски страшен.
   Из всех ее речей Онуфрий понял только одно: нужно срочно сообщить обо всем Пете. Лишь втроем они смогут найти выход из сложившейся ситуации.
  
   Ночью никому не спалось. Ирина сидела возле костра с остальными и зябко поджимала босые ноги. Ее лицо было задумчивым.
   - Понимаю, что за эти дни вы услышали слишком много дурных новостей. Но я просто не могу больше молчать об этом, - выдохнула, наконец, ангелочек, - вы простите меня, если скажу?
   - Не проси у нас прощения. Мы ведь никогда тебя ни в чем не винили, - нахмурился Тимка.
   - Рассказывай, - кивнула Зина, - если уж все полетело по наклонной - то лучше быть в курсе дел.
   - В общем... Оля попала в ад. В раю я ее не видела. А потом мне объяснили, что Петр успел насильно завладеть душой, - грустно проговорила Ирина.
   - Разве можно завладеть силой? - удивился Йорк, - зачем тогда Петр ходит за нами по пятам и пытается добиться своего разговорами?
   - Тут все очень хитро обстоит. Силой демоны забрать душу не способны. Поэтому они не прибегают к помощи пыток. Однако они могут добиться своего обманом. Возможно, Оля бросила на ветер фразу, что согласна продать душу за что-нибудь или за кого-нибудь. В обыденной жизни мы не придаем значения таким словам. Но в этих мирах все четко фиксируется, - и девчушка показала пальцем вверх и вниз, - и если уж ты подписался на это - то душа после смерти попадает в ад. Но есть тут одно "но". Если ты не называл конкретных имен - то душой внизу овладевает фактически любой демон. Или даже сам дьявол. И она обречена на вечные муки. А вот если конкретный демон убивает человека артефактом после этих слов - он лично завладевает душой.
   - То есть ты хочешь сказать, что Олю забрал именно Петр? - сурово проговорил Визгард.
   - Судя по моим сводкам - так и есть. Только его истинное имя - Данталиан. Демон, толкающий людей на дурные поступки. Я многое смогла узнать за это время, пока служила на небе. В раю и в аду время движется быстрее, кстати. Я успела прожить там почти год. Поэтому выгляжу немного взрослее. Хотя на определенном этапе внешность перестает меняться. Но сейчас я хочу рассказать не о себе. Полагаю, вам будет полезнее выяснить, с каким врагом мы имеем дело. Здесь все очень непросто.
   И когда она убедилась, что ребята готовы выслушать ее, девушка начала свое повествование.
   Если демон убивает душу адским оружием - он сам решает, как с нею поступить. Либо впитывает (как сделал Петр), либо оставляет при себе для других целей (как сделал Осип). Есть еще возможность сделать из этой души демона (как сделал, опять же, Петр).
   Но слиться с душой полностью невозможно в принципе. Например, Игорь впитал богиню, но может чувствовать отголоски ее эмоций. Физически на него она уже никак не влияет. Но ее присутствие ощутимо. Хотя Игорь не демон... возможно это побочный эффект человечности? Типа две души в одном теле сидеть не могут. Поэтому они его лишь делят на две неравные части. И каждая существует самостоятельно, но одна - в малой степени.
   С другой стороны, демон - это бывшая душа. Получается практически то же самое: на земле это две души в одной оболочке. Демон без оболочки не может выходить на землю. А душа не может впитать в себя душу. Выходит, что в аду... души жертв существуют отдельно от демона!
   - А значит, есть шанс, спасти Олю! - выпалила на выдохе Зина.
   - Спасти-то уже поздно. Но избавить ее от мук служения - возможно, - кивнула Ира.
   - А какие муки она испытывает, если закреплена за демоном? - спросил Тимка.
   - Это можно сравнить с бесконечным выкачивание крови и отрезанием кусочков тела, которое не только бессмертно, но еще и регенерирует, - грустно объяснила Ирина.
   - И как ее спасти? - поинтересовался Игорь.
   - Убить демона в аду. На земле это невозможно сделать, т.к. существует лишь его оболочка.
   - То есть каждый раз, когда мы убивает демонов или ангелов - они просто отделяются от оболочек и возвращаются обратно? - возмущенно выпалил Визгард.
   - Нет. Ангелы являются людям в своих истинных обличиях. А вот демоны - в оболочках. Убить ангела проще, чем исчадие ада.
   - Сочувствую им.
   - Они в этом не нуждаются, но будут благодарны.
   - Давайте вернемся к Оле. Если Данталиан умрет - что станет с порабощенными душами? - серьезнее прежнего спросил Йорк.
   - К сожалению, они останутся в аду. Но их смогут поработить другие демоны. И чтобы этого не произошло - есть два варианта: вечно бежать или вечно сражаться. К счастью, сами по себе они тоже бессмертные. То есть вечные.
   - К счастью ли?
   - В любом случае, это шанс.
   - А почему другие души не сражаются? Наверняка наш случай не первый.
   - А обычным людям сражаться нечем. У нашей же Оли есть такие мощные способности и бесстрашие перед болью, что она и до дьявола достучится при желании. Но все равно такой образ жизни будет для нее довольно мучительным из-за невозможности умереть навсегда.
   - Но это все равно лучше, чем служение Данталиану. А бороться и бежать изо дня в день, из года в год - это то, чем люди сто лет занимаются на земле. Нам не привыкать, - кисло улыбнулась Зина.
   - Что-то мы размечтались. Она освободится только если убить демона в аду. Допустим, его оболочку мы уничтожим. А кто завершит начатое внизу? - возразил Визгард.
   - Там еще остались Осип, Оксана и его дочка Валькира. Но втроем они ничего не сделают Данталиану. Тут нужна сила покрупнее. Как бы грустно это ни звучало, но нашу подругу от демона смогут спасти лишь другие демоны. Нужно как-то суметь натравить их друг на друга.
   - Оксана хорошо относилась к Оле в последние годы. Осип тоже ничего против не имел. Думаю, они сделают правильный выбор, - и тут Тимка запнулся, - стоп, а они мертвы?
   - И они тоже? - свела брови Зина.
   - Боюсь, в их случае это был добровольно, - хмуро заметила Ирина, - но не нам судить их выбор. Главное, чтобы в загробной жизни не подвели и сделали хоть одно доброе дело.
   По правде говоря, ребята уже не были так ошарашены этими новостями. Когда вокруг происходит слишком много всего - чувства притупляются. Но на душе остался неприятный осадок. И они единогласно согласились со словами ангелочка.
  
   - Эх, как же тебя угораздило? - были первые слова Пети.
   Онуфрий смерил его убийственным взглядом, но в этот раз промолчал. Не хотел устраивать очередной скандал рядом с ослабленной Кирой. Но девушка уже хотя бы реагировала на окружающих.
   - Он придет за вами... - повторяла она, - думайте, что будете с этим делать. Но не повторяйте за мной.
   - Я и не собирался. Я ведь не пьян.
   - Петя, блин! - не удержался боксер.
   Альбинос недовольно провел ребром ладони по горлу. Они друг друга уже очень сильно достали.
   - Я пьяна, но не настолько, - наконец зафиксировался взгляд девушки на парне, - мое решение было единственным трезвым действием.
   - Кажется, она понемногу возвращается, - хмыкнул альбинос, - уже шутить начала.
   - Онуфрий, оставь нас, пожалуйста, - приподнялась на руках "королева бумажек", - я хочу кое-что обсудить.
   Боксер не хотел этого делать, но все-таки повиновался. Он обещал подождать в комнате Киры. И как только дверь захлопнулась, девушка вновь легла.
   - Тебе не жаль меня совсем? - как-то особенно жалобно поинтересовалась Кира.
   - Не привык видеть тебя такой... расквашенной, - признался тот спокойнее.
   - Да, понимаю. Самой противно, - она надавила на свои глаза, - я только сейчас стала приходить в себя. Это был настоящий кошмар. И, боюсь, тем разговором дело не ограничится.
   - В каком смысле?
   - Дьявол. Я видела его. Но не полноценно. Как-то очень расплывчато и неясно... только голос узнала. Вернее, я точно была уверена, что это он. Боже... а ведь до сих пор я даже не думала, что жизнь может дать такой поворот. Ты вот когда-нибудь задумывался?
   - Я похож на больного? Или на идиота?
   - Вот и я о том же, - слегка хмыкнула "королева бумажек", - не будет больше никогда телевизора, теплой постельки. Мы не увидим наши дома, и в частности я больше не прикоснусь к стенам родной конюшни. Извини, я задавила тебя жалобами. Это отвратительно, понимаю. Мне нужно дать время. И завтра я буду как огурец.
   - Это был единственный возможный выход? - прервал ее бредни Петя.
   - Да. Иначе бы он меня убил, - Кира вновь перевалилась на бок, чтобы видеть парня, - и я не знаю, каким будет следующий шаг Петра. Но попыталась сделать все возможное, чтобы ему стало несладко.
   - В каком смысле?
   - Я заключила с дьяволом особый договор, - и ее глаза блеснули ядовитым сарказмом, - он обещал выполнить мою просьбу, насколько это возможно.
   И она так странненько улыбнулась, что даже альбиносу стало не по себе. Он не узнавал свою возлюбленную.

НЕДОСТАЮЩИЕ ЗВЕНЬЯ

   Ирина звонко смеялась и на полной скорости рассекала воду пальцами. Ее крылья едва касались сверкающей поверхности. А снизу вверх периодически летели тонкие струи и пышные брызги. Сестра хоть и не поднимала голову, чтоб не попортить глаза, но прекрасно ощущала давление воздуха на жидкость после каждого взмаха близняшки.
   - Черт, какая же она сильная, - восхитился на скаку Тимка, любуясь этой картиной, - сама умерла. Сестра мутировала. И все равно нашли повод для радости.
   - Да, нам бы у них еще поучиться, - кивнула ему Зина.
   - Хорошо, что море крупное. Не видно, где заканчивается берег. А куда мы в этот раз спешим? - спросил Игорь.
   - Интуиция подсказывает мне, что нужно как раз вдоль воды и ехать. Там впереди нас что-то ждет.
   - Хорошо иметь рядом живой компас, - усмехнулся Визгард, - вот уж никогда не думал, что твои способности окажутся полезнее всех наших вместе взятых.
   Друг был искренне польщен и попытался скрыть накатившее удовольствие. Йорк тоже незаметно улыбнулся, хотя в зверином обличии этого все равно никто не увидел бы.
   Через пару часов они увидели впереди какой-то город. Это место было крупнее деревни и здания выглядели вполне современно. Где-то в центре высился каменно-глиняный дом, а все остальное размещалось вокруг него, создавая видимость искусственной горы.
   - Интересно, нас не попытаются там убить? - поежилась Зина от дурных воспоминаний.
   - Теперь-то мы не поодиночке. Прорвемся, - подмигнул ей Визгард.
   - Либо ты покажешь им один из своих устрашающих фокусов, и больше на нас никто не будет нарываться, - вдохновляюще проговорил Тимка.
   - Ну... я постараюсь, - улыбнулась девушка.
   Первое, что бросилось им в глаза при въезде в город - это удивительная похожесть жителей. Нет, они были разными, как по внешности, так и по характерам. Но во всех без исключения четко прочитывались общие черты, по которым обычно определяли принадлежность к национальности: блондинистые, с очень тонкой светлой кожей. Здесь не встречался почти ни один жирдяй и воспитывался культ здорового образа жизни.
   - Такие очаровательные дети, - сложила ручки олененок, когда они сидели в каком-то подобии кафешки, - здесь вообще довольно красиво.
   - И вроде жители к нам относятся миролюбиво, - заметили друзья, - похоже, мы зря себя накручивали.
   Ирина осталась на берегу с Ниной. Она не хотела привлекать внимание своими огромными крыльями. Да и с сестрой все не могла никак насладиться общением.
   Но даже здесь девушка частенько сталкивалась взглядом с местными рыбаками, которые разглядывали ее очень изучающе. Но при первой же попытке заговорить, отворачивались и шли по своим делам.
   - Извините, это не ваша спутница с конями сидит на берегу? - вдруг подошла к ребятам в кафешке молоденькая девушка.
   - Которая с крыльями? Наша, - удивился Тимка, - а что?
   - Ей бы лучше на ночь сюда зайти. А то с темнотой приходят монстры и кочевники в любой момент способны налететь. Опасно так.
   - Она не беспомощна, - гордо проговорил Игорь, - но спасибо за предупреждение. Мы учтем.
   - И вот еще. Раз уж вы решили здесь ночевать. В нашем городке не привыкли к туристам. Поэтому советую держать ухо востро. Приятного времяпровождения, - она игриво присела и ушла.
   Ребята переглянулись. Что это было?
   К счастью, в этот вечер и в эту ночь не произошло ничего странного. Однако сон как рукой сняло. Зина вернулась обратно в кафешку, ни свет, ни заря, и с позволения хозяина просидела там некоторое время. Чуть позже к ней присоединился Тимка.
   - Мне все в этом месте кажется странным, - протянула она, зевая, - тут какой-то муравейник.
   - В смысле? - не понял тот.
   - Понимаешь ли... телефонов у них. Никаких средств связи в принципе. Но информация разносится так быстро, будто этих людей что-то оповещает о каждых переменах. И они мыслят, как люди в период социализма. Живут общими идеями.
   - Может быть, это только первое впечатление? - усомнился парень.
   - Не думаю. В последнее время я стараюсь доверять интуиции.
   - Извините, - вдруг подошла к ним опять та же девушка, - я слышала, вы фокусница?
   - Эм... ну можно и так сказать, - замялась ошарашенная Зина.
   - Наши гости хотели бы очень на это взглянуть. Вы покажете им класс? - улыбнулась та приветливо.
   - Извините. Концертов не даю, - отказалась олененок.
   - Очень жаль. Тогда извините за беспокойство, - она вновь сделала реверанс и удалилась.
   - Ты это видел? Видел? - ткнула пальцем в сторону удаляющейся незнакомки Зина, - откуда они об этом прознали?
   - У тебя, похоже, паранойя развилась. Расслабься хоть на мгновение. Нам нужно копить силы, - погладил ее руки Тимка.
   - Я бы очень хотела тебе поверить. Но сильно нервничаю здесь. Зачем мы приехали в это место? И чего ждем? - поежилась девушка.
   - Не знаю. Просто я чувствую, что нужно остаться еще на некоторое время. Ты ведь понимаешь, что от меня это не зависит...
   - Да-да, понимаю. Извини, что давлю, - закивала Зина и прижалась к нему, - просто я очень волнуюсь, что может произойти что-то ужасное.
   И тут на улице послышалась какая-то суета. Хозяин и девушка-официант напряглись и тут же куда-то свалили. На ходу они успели бросить гостям фразу, вроде "лучше уходите" и тут же исчезли за дверью.
   Дважды просить не пришлось. Зина с Тимкой поспешно шмыгнули к черному входу... но он был заперт.
   - Черт! Прям как в России, - выругался парень.
   - Давай туда, где скрылись работники, - кинулась в нужном направлении олененок.
   Но и эти двери были уже заперты. К горлу ребят подступило негодование. А в этот момент главные двери распахнулись, и внутрь вошло несколько небритых мужиков.
   Они выглядели довольно подозрительно и вели себя очень шумно. Зина с Тимом уже стояли за барной стойкой. Прикинулись улыбчивыми работягами.
   - Паренек, а налей-ка нам чего покрепче, - тут же обратился к Тиму один из чужаков, - хорошая девочка сегодня. Новенькая?
   - Ага, - кивнула Зина, делая улыбку еще шире.
   - А обслужи-ка нас за отдельную плату, - ухмыльнулся тот.
   И его друзья расхохотались. Лицо Тима становилось все серее от злости, пока он наливал напиток. Но девушка лишь на мгновение потеряла самообладание.
   - Я только фокусы показывать умею. Хотите один такой увидеть? Но предупреждаю - кто-то из вас может умереть от страха, - дерзко заявила она.
   Последовала вторая волна хохота, причем некоторые из гостей повалились на пол со стульев. Главарь скалился все веселее. Он выхватил из рук Тимки бутылку и начал пить ее из горла.
   - Как может напугать пиратов такая милая девчушка? Ставлю все свои деньги в этом кошельке на то, что тебе такое не удастся. А если все-таки удастся... - он хмыкнул и подмигнул друзьям, - их деньги тоже заберешь. Крошка.
   - Идет, - хищно блеснули глаза Зины, - Тим, выйди, пожалуйста.
   - Ты уверена? - испугался тот.
   - Абсолютно уверена. Ты будешь нам мешать, - кивнула она.
   - Да-да, не мешайся, малой, - махнул ему лапой пират, - услышишь стоны - значит, все хорошо проходит. Можешь не возвращаться.
   И снова бескультурный смех. Зина смерила чужака злобным взглядом. Бедный Тим кое-как заставил себя промолчать и выйти. Но далеко он не отходил, чтобы удача была поблизости.
   - Итак, вы хотите, чтобы я вас напугала до смерти, - спокойно взяла тряпку и стала протирать стол Зина, - я вам это устрою. Только предупреждаю, что ситуация может выйти из-под контроля...
   За окнами начали мелькать тени, будто птицы вздумали летать стаей именно в этом месте. Но их становилось все больше и больше, и вскоре всю кафешку скрыла тьма. По потолку и стенам застучали тысячи коготков. В небольшом помещении, освещаемом только одной люстрой и несколькими свечами, потянуло холодком.
   - Прикольно, - икнул один пират.
   - Тащи ее сюда уже! - вякнул второй.
   Зина ухмыльнулась и сделала шаг назад. В какую-то щель ворвалась бешенная черная летучая мышь и врезалась в рожу главарю. Запищала, хлопнула крылышками и метнулась в сторону.
   Теперь сверху сыпалась уже какая-то труха и пыль, а шаги становились все громче. Тут даже пьяные озадаченно стали озираться. Они не видели связи между Зиной и этими странностями.
   И тут со страшным грохотом в потолке образовалась дырка... ее пробила огромная паучья лапа! А когда пыль и первый шок рассеялись, пираты вдруг увидели мучительно дергающееся тело девицы, нанизанной на эту лапу. Она удивленно и испуганно таращила глаза куда-то перед собой, а ее одежда стремительно окрашивалась в красный цвет. У уголка губ просочилась тоненькая струйка крови.
   - Не понимаю... так не должно быть... - прошептала она с усилием, рассматривая трясущуюся ладонь, - что же я натворила...
   И в этот момент еще одна летучая мышь ударилась в единственную люстру. Та со звоном рухнула на пол и погасла. И в полумраке неизвестная паучиха рывком скрылась на крыше, забрав с собой жертву.
   И внутрь ворвалась целая орава неизвестных верещащих тварей, которые бились о все подряд, вгрызались зубками и коготками в плоть напуганных пиратов и создающих скрежещущий звук. Взрослые мужчины мгновенно протрезвели и с воплями бросились наутек. Но не успели они приблизиться к дверям, как путь им преградило жуткое растение, выросшее за доли секунд. Оно обвилось поперек одного чужака и сдавило его до посинения в лице.
   Еще один порыв ветра и все свечи окончательно погасали. Вопль, исступленные мольбы и слезы были слышны далеко вокруг кафешки. Что там происходило с пиратами - никто не знал. Но когда сотрудники заведения с Тимом зашли обратно - мужчины лежали на полу, таращили глаза перед собой и скребли ногтями шеи, умоляя о пощаде.
   А когда внутрь вошла еще и Зина, они уставились на нее, как на дьявола и совсем потеряли дар речи. Только рожи искажались в немом крике, будто она лично пытала каждого из них.
   - Черт, как ты это сделала? - восхитился и ужаснулся одновременно Тим.
   - Секрет фирмы, - хитро сощурилась девушка.
   - Она мертва... она ведь мертва! - наконец, прорезался голос чужака.
   - Он бредит, - вздохнула олененок, - но, кажется, я могу теперь забрать их деньги.
   И она без зазрения совести сделала это под удивленные взгляды Тима и сотрудников кафе. Затем пожала плечами и сказала, что это был честный уговор. И ей плевать на их чувства после того, что они собирались сделать.
   - Блин, Зина, я начал любить тебя больше, чем раньше, - позже ходил за нею по пятам Тимка, - ну раскрой секрет хотя бы мне. Ну, пожалуйста!
   - Ну ладно, так и быть, - мило улыбнулась девушка и протянула ладонь, - это оригами.
   Там сидел бумажный лягушонок, который живо оглядывался по сторонам и пытался спрыгнуть на пол. Но ему не позволяли это сделать. Поэтому он раскрыл пасть и вывернулся наизнанку, превращаясь в змею.
   - Это я понял. И помню твое паучье тело. А как ты инсценировала смерть? Я видел кровь на твоих руках.
   - Дубина, это было вино, - вздохнула олененок, - когда ты вышел, я увидела разлитый напиток на столешнице и под нею. И план родился в голове мгновенно. Нужно было лишь воспользоваться ситуацией, пока они не оклемались.
   - Ты восхитительная женщина! - выпалил он на одном дыхании и поцеловал ее в губы.
   Зина и ответила, и рассмеялась позже. Это ее так тронуло, что даже город начал нравится в целом. А какое удовольствие было потом рассказывать о произошедшем друзьям! Визгард даже обиделся, что его не позвали на это представление. Он бы тоже подыграл.
   - Итак, Зина, Тим, Игорь и Визгард, - вдруг подошел к ним на улице очередной незнакомец, - вас ведь так зовут?
   Вот тут ребята окончательно потеряли дар речи. Человек даже пальцем на них правильно указывал, когда называл. Но они его точно впервые видели...
   - Вас зовут в главную башню, - без лишних прелюдий указал мужчина на самое высокое здание в центре города.
   - Кто? - округлились глаза Зины.
   - Мэр города? - удивился Тимка.
   - Увидите, - и незнакомец откланялся, прежде чем уйти.
   Ребята остались в полном недоумении. Они сомневались в правильности этой затеи.
   - И что? Пойдем? - поинтересовался Игорь.
   - А ты его мысли не додумался прочитать? - вдруг обернулся к нему Визгард.
   - Да ничего там нет особенного. Рецепт куриного супа обдумывал и покупки в магазине. Обыкновенный такой человек.
   - Обыкновенный, да не обыкновенный. Похоже, нас тут знают все, но только скрывают это, - олененок встревоженно повернулась к Тиму, - но мне надоело жить в неведении и ждать чего-то. Давайте уже разберемся в этой дурацкой ситуации.
   - Согласен, - кивнул тот.
   - Если что - мы теперь не беспомощные котят, - включился в разговор Йорк, - отобьемся как-нибудь.
   - Мы еще не знаем, что нас там ждет и ради чего нас вызвали, - напомнили ему друзья.
   - Неважно. Где наша не пропадала? - пожал тот плечами серьезно.
   На том и порешили.
   Только удивительное здание оказалось немного не таким, каким его представляли. Войдя внутрь, они собирались направиться наверх, но их отправили вниз по лестнице.
   Чем ниже опускались друзья, тем больше их бросало в дрожь от волнения. Ощущение, будто добровольно в темницу лезут. Но стоило войти в последнюю дверь...
   - Черт, ребята! - взвизгнула от радости Зина и распахнула руки для объятий, - я и не знала, что вы здесь!
   - Кажется, целую вечность не виделись, - улыбнулись парни.
   Но Олег с Олесей отреагировали на их вопли как-то отстраненно. Выдавили дежурно-дружелюбное выражение лица и посторонились. Конники опешили.
   - Какие вы страстные, - хихикнула девушка с двумя хвостами, - я испугалась, что душить начнете.
   - Но хорошо, что вы пришли, - деловым тоном проговорил парень и указал рукой на диван, - присаживайтесь.
   Друзья еще больше удивились. И радость медленно сползла с их лиц. Что здесь происходит?
   - Вы настоящие? - придирчиво поинтересовался Визгард.
   - Довольно настоящие, - улыбнулись те, - только мы немного не те, кого вы искали. То, что вам предстоит увидеть, может сбить с толку. Вы их не узнаете.
   Ребята потеряли дар речи и совсем остолбенели. Псевдо-Олег и псевдо-Олеся переглянулись. По поведению они были похожи на продавцов-консультантов в крупном гипермаркете. Такие же нарисованные и чрезмерно вежливые.
   - Однако мы выполняем приказы нашего головного центра, - указал пальцем за спину парень, - все в этом городе.
   - По сути, все жители здесь - клоны Олеси и Олега, - кивнула девушка.
   - Что?! - хором выпалили друзья.
   - Но ведь тут все разные, - заикнулась Зина.
   - Много времени прошло. Некоторые успели расплодиться, - миловидно улыбаясь, ответила Олеся.
   Наступило минутное молчание. Затем на друзей напала разная реакция: Визгард стал хохотать, Игорь с Тимом побледнели, а олененок с Йорком озадаченно переглянулись с плачевными выражениями лиц. "Онуфрий будет не рад это слышать", - подумали они одновременно.
   - Так ведь не девять месяцев даже прошло, - возмутилась Зина.
   - Клоны делают это быстрее, - склонила голову на бок консультант.
   - И вам не совестно? - нахмурился Йорк.
   - Клоны не обязаны быть похожими на своих прародителей, - качнул головой парень.
   - То есть получается, что все это время Олег и Олеся сидели запертые в одном помещении. И он расклонировал ее и себя аж несколько сотен раз. После чего клоны зажили собственной жизнью и построили город? - дошло до Игоря, - а все клоны имеют разные характеры?!
   - Конечно, - кивнули те, - вы этого раньше не замечали, потому что мы быстро умирали. Олег вызывал нас только перед боем.
   - А если они очнутся - то вы все погибните? - поинтересовался Визгард.
   - Да, это будет геноцид. И мы этого не хотим, - вдруг отчеканил последние слова юноша-консультант.
   Друзья глубоко задумались. А что будет, если они раскроют свои планы? Вряд ли их подпустят к головному мозгу. Никто не ожидал, что у клонов такая хорошая самозащита.
   Но ребята прикинулись валенками и умолчали о том, что хотели сделать. Консультанты поблагодарили их за понимание и отвели в последнюю комнату в этом помещении.
   Открывшаяся картина была не из приятных. Посередине на земле сидело два человека, взявшихся руками. Но они настолько заросли до неузнаваемости и так сильно похудели, что выглядели просто отвратительно. Метровые ногти, волосы до самых поп. И кости торчали, как у живых трупов.
   Зина сперва заткнула нос. Затем смирилась и подошла ближе. В ее глазах читалась вселенская скорбь и сожаление. Парни разделяли мнение подруги, но вели себя чуточку сдержаннее.
   - Не пытайтесь их разбудить. У вас не выйдет, - предупредили клоны, увидев, как олененок коснулась плеча Олега.
   - Они очень глубоко провалились в сон? - уточнила она.
   - Именно так. До появления города их лошади помогали организмам не умереть с голоду. Но как только мы стали достаточно цивилизованными и самостоятельными - мы их выгнали. Потому что животные стали подозрительно себя вести. К счастью, им не удалось разбудить хозяев даже легкими ударами по голове.
   - Но ведь у Олега зависимость от боли. Как он в этом состоянии получает дозу? - удивился Тим.
   - Естественным путем, - мило сложила ручки Олеся, - цивилизация у нас крупная и сложная. Люди влюбляются, рожают детей, убивают друг друга и попадают на казни. Всякое происходит. Но всю боль и смерти Олег берет на себя. Потому что Олеся не любит этого.
   - Поступил как джентльмен, - хмыкнул Визгард.
   - Нет, просто у любой зависимости есть тенденция к усилению, - возразила Зина, - и если раньше ему хватало нескольких надрезов, то сейчас требуется несколько мучительных смертей, чтобы компенсировать нехватку боли.
   - Блин, и как с этим быть? Что нам делать? - спросил Игорь.
   - Обсудить это с Ириной. Здесь нам ничего не светит, - толкнул его в спину Йорк, кивая на консультантов.
   Те очень внимательно следили за каждым их жестом. Они выполняли приказ, но при этом боялись исчезновения. Поэтому готовы были в любой момент применить силу, чтобы не допустить самоуничтожения.
  
   Когда Коля открыл глаза, он обнаружил Лену в какой-то неестественной позе. Но услышав шорох за спиной, она резко распрямилась и обернулась. Глаза были настолько паническими, что казак мгновенно пришел в себя.
   Он сперва хотел спросить, что случилось. Но затем увидел два обломка в ее руках. Это были мечи...
   - Они сломались. Полностью, - чуть ли не плача, проговорила она, - как... как это произошло вообще? Что мне делать теперь?
   Коля тут же кинулся обратно к своим вещам и вытащил наружу обе шашки. Они, к счастью, были целы.
   - Ты сможешь этим сражаться? - предложил он ей свое оружие.
   - Нет, - качнула головой эмо-кидка, - оно другое. Я даже научиться быстро не сумею.
   - Что ж. Плохо дело, - проговорил парень и повесил шашки на место, - придется искать тебе клинки. Раз заменить нельзя.
   - Не представляю, кто из людей способен выковать подобное, - девушка ткнула ему в лицо эфесом, - это уникальный метал! И редкая техника ковки. Только ифы знали ее секрет.
   - Значит, тебе еще хуже, - хмуро заметил он, - мне жаль твои мечи, но я не знаю, где мы, поэтому давай собираться.
   Казак осмотрелся: кони паслись неподалеку. Парень скрипнул зубами и кинулся поднимать им головы. Не дай бог еще заподпружатся.
   Лена же была словно в тумане. Потеря орудий защиты настолько выбила ее из колеи, что девушка уже совсем не соображала. Она попросила дать ей время, чтобы собрать осколки. Авось удастся найти кузнеца, способного это переплавить.
   Коля начал понемногу закипать. Но делать нечего: он отправился один осматривать окрестности. С его скоростью это возможно было сделать за несколько минут. Так и уехал, оставив Лену наедине с собой.
   Девушка трагично вздохнула, сняла с лошади амуницию и вернулась к осколкам. Пока она их собирала, погода начала меняться. Поднялся сильный ветер. И отчасти из-за него эмо-кидка не расслышала, как ее окружили незнакомцы...
   - Не подходите! - рыкнула Лена, рефлекторно подняв клинки... вернее, то, что от них осталось.
   Чужаки, увидев это убожество, рассмеялись. Но некоторые продолжали молча сверлить девушку недобрыми глазами.
   - Кто ты такая? И что делаешь на нашей территории? - громко спросил мужской голос.
   - Я просто чужестранка. Дурная магия забросила меня в эти окрестности. Я не знаю, где оказалась и почему, - ответила девушка, - я не хочу причинять вам вреда.
   - Ты и не сможешь, - вновь расхохоталось несколько чужаков, - этими обрубками.
   - В любом случае, если ты пришла с оружием, ты планировала им кого-то убивать, - хмуро заметили остальные.
   - Нет, - возмутилась Лена, - это для защиты!
   - Для защиты от кого?
   - От ифов. Вы знакомы с такими? - эмо-кидка уже чувствовала неприятности.
   - Знакомы-знакомы. И саранчу хорошо знаем. Только вот боевая поза у тебя похожа на их. Да еще и два клинка. Это подозрительно. Боюсь, мы не можем пропустить тебя дальше, - и в воздухе зазвучал звон металла.
   У девушки сердце забилось вдвое чаще. Она понимала, что ей нечем отбиваться. Поэтому уже десять раз пожалела, что поддалась трусливым рефлексам.
   - Не подходите лучше, - огрызнулась вдруг Лена, - пожалеете.
   Такой блеф трактовался лишь загнанностью. Когда некуда бежать, лучше прикинуться сумасшедшей. Тем более, незнакомцам эта шутка понравилась. Они от души посмеялись и извинились за то, что вынуждены ее устранить. А ведь хорошая баба!
   И тут один из чужаков совершил такой молниеносный скачок, что Лена даже тормознула. Она выставила руку перед собой лишь тогда, когда он оказался уже совсем близко. И это могло стоить ей жизни...
   Но тут к их обоюдному удивлению, мужчина застыл и упал. В спине зияла сквозная дырка, нанесенная однозначно с груди. Остальные нападавшие не стали долго разбираться, в чем состоял фокус, поэтому продолжили атаковать.
   От нескольких смертоносных выпадов девушка успешно увернулась, а затем рубанула воздух еще пару раз... и две очередные жертвы повалились на землю, перебитые пополам. "Она ведьма!" - закричали выжившие и отпрянули.
   Эмо-кидка тоже не понимала, как у нее это получилось. Вроде бы гипноз тоже использовать не успела. Все произошло слишком быстро. Но она сделала вид, что все именно так и планировалось. Лена даже на лицо набросила выражение суровости и дикости.
   - Вот же ж черт, - выругался один из чужаков, - а ведь говорила, что беззащитна.
   - И на беззащитную вы вздумали напасть, - с укоризной выпалила девушка, - нечестно играете, господа. Советую вам не продолжать этот бессмысленный танец, иначе худо будет всем.
   - Если ты позволишь нам забрать убитый товарищей - мы не станем тебя преследовать. Но знай, что в городе на юге тебе никто не будет рад. Мы вынуждены рассказать охране о столь опасной ведьме...
   - Вы первые на меня напали! И что вы за дураки такие? После раскрытия планов я могу ведь и убить вас, - уверенность в голосе гасла с каждым словом.
   - Если никто из нас не вернется - в городе наступит боевое положение. И они не будут пускать никого, - качнул головой другой противник.
   - Ну, хорошо... - закипела Лена, - черт, и чего я с вами тут светские беседы веду?
   Она демонстративно запихала обрубки клинков в ножны и отошла, дожидаясь, когда мужчины забросят на плечи трупы. Но тут она заметила что-то интересное, блеснувшее в траве.
   Эмо-кидка подошла и вытащила оттуда удивительный меч. Он не походил на орудие ифов, но был так искусно выкован, что у нее даже глаза загорелись. Девушка махнула им несколько раз в воздухе. И не сразу заметила, как остановились в недоумении противники.
   - Я всего лишь... - осеклась она неловко и протянула им меч, - всего лишь хотела узнать, какой кузнец выковал такую прелесть?
   - Неважно, - хмуро ответил мужчина, - тебе туда ход закрыт.
   Лена разозлилась еще больше и смерила его недовольным взглядом. Вот почему все идет против нее?
   - Ладно, забирайте свое оружие, людей и уходите. Пока я не передумала, - и девушка демонстративно бросила меч обратно, отходя назад к кобыле.
   Когда же горе-нападатели удалились, она облегченно выдохнула, присев на землю. Даже голова закружилась от напряжения. Изображать из себя супер-бесстрашную воительницу не так-то просто.
   - Так и знал, что попадешь в неприятности без меня, - вдруг оказался рядом Коля и присел, - не ранена?
   - Ты бы видел, что тут было... - округлила она глаза.
   - Тормоз ты. Я видел, - ласково ткнул ее пальцем в лоб парень, - это я их перебил.
   Эмо-кидка потерял дар речи. Сначала беззвучно открывала и закрывала рот, а затем до нее дошло... и Лена нервно рассмеялась. И стала дико извиняться за то, что присвоила чужие достижения себе. Хотя она в душе не чаяла, каким образом могла порубить сломанными клинками трех взрослых мужчин.
   - Что-то подозрение есть у меня, что никакие они не защитники города, а обыкновенные бандюги. Ну или пьянчуги со службы... - казак почесал подбородок, - в любом случае нужно попробовать пробраться в тот город.
   - Думаешь, меня там встретят с распростертыми объятьями после этого? - удивилась подруга.
   - Если продолжим поддерживать легенду - то есть шансы, - странно блеснули глаза казака, - ну или на крайний случай загипнотизируешь кого-нибудь.
   - Гипноз недолго держится. И его нужно постоянно подогревать... а о какой ты легенде говоришь? - вновь не поняла Лена.
   - Воительница с невидимыми клинками, - и Коля загадочно улыбнулся, - представишься наемником и будешь искать тех, кто согласится с тобой сотрудничать. Если в том городе все так паршиво воюют - то хорошему бойцу непременно кто-нибудь обрадуется.
   - Наемником? Серьезно? - девушка удрученно вздохнула, - не горела я желанием убивать людей для людей.
   - Это уже дело десятое. Нам главное - туда пробиться. А уж дальше будем работать по ситуации. Но знай, что раньше ночи меня звать нельзя. Не нужно ломать конспирацию. В одиночку ты сможешь побольше выведать. Однако будь осторожна. Я не хожу сквозь стены.
   - Ясно, - согласилась Лена, - если других легенд нет - то я справлюсь. К тому же мне адски нужно к одному кузнецу... у него такой стиль ковки, которого я никогда не видела. Думаю, он сможет восстановить мне оружие.
  
   Ира взволнованно мяла в руках траву. Она внимательно следила за сестрой, в то время как Игорь рассказывал о похождениях друзей в городе. Нина высунулась не целиком и походила на поплавок от чьей-то удочки. Но она все слышала и понимающе хмурилась.
   - Извини, что перебила. А можно что-нибудь сделать с ее глазами? - обратилась девочка к ребятам, - вы можете сделать так, чтобы она на свету не слепла?
   - Я могу, - откликнулся Йорк, - теоретически ласты на ноги ей заменить тоже возможно. Только нужно ли? Насколько Нина стала дикой?
   - Она внимательно слушает нас и правильно реагирует на все слова, - с мольбой вцепилась ему в грудь девушка, - сделай это, пожалуйста! И мы тоже хотим увидеть Олега!
   - Она не сможет ходить, - отрицательно покачал головой тот, - нужные мышцы уже атрофировались. Поэтому глаза я ей изменю. Но вопрос ее транспортировки остается открытым.
   Нина все это время направляла лицо в их сторону. И на последней фразе она насмешливо скривила губы и отплыла от берега. Ирина подумала, что они обидели ее ненароком, поэтому бросилась обратно к воде. Однако в следующую же секунду оттуда вверх взмыл жидкий столб!
   Близняшка царственно и красиво разводила руки в стороны и висела практически в воздухе, оказавшись как бы в водяной капсуле. А затем она сделала малозаметный жест кистью вперед, и морские потоки преданно приблизили ее к ошарашенным друзьям.
   Более того, девушка смогла так выплыть на землю! Она мастерски сдерживала "аквариум" на любой поверхности, не давая ему распасться. И даже смогла коснуться плеча сестры, вытащив руку на воздух.
   Та радовалась и визжала, как маленький ребенок. Она распахнула объятия и наконец-то обняла любимого человека, не боясь промокнуть. Это было очень мило и круто. И ребята наконец-то поняли, что путь до Олега будет намного проще. Осталось только Йорку немного поднапрячься.
   - Я же говорила, что она намного способнее, чем раньше, - с гордостью проговорила богиня девушки, - однако есть проблема. Вы говорили, что жители города не хотят пробуждения головного мозга. Как мы незаметно пройдем туда второй раз, да еще и с нашей красавицей?
   - Боем, - предложил Визгард.
   - Со мной-то? - усмехнулся Тимка, искоса взглянув на друга.
   - Блин, ну ты весь кайф ломаешь! - взвыл в небо друг, - может быть, не пойдешь сегодня?
   - То есть ты хочешь крови? - удивленно взмыли брови того.
   - Олегу понравится. Вы же сами говорили, что ему это нужно, - загорелись глаза товарища.
   - Не знал, что ты такой кровожадный, - хмуро заметил Игорь.
   - О боги, меня окружают зануды! - и Визгард отошел в сторону, закатывая глаза и размахивая руками.
   - Похоже, он рассматривает жителей города, как карточный домик. Мол, если они всего лишь клоны - то дунуть и разбить их будет очень приятно, - неодобрительно проговорила Зина.
   - В любом случае мы к этому придем, - возразил Йорк, - клоны верно выразились, когда назвали пробуждение головного мозга - геноцидом населения. Просто не задумывайся и делай свое дело.
   - А по-другому никак? - страдальчески воззрилась на друзей олененок.
   Они пока что молчали. Не знали, как поступить лучше. Да и нужно ли? По идее клоны не имеют права на самостоятельную жизнь. И они выкачали все соки из своих хозяев. Но ведут-то себя вполне, как живые люди...
   - Вопрос еще в том, удастся ли нам разбудить Олега с Олесей? - вернул их в реальность Тимка, - сон был слишком глубоким. Нам ведь не удалось их даже раскачать. Хотя нам бы и не дали сделать это полноценно.
   - Должно быть хоть что-то, интересующее их больше, чем существование в собственном городе, - и Игорь кивнул на Нину, - поэтому ведь мы решили взять ее с собой.
   У девушки-нимфы аж брови взмыли кверху. Она бросила беглый взгляд на сестру и закрыла рукой часть лица. Похоже, это был жест застенчивости.
  
   Лена подошла к негостеприимным воротам. Слезла с кобылы и позволила охране себя рассмотреть. Те тут же скосили глаза куда-то на стену и девушка смиренно вздохнула.
   - Да-да, это я, - развела она руками.
   - В смысле? - прикинулся дурачком один из людей в форме.
   - Ну, вам уже донесли на сумасшедшую ведьму с невидимыми клинками, порубившую трех человек? - криво ухмыльнулась она.
   - Аааа, так это была ты... - и он встал, с угрозой расправляя плечи.
   Эмо-кидка на всякий случай сделала крохотный шажок назад. Она не знала, чего можно ждать от этого человека. Но и в тюрьму тоже не хотела.
   - Они первые на меня напали. Я пришла с мирными намерениями. Но я могут стать наемником, если кому-то понадобятся такие услуги, - и она нервно хихикнула.
   Коля только хлопнул себя ладонью по лицу. И что на нее нашло? Ведет себя, как школьница.
   - Пройдемте со мной, - предложил вдруг мужчина вежливее, - ваша кандидатура заинтересовала нашего начальника. Он хочет видеть того воина, который обезвредил обученных людей. Позор таким защитникам правопорядка. Вы вывели их на чистую воду.
   У Лены медленно поползла вниз челюсть. Коля тоже все слышал и потерял дар речи. Он очень хотел бы проследовать за подругой внутрь здания, но, к сожалению, не видел, куда там можно спрятаться. А "светиться" не хотелось.
   Поэтому казак понадеялся на благоразумие девушки и остался на своем месте. Вдруг это обман и придется ее вызволять потом?
   Прошел почти час. Но никакой суеты снаружи не было. Интуиция тоже почему-то была спокойна. Кобыла Лены смирно стояла на месте и кушала предложенный корм. Уж ее-то ушам можно было довериться: они спокойно висели.
   Наконец, двери открылись, и наружу вышла девушка с удивленным деловым лицом. Она мило с кем-то распрощалась, кивнула с теплотой охраннику и направилась к главным воротам. Коля шмыгнул следом. Прятался всю дорогу в закоулках. Очень хотелось многое обсудить, но уговор дороже денег: это предстояло сделать только вечером.
   У Лены тоже руки чесались, но она решила себя отвлечь. Достала из кармана деньги (местные!) и пересчитала их. Глаза ее засияли, как фонарики и эмо-кидка кинулась в лучшую кузницу города.
   - Отлично-отлично-отлично! Вторая половина дня целиком компенсировала первую, - бросилась на шею Коле вечером Лена.
   От полноты чувств она даже чмокнула его в щечку. Но, увидев недоумение в глазах, тут же покраснела и вернулась обратно к своим вещам.
   - Я все не могу привыкнуть, что вы уже не дети, - коснулся он пальцами своего лица.
   - Мне казалось, что слишком много воды уже утекло, - дернула плечом девушка, - но философию в сторону. Я сперва расскажу тебе, что же сегодня случилось!
   Оказывается, в этом городе очень трепетно относятся к идеальному выполнению обязанностей в любой профессии. И из-за этого здесь позволительно доносить на халтурящих сотрудников и увольнять тех, кто не выполнил годовой план. Но так как зарплаты при этом на многих работах очень высокие - от желающих отбоя нет. Поэтому такой проблемы, как безработица, здесь тоже нет.
   Лена смогла без проблем отбить атаку нескольких хранителей правопорядка. А это значит, что они плохо справились с обязанностями. Семьям погибших выплатили денежную компенсацию, а выживших уволили.
   Но это не значит, что в данном городе поощряют самосуд и хаотичные убийства. На свое горе выжившие мужчины соврали начальству, рассказывая, что им попалась какая-то ведьма-соплячка со сломанными клинками. Они хотели сделать ставку на сверхъестественную сторону вопроса. Но начальник понял лишь одно: его сотрудники не справились с человеком без мечей.
   Лена же в помещении состроила умилительные глазки и продемонстрировала сломанное оружие. Показала, что убить им крайне сложно. И соврала, что справиться с нападавшими было непросто. Однако она красиво порубила предложенный манекен, показывая, что все-таки владеет боевой техникой. И так ее наняли на работу, выплатив предоплату в расчете на хорошее сотрудничество.
   - Правда, они дали эти деньги в долг. Чтобы я выковала себе новые клинки. Так бы, конечно, не дали ничего, - и она сладко потянулась, - я нашла того самого кузнеца. Он обещал выполнить мою просьбу вплоть до мелочей. Если справится - я буду дико счастлива. Люблю обновки. Как и любая другая женщина.
   - Стоп. То есть тебя наняли. Первое задание уже дали? Ты будешь его выполнять?
   - Сколько сложных вопросов разом, - тут же поползли ее уголки губ вниз, - конечно, задание уже дали. Сказали, что если я не выполню его сразу же после получения нового оружия - меня посадят.
   У Коли глаза стали вдвое больше. Девушка беспечно пожала плечами.
   - Здесь все работают под таким гнетом. Думаю, я привыкну.
   - Зачем привыкать? А съехать отсюда в дальнейшем не планируешь? Нам как бы друзей найти нужно...
   - Посмотрим. Я привыкла не загадывать, - серьезнее ответила Лена и как-то странно склонила голову на бок, - тем более, если мы хорошо тут заживем - то и возвращаться не нужно будет никуда.
   - Почему это... стоп. Мы? - казак все больше запутывался.
   А переменившийся взгляд Лены и вовсе поставил его в тупик. Девушка была явно не в себе и даже не заметила, как во время затянувшего молчания облизала губы. Но затем отвернулась и, как ни в чем не бывало, направилась ставить чайник.
   Ей этот короткий жест ничего не стоил, а вот Коля остался в крайнем смущении. Осмотрел свой внешний вид, нахмурился, остался жутко недоволен. Развернулся и отправился в душ.
   Они остатки вечера провели, как на автомате. Словно заведенные игрушки. А после раздельного сна даже не поняли, отчего вели себя так странно. Какое-то обоюдное помешательство.
  
   Клоны очень нервно отреагировали на присутствие Нины. Йорк немного изменил ее глаза, чтобы девушка не слепла на солнце. По сути, у нее появилось еще одно затемненное веко, которое выполняло роль очков. Нимфа выглядела странно и нелюдимо. Но, казалось, понимала, что происходит.
   - Иногда мне реально начинает казаться, что она не с нами, - вздохнула Зина, - больше похожа на нежить.
   - Но, тем не менее, она привязалась к нам и не убегает. Авось и разум там сохранился, - с надеждой проговорил Тим.
   - Возможно. Но я ее мыслей прочитать не могу, - заметил Игорь, - прям какая-то непробиваемая заслонка. Может быть, она вообще на человеческом языке теперь не думает?
   Ребята удивленно уставились на него. Юноша ответил встречным недоумением.
   - А вы никогда не задумывались, что не только люди разговаривает в уме на разных языках, но и у животных свои собственные мысли? И я не могу их прочитать, потому что не могу расшифровать, - с издевкой поинтересовался он.
   Вопрос был исчерпан и никто даже не захотел развивать тему. Они явно тупанули. Причем сильно.
   Консультанты долго мялись и с огромным сомнением пропустили ребят опять к головному мозгу. Было видно, что их охватил необоснованный страх. Догадывались, похоже, что может произойти.
   - Мы внутри. Что теперь? - шепнула Ира Игорю.
   - Они не разрешат нам разбудить друзей. Нужно их как-то выдворить, - проговорил он одними губами.
   К счастью, Ирина выучила этот язык. Ангелам порой приходится работать в абсолютной тишине.
   - Извините, но мне что-то стало нехорошо... - схватилась девушка за сердце и повисла на плечах консультанта, - проводите до выхода, пожалуйста...
   Парень удивился, но нехотя согласился исполнить ее просьбу. И тут... он вдруг понял, что не может сдвинуть ее с места! Откуда столько веса в крохотном тельце?
   - У меня очень тяжелые крылья, - слезно проговорила Ирина и уронила свои перья на голову девушки, - я так слаба... я их одна не дотащу.
   - Может быть, друзья тебе помогут? - попыталась возразить псевдо-Олеся.
   - Нет-нет-нет, - закачали те головами, - у Визгарда аллергия на женщин. Зина физически слаба. Йорк сегодня уже превращался в животных и выжег всю энергию. Ему нужен покой. А со своим крохотным ростом он не поможет.
   - Я могу попытаться что-то сделать, - выступил вперед с коварной улыбкой Тим.
   Он даже взялся за Ирину с огромным рвением, но пошатнулся и завалился вместе с нею на ребят. Образовалась такая куча-мала, от которой олененка невольно пробивало на хохот. Но нельзя было упускать время.
   - Давай. Быстренько, - шепнула она Нине и кивнула головой в сторону истощенных тел.
   Никто не знал, сработает ли их план. И как вообще нимфа должна подействовать на Олега? Он ведь не знает толком, что с нею произошло. Не сможет услышать ее голоса. Да и на друзей не реагировал раньше. Как они выйдут из ситуации?
   Девушка сперва обошла парня и заглянула в его лицо. Ее брови нахмурились, и задрожал подбородок. Что-то жалобное читалось в выражении бедняжки. Кажется, она помнила его и... очень скучала.
   - Нет-нет-нет! Не прикасайся к нему, адское отродье! - завопил вдруг консультанта, вытаскивая голову из-под чужих крыльев.
   Нина метнула в него злобные молнии и вновь обогнула старого друга стороной. Она положила перепончатую руку ему на плечо и нежно провела ею до самой макушки. Несмотря на измененную структуру кожи, прикосновение было очень искренним и трепетным. И впервые за последние дни лицо слепца переменилось, став каким-то иным...
   - Остановите ее, кто-нибудь! - завопила Олеся, - стража!
   - Олег, не дай Нине пропасть, - взмолился Игорь, подходя ближе, - я никогда раньше этого не делал. Но могу попытаться объединить ваши воспоминания.
   И он протянул руки одновременно к головам юноши и нимфы. Парень не знал, сколько времени займет этот ритуал и как именно его нужно проделывать. Но терять уже нечего.
   Ребята стали медленно продвигаться к выходу. Они уже слышали, как десятки ног спешат по лестницам на помощь. Дело становилось плохо. Ведь если клоны Олега и плохо клонируют друг друга, то Олеси точно могли как-то напортачить. А значит, пришло время защищаться... до последнего.
   Визгард заделал проход льдом. Однако взбешенные жители города были не безоружны. И они с такой скоростью стали пробивать себе путь, что конники занервничали.
   - Давай больше, - взмолилась Зина.
   - Я пытаюсь, - зарычал парень, - но эти гады проделывают туннель. У них хорошие инструменты. Может, убить их?
   - Не нужно! - возмутилась девочка.
   - Проклятый пацифист, - сощурился тот.
   - Я вырубила девушку, - радостно выкрикнула Ира, вставая на ноги.
   - Учись, женщина, - съязвил Визгард.
   - Замолчи, - дала ему подзатыльник олененок.
   - А что делать с этим? - скрутил руки клону Тимка, - он жутко сквернословит. Не натворит делов?
   - Если бы хотел - давно бы натворил, - покачал головой Йорк и подошел ближе, - скажи, псевдо-друг. Почему твой мозг не хочет просыпаться?
   - Он хочет, чтобы мы жили! - заскрипел тот зубами.
   - Неверный ответ, - улыбнулся Йорк на манер Петра, - попробуй еще раз.
   Тот почему-то испугался. Обманка прошла на ура! Тимка даже не мог полностью выразить свое восхищение блистательной актерской игрой друга. Йорк хорошо передавал интонации.
   - Я не знаю, - заплакал вдруг клон, - честно слово не знаю... только не трогай меня!
   - Бедненький мальчик. Чего же ты так испугался? Смерти или боли? - засюсюкал с издевкой юноша, погладив пленника по щеке.
   Друзья незаметно стали давиться от хохота. Им пришлось даже отвернуться, чтобы не палить контору. А Визгард с трудом стал справляться со своими обязанностями, то и дело, упуская из виду новые дыры в морозном укреплении.
   И тут лед треснул со страшным грохотом... все-таки из-за добротной шутки Йорка юноша дал осечку. И проход не просто пробили, а буквально прострелили чем-то! Время развлечений закончилось. Конники подскочили на месте, как ошпаренные.
   - Ого, - Игорь как раз вовремя отнял руки от голов друзей.
   Все воспоминания с обеих сторон проходили прямо через него. И парень увидел то, о чем до сих пор даже не догадывался...
   - Я не знал, что у вас все было настолько серьезно, - как будто извиняясь, пробормотал он, обращаясь к Олегу, - но с твоей стороны будет полным свинством дать ей погибнуть. Ты ведь сильно любил Нину. Не могу поверить, что при этом ты умудряешься всю жизнь причинять ей столько боли...
   Слепец больше не мог сдерживать эмоций. А слова Игоря окончательно его доконали.
   - Заткнись! Просто замолчи, идиот! - завопил вдруг он и одернул руку, которой держался за Олесю.
   И тут в толпе нападавших все ахнули. Женщины взглянули на себя и с криками рассеялись в воздухе. А следом за ними стали пропадать из реальности и мужчины.
   - Подействовало! - обрадовался Тимка.
   - Черт, - выругался Визгард, - а я-то уж планировал устроить тут...
   Он замолчал, наткнувшись на ядовитый взгляд Зины. И насупился, сложив руки вместе.
   Главный Олег открыл человеческие глаза и полной грудью мучительно вдохнул затхлый воздух. Он выглядел так, будто недавно вернулся с того света. Похоже, по ощущениям именно так и было.
   - Держу-держу-держу! - кинулся к завалившейся Олесе Тимка, обняв ее за плечи.
   Девушка дышала очень слабо и тихо. И вообще не приходила в себя. Но она точно была жива! И это вселяло надежду.
   - Я рад, что ты вернулся. Спасибо, - присел напротив Олега Игорь и взял его за руку, - мы поможем тебе вернуться. Не напрягайся.
   - Стой... - слабо шепнул парень и с трудом поднял голову, - где Нина? Я... хочу увидеть ее нормальными глазами.
   Друг не удивился этой просьбе, но промолчал. Затем чуть посторонился и позволил нимфе занять это место. Жуткое рыбоподобное создание дергано смотрело на Олега. Она больше не могла ни говорить, ни выражать полноценных эмоций. Голова дергалась периодически, как от болезни Паркинсона, а прекрасное некогда тело было изуродовано мутациями.
   - Ты меня понимаешь? - почему-то спросил юноша и с мольбой всмотрелся в ее глаза, - сделай что-нибудь, если понимаешь.
   Она отреагировала на его слова: нежно наклонилась и поцеловала в лоб, вытащив лицо из водной капсулы. Но парень взял девушку за запястье в этот момент и сам окунулся головой в ее аквариум. Это было так нежно и отвратительно одновременно, что часть ребят отвернулась, а часть наоборот умиленно улыбнулась.
   - Прекрасно. Пока оба были нормальные - не понимали друг друга. А теперь, когда оба стали чудиками, они идеально сошлись, - пробормотал Визгард.
   И получил одновременно два подзатыльника от Зины с Ирой. Выругался на тему злобных женщин и демонстративно вышел из помещения.
  

НАСТАВНИЧЕСТВО

  
   В отличие от других, Кира отдала душу до смерти. И поэтому теперь ей всегда было больно и плохо при жизни на земле. И вообще исчезла возможности вернуться или попасть в рай. Поэтому как будет желание - можно без зазрения совести самоубиться. Так ей дьявол объяснил.
   Днем еще муки были не особо ощутимы. А вот ночью вместо снов Кира видела ад. И пытки там настолько ужасные, что она стонала, кричала и корежилась в реальности. И Петя прижимал ее к себе, т.к. не мог уснуть от переживаний. И неизвестно, помогло ли ей это хоть немного. Но с каждым днем Кира все больше таяла на глазах.
   Однажды альбинос застал возлюбленную плачущей на полу. Он мгновенно оказался рядом и помог ей сесть. Девушка ничего не говорила, но после кратковременного кашля на руках осталась кровь...
   - Чехотка?! - в шоке выпалил он.
   - Не-а, - всхлипнула еще несколько раз Кира, - это все последствия. Меня об этом предупреждали. Он сказал, что я буду очень сильно мучиться. Много буду болеть. Но жить тоже буду долго... до сих пор я не понимала смысла его слов.
   Петя промолчал. Побледневшая обессиленная Кира выглядела такой хрупкой сейчас, что казалось, будто ее можно сдуть.
   - Надо было продаваться Петру, - отчаянно выпалила она, закрыв глаза, - было бы проще! И не так больно. За что мне все это? На что я подписалась?
   И она жалобно спрятала лицо в рубашке парня. Он прижимал ее к себе и становился все серьезнее. Почему-то мысли в голову совсем не шли. Ни слова помощи, ни поиск выхода из этого всего...
   Чтобы сильную властную Киру так сломали? В голове не укладывалось. Это просто невозможно.
   Похоже, девушка окончательно теряла жизненные ориентиры и не хотела ничего, кроме прекращения пыток. А ведь они только начались...
  
   - Я не убиваю демонов из-за какой-то души. Иначе ад опустеет, - возразил в тот самый день дьявол.
   - Из-за "какой-то души"? Они вам легко достаются что ли? - осмелела Кира.
   - Люди продаются и за меньшие желания. А твое несоизмеримо велико. Проси другое. Знай только, что отказаться ты уже не можешь. Если не выберешь просьбу - останешься ни с чем, - спокойно проговорил нечеловек.
   И так Кира поняла, что не сможет убить Петра. Но решила хотя бы испортить ему жизнь сполна. Дьявол пообещал отобрать силой души и травы у демона, чтобы отрезать ему путь на поверхность на целое столетие. А это то, ради чего Данталиан, собственно, всю эту игру и затеял.
   Только Сатана не желал заниматься этим лично. У него было достаточно других дел. Сказал лишь, что отправит за Петром несколько Высших. Пускай они с ним разбираются, если сил хватит. Все-таки у Данталиана собралась уже немалая армия, несмотря на то, что он считался не самым сильным и ужасным в аду.
   А вот когда это все произойдет - вообще неизвестно. И так "королева бумажек" ощутила через пару дней, что сильно продешевила. Но не спешить она не могла. А то, что в те минуты решалась вся ее судьба - об этом как-то не думалось. Слишком много всего случилось, что подавило разум и эмоции девушки. И она оступилась. И в этот раз - очень сильно.
  
   Возможно, ее порадовала бы мысль, что Петр тоже оступился. После убийства Киры он понял, что создал себе нового врага. Валькира хоть и злилась на нерадивого отца всю жизнь, но теперь у нее были все основания для того, чтобы сорваться с цепи.
   К тому же Кира была неплохим информатором... но в последнее время, похоже, она стала работать на два фронта. И это все так сильно усложнило, что демон оскалился в темноту. Нужно срочно менять план и наплевать на души. Сколько смог собрать - на том, похоже, придется остановиться. Остальных - просто убить. Чтобы не достались никому.
   Но жадность и нежелание мириться с неудачами заставило его все-таки и ухмыльнуться. Сдаться? Признать победу этих сопляков? Вот уж не повадно людям мнить себя выше и хитрее демонов.
   - Ну, уж нет... - прорычал Данталиан в сердцах, - хотите дать мне бой? Отлично. Сделаем это. Я заставлю вас просить пощады. Вы сами отдадите мне то, что нужно, когда я начну на ваших глазах убивать друзей и возлюбленных. Когда пущу коням кишки и почва пропитается чьей-то кровью. Вы еще пожалеете, что не сдались так просто. И никто вам не поможет. Ничто не дарует спасения.
   Он сконцентрировал в руках всю свою разрушительность и пустил глубокие трещины по грунту. Затем материк содрогнулся и в ближайшем городе начался настоящий кошмар...
  
   Лена получила свои новые клинки. Она носилась с ними, как маленькая девочка с куклами. Заглядывала в зеркало, гладила руками, обнимала ножны и целовала эфес.
   - Я, конечно, тоже люблю оружие. И забочусь о нем. И иногда даже разговариваю... - Коля неодобрительно проследил глазами за тем, как девушка в сотый раз метнулась от дивана до кухни в изящном выпаде, - но так себя вести непристойно. К тому же с мечами нельзя играть. Если уж достала - тогда руби.
   - Да-да-да, - девушка надрезала палец и спрятала лезвия на место, - кровью поделилась. Ничего не будет.
   Казак закатил глаза и продолжил полировать свои шашки. Эмо-кидка села напротив и стала взволнованно болтать ножками.
   - Первое задание. Ужас какой, - выдохнула она, - ты же мне поможешь? Или можно уже не поддерживать легенду?
   - Еще как нужно! - возмутился парень, - ты не понимаешь ее сути? Так ты вдвойне опасна. И враги будут подбирать неверную тактику, стараясь тебя убить. А это значит, что у нас больше шансов для выживания.
   - Ладно-ладно... - нахмурилась она, - просто так грустно, что я могу видеться с тобой лишь вечерами.
   - И ночами, - поправил он.
   - Ночами мы спим, - надула она губки, - врозь.
   Коля глянул на нее исподлобья. Лена не выражала стеснительности от сказанного, но задумалась. Это была не оговорка.
   - Предупреждаю сразу: намеков я не понимаю, - вновь вернулся к своим делам казак.
   - А я еще сама не решила, намек это или нет, - легко призналась девушка, - с одной стороны, мне нет смысла жеманиться, как подростку. И я говорю прямо, что с тобой готова пойти хоть на край земли. И ты больше мне, чем друг...
   И на этот моменте она трепетно замолчала. Глаза забегали по комнате, а пальцы сжали постельное белье.
   - Но с другой стороны, я не хочу больше замуж. Что если ты изменишься и тоже станешь жестоким ко мне? Начнешь избивать. И насиловать.
   Коля чуть не подавился от таких заявлений. Одно другого стоило. Он тяжело вздохнул и отложил оружие. Внимательно всмотрелся в лицо Лены.
   - И где твой стыд, женщина? - больше с насмешкой поинтересовался парень.
   - Давно пропал, - заманчиво шепнула она.
   - Я не ищу случайных встреч, - серьезно заявил Коля, - мне нужна именно жена. Боевая подруга. Спутница и мать моих будущих детей. Зачем мне интрижка на пару ночей?
   - Интрижка? - впервые Лена замялась, будто ее незаслуженно оскорбили, - я не это имела в виду.
   - Так говори прямо! - неожиданно повысил на нее голос казак.
   Девушка вздрогнула и сжалась. Теперь ей почему-то было страшно смотреть ему в глаза. Она и сама не могла объяснить этого. Но ее одновременно пугал и притягивал этот человек. Странное смешанное чувство.
   - Ты мне нравишься. Но я боюсь, - серьезнее проговорила Лена, не поднимая глаз, - я хочу уже полюбить кого-то. Но стоит мне подумать об этом - как внутри все сжимается. И чувства отравляются горьким опытом. Я не переживу такого опять. И вот что ты прикажешь мне делать, Коля?
   - Я сочувствую, - холодно заметил тот, - но ко мне это, похоже, никак не относится. Я тебе всего лишь нравлюсь.
   - Всего лишь? - возмутилась она.
   - Не перебивай, - поднял палец юноша, - лично ко мне у тебя любви нет. Чем же я тут помогу?
   - А у тебя ко мне вообще никаких чувств? - с замиранием сердца спросила она.
   Казак честно задумался, разглядывая ее со стороны. Но от самой этой неспешности Лене становилось только хуже. Она совсем поникла. И хотела уже уйти.
   - Я готов взять за тебя ответственность. Но это значит, что и ты должна повзрослеть и вести себя уже серьезнее.
   - Не поняла, - нахмурилась эмо-кидка, - расшифруй, пожалуйста.
   - Ты ведешь себя, как ребенок. И, боюсь, одна погибнешь. Или зачахнешь, что не намного лучше. Я знаю тебя давно. И не могу так просто бросить. Поэтому, если ты захочешь, я женюсь на тебе. И буду о тебе заботиться. Но ты должна понимать, что твой образ жизни изменится. Ты должна быть благочестивой. Нельзя позорить мужа. Работать придется наравне...
   - Ох, постой, - вдруг выставила вперед ручки девушка и привстала, - я не ребенок. И пытаюсь тебе это доказать уже несколько дней подряд.
   - Умение соблазнять мужчин - еще не признак взросления, - отстранил ее рукой Коля.
   - Возможно. Но я обещаю, что не разочарую тебя, - она все-таки медленно переползала на его кровать, заглядывая в глазки, - я могу стать самой преданной и верной женой. Честно-честно. Но сегодня действительно хочу немного другого.
   - Обычно парни склоняют девушек к постели, обещая свадьбу... - не удержался от колкости Коля, - а тут ты...
   - Нет-нет-нет, все совсем не так, - она обняла его голову руками, - я ни в коем случае не хотела тебя оскорбить. Просто я запуталась. И сейчас голова вообще не варит. Ты увидишь, что все мои слова были правдой. Но только сегодня не грузи, пожалуйста.
   Юноша хотел смерить ее укоризненным взглядом, но что-то внутри него переклинило. Вроде бы она не применяла гипноз, но слова застряли в горле.
   Страстная сторона натуры пересилила рассудительную, и эмоции вступили в свои права. Юноша перехватил девушку за плечи и толкнул на кровать. Грубее вцепился в тело и впился губами в плоть. И, казалось бы, именно этого она и добивалась...
   Однако как только они столкнулись глазами, Коля вдруг увидел напротив себя страх. Чистейший непередаваемый ужас. И вся она как будто окаменела, став безгранично несчастной и убитой.
   - Что? - удивился он.
   Лена бросила в воздух какие-то извинения и выскользнула из его рук. Кинулась сперва в сторону ванной, но на полпути остановилась. Подняла на место лямки, уперлась спиной в дверной косяк. Ее всю трясло и колотило. А дыхание все не получалось возвратить.
   - Вот этого я и боялась, - выдохнула девушка, пряча взгляд, - не прошло. Даже хуже стало...
   - Он бил тебя? - суровее спросил Коля.
   Непонятно почему, но внутри него стала расти клокочущая злость. Она пока еще не вырвалась наружу, но стала медленно подступать. Хотелось убить того человека, который так издевался над собственной женщиной.
   - Там много чего было, - проглотила она ком в горле, - я не хочу рассказывать подробности. Но иногда все заканчивалось так страшно...
   Она не сдержала эмоций и закрыла рот рукой. Лицо раскраснелось, а из глаз потекли слезы. Коля не спешил к ней подходить.
   - Он стал чудовищем. И любил женщинами владеть. А я была всего лишь любимой игрушкой. Заморским сувениром, - она как-то взяла себя в руки и подняла лицо, чтобы осушить ресницы, - и теперь вот я боюсь близости. И при этом хочу любви. Меня просто разрывает...
   - Любовь - это не только плотские утехи, - возмущенно подскочил Коля, - я об этом и говорил тебе только что.
   - Да, понимаю, но я хотела все проверить наверняка, - Лена грустно посмотрела на казака, - но кому нужна женщина, не способная исполнять супружеский долг?
   - Боже мой, какой бред, - юноша не сдержался от нежных эмоций и вновь обнял голову Лены одной рукой, - не бойся меня, не надо. Я обещаю больше никогда не причинять тебе зла. Только сама меня не провоцируй на это. Хорошо?
   - Не очень убедительно звучит, - тоскливо рассмеялась она.
   Но все же не отстранилась. Желание выпрыгнуть из окна уже немного уменьшилось. И девушка вновь могла смотреть в лицо казака.
   - Веришь ты или нет, но мне этого от тебя не нужно, - кивнул он в сторону кровати.
   - Не заметила, - с сомнением проговорила девушка.
   - А вот это я называю "спровоцировала", - любезно уточнил он.
   - Поняла, - она подняла лапки, - видишь? Я легко-обучаема. У меня есть шансы стать хорошей женой?
   - Их целое множество, - улыбнулся тот.
  
   Олеся все еще была слаба, но уже в сознании. Друзья сделали все необходимое, чтобы ребята из заточения стали снова походить на людей.
   - И как я на это подписалась? - бесцветным голосом вопрошала девушка, - помню только, что решение давалось тяжело. Но стоило мне остаться в полном одиночестве - и я поняла, что не выживу.
   - А как вы вообще попали сюда? Вы ведь так и не вышли из детского дома...
   - Да, в том-то и странность, - кивнула Олеся, - мы там застряли, не зная, где искать выход. И тут все стены поплыли... и стали будто бы жидкими. И затем нас будто бы обволокло этим бредом... а потом я моргнула и поняла, что мы находимся уже не в детдоме. А непонятно где! Какой-то грот, созданный природой из веток и мха. И мы вдвоем внутри него.
   Ребята вышли, осмотрелись. И не узнали этих мест. Олег-то сразу догадался, что это связано с расколом реальности и измерения. Но верилось в это с трудом.
   Пометавшись денек по окрестностям, ребята совсем отчаялись найти подмогу. Только коней своих повстречали, но следующий день верховой езды не прибавил оптимизма. Абсолютная пустошь. Как быть? Куда деваться?
   - Тогда у него впервые зародилась мысль остепениться. Когда он предложил мне такое существование - я была в ужасе, - и у Олеси даже нервные подергивания прошлись по лицу, - я очень долго не решалась.
   Поначалу они просто создали себе небольшую колонию, которая искала еду, рыбачила и выходила на охоту. Делать это клонами было проще и безопаснее. Оказывается, в округе ребят поджидали различные хищники и природные ловушки, от которых можно было запросто погибнуть. И так Олег потерял очень много своих личин. Но становился только сильнее.
   Оказывается, дар-проклятие играло важную роль в его мастерстве. Чем больше доза - тем лучше контроль над клонами. Тем больше человек может создать парень. Но при этом, чем больше клонов он делает - тем труднее охватить их всех. И тогда в системе включается механизм самоконтроля.
   То есть личины не имеют права не подчиняться главному мозгу, но если он в какой-то момент отвлекается от них - то те существуют согласно правилу выживания. Берегут себя.
   Но место оказалось еще и не безлюдным. Стены, которые ребята возвели, защищаясь от опасных зверей, пригодились и против незваных людишек. Уж сколько пиратов, кочевников и диких племен проносились по этим местам с боем. Просто не счесть. И Олег с Олесей приняли решение укрепляться.
   Но им нужна была не только защита. Связь с внешним миром тоже пригодилась. Отпускать клонов слишком далеко парень не мог. Но зато создал некоторые условия для путников, которые честно разносили потом весть о молодом городе по другим населенным пунктам.
   - Почему вы не бросили все и не уехали с кем-нибудь из торговцев? - удивились ребята.
   - Потому что я уже не могла прервать эту связь, - вздохнула Олеся, - а Олег не хотел рисковать. Его устраивал такой образ жизни. И он еще хоть что-то регулировал. А я прожила по факту овощем все это время. И страшнее всего мне стало, когда наши же клоны прогнали лошадей. Вот тогда я поняла, что мы не в безопасности.
   В это время Олег сидел на берегу моря и смотрел вдаль. Закат был красивым. Нина уплыла к стае решать какие-то свои животные проблемы. Инстинкты стали вытеснять человеческое сознание.
   - Я тут подумал, - не оборачиваясь, сказал он Тимке, - мне не понятно ради чего продолжать такое существование.
   - Ради близких, - ответил тот.
   - Самый близкий для меня человек теперь живет в море. Лучшее, что я могу - утопиться с нею вместе.
   - Она еще не до конца потеряла человечность. Не спеши с этим, - вздохнул друг.
   - А ведь я реально отталкивал ее раньше. Много грубил. Наверное, даже унижал. А она все возвращалась. Что за странная девчонка? Не понимаю этого.
   - Из вас двоих наиболее странным я бы назвал тебя, - хмыкнул Тим, - так упорно отвергать чужую любовь. Учитывая, что она тебе еще и не безразлична была.
   - У меня были на то веские причины, - Олег наконец-то обернулся, - ну а какие теперь планы у вас? Бежите на всех порах обратно к мамочке Кире? Зачем? Вы не задумывались над этим?
   - Задумывались, - ответил друг, - и пришли к выводу, что нужно завершить одно дельце. А затем отправляться на покой.
   - Вы решили завалить Петра? - криво усмехнулся Олег, - а вы не думали, что до покоя доживут не многие?
   - Если ты нам поможешь - шансы удвоятся...
   - Ни черта, - фыркнул тот, - и я не знаю, хочу ли вам помогать? Забирайте Олесю. А я останусь здесь. С моей новой прекрасной нимфой. Теперь у нас намного больше общего, чем раньше.
   - А что если она пойдет с нами? - напрягся друг.
   - Если вы решили использовать в своих корыстных целях мало соображающего мутанта - то я вас точно не прощу, - суровее проговорил Олег, - и тогда уж ни на что не надейтесь.
   Тим сдержанно промолчал. Ему было неприятно слышать подобное.
   - Дай мне поговорить, - вдруг окликнула его Ирина.
   Она оказалась тут так бесшумно, что ее не услышал никто из парней. Тим нехотя согласился и отправился к остальным друзьям. А ангелочек проследовала в воду мимо Олега и сделала там какой-то жест руками.
   - Это наш новый ритуал, - с улыбкой обернулась она к парню, - мы все еще сестры. Но жизнь стала другой.
   - Я слышал, ты умрешь, когда уничтожишь демона, - с нею он разговаривал явно спокойнее, - я из мыслей Нины это узнал. Когда Игорь соединил нас.
   - Так она все услышала и запомнила? - и лицо девушки стало грустнее, - да, я поначалу думала, что она ничего не соображает, и наговорила много лишнего. Но, мне кажется, она сейчас стала сильнее, чем раньше. И уже не тратит себя по пустякам.
   - Смерть сестры - это не пустяк, - вздохнул Олег.
   - Пожалуй, - кивнула Ирина, - но я чуть не сделала серьезную ошибку перед этим. До сих пор не могу себя простить. Я была слаба и сломлена. И почти продала душу демону. Разве такой поступок можно оправдать?
   И ее глаза стали такими жалобными, что даже юноше стало грустно. Он достал бритву и стал молча вдумчиво вырезать на руке узоры. Там и так уже не было места из-за множества рубцов.
   - У тебя хоть есть мотивация, - проговорил он позже, - а мне ничего не остается, как сдохнуть наркоманом. Не за что бороться.
   - Так хоть душу не продавай, - посоветовала девушка.
   - Что мне с этого? - фыркнул он, - ни холодно, ни жарко.
   - Тебе, возможно, уже и нечего терять. Хотя Нине ты снова сделаешь больно, - нахмурилась ангелочек, - а вот Петру прибавишь сил. И тогда нам всем не поздоровится.
   - Я уже разговаривал на эту тему с Тимом...
   - Нина идет с нами, - вдруг оборвала его Ира.
   Взгляд Олега стал острее. Он так недобро взглянул на девушку, что ранее она бы даже испугалась. Но сейчас только уверенность читалась в ее глазах.
   - Она сама этого захотела, - добавила ангелочек.
   - Что-то я такого в ее мыслях не читал, - саркастически проговорил парень.
   - А все ли ее мысли ты читал? - склонила голову на бок Ирина, - ты знаешь, про нашу с нею первую ссору? Или про ее лучший подарок? Или чего она всегда хотела на самом деле? Ты ничего о ней не знаешь.
   - Зато ты знаешь, чего хочет эта рыба! - взмахнул рукой Олег, - это больше не твоя прежняя сестра.
   - Я тоже теперь другая, - холодом ответила девушка, - и не называй Нину рыбой. Хоть она и переменилась, она по-прежнему хочет быть с нами. И искренне хотела помочь тебе тогда. Если желаешь - поставь ее перед выбором. Глянем, что перевесит.
   - Ой, да валите вы... на все четыре стороны! Я и один неплохо проживу последние дни жизни, - и он даже странно недобро рассмеялся.
   - Зря ты так. Ради тебя многие из нас тоже рисковали, - Ирина бросила последний взгляд на воду, - я думала, что мы всегда останемся друзьями.
   - Ты хотела продать душу Петру. Так ты выражаешь свою любовь друзьям? - съязвил Олег.
   - А ты ему служил! - выпалила, наконец, Ира, - разве это не гнусно? Каждый из нас может найти себе оправдание. Приятно жалеть свою горе-судьбинушку, сложить лапки и сдохнуть, как лягушка в кувшине с молоком. Да и вспомни, кстати... кто довел тебя до этого состояния? М?
   И она не стала дожидаться ответа. Размяла крылья и ушла. У парня не было никакого желания вдаваться сейчас в самоанализ. Он просто продолжил сидеть на месте и смотреть вперед.
  
   Лена шла по городу к назначенному месту. Клинки жаждали крови, но сама она еще сомневалась. Нападать на людей первой было неуютно. И неприятно.
   "Так, это преступник, - судорожно вздохнула она, - вор, тунеядец и маньяк". Настроив себя на нужный лад, девушка потерла руки друг о друга. Главное сделать все быстро, чтобы не успеть одуматься.
   - Эй, Карзи! - окликнула она какого-то мужичка, - давно долги выплачивал?
   Тот не стал долго разбираться и кинулся наутек. Значит, она угадала. Девушка вырвала из ножен один меч... и незнакомец рухнул. Лена в ступоре, люди в шоке, клиент мертв.
   - Вы большая молодец. Так быстро с этим справились, - похвалил ее начальник в департаменте, - я списываю с вас денежный долг, который давал за клинки. Следующую зарплату получите уже деньгами.
   Эмо-кидка сидела с отрешенным видом, как школьница перед строгим учителем. Она кивала, соглашалась и постоянно посматривала на часы. До вечера еще далеко.
   - Мне сегодня нездоровится. Можно завтра выполнить следующий заказ? - жалобно поинтересовалась она, - да и оружие почистить надо.
   К счастью, ей позволили это сделать. "Он и вправду мастерски поддерживает легенду, - на ходу думала Лена, стараясь избегать многолюдных улочек, - я даже не успела ничего предпринять. И почему его рука не дрогнула, в отличие от моей?". Эмо-кидка начала постепенно осознавать, что она бы точно накосячила с тем человеком. Потому что была не уверена, хочет ли его убивать, да еще и у всех на глазах...
   Но лавры достались ей. И легенды о новой наемнице медленно поползли по улицам. Лена ощутила, что хочет проветриться и отправилась на конюшню за Тайгой.
   Но как только она вошла в приятно пахнущие лошадьми коридоры, ее глаз выцепил что-то странное. Как будто кто-то шмыгал тут и там.
   - А это воры, наверное, опять нагрянули, - разъяренно повысил голос конюх, - но хорошо, что теперь с нами вы, наемница. Уж невидимый танцор справится с этими шавками.
   - Невидимый танцор? Это меня так прозвали? - была польщена эмо-кидка.
   Тот утвердительно кивнул и гаркнул помощников, чтобы следили за животными тщательнее. Лена поняла, что выехать сегодня ей не дадут. Дела, работа, ответственность.
   Она стала патрулировать конюшню изнутри, честно заглядывая в каждый денник. Кони здесь были разные: породистые, дворняжки, красавцы и замухрышки. Чего только не увидишь!
   Душа конника заставила ее отвлечься от прямых обязанностей и Лена решила перетрогать всех животных здесь. Ей нравилось вспоминать себя ребенком, когда все только началось...
   И вместе с грустью вернулась реальность. Все это было в прошлом. И очень давно. И новая жизнь уже не несла такого позитива. Черти что! Куда они все катятся?
   - *** вот это сюрприз! - выпалил кто-то сзади.
   Девушка на рефлексах едва не вытащила клинки. Но что-то в последний момент остановило ее. Лена развернулась и увидела знакомую рожу.
   - Вот уж никогда не думала, что обрадуюсь тебе! - взвизгнула эмо-кидка и бросилась на шею Диме, - как ты здесь оказался? Как твои дела?
   - Сейчас мои тени своруют пару лошадей, и я расскажу, - подмигнул ей парень.
   - Что?! - Лена отпрянула, - но я должна их за это убить.
   - А, так ты типа ментом тут теперь работаешь? Ясно-ясно, - с издевкой надул он губки.
   - У меня все сложно. Это единственное, чем я могу зарабатывать, - пожала она плечами виновато.
   - Так и я по-другому не могу, - он рассмеялся и хлопнул в ладоши, - прикрой, девочка.
   - Нет! - возмутилась вновь она, - нельзя так поступать!
   - Тогда заколи меня на глазах у тех оболтусов, - ткнул он пальцем на выход, - только дай потом сбежать. Конспирация и все такое. Отвлечем внимание и текать! Ну, что скажешь?
   - Это преступление...
   - Другого я и не ждал, - вновь рассмеялся Дима, - только войди в мое положение. Эти лошадки здесь несчастны. Я со своими тенями краду их во имя спасения...
   И он состроил такие милые глазки, от которых таяло сердце. Но при этом тараторил и двигался так быстро, что у Лены голова пошла кругом.
   - Эй, кто здесь? Это тот самый вор? Держите его! - заорали на входе конюхи.
   Лена не знала, почему решила пойти на поводу у старого друга. Но она с невозмутимым лицом достала клинок, демонстративно пронзила Диму, после чего он разыграл целый спектакль и хромой походкой выскочил через второй вход.
   Преследование кинулось за ним, но, как и полагалось, никого не поймали. А в это время с улицы кто-то завопил о том, что несколько лошадей убежали. Эмо-кидка совсем растерялась и бросилась туда. Пронаблюдала, куда несутся лошади и вскоре выдвинулась в их направлении верхом на Тайге.
   Через несколько километров, она увидела смеющегося Диму. Он стоял прямо посреди поля и хлопал ей в ладоши.
   - Это было нечестно, - насупилась девушка, спешившись рядом со скалящимся Хватом, - ты вообще не меняешься.
   - Благодарю, - кивнул тот, - только немного взрослею. Знакомься, это мое пристанище.
   И он широко раскинул рук. А вокруг пустота и голые поля. Девушка смерила его убийственным взглядом, будто разговаривала с дурачком.
   - Не спеши серчать, - подмигнул ей юноша, - просто мы хорошо скрываемся. Коней уже отправили новым покупателям. А тебя я проведу в свое убежище.
   - Стой-стой-стой, ты же говорил, что вы спасаете лошадей... - возмутилась Лена.
   - А ты серьезно поверила? - он расхохотался еще громче, - ты наивнее, чем прежде. Какая прелесть.
   - А ты козел, - обиделась она.
   - Всегда пожалуйста, - парировал парень и подошел к невысокому бугорку.
   Постучал в него ногой три раза и стал ждать. В полу открылась широкая крышка. Два мелких пацаненка кое-как поднимали ее на плечах. Они недобро рассматривали Лену, но Дима заверил их, что это лучший гость.
   Затем он взял под уздцы Хвата и спустился куда-то вниз. Эмо-кидка подошла к открывшемуся краю и увидела довольно крупный и пологий спуск, куда реально было протолкнуть целый табун лошадей. Любопытство взяло верх, и она сунулась следом. Тайга безропотно позволила затащить себя в неизвестный подвал.
   А внизу было шикарно! Настолько широкие и светлые катакомбы, что здесь и жить было приятно. Похоже, именно этим и занимался цыган с множеством шмыгающих подростков.
   - Кто это? - удивленно созерцала их Лена.
   - Мои тени, - с гордостью хлопнул себя в грудь Дима, - мои воспитанники. Все либо сироты, либо бродяги. Я собирал их по всем окрестностям и стал учить своему ремеслу. Опыт моего учителя Коли подсказал, что нельзя отказываться от таких детей. Они еще найдут себя в жизни.
   - Звучит благородно, но ты растишь преступников, - вздохнула девушка, - и учишь их выживать лишь преступными путями.
   - Уж как умею, - беспечно пожал тот плечами, - но зато у нас семья. Даже табор. Я всю жизнь об этом мечтал. И чтоб все было по-моему!
   И он радостно потянулся, будто жизнь наконец-то наладилась. "Хоть кто-то счастлив", - грустно улыбнулась Лена.
   - Так Коля здесь? - с нетерпением решил уточнить цыган.
   - Конечно. Он всегда рядом со мной. Но это большой секрет, - шепнула ему на ухо Лена.
   - Но почему хотя бы ради меня он не появится? - удивился тот.
   - На это есть веские причины, - сладко пропела она, покачав пальчиком.
   Было видно, что Дима немного расстроился. Но эмо-кидка и так рассказала ему слишком много. Просто не смогла скрыть сей приятный факт от старого друга.
   - Ладно, сейчас зайдем в одно надежное место и ты расскажешь о своем житие-бытие, - вернул себе самообладание цыган, - сюда!
   И он без спроса втолкнул девушку в стену. Когда она оклемалась, то увидела, что была заперта в комнате с четырьмя стенами. И ни одной двери!
   - Где я? - испугалась Лена.
   - Это моя комната уединения, - блаженно проговорил цыган, влезая следом, - не бойся, Тайгу не своруют. Меня тут уважают. Их с Хватом поставят в стойла.
   - Очень на это надеюсь, - пригрозила ему эмо-кидка.
   Но юноша лишь с улыбкой пожал плечами. Да и сбежать отсюда без него не удастся.
   - В почве есть множество крохотных дырочек с помощью которых сюда прорывается свет, - зачем-то пояснил он, подняв палец, - снаружи никто не заподозрит наличие здесь подземного города. А у нас есть воздух, убежище и тепло. Прелестное место, не так ли? Можете переселиться сюда с Колей.
   - Я должна все обдумать, - нервно заметила Лена, - я действительно не могу бросить работу. И жить воровством тоже не хочу.
   - Жаль, - расстроился Дима.
   - Неужели ты думал, что сможешь меня переубедить? - грустно улыбнулась Лена.
   - Но разве убивать людей по приказу ментов лучше? - усомнился он.
   - Это не обсуждается, - нахмурилась она.
   - Странно. А я думал, что мы как раз ведем беседу об этом. Но раз ты не хочешь - я не настаиваю, - развел тот руками, - и о чем поговорим? Как дела у остальных? Ты встречала кого-нибудь?
   Девушка отрицательно покачала головой и со вздохом присела на кровать. Она долго избегала разговоров о будущем и прошлом. Попыталась зажить с Колей, как будто им никуда не надо спешить. Однако реальность непрошено ворвалась в ее сердце вместе с появлением Димы.
   Совесть вновь очнулась и начала грызть девушку, утверждая, что нехорошо бросать своих. И самое странное, что в этот день даже Дима радостно разглагольствовал о том, как остальные ребята будут им гордиться! Как похвалит Коля за то, что он растит прекрасных детей. И звучали из уст цыгана одни планы-планы и планы, в которые он постоянно вписывал друзей.
   А Лена чувствовала себя эгоистичной негодяйкой и поникла. Воспоминания начали ее душить.
  

КАТЯ

   Сначала шум, крики, адский камнепад... девушка бросилась вперед, не думая ни о логике, ни о себе. Ужасная боль, собственная кровь перед глазами и тишина. Абсолютная звенящая тишина. Как будто все вымерли.
   Панкуша подняла глаза и не увидела никого из конников. А вокруг все те же декорации. Куда они пропали? Что стало? Словно под землю провалились.
   Катя с трудом перевалилась на землю и сжала зубы от жжения в спине. Будто ее резали там, а затем солью посыпали. Терпеть сложно, но возможно. К тому же это помогало хоть немного отвлечься от тяжелого осознания... что рядом лежит труп Оли.
   Девушка сначала долго смотрела на нее, пытаясь увидеть хоть малейшие признаки жизни. Но знала, что чуда не будет. Сжала пальцами нож, выпавший во время всей это вакханалии, и заставила себя сесть на колени.
   Катя вонзила его в почву и провела глубокую полосу. Что она делала - сама не понимала. Но продолжала так копать своим коротким оружием, как саперной лопаткой. И делала это до самого вечера, пока окончательно не выдохлась. В голове не было никаких целей и желаний. Она просто отрубилась. А затем очнулась ближе к утру и продолжила копать.
   Доделать яму за сутки было нереально. И голод взял верх над прочими потребностями. Девушка, как в бреду, привстала и поплелась вперед. Что там ее ждало?
   Обернулась. Отходить от Оли надолго не хотелось. Что если на запах сбегутся лесные звери?
   - Катя! - услышала она знакомый голос, - она жива, Барон! Давай сюда!
   Девушку обогнули две крупных лошади и встали спереди. Родной жеребец немедленно ткнулся носом в обессиленное тело хозяйки, а Вальс остался чуть поодаль.
   - Ты видел, что произошло? - бесцветным голосом спросила панкуша.
   - Ничего не понял, - поник тот, - и случилось что-то такое, что отбросило нас назад. Мы боялись, что ты погибла.
   - Ясно, - хмуро подытожила девушка, - мне нужна еда. Нужно докопать могилу.
   Вальс трагично опустил голову на это. Но затем как-то взял себя в руки (в копыта) и вызвался помочь. Все-таки у него пострашнее сила будет, чем у Барона. Поэтому рыжий конь немедленно развернулся и ускакал.
   Пока он охотился, Барон кружил вокруг Кати и защищал ее от диких животных. Девушка продолжала заниматься своим изматывающим отчаянным делом, и так прошло полдня. Через некоторое время вернулся рыжий жеребец с убитым подпаленным бараном в зубах. Девушка удивленно воззрилась на него.
   - Уже даже немного зажаренный, - хмыкнул тот, - он отбился от отары. Я не виноват...
   Но Кате было уже пофигу. Она так жадно впилась зубами в почерневшую тушку, что кони невольно взглотнули. Затем переглянулись и отправились есть траву.
   Девушка думала, что от полусырого мяса ее желудок взвоет. Но он наоборот довольно урчал, придавая сил. И через двое суток (в сумме) могила была готова. Олю похоронили в абсолютной тишине без лишних слез и глупых воспоминаний. Затем Катя кое-как распрямилась и осмотрелась, будто бы впервые. До сих пор она старалась не поднимать головы.
   "А она неплохо держится для человека, потерявшего лучшего друга, - задумчиво наблюдал за нею издалека Петр, - как жаль, что не удалось избавиться от коней. Они не подпустят меня к ней". Тут он был довольно осторожен.
   Прикинул, что будет, если все же убить животных-защитников? И пришел к выводу, что Катю это не сломит. Она относилась к такому типу людей, которые от печалей становятся только крепче. И даже немного безумнее.
   - Я знаю, что нужно делать, - недобро проговорил демон в пустоту, - таких, как ты нужно брать измором. Доводить до такого состояния, когда уже пропадает смысл жить дальше. А для этого нужно лишиться надежды. Единственная человеческая черта, которая очень сильно мне мешает.
   И он исчез исполнять задуманное. Никто даже не заметил этого. Как и его присутствия.
   - Черт, ребята, я не могу ездить верхом, - вынесла сама себе вердикт панкуша и мучительно сползла с Барона на землю, - моя спина... мой позвоночник. Не знаю, что именно я повредила, но все тело будто деревянное. А когда перехожу на рысь - ноги отнимаются. Мне даже шагом передвигаться тяжело.
   И она мучительно присела, пытаясь прийти в себя. Голова кружилась и гудела. Внутри все вопило от подступившего к горлу кома. Такое ощущение, что панкуша заработала одновременно сотрясение мозга и повредила центральную нервную систему. То и дело конечности отказывались работать, как полагается.
   Жеребцы смотрели на нее обреченно. Причем Вальс еще и громко возмущался, пытаясь отыскать причину слабости девушки. Но, несмотря на его способность профессионально определять серьезность травм, конь все-таки не был медиком. И хотя он заверил Катю, что с ее ранами можно жить, девушку словно затягивало в пучину. Она уже не пыталась трепыхаться.
   - Я могу добраться до Бойцева, но, сколько времени это займет? Мы ехали галопом почти два часа, - девушка прикинула, что пехом на отказывающих ногах ей понадобится неделя.
   - Да уж. Детдом поближе будет, - хмуро заметил рыжий жеребец.
   Катя смерила его недовольным взглядом. Понимал, ведь, что это глупая затея. Ее там или сразу прикончат. Или медленно, да с удовольствием. Либо вообще превратят в мутанта.
   - Я пока еще не настолько распрощалась с жаждой жизни, чтобы вот так сдаться, - тихо проговорила панкуша.
   - Ладно. И что ты предлагаешь? - поинтересовался Вальс.
   - Мои раны не смертельны. Это ты верно подметил. Но идти в моем состоянии в Бойцева тоже не имеет смысла. Там нет нормальных врачей. Да и деньги все остались у Киры. Тогда остается лишь одно: восстановиться здесь.
   - Ты хочешь остаться? - удивился конь, - прям вот посреди леса?
   - Да, а что? Боишься, что тебя волки загрызут? - подколола его девушка.
   - Я просто не хочу становиться твоим личным рабом, - нахмурился тот, - и вообще... я не желаю оставаться в том месте, где все напоминает мне об... о человеке, которого я не смог защитить.
   - Поверь, Вась, мне не намного лучше, - Катя заставила себя встать, - но нужно держаться вместе. Помоги мне, пока заживают раны. Как только я смогу опять ездить верхом - мы расстанемся, не глядя.
   - Что ж. Ладно. Но это одолжение только ради Оли. Не будь ты ее подругой - бросил бы умирать здесь, - и рыжий жеребец гордо развернулся, отправляясь за новыми баранами.
   Девушка с благодарностью взглянула на Барона после этого разговора. Как хорошо, что хотя бы он не хотел ее покинуть. Остаться одной посреди леса в ее состоянии было равносильно смерти.
  
   Прошло довольно много времени. Девушка сбилась со счета и перестала определять, сколько дней уже находилась посреди леса. Чего только им втроем не приходилось здесь пережить!
   Однако такой образ жизни не мог остаться незамеченным. Ведь Вальс выполнял много грязной работы ради панкуши. Воровал, калечил, убивал скот. И по местным деревням поползли слухи, что в лесу завелся оборотень, который является в облике коня-убийцы в деревню, готовый уничтожать и жрать все живое. А затем прячется где-нибудь в облике человека, наслаждаясь чужим горем.
   Вот на Катю и вышли местные охотники, следуя по следам Вальса. Коня поблизости они не обнаружили и еще больше убедились в правоте легенды, когда обнаружили человека. Стали следить за девушкой, как за дичью. Планировали убить ее незаметно и пригласили самого меткого охотник в округе.
   Панкуша к этому моменту была еле живой. Нездоровая пища, нехватка воды и комфорта сильно сказывались на ней. Да еще и состояние здоровья продолжало ухудшаться. То ли девушка себя щадила, отчего перестала разминать мышцы, боясь боли. То ли травмы были серьезнее, чем казалось в первый день. Так продолжаться больше не могло...
   И тут одним смертельным выстрелом пуля настигла ее сердце. Катя не успела ни подумать, за что люди так жестоко поступили с нею, ни что-либо предпринять. И сразу после выстрела в небо взлетели птицы, оповещая просторы о случившемся несчастье. И все было бы кончено так просто, если бы не случайное стечение обстоятельств.
   Неожиданно сработала способность панкуши к предсказаниям. Только вот она отпрыгнула в сторону от выстрела с таким рвением, будто до сих пор не страдала от слабости и боли. Затем резко вскочила на ноги и кинулась в сторону снайпера с удивительной прытью, какой никто не ожидал.
   В Катю словно бес вселился. Она походила на разъяренного барса и одним ловким движением вонзила нож в горло потенциального убийцы. Здесь же она увидела еще несколько врагов и схватила огнестрельное оружие в руки.
   После нескольких выстрелов ноги охотников подкосились. Но неподалеку послышались голоса тех, кто кинулся к машинам. Панкуша бросила оружие, превратила руки в лезвия и нагнала незадачливых чужаков через пару десятков метров. А когда все окончательно стихло, и она настигла брошенную машину охотников - то невзначай оступилась и почему-то больше не могла подняться.
   - Черт, как это понимать? - зарычала девушка в пол.
   Мышцы разом свела судорога. Катя уже давно не давала себе таких нагрузок. Да, если честно сказать - то вообще никогда не давала. И тут она вскинула голову.
   - Что я здесь делаю? - будто разом два человека закричало в ужасе.
   И они услышали друг друга. Но не могли увидеть. И девушка крутила по сторонам головой, не веря, что попала сюда в бессознательном состоянии.
   - Какого черта? - выругалась она и скользнула глазами по зеркалу машины.
   И тут в ее голове послышался визг. Как от испуга или шока. И сама Катя готова была кричать, но вместо этого только схватилась руками за зеркало и со сдавленным стоном провела ладонью по лицу.
   - Как это? Что это значит? - девушка вцепилась в волосы и попробовала их на крепость, - как я здесь оказалась?
   - Ырынга?! - недоуменно выпалила Катя.
   - Почему я в твоем теле? - закричала в исступлении воительница.
   Они обе помнили, что Ырынга мертва. Но вот она здесь! И даже сама не поняла, как смогла вселиться в другого человека. Что за злая насмешка судьбы?
   - Это нереально, это невозможно, - забормотали девушки наперебой, оглядываясь по сторонам, - что происходит?
   И в панике они упали на землю, давая уставшим ногам отдых. Все тело трясло и колотило. И воительница сильно из-за этого переживала: "Совсем не в форме. Это надо ж было так себя запустить? Сейчас это мясо - хорошая мишень. И я ничем не помогу ему".
   Катя думала немного о другом. Она привыкала к новым непривычным ощущениям. Тем более что в ее голове сидел не абы кто, а бывший враг. Профессиональная убийца. Катя слышала рассказы друзей о том, что их воительница оказалась бывшей богиней. Но ведь духи не могут вселяться в чужие тела! Да и убил Ырынгу вроде Петр в теле Пети... как она вернулась? Почему не рассеялась в пространстве подобно погибшим Игорю и Кате?
   Но лишние вопросы пришлось отбросить на некоторое время. А с той мыслью, что теперь они как-то связаны, им обеим пришлось смириться. И через некоторое время девушка вновь поднялась и взглянула на себя в зеркало.
   - Я не верю, не верю в это, - опять трогала она свое лицо, - почему так произошло? Почему именно ты?
   Но ответов они все не находили. И после нескольких минут чистой истерики, Ырынга наконец-то исчезла. Также неожиданно, как и появилась. А Катя осталась одна среди трупов. Не помнящая, как смогла натворить такой погром. Ей было страшно. Пожалуй, намного страшнее, чем раньше.
  
   Когда кони отыскали Катю, она валялась на земле и пыталась уснуть. Она так никуда и не ушла от злополучной машины. Вальс был в шоке.
   - Кто это сделал? - потерял он дар речи.
   - Если бы я знала правду... - просипела панкуша.
   - Значит, нужно уходить, - серьезнее заявил жеребец, - вставай быстро! Ты не ранена?
   - Нет, - она напряглась, но тут же обмякла, - слишком большая перегрузка была. Я не встану.
   - Что за детский сад? - зарычал на нее конь.
   Но путь ему преградил Барон, не позволяя подобраться ближе к хозяйке. Рыжий конь ответил недобрым оскалом, однако в драку не полез.
   - Вы не поверите. Но здесь была Ырынга, - наконец, выдавила из себя панкуша.
   Вальс уставился на нее в непередаваемом недоумении. В его глазах вспыхнули попеременно ярость и недоверие.
   - Где? - только и спросил он, - где эта предательница? Ты ведь говорила, что Петр ее прикончил.
   - Ты убьешь меня, если я скажу, - и она сипло усмехнулась, - а впрочем, это неплохой исход. Она была в моем теле.
   - Невозможно, - выдохнул конь.
   - Я тоже так думала. И до сих пор хочу верить, что это был бред. Но это она сделала то, что ты видишь вокруг. Я на такое не способна... правда, после такой атаки я действительно ни на что не годна. Мое тело долго отдыхало. И тут сразу столько всего...
   - Что ж. Пронаблюдаем, - тихо пророкотал Вальс, - если то, что ты говоришь, правда - возможно, тебя и вправду лучше будет устранить.
   - О, спасибо, друг. Я знала, что на тебя можно положиться! - с усилием показала ему большой палец девушка, - но сейчас я все-таки хочу еще полежать.
   Прошло несколько часов, пока панкуша не нашла в себе силы, чтобы подняться. События этого дня казались ей не меньшим бредом, чем все то, что происходило с нею в этом месяце в принципе.
   Но на следующие сутки, когда Катя вернулась к грузовику, чтобы его обшарить, ее вновь посетило странное чувство. На свой страх и риск, с содроганием, девушка подошла к зеркалу... и не увидела там никого чужого. В голове тоже тишина. Видимо, это уже паранойя.
   - И снова мы здесь. Видно, это место вдохновляет кое-кого на жажду крови, - все-таки испортил настроение знакомый тон.
   - Выбирайся из моей головы! - вскрикнула в ужасе Катя, пятясь неизвестно куда.
   - Да я бы с радостью. Но сама не понимаю, как так вышло, - хмыкнула та.
   - Черт-черт-черт, - сдавила голову руками панкуша, - у меня такого не было никогда. Кажется, я получала удар по голове. Неужели последствия?
   - Оу, что с рукой? - вдруг вышла из повиновения левая кисть Кати, - сквозное ранение? Ты понимаешь, что у тебя заражение крови может начаться? Пошли, найдем аптечку. Там наверняка есть, чем поживиться.
   - Нет-нет-нет! - затараторила панкуша, но ноги тоже вышли из-под контроля, - верни мне мое тело!
   - Если ты сама довела его до такого состояния, а мне предстоит в этом жить - то я не собираюсь ждать, когда ты сгниешь заживо, - проворчала Ырынга.
   - Но, тем не менее, - Кате удалось затормозить, - я здесь главная!
   - Ты слишком слаба, чтобы долго мне сопротивляться, - усмехнулась воительница.
   - Что ж ты за дух такой? - рыкнула панкуша, - а перед лицом не можешь появиться?
   - Вот вроде не могу. Извиняйте, - Ырынга вновь вырвала из ее рук контроль и достала из машины аптечку, - сначала лечение, а потом - задушевные беседы.
   - Я уговорю Вальса меня прикончить, - закатила глаза Катя, - благо, голосом ты не целиком владеешь.
   - Серьезно? - умилилась та, - я не слышу уверенности в твоих интонациях. И твой мозг передо мной, как на ладони. Ты не хочешь смерти.
   - Больно умная. Много ты понимаешь, - и в душе девушки стала разрастаться злость, - маньячка! Ты... чуть не убила Визгарда!
   - Так он жив? - удивился голос, - в кои-то веки я сильно схалтурила.
   - Мне это надоело! - Катя вновь вырвалась из-под чужого контроля и вцепилась обеими руками в нож, направив его в свое горло, - либо ты уходишь, либо я...
   - Я даже не буду пытаться тебя остановить, - язвительно проговорила та, - зачем ты постоянно врешь себе? Вот сколько мы знакомы - столько и самообманываешься. Если любимый Визгард живой - почему ты хочешь умереть?
   - Чтобы прекратить твое существование, - коварно прошипела девушка.
   - А что если я вновь возрожусь в чужом теле? - и Ырынга медленно стала уводить нож в сторону, - послушай, если без шуток - то я не желаю тебе сейчас зла. Впервые, наверное. Я хочу поговорить. Обсудить кое-что. Ты выслушаешь меня?
   - Не хочу даже знать тебя...
   - Это я уже поняла. Но повзрослей, Кать! Хватит слепо швыряться на всех по старой памяти, кто насолил тебе однажды. Петр предал меня. И я поздно осознала, как сильно ошибалась в вас.
   - Стоп, - вдруг охнула Катя, - мне говорили, что если боги убивали друг друга - то это навсегда. Ты ведь навсегда устранила Игоря...
   - Вот только не нужно углубляться в мое темное прошлое! - с угрозой прошипела воительница.
   - А ты еще меня ребенком обзывала, - злорадно усмехнулась панкуша, - я вот к чему это говорю. По логике, тебя не должно было существовать больше. Да и Визгард надежно тебя заточила в лед вроде бы еще раньше.
   - Хочешь знать, как я дожила до ваших времен? Я расскажу тебе, если это поможет разгадать загадку моего второго возрождения. Авось, мы также поймем, как отделиться от твоего тела. Я тоже не горю желанием засиживаться в тушке бывшего врага.
   И девушки наконец-то сошлись во мнениях. Уселись на землю возле колеса и стали общаться. Ырынга рассказала Кате то, чего та не знала. И постепенно в их головах стала складываться общая картина.
   - У меня есть подозрение, почему я оказалась здесь, - вдруг проговорила воительница, - в последние секунды жизни я вспоминала свою возлюбленную. И звала ее по имени. Могло ли произойти такое, что я как бы завещала свою душу тебе по ошибке?
   - Бред какой-то... - пробормотала девушка.
   - Да, понимаю. Звучит странно. Но мало ли?
   - А что испытывают боги, когда их атакуют люди?
   - Боль. Но не более. Хотя все равно странно. Я точно помню, что умирала. Но я не знаю, каким мечом меня убили: Петиным или демоническим? Оба варианта исключают такой исход, какой мы видим сейчас.
   - Да уж, жесть какая-то, - безнадежно бросила перед собой камушек Катя, - ничего не понятно и уже пофигу. Что будем дальше делать-то? Жить с тобой вместе я не хочу.
   - Умирать тоже не хочешь, - напомнила ей богиня.
   - Ты задрала, - огрызнулась панкуша, - хватит делать вид, что видишь меня насквозь.
   - А так и есть. Я знаю вас лучше, чем вы меня.
   - Может быть, как-нибудь удастся найти твоего человека и пересадить тебя в него? - вдруг загорелась надежда в душе Кати, - точно! Мне нужно всего лишь отыскать на земле вторую Ырынгу. Она наверняка где-то родилась, но просто не дошла до нашей конюшни. И как я раньше не догадалась?
   - Кхм, не выйдет, - почему-то уверенно заявила воительница.
   - В смысле? - нахмурилась Катя, - откуда тебе знать?
   - Потому что я уже встречалась с нею, - и какая-то маньячная нега растеклась внутри, - это была обыкновенная деревенская девочка. Я выследила ее сразу после возрождения. По наводке Петра. Убила. И выбросила тело в овраг, чтобы никто не нашел. Возможно, ее обглоданные кости до сих пор лежат там.
   Панкуша не знала, что и ответить. Будь призрак перед нею - давно бы бросилась вперед, чтобы в рожу хотя бы раз дать. Но здесь-то... только себя по челюсти мутузить. В такие моменты хочется научиться буквально пальцами до мозга доставать, чтобы избавиться от ненужных мыслей.
   Да еще и некоторые фрагменты воспоминаний Ырынги всплывали в голове Кати с подробностями и яркими красками. И девушка загнулась пополам, ощущая, как к горлу подступил собственный завтрак.
   - Чего такая нежная-то? - удивилась воительница.
   - Вот поэтому я тебя и ненавижу. Душегуб, - просипела панкуша, едва ворочая языком.
   - На тот момент мне это казалось правильным решением. Петр всех нас провел. Так что я не виновата, - небрежно пожала та плечами.
   - И тебя даже совесть не грызет, уродина? Ты столько народу перебила! За просто так. Да еще и наслаждение получала, слушая их крики. Пытала, истязала и наполняла оружие кровью по самую рукоять. И теперь хочешь отделаться простым "извините" и "я не виновата"? Да ты больная на всю голову психичка!
   - Вот не читай мне мораль, пожалуйста, - отмахнулась собеседница, - сама не святая была в детстве, поди.
   - Ты в мои воспоминания не лезь! - пригрозила ей панкуша.
   - А что мне делать, если ты их не контролируешь? Ох, заболтались мы. Пора тебя лечить и восстанавливать.
   - Зачем это?
   - Как зачем? Ради нашего же блага, - и воительница достала из аптечки все необходимое, - пока ты не нашла способа прогнать меня, я буду следить за физическим развитием твоего задубевшего тела. Выживать-то надо как-то.
   - Я и без тебя прекрасно справлялась.
   - Не очень-то прекрасно. Не ври опять. И лучше смирись. Я ведь не отстану.
   Катя засипела вдвое злее. Но промолчала. На споры сил уже не оставалось. Однако выругаться была обязана.
   - А потом все равно мы обе хотим смерти Петра, - как бы между прочим, пропела Ырынга, - я ведь вижу это. В тебе ненависть так и кипит.
   - Заткнись.
   - Нет. Я пролила реки крови, пока дошла до вас. Но так и не утолила жажду мести. Мне бы следовало остановиться раньше. Однако я была ослеплена. А теперь я вижу свою истинную цель...
   - Из нашего бессмысленного разговора я поняла только, что тебя Петр не сильно-то волнует. Что-то на уровне "ой, он такой козел, он меня предал, негодник". Но не более. Неужели ты готова рисковать жизнью ради его устранения? Неужели ты хочешь этого также как и я после смерти лучшей подруги? Сомневаюсь.
   - Если ты сомневаешься - значит, так ничего и не поняла. Думаешь, я могу быть равнодушной к Петру? Он мне всю жизнь испортил! - вдруг зарычала Ырынга, раздирая связки, - я целые десятилетия потратила на службу ему! Этому предателю. Он уничтожил всех, кто был мне дорог. Он уничтожил мою жизнь! И после всего этого ты... черт. Ты заставила меня выйти из себя. Как же я это ненавижу!
   Затем она чуть-чуть успокоилась.
   - Да что я тебе рассказываю? Сама теперь понимаешь, что могла я чувствовать... только почему-то отказываешься верить, что я тоже не бессердечная. Все потому что я профессиональная убийца? Потому что с особым наслаждением мучила своих врагов? А ты бы не хотела увидеть демона страдающим, стонущим и молящим о пощаде у твоих ног? Чтобы он барахтался в собственной крови и ощущал болью каждую последнюю секунду своего существования. О, эти сладкие моменты расплаты... только после такого исхода ты ощутишь, что все твои друзья и близкие люди отомщены. Думаю, тут ты спорить не станешь.
   Катя не знала, имеет ли право соглашаться с Ырынгой. Но сейчас почему-то ощущала свою близость с нею. Неожиданное чувство. Непривычное. И даже пугающие.
   И они обе замолчали. Ушли с головой в самолечение и долгое время ничего больше не обсуждали. С этого момента Катя ощущала присутствие Ырынги постоянно. Только та не всегда выходила на связь. Уже что-то. Хоть не пришлось перед Васей отчитываться. Катя ему просто соврала, сказав, что новых галлюцинаций не было.
  
   С этого дня панкуша изменила свой образ жизни. Она каждое утро уходила как можно дальше от коней и начинала тренироваться. Мучительно и тяжело разминала мышцы. Несколько раз даже теряла сознание от боли. Затем, когда просыпалась, Ырынга недовольно цокала языком и поднимала девушку за воротник. Она вела себя, как строгий учитель, а Катя вновь ощутила себя подростком.
   И так изо дня в день. Никакой пощады и жалости. Были моменты, когда Катя была уже на грани того, чтобы сдаться. Но затем вновь брала себя в руки и добровольно шла к полю пыток (так она его называла). И дело было даже не в Ырынге, которая сквернословила и причитала. Просто панкуша наконец-то получила тот самый мотиватор, о котором до сих пор даже не задумывалась.
   "Месть... убийственное чувство. И неоправданное, но... - девушка сделала очередной выпад рукой в пустоту, - ...как же это будет приятно". Возможно, Ырынга могла и в эмоциях копаться. Но теперь Катя ощущала это желание, как свое лично. И ее это даже не пугало.
   - Убить Петра за Олю, - шептала она, когда становилось особенно тяжко, - затем Ырынгу за Визгарда.
   - Да-да, - ворчала та в ответ, - не жалей себя, креветка.
   - В такие моменты я хочу прикончить тебя первой! - ругалась Катя и выжимала очередной подход.
   - Вижу, учителя должны быть бессмертны, если хотят сделать из дерьмо-учеников - воителей, - усмехнулась та, - ты ведь была тренером. Чего тут слезы пускаешь?
   - Я не пускаю, стерва, - но вопреки логике, Катя рассмеялась, - а про бессмертие ты верно сказала. На конюшне дети считали меня строгим тренером. Даже не знаю, почему. Вот после этих тренировок они точно давно бы коней бросили.
   - Зато есть результат. Сама полюбуйся, - и Ырынга потащила ее к ближайшему дереву.
   С разгона взобралась на него по стволу, уцепилась руками за ветку, подтянула себя прессом и закинула туда ноги. Повисла вниз головой и позволила мышцам блаженно растянуться. Наконец-то ощущение удовольствия за последние несколько дней.
   - Глядишь, может быть, и галопом уже скакать могу? - не смогла скрыть радости панкуша.
   - Возможно. Но тебе еще рано куда-то выезжать. Петр жаждет ваших душ и придет однажды. Нужно быть готовой дать отпор, чтобы смыться.
   - Смыться? Ради этого мы тренируемся? - возмутилась Катя.
   - Ты же не дура и прекрасно понимаешь, насколько он силен, - Ырынга сделала короткий взмах и аккуратно приземлилась на ноги, - даже я ни разу его не побила.
   - Но если удастся совместить наши способности - то нет ничего невозможного, - хищно проговорила девушка, - мои предсказания и твои навыки. Нужно только голову беречь, чтобы сразу не вырубили.
   - Скорее всего, демон знает об этом твоем слабом месте, - задумалась воительница, - нужно мне поменять тактику боя немного. Чтобы максимально защитить верх. Моя лошадь пропала. Но двое твоих коней сойдут за клинки.
   - Ты умеешь сражаться на двух клинках без копирования? - удивилась Катя.
   - Да, конечно. У меня изначально была боевая техника на уровне базы, которая помогала элементарно выжить в случае, если не удавалось скопировать врага. Но я также смогу быстренько выучиться и сражению на новом оружии. Не проблема.
   - Не проблема?! Люди годами учатся с учителями...
   - Видите ли, я другая, - и Ырынга самодовольно ухмыльнулась, - я сама идеальное оружие. И чувствую все эти инструменты, как часть своей руки. Мне не составит труда быстро создать новую технику. Однако для этого придется еще лучше восстановить твое тело. Оно и раньше-то не блистало гибкостью. А теперь я словно с дубом работаю.
   - С осиной, - передразнила ее Катя, - а разве идеальное оружие не должно подчиняться руке хозяина?
   - Раньше моей рукой был Петр. Теперь - никто. Ты еще слишком слаба и глупа, чтобы заслужить этого.
   - Прекрасно. А как коней уговаривать будем? У Вальса вообще против тебя есть много поводов.
   - У всех против меня есть много поводов. В серьезном обществе это не должно быть проблемой. Если он хочет отомстить за смерть Оли также сильно, как ты... также страстно, как я мечтаю вернуть жизнь моей возлюбленной - тогда вопросов не должно возникнуть, - это был веский аргумент для Кати.
   Но вот реакцию вспыльчивого Вальса сложно было предсказать. По сути его душили те же эмоции. Только он всю свою ярость вымещал на бедных животных, которых убивал ради Кати (кормя или защищая ее). Но еще не факт, что жеребец наступит на горло своей гордыни и поступит логично.
  
   Прошла еще неделя нещадных тренировок. Панкуша стала ловить себя на мысли, что жизненная философия Ырынги ей близка. Как такое может быть вообще? Сложно продолжать ненавидеть человека, который рассуждает чуть ли не как ты.
   - Когда я возродилась в первый раз, я думала, что все потеряла, - рассказывала как-то раз воительница, - голодная, замерзшая, страдающая... я была так слаба. Меня мог раздавить любой. И это позорно. Никогда нельзя позволять себе так пластаться! Даже там, где тебя никто не видит. Если в голове нет собственного корсета безжалостности и трудолюбия - ты труп.
   Катя вздохнула и сделала вертушку назад, соприкоснувшись с землей всего одной рукой. Еще недавно она и ходить не могла. Нужно отдать Ырынге должное - с телом управляться она умела.
   - Пошли в деревню. Убьем кого-нибудь, - вдруг предложила дух.
   Панкуша чуть не подавилась. Затем ткнула себя пальцем в лоб и резко отказалась. Но призрак не шутила и не собиралась отступать.
   - Неженка. Трусиха и неженка. Какая польза от тренировок без практической значимости?
   - Какая польза в бессмысленном убийстве? - разозлилась девушка.
   - Да не в бессмысленном. Найдем виновного. Убьем. Уйдем. Отвратительно, что я еще и объяснять тебе все должна, - разворчалась та.
   - И ради этого два часа переться в одну сторону, а затем полжизни убегать от преследования?
   - Какое преследование ты еще выдумала? Катя, ты невыносима! Никто не будет тебя преследовать из-за одной никому ненужной душонки. Тут на обычных-то людей всем плевать. Как начинается потасовка - служителей правопорядка не дождешься. А когда речь заходит о преступниках - все только еще больше радуются, если они начинают сдыхать.
   - Ладно, хорошо, прекрасно, - панкуша зловеще усмехнулась, - пошли к коням. Расскажем им о твоем существовании и посмотрим, что получится.
   - Ты надеешься, что они нас пошлют и никуда не повезут? - Ырынга ухмыльнулась не менее коварно, - ну пошли. Увидим, кто был прав.
   Как и ожидалось, Вальс был в крайнем помешательстве. И если бы не Барон - он бы пришиб Катю сгоряча. Но она не убегала, а злобно созерцала его своим прежним тренерским взглядом, от которого даже самых буйных лошадей бросало в дрожь. И лишь по этой причине, наверное, рыжий жеребец ни разу не попытался долбануть ее током. А только бегал вокруг и периодически обменивался ударами с Бароном.
   Но спустя час бешенства и возмущений, они разошлись в стороны. Всем нужно было хорошенько обдумать произошедшее. Однако Ырынга ликовала.
   - Рано радуешься, - буркнула Катя.
   - О нет, он согласится, - сладко пропела она, - хорошо хоть Барону все равно.
   - А жаль. Я думала, его лошадиное чутье отличит нас.
   - Он нас отличает, - фыркнула та, - но он не против. Мы еще и подружиться успеем. Я уверена.
   - Не зарься на моего коня! - ткнула себя в грудь Катя.
   - Ладно-ладно не буду, - взмахнула та ручками, - но нам все равно придется ими пользоваться по-своему.
   - Как это? - напряглась панкуша.
   - Они должны стать нашими мечами. Мой-то жеребец пропал в детдоме. Возможно, даже погиб. А чем драться будем?
   - Может быть, и не придется драться, - упрямо проговорила Катя.
   А в ответ на это воительница расхохоталась. И смеялась так долго и заливисто, что это даже раздражало.
   - Прожить жизнь и ни разу не подраться? Из какого ты измерения, если так рассуждаешь? А хотя погодите-ка. Не ты ли носишь ножик в рукаве с целью самозащиты?
   - Ты правильно назвала слово "самозащита". Я не использую его ради развлечения.
   - Ты зануда. Паникерша и зануда, - сделала зрачками круг Ырынга.
   Но не успели они сойтись во мнении, как к ним на всех парах вернулся Вальс. Его глаза были огромными от сильных эмоций, а ноздрями он храпел так, как лошади шумят при виде опасности.
   - На ловца и зверь бежит, - тут же переключилась воительница на хищный лад, - что там?
   Панкуша тоже напряглась. Она бросила беглый взгляд на Барона и заметила, что он также взволнован. К ним приближается какая-то опасная неведомая дрянь.
   - Я не знаю, что это, но оно меня чуть не схватило! - выпалил рыжий жеребец на ходу и остановился только за спиной девушки.
   - А он ни разу не встречал мутантов? - догадалась Ырынга.
   - Да, его это как-то миновало. Либо забыл их, - кивнула Катя, - Вальс, мне больно тебя об этом просить, но ты должен стать моим мечом.
   - Мечом Ырынги, хотела ты сказать? - прижал тот уши.
   - Без разницы. Если враг настолько силен, насколько ты его боишься - тебе придется нам помочь.
   - А может просто смыться? - предложил тот.
   - Ты струсил? - косо взглянула на него Катя, - к тому же я не хочу, чтобы какая-нибудь тварь разрыла могилу Оли. Если это произойдет даже случайно - я буду неимоверна зла. А что на счет тебя?
   Конь слушал ее нехотя, но внимательно. В конце концов, аргумент показался ему достаточно веским. Поэтому, скрипнув зубами, Вальс превратился в меч, который очень удобно лег в руку и был Кате как раз по размеру.
   - Ого! А он прикольный, - крутанула оружие в воздухе Ырынга, - такой легкий. Мой был намного тяжелее.
   Панкуша вытянула вторую руку в сторону Барона, и он повиновался быстрее. И не успела девушка освоиться с новым оружием, как из травы вверх взмыло два жужжащих столпа, которые немедленно набросились на жертву.
   В последний момент девушка успела отскочить, затем уклонилась от колющей атаки в сторону и кувыркнулась через новую волну. Врага еще не видно, а его жуки уж тут как тут.
   - Жуки?! - дошло вдруг до Кати.
   - Значит, точно мутант, - прошипела Ырынга и повела глазами в сторону, - берегись!
   И снова несколько прыжков назад. Стоять на месте просто невозможно. Но, благо, эти смертоносные потоки не были бессмертными...
   Рубанув их несколько раз и с разных сторон, девушка увидела, что столпы частично погибли. И хотя у основания они продолжали множиться и распыляться, это было сигналом того, что жуки не настоящие.
   - У этой твари структура, как тело дождевого червя, - мечница отразила новый удар и скрылась за деревом, - существует сегментами. И нарезать их можно до бесконечности.
   - Хорошо хоть так, - хмыкнула вторая душа.
   - Тебя это уже начало заводить?
   - Частично.
   - Вот и хорошо, - и она вырвалась из укрытия с совершенно неожиданной стороны и почти дотянулась мечом до незнакомки.
   Та пряталась в нескольких метра от места происшествия. Но выпад жертвы успела заметить. И неведомой жужжащей силой ударила девушку в живот, откинув назад.
   Катя вскрикнула и сорвалась опять с места. И тут в последний момент только успела закрыть затылок широким мечом... и с жалобным звоном от него отлетели в разные стороны новые сегменты жуков.
   - О! Вот отличная защита, - обрадовалась Ырынга.
   - Не отвлекайся! - вскрикнула Катя.
   Она хотела, было, взобраться на дерево, но ощутила резкую слабость в ногах и просто вильнула в сторону. Дерево разрубило пополам от удара врага.
   - Ты уже устаешь. Дыхалка слабая, - подколола Катю Ырынга.
   - Заткнись, - выругалась та и немного сменила тактику.
   В первый же удобный момент выбросила легкий меч вперед, и он на лету превратился в лошадь, которая вцепилась зубами в плечо мутанта. Но девушка не бросила его одного на амбразуру. Стоило жукам кинуться обратно к раненой хозяйке, как Катя вытянула руку и на ходу вернула меч-коня себе. Со всей мощи рубанула Бароном и рассекла сопернице ключицу.
   Та вскрикнула, но чисто механически. Лицом не скривилась и не выразила ничего. Но часть столпов распались, стоило ей потерять на мгновение контроль.
   "Почему она пришла сюда? Ощущение, будто ее кто-то привел или заманил. Сами по себе мутанты не кочуют по окрестностям вроде бы", - закралась подозрительная мысль в голову девушке. И она была права.
   Со стороны за панкушой вновь наблюдал Петр. И он был ужасно недоволен тем, что видел. Все не мог понять, где она так научилась сражаться? Да еще и двумя мечами!
   Вальсом по большей части атаковала и изредка била током, а Бароном закрывала спину и голову. Делала немыслимые вертушки, очень быстро передвигалась и предсказывала каждую следующую атаку. А когда враг перехватил ее за руки и повалил на землю, девушка обрубила лапки ногами-лезвиями... И вот тут до демона дошло.
   - Что?! Ырынга? Но как? Я ведь лично прикончил ее! - пока что он был больше в недоумении, чем в ярости. Но также начинал ощущать приближение больших проблем.
   Мечи периодически превращались в коней, помогали по-своему и вновь возвращались в руки. И после красочного боя девушки смогли-таки одержать победу!
   - Мы убили ее или только вырубили? - тяжело дыша, поинтересовалась Катя.
   Только сейчас она ощутила, что хотела сдохнуть после такой физкультуры. Их враг лежал лицом в траве и не показывал признаков жизни. Жуки исчезли. В лесу резко воцарилась тишина.
   - Ну, мы оглушили ее вроде бы, - сказала воительница, - но нужно будет добить.
   И вдруг они столкнулись взглядами с Петром.
   - Хэ-хэй! - улыбнулась такой неожиданной встрече Ырынга, - а я жива! Говнюк. Я слежу за тобой.
   И она расхохоталась, показывая соответствующий жест рукой. И под конец отправила воздушный поцелуй.
   Петр был мрачнее тучи, но ничего не ответил и просто исчез. Они все понимали, что сейчас сражаться не имело смысла. Ырынга многое знает о демоне, Катя предсказывает, а сам демон был заинтересован не просто в их смерти, а в заполучении душ.
   И тут за их спиной целые куски грунта взмыли в небо. Катя слишком устала, чтобы также молниеносно отреагировать на это, но все же смогла увернуться. И это показалось ей удивительным. Слишком легко.
   Они обернулись и увидели, что девушка-мутант больше не нападала, а срочно прокапывала себе дыру в земле. Похоже, она хотела сбежать туннелями! И ей бы это удалось, если бы не скорость беспощадной Ырынги.
   - А ну стой! - завопила она, вышвырнув беглянку за плечо в дерево, - я сказала, стой!
   И она вновь дала кулаком той в лицо, заставив отвлечься от планов. Но жуки все еще копали. И тут уже панкушу подмыло так, что она потеряла себя.
   - Прекращай копать, тварюга! - заорала она, тряхнув девушку за плечи, - тронешь могилу...
   И тут меч вырвался из ее рук, превратившись в Вальса. Он с рыком набросился на стаи, но даже током не мог убить их всех. И Катю переклинило.
   - Ты напросилась, - и она замахнулась вторым мечом...
   Но ударила не насмерть. А лишь проделала глубокую борозду от плеча до грудины. Но мутант никак эмоционально это не выразила и продолжала рыть.
   Однако Катя и сама не понимала, почему вымещала на мутанте всю свою злость, накопившуюся в последние недели. Она просто вдруг захотела поверить в то, что это мутанты виноваты во всех ее горестях. Из-за них пропали друзья. С них начался этот хаос и разброд. Если бы не они - Петр ни за что не добрался бы до Оли!
   И лишь четвертый удар стал смертельным. И шум за спиной тут же прекратился. Катя тяжело дышала, приходя в себя. Ее разум медленно прояснялся. Но то, что она видела, особо не радовало. Однако приносило легкое удовлетворение...
   - Понимаешь теперь? - вдруг спросила Ырынга через несколько минут.
   Панкуша не ответила. Еще никогда ее так сильно не накрывало. Она испугалась сама себя. Убивать? Да. Угрожать кому-то и даже немного пытать? Пожалуй. Но вот так потерять контроль над собой? Это точно впервые.
   - Я не хочу быть с тобой одним целым, - испугалась, наконец, девушка.
   - Слишком поздно. Наши мысли все чаще совпадают, - Ырынга ласково коснулась Катиной головы, будто находилась не внутри, а рядом, - и я сейчас вообще не вмешивалась.
   К сожалению, панкуша и так это знала. Это была она. От начала бешенства до конца. Анализировать ничего больше не хотелось. Поэтому девушка отбросила в сторону последний меч, позволяя Барону вернуться в прежнюю форму. И после этого упала на землю рядом с изуродованным трупом, мучительно жмурясь. Ничего не хотелось. Только спать. Уснуть и проснуться в другом мире. В прежнем. Когда все было намного проще. И когда мышцы так адски не болели.
  
   Деваться некуда. Сон длился только два часа. Но тело успело немного восстановиться. Девушка поняла, что так продолжаться больше не может. И согласилась ехать в Бойцева.
   Оставалась еще надежда, что никакие мутанты и прочие непрошеные гости не сунутся на ту поляну, если не будет сладостной приманки в виде живого человека. Тем более, если на Катю незнакомку натравил Петр, то для могилы Оли будет безопаснее зарасти навсегда бурьяном. Без ухода и лишних глаз.
   Самым забавным было, что в разуме девушки действительно что-то изменилось. Она как будто бы смирилась с таким течением обстоятельств. И больше не испытывала к Ырынге прежней ненависти. И сам этот факт тоже перестал ее пугать. Какие неожиданные перемены.
   - Будем делать из тебя роковую красотку-воительницу, - жадно тараторила Ырынга, - не сопротивляйся. Это вопрос выживания, а не моей прихоти. Вот увидишь, как быстро начнут решаться многие проблемы. Я научу тебя своим лучшим приемам.
   - Я, как минимум, внешностью не вышла, - с сомнением проговорила Катя.
   - Чушь какая! Не внешность - главное в женщине, а энергетика. Спорим, я смогу соблазнить первых же трех мужчин на улицах Бойцева?
   - Если вести себя, как проститутка...
   - Дура, - выругалась Ырынга, - ты так ничего и не понимаешь. Ладно, тогда я тебе покажу. Не бойся, не придется ни с кем спать. Сохранишь ты свою верность Визгарду.
   - А ты позитивнее, чем раньше, - заметила панкуша.
   - Раньше я была охотницей во вражеском лагере. А теперь опять самостоятельная воительница, - Ырынга вздохнула полной грудью, - как же приятно жить свободной. Ты бы знала, как тяжело было от вас все скрывать.
   - Но ты и менее разговорчивая была.
   - Просто мне тяжело придумывать себе легенду. Поэтому лучшим выходом было - больше молчать.
   - Ясно. Ты не фантазер.
   - Если только дело не касается способов убийства, - закусила она губу мечтательно.
   Катя удрученно замолчала. Ырынга неисправима. Какая-то адская помесь трех подруг в одном лице: безумство Оли, решительность Кати, целеустремленность Киры.
   Эта мысль показалась панкуше забавной, поэтому она даже улыбнулась. Ей тоже было приятно видеть старого врага союзником. Теперь у них было больше точек соприкосновения.
   В Бойцева Ырынга протащила Катю везде, где можно было отмыться и привести себя в порядок. Часть одежды заштопала, часть - обновила. И все это почти без денег! Правда, не всегда честно.
   - Поди, я дольше тебя блуждала по миру, - гордо заявила она, созерцая обновленную панкушу в зеркало, - так намного лучше.
   Катя немного удивленно разглядывала новый стиль. И сожалела только о потере ирокеза. Кожаную куртку ей удалось сохранить лишь благодаря наличию в ней хитрого механизма с ножом. И хотя Ырынга заверяла девушку, что этот "напильник" ей больше не пригодится, Катя убеждала ее, что любое оружие может однажды спасти. Уж кому, как не ей знать об этом?
   Настало время истины. Ырынга припомнила недавний спор и отправилась гулять по городу, соблазняя мужчин. Правда, делала она это не с каждым встречным, а лишь с теми, от кого могла получить что-то полезное. И, нужно отдать ей должное, умудрялась разрывать отношения без лишних скандалов и подозрений. Некоторые жертвы даже оставались довольны, что противилось любой логике.
   Но самым вкусным десертом оказался последний мужичек. Он проводил девушку в такое место, от которого она визжала и топала ножками, как ребенок. Человек тайно привел их в оружейное хранилище пограничников! Причем, здесь находился не только инвентарь самих солдат, но и конфискованные экземпляры. Разнообразие поражало воображение.
   И, вытолкав горе-принца за дверь, Ырынга заперлась... и стала просто кричать от радости, трогая все подряд с голодным взглядом. Частенько выхватывала какой-то меч, делала с ним несколько приемов и странно эмоционально на это реагировала: то вновь смеялась, то разочарованно вздыхала.
   - А это что? О! О! - она крутанулась еще раз.
   - Что "о"? - все не доходило до Кати.
   - Центр тяжести смещен ближе к острию. Рукоять совсем легкая.
   - Почти как в казачьих шашках, - хмыкнула панкуша, - Коля пару раз давал мне попробовать их. Там специфическая техника рубки. Не просто, как топором. А сначала тяжелой частью дробятся кости, а затем облегченной - рассекает кожу и мышцы.
   - Прикольно. Если только ты правильно все описала. Но я такое не люблю, - Ырынга положила меч на место, - ух ты! А это что?
   - Арбалет?
   - Черт-черт-черт! Всю жизнь мечтала пострелять из них! Тарелочки! - и она запустила вверх какую-то посудину.
   И поразила ее на ура. Затем стреляла в мешки из лука. Затем забавлялась со шпагами. Пробовала какие-то палки и подобие нун-чак. И веселилась так до самого вечера, пока их не выгнали взашей.
   Нужно признать, Катя тоже получила от этого удовольствие. Заразительная страсть Ырынги к оружию понемногу передавалась и ей. Тем более, девушка по ходу проб рассказывала много интересного на эту тему. И оказалась очень толковой собеседницей. Хоть и рычала периодически на оппонентку за тупоумие, но все равно была довольно снисходительной к вопросам.
   - Это был лучший день за последние годы, - сладко потянулась в теплой кроватке Ырынга вечером, - а тебе как? А то все ныла: "Не хочу никуда. Не поеду из леса". Ты из тех, кто боится всего нового?
   - У меня есть на то веские причины, - упрекнула ее панкуша, - я, кстати, до сих пор так и не поняла, куда пропали все конники.
   - Ясен черт, что виноват демон, - проворчала воительница, - этот гад всем вставил палки в колеса. Всадил по первое число. Да без удовольствия...
   - Давай без метафор, - остановила ее Катя, пока Ырынгу не понесло, - я поняла тебя. Но пока нет доказательств - не хочу быть голословной. И ненависть к Петру не поможет нам отыскать кого-нибудь.
   - А не надо никого искать.
   - Что?! - в душе девушки шевельнулась злость.
   - Пойми. Если они живы - то сами будут искать путь обратно. А именно - сюда. Ты же не хочешь с ними разминуться. А если они мертвы... то тут вообще ничего не поделаешь.
   - Тебе легко говорить, потому что ты уже давно ни за кого не переживаешь.
   - Еще бы. Меня убить хотят, - она невесело усмехнулась, - а вообще - это даже не смешно. Честно говоря, я не хочу, чтобы твои друзья вернулись. С тобой-то мы уже познакомились, как нужно.
   - Вот и с ними познакомишься. Чего тебе стоит?
   - Я столько всего успела натворить, - мучительно протянула девушка, закрыв лицо руками, - несусветная туча диких невозвратимых обстоятельств!
   - У меня есть для тебя удобное оправдание. Хочешь услышать? - смилостивилась Катя, - идеальное оружие должно подчиняться тому, что взял его в руки. И если раньше ты повиновалась воле Петра - теперь ты будешь подчиняться только нам. Даже не всем, а мне одной. Только вот тебя простят лишь при условии, если ты вновь не предашь.
   - Я-то не предам, если снова не обманут, - хмыкнула она, - да и Петру служила не из-под палки. А добровольно. Сомнительное объяснение. Но я рада, что хотя бы ты уже пошла мне навстречу. И почему ты уверена, что я не предам? Так сказала, будто это маловероятная шутка.
   - Ну, я же помню, что с фантазией у тебя все плохо, - и Катя улыбнулась, - а в эти дни ты была слишком эмоциональной и изощренной на развлечения. Так врать ты не умеешь.
   Ырынга был довольна и польщена. И в ее душу закрались странные чувства, которые девушка боялась в себя впускать. Она боялась, что возрожденная радость дружбы снова оборвется. И вновь наступит забвение боли.
  
   Шли дни, переходя в недели. Одна группа возымела успех по поиску пропавших друзей. Олег согласился выехать с ребятами при условии, если ему вернут коня. Олесе тоже не на чем было ехать. Теоретически она могла сесть на Йорка, но какой в этом толк, если одного все еще некуда девать?
   Пришлось Ирине с Игорем взять этот вопрос на себя. Из всей команды, они сейчас передвигались быстрее. Однако приятная неожиданность повстречала их и без присутствия Тимки. В первом же городе, на который они наткнулись, ребята услышали слухи о какой-то удивительной воительнице.
   Друзья прошлись по рынкам. Собрали информацию. И вскоре убедились почти полностью, что здесь были их товарищи! Но при беглом осмотре окрестностей, ребята не нашли никого знакомого. И поэтому отправились в порт.
   Там встретили каких-то мальчишек, обещающих быстро и дешево привести несколько коней. Ирина согласилась на сделку, а потом подмигнула Игорю. Мол "оставайся тут, а я кое-что проверю". Она решила проследить за малышней. Хотя вполне возможно, что промелькнувший в их разговорах Дима не являлся тем самым цыганом.
   Но ее предположения оказались верным! Посреди пустынной местности откуда-то из-под земли ребята вытащили двух коней. И прежде чем они уехали на встречу с покупателями, знакомый голос давал им наставления, как правильней себя вести и как лучше обмануть лохов.
   "Это он!" - радостно забилось сердце ангелочка. Но как только ребятня ускакала, проход под землю тут же закрылся. И сколько девочка не стучалась вниз палкой и ногами - никто не открывал. А ее жалобный зов игнорировался полностью. Неужели не узнали голоса?
   Ирина распахнула крылья и умчалась назад. Необходимо было допросить мальчишек!
   После задушевных бесед Лена направилась на поверхность. Дима вызвался ее проводить и дошел до самой поверхности. Его вид был странным. Каким-то даже подавленным.
   - Я тебя чем-то обидела? - испугалась эмо-кидка.
   - Закройте за нами, - обернулся к парням цыган и только после этого вновь повернулся к Лене, - мне неприятно видеть, как вы с Колей предали старые идеи. И пытаетесь сейчас предать дружбу.
   - Что ты такое говоришь? - возмущенно и недоверчиво выпалила девушка.
   - А как это еще назвать? Я за все эти недели бредил одной лишь мыслью: "Друзья меня ищут! А если никто не придет - значит, они в беде". Думал, что нужно набраться сил и выдвигаться отсюда хоть в жерло вулкана, но только бы собрать вас всех снова вместе. А что я вижу сейчас? Коля вообще не выходит, будто не рад меня видеть. И не говори про конспирацию. В век не поверю, что это важнее, чем дружба! А ты вообще мечтаешь остепениться, не думая, куда пропала Кира? Нужна ли ей помощь? И ищут ли они тебя? Тебе просто все равно.
   - Всем нужно взрослеть, знаете ли, - оскорбилась на эти слова эмо-кидка.
   - Что за тупые представления о взрослении, женщина? - взорвался Дима, - это тупость, занудство и скудоумие!
   - Вот тут я сильно с тобой не соглашусь. Опыт маловат, чтобы вот так упрекать меня в чем-то...
   - Я понял. Ты хочешь поскорее обзавестись семьей, - закатил глаза юноша, - родить детишек и забыть все это, как страшный сон. Я ведь прав? Все вы женщины об этом мечтаете?
   - Допустим даже так. Но тебе ли меня судить? Вот Коля, например, согласен с моими жизненными ориентирами.
   - Он просто повелся на женские прелести, - сжал пальцами воздух в непристойном жесте цыган, - либо на твои несчастные глазки. Уж про кого я отказываюсь слышать подобный бред - так это про него. Про человека, который ради идеи и друзей жизнью рисковал много раз. И чтоб он променял нас на какую-то бабу?
   - На меня, ты хотел сказать? - сверкнули гневом ее глаза.
   - Именно. Ты теперь баба, - ткнул он в нее пальцем.
   - С каких это пор? - перехватила она его кисть, едва сдерживаясь от соблазна сломать кости.
   - С тех, когда начала настраивать нас друг против друга.
   - А сам ты лучше что ли? Сидишь под землей и не чешешься. Где тут помощь друзьям?
   - Все эти дни они помогали мне не только выживать и прятаться, но и выходили на поиски конников. Мы уже столько километров окрестностей испещрили, что тебе даже не снилось, - и его взгляд становился все ядовитее, - а что сделала ты?
   - А я хочу отрезать тебе язык, - прошипела девушка.
   - Другого я и не ожидал почему-то, - и он вырвал кисть из ее руки, после чего жалобно взвыл в небо, - нет, я этого не вынесу! КОЛЯ! Если ты меня слышишь... если не хочешь окончательно добить мои надежды - лучше вылезай.
   Но вместо казака им навстречу выскочила другая персона. Ирина все-таки не умела держать себя в руках даже в обновленном статусе. Поэтому она с лету сгребла обоих друзей в охапку и жадно сжала вместе от радости.
   - О, это меч ты приставила к моей спине? - хихикнула ангелочек через секунду и повернула голову, - надо же, как ты быстро! Хорошо наловчилась. Я как-то не подумала, что ты так испугаешься.
   - Рефлексы. Всего лишь рефлексы, - еле живым голосом пролепетала эмо-кидка.
   И как только она высвободилась из объятий, то тут же спрятала меч обратно и в шоке отошла. Затем ее пробрала мимолетная дрожь и короткий нервный вздох.
   - У меня чуть сердце не выскочило! Я чуть не прибила тебя, - и из глаз Лены покатились слезы, - не подкрадывайся так больше! Умоляю...
   - О, дорогая, почему ты так расстроилась из-за этого? - с жалостью вновь подбежала к ней Ирина и заключила в объятия, - я не обижена на тебя. И все понимаю. Я видела, что ты не нанесешь удар.
   - Как ты могла быть в этом так уверена, если даже я не ожидала? - не на шутку разошлась та.
   - Подозреваю все же, что это мои разговоры ее раскачали, - не удержался от колкости Дима, - я рад тебе, Ира. Безмерно рад. Но наша встреча отравлена некоторыми откровениями. Лена не хотела вас видеть и искать. Она хотела семью и забыть о конниках.
   - Опять ты все врешь! - взорвалась девушка, - скажи еще хоть одно слово...
   - И ты все-таки направишь клинок против товарищей? - хорохорился он.
   - Замолчите оба! - прикрикнула на них вдруг Ирина, - не знаю, что у вас тут был за разговор. Но хотя бы мне не омрачайте минуты радости. Где Коля, кстати?
   И новая волна слез настигла бедную Лену. Дима закатывал глаза и обзывал ее "показушницей бесстыжей". Но в этот раз девчонки ополчились против него и прогнали подальше, пока эмоции не схлынут.
   К счастью, к ним подоспел Игорь с мальчишками и конями. Те выглядели виноватыми, и потому цыган быстро подскочил поближе, чтобы успокоить бедолаг. Он заверил их, что все в порядке. Он не злится. Эти "лохи", которых не удалось облапошить, на самом деле не "лохи". Такое бывает. Но в следующий раз пусть работают лучше.
   - Мои тени, - вновь с гордостью похвастался он, - хорошие пацаны.
   - Не сомневаюсь, - улыбнулся юноша, - я невольно их мысли читал. Они тебя просто обожают. Обожествляют даже.
   - Ой, да брось, - раскраснелся парень, но тут же взял себя в руки, - в смысле... я знаю. У нас тут армейская дисциплина и дружная семья.
   Игорь только шире улыбнулся. А затем не удержался и притянул друга к себе, подарив настоящие мужские объятия. Тот был этому очень рад и счастлив. И даже скандал с Леной понемногу выветрился из его головы.
   - Я готова выезжать, - позже вышла к ним навстречу эмо-кидка, - хоть сегодня.
   - Ты же мне тут говорила... - начал, было, возмущаться Дима.
   - Тише, - прервала его Ирина, - ты все не так понял. И вообще слишком круто наехал на нее. У Лены нежная психика. На нее нельзя давить.
   - Ты слишком добра и наивна, - насупился тот.
   - Не держи на нее зла, - ангельски улыбнулась Ира.
   Цыган лишь хлопнул ладонью по дергающейся брови. Кажется, в нем начинала развиваться ненависть к женщинам, почти, как у Визгарда.
   - Ладно. Сегодня - так сегодня. Пойду, соберу своих щеглов, и выдвигаемся, - наконец, проговорил он.
   - Ты детей тоже берешь с нами? - удивились друзья.
   - Да, они у меня умные. Многие, во всяком случае. И драться могут. И воровать...
   - Мы выступим против Петра, - сразу же сообщил ему Игорь, - ты уверен, что хочешь рисковать ими?
   Цыган на мгновение задумался. Затем обвел всех удивленным взглядом. Он был не в курсе, чем провинился демон. Но когда ему все объяснили, Дима задумался еще глубже.
   - Вот что я вам скажу, - признался он серьезнее, - чтобы выступить против Петра, нам нужно собраться вместе. А пока вы еще не нашли Киру, Катю и остальных - я буду ехать со своими тенями. А потом просто отправлю их домой. Так ведь надежнее.
   Спорить с ним было бесполезно. Игорь понимал, что Дима просто не хотел расставаться со своими приемными детьми. И согласился пойти на уступки. Что им еще оставалось? В их-то положении.
  
   Когда ребята воссоединились и отправились дальше, они через некоторое время наткнулись на полузаброшенный поселок из пятнадцати домов, в котором находилась Кира.
   Увидев ее, ребята мигом потеряли радость встречи. Петя сперва хотел всех вытолкать, но все-таки позволил Зине с Ирой войти внутрь. Олененок долго исследовала "королеву бумажек", но так и не нашла ни одной человеческой болезни. Кроме истощения, отравления некачественной водой и слабости.
   - Это по моей части, - грустно вздохнула Ирина, - но я к ней прикоснуться не могу.
   - Почему это? - удивился Петя.
   - Она душу дьяволу продала. А я в моем нынешнем положении, служу Богу. Тело без души жжется.
   И она продемонстрировала это на свой страх и риск, коснувшись пальцами плеча девушки. Послышалось характерное легкое шипение, и ангелочек одернула кисть.
   Когда она подняла руку - все присутствующие увидели ожог. Он был похож то ли на последствия соприкосновения с огнем, то ли, наоборот, на обморожение. Но суть была ясна: все очень плохо.
   Ребятам стало вдвое тоскливее. Одна Кира только уже не подавала никаких звуков. Она лежала словно в прострации.
   - Что ж. Я понимала, что так выйдет, - вдруг сухо проговорила она и заставила себя приподняться, - выезжаем.
   - Куда? - ахнули ребята.
   - Дальше. Я хочу увидеть Катю, пока мой мозг совсем не съехал от всего этого, - она взяла стакан с водой и сделала глоток, - каждый день, как в бреду. Боюсь, я могу уже не признать ее через неделю. Или реально брошусь в воду. Прошу меня за это не судить.
   - Мы не имеем на это права. Ты уже сделала выбор, - вздохнула Ирина и отвела Петю в сторону, - а где Онуфрий? Я его не встретила, хотя ты говорил, что он с вами.
   - Он скоро вернется. Уходил с местным караваном за продуктами куда-то в соседние поселки, - юноша искоса вновь посмотрел на Киру, - он хорошо помогает нам сейчас. Пока она не заболела, мы видеть друг друга не могли. Но теперь нет смысла вести себя, как дикари. Стоит признать, что без него я бы ее не поднял.
   - Я горжусь тобой, - растрогано прошептала ангелочек, - иногда нужно идти вопреки симпатиям, чтобы спасти того, кто тебе дорог.
   - Да она не умрет от этого, - брякнул Петя, который не любил в себе сентиментальностей, - ей так дьявол сказал. Просто она того... больно ей, в общем. И днем и ночью. Ночью - особенно. Постоянно повторяет, что ей можно с легкой душой топиться. Выбора-то уже все равно нет.
   - Это ужасно, - вздохнула Ирина, - и я действительно не знаю, чем ей можно помочь. Осталось только исполнить последнее желание: отвести к Кате.
   - Стой-стой-стой, что значит "последнее желание"? - глаза Пети наполнились недоверчивым страхом, - я же сказал...
   - Да, ты сказал, что от этих болей она не умрет. Я слышала. Но ты взгляни на нее! - и ангелочек тоже обернулась, наблюдая, как Зина тихо шепчется о чем-то с болезненной девушкой, - она уже на издыхании. Терпеть то, что терпит она, долго невозможно. Тут даже мужчины плачут днями напролет, привязывая петлю к люстре. Поверь мне, когда Кира решится на последний шаг - она тебя об этом не предупредит. Вот как только перестанет шутить о суициде - за ней нужен будет глаз да глаз.
   Юноша был сейчас серьезнее, чем обычно. Непроходимая мрачность упала на его лицо. И ангелочек изнывала от того, что никому не могла предложить удовлетворительный выход.
   - Скажи... я всегда вел себя с нею, как идиот? - вдруг непривычно серьезно спросил он вполголоса.
   Ирина даже испугалась. Она не знала, от кого ее бросало в дрожь больше: от сломленной Киры или от раскаявшегося Пети. Оба эти словосочетания показались бы ей бредом еще пару месяцев назад. Но теперь в силу вступила иная реальность.
   - Она любила тебя таким идиотом, каким ты был, - выдавила из себя девушка, - и там, где многие другие отношения распадались, ваши становились только крепче. Поэтому не в моих интересах вас судить.
   - Ты никого не судишь, как погляжу, - проворчал юноша.
   - Я не имею на это право. Никто из живущих на земле не имеет. Истинный суд вам еще только предстоит, - и она ласково коснулась его плеча, - потерпите. Человеческий путь короткий.
   Ангелочек понимала, чего хотел Петя. Но не могла ему этого дать. Сейчас его на плаву могла поддерживать только злость: на себя или на других, - не важно. Ведь рядом с погибающей Кирой он хотел казаться сильным. Ради ее же спокойствия.
  
   Ырынга снова тренировалась в лесу. Фехтование давалось Кате трудно, т.к. за столь короткие сроки необходимые мышцы не нарастишь. Но, благо, она хотя бы знала, как это нужно правильно делать. С хорошим учителем обучение проходило значительно быстрее.
   - Пойдем сегодня на медведя? - предложила воительница, проделывая плавные и резкие движения.
   - На кой черт нам сдался бедный мишка? - возмутилась панкуша.
   - Продать. Шкура, лапы, органы - это все хорошо расходится в народе. О мясе я вообще молчу, - и она задумчиво прищурилась, - решено. Пойдем на медведя.
   - Зачем ты спрашиваешь, в таком случае?
   - Видимость демократии, - и Ырынга отпустила мечи, позволяя им погулять немного самостоятельно, - а ты бы хотела безвольно плестись за мной?
   - Извините! Кто за кем тут еще плестись должен? - возмутилась девушка.
   - Ах, ты снова о тех разговорах про идеальное оружие, - Ырынга зевнула, - ладно-ладно. Подловила. Но тогда подумай еще раз: где нам брать деньги? Я вечно не могу соблазнять мужчин в деревне без видимых последствий. Тут уж скоро придется либо убивать, либо спать с ними. Уезжать в другие поселки, ведь, нельзя.
   - У тебя все через одно место, - тихо зарычала Катя, - доведешь меня до греха.
   - Ты сама отвергаешь все мои предложения, - беспечно пожала та плечами, - я даю варианты - ты выбираешь. Все логично.
   И тут вдруг она резко замолчала, навострившись. Затем с разбегу залезла на ближайшее дерево и взглянула вперед с этой удобной точки. То, что увидела девушка, поразило и обрадовало ее одновременно.
   - Обалдеть! Столько времени прошло, а они нашли дорогу домой! - выпалила Катя восхищенно, - Ырынга, это они!
   - О да, я очень счастлива, - сталью откликнулась та.
   Ее настроение резко переменилось. И панкуша вдруг узнала по интонациям ту самую мечницу, какой она явилась к ним впервые. Девушка поняла, что эта встреча была для нее не такой радостной. Возможно, даже, в глубине души та надеялась, что им никогда не удастся воссоединиться.
   Но Катя не желала идти на поводу у заблудшей богини. Поэтому она взяла контроль в свои руки и спрыгнула на землю как раз в тот момент, когда первые всадники оказались в зоне видимости.
   Тут же ей навстречу послышались чьи-то радостные крики. Ребята махали руками и уже не помнили себя от восторга. Увидеть панкушу живой было для них приятнее всего на свете!
   Первым делом Катю напугала Ирина, спикировавшая сверху. Она вовсю пользовалась своим скоростным преимуществом и сейчас не видела причин для исключений. Однако, наткнувшись на странный взгляд подруги, резко остановилась и отшатнулась.
   Честно говоря, она не поверила своим глазам. Ожидала увидеть прежнюю циничную профессиональную панкушу, полную огня и мощи. Но перед нею стояла задолбавшаяся уставшая женщина с распущенными грязными волосами и невыраженной ухмылкой.
   - Удивлена? - догадалась Катя.
   - Я ожидала другого, - призналась Ирина, - я ведь на тебя всегда пыталась быть похожей. А ты так сильно сдала.
   - Плохой выбор для подражания, - вздохнула панкуша, - ты молода. Полна сил и здоровья. А мне уже ничего в этой жизни не нужно.
   Ира догадывалась, откуда пошли такие перемены. Но все равно не смогла переварить. Это все как-то неправильно! Сначала потухшая Кира. Теперь измотанная Катя.
   - Да не смотри на меня, как на покойницу, - рассмеялась панкуша и заключила ангелочка в свои объятия, - я просто тренировалась, поэтому так паршиво выгляжу. На самом-то деле, все понемногу наладилось. И Олю я похоронила, как полагается. Теперь ее никто не обидит.
   И на последней фразе она сжала пальцы настолько сильно, что Ирина испугалась. Она попыталась вырваться, но кисти Кати словно окаменели. А затем...
   - Ай, пусти! - взвизгнула ангелочек и ткнула рукой девушке в живот, - я не знаю, кто ты, но лучше отпусти меня по-хорошему...
   И такая настоящая угроза прозвучала в ее голосе, что панкуша отпустила. Она не могла понять, что сделала не так. Но Ирина бегло проверила спину после того, как отскочила назад. И, взглянув на пальцы, увидела там кровь.
   - Извини, я не хотела... - испуганно пробормотала Катя, - это не я... вернее, это я, но не только... черт!
   Она схватилась за голову и попыталась привести мысли в порядок. Когда остальные конники подъехали ближе, они увидели, что между девушками произошел какой-то конфликт. И потому озадаченно остановились неподалеку, пытаясь понять, что произошло.
   - Ты хотела меня поранить? - не поверила собственный слова Ирина.
   - Да нет! Я-то не хотела... - и Катя зарычала в пустоту, - мне надоело! Ырынга! Не хочу я тебя покрывать. Ты все испортила!
   Услышав имя воительницы, ребята и вовсе опешили. Кто-то даже попятился назад. У Ирины глаза стали вдвое больше. И вид был такой, будто она молилась о том, чтобы это была ложь.
   - Она ведь мертва... разве нет? - пролепетал кто-то из друзей.
   - Не совсем, - повернулась к ним Катя, - я хотела рассказать об этом позже. Чтобы не портить вот этот момент нашей встречи... а, к черту романтику. Да, Ырынга здесь.
   - Где она? - недобро спросил Петя, выходя вперед, - прикончили эту сволочь раньше, прикончим и сейчас.
   Катя взглянула на него такими глазами, что парень содрогнулся. Этот взгляд! Такой знакомый. Животный и ненавистный. Но как?..
   - Она во мне, - сразу же сказала девушка, - и я не знаю, как это произошло. Но факт остается фактом: Ырынга заменила мне богиню.
   И немая шокирующая тишина. Никто не знал, что на это ответить и как вообще реагировать. Больше похоже на бред.
   - Ты у нее в плену? - заикнулась Ирина.
   - Нет! Черт, да нет же! - вспыхнула Катя, - только не спешите меня ни в чем винить. Но она помогла мне выжить. И за эти месяцы я даже успела ее простить. Да, не удивляйтесь! Она не такая, какой предстала нам впервые. Но все сложно уместит в две фразы. Просто это нужно обсудить. В спокойной обстановке.
   - Так где же она? - вдруг выступила вперед Кира.
   - Слушай, не надо... - попытался остановить ее Петя.
   - Перестань, - мягко возразила девушка, - не мешайте человеку при смерти вести диалог.
   - Кира... - Катя едва не прослезилась при виде нее, - как бы я хотела тебя обнять...
   - Я тоже. Но позволь сперва поговорить с Ырынгой лично.
   - Думаешь, стоит?
   - Быстрее, - поторопила ее девушка и вновь закашлялась, - иначе я откину ласты, не облегчив души. Я хочу лично сказать ей кое-что.
   - Что же? - стал резким и колючим голос панкуши.
   А лицо окаменело как раньше, когда Ырынга планировала всех убить. Ирина еще дальше отстранилась. В ее глазах появилось больше страха.
   - Здравствуй, Ырынга, - приветствовала ее Кира, - не думала, что нам придется еще раз увидеться. Но это правда, что ты помогла Кате выжить без нас?
   - Да, тут творилось такое, что без меня она бы погибла, - горделиво задрала та носик, - неужели вы скажите мне за это спасибо? Ввек не поверю.
   - Я не в том положении, чтобы врать. Видите ли, я продала душу дьяволу. И мое существование становится все невыносимее с каждым днем, - Кира перевела дыхание, - поэтому я сейчас прощаю тех, на кого уже не хочу держать зла. И мечтаю прикончить того, кого простить никак не получается.
   - Это Петр толкнул тебя на такой шаг? - удивилась воительница.
   - Кто ж еще? Он насолил многим. Но речь сейчас не обо мне. Ты готова принять мое прощение? - и после этих слов на Киру уставились десятки недоуменных глаз.
   - Мне это не нужно, - огрызнулась боевая дева, - это ваше личное дело. А я от Кати уже не уйду. Она умнее остальных. И это тело мне еще понадобится. Не хочу сдохнуть опять. Второй шанс не каждый день дается.
   Но было видно, что девушка тронута. Для нее это было так непривычно. Так дико...
   - Нужно, - криво улыбнулась Кира, - мы все поступили неправильно когда-то. В частности наш состав не знал всю правду о тебе. Поэтому так сильно не доверяли. Да и ты Визгарда пырнула...
   - Но я тоже тебя прощаю, - тут же откликнулся парень откуда-то с задних рядов.
   - Предательство, разлука, смерть любимых... это тяжелое испытание, которое не под силу даже богам, - закончила "королева бумажек".
   Ырынга была так удивлена, что чуть не прослезилась. Но поспешила как-то небрежно отбрехаться и отвернулась, бегло сдавливая пальцами переносицу. Все видели, что она и вправду расчувствовалась. И на душе ребят потеплело. Неужели старый враг не так уж плох и сможет стать союзником?
   В любом случае этот диалог предвещал начало чего-то нового. Непривычного и обязательно хорошего.
  

ХОЧЕШЬ МИРА - ГОТОВЬСЯ К ВОЙНЕ

  
   - Слабак, сопляк, нытик, - раздала в тот же день всем ярлыки Ырынга, - как вы такие ленивые и жалкие против демона выступать собрались?
   - Эй, убавь-ка обороты! - возмутились парни.
   - Что? - недовольно сквозь зубы цыкнула она.
   - Господи, - уткнулись в свои тарелки девушки, - опять она за свое.
   - Что за детский сад? Подгузники не поменять, лапушки? - вновь возопила воительница и жахнула кулаком по столу, - где план? Где боевой настрой и, в конце концов, хоть малейшее желание драться?
   - Его и нет, - пожала плечами Лена, - с какого фига ему появиться?
   - А где Коля опять? У вас до сих пор конспирация?! - заикнулся Тимка.
   - Да. Это очень важно для нас, - горделиво вздернула носик девушка.
   - Трусы, - дала и им прозвище Ырынга.
   - Ты че разошлась вообще? - вспыхнула эмо-кидка.
   - Господи, убей их всех, - закатила глаза Кира, у которой от шума раскалывалась голова, - или дьявол... ну или ты, Петя.
   - Я не хочу к ней больше приближаться, - хмуро проговорил он.
   - И это правильно, - припомнила тот случай "королева бумажек", - я теперь, блин, даже к Кате подобраться не могу.
   - Но ведь об этом можно и попросить...
   - Нельзя! - рявкнула на него Ырынга, - не встревать с глупыми вопросами, пока идет серьезный совет.
   - Какой совет? У нас ужин! - психанул Игорь, - или на тебя Визгард натравить, чтобы успокоилась? Кусок в горло не лезет под эти крики.
   - Во, молодец, парень. Отвлеки ее, пока мы доедаем, - загудели тут же остальные.
   Воительница состроила страшную рожу, заставив бедолагу забиться поглубже в свой стул. Затем она царственно подошла ближе и наклонилась к нему еще ниже. Чтоб совсем некомфортно было.
   - Так, ладно, возьму удар на себя, - подняла ручки Ирина, - Ырынга, давай я с тобой поговорю. Но на улице.
   - Они должны нас слышать, - ткнула пальцем в стол воительница.
   - Они устали с долгого переезда, - сложила ручки ангелочек, - мы им завтра все расскажем.
   - Они устали, - пересмеяла та писклявым голосом, - как будто я не устала? А вы Катю спросили, как она устала?
   - Как только она взяла ее тело - стала еще невыносимее, по-моему, - шепнул на ухо соседу Йорк.
   - Я тебя слышала!
   - Ырынга! - настойчивее проговорила Ирина, - идем со мной. Пожалуйста.
   И ей удалось-таки уговорить воительницу. Та бросила еще несколько оскорблений ребятам и удалилась с ангелочком прочь. Присутствующие наконец-то выдохнули.
   - Вам тоже показалось это подозрительным? - серьезным тоном проговорила Ира, оказавшись на улице, - то, что он отстал от нас?
   - Хоть кто-то разговаривает с нами обеими, - прорвалась на мгновение Катя.
   - Так, задвинься пока обратно, - вытолкнула ее вновь Ырынга, - конечно, это ненормально. Петр так просто не отступает. У него опять есть какой-то план.
   - Это меня и пугает, - нахмурилась ангелочек, - на небе тоже неспокойно. Может быть, он ждет, когда у нас окончательно пойдет разлад?
   - Так вы там вроде все в свои руки взяли. Нет?
   - Не совсем. Мы только видимость создали. Но все еще хрупко, - обрисовала ситуацию руками девушка, - сложно объяснить. Подавить первоначальное восстание удалось. Однако никого еще не изгнали.
   - А кто виновник этого всего?
   - Я не имею права говорить об этом прямо.
   - Ну, хоть намекнуть?
   - Первый по значимости был свергнут за свои деяния вниз. А тот, кто это сделал, теперь пошел по его стопам. Возможно, вольнодумство заразительно.
   - Если первый - это Люцифер, то второй... неужели архангел Михаил?
   Ира промолчала. Не сказала ни "да", ни "нет".
   - Ясно, - многозначительно хмыкнула Ырынга, - но я не думаю, что это как-то связано. Должны быть более веские причины.
   - Ты уже в курсе, что он убил Олю, Осипа и Киру из вашего состава? - вздохнула ангелочек.
   - Жаль, - почти равнодушно брякнула воительница, - не удастся перед ними душу облегчить. Ну и ладно.
   - Почему тебе все равно?
   - Да потому что долго жить я не планирую, - искренне призналась та, - и разошлись мы на плохой ноте. Поэтому давай не будем об этом.
   - Ну ладно, - грустно протянула Ира.
   - Одного я не понимаю, - вдруг вышла к ним навстречу Кира, - ты получила вторую жизнь после смерти и хочешь потратить ее на убийство Петра? А что если опять умрешь? Только в этот раз еще и с моей подругой в придачу.
   - А на что еще тратить свою жизнь? - усмехнулась Ырынга, - а если серьезно - то с живым Петром никому покоя не будет. Он как онкология. Дразнит затишьем, а потом - бац! И тебя нет. Лучше сразу вырезать эту опухоль, пока не разрослась. А подруга твоя... сделала выбор, как и ты.
   - У меня-то будущего нет...
   - А какое, блин, у меня будущее без двух подруг? - вернулась в разговор Катя, - и что если кроме тебя погибнут и все остальные?
   - Верно. Тем более, в плане рукопашного боя и фехтования - я самая сильная из вас. И знаю Петра дольше. Больше шанса подобраться к нему вплотную. А он силен настолько, что даже вас всех вместе взятых может не хватить для победы. Так что я тут точно не лишняя, - заверила их Ырынга.
   - Так мы решили? - серьезнее спросила Кира, - мои больные ноги ступили на эту землю не ради пустых разговоров. Все идем на демона?
   - Отколошматим его, как отбивную, - вдохновенно пропела воительница.
   - Я попытаюсь вам помочь, - кивнула Ирина, - хотя мне по-прежнему страшно.
   - А я по-прежнему тебя и не тяну, - заверила ее "королева бумажек".
   - О, я знаю. Но совесть сильнее слов, - слабо улыбнулась та.
  
   Олег вышел к реке с утра пораньше. Долго сидел по пояс в воде, делая вид, что ему не холодно.
   - Апатия и бездействие сменились несобранностью, раздражительностью и агрессивностью. Непривычно. Но, если не считать первого - мне нравится. И это напрягает больше всего, - признался юноша Нине.
   Девушка недавно только приплыла и смотрела на него снизу вверх обновленными глазами. По ней трудно было сказать, что она слушает. Но судя по поведению, амфибия даже внимала.
   - У тебя бывало такое, что хотелось решить проблему насилием? - спросил он, - когда ты готов свернуть кому-то шею, лишь бы тебе дали выспаться? Вот у меня сейчас нечто похожее. Ощущение, будто мне упорно не дают отдохнуть.
   Нина, возможно, от скуки, плавно крутанулась в воде торпедой. Она вообще ничего не делала. Просто плавала вокруг, либо зависала на поверхности. Но Олегу ничего другого и не нужно было. Идеальный собеседник! Не спорит и не поучает.
   - Я даже тебе немного завидую. Как ты думаешь, нимфы смогу сделать меня таким же? - выдавил он кривую улыбку.
   Девушка вновь уставилась на него. Сделала какой-то жест головой, похожий на отрицание. Хотя возможно она всего лишь поправляла волосы, которые залезли в глаза.
   - Я так и думал, - трактовал это по-своему парень, - знаешь, что смешно? При всей своей паршивой жизни я не хочу умирать. Странно, почему? Не вижу в этом логики...
   И он угрюмо уткнулся подбородком в коленки, глядя уже перед собой. Нина покрутилась еще некоторое время неподалеку и прилегла на мель рядом с ним.
  
   Все были на взводе, словно именно сегодня должно было случиться жуткое событие. Они собрались вместе. Демона нет. Но его невидимое присутствие ощущалось каждым. И наступила жуткая нервотрепка.
   - Я не позволю, - отчеканила Визгард, - ты не пойдешь. Не пущу!
   - Я знал, что ты это скажешь, - спокойно заметил Игорь, - но я-то пойду. И ты меня не остановишь.
   - Остановлю! - капризно поджала она губы.
   - Как? - грустно усмехнулся он и прикоснулся к лицу девушки, - Визгард, пойми. Я должен. И если ты мне не поможешь - я могу погибнуть.
   - Не манипулируй мной! - ударила она его по рукам.
   - Я? Манипулирую? Ты знаешь меня больше остальных. И прекрасно понимаешь, что я на это не способен, - юноша покорно отошел в сторону, - я хотел попросить тебя о последнем одолжении. О том, чтобы ты вселилась в меня по команде. И выжала все силы, какие только успеешь, за отведенные нам пять минут.
   - Но ты потеряешь контроль над телом после этого, - в ее голосе звучала тревога и угроза, - тебе нельзя отключаться в битве против Петра. Он прикончит тебя!
   - Он это сделает в любом случае, - холодно проговорил парень, - но если так - то я желаю по максимуму быть полезным в последние минуты жизни.
   - Не говори так, - испугалась богиня, - я не хочу, чтобы ты ходил...
   - Это я уже слышал, - он влюбленно заглянул в ее глаза, подошел и чмокнул в лоб, - не подведи меня, пожалуйста.
   Она глазами говорила, что боится. Но вслух не произнесла этих слов. Хотя Игорь и так все понял. Ему тоже было страшно.
   В это время Дима ругался со своими тенями. Неподалеку лежала Кира и слушала этот спор с нескрываемым раздражением.
   Цыган пытался отговорить их идти за ним, но дети упирались. Тогда он повернулся к "королеве бумажек".
   - Я не смогу. Они в любом случае пойдут за нами. Я их знаю. Может, лучше чтобы они были на виду?
   - Нет. Я не хочу нести за них ответственность. И как это они тебя не слушаются?
   - Легко. Это ведь беспризорники. Я подобрал их на улице и обучил. Они вольны не выполнять моих приказов.
   - Мне плевать на их гордыню и чувства сейчас. Придумай что-нибудь, - отрезала Кира.
   Дима недовольно поджал губы. Конечно же мелкие увяжутся за ними. Но проще было соврать командирше, чем детям. И он выбрал меньшее зло.
   Каждый готовился к грядущему событию по-своему. Когда Олег куда-то удалился, его заменила Ирина. Она молча стояла в воде, наблюдая, как ее сестра разминается. Сзади подошел Йорк. И тяжесть осознания не давала ему высказаться. Любой исход был неприятен: гибель или победа... ведь с Ирой они все равно расстанутся навсегда.
   Девушка обернулась и грустно так на него посмотрела. Она понимала, о чем думает юноша. Но слов не оставалось.
   Тогда Йорк сам подошел и обнял ее. И им так не хватало времени на то, чтобы расстаться. Казалось, что не хватило бы и вечности.
   Минуты решительности были длинными. Конники рассыпались по окрестностям, пытаясь настроиться и прийти в себя. Даже если и таилась в ком-то трусость - он ее мастерски скрывал. А те, кто не скрывали, искали силы в близких.
   Каждый вспоминал, с чего все начиналось. С каких-то детских смешных желаний. Лошадки, радости жизни, беспечное существование. А затем все как-то закрутилось... и не успели глазом моргнуть, как махнули через годы и оказались здесь.
  
   - Здорово, - вдруг явился Кире демон.
   Девушка аж подскочила, несмотря на слабость. И уставилась на него таким одичавшим взглядом, что он умилительно усмехнулся.
   - Каждый раз радует такая встреча, - весело проговорил Петр, - только не кричи. Я знаю, что вы хотите помериться со мною силами. По правде говоря, я тоже давно этого жажду. Так что, если желание не угасло - приходите сегодня вечером на самую широкую поляну недалеко от реки. На ту, где вас расшвыряло.
   - У меня столько вопросов сейчас, - девушка постепенно вернула себе самообладание, - но еще больше - ругательств. Раз ты пришел нас любезно пригласить - может быть, еще и расскажешь, как тебя убить?
   - Дерзишь? - невинно поинтересовался тот.
   Он был на себя не похож. Слишком добренький и ласковый. А где страшные глаза и попытка прикончить всех самым подлым образом?
   - Пытаюсь тебя понять, - призналась "королева бумажек", - думаешь, у нас ничего не получится?
   - О нет, что ты! Конечно, я хочу, чтобы вы пришли и просто убили меня, как котенка, - рассмеялся он, - я весь ваш! Забирайте, пока не передумал.
   Демон развел руки в стороны и исчез. Также неожиданно, как и появился. Дурные предчувствия Киры только усилились.
   - Он уверен в своей победе, - срывающимся голосом проговорила она, собрав совет позже, - он просто издевается над нами! И водит за нос. Я не хочу лететь к нему в лапы, как мотылек на огонь. Кто-нибудь из присутствующих может хотя бы прикинуть, что нас ждет?
   - Я же говорю, что тактики у нас нет, - проворчала Ырынга, - но, честно говоря, с Петром ее сложно продумать. Он был всегда очень скрытным. И наносил удар исподтишка.
   - Разве наших совместных усилий не хватит, чтобы прикончить его? - спросила напрямую "королева бумажек".
   - Вряд ли, - однозначно ответила воительница, - он вам не все секреты еще показал. И вы про него почти ничего не знаете. Он запугал богов так, что они держали рты на замках и не распространялись даже об очевидных вещах. Последствия проболтавшихся вы знаете. Оля мертва. Кира, похоже, убита за одни только подозрения. Хотя вот именно она могла бы рассказать вам больше всего интересной информации. Но люди такие тупые. Вы, кажется, с нею поссорились...
   - Вот только давай без нравоучений, - нахмурился Петя.
   - Как скажешь, сладкий, - скуксилась она, - только если будете тупить и дальше - я подставляться не стану. Развернусь и уйду с поля боя. И Катя мне не помешает в этом.
   - Чего ты от нас хочешь? - вскипел Онуфрий.
   - Чтоб прислушались. Без лишних эмоций и каприз, - сложила она руки вместе, - вы хоть знаете, как демон скачет в пространстве? Типа телепортируется, как у вас говорят. Вижу, что не знаете. Так вот я расскажу примерную схему. Ничего не исчезает из пространства целиком в никуда. Тело может лишь перемещаться между измерениями и мирами, может видоизменяться и приобретать новые формы. Но не растворяться бесследно. И если прикинуть, что Петр способен свободно манипулировать скачками между адом, землей и другими измерениями - то теоретически можно выследить его траекторию. И при большом желании даже возможно подловить. Проблема лишь в том, что кто-то из вас должен иметь схожие способности к телепортации. Кто-нибудь имеется?
   Конники озадаченно переглянулись. Уже на этом этапе они посчитали бой проигранным. Воительница хлопнула себя по лицу.
   - И на что вы вообще надеялись...
   - Пропустить бой нельзя, насколько я понимаю, - хмуро заметил Петя.
   - Нет. Если вы не придете к нему - он сам настигнет вас врасплох. И помимо вас пострадают жители Бойцева, - кивнула Ырынга, - мне-то пофигу. Но вы тут вроде как добренькие...
   - Не паясничай, - вновь одернула ее Кира, - но лишние жертвы нам ни к чему. Несмотря на то, что больше хочется думать о собственной шкуре, невинные люди нам не безразличны.
   - Еще один минус не в вашу пользу, - воительница сделала вид, будто что-то записывает на руке, - жалость в бою вредна. Честного боя, как известно, не существует.
   - А может быть, нам самим удастся его как-то обмануть? - подала голос Ирина, - зачем ломиться в лоб?
   - О, хоть кто-то учится на своих ошибках, - обрадовалась Ырынга, - только я еще хотела предупредить о том, что Петр может нас подслушать. Он не умеет делать это на расстоянии, но умеет появляться в пространстве бесшумно и неожиданно.
   И все рефлекторно оглянулись. Вроде бы они были одни в комнате. Но неуютные ощущения усилились вдвое.
   - У нас осталось всего несколько часов, - грустно заметил Онуфрий.
   - А на руках до сих пор ничего нет! - жалобно пискнула Ирина.
   - Отставить панику! - рявкнула Кира, - нам главное понять конечную цель. Тактику придумать можно, но, боюсь, когда начнется хаос, она рухнет, как карточный домик. Поэтому в какой-то момент придется действовать по наитию. А значит, каждый должен хорошо осознавать свою роль.
   - И кто займется распределением ролей? - уже более заинтересованно навострила ушки Ырынга.
   - Я займусь этим лично. Но буду рассказывать всем индивидуально. Чтобы исключить возможность подслушивания и утечки информации, - объявила "королева бумажек".
   - То есть в целом мы тактическую картину не узнаем? - удивился боксер.
   - Именно, - кивнула Кира, - потому что цельной картины у нас не было, нет, и не появится. Ребята, это самоубийство. Я сразу вам об этом говорила.
   - Нужно хотя бы чуточку повысить шансы, - сложила вместе пальцы Ырынга, - даже если многие умрут, но прикончат демона - это будет победа.
   - Для тебя это победа. А для других - страшное горе неоправданное, - пожаловалась Ирина.
   - А на *** тогда вообще было на это соглашаться? - вспылила та на повышенных нотах.
   И вновь чуть не сорвалась с цепи, покрывая всех по матери и бабушке. Совет вступил с нею в конфликт, который был больше похож на базар. У Киры от всего этого снова начались боли и шум прекратился.
  
   Часть лошадей не найдено. Ситуация не прояснилась. Свои роли понятны плохо. От страха у ребят подкашивались ноги и дрожали коленки. Они собрались с кем-то сражаться? Целенаправленно? Желая убить?!
   Хотя некоторым уже приходилось делать нечто подобное, но все же столкнуться с врагом лицом к лицу было не так-то просто. Одна Ырынга излучала абсолютную уверенность и подобие позитива. Хотя как только они вышли на место встречи, ее взгляд тут же переменился. Глаза стали более холодными и колючими. Она вся превратилась в слух.
   Но демон не планировал нападать со спины в этот раз. Он стоял себе на другом конце поляны и просто ждал их, облокотившись о дерево. При виде конников заметно приободрился. Его лицо полоснула опасная улыбка.
   - Вот мы снова и вместе. Как в старые добрые времени, - благосклонно проговорил мужчина, слегка растягивая слова, - все ли в сборе? Не считая тех, кто уже умер.
   Никто не имел представления, как все должно начаться. Поэтому ребята стояли чуть врозь с озадаченными лицами. И частенько поглядывали на Киру. Она хоть и была в паршивом состоянии, но вызвалась идти в первых рядах. Спешилась с незнакомого коня, скинула амуницию и отправила его в свободный путь.
   Ей не поможет лошадь в этой битве. И даже наоборот, может помешать. Если уж и выступать верхом против такого сильного противника - то на Халве. Но куда она пропала?
   Следом спешились и Петя с Онуфрием, повинуясь тому же принципу. Тем более, они старались быть ближе к Кире и не отставали от нее теперь ни на шаг.
   - Ты один, а нас намного больше. Как-то раз ты говорил, что сильнее нас всех вместе взятых. Думаешь, за эти годы ситуация не изменилась? - проговорила "королева бумажек".
   - Отнюдь, конечно, изменилась! - обрадовался ее словам Петр, - в худшую для вас сторону. И вот встречный вопрос от меня. Кира, зачем ты пришла? В тот раз я не добил тебя, потому что чужая душа еще таилась в теле. А теперь-то ты пуста, - и он ядовито сощурился, - ну как тебе это, кстати? Не пожалела о своем выборе?
   - Пошел ты с такими вопросами, - выругалась вполголоса она, едва стоя на ногах.
   - Ну, тогда отправляйся в ад следом за душой! - скомандовал демон и взрыл землю под ее ногами.
   В последний момент девушку успел схватить на руки Петя. И они оба канули куда-то вниз. А сверху налетела каменная волна... которая разбилась о тело Онуфрия.
   Вот оно! Все началось...
   И с визгом еще часть ребят рухнуло под землю. Ира кинулась кому-то помогать, но ее снесло куском камня в сторону. Перекатившись с ним так некоторое расстояние и отбив все части тела, девушка не поднималась. То ли отрубилась, то ли приходила в себя. Или вовсе погибла?
   Йорк вырвался из пучин неведомым зверем и без разбору кинулся вперед. А чего тут разбирать? Земля будто бы кипела!
   Но не успел он и пары прыжков сделать, как прямо перед его лицом мелькнуло лезвие. Спасло лишь чудо... а сам носитель чуда получил удар затвердевшей глиной по голове.
   - Неееет, - заревел от боли Тимка, - я тут с вами не останусь. Тем более без Олеси. Я сдохну в два счета!
   И это был не просто страх. А обоснованная правда. Юноша нашел в хаосе своего коня и поспешил на него запрыгнуть. Но в этот самый момент их подбросило вверх, как на супер-быстром лифте. И то, что их подкинуло, словно пушинки, тут же исчезло из-под ног. Вниз падать не меньше десяти метров. Ноги переломать - раз плюнуть.
   - Держись! - выпалила Зина и в последний момент сплела под ними сетку, - и валите в ту сторону. Где меньше народу.
   - Спасибо, - удачно приземлился Тим, - я не бесполезен тоже. Но здесь ловить мне нечего.
   И он вселил в себя бога, снимая с шеи и руки игральные кубики. Что-то прошептал и бросил перед собой. Те закрутились, издав небывалое сияние и расширились, создав непробиваемый коридор. Почти как щит Олеси, но временный. И не причинял боли носителю.
   - Жаль, всего по несколько секунду кубы работают, - проворчал конь.
   - Зато я знаю все комбинации и умею их подбирать, снижая шанс случайности, - похвастался бог, - эх, Тимка, призвал бы раньше!
   А радость Зины была недолгой. Стоило ей уберечь парня от гибели, как часть оживших камней выросла над нею гигантской волной. И этот ужас бурлил, менял формы и очертания. И, казалось, охотился на девушку, присматривая более удачный ракурс для удара...
   - Нехорошо... - вцепилась она в гриву Ириной кобылы, - бежать! Бежать-бежать-бежать! И лететь - вообще шикарно!
   Кобыла расправила крылья и взмыла в небо, оставляя разруху позади. Но сверху было не безопаснее. Земля и мусор будто бы существовали сами собой. И пару раз их едва не подбило.
   - Как же меня это достало, - выпалила олененок и направила руку в сторону летящего валуна, - может это тебя остановит?
   Крупный камень вдруг стал бумажным, и его унесло ветром. Но не успела Зина обрадоваться, как кобыла вильнула вниз, избегая новой атаки, и девушка едва не слетела с нее.
   Превращать так каждый снаряд в бумагу сложно. Их надо видеть. А если попытаться превратить в бумагу землю? До центра не достать. И Зина с горечью поняла, что ее силы здесь не универсальны.
   - Откуда у него такая мощь? - выкарабкались наружу Кира с Петей, - землетрясение - еще ладно. Но телекинез...
   - Он забирает силы убитых богов. Частично. Не забыли? - бросила на бегу Ырынга.
   - Оля, Кира и Осип... - Петя обескураженно оглянулся на "королеву бумажек", - он может убить одним прикосновением без меча!
   - И пользуется телекинезом, - хмуро добавила та.
   - Он не убивает прикосновение, но может обездвижить на время. Ну, или сломать все кости. Прыгает в пространстве. И у него чертовски отменная интуиция, - метнулась в противоположную сторону Ырынга, - подозреваю, что молниями тоже умеет шмалять... почему я одна бегаю, как угорелая? Не халтурить!
   И она с размаху напрыгнула на возникшую поблизости фигуру Петра. Он с легкостью отразил ее удар, оскалился и исчез. Девушка застыла и в последний момент закрыла шею мечом. Новая тактика в очередной раз спасла. Клинок едва коснулся Барона, как Ырынга сделала резкий разворот и ударила током в сторону предполагаемого врага. Он избежал и этого. Но хотя бы не убил.
   - Да, ты стала сильнее с возможностью предсказывать, - рассмеялся демон, оказавшись впереди, - но все также предсказуема.
   - Проснись и пой, - ухмыльнулась она.
   И тут в Петра поездом въехал каменный Онуфрий. Но то ли из-за фразы воительницы, то ли из-за собственных удивительных способностей, Петр успел опять исчезнуть. Однако юноша смог его коснуться. В их условиях боя даже это казалось чудом.
   - Как тебе удалось так неожиданно выскочить? - с одобрением выпалила Ырынга.
   - Слился с местностью, наверное, - проворчал парень и огляделся, - он в одного задает нам трепку. Что за черт?
   Ирина только сейчас зашевелилась. Аккуратно коснулась руками земли и с кряхтением привстала. Попасть под удар в начале же боя? Оказывается, возможно. И никакие божественные и ангельские силы не помогли. Голова гудела, ноги дрожали. Все это время она валялась словно в прострации, мысленно прощупывая себя. Болели кости чудовищно. Но вроде бы ничего не сломано... или все же сломано? Опять это неприятное чувство... Что с остальными-то?
   - И снова привет, - окликнул ее демон и... схватил за горло.
   Девушка ужаснулась и замерла. Как будто ее насквозь штифты пробили. Послышалось знакомое шипение. Только в отличие от нее Петр даже не поморщился, позволяя пальца обуглиться. Малышка заглянула в его глаза и вовсе обомлела...
   И вдруг очнулась в другом месте после удара. Увидела свой труп в руках демона и испугалась еще больше. Только вот Петр был настороженно озадачен. Поднял лицо, столкнулся с нею взглядами и все понял. Только до нее еще не доходило.
   - Олег! - заорал на все поле мужчина, смешивая в этом кличе угрозу и насмешку, - выходи, подлый трус! То-то я тебя с другими не заметил. Где же ты прячешься, предатель?
   И он исчез. Ирина взвизгнула и бросилась обратно к остальным, пока не стало поздно. Так сильно дважды опростоволоситься - уму не постижимо!
   Но в какой-то момент друзьям удалось собраться. Это было подозрительным, что демон до сих пор еще никого не прибил. И потому смелости немножечко прибавилось. Бой протекал опасно, но не так, как они себе представляли. Через пять минут конники стали находить брешь в тактике Петра. А именно его суета в поисках настоящего Олега заставляла делать осечки.
   И вот в один момент он перестал на них охотиться и вскинул руки, заставляя землю остановиться. Ребята напряглись. Демон излучал сарказм.
   - Вы думаете, что загнали меня в угол? - расхохотался он, - если клонирование - ваша лучшая стратегия, то я удивлен.
   Он шевельнул пальцами в воздухе и взрыхлил почву как-то иначе. Теперь мужчина не пытался дотянуться до ребят и вообще, как будто не обращал на них внимание. Через мгновение, его кисти целиком взметнулись вверх, вскрывая раны земли.
   И оттуда на поверхность полезли адские твари разных размеров и обличий. И они трещали, скрипели, цокали зубами, при виде добычи. Был среди них и один высший, если верить скромным познаниям ангелочка.
   Около сотни опасных существ! Или даже больше. И всего шестнадцать человек конников. Они поняли, что где-то просчитались...
   - Это те самые жертвы, которых я обещал вам, - громогласно объявил своей армии Петр, - можете убить любого. Забрать их души. Или разорвать глупцов на части. Я разрешаю!
   - Мамочки... - прошептал кто-то в рядах людей, - почему никто не сказал, что их будет так много?
   - Приготовиться! - рявкнула Ырынга, - это будет чертовски сложно.
   - Победить?
   - Выжить, - хмуро отрезала она.
   Теперь-то все прояснилось и встало на свои места! Петр позволил конникам собраться вместе, чтобы прихлопнуть их разом и при этом обезопасить себя родимого. Раз души не смог выманить обманом - значит, проблему нужно просто устранить.
   А то, что он ввязалась в кратковременный бой один против толпы - это был его способ узнать, чему они научились. Похоже, убедился, что ничего нового супер-сильного дети не изучили. Поэтому успокоился и в приподнятом настроении призвал друзей. Нужно только отыскать и убить Олега. Остальные бойцы - сущий пустяк.
   И чудища пустились в бой. И самым ужасным было то, что каждый воспользовался своим способом передвижения. В следующую же секунду множество существ выбрались из-под тонкой земляной коры, спикировали с неба или вылезли из невидимости, нацелившись на жертв.
   - Прочь! - зарычала Лена, распоров одному брюхо.
   Затем отскочила от смертоносного удара и махнула клинками в сторону. Она скашивала врагов на расстоянии, а некоторых рубила вблизи. Их с Колей тактика по-прежнему действовала!
   Но недолго. Собственная кровь брызнула на землю, когда девушка получила удар в ногу. К счастью, вскользь. К сожалению, адское оружие имело дурные свойства. И в данный момент вся нога эмо-кидки отнялась, будто ее отрезали целиком.
   Вскрикнув, она рухнула на колено и испуганно вонзила клинки перед собой. Хотела отползти в сторону, но тварь была беспощадно быстрой. И стоило ей приблизиться к жертве, чтобы вцепиться в нее зубами, как казак вышел из конспирации.
   - Их двое! Двое! - зарычали остальные, - мы так и знали. Опасайтесь невидимого.
   Они еще не догадались о скорости Коли. Но то, что его рассекретили, немного досаждало.
   - Сражайся на одной ноге, - выкрикнула Ырынга и с ходу запрыгнула на отвратительную жирную шею какого-то демона.
   Скрестила мечи, распилила его черепушку на части. Затем вонзила Вальса сверху и пустила ток. Отпрыгнула через сальто назад и с разворота перерубила шустрого беса. Стоять на месте не получалось ни секунды.
   - Сама-то так можешь? - разозлилась Лена.
   Взгляд Ырынги сверкнул ненавистью. Она ничего не сказала и просто кинулась вперед, бросив девушку одну с Колей.
   - Ее нужно вынести с поля! - крикнул ей вслед казак.
   - У меня другая миссия, - наотрез бросила воительница и скрылась в толпе.
   "Нельзя так", - попыталась ворваться в сознание Катя.
   - Ты слышала Киру. Она сказала, что нашей главной целью является Петр. И нельзя никому позволить нас остановить.
   - Да, но так мы потеряем друзей...
   - Плевать. Если не убьем демона - все будет зря. Признай, что ты тоже это понимаешь, - и Ырынга злобно зарычала, - в конце концов, ты сама говорила, что вы уже не дети и можете позаботиться о себе. Ее спасут. Увидишь.
   На самом деле, она так не считала. Но панкуше нужен был хоть один аргумент, чтобы загнать чувства поглубже. Она тоже не смела ослушаться приказа "королевы бумажек". Но конкретно в этот было трудно поверить. Индивидуальные указы оказались не такими уж глупыми и детскими. Жаль, только, неизвестно, что она сказала другим.
   Когда тени Димы вступили в бой, стало ясно, что они впервые столкнулись с такими тварями. И цыган в ужасе понял, что они не справятся.
   - Нет, ребята! Стойте! - бросился он им наперерез, но малышня на конях рассыпалась от него в разные стороны, - не будьте так самоуверенны. Вы не справитесь!
   Вместо того чтобы сражаться, помогая друзьям, юноша кинулся спасать теней. Но это было почти невозможно.
   - Какого черта? - зарычала Кира и вновь ослабла, упершись в плечо Пети, - я ведь его предупреждала...
   И тут один из демонов вдруг вырос больше, чем на три метра. При этом он передвигался очень быстро и с радостным воем... подмял одного из всадников. Самого нерасторопного. И произошло это так быстро, что Дима даже не успел осознать всего ужаса ситуации.
   Но когда до его сознания дошло - изменить что-либо было уже поздно. Цыган кричал. Но на земле творился настоящий ад. Все вокруг крутилось и пыталось убить друг друга. Даже сквозь него летали смертоносные орудия, которые, к счастью, не могли ранить юнца.
   Диму обогнал сильнейший поток воздуха. Эта струя ударила в монстра с такой мощью, что он пошатнулся и почти упал. Но кто-то повторил маневр, и демон был вынужден отойти назад на пару шагов.
   Цыган на ходу спрыгнул с коня и добежал до тела мальчика. Сжал пальцами свою одежду и упал на колени. Представший вид был слишком страшен... от такого падали в обморок даже взрослые крепкие мужчины.
   - Твою ж... - чуть не вырвало Олесю, и она вырвалась из хватки Олега, ударив его в плечо, - почему ты не спас этого мальца?
   - Я не всесилен, - нарычал на нее юноша, - я могу создать копии целого городского населения. Но Диминых теней увидел слишком поздно. Нас о них даже не предупредили!
   - Но теперь ты их видишь. Не дай остальным погибнуть! - чуть ли не плача кричала она.
   - Нужно время, чтобы как-то им помочь, - резко ответил тот, - ничего не обещаю. Происходит какой-то хаос.
   "Есть только один выход, чтобы их спасти", - с горечью подумал цыган. На удивление, от пережитого стресса, его мозг наоборот активизировался. Никаких обмороков, слабостей и слез. Только холодная расчетливость. Да горячее сердце.
   - Кони! - сложил вместе ладони Дима, - ДОМОЙ!
   Он повторял эту команду из разу в раз, раздирая глотку. Отчаянием заполнялись его глаза. Но юноша продолжал проделывать этот клич.
   И лошади услышали! Безропотно повинуясь команде своего тренера и главного хозяина, животные развернулись и бросились наутек на полной скорости. Дима успел обучить их этому сложному приему. Главное условие исполнения - это то, что кони не должны останавливаться, несмотря на побои, боль во рту и т.д. И хотя тени ругались, кричали на лошадей и пытались их развернуть, у них это не получалось.
   "Глупцы. Вы слишком похожи на меня. Только магических способностей не хватает", - с мимолетным облегчением смотрел им вслед Дима. Только так он мог спасти детей. Уж лучше жизнь, чем гордыня.
   И тут в небесах вновь возникли знакомые сияния. И если раньше конников пугал этот свет, то теперь вызвал непередаваемый трепет. Наконец-то подмога!
   - Мы не одни! - воинственно закричала Ирина, взмыв над полем боя, - с нами ангелы!
   - Вкусная! - и несколько десятков зубов раскрылись в самой близости от девушки.
   Она в последний момент успела создать копье, которое попало в пасть вместо ее хрупкой ручки. Оружие рассыпалось в прах! Но осколки оказались мучительными для твари.
   - Аааа! Дурная девчонка! Не вкусная! Не вкусная! - завопило оно жалобно, упав жабьим пузом обратно на землю.
   Из его рта вытекали вонючие потоки. Что-то заменяющее кровь и гной. Ужасного цвета. Разящее на многие метры вокруг.
   Ирина же с трудом переводила дух. Неописуемый страх от такой близости к смерти охватил ее. Все было настолько быстро, непредсказуемо и страшно, что казалось чудом, что еще никто не погиб... кроме ребенка.
   "Это не чудо, - тут же упало настроение малышки, - нужно срочно это закончить!". И создав из воздуха второе копье, Ирина взмахнула рукой, призвав часть армии, и кинулась туда, где мелькнула фигура демона.
   - О, Ырынга, снова ты, - молниеносно отбил ее серию ударов Петр.
   Девушка из кожи вон лезла, чтобы дотянуться до него хоть немного. Но ей не хватало ни скорости, ни изворотливости.
   - Это тело слабее, - сощурился демон и с такой силой оттолкнул воительницу мечом, что бедолага перевернулась.
   Но она успела встать до того, как в землю вонзилось острие. Однако силы начали понемногу утекать. И это оказалось страшно. Ырынга поняла, что как только волна адреналина схлынет, она просто оцепенеет и рухнет. Невозможно истощать ресурсы до бесконечности. А значит - нужно спешить!
   - А тебя я предвидел, - вдруг выдвинул меч в другую сторону демон.
   И в миллиметре от него на дыбы встала Храбрая. Как Петр смог предугадать их ход? И как увидел приближение?
   - Спасай лошадь! - вдруг закричала Катя, прорвавшись в ужасе обратно.
   Коле не оставалось ничего, как предотвратить удар, завалив кобылу на себя. Демон неоднозначно хмыкнул. Эти люди так глупы. Покалечить себя ради спасения животного?
   - Сломал ключицу, бедолага? - усмехнулся он, наблюдая за тем, как юноша не мог подняться.
   Кобыла испуганно ходила вокруг, скалилась на демона. Но Коля все не вставал. Он держался пальцами чуть ниже плеча и скрипел зубами.
   Ырынга попыталась напасть сзади. А Храбрая приготовилась защищать хозяина спереди. Но Петр исчез и появился только рядом с казаком. Занес меч и опустил его на человеческое горло...
   Друзья успели испугаться. У кого-то потемнело в глазах. И только остервенелое выражение лица демона заставило их остановить рвущийся крик.
   - Так, понятно, - обыденно и раздраженно проворчал Петр, - Олега я еще не нашел. Чертов мальчишка. Кто бы думал?
   И он вновь исчез. На месте убитого клона не было крови. Он закатил глаза и просто исчез. Кобыла ошарашенно и растерянно уставилась в пустую землю. Где ее хозяин?
   - Он ищет нас, - запаниковал слепой Олег, - Олеся! Пора.
   Она вновь вырвалась из его хватки и достала бритву. Однако юноша недовольно хмурился.
   - Больше. Мне нужно намного больше. Этого не хватает!
   - Но чем я тебе помогу? - бросилась она в сторону в поисках нужного инструмента.
   И тут откуда-то со стороны в парня прилетело копье. Он вскрикнул от неожиданности. Олеся тоже подскочила, как ошпаренная и поставила щит от дальнейших атак. И вовремя. В этот самый миг на них выскочил демон, но не смог с первого раза пробить защиту девушки.
   Ее тело от бедра до плеча рубануло кровавой полосой. Бедняга завизжала и упала на землю. Но барьер не сняла.
   - О да! Так лучше! - запоздало обрадовался Олег.
   - У тебя рука пробита, - крикнула ему в запале подруга и вновь уставилась на демона, - черт-черт-черт...
   - Идеально! - выпалил друг.
   - Тут Петр! - завизжала она и сжалась в комочек, как только увидела, что он опять заносит руку для удара.
   Она знала, насколько это будет больно. И только Олег успел сориентироваться. Он наугад протянул кисть вперед и успел коснуться ее плеча в последнее мгновение. Всю боль, какую она могла испытать от рубки демона, юноша взял на себя. И когда это ощущение совместилось с тем, что он испытывал из-за пробитой руки, парня чуть не хватила передозировка. Хотя в настоящем положении ему это было очень некстати. Не хватало еще потерять контроль преждевременно.
   Петр смерил их животным взглядом и спрятал меч за спиной. Растопырил пальцы над землей и под ребятами мгновенно образовалась глубокая дырища.
   И они бы упали туда, если бы Олеся не успела окружить себя полностью бесцветным полем. Однако надолго держать в воздухе двух человек она не смогла б...
   В последний момент Петр исчез, не доделав начатое. Затем появился с другой стороны, но и здесь ему кто-то помешал. Причем, ребята не понимали и не видели, кто мог заставить демона отвлечься.
   - Ты слишком быстр, чтобы быть одним из них, - прошипел в пустоту мужчина, - кто ты, неуловимый охотник? Кажется, я обрел слишком много врагов.
   И тут он сделал какой-то обманный маневр, что позволило ему на мгновение заметить преследователя. И это вызвало не удивление, а смех.
   - Валькира! - радостно и торжественно выпалил Петр в воздух, - как я мог про тебя забыть? Что-то ты припозднилась, дочурка?
   - Не называй меня дочерью, гад! - вспылила она, набросившись на него снова.
   Демон схватил ее за руку. Но девушка оттолкнулась от него ногами и выскользнула раньше, чем тот успел сломать кости. Она слишком долго знала его. И была готова ко многим приемам.
   - Зачем ты помогаешь людям? - удивился тот, - или ты просто хочешь воспользоваться ими, чтобы добраться до меня?
   - Это месть. Ничего больше, - безумно улыбнулась Валькира в ответ.
   - Что ж, я рад, что ты не стала лучше, - хитро сощурился мужчина, возвращая в руки меч, - ты растешь достойным демоном.
   - И мне будет еще больше чести, когда я тебя сожру, - остекленели ее глаза, как у змеи.
   - Если получится, - и он вновь исчез.
   Валькира затрещала зубами и кинулась за ним. Она умела прыгать между пространствами не хуже. И пару раз ей удавалось выследить папашу, но не получалось подобраться максимально близко. А в какой-то момент она вообще потеряла его из виду. Как так?
   Когда сражались ангелы и демоны, большинству конников оставалось только тщетно метаться и спасать свои шкуры. Они уже ничего не понимали и не могли предпринять. Просто в последний момент отскакивали от смертоносных выпадов, отбивались от клыков, совершали какую-то магию и вновь убегали.
   Невозможно было понять, что происходит. Где Петр? Куда нужно идти? Страх заволакивал разум. Хаос отнимал силы.
   - Мне этого больше не вынести, - с содроганием просипела Кира, падая на колени, - Петя... я больше не могу. Опять... он опять это делает! Зачем?
   И она закричала, выдавая себя с потрохами. Юноша только-только переместил их в укрытие. И увидев вновь припадки, он просто остолбенел. Злость вперемешку с отчаянием скопились в сердце и заставили прижать возлюбленную к себе. Его силы тоже были на исходе. Ведь приходилось тащить двоих!
   Но бедная "королева бумажек" все не унималась. И очень быстро к ним под камушек заглянули довольные жадные морды...
   И тут их всех подняло в воздух, как пушинки. Зависнув в нескольких метрах над землей, демоны и бесы озадаченно переглядывались. Кто-то даже попытался плыть, потешно трепыхая лапками.
   А Петю тем временем больше заботило другое. Такими силами владела только богиня. Как Кире в ее состоянии удалось провернуть подобное?
   Девушка при этом даже не поднимала головы. И как только чудовищ раскидало в стороны, а некоторых даже удачно впечатало головами в землю, почва недалеко от укрытия вновь треснула. На ней бедной уже живого места не осталось!
   "Новые демоны", - обреченно подумал Петя. Парень уже не удивлялся. Он устал. А чувства стали притупляться. Все было как в бреду.
   - Это еще что? - сощурился Петр, оказавшись неподалеку.
   Он приглядывался к непрошенным новичкам. И как только они целиком выбрались наружу... его лицо впервые выразило мимолетный испуг. Высшие!
   - Это ты просила у дьявола смерть одного демона в обмен на душу? - прогрохотал один монстр, обращаясь к Кире.
   Бедная девушка была уже почти в беспамятстве. Ее морозило и бросало в жар одновременно. Вся покрытая потом и мурашками, она смогла лишь приоткрыть один глаз. И слабо кивнула. Петя вообще молчал и только лишь прижал ее ближе к себе.
   - Хорошо, девчонка. Тебя мы не тронем, - промычал второй монстр, - но когда все закончится - знай, что больше одолжений не будет. Ни тебе, ни твоим друзьям.
   - Да поняли мы, поняли, - выругался Петя, - делайте уже свою работу. А то он всех заколебал.
   - Не дерзи, - проворчал один высший и дал юноше щелбан.
   Да такой сильный, что у того кровь пошла из-под волос. А в голове все загудело, будто его запихали в колокол и стукнули по тому снаружи. И состояние было таким паршивым, что парень даже на мгновение прилег рядом с "королевой бумажек". Они были легкой добычей в этот момент.
   - Что мы делаем? - спросил на ходу Тим.
   - Не знаю, - признался бог.
   - А конь знает?
   - И конь не знает, - ответил Вихрь.
   - И что делать дальше?
   - Бросай кубик.
   - Мы уже десятый раз это делаем. Все взрывается, растворяется, сыпется в Тартар. А толку?
   - Создать больше шума.
   - Мы хоть кому-нибудь помогаем?
   - Не спрашивай. Просто кидай.
   - Вы оба такие гениальные! - и Тимка все-таки в очередной раз бросил.
   Олеся как-то с усилием перетащила себя с Олегом на твердую поверхность. Она выдохлась, изнывала от неприятных ощущений. Но отступить уже не могла. Нигде не будет лучше. Петр устроил побоище, раскинувшееся аж до горизонтов. Возможной даже казалась мысль, что несчастье настигло и Бойцева. Хотя оно, по идее, черти где находилось.
   - Это вам, - спустилось неподалеку два ангела.
   Один держал в руках раненую Лену, а второй - ругающуюся Зину. У Олеси просто руки опустились. Еще двух человек ей под крыло!
   - Я в сотый раз вам повторяю! - визжала при этом олененок, - демонические и ангельские раны мне не подвластны! Как я их буду лечить?
   Один из ангелов смиренно вздохнул и достал из мешочка какой-то эликсир. Капнул его на рану девушки и улетел с товарищем, оставив конников наедине.
   - Час от часу не легче, - застонала эмо-кидка, повиснув на руках подруги, - что это за дрянь?
   - Она дымится, - с сомнением проговорила Зина, - надеюсь, не серная кислота.
   - А по ощущениям похоже! - проступили слезы на глазах той, - сделай что-нибудь, умоляю!
   - Хоть бы объяснили немного, умники, - проворчала подруга и аккуратно положила Лену на землю.
   - Петр тут уже бывал. Если он снова нагрянет - я вас вряд ли смогу защитить, - предупредила их Олеся.
   - Черт, мы не добровольно приперлись. Нас принесли! - сорвалась олененок, - хватит ныть! Я одна, что ли за всех упахиваюсь?
   - Кто бы говорил, - хором откликнулись остальные.
   - Значит, не бесите меня. Иначе залечу кого-то до смерти, - ткнула она в них двумя руками.
   Присутствующие сдержанно промолчали.
   И тут они услышали странный надвигающийся шум. Такой вроде бы знакомый... но при этом его успели позабыть. Как будто водопад появился из неоткуда. И приближался с ненормальной скоростью.
   - Нина, - догадались девушки, переглянувшись.
   И это был правильный ответ. Из водоема, раскинувшегося неподалеку, скакал табун лошадей. Когда-то девушка проделывала этот прием с богиней в теле. А теперь летела над землей, заточенная в собственной волне. По факту, она из воды не выходила, а принесла ее с собой. Огромной гигантской скачущей волной.
   И стоило ей сфокусировать взгляд на демоне, как водная струя выстрелила вперед с небывалой скоростью. Человеческий глаз не успел зафиксировать момента атаки.
   Примерно также не отреагировал и Петр...
   Чужие челюсти сомкнулись на его плече. Послышался хруст, какой-то треск. И демон с воем ударил ей в челюсть. Морскую нимфу отшвырнуло с такой силой, что она даже выпала из пузыря. Ее челюсть смотрела в другую сторону. Очень опрометчиво было вот так лезть на рожон. Но инстинкты, похоже, брали верх. Вечер постепенно закатывался в темноту.
   Но она не подпустила его близко к себе. И не позволила нанести ответный удар. Волна ожившим монстром нависла над Петром и рухнула на землю, словно молот. Мужчина успел исчезнуть. И этот досадный факт действительно не мог его не печалить. Что-то убегать приходится все чаще. Неужели конники не настолько беспомощны?
   Однако стоило демону нацелиться обратно на нимфу, как мощный воздушный поток вновь ударил его в грудь, снося с дороги. Петр оскалился и уставился перед собой. При виде Игоря слегка нахмурился. Тот стоял напротив и крутил пальцем над собой, создавая за спиной подобие смерча.
   - Ясно. Ты поглотил ее, пока это не сделал я, - медленно с угрозой проговорил демон, - однако, люди удивительнее, чем я думал. Поверьте, с богами было проще.
   И тут со стороны на Игоря выскочила какая-то визжащая тварь. Юноша был вынужден отпрыгнуть от нее на крыльях. Хотя давалось ему это нелегко. К сожалению, летал парень пока еще паршиво.
   Но когда к нему подобралось еще несколько неведомых существ, землю вокруг сковало льдом. Монстры примерзли на мгновение... и со всех сторон их прошило прозрачными сталактитами насквозь.
   - Можешь забрать Визгард, если нужна, - промчался на кобыле мимо друг, - кажется, мы все ближе к цели. Полная сила мне не понадобится.
   - Не надо, - предупредила Игоря богиня.
   - Надо. И прямо сейчас, - серьезно приказал он и вскинул обе руки вверх, - смерч почти готов. Осталось сделать его еще опасней.
   - Ты хоть представляешь, насколько это будет мощно? - предупредила она, - если потеряешь над ним контроль - пострадать могут не только демоны.
   - Просто делай, что говорят, - попросил Игорь, - у меня всего пять минут. И три души в одном теле.
   Визгард быстро оказался рядом с Ниной. Подхватил ее на руки, покривился из-за разбитой челюсти и с чистой совестью швырнул нимфу обратно в воду. Он не понимал особо, как это ей поможет. Но угадал. Оказавшись в родной стихии, та схватилась руками за лицо и метнулась куда-то прочь от Игоря.
   По пути она еще несколько раз пыталась напасть на демона, но он, в конце концов, опять пропал. Что ж за странная тактика такая?
   - Мне кажется, он хочет подождать, когда мы выдохнемся. А затем добьет оставшихся в живых... - высказал догадку Визгард.
   Но когда он обернулся и увидел то, что планировал сделать Игорь, то предпочел сесть обратно на кобылу и смыться. Тут становилось не безопасно.
   - Похоже, скоро полетят осколки, - ворвался в убежище Киры Онуфрий, - бежать можете?
   - Сколько уже можно бегать? - жалобно застонала та.
   - Чертовы демоны, - зашипел Петя, сдавливая разбитую голову, - пришли какие-то высшие по душу Петра. Но чем они занимаются? Почему всю работу вновь приходится делать нам?
   - Мы не делаем работу. Мы бегаем по чужому полю боя, - образумил его боксер, - поэтому я лично предлагаю просто смыться. Нам не место среди титанов.
   И тут его голос забил нарастающий шум ветра и стеклянного звона. Смерч все разрастался, вбирая в себя новых жертв и мусор. Ангелы спешили разлететься в стороны. Более успешные демоны делали то же самое, но еще и рубили в спины тех, кто спасал свои шкуры.
   Один из высших, явившихся за Петром, не шелохнулся. Так и стоял на пути природного паровоза, высматривая свою цель. Но вдруг... ужасный ветряно-ледяной столб прошел сквозь него, не шелохнув и не сдвинув с места. А когда высший опять оказался у всех на виду, выяснилось, что эти крохотные кристаллические клинки его ничуть не волновали. Торчали из всех частей тела, превратив монстра в заледенелого ежа. На нем живого места не оставалось! Но он просто стряхнул с себя всю эту смертельную красоту лапами и двинулся дальше.
   - А высшие сильны, - настороженно проговорил Онуфрий, - ложись!
   И град сосулек, принесенных сюда ветром, обрушился на их укрытие. Парни в последний момент успели сделать навес и закрыть Киру камнями. Боксер отколол от себя несколько осколков и недовольно взглянул на глубину ран. Несколько кусков вонзились так глубоко, что грозили огромными проблемами.
   - Мы еще и друг друга перебьем, - возмутился Петя, созерцая эту картину.
   - В следующий раз не закрывайте меня, - Кира медленно приходила в себя, пытаясь снова приподняться, - я уже лучше себя чувствую. И мои силы увеличились.
   - Это подарок от дьявола? - уточнил альбинос.
   - Да, я хотела стать сильнее, чтобы помочь высшим устранить Петра. Но дьявол сказал, что нужно выждать. А потом погибла моя Кира и что-то изменилось. Может быть, души не умирают безвозвратно? Ырынга говорила, что ничего не исчезает в никуда. Следы в любом случае остаются.
   - Да и сама она каким-то образом возродилась, - кивнул Петя, - только как нам эти знания сейчас помогут?
   Игорь ощутил, что теряет силы. С его высоты можно было видеть все поле боя и каждого его участник. Однако Петра и след простыл. Похоже, вновь устроил охоту на Олега. Только юноша сам не знал, где они вдвоем сейчас. Олеся обещала перетаскивать друга с места на место ради безопасности.
   Игорь ощутил боль внутри себя. Вроде бы так много сил потерял, так много демонов и бесов уничтожил, а по факту - все равно не больше половины. И даже не треть. Лишь малую часть. А на кого-то ужасный ураган и вовсе не подействовал.
   От такого опускались руки. Поле битвы оказалось намного шире, чем они предполагали сперва. И некоторые ребята явно переоценили свои способности...
   Как только парень приземлился обратно, его ноги подкосились и он упал. Визгард молниеносно выскочила из тела, но юноша все равно не двигался.
   - Ты же видел, что это бессмысленно! Ну, зачем тянул до конца? - взвилась она, хватая его за плечи, - нельзя валяться тут! Я одна тебя не защищу.
   - Я хотел быть полезным... - как-то пугающе безнадежно прошептал он, - думал, что одним махом прихлопну хотя бы большинство...
   - Я тебе говорила! Говорила, но ты глуп и упрям! - и она в сердцах ударила его ладошкой в грудь.
   А затем чуть не расплакалась и распласталась сверху. Ей было страшно. Хотелось закрыть его собой. Но так делу не поможешь. А со всех сторон уже бежали новые чудовища...
   - Я снова здесь, - вернулся к ним Визгард, - ох е...
   - Всели меня! - бросилась к нему богиня, - быстро! Я знаю, как его защитить.
   - Что? - не поверил тот своим ушам, - все настолько плохо, что ты даже ко мне пришла за помощью?
   - Не ради себя, а ради вас идиотов, - дала она ему звучную пощечину, - делай, как говорю! Уже нет смысла отлавливать Петра. Спасайте свои шкуры!
   Олег с Олесей недалеко переместились. Сделав это, девушка вновь присела. Отдышку уже невозможно было скрывать. Перетаскивать кого-то или терпеть боль от ударов по собственному защитному полю - все это сильно выматывало.
   Зина как-то смогла поставить Лену на ноги. Они сами не могли объяснить это явление. Но как только эмо-кидка встала - обе девушки рванули обратно в гущу, пытаясь отыскать своих. Об убийстве Петра и вправду речи уже не шло. А Олег от помощи отказался.
   - Я знаю, как устранить вас обоих, - вновь появился неподалеку демон.
   У Олеси сердце ушло в пятки. Услышав его голос, она чуть не заплакала. И, закрыв лицо руками, как ребенок, закричала: "Не хочу видеть этого! Мамочки!".
   Петр схватил девушку телекинезом поперек тела и рывком рванул на себя. Она завизжала, но в руки ему не попалась. Ударившись о собственный щит, упала на землю. Мужчина был в ярости.
   - Отвали! - рыкнула Олеся, заключив его в полупрозрачный шар.
   И выкачала оттуда воздух. Но демон ни капли не смутился и вновь переместился в пространстве. У девушки просто руки опускались. К ним Петр не мог так просто пробиться, т.к. она создала многослойную защиту. Похожую на лук или капусту. Нужно найти брешь в каждом поле, чтобы прикоснуться к ребятам физически.
   - Все плохо... - услышала она стоны Олега.
   Его морозило и колотило. Тело стало опасно бледным. Оружие, торчащее в руке, затряслось, как травинка. Парень потерял много крови. А это грозило потерей контроля над клонами.
   Олеся хотела бы прекратить его мучения. Хотела предложить остановиться. Но страх за себя и за Онуфрия перекрыл ей все благородство. Девушка положила теплую руку ему на лоб и жалобно сжалась рядом. Какое-то чувство безнадеги стало накрывать ее с новой силой.
   - Он здесь был? - мелькнула неподалеку Ырынга.
   - Не бросай нас, умоляю! - вскрикнула отчаянно Олеся, - он еще вернется! Он хочет устранить нас первыми.
   - Первыми, да не первыми. Он по всем прошелся по чуть-чуть, - проворчала она, - я вернусь.
   - Нет! Не уходи! - чуть не заплакала девчушка.
   Но та ее не послушала. Ситуация становилась все паршивее и паршивее.
   И тут не успел Петр появиться в пространстве, как получил удар в живот. Его отбросило назад, а из горла вырвался короткий вскрик. Оскалившись, демон быстро вернулся на ноги. Но этот унизительный момент почти вывел его из себя.
   - Ааа, собачки дьявола, - прорычал он, глядя на высшего, - как же он вас подговорил выступить против сошки вроде меня?
   - Просто договор, - пророкотал тот и вновь занес лапу.
   - Смотрите не пожалейте, - безумством наполнилось лицо Данталиана и он разверз землю под ногами монстра.
   Тот лишь слегка пошатнулся, уцепившись шестью ногами за края разрыва. Но не это было конечной целью Петра. Он бросился на врага в лицо, однако в последний момент оттолкнулся телекинезом от встречного удара и оказался как бы над ним.
   Момент был более чем подходящим. Стремительное движение меча ничто не могло отклонить... но высший вдруг резко оказался за его спиной. Петр скрипнул зубами и умудрился как-то перекувыркнуться, чтоб не попасть под его лапы. Но следом брызнула обжигающая струя и разъела полы одежды демона.
   Данталиан понимал, что у него нет ни времени, ни желания сражаться с сородичами. Поэтому сразу после приземления, он попытался скрыться. Но не успел. Едва исчезнув из пространства, демон вдруг ощутил, что его схватили за штанину и затащили обратно! Только чудища такого ранга были способны на подобный трюк. И бедный Петр пролетел с десяток метров кувырком, бороздя головой и грудью землю, пока сила трения не заставила его остановиться.
   "Это унизительно, - сплюнул он под конец, злобно созерцая пространство перед собой, - ну почему я не прикончил Киру раньше? Мои шавки не выступят против этих тварей...". Однако нашелся тот, кто закрыл Петра от вражеского клинка.
   - Это глупо, - проворчал демон, охотившийся на Петра, - зачем равный нам нападает на своих же?
   - В Аду нет своих, - ответил защитник и схватил меч за лезвие.
   Его лапа будто пожирала неземной металл, пережевывая и всасывая его в себя. Высший вырвал остатки оружия из его объятий. Но в лапе остался лишь огрызок.
   "Отлично. Пускай дерутся между собой, а я продолжу свои дела", - обрадовался Петр. Но не успел он отойти, как встретился с еще одним высшим. Настроение вновь ухнуло вниз, как на Американских горках.
   - В нашем ранге предатель? - пророкотал тот.
   - Я не защищаю Данталиана, - ответил пожиратель мечей, - я всего лишь хочу поглотить его мощь, когда бой закончится.
   - Хороший контракт. Но не слишком ли он сам мелковат?
   - Завидуйте молча. Вам все равно не достанется, - с издевкой взревел тот.
   Петр под шумок смылся. Затея становилась все менее безопасной. А закончить все это быстро как-то не выходило.
   Избежав несколько раз небесных посланников, Данталиан обрубил крылья еще троим. Бросил их на растерзание своим бесам и вновь кинулся вперед. Он больше не мог ждать. И подготовил руки для последнего удара.
   - В этот раз все точно получится, - проговорил он раздраженно и вышел на Олесю со спины.
   Она успела только услышать, что к ним кто-то подкрался. И тут болезненный разряд тока ударил ее, как хлыстом. Девушка даже не вскрикнула. Ее будто закоротило. И как только она упала, все поля мгновенно исчезли.
   "Как так? - ахнула Лена, услышав знакомый звук, - как он пробился?". Тем же вопросом задавался и Олег. И еще ужаснее было то, что в руки демону попался не клон. Человека нельзя подменить, если его не видит хотя бы одна из твоих копий. А на себя любимых ребята тратить силы не стали. Да и слабость сказывалась. Все-таки юноша медленно угасал.
   - А ну быстро отошел! - выпалила эмо-кидка, набросившись на демона.
   Но он одной рукой с такой легкостью отбивался от нее своим длинным мечом, что даже не отвлекался от истязания Олеси. Лена все больше теряла контроль, тратя силы на скорость.
   Тут же из тени выскочил и Коля. Но демон вновь сумел его предугадать. То ли ему везло, то ли высокие скорости не были проблемой. И с обоими ребятами Петр ввязался в сражение, пропадая из пространства и появляясь в самых неожиданных местах. От Олеси он отстал. Но от полученного разряда она не могла пошевелиться. Ее продолжало потряхивать периодически. А сердце на мгновение остановилось...
   - Это мы удачно оказались поблизости, - мгновенно примчались к указанному месту Зина с Ириной, - но неудачно помедлили.
   Ангелочек быстро доставила ее к друзьям, а сама попыталась помочь добить демона. Но в какой-то момент он просто смылся. Опять. Задолбал!
   - Он вернется, - заявила Ира, - в четвертый, в десятый, в сотый раз... от нас его отстраняет только Олег.
   - Вы видели, как он быстро разобрался с Олесей? - выпалила в панике Зина, - мы даже не успели это предотвратить. То, что здесь творится - настоящий кошмар. Ад на земле. Хаос! И что ему помешает прямо сейчас издалека раздолбать нас всех током?
   - Ничего, - ухмыльнулся Данталиан и торжественно вскинул кисти.
   И конники успели только осознать, что вот и конец явился. И даже Коля при попытке напасть неожиданно застыл и рухнул. И все его тело некрасиво задрожало от разрядов, пропускаемых через кожу и мышцы.
   Но вдруг демон краем глаза обнаружил, как в его стороны летит что-то огромное и тяжелое. Он состроил недовольную уставшую гримасу и пропал. Камушек размером с грузовик с грохотом разбился о землю. Оказывается, это был лишь ком. Но следом за ним летело еще несколько таких же. И все они с тяжелым звуком разбивались о поверхность неподалеку от ребят.
   - Что это? Кто это? - бормотала в панике Лена.
   - Уже без разницы. Я давно перестала думать, - чуть ли не плакала Зина, проверяя Колю.
   - Как твоя нога? Выглядит очень плохо, - толкнула Ира эмо-кидку в плечо.
   - Знаю. Я ее почти не чувствую. Подтаскиваю, как костыль, - нахмурилась та, - поэтому я так бесполезна.
   Ангелочек окинула присутствующих тяжелым взглядом и поняла, что никто им не поможет кроме самих себя. Даже если те земляные снаряды в их сторону направила Кира (хотя до сих пор неясно, как она справилась разом с несколькими) - это все равно не убьет Петра. И отвлекло его лишь на время.
   - Я эвакуирую больных, - с болью проговорила Ира.
   - Ты нужна нам здесь! - вскрикнула Зина.
   - Таков мой приказ, - зажмурилась она и взмыла в небо с Олесей, - если мы хотим победить - нельзя его нарушать. Позже вернусь за Колей.
   Зато Ырынга была свободна от этого приказа. И, увидев издалека разряды молний, с тяжелым сердцем направилась туда. Олесю устранили. Как-то слишком быстро.
   Девушка уже даже не бежала. И так тратила много сил на то, чтобы отбросить нападавших бесов и демонов. Она им была не по зубам. Но сильно устала.
   И тут многие конники увидели то, что удивило их больше всего происходящего вместе взятого. Петр стоял посреди поля боя как столб и не мог сдвинуться. По его лицу пробежалось недоумение и испуг. И новый разряд тока... в самого себя!
   - Что за... - его челюсти сомкнулись с громким щелчком, затем опять ослабли, - ...какого черта...
   И снова разряд. И становился он с каждым разом все сильнее и сильнее. И играл против своего хозяина. Почему? Как? Или это розыгрыш?
   Но когда Катя увидела эту картину, она вместо радости испытала острую боль. Она догадалась, кто помогал им. И это парализовало ее еще больше. Руки опустились, подкосились ноги. Эмоция была настолько сильной, что идти дальше уже не было сил. Ырынга пыталась вернуться и растолкать ее. Но это было почти невозможно.
   - Я не верю своим глазам... - шептали конники тут и там.
   А кому-то не было времени любоваться мучениями врага. Такие, как Йорк продолжали находиться в гуще событий. И уже не мыслили, сколько времени прошло и скольким удалось тут выжить?
   - Он мой, - как будто обрела второе дыхание Кира, заставляя себя подняться.
   Но ноги подкосились. Петя подставил плечо, однако он не планировал туда идти. Только с укоризной посмотрел на жадный взгляд девушки и догадался о ее чувствах. Но куда такую потащишь?
   - Пусти! - ревела Ырынга, - я хочу лично добить его! Упустим же время!
   - А вот и нет, - пропел сладкий голосок за спиной Данталиана, - ты мой. Папочка.
   И острый шип пробил голову демону через затылок насквозь. Часть конников обомлело. Часть не поверило своим глазами. А Петр тем временем потерял последние эмоции, застыл и рухнул на землю, словно тряпичная кукла.
   И в головах многих прозвучал какой-то свист, как в полной тишине. Хотя тишины тут не было уже давно. Бой между ангелами и демонами продолжался. И не было ему конца.
   Однако падение Данталиана заметили многие. И даже некоторые исчадия ада недоверчиво застыли, пытаясь это осознать. А торжествующая радостная Валькира хлопала в обагренные ладони и хохотала так громко, что вскоре заглушила собой крики войны.
   - Демон мертв...
   - Демон мертв!
   - Что? Данталиан сдох?
   - Кто убил Данталиана?
   - Петра прикончили? Серьезно?
   - Я думал, это будет длиться вечно...
   Довольно быстро, словно зараза, новость распространилась по всему полю. И хотя в самых отдаленных участках продолжался накал страстей, т.к. многие дрались не ради идеи, а ради крови, часть участников все-таки остановилась.
   - Данталиан погиб! Его убили! - завопила вновь Валькира и завизжала на всю округу, - та-та-та! Это лучшее начало моей мести!
   - Не она его убила, - закрыла рот ладонями Зина, - вы это видели... это душа Оли!
   - Как душа может противиться хозяину? Она ведь порабощена, - удивилась Лена.
   Никто не мог ответить ей на этот вопрос. Но факт остается фактом. Оболочка Петра мертва.
   - Чего же мы ждем? - заверещали адские твари, - гнилая душа демона юркнула под землю. Добьем его!
   - ДОБЬЕМ! - завопила армия предателей, и все они ринулись под землю.
   Валькира все еще оставалась на поверхности. И, перемещаясь в хаосе, как рыба в воде, целенаправленно мелькнула в сторону искусственного навеса.
   - Здорово, тра-та-та, - неожиданно появилась она прямо перед лицом троицы, - это ты ведь правнучка Киры? Которая продала душу ради смерти Данталиана?
   Парни сперва отстранили "королеву бумажек" от себя, пытаясь защитить ее. Но демонесса весело и задорно расхохоталась, давая понять, что она отличается от других. Но доверия пока еще не вызывала.
   - Откуда ты знаешь? И кто ты? - выдавила из себя Кира.
   - Неважно, - улыбнулась та, - да и некогда. Петр еще не мертв. И скоро мы завершим начатое. А что на счет твоей души, Кира-дорогуша... Мы с Осипом постараемся ее похитить.
   - С Осипом?! - расширились глаза парней, - ты его знаешь?
   - У самого дьявола?! - больше удивилась другой фразе "королева бумажек", - это безумство. Да и невозможно...
   - Нет ничего невозможного. А безумцам покоряются вершины, - она облизала зубы, - та-та-та, дождись нас.
   И она исчезла, оставив конников в полнейшем недоумении. В груди Киры дрогнуло что-то похожее на надежду. Но она все еще не могла многого понять.
  
   Петр появился в аду. Он быстро пришел в себя и сперва был в ярости. И это еще мягко сказано. Так просто сдаваться демон не собирался. Его действительно подставили. Но он знает, кто в этом виноват. И готов к мести...
   ...Однако его тут уже поджидали.
   - Ну, надо же, вот это сюрприз! - нагло хохотал и хлопал в ладоши незнакомец, - тебя прикончила собственная дочь. Ну, разве это не прекрасно?
   Демон серьезно удивился, услышав подобную наглость в свою сторону. Разве есть среди живых существ такие наглецы? Он обернулся.
   - Ах ты грязное животное, - выругался Петр, и нервная улыбка проступила на его лице, - как смеешь разговаривать со своим учителем?
   - Учителем? - сарказм Осипа лился через край, - ты уже давно не в форме и больше похож на крысу. Извини, но я внимательно слушал твои уроки. Добить ослабшего демона будет проще, чем сражаться с ним в полную силу. Вот я и пришел. Тебя хорошенько потрепали мои бывшие друзья на поверхности? И свора ангелов с парочкой высших. Новости быстро разлетаются в этих местах.
   Глаза Петра уже почти вылезли из орбит от желания пустить кому-то кровь. Ощущение собственного поражения еще не успело отравить его сердце полностью. Но оторваться на бывшем ученике очень хотелось.
   - Я вырву твои кишки. И ты будешь жив при этом. Ты будешь ощущать боль каждой клеточкой своего тела, - демон встал и стряхнул досадный мусор с торса, - ты думаешь, я стал слабее, чем раньше? Ты очень сильно ошибаешься.
   И он сейчас же превратился в огромное живое месиво нечеловеческих тел. Стал чем-то вроде единой субстанции, в которую смешали газ и трупов. Его размеры были огромны. Когти ужасны. Взор смертельно парализовал. И любое приближение к монстру сулило неизбежную гибель!
   Но Осип и бровью не повел. Только азартная больная улыбка все шире растягивалась на его лице. И юноша достал из-за спины острую косу, которая все это время служила ему верой и правдой.
   - Ты настолько отчаялся, что сразу же принял свою истинную форму? - Осип щелкнул пальцами, - как же ты жалок, Петр. Вернее, Данталиан. Я ведь не ошибся?
   И юноша тоже начал расти, обретая истинное тело. Крылья, когти, черви и гной. Все это сплеталось вместе, образуя тьму вокруг демона. И только сейчас гигантская коса стала ему в пору. Мягко легла в руку и приготовилась убивать.
   - Ты пожалеешь о своих словах! - заревел неведомый монстр и бросился на наглеца.
   Они сцепились в смертельном танце. Вихрем кружили по плато, уничтожали горы, топили камнями реки, рубили твердые породы, как масло. Швыряли друг друга, ломали кости, наносили опасные удары. Но никому из них все еще не удавалось повалить другого.
   - Каковы ощущения, а? - в момент сближения прошипел Осип, - каково это однажды осознать, что ты больше не царь природы? А всего лишь будущий подножный корм.
   - Ты слишком самоуверен, - демон попытался провернуть какой-то подлый прием.
   Но Осип ловко вывернулся из ловушки. И более того, он едва не зацепил Петра. Заставил его раствориться в воздухе и появиться в другом месте.
   Юноша достал застрявшую косу из почвы и небрежно запрокинул ее на плечо. Демон смотрел в другую сторону. Оттуда за их боем наблюдала Оксана. И столкнувшись взорами с Петром, она отступила немного назад, касаясь руками пещеры.
   - Но-но-но-но, - зацокал языком Осип, покачав перед Данталианом пальчиком, - вот туда даже на заглядывайся. Сделаешь шаг - и окажешь мне большую услугу.
   - Ты ведь знаешь, что я сделаю с нею, когда убью тебя? - кровожадно пророкотал демон, - ты понимаешь, что она будет страдать долго? Вечно. Я ни за что не отправлю ее к Сатане, а займусь этим крохотным тельцем сам. Я буду отрывать от нее руки и ноги каждый день, ожидая, когда они снова отрастут. Буду посыпать ее глаза солью, а в глотку залью раскаленную ртуть. Кто знает, что еще придет в мою голову? Но зря ты притащил мне на глаза свою подружку.
   - Как много слов, как много злости, - расхохотался Осип и перехватил лезвием косы меч демона, - ты и вправду стал жалок. Ничего больше не можешь, как злословить. Похоже, ты стал слишком стар.
   И бой продолжился с еще большей ожесточенностью. Они обменивались оскорблениям и ругательствами. Но раз за разом Петру удавалось удивить своего бывшего ученика. Однако все эти выпады по-прежнему не помогали завалить противника.
   И в тот момент, когда они опять разлетелись в разные стороны, на самом высоком уступе появилась новая фигура. Валькира собственной персоной. Вернулась завершить начатое.
   - Вот это да! - истеричные ноты прорезались в голосе Петра, - дочурка тоже подоспела. А я-то думал, ты задержишься на поверхности с новыми друзьями.
   - Лучше не называй меня так. Ты мне не отец, - повторила она, покачав головой, - а они - не друзья. Тем более, очень скоро все закончится. Сюда идут высшие. Они знают дорогу. И я хочу прикончить тебя раньше остальных.
   - Ты тоже уверена в своей победе? - поинтересовался он ядовито.
   Она любезно кивнула. Демона затрясло от смеха, который рвался уже против его воли.
   - О да, я вижу, что хорошо обучил вас! Предатели вышли отменные. Лучший ученик и дочка. Хотите сказать, что вы еще и вдвоем на меня навалитесь?
   - Не видать тебе честного боя. Уж поверь, - стала расстегивать одежду демонесса.
   - Я восхищен вами. Просто восхищен, - шипел Петр, как вода, попавшая на сковородку, - лучшие подлецы и твари Ада. И оба из моих рук. Какая честь, погибнуть именно таким образом.
   - Не заговаривай нам зубы, Данталиан, - спокойнее обычного сказала Валькира, - я знаю, что просто так ты не отдашься. А умирать не очень хочется от тебя. Уж лучше сгинуть от рук достойного.
   И она скинула свою блузку, оголив чешуйчатое тело. Затем ее шея и конечности стали удлиняться, а за кожистыми крыльями отрос гигантский хвост. Могучий драконоподобный монстр невообразимых размеров с мордой вурдалака и восемью ногами сидел теперь на выступе, дотягиваясь до пола. Она была крупнее обоих демонов разом. И при этом готова была показать такую скорость, которая им и не снилась.
   - Ну что ж, - вдруг неожиданно смирился Петр, раскинув руки, - так тому и быть. Это лучшая кончина, о которой я мог мечтать. Нападайте. И исполните последнее желание. Не дайте мясу пропасть: сожрите мое тело. Если не боитесь...
   И тут он резко заткнулся. Из его горла торчал драконий хвост, а туловище было перерублено косой. Осип с Валькирой даже не дали демону договорить.
   Но умирал Данталиан не быстро. Успел выдавить из себя последнюю улыбку. Он был доволен ими. Очень доволен...
   У Оксаны внутри даже что-то сжалось. Она видела, как подбирались к потрепанному телу два демона, и знала, что теперь будет. Отвернулась и закрыла уши поскорей.
   Осип и Валькира, находясь в нечеловеческих обличиях, стали рвать поверженного врага на куски. Рвали и ели. Кромсали и не желали оставлять ни капли от него.
  
   На земле наконец-то воцарилось затишье. Не сразу. Не без потерь. Но уставшие бойцы были счастливы некоторое время. А многие даже провалились в сон. Правда, ненадолго.
   - Наши целы? - задавала один и тот же вопрос Кира, хватая всех подряд за плечи, - только скажите мне: все живы?
   В ее голосе прорывалась материнская надежда, заставляющая сердца дрожать. Но сами конники не знали верного ответа. А ангелы не спешили ничего говорить.
   - Что там за суета? - повернулась "королева бумажек" в сторону.
   - Лена... потеряла ногу, - с горечью проговорила прибывшая Ира, - бой вообще прошел ужасно. Мы как будто в мясорубку попали...
   - Почему она потеряла ногу? Как это... - Кира вся побледнела.
   - Демоническое оружие запустило опасную реакцию. Ангельский эликсир помог временно снизить болевые ощущения и затормозил действие яда. Но излечить от такого полностью невозможно. Тем более, что мы вовремя не нашли выход. В панике и в суете потеряли время. И теперь... ей ногу ампутируют, - ангелочек провела рукой по бледному лицу, - Олеся в тяжелом состоянии. Ее срочно везут в больницу. Сначала в Бойцева. Говорят, если выживет - нужно срочно тащить в город. Петр ей все органы поджарил. Ей досталось хуже всех.
   Кира слушала ее с таким лицом, будто сожалела о собственном существовании. Ее-то больную и никому ненужную не тронули! Не дотянулись. А самые ответственные... самые лучшие ребята пострадали от рук этой сволочи... остается надеяться лишь на то, что незнакомая демонесса сдержит слово и прикончит его окончательно.
   - Среди ваших есть еще погибший, - прилетел к ним другой ангел, - но мы забрали его душу с собой.
   - Его? - дрогнул голос "королевы бумажек", - кто? Как это произошло?
   Крылатый человек сначала задумался, а потом протянул руку и вложил в ее пальцы пучок волос. Угольно черные. Жесткие и короткие.
   - От его тела почти ничего не осталось. Защищал детей, которые ослушались и спрыгнули с коней, чтобы помочь сражаться. Я не знаю, как его звали.
   - Дима, - упавшим голосом проговорила Ирина и тихо застонала, закрыв лицо руками, - видимо, он нарушил твои индивидуальные инструкции...
   - О покойниках либо хорошее, либо ничего, - хмуро оборвала ее Кира, - ничего уже не изменить. Где остальные?
   - Нужно искать, - Петя вновь позволил девушке облокотиться о себя, - уже ночь. Ни черта не видно. Будем ждать до утра?
   - Ты с дуба рухнул? - оскорбилась она.
   - Хорошо, - сдержанно процедил он, - тогда начнем оттуда.
   И парень указал чуть в сторону, где звездный свет отражался от гигантского ледяного кокона. Возможно, это дело рук Визгардов. А раз так - то и Игорь там может оказаться. Или хотя бы его тело...
   И так сбор информации продолжился. К утру только закончились поиски. Выжившие и уцелевшие смогли объединиться. К сожалению, состав уже не был прежним.
   Олега с Колей тоже отправили в больницу следом за Леной и Олесей. Зина умчалась за ними. Игоря транспортировать никуда не стали, хотя он провалялся на грязной земле до самого рассвета. Общая слабость была привычной, хотя и неприятной.
   Тимка громко ругался и сквернословил. Его рука не шевелилась. Жаловался на ушиб. Но кто-то выдвинул теорию о поврежденном нерве. И юноша лишь промолчал. Похоже, сам о том же думал. Что такого ему пришлось пережить, если перспектива засохшей конечности оказалась удачным исходом? К сожалению, в этой каше он и сам не до конца понял.
   - Какие планы? - спросила Ырынга позже, - вроде бы мы получили то, что хотели. Причем меньшими потерями, чем я ожидала.
   - Я вернусь в город, - выдохнула Кира, - попробую восстановить конный клуб. Адские боли невыносимы, но изредка они стихают. И в такие моменты я хочу вернуть прежние дни.
   - Прежних дней никогда не будет...
   - Я знаю! - вдруг рявкнула она и снова успокоилась, - но больше я ни на что не годна. Только лошади смогут меня продержать на плаву как можно дольше. Пока я не решусь...
   - На что? - напрягся Петя.
   - Не обращай внимания, - вдруг отмахнулась Кира с улыбкой, - это я так. Грущу немного.
   Юноша с Ириной переглянулись. Ангелочек многозначительно кивнула, припоминая старый разговор. И теперь альбинос совсем боялась сводить глаз со своей возлюбленной.
   - Я тоже вернусь в город, - сказал Онуфрий, - помогу Олесе и другим восстановиться после того, как они выйдут из больниц.
   - Все теперь инвалиды, - честно сказала Ирина, - ты им нужен. Ты делаешь правильное дело.
   - А мы с Визгардом поедем на поиски не вернувшихся коней, - сказала Ырынга, - Катя тоже так решила. Город будет ее давить. Хочется бежать куда-нибудь без оглядки.
   - Разве ты не хочешь пойти со мной, Кать? - немного удивилась Кира.
   - Хочу, - прорвалась та, - но Оля ни за что меня не простила бы, если б я наплевала на поиски лошадей. Ты ведь ее знаешь.
   И грустная улыбка посетила лица друзей. Последнее событие, которое помогло им победить, вселяло радость и страх одновременно. Значит, Олина душа еще жива и существует! Только она где-то томится. И страдает, возможно, также сильно, как и Кира. Хотелось бы отблагодарить ее за сильный жест. Вот Катя с Ырынгой и Визгардом решили сделать это по-своему.
   - Я еще не знаю, что решила Зина, - сказал Тим, - но я ее теперь точно не отпущу никуда одну. Что решит - так и поступим. Туда и отправимся жить.
   - Я останусь в Бойцева, - вдруг заявил Игорь, - мы с Визгард попытаемся решить проблему детдома.
   - Оно тебе надо? - удивилась Кира.
   - Я просто не могу поступить иначе. Кто, если не я?
   - Ты просто на всю голову моралью отбитый, - проворчал Петя, - и как в тебя родители все это так крепко впихнули?
   - Я был послушным ребенком? - пошутил тот в ответ.
   Друзья не оценили. Йорк не вступал до сих пор в беседу. Но затем бросил беглый взгляд на Иру и выскочил на улицу из трактира. Ангелочек вышла за ним.
   - Это твой последний день? - спросил он, чувствуя, как стонет сердце.
   - Да и тот лишний, - с грустью кивнула она, - просто мне пошли навстречу. Опять.
   - Может быть, ты так и останешься ангелом? Мы сможем видеться... я буду молиться тебе!
   - Глупенький. Кто ж мне разрешит? На каких основаниях? - она ласково обняла его руками и прижала к себе, - конечно, я этого тоже хочу. И буду их молить об этом. Но, боюсь, ничего у меня не выйдет. Если что - прости...
   - Не за что тебе просить прощения, - в сердцах выпалил юноша и с любовью поцеловал ее в губы.
   Они еще долго не могли расстаться, пока яркое солнце не стало превращать крылья Ирины в пар. Это был первый сигнал и последние секунды. Нехотя и через боль возлюбленные расстались.
   - Я остаюсь здесь с тобой, - резко сказал Игорю Йорк, вернувшись в таверну.
   - Где Ирина? - испугались остальные.
   - Улетела, - проговорил он, не поднимая глаз, - больше мне нет смысла беречь свою шкуру. Я не альтруист, но возвращаться в теплые постельки теперь особенно отвратительно. Буду сражаться. Каждый день. До тех пор, пока тоже не умру.
   - Ты хочешь стать святым, чтобы встретиться с Ириной на небесах? - спросил Онуфрий, - извини, что бесцеремонно лезу не в свои дела. Но тогда изучи хотя бы тему в подробностях, чтобы не нагрешить нигде. Читай не только библию, но и другие духовные книги. Разговаривай с людьми. Сходи в церковь...
   - Да-да-да, я знаю. Спасибо, - оборвал его Йорк, - я все это проходил, пока был не ходячим. Уж не знаю, в кого родители верили больше: во врачей или в попов? А помогли мне кони.
   - Еще и за Ниной нужно теперь приглядывать, - напомнил ему Игорь, - она пропала после боя. Хотя неплохо успела помочь. Потопила многих тварей. Только вот с Петром очень странно себя повела. Просто цапнула...
   - Не будем ее за это судить, - поспешно проговорил Йорк, - она с каждым днем все больше теряет человечность. И мне кажется, единственное, что поддерживало в ней рассудок - это была сестра. Теперь мы чем поможем? Если только Олег вернется из больницы, чтобы быть всегда рядом с ней. Но не знаю, к чему приведут их отношения.
   - И нас это в принципе уже не касается, - встала Кира из-за стола, - все взрослые. И самостоятельные. Мы многое пережили... даже вспоминать это странно и удивительно. Но я больше никого не держу. Навсегда расставаться не хочется. Однако неизвестно, какие судьбы нас ждут. Поэтому... давайте просто обнимемся без прощаний.
   И так они поставили точку в этих странных приключениях, о которых никто не мечтал. Которых никто не просил. И которые доставили им столько горя, сколько многие люди не переживают и за всю жизнь.
  
   На фоне всего произошедшего, конники не предали особого значения словам, оброненным ночью Ириной. Она рассказывала, что происходит с адскими тварями после убийства друг друга.
   Демона может убить другой демон. Но демон - это бывшая душа. А значит, он может быть и порабощен. Только он не становится бессмертным, а лишь становится частью чужого обличия.
   Собственно произойдет примерно то, чем занимался Осип. После убийства и поглощения других демонов, он отращивал себе какую-то важную часть. То есть истинный облик не дается сразу априори. Ты должен его сам собрать и заслужить.
   И не сразу Осип с Валькирой поняли, почему было так легко. Осознание пришло позже...
   Юноша неожиданно остановился и схватился за сердце, будто ему стало плохо. Но не упал. И отказался от помощи подбежавшей Оксаны.
   Внутри него что-то будто перевернулось. И было это болезненно неприятно, однако не смертельно.
   - Что это с тобой? - напугалась готесса.
   - Ничего, - непривычным изменившимся голосом проговорил Осип и вновь распрямился, - тебе не о чем беспокоиться, любовь моя.
   Он говорил даже как-то иначе. Обволакивающе, очаровывая и отталкивая одновременно. Его спокойный взгляд обезоружил девушку, и она не могла отойти, даже если бы захотела.
   - Ты меня пугаешь все больше с каждым днем, - призналась Оксана.
   - Это правильно, - со странной улыбкой похвалил он и ласково поцеловал ее, - но не волнуйся. Тебя я никогда не трону.
   - Ох, как же мне не хорошо, та-та-та... - проковыляла мимо Валькира, приложив лапку ко лбу, - как будто несварение желудка после грязного демона.
   - Не ной, скоро все пройдет. Либо боль сама закончится вместе с тобою, либо я помогу ей победить, - коварно улыбнулся Осип.
   - Ах, вот только не изображай из себя моего батьку, - рассмеялась она тоскливо, - вон даже ухмылочку его перенял. Хотя я тоже ощущаю в себе какие-то перемены. Будто бы даже власти захотелось.
   - Кто ее здесь не хочет? Это же ад.
   - Ты думаешь, все прям так мечтают встать на место Сатаны? - рассмеялась Валькира, - глупый ты еще мальчик, та-та-та. Многим нравится пресмыкаться и получать подачки. Жалкие шавки. Не достойные своего существования.
   И тут они оба замолчали, ощутив, что в них проснулись нотки старого учителя. Позже выяснилось, что бонусом прибавились кровожадность и особая изощренная жестокость в боях. А еще у Осипа появляется мысль отыскать Олю. Непонятно, куда она подевалась. Но он точно не ради ностальгии хотел ее поймать.
   Валькира же твердо решила стать одним из высших. И теперь косо посматривала на Осипа, забавляющегося с Оксаной. Ей казалось, что они слишком несерьезно относились к этому делу. Но без него демонесса не добьется своих целей. И потому она убеждала себя идти с этим парнем дальше.
   - Да, кажется, нам до Петра еще расти и расти, - заметил позже юноша, когда они с Валькирой уже не могли отрицать проявление черт Данталиана в собственных характерах, - то ли он вновь нас обманул. То его таким создал сам ад. А мы уж идем по тем же рельсам.
   Девушка лишь хитро ухмыльнулась. Она уже не скрывала своих наклонностей и желаний. И даже не пыталась демонстрировать Осипу дружбу. Она скрывала только один факт... появление чужого голоса в своей голове. И этот голос советовал немного потерпеть. Лишь только он знал, как ей заполучить желаемое величие.
  
  
  
  
  
  
  

Вот и закончился последний сборник.

Даже не знаю, что можно сказать...

Мои собственные чувства в смятении.

Спасибо за помощь Владу Горюнову,

который пинал меня и подсказывал что-то

по мере возможностей

на протяжении всех последних глав.

Надеюсь, это еще не конец.

  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) А.Климова "Заложники"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"