Белов Артем Александрович: другие произведения.

Обзор рассказов книги "Мельин и другие места" и сопутствующая справка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приобретя книгу издательства Эксмо "Мельин и другие места" я сразу же решил написать на нее рецензию. Что из этого вышло - смотрите сами.


Эти подражатели редко восходят до первоначальных оригиналов; большей частью они привязываются к таким же подражателям, как и они, но сохранившим в некоторой чистоте дух первоначального оригинала, и таким образом делаются писателями не второго, а уже третьего сорта, далее которых идет уже бессмыслица...

М.Салтыков-Щедрин

  
  
      -- Фэнтэзи - что это такое.
   Фэ?нтези (англ. fantasy -- фантазия) -- жанр литературы, появившийся в Англии в середине XX века, примыкающий к научной фантастике, но в более свободной, "сказочной" манере использующий мотивы дальних перемещений в пространстве и времени, инопланетных миров, искусственных организмов, мифологию древних цивилизаций.
   Фэнтези ведёт свою историю от мифов Древней Греции и средневековых эпосов (Беовульф). Сильное влияние на будущий жанр оказали средневековые романы. Артурианская легенда с её магией, мечами и романтикой, по мнению Анджея Сапковского, лежит в основе большинства произведений фэнтези.
   Истинное рождение современного фэнтези произошло после публикации "Властелина колец" Джона Р. Р. Толкиена. Эта книга, а также "Хроники Нарнии" К. С. Льюиса и "Земноморье" (Earthsea) Урсулы Ле Гуин заложили основы одного из наиболее популярных жанров, в котором сейчас работают сотни писателей.
  
   Джон Рональд Руэл Толкиен (1892-1973) - английский писатель. Известность ему принесли книги "Хоббит или туда и обратно" и "Властелин Колец", хотя он опубликовал и много других произведений. После его смерти на основе сохранившихся записей была издана книга "Сильмариллион"; впоследствии были опубликованы другие его тексты, они продолжают публиковаться и в настоящее время.
  
  
   Толкиен был профессором древнеанглийского языка в Оксфорде. Его увлечением был мир северной (скандинавской и древнегерманской) мифологии. А основной болью в жизни ученого было отсутствие у британского народа своего эпоса. И чтобы эту незадачу исправить, Толкиен принялся сочинять сказания и легенды, которые могли бы его заменить.
   Кроме того, у профессора было четыре ребенка. И как все приличные дети они требовали от своего отца рассказать им на ночь сказку. Поскольку голова ученого была забита исключительно любезной ему мифологией, то и побасенка на ночь для детей оказалась соответствующей. В ней гуляли стадами эльфы, драконы, гномы и прочие столь же колоритные существа. А однажды, когда ученый совсем витал в облаках, а дети требовали новую историю, он произнес слова, в дальнейшем ставшие историческими: "В земле была нора. А в норе жил хоббит."
   Как любой уважающий себя ученый, Толкиен был небогат. И чтобы как-то свести концы с концами, он решил опубликовать придуманную историю про хоббита Бильбо Бэггинса как детскую сказочку. Редактор издательства "Allen&Unwin", человек занятой, перепоручил оценку рукописи своему сыну. Через некоторое время, чадо примчалось к своему родителю и завопило: "Это просто класс!" И началось...
   Толкиен опубликовал не только "Хоббита", но и трилогию "Братство кольца", а также Сильмариллион и другие произведения, принесшие ему мировую славу и знаменитость.
   В 1926 году Толкиен познакомился и подружился с Клайвом Льюисом .В начале 30-х годов вокруг него собирается неформальный литературный клуб "Инклинги", где на еженедельных собраниях за кружкой пива происходили жаркие научные дискуссии, читались вслух главы из создаваемых произведений. Членом этого клуба был Толкиен, Чарльз Уильямс и другие люди, ставшие впоследствии знаменитыми писателями. Профессор провозглашал высшей формой литературного творчества "создание вторичных миров". Несомненно, он повлиял и на своего коллегу Льюиса, филолога в оксфордском колледже Магдален.
   Клайв Льюис недаром был в претензии к современной культуре. Упадок воображения и фантазии в литературе двадцатого века очевиден. Даже научная фантастика - ветвь литературы, к которой Клайв всегда проявлял особое внимание, - в большинстве своих образцов достаточно бескрыла. По выражению Дж. Р. Р. Толкиена, фантасты в основном заняты тем, что заставляют осточертевшие механические игрушки бегать все быстрее и быстрее, а идеалы их идеалистов сводятся, самое большее, к тому, чтобы построить несколько городов под стеклянными крышами на других планетах.
   Литературная сказка в имеет в Англии славные традиции, и среди любимых писателей Льюиса не последнее место занимали сказочники -например, малоизвестный у нас, но широко популярный в Англии Джордж Макдональд, создавший во второй половине ХIX века целый ряд сказочных романов и повестей. Внимание Льюиса к сказке и мифу, несомненно, подстегивалось и его интересом к классической и средневековой литературе, и постоянным общением с Толкиеном и Уильямсом. Но у Льюиса были и другие причины написать серию именно сказочных повестей. Об этих причинах он высказался лаконично: "Волшебная сказка - самый подходящий жанр, чтобы выразить то, что я хотел сказать"
  
   Клайв Льюис, будучи доктором богословия, так же решил использовать новорожденный жанр для популяризации своих религиозных взглядов. Так родились "Хроники Нарнии". И что интересно, эти сказочки пользовались популярностью не столько у детей, сколько у их родителей. Так родился новый жанр - фэнтэзи, своеобразные сказки для взрослых. Весьма условно его рассматривают как один из разделов фантастики.
   Литераторам новый жанр пришелся весьма по вкусу. По стопам Толкиена двинули Док Смит, Джон Майерс, Урсула ле Гуин, Андрэ Нортон и многие-многие другие. Разумеется, их произведения несколько уступали прародителю, но также имели большой успех.
   Англоязычное фэнтэзи характеризуется близостью к кельтскому фольклору, что и обуславливает обилие гоблинов, орков, гномов, драконов и прочих сказочных существ. А уж про эльфов и говорить не приходится. Немного особняком стоят произведения, вдохновленные светлой памятью короля Артура, волшебника Мерлина и благородными рыцарями Круглого Стола. Но сейчас речь не об этом.

2. Ник Перумов и иже с ним.

   Со временем произведения Толкиена стали позиционироваться публикой не просто как литература, а как целая философия и мировосприятие. Толкиенизм проник и на русскую почву, покорил нашу читающую публику и прочно укоренился. Люди искали его книги, в полуслепых перепечатках, покупали их за безумные деньги, выпрашивали у друзей и знакомых. Первоначально у нас была переведена только первая часть трилогии "Властелин Колец". И все заглохло. Но народ желал знать, что же случилось дальше, погиб ли Гендальф на самом деле, удалось ли Фродо уничтожить кольцо в Мордоре и тому подобное.
   Молодого биофизика Николая Перумова прочитанное так захватило, что он через знакомых - товароведов и друзей в издательствах добыл английский оригинальный текст и, не мудрствуя лукаво, его перевел. Однако, этим он не удовлетворился. Мелодии Толкиена продолжали звучать в его сознании со страшной силой. Результатом чего и явилось написание трилогии "Кольцо Тьмы". Произведение не замедлили опубликовать. Эффект был как у разорвавшейся бомбы. Для того, чтобы понять произошедшее, надо пояснить отношение того поколения к "Хранителям".
  
  
   Для многих эта книга была своеобразной библией. Известны случаи, когда художники даже отказывались иллюстрировать русский перевод, считая это святотатством. И для многих написание продолжения Перумовым было тем же самым, как если бы кто-то вдруг решил написать продолжение к Новому Завету.
   Ника Перумова поносили, проклинали, восторгались, но равнодушным не остался никто. Более того, многие пошли по его стопам, и через некоторое время отечественное фэнтэзи гордо подняло свою молодую неразумную головку. Надо ли говорить, что поначалу произведения этого рода литературы также были богаты драконами и эльфами, как и их западные аналоги. Но вездесущая великорусская идея проклюнулась и в этом жанре.
   Может быть, и не справедливо, но родоначальником древнерусского направления фэнтэзи я склонен считать Юрия Никитина. Этот автор не только сам начал кропать "нетленки" такого образа, но и неоднократно призывал собратьев-авторов плюнуть на чужеродных гномов, гоблинов и безупречных рыцарей Круглого Стола и вспомнить про времена Владимира Красно-Солнышко. Этот великий русский князь был ничуть не менее могуч и интересен, чем достославный король Артур, а сборище богатырей при его дворе было не хуже тех же самых рыцарей. К чему бродить за три моря в поисках чего-то сказочного, ежели можно хорошо покопаться в своей истории и нарыть огромное количество не менее интересных фактов и столь же экзотическую нечисть!
   Отдельное явление в российском древнерусском фэнтэзи - это творчество Марии Семеновой. Ее произведения "Волкодав" и "Валькирия" отличаются не только лихо закрученным приключенческим сюжетом, но и неповторимым колоритом русского фольклора и эпоса. "Волкодава", может быть несколько претенциозно, называют "долгожданным русским Конаном", что по большому счету может быть и верно.
   Так что теперь древнерусское течение - весьма представительное ответвление отечественного фэнтэзи.
      -- Что такое "нуль - литература", а также древность явления заимствования в литературе вообще.
   Термин "нуль-литература" был введен в обиход блестящим знатоком советской фантастики, человеком отменного литературного вкуса Всеволодом Ревичем (см. "Юность", N 9, 86). Сам Ревич следующим образом определял НЛ: " Слово "литература" присутствует здесь только для того, чтобы обозначить известное сходство сего феномена хотя бы с клинописью. А "нуль", потому что из трех составных частей единого комплекса "научно-фантастическая литература", в нем нет ничего - ни науки, ни фантастики, ни литературы в смысле принадлежности к изящной словесности. Нет прежде всего определяющего, видового признака фантастики - нет фантазии, свежей незаемной выдумки. В лучшем случае, если уместно употребить здесь превосходную степень, в ход идут остатки с барского стола высокой, художественной фантастики, которая и создала славу жанру у огромного круга его почитателей."
   Признанные корифеи советской фантастики, братья Стругацкие, которым данное Ревичем определение пришлось по душе, освещали данную тему следующим образом: "Это литература, которая вызывает неудержимое желание высказаться, не давая в то же время никакого материала для высказывания. Клокочущая пустота. Нельзя сказать, что нуль-произведения не содержат мыслей. Но это мысли заимствованные, старые, жеваные-пережеваные, раздражающе банальные, либо до уныния нелепые. Нельзя сказать, что нуль-произведение лишено героев. Но герои эти плакатные, неправдоподобные, это кое-как размалеванные марионетки, переходящие из сюжета в сюжет, их нельзя даже назвать банальными, ибо банальность все же предполагает какой-то более или менее приличный литературный прототип. Нельзя сказать, что нуль-произведение написано плохим языком. Его язык вообще не имеет отношения к художественной литературе. Это язык посредственных школьных сочинений. Или дурной публицистики. Или вошедшего в раж, наслаждающегося графомана".
   В последнее время применение слова "нуль-литература" стало несколько отличаться от первоначального; так сказать, расширило свои границы. Нынче тем же термином стали обзывать и произведения, написанные автором по следам чужого произведения; в мире, созданным другим литератором. Может быть, это явление нашего времени, в котором как могучие сорняки, разрослись многочисленные римейки, перепевы, повторы, продолжения продолжений и так далее. Может быть, это своеобразное отражение вопиющей бесплодности современной жизни, не способной породить что-либо новое, оригинальное. Однако, этот вопрос, безусловно интересный и животрепещущий, далеко выходит за рамки данного литературного исследования.
   Справедливости ради хотелось бы отметить, что заимствование сюжета и литературного мира чужой придумки, во все века было довольно распространено. Взять хотя бы великого А.С. Пушкина! Его чудные сказки о золотой рыбке, царе Салтане, попе и его работнике Балде и далее по тексту по сюжету построены на русских народных сказках. Но как построены, однако! Талантливо!
   Таким образом, рассказы книги "Мельин и другие места" являются перепевом произведений Н. Перумова, которые в большинстве своем являются перепевами творений Д. Р.Р. Толкиена, который в свою очередь, при их написании вдохновлялся скандинавскими мифами. Вот такой вот домик, который построил Джек!
  

4. Книга "Мельин и другие места".

  
   Сегодня творчество Ника Перумова превратилось не столько в литературу, сколько в высокодоходный коммерческий проект. Но противоречие состоит в том, что хорошо продаются только те произведения, которые отмечены искрой вдохновения. Может быть, именно поэтому издатели и решили вдохнуть новую жизнь в культ Перумова с помощью привлечения новых никому неизвестных авторов.
  
   Так и появилась книга "Мельин и другие места", выпущенная издательством "Эксмо" в октябре 2005 года. В нее входят тринадцать рассказов, в основу которых легли миры Ника Перумова.
  
   Далее приведены рецензии на эти рассказы.
   Рассказ первый "Радуга земная", Юлия Галанина.
   Очень много литературных произведений, которые в той или иной мере повторяют идеи своих предшественников. Но существуют и такие рассказы, которые имеют собственную свежую мысль, и вдобавок неплохо воплощенную. Представителем этого рода и является "Радуга земная".
   Основой сюжета этого произведения является желание семи чародеев, после войны оставшиеся не у дел, самим создать себе работу. То есть, они начали потихоньку творить всяческих монстров, натравливать их на поселения людей, а потом нещадно уничтожать. Наверное, немного найдется рассказов, которые могут похвастать подобной концепцией.
   Поначалу, сюжет сильно затягивает мыслью: "Что за старый замок? Как чародеи смогут в нем обстроиться? Зачем вообще они туда идут?". И действительно, ни один из вопросов не остается тайной - автор постепенно и с умом раскрывает читателю сюжет, тем самым увлекая все дальше в книгу.
   Немного расстроили меня персонажи, достаточно прямо напоминающие волшебников из мира Анджея Сапковского. Но зато характеры прописаны отлично, каждый из героев рассказа преподносится как уникальная личность, с определенными достоинствами и недостатками, амбициями и желаниями.
   Отдельно необходимо похвалить автора за прекрасное описание природы и окружающей обстановки - читаешь, и представляешь себе ночной лес, проливной дождь, обмокшие фигурки магов, заброшенный полуразрушенный замок, его внутреннее обустройство. Бывает, что некоторые писатели просто-напросто забывают о обстановке или не уделяют этому аспекту должного внимания, в результате чего, поначалу неплохая и крепкая идея сокрушительно проваливается. Но, к счастью, "Радуге земной" это не относится.
   Но, к сожалению, даже в таком хорошо написанном рассказе присутствует очень крупный недостаток- цинизм. Ведь в мировой литературе волшебники обычно сравнительно добрые и человечные. А рассматриваемое произведение отталкивает от себя неподготовленного читателя. Это можно было бы считать досадной случайностью, если бы подобное отношение к жизни не проскальзывало бы и в остальных произведениях Юлии Галаниной. Все же, по моим представлениям, цинизм явно противоречит устоявшимся традициям жанра фэнтэзи.
   Рассказ второй "Тирди", Роман Савков.
   Не столько бесчеловечным, сколько суровым является произведение Романа Савкова "Тирди". Повествование сталкивает читателя с жесткими и отнюдь не благородными законами войны, беспощадной войны гномов с эльфами. Разумеется, данный факт полностью переворачивает традиционное представление о сказочных народах. И хотя эльфы и гномы Толкиена несколько недолюбливали друг друга, обычно их конфликты не кончались смертоубийством.
   Главным героем рассказа является гном-тангар по имени Тирди, сражающийся с соплеменниками против ненавистных им эльфов-Дану. По сравнению с предыдущим произведением, здесь уклон делается не на описание событий, а на чувства и эмоции Тирди, с помощью которых автор пытается показать, что в глубине души гному не нравится война, но он вынужден сражаться за спасение своего народа. Таким образом, здесь как бы присутствует скрытый призыв к людям на Земле о прекращении вражды друг с другом.
   Разумеется, подобный способ повествования накладывает свой отпечаток, и обычному читателю приходиться внимательно следить за цепочкой событий, дабы ничего не упустить. Следить, признаться, с некоторым трудом. Понятно, что интерес к дальнейшему прочтению постепенно пропадает.
   Также несколько неприятно описание бойни в эльфийском лесу. Да-да, именно бойни, так как против гномов насмерть стояли слабые и беззащитные дети, основным оружием которых была ненависть к враждебному племени. Возможно, сам того не желая, автор преподнес тангаров как лютых убийц и кровожадных нелюдей.
   Хотелось бы более-менее обобщить все вышеуказанное. В принципе, рассказ неплох, и идея, хоть и слабовыраженная, но присутствует. Но впечатление от прочтения - как от многодневного слушанья песни чукотского оленевода, повествующей о войне, об убийствах и всеобщей смерти. Боролись-боролись и совсем неожиданно умерли. Все - Тирди, Дану, дети эльфов... Не понятно, за что сражались, за что умирали. И зачем вообще все эти смерти? Почему гномы шли именно "туда", а не куда-то еще? Возможно, автору было невмоготу закончить повествование логически, поэтому смерть главного героя была лишь "отмазкой" от дальнейшего продолжения.
   Так или иначе, это лишь мое собственное мнение. Как видно, кто-то думал совсем наоборот, иначе бы не было бы этого рассказа в печати.
   Рассказ третий "Рождение империи", Александр Рау.
   И все-таки рассматривать произведения, сделанные по одному и тому же миру, рано или поздно надоедает. Эльфы - что-то до боли знакомое... А, это уже было в предыдущей работе. Так и получилось, что с одной стороны автор взял чужой придуманный мир (что ж, таковы были условия конкурса), а с другой - списал исторический эпизод из борьбы Рима с Карфагеном. А что свое-то, оригинальное? Ведь литература, однако! Если человек сел за подобную работу - так нужно вносить что-то новое, яркое.
   Но все равно, читать рассказ было достаточно интересно. Стоит похвалить автора за создание ярких образов героев, способствующих лучшему восприятию читателем общей ситуации. Продажные и надменные консулы не думают о народе, о тысячах солдат, сложивших голову за республику. Политики озабочены лишь пополнением своего кармана и сохранением места в Сенате. И вот в такой ситуации возникают два брата, которые борются за благо своей страны, не взирая на всяческие запреты со стороны правительства.
   Очень к месту пришлись описания жестокости эльфов и Дану, переворачивающие все представление о божественной расе. Даже в "Ведьмаке" Сапковского эльфы не были столь кровожадными, как здесь. И непонятна причина такой ненависти к людям - наверное, банальный расизм. После описания злобности эльфов читатель начинает симпатизировать "правым" идеям двух братьев, всем сердцем ненавидеть высший народ и презирать надменных чиновников.
   В произведении снова возникает глава магов Комнинус Страза, на этот раз в обличии патриота и вообще почти благодетеля. Несомненно, это более удачный вариант, нежели в первом рассказе.
   Хотелось бы отметить, что философские искания автора доведены в рассказе до логического конца, что не может не радовать. Всегда приятнее читать произведение, в котором интрига завершена , чем бесконечный поток сознания, который банально обрывается на полуслове- то ли запал у автора пропал, то ли в зобу дыханье сперло.
   Резюме. Достаточно неплохая работа, написанная человеком, явно знающим историю. Стоит только прочитать описание решающей битвы со всеми названиями построения, тактическими ходами и маневрами. Присутствует неслабый сюжет, колоритные персонажи и ощущение дежавю . Да-да именно так - имена героев, названия организаций... Все это римское, римлянами и придуманное. А слияние магов и эльфов с древней цивилизацией похоже на скрещение ужа и ежа, с получением в итоге метра колючей проволоки. Примерно таким и будет ощущение знающего человека: что он, прочитав рассказ, угодил в болото, кишащее ежеподобными змеями.
   Рассказ четвертый "Башня из горного хрусталя", Игорь Горностаев.
   И опять про мага. И обязательно дилетанта. Идущего неизвестно зачем, непонятно куда. Автор должен был подумать, каким образом он будет рассказывать историю этого волшебника. Откуда он, кто был его учителем, почему учитель умер? С какого такого перепугу обычный колдун - "метеоролог" приглашается бароном в качестве боевого мага? Человек, даже всецело погрузившись в чтение, не найдет ответа ни на один из этих вопросов.
   Также читатель не сможет следить за цепью событий, так как автор разделил и без того небольшое произведение на две части. Повествование "прыгает" из одного времени в другое, заставляя упорно догадываться, когда же все-таки описываемое происходит.
   И все это можно было бы простить, если бы не заимствования из мировой художественной литературы и некоторое количество пунктуационных ошибок. Все люди знают сказку про Золушку и ее прекрасного принца на белом коне. По сути, эльфийка рассказывает слегка измененную версию этой истории, только гораздо более грубую и некрасивую. Создается впечатление, что у автора огромный недостаток фантазии и воображения. Еще в произведении присутствует большое количество слов либо современных, что крайне не характерно для средневековья, либо совсем не литературных. Мир-то надыть уважать, в котором пишешь!
   Я так до сих пор и не понял - зачем понадобилось столь красочное описание питейных заведений в отдельно взятом городке? Написал одно - два и хватит. Так ведь и в названиях -полное отсутствие какой-либо фантазии - "Пятнадцать зеленых бутылочек", как дань английской детской песенке, "Пять поросят" - уж лучше три, так как-то привычнее... Остановиться бы с описанием подобных вещей - так нет, нужно зачем-то перечислять виды алкогольных напитков и мебели для кабака. Видимо, требовалось как то укладываться в один авторский лист, иначе никак не выходило.
   Наверное, так и останется загадкой процесс создания башни из горного хрусталя. Сначала дерево сожгли изнутри, потом ждали лет эдак сто, пока все не спалили при осаде. Потом начали делать каменную башню. И только после каменной кладки решили сделать башню хрустальной. Ну, кому нужен этот хрусталь!? Разве только романтикам, для сложения песен и легенд, а с практической точки зрения?
   Но даже в бочке с дегтем можно найти ложечку меда, правда, с большим трудом. Это весьма подробное и, самое главное, красивое описание обстановки, встречающееся в первом рассказе. Такой плюс нельзя не указать ,особенно если учесть все предыдущие недоработки.
   В остальном произведение ничем не отличается от сотен ему подобных.
   Для него совершенно подходят слова Стругацких: "Клокочущая пустота". Сие творение как нельзя лучше удовлетворяет основному признаку Нуль-литературы - полное отсутствие своих, живых и оригинальных идей.
   Рассказ пятый "Реквием", Игорь Баширов.
   Мне казалось, что нормальное литературное произведение не должно иметь эпиграфы из видеоигр. Ну не совместимы эти две вещи - игры и литература. Так нет, оказывается можно пойти на все, чтобы привлечь читающую публику, в данном случае - молодежь. И все же, какие бы вступления не были, читают то сам рассказ, а не все остальное.
   Молодой кандидат в легионеры возвращается домой. Разумеется, пока его не было, "враги сожгли родную хату", и он отправляется мстить. Параллельно с этим, автор ведет описание похождений еще одного индивидуума - Парня, полностью забывшего свое прошлое. В итоге две, как их называет Игорь Баширов, мессии сталкиваются и начинают драться.
   Видимо, перед нами очередной вариант психологического фэнтэзи. Но в отличие от остальных представителей "заповедного" ответвления, автор "Реквиема" не пытается раскрыть характеры двух главных героев. Просто их мысли, поступки и незначительные чувства. Даже когда Келлос приходит в свою деревню и обнаруживает всех родных убитыми, не заметно, что он поражен горем. Убили и убили, враги - враги, МЕСТЬ - МЕСТЬ. В общем, минимум эмоций.
   Стоит немного написать, что для меня представляет психологическое фэнтэзи. Для любого подобного рассказа, как мне кажется, необходимы полные подробные описания характеров героев, их переживаний, их идей. Без этих составляющих читатель уже не сможет получить хорошего впечатления от прочтения. Совсем необязательно забрасывать в свой рассказ много мыслей, сводящих с толку обычного человека и мешающих восприятию. Ну, и разумеется, в подобного рода творениях необходимо поддерживать интригу, так как психоделика читается с трудом, а плохая и вовсе никуда не годиться.
   Не понятен и сюжет работы - кому понадобилось сталкивать двух мессий, зачем? В чем смысл описания? Кем был Парень до его изменения? О таких вещах необходимо помнить, даже когда наступает эдакий "кризис жанра".
   Также, я обнаружил большое количество заимствований из современной культуры. Чего только стоит фраза "И ТРЕСНУЛ МИР НАПОПОЛАМ, ГРЕМИТ РАЗЛОМ". Стащено из саундтрека группы Ума Турман к фильму "Ночной Дозор". "Все дороги ведут в Мельин" - практически низменно списано с выражения "Все дороги идут в Рим". Ну, а самым смешным, на мой взгляд, оказался диалог Парня с пауконогим чудовищем:
   - Выходи!
   - Да, выходи, мы хотим поиграть с тобой!
   - А ми тебе бачим. Здоровеньки булы, ласково просимо!
   - Ты не хочешь с нами поиграть? Ах ты, москаль противный!
   Разумеется, последнюю часть диалога я перевел на свой лад, но знающий человек сделал бы также. И на рассказе надо написать: Вiроблено вь Украiнi.
   Ну что еще тут можно сказать? Красивыми и правильными описаниями произведение похвастаться не может, обстановка везде представляется темная и отталкивающая, если не сказать злая. Нераскрытая идея, дурацкий сюжет, да еще и сложность в прочтении. Спасибо автору хотя бы за то, что в конце стало более-менее понятно, кто есть кто, а так я себе представлял две ипостаси души в разных мирах. Словом, данный рассказ является классическим представителем достославной Нуль-литературы, как по сюжету, так и по средствам его реализации.
   Рассказ шестой "Путь Кольценосцев", Елена Балова, Ксения Кабыченко.
   Ну, наконец-то, первая работа, повествующая о мире Средиземья. И хотя персонажи и некоторые названия взяты из книги Перумова "Черное копье", сам мир принадлежит Толкиену. Недаром же, часто встречаются сноски с указанием источника. Как пример, можно привести "назгулы" и пояснение, указывающее, что это название взято из "Черного копья". Грязная ложь, направленная, в первую очередь, на людей несведущих и незнакомых с произведениями профессора. В таких случаях необходимо указывать первоисточник, а не какой-то второстепенный материал.
   А теперь можно приступить непосредственно к оценке рассказа. За основу в своем повествовании автор взял философскую тему "бессмертия". Во множестве диалогов доказывается, что бессмертия достичь можно, но потеряв при этом свою жизнь в привычном понимании слова. И вечная жизнь не приносит никакой радости, оставляя принявшего этот дар взирать на происходящее с миром вечно. Довольно верное объяснение и с точки зрения Средиземья, и с точки зрения нашего мира.
   Сильно раздражает то, что автор пишет как бы от третьего лица, но в то же время и от первого. Читателю, обычно, очень непросто воспринять такого рода текст. Я уже не говорю о резком переходе от темы к теме, нарушающий целостность повествования. Неприятно еще и то, что большинство абзацев почти никак не согласуются друг с другом. Все это похоже на беспорядочный поток мыслей писателя, почему-то оцененный читающей публикой. Это, вроде как, называется оригинальностью. Которая присутствует и в предыдущей работе, и в "Тирди". Помешались, что ли, люди на оригинальности?!
   Опять же, здесь нет абсолютно никакого сюжета. Не правильно это, когда у рассказа нет логических ни начала, ни конца. Читатель что хочет увидеть? Красиво и, соответственно, правильное описание событий, их цепочку. А здесь? Беспорядочный поток слов и предложений, выдаваемый за философские рассуждения на определенную тему.
   В общем, сплошной выпендреж, да к тому же не совсем литературный. Пишу то, что хочу, о чем хочу и пытаюсь быть самой оригинальностью. Да не пахнет тут этим и в помине. Штамп на штампе. Публика требует "хлеба и зрелищ", а не вялотекущие события не понятно о чем.
   Мне несколько иначе представлялся мир Средиземья. Убили злобного Саурона, разрушили его обитель, уничтожили кольцо Всевластия. Вроде бы надо жить и радоваться жизни. Так нет, неупокоены нынче девять тех самых призраков, которые стали рабами Кольца. И находит Олмер, он же Вождь, это самое колечко, которое, как оказывается, не было полностью изничтожено и становиться командиром назгулов. Тем самым обрекая себя на вечные скитания в полумраке, называемые бессмертием. Ну, разве так дела делаются? Ведь сам Джон Толкиен ясно написал - нету больше кольца, расплавилось оно. Так нет, наверное, хитрый Фродо сберег-таки реликвию для себя и потомков. Но это, как мне кажется, неправильно.
   Рассказ седьмой "Властелин", Наталья Маркелова.
   Тема равенства всех рас достаточно популярна. Сколько раз твердили ораторы всех мастей о прекращении всех человеческих войн и конфликтов. Между делом, большинство этих же самых личностей и разжигают межнациональную рознь. Другое дело, когда где-то в Африке доживает свой век вымирающее от холеры племя, про которое никто и никогда не вспомнит.
   Жили на Юге Средиземья племена полу людей, полу орков, и имя им было - урукхаи. Темный властелин Мордора и Саруман из Изенгарда использовали созданий в своих коварных целях. Но вот война закончилась, а люди, якобы, не в силах забыть жестокости непризнанного племени и преследуют их в пустыне.
   Урукхаи, по сути своей, боевые машины. Но, если у Толкиена изенгардские орки выступали как безжалостные убийцы, то в произведении с говорящим названием "Властелин" урукхаи преподносятся вымирающим народом. Но ни в коем случае не сломленным, а готовым бороться за свое право жить.
   Главная идея рассказа заключается в том, что любой мир огромен, и право существовать в нем есть у всех. Однако многие этого не понимают и устраивают кровопролитные воины, главной целью которыхявляется полное подчинение всех. Почему же люди так яростно преследуют жалкий отряд боевых орков? Как правильно излагает автор, их боятся и хотят уничтожить под корень. Ведь уцелевшие рано или поздно воссоздадут заново свой народ, и тогда ужасная месть за погибших будет вести их всю жизнь. Преследователи не понимают, что если не трогать малочисленную, всеми отвергнутую расу, то можно заручиться мощным союзником на многие годы. Что ж, воины они для того и воины, чтобы убивать. Другому они просто не обучены и отсутствие врагов для них равносильно недостатку крови для вампира. Можно лишь восхититься правильностью рассуждений автора.
   Меня поразило описание чувств между урукхаями. Мальчик, от лица которого и ведется повествование, всем сердцем любит свою семью - мать-человека, отца-урукхая, сестренку-урукхая. А сам он человек. Правильно говорят: "Не то семья, что родила, а то семья, что воспитала". И даже тогда, когда к главному герою подошел его настоящий отец, малец его отверг. Вместо того, чтобы стать одним из людей и предать свою настоящую семью, любившую его всем сердцем, Эрх уходит в горы и бесцельно путешествует там, пока его не принимает семья из небольшой деревушки. Настолько сильные чувства присутствуют в рассказе, что невольно начинаешь воспринимать переживания и боль героев как свои собственные.
   Главное достоинство работы - это интересно читать! Если остальные рассказы воспринимаются как ничем не примечательные, а порою и нечитабельные, этот вызывает самые противоположные ощущения. Нет, здесь не присутствует ни малейшей интриги, просто, когда чувства урукхаев отчасти становятся твоими, появляется жизненная необходимость прочитать все до конца. Благо, произведение написано добротно, не коряво и, что самое интересное -с душой!
   Рассказ восьмой "Страсти Олмеровы", Андрей Замешаев.
   Я считаю, что для того, чтобы стилизовать свое произведение под какого-либо другого автора, необходимо прочитать по меньшей мере четыре-пять книг последнего. Тогда, и только тогда можно будет создать нечто, напоминающее оригинал. Неизвестно, сколько рассказов маэстро Перумова прочитал Андрей Замешаев, но он очень точно скопировал его стиль. В итоге и получилась работа "Страсти Олмеровы".
   Действие рассказа происходит подле эльфийского поселения - Серая Гавань. Объединенные войска людей и нежити под предводительством Олмера, готовятся к штурму. Олмер же почти стал одним из назгулов, так как им завладело Кольцо.
   Автор не стал изобретать велосипед, а просто взял и написал средненькое продолжение книгам Ника Перумова. Никаких новшеств он не внес, кроме сюжета, разумеется. Армия Олмера, превратившегося в нечто, похожее на назгула, гуляет по Средиземью и как нечего делать захватывают крепости. И вот на пути воинства встал последний оплот эльфов - Серые Гавани. И тогда главнокомандующий отдает приказ об отводе человеческих и гномьих сил и ведет в бой армию тьмы. Чтобы самому, как оказывается, погибнуть. И вернуться.
   Осада Серой Гавани сильно напоминает штурм Минас Тирита. Войска спешно собираются, а на основное поле боя выходит Олмер-назгул. Только вот Гендальфа с Мерри и Пипином тут нет, а жаль...
   Основной упор в повествовании делается на описании психологической обстановки в войсках Вождя. Как переживают изменение повелителя командиры, каким образом реагирует на это Олмер. Словом, ситуация донельзя напоминает анекдот из Интернета:
   "В войсках шепчутся, что Кольцо сильно изменило облик Вождя" -
   осторожно сказал Санделло. "А, пустая болтовня"-отмахнулся
   Олмер и почесал хоботом спинной плавник...
   В конце автор пытается показать, что с решением спасти людей в армии, Вождь поступает как человек, а не как темное создание. То есть, изменяется отношение к нему и вся последующая история принимает вид почти героической, а смерть назгула, сумевшего отдать Кольцо кому-то еще, воспринимается как жертва. Жертва во имя свободного Средиземья.
   Нельзя не отметить, что описание окружающей обстановки все же присутствует, что уже является плюсом. Читатель живо представляет почти неприступные стены города, небо, затянутое серыми тучами, армии, в одночасье покидающее предстоящее поле боя... И конечно же, нечисть, идущую на штурм эльфийской крепости.
   Кстати, к явным недостаткам рассказа можно причислить нехватку описания штурма Серой Гавани. Кто именно наступал на последний оплот божественной расы, как шел бой и так далее. Лично я бы не заставлял читателя гадать и не оставлял эти вопросы без ответа.
   В целом, это нормальное продолжение книги Перумова, несомненно, отличающееся от остальных практически точным воссозданием стиля оригинального произведения. Ведь, когда пишешь свой вариант развития незаконченных событий, нужно большое внимание уделять сходству с прародителем, иначе возможно позиционирование работы как самостоятельное произведение, а это уже плагиат. Респект автору!
   Рассказ девятый "Шепот Судьбы", Д. Локхард.
   В мире всегда будут изгои. Для политиков - это ненавидимый всеми президент, для военных - предатель, а для простого народа - обычный бродяга, нищий. Которого все, презрительно называют БОМЖ. Изгоев ненавидят, над ними издеваются, глумятся. Но забывают люди о том, что когда-нибудь сами станут отвергнутыми обществом, станут ему не нужны, и их постигнет та же судьба, что и старушку, просящую милостыню. И тогда поймут они, как это ПЛОХО - быть изгоем.
   Перед нами рассказ, повествующий о непростой судьбе трех товарищей, ставшими по той или иной причине отбросами общества.
   После бойни в эльфийском поселении, оттуда спасается один мальчик. Впоследствии, он попадает к старому целителю и становиться его помощником. Далее к ним прибивается перьерукий Альк, которого хотели убить гномы. Ну, и в конце концов к двум мальчуганам попадает орленок, умеющий говорить "мыслями".
   Мне очень понравилась эта работа. Автор так ярко и живо описывает то, что происходит с мальчиками и орленком, что сразу же появляется желание читать еще и еще. Персонажи колоритные - эльф, ставший сиротой после тотальной зачистки его родного поселения людьми, перьерукий Альк - представитель редкого народа, у которых на руках растут крылья (описание его сильно напоминает симуранов из "Волкодава" Марии Семеновой) и орленок, умеющий общаться с людьми при помощи мыслей.
   Нельзя не отметить интересный сюжет, завлекающий сразу и надолго. Именно благодаря ему рассказ так занимательно читать. Правда, несколько огорчил конец произведения. Автор пошел по стопам предшественников и начал расписывать мысли и действия героев безо всякого смысла. Но это лишь придирки, так как я не осмелился бы назвать произведение плохим и слабым.
   Есть, конечно, и еще один не самый лучший момент - это нехватка описания. Мне повстречались незнакомые географические названия, имена и тому подобное. Видимо, рассказ писался в расчете на человека знакомого с миром не только Толкиена, но и с Перумовским Средиземьем. Но ведь есть и такие люди, для которых книга "Мельин и другие места" станет их первым прочитанным фэнтэзи-произведением.
   Отдельно стоит сказать о прекрасном отражении нашей с вами реальности. Да-да, нашей, где изгоев никто и никогда не любил и ни во что не ставил. Также и в "Шепоте Судьбы", только знакомая всем ситуация переносится в мир Средиземья, где живут эльфы, гномы... Ну, и разумеется, люди, не отличающиеся особой добротой и мудростью. Они-то, как показало время, и уничтожили божественную расу, несмотря на все ее заслуги. Для людей все, у кого были острые уши или оперенные руки или маленький рост, были врагами. То-то бы развлеклись наши политики, если бы попали в Толкиеновский мир.
   Стоит обобщить все вышесказанное. Рассматриваемая работа достаточно сильна на фоне остальных. Имеются все слагаемые для прочного успеха: неслабый сюжет, живые персонажи, мощная идея, хороший язык. Чувствуется, что писалось это под приливом настолько сильных эмоций, что автор не мог удержать их в себе и изложил все на бумаге. Причем сделал это красиво и с умом. Что в наше время встречается крайне редко.
   Рассказ десятый "Акт Веры", Дмитрий Жаворонкин.
   На этот раз на обозрение представлен рассказ, сочиненный по миру, который сочетает в себе и славянское, и толкиеновское, и научно-фантастическое. Очень "взрывоопасная смесь", но от того не менее интересная.
   В рассказе фигурирует один из многочисленных кланов, рассыпанных по разным уголкам мира. За каждым человеком, живущим в одном из этих кланов, по достижении восемнадцати лет прилетает так называемый "летучий корабль". Корабль забирает человека на суд к Великому Духу, после чего "подсудимого" ждет неизвестная судьба.
   А забирают членов клана не куда-нибудь, а на матушку Землю, где ведутся кровопролитные войны против Умников. Впрочем, не так уж и скучно. Идея хорошая, правда, до боли знакомая.
   Сюжет рассказа прост - описывается путешествие девушки по имени Песла между мирами. Сначала она была в космосе, потом на Земле, а дальше попала в какой-то непонятный мир, созданный без единой крупинки магии. Новшеством можно назвать саму идею рассказа - рано или поздно человек все равно узнает о себе правду и откажется от лживых идей и путей.
   Но, несмотря на очевидные достоинства произведения, есть у него и недостатки. К примеру, достаточно резкие переходы между мирами сбивают читателя с толку. Вот он уже погрузился в мысленное воссоздание картины постъядерной Земли, а через минуту приходится освобождаться от едва пришедших образов и начинать все сызнова.
   Как неоспоримый плюс можно привести традиционность в повествовании, что несомненно облегчает чтение. То есть, никаких выпендрежей тут нет, все простенько и со вкусом.
   Ну, и конечно приветствуется схожесть рассказа с книгами Перумова. Сразу видно, что автор тщательно ознакомился с ними и пытался писать, не упуская ни одной детали. Как мне кажется, Дмитрий Жаворонкин прекрасно справился с поставленной задачей.
   Обобщая все вышесказанное, необходимо упомянуть о том, что повествование идеально входит в общие рамки сюжета книг серии "Разрешенное волшебство". То есть, персонажи сами по себе уникальные, да и клан Песлы у Перумова не упоминается, что есть несомненный плюс. А в целом, неплохая история об одном из людей, попавших из своего старого мира в мир поначалу непривычный, но потом все более родной. Сюжет средненький, герои, как я уже говорил, колоритны и самостоятельны, описание окружающего мира достаточно яркое и простое для запоминания. В общем, видно, что автор старался.
   Рассказ одиннадцатый "Нинкин Папридой", Лариса Чурбанова.
   Если автор предыдущего опуса использовал свой собственный клан, с оригинальными именами и историей, то Лариса Чурбанова взяла хорошо известный сведущему читателю клан Тврдиславовичей.
   Рыжеволосая Нинка, отошла далеко от главной крепости. И, разумеется, попала в историю с папридоем, гнавшим ее до самого болота. Но, как показало время, животное не хотело убивать девушку, а лишь желало познакомиться. Дальше следует описание горя всех папридоев из-за нехороших людей, уничтожающих их. Ну, и в конце папридоя, разумеется, убивают.
   Первые впечатления от прочтения произведения были неоднозначны. С одной стороны - немного раздражающая описательность в начале и резкий переход от одной темы к другой в конце. Также меня расстроили незначительные, но весьма режущие глаз ошибки, в виде повторений некоторых словосочетаний через предложение.
   С другой стороны - качественный рассказ по мирам Николая Перумова сделать крайне трудно, так как у него все уже присутствует! Но "Нинкин Папридой" можно расценивать как достаточно самостоятельное произведение, сюжет которого основан на книге "Разрешенное волшебство" и дополнен автором. Именно это дополнение и внесло уникальный колорит. Особенно понравилось название верховного божества папридоев - Великий Дед!
   Среди достоинств рассказа можно отметить также интересный интригующий сюжет, прекрасно прописанные характеры героев и главное: сохраненный стиль маэстро Перумова! Это, наверное, самое главное. Чтобы писать также, как кто-то другой, необходимо изучить по меньшей мере книги четыре последнего. А Лариса Чурбанова взяла, прочитала всего лишь одно произведение Перумова и как нечего делать написала ей достойное продолжение!
   Конечно, идея рассказа не так душещипательна, как, допустим, во "Властелине". Но ведь правильно сказано - все имеют право на жизнь. В том числе и папридои.
   Резюме: качественное ответвление от основного сюжета книги "Разрешенное волшебство". И, не смотря на излишнюю описательность и перескоки с темы на тему, "Нинкин Папридой" остается весьма достойным и хорошо написанным рассказом.
   Рассказ двенадцатый "Отступившийся клан", Глеб Снегирев.
   Есть такие литературные персонажи, которые независимо от ситуации всегда вызывают симпатию. Именно таким героем и предстает учитель Иван в рассказе "Отступившийся клан".
   Всем малышам в кланах рассказывают одну и ту же сказку: "Породил нас Великий Дух, породил он и других. В то же время, он создал Ведунов с их ужасающими тварями. Ведуны - это испытание для нас, уготованное Великим Духом". Все кланы в этом мире исправно борются с порождениями тьмы. Но, нежданно-негаданно, одно из сообществ, понимающее толк в магии, решило заключить мир с давними врагами. Но это, как показывает время, противоречит планам Великого Духа.
   Очень неплохо написанное произведение. В первую очередь, из-за чувства всеобщего объединения для достижения великих целей. В остальных кланах учителя помогали в борьбе с Ведунами лишь знаниями, а Иван сразу же повел свой отряд в поход на нечисть. Разумеется, такое отступление от правил вызывает желание дальнейшего прочтения.
   Также мне понравилось напряженность повествование, постоянное действие. Помимо этого автор прекрасно описывает такие несомненно важные моменты, как атака на город Ведунов и битва с отрядом Учителей.
   Жалко, что Глеб Снегирев не обратил должного внимания на характеры глав клана. То есть, Учителю Ивану подробное описание, в принципе, не нужно - оно есть у Перумова. А вот остальных героев в книге "Разрешенное волшебство нет. Проще говоря, читатель так и останется гадать, какие же были они, клановичи, а это несколько снижает уровень интереса к рассказу.
   Расстроило меня и еще одно упущение - отсутствие хорошего и подробного описания окружающего мира. Сказано только то, что стоит крепость клана в глухом лесу, куда мало кто может добраться. И все, больше ничего нет. Но так ведь дела не делаются!
   В принципе, рассказ понравился. И оригинальными персонажами, и прекрасным сюжетом, взятом, впрочем, из "Разрешенного волшебства". Нельзя не отметить и то, что работа вписывается в основной сюжет серии не как ответвление, а как одно из звеньев длинной цепи. За что автору непременную похвалу от имени всех читателей!
   Рассказ тринадцатый "Русский Меч. Начало пути", Алексей Коломыцев.
   Ну вот, подошел черед для самого главного рассказа в книге, поставленный, почему-то, в самый конец. Видно, издатели не осознают, что великорусская идея настолько привлекательна, что следовало бы напечатать кучу книг на тему славянской мифологии. И рассматриваемая работа удачно вписывалась бы в одну из этих книг.
   Сюжет произведения таков: родился где-то на Руси, в веке восьмом малыш по имени Всеслав. Пришел он зачем-то к старому волхву Бояну и начал у него обучаться. Повзрослев, Всеслав пошел к святилищу Перуна и взял оттуда заветный меч. С тех пор молодой витязь борется за веру старую против веры молодой - язычество против христианства. И в борьбе этой ему помогают Перун и его отец Сварог.
   Начну я, пожалуй, с критики главного героя. Он очень хорошо изображен с читательской точки зрения, автор преподносит его как истинного патриота своей Родины. Всеслав упорно борется за языческую веру, убедившись в ней единожды и на всю жизнь.
   Просто необходимо упомянуть о великорусской идее в этой работе. Мало того, что автор использовал древний мир Руси, он еще и тщательно описал всех существ из славянской мифологии, тем самым максимально реалистично воссоздав обстановку того времени.
   Отдельно необходимо упомянуть о религиозном вопросе в произведении. Христианство описывается здесь как вера жестокая, бесчеловечная и бесчестная по отношению к остальным вероисповеданиям. Для рядового читателя эта точка зрения автора окажется легким шоком, ведь по представлению большинства христиан их вера основана на любви и доброте. Возможно даже, что ярый защитник своего родного бога сразу же отбросит от себя этот рассказ да еще и в печку отправит. Но это будет неправильно.
   Вызывает противоречивые ощущения сюжет работы. Так до конца и неясна цель главного героя - вроде бы, искоренение иной веры. Но так ли это? Я бы не взялся утверждать, но предположить все же могу - необходимо сохранить меч Перуна в целости и сохранности и по возможности совершить с его помощью побольше хороших дел.
   Также непонятно, зачем Всеслав вновь возродился в современном мире. Неужто он будет творить правосудие направо и налево, убивая всех иноверцев? Наверное, нет.
   Итог - качественное произведение, использующее древнерусский мир как основу. Все чаще и чаще стали встречаться в современной литературе подобные "нетленки", но не все они одинаково хорошо выполнены. А представленный рассказ прекрасно передал атмосферу и взгляды тех веков, тем самым заслужив возможность напечататься и издаться. Вот если бы все были такие...

5. Резюме.

   Жанр фэнтэзи становиться все более и более популярным. Возникает справедливый вопрос - а в чем причина этого явления? Давайте рассмотрим этот вопрос подробнее.
   В настоящее время наибольшим покупательским спросом пользуются детективы и дамские романы. Именно эти литературные произведения максимально позволяют читателю отвлечься от окружающей действительности. А наша действительность такова, что от нее хочется отвлекаться и отвлекаться. Но есть определенная группа людей, которым не интересно следить за экзотическими любовными переживаниями героини в окружении многочисленных Хуанов Карлосов и прочих донов Педро. Не привлекают их и загадки криминальных трупаков вперемежку с кровавыми разборками.
   Раньше этих читателей манила научная фантастика с ее интенсивной работы мысли и космическими чудесами. Однако время идет, космос становится ближе, но по-прежнему хочется умной сказочки на ночь для взрослых дядей и тетей.
   С другой стороны, наступающая глобализация вызывает в качестве своеобразной реакции отторжения все более явственное возрождение русской идеи. Этот процесс находит отражение и в литературе. Возвращение к своим корням есть не что иное, как неожиданно возникший патриотизм.
   Таким образом, сочетание романтических устремлений и возвращение к своим истокам обуславливает возникновение и победное шествие жанра древнерусской фэнтэзи по книжным прилавкам.
   Даже в сборниках такого знатного эльфолюба и драконофила, закоренелого англо-американиста как Николай Перумов проникает хитрым Змием славянство. И последний рассказ книги "Мельин и другие места" "Русские меч. Начало пути" - яркое тому подтверждение.
   Кроме того, хочется отметить, что произведения в стиле фэнтэзи - это то, что интересно более-менее читающему молодому человеку поколения пепси. Может быть потому, что такие сказочки имеют много общего с его любимыми компьютерными играми. Как сказал один из людей на форуме издательства "Эксмо", если вы хотите, чтобы наши дети и внуки быстро научились российской истории, напишите им рассказ, повествующий об отдельных моментах в жизни предков. Поэтому, прочитав рассказ "Шепот Судьбы", Д. Локхард, человек волей-неволей проникается идеей того, что не все то, что необычно плохо. Что под нестандартным внешним обликом не всегда скрывается злое сердце. Согласитесь, терпимость- это то, что сегодня нам так не хватает.
  
  
  
  
  
  
   Список используемой литературы и источников:
   Книги:
   "Мельин и другие места", Николай Перумов.
   "Разрешенное волшебство", Николай Перумов.
   "Черное копье", Николай Перумов.
   "Хоббит или туда и обратно", Дж. Р. Р. Толкиен.
   Трилогия "Властелин колец", Дж. Р. Р. Толкиен.
   "Волкодав", Мария Семенова.
   "Ведьмак", Анджей Сапковский.
   "Хроники Нарнии", Клайв Льюиз.
   Журнал "Юность" номер 9, 1986 год.
   Сайты:
   www.tolkien.ru
   www.perumow.com
   www.lib.ru
   www.pisatel.ru
   www.olmer.ru
   www.yandex.ru
   www.rambler.ru
   www.sf.alarnet.com
   www.fandom.ru
   www.forum.eksmo.ru
  
  
  
  
  
  
  
   6
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"