Белова Елена: другие произведения.

Ах ты... дракон! Глава 18 часть 1-4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ты кто, белочка? Нет. Песец...


  
   Да и кто бы в такой ситуации рассчитывал на их склероз? Другое дело, что и отбиваться всерьез было особо нечем. Но кое-что мы им все-таки приготовили. Так что, когда первые жаждущие драконьей крови вылезли из окошка и стали озираться по сторонам, по крыше раскатился сначала треск, после - звук падения, а потом, конечно, ожидаемый мат по поводу таких и разэтатаких веревок, лежащих тут **** (с конкретным указанием места лежания) и мешающих, **** их и ***, мужикам охотиться.
   - Раз! - я злорадно ухмыльнулся и загнул палец, хотя хорошего в ситуации было не особо много. Но странная обреченность, навалившаяся на нас после получения долгожданной весточки от бабы Иры, уже отступила, меня накрыло какой-то веселой злостью. Несмотря на холод, щеки и пальцы рук горели, холодный, слегка дымный воздух казался пьяняще вкусным, а губы постоянно норовили выдать недобрую улыбочку. Я знал, я теперь знал, что все будет хорошо. Мы все равно уйдем, и Славку я утащу, хоть на спине, хоть на руках, и на ноги его обязательно поставим! А кое-кто после сегодняшнего сильно пожалеет. Та пятерочка, чья профессия начинается на букву "д". Ага, они самые.
   Эти не отвяжутся, на рожах написано. Пусть мне наш двухименный сколько хочет говорит, что драконов ловят только в целях самозащиты или мести. Нет уж, фиги с две! По самозащите так просто в команды не сколачиваются и технику специальную не скупают пачками. А главное, с чего бы им дома не самозащищаться-то? Милое дело, обнеси дом (город, замок, что там у тебя в налоговой декларации?) защитой и сиди в полной безопасности хоть от драконов, хоть от налоговых инспекторов. Так нет, самозащитники в поисках обеспечения собственной безопасности чего-то лезут именно в приграничье, при этом вооружившись до предела. Странноватая такая самооборона получается, а? Нет, чем хотите поклянусь, тут замещаны немалые бабки. Именно за ними, дорогими человеческому сердцу, наш хомо сапиенс с такой страстью суётся в самые опасные места. И никакой страх его не остановит - ни перед драконами, ни перед родной милицией... тьфу ты, полицией.
   А это значит что? А это значит, мотать отсюда надо скоренько, далеко и надолго. Вот сейчас и начнем. Только дождемся кое-чего и сразу...
   Я дал отмашку вельхо последить за Славкой и аккуратненько высунулся из нашего укрытия. Заметить меня, по идее, не должны - во-первых, крыша соседняя, да еще здесь такой боковой выступ (не знаю, как он тут называется, но прятаться за ним - самое то), во-вторых, темновато уже. Ну и в-третьих - этим сейчас уже слегка не до нас. Под окном в районе натянутой веревки копошились тела и кипели страсти:
   - Чего разлеглись? А ну, в сторону!
   - Я, кажется, ногу сломал. Или вывихнул...
   Беда напарника сочувствия у подельников не вызвала. Ну да, это не "кровавая тварь" Ритха, больше недели тащившая на себе двух неопытных "вставших на крыло". Этим "ложный гуманизм" пофигу.
   - Если не хочешь, чтоб тебе вторую сломали, с дороги!
   Скажите, какой агрессивный. Ничего, сейчас тебе будет куда выплеснуть негатив. Три... два...
   - А какие ножки у моей... - некстати завел чей-то в дымину пьяный голос. И тут же изумился, - А хто тут?
   Один.
   Любуемся.
   - Заткнись!
   - Дык тут это...
   - Что это?
   - Вроде мыши?
   Я отогнал от лица очередное облачко пара и присмотрелся по внимательней - это и впрямь появилось. На сероватом, уже истоптанном снеге вокруг "павших" копошилась какая-то живность размером с теннисный мячик... да нет, с мячик для гольфа. Или уже побольше?
   - Эй, гляньте, а тут и правда... мелочь какая-то. Ох ты ж... Кусается, ***!
   - Да плюнь ты на них. По сторонам гляди, драконов не вид...
   - Они растут! - прервал инструкцию панический выкрик. - Смотрите! Вон, вон, они уже с крысу размером! С кошку...
   - И кусаются! - не изменил показаний первый.
   - А-а-аааа!!!
   Следующие выкрики были уже малоинформативными. Видно, они (кто они там ни были), кротким нравом не отличались, а новый размер помог релизовать природную вредность характера...
   - Два, - не менее злобно выдохнул рядом вельхо. И жадно уставился на невольных клиентов, не замечая, как я на него смотрю. Не терпелось парню посмотреть на свои чары, эт понятно, но Славку он как попало не бросил, укутал, все дела. Не такой уж он сволочной... и не так уж мы отличаемся... иногда. В этот момент даже моя паранойя на время отступила, признав парня за временного напарника. Ну да, идея была моя, а сюрприз - его, на магии вельхо основанный. Потребовал он всего-то минуты две на установку, а пользы полно...
   Пусть-ка наши любители поживы на драконьих тушках поищут, куда эти самые тушки девались.
   - Хорошо вышло?
   - Не то слово. Как говоришь, это называется?
   - Призыв мелких инохищников, - отрапортовал прилежный ученик. - Формируются заранее, запечатлеваются в хо в состоянии отложенной готовности, активируются по знаку. И вот.
   И он опять прилип к припорошенному снегом выступу, разглядывая собственное творчество.
   Ага. Почти понятно.
   - А почему инохищников?
   - Потому что не настоящие, - дернул плечом вельхо, не отрываясь от лицезрения.
   - А крупные инохищники бывают?
   Тарху покосился на меня не слишком приветливо.
   - Бывают. Но я заготовку использовал, а не сейчас чары формировал.
   - И?
   - Раньше я бы крупных не осилил. А это так, девчонок пугать...
   Глядя на отчаянно отбивающихся охотников, я как-то зауважал вельховских девчонок. Если они выживают после таких пугалок, то лягушками их потом не напугаешь...
   - Ну что, двигаем? - вельхо наконец насмотрелся. - Пока им не до нас. Я Славку понесу...
   Пых! Беззвучная вспышка полыхнула над крышей, как взорвавшийся шаттл или мощный салют. Зеленовато-белое пламя жадно вцепилось в снег, лед и ночное небо, и мы торопливо пригнулись, прикрывая глаза от невыносимого света.
   - Это что еще?
   - Не знаю... - заморгал вельхо.
   - Не ты наколдовал?
   - Нет...
   - Три... - выдохнул за моей спиной Славка.
  
   Драконоловы
  
   Когда-то - очень давно - еще у первых костров на ночном выпасе будущий драконолов услышал одну историю. Про дракона, мага и потерянную удачу. Тогда он еще знать не знал, что станет не обычным хозяином при поле, а драконоловом, просто мальчишки у костров всегда любили пугать друг друга страшными историями о преступивших вельхо, о злых драконах, о проклятьях и проклятых. После этого тихие летние ночи казались еще спокойней, а скучная крестьянская жизнь - не такой уж скучной.
   Но вот эта история, про говорящего дракона, который не убил охотника-вельхо, не отобрал его магию, а выпил его удачу, почему-то произвела сильное впечатление и запомнилась надолго.
   Сейчас драконолов тоже ее вспоминал.
   Страшно было слушать про то, как вельхо сначала не понимал, что творится: отчего отвернулся лучший друг, почему испортился амулет и едва не погиб заказчик. По какой причине проснулась давняя болезнь. И как загорелся дом, где жила его семья... вся его семья.
   Страшно было именно это непонимание: вельхо не утратил ни магии, ни разума, на нем никто не нашел проклятий... только он нак и не мог постичь, откуда беда. А беда подступала все ближе, пока не отобрала все.
   Может, они сейчас тоже так - просто не понимают? Не видят?
   Кто выпил их удачу, кто? С первого шага в этот проклятый дом все, все пошло не так. Они словно стали новичкамибез всякого опыта, тупо лупя куда попало. В команды часто брали таких героических дурачков, мечтающих о подвигах - потом на охоте именно их подставляли драконам, сберегая основной состав. Называли таких, "горючим мяском". А сейчас они такие и есть - "мяско""! Тупицы, беспомощней слепого мурчонка! Куда девалась сработанная пятерка, что всего только семь пятих назад разыграла отменную комбинацию с поддельным драконьим малышом, благодаря которой их добыча, молодой дракон, сам прилетел в засаду?
   А та старая драконша, за которую они получили по кошелю целиков на каждого? Она тоже кочевала через Границу не один год. Опытная, матерая, постоянно таскала у людей то коз, то бычков, и ни разу не попадалась. А они смогли ее заломать, да так, что туша практически целая была, даже кости почти все целехонькие. Тогда смогли. Они не первый год охотятся. С помощью покровителя они знают то, о чем не ведают другие команды - к примеру, что драконы могут принимать человечий вид. Знают, как брать драконов живыми, как сохранить самое ценное.
   Так что же на этот раз пошло не так?
   Проклятье!
   Даже крыша этого дома, даже крыша, место, куда не должны были дотянуться драконьи чары, встретила их негостеприимно. Холод - пока шла эта их самая позорная в жизни охота, здесь успела наступить ночь - мгновенно наложил свои ледяные руки на лицо и полез студеными пальцами под одежду, выискивая щели. Снег сбился в твердую, почти ледяную корку, злобно подстерегавшую малейшую оплошность охотников. Одного подстерег, уложив лицом вниз со сломанной ногой. Крыша изгибалась покруглыми подъемами и топорщилась дополнительными коньками. И за каждым таким выступом могли притаиться они. Драконы. Добыча, открывшая охоту на самих охотников. Он теперь знал, он давно догадался: их просто заманили сюда.
   Драконы решили поохотиться на людей.
   Кровавые твари.
   Сначала заманили, потом выпили удачу и теперь развлекаются, наблюдая, как беспомощные людишки тычутся туда-сюда в поисках несуществующего выхода... и даже, может быть, с близкого расстояния! Вон оттуда. Или из-за той надстройки.
   Но ничего, он настороже. Он успеет...
   Кто-то вцепился ему в руку. Искатель.
   - Ты чего это? Спрячь разрывец, придурок.
   Спрятать оружие, когда драконы близко? И кто тут чокнутый?
   - Почему?
   - Тут крыша. Нас всех посбрасывает взрывом. Умом тронулся?
   Нет. Но драконы близко.
   - Спрячь!
   А может, они ближе, чем кажется? И стрелок подозрительно уставился на искателя. Тот ведь никогда так не говорил. Искатель гордился, что никто никогда не может вывести его из себя. Кровь, мол, благородная, линия Возвышенных в пятом колене, то да се. И?
   ..Тварей, возникших прямо из снега, он не слишком испугался, хотя кусачие гады, похожие на бесхвостых черных крыс, прыгали не хуже кошек и тут ж вцеплялись куда попало немаленькими зубами. Но зима не лето, их специальные куртки прокусить не легче, чем боевые сапоги, а особые рукавицы - не проще, чем куртки. Так что черные твари могли верещать сколько угодно и гвоздить своими клыками что угодно. Главное для охотников было - защитить лица и не дать пробраться под плотно прилегающие полы курток, но тут уж на помощь приходила вельхова сетка. Ну а кое-кто даже обрадовался возможности сорвать зло. Оживились даже ушибленные начарованным пьянством второй стрелок и верхушник.
   - Кусаться, драконье дерьмо? Ку... саццца, да? Плучи!
   - Н-на!
   - Лидо, на шапке!
   - ***! ****! ***!!! - раненый ловец не растерявшись, лупил кусачих гадов сетеметом. Оружие драконолова не задумывалось как дубина, наоборот, оружейники старались делать его максимально легким, чтобы один охотник мог нести хотя бы три-четыре, но для мелких гаденышей сошло и это. Под ударами они так и летели в стороны: на крышу, в открытое окно, в других драконоловов, не слишком благодарных за такую меткость...
   Так что твари кончились довольно быстро - все, что не досталось пропавшим драконам, все, что хотелось высказать сволочным вельхо за их подставу с оружием и остальным, попало зубастикам. Черные тельца падали градом, мат стоял столбом и слышен был, наверное, даже в небесных чертогах, мужики вошли в раж и сейчас могли бы перебить даже население сказочного "тварного подземелья" в добрые пять тысяч ядозубов. А стрелок старался не отводить глаз от искателя, сначала недоверчиво, а потом с возрастающей паникой подмечая в нем кое-что странное.
   - Сдохни, тварь! - искатель от души грохнул о крышу последнюю тварь... и взвыл, потому что та оказалась предпоследней. Последняя как раз была поумней остальных, и, пока другие кидались, кусая куда попало, эта втихую сидела на спине, зарывшись в меховой воротник, и пустила зубы в ход только тогда, когда попала на незащищенную чарами территорию.
   Искатель, шипя и матерясь, отдирал зубастую дрянь от шеи, а та верещала и рвалась обратно, яростно полосуя когтями перчатку. Маленькие глазки, круглые, желтые, яростно светились в темноте и напоминали драконьи...
   А стрелок смотрел, не в силах отвести взгляд. Как он раньше не видел?!
   - Чего стоишь, придурок, помоги! - не выдержал искатель.
   Они и правда близко.
   Совсем близко.
   - Я говорю, нож хоть дай, не стой!
   - И давно у тебя кровь светится?
   - Ч-что? Ты о чем... говоришь? - от неожиданности даже непрошибаемый искатель на секунду ослабил хватку и тварь не упустила момента, радостно дотягиваясь туда, куда можно было дотянуться. К счастью, только когтями, зубы у них наверняка ядовитые. - Проклятье!
   Искатель кое-как, с помощью командира, сшиб дрянь на крышу, яростно притопнул, едва не разломав закаленную черепицу, и напустился на придурочного наблюдателя. Второй стрелок пьян, верхушник тоже, теперь и этот? И главное, его всего пара тварей цапнула, остальных этот столб не заинтересовал почему-то. Что за несправедливость?
   - Что ты замер? Долбануть по голове, дурь вытрясти?
   Руки дрожали, ободранная щека ощутимо саднила. Это не дракон, это мажьи штучки. Вельхо на стороне драконов... как он и подозревал. Покровителю точно будет интересно это узнать.
   - Давно у тебя кровь светится? - странно улыбаясь, повторил стрелок, не меняя интонации.
   Искателя вдруг прошибло холодным потом. Что у него там с кровью? Да боги с ней, с ней он разберется потом, и с этим светом тоже, но выражение лица стрелка заставило похолодеть все внутренности. Сосредоточенная улыбка умалишенного, убежденного в причастности к тайному знанию. С такими лицами убивают без вражды и без всякой платы, просто потому что верят: так должно.
   - Эй, все сюда! - не своим голосом позвал искатель, понимая, что один с безумным не справится.
   - Чего там еще? - отозвался командир, успевший заняться оружием. Пакостные дряни погрызли пару из оставшихся зарядов, а еще несколько, похоже, спихнули вниз - на крыше сиротливо лежало всего три. Опьяневшие повернулись молча, только Лидо что-то продолжал бормотать про очередное достоинство своей возлюбленной, кажется про коленки.
   - Они тоже? - с той же безумной улыбкой проговорил стрелок. - И сколько же вас? Приняли наш облик и думаете, никто не догадается?
   - Что ты несешь?
   Командир осекся - на этот раз никакого дыма вокруг не было, и стало заметно, что вылетает у него изо рта вместе с каждым выдохом. Стайка серебристых искорок. Крохотных...
   - Ага! Еще один!!! - стрелок торжествующе ткнул пальцем. - А у этого светится кровь! А у этого глаза!
   Охотники заозирались. Несколько подозрительных взглядов принесло не самые радостные открытия. Командир дышал серебром. Верхушник теперь в полном соответствии со своей специализацией (метать разрывцы лучше всего получалось сверху, поэтому у него были амулеты, зачарованные на краткосрочный полет) мог подлетать в воздухе уже без всяких чар. У искателя светилась кровь, проступившая на ссадинах. Второй стрелок, еще и не протрезвевший толком, сжал в руках сетемет так, что тот лопнул. Стиснутая механизмом пружина взвизгнула и с воем унеслась в черные небеса, команда дрогнула, поедая друг друга суженными глазами. Люди... или уже нелюди?
   Подмененные?
   - Твари! - выкрикнул яростно первый стрелок. - Твари! Не дамся!
   И полыхнуло...
  
   Макс
  
   Мы развернулись, одинаково удивленные:
   - Ты?
   - Это ты?
   Он усмехнулся. Неисправим.
   - А я что... хуже? Дракон я... или... нет?..
   - Ты чего вытворил-то, дракон? - я присел рядом, примериваясь, взять его на руки. - Поделишься?
   - А то.
   - Тогда пошли? Расскажешь по дороге.
   - Подожди...
   - Слав, время-то.
   Я снова протянул руки - подхватить его, но он вцепился в мою ладонь, не пуская. Пальцы у него были горячие-горячие.
   - Нормально сейчас... будет время. Я запомнил, что ты сделал там, в зале... - спокойно объяснил Славка. - Как разлил магию... Я тоже...
   - Что?!
   - Не кричи. Я... слегка... но им хватило...
   - Боги, избавьте меня от сумасшедших драконов! - кажется, у вельхо сейчас будет истерика. - Ты понимаешь, что сделал?!
   - Не ори. Я - знаю. А ты все понял неправильно.
   Я что-то не понимаю опять? Они смотрят так, будто спорят - молча, но яростно.
   - Вы о чем?
   - Терхо Этку плохо... думает не только... о драконах, - фыркнул Славка, - но и о людях...
   Вельхо вскинул голову, будто собираясь огрызнуться, но мой сосед только головой качнул:
   - Отойди-ка. Не бойся ты... все хорошо будет... ну отойди... еще чуть... ага.
   И знакомая спираль огнисто оплела вздрогнувшее тело, в следующий миг взорвавшись многоцветным смерчем с просверками молний.
  
   Он превращался иначе - быстро, как-то яростно, не сберегая энергию, а щедро расшвыриваясь ею, будто праздничный фейрверк искрами. Горячим ветром ветром хлестануло по лицу, и я закрыл глаза. Под ногами скользнул и мгновенно растаял снег, пришлось хвататься за первый попавшийся выступ, чтоб удержаться, что-то толкнуло в грудь, и глаза открылись сами.
   Знакомый серебристый дракон с удовольствием сложил-расправил крылья (меня снова толкнуло теплым ветром) и подставил одно мне...
  
  
   Площадь.
  
   Выразить восхищение умением дамы править людьми Пало подошел не без тайной мысли. Да, положение на площали и правда начало выравниваться - мятущаяся, перепуганная и неорганизованная толпа (изрядно напоминавшая стадо, готовое в панике растоптать кого угодно) теперь напоминала бурлящее озеро с зарождающимися водоворотами. Водовороты закручивались в соответствии с требованиями, а именно по улицам. И довольно быстро. Успокоенные тем, что самого страшного (Пало мысленно внес в наметки на будущее обязательно узнать, что такое юнкерс...) не произошло, а теперь-то, с такой уверенной, явно опытной и знающей вельхо они не пропадут, горожане живо сбивались уже в более организованные группы. Несколько улиц, видимо, наиболее наделенных сознательностью, уже не только сбились вместе, но и выстроились в некоторое подобие рядов. К некоторому изумлению северного вельхо, в число наиболее сознательных вошли не только Сторожевая слобода и квартал Дорожников, но и квартал Веселых Прачек! Причем и настоящие прачки, и дамы, числившиеся таковыми, одинаково слушались свою выборную старшую и одинаково сурово гоняли чужаков, так и норовивших пристроиться к чужому ряду. Чужаки, впрочем, ухитрялись как-то просачиваться...
   Свежевыбранные старшие, то и дело оглядываясь на начальство, торопливо пытались "вести учет", записывая сведения кто на чем. Пало подумал было, что надо попросить господина градоправителя обеспечить учетников необходимыми средствами, но вероятный сектант, как оказалось, подумал об этом сам. Несколько сторожников под руководством сухощавого советника уже тащили в гущу толпы кучу деревянных табличек с закрепленными на них свитками. С ними дело пошло быстрей, переулок Зеркальщиков уже почти закончил.
   Правильный был метод предложить первым награду. "Продпаек", как выразилась седовласая дама с труднопроизносимым именем. Кстати, крайне любопытно будет узнать источник подобных познаний и методов управления. В трудных обстоятельствах не растеряться, среагировать быстро, жестко, при этом сочетая угрозу с утешением, а туманное обещание положительного будущего подкрепить немедленным подтверждением в виде тех самых булочек... недурно, весьма недурно. Судя по тому, как спокойно она перехватила власть, дама явно из Поднятых, если не из Возвышенных, и что она тогда делает здесь? Подвески, положенной Поднятым, явно не видно, и вообще знаков на одежде по минимуму, как будто она специально что-то скрывает.
   Падшая? Из семьи Поднятых, лишившихся Высоты из каких-то провинностей? Возвышенная, утратившая статус? Потерявшая семью, потерявшая расположение богов, потерявшая почет или что-то еще? Однако градоправитель обращается к ней с уважением, как к доброй знакомой, почти к равной.
   Кстати, корзины с булками уже несут, и Пало не удивился бы, если выяснится, что и горячее питье тоже на подходе. Сектант-градоправитель, естественно, заинтересован в положительном разрешении этой дикой ситуации, так что поддержит не только седовласую захватчицу власти, но и дракону был бы рад. Хотя, если подозрения бывшего коллеги имели под собой почву, дракону он был бы рад еще больше...
   Странная дама. Пало внес в список неотложных дел еще и сбор сведений об этой "Ирине Архиповне" (имя какое необычное... Пало поискал, в каком язвке приняты подобные звукосочетания, но навскидку ничего не припоминалось). Все-таки теперь пожилая женщина - в его круге ответственности. Все новые маги, начиная с "личинок", находятся под властью Нойта-вельхо. И в настоящий момент эту власть представляет Рука.
   У которой - и в настоящий момент, и во все последующие в этом славном городе - полно работы.
   Спонтанная магия стремительно шла на убыль.
   Фактически она уже скатилась почти до нулевого уровня, сконцентрировавшись в основном в местах скопления детей. Да и там, похоже, до новых отпечатков дело не дойдет. Но даже если отложить заботу о паре тысяч магов на потом и забыть о предполагаемом драконе ( а о нем забывать нельзя, ведь в отчете придется что-то писать), то то драконоловы о себе забыть явно не дадут, и в ближайшее время стоит их отыскать. Тех, кто уцелел после горячей и дружеской помощи вельхо...
   А у дамы уже созрел новый ценный совет:
   - Теперь стоит организовать им какое-нибудь занятие. Зрелище или работу. А пока будут заняты, потихонечку отводить в сторону небольшими группами и регистрировать уже по-вашему. Вас ведь магия интересует? - чуть напряженно спросила предполагаемая Возвышенная. - Способности, дары.
   - В общем, да. Сейчас подумаем..
   - Смотрите, дракон!!!
   - Дракон!
   - Дракон!!!
   Паники не случилось. Люди просто не успели запаниковать - серебристое тело сорвалось с крыши не вниз, а вверх, плеснуло крыльями раз, другой, третий... и исчезло за кровлями, точно привиделось.
   Радость Пало
   Извлечение придур... то есть охотников.
   Письмо и разговор с дамой
   Объяснения с Нойта-вельхо. Загадочная смерть деда. Убит?
   Некоторые секреты. Встречи с драконами.
  
  
   - Улетели...
   - Хвала Ульве, - беззвучно выдохнул Пало. - Хвала богам...
   Некогда юный северянин, проходя естественный для юношества период сомнений во всем и всех, усомнился и в существованиии Пяти. Если мир устроен по чьему-то замыслу, то почему в нем столько неразумия и неустроенности? Отчего явленные Пятью чудеса не повторяются в нынешние времена, что мешает богам сейчас сходить в мир и вмешиваться, исправляя ошибки своих непутевых созданий? И если богов отличает умение творить, то чем они отличаются от вельхо? Да были они вообще, боги? Или люди просто совершили еще одну ошибку, измыслив себе кумиров?
   Люди так не любят брать на себя ответственность за свои недобрые дела. Им проще перевалить свершенное на происки неких сил. Или богов...
   Так им, наверное, легче.
   Но сейчас Пало почти готов был уверовать, ибо божья милость была несомненной, а главное, крайне своевременной. Дракон улетел. И, это, как ни странно, было куда лучше его предполагаемой поимки. Теперь у Руки Нойта-вельхо были полностью развязаны руки.
   Кровавой твари в городе больше нет. Следовательно, необходимость охоты на нее отпадает. Преследование в нынешних обстоятельствах тоже представляется излишним - при такой-то толпе свежеинициированных куколок, которых нельзя оставить без присмотра... Как бы ни хотелось Нойта-вельхо избавиться от драконов (и только ли избавиться?), но высказывать недовольство в адрес своей Руки никто не будет, по крайней мере, прилюдно. Пара тысяч новых магов - не та цена, которую можно заплатить за возможность погоняться за одним-единственным драконом, к тому же не причинившим, говоря откровенно (почти откровенно) особого вреда городу. Причем в обязанности Руки отлов дракона вообще никогда не входил, входило лишь расследование обстоятельств его появления и расчет последствий. Значит, и претензий к Пало и его коллегам нет и быть не может...
   Да и был ли вообще дракон? Многие вельхо способны вызывать вид, и драконы среди этих навеянных вид - далеко не редкость. Вон только сегодня уже два раза сотворялись... кто сказал, что этот серебристый силуэт - обязательно живой и неподдельный дракон? Доказательств-то нет. А магия... ну мало ли от чего магия? Надо все хорошо обдумать. Очень хорошо и тщательно. Что-то здесь творится очень и очень странное.
   Бира Майки и его откровения. Загадочные покровители с непонятными целями. Староверы. Драконоловы...
   Кстати, плата драконоловам тоже больше не является необходимостью. Более того, подозрительная команда, которая так некстати заявилась на площадь и могла очень осложнить ситуацию (особенно в свете "сектантских взглядов" главы города), теперь обезврежена. Отпала даже необходимость соблюдать в разговорах с ними особую вежливость.
   Пало почти с наслаждением представил несколько вариантов будущей беседы.
   Упустили дракона? Упустили. Какая может быть оплата за неубитую тварь? А жаловаться они теперь могут сколько угодно и кому угодно - все знают, неудачники горазды выдумывать причины, по которым они провалили дело. И кто поверит в их выдумки об испорченном оружии, чарах сна и пьяной примеси в крови? Это даже оскорбительно - ловцов, можно сказать, приняли со всем уважением (едва ли не на руках отнесли!), снабдили всем необходимым за счет города, всей душой желали им победы, а они еще и недовольны! Истинно черная неблагодарность!
   Конечно,это если дракон от своих предполагаемых ловцов что-нибудь оставил...
   В противном случае об их недовольстве можно вообще забыть.
   А вот о главе города, наоборот, стоит попомнить. Это его город, им еще немало работать вместе, и в этим условиях его лояльность бесценна. А теперь им не придется ссориться из-за улетевшего дракона. Ни из-за его отлова, ни из-за условий содержания, ни из-за возможного убийства. Не нужно опасаться мести "староверов", не нужно ждать очередного "пожара по неизвестной причине"...
   Поистине удачно все сложилось. Наилучшим образом для всех... за исключением разве что коллеги Бира Майки. Но о нем можно подумать попозже. Ренегаты тоже разные бывают.
   Поэтому, когда северянин обращался к народу с поздравлением, голос его звучал с изумительной искренностью.
   - Горожане! Наши доблестные драконоловы совершили истинный подвиг. Благодаря собственной отваге, благодаря вашим молитвенным словам и несомненно, благодаря милости Пяти, дракон побежден!
   Толпа озадаченно помолчала, пытаясь увязать только что виденного дракона (по правде сказать, никак не смахивавшего на побежденного) с возможной божьей милостью, но сомнения в них укорениться не успели.
   - Он бежал! - пафосно провозгласил Пало, для наглядности ткнув пальцев в направлении истаявших в небе драконьих крыльев. Краем глаза он уловил, как "Ерина Архиповна" одобрительно улыбнулась и что-то шепнула главе города. Надо будет поговорить с ней, как только представится возможность...
   Бежавший дракон, видимо, впечатлил горожан еще сильнее побежденного - над площадью повисло недоуменное молчание, нарушенное только чьим-то непочтительным хрюканьем. То ли свинья пожелала высказать свои дополнения к пламенным высказываниям придурочного вельхо, то кто-то обладал слишком живым воображением и сейчас оно возобладало. Гэрвин, забросивший на летающую тетку "тянучку" и сейчас аккуратно спускавший пострадавшую на землю, обернулся и выразительно постучал по лбу. Оставленная без внимания тетка тут же вознеслась обратно. Правда, на этот раз она встретила подъем на удивление спокойно - только поглубже упихала в рот яблоко, которое ей дал кто-то добрый. Или докинул.
   Остальные вельхо встретили высказывание коллеги стоически - северянин успел заработать репутацию человека, ничего не делающего зря, и сейчас это сработало...
   - И теперь не опасен! - северянин повысил голос (слегка, чтобы не выглядеть соревнующимся со свиньей) и постарался придать ему должное ликование. - Ура!
   Избавление от опасности было воспринято с должным восторгом:
   - Ура!
   - Бежал!
   - Вельхо - ура! Ловцам ура! Богам - хвала!
   - Эгей!!!
   - И городу хвала! Город победитель драконов!!!
   - Вельхо! Вельхо! Вельхо!
   И спущенная таки летающая тетка радостно облапывает своего спасителя.
  
   Привествовать героев было решено немедленно (не без подсказки коварного северянина). И пока избранные для приветствия полтора десятка человек азартно крушил дверь, остальные готовили все необходимое для чествования. А именно: скатерть, несколько корзинок, пару бочонков, при виде которых команда штурмующих дверь несказанно оживилась и удвоила усилия. В предвкушении зрелища будущие вельхо зашевелились еще быстрее и аккуратная кучка заполненных табличек радовала глаз не меньше, чем ряды-улицы... большинство поглядывали на бочонки (мужчины с надеждой, женщины, понятное дело, с негодованием). Но в целом, настроение толпы быстро возносилось на уровень "прекрасное, лучше не бывает". Ряды строились, чары не применялись, детишки вели себя почти прилично, без особого шума затеяв какую-то игру - "Фантики", кажется. Обслуга тащила все новые и новые корзины, повара катили котлы, в которых можно было утопить бычка, и затевали разжигание костров. Вдобавок кто-то додумался позволить обитателям Чудного приюта притащить свои инструменты, и сейчас кое-кто, не дожидаясь ни героев праздника, ни кормежки в их честь, уже вовсю отплясывал под звон струн и залихватскую мелодию гармоники.
   Само торжество пока откладывалось.
   - И ррррраз! - взявшая разбег группа с воплем впечаталась в дверь, охнула... и разочарованно постанывая, стала отклеиваться и отползать в сторону.
   - И ррраз! - не менее вдохновенно возопила вторая группа, поднимая таран повыше...
   Дверь - предмет неодушевленный и ни сочувствием, ни восторгом проникаться не торопившийся. А посему стояла насмерть, не пропуская внутрь ни единого человека. Пало в это пока вмешиваться не собирался - чем больше усилий будет потрачено доброхотами на штурм, тем больше будет потом уважение к вельхо, которые обойдутся без штурма, а только магией... Вот заодно и ценить оную приучатся.
   А вельхо пока держали совет. Пилле Рубин и Эвки Беригу (на сей раз соизволившие отодвинуть вечные споры на потом) заканчивали с установкой предупреждающих вид на границе "пострадавшей территории". Наскоро налепленные иллюзии включали в себя знак из пяти переплетенных колец (стандартную эмблему Нойта-вельхо) и не менее стандартный значок алой молнии, зависшей над стилизованной человеческой фигуркой. Хорошо известное всем предупреждение об опасности. Каждые три минуты человечек оживал и, проговорив краткий вариант событий на площади, изрекал предостережение и просьбу оставаться дома.
   - Если вы ощущаете в себе нечто странное, обратитесь к стороже, - требовательно басил хрупкий человечек, - с белой лентой на шапке. Если разыскиваете родственников, обратитесь к стороже с синей лентой. Если желаете что-либо передать родственникам, еду, одежду, лекарства, обратитесь к стороже с красной лентой. Сохраняйте спокойствие, все закончилось благополучно. Сохраняйте спокойствие.
   - Какие еще ленточки? - нахмурился Пало.
   - Ерина Архип... Ар... словом, та несравненная дама, что навела тут порядок, послала за ними тех шустрых парнишек. Сейчас как раз идет раздача.
   - Так это ее идея?
   - Да, подошла и предложила. Пало, ты не спрашивал, откуда она?
   - Нет.
   Но спрошу обязательно.
   - Была бы она помоложе - взяли бы к себе, а? - помечтал Эвки Беригу. - И характер, и опыт... магия опять-таки полезная.
   - Была бы она помоложе - я бы на ней женился, - фыркнул Пилле Рубин. - А возраст магу не помеха. Немного магии - и она шустрее молодой забегает. Вон хоть Бира Майки вспомнить...
   - Вот именно, если вспомнить, - не ответил на их веселье северянин. - Заканчивайте с границей. Ночь наступила, а всю эту массу еще надо где-то размещать и как-то кормить. И проверять самоконтроль - хотя бы начерно. Иначе они такое натворят, если их домой отпустить...
   Пора слать вестника в Нойта-Вельхо... и надо крепко подумать, что именно говорить.
   Возражений не последовало: Рука прекрасно понимала, что произошедшие события находятся далеко за рамками привычных расследований, и рады этому будут далеко не все. Особенно в свете некоторых откровений старого вельхо.
   - Когда обсудим? - только и спросил Вида. - Меня кое-что очень тревожит...
   - Соберемся к полуночи. До урочного часа связи время еще будет.
   - Согласен.
   - Согласен, - одновременно выдохнули вечные спорщики.
   - Согласен! - отозвался сверху Гэрвин, успевший набросить "тянучку" на хозяина "золотой лавки" и вознестись вместе с ней и добычей на уровень второй крыши. Впрочем, неудача его не расстроила... а может, это была вовсе не неудача? Гэрвин порой выбирал довольно необычные методы расследования. - Ох ты...
   - Что такое?
   - Сейчас-сейчас... - самый молодой член команды о чем-то перешепнулся со своей "спасаемой добычей", и они дружно рванули повыше, еще чуть-чуть... и исчезли над третьим выступом.
   - Гэрвин!!!
   Спустя несколько мгновений над крышей заплясал огонек, и веселый голос Гэрвина провозгласил:
   - Эй, вы там дверь сломали? Если нет, то ломайте скорей и поднимайтесь! Это стоит видеть...
   - Что?
   - Наши драконоловы тут! И в каком они виде...
  
   Чем драконоловы умудрились наступить на хвост незлобивому Гэрвину, любопытно? Ранее Пало не отмечал в нем стремления злорадствовать над чужой бедой. Это задание воистину стало временем многих открытий.
   - А точнее?
   - Точнее не могу! - огонек описал в воздухе залихватскую извилину и взмыл обратно к создателю. - Это надо видеть! Поднимайтесь!
   Горожане немедленно преисполнились горячего сочувствия к героям... (хотя, вероятно, дело было в обычном человеческом желании поглазеть на того, кому хуже, чем самому зрителю). По крайней мере, из одного сострадания не смотрят такими жадными глазами...
   Под шумок особо кое-кто из горожан (видимо, особо сочувствующие) вскрыли принесенные для чествования бочонки и принялись за опробование содержимого. Попробовавшему возмутиться молоденькому сторожнику чуть смутившимися сочувствующими было доходчиво разъяснено, что это вовсе не акт грабежа. Нет-нет-нет! Это они... того... помогают!
   Ну а что? Вдруг да героям подсовывают негодящую выпивку? А вдруг среди горожан (упаси боги, конечно) есть те самые? Староверы? Такие ж могут и отомстить! Яду какого сыпануть, соображаешь? А они того... предовратят. Разве ж можно не заступиться за своих спасителей? Они грудью встанут и глоткой защитят, вот!
   Пока парень растерянно хмурился, пытаясь вникнуть в логику событий, особо наглые сострадающие перешли в атаку.
   Мол, а сторожник что, героям помогать не хочет? Может он вообще из этих? А ну, пей до дна! Пей, не робей...
   Сторожник заозирался, собираясь позвать на помощь, но начальства рядом не оказалось: и правитель города, и его помощник куда-то незаметно исчезли, Ирина Архиповна напряженно следила за подлетающим меуром и ни на что внимания не обращала.
   Пало в наглый грабеж... в смысле, в акт сострадания тоже вмешиваться не стал, рассудив, что раз людям нужно зрелище и боги так добры, что решили его ниспослать (пусть даже в таком оригинальном виде, как драконоловы в неведомом виде), то противиться их воле смысла не имеет. Вино, разумеется, при массовых потрясениях нежелательно, но настолько малое количество вряд ли спровоцирует беспорядки. И потом, все ведь из сочувствия, верно?
   Так или иначе, процедура выламывания двери дивно ускорилась, и таран замолотил по дереву со скоростью птицы-долото и с силой мифического зверя трубоноса. Сопротивлялась она достойно, но против тарана, как известно, нет приема. А когда помимо таранного штурма, к атакующим подключился один из местных вельхо и принялся пробовать на ней какие-то "размягчающие знаки", участь двери была решена. Под очередным ударом в стене что-то гулко треснуло, потом затрещало, и дверь вместе с изрядным куском стены рухнула внутрь в клубах пыли...
  
   Крыша.
   Макс.
  
   Когда смотрю фильмы про всяких героев, фигею. Крррутые, аж ну. И патроны в автоматах, и заряды в лазерах у них почти никогда не заканчиваются, и есть-пить им не хочется, и в туалет не надо. И одежда как заколдованная - всегда целая и относительно чистая, даже если герой в ней пять минут назад по горло в болоте бултыхался. А если на ком чего и порвется, то это обязательно на герле с третьим-пятым размером сами понимаете чего, причем именно в районе этого третьего-пятого...
   Я это к чему?
   Когда Славка этак эффектно превратился в прекрасного прин... тьфу ты, в дракона, он, конечно, не подумал при этом шмотки снять. И если учесть, что он, больной и слабый, в виде дракона долго не протянет (если, конечно, не попадется еда, причем не меньше бычка или слоненка), то интересно, где он собирается искать себе второй раз шубу, штаны и все остальное, когда придется превращаться обратно? Герои об этом не думают. Об этом думают практичные хомяки вроде меня.
   И поэтому сейчас я трудился над запертой дверью (вот с чего они решили здесь дверь запирать, а?) и шипел в адрес некоторых торопыг, которым только бы крылья распустить... а про запасные штаны кто помнить будет - Пушкин?
   - Макс... - Славка с виноватым видом топтался рядом. Черепица подозрительно похрустывала...
   - Ты еще и крышу обвалить хочешь?
   Драконистый сосед поспешно замер. Я отвернулся к замку, но упрямство и мой сосед явно были сиамскими близнецами:
   - Макс, не рискуй.
   - Да кто рискует? Просто прогуляюсь слегка по пустому зданию. И все. Что такого-то? А вы тут с Терхо запустите еще пару "дракончиков". Пусть народ попривыкнет. А вернусь - смотаемся.
   На сей раз наш двухименный не стал фыркать и обижаться. Наоборот, с края крыши, где смутно темнела его пригнувшаяся фигура донесся одобрительный смешок. Оказывается, для двухименного даже честь, если его называют в одно имя... правда, только в том случае, если это делает не меньше чем трехименный. Он, мол, таким образом показывает, что считает его близким, равным, еще каким-то... короче, почет оказывает. Поскольку в одно имя еще позволяют называть себя хорошие друзья, равные члены семьи или особо близкие соратники. Причем годится для этого больше второе имя, чем первое, оно более личное, но и первое можно упоминать, особенно если друг вышестоящий...
   Рехнусь я тут с их психованным этикетом. Короче, я звал вельхо Терхо, а он не возникал, и точка. Дракона вон запустил...
   Когда на крыши возник еще один серебристый дракон, я чуть вниз не навернулся. От неожиданности. Даже успел подумать, что счас вот черепица под нами проломится, и... додумать не успел, пришлось резво уворачиваться от когтистой лапы, впечатавшейся в хрусткий лед у самой моей ноги... а потом еще и от хвоста! Еле успел! Тяжеленная серебристая масса пронеслась у самого лица. Попади такой куда целил - и я без головы... Что-то странное царапнуло меня при этой атаке, что-то было не так, но все смысло возмущением.
   Обнаглели вообще эти драконы! Откуда он взялся вообще?!
   Новый замах, уже крылом. И опять по мне! Пришлось падать, а лед тут скользкий... и не очень чистый уже. Чуть не въехал в него фэйсом... Отшиб локоть, приложился коленом, так что звезды из глаз посыпались, но увернулся. Увернулся. Вскочил.
   - Эй! Ты что ж ты творишь, скотина серебристая!
   Дракон продолжал молча переть на меня, угрожающе наклонив клыкастую голову на гибкой шее. Как под ним крыша не проламывается? Даже не трещит... странно...
   А может это Архат? Обиженный нами братец Ритхи? Нет, я могу его понять, но...
   - Да какого черта?
   Черные глаза прищурились. Неужели огнем дохнет?!
   - Макс, осторожно! Хвост!
   Сам знаю! Такой если достанет когтями или... стоп. А ведь царапин на льду нет. Совсем. Дракон снова занес хвост... и я наконец сообразил, в чем еще была странность его появления. Он не издавал звуков. Совсем. И когда хвост летел, и когда лапа рядом в лед впечаталась - должно было что-то быть. Свист там, хруст... и ветерок должен был быть. Скорость же...
   Я замер. Дракон, как ни странно, тоже. Славка, уже занесший крыло для моей защиты, недоуменно притормозил - по короне просверкнуло несколько белых разрядов и озадаченно принюхался.
   - Не пахнет живым...
   А, точно. Запаха у этого "дракона" тоже не было.
   Так это получается...
   Сзади донеслись какие-то квакающие звуки. Как раз оттуда, где стоял наш вельхо.
   Ах вот оно что...
   Я злобно обернулся. Так и есть. Этот паразит волшебный... эта чародейная скотина... этот урод магический гнусно ржал, вцепившись в свою левую руку, как в спасательный круг. На руке, высоко, у самой подмышки, сияло тусклое золото - активированный знак.
   - Ну ты...
   - Эй-эй... - смех как обрезало, поганец вельхо торопливо отшагнул в сторону - вместе со своим "драконом".
   - Не стоит так волноваться...
   - Волноваться? Ну ты у меня сейчас огребешь со всеми своими нервами!
   - Да тише вы! - уже всерьез запереживал маг. - Успокойся. Я только хотел сказать, что в пробный полет лучше лететь виду. А вдруг...
   - Кому?!
   - Ну вот такому. Что видится, понимаете? На самом деле его нет, он просто зрительный кострукт...
   Конструкт ухмыльнулся и показательно завилял хвостом. Смотрелось это довольно гнусно.
   - Вида обычно на кого-то очень похожа. Эту я с тебя брал.
   Чего? Я уставился на свою копию. Копия ответила взглядом исподлобья (это что, у меня такие наросты костяные над глазами?) и знакомо поправила на короне какой-то комок тряпья. Я узнал свои обгоревшие штаны и поклялся отомстить этому паразиту попозже.
   - На хрена ты его сотворил? Что за идиотские приколы?
   - Макс, тише.
   Я скрипнул зубами и злобно просверлил вельхо взглядом. Тот поежился.
   - Прости... я только хотел... ну, у драконоловов есть такие сети и разрывцы, которые сбивают драконов на лету. Я подумал, что перед тем, как кто-то полетит, надо проверить...
   - И решил это сделать?! Думаешь, из них кто-то купится?!
   Терхо виновато опустил голову... но тут же стрельнул ехидным взглядом:
   - Вы же купились. А вы ближе.
   - ****.
   - Ну прости. Видел бы ты свое лицо... Прости, не удержался.
   На соседней крыше опять что-то гулко бухнуло. Драконоловы продолжали бой неведомо с кем. Ну пусть лучше с ним, чем с нами. Ладно...
   - Ладно. Фиг с ним.
   - Это значит "пусть летит"?
   - В общем, да.
   Вельхо просиял. Он помотрел на Славу, что-то сделал со своим знаком, и тот засиял звездочкой.
   - Не шевелитесь.
   - Чего? Ого...
   Не каждый день драконий хвост вырастает метра на два прямо на твоих глазах.
   - Чуть подрастил, чтоб заметнее.
   Ну да, а то не гарантия, что наши друзья на соседней крыше вообще что-то заметят.
   Заметно подросший дракон взмахнул громадными крыльями ( у Славки они были явно поскромнее). стремительно сорвался с крыши и заскользил в холодном воздухе...
   Ни в тот момент, ни в следующие по нему так никто не выстрелил. А потом я спохватился насчет припасов...
   - Макс, ну зачем? Вот зачем ты туда лезешь? Ну обойдусь я пока без запасных штанов, обойдусь! Давай вырвемся отсюда сначала!
   Замок наконец поддался, довольно жалобно хрупнув под изогнутым гвоздиком, и я перевел дух.
   - Далеко улетим? Ни еды, ни одежды...
   И с бабушкой неясности....
   - Сядем возле какой-нибудь деревни.
   - И? Пойдем на новый грабеж? Понравилось грабить, рецидивист? У меня из всего запаса только пара монет осталась. На штаны хватит, на остальное нет.
   Угу. Далеко ты улетишь без еды... В человечьем теле когда путем ели? И не вспомнить. А драконьему это вообще тьфу, и новые обмороки нам не нужны. Нефиг, нефиг. И вообще. Дракон улетел? Улетел. Народ это видел? Видел, спасибо вельхо с его видой. Все, какие могут быть претензии? Пусть пипл внизу порадуется. Выдохнули и расслабились, мы тут не при делах, нас тут нет и нефиг светиться.
   - А сейчас ты чем заняться собрался, не грабежом?
   Уел.
   - С чего ты взял? Так, прогуляюсь слегка...
   - Макс!
   Я быстро перебирал свое последнее имущество. Да, небогато... но ничего, разберемся.
   - Слав, все путем. Мы просто пройдемся чуток, поменяемся с народом... все по-честному.
   - Чем поменяемся?
   - Ну они же хотят "драконьи ингредиенты", - я фыркнул. - Наш товар - их деньги, какие проблемы.
   - Какие ингредиенты ты продавать собрался?!
   - Ну ты же мне чешуек на разживу пожертвуешь?
   Славка выпал в осадок. Правильно, тут главное сбить с темы и переключить внимание.
   - Чешуек?
   - Ну да, пару-тройку.
   - Но чешуя не особо дорого ценится... - влез вельхо.
   Ну вот кто его за язык тянул?! Потом поймаю - выражу благодарность.
   - Ничего. Чтобы я, да не продал. Да такого не бывает.
   А не захотят брать - в ход пойдет схема "дяденька, купи кирпич".
  
   Пало.
  
   Для северянина знакомство с результатами охоты на драконов на некоторое время отложилось. Пришлось отвлечься, оказывая срочную лекарскую помощь.
   Предполагаемая бывшая Поднятая, несгибаемая и хладнокровная дама с труднопроизносимым именем выбрала именно этот миг, чтобы впасть в сердечный недуг. Если бы он не смотрел на нее, не заметил бы, как, прочитав какое-то письмо, старая женщина обессиленно прислонилась к стене и стала хватать посиневшими губами воздух.
   Спешно бросив в нее проверочный знак, Пало нашел то, что и ожидал: повреждение сердечной мышцы. Уже довольно давнее и, насколько он мог судить, ни разу до сих пор не целенное магией.
   Еще одна странность в перечень загадок необычной дамы.
   Впрочем, для лечения отсутствие сети прежних заклятий подходило как нельзя лучше. Так что, кликнув слугу с приказом раздобыть для дамы сонное кресло с наклонной спинкой, Пало осторожно и неторопливо опутывал весьма изношенное сердце сначала знаком вив, потом, уложив больную на принесенное кресло, поднес к ее губам специальный мешочек. Сжал уголок, делая его твердым и ломким, отломил, и поднес импровизированную бутылочку к губам старой женщины.
   - Пейте.
   - Что...
   - Это сонное. На три часа вы уснете, пока знак будет лечить ваше сердце.
   В светлых глазах дамы мелькнула какая-то тень. Удивление? Словно она не лечилась никогда у магов.
   - Мне нельзя... нельзя спать... Яночка... и...
   - И кто?
   Она промолчала.
   - Не беспокойтесь, за девочкой присмотрят. Все будет хорошо, засыпайте, не бойтесь...
   - Нельзя, - прошептала женщина. Но Пало выжал лекарство ей в рот и помог сглотнуть. Светлые глаза мигнули, с непонятным отчаянием вглядываясь в мага, и закрылись.
   Знак вив, знак вита, еще на всякий случай, знак рельха, покоя.
   Пало работал, не обращая внимания на шум из-за выбитой двери. Маги, сторожа и просто любопытствующие, кажется, нашли в доме больше чем искали, и теперь выражали радость встречи. Довольно бурно выражали - со второго этажа, разбив стекло, вылетело что-то мохнатое, синее и с ножками, описало дугу, повисело, дрыгая ножками... и шлепнулось обратно. Толпа шарахнулась, а потом восторженно завопила. Зрелище, ага. Ничего, коллеги справятся.
   Наконец он отступил назад, всматриваясь в спокойное посветлевшее лицо. в свете факелов оно казалось помолодевшим, розоватым, но до здоровья ей еще очень далеко. И что ее так расстроило?
   Он поднял упавшее на снег письмо. Обычная записка, короткая... странно, написано на незнакомом языке. Еще одна загадка. Пало полагал, что знает все основные языки континента. Ну что ж...
   - Укройте ее, - попросил он слугу. - Отнесите чуть подальше. И присмотрите. За ней и ее внучкой.
   - По вашему слову. - кивнул слуга.
   А нам пора посмотреть на драконоловов.
  
   Уже на площадке между первым и вторым этажом Пало обнаружил, что количество жаждущих лицезреть неприятности, постигшие драконоловов, изрядно сократилось. Поубавилось оно еще в бывшей прихожей перед бывшей пекарней - по крайней мере, так это помещение назвала хозяйка... похоже, тоже бывший. Нет, с самой хозяйкой - крепкой и плечистой румяной бабой - ничего не случилось... то есть ничего такого, что не стряслось бы с остальными горожанами, попавшими под удар магии обозленного дракона. Говоря по чести, у пекарки все было в порядке, даже ее белая наголовная повязка не помялась. А вот в пекарне...
   Своими владениями пекарка явно гордилась - по крайней мере, когда штурмуемая дверь сдалась под натиском и упала, бедная женщина горестно вскрикнула и принялась рассказывать всем желающим слушать, какой хороший тут был замок и сколько целиков они уплатили мастеру Бири с улицы Резчиков только за одни блестящие заклепки.
   - А ручка медная, полированная! А накладки, вот эти, в форме булочки! Мой муж специально медника просил, чтоб знак был отлит такой вот: булочка в обнимку с бубликами...
   - Тише, госпожа Яни...
   Пекарка опомнилась, но ненадолго. Когда настороженная тройка магов, осторожно подвесив в воздухе пару горючек, переступила порог, за их спинами снова зазвучал жалобный голос, оплакивающий стену с чудесными выдвижными полками, на которые так удобно было раскладывать готовый товар.
   - А сейчас гляньте, гляньте - они вроде как оплавленные. Да перекрученные все. Ой-ёюшки, это ж опять целики с копилки доставать, но нановые-то полки. Два целика возьмут, не меньше!
   - Ну а то. Еще и за срочность приплатить надо будет.
   - Ох, и не говорите.
   - А еще ж эти отдирать придется!
   Пало и Пилле Рубин в бредовый разговор не вслушивались. Они в полном ошалении рассматривали то, что сталось с некогда, несомненно, человеческой комнатой. А сейчас напоминало ожившую страшилку для вельхо-личинок на тему "стррррашные отпечатки". Такие леденящие душу легенды обязательно рассказывали не только младшие, но и старшие, выбирая для этого самые подходящие условия (ночью, под одеялом, желательно в полной темноте), и не одно поколение магов выросло на зловещих ужасах типа "И в черной-черной комнате-отпечаток теперь бегали только черные-черные жуки, а мальчик лежал тихий-тихий..". Наставники это запрещали, но как-то не слишком горячо, поэтому жуть про три драконьих головы, кошмар про живой дом-проглот и дичь о скрюченной избушке знали все.
   А теперь к ним, похоже, добавится еще легенда о дикой пекарне.
   Прихожая (а заодно и та часть пекарни, что виднелась сквозь вторую, полурастаявшую, дверь), выглядела странно... Если бы Пало не знал, где именно зажали в угол предполагаемого дракона, то он бы определил это сейчас - именно углядев это.
   Странно изогнутые, точно вспухшие изнутри (или наоборот, впавшие местами?) стены, на которых кое-где еще уцелели потемневшие спирали. Кажется, это именно те самые полки, которыми так гордилась пекарка Яни. Только что за сила смогла скрутить в спирали дерево, Пало отказывался даже думать. Наверное та же, что смогла растопить внутреннюю дверь, будто забытую на солнце восковую табличку...
   Таким же - искореженным, потерявшим прежнюю форму, выглядело и остальное - в хаотично разбросанных, лежащих и висящих сгустках темноты с трудом угадывались предметы человеческого обихода. Вот это, очевидно, еще утром было ковриком. Такими - наскоро плетеными из веток или или речного долгиша - устилали обычно пол у входа в харчевнях. А вечером их выбрасывали вместе с накопившейся грязью. Нормальная практика, долгиш-то дешевый. Этот должны были выбросить после заката. А сейчас бывший коврик, точно спасаясь от грядущей участи, влепился в стенку. И медленно, но целеустремленно продвигался к потолку. Светильником, что ли, решил прикинуться? Так не всем по нраву придется такое вот, трупно-зеленоватое освещение...
   Хотя тут все такое. Светящееся. По крайней мере, для взгляда вельхо. Переполненное энергией так, что Пилле ахнул и мгновенно принялся развешивать по стенам накопители.
   - Ох, а мои стены! - хозяйка проникла внутрь (презрев запреты вельхо) и с ходу принялась подсчитывать убытки. - А мои коробы!
   Коробы определенно заслуживали внимания. В отличие от другого имущества, они так и остались сложенными в аккуратную "стопку". Здесь деревянные дощечки не скрутились спиралью - они просто слегка потемнели, покрывшись не то плесенью, не то мхом, а когда Пилле попробовал приподнять один из них, то ничего не вышло. Недавние коробы пустили корни и намертво вросли в пол и друг в друга.
   - А противни! Вы гляньте, гляньте, они же камнем обросли! Как теперь булки печь? Новые заказывать - это ж каждый по...
   Накопители у Рубина кончились, он выскочил на улицу. У остальных (например, у Бира Майки) еще должен был оставаться запас. Пало и один из местных вельхо подсвечивали-проверяли лестницу... Правдами-неправдами просочившиеся в бывшую пекарню зеваки опасливо перемигивались, но вид занятых вельхо и причитающей над убытками пекарки их, видимо, успокоил. И скоро человек пять уже тыкали пальцами в стенки, двери, печку и прочие приметы драконьих развлечений, дружно и почти от души жалея хозяйку.
   - Да, госпожа, горькие у вас дела.
   - Да, магия она того...
   - Первый раз вижу бородатую лестницу.
   Лестница не нравилась и самому Пало. И не только "бородатостью" и явными следами надломов. Высоковатые ступени кое-где выглядели ... хрупкими. Словно их облило из какой-то катящейся миски водой - и там, куда попала эта вода, дерево превратилось в нечто иное. В песок. Или в сыр. Или еще во что-то столь же рассыпчатое на вид... а на ощупь?
   На ощупь тоже.
   В каком виде после здешних развлечений остались драконоловы, думать тоже не хотелось. В сердце Пало шевельнулись сожаления. Они явно не были честными людьми, они почти наверняка были преступившими и использовались коллегой Майки для каких-то недобрых и опасных дел... но они были людьми, а Пало подставил их драконам.
   - Мои печи!!! - возопили тем временем в соседнем помещении. Когда хозяйка успела пробиться еще и туда, будущий глава Руки не уловил. - Печи, по десять целиков каждая! Мука! Готовые булки! А-а-а!!!
   С печами пришлось разобраться прежде чем подниматься наверх. Точнее, с тем, что из них выползло. Неизвестно, с чем пеклись булочки в этой пекарне, но теперь несостоявшаяся закуска, жизнерадостно похрюкивая-посвистывая, выползала из печи...
   - Это... это... - бедная пекарка, потеряв вместе с даром речи все желание жаловаться на убытки, беспомощно тыкала в преобразившиеся булки, - это...
   Цвет у булок остался примерно прежним, золотисто-коричневым, размер насколько мог судить северянин, тоже не слишком изменился. Но остальное! Бывшие комочки теста каким-то невообразимым способом умудрились отрастить подобия складчатых подошв на манер улиток, на которых довольно уверенно ползли. И, самое неприятное - ягоды, которыми для вкуса сдабривали тесто. Темные крупные точки поблескивали в неровном зеленоватом свете, как бусинки. И они... они смотрели.
   Прежде чем маги решили что-то предпринять (или хотя бы сообразить, чем при необходимости бить в это условно-враждебное новообразование), булки узрели свою сотворительницу. И преобразились еще раз. Вялое выползание превратилось в бодрые скачки в непревзойденной жабьей манере, а похрюкивание - в дружный писк. И с этим писком несостоявшийся ужин живо рванул к оцепеневшей жертве.
   Жертва возопила, как голодный трубонос, и попыталась влезть на чудом уцелевший стул. Как выяснилось, стул держался на одной божьей милости, а вес хозяйки эту милость перевесил. Тело пекарки с шумом рухнуло на пол, из-за чего парализующий знак, который на всякий случай кинул Пало, угодил не в ту цель и накрыл лежащее тело.
   Второе парализующее тоже прошло мимо цели - а нечего зрителям лезть куда не просят. А третье не состоялось - ожившие булочки прыгнули пекарке на юбку... и принялись нежно о нее потираться, как выпрашивающие ласку мурчонки...
   Пало поймал себя на том, что не особо и удивляется. Достойное продолжение безумного дня. Уже были летающие женщины и зазолотившаяся лавка - отчего бы не быть ожившим булкам.
   С хозяйки сняли знак и извинились, булки попытались собрать и запереть. Но тут Пилле Рубин допустил стратегическую ошибку - он, пытаясь утешить даму, обронил, что он лично готов избавить ее от этой живности... и даже может доплатить немного.
   Пекарка, мутными глазами таращившаяся на ластящиеся к юбке булочки, вдруг подобралась и прищурилась, как узревшая добычу тихра.
   - Деньги? Немного? Не меньше целика! За каждого!
   Мда, люди есть люди.
   Ну... по крайней мере, за ее рассудок можно не волноваться. Тоже вид лечения, если поразмыслить.
   Оставив пекарку в компании ее новых друзей (и счастливого Пилле, надзирающего за пополнением накопителей), вельхо засобирались на второй этаж. Народ оживленно зашептался, и тут умница-Пилле обмолвился, что мол, просит принести оттуда что-нибудь такое, позубастее и поинтереснее. Мол, раз тут все так тихо-безобидно, значит все опасное убралось туда?
   Вот после этого зрители как-то резво осознали, что смотреть на чужие неприятности - хороший шанс заработать свои собственные. И тихо испарились, тем более, что другие сочувствующие за это время могут окончательно лишиться совести и наверняка допьют без них бочонок...
   Больше всего Пало хотел, чтобы остальные "сочувствующие" тоже ушли к этому проклятому Пятью бочонку и избавили вельхо от своего присутствия. Чтобы ни один не видел (а главное, рассказать не смог!), как трое опытных вельхо всерьез отбиваются от бывших пирожков или булок!
   Счет к дракону рос на глазах.
   Так, теперь лестница на второй этаж. Накладывать на нее какой-то знак Пало опасался. К сожалению, в его наборе Знаков не было чар преобразования вещей и предметов. В этой сфере мастером был коллега Бира, забери его Пятеро! И тут подгадил. По лестнице пришлось идти с такими предосторожностями, будто по драконьему гребню тащились.
   А вокруг продолжала бушевать магия. Кое-как впитанная стенами, она еще не растворилась в ветре, не унеслась с вихрями, она пропитала стены дома своими силами. И теперь идти тут было очень непросто...
  
   Макс.
  
   А сюда мы, кажется, зря зашли. Прежний дом, со всеми его вывертами, пекарнями и харчевнями, был жилой, и там при желании легко было приделать ноги полезным вещам. Вор из меня так себе, в детдоме пробовал несколько раз, но без особого толку. Нет, на что нацелился, то и свистнул, с этим порядок был. Но чувствовал себя при этом не то крысой, не то тараканом кухонным (таскал-то в основном кормежку, сгущенку там, тушенку). А главное, как вспоминал лицо моей бывшей бабки, так это краденое вообще поперек горла становилось. Она мне все время, как я у них жил, талдычила, что они себе малолетнего преступника растят на свою голову. Что я как вырасту, обязательно у деда его медали украду, а у нее - цепочку и сережки. Напророчила...
   Так вот, если я поставил себе цель найти, где плохо лежат какие-нибудь штаны, то обязательно отыщу этот предмет одежду и укажу ему более правильное место для залегания. Вот только в жилом доме это было бы попроще. А тут... сомневаюсь я, что тут вообще найдутся штаны (если, конечно, не в комплекте с владельцем). Нежилой был дом. Нет, не развалины, а именно нежилой, в смысле, не для жилья.
   Коротенькая, в десять ступенек, чердачная лесенка привела нас в темноту. Терхо длинно, как-то нервно выдохнул и зашуршал, отыскивая свои значки.
   - На фига вы так неудобно их прячете?
   - Ты о чем?
   - Ну знаки эти твои. Под рукавами... неудобно же. Зимой вообще пока доберешься, тебя пять раз съедят. Рисовали бы на щеках, например.
   Маг фыркнул.
   - На лбу не хочешь? Хотя случаи были, кое-какие знаки раньше на лицо цепляли. Но это еще неудобнее.
   - Почему?
   Терхо наконец добрался куда надо, и в воздухе стал наливаться небольшой желтоватый шарик-огонек.
   - А ты что лучше видишь у себя - руки или лоб? Знаков-то много. Нужный найти надо. Попробуй отыщи его ощупью и не перепутай.
   - А-а... - и я замолк, приглядываясь. Надо же...
   Честно говоря, местные заморочки в декоре-интерьере меня иногда напрягали. Здесь жили тесно. Вспомнить хотя бы тот приют для личинок, который пройдоха Эркки выдал нам за свой дом. Там ведь жили пятеро человек. А комната одна на всех. И везде так. Сколько нас носило по разным городкам-поселкам, везде одно и то же. Небольшие комнатки всегда были очень плотно заполнены.
   Низкие деревянные кровати, иногда в два яруса, стол, сундуки, полки для одежды и посуды, (до шкафов тут не все додумались), полочки для свечек, на стенах "лики" этих пятерых богов, каждый в окружении положенного веночка из положенных травок-цветочков, с потолка часто свисают запасные травки - пучками и целыми вениками. Если в доме есть хоть одна невеста (а она обязательно есть, потому как невестой считается даже сопля в возрасте нашей Янки... будущей, правда), то на одной стенке обязательно должен был висеть образец ее мастерства как невесты, коврик там какой-никакой, вышивка, платочек. Когда дело доходило до платьев, то невеста считалась дозревшей и можно было заговаривать с ней про ухаживания. Будущий жених тоже должен был представлять гостям свое "мастерство", и стенки украшались еще кривобокими горшками, жуткими кожаными "вроде-туфлями" или резными поделками. Словом, в любой комнате можно было найти все, что угодно, кроме простора.
   А вот здесь простор был.
   Довольно большая комната, продолговатая, какая-то очень спокойная, предоставляла незваным гостям только ряд скамеек и темный длинный стол.
   - Актовый зал какой-то. Сцены не хватает.
   - Как?
   - Да ничего, забудь. Бедненько как-то...
   Вельхо, раздумывавший о чем-то над своим рукавом, взгляд от этого рукава оторвал и обратил внимание на меня:
   - Ты о чем?
   - Ну пустовато тут на мой вкус. Ни коврика завалященького, ни статуй, ни фонтанов.
   И штанов. А главное - еды или чего-то, на что ее можно купить в нужном количестве. Останется Славка драконом или обернется обратно, без еды он просто не протянет. Вот же влипли, спасибо одному вруну, черт его дери.
   Терхо уставился на меня с интересом. Так, будто я бутылка с незнакомой выпивкой - и вот досада, пока нельзя пробовать!
   - Ты иногда такое говоришь... - наконец ухмыльнулся он. - Прямо будто низка на тебе сразу проступает.
   Еще и выделывается. Видали? Я мрачно уставился на заразу, из-за которого мы влипли круче прежнего и даже ноги унести нормально не в состоянии:
   - Кто?
   - Низка, - парень вздохнул, отвел глаза и принялся рукав раскатывать, пряча свои значки. - Такой знак магический. На преступивших вешают, если преступления небольшие. Или наоборот, если большие, но сам преступивший не сидит под запором, а сбежал и теперь перед ним "пять дорог да пятьдесят тропинок". Смысл в том, что знак проступает, если человек сталкивается с любой магией.
   Ну-ка, ну-ка... это то, о чем я думаю?
   - Как же его вешают, если человек сбежал?
   - Ну, если от человека что-то осталось - скажем, любимая вещь, его обувь, если ношеная, его расческа с волосами... что-то такое, в чем его сущность отпечатана, то для хорошего вельхо не проблема сформировать низку и "толкнуть" ее в пространство - дальше она ищет преступившего сама.
   Похоже, то.
   - И что, быстро находит?
   Новое осложнение. Что ж, еще один аргумент в пользу того, чтобы не попадаться.
   - Конечно, - не утешил меня вельхо. - Она ведь не сторожа, не искатель, ей отдыхать не надо. А когда найдет, то незаметно налипает на человека, и теперь, когда он соприкоснется с любой магией - ну там, арку на воротах проходить будет, вещь вороженую тронет, мимо дома вороженого пройдет - знак загорится. И всем видно будет: беглый преступивший идет. Любой вельхо должен тут же его схватить. И не только вельхо...
   - И что, спрятаться никак?
   Терхо с чего-то помрачнел.
   - Есть способы... - туманно высказался он. Подумал и принялся рукава закатывать обратно. - Но они трудные. Так вот, ты вообще осторожный, но иногда говоришь такое, что и низки не надо. Сейчас, например...
   - Разговор не переводи? - нажал я. - Как избавиться от этой твоей низки?
   - А тебе зачем?
   - На всякий случай. Ну? Вперед, напарник, не жмотничай с секретами. Сам же помощь предложил. За язык тебя не тянули...
   В точку. Вельхо, только что демонстрировавший мне ехидную улыбочку сорта "меньше знаешь, крепче спишь", моментально сник. Даже как-то поежился. И руки, открытые уже до локтя, растирать принялся. Словно разом почувствовал, как тут холодно и каким сквознячком тянет с приоткрытой дверцы на крышу. Кажись, я нарвался на что-то действительно секретное. И что? И ничего. Нефиг скрытничать, давай долги отрабатывать, раз рвался.
   Напарник явно уловил, что от рассказа не отвертишься.
   - Видишь ли, у нас об этом не принято говорить. Даже со своими это как-то... м-м-м... нехорошо обсуждать. Разве что шепотом и с оглядкой, - он понизил голос, как живая иллюстрация к собственным словам. - Но так бывает... иногда среди магов попадаются... их называют ренегаты. Им как-то удается обойти Зароки, которые принимает на себя будущий вельхо. Сеть Зароков уже несколько раз меняли из-за этого, но кто-то все равно находит лазейки, чтобы... чтобы сделать то, что запрещено. Если найти такого ренегата, то он не только низку снимет. Он может многое сотворить. Сделать и продать яд, например. Наложить знак, который не лечит, а убивает. Или... не знаю, всякое бывает. Ренегатов мало, если их обличают, то судят строже, чем обычных преступивших.
   - Убивают, что ли?
   - Обычно да. Раньше запирали в теле силу и судили, как всех, тогда был шанс пережить отмеренное наказание и жить как люди, то есть обычные люди. Но потом одного так наказали, а потом его сообщник смог этот запирающий знак разрушить, и ренегат вернулся. Долго ловили. Почти двадцать лет. А он, как зачарованный на неуязвимость - то в одном месте появится, то в другом. Народу столько полегло...
   Что-то мы куда-то совсем не в ту степь забрели. Нужна мне была, спрашивается, эта тайна? Ладно, секрет и секрет, жрать не просит, карман не тянет. Пусть его. Одно непонятно: почему эти внутрисемейные разборки правильных магов с неправильными - такая жуткая тайна? Подумаешь, тут оборотни в погонах... то есть в мантиях. И что? Такие везде есть. Даже в самой демократичной демократии (пальцем тыкать не будем, ага?). Стоит на это сейчас время тратить?
   Постараемся мыслить по-деловому.
   - В смысле, если на меня повесят низку, то надо будет найти этого ренегата и убедить его помочь ее придавить. Или...
   Терхо резко вскинул голову, в темных глазах метнулась паника.
   - Или мне не надо будет его искать?
   Терхо-то у нас теперь кто? Уже ренегат или еще нет? Где бы взять справочник по вельховским заморочкам?
   - Далеко - не надо, - с вымученной улыбочкой заявил Терхо.
   Ага.
   Ясно. Ладно, сделаем морду кирпичом и сменим тему, пока мой напарник снова не ударился в панику-истерику. Послал же бог напарничка... Да на его фоне Славка - скала. И свой к тому же, более-менее понятный. Не врет, драконами подставными не кидается. А тут каждый раз как ежика ищешь. Наощупь, в болоте со змеями. И не знаешь, уколют тебя раньше или ужалят? Ладно, оставим пока это ренегатство в сторонке.
   - Все понятно. Одно неясно: при чем тут я и этот офис?
   Вельхо воспринял перемену темы с заметным облегчением.
   - Ни при чем. Ты просто сказал: бедненько. Сразу видно - чужак. Видно, что не привык к традициям. Это совсем не бедное помещение, тут все наоборот. Не знаю, как с этим там, откуда вы родом, но тут безопасная земля всегда дорогая, даже в деревнях. Разве что в ничейных землях поселишься бесплатно. В смысле, там тебе еще и приплатят, за опасность. Но там еще попробуй проживи. А в городских стенах земля на вес золота. Потому и строят дома с узкой нижней частью, а расширяются они уже выше, на уровне 3-5 этажей. И комнаты довольно плотно заставлены по этой причине: пространство жилья ограничено, Вот и используют любую димерку. А здесь смотри какой зал. Здешний хозяин словно подчеркивает: здесь живут очень состоятельные люди, способные потратить столько места на помещение, куда будут приходить лишь временами.
   - Дичь какая. Что, голые стены - это и есть типа здешняя красота?
   - Не совсем. Наверняка здесь еще и вложения есть. Хотя дело, скорее всего, в другом...
   - В чем?
   Местную жизнь надо знать.
   - Не знаю. Про Поднятых я вообще мало знаю. Говорили, что перед службой у нас будет курс дополнительных лекций, как раз про требования к новым принятым. Еще один из тостов в тот вечер был про то, чтобы подольше их не слышать... - парень качнул головой и невесело хмыкнул.
   - Подольше получилось, - кивнул я. - Ну что, двинули потихоньку?
   - Подожди! Так и пойдешь?
   - Есть проблемы?
   - Как тебе сказать, - мой напарничек неторопливо крутил между пальцами какую-то нитку с узелками. - Ну если не считать то, что это Дом Правления... и если забыть, что тут на каждом шагу должны быть сигналки на вызов вельхо... - еще пара узелков. И еще один... - и если не думать про самого Поднятого... то в остальном, пожалуй, нет.
   Я чуть не сел где стоял. Нет, всякое, конечно, бывало... но чтоб влезать с целью грабежа в дом губернатора или мэра - до такой наглости я никогда не доходил. Мои амбиции оканчивались на супермаркетах. С другой стороны - а куда денешься. Тут, по крайней мере, пусто. Пока.
   - Супер. Мне только мэрию взломать не хватало!
   А Славке - на нее приземлиться. Да что ж за непруха такая? Как проклял кто...
   - Зачем взламывать? Сейчас поисковым проверим, и все! Если пусто, спокойненько пойдем.
   Веревочка в узелках извивается в пальцах, как живая. Перехватив мой взгляд, Терхо хитро подмигивает и прижимает ее к запястью. Очередной значок вспыхивает, янтарный свет мгновенно впитывается в нить, медленно переливается в узелках. Наконец гаснут и они.
   - И?
   - Сейчас-сейчас... вот, смотри, - тон у мага почти довольный.
   Точно отвечая на неслышный сигнал, веревочка на его раскрытой ладони начинает шевелиться. Конец с самым крупным узелком поднимается, как головка готовой броситься кобры.
   - Эй-эй...
   - Это не эй, а поисковые чары. Они умнички, они нам сейчас ближние комнаты проверят... - ласково воркует ненормальный вельхо, наглаживая свои "чары". На вид змейка-змейкой, да еще узловатая, будто питончик, наглотавшийся мини-кроликов. - Мы так еще в первые годы обучения баловались, сладости искали.
   Я вспоминаю про пугалки для девчонок, что творили малявки-вельхо, смотрю на ожившую веревочку (крохотные глазки-точки "чар" смотрят на меня так, словно надеются дыру проткнуть) и тихо радуюсь, что я не маг. Пожалуй, в нашем детдоме было не так уж плохо...
   "Кобра" наконец срывается с его ладони и, напоследок обварив меня взглядом, поднимается под потолок. Пара секунд - и она выплывает из зала. Ни хрена себе разведчик.
   - Видишь, как полезно с магом ходить?
   - Нет слов.
   Полезно, спору нет. Самое то. Если не рехнешься.
   - А Поднятые - это типа местная знать?
   - Нет, знать - Возвышенные. Им достоинство по роду может передаться, правда, ненадолго, срок наследственного Возвышения два поколения вроде. А дальше достоинство снова надо зарабатывать на службе. А Поднятые - это кто его выслужил. Или служит сейчас, понимаешь?
   - Пойму. Если объяснишь.
   В конце концов он мне растолковал все на пальцах. Обшество здешнее устроено, как и везде почти, по типу пирамиды. Только на вершину пирамиды (или поближе) можно взобраться не деньгами и не потому, что титул по наследству перепал, а службой. Вроде наших чиновников, по крайней мере, я так понял. НО! Если Поднятый (то есть основательно продвинувшийся на этой самой службе) что-то сотворил очень правильное и хорошее, то мог получить звание Возвышенного, то есть стать вроде как дворянином стать, привилегии у них какие-то были (какие, Терхо не особо знал).
   - Понимаешь, лекции такие у нас были, но в этот день девчонки нам за что-то отомстить решили, ну и сколдовали нам чего-то в уши, отчего речь лекторуса слышалась как кваканье...
   - Ясно.
   Такое наследственное достоинство было не навсегда: дети Возвышенного еще имели право так называться, а вот внуки уже нет, им все предстояло зарабатывать по-новой. Поэтому особо такие потомки не ленились и не наглели по типу золотой молодежи. Даже это самое второе поколение. Всем было ясно, что папино крылышко - до поры до времени, а достоинство надо зарабатывать самим.
   Интересно, а местный Поднятый - он какой?
  
   Это был самый дикий мой поход на дело за... да за всю мою жизнь. Снаружи в стены мрачно долбился шум растревоженной толпы, а тут было темно, тихо и пусто, и змейка поисковых чар кружила над головой, как дополнительный светильник. От ее неровного света виднее не становилось - наоборот, то пропадающие, то вдруг резко вырастающие тени сбивали зрение и заставляли видеть ямы и ступеньки там, где их отроду не было.
   Еще меня зверски бесили "вложения".
   Помните, вельхо сказал, что в по-настоящему богатых домах предпочитают обходиться минимумом мебели и украшений? А в случае праздника или когда выпадает необходимость кому-то пустить пыль в глаза, то зовут магов, и те превращают комнату во что пожелается хозяину. Оказывается, самый писк, если такие чары крепятся на комнату заранее, как иконки на рабочем столе компьютера. Кликнешь - и развернутся. Видимо, местный Поднятый или кто он там, был чуть ли не фанатиком этих самых вложений. Потому что напихать их в коридоре мог только полный придурок... или этот самый фанатик.
   Когда от простого прикосновения к двери та вдруг моментально выросла раза в три, обвесилась цветными колокольчиками и приветливо засветилась, я чуть не обратился с перепугу. А Терхо прыжком назад с места преодолел метра полтора и выставил руки, переливающиеся этими значками, как новогодняя гирлянда. К бою приготовился, ага.
   Потом по стенкам весело поползли какие-то веточки и ленточки, и вельхо облегченно выматерился. А я, соответственно, успокоился. Так как смысл не-матерных слов сводился как раз к тому, что нечего эти такие и сякие вложения пихать в... словом, куда попало. Нашли, мол, место для похвальбы, **** Поднятые, чтоб их подняло еще выше... и оттуда уронило на скорости.
   Секунд тридцать я послушал. Потом надоело.
   - Кончай шуметь. Чего разоряешься, сам же говорил, что они тут есть, чары твои.
   - Но не такие же!
   - А что не так?
   - Праздник, чтоб его... - вдруг тоскливо проговорил вельхо, озирая заросшие веточками стены, пушистый ковер на полу, игриво перемигивающиеся звездочки. - Я и забыл... Праздник же вот-вот. В такие дни все дома украшают по полной. Теперь тут что угодно может быть. Включая драконов.
   - Еще не хватало. И что, все такое? В смысле, глючное?
   Терхо призадумался.
   - Ну... еда может быть настоящая.
   - А как понять? Все трогать, что ли?
   - Э-э...
   По физиономии Терхо утвердительный ответ читался ясней, чем буквы М и Ж на стенке. Только буквы не выглядели такими несчастными.
   Это сколько всего перетрогать придется?
  
   Пало.
  
   Последнего драконолова искали целеустремленно и шумно. Шумно, так как разумность объекта представлялась сомнительной, а значит, методика его поимки не особенно отличалась от способов отлова животных: шуметь, пугать, выгонять из укрытия, а там уже и ловить. Настороженные вельхо напряженно озирались по сторонам, подвешивая на знаках всевозможные ловушки. Судя по тому, во что превратились остальные (оживленно машущие конечностями в бесплодных попытках объясниться), ненайденный пока охотник мог представлять собой что угодно, любой возможной формы, расцветки и размера. А если оно летающее, то искать его вообще можно до явления разумных драконов. То есть до бесконечности.
   Пало мрачно подсчитывал потерянное время - внизу вельхо явно были нужнее, чем здесь, тем более, людей запертых в своих комнатах, только начинали освобождать и никто не знал, какая помощь нужна им. Но оставить здесь одних местных вельхо было невозможно - те хоть и были преисполнены энтузиазма, но дисциплины у них пока не никакой. Как лечить пострадавших и что с ними вообще стряслось, никто не понимал (а понять очень хотелось), поэтому юноши постоянно отвлекались от процесса собственно поисков и переходили к спорам о причинах такого превращения и вероятности превращения обратного...
   С первого и второго этажей постоянно приходили новости о количестве найденных в гостильных комнатах людей и состоянии их здоровья. Новости закономерно напоминали бред, хотя увы, таковым не являлись:
   - В номере 7 полно бабочек. Что хозяева? Ничего, сидят, любуются. Нам бабочки не нужны? Редкий вид, "солнечная капля", парочку обещают подарить бесплатно.
   - Номер три не отзывается. Он вроде как пустой по записям, но там что-то такое шуршит и царапается... нет, не проверяли... а вы защиту от змеиссов не покажете? На всякий случай.
   - А у нас на втором дверь перекосило так, что не откроешь. А изнутри грозят, что если мы, поганые скелеты, посмеем сунуть свои поганые кости в их комнату, то нам и саваны больше никогда не понадобятся - он, хозяин Михоль, теперь умеет столами кидаться, и мало нам не покажется, поганым... дальше говорить? Какой номер? А там нет номера...
   На этом фоне сообщение, что жильцы четвертого этажа видят на крыше соседнего дома дракона, сначала не показалась Пало достойной особого внимания...
  
   Макс.
   Празднично украшенное деревце, чем-то смахивающее на ивушку, но с мягкими пушистыми листками. Драконья стая (каждый дракон - сантиметров десять), выпархивающая из-за угла. Связка блестящих копченых колбасок и толстые крупные бублики такая же обманка, как и все остальное. Коридор, две комнаты, почему-то незапертые, кабинет какой-то шишки... Все открыто, все украшено. И все бесполезно.
   Думаю, то, что получилось дальше, произошло именно из-за этих праздничных "вложений". То есть из нашей привычки тупо трогать все попадавшееся на глаза, чтобы убедиться - не настоящее.
   Под очередным прикосновением - вязка каких-то плодов, похожих на чеснок, но рыжий, цвета лука - руку будто обожгло холодом. Ладонь кольнуло так, будто туда запустила хоботок пчела, причем жало у нее было со свтроенным сверлом. Я вскрикнул и отдернул руку.
   - Макс, что?
   Все "вложения" на стене: чеснок, сухие бугристые стебли, дикий бантик из зеленой ленточки - быстро таяло, словно растворяясь в воздухе. Оставляя очередную деревянную панель в рост человека пустой.
   Потом что-то сухо щелкнуло, и панель откинулась назад, открывая темный проход...
  
  
  
  

Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"