Белова Елена: другие произведения.

Ах ты... дракон! Главка 26 часть 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каждому - свое?


   Невыдержанных вельхо в Руку берут редко. Не то это место, где выживет горячий-непосредственный.
   Так что в господина Поднятого ничего не полетело. Дернулся, быстро глянул на старших Гэрвин. Медленно, напоказ, свел-переплел пальцы в замок Вида - и, также, напоказ, не слишком вежливо, уставился за спину господину Поднятому. Эвки Беригу переглянулся с Пало - и оба выжидательно глянули на незваного гостя.
   И повисла в комнате предгрозовая тишина...
   Нарушил ее Пало:
   - Господин Поднятый решил присоединиться к нашему обсуждению?
   Много ли ты слышал?
   Мужчина, благоразумно застывший у нежданно (и многозначительно) возникшего в стене прохода, сдержанность, похоже, оценил:
   - Если почтенные вельхо будут на то согласны.
   И за спокойными словами, за короткой вежливой формулой - тоже невысказанное:
   Я проявляю уважение. Пока. А вот почему меня не пригласили - это вопрос.
   - Разумеется. Правда, это лишь предположения и догадки, окончательных выводов пока нет. Будет ли вам интересно...
   Много ли ты все-таки слышал? И почему подслушивал?
   - Разумеется, будет. Предмет обсуждения касается моего города... и не только.
   Слушал. И слышал. Поэтому так или иначе, а к разговору меня допустить придется.
   - Проходите же, достопочтенный.
   Что ж... рано или поздно это все равно пришлось бы решать. И союзник нам нужнее, чем еще одна группа врагов.
   - Благодарю.
   И снова в комнате тишина. Только людей уже не четверо - пятеро. И напряжение - сильнее.
   Как в горной выработке перед обвалом - вроде бы камни безмолвны, вроде бы все правильно... но что-то давит и давит на сознание так, что каждый шорох воспринимается кожей...
   - Итак? - переплел пальцы Пало. Знак вежливости мага, который ничего не стоит для сильного вельхо, ведь сильному не обязательно касаться Знака для его спуска. Но многих успокаивало.
   - Итак? - эхом отозвался неприглашенный гость. - Вы что-то говорили о проблемах?
   Очень... неопределенно. Похоже, господин Поднятый тоже решил проявить вежливость, не выказывая излишней осведомленности в делах вельхо. Или дело не в вежливости, а в скрытности? До чего иногда надоедают эти лисьи прятки!
   - Если вы внимательно нас слушали, то уже поняли, что сейчас у нас две большие проблемы: вопрос, как решат судьбу новых магов члены Круга и проблема появления неизвестной группы вельхо, которые...
   - Которые с этим отношением уже определились, - помог ему господин Поднятый. - И это отношение - примерно как к дикому бычку, так? Тварям полезным, но лишь тварям?
   Да, услышал он много...
   - Не думаю... - начал Гэрвин.
   - Да, - перебил Пало. - Мы считаем, что попытка похищения объясняются именно этим.
   - Не доказано! - вспыхнул самый юный вельхо. Но как самый честный, тут же вздохнул и снова старательно переплел пальцы, - пока...
   - А есть другие объяснения?
   Увы, с объяснениями было так же легко и просто, как со снегом в Белой Пустыни. Кто способен похитить людей? Преступившие? Но те никогда - действительно никогда - не покушались на вельхо. Могли попытаться привлечь к своим делам - бывало. Могли попытаться выследить или перекупить у родителей латента, а несколько раз даже присваивали младшую личинку. Тоже бывало. Могли повязать и заставить на себя работать кого-то из запечатанных отступников. Магии в тех оставалось лишь несколько искр, столько, сколько хватало для жизни, и ее можно было ненадолго разбудить, окунувшись в одну из стихий - чаще воды или огня. Ненадолго и несильно - настолько, что хватало, как правило, на небольшое колдовство. Временное, конечно, но преступившим для их делишек было достаточно. Такое тоже случалось. И случается... но чтобы преступившие набрались наглости настолько, чтобы попытаться украсть взрослых, тренированных вельхо, и у них такое даже получилось - невозможно.
   Кто еще? Сторожа? Королевский сыск? Спору нет, те с переменным успехом отлавливали преступивших и тех, кого ими считали... но едва в преступлении намечался хоть намек на магию, доблестные защитники закона предпочитали самоустраниться и призвать вельхо. Разумеется, время от времени случались особо упрямые сыскари (или имеющие на вельхо зуб), желающие разобраться со всем сами. Но представить, что самый упрямый из сыскарей обвешался Знаками и отправился похищать себе подобных? Нет, это явно не они.
   Возносящие молитвы? Очень редко, раз в тридцать-пятьдесят лет тихо сидящие по своим молитварям возносящие переживали нечто вроде кризиса веры. "Придурью шибало", как выражались потом черствые и непросвещенные личности. Кризис, как правило, начинался в одном молитваре, но мог распространиться и на окружающие земли. Возносящие молитвы желали увидеть зримое воплощение ответа на эти самые молитвы, проявления божьей воли в реальности, сейчас. Ведь они же так верят! Всей душой, горячо, искренне! Почему же небеса глухи и безответны? А может... может, им что-то мешает? Или кто-то? И особо упертые верующие начинали добиваться разрешения своим сомнениям. А поэтому то искали божьих провозвестников, то пытались отлавливать грешников, препятствующих воцарению Пяти на земле. Последние, как правило, находились довольно быстро - в отличие от первых. А уж методы расправы с ними иногда по-настоящему пугали - кротость верующих, она до поры до времени. И если какими-то путями выяснялось, что вон та, к примеру, старуха - отказывается жить по Заветам и тем самым увеличивает людской грех и неверие... могло и до костра дойти, и до змеиной ямы. И отчего-то чем строже люди старались соблюдать заветы, тем больше находилось их нарушителей. Два раза убыль населения была близка к потерям от морового поветрия. Как правило, через некоторое время вельхо вкупе с Королевской Звездой спохватывались, старательно растолковывали зарвавшимся праведникам их заблуждения, и все затихало. Со времени последнего такого "заблуждения" (вылившегося в волнения в трех небольших городах и попытку массового самоубийства) миновало уже больше тридцати лет.
   Но на них тем более непохоже. Возносящие вельхо недолюбливают. Не настолько, чтобы объявить грешными их (ведь магия - явный знак благоволения Пяти!), но как раз настолько, чтобы вельхо к себе не брать никогда. Пусть благословенные как-нибудь сами... а возносящие при случае вознесут за них молитву-другую. При очень редком случае.
   А больше похищать людей просто некому.
   Кому нужны дикие маги? Настолько нужны, что их готовы забрать силой, наплевав на все законы?
   Только вельхо-отступникам. Ренегатам. Далеко не таким слабым и разобщенным, как казалось. Далеко не таким гонимым, как провозглашалось.
   Ренегаты...
   - Такое отношение - это точно не официальная позиция вашего Круга? - напомнил о себе глава города.
   - Нет. Решение Круга по этому вопросу еще не принято.
   - Понятно. Слишком вкусный кусок, чтобы выбросить и слишком большой, чтобы проглотить... а еще борьба ваших группировок. Хвала стихиям хоть за это. Будем надеяться, что проспорят они еще долго.
   - А вы? - удивительно несдержанный сегодня Вида непринужденно вломился в разговор. Как бык в молитварь.
   - Я - что?
   - Вы можете поручиться, что это похищение имеет отношения к вам? Что это не ваши... как это... единоверцы? "Приверженцы четырех стихий и их олицетворения в драконах"? - голос Виды звучал непривычно эмоционально, зло. Не прошло, ох не прошло даром ему вынужденное признание и разрушение безупречного образа... - Вы ведь драконовер, так, господин Поднятый?
   - Что?!
   Слово рухнуло, как обвал. Глава прищурился. Гэрвин вскочил. Эвки Беригу резко отодвинулся от стола. И стремительно разлетелись полоски рукавов Виды, обнажая хищно сверкнувшие знаки...
   Драконовер.
   Сектанты по всем законам и указам королевства не имели права занимать места в ветвях власти.
   И если он туда пробрался...
   - Вида, стой!
   - Подожди!
   Но пальцы мужчины уже вжались в золото Знака...
   Время растянулось, рассыпалось на отдельные мгновения: медленно-плавно движется, перехватывая руку Виды, смазанный темный силуэт Эвки... наливается золотым светом впечатанная в кожу вельхо магическая татуировка... Знак словно вытаивает, выплавляется из предплечья, на миг зависает в воздухе... дергается, будто живой, выпуская десятки крохотных... щупальца, это щупальца?... и, расправившись в стремительно увеличивающуюся сеть, бросается вперед, на замершего человека... а темный силуэт наконец достигает атакующего мага... и оба продолжают движение вниз... на пол...
   Звук падения двух тел. Короткий стон. Замершая в кресле фигура.
   А золотая сеть достигает цели.
   И замирает, зависнув над его кожей, как некая дивная кружевная мантия...
   И время стремительно вернулось к нормальному течению.
   - Не шевелитесь! Только не двигайтесь, слышите! - Пало спешит, но движется вынужденно плавно и мягко. Чужой Знак нечасто удается остановить! И так быстро... Теперь нужно аккуратно, очень аккуратно.
   - Не буду, - соглашается не потерявший хладнокровия Поднятый, как-то отстраненно рассматривая зависшую у глаз подрагивающую от напряжения сеть. - Каана-сеть или Ниирен?
   - Разбираетесь? - Пало осторожно, в пол-касания, выстраивал отзыв: упав (спасибо за помощь, Эвки!), Вида потерял над Знаком контроль... и теперь его можно было перехватить и впитать. Или хотя бы направить куда-то еще.
   - Только теоретически, - глава чуть шевелит губами, не отрывая взгляда от светящейся золотой нити. - я до сих пор не общался с вельхо... настолько близко.
   - И как вам опыт?
   Чужой знак подчиняется неохотно. Раньше Пало не взялся бы останавливать и подчинять символ, наполненный таким количеством энергии. Вида явно вложил в него больше искры. Постарался...
   - Любой опыт полезен...
   - Это да.
   Остальные участник совещания тоже не бездействуют. Гэрвин торопливо тащит из кармана "помощницу", футляр с лекарствами. Вид у юнца такой, словно его пришибло Знаком Пуут, оцепенения. Ага, луну назад я бы тоже не поверил, что буду помогать драконоверу...Эвки Беригу и Вида пока заняты друг другом. На стороне Виды опыт, на стороне Эвки - кое-какие семейные Знаки, изобретенные еще его прадедом. Так, похоже за них можно не переживать, одноименный вельхо отчего-то не сопротивляется и руки вырвать из хватки Эвки не пытается...
   Ага, вот и направляющий компонент. Ладонь знакомо потеплела от чужой энергии. Теперь можно не осторожничать.
   - Ну вот и все.
   Последнее движение - и сеть оставляет несостоявшуюся жертву. Отодвинувшись, она смещается выше, ловко, словно танцуя, крутится вокруг некой невидимой оси... и, продолжая движения, скручивается-складывается-сжимается. Точно складывающий лепестки цветок.
   И впитывается в подставленную руку. Пало тряхнул ладонью, прогоняя лишнее тепло. И длинно выдохнул. Отчего-то он чувствовал себя вымотанным... да что там, мокрым, как мышь из сказки после перетаскивания кота!
   На энергию Вида действительно не поскупился. При такой силе Знака сеть не просто спеленала бы драконовера по рукам и ногам, но еще и придушила бы как следует. Точнее, как не следует.
   - Это, кстати, было связывающее.
   - И на том спасибо, - кивает Поднятый. - Могли бы и похуже чем-то швырнуть.
   - Вряд ли. Не по Уложению.
   - Мало ли...
   И чем тебе не нравятся драконоверы, Вида? Приятнейшие люди... незлобивые. Ты его вон чуть не угробил, а он вполне вежливо общается...
   Лисица белая.
   - Э-э... Пало? - Гэрвин растерянно вертел непригодившуюся пока никому "помощницу". И таращился на товарища, как тот самый кот, очутившийся середь речки - на свой плот. - а что происходит? Почему ты... так?
   - Разговариваю?
   - Да. Это ведь драконовер! По Уложению...
   - А мы теперь кто? Гэрвин, ты драконов видел? Видел. Магию они нам дали? Дали, город свидетель. Дракон был разумен, так? Был. И чем мы теперь не драконоверы, а? Половину из заповедей мы, так сказать, наблюдали воочию. Мы теперь в одной сети... и кстати, оба не доверяем Кругу вельхо. Ты лучше Виду спроси: с чего это в нем взыграли охотничьи инстинкты? Эвки, вы там целы?
   - Вполне.
   - Вида как?
   - Все правильно, - глухо уронил тот. Не спеша, впрочем, шевелиться.
   - Отпустим - еще кидаться будешь?
   - Сейчас - нет.
   - А потом? - с интересом уточнил сектант, наклоняясь так, чтобы видеть потенциального врага. Вида несколько секунд молча смотрел в спокойное лицо. Потом устало закрыл глаза.
   - Подумаю. Терпеть не могу драконоверов.
   Против ожидания, сектанта такой ответ, казалось, устроил.
   - Мне вельхо тоже любить не за что, - кивнул он, выпрямляясь. - Но я не спешу бросать в вас... ну скажем, малую печать?
   Малую печать? Временный блокиратор магии? Одну из самых оберегаемых тайн Круга? Вельхо переглянулись, но тут в ладони сектанта что-то блеснуло, и чародеи замерли. Даже Вида, попытавшийся в процессе подъема с пола снова нацепить свою маску вечного холода, застыл на полдвижения.
   - Откуда?!
   Это был серый цилиндрик, в длину чуть больше человеческой ладони, похожий на детскую игрушку, если бы детям вздумалось играть в драконоловов и бегать с подобием сетемета... Вполне безобидный на вид, кабы не клеймо - перечеркнутая рука. Явное и недвусмысленное предупреждение не трогать эту вещь без разрешения. Сектант молча встретил оторопевшие взгляды... и аккуратно положил цилиндрик на стол, обозначая, так сказать, свои добрые намерения.
   Эвки Беригу откашлялся, нервно поддернул на запястье фамильный браслет и, виновато покосившись на Виду, спросил:
   - Так что вы там говорили... насчет помощи?
   - Варенку будете? - мирно спросил сектант. - Или чего покрепче?
   - И того, и другого.
   - Сейчас. А помощь... зависит от того, что нам нужно. Нужна информация? Будет. У нас немало людей в столице и даже близ вашего Круга. Кое-какое оружие? Есть. Если нам повезет, то возможно, получится даже контакт с драконами. Все зависит от того, что вы собираетесь делать.
  
  
   Славка. Городок Иулу, дальнее предгорье.
  
   - Ни за что.
   - Не верю, что столь дальновидный и здравомыслящий человек, как вы, не может видеть перспективу этого товара...
   - Дверь там.
   - Как, вы даже не поторгуетесь? А во славу Ульви?
   - Даже Ульви не в силах убедить меня купить у вас эти пугавитцы за...
   - Пуговицы!
   - Пугавитцы! По грошовке штука! Вон!
   Я бы ушел еще после первого "Вон". А Максу как с гуся вода. Еще и улыбается.
   - Всего по грошовке штука, почтенный. И только эти пуговицы. Остальные дороже...
   - Никогда!
   - А если завтра к вам придут люди и потребуют их? А вы - остай Илми Рани, хозяин лучших в городе лавок! - не сможете их продать.
   - Да если завтра придут хоть десять человек, я у тебя куплю их по три грошовки! Только никто не придет!
   - Три? - живо среагировал паршивец Макс. - Слово сказано!
   - Но...
   - Приятель, ты свидетель! Слав, пошли!
   Славка вышел без споров. Макс мог быть вредным, ехидным, недоверчивым, колючим, жадным и одновременно удивительно щедрым, но когда его вот так несло, спорить было без толку. Да и не хотелось: Макса точно несло на крыльях вдохновения, глаза блестели, а голос становился таким убедительным! В такие моменты Славка от души понимал его несчастных покупателей. На их месте он бы тоже, возможно, кое-что купил. Не на уровне "эскимос-покупает-снег", но какую-то не самую нужную мелочь - вполне.
   На улице Макс жадно глотнул зимний холодный воздух и радостно пободался - кулак о кулак.
   - Попался!
   - И где ты возьмешь этих 10 человек? На улице наймешь?
   Серые глаза уникального снежного дракона глянули на Славку, и тот обреченно вздохнул: чертики там не просто танцевали, у них там явно была дискотека, плавно переходящая в фестиваль "Торговля - наше все!"
   - Мелко мыслишь, друг. Завтра его посетит сотня! И я ему - не завидую.
  
   Он точно дракон. Или робот с термоядерным двигателем. Люди так не могут...
   Мысли, оценивающие Макса, лениво копошились в голове. Именно копошились, поскольку голова устала так же, как и ее хозяин - до предела.
   Да уж.
   Макс развил кипучую деятельность.
   Из гостильни был выдернут Терхо Этку, допрошен, переодет и проинструктирован. После чего его отрядили обходить приличные местные трактиры, пить - умеренно, понял?! - и болтать о столичных модах. А заодно демонстрировать последний писк оной - шикарную курточку с серебряными пуговицами. Куртку вместе с прочей одежкой Макс три дня вытрясал из девчонок в Убежище, и получилась она что надо.
   Славка был окинут скептическим взглядом, обряжен в "ультрарубашку", облит духами и отправлен к портным. С инструкцией скандалить и требовать пришить замену потерянной пуговице. Как нет? Подать немедленно, плачу любые деньги! Что такое пуговица? Да вы дикари провинциальные, как можно не знать последней столичной моды?! Фу на вас!
   - Главное, высокомерие! Ну ты нашу золотую молодежь помнишь? Помнишь? Ну вот, действуй примерно так же. Да все у тебя получится! Словом, держи список адресов и пошел!
   Сам Макс отправился в места неприличные, как он выразился. А именно к бродячим актерам и... в бордель.
   Терхо тоже было запросился в неприличное место, но получил по шее и был дополнительно нагружен поручением отправиться к супруге местного бургомистра, состроить ей глазки и подарить вот эту шикарную жилетку с сорока пуговичками... На жалобный вопль, что даме уже тридцать: "Старуха же!" последовал железный ответ: "Ты ведь уже будешь выпившим?", и Терхо ушел... После чего был возвращен из коридора и допрошен на предмет наличия в городке девушек или женщин, соперничающих в вопросах нарядов. Что, есть такие? Ах ты, моя умница, вот что значит правильная разведка... Тогда пиши адреса!
   С похвальной энергией и последовательностью Макс ставил на уши город, который никому ничего плохого не сделал, а просто оказался на пути "торгового представителя фирмы "Дракон энд компани".
   Терхо ушел с таким озадаченным видом, что Славка улыбнулся. И тут же был озадачен сам - вопросами транспортировки.
   - Но это потом. Сейчас - вперед, друг, тебя ждут портные!
   Славка отправился скандалить (насколько мог), но начало у него получаться только с третьей попытки - его не оставляла мысль, зачем Максу бордель...
   Ближе к вечеру они это узнали.
   Когда в гостильный трактирчик (приличный) завалилась компания молодежи, громко обсуждающая несправедливость жизни - ну почему у них, молодых и красивых, так мало денег? Вот были бы у них вожделенные монеты, они бы сейчас не тут наливались варенкой, а смаковали вино в заведении "У Алин". Там, говорят, сегодня такое... девушка... под музыку... это самое... ага, и у нее платье на пуговицах... да, можно очень... говорят, дорого-о...
   - Моя девушка теперь требует эти пуговицы в подарок. Говорит, у кого-то тоже сегодня видела.
   - И мммоя жжжна тож... - присоединился к обсуждению уже изрядно поддавший мужчина за соседним столом. - Эххх...
   - Да говорят, сама супруга Поднятого сегодня в них показалась.
   - И этот актер, птиц разряженный, сегодня тоже на представлении в них был...
   - А у нас ни в одной лавке опять!
   - Даже у Илми Рани нет.
   - Да есть у этого выжиги наверняка! Прячет для самых богатых, наверняка.
   - Жадюга.
   - Ульви его н... накажи...
   Славка с Терхо только переглянулись.
   Похоже, Ульви торговца уже наказал. Посредством ниспослания на его голову Макса.
   Значит, три грошовки за пуговку, если завтра придет десять человек?
   Славка готов был поспорить на свой драконий хвост, что уже сегодня в лавку невезучего торговца ломилось не меньше сотни человек. А что будет завтра...
  
   Сам удачливый рекламный деятель пришел в гостильню последним.
   Устало обвалился на кровать, кое-как сгреб мешок с торчащей из него бутылкой, снял печать (их тут ставили вместо пробки) и сделал длинный глоток.
   - Ну, все. Завтра он или нас прикончит, или сгребет весь товар, как обещал. Второй вариант вероятнее.
   - У тебя щека в помаде, - завистливо пробормотал Терхо Этку.
   - Да какая это помада? - лениво пробормотал Макс. - Убожество одно. Где? Ага... Кстати, парни... а косметика - это, в принципе, не так трудно. Если примерно знать процесс. А?
   - Ага, - усмехнулся Славка. - Ну ты крут...
   - А то! - Макс довольно заулыбался (несмотря на всю колючесть, на доброе слово он ловился моментально... если оно было искренним). - Я мегакрут. Трепещите.
   - Уже. Макс, а почему ты с пуговиц начал? Не с часов, не с... а с того, что и проще, и дешевле.
   - Ну-у... Во-первых, часы - товар дорогой, но штучный. Пуговица - массовый. Всем понадобится. Прибыль больше. Кстати, Слав, а если у драконов на этом их уровне можно сделать часы, то, может, и молнию получится?
   - Вы и молнию можете?
   - Это не та молния, Терхо. Не знаю, посмотреть надо. А во-вторых?
   - А во-вторых, спрос и предложение! - Макс по-кошачьи прищурился. - Я, конечно, люблю торговаться... но сейчас нам некогда. А после сегодняшнего почтенный Илми Рани купит у меня любую вещь за столько, за сколько я скажу. И за это надо выпить. Компотика, парни, компотика. У нас завтра дело, на него надо без похмелья...
  
  
   Ирина Архиповна.
  
   К Яночке пустили не сразу. Сначала попросили не волноваться и выпить успокоительного отвара. Когда у женщины задрожали руки, просить перестали, а как-то очень ловко влили в рот пахнущую мятой жидкость. Сердце споткнулось на полутакте... и забилось ровнее.
   В сознание пробился голос лекаря.
   - Ох, уж эта молодежь бестолковая. До сих пор не понимаю, что и кому говорить. Внучка ваша жива, слышите? Скоро поправится. Пара синяков и холод, ерунда. Если бы не истощение, мы бы ее еще сегодня отпустили. А пока придется ей полежать. И не просыпаться. Кстати, а Максик и Славик - они где?
   Наверное, лицо ее как-то изменилось, потому что лекарь тут же извинился и виновато проговорил:
   - Девочку желательно греть, и желательно именно близкой, кровной энергией... Но вы ведь тоже родственница?
   - Да.
   Макс... Славушка... Яночка...
   - Бабушка Ира... да?
   - Да. Да...
   - Она и вас зовет тоже. Спит, но зовет. Пока с ней ее зверек, он тоже помогает...
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"