Белова Елена: другие произведения.

Ах ты... дракон! Главка 34 часть 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.66*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Всего по чуть


  
  
   - Что?
   - Выходите! Все выходите!
   - Рехнулся? Ветер же! Прям как дубинкой бьет.
   - Они пришлииииииииииииииии!
   - Кто?
   - Новичков доставили? Не время же...
   - Нет.
   - Выходите! Ребята, выходите!
   - Нет новичков...
   - Это не те...
   - Все они одинакие. Твари.
   - Нет... это совсем не те... Ты посмотри, Дарик! Ты как следует на них посмотри!
   - Это... это же...
   - Все выходите! - голос Митаса, самого юного из жителей поселка, дрогнул и сорвался. - Они пришли, слышите? Они все-таки пришли...
   Поверить в это было трудно. Пережить крушение надежд и будущего, месяц за месяцем выживать в холодном соленом аду, перетерпеть столько потерь, столько боли и отчаяния! Смириться, наконец, с тем, что будущего больше нет, что все, что у тебя осталось - те несколько недель, месяцев или лет, пока холод, отравленный солью воздух или какая-нибудь хворь не дотянутся цепкими лапами и не загонят на кладбище.
   На встречу с богами.
   Хотя в этом маленьком поселке с большим кладбищем в богов давно уже никто не верил.
   И в помощь и доброту со стороны - тоже. Почти.
   Но сейчас-то, сейчас...
   Они шли с восточного края поселка, и ветер дул им в спину, кружа в стылом воздухе пыль и песок пополам с горькой солью. И было их не пятеро, а куда больше, и разномастные теплые одежки ничуть не походили на прекрасные "покровы". И лица были у них самые обычные, без того сияющего ореола, про который вещали молитвословы. Но мальчишкам и девчонкам полумертвого поселка нежданные гости показались только что шагнувшими с небес! И грязноватая соль казалась сияющей оболочкой, и лица с одинаково-потрясенным выражением - самыми прекрасными в мире!
   Они все-таки пришли.
   Девчонка все же добралась, и они пришли...
   И, кажется, не собираются просто развернуться и уйти...
   Неужели их заберут отсюда? Неужели выжившие ребята еще увидят что-то, кроме серого камня и желто-бурых туч, перегоняемых с места на место злобно-неугомонным ветром? Неужели будет еще что-то, кроме сухих лепешек и порции вечно пересоленной каши? Неужели можно будет потрогать зеленые листья, вдохнуть аромат распустившегося цветка?
   Неужели...
   Поселок встал на дыбы. Распахивались окна. Появлялись и в шоке застывали на пороге тощие фигурки в буроватом бесформенном тряпье. Нерешительно тявкнула собачка, которую одна девчушка из последнего набора новичков ухитрилась притащить с собой и каким-то чудом выкормить, деля с ней свою порцию... Заворочалась на постели в полубреду больная Ринка. Зажала рукой рот, чтобы не вскрикнуть, ее подруга, так и сжимавшая в руке выбранное для похорон платье. Обессилено привалился к стене Тари, самый старый в этом поселке - ему уже было двадцать четыре. В этом солено-ледяном кошмаре он продержался семь лет. И сейчас, в этот момент, он почему-то больше всего был рад тому, что тряпка, замотавшая его лицо по самые глаза, скрывает мокрые щеки. Здесь только девочки могут позволить себе плакать, девочки и новички (сколько он в свое время утешил таких мальчиков и девочек... и у скольких постелей потом стоял, не в силах помочь, и скольких похоронил). Ему нельзя.
   Но сейчас, вот сейчас, в эти несколько мгновений, он мог позволить себе слезы. Их все равно никто не увидит.
   И все же поверили не сразу.
   Только когда из группы пришедших вырвалась девчонка в длинной плотной юбке и теплом, ловко скроенном полушубке - та самая, их девчонка, которая неделю назад на свой страх и риск ушла в Шаг.
   - Ребята, мы за вами! Там снег в городе, там... там хорошо, нам помогут...
   - Снег? - по темному от голода и вечного ветра лицу Митаса поползла недоверчивая улыбка.
   Девчонка протянула к нему раскрытую ладонь:
   - Вот, снежок, видишь? Снежок! Я слепила, я с собой взяла. Там снег, там нет песка, там теплый дом для всех...
   - Снег... - слушал и не слышал южанин Митас. - Пожалуйста... можно потрогать?
   Кто-то из пришельцев, как-то сдавленно прошипев сквозь зубы нечто невнятное, уже тянул со спины мешок и дергал завязки. Из домиков, несмотря на бурю, выходили и выбегали, забыв закутаться, ссыльные ребята. И Тари собрался с силами и отлепился наконец от стены, чтобы напомнить бестолковым младшим про одежду, про хвори... и про осторожность, пятеро богов, при появлении незнакомцев.
   Он должен. Даже если это действительно пришли за ними, если помогут и заберут отсюда в безопасное место... даже если... Все равно, потерять кого-то из-за обычной "грудницы" или "горькой простуды", подхваченной буквально в последний миг, не хотелось.
   Так что он должен позаботиться о своих.
   Он тут старший.
  
   Более-менее оглядевшись, пришельцы-спасители схватились за головы.
   - Восемьдесят семь человек?! Речь шла о пятидесяти семи...
   - Было пополнение. Но забрать можно восемьдесят два.
   Пало остро взглянул на говорящий... как назвать этого парня и с чем его сравнить, северянин затруднялся подобрать слова. Костяк? Скелет? Высохшее тело? Здесь все были такие: на первый погляд вполне упитанные, да. Пока не размотаешь эти их жуткие тряпки, в которые ребята были закутаны по самые брови. А без тряпок оставалось то самое - которое Пало Северянин затруднялся назвать словом. Даже вежливым.
   Тощее тело, точно составленное из костей, жил и кое-как натянутой на все это буровато-серой, точно плохо выделанный пергамент, кожи. Запавшие щеки, большие глаза с вечно опухшими, красными веками. Странно тонкие губы. И эта их походка...
   Когда отбушевали первые страсти, когда нежданных спасителей уже наобнимали до синяков на плечах, когда иссяк, казалось бы, бесконечный поток вопросов: как, куда и вообще, а что теперь будет? Когда из негустой толпы протолкался скелетик повыше остальных, наскоро представился как Тари и принялся распихивать неодетых по хижинам, радостное оживление чуть приугасло, и маги обратили внимание на то, как двигаются подростки. Чуть замедленная, шаркающая походка напоминала стариковскую. Старички, маленькие старички... да что же это такое?!
   - Нам не всегда доставляют еду вовремя, - заметил его недоумение Тари. - Ни пополнение, ни еду. Боятся.
   - Чего? Что вы устроите им засаду? Что... правда боятся?
   - Наверное.
   - Вы? Без оружие и слабые, как...
   - Слабые, - хрипловато согласился перевитый жилами скелет. - Может быть, поэтому еды всегда недостаточно. Даже если была вспышка хвори, заразной, и умерло больше, чем обычно... Сколько бы нас ни было - но порций всегда меньше, чем нас.
   Многозначительно.
   - Поэтому вы и заподозрили, что у вас кое-кто... хм... скорее сторожа, чем преступивший?
   - Скорее шпион, - поправил Тари. - Да.
   - Не хотелось бы приводить их в... минуту. Вы не просто их заподозрили. Вы их отыскали?
   - Я здесь самый старший. Дольше всех прожил. Я вижу, кто и когда ведет себя неправильно. Кто меньше голоден, чем другие, хотя получил такую же порцию. У кого появляются новые вещи - на первый взгляд не отличишь от старых, но если знаешь, куда смотреть... словом, их четверо. Одна девушка, трое парней. Они все здесь, в дом никто не заходил. Видно, ждут, пока вы что-то определенное скажете. И стоит обезвредить их до того, как здесь что-то начнется.
   - Ты прав. А сейчас они не могли успеть предупредить?
   - Вряд ли они держат говорящие шкатулки при себе. Это вещь не мелкая. И если бы такое увидели... Нет, они держат свое приспособление для доносов где-то в тайнике. И достанут, когда все узнают.
   - Ну что ж, тогда делаем так.
   Пало быстро подозвал к себе энергичного Гэрвина, тот понятливо кивнул - и испарился в Шаг. Вернулся, нагруженный пакетами.
   - Ребята! - возвысил голос Пало. -Я не буду говорить, что Высший Круг неправ. Но, на мой взгляд, никто не заслужил такого... а если и заслужил, то их вина уже искуплена. Даже преступившие несут кару не всю жизнь. Я не буду говорить долгих речей. Мы просто соберемся сейчас - и уйдем отсюда. Если боги смотрят на нас сейчас - то пусть подадут знак, что мы неправы!
   Больше ста человек - и пришлые, и ссыльные - задрали головы к небесам. Здесь даже они были буро-серыми, пыльными и выцветшими. Боги просто не могли смотреть с таких небес, потому что не могли осенить такое своим присутствием! Но об этом Пало говорить не стал. Выждал малую минуту и снова посмотрел на лица подростков. Точнее - на щели между лицевым платком и головным...
   - Дорога предстоит дальняя. Очень. Вы истощены и слабы, можете не перенести Шаг даже в пассивном состоянии. Поэтому делаем так. Сейчас Гэрвин выдает всем по чаше укрепляющего отвара, и вы идете в дома, собирать вещи. Мы не можем взять многое, поэтому постарайтесь взять то, что дорого вам. Есть же здесь что-то дорогое сердцу? Потом выходите снова сюда, выпьете еще по чаше отвара. И в путь...
   Согласны?
   - Да! Да!
   - Гэрвин?
   - Все готово.
   - Отлично. Тари, давайте сначала самых крепких...
   В отваре было снотворное. Сильное. Войти в дом подозреваемые успели. Добраться до тайника - нет.
  
   Под снотворным взяли всех. И больную девушку из хилого покосившегося домика. и четырех подозреваемых, вместе с говорящей шкатулочкой. Пригодится. И четырех чумазых юнцов, на которых даже отвар подействовал не сразу - так им хотелось прихватить свои наработки в самодельных тетрадях. И девицу, насмерть вцепившуюся в светлое, слишком длинное для нее платье (и зачем оно ей?). И крепкую пока пару близнецов (из новичков). И тощую напросвет девчушку с ее почти прозрачной (кабы не шерсть) белой крохотной собачкой.
   Словом, всех.
   Последним уносили Тари. Он помогал спасителям организовать в опустевшем поселке следы пристигшей ссыльных катастрофы. Один дом подожгли, в двух выбили двери и часть стены, изобразив следы нападения пустынных чудовищ. В остальных устроили беспорядок, словно жившие здесь покидали хижины в спешке и панике. Вещи в большинстве остались где лежали, в том числе и еда, и принесенная для ссыльных и на треть готовая работа. Следы чудовищ организовал лично его поднятость правитель города. Получилось, на взгляд Тари, вполне достоверно. А для убедительности Ветерок приволок чью-то кровь и мясо и художественно раскидал где придется (частью в общинной кладовой), заявив, что чудовища будут полными дураками, если не явятся на такое замечательное угощение. А уж когда они подерутся за оставшуюся еду и освоят освободившуюся территорию, вопрос о следах утратит значительную долю актуальности. Тари вздохнул и признался, что в чем-чем, а в глупости чудищ ссыльные не обвиняли никогда. Ловушки те обходили, будто разумные - больше двух раз на одно и то же не ловились никогда.
   Впрочем, территорию освоить действительно стремились.
   И вполне возможно, что "надзирающие", проверяя в очередной раз поселок, с ними встретятся. Кому при этом не повезет больше?
   Спорный вопрос...
  
   Город, который явно переименуют в Драконград. После такого-то.
  
   Новое явление драконов народу состоялось очень невовремя. Народу было, мягко говоря, не до того... Горожане и так были впечатлены по крайности. Сначала попытка похищения ребенка (!), потом доставка в город драконенка (!!), затем перенос сюда же его собратьев (!!!). Хотя каких там драконышей. Тощих заморышей, которых поварша жалостно обозвала "ящерками", потому как "да ну какие они при таких-то тельцах - драконы"?
   Даже самые угнетенные закрытостью города и обретением магии жители вдруг резко ощутили (не без помощи Ерины Архиповны), что эти не слишком веселые события - далеко не конец мира. Что с ними вполне можно жить, и что вообще-то на свете есть лю... тва... кхм... разумные существа, которым приходится куда как хуже. И если оным помогать, то собственные беды как-то отходят в сторонку.
   Когда три самозваных драконоборца покаялись в своем дурацком желании убить дракона и стали о них заботиться, казалось, это все. Больше из горожан (между нами - существ довольно себялюбивых) ничего не выжать... в смысле - больше сочувствия.
   Но когда в город доставили юных ссыльных...
   Скажем честно - их пожалели даже драконыши.
   Когда люди обходятся плохо с врагами или теми, кого считают врагами - это одно. Но когда морят голодом и доводят до смерти собственную молодь... это ужас. Кое-кто из "ящерок" даже попробовал отказаться от еды в пользу новеньких заморышей. Например, Янкин "жених". Смотрел-смотрел на новую порцию пастилы (любимое теперь лакомство), а потом тихонько отодвинул лапой в сторонку. Мол, людской молоди нужней. Янка, правда, быстро разъяснила неразумность такого поведения - и обед состоялся как положено!
   Но дело было сделано: стороны прониклись друг к другу пока еще осторожным, но сочувствием. Человечьи подростки - пока просто благодарные за еду, драконьи - потому что жалели...
   И драконыши впервые занервничали: а как их-то встретят собственные взрослые? Вдруг они не лучше этих? Впрочем, люди бывают разные. Даже здесь.
   Пастилу теперь варили чанами. Лекарственные отвары бочками.
   И в этот момент над городом пролетел дракон.
   Взрослый!
   Город замер.
   Ночь наделения магией вспомнилась настолько живо... что кое-кто шарахнулся в дома, под защиту стен. А многие, наоборот, рванулись навстречу...
   Дракон, впрочем, не обратил на это особого внимания. Серебряный силуэт проплыл над городом, растаяв где-то за стеной, оставив горожан вздыхать: кого облегченно, а кого и тоскливо...
   Все равно сейчас все были заняты. Драконята и бывшие ссыльные (а заодно - желающие) пробовали новое лакомство...
   И сначала никто не обратил внимания на веселый молодой голос:
   - Ни фига ж себе тут народное гулянье. И без нас!
   Пало обернулся... и тут же полетел в снег, сшибленный серебряным тельцем, летящим, раскинув крылышки, и визжащим на предельной громкости:
   - Макс, это Макс! Бабушка Ираааааааааааа, это Маааааааааааксииииииииииииииик!!!
   Молодой человек в коротком полушубке сначала шарахнулся. Потом все же подставился под удар немаленького драконьего тельца, осторожно обнял в ответ (стараясь не повредить крылья) и уже со снега озадаченно проговорил, сдвинув на затылок лохматую шапку:
   - Янка? Ох ты и... выросла. Че я тебе теперь дарить-то буду?
  
   Горы. Убежище
  
  
   Драконье Убежище древним не было. О нет.
   По драконьим меркам оно даже старым не было. Совсем недавно, опять-таки по их, драконьему времяисчислению, пару сотен лет назад, Убежище было всего лишь "рабочими вместилищами", изолированными от окружающего мира по самой простой причине - из-за возможной опасности проводимых исследований.
   На самом деле ничего по-настоящему опасного в этих пещерах не творили - просто "постигающие суть" были, как бы это назвали на Земле, "перестраховщиками" и хотели исключить любые незапланированные воздействия на внешний мир. А в целом...
   Опыты с растениями, которые могли дать выживать в условиях ограниченного или вовсе отсутствующего освещения, способные на ускоренный рост и созревание - в основном для южного континента, где почти никто не жил. Там были самые долгие ночи и самые короткие дни...
   Эксперименты по нивелированию вредного воздействия опасных зон - последствий спонтанной человеческой магии, так называемых .... Что поделать, дарованная магия в людях, несмотря на их острое и глубокое желание, приживалась с трудом. Человек - вообще существо куда более стихийное, чем дракон. Зачастую неспособное даже контролировать собственные мысли. О каком равновесии сфер можно говорить в таких условиях? Человек рассердится на укусившего его комара - и что? Да что угодно! Высохнет болото, вместе с комарами, болотными травами, кустиками и лягушками или комары превратятся в крохотных злобных псов, как с досады поименовал их укушенный человек, или тихо и необратимо среагирует на эмоциональное "Чтоб ты сдох!" любой, кто окажется поблизости - кто знает?
   Мага бы уберечь!
   Вот и работали драконы сразу в нескольких направлениях, чтобы и личные сферы людей как-то уравновесить, и последствиях их спонтанного чароплетства свести к минимуму. Для этого, кстати, и были когда-то придуман первый стопор - экспериментальный комплекс чар, помогающий человеку привести сферы вначале к равновесию, затем к оптимальному сочетанию. Судя по стремительно растущему числу магов-вельхо, эта разработка должна была пригодиться очень.
   Но потом оказалось, что людей драконы все-таки недооценили.
   Ни "постигающие суть", и остальные.
   В нахлынувшие Дни Безумия, когда Крылатые гибли ежедневно десятками, когда центральные вместилища знаний оказались потеряны в считанные часы (безумие скосило тамошних посягающих быстрее остальных), бывшие горные лаборатории как-то незаметно оказались единственным настоящим укрытием для растерянных, тогда еще мало что понимающих драконов.
   Вчерашние "рабочие вместилища" стали спальными покоями, лекарскими, игровыми. Экспериментальные мхи - едва ли не единственным кормом для детей и взрослых. А разработанные для людей стопоры - лекарством от сумасшествия, в первый раз - для одного из его собственных разработчиков.
   Нижние этажи удалось сберечь от переоборудования - там по-прежнему царили мастерские, чары, сохраненные в камне уникальные Узоры и плетения чар.
   Поначалу, пока Крылатые еще не понимали, что происходит, пока внезапно обессмыслели и стали жуткими хищниками вчерашние учителя-исследователи... все шло по-прежнему. Почти. Да, сходили с ума Старшие, да, были жертвы, но с этим пытались бороться, запирая больных и налагая на них начарованный сон. Да, прозревающих суть вещей стало много меньше, но они все еще работали, причем много больше, чем раньше. И, пока прилетали раненые, обожженные, причем - что совсем дико - своими, своими же собратьями, пока те, что остались в разуме, падали с ног, сутки напролет ища причины неведомой хвори и способы исцеления... пока Зеленые метались по материкам и городам, пытаясь спасти и Крылатых, и людей... вместилище еще какое-то время жило по прежним законам. Давали приют каждому попросившему, не разбирая, кто он и откуда. Оделяли своим покоем (пусть уже не отдельной пещерой, просто спальным местом в общей зале и подстилкой), каким-никаким прокормом и занятием - не пристало разумному существу висеть бездельным грузом у общины на крыльях... Даже малыши четырежды в день обходили залы, принося обездвиженным порцию воды.
   Но потом случилось несколько страшных случаев, когда Крылатые, оказавшись во вместилище - вполне разумные на вид и речь Крылатые - внезапно и необъяснимо срывались. И тогда от приютившего их покоя могло не остаться камня на камне. Они не просто теряли разум, нет - они действовали вполне осмысленно и даже целенаправленно, выбивая еще живых Старших. Руша последние опоры уже хрупкого, зыбкого, до предела расшатанного Равновесия...
   Один из таких случаев оставил после себя свидетелей.
   Поначалу им не поверили - слишком невероятной показалась описанная ими картина: человек входит к дракону, говорит какую-то бессмыслицу... и тот покорно поднимается. И идет убивать. Человек, приказывающий дракону... дракон, повинующийся человеку... и потом лишившийся разума полностью, совсем, и потому не имеющий даже шанса объяснить причины своего дикого поступка.
   Потом... потом, когда поверили, версия о причастности к Дням Безумия людей, первоначально одна из наиболее сумасшедших, стала кошмарной реальностью. Особенно после вестей от уцелевших драконов - о спешно сформированной новой власти. Сначала в виде так называемого Высшего круга короля, потом почему-то просто Высшего круга... о торопливо распространяемых мифах о кровавых тварях, склонных к поеданию людей заживо. О подозрительной череде несчастных случаев с библиотеками, хранилищами настоящих знаний. О погроме всех драконьих "перекрестков"...
   А потом равновесие, убывавшее с каждым гибнувшим драконом, рухнуло окончательно. Погибли последние Зеленые, практически вымерли Снежные... и теперь безумие было уже не остановить. Ведь изначальной гармонии в мире, эталона, по которому взрослеющие Крылатые мягко и аккуратно настраивали-наращивали свои сферы, просто не стало. А если нет эталона, всеобщего мерила и ориентира, то каждому суждено было теперь проходить свой путь развития вслепую - или с под постоянным контролем наставников. И все равно срывы в юном возрасте (да и потом) были неизбежны. И сделать было почти ничего нельзя. Разве что стопорами как-то удержать обеспамятевшую жертву, пока она бьется, пытаясь сбалансироваться.
   Что сотворили люди? Откуда у них взялась такая мощь, способная разрушить поколениями выверенное соотношение сил...
   Неизвестно.
   Но убежище закрылось наглухо, перестав пропускать людей и очень тщательно проверяя Крылатых.
   На Земле сказали бы "перешли на военное положение".
   Здесь - просто "закрылись". Накрылись куполом недоступности, тем самых, разрабатываемым для людей.
   А сегодня случилось немыслимое.
   Алтарь ожил....
  

Оценка: 8.66*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"