Белова Елена: другие произведения.

Ах ты... дракон! Глава 7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этические споры на краю смерти? Самое время!

  
  
   Вот же... гад.
   Сидеть в закрытыми глазами было паршиво, я с детства такое не выношу, а с детдомовских времен особенно, и противно чувствовать себя беспомощным, и мысли в голову лезут отвратные. Но пришлось сидеть - обещал же.
   Я сидел, а они лезли.
   И одна из них - почему сейчас-то? Какой петух и в какое именно место клюнул нашего правильного так, что он свои чары снял? Славке ведь еще по всем раскладам не меньше двух дней оставалось. Подождал бы. Что за жлобство? Захотел - вылечил, захотел - отнял. Зачем так? Хотя... Славка же сказал, что у нашего экстрасенса с местными бандитами конфликт вышел? Добычи ему не то недодали, не то вообще кинули. Кинули... подождите...
   Я почувствовал, что зверею. По-настоящему. Так что средневековая КПЗ перед глазами поплыла. Попался бы мне сейчас Эркки - я бы забыл, что драться не умею. Вмазал бы его колдунству так, чтоб эта правильная сволочь следующие дни лечила исключительно себя, и ни на что другое сил не имела. Черт, ну как же обидно, что я сам не вельхо! Ох, развернулся бы... Им, говорят, запрещено плохое кому-то делать, какие-то у них клятвы при посвящении есть, чтоб не мстить, не убивать и так далее. Но это ж про людей сказано, а эту скотину человеком разве назовешь?
   Кем надо быть, чтоб у пацана два дня здоровья отобрать? Просто так отобрать, потому что обиделся? Или не обиделся, а снял просто из экономии, чтоб лишних сил не тратить?
   ***!
   Я с маху врезал по стенке, сгоняя нервы. Стенка противно чавкнула, и меня передернуло. Даже глаза открыл - чисто рефлекторно вышло. Оказалось - по мху попал. Рос тут такой мох, кучками, зеленый, блестящий. Фу! Еле удержался, чтоб не вскочить. Пакость, вот пакость же! Мимоходом взгляд зацепил Славку на полу - и глаза закрылись сами. Видеть такое не могу!
   Все пакость.
   Первый раз в жизни торговая сделка (любой степени паскудности) меня так зацепила. Нет, ну а что, все логично. Сначала вылечить, придать, скажем так, товарный вид, потом продать. А как продал, подарочек отобрать. Все равно уже купили, так? Купленный товар обратно не принимается, а если он с дефектом, то продавец вроде как ни при чем. В момент купли-продажи дефектов не зафиксировано, так что никаких претензий. Общество защиты прав потребителей здесь нету, кто вам виноват, что не смотрели внимательно? И вообще, может, вы сами и сломали...
   Знаю такое. Сам не раз и не два так отмазывался, посылая неудачников лесом, полем и джунглями. Ну а че? Видели, что покупали? Видели. Работала эта соковыжималка (фонарик, тренажер, фиг-знает-что), когда вы ее получили? Работала. Все, не отнимайте время... да, и деньги тоже. Хотя фиг вы их отнимете.
   Было? А то! Человек человеку волк, помните?
   Но мой товар никогда живым не был. Черт, да я даже хомячками не торговал! Не по мне, понимаете? Не хлопотно, нет, а просто... не по мне. Я только деньги отбираю, ясно?
   А тут... Сейчас Эркки, наверное, довольный сидит - как же, почитался с обидчиками, привел товар в негодность. Молодец! Претензии жертвы вообще в расчет не принимаются. Кто спрашивает товар?
   Урррод.
   Ладно бы меня чем приложил, еще понятно, я ему чуть ли не в открытую не хамил, а эта сволочь делала вид, что не понимает, улыбалась даже. Я б на его месте меня давно придушил втихую за все хорошее. Но умник наш... Славка... он же на него чуть не молился. Это кем быть надо, чтоб с ним так...
   Тварь, сволочь, паскуда. Пррррррравильный ублюдок, чтоб ему его правильные боги выдали все, что за такое полагается. Развел-то, развел-то как! Как лохов! Как последних придурков, как тех идиоток, что на полном серьезе верят в быстрое похудание с помощью 'уникальной диеты по методу Пугачевой'. М-мать!
   С пола снова послышался шорох. Я рефлекторно дернулся, в последний момент вспомнив про свое обещание. Итак, я - лох. Погано-то как. Докатился - сижу в КПЗ и богов подряжаю за себя отомстить.
   Только вот если они такие, как у нас в Москве, то ничего ему не будет...
   Нет, я так рехнусь! Надо чем-то заняться, хоть чем-то. А то уже до богов вон додумался.
   Очередной шорох с пола закончился глухим звуком - будто книга упала - и сдавленным стоном. Я скрипнул зубами и встал. Упорный Славка уже успел проползти метра четыре и влететь локтем в какую-то выбоину. Когда я подошел, он резко повернул голову. Лицо застывшее:
  - Ты...
  - Какой сегодня день?
  - Что?
  - Доставка грузов, - моментально перебил я. - Платная во все дни, кроме вторника, среды, четверга и субботы, по воскресеньям постоянным клиентам скидка в 99 процентов, по понедельникам скидка стопроцентная, доставим в любое место камеры, гарантируем мягкое приземление. Так какой сегодня день? И... вам куда, клиент?
   Славка молчал. Только смотрел как-то... удивленно.
  - Чаевые не требуются, но приветствуются, - уточнил я, не спеша наклоняться. - В любой валюте, включая золото, серебро, доллары, евро, юани, рубли и иены. При отсутствии валюты можем оформить кредит или... Сеном дадите?
   Согласен, шуточка идиотская, но сработала - Славка хмыкнул и сообщил, что эта валюта в полном моем распоряжении. Причем почти вся.
  - Только...
  - Понял, не смотрю.
  
   Он оказался тяжелее, чем я думал. И эта его спина... Просто поднять и подержать бы не получилось. Взять на руки не рассматривалось. Закинуть его руку на плечо, а самому уцепить за талию было стремно. Черт его знает, что у него там со спиной, а если хуже станет?
  - Не станет, - как-то мрачновато успокоил Славка.
   Ясно, куда уж хуже. Пришлось присесть рядом и позволить за себя уцепиться, а потом понемногу встать. Потихонечку, полегонечку... и не так уж тяжело... хорошо, что ума хватило летом малость железо потягать, а то совсем бы... а так подумаешь, просто особо тяжелый рюкзак на спине висит. Без проблем, потянем.
   Дырка в полу, как ей и полагалось, находилась в углу и по запаху легко отыскивалась. Унитаза или хоть какого-то сиденья предсказуемо не нашлось. В некоторой оторопи я замер рядом, не понимая, как тут можно...
  - Опусти меня.
  - Рехнулся? Ты что, тут сидеть собираешься?!
  - Просто опусти... ну вот хотя бы тут... помоги сесть на колени... и отвернись.
   Я с сомнением покосился в указанном направлении. 'Тут' смотрелось так, что на него не каждый бомж согласился бы. Правда и 'там' - в ближайших местах то есть - выглядело ничуть не лучше. Нет, кто-то тут убирал. По крайней мере пытался - кроме ошметков сена и пятен на полу ничего не было - но чтобы дозреть до идеи мытья полов, нужно, наверное, иметь подходящий пол. А он тут каменный...
   Я поворошил мусор носком ботинка. Из-под одного пучка травы выбежало что-то вроде крупного таракана, под вторым оказались крупные, почти с мизинец, мокрицы. Они торопливо зашевелили лапками-ресничками в поисках нового укрытия. Вот бы Штуша порадовался... Камушек, гнилушка, кусок коры, еще гнилушка, заросшая тем самым чавкающим мхом... Фу! И Славка сюда собрался на колени становиться?
  - Точно рехнулся. Стоя никак? Я помогу, если... ну там...
  - Макс!
   Тьфу.
  - Подожди, хоть сена прихвачу. Подстелю.
  
  
   С сена-то все и началось.
   В нашем КПЗ было две кучи этой бывшей травы. Нас со Славкой сгрузили на ближайшую, у двери. Скорей всего, неизвестные грузчики просто поленились топать дальше, но если мне есть за что быть 'благодарным', то уж не за это. Тот случай, когда чужая лень в плюс. 'Наше' сено, к примеру, выглядело заметно свежее.
   Сдерживая брезгливость, я сгрузил Славку на относительно чистый участок и закопошился, сооружая подстилку. Выдернул одну охапку, вторую. Влажные, слежавшиеся, с запашком, но все-таки лучше, чем на голом полу! Третья что-то застряла, и я дернул посильней.
   И услышал стон.
   Настоящий, тихий и... не Славкин... Не понял. Звук шел откуда-то снизу, из-под... из-под кучи?! Я непонимающе опустил глаза, и только тут до меня дошло, что для сена эта 'трава' в моих пальцах слишком мягкая... Ой-ё. Конечно, они свалялись, кое-где слиплись от крови, и сено в них, конечно, тоже попадалось... Но это были волосы. По-девчоночьи длинные волосы.
   Секунду мы со Славкой дикими глазами смотрели друг на друга. Потом...
  - Янка! - выдохнул я, моментально закапываясь в траву.
   Почему я решил, что это наша малявка, сам не знаю. Просто ничего другого в голову не стукнуло. Ведь из всей нашей компании косички были только у нее. И я уже успел прикинуть, что пообещать такого нашему 'покупателю', чтоб он малявку не доставал... да, вот такой я дурак. Можно начинать хихикать. Клочья подстилки летели во все стороны, на мокриц и остальную нечисть мы не обращали внимания, под ноготь с маху влетела какая-то щепка - выдернул и забыл. Почему она молчит, что с... ох ты черт...
   Это была не малявка.
   Спасибо всем, кто у нас боги или кто там за них, что это была не она. Это... это...
   Я даже не понял сначала, молодая она или старая. Лицо где не в крови, там в синяках, опухшее, страшное, мать родная не узнает. Волосы грязные настолько, что не поймешь, седые или нет. Потом Славка отпихнул ком сена, закрывавший ее грудь, и мы отвели глаза. Девчонка была молодая. Если старше нас, то ненамного. И, кажется, молодой она и останется. Потому что до утра ей, похоже, не дожить.
   И, может, к лучшему. Для нее.
   В голове стало пусто и холодно-холодно. Очень ясно вспомнился тот крепыш в коридоре гостильни, и его голос с этакими многообещающими интонациями: 'Это тебе задаточек, чтоб знал, чего ждать. Жаль, как следует не почувствуешь'. И прощальный пинок в бок, который я не почувствовал тогда, но очень хорошо чувствую сейчас.
   Кому ж ты нас запродал-то, Эркки.
   И за кого?
   А я еще торговаться с ними думал, выгадывать что-то... А им-то, похоже, нужны мальчики для битья. Или девочки. Нет, я конечно, еще побрыкаюсь, сдаются только слабаки, но теперь все совсем паршиво. Одна ошибка - и будешь вот так доходить в гнилом сене, мечтая поскорее сдохнуть.
  - Живая... Славка отнял ладонь от ее шеи и покусал губу. - Макс, ты ее к нам перетащить можешь? Там хоть сухо.
  - Рехнулся?
   Да как ее такую переносить, к ней же прикоснуться страшно! Кажется, она от любого касания просто возьмет и прекратит дышать.
  - Макс...
   Вот не надо, не надо на меня так смотреть! Отнесу я, отнесу, что я не понимаю, что ли. Только сообразить бы, как именно. Тут совсем камнем надо быть, чтобы отказаться. Или уродом.
   Вот за кого он меня держит?
   Можете считать меня кем хотите, но я девок никогда не бил. Даже тех, что сильно нарывались. Правда и не помогал... но все когда-то бывает первый раз. Я снова принялся отгребать сено - девчонку таскать это одно, а эту сырость совсем другое. И вообще - надо же посмотреть, за что ее можно хва... держать. Хотя тут смотри, не смотри. Когда живого места нет, тут как ни примеривайся, а больно сделаешь.
  - Осторожней.
  - Сам знаю.
  - М-м...
  - Тихо-тихо.
   Девчушку удалось пристроить на руках - легонькая она была, как Янка, тонкокостная, будто птичка. У кого ж рука поднялась... Я тихонько приподнял правую руку, чтобы голова девчонки не свисала, а легла мне на плечо, на всякий случай.
  - М-м.. - снова простонала она, и вдруг замерла. Нет, не замерла, а... не знаю, как описать, она и до этого не двигалась, но тут совсем застыла. Подняла голову, вдохнула воздух - и вдруг уткнулась мне в грудь, будто собираясь заплакать, будто пытаясь спрятаться...
  - Тихо-тихо, - попытался успокоить я, - все нормально, не шевелись.
   Девушка не отвечала, только задышала быстрее, а потом съежилась. Кое-как доволок ее до 'нашей' кучи и столкнулся с новой проблемой. Попытался сгрузить на сено - сгрузилась, но отпускать не захотела. Искалеченные лапки цеплялись за мою рубашку в районе груди, царапая нагрудный кармашек, и ни в какую. Кое-как отцепил, стараясь ничего не повредить. А попробуй не повреди, руки у нее две, пока на второй пальцы разожму, первая уже возвращается обратно и вцепляется заново. Минут десять ушло. Потом повернулся к Славке - нашел его на том самом настиле. Мрачный, но уже морально готов ползти обратно. Попробовал спросить - наткнулся на взгляд взятого в плен индейца, в котором информации было - индейская народная изба. Вот же... лось упрямый! Перенестись обратно на моих руках, впрочем, согласился. Принес Славку - девчонка переползла ко мне и снова вцепилась в рубашку...
  - Она просто греется... - попробовал Славка унять мое шипение.
   Угу. А цепляется, чтоб грелка не убежала.
  - Как греется? Она горячей меня.
  - Наверное, у нее температура... Если поднимается, то ей сейчас очень холодно. Закидать вас сеном?
  - Сам закидаюсь, - буркнул я. Настроение было паскудное. Как на похоронах. Своих.
  - Знать бы, чего им от нас нужно... За кого Эркки нас продал?
   Темные глаза Славки блеснули в полутьме.
  - Ты не слышал?
  - Что не слышал?
  - Тот, кто нас украл, сказал, что они пришли ловить диких. То есть диких магов.
  - Чего?!
   Девчонка, испугавшись моего вопля, дернулась, боднув меня головой в подбородок. Блин! Когда веселенькие зеленые искры в глазах побледнели, я постарался говорить тише.
  - Каких еще магов?!
  - Вельхо. Мне кажется, Эркки думал на кого-то из нас, только не знал, кто именно ему нужен. Поэтому проверял по-всякому. Только у него не сходилось, он то на одного думал, то на другого. И, по-моему, остановился на тебе.
  - Охренеть. Какой, нафиг, из меня маг?!
  - Дикий, - хмыкнул Славка.
  - Сам такой! Нашел время прикалываться.
  - То-то и оно, что не время. Не до приколов. Дикие маги, латенты, встречаются очень редко, здесь всех детей проверяют, и пропустить латента могут или в какой-нибудь невероятной глуши, или как тут, на дне.
  - Где?
  - У бандитов. Это одновременно и большая ценность, и большая опасность. Если маг пережил созревание и не связан Обетами, то он может выполнить любые чары: убивающие, пыточные, копирующие... Поэтому диких очень любят всякие преступные шайки. И кое-кто из Поднятых, это знать местная.
  - Милое название, - я все еще пытался переварить сведения о своем возможном магичестве, и отвечал вяло. Славка поправил мне съехавшую крышу... и тут же сдвинул ее обратно, уже в другую сторону.
  - Но пока вельхо не созрел, он личинка. И очень опасная.
  - Чего?
  - Он как бабочка внутри кокона, понимаешь? Была гусеница, ползала, лопала листики. Потом замоталась в паутинку и стала коконом, личинкой. Снаружи оболчка, внутри новое тело формируется. Вот и с магом так. Внутри человеческого тела, как в коконе, копятся силы и меняется структура. Когда порог созревания близок, баланс энергий может нарушиться, и тогда магия хаотично резонирует с окружающим миром, порождая...
  - А попроще?
  - Когда магии много, она начинает вырываться и шарашить все вокруг. Пока не найдется новый... новое равновесие. В этот период от них стоит держаться подальше. Они могут устроить локальное землетрясение, взлет дома в атмосферу, прорастание щупалец у всех живых в пределах досягаемости и прочие веселые вещи. Поэтому и селят их подальше от людей, в специальных местах. Наша избушка, кстати, очень на такое место смахивает.
  - Ага... А откуда ты все это знаешь?
  - В избушке книжка лежала. Старая такая... про магию. Я почитал. Сначала подумал сказки...
  - Та еще сказочка. Значит, Эркки про избушку врал? Она не его...
  - Я сейчас пытаюсь вспомнить, в чем он не соврал. Столько нестыковок было... как я раньше их не видел?
   Ты-то ясно, почему. Он тебя вылечил, вот и перешел в разряд 'хороших'. А вот я отчего мышей не словил?
  - Каких?
  - Ну, например, с избушкой. Домик был на четверых, даже на пятерых... а он нам про семью словом не обмолвился. Ну, допустим, что-то случилось, и ему трудно об этом вспоминать. Но ни один житель из тех поселков и городков, которые мы проходили, не стал с ним здороваться. То есть никто его не знал. А ведь он, по его словам, тут всю жизнь прожил. И боги...
  - Что боги?
  - Он все время к ним взывал, к правильным богам. Но ни разу не помолился...
  - Ясно.
   Мы помолчали.
  - А ты? Ты его как раскусил? Я же видел, как вы с ним... ты на него смотрел, как кошка на таксу.
  - Почему на таксу?
  - То ли собака, то ли нет.
  - Понял... черт, да что она там ищет?
   Славка приподнялся:
  - Ты о чем?
  - Да девчонка. Такое впечатление, что ей нужен мой карман.
  - Ты серьезно?
  - Нет, блин, шучу я так! Вон, смотри... эй, а она и правда... что тебе там надо, а?
   Найденыш, не жалея поломанных пальцев, пыталась втиснуть их в вожделенный карман. Я торопливо распустил шнуровку, хочет - пусть копошится, ничего там такого не... ё!
  - Ух ты... - выдохнул Славка. - Откуда?
   Так и есть. Цветок, цветок она чуяла. Снежник из горного поселка. Я тогда по всем карманам такие рассовал, от их запаха проходила злость и становилось спокойно... Никому про свою причуду, естественно, не говорил, вот еще. Мне только славы ботаника по-новой не хватает. А теперь вот придется.
   Девчонка тем времнем с почти счастливой улыбкой прижала цветок лицу и скорчилась в позе зародыша. Ну... ну и ладно. Чего уж тут. Пусть. Хоть так...
  - Ты что, еще тогда их сорвал?
  - Ну да.
  - И он до сих пор не высох...
  - Он медленно вянет. Это... ну... вместо дезодоранта, короче, - вот и чего я оправдываюсь? Ну ношу я в кармане цветочек? Кому какое дело?
  - Практичный ты наш.
  - Какой есть.
   Настроение опять нырнуло вниз. Хотя, казалось, куда уж...
  - Пахнет как... - Славка зажмурился. А я отвернулся. И мы оба пропустили тот момент, когда наш найденыш снова зашевелилась.
   Я открыл глаза в последний момент. Она уже нависла надо мной, опухшие губы раскрывались, приоткрывая белые, острые, ровные зубы с проступающими клыками... и глаза! Она открыла глаза! Желтые, горящие. С вертикальными зрачками...
   Вскрикнул или нет - не помню.
   Она дохнула. Багрово-синее, тусклое пламя на долю секунды вскипело на разбитых губах и рванулось на меня. Казалось, прожгло насквозь. Наверное, я все-таки вскрикнул. Больно было...
   Очень. Очень...
  
   Приходить в себя второй раз в той же КПЗ было ничуть не лучше, чем в первый. Даже хуже. На этот раз болел не только бок - болело все тело, сильно жгло в груди, где бронхи, и во рту. Кости ломило невероятно, будто внутри каждой катался колючий шар... и не шевельнешься. Тело как чужое.
  - Славка? - даже повернуть голову было трудно. - Славка?
  - Здесь... - прошелестело рядом.
  - Где эта?
  - Тоже тут... без сознания она...
  - Ты отползти можешь?
   Невеселый смешок.
  - Нет. Да и поздно уже.
  - Тебя тоже?
  - Да. Не шевельнуться.
  - И жжет.
  - Ага. Сначала несильно, а теперь совсем. И руки отнялись.
   Молчание.
  - Ну что, кажется, до разъяснений, кто из нас маг, мы не доживем?
  - Похоже... никогда не думал, что это будет так. В чужом мире, в подвале у бандитов. От зубов девчонки с кошачьими глазами. Интересно, кто она?
  - Теперь-то какая разница?
  - Так просто. Макс... ты не злишься?
  - За девчонку? - я подумал. - Нет. Все равно нарвались бы. Только теперь не узнаем ни про Янку, ни про Ирину Архиповну.
  - Ты недооцениваешь Ирину Архиповну. Они выберутся. Макс, давно спросить хотел... - послышалось после паузы, - а почему ты притворяешься?
  - В смысле?
  - Говоришь, как быдловатый 'патсан'. А когда забываешь, переходишь на нормальный язык. Почему?
  - Тебе зачем?
  - Так... не хочу молчать. Страшновато...
   Он так это сказал... Искренне, по-настоящему... И я решил не отмалчиваться. И правда, теперь-то какая разница?
  - Привык притворяться, чтоб сходить за своего. Прилипло. Раньше был ботан-ботаном. Мама даже сплавила в лицей для продвинутых.
  - В лицей?
  - Угу. Только не знаю, с чего она решила, что лицей - это для умных. Может, где-то так и есть... или было. А сейчас лицей для богатых. Я там был, как прыщ на носу модели. Шмотки из хенда, игрушки из ларька на рынке, про компьютер только слышал - и при всем при том в классе, где сплошь крутизна. Лупить меня перестали только когда я домашку додумался продавать ленивым богатеньким сыночкам.
  - Продавать?
  - Именно! Даром отдавал - презирали, продавать додумался - зауважали... Так и повелось.
   Я смотрел в заросший паутиной потолок. Кружится, гад. И глаза ломит. И вообще. Нет, и правда лучше не молчать...
  - Слав, а что у тебя со спиной?
   Он вздохнул.
  - Перелом. Мы с папой ехали в машине, ему стало плохо за рулем. Вылетели на встречку, а там джип. Он так и не вышел из комы.
  - А ты давно?...
  - Третий год. Две операции. Обещали, что после реабилитации я смогу ходить, я потому и костыли к коляске прикрепил.
  - Сейчас Эркки ее, наверное, присвоил.
  - Наверное. Но лиска с норовом, так просто он ее не получит.
  - Э-э... ты о чем?
  - Да коляска моя... я на нее сам заработал, сам выбирал, заказывал. А она с характером получилась. Знаешь, как машины бывают?
  - Нет, у нас машины не было.
  - Ну иногда у машин бывает характер. Какая-то не заводится, пока ей ласковое слово не скажеш, какая-то тормозит раньше, чем педаль прижмешь. Вот и Лиска такая. Поэтому мы ей и имя такое дали. Она и правда как лиса. Красивая и хитрая. Эркки с ней намучается.
  - А я думал, вам их так дают... от государства.
  - Я не инвалид, чтоб мне государство траспорт покупало! - фыркнул Славка. - Раз на подачку согласишься, два - и привыкнешь. Я не хочу... не хотел так.
  - Понял, - слово 'не хотел' мне не понравилось. - Слав, а как ты заработал?
  - В интернете... Когда не тренировался, я только там и сидел. И работал, и так. Боль глушил. Мы с парнями организовали что-то вроде общества добрых дел. Машка идею подала, она самая старшая из нашей группы, спинальница со стажем. Говорила, что даже когда котенка в хорошие руки пристраиваешь, уже легче становится. А мы разное делали. Собирали пожертвования, пристраивали котят, за детьми присматривали, объявления вешали... многое, словом. Сейчас они, наверное, вместе с мамой меня ищут.
  - Понятно...
  - А ты? Тебя кто ищет?
  - Меня? Никто. У меня нет никого.
  - Совсем?
  - Все равно что совсем...
   Мои поженились рано, студентами еще. Мама еще гордилась, что никого не послушали, поженились по любви. Может, и по любви, только когда наметился я, папашка быстро втолковал женушке, что одной любовью сыт не будешь, и смылся. Сначала вроде как на заработки подался, приезжал потом, деньги несколько раз присылал. Потом с концами. Через три года письмо прислал: полюбил другую, ты свободна. Любить мой папашка умел - новая жена была хоть и старше муженька, и внешностью напоминала ухоженного хомяка, зато к ней прилагались налаженный бизнес, дома и счет в забугорном банке. Не сравнить с училкой из хрущевки.
   По-настоящему я папашку увидел раз в жизни - когда через два года после маминой смерти умер дед, который меня приютил, его отец. Тогда они и приехали, папашка и его новая семья. Холеные, на шикарном 'опеле', вальяжные такие... Наследственные вопросы он решать приехал. Квартиру-то дедову продать можно было. Меня увидел - не узнал, само собой. А вот жена его живо узнала, мол, что это у мальчика лицо так похоже на морду дорогого супруга? Ах не знаешь? Врун! Бабник! Мерзавец! Такой скандал закатила. Папашка сразу такую бурную деятельность развил! Я и опомниться не успел, как выяснилось, что в квартире деда я не прописан и вообще опека его надо мной недействительна, оформлена с нарушениями какими-то, и место мое в детдоме, потому как отцовства своего папашка не признает. Мол, они потому и развелись, что жена ему изменяла, мало ли чей я там... Кому он сколько сунул, до сих пор не знаю, но кроме хрущевки в Мытищах у меня ничего и нет. Да и ту чуть не отобрали, когда из детдома вышел.
  - И ты один живешь?
  - Почти. - про тетку, которая возжелала московской прописки и вселилась в мою хрущевку вместе с мужем и детьми, я сейчас объяснять не буду. Нефиг сознаваться в собственном идиотизме. Размяк тогда, поверил, что нужен кому-то...
  - Не повезло тебе. Понятно теперь...
  - Что понятно?
  - Почему ты такой... ощетиненный. Даже на пенсионерках бизнес делаешь.
  - А почему нет, собственно? Я никого не обворовываю, не граблю, по голове не луплю.
  - Только обманываешь.
  - И что? Каждый человек выживает, как может.
  - Только то, что выживает, иногда уже и человеком не назовешь.
  - Слушай, правильный ты наш! Объясни мне, почему я должен кого-то жалеть? Почему, а? Мать вечно гробилась в своей школе, даже на выходных таскалась посещать чьих-то родителей чьих-то детей. Вечно присматривала по-дружески за детьми подруг - кое-кто у нас по полгода жил! Хоть одна подруга хоть раз меня в детдоме навестила?! Когда моя бабка с отцовской стороны чуть не загнулась от перитонита, кто ей кровь сдавал, редкую, четвертой группы? Мама моя! А бабка потом, после маминой смерти, подсказала отцу, как меня в детдом сплавить...
   На словах все так правильно выглядело! Все такие хорошие и правильные' Один я гад получаюсь, да?
  - Я же говорю: тебе не повезло. Только знаешь... Эркки тоже, наверное, считает, что он во всем прав и ни в чем перед нами не виноват.
  - Еще раз сравнишь меня с этой сволочью...
  - И что?
   А правда - что? Мне невольно стало смешно. Нашли о чем спорить два доходяги, которые не в состоянии голову повернуть.
  - Ладно, проехали.
   Он не ответил.
  - Слав... Черт... больно как... Слав... ты чего молчишь?
  - Макс... - после паузы послышался очень удивленный голос. - Макс... у меня, по-моему, чешуя на руках растет...
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"