Белова Елена: другие произведения.

Новая реальность. Глава 15.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главное - принять решение.


   - Убирайтесь!
   Крик донесся справа, от изножья алтаря - там топырила руки пара довольно молодых демонов. Не бойцы, опасность средняя. За ними - высокая худая фигура. Демоница, немолодая... Причем и она, и мужчины отчего-то полуголые. Странно для пещеры. Ну мне даже удобнее так - тряпки скрадывают и маскируют движение, а тут не промажешь... А вот что за типы у изголовья?
   Соловьев не дошел до алтаря совсем немного. Полыхнул огонь, грянул взрыв. Пол дрогнул под ногами. Один из молодых демонов не выдержал. Ударил первым. Слабак, держи лапы при себе!
   - Не убивать! - голос Леша отдался от стен, прокатился эхом - вместе с новым взрывом. С потолка что-то посыпалось - пока пыль...
   Нож скользнул в ладонь, и феникс привычно оценила обстановку перед тем, как бить.
   Леш - цел. Левая рука дернулась в замахе, и второй ком огня сменил траекторию, грохнул в пол. А следом по полу прокувыркался демон...
   Вадим - цел. Кисти рук чуть светятся, оплетенные неровной сеткой... это молнии? Ничего себе... Так, дальше.
   Магда... Магда держится чуть поодаль и на первый взгляд в драку лезть не собирается. Но хоть мешать не будет. Работаем. Нож аккуратно ложится в ладонь. Секунду...
   Что ж парни не бьют?
   - Лина, не насмерть! - Леш успевает как раз вовремя, Лина молча смещает прицел. Нож, слабо блеснув в свете факелов, мягко укладывается в цель. В руку одного из демонов. Набухающий шар срывается с ладони и косо вламывается в стену. Ад и пламя! Обломки вместе с дымом брызжут в воздух... и замирают. Словно тонут в едва заметном голубоватом тумане... Откуда он взялся под землей?..
   Дим раскрыл ладонь навстречу осколкам. Туман точно растекся от его рук, расплескался волной, сформировался в полусферу... прикрывая алтарь и людей.
   - Не двигайтесь, - голос Дима звучал непривычно глухо, - Отдайте нам пленного, и мы уходим.
   - Пленного? - казалось, Долински не верит своим ушам. - Вы... вы сумасшедшие! Или...
   Какая-то тень скользнула по его лицу, какая-то мысль. Темные глаза блеснули пониманием. Он уже хотел что-то сказать, но у алтаря выросла еще одна фигура - один из демонов-подранков.
   - Он - наш! Наша жертва! - дрожащая рука ухватывает лежащего на алтаре юношу за волосы, рвет с края стола изогнутый кинжал... - Хотите силы - растите себе свою. А это - наше!
   Кто из братьев потерял терпение, Лина не уловила. Но Долински просто смело телекинезом - всех сразу.
   А Дим в мгновение ока очутился у алтаря и коснулся жертвы.
  
   Пещеру тряхнуло. Стены зашатались. Лина прикусила язык и выругалась.
   - Какого черта?
   - Обряд! Мы вмешались в обряд! - горная волшебница силилась подняться с отплясывающего под ногами пола, - С-семейство Дол-лински! Ну попросите вы у меня еще пещеру, вулкан вас побери!
   Вадим почему-то все медлил у алтаря - то ли выжидал что-то, то ли просто не мог снять парня... прилип тот к этому камню, что ли? Наконец братья взялись за юнца вместе - а вокруг все тряслось, рушилось, сыпало осколками - потом мелькнул какой-то свет, и все трое мгновенно оказались рядом.
   - Уходим.
   Исчезая, Лина успела заметить, как Магда с нехорошей улыбочкой сжимает ладонь - и перед Долински вырастает непонятная полупрозрачная стена...
   Кажется, горной волшебнице тоже были не по душе жертвоприношения.
  
   Прибытие домой вышло запоминающимся. Лина в первый раз видела, как работает обновленная сигнализация: стекла в окнах гостиной сверкнули белым, заполыхали алыми вспышками, причем в сопровождении воя сирены и дикого трехголосого вопля Елизаветы, Софии и Кармелиты:
   - Тревога! Чужие! Сюда! А-а-а-а-а!!!!!!
   - У вас всегда так шумно? - поинтересовалась царственная Магда.
   - Какого демона? - вырвалось у Лёша.
   - Выключи ее! - у самого Дима были заняты руки - спасенная жертва повисла на нем всей тяжестью. Леш бросился вперед... и едва удержался на ногах - белая ограничительная полоска вдруг посыпала искрами, которые взвились в воздух, и преобразились... в стену. Прозрачную, мягкую... и абсолютно неприступную.
   - Что творится?
   - Не могу отключить, - медленно проговорил Леш. - Она реагирует на нас, как на чужих.
   - На нас? Что-то странное.
   - Да нет...
   - Сюда-а-а! - надрывались рыбки, - Тревога!
   - Тихо вы! - повысил голос Вадим.
   - А-а-а-а!
   - Елизавета! София!
   - А-а... а? - замерли сирены с плавниками, - Хозяева?!
   - Вот это да... - ахнула София. - А почему ж вы... там?
   - Может, они мимикры! - буркнула не желавшая терять лавры спасителей дома младшая рыбка, Карменсита... то есть Кармелита.
   В коридоре вспыхнул свет, зашумели голоса. Семья проснулась.
   - Любопытно... - проговорила Магда, - Надеюсь, у вас не принято зажаривать гостей сразу?
   - Нет... - начал Леш. И тут же дверь с треском распахнулась, врезавшись в стену, и на пороге в наспех накинутом халате возникла Мила. Рядом с супругой сконденсировался Александр (мягко говоря, не совсем одетый), а с лесенки горохом ссыпались Маринка с - ну а как же без него! - Игорем. Эти были в пижамах, зато со знакомыми темно-синими ампулами - с той самой смесью поражающего действия, которую Лина лично сварила, запаяла и складировала в укромном уголочке с неделю назад. Выходит, не таком уж укромном. Ну просто супер!
   Семейство в полном составе готовилось отражать вторжение незваных гостей.
   - Что тут происхо... - начал Александр и замер, удивленно оглядывая группу "вторженцев"
   Групп выглядела красочно: Дим с виснущим на его плече юношей-жертвой, Леш, слегка взъерошенный (правая рука предусмотрительно спрятана за спину, маскируя обгоревший рукав), сама Лина, все еще с ножом в руке. И горная ведьма, невозмутимо расправляющая платье... Все слегка помятые и основательно пропыленные.
   Сирена смолкла. Вспышки тоже отключились. .
   - Вот, - в полной тишине отчиталась младшая рыбка. - Они там.
   - Вижу... - отозвался Александр голосом "ниже нуля, мороз крепчает", - И очень хотел бы знать, откуда они явились и почему на них реагирует сигнализация.
   - А мне - что случилось, - Людмила скрестила на груди руки, будто неприступная богиня мщения... а на самом деле, скорей всего, пряча пальцы - они чуть заметно подрагивали. - И... о господи... что это за мальчик? Что с ним?
   - Может, выпустите сначала? - мрачновато вопросил Вадим.
   Мила молча махнула рукой, искры потускнели и растаяли.
   Против ожидания, Магда не заторопилась обратно в свои владения. Горная ведьма мягко отплыла (двигалась она мягко и плавно, и обычное слово "отошла" как-то не очень подходило) в сторону, и встала у окна, поглядывая то на комнату, то на звезды за окном. А в гостиной поднялась суета...
   Вадим шагнул к дивану и опустил на него спасенного юношу. Мила ушла на кухню и вернулась с чашкой. Присела рядом и осторожно принялась поить нежданного гостя через соломинку. Младшее поколение тоже не осталось в стороне - Леш отослал Игорька за аптечкой, а Маринку - за чем-нибудь, во что можно одеть гостя. Девчонка, во все глаза рассматривавшая юношу, вспыхнула и убежала.
   - Что произошло? Что за парень? - Александр быстро разминал руки. - И кто его так? Спокойнее, юноша, мы тебе поможем. Как тебя зовут?
   - Мы стащили его с алтаря... во время жертвоприношения, - проговорил Лёш, - Пап, ты поосторожнее.
   - Что-то не так? - Александр бросил быстрый взгляд на сына-эмпата, и пропустил момент, когда парень соскользнул с дивана и, встав на колено перед Вадимом, начал говорить что-то очень похожее на клятву.
  
   Ян плохо соображал, что происходит. Здесь был совсем другой воздух, странно душистый, теплый... В рот лилось что-то горячее, унимающее боль. Здесь... Где он? Что будет дальше? Но одно молодой демон понимал четко и ясно: на алтарь его сегодня никто не потащит. Светловолосый маг вернулся за ним.
   Забрал с алтаря.
   Может быть, Ян еще увидит солнце. И цветы.
   Над ним наклоняется мужчина. Похожий... Светловолосый принес его домой. Взял под свое покровительство? Тогда Ян должен...
   - Я приношу... клятву верности тебе... и отдаю свою жизнь... в твои руки...
  
   - Нет... - выдохнул Леш.
   - Что это он говорит? - Людмила ошеломленно взглянула на мужа.
   - Приносит клятву верности, - любезно пояснила Магда.- И теперь ты официально его сюзерен. Покровитель...
   - Феерично! - вдохновенно пропело трио из аквариума.
   Леш молчал, странно глядя на коленопреклоненного парня. А Вадим... вряд ли Лина смогла описать выражение его лица в этот момент. Все как-то затихло, замерло, словно в вихре вдруг настал момент бездвижной тишины...
   - Но это же дей-бра! - вдруг проговорил Александр. В следующую секунду рука Координатора метнулась вперед и, коснувшись участка нетронутой кожи, отдернулась... - Демон?!
  
   На Пламя можно было смотреть бесконечно. Оранжевые, золотистые, шафранные языки, изгибаясь, вели нескончаемый, вечный и прекрасный танец, при виде которого отступала усталость и прояснялась голова...
   Анну всегда удивляло, что Лизанька, единственная внучка, оставалась глуха и слепа к красоте родового огня. Феникс Лиз вообще была на диво практична и умела отбрасывать лишнее. Тогда, во время избрания, эта ее черта казалась необходимой... Но в последнее время Лиз стала считать "лишним" слишком многое. И, кажется, все реже видела разницу между благом племени и собственными желаниями...
   - Ты меня слушаешь?
   - Я тебя слышу, Лиза. Ты пришла требовать смерти своей дочери. Ничего нового.
   - Нет. Я этого не хочу.
   Старая женщина продолжала смотреть в Пламя, невозмутимая, как статуя феникса.
   - Ну хорошо. Допустим, ты права. Но... я не понимаю! Ты можешь остановить ее сердце одним движением...
   - Могу.
   Одно тихое слово. Будто капля дождя на пожар... Не погасит. Даже не остудит.
   - Так ты согласна? - женщина в кожаной куртке старательно маскирует удивление пополам с радостью. - Хранительница... Бабушка... ради меня.
   Хранительница несколько секунд смотрела на нее. Главу клана. Безупречного феникса. Любимую Лизаньку, последнюю свою внучку. Безжалостную убийцу. Чужую женщину с знакомым лицом...
   Через что ты не переступишь, Лиза?
   Двадцать семь лет назад ты радовалась, когда в твой день рождения гости ахали, войдя в "Пещеру сокровищ". Так называлась твоя комната, словно возникшая прямиком из сказки о фениксах и драконах: золотой блеск струился от "куч золота" на полу, тепло сияли жемчуга, а от дивана в виде сказочного дракона гости сначала шарахались... а потом умоляли сотворить им такого же! Ты поразила даже василисков, и я помню, как сияли твои глаза... но
   прошло несколько лет, и ты отказалась от этого, чтобы стать убийцей.
   Двадцать пять зим миновало с тех пор, как передо мной встали две девушки, просившие Пламя скрепить узы названого сестринства. Ты и Стефания. Но когда пришло время избирать кандидатов в Приближенные, ты изобличила названую сестру в нарушении закона...
   Двадцать два года назад ты пришла ко мне и сказала, что полюбила. Я была счастлива за тебя, ведь настоящая любовь видна сразу. Год спустя ты отказалась от любви, чтобы стать главой клана.
   Теперь ты жертвуешь дочерью. Девушка полюбила. И в отличие от тебя, сделала иной выбор. Что ж, ее право. Любую другую ты бы изгнала из клана за это. Наказала и выгнала. Может, убила бы - символически, позволив воскреснуть. А дочь ломает тебе репутацию. Ломает твой образ безупречной главы клана. И ты требуешь ее смерти...истинной смерти.
   Через что ты не переступишь, Лиз?
   - Разумеется, - проговорила наконец Хранительница. Посмотрела на вспыхнувшие надеждой глаза внучки и неспешно закончила, - если глава клана представит мне достаточное обоснование для этого. На общем сборе.
   - Хранительница!
   - Слушаю вас, Приближенная?
   Яростный взгляд голубых глаз скрестился с безмятежно-темным. Колыхнулось Пламя, качнув огненными крыльями. Одно из них мягко подалось вперед, облекло фигуру Хранительницы. Второе обвилось вокруг, угрожающе заволновалось, посыпало искрами.
   Это отрезвило женщину. Лиз разжала кулаки. Отступила...и даже легонько поклонилась перед "переходом".
   - Доброй ночи, Хранительница.
   Она растаяла, наконец, и Анна еще несколько секунд бездумно смотрела в теплое золото родового огня. Пламя... Пламя ее защищало. Значит, внучка была готова... к чему? Что на этот раз она была готова переступить? Или кого?
   Может быть, настало то время, когда Хранительница тоже стала преградой? Помехой? Но я все равно не могу ответить иначе.
   У всего есть цена, Лиз. У твоего покоя она слишком высока. Жизнь Лины. И, возможно, будущее клана.
   Я не готова ее заплатить.
   И тебе не позволю.
  
   Демон?! Лина, конечно, не присматривалась к ауре алтарной жертвы... но была уверена, что кого-кого, а уж демона узнает, даже не присматриваясь!
   И, похоже, ошиблась... Как обманчива, однако, внешность. Юноша был похож скорей на ангела, чем на демона: тонкое лицо, огромные глаза, сейчас переполненные надеждой.
   Но, посмотрев глазами Феникса, Лина отчетливо различила в его ауре синевато-серые "сеточки". Демон...
   Вот, значит, почему сработала сигнализация. Систему чар никто не настраивал на то, что хозяева квартиры могут явиться домой с демоном под руку. Понятно.
   А что теперь?
   - Спокойнее... - неизвестно кому проговорил Леш, и этот безадресный, сразу ко всем, призыв, точно какую-то стенку проломил - все как-то ожили и задвигались.
   - Феерично... - снова пропело рыбье трио.
   - Сюзерен...- ошеломленно пробормотала Мила.
   - Не будем торопиться...
   Молодой демон не шевельнулся. Только чуть дрогнули плечи. Он продолжал смотреть на Вадима, который никак не мог принять мысль о сюзеренах и новом подданном...
   - Что происходит? - потребовал ответа Александр, глядя сразу на обоих сыновей.
   - Погоди, Саша. - Людмила положила руку на плечо мужа. - Подожди... Лина, это какой-то твой друг? Или родственник?
   - Мой? Нет.
   А может, надо было сказать, что да? Демона, если честно, было жалко. Нет, вранье не метод.
   - Так в чем дело? Я не могу лечить де...
   - Пап, спокойней, его не надо лечить... - Леш быстро копался в своем напоясном кошеле, вытаскивая какие-то ампулы.
   - Соображай, что говоришь! - Дим нахмурился. - Что значит - не надо?
   - Я к тому, что демона это исцеление все равно не возьмет...
   Он подбросил на ладони ампулу, но в этот момент что-то упало. Шлепнулось на ковер и раскатилось по полу. Все невольно оглянулись: в дверях стоял бледный Игорек и расширенными глазами смотрел на Яна.
   - Он демон?
   - Игорек, успокойся, - быстро сказал Дим.
   - Это не такой демон, - пояснил Леш, на всякий случай встав между Яном и мальчишкой. Почему, Лина уже знала. Мальчик стал сиротой и оказался в доме Соловьевых не случайно. И родители Игоря, и его старшая сестра погибли при нападении демонов. Те пещеры считались безопасными, но молодые демоны вечно стремятся расширить территории, а отец Игоря увлекался спелеологией...
   - Все они одинаковы! - сверкнули глаза мальчишки.
   - Не все. Этот не такой. Послушай...
   - Если ты отказываешься от его присяги, - подала голос Магда (холодноватый кстати, голос), - то я могу забрать его к себе.
   Людмила нахмурилась:
   - Подождите вы! Я думаю, что его надо сначала...
   - Вот, есть халат! - отчиталась Маринка, сбегая по лестнице. И растерянно проговорила, споткнувшись о последнюю ступеньку. - Ой... а что тут такое?
   Да, можно понять девочку... Игорек сжимает кулаки, явно собираясь в драку, взрослые спорят, а перед старшим братом стоит на коленях тот самый неодетый парень, для которого она притащила халат. И вид у него...
   - Вылечить... - договорила наконец старшая чародейка. - Марина, отвернись! И дай сюда халат.
   Неизвестно, что было бы дальше, но тут Яна шатнуло...он слепо-беспомощно взмахнул руками... и в следующий миг Дим подхватил его, не дав упасть. Глянул на брата...
   - Доболтались... - мрачновато прокомментировал Леш (или Алекс?) - Дим, сюда клади. Пап, помоги же. Не лечить. Чары с него снять надо, он все-таки для алтаря подготовлен...
   - Снимем, - вздыхает Александр. - Тип алтаря заметил?
   - Нетипичный какой-то... Мам, погоди пока, не накрывай. Надо видеть, что лечишь... Осторожно. Маринка, да испарись ты!
   Девочка, поджав губы, уходит почему-то на кухню. Координатор присаживается рядом...
   - Тихо, тихо, юноша, спокойнее... Мила, найди что-то из нейтральных обезболивающих. Что и ему подойдет.
   - У меня есть, - Леш отламывает головку ампулы. - Только ты лучше потерпи лучше, парень. Пока из тебя эту пакость не вытащат. - сочувственный взгляд и мягкий вопрос, - Ты как, в силах?
   - Да...- шелестит тихий ответ.
   - Хорошо...
   Несколько секунд в комнате царит тишина. Напряженная.
   Ладони Александра мягко скользят в сантиметре над израненным телом, словно собирая паутину с невидимого стекла. Молодой демон кусает губы. Людмила сжимает темно-синий халат так, что пальцы мелко подрагивают. Игорь и тот забывает про свою ненависть к демонам - губы-брови парнишки изгибаются в сочувственно-страдальческой гримаске. Феникс негодующе шипит - похоже, ему не нравится, что наложенные чары с молодого демона снимает-вытягивает кто-то другой. Феникс считает, что он справился бы с такой работой куда получше. Но блок на месте, и бедной птичке только и остается, что шипеть и клеваться...
   - Что так долго? - не выдерживает Мила.
   - Цепко держится. Странно... будто по крови тянется. Парень... тебя как зовут?
   - Ян... Ян Долински.
   - Ян, ты не знаешь, к какой группировке относились эти любители жертвоприношений?
   У юноши дрогнули губы. Но он молчал. Леш бросил на него недоуменный взгляд... но прежде чем он успел что-то сказать, тишину разрезает холодноватый голос Магды.
   - Эти мерзавцы представлялись как семья Долински. По крайней мере, год назад они просили новую пещеру именно под этим именем. И если я правильно понимаю, они решили принести в жертву своего родственника.
   - Ян? Ты правда... родственник этим?
   Темные глаза блеснули болью:
   - Да. Я младший сын... младший в роду...
   - Проще говоря, эта была твоя семья? - уточнил Леш.
   - Да...
   - Ясно. Дим, отвлеки его как-нибудь.
   А голос у него недобрый. Совсем не добрый. И движения стали какие-то... хищные. Мягко, бесшумно ступая, он прошел вдоль стен, замыкая сигнализацию. Лина готова была поклясться, что (совершенно случайно, разумеется!) следующие гости-демоны получат изрядный пинок.
   - Отвлеку... - напряженно звучит низкий голос Вадима. - Ян Долински. Я принимаю твою присягу.
  
   Лет пять назад, отрабатывая навык поэтапного ухода от возможного преследования, Лина оказалась на побережье Индии перед началом тайфуна. Ничего необычного... только странная тишина и воздух, от которого шевельнулись волосы...наэлектризованный воздух. А спустя две минуты, пока феникс удивленно рассматривала неестественно затихший берег, море забурлило, и по деревьям со свистом ударил ветер.
   Почему она сейчас это вспомнила?
   Потому что слова Вадима вот так же наэлектризовали воздух... Разом подобралась Магда, дрогнули руки Александра, а Леш, только что замкнувший чары, замер... и медленно повернул голову в сторону брата.
   - Я, Вадим Соловьев, принимаю на себя ответственность за твою судьбу, Ян... - негромко, но веско договорил Дим. - Обещаю.
   Несколько секунд братья молча смотрели друг на друга. Несколько секунд Лина от души жалела о том, что она не телепат. Наконец Леш кивнул и как-то извиняюще улыбнулся. Словно попросил за что-то прощения.
   Людмила подняла брови:
   - Я чего-то не знаю?
   - Все нормально... - разом ответили братья, и тут же отвлеклись на Яна. Забыв про Александра, юный демон попытался встать с дивана... и, разумеется, тут же рухнул обратно. В четыре руки его уложили, быстрый перешепот - в руках Вадима блеснула та самая ампула.
   - Пап, чары как?
   - Сняты. Вполне можно лечить.
   - Отлично. Ну-ка, Ян... ты как себя чувствуешь, кстати?
   Темные глаза блеснули удивлением:
   - Хорошо... странно. Не болит почти.
   - Вот и ладно... - голос Леша зазвучал странно-напряженно, - Тогда хлебни лекарства. Это называется регенератор, он полезный, хоть и невкусный... давай-давай, смелее... не отравим.
   Регенератор? Феникс с интересом пригляделся к мутноватой темно-красной жидкости в ампуле - от жидкости отчетливо несло магией. Регенератор... интересно, это что такое?
   В следующую минуту она мысленно ахнула, зачарованно вглядываясь в то, как стремительно тают на теле молодого демона россыпи темно-багровых точек - следы игл, как зарастают рубцы и странно-правильные пятна ожогов. Оставались только шрамы - сначала алые, потом розоватые, едва заметные.
   Да уж, не отравили...
   Какое, однако, полезное лекарство.
   - Я точно чего-то не знаю, - покачала головой впечатленная Людмила, - Но очень хочу знать. И мы обязательно поговорим об этом... позже.
   - Угу, - буркнул Леш, - Ян, все в норме?
   - Да... - юноша изумленно смотрел на свою руку.
   - А вот ты - нет, - пригляделся к сыну Александр. - Опять, да?
   - Ну, пап! - дернул плечом молодой маг, отодвигаясь в сторону. Напрасно! С другой стороны над ним навис весьма рассерженный Вадим - у старшего братца глаза сыпали искрами.
   - Лешка!
   Лина перевела взгляд с одного на другого... посмотрела на притихшего Яна... и вдруг поняла, почему у него ничего не болело. Ну, Леш!
   Эмпат... несчастный.
  
   Вряд ли когда-нибудь жилище Соловьевых удостаивалось чести принимать демона. Но, тем не менее, население квартиры справилось с приемом нежданного гостя вполне на уровне.
   Александр, которому, судя по всему, очень хотелось расспросить демона о том, о сем, сдержал служебное рвение и ограничился простым сопровождением Яна в комнату "сюзерена". Решено было пока поселить его там. Леш тоже заглянул на минутку и вынырнул с сумкой, стопкой книг и каким-то свертком - он переезжал обратно в свою комнату, к Лине.
   Людмила принесла стопку свежего белья, аккуратно расстелив на диване. Игорек топтался у дверей и сердито сопел, не зная, ругаться дальше по адресу демонов или пожалеть конкретно этого? Маринка, гордо посмотрев в сторону мамы, притащила из кухни поднос, на котором красовались чашка чая, печенье и сухарики - универсальная пища для всех рас. Молодец, девчонка. Демоны вообще-то практически всеядны, многие едят даже мох и плесень в пещерах, но непривычная еда не самое лучшее для раненого, пусть даже бывшего. Правда, молодой демон не оценил ее заботы. На несколько минут он вообще перестал что-либо замечать. В комнате Дима, на подоконнике рядом с рабочим столом заботливые руки Людмилы разместили целую выставку комнатных растений. На первом плане гордо красовался пушистенький кактус, увенчанный облаком алых соцветий.
   Соловьевы не сразу поняли, почему их невольный гость оцепенел у порога и перестал реагировать на вопросы и советы.
   - Ян. Эй, очнись! Я-ан!
   Юноша медленно повернул к ним лицо. Казалось, глаза у него стали еще больше - уже не темные, а синие-синие. Потрясенные.
   - Преисподняя... - прошептали, казалось, именно глаза, - Преисподняя... это... это цветок?
   - Кактус? Ну да, это айлостера. А что?
   Кажется, Ян услышал только часть слов. Очень небольшую часть.
   - Кактус, - зачарованно выдохнул он, - Пожалуйста... а его можно потрогать?
   В результате Диму досталась самая сложная работа - оторвать своего нового подданного от кактуса, чтобы тот, наконец, лег спать (и дал возможность всем Соловьевым разбрестись по комнатам и попытаться отдохнуть до уже недалекого рассвета).
   Как он с этим справился, Лина уже не видела - вымотанное семейство все-таки потихоньку стало расползаться по комнатам, и последнее, что заметила феникс - это как Дим пододвигает к дивану кресло и ставит туда и горшок с колючим счастьем, и еще что-то зелененькое-цветущее...
  
   В мире есть несколько основополагающих законов, которые будут вершиться всегда. Дождь непременно падает сверху вниз, зимой зайцы меняют серую шкурку на белую, а квадрат гипотенузы непременно будет равняться сумме квадратов... ну, вы знаете. Есть законы не столь научные, но известные всем и каждому: Например, бутерброд при падении обязательно упадет маслом вниз, забытые дома зонтик - гарантия ливня... и наконец, если вы соберетесь обсудить что-то важное, кто-нибудь вам непременно помешает! Таков закон мироздания, и с ним не поспоришь. Вопрос только в том, что именно мешает сильнее.
   Кто-то скажет - усталость. И будет прав, в общем-то. Трудно сосредоточиться, если ноги подгибаются, руки дрожат, а утомленное тело использует любой миг покоя, чтобы соскользнуть в сон.
   Родители и педагоги скорей всего будут пылко объяснять, какой дивной помехой могут стать "цветы жизни". То есть дети. С ними точно не соскучишься. Их тут же перебьют ветераны армейской службы и объяснят "штатскому гражданину", что по-настоящему мешают обстрелы и атаки. И они, безусловно, будут правы.
   Только все это ерунда.
   По настоящему отвлекает от обсуждения - это когда комната одна на двоих, а напротив - он, и его рука на плече, и от нее словно расплываются по телу радужные искры...
   И все бы ничего, но вот когда глаза встречаются, и тогда слова замирают на губах... а сами губы разом пересыхают... и тело становится легким-легким... как воздушный шарик... и этот шарик словно ветром шевелит, передвигает... несет. Прямо к Нему.
   И проблемы отодвигаются куда-то далеко-далеко...
   До утра.
  
   - Й-иии-ху!
   - Я лечу!
   - Рок навсегда!
   - Ууу-ху!
   Байк ревет, из-под колес летит песок, голоса перекрикивают грохочущую музыку. Банда "Крутые колеса" веселилась в дюнах, как настоящие байкеры! По правде сказать, ни Череп, ни Кольцо, ни Шип настоящими байкерами не были. Но им нравилось считать себя таковыми. Поэтому, удачно толкнув клиентам партию "креша", парни прихватили пива и отправились в пустыню, скинуть напряг и словить кайф, как реальная крутизна.
   Мясо на шашлык подгорело, но это никого не расстроило. На пиво хорошо лег джин, так что настроение у всех было на уровне. А для окончательного кайфа достали уцелевший пакетик с "крешем".
   Было крышесносно, пустыня казалась громадным батутом, на котором банду покачивало, как на вибромассаже... мотоциклы громадными зверями притаились рядом. Будто чудища... Кольцо потянул к себе Кошку, но та уже дрыхла и не проснулась, даже когда он ее пнул. А мотоциклы ползали вокруг, и рули изгибались, как усики - байки принюхивались, куда делись хозяева. Хороший глюк... Круче бывает только от травок Шипа, не зря про него сплетничают, что он типа как экстрасенс...
   Истошно заорал Череп - его глюк вышел какой-то нехороший, про серые морды с клыками, которые хотят его сожрать. Чего-то там визжала и его девка - словили глюка на двоих, что ли? Не, лично он, Кольцо, будет смотреть на байки. Они прикольные...
   Когда байк заслонила серая фигура с красными глазами, Кольцо еще успел ощутить досаду, что глюк Черепа явился портить ему кайф...
  
   Сегодня семья Соловьевых проснулась с трудом. За завтраком зевал даже Александр, хотя ему-то зевать было по званию не положено. Чего уж про остальных говорить! Мила едва не обожгла руку, наливая кофе. Леш уже несколько секунд смотрел в свою тарелку, словно никак не мог опознать предложенную еду. Хотя там были самые обыкновенные оладушки. Заинтересованная Лина присмотрелась к остальным.
   Дим, подавив зевок, разъяснял своему подданному, что такое мед и сгущенка и почему ими нужно поливать "вот эти круглые кусочки теста". Демон послушно слушал своего сюзерена, но синие глаза смотрели вовсе не в тарелку, а на кадку с лимоном и полочку фиалок. Кажется, оладьям не судьба быть съеденными быстро. Интересно, как бы сегодня завтракала Магда? Горная волшебница наверняка тоже не выспалась. Но она давно у себя дома, не проверишь.
   Игорь угрюмо тыкал вилкой в одинокую оладушку, уже политую в три слоя, и явно размышлял о демонах... Сонная Маринка посолила свою порцию, явно перепутав сахарницу с солонкой. Только рыбки в переносном аквариуме были свежи, как розы, и уже успели слопать корм, полушепотом поцапаться из-за последнего аппетитного червячка и сейчас дружным трио выстроились у стекла, с завистью наблюдая за чужим завтраком.
   Судя по взглядам телескопических глазок, Соловьевых ждала пылкая проповедь в защиту прав животных, но "несчастные голодающие" зашли издалека:
   - Сегодня было три вызова по сети. Первый - Марине Соловьевой от некоего Михи, опознанного как Михаил Медведев. Помните, такой юноша со змеей на шее?
   Марина разом проснулась:
   - Это татуировка!
   - Татуировки... с чего бы это приличному самцу себе чешую узорами всякими портить?!
   - Что он сказал-то? - Марина, судя по всему, твердо решила не обращать внимания на рыбье хамство.
   - Что в кино зовет! Сегодня, вечером, на картину про драконов с эффектом приступа... тьфу ты, присутствия. Мы сказали, что ты не пойдешь...
   - Я пойду! - девчонка посмотрела на родных и умоляюще сложила руки, - Можно, а?
   - Дим? - отец поднял бровь в сторону старшего.
   - Приличный парень, - пожал плечами Вадим.
   - Леш?
   Эмпат помотал головой:
   - Нет-нет, больше не заставляйте меня его проверять! Я всего чуток послушал, так сам чуть в Маринку не влюбился! И за что, интересно, любить такую вредину?
   - Я тебя тоже люблю, - хмыкнула "вредина". - Ма-ам, можно?
   - Я не против. А тот случай, с Игорьком вы уладили? Ну тот, когда он вздумал колдовать прямо на улице? Что там тебе срочно понадобилось - зайчики?
   - Ласточки. Но это ничего. Мы уже разобрались с той теткой... ну, которая нас видела, - подал голос Игорек.
   - Интересно, как?
   - Ну-у... мы попросили кое-кого...
   - Конкретнее.
   - Ну хорошо. Мы попросили дочку тети Маргариты. Она и зашла к этой женщине. Мол, здрасте, я из соцслужбы узнать насчет вашего мнения про скидки в магазинах.. а можно попить водички, ой, какая у вас квартирка уютная... ну уболтала эту бабулю, а потом за чаем они разговорились и Вероничка ей как бы невзначай рассказала, что банда мошенников недавно стала по городу кочевать. Ловят, мол, одиноких бабушек и дедушек. Нанимают фокусников и гипнотизеров, те какой-нибудь фокус покажут - и бабуся всем рассказывает, что чудо видела. И все, мол - ее в специнтернат забирают, а квартирка - мошенникам. Бабка язык прикусила и Вероничке ни слова про Игорька нашего не сказала. Наверное, он сейчас в ее квартире может слона вызвать - она никому не расскажет.
   - Сама придумала?
   - Вместе.
   - Фантазеры... а что-то в этом есть. Иди уж. Только дома быть не позже...
   - Девяти вечера, я помню. Спасибо, мам!
   Маринка расцвела, заулыбалась и выпорхнула из-за стола бабочкой, спешащей за нектаром. Спустя минуту из комнаты послышался классический стон девушки перед свиданием: "Ой, а что же мне надеть?" и семья обменялась понимающими улыбками.
   - Второй вызов, - неумолимо продолжило хвостатое счастье семьи Соловьевых, поступил от администрации анклава. Вскоре ожидается посещение территории чиновниками городских служб и от жильцов требуется убрать или замаскировать все "нечеловеческие факторы".
   - Это-то несложно... - вздохнула Людмила. - Самое трудное тут - заставить вас замолчать.
   Рыбки обозрели хозяйку таким взглядом, что на память невольно пришли Фемида, Немезида и прочие недобрые существа.
   - И наконец, - прокурорским тоном продолжила Екатерина, - с час назад поступило напоминание Алексею Соловьеву о благотворительном концерте в пользу сирот и детей с ограниченными возможностями, имеющем место быть сегодня в концертном зале.
   Алекс поперхнулся кофе.
   - Сегодня?! Демон побери, я забыл совсем. Лина, ты меня спасешь?
  
   Значит, и такие демоны бывают. Которых не интересует добыча с "Верхнего уровня". Которые не озлоблены на всех и вся, не пакостят везде, где только могут, а готовы торчать у цветочков дни и ночи напролет. И не только у цветочков. Дим, например, сразу проснулся, когда увидел, как его оригинальный новый подданный стоит и с непередаваемым выражением смотрит на небо, будто там носится стая драконов, распевающих "Чунга-чанга". Ну да, парень первый раз в жизни видел восход солнца...
   Все понятно. Пришлось втолковывать, что вообще-то на солнце смотреть можно только в периоде восходов-закатов, а просто так не рекомендуется. А потом еще и объяснять, что такое восход... и заодно, что такое утро, закат, вечер...
   Лешка про него явно что-то знал и мог подсказать, куда его деть, но братец унесся на репетицию концерта вместе со своей феникс, оставив старшего брата наедине с демоном, нежно облапившим кактус. Отец предлагал забрать это живое чудо к себе, в Свод Небес, способности проверить, вообще осмотреть. Но Вадим не дал. Демон там или кто, но это слишком для парня - вчера родной отец и братья потащили тебя на алтарь, а сегодня - отказался тот, кто принял твою присягу... Да после такого только топиться.
   Отец понял. А может, уговаривать было некогда - одесский анклав вроде притих, но разбираться там теперь до морковкина заговенья. Так что остался Ян с тобой, и куда его теперь девать, решать именно тебе.
   - Так, Ян.
   - Да, господин.
   - Завязывай с господами. Меня зовут Вадим. Обращаться только так.
   - Да, г... Вадим.
   Не глупый. И на том спасибо.
   - Теперь так: что ты делал в пещерах? Ну, чему-то тебя учили?
   - Нет. Зачем?
   Действительно, зачем. С точки зрения Долински все логично: растет у тебя в пещере живая батарейка, или шашлычок по-карски, так и пусть растет. Зачем шашлык чему-то учить? Уроды.
   - Ладно. А чем бы ты хотел заниматься?
   Синие глаза сверкнули:
   - Я...
   Спустя три минуты Дим озадаченно рассматривал молодого демона, наконец закрывшего рот после страстной речи про эркеры, пилястры, объемы пространства и оранжереи... книги еще.
   Ничего себе. Демон, мечтающий стать дизайнером и обожающий оранжереи. Стоп! Оранжереи...
   Спустя десять минут, два звонка, короткого инструктажа и наложения чар блокировки от обнаружения Дим сдал своего подданного Феликсу, бывшему однокласснику, ныне совладельцу семейного предприятия - роскошных теплиц. Там Яну будет чем заняться до вечера.
   Он посмотрел, как удаляются в теплицу две фигуры - размахивающий руками Феликс и безмолвный от восхищения демон, - и усмехнулся. Вряд ли эти двое вспомнят до вечера о чем-то, кроме цветочков.
   Вот у тебя и первый подданный, Дим.
   Демон, кстати. Прямо как у твоего альтер-эго. И регенератор уже появился на свет - точно как в той реальности. И с Координаторами ты уже не раз цапался, как по заказу.
   Что дальше будешь делать - подчинять себе Уровни? Захватывать власть над миром? Лешку в темницу запихивать? Вон он как вчера вскинулся, услышав твое "принимаю присягу". Свет, ну и бред в голову лезет...
   Лешка ведь попросил прощения. Регенератор тоже он помнит, а не я. И я - не Вадим. Он - это он, а я - это я. Мы разные, демон побери, разные.
   Кому ты доказываешь, Дим?
   Лешке? Он и так знает. Миру? А тот не в курсе про Великого Повелителя Вадима Соловьева.
   Себе?
   А сам поверишь? Долго еще будешь бояться собственной злости, бояться встречи с серыми упырями из этого чертова Дайомоса? Мучительно обдумывать каждый шаг, опасаясь, что вот шагнешь - и станешь ближе к седому себе с пепельными глазами.
   Нет, дальше так продолжаться не может. Не могу я вот так, намеками, ощупью... Знать нужно.
   Небо снова играло в калейдоскоп. Синие пятна, желтые тучки, красные полосы...
   Словно услышав его, цветные пятна задергались, скручиваясь в смерчики. Отзываются... хозяин пришел. Барьеру все равно. Что ж, к лучшему.
   Покажись!
   Небо не отозвалось.
   ПОКАЖИСЬ. ТЫ ЗДЕСЬ. Я СЛЫШУ.
   Дохнуло холодом. Почти снежным... Один из вихрей оказался совсем близко. От радужной сумятицы даже глаза заломило. Резко закружилась голова, и Дим пропустил момент, когда пляшущие сполохи словно втянули его в себя.
  
   Спасать пришлось не только Леша, но и всю его группу. Парни имели неосторожность пообещать целых три песни, причем одну обязательно с танцем, а на репетиции, увы, не было времени. Так что брали старые, а танец... танец возлагался на Лину.
   Так что на выбор танца, осмотр сцены, всякие прикидки и отбор танцевального костюма времени оставалось в обрез.
   Сейчас подготовительная cуматоха в зале уже отбушевала. Осветители уже заменили все, что у них лопнуло, светотехники уже разложили, развесили и распихали по местам свои коробочки, звукооператоры все проверили в тысячный раз... Обпился успокоительными порядком охрипший распорядитель концерта. Капризничающие звезды наконец поделили места, кому за кем выступать (не могли заранее выяснить!) и сейчас настраивались на работу, каждый по-своему: кто-то гладил любимую собачку-талисман, кто-то пилил привычных ко всему костюмера и визажиста...
   В зал наконец стали запускать народ. К креслам потянулись зрители постарше, публика помоложе стянулась к сцене и выражала полную моральную готовность подпевать, танцевать и орать до хрипоты, поддерживая своих кумиров.
   Все так знакомо...
   И привычно замирает сердце от первых аккордов гитары...
  
   Мы о завтра думать не будем - 
Можем позволить.
Два бокала, вишня на блюде,
Двое нас, двое.
  
   Светотехники не подвели - не успели отзвучать последние слова, как из полутьмы на сцене проросли два языка огня, дрогнули... качнулись навстречу друг другу ... и переплелись, слились воедино. Двое, двое...

И в одну сливаются тени
За темною шторой.
Мы до завтра оставим сомненья,
Доводы, споры.
   Пламя вновь распадается на два огня - нет, два человеческих силуэта, и призрачный юноша с невесомой девушкой, взявшись за руки, кружат, не в силах оторвать друг от друга глаз.
  
Мы поймали в пригоршни ветер,
Синюю птицу.
От него ли, - мы не заметим, -
 
Дрогнут ресницы?
   Голос
Нарисует рассвет нежный профиль,
Волосы, руки.
Поцелуй наш горек от кофе -
 
Не от разлуки...
  
   Ясный голос несся над затихшим залом, и люди светлели лицами. То ли радуясь за неизвестных влюбленных из песни, то ли вспоминая свое обретенное счастье...Лина машинально провела ладонями по щекам, и с удивлением ощутила влагу.
   Эмпат... несчастный. Растревожил.
   Но долго грустить зрителям не дали.
   Замолкшая было гитара как-то озорно-легкомысленно выдала пару веселых аккордов, и по зрительному залу словно прошла волна - ноги сами собой срывались в притопывание, а губы неудержимо расцветали улыбками. Усмехнулась и Лина. Группа выдавала уже известную песенку про чародея-неумеху и героя, который прятался в кустах от влюбленных слоних и прочих дам.
   Неизвестно, использовал на этот раз Лешка эмпатию или нет, но заведенный зал хохотал уже на втором куплете, а на пятом, после того, как в дело включилась та самая слониха, народ уже стонал. Звезды-конкуренты, поначалу еще высокомерно морщившие носы на песни молодой группы (всем известно, что "на разогрев" лучших не зовут), забыв о надменности, смеялись вместе со всеми. Лина сама видела, как горделивая Эль Дива, кумир плазмосети, забыв о тщательно наведенном макияже, вытерла слезы вместе с тушью, пудрой и румянами... и ничуть по этому поводу не расстроилась. Рядом привалился к стенке мэтр эстрады Макс Галкин... Согнулся в три погибели конферансье....
   А через несколько секунд по сцене забегали световые волны - осветители, в конце концов, тоже люди. Вот и не удержались.
   Это был успех.
  
   - Зачем ты пришел? - пепельные глаза смотрели устало.
   - Не догадываешься?
   Если мы правда одно и то же, должен бы догадаться...
   - Курс гадания я завалил, - без улыбки признался альтер-Дим. - Так что с прогнозами всегда были проблемы. Зачем пришел? Работы мало?
   Странный у него тон. Почти враждебный. И этот испытующий взгляд... Сколько он прожил тут, что передумал? И что думает о своей второй версии?
   - Я сдал гадание, - вдруг сказал Вадим. - На "нормально". Погрешность прогнозов - пятнадцать процентов. Только времени отнимает много...
   Альтер-Вадим не шевельнулся.
   - У меня есть девушка. Иринка. И работа. Я - не ты, понимаешь? Ты можешь успокоиться, история не повторяется.
   Он угадал. Неподвижное лицо Вадима-второго как-то... оттаяло.
   - Хорошо бы. Но все же... Зачем ты здесь?
Алекс. Дай-имоны. Ян. Регенератор. Он должен знать.
   - Хочу твою память.
  
   Черное платье с золотой каймой по подолу. Волосы черной волной. Золотой цветок у гребня. И кастаньеты.
   Словно облитая темнотой, гибкая фигура замерла у края сцены.
   Звон гитары. Ни движения - только чуть шевельнулась туфелька у подола. Легко стукнул каблучок.
   Новый аккорд. И снова - лишь стук каблука. Резкий звук кастаньет словно оживляет статую - по телу пробегает дрожь, девушка гибко-плавно поводит плечами...
   И точно буря срывает ее с места.
   Юбка стала вихрем, волосы бурей, улыбка на смуглом лице - молнией, манящей, но опасной, опасной, но бесконечно притягательной...
   Смотри на меня. Смотри только на меня. Смотри - и помни.
   Телу жарко, сердцу тесно, и сцена, кажется, сейчас раскалится под ногами. Горячо. Нестерпимо, невозможно горячо.
   Прекрасно.
   Кажется, ничто не может остановить этот оживший вихрь. Кажется... Кажется, в теле что-то плавится. Кажется, феникс раскрывает крылья и поднимает над землей...
   И тело живет своей жизнью, живет музыкой, живет!
   А потом обрывается музыка.
   И ты остаешься на сцене в кольце ножей, с сумасшедше довольным Фениксом...
   И гадаешь, как это вышло.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"