Белова Елена: другие произведения.

Новая реальность. Глава 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рано или поздно приходит конец любым секретам. Но что принесет разоблачение?


  
  
   Это все?
  
   Все.
   Слова прозвучали. Все...
   - Что?... - прошептал Алекс. - Лина...
   Это было невыносимо. Она не думала, что будет так...
   - Я Лина из клана Феникс, ветвь Файер. Наемница. И... в общем, тебе пора.
   И лишь в этот миг, увидев, как расширились в потрясении глаза Алекса, Лина с мучительной болью в сердце осознала, что пути назад нет. Слова сказаны, все, что могло бы быть между ними в эти несколько коротких дней, все, на что она надеялась... этого не будет.
   Между Светлым Стражем и Темной ведьмой ничего быть не может.
   Алекс не отрывал от нее взгляда. И не уходил. И под этим потрясенно-недоверчивым взглядом она тоже не могла уйти.
   И было больно.
   И было...
   - Черт, да уходи же! Меня наняли убрать тебя, ясно?!
   Алекс молча качнул головой...
   Черт его знает, что бы он сделал в этот миг... что бы она сказала... чем бы все кончилось... но в этот миг рядом полыхнуло светом, и плечистая фигура шагнула к ним, почти прыгнула.
   - Алекс! Цел... - выдохнул голос с заметным облегчением.
   Вадим!
   Ох, как своевременно! Он разберется и позаботится о брате. Вадим присмотрелся к обстановке... и серо-голубые глаза сощурились пристальном взгляде:
   - Алекс, что случилось? Лина?
   Ох, как же не вовремя... Старшего Соловьева не проведешь и не заставишь отступить. И с этим его чертовым талантом к перемещению не сбежать. Блин! Алекс - Лина почему-то верила, - не стал бы ее преследовать. А вот Вадим...
   - Алекс?
   - Нападение ассасинов, - наконец проговорил Алекс, - Троих. Лина... она помогла.
   Что?
   Девушка изумленно распахнула темные глаза: Алекс, ты... что ты делаешь?
   - Помогла? Лина?
   - Она... э... отвлекла...
   - Ага-ага.. - покивал Вадим... и вдруг резким движением вытянул руку, словно накрывая площадку невидимой сетью.
   На миг девушке показалось, что резко сдвинулся сам свет... замелькали тени... зазвучали голоса... тени голосов.. А потом все стихло, и Алекс быстро придвинулся к Лине, словно защищая.
   - Помогла, значит, - взгляд голубых глаз ощутимо похолодел. - Интересным танцам вас учат, леди-феникс! Стоять!
  
   Допрос.
  
   'Стоять!' прозвучало так, что она невольно замерла. Когда говорят таким голосом, то слушаешься автоматически... а на всякий случай он еще и руку вскинул... и напряженно подрагивавшие пальцы замерли, готовясь бросить магию.
   - Дим, стой!
   Первое, что ощутила Лина - это досаду, что Алекс перекрыл ей сектор обзора... он был куда выше, и теперь она видела его спину, напряженную, обтянутую темной рубашкой... Стоп. Спину? Спину?!
   Он закрыл ее собой... Он рехнулся?
   - С ума сошел?
   - Вадим, подожди! Лина, стой...
   - Отойди от нее! Алекс, ты спятил? Она убийца!
   А. ну конечно... Хоть один нормальный в этом семействе. Теперь Лина могла бы и уйти... переместиться, ведь Вадим не посмеет бросать ничего уничтожающего. Но какое-то странное чувство, похожее на горькое любопытство, заставило ее остаться на месте.
   И послушать...
   - Она мне помогла! Оставь ее. Оставь, слышишь?
   - А как же 'контракт на твою жизнь'? - беловолосый ведьмак весьма точно скопировал ее интонацию.
   - Дим!
   Хорошо, что она не эмпат. Наверное, сейчас ее бы испепелило на месте досадой и бессильным гневом - он просто воздух плавил... Наконец старший брат сдался:
   - Да не собираюсь я ее убивать! Расспрошу только. Раз помогла - пусть уходит. Просто не подставляй ей спину! Отойди же, черт...
   Алекс наконец сдвинулся... Лина сдержала порыв отступить - ей почему-то страшновато было смотреть сейчас в глаза юноши. Почему-то было не по себе. Она же не сделала ему ничего, не выполнила заказ! Не тронула... почему же ей сейчас так горько и стыдно?
   Но противника надо видеть... всегда надо видеть... и поэтому она подняла глаза.
   - Значит, ты познакомилась со мной из-за контракта? - сейчас голос Алекса совсем не был похож на тот волшебный теплый тенор, который завораживал и грел сердце. Тихий был голос, невыразительный... словно Алекс учебник читал.
   - Да.
   - И все это время... С самого начала?.. - он, кажется, все еще не верил.
   - Да.
   Оправдываться смысла нет.
   - Почему ты?
   - Это моя работа, - Лина чуть пожала плечами, - Я феникс. Клан наемных убийц.
   - Наемных? Поэтому ты тогда?...
   - Да.
   Алекс хотел еще что-то спросить... но сжал губы и промолчал. Зато Вадиму нашлось что сказать:
   - А кто тебя нанял?
   Вообще-то она не имеет права... а, к дьяволу.
   - Посредник.
   - Что обещал? Какая цена?
   - Оплата по высшему тарифу и половина его, - кивок на Алекса, - магии.
   - По высшему, значит... Гордись, братишка.
   Алекс дернул плечом - ему явно было не до гордости.
   - Кто посредник? Имя, уровень, клан, магия?
   - Понятия не имею.
   - Причину заказа он назвал?
   - Нет.
   - Местонахождение?
   - Его вы уже не спросите. Он покойник.
   Братья переглянулись...
   - Ты?
   - Да. - а что скрывать.. - Он мне не понравился.
   И снова молчание... И взгляды - Алекса, Вадима. И неожиданное:
   - Пойдешь с нами. Родителям ни слова.
  
   Барьер слабеет...
  
   - Ну? - Даниэль не улыбался. И это было еще одним тревожным признаком. Координатор Даниэль был притчей во языцех уже не первое десятилетие именно потому, что прославился как невозможно-упертый оптимист. Что бы не происходило в Своде - неведомо куда испарялись заготовленные ингредиенты эликсиров, появлялась на стене классическая рожа с надписью "Васька-дуракъ", юные кандидаты в Стражи влезли в учебник для старшекурсников и нечаянно отрастили на любимом учителе крокодилий гребень - Даниэль только солнечно улыбался и вместе с учениками брался исправлять их промахи.
   И под мягкий, чуть торопливый говорок "ага, вот так, молодчина" отпадал крокодилий гребень, вырастал до нормальных размеров попавший под действие уменьшительного заклинания Координатор Савел, возвращалось на постамент сбежавшее учебное пособие - Mammuthus primegenius, в просторечии мамонт. А заколдованная сумка прекращала бегать за своим затравленным хозяином-неумехой и портить ему жизнь, то подкрадываясь сзади, то прыгая на руки, как любимый щенок, то вламываясь в самый неподходящий момент за некую белую дверку. Все получалось... И только надпись "Васька - дуракъ" так и оставалась нестираемой, с удручающим постоянством возникая на стене перед комнатой Наставника. Кто именно намалевал на стене эту вредную рожицу, кто послужил моделью и какое именно заклинание нестираемости наложено в незапамятные времена на эту картинку, так и осталось тайной. Но Даниэль умел отличать мелочи от действительно важного, и рожица никоим образом не портила его настроения.
   Но вот Координатору было не до улыбок.
   - Все то же. Слабеет. Медленно, но... - продолжать Пабло не стал. И так понятно. Не первый год Стражи и Координаторы бились лбом о неразрешимую проблему, вставшую перед ним вместе с этим чертовым барьером. Барьер, воздвигнутый неведомо кем четырнадцать лет назад, мало того что отрезал Землю от Сопределья. Во-первых, он смел менее прочный барьер самих Стражей, во-вторых, из-за этого четверо коллег так и застряли в других мирах, и что с ними сейчас - неизвестно. Координаторы в принципе, очень живучи, а миры относительно благополучны, но все-таки...
   Но самое главное, что жгуче беспокоило совет, кто автор барьера и какова, свет ее побери, причина?
   Огромная мощь, задействованная в это сложное переплетение чар и потоков энергии, не могла быть истрачена только ради прихоти. Значит, неведомый творец барьера добивался какой-то цели. Но какой? Отрезать или защитить?
   И что будет, когда он, наконец, истает? Ведь он слабеет.
  
  
   Если забыть на солнце шоколад и он растает, это на первый взгляд не заметно. Коричневый брусочек остается почти таким же гладким. Но тронь его - и палец утонет в теплой липкой массе, еще секунду назад казавшейся твердым телом.
   Когда тает ледник, это не сразу заметно. Сначала ледяная поверхность покрывается поблескивающей пленочкой, в которую можно смотреться, точно в зеркало. Потом он подтаиваивает изнутри, скрытно, и только ручейки, говорливые и едва заметные, могут подсказать внимательному наблюдателю, что вся многотонная глыба, возможно, держится на тонкой перемычке. Что один толчок - и вся эта блистающая масса, хрустнув, оторвется от скал... На секунду зависнет. И понесется вниз, сдирая землю, толкая камни, ломая деревья, чернея на глазах... превращаясь в бушующий поток грязи. Но люди этого не видят.
   Только звери иногда чуют и уходят с опасного склона.
   Но когда тает барьер... этого не заметишь вовсе. Энергопотоки невидимы и не слышны никому, кроме магов. И люди спокойно живут под привычным синим небом. Они строят новые дома, подправляют крыши у старых, читают вечером сказки детям, влюбляются, женятся, планируют будущее...
   Не чувствуя, как над их головами медленно и неотвратимо слабеют сплетенные неведомо кем энерголинии. Не видя, как месяц за месяцем, день за днем распускаются сложнейшие охранительные плетения. Не зная, сколько осталось до того мига, как воздух прорежет вертикальная серая щель.
  
   Догадки и версии.
  
   И снова знакомая по видению комната. Светлые стены, стопка тетрадей и кристаллов - над диваном повисла еще одна полка. И еще одна лампа - в изголовье... Потеснились на стенах карты и диаграммы - рядом с ними мягко поблескивала гитара и еще несколько карандашных набросков. Новых набросков - их Лина еще не видела. Девушка на барабане и... и девушка, танцующая в языках огня с птицей на плече. Она? Высшие силы, какая красота! И на этот раз - ее лицо. До последней черточки ее... Тут Лёш ничего не скрывал. Лина отвернулась, пряча горечь.
   Эмпат... несчастный.
   Еще час назад она бы спросила, откуда такой необычный образ. Еще час назад она бы... да что теперь! Это уже позади. Не вернешь.
   Не вернешь.
   - Садись сюда.
   Вадим тоже сел - ближе к двери. Лина невольно отметила, как он привычно подвинул кресло так, чтобы между ним и ведьмой не было никаких препятствий. На всякий случай, так сказать.
   - Лёш?
   - Что? - мрачновато отозвался юноша, привалившись к столу.
   Вадим выразительным движением бровей указал на окно. Ну... правильно. С одной стороны, такая позиция перекроет второй выход, с другой - Лёш убирается с линии огня. Тот дернул плечом, но подчинился, не сказав ни слова. Сунул руки в карманы и застыл, как молния на стоп-кадре. Неподвижная, но все равно - летит и горит...
   Лёш...
   Горечь царапала сердце, как умирающий леопард, горечь и чувство потери. Это давило, просто жгло, словно... словно она лишилась чего-то важного. Огня... зрения... феникса, наконец!
   Невыносимо.
   Если бы только они не пошли в эту ночь гулять по городу... если б она была повнимательней... если б она только не испугалась так, не ляпнула эти слова сразу. Все могло быть не так! И не было бы этой давящей тоски, неотступной и нестерпимой.
   Ну же... Спокойней.
   Потом... потом будешь убиваться. Сейчас, раз уж начала, надо идти до конца. Ты хотела его спасти. Спасла. На сегодняшний вечер. Теперь... уж будь что будет, а надо рассказать. Предостеречь.
   А значит, кончай истерику, начинаем разговор. Ведь не просто так ее сюда притащили? Будем разговаривать?
   - Итак? - молодой ведьмак точно прочел ее мысли.
   - Итак? - эхом отозвалась девушка. Нет, это не оттяжка времени. Просто - им начинать. А она послушает и поймет, как лучше выложить нужные сведения. Не так скажешь или не так преподнесешь - и все, информация катится в Преисподнюю, ибо верить ей просто не хотят.
   - Рассказывай, кто ты и что все это значит, - вполне доброжелательно посоветовал светловолосый маг.
   - Лина из клана Феникс.
   - Наемная убийца, - Вадим не спускал с нее глаз.
   - Да.
   - Сколько тебе лет?
   - Дим! - нахмурился Лёш.
   - Двадцать два, - ровно ответил ее голос.
   Лёш промолчал.
   - И тебя наняли убить Алекса?
   - Мага по имени Алекс Соловьев, девятнадцати лет, уровень сил близок к шестой ступени, спектр не определен. Подходит?
   - В точку, - кивает беловолосый. - Это все?
   - Предполагаемые места засад: парк "Зурбаган", университет, клуб "Парус" на Приморском бульваре и концертный зал "Этна", - какой-то демон дергал Лину за язык, заставляя выкладывать то, что являлось конфиденциальной информацией и не подлежало разглашению ни в коей мере... даже главе клана докладывали не все, в конце концов. И не надо было это рассказывать, не надо - Лёш и так на нее не смотрит, словно вдруг превратилась во что-то неживое, отвратительное, словно... К черту! И она говорила и говорила... Как будто укладывала кирпичи в стену, отделяющую ее от Лёша. От его теплого голоса... от сияющего огня в его глазах, от его семьи, взбалмошной, но такой любящей... От собственной любви.
   - По обнаружении объекта следует каким-то образом отделить его от возможных свидетелей, парализовать и доставить заказ в условленное место. Получив гонорар, оказать содействие в убийстве путем последовательного расчленения. Схема - по усмотрению заказчика. Он предлагал начать с...
   - Достаточно! - голос Вадима был негромок, но от него, наверное, затих бы даже стадион психованных фанатов. Лина послушно умолкла.
   Почему-то не было страшно, хоть свое будущее она могла бы предсказать с точностью до восьмидесяти нерадостных процентов. Начиная с возвращения в клан и заканчивая предсказанной Купели Льда. Но страшно не было. Было горько...
   Лёш молчал.
   - Ясно, - уже потише повторил Соловьев-старший. - Способ убийства заслуживает внимания. Ты здорово досадил кому-то, Лёш...
   Лёш молчал.
   - Версии есть?
   Молчание.
   - Лёш!
   - Что? Нет у меня... версий.
   - А у тебя? - взгляд зеленовато-серых глаз уперся в Лину. Пристальный такой взгляд. Как горячим по лицу...
   - Если меня спрашивают, я бы порекомендовала поискать не у демонов, а среди магов. Скорей всего из тех, с кем жертва знакома. Была знакома. Слишком личная злоба. Словно заказ сделан из личной мести.
   - Это не слишком сужает область поиска... - чуть прищурившись, светловолосый маг быстро пересматривал в памяти возможные варианты.
   - Что, многим наступили на хвост?
   - Многим. Больше, чем ты думаешь.
   - Ясно.
   - Ясно - мало. Подбрось еще информации.
   - Зачем? Он убит.
   - Ты говорила. Давно?
   - Четверо суток.
   - Многовато, но попробовать можно... А тело доступно?
   Чье тело? И что попробовать? Лина ничего не сказала, но взгляд ее, очевидно, был красноречивым до предела - Вадим напряженно усмехнулся:
   - Тело либо место убийства. Чтоб я мог попробовать считать информацию. Как на месте драки недавно. Это у меня осталось после... неважно. Правда работает слабо. Через раз.
   А-а... Лина призадумалась.
   - Можно попробовать. Слетать и проверить. Но это не его пещера.
   - Ясное дело. Кто ж будет затевать такое в своем жилище.
   - Я бы сказала - это вообще не его. Держался в этой пещере, как будто новичок-охотник - на сафари. Нервно так. Впечатление, что... - Лина сделала паузу, проверяя впечатление... - Мне показалось, что он с другого Уровня. А возможно, даже не-темный. У вас из знакомых никто не пропадал?
   - Что?!
   Похоже, мысль поискать зловредного заказчика среди своих друзей-приятелей-знакомых парням в голову не приходила. Даже Лёш оттаял. Обменялся с братом быстрым взглядом, отлепился от стены, выпрямился:
   - Юлиуш Гурецки!
  
   По дороге потерь.
  
   Еженедельные совещания у Координаторов проходили по-разному. Кое-что оставалось неизменным всегда - например, рассадка по кругу и шар в паутинке серебряных нитей - но кое-что менялось. Традиции...
   Например, если сбор проходил в первые три дня месяца, то собираться надлежало в саду. Зелень умиротворяющее шелестела, Координаторы невольно приглушали голоса, а Лаура молча вытаскивала светляков из прически и веретениц из-за воротника (насекомые пламенно обожали эколога и постоянно норовили подобраться поближе и погреться в лучах любви). На вторую неделю месяца Координаторов "приветливо" встречала голая площадка на самом верхнем этаже Свода и бушующий ветер... А Сборы в июньское полнолуние обязательно требовали присутствия Стражей на берегу реки, причем в месте впадания оной реки либо в озеро, либо в море. На худой конец, годились ручей и болото. Правда, заседания на берегу болота обычно были самыми краткими - при всей любви к живой природе даже Координаторы не в состоянии были долго терпеть проявления комариной любви, а Лаура этих серых вампиров уничтожать не разрешала!
   Однако, самыми экстремальными были даже не эти сборы...
   Традиции, конечно, не всегда были так безжалостны - нормальных совещаний, в более привычной обстановке, проходило не в пример больше. Правда, иногда требовалось сидеть на кошмах или циновках, а порой на неудобных, очень низких табуретах, но по сравнению с остальным это были сущие мелочи!
   Юные ученики, конечно, сначала слегка столбенели, застав почтенных магистров, к примеру, в бассейне кипучей воды или на циновках, но потом привыкали и долго азартно строили самые невероятные догадки, с какой стати сбор происходит в таких странных условиях...
   Причина, однако, была простой и совсем не такой веселой, как казалось.
   Просто некогда состав Координаторов был куда шире. Входили в него не только потомственные Стражи, но и эльфы, и представители морского народа, и сильфы, и айяны, давшие миру стольких магов... Потому заседания и собирали в более привычных для них условиях, чтобы каждый народ мог на время побыть хозяином, "принимающей стороной".
   Как же давно это было...
   Ныне айяны исчезли вместе со своей культурой. Их остров исчез в одну ночь, вместе с городами и людьми, и море мгновенно отвоевало место, где он располагался. Сильфы постепенно вышли из Совета - у них перестали рождаться маги.
   И остались Координаторы лишь с традициями, хранившими память о прежнем круге дружеских лиц... С памятью о прежней силе, прежнем могуществе... С памятью. Но не силой. Главный, самый мощный источник магии пропал вместе с островом айянов. И, судя по тому, что от него не осталось ни следа, ни остаточного тока сил, дело было не в природном катаклизме, а в Сопределье. С тех пор прошли тысячи лет... а уцелевшие Доверенные Стражи так и не смогли восстановить прежнюю численность. Наоборот, бесконечное противостояние с Уровнями пожирало жизни и ресурсы слишком быстро для естественного восполнения. Силы оставшихся источников едва хватало на повседневные нужды, а третий работал слишком хаотично и непредсказуемо. И теперь нельзя, как раньше, просто выбирать достойного человека и наделять его магией. Нельзя... Не хватает сил. Надо, чтобы будущий Страж имел хоть небольшую долю магической крови. Надо, чтобы он хотел стать Защитником. Надо... Как-то даже вносилось предложение пополнить ряды Стражей за счет магов Уровней. Проще говоря, найти способ забирать к себе детей, которые все равно там гибнут. А воспитать их должным образом - не такая уж большая проблема. Наверное. Только кто поручится за успех? Да и моральная сторона вызывает сомнение. Кое-кого спасти все-таки попытались. Как говорил этот мальчик - или помогать целиком, или... Спасенные растут под заботливой опекой, сформированы две экспериментальные группы. При удаче они смогут пополнить ряды стражей... И все-таки, как же мало нас осталось.
   Так мало...
   И от этого Координаторов иногда охватывала безнадежность - что будет дальше? Когда-нибудь они не смогут дальше сдерживать Уровни - демоны ринутся на поверхность. Вампиры махнут рукой на правила, забудут про все свои усилия создать себе положительный имидж, обедая всеми, кто попадется под руку. Когда-нибудь Координаторы не смогут поддерживать барьер - и люди ринутся на исследования в другие миры. А потом где-то кто-то нарушит правила или не обратит внимания на странности - и на мир снова рухнет эпидемия. Или новое нашествие драконов. Или... Люди так неосторожны. Любопытны, неосторожны и агрессивны. Взрывчатая смесь.
   Что будет дальше? И сколько их останется лет через сто? Двадцатый век выдался тяжелым. Координатор Эндрю убит на сорванных переговорах с Уровнями. Сложила голову, замыкая прорыв из мира Тарконессо, Зинаида. Стало не по силам бессмертие Августу... Две мировые войны подорвали его веру в будущее.
   Но, сколько б их ни осталось, никто не мог снять с их плеч груз ответственности. А значит, нужно работать
   - Итак, сегодня у нас несколько проблем для рассмотрения. Кто первый?
   - Я, - Нинне, задумчиво перебиравшая воздушные бусы, оставила цветную нить висеть в воздухе и переплела пальцы. - Я... именно я и попросила всех собраться. У нас очередной всплеск.
   Савел тяжело вздохнул:
   - Так. Что произошло?
   Нинне мало походила на классический образ Стража, мага или Координатора. Невысокая, полненькая, вся уютно-округлая, она скорей напоминала моложавую бабушку-сказочницу. Но несмотря на внешность, Нннне была воистину незаменима на своем месте. И одна из ее обязанностей была отслеживать работу экстрасенсов. Провидческие сны, пророчества, результаты трансов, гадания. Работа немаленькая, а учитывая противоречивость таких видений, неопределенность вероятностей и хрупкость самих экстрасенсов, то и вовсе трудная. Особенно с всплесками. Недобрый знак... Всплески возникают обычно незадолго до периода каких-то массовых возмущений. Войны. Эпидемии. Прорывы. Катаклизмы.
   - Снова назревает военный конфликт? Сможем погасить?
   - Нет... не знаю. К сожалению или к счастью, но это не обычные человеческие проблемы. Немного терпения, я сейчас покажу...
  
   Синее море в золотых бликах. Над улицей курорта вдруг начинает дрожать воздух, прорезанный странно-прямой серебристой нитью. Нить расширяется в мерцающую щель, зависшую в полуметре над плиточным тротуаром.
   Привлеченные зрелищем, у щели начинают скапливаться курортники. Оживленно перешептывающиеся девушки, любопытные мужчины. Подозрительно щурится старушка.
   А через секунду они, ахнув, отшатываются - из щели выскальзывают и прыгают на тротуар люди! Нет, не люди.. У них серая кожа и красные глаза. И когда первый "серый" поднимает руку, люди... начинают... падать.
  
   Ветерок мягко трогает золоченые осенью листья, воздух прозрачен и чист, и деревья плотно обступили небольшую полянку, словно поймав бредущих по ней людей в золотую сеть...Но люди, кажется, вовсе не чувствуют себя пойманными - молодая пара в легких куртках шагает по траве, точно по облакам, и в ее волосах рдеет кисть калины, в его - целая корона из сплетенных листьев. И лицо девушки полно радостным ожиданием чуда, а он... он бережно греет ее руки и, кажется, готовится сказать те самые древние слова, от которых каждая девушка оказывается в сказке...
   Когда воздух вдруг расступается перед группой серокожих незнакомцев, влюбленные успели их увидеть... и даже испугаться успели - парень попробовал заслонить девушку и схватиться за сережку экстра-вызова.
   Но больше ничего не успели. Так и остались лежать на золотой поляне, все-таки поймавшей их в ловушку...
  
   Небольшая комната, заполненная аппаратурой. Двое мужчин в теплой одежде. Свист вьюги за обледенелым окном. Метеорологическая станция? Люди ведь не могут спросить сильфов о погоде... Один из мужчин озабоченно смотрит на часы, второй со вздохом поднимается, натягивает теплую куртку, надвигает на лицо капюшон...
   И дверь распахивается, впуская в человеческое жилье снег и холод. И смерть.
  
   - Что это? - Светлана зябко поводит плечами. - Кто они?
   Пабло молчал. Александр не отрывал взгляда от замершего изображения.
   - Я не знаю, - качнула головой Нинне. - Вы знаете моих подопечных, они не самые жизнерадостные и легкие в общении люди... Таков отпечаток дара. Будущее редко показывает им хорошие знамения. Но сейчас они в тревоге, какой давно не бывало. Нас ждет что-то очень плохое.
   - И ясно, что. - Пабло задумчиво шевельнул пальцами - шар чуть подрос, сфера изображения расширилась. И снова поплыли картинки сверкающего моря, снежинок в клубе пара... падающей короны золотых листьев.
   Наконец над столом замерло изображение нападавших. Красноглазые, серокожие, в темно-серой, почти черной одежде. В наборных поясах из разноцветных пластин. С оружием...
   - Таких нет в классификации. Это не Уровни... К тому же... вы видели телепорт? Ашхи немного похожи, хоть глаза у них не красные, но они передвигаются телепортом "площадка". Остальные просто "прыгают". Это не Уровни. Это... если б не барьер, я бы сказал, что это прорыв.
   - Но как же...
   - А это, кажется, вторая плохая новость. - Даниэль поднял голову, - Барьер слабеет. Не знаю, сколько ему осталось, но он не принимает чужую подпитку и не в силах поддерживать себя сам.
   Комнату наполнило подавленное молчание. Новости и впрямь были плохими. Уперся взглядом в стол Авдий, закаменел лицом Даихи. Савел положил обе руки на стол и уже собрался попросить коллег высказаться, когда заметил, что Даниэль еще не закончил.
   - Так. И еще, коллеги... должен признаться. Я никогда не считал себя провидцем или предсказателем, но в последнее время мне уже несколько раз снился один и тот же сон. И должен сказать, что он меня немало тревожит.
  
   Взаперти.
  
   - Тот Юлиуш? Юлиуш-альтер с экспериментального курса? Тот, которого ты обставил на соревнованиях? Ты его еще вытащил из лужи, так, когда он материализовал что-то не то? Его еще девушка потом бросила, так? - Вадим, похоже, припомнил искомого пропавшего с лету. - А что, он пропал?
   - На прошлой неделе. Родственники всех знакомых обзвонили...
   - Так-так... Пропал, значит... Лёш?
   - Я не уверен, но... Пару недель назад он угрожал, что скоро я узнаю, как сманивать чужих невест. И вообще...
   - Угрожал. Так-так... - голос Вадима был подчеркнуто нейтрален, но почему-то стало неуютно даже Лине, - И я только сейчас об этом узнаю!
   Спасаясь от пристального взгляда, Лёш быстро повернулся к девушке:
   - Лина, ты внешность описать можешь?
   О! Заговорил...
   - Интересно, а они всем звонили пять раз или только тебе? - продолжал уточнять старший брат (тем же тоном).
   - Не знаю. Лина, так что с портретным описанием?
   - Ничего. В смысле, ничего особо конкретного, - Лина подавила совершенно нелепое желание расспросить Лёша поподробнее о "сманивании чужих невест" - это абсолютно не ее дело! (ну конешшшшшно - проворчал скептически внутренний голос) - Он был в капюшоне, и я его особо не рассматривала.
   - Убить убила, но не рассматривала?
   - Не имею привычки! - огрызнулась Лина. Но припоминать начала. - Невысокий... разве что на палец выше меня. Худой... очень ухоженные руки. Нервные движения. Говорил быстро, голос высокий. Не баритон и не тенор, выше...
   - Похож. Только Айвена не назовешь говоруном. В остальном совпадает.
   - Мило. Значит, мы имеем потенциально враждебную семью из нейтральных? Терпеть не могу этих так называемых нейтральников. Или ты помогаешь, или... Лёш, что? - голос Вадима внезапно изменился, - Что такое? Опять?
   На руке младшего Соловьева внезапно появился браслет. Точнее, проявился - раньше эта штучка, судя по всему, просто сливалась по тону с кожей, прикрытая "маскировочной паутинкой". Связующий браслет низшего класса. Связь и наводка, не больше. Никаких привязок и...
   - Леш, только не говори, что это опять вляпался кто-то из твоих раздолбаев!
   - Не сейчас, Дим. Останься с Линой, ладно?
   - Куда?!
   - Я быстро... Проклятье, как их занесло в эту пещеру Лягве?
   И он исчез.
   - ***! - выразился Вадим. - Оставайся здесь, родителям ни слова! - и, одним движением руки замкнув контур защиты, испарился.
  
   Здесь? Нет! Лина инстинктивно рванулась следом... и с маху врезалась в защитный купол. Грыббаз!
   Мир кувыркнулся...
  
   Когда в глазах просветлело, девушка обнаружила, что сидит на полу. Голова кружилась, феникс шипел и "бил крыльями", а на языке теснилась куча малоприличных выражений о светлых магах, барьерах и собственной дурости. Что все это значит?! Что, во имя Преисподней, ей теперь делать?
   Она еще раз попробовала купол, уже осторожно, в касание... Держит. Прочный. У нее был специальный амулетик для размыкания-дезактивации защиты, но где он теперь... Там же, где и все остальное. На встречи с Лёшем Лина ничего не брала, и сидеть ей тут... до возвращения братьев домой. Или до осветления Темноты Преисподней...
   Куда их демоны унесли, этих самоубийц во имя Света и милосердия, мать их растак?
   Так... Так... Лина быстро встала, собираясь проверить дверь - вдруг подпустит - и услышала быстрые шаги на лестнице. Кто-то шел.
   Мило. Сейчас хозяйки дома поинтересуются, какого дьявола гостья забыла в комнате Вадима, почему она одна и под замком? Ох, вашу ангельскую благодать...
   - Вадим? Лёш? - вопросил голос Милы. - Мальчики, все в порядке?
   Лина быстро просчитала шансы - отозваться или промолчать. Но среди шансов фигурировала незапертая дверь - так что лучше отозваться...
   - Их здесь нет.
   - Лина?! - дверь распахнулась в момент, и настороженно-тревожные глаза быстро обежали комнату, словно проверяя комнату на предмет погрома, трупа или, на худой конец, следов борьбы. Руки женщины (чисто автоматически, как хотелось бы верить!) приподнялись и замерли на уровне талии. - Что случилось? Вы же ушли с Лёшей...
   - Мы вернулись, - причины возвращения Лина решила попридержать про себя. - И разговаривали с Вадимом.
   - А.. а где они? - голос спрашивал одно, а темные глаза Милы излучали другой вопрос: "Если их нет, то почему ты - здесь?". Ну да... приютить дома убийцу - не тот поступок, который придает душе покоя и доверия.
   - У Леша сработал какой-то браслет, - осторожно отозвалась девушка. - Он пообещал скоро вернуться и исчез. Вадим тут же испарился следом, а я... застряла тут.
   - Опять... - и женщина бессильно опустила ладони, сразу поверив. - Проклятье. Имя назвал?
   - Чье имя?
   - Ну этого... Кто опять попал в беду?
   - Не сказал...
   - Проклятье! - повторила Мила. - Остается надеяться, что Дим не опоздает. Давно?
   - С минуту.
   Губы женщины беззвучно шевельнулись. Лине показалось, что она снова была готова произнести что-то типа "проклятия", но чародейка сказала другое.
   - Когда же это кончится...
   И слова эти были пропитаны такой усталой горечью, что Лина не узнала ту спокойную, домовитую и улыбчивую женщину, которой Людмила была так недавно. Боль звучала в ее голосе, боль и тоска, словно та, усталая, стояла посреди бескрайней ледяной равнины, и в любую сторону расстилались бесконечные снега без крохи тепла. И нет надежды на тепло и помощь. Лучше б она сказала "проклятье"! Впрочем, это продолжалось всего миг - а потом тревога и тоска словно истаяли, спрятались, и Мила снова стала приветливой хозяйкой. Гостеприимной.
   - Ну что, ты, наверное, хочешь отдохнуть? Ночь, все спят... Комната Лёша открыта.
   Интересно, там контур все еще разомкнут? Юноша гостье доверял и ни разу не закрывал его сам, не спросив ее согласия. Просто напомнил, что от этого зависит безопасность дома, и показал, как закрывать комнату от проникновения извне. Она закрывала.
   - Только из дома не уходи, - словно в ответ на ее мысли сказала Мила, - Защита...
   Ага, ясно.
   - Спокойной ночи, - Людмила плотней запахнула красивый темно-зеленый халат и опустилась в кресло. Она явно никуда уходить не собиралась.
   - А вы?
   - А я подожду. Если... в общем, я подожду.
   Она выглядела спокойной и уверенной, но Лина больше не верила этому спокойствию.
   - Я с вами.
  
   Неверный ответ?
  
   Ян больше любил условно ночное время. Условно - потому что на Уровнях всегда было темно. Или всегда светло - если у клана были хорошие отношения с горными ведьмами и те соглашались продавать осветительные шары или кристаллы. Вообще слова "ночь" и "день", наверное, остались в языке из каких-то прежних времен, когда обитатели Уровней еще могли видеть "солнце" (судя по рассказам и картинкам это такой большой-большой осветительный кристалл) и "звезды".
   Но Ян все равно больше любил ночное время. Ночью было принято отдыхать. Демоны Уровней ревниво держались за традиции, и ночной отдых - это был обычай, через который переступало лишь отребье. Уважающие себя племена и кланы старались придерживаться правил. Поэтому ночью никто не приходил в маленькую пещеру со стопками книг на полу. Ни отец со своими приказами, ни братья с дурацкими шуточками, ни алтарный прислужник с еженедельными проверками.
   А к взглядам охранников Ян давно притерпелся.
   Главное, что ночью можно спокойно читать. И рисовать, уже не мысленно, совсем другие жилища, и переносить их на кристалл - светлые, чистые, красивые... представлять там других демонов. Не злых. Интересно, такие бывают?.. Бывают на свете места, где никто не мечтает тебя убить за отдельную пещеру? Бывают такие существа - демоны, колдуны или эти... из верхнего мира... люди, вот! Такие, которые не провожают тебя злобными перешептываниями, подсчитывая дни до твоей смерти? Верхние умеют создавать такие прекрасные пещеры... то есть замки. Может, они действительно другие? Но он об этом не узнает...
   Воздух дрогнул, и юноша поднял глаза от иллюстрации с белым минаретом....
   В первую секунду он подумал, что заснул, и незнакомец, возникший в его пещере, ему просто чудится. Ведь в реальности этого не могло быть? Синяя рубашка (не серая, не черная!), светлые волосы без привычной повязки Верхний? Это сон...
   Но тут незнакомец приложился макушкой о потолок невысокой пещерки, и...
   - Чтоб ты провалился!
   - Эй, ты кто?! - проснулся охранник. - А ну стой!
   В следующий момент он почему-то стукнулся головой о стенку и затих, а незнакомец обернулся к Яну... и опустил руку.
   - Не бойся, не трону. Только скажи мне, где эта пещера Лягвы.
   - Лягве, - автоматически поправил Ян.
   - Так где? Здесь все перекрыто в четыре слоя защит, чтоб их! Сбился...Покажешь?
   Это все нереально. Он не должен... Но за много лет с ним впервые разговаривали так. Не снисходительно и без пренебрежения. Ян молча поднял кристалл. Прикрыл глаза, создавая макет дикого лабиринта, именуемого "Владения Долински". И обозначил на нем две точки.
   - Мы здесь, где серое. Лягве - вот это, видишь? Только зачем тебе туда? Там же...
   - Нужно. Спасибо, парень. - незнакомец изучил кристалл. - Ты тут не в плену?
   - Что? Нет...
   Пристальный взгляд.
   - Тогда прощай. Хотя подожди. Как тебя зовут?
   - Ян.
   - Я запомню. Счастливо, Ян.
   И он шагнул в телепорт, а юный демон остался на месте с таким ощущением, словно уронил кристалл или нечаянно сжег любимую книгу.
   Почему он сказал, что не в плену?
  
   Ночной разговор.
  
   - А почему мы не мчимся за ними? - девушка больше не могла играть в молчанку. За эти десять минут они уже выпили кофе, поперебирали на подносике печенье, и молчать дальше было почти невозможно.
   Мила невесело улыбнулась:
   - Когда им было пять, мы мчались...и в десять. И в пятнадцать... Всякое было, и порой наша помощь была кстати. Но время вышло. Они выросли. Они отличная команда, и мало кто может быть им не по силам. Они взрослые, понимаешь?... Поэтому мы обычно ждем полчаса, потом еще пять минут... и уже потом мчимся на выручку. Если надо. Но за последние два года ни разу не понадобилось.
   Лина вспомнила суккуба и посомневалась. Но промолчала.
   Минуты текли. Еще пятнадцать...
   - А куда они так умчались?
   - А... - по губам женщины скользнула слабая улыбка. - Это Лешкины оболтусы. Мальчишки, которые вечно влипают в проблемы. Леш когда-о...
   Шиххх! Тишину комнаты прорезали шипение и грохот. Две фигуры материализовались вместе, у их ног копошилось и рычало что-то белесое, размером с некрупную собаку...
   - Дим ранен. Осторожно, оно ядовитое... - шепчет Алекс.
  
   На пути зла.
  
   Стены то появляются, то вновь пропадают в дыму - опаленные, в щербинах. Дым ест глаза, за спиной надрывный кашель.. Детский. Неужели он последний? Последний, иначе они не пробились бы сюда... Как же такое получилось.
   - Учитель, сюда! Учитель...
   Нельзя. Это дорога только для вас, ребята. Это аварийный телепорт, в нем небольшой заряд. На меня не хватит. Скорее.
   Дым... им нельзя долго дышать.
   Они приближаются. Значит, защита уже пробита. Быстро. Слишком быстро. Он видел, как они пробили плетение Авдия... Наложение рук, небольшая пауза... пауза, в которую вмещается злорадная усмешка. Потом на плетении появляется странное темное пятно - словно копошатся сотни крохотных червячков... и пятно расползается, пожирая призрачную преграду. Пока она не разрывается под огнем.
   Откуда взялась темнота, Даниэль не успел понять. Только она разом отняла мир, черная и жуткая, чужие руки сжали виски, мгновенно наливая голову ледяной болью.
   Он так и не успел увидеть, сколько учеников не успело перенес...
  
   - Вот так, - Даниэль прекратил транслировать воспоминание и устало закрыл глаза.
   - Тебе помочь? - Светлана на всякий случай встряхнула руки.
   - Нет, спасибо.
   - Кажется, сегодня нам нужно сосредоточить внимание именно на этой проблеме, - Савел обвел всех взглядом, испрашивая согласия, - С вашего разрешения, оставим иные вопросы для другого раза.
   - Согласен. Согласен... - зашелестело по ряду. Неисправимый Пабло тут же подтянул шар поближе.
   - Коллеги, я думаю, все обратили внимание на схожесть этих ... э-э... объектов видений? Каков вывод?
   - Вывод прост: нас ожидает прорыв. Судя по тому, что мы видели, глобальный. С катастрофическими последствиями. Сроки... не позже конца лета.
  
   Конец секретам!
  
   В следующий миг дом встал на дыбы.
   Лина инстинктивно рванулась вперед, всаживая в белесую гадость два клинка, и пропустила, что сделала Мила, но в комнате прошелестело сразу нескольких переносов, откуда-то рядом взялось еще несколько надежных рук, и поддержали не только старшего Соловьева, но и младшего - он тоже едва держался на ногах.
   Сразу три голоса завопили: "Александр!" - Милы, Марины и еще кого-то, знакомого, но неопознаваемого из-за волнения. Внизу заорали рыбки, требуя сказать, что произошло...
   - Где Александр? - оба поколения Соловьевых действовали слаженно и отработанно: пока близняшки сорвались в телепорт за Направляющим, вторая троица окружила пострадавших:
   - Что случилось?
   - Рубашку разрежьте...
   - Стабилизируем... Вот это да... Лёш, на кого нарвались?
   - Лягвы. Стая. Ядовитые, похоже...
   - Жгут, быстро. Марин, Лёша посмотри.
   - Я цел.
   - Знаем мы твое цел. Глянь-глянь.
   - Кровопотеря растет...
   - Да что со стазисом?!
   - Я не могу! Я волнуюсь!
   - Давайте кого-то из друзей позовем?
   - Волнуется она... Мам, давай ты. Дим, барьер не поднимай, а?
   - Не... буду... - выдыхают пепельные губы... - Давайте...
   Белая как мел Людмила резким движением сближает ладони, и Вадим замирает на полувдохе. Кровь моментально перестает течь из ран. Серо-зеленые глаза невидяще смотрят в потолок.
  
   Шорох-шелест, и в комнате является знакомый мужчина в белой рубашке.
   - Прошу прощения, у нас тут... Вадим! Лёш! Мальчики...
   Быстрый взгляд, навскидку сравнивающий тяжесть повреждений - и безошибочный выбор, и невесомо легшие на грудь молодого мага белые ладони, наливающиеся серебряным сиянием... Оно родилось на месте ран и, словно растекающиеся по воде цветные пятна, медленно разлилось по телу. Мягко просияла аура, впитывая подаренную энергию.
   Феникс довольно ворохнулся, привлекая внимание хозяйки к симпатичной магии, но Лина в этом не нуждается - она зачарованно смотрит, как тают на теле парня следы многочисленных укусов... как на коже не остается ни шрама, ни красноты... как тот "оттаивает" и тихонько вздыхает, уже без боли, пропитавшей голос...
   - Пап, Лёша тоже...
   - Ну ясное дело! - Александр быстро поддергивает рукава мантии, - Без Лёша тут никак не обойдется. А ну ребята, кто тут медик... дайте ему что положено, пока я Лёшем займусь!
   "Кто-тут-медиков" в помещении оказалось сразу двое: взъерошенная Марина и одна из ее подружек, не считая самой Милы. Вряд ли они правда были медиками - слишком молоды - но оказывать первую помощь явно умели. А сейчас, переглянувшись, они подтащили поближе аптечку, где лежали непригодившиеся бинты и достали оттуда пару ампулок и несколько таблеток, при виде которых оба пострадавших дружно скривились.
   - Но... - начал Вадим.
   - Давай-давай, капризничать потом будешь! - сурово сдвинула брови тоненькая Марина. - Исцеление-исцелением, а потерю крови надо компенсировать. Или тебе капельницу поставить?
   - Ладно, давай свою отраву.
   - Не отраву, а глюкозу, витамины и...
   - Один черт! Лёш, ты как?
   Ответ юноши прозвучал глухо -Александр развернул его спиной к себе и буквально вжал в мягкий диван лицом вниз. Белые ладони плавали в воздухе, то и дело зависая над буро-алыми рубцами...
   - Нормально.
   Семейка переглянулась и закивала так, словно не нашла в ответе ничего удивительного. Подумаешь, явились родственники домой в потрепанном состоянии, ну и что такого? Более экспансивная Марина постучала пальцем по лбу. Вторая девушка гневно запахнула полы халата так, словно они являлись кое-чьими ушами.
   - Нормально... - почти прошипела явившаяся вслед за сыновьями Маргарита. - Я к вам скоро переселюсь, учитывая сколько раз приходится сюда мотаться среди ночи!
   - Мам, - тихонько тронул ее за рукав один из близняшек. - Они ведь тоже к нам летят, если что.
   - Если б они не подавали вам такой пример, вы б не влипали в неприятности! - с истинно женской логикой отрезала Марго, - Смыться из дому, чтоб сцепиться со стаей серых уродцев!
   - Пятнистых... - уточнил Вадим.
   - Что?
   - Пятнистые уродцы. Лягвы с Уровня Дааль. Лёшкин приятель-нейтральник как-то нашел их на свою... э... голову.
  
   - Какой приятель?
   - Павел, - неохотно буркнул Лёш.
   Все замолкли.
   - Павел? Тот парень из Красноярска? Не может быть! Он бы не полез очертя голову в Уровни...
   - Он же такой... благоразумный.
   Юноша дернул плечом и промолчал.
   - Странно... Он же ни разу не вызывал тебя для решения "нештатных ситуаций", не то что остальные твои разгильдяи. У него даже зелий недозволенных на счету нет! Лёш!
   Но спаситель друзей отвечать почему-то не пожелал и уткнулся лицом в диванную подушку. Родные понимающе переглянулись... и переключились на второго пострадавшего.
   - Он хоть жив? Вадим!
   Блондин кивнул:
   - Я успел его перенести оттуда, прежде чем они бросились. Странно, что он цел остался.
   - Ничего странного, - мрачно отозвался Алекс. - Все как раз правильно.
   - Ты о чем? - Александр вскинул голову, оторвавшись от изучения какого-то странно-изогнутого рубца.
   Пауза.
   - Лёш?
   - Он и есть благоразумный, - с отвращением проговорил явно расстроенный Светлый. - Очень благоразумный. До тошноты...
   - Лёш, что случилось?
   - Он все рассчитал: что лягв держат или разводят там, там, где есть чем поживиться. И место правильное выбрал. И про нравы хозяев все выучил: что можно предложить им в виде выкупа человеческую жертву, причем чем ценнее, тем лучше... и даже сам себя камнем по ноге ударил - чтобы вспышку боли спровоцировать. Он ведь про меня многое знает... - в устало-равнодушный голос вплелась острая горечь, - И про мою эмпатику в курсе...
   Что-о?!
   Лина ощутила, как в ладони плеснуло горячим. И закололо, точно феникс разделял ее ярость и собирался посчитаться лично.
   Семейство, впрочем, тоже не было настроено на благость и всепрощение...
   - Павел?!
   - Жертва?! Александр!
   - Лёш, ты уверен? - нахмурил золотистые брови Координатор.
   Тот не ответил. Девушка его понимала. Такое предательство... второе, кстати, предательство. Второе за ночь. Лёш...
   - Вадим, ты что скажешь? - Марго взглядом утихомирила рассерженную Маринку, как раз собиравшуюся что-то сказать, и приступила к выколачиванию свидетельских показаний. - Ты что видел?
   Молодой маг нахмурился...
   - Действительно странно. Я не успел тогда осмыслить - перенесся, увидел Лёша под этой... грудой... отшвырнул, метнулся вперед, потом хотел сжечь... не привык еще к "ограничениям"... поднял, хотел перенестись... отправил этого, который приятель... И тут что-то ударило. Странно...
   На этот раз молчание было напряженным, как грозовая туча. Перед смерчем...
   - Скотина!
   - Сволочь!
   - Подонок!
   - Александр, и ему это сойдет с рук?!
   - Погоди... - Вадим приподнялся... - Лёш... Я только сейчас вспомнил... А как ты выжил?
   - Ты о чем? - нахмурилась Марго...
   - Лёш! - выдохнули разом побелевшие губы Людмилы.
   - Дим, ты б поосторожней все-таки... Мила, Мила, спокойней, вот же оба, целы...
   - О чем ты, Вадим?
   - Может, отложим? - Лёш сердито одернул рубашку на спине, - Пап, хватит, ничего не болит!
   - В том-то и дело... - Александр отпустил сына, но продолжал всматриваться в него внимательно-пристально, словно видел что-то в этой несчастной спине прямо под кожей... - Что-то странное происходит... Вадим, расскажи еще раз, что тебя удивило.
   - Я... не совсем уверен. Просто мне показалось, что Лёш... - Вадим говорил осторожно, взвешивая каждое слово. - Что его несколько раз укусили до меня, а меня вырубило ядом почти сразу, после второго же укуса. Так что... мне не совсем понятно, как он смог выжить и еще меня на себе вытащить.
   - Если укусы действительно принадлежат пятнистым лягвам, то я присоединяюсь к удивленным, - прищурилась Маринка. - Это противоречит всем законам...
   Все сморщились, как будто разом оказались в кресле у дантиста и услышали отвратительное жужжание бормашины...
   - Марин, не начинай.
   - Да что такого? Как вляпываться в де... во всякое нехорошее дело с лягвами, так это мы можем, а как высказаться - так не начинай. Или это не лягвы, или...
   - Это лягвы.
   - Или Вадиму показалось...
   - Маришка!
   - Или мы имеем дело со случаем чудесного исцеления!
   - Марина, перестань...
   - Погодите-ка... А ведь мы уже имели дело со случаем такого же "чудесного исцеления". Пару недель назад...
   О-о... показалось, что в комнате разом подскочила температура. Взгляды семьи скрестились на Лёше, как лазерные прицелы:
   - Лёш? Есть версии?
   - Нет.
   - Послушай...
   - Нет. Нет у меня... версий.
   И старательный взгляд в пол...
   - У меня есть, - проговорил вдруг Вадим. - Хоть я и не уверен. Но... Лина. Ты ничего не хочешь нам сказать?
  
   Девушку бросило в жар:
   - О чем ты?...
   - Дим! - предостерегающе поднял голову Лёш. Взгляды братьев столкнулись, как рапиры. Встревоженный и виноватый, сердитый и настойчивый...
   - Тихо-тихо, - мягко вмешался Александр. - Что с вами?
   - И при чем тут... при чем тут Лина? - Мила быстро переводила взгляд с одного на другого. - Мальчики...
   - Ты обещал!
   - Лина, скажи сама. Скажи.
   Ох... это ведь из-за... не может быть!
   Но тогда, ночью, она поделилась с Лёшем не только лекарством, в дело влез и феникс! И кажется, такое двойное лечение сработало слишком эффективно. То есть нет, не слишком, Лёш ведь остался жив... спасибо тебе птичка, за это, я б с ума сошла, если бы... Но теперь... как это объяснить?!
   Семья Соловьевых со друзьями дружно смотрела на нее. Девять пар глаз. Это напоминало какое-то... судилище.
   - Лина?
   - А что, с Линой что-то не так? - шепот Марины, услышал бы, наверное, даже дятел.
   - Дим, о чем ты?
   - Вадим... - Лёш ничего больше не сказал. Но глянул так, что старший брат только шевельнул губами и промолчал.
   - Так... - Мила, кажется, забыла о переживаниях на тему "боже-что-могло-случиться-с-моими-детьми" и переключилась на то, что могло случиться сейчас. - Так. И что происходит?
   - Я, кажется, понимаю... - медленно проговорил Александр... - Тогда, вернувшись, мы застали всех спящими... мы еще никак не могли понять, что произошло... а у изголовья Лёша стояла незнакомая девушка...
   - Что?!
   - Лёш, мы тогда недаром спрашивали, нет ли у тебя знакомых... целительниц. В твоей крови кое-что...появилось. Необычное. Благодаря ему ты тогда так быстро поправился... И сейчас выжил.
   Зеленые глаза прищурились, мгновенно превратив подвижное лицо юноши в застывшую маску:
   - То есть... она... эта девушка... незнакомка... не хотела мне вреда?
   - У нее была для этого возможность... - спокойно проговорил старший. - Она ведь осталась с тобой один на один. Вреди не хочу. Но ты проснулся живым и здоровым. Более здоровым, чем должен был.
   - И я недаром расспрашивал тебя про девушек... - напомнил о себе Александр.
   - А ты отшучивался и говорил, что в тот день с тобой не было никаких девушек, кроме того суккуба... Но одна была. Лина?
   И снова смотрят на нее. Вопросительно - это Александр. Тревожно - Мила... Любопытно-непонимающе - сыновья Маргариты... Оценивающе-раздумчиво - Марго, с явной опаской - благоразумная подружка Марины.
   И Лёш смотрел.
   Наконец-то...
   В зеленых глазах таял ледок напускного безразличия, таял туман глубоко запрятанной боли от предательства... и разгоралась надежда.
   - Лина?
   - Тебе лучше сказать, Лина... Сейчас.
   Все?! Нет... Но кое-что - можно. Придется.
   - Хорошо. Это действительно была я.
   Дальше пришлось замолчать. На гостью дома рухнул шквал из вопросов, упреков, сомнений и прочего... В жизни б не подумала, что четыре женщины (причем две из них совсем девчонки) могут наделать столько шума!
   - Как?
   - Ты?
   - Не может быть!
   - А Вадим еще говорил про стопроцентную защиту обычным магическим контуром. Тоже мне, стопроцентная!
   - Да наверняка Дим опять ее на своем окне не замкнул, вылавливал всяких там демонов...Вот она и прошла!
   - А зачем?
   - Лина, с какой целью ты сюда...
   - Ты почувствовала, что Лёшу плохо, да? Почувствовала? Это любовь...
   - Лина!
   - Расскажи...
   Девушка невольно подумала, что в принципе, обезопасить Лёша от других клановых убийц весьма просто: надо только сказать про контракт этой стае Соловьевых, и тогда у клана нет шансов на выполнение заказа. И вообще, еще вопрос, кому больше повезет, если оба сцепятся... Может, она так в конце концов и сделает. В клане все-таки не дураки. Не полезут, если против и ведьмы, и Стражи, и Координаторский совет впридачу.
   - Хорошо. Я действительно прошла через незамкнутый контур. В комнате Вадима.
   - Зачем?
   Хороший вопрос. Еще б знать ответ на него... Лина усмехнулась, чувствуя себя до странности спокойно. Ей больше нечего прятать от Лёша. Адское пламя, как же это... насколько же это легче. Она даже улыбнулась:
   - А он мне приснился. Я и пришла. Посмотреть, и...
   - И что? - шевельнулись губы Милы.
   - И помочь. Получилось.
   - Это ты нас усыпила?
   - Ага.
   - Чем?
   - Сонное зелье. На дротиках. Обычное. Даже голова не болела, так ведь?
   - Не болела... - еле слышно проговорила Мила, не отрывая от нее глаз, - Не болела...
   - А что ты сделала? - вмешался Александр. - Я не смог понять. Эта примесь в крови...
   - Маленькая семейная тайна. Не подлежит разглашению.
   - Это пройдет?
   А Лёш так и не задал ни одного вопроса. Только смотрел... Лина отвела взгляд и постаралась сосредоточиться на вопросе Старейшины. О чем это он? А-а... Пройдет ли неожиданный исцеляющий эффект.
   - Зависит от нескольких факторов.
   - Каких, например?
   - От подпитки, например.
   И от настроения Феникса. Он как раз намекал хозяйке, что неплохо было бы встать поближе к зеленоглазому ведьмаку с такой необычной искрящейся аурой. И вообще...
   - То есть... если подпитать, то примесь будет держаться долго? - сделал вывод Вадим, Очень неплохо для Лёша и его манеры... вечно встрять куда-нибудь.
   - Кто б говорил!
   - Дротики... Снотворное... - проговорила Мила каким-то слишком ровным голосом. - Ты ведь не просто танцовщица, а, Лина?
   И две пары темных глаз встретились.
   Карие и черные, тревога и затаенная боль, мать... и... кто?
   Кто она?
   "Ты ведь не просто танцовщица, а, Лина?"...
   Всего четверть часа назад они сидели за одним столом и вместе тревожились об одном... и пили кофе... и как-то сблизились сразу, как это получается только у женщин - разом, навсегда...
   Ты ведь не просто танцовщица?
   Лина не стала притворяться, что не понимает, о чем речь.
   - Нет. Не просто.
   - Я не понимаю... - начала Марина, но замолкла после выразительного знака Марго.
   - Но... Ладно.
   - О чем вы говорите?...
   - Лина... - торопливо перебил Лёш, - Подожди. Это никого не касается!
   - Не касается? - Марина постучала по лбу пальцем. - Ты рехнулся?
   Тонкие пальчики девушки-подростка рывком взмыли на уровень груди... и замерли, накрытые широкой ладонью.
   - Подожди, Маринушка, - мягко попросил Александр. - Подожди.
   - Но папа!...
   - Марина... оставь, - в голосе Вадима снова зазвучала та спокойная властность, и девчонка поперхнулась... - Прекрати. Лёш, давай спокойней.
   Лина не обращала внимания ни на девочку, ни на Стража. Не рвись, феникс, все нормально. Будет. Когда-нибудь. Нет, никто не тронет твоего обожаемого ведьмака, дурачок... Это же его семья. С ним все будет хорошо...
   А губы у Людмилы дрожат. И глаза не отрываются от твоего лица...
   - Феникс... - тихо проговорила женщина...
   - Да.
   - Пришла за моим сыном...
   - Да.
   И они замолчали, только глаза... глаза говорили.
   "Зачем?!"
   "Ты знаешь..."
   "Ты его не получишь!"
   "Я знаю. Я... я знаю".
   И Лина опускает ресницы, потому что все решено.
   Больше нечего скрывать. И не для чего. Как-то легко... и пусто. Не защищай меня, Лёш... Не надо. Может, так было бы и лучше, но твоя семья точно не будет меня убивать.
   А может, так и впрямь было бы лучше.... Ну да ладно.
   Я не жалею. Ни о чем.
   Кажется, мне пора...
   - Контракт все еще не отменен, - проговорила она ровно. Сказала Вадиму - почему-то светловолосому ведьмаку было легче смотреть в глаза, чем остальным. - Так что береги брата.
   - Что?!
   - Лина, нет! Стой!
   - Стой...
   Но мир уже мигнул в переносе... растворился... и открылся новой гранью.
  
   И конец жизни?...
  
   И снова ночь, и звездный купол над головой безбрежен и ярок... и ровный рокот моря мягко окутывает покоем... и слезы высыхают под свежим ночным ветром.
   А то, что жжет, то, что горит и мучает невозможным чувством потери, ту боль, которая расцветает в сердце колючим огнем... ее ведь можно выплеснуть и по-другому...
   Не задумываясь, почти не осознавая, что делает, девушка шагает вперед - туда, где песок у края волн ровен и плотен...
   Волна плеснула, как приглушенные аплодисменты...
   Да.
   Вот так... Шагнуть, замереть...
   И вскинуть руки над головой.
  
   Не было здесь людей, на ночном пляже. Единственными зрителями были два краба у края воды... И все же, и все же... Пируэт. Жете, жете, жете... И шум крови в ушах - как музыка... Связка шагов, почти акробатический прыжок...
   Здесь, на пустынном морском берегу, танцовщица Фэйт исполнила свое лучшее за всю жизнь выступление...
   Летящий шаг. Движение плеч, почти незаметное движение бедер, миг неподвижности - и связка бешеных фуэте и сумасшедших, почти невозможных пируэтов... Тело летит, словно не касаясь песка, тело изгибается, как травинка по ветром, тело живет...
   Она живет!
   Кружит, кружит, кружит над головой ночной купол небес, и расстилается под ногами сверкающая дорожка, по которой ей не уйти..
   Лицо, запрокинутое к звездам и танец, как жизнь падающей звезды - огненный и страстный... и краткий, как жизнь.
   Как ее оставшаяся жизнь.
  
   Она плеснула в лицо морской воды - остудить пылающие щеки. Посмотрела на гаснущее серебро луны... Что ж, Лина, пора? Не будем тянуть?
   Пора.
   Внутри ворохнулся встревоженный Феникс, уловив волнение хозяйки. Да, понятно. Ничего, Феникс. Ничего.
   Просто пора.
   Ах да... надо зайти домой. В клане перед... словом, она должна выглядеть достойно.
   Вперед.
  
   Ее комната.
   Почему-то включенный свет.
   Лина все еще была не здесь, все еще задержалась мыслями на морском берегу... на своем прощании... и поэтому опоздала среагировать.
   - Мама?
   - Мы давно ждем тебя, Лина, - прозвучал ледяной голос Лиз.
   Неясное чувство опасности огнем пробежало по крови...
   - Что?...
   Она инстинктивно отступила... начала отступать... и в этот миг в грудь, чуть ниже горла, ударил дротик с парализующим. И Лиз мгновенно оказалась рядом, наложила руку... стены качнулись, на глазах сменив цвет, обратившись гранитом ритуальной пещеры...
   - Ты должна ответить на несколько вопросов, - прозвучал затихающий шепот...
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"