Белова Елена: другие произведения.

Новая реальность. Глава 36 часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ненависть убивает.

Посвящается Aleck^

  
   - Ты?!
   Ей не хватило доли секунды. И дело было не в усталости. Лине помешала память - та, что толкнула руку к лицу, защищая глаза от готовой брызнуть кислотки... Ножи уже ложились в ладонь, но поздно, поздно! Она промедлила, она опоздала на сотую долю мгновения... Она опоздала. Рука незваной гостьи легла на серый шар. Разрыв-шар, аналог бомбы из человечьего мира.
   - Лиз? - голос Лёша оборвался вскриком: два шипа, которые вымотанный маг не успел остановить, ударили в лицо и шею. - М-м-м...- и он пошатнулся. Привалился к стене, едва удерживаясь на ногах.
   Лешка!
   - Нет!
   - Тихо-тихо, - улыбка Лиз остановила Лину на рывке не хуже зажатого в руке разрыв-шара. - Это всего лишь нейтрализатор. Пока. Не стоит так резко двигаться... я ведь могу это неправильно понять. А шарик, в случай чего, разнесет не только квартиру, но и дом.
   - Какой, к дьяволу, нейтрализатор? - взгляд Лины метался между мужем и... не матерью. Нет. Этот черный призрак не ее мать. И, наверное, никогда и не был матерью. - О чем ты?
   - Он знает, о чем. Спроси его, как Ложе удалось убить Координатора на переговорах.
  
   Леш знал. Зеленые глаза полыхнули гневом и болью, но он не шевельнулся. А Лина вдруг поняла, как ощущение "я-с-тобой", которое грело ее рядом с мужем... его не стало. Растаяло. Чем бы не был этот нейтрализатор, но эмпатию он глушил стопроцентно. И наверное, телекинез тоже. Иначе Леш не опустил бы сейчас руку к поясу - за оружием. За оружием, которого не было. На снятие Печатей было запрещено брать...
   - Что, не знаешь? Или говорить не хочешь? Состав, который глушит магию Стражей и Белого Совета. Редкий, правда. Хорошая вещь, подарок новых союзников, - бывшая феникс ответила как-то удивительно спокойно. Мирно так. Как ни в чем ни бывало, словно... словно она не явилась сюда убивать, а так, забежала на огонек, проведать замужнюю дочку, узнать, как та живет, дать пару советов по обращению с мужем. Она даже улыбалась. Напряженно и как-то диковато, но...
   - Каких... союзников... - в дуэль двух взглядом вторгся негромкий, чуть задыхающийся голос. Лина едва удерживается, чтобы не обернуться. Ну конечно. Даже с шипами-нейтрализаторами Леш не потерял ни самообладания, ни любопытства. Или отвлекал?
   - Позже, - отмахнулась Лиз.
   - Как ты сюда попала? - Лина так и не смогла сказать "мама". Как, ад и преисподняя, бывшая глава, лишенная феникса, пробила защиту дома и барьер? У Соловьёвых?
   - Ах, да... я и забыла, - в голубых глазах точно сверкнуло острое стекло, и в следующий момент Лиз дернула с дивана покрывало, и взгляд Лины столкнулся с виноватыми глазами отца.
   Девушка на миг закрыла глаза. Отец. Веревки на его запястьях, клейкая лента на губах (очень не-магический способ заставить молчать, мама)... и аварийный телепорт, который она, Лина, сама выдала Орешниковым на всякий случай! А получилось вот что. ***! Лину замутило от мысли, как экс-феникс раздобыла этот телепорт. Она слишком хорошо знала железную хватку матери, как в прямом, так и в переносном смысле, и только надеялась, что ее братья хотя бы остались живы...
   Кажется, отец хотел что-то сказать. Попросить прощения. Потом, папа. Всё потом. Сейчас некогда разговаривать.
   - Какая... неожиданная встреча, - вежливый, словно речь шла о погоде, голос Лёша был полон иронии. - Право же, так приятно видеть родителей моей дорогой жены вместе. Жаль, что вас не было на празднике в честь выхода демонов на Поверхность.
   Лина все-таки сжала губы. Леш в своем репертуаре. Люблю тебя, милый, но иногда ты бы мог поучить кобру ядовитости. Умница. Поотвлекай ее... пока я соображу, что делать.
   - Наружу стремятся только слабаки, неспособные выжить в родных пещерах, - презрительно улыбнулась Лиз, - вроде мальчишки, которого подобрал твой брат. Ему была оказана великая честь, а Ян струсил. А теперь вместо почётной смерти во славу рода служит светлым магам домашней зверушкой и возится с цветочками.
   - Эти цветочки при случае могут и придушить, - отстраненно возразила Лина. - И менее всего он похож на зверушку. Убедишься сама... если увидишь.
   - И неужели не скучает по семье? - укоризненно покачала головой Лиз. - Впрочем, дурной пример заразителен...
   - Надо же, оказывается, моя мать дорожит семьей! Жизнь полна сюрпризов!- голос феникса холоден, как улыбка Лиз, остатки растерянности испарились окончательно, сменившись боевым настроем. Никакого волнения, спокойствие и хладнокровие, как когда-то поучала мать.
   Но лишь снаружи. Под тонким ледком клокотало пламя. Спокойствие? Как бы не так! Адреналин горячит кровь лучше всякого вина, а всю её охватывает злой азарт. Мама, ты опять решила помериться силами? Ну что ж, посмотрим, кто кого!
   Да, посмотрим...
   - Да. На сюрпризы жизнь щедра. Воспитаешь дочь, а она тебе нож в спину. Ни слова, ясно?! - взгляд буквально режет, а пальцы сильней стискивают разрыв-шар, - Поднимаешь клан, а он от тебя отрекается... от меня отрекается! Встретишь воина, а он, оказывается, не Сталь, а Огонь. Актеришка... и еще всерьез думал, что я откажусь от всего ради его "счастья". Он тоже не слишком долго скучал по мне. Правда? - Лиз обернулась к Даниилу. - Что-то он слишком молчаливый... Лина, девочка моя, - снова улыбка с оттенком безумия, - Сними с него это человеческое приспособление.
   Несколько шагов по полу дались как по осколкам льда. Или стекла.
   - Развяжешь - будет на твоей совести, - бьет в спину холодный голос. С тенью предвкушения.
   Спровоцируй меня, - слышится в этом голосе,- и его смерть будет по твоей вине.
   - Лина, прости, - первое, что срывается с бледных губ. - Она мальчиков...
   - Я понимаю. Тише...
   - Не отвлекаться! Хотя... можешь попробовать, Данечка! Уверена, что Лину утешит, что ты предал ее по важной причине. Из-за своих щенков. Девочку за двух мальчиков... а, Данечка?
   - Змея...
   - Змея? Ты ещё не разучился делать комплименты, - расхохоталась Лиз. И снова та сумасшедшинка, в глазах, в смехе, в голосе. - Змея... А укуса не боишься?
   В пальцах Лиз стальной рыбкой мелькнул нож. Пусть она утратила способность вызывать ножи, но ловкость рук и наличие богатого арсенала успешно создавали иллюзию былой силы.
   Первый клинок пригладил волосы Даниила, второй, вылетевший следом, расчетливо прошел по щеке, зацепив ухо. Брызнула кровь. Но Орешников молчал, ненавидяще глядя на бывшую жену.
   - Прекрати!
   - Не смей мне указывать, девчонка!
   - Я сказала - прекрати!
   - Заткнись!
   - Пре-кра-ти... - Лина больше не кричит. Она смотрит-смотрит-смотрит в эти голубые глаза, смотрит, не отрываясь... пока мать первой не отводит взгляд. - Не смей, слышишь? Просто не смей.
   - Дрянь. Дрянь, дрянь! Ну почему тебе надо все испортить! Я хотела дождаться, пока не вернется этот Ян, я хотела, чтобы ты сначала потеряла все, чем дорожишь, как я... я думала... Да плевать! Ненавижу!
   Мать отшвыривает разрыв-шар (муляж? обманка? фальшивка?), и Лина, не успев подумать, бросается туда, падает, перехватывает неестественно холодную, льдистую тяжесть, перекатывается на спину, а потом время останавливается... Колышек красного дерева летит прямо в сердце Лины, а она, как в замедленной съёмке, смотрит на свою приближающуюся смерть...
   "Не успеть", - промелькнуло в голове, и тут же девушку с силой толкнуло в сторону, развернуло, впечатав плечом в пол. И, прежде чем Лина смогла опомниться и понять, что смерть прошла стороной, на ковёр повалилось ещё одно тело. С колышком в груди. И расползающееся по рубашке пятно крови...
   - Лёша-а!..
   И безумный смех Лиз вторит этому отчаянному крику.
  
   Сегодня все валилось из рук. Оба опыта из запланированной серии пошли ко всем демонам, благо идти теперь было не так уж далеко. Сорвался уже, казалось, отлаженный процесс очистки воды. Пришли какие-то невнятные жалобы от опытной станции, так и не доставили заказанную еще месяц назад аппаратуру. Скончалась рыбка...
   Мила в двадцатый раз попыталась собраться. Все беды преодолимы, если их решать на спокойную голову. Но вот как раз со спокойствием сегодня были определенные проблемы. Десятое августа. Десятое...
   День, когда Леш должен погибнуть. Из-за любимой девушки.
   С тех пор, как непрошеная пророчица изрекла свое предсказание (прямо на дне рождения Леша, нашла же время!), оно висело над семьей, как ядовитое облако. Пятилетний Лешка, услышав "...и смерть придет к тебе, и остановится сердце..." хихикнул и убежал на дележку мороженого, посчитав все шуточкой тети Сабины, а родителям осталось разбираться. С пророчицей поговорил Александр, но та, извиняясь и пытаясь загладить последствия спонтанного транса, только и могла, что уточнить дату: десятого августа две тысячи двадцать второго года. Ни точных обстоятельств будущей гибели, ни убийцу она назвать так и не смогла, как ни старалась.
   Мила обошла десятки прорицателей и медиумов, достала всех практикующих гадалок и даже к Координаторам цеплялась, но легче от этого не стало. Предсказания на то и предсказания, чтобы человек судьбу свою знал лишь смутно и приблизительно, не пытаясь переделать. А посему новые отличались исключительной вариативностью. Леш погибнет, и Леш будет жить, он сгорит в пламени, и он не умрет, пока его правнучка не отпразднует свадьбу своего внука, его убьет любовь и его убьет ненависть, он сам шагнет навстречу гибели и ...
   Мила сходила с ума, пока Пабло не ответил честно: будущее вариативно, оно определяется по узловым точкам и линиям, но пророкам и гадалкам видна всегда лишь часть, фрагмент - просто в силу того, что способностей одного человека не хватает на то, чтобы охватить все линии реальности... И для того, чтобы увидеть будущее полностью, надо в него просто попасть. Иного пути нет. А для того, чтобы изменить, нужно менять большинство ключевых узлов.
   Ну что... они переехали. Не в другой город, но дом сменили. Мила даже попросила у главы анклава сразу три квартиры - на будущее. На это самое будущее, в котором она не отпустит детей, пока они не будут готовы выживать самостоятельно. Она сменила работу. Присмотрела для сыновей человеческую школу поспокойней. Наложила на квартиру все мыслимые барьеры и защиты...
   И стала жить.
   До десятого августа две тысячи двадцать второго года. И если...
   Нет. Ничего не может случиться. Леш на снятии Печатей, там мощнейшая система безопасности, там Дим, там Александр и Даниэль. Там Лина, в конце концов. Что бы там не думала девочка о своей "темности" и жесткости, в Лешку она влюблена без памяти, это видно даже слепому. Да и он сам не из слабых... у нее сильные мальчики...
   Чашка кофе, о которую Мила безуспешно отогревала холодные пальцы, выскользнула из рук и грохнулась, расплескивая темные кляксы.
   - Людмила, что с тобой сегодня? Тебе плохо?
   - Не знаю, - она инстинктивно приложила ладонь к груди, туда, где сжимался, медленно поворачиваясь, неровный ком боли. - Не знаю... Сердце не на месте.
   - Может, домой пойдешь?
   - Скорую вызвать?
   - Не надо. Все нормально...
  
  
   Раньше Лина не задумывалась над значением слов "мир рухнул". Считала всего лишь красивой абстракцией. Но в эти мгновения мир не просто рухнул - нет, он сгорел и рассыпался пеплом. Вся её прежняя жизнь, всё, что когда-то составляло сущность девочки, а потом девушки по имени Лина, сейчас корчилось в огне и осыпалось прахом. И раньше ей приходилось испытывать потрясения, выбирать новую дорогу - как было на концерте Лёша, как случилось в архивах Свода. Как тогда, после нападения, когда она призналась. Было. Но всегда впереди что-то было: вбитые с детства правила, верность долгу... любовь.
   Правила рухнули первыми - потому что та, которая учила по ним жить, лгала. Потому что есть на свете вещи важнее...
   Потом пришел черед верности. Быть верной дочернему долгу, верной, когда предмет верности тебя убивает и калечит?
   А теперь... теперь... Лина рухнула на колени, повернувшись спиной к хохочущей матери. Плевать, пусть убивает, пусть сходит с ума. Мне уже все равно, если...
   ..Он был совсем как живой, даже кровь еще текла... удар в сердце не останавливает сразу... его волосы шевельнулись под сквозняком от распахнутого окна... он был живой, он был теплый под ее дрожащими пальцами...зеленые глаза были открыты, они смотрели мимо нее... никуда не смотрели.
   Нет. Леш, нет... ты не можешь так уйти. Ты не можешь меня оставить. Из-за... нет. Нет, нет, нет, нет... Нет! Что-то пытался сделать феникс, но она не слышала и не понимала. От застилающей боли мутилось в глазах, останавливалось сердце. Леша, Леша...
   - Лина... девочка, очнись! Лина...
   - Заткнись, Данечка, все идет как надо, и мы неплохо проведем время. Надень-ка на нее наручники... надень, кому сказала!
   - Катись к дьяволу!
   - Ах ты, тварь упертая...
   За спиной - звук удара и яростный вскрик, и что-то шипит разъяренная Лиз, пытаясь отпихнуть вцепившегося в нее Даниила, Лина должна отпустить Леша, чтобы... чтобы Лиз больше никого не могла убить.
   - Подожди меня немножко, Леша.. хорошо? Я сейчас...
   Еще раз коснуться лица, еще раз тронуть непослушные волосы... и встать. Повернуться... позвать нож. Посмотреть в ненавидящие глаза. Отец держал Лиз за руки, не давая ей пустить в ход нож, а она рвалась, выплевывая угрозы вперемешку с ругательствами, не понимая, почему именно сейчас в артисте проснулся воин...
   - Ненавижу! Ненавижу! Отомщу! Всем! Тебе первому! И ей! И твоим щенкам! Всем! Ненавижуууу!
   Нечеловеческим, бешеным усилием она все-таки отбросила от себя Даниила, вскочила... и вдруг замолкла. Застыла на полдвиженья, подняла руку к груди, уронила, не дотянувшись. И с хрипом рухнула на пол.
   В дверях стояла бледная Мила.
  
   Психологи советуют: когда на душе смутно и мир кажется не лучшим обиталищем, надо чем-то заняться. Они много чего советуют, начиная с уютного пледа и кончая транквилизаторами, но Мила всегда выбирала действие, а не валяние под пледом. В конце концов, на руках семья, особо не поваляешься.
   Вот и сегодня, когда вся станция плюс лаборатория дружно уговорили ее пойти домой, она автоматически прикинула, что купить по дороге и как лучше использовать нежданный полувыходной. А потом сердце вдруг заныло так, что она махнула на все рукой и перенеслась прямо в квартиру. В кухню. Травяной сбор, который она заваривала, когда пропал Дим, все еще лежал на ближней полочке - чувствовала же, понадобится. Людмила потянулась за своим успокоительным, машинально прикидывая, насколько ей хватит запаса, если обожаемые детки и дальше будут выкидывать такие фортели... замерла, когда дом прорезал отчаянный крик.
   - Леша-а-а!
   Травы с шорохом посыпались из разом ослабевших рук...
   Мила с трудом узнала голос Лины, потому что никогда не слышала в этом голосе такого отчаянии и такой боли. Крик, задушенное рыдание, чей-то злобный хохот... здесь. В доме. Наверное, так чувствуют себя смертельно раненные. Еще ничего не болит, но уже ощущение необратимости потери...
   Ты еще живешь, но мир уже подернулся какой-то завесой нереальности.
   Людмила не помнила, как оказалась у двери в гостиную. Прямо у входа боролись двое - смутно знакомый смуглый мужчина и светловолосая женщина, портрет которой ей показывал Леш... а дальше... а дальше...
   - Лёш?.. - выдохнули помертвевшие губы.
   Ярость, отчаяние, страх за сына и материнская любовь - всё это сплелось в душе женщины в огненный клубок. И этот клубок сорвался с рук - а ведь раньше Людмиле никогда не давалась огненная магия - и, разбрызгивая белые и голубые искры, полетел в женщину.
   Никогда раньше не била в спину. Никогда не убивала...
   - Лина, Леш... он...
   Девушка подняла на нее черные, странно отрешенные глаза:
   - Простите.
   - Лина... это мне просить прощения, - мужчина, не обращая внимания на раненое плечо (на два удара ножом Лиз все-таки хватило) присел рядом с телом. - Безнадежно...
   - Что здесь произошло? - Мила задыхалась - незнакомая острая, безысходная боль рвала на куски. - Что здесь было?
   Лина не ответила. Она снова опустилась на колени и смуглая рука бережно-мягко коснулась каштановых волос... Ласково. Нежно. Прощально...
   - Я не... что это?!
   Тело Леша таяло. На миг оно стало совершенно прозрачным, засветилось, а потом рассыпалось пеплом. Черным пеплом.
   Короткий задыхающийся вскрик. Огромные глаза Лины, полыхнувшие неистовой надеждой. Качнувшийся под ногами пол, над которым кружит-кружит-кружит горячий пепельный вихрь. И шагнувшая из этого вихря фигура человека...
   - Л-леш?..
   Зеленые глаза виновато блеснули:
   - Извините, что так напугал...
  
   - А что здесь происходит? -
  
   - Лина, ты разве не объяснила про дар Избранника? - Леш потер ладонью пострадавшую от подзатыльника шею. Все-таки матери иногда реагируют слишком эмоционально.
   Лина оторвалась от действия регенератора на плечо отца:
   - Я? Ты считаешь, что я в такую минуту способна была об этом помнить?
   - Какой дар? - донеслось из угла. О...
   Дим, Вадим, Александр - все мужчины семейства Соловьёвых примчались домой. Должно быть, Дим почуял беду, случившуюся с младшим братом, и уже связался с остальными.
   По счастью, излагать историю заново не пришлось ни Лине, ни Людмиле. Нашлись репортеры и без них. Рыбки, во время визита Лиз помалкивавшие и изображавшие из себя самых обычных обитательниц аквариума, наконец вышли из ступора и загомонили наперебой. Впрочем, на них практически никто не обращал внимания. Александр осторожно проверял воскресшего сына. Людмила пила свой отвар и ждала повествования о "даре". Дим исследовал тело Лиз - и все больше хмурился. Короткий взгляд - и к нему присоединился Вадим.
   - Чувствуешь?
   - Так... и что тут у нас? Любопытно.
   Если богатый опыт Владыки не обманывал, в крови Лиз (чёрт, ковёр испортила!) была явная примесь демонской силы.
   - Долински... - процедил Владыка. Ну что ж, больше он не собирается с ними церемониться!
   Лина бросила в сторону матери один взгляд - и отвернулась. Наступит когда-нибудь момент, когда она сможет вспоминать о Лиз спокойно?
   - Я дождусь сегодня рассказа о даре? - напомнила о себе Мила. Травки помогали, и голос звучал почти спокойно.
   - Ну ты его видела. Умру - воскресну, - Леш улыбнулся. - Как-то так.
   - Ага... - задумчиво кивнула Мила. - Надо же, какой полезный дар. Особенно для таких как мои сыновья. Невероятно утешительно знать, что у вас все-таки есть запасные жизни. Лина, спасибо!
   - Одна уже потрачена. Леш, ну у тебя память. В такой момент просчитать этот вариант...восхищаюсь. Лично у меня при виде Лиз мозги отказали напрочь.
   - Ну... по правде сказать, я сам об этом в тот момент не вспомнил....
  
  
   Эта сценка - целиком авторства Aleck
   Хранительница с самого утра ощущала какую-то тревогу, хотя причин для беспокойства вроде бы не было. Напротив - девушки-фениксы пользовались на празднике бешеной популярностью, всё было тихо и мирно. Ну не с назойливыми же поклонниками бороться старой Хранительнице? С этим девочки и сами справятся.
   Но чем ближе был вечер, тем больше росло беспокойство и ощущение какой-то беды. Ну почему она не может говорить с Пламенем? В такие минуты Анна как никогда остро чувствовала свою неполноценность. Оставалось лишь смотреть на пляску огненных языков, пытаясь заглушить тревогу медитацией.
   И вдруг Пламя резко взвилось к потолку, а потом опало, рассыпав сноп искр. Их треск показался стоном. Анна охнула и схватилась за сердце. Она слишком хорошо знала, что это значит. Погиб кто-то из фениксов. Но кто?! И вновь - огненный всплеск. И вновь язычки Пламени скрываются в углях. Ещё один?! Нет... нет!
   Высота огненного столба позволяла примерно определить, кто ушёл в Пламя. Молоденькие фениксы, вроде дочки Мари, одно, а опытные, матёрые - совсем другое. Судя по всему, клан только что лишился - Анна не могла произнести это даже мысленно, столь ужасающей была догадка - своей главы. Вернее, обеих глав - бывшей и нынешней. А она сама потеряла внучку и правнучку. При этой мысли в глазах окончательно потемнело, и Хранительница погрузилась в беспамятство.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"