Белова Елена: другие произведения.

Новая реальность. Глава 9

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все понемногу проясняется...


   .. выдающийся памятник архитектуры. Построен в 1555--60 зодчими Бармой и Постником (по некоторым предположениям, одно и то же лицо) Согласно заданию, собор должен был состоять из восьми церквей, символизирующих дни решающих боев за Казань. Строители храма творчески истолковали задание, создав оригинальную и сложную композицию: между четырьмя осевыми столпообразными церквами расположены меньшие по высоте...
   Ян поймал себя на том, что четвертый раз перечитывает текст, не понимая ни слова.
   И картинка-иллюстрация с разноцветными узорными куполами тоже прошла мимо сознания. Собор Василия Блаженного. Красивое, очень красивое здание, уникальное.
   Еще месяц назад он бы радовался, наслаждался каждой иллюстрацией, каждой деталью. А теперь этого мало.
   Мало! Он хочет оказаться там.
   Своими глазами увидеть это, потрогать руками, постоять в их тени... Хочется увидеть солнце и облака - по-настоящему, не на картинках! Хочется вдохнуть запах зелени... растертый ладонях лист деревца пах удивительно - свежо и нежно. А там, Наверху? Там много деревьев... И настоящие цветы.
   Хоть раз увидеть бы.
   С тех пор, как в его пещерке вдруг возник человек с серыми глазами, Ян не находил покоя.
   В первую секунду он подумал, что заснул, и незнакомец, возникший в его пещере, ему просто чудится. Ведь в реальности этого не могло быть? Синяя рубашка (не серая, не черная!), светлые волосы без привычной повязки Верхний? Это сон...
   Или нет? Серые глаза смотрят пристально, испытующе, но в них нет чего-то... чего-то привычного. Нет злости. Верхний опускает руку:
   - Не бойся, не трону. Только скажи мне, где эта пещера Лягвы.
   Зачем ему нужно было туда? Дождавшись прихода братьев (впервые - именно дождавшись!), он как-то смог исхитриться и вытянуть весть о вторжении на территорию семьи Долински. Но братья знали даже меньше, чем он - ни примет, ни цели "нападавших". Свидетели путались даже в количестве - кто-то видел одного, кто-то двух, кто-то вообще трех. И Ян понял, что по таким путаным приметам Верхнего не найдут... И пусть. Было хорошо знать, что мир - не только Уровни. Что в этом мире живут другие демоны... или люди... И живут иначе, чем тут. Совсем иначе...
   И он снова прокручивал в памяти их единственный разговор.
   - Нужно. Спасибо, парень. - незнакомец изучил кристалл. - Ты тут не в плену?
   - Что? Нет...
   Пристальный взгляд.
   - Тогда прощай. Хотя подожди. Как тебя зовут?
   - Ян.
   Почему он спросил это, про плен? Ему правда не все равно? Почему Ян сказал, что нет...
   Ведь такое чудо бывает раз в жизни.
   Братцы прекратили свои насмешки - поняли, что Ян их даже не слышит. И приходить перестали... Охрана, наоборот, стала смотреть внимательней. Отец даже приходил. Смотрел, проверял здоровье, спрашивал, почему сын так плохо ест. Боится потерять жертвенную овечку?
   Да что он может? Что?
   Ян прижался горящим лбом к прохладной подушке... и замер. А если все-таки может?
  
   Кристиан прожил на белом свете около шестидесяти лет. И примерно тридцать из них он был костью в горле и светлого совета, и Ложи Уровней. Совет все никак не мог простить, что крупный магический талант не захотел вступать в Стражи... Ложа, со своей стороны, горячо одобряла сей выбор, но имела аналогичные претензии - мол, чего это талант не пожелал встать на их сторону и пойти резать глотки Стражам и их сторонникам?
   А Кристиану, честно говоря, вовсе не хотелось драться. Ни с кем. Он вырос в послевоенной Европе, сменил местожительства с благополучной Дании на не менее благополучную Швецию, прекрасно зарабатывал, завел крепкий дом и виллу с садом, обзавелся хобби... Практичный сын второй половины двадцатого века, гурман и красавец, он жил в свое удовольствие - на услуги хороших магов спрос держался всегда, и этот спрос обеспечивал Кристиану отличный уровень жизни. Он даже сменил хобби на теннис и старинные вина. И он не понимал, почему он должен жертвовать временем, личным комфортом и средствами, чтобы поддерживать ту или иную сторону в бесконечном противостоянии?
   Какая, собственно, разница, господа, кто покупает у тебя зелья и смеси - темный чародей или светлый Страж? Деньги у всех одинаковые. Светлые Стражи в некоторых отношениях даже хуже - с них не возьмешь надбавки и запретного они ничего не просят. Нет-нет, Кристиан не позволял себе никаких игр с Соглашением, ничего по-настоящему запретного он не изготовлял. Но пройти по краешку, зачаровав амулет не на любовь, а всего лишь на горячую привязанность... или, скажем, на вспышку яркой симпатии. При современных нравах результат будет тот же, господа. И никаких "рабских колечек" или "уз покорности", что вы. Можно более тонко и менее интенсивно воздействовать... и вполне законно, кстати.
   Вот так, аккуратно лавируя в тонкостях магического права, Кристиан даже стал чем-то вроде примера для подражания - и не один подрастающий маг, насмотревшись на его благополучную жизнь, объявлял себя нейтральным...
   В самом деле, господа - вам угодно драться, так извольте. А нас не впутывайте. Нам безразличны и Свет, и Тьма. Если вам понадобится оружие или помощь - извольте, за умеренную плату мы готовы. Что? Конечно, за плату. Бескорыстная помощь свойственна лишь святым, а мы живем в весьма грешном мире. Так что готовьте денежки. А понятия долга, совести, нравственного выбора и морали... помилуйте, это ведь такие эфемерные вещи!
   Так что когда в телепорт-уголке Кристианова "офиса" возник молоденький Страж с приглашением от Свода, маг, обаятельно улыбнувшись, мило указал юноше, что без ордера его никто не имеет права никуда сопровождать, и посему он, Кристиан, останется здесь. Юнец попробовал настоять - судя по всему, мальчик никак не мог уложить в своей голове, что Стражей далеко не все слушают с первого раза. Ну добро потому и добро, что немедленная молния за непослушание тебе не угрожает...
   Расстроенный юнец убрался несолоно хлебавши (за ордером), а весьма довольный собой Кристиан прикинул, зачем это он мог понадобиться в Своде.
  
   - Прошу сюда.
   - К-куда? - маг Наталья Братникова, несмотря на свой богатый опыт (у двадцативосьмилетней чародейки за плечами была работа в МЧС и врачебная практика в небольшой войне в Азии) споткнулась на ровном месте и ошеломленно обозрела представившееся глазам зрелище. Барьер в целом был хорошо замаскирован и не заметен, пока на нем не сосредоточишься... Как детская картинка с проявляющимися зверьками - хаотичная путаница линий вдруг словно выпускает остроухую лисичку... прижавшего уши зайку. Но здесь, на нужной высоте, в фокусе сил, никакая маскировка не могла укрыть его от умеющего видеть. Плетеное северное сияние во всей его мощи и буйстве красок - вот каким представал барьер...
   - Высшие силы.. Как красиво. И страшно... Я и не представляла, что он - такой.
   - Такой... - Савел метнул взгляд на Даниэля, хотя и так видно было - не вышло. Не дрогнул воздух, не сместились цветные энерголинии, ни искры, ни вспышки, ничего. Переплетенные потоки продолжали так же неторопливо плыть над землей, как и десятки лет подряд...
   Все было ясно, и Савел, извинившись, переместился вместе с женщиной в Свод... Увы, и на этот раз попытка Стражей отыскать загадочного мага оказалась безрезультатной. Автор барьера - не Братникова.
   Не Родриго, не Павелецкий, не Айчара, не Чипаев... И не Братникова. Кто же?
   Неужели Кристиан?
  
  
   - Коллеги!
   - Минутку, Пабло. - Савел устало посмотрел на переливчатую сеть барьера и отвел глаза, - Кто остался из непроверенных?
   - Ларсен. Роговцева. Борщан Станислав. Пе...
   - Коллеги, уделите мне наконец минутку внимания. Может быть, вам и не придется больше никого искать.
   Координаторы обернулись разом. На миг Пабло показалось, что это Леонид и Базилевс Александр, сгинувшие за барьером шестнадцать лет назад. Но наваждение схлынуло быстро... Пабло вздохнул и подсунул дорогим коллегам кристалл с набором данных.
   - Кажется, мы сделали крупную глупость, дорогие Координаторы. Вместе со всем остальным миром, но это не особо утешает.
   - О чем вы?.. О Свет!... - глаза Даниэля широко раскрылись.
   - Это копия энергоструктуры нашего мира в период установки барьера. Точнее, ДО его установки...
   -Но это же... Не может быть!
   - Да, коллеги. Это отпечаток пробоя во времени, а не из-за Грани...
   - Значит, наш искомый маг... может быть... из будущего?
   - Это значит, что сейчас он может быть совсем юным. Или ребенком...
  
   И никто из них не заметил, что один из "узлов" плетения, чуть бледнее остальных, на миг дрогнул, словно выцвел совсем... Он скоро налился цветом, барьер был настроен на саморегуляцию и равномерное распределение энергии, но несколько минут в барьере была брешь.
   Всего несколько минут. Но там, где-то далеко внизу, воздух прорезала серебристая щель.
  
   - Кристиан Ларсен? - Март оценивающе всмотрелся хозяина дома. Чуть больше двадцати лет назад, когда одной из группировок Верховной Ложи был принят план реинтеграции в человеческое сообщество, этот маг обещал свою помощь. И принял плату за нее. Но "подкидыши" - дети демонской крови без внешних признаков своей расы - за все двадцать с лишним лет своей жизни этой помощи так и не увидели. Лично Март сменил несколько приютов и приемных семей, успел и в больнице отлежать, и выучиться на юриста, не подозревая, что за ним кто-то обязался присматривать.
   Год назад, когда выжившие подкидыши были призваны на Уровни и вспомнили о своем происхождении, их спросили обо всем. Чего они смогли достичь, какие способы легализации они могут предложить... Ошеломленные проснувшейся памятью о своем происхождении (ведь с Уровней их забрали пятилетними малышами), изрядно дезориентированные, подкидыши как могли отвечали на вопросы. А первый допрос был непростым, ох, непростым... и совсем не добрым. Ложе не нужны слабаки и тупицы, так что эта неласковая встреча была еще одним способом отсева. Тогда Март, конечно, не в состоянии был оценить все должным образом - не хватало опыта и знаний об Уровнях. Но, немного поварившись в этом котле интриг, оценив своих "товарищей по несчастью" (группа подкидышей потеряла двоих, которых члены Ложи сочли слишком слабыми), Март вспомнил о предполагаемой поддержке. Поддержке, которой не было. И захотелось посмотреть в глаза тому магу, который ее обещал...
   Ларсен и чародейка Базарцева... Базарцева уже ни перед кем не могла ответить - пятнадцать лет назад ведьма сгинула в какой-то разборке. А вот Ларсен был жив-здоров. И даже процветал, судя по роскошной вилле в Ницце. Сыт, благополучен, здоров... роскошный халат облекает фигуру. Загорелый, подтянутый - хоть на обложку "Плейбоя" размещай. Как образец. А Мишку убили - после перенесенной болезни парень остался слабоумным. И Харлана тоже - слишком слаб, слишком привык бездумно подчиняться. А восемь просто не выжили - мир жесток к сиротам, если у них нет поддержки.
  
   - Принесли ордер, молодой человек? - весело спросил Кристиан. Минутку, это вовсе не тот молоденький Страж. Маг прищурился: да... так и есть... - Демон? На поверхности? Юноша, а вы знаете, что вам разрешено появляться только...
   - Я в курсе.
   Больше парень не сказал ничего. Только смотрел. Дурак, что ли? Настроение стало портиться - посылают же кого попало. Прямо на виллу, да прямо днем, в открытую. Если сейчас вернется Страж и увидит, что он, нейтральный маг, общается с демоном... Кристиан начал злиться:
   - Кто бы тебя ни послал, передай ему, что он должен тебя наказать. Такова наценка за его заказ.
   Молодой человек как-то странно усмехается:
   - Я не заказ делать пришел.
   - Чего тебе надо? Говори и убирайся.
   - Я хотел спросить... вы - маг, верно? Если я заплачу вам и попрошу сердце чародея, оно найдется?
   Слово "Убирайся" подзадержалось на языке. Может быть, этот парень - наследник какого-то значительного рода? Тогда его наглость извинительна.
   - Это будет сложно... - Кристиан не собирался светить свое имя при таких сделках, нет... но кто мешает дать имя посредника и потом стребовать процент?
   - Но возможно? - парень кивнул каким-то своим мыслям, - А ребенка? Я дорого дам.
   - Если постараться, то...
   - А есть на свете что-то, что вы не захотите продать? Или кто-то?
   - Послушайте!.. - маг оскорблено вскинулся, наконец сообразив, что речь идет вовсе не о заказе.
   - Слушаю, - спокойно отозвался демон. - И слышу. И думаю еще... двадцать лет назад вы взяли плату за помощь...
   Глаза Кристиана сузились:
   - Ах вот что... подкидыш? Ну, юноша, вам, право, не в чем меня винить. Я взял плату лишь за молчание. В определенных условиях мое молчание стоит весьма дорого. Ну-ну, спокойнее! Все получили, что хотели: я оплату, Уровни свое пополнение, выращенное отнюдь не в теплице. Тепличные условия, знаете ли, не способствуют выработке бойцовских качеств.
   - Надо же... - у молодого демона побелели губы, - а Стражи еще считают темными нас... Вы не думали, как это странно?
   Ларсен наконец потерял терпение: клиентура-клиентурой, но терпеть поучения в собственном доме - увольте!
   - Вы вот что... вы думайте лучше в другом месте! Довольно с меня и проповедей, и угроз! Я не светлый и не-темный, я нейтральный, ясно вам? Нейтральный! Убирайтесь!
  
   Убить бы его... Нет, сейчас руки пачкать не стоит. Март скривился, глядя на этого слизняка - загорелого, красивого, но слизняка... ядовитого. Нет, не сейчас... сейчас он настороже, и в собственном доме, полном сторожевых чар. Позже... а пока надо бросить какую-то дымовую завесу. Чтобы слизняк посчитал незваного гостя куда более слабым.. не способным на месть. Надо сказать что-то высокопарное... Что-то вроде "Ты пожалеешь", только пышное. А, вот.
   - Я зашел посмотреть на вас, не-светлый и не-темный. - видал кто-нибудь нейтральных слизняков? - Только вы учтите: никто не любит таких вот нейтральных. Не выберете сами, выберут за вас.
   Чародей выслушал эту "речь", глазом не мигнув.
   - Вон.
  
   След демонского телепорта растаял, маг брезгливо поморщился. Молодежь, светлая ли, темная, порой бывает редкостно глупа. Пришел, наболтал... настроение испортил - лишь бы выказать, как Кристиан его обидел. Слабак и тупица.
   Ну что ж. он ушел, а день еще не кончен, и из вечера можно выжать что-то приятное.
   Ах, Ницца... Кристиан полной грудью вдохнул запах цветущих апельсиновых деревьев, проводил взглядом стайку красивых девушек. Чудесно. Просто чудесно. Лазурное небо, ароматный воздух, услаждающие взор девичьи лица... и он должен был отказаться от этого, чтобы мотаться по поручениям Свода, спасая неведомо кого? Или связаться с Уровнями, живя постоянными интригами? Ха! Нашли дурака!
   Выберут за вас, смешно...
   Светлые не тронут его, пока он не нарушит закон, а темным он найдет что сказать...
   Он хозяин своей жизни, и... это что такое? Кристиан недоуменно посмотрел на серо-серебристую щель, прорезавшую воздух прямо в его розарии. Ветки его лучшего сорта, "Кордеса", посыпались на плиты дорожки... Какого черта? Оскорбленный маг двинулся к щели...
   А-а! Что-то сбило его с ног, швырнуло на дорожку. Теплая плитка вдруг стала почти ледяной, а шипы с опавшей ветки до крови расцарапали губы и щеку. Кто посмел? Кто?
   Над ним наклоняется серое лицо. Дымчато-серая кожа, узкие губы, и глаза... алые. Кто это? Кто? Какого черта?
   - Вы кто? Чего вам? Чего?!
   Серокожий смотрит на него, склонив голову набок, точно что-то незнакомое...
   - Кто вы? Вы... - в сердце Кристиана медленно вползает страх... А из необычной щели - телепорт? - щели уже прыгает следующий... и еще один. Кто это такие?
   Выбирайте... иначе выберут за вас - вдруг зазвучал в ушах молодой голос.
   Щель закрывается, на прощанье обрызгав дорогую греческую плитку то ли водой, то ли еще чем-то...
   Незваный гость, оглянувшись на своих, бросает какую-то фразу. И серые руки довольно осторожно ложатся на виски Кристиана. Прохладные пальцы...
   Так они не враги? Слава богу, а то я уже решил, что мне ко...
   Выбирайте... иначе выберут за вас.
  
  
   - Лина, ты...
   Баххх!
   - Вау! - округлил глаза Игорь.
   - Ой! - попятилась Марина, изумленно глядя на дым и тающий на глазах стул. - Тетя Марго, ты что?
   - Ничего! - несколько растерянная чародейка спешно "добила" злосчастный стул и живенько впихнула обратно в карман какой-то шарик. - Это просто зелье новое. Экспериментальное.
   - Господи... - Людмила прижала руку к сердцу (заодно пряча за отворот стильного пиджака другой шарик, темного стекла). - Это что такое?
   - Ничего страшного. Просто нарушаются связи атомов, и они превращаются в кисель! Моментально... Странно, обычно это работает не так - алые губы женщины зашевелились, высчитывая поправки к аннотации нового средства. Лина, вздохнув, аккуратно сунула в кармашек выхваченный кинжал.
   Хорошо, что никто не заметил...
   В кухне тем временем кипели страсти:
   - Это не демон, это стул!
   - Я в курсе, просто... Это один ученик придумал, предложил испытать, вот я и ношу с собой. Для испытания.
   - На наших детях? - скептично изогнула смоляную бровь Людмила.
   - На стуле! То есть... на демоне... Ну, если он свалится нам на головы.
   - Марго!
   - Что? - виновато пожала плечами рыжая ведьма. - Я просто пробовала.
   - Вот уж не думала, что наш дом - экспериментальная площадка! - тряхнула "конским хвостиком" злопамятная Маринка (именно эти слова ей когда-то сказала тетя Маргарита - за попытку усовершенствовать снотворную смесь... точнее, за результаты опытов)
   - Да ладно, ну никто не пострадал!
   - Кроме стула...
   - Достаточно! - голос Милы разрезал остальные, как нож - масло. Все виновато замолчали. Марго, собери свой...бывший стул тряпкой и выбрось на помойку. Марина, спокойнее. Игорь, прекрати смеяться. Лина... - светлая ведьма сделала секундную паузу, и взгляд темных глаз чуть смягчился. - Не волнуйся, начнем сначала.
   Лина подавила вздох.
   Не волнуйся... Выходит, не так уж хорошо она закрывается, если говорят такое. Хотя... не исключено, что Соловьева успокаивает не столько ее, сколько себя. Все на нервах. Причем не первый день.
   После первой, весьма злополучной атаки - на следующую ночь после неудавшегося суда, фениксы затихли, ничем себя не проявляя. Не пытались вломиться в дом - может, никому больше не хотелось прилипнуть к барьеру, как фениксу Терезе? Вадим ее, правда, быстро отпустил, просто высказав предупреждение, но вряд ли ей это понравилось. А Тереза злопамятна...
   Но ладно бы дело было только в Терезе...
   Почему молчат остальные?
   Не пытаются связаться, не угрожают никому, не пробуют никого похитить на обмен... Просто затаились и ждут. И нервов на них никаких не хватает. Неудивительно, что Соловьевы уже срываются. Вчера из-за этого пострадал холодильник - его нечаянно превратили в мышку (сам виноват, зашумел не вовремя) и потом гонялись по всей кухне, пока не отловили... Пару дней назад пришлось извиняться перед девочкой-почтальоном и убеждать ее, что остолбенение и странное мерцание перед глазами - просто такой глюк. Ну, от жары. Или от бессонной ночи. Нет-нет, они ни на что не намекают, просто - разносчице газет плохо стало, пустяки, с кем не бывает... Утром под раздачу попал рекламный кристаллик, ни с того ни с сего возопивший о распродаже в магазине "Феникс" (нервы у Лины тоже не железные, а кристаллы обычно не делают в расчете на удар ножом). Сегодня - стул.
   А дальше?
   Нервное напряжение потихоньку нарастало.
   Нет, внешне все выглядело вполне спокойно: дом жил своей обычной жизнью: учился (младшее поколение), дрался подушками (совсем младшее), работал над всем и сразу. Соседка Марго моталась по детским приютам, по наводкам прессы, выискивая юные магические таланты, сама Мила с головой ныряла в заботы о доме и каком-то срочном заказе, Маринка прилипла к компьютеру, подсчитывая и выверяя какой-то проект. Александр пропадал в Своде. Разделавшись с текучкой, ведьмы вцеплялись в гостью и утаскивали на чердак - зелья готовить. Началось все с невинного желания Игорька составить средство против расплодившихся в последнее время "зубастиков", а закончилось тем, что Марго прилипла к Лине мертвой хваткой. Соловьевы с восторгом восприняли антидоты, рецепты которых молодая феникс знала наизусть, и тут же принялись их варить и испытывать. Испытывать, правда, особо было не на ком - добровольцев на такое дело соглашался только Алекс и его дружок из группы, но на них никто ничего пробовать не хотел - голоса берегли. Игорь со своими приятелями тоже рвался в подопытные кролики... но даже если б у Лины поднялась рука на мальчика-сироту (Соловьевы приютили ребенка после гибели его родителей), то приемные родители встали бы стеной против использования детей в качестве лабораторных мышек.
   А симпатичных морских свинок Лине было жалко, и она потихоньку выпустила их, пока Марго отыскивала на чердаке недостающие ингредиенты. Свинки попались небалованные, шустрые, и за прошедшие пять дней их рыжие бока примелькались в самых неожиданных местах, начиная кухней и заканчивая "шкатулкой" - держателем кристаллов. А когда одна высунулась из соковыжималки и начала верещать, то у хозяек чуть не стало на одну (и единственную!) соковыжималку меньше. Вызванный Координатор пообещал прекратить безобразие и стал собирать свинок, но младшее поколение было категорически против! Причем настолько против, что знаменитые Соловьевы сдались на четвертой минуте. Сейчас свинки смылись из аквариума и пошли куролесить по-новой, а младшее поколение Игорек-со-товарищи обдумывало план по их дрессировке...
   Словом, все хорошо... кажется.
   Только почему так тревожно?
  
   Может... из-за Алекса?
   Зеленоглазый ведьмак за эти пять дней... нет, он не отдалился, но и прежней близости, прежнего доверия больше не было. А ведь когда-то у нее голова кружилась, стоило взглянуть в эти, безоглядно доверчивые, удивительно счастливые глаза.
   Алекс изменился.
   То ли повзрослел, то ли дело было в ее признании, но изменился...
   Стал строже и спокойней... если можно так сказать. Как-то тише. Словно маску надел. Он больше не поддразнивал Марго на ужинах и не пел веселых песенок. Не позволял своему дару выйти из-под контроля - ни на концертах, ни дома. Да и концертов пока было всего два, остальные выступления он просто отменил. Постоянно пропадал куда-то, пугая родных и вызывая недовольство старшего брата, которому и приходилось его искать. Эта внезапная любовь к прогулкам неизвестно где была явно неспроста..
   Вняв, наконец, просьбам матери (и подзатыльнику рассерженного старшего брата), юноша перестал улетучиваться из дома и почему-то вцепился в компьютер. Небольшой ноут нового поколения стал его неразлучным спутником, и молодой ведьмак не соглашался расставаться с ним даже на ночь. Только кухня была объявлена "бескомпьютерной территорией", и на время завтраков-обедов-ужинов ноут получал возможность передохнуть.
   Он по-прежнему нравился ее фениксу, и по-прежнему Алекс был готов защищать ее от всего мира, не только от семьи... но сам он больше не был прежним. За все это время он ни разу не пытался ее обнять. Даже поговорить.
   Словом, Алекс изменился.
   И Лина не понимала, что делать.
  
   - Лина, с него достаточно, - мягкий голос Милы нарушил ее сосредоточенность.
   - С кого? - непонимающе отозвалась девушка.
   Соловььева протянула руку и мягко отобрала у феникса ступку.
   - С порошка смолки. Ты ее в пыль растерла. Так и надо по рецепту?
   - Нет, - девушка несколько удивленно рассматривала бывшую смолу. Самоконтроль расшатывается на глазах.
   И что с этим делать?
  
   Феникс без самообладания - не феникс. Убийца без самоконтроля - расходный материал. И оттого, что тебя немного труднее убить, чем демона или человека, легче не становится. В истории клана было два случая, когда, нарвавшись на засаду, фениксы не смогли уйти и не успели покончить с собой. Говорят, одна из них жила еще семь лет. В плену, мечтая о смерти...
   Феникс недовольно ворохнулся, "распушил перья". Ему не нравилось настроение хозяйки. Понимаю тебя, птичка. Но какие сейчас из нас с тобой убийцы... так, жертвенные курицы.
   Лина молча отбирала нужные для антидота травы. Молча, экономно-аккуратными, отточенными движениями. Фениксы держат эмоции под контролем. Фениксы способны... в этом-то и дело.
   Кто она теперь? Феникс? Член клана? Отступница? Ведьма?
   Кто?
   Несколько лет Лина мечтала вырваться из-под власти клана. Мечтала жить собственной жизнью, самой выбирать, что делать и как. Ну вот, что мечтала - сбылось, только в каком-то уродливо-искаженном виде. Она ушла из клана, причем не одна, а с любимым человеком. Теперь только живи - так, как хотела.
   Только все не так.
   Силы блокированы, доступа к ним нет. Без них она самая обычная ведьма, даже без особых способностей. Самой ей не выжить, приходится принимать защиту приютившей семьи и подставлять Соловьевых под возможный удар. Клан не прекратит охоту... А Алекс, хоть и сказал тогда "люблю", кажется, так и не смог простить ей лжи. Она как могла, держала себя в руках, не позволяя себе ни лишнего слова, ни лишнего движения, она помогала чем можно... но долго так продолжаться не могло.
   Что теперь?
   Кто она все-таки?
   И что ей делать?
   Нет ответа.
  
  
  
   - Ты все молчишь... - проговорил рядом негромкий голос. Милы...
   Нет, дрогнуть руки не дрогнули... но на миг замерли. Потом девушка аккуратно высыпала нарезанные кусочки колючего гриба в миску.
   - Я работаю.
   Хозяйка бросила на нее изучающий взгляд - девушка ощутила его даже не глядя. От него мгновенно загорелись щеки. Почему-то с Милой маска бесстрастия-хладнокровия давала сбой. Когда мать Алекса смотрела так, Лина чувствовала себя не фениксом и членом клана, а просто девчонкой. Обычной девчонкой, которая разговаривает с матерью своего парня... Как те, что сплетничали в гримерке клуба о своих жутких-и-ужасных проблемах - прыщ на носу вскочил или цена на квартиру поднялась... Счастливые девчонки.
  
   - Вот что, - негромко проговорила Мила. - Я не знаю, что происходит с Алексом и не понимаю, что с тобой. Но дальше так продолжаться не может. Сядь.
   - Мне нужно поставить смесь на огонь, - она ответила, не успев подумать, хватаясь за первый попавшийся предлог, чтобы избежать разговора...
   - Потом поставишь.
   Плеснуло, тонко зазвенело, пахнуло ароматом горячего крепкого кофе.
   Мы будем пить кофе?
   - Нужно сейчас. Смесь испортится...
   - И демон с ней! Сядь. Вот, возьми... - женщина мягко, но настойчиво вручила Лине высокую золотисто-алую чашку с красивым рисунком - раскинув крылья, стремилась в небо жар-птица. Лина невольно задержала на ней взгляд.
   - Это, кстати, любимая чашка Алекса, - как бы между прочим, проговорила Мила. - Сам купил. Уже пять лет бережет...
   Пять лет? С...
   Девушка непроизвольно опустила глаза на свое запястье. Похоже...
   - Вот именно, - Людмила вздохнула, придвинув к себе свою чашку. - Сейчас понятно, почему. Задним числом вообще многое становится понятным. Замечала?
   Глаза женщины были темны и загадочны.
   - Иногда.
   Только вот, если понимаешь все не вовремя, а лишь задним числом, то исправить уже ничего не исправишь...
   - Например, становится ясен горячий интерес Алекса к расоведенью. И нежелание рассказывать о том, кто и где его лечил... Мы все понять не могли, отчего так. И то, что семь его песен написаны о потерянной любви и девушке с карими глазами, - Мила улыбнулась, но лишь кончиками губ, и до глаз улыбка не дошла... - Он искал тебя.
   Отчего-то в эту минуту чашка показалась спасательным кругом.
   Лина машинально погладила ало-золотую птицу, не зная, что сказать в ответ.
   - Странная вещь - судьба, правда? - проговорила Мила, не дождавшись ответа. - То, что ты у нее просишь, сбывается. Но так, как она сама этого пожелает. И тогда поздно менять желание. Не вернешь.
   - О чем вы?
   - О счастье. Я хотела его для моих мальчиков. Вот и сбылось, - Людмила бездумно обняла чашку ладонями... - И кажется, с судьбой нельзя жульничать. Рано или поздно придется платить по счетам.
   Так и есть. Придется. Причем, уже скоро.
   Только вот разговор все непонятней...
   - Мила...
   Чародейка тряхнула каштановыми волосами:
   - Кажется, я тебя совсем запутала. Прости. Просто мне хотелось больше узнать о тебе. Ты не против? Марго навела справки у светлых, а один родственник - у кое-кого из темных. Из тех, кто посветлей.
   - И как?
   - Что - как?
   - Сведения, - Лина отпила глоток кофе, почти не чувствуя вкуса. Наверное, так чувствует себя жучок под увеличительным стеклом. Его пока не трогают, но рассматривают, точно перед вскрытием. - Много "гробов" нашлось?
   - Гробов?
   - Клановый термин. Означает секреты. Чаще всего о заказах.
   Темные глаза чуть прищурились:
   - Ты словно... чего-то боишься. И заранее бросаешь вызов, чтоб легче все разорвать и уйти. Так? При твоей матери это неудивительно.
   Какой горький кофе...
   - Вы с ней говорили?
   - Нет. Мы... точнее, один из наших друзей общался с другой твоей соплеменницей, более... адекватной. Стефанией. Она, кстати, спрашивала о твоем здоровье. Просила передать, что ваш договор не разорван. Диана тебя дождется. Это кто?
   - Девочка... моя дочь... - Лина отвечала машинально, не думая - слишком оглушительна была новость, и была вознаграждена полным ошеломлением собеседницы:
   - Кто?!
   - Моя воспитанница. Приемная дочь. У нас так обычно учат.
   - А-а. Понятно, - с сомнением протянула светлая ведьма. - Так вот, она говорила, что ты хотела уйти из клана. Не хотела быть убийцей. Это так?
   - Да.
   Показалось или на лице Людмилы промелькнуло облегчение?
   - Тебя не отпускали... - полувопрос-полуутверждение.
   - Так просто из клана не отпускают.
   - Хм... Ну хорошо. Не знаю, важно это или нет, но прежде чем поговорить о Алексе, я передам ее слова. Она советует тебе встретиться с отцом.
   - С кем?!
   То, что теоретически отец у нее был, Лина знала. Где-то и когда-то ее целеустремленная мама нашла ту человеческую единицу, которую можно было припрячь для производства наследницы-преемницы. Зная мать, можно было не сомневаться, что неизвестный отец был воином, причем из лучших. Офицер-десантник, как сказала мать. Хотя можно было и так догадаться - Лиз признавала только высокие стандарты. И скорей всего, он был из каких-то южных земель - ведь недаром у нее, Лины, смуглая кожа и густые черные волосы.... И так же можно было догадаться, что после достижения цели этот офицер-десантник оказался немедленно забыт и хорошо, если не убит...
   Но Лина почти никогда не думала об отце.
   Не было ни времени, ни желания. Хватит с нее и одного родителя - Лиз заполняла дни так, что жить было некогда...
   А теперь Стефания говорит об отце.
   Что это значит?
   - Я не понимаю.
   - Я тоже не особенно. Но она говорила, что встретишься - поймешь. Вот - на столешницу ложится свернутая бумажная полоска. Самый обычный листок-стикер. Желтый. Лина молча прочитала несколько ничего не говорящих ей слов.
   "Даниил Орешников"
   Клуб "Бланко", клуб "Этно", студия "Милагрос".
   Все непонятней и непонятней... При чем здесь музыка?
   - Хочешь попробовать? Алекс тебя проводит.
   - Алекс?
   - Ты против? - Соловьева задумчиво крошила на блюдце печенье. - Лина... я ведь недаром сказала, что так дальше продолжаться не может. Алекс - весь как натянутая струна, Вадим боится выпускать его из вида больше чем на полчаса... Да и ты...
   - Что я?
   - Ты сама не чувствуешь? Или эта твоя... маска приросла, что ты ее уже и не ощущаешь? - О чем вы?.. - она знала - о чем, но... неужели это так заметно?
   - Эх, Маргариту бы сюда... - с какой-то грустью вздохнула женщина. - Ну ладно. Ты живешь здесь три недели, Лина. Ты ни разу не улыбнулась, ни разу не прилегла отдохнуть среди дня, просто так. Ни разу не забежала на кухню в неурочное время, просто потому что захотелось есть.
   - Прости?
   Старшая Соловьева вдруг усмехнулась:
   - Да, эта манера моих родственников пролезать на кухню в любое время дня и ночи и выискивать вкусненькое, иногда достает, но... все-таки, я бы хотела, чтобы ты тоже вела себя так. Так, как будто ты здесь своя. И так, словно это ты, а не робот, запрограммированный на зелья и бесконечные тренировки!
   Пауза, и снова - пристальный взгляд:
   - Скажи, это - ты? Какая ты? Ты знаешь, чего хочешь? Не родные, не твой клан, чтоб его демоны навестили... Ты сама. Ты знаешь? Определись. Пойми. Сейчас пойми, пока на тебя никто не давит.
   - Мила...
   - Я должна знать, Лина. Я не знаю, что так прочно связало ваши жизни, но раз это так... сильно и... неизбежно, то в этом стоит разобраться! Пока не поздно!
   Неизбежно? Разобраться?
   - В чем?
   - В себе. В своей жизни. Нужна тебе любовь? И ... нужен ли тебе Алекс?
   Нужен?
   Зеленые глаза и ясный голос... звон струн... и расцветающее в сердце тепло... и ощущение, что ты ступаешь по облакам, и чувство, что ты живешь, и счастье...
   Искристая жаркая аура, переплетенье магии, довольный, беспредельно довольный феникс.
   Касание губ, от которого разом учащается дыхание... кружится голова, кружится мир вокруг... и плавятся ограничения...
   - Нужен, - услышала девушка собственный голос.
   На плите мягко булькала забытая смесь. Тихо-тихо стучали часы... Послышался еле уловимый плеск - рыбкам в аквариуме не терпелось получить корм.
   А Мила вздохнула:
   - Это хорошо. Почему ж вы тогда так...
   - Как?
   - Не помиритесь никак. Все вокруг на цыпочках ходят и дохнуть боятся. Лина... если он сделал что-то не так, то мужчин иногда надо прощать. Может быть, тебе стоит...
   - Но это же он сам! - слова прозвучали как-то по-детски, и Лина вспыхнула, - Он сам ко мне не подходит!
   Мил уставилась на нее так, словно Лина внезапно превратилась в рыбу и заговорила на китайском языке. А потом... рассмеялась.
   - Вот не зря я хотела для детей нормальной жизни! Эта мне магия! Вы подумайте, неделю кружить друг у друга и не решаться подойти! Одна - потому что фениксам надо держать под контролем эмоции, а второй - потому что эмпатией девушку проверять он считает непорядочным, а заговорить прямо не хочет - мол, она может подумать, что он навязывается ей, в благодарность! Я с вами с ума сойду!
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"