Белова Елена: другие произведения.

Новая реальность. Глава 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ловите внеплановую проду! Должны ж вы что-то получить с моих каникул)))

  
  
  - Ура!
  На радостях ребята решили не возвращаться домой телепортом, а пройтись пешком и как следует прогуляться. Они шли по городу шумной веселой группой, переговариваясь, расспрашивая, вышучивая друг друга - беззаботные, яркие, радостные... Словно по ночному городу летела стая птиц.
  Лина только улыбалась - впечатление, что за спиной вот-вот вырастут крылья, окрепло. Кажется, она сейчас вспорхнет над аккуратным плиточным тротуаром, раскроет крылья и рванется в небо.
  - Алекс...
  - Что?
  - Ничего. Я просто...
  Зеленые глаза понимающе глянули на нее.
  - Просто хорошо, а? Мне тоже.
  - Но... - нехорошее подозрение снова подняло свою недоверчивую голову, и Алекс поспешно покачал головой:
  - Нет, нет, это не я! - он задумчиво-пристально изучал ее лицо, и наконец мягкая, какая-то беззащитная улыбка тронула его губы, - Это не я. Скорей, наоборот. Ты сейчас не грустишь, тебе легко, словно... словно ты приняла какое-то важное решение. И от этого мне тоже легко.
  - Алекс... Ты что, всегда меня чувствуешь?! Ты же говорил...
  - Нет. Ну не совсем... Просто фон. Общий фон, понимаешь. Радость-грусть, покой-тревога.
  - Хм?
  - Вот-вот! - Алекс легонько приобнял ее за плечи и бережно-нежно коснулся губами виска... И Лина задохнулась от горько-светлого ощущения счастья, такого своего, такого короткого... - Тебе чаще всего было тревожно, и я очень старался тебя развеселить.
  - Эмпат несчастный!
  - Он самый, - отрекомендовался Алекс, полушутливо склонив голову, - А феникс против?
  Феникс был не против. Ох, как не против...
  - Ну... он пока думает. А у вас еще есть такие... кто захочет меня развеселить?
  Алекс понял.
  - Еще папа может. Иногда Маргарита. Но они получше меня умеют экранироваться. А маме не надо ни эмпатии, ни телепатии - глянет влет, и все разом знает. Даже какого цвета тот бездомный котенок, которого ты притащил и спрятал в спальне.
   Ну... про то, кто у тебя девушка, она не прочла. Значит, не так уж всевидяща.
  - А Вадим?
  - У него другие силы есть. Эмпатика только моментами проявляется, очень редко. Нельзя ему... - юноша почему-то помрачнел и оглянулся назад. Лина тоже повернула голову. Вадим шел позади остальных. Один. Он улыбался, но как-то невесело, и машинально подбрасывал на ладони несколько колечек. Вот он отвлекся, и колечки, явно забытые, закружились над ладонью, как планетки в солнечной системе.
  - Нельзя? А что случилось?
  Алекс вздохнул...
  - Сложно объяснить. Ему сейчас непросто. Да и я...
  - А ты все же попробуй.
  Стайка юных волшебников убрела вперед и сейчас, судя по смеху и веселым выкрикам, затеяла добычу лимонада...
  - В общем, он нарушил пару законов, и Координаторы заблокировали его основные Силы.
  Лине стало холодно. Чтобы Координаторы, да вмешались в жизнь людей... для этого, по ее разумению, нужны были очень серьезные основания. Что мог натворить этот парень?
  - За что?
  Алекс закусил губу.
  - Наверное, ты должна знать. Ну, раз будешь жить у нас. На всякий случай. Вадим недавно проходил практику. Спецкурс "Помощь жертвам насилия". Он параллельно учится на психолога широкого профиля, вот и получил направление в местный центр.. И была там одна девочка... Она... сильно пострадала при нападении... и вдобавок потеряла зрение. Маньяк постарался, чтоб его никто не опознал. Понимаешь?
  Еще как!
  - Вадим его убил?
  - Нет. Он вылечил ребенка. Слепоту вылечил...Координаторы посчитали это нарушением правил. И наказали.
  Не может быть!
  - За лечение?!
  Алекс горько усмехнулся:
  - Мы "не имеем права лечить людей". Вдобавок, чтоб не пошли слухи о чудесах и магах, пришлось постараться куче народа. Организовывать "дымовую завесу", какое-то шоу про экстрасенсов, что ли. И все же это несправедливо!
  Да уж, Координаторы...
  С ума сойти.
  Про Координаторов Лина знала не так уж много. Был у них в клане краткий курс по основным правящим силам мира, и там говорилось и про Доверенных Стражей - Координаторов, и про Ложу Уровней, и даже про некоторых уцелевших пока богов, остатках древних пантеонов. Например, в Лос-Анжелесе, по слухам, несколько десятков лет жила богиня Любви, пока не сбежала, напуганная быстрым наступлением "безнравственности", как она выразилась. Тонкая душа богини не выдержала наркотиков, старлеток и противоестественных отношений, и древнее божество переселилось в какой-то провинциальный городок на Украине. По слухам, в городке резко пошла на спад преступность, зато подскочила рождаемость. Местные жители разобрались в ситуации, но никакого недовольства не выразили, наоборот, к экстрасенсу Фросе (как перекрестили беднягу Афродиту) потянулись из разных городов клиенты, мечтающие о любви, и городок быстро расцветал.
   А в Лос-Анжелесе сейчас успешно конкурировали божок чистогана, дух хаоса и еще что-то маловразумительное. Интересно, во что превратится город? В Москве попытались пристроиться Асклепий, бог здоровья, и очень ослабевший в последнее время Гименей, но обоих выставил Гермес, которому они мешали заколачивать деньги на пластических операциях.
   Но это так, к слову. Основной упор в курсе делался на Ложу и тех демонов, что могли бы претендовать на роль Правителя (сейчас трон уже полтора десятка лет стоял пустым, а три наиболее крупных и влиятельных канна грызлись между собой за право выдвинуть правителя из своих рядов)... но про Координаторов там тоже говорилось. Столпы Света, одна из опор мира... И Стражи-защитники живого, оберегающие закон, миропорядок, добро.. Так? И запретить парню лечить ослепшего ребенка? Потому что это нарушение правил? А действия маньяка - не нарушение, да? Что ж вы не остановили его руку, светлые любители правил?!
  Лицемеры...
  - А маньяка они наказали?
  Юноша нахмурился:
  - Нет.
  - Вот же...
  - Да... я все вспоминаю, как ты тогда появилась в пещере этого.. колдуна, - голос Алекса зазвучал как-то напряженно...- Помнишь?
  - Ну.. да. А что?
  Ей тоже стало не по себе. Неужели он вспомнил?!
  - Все думаю... не знаю, зачем ты туда пришла, я никогда не спрашивал, но ты явно за кого-то мстила. Он тронул кого-то из твоих родных?
   Лина закусила губу. Вот сейчас об этом совсем говорить не хотелось.
  - Ну...не совсем. Меня... мама... попросила, - опять ложь, максимально близкая к правде. И все-таки - ложь.
   Брови Алекса удивленно поднялись, но давить и докапываться до истины он не стал.
  - Ладно, я не о том...Просто... ты пришла отомстить. Убить. И могла уйти. Оставить меня там. Так?
   Если быть точной, она было обязана оставить его там. И желательно лишенным возможности кому-то рассказать о ней. Память убрать или еще что.
  - Но ты меня спасла.
  - Алекс...
  - Да, я знаю, что тебе тоже это не особо разрешалось.
  Мягко говоря.
  - Откуда знаешь?
  - Ну... ты ж меня не домой привела... - усмехнулся догадливый "ангел", - В тайник. И очень просила ничего не рассказывать никому. И даже порошок один подсыпать хотела - тот, что память стирает. Я помню.
  - Сообразительный...
  - Стараюсь. Так вот. Ты явно нейтральна, но спасла случайного встречного. Почему нам, Светлым, этого нельзя?
  - Не знаю...
  Пронесло.
  Нейтральная, надо же... Когда-нибудь им придется об этом поговорить, и наверное, скоро... нельзя его обманывать... нельзя лгать людям, которые дали ей приют... Подставлять их под удар. Но пару дней хоть у нее есть?
  Знал бы ты, какая я нейтральная в самом деле, Алекс.
  Они прошли еще несколько метров, и рука Алекса все так же ласково обнимала ее за плечи, но Лина почувствовала, как что-то изменилось. В его настроении... в этой ночной прогулке...
  Стало тревожно. Почему-то припомнилось, как стоял он сегодня у фонтана - между светом и тьмой. Словно на грани... Защищая свет... Или... или правда - на грани?
  Неужели ты сомневаешься, Алекс? В своем предназначении? В Координаторах... Или в Свете? Это опасно. Я тоже сомневаюсь, я тоже... но это опасно.
  - Алекс...
  - Прости.
  - За что?
  За что именно собрался просить прощения невозможный зеленоглазый ангел, Лина так и не узнала - что-то тонко зазвенело в ближайших кустах, и юноша замолк. Компания магов тоже притихла, приглядываясь к кустикам. Захрустели веточки, посыпались листья, и на плитки дорожки выбрался Александр.
  - О, пап.. Ты что тут делаешь?
  - Дядя Саша, мы нашли Лину!
  - Ой.. а сколько времени? Раз нас уже ищут...
  - Можно говорить не всем одновременно? - кротко поинтересовался Координатор, и все притихли.
  - Что такое, пап?
  - Ничего. Просто вас давно ждут дома. И слегка тревожатся. Я тоже.
  
   Приют для феникса.
  
  Лина смотрела на небольшую светлую комнату. Не та, что в ее видении - нет книг на полке, нет фото девушки.. На столе - стопка книг и целый ворох нот. Зато над постелью в забавной пародии на фамильный герб перекрещиваются меч и гитарный гриф... Зато по комнате моментально поплыли звуки музыки - компьютер приветствовал хозяина какой-то балладой (похоже, любовной). Зато на стене вперемешку с плакатами музыкальных групп - карандашные наброски. Девушка...
  Она.
  Лина молча смотрела на свои портреты. Она в танце, она - у костра, она собирает волосы в косу... Везде она. Лицо набросано слегка схематично, упрощенно, и в большинстве случаев его вообще не видно, но Лина готова съесть собственную концертную юбку, если это не ее лицо.
  И кто это рисовал? Ну, ясно кто. Значит, никому не говорил, а? Конспиратор ты, однако, Леша.
  - Вот... - Алекс слегка покраснел, - Вот... Нравится?
  Лина очнулась.
  - Алекс.. Ты что, уступил мне свою комнату?
  Юноша присел на край стола и улыбнулся:
  - Она самая защищенная. Родители еще в детстве ухлопали кучу амулетов, чтобы мы с Димом спокойно просыпались, не боясь, что рядом окажется какая-нибудь пакость с Уровней. Тут везде датчики, стоит только сдвинуть один или хоть слово ключевое сказать - и контур замкнется.
  - Но...
  - А я - через стенку. В комнате Дима классный диван, на котором уютно спится.
  
  Диван, значит..
  Лина с интересом глянула на это воплощении ангельского терпения и морали, но Алекс выглядел очень искренним, и она с запозданием поняла, что ведет себя глупо. В конце концов, это дом его родителей. Не может же он... в смысле, не могут же они... Девушка придавила далекие от высокоморальности мысли и идеи и горячо понадеялась, что в настоящий момент эмпатия Алекса спит или занята чем-нибудь другим..
  Надежды, судя по всему, оказались напрасными: щеки юноши слегка заалели, из губ вырвался вздох, подозрительно похожий на ее собственный, а "спокойной ночи" прозвучало весьма и весьма смущенно.
  Кажется, молодого ангела тоже обуревали не слишком ангельские мысли.
  Ну что ж...
  Проводив его взглядом, девушка присела на постель, застланную хрусткими свежими простынями, и усмехнулась.
  Да уж, "не-волнуйся-это-просто-знакомство-с-родителями" выдалось запоминающимся. Это же надо... За один вечер она успела познакомиться с кучей светлых ведьм и магов, попасться на глаза Координатору, подслушать один очень необычный разговор, нарваться на невеселое предсказание своего невеселого будущего... Что еще недостает? Ах, да, она, ведь, кажется, еще и обязана теперь кому-то дать уроки танцев... Лина постаралась вспомнить и пересчитать мелькающие лица и просящие-требующие голоса, заверяющие, что без фламенко они больше не мыслят себе жизни, но ее тренированная память чуть ли не в первый раз дала сбой. Обещала она все-таки позаниматься с девчонками или не обещала?
  Не вспоминалось никак.
  Значит, "не-волнуйся-это-просто-знакомство-с-родителями""?
  Ну, так тому и быть
  А кто волнуется? Никто не волнуется...
  Просто все-таки надо придумать, что завтра сказать матери про заказ... Надо пройтись по связям - отследить информацию по разборкам. Может, удастся свалить труп заказчика на кого-то постороннего. Например, на банду изгоев. По слухам, как раз завелись две новые взамен уничтоженных с месяц назад "Крутых крыс". Надо подстраховаться.
  Иначе невеселое будущее наступит раньше, чем обещалось.
  
   Ничего не изменишь?
  
   "Здесь, в центре, можно поставить аквариум - шестигранный, средний размеров. Сделать подсветку... с одной стороны установить декоративное панно с сухой зеленью. Нет, лучше торфопарник с "зеленой стеной". И внутри аквариума зелень у задней стенки. А вокруг - симметрично расположенные светильники. Аквариум будет как драгоценность - сиять и переливаться среди общей серости"
  - И чего это наш младший молчит? - послышался над ухом знакомый голос с противной интонацией "Фиг-ты-меня-заставишь-замолкнуть". Опять...
  - А это он с нами разговаривать не хочет. Мы ему мешаем, вишь ли! - второй голос, как всегда, донесся с другой стороны.
  - Да что ты говоришь! И чему это мы мешаем? Таращиться на стены?
   "А стены можно выровнять.. или хотя бы окрасить в теплый бледно-золотистый тон. Тогда, может, пропадет это ощущение вечного холода...И добавить фальш-окна или фальшниши, и к ним светлые, тонкие-тонкие занавески"
   Голоса не унимались, и игнорировать их становилось все труднее.
  - Он не таращится, он размышляет. О том, что нам с тобой "не понять"!
  - Ну да, мы же серые!
  - Дремучие! Нам недоступно понимание высокого! Ха-ха-ха!
   "Пол тоже хочется "теплых" оттенков. Терракот или бордово-коричневый, фактурный"
  - Ой, нет-нет! А может, он о своем дне рождения думает, а мы мешаем важному!
  - Да-да, Ян! Ты нас прости, убогих, мы же сразу не догадались! Конечно же, ты считаешь дни до своего восемнадцатилетия, так ведь? А мы мешаем, бестолковые!
  - Мы так виноваты!
  - Да-да, нет предела нашему раскаянию... и во искупление вины мы даже можем помочь тебе посчитать их! Ну-ка, Виктор!
  - Момент, - отозвался тот, - Итак... тебе скоро исполнится семнадцать. И сегодня у нас пятнадцатое июня... Стало быть, дорогой наш братец, до восемнадцати тебе осталось четыреста шестьдесят дней.
  - Надо же, как много!
  - Целая жизнь...
  - Постарайся прожить их как следует, ты же все-таки рода Долински!
  - Ну да, повеселись напоследок! Может, прислать тебе девушку? Ах да, забыл - тебе ж нельзя никого касаться. Вот жалость-то!
  - Тогда тебе остается заниматься только... своими книжками. Неприкосновенный ты наш! Ха-ха-ха! - и, довольные очередной беседой, они, наконец, ушли... Несколько секунд в воздухе еще металось эхо их голосов, громко обсуждающих прелести жизни... Потом они затихли и Ян, наконец, остался один.
   Он вздохнул и наконец открыл глаза. Золотистая комната с мерцающим аквариумом растаяла, и взгляд юноши заскользил по реальным стенам - бугристым, серым, с темными пятнами лишайника. Небольшая пещера с неровным полом освещалась всего двумя светильниками. В ней почти ничего не было. Две узкие постели - самого Яна и охранника - накрыты серыми одеялами, каменный стол и книги, книги... Единственная доступная ему радость - книги из дневного мира, верхнего, где светит "солнце". Неужели там в самом деле есть все это? Леса из тысяч деревьев (подумать только, тысяч! у него было когда-то одно, в кадке, но оно быстро засохло, а нового ему не принесли), замки... Озера и реки. Цветы. Они правда такие красивые, как на картинке?
   Ему ведь этого никогда не увидеть.
   Он может придумывать комнаты, может рисовать замки и дома, может сколько угодно творить их в кристалле (если конечно, братья снова не отнимут "дурацкие игрушки"), но это ничего не изменит.
   Шестнадцатилетний Ян Долински проживет в своей пещере еще четыреста шестьдесят дней. А потом по древнему обряду неприкосновенный младший сын будет призван в алтарную пещеру. И там проживет... просуществует, протянет, промучается... еще примерно сутки. А потом по древней традиции рода Долинского-младшего не станет...
   И все, что от него останется - книги и несколько кристаллов. И имя на стене родовой пещеры с пометкой "жертва".
   Ян лег на узкую койку и невидящим взглядом уставился в серый потолок. Ничего не изменится. Ни-че-го...
  
   Семейный разговор.
  
  - Что значит - ты не можешь пока отчитаться в выполнении заказа?! - Лиз раздраженно оглянулась назад, где в зеркале дрожало чье-то изображение - очередной клиент, видимо, - и вновь перевела взгляд на дочь, - Лина! От тебя я такого не ожидала!
  - Час назад я побывала в пещере этого.. клиента, - девушка чуть поморщилась, - Там его нет, и уже три дня его никто не видел. В пещере какой-то подозрительный погром - то ли ему нанесли визит какие-то "друзья", то ли это банальный грабеж...
  На самом деле пропавшему демону скорей всего нанесли визит обрадованные возможностью поживиться соседи, но об этом Лина тактично умолчала. Она с раннего утра моталась по Уровням - сначала "снимая информацию", потом аккуратно, через третьи руки, запуская нужные слухи. Если ее расчеты верны, то уже к завтрашнему дню Стражи получат сведения, что на некоего Алексея Соловьева открыт контракт. Без подробностей, конечно, но и этого должно хватить. С этой стороны она сделала все что могла без угрозы раскрыться. Осталось убедить мамулю.
  - К чему склоняешься ты?
  Девушка задумчиво вызвала кинжал и чуть покачала его на ладони. Вообще-то в среде фениксов не считалось признаком хорошего воспитания вызывать оружие без согласия собеседника, но Лина знала свою мать. Для Лиз такой поступок не вызов или невоспитанность, а наоборот - добрый знак. Лина слишком редко демонстрировала в ее присутствии свою природу феникса, и теперь вертикальная морщинка между тонких светлых бровей Лиз разгладилась. И тон стал помягче:
  - Что такое, Лина?
  - Это чисто личное мнение... - как бы слегка неуверенно проговорила та, - Но... какая-то оплата, кроме магии объекта, предполагалась?
  - Предположим.
  - И немалая, верно? Тогда предполагаю следующее - наш клиент на самом деле не клиент, а посредник. И смерть клиента реально нужна была не ему, а кому-то другому. И то ли наш посредник хапнул причитающуюся нам плату и смылся, инсценировав грабеж, то ли реальный заказчик его убрал... и вообще мне кажется, что эта история с супер-заказом - на самом деле крупная липа... или подстава.
  - Так... - глаза Лиз сузились, - Поясни-ка. У объекта нет сил?
  - Есть-то есть.. и вроде как немалые.
  - Тогда в чем дело?
  - А клиент не обмолвился, что объект - на самом деле сын Доверенного Стража и ведьмы не из последних. И старший брат жертвы заканчивает обучение... причем, что интересно, тоже на Стража!
  Дальше Лина говорить не стала - пусть мать додумает сама. И про ярость Стражей, и про гнев Координаторов. Про возможное наказание для клана. Стоит оно того, мама?
  Но она не стала говорить - это значило показать, что она обвиняет мать в ошибке. А это сейчас было лишним. Не время обострять отношения...
  - Видишь, почему я прочу тебя на свое место? - неожиданно спросила Лиз, - полуотвернувшись, - Вовсе не только потому, что ты моя дочь. Просто ты видишь больше, чем эти зеленые девчонки.
  Э-э... она точно в свой дом попала?
  - Любая другая убрала бы заказ сразу, не просчитав последствия. Любая другая не обратила бы внимания на нестыковку. Ты молодец. Так что... заказ пока застопорить. Займись своим птенцом. А розыском заказчика займемся мы.
  
   Минни, Макси и птенец.
  
  Во избежание нареканий Лина отправилась к "птенцу" немедленно. Во-первых, так полагается, во-вторых... ну, девочка была интересная. Весьма.
  Необычная.
  Такая живость и открытость... странность для феникса, пусть даже юного. Лина в ее возрасте была совсем иной. Знала, что и кому можно говорить...
  "Ой ли?" - ехидно хмыкнул внутренний голос.
  Отвяжись.
  Ладно, ладно, у Лины далеко не всегда получалось сдерживать свой нрав. Почему-то хладнокровие и выдержка давались ей трудней, чем все остальное вместе взятое! Почему-то не получалось сдерживать и эмоции, и язык. Долго не получалось.
  Изредка девочка даже завидовала Софии и Белле - у них куда реже выходило призвать оружие, да и сил было поменьше... зато мать всегда ставила в пример их замкнуто-загадочные, неподвижные лица... Зато в сравнении с Марианной и Анжеликой Лина была просто образцовым фениксом.
  А теперь вот, по забавной прихоти своенравной судьбы, ей попалась такая же приемная дочь - живой огонек, который не поймаешь и не удержишь.
  
  Дом был интересный. Вообще те фениксы, которые жили "на поверхности", среди людей, умело маскировали свои жилища под человеческие, но Стефания зашла в этом дальше других. Лина смогла засечь только один источник, зато в доме были и телевизор, и компьютер, и масса других человеческих штучек.
  И комната ее воспитанницы была светлой, просторной, и не было в ней ни скрещенных семейных кинжалов, ни тренажеров. Обычная комната. С рисунками на стене... с мягкими подушками, разбросанными по дивану и полу. С громадной серой собачищей, с маху наскочившей на гостью...
  - Минни, брысь! Брысь! - завопила будущая воспитанница, обеими руками вцепившись в ошейник.
  Минни?
  Лина глянула на ворчащую серую громадину и неожиданно улыбнулась:
  - Хороша Минни! Познакомишь?
  - Конечно! - расцвела девчонка. - Минни - это потому что щеночек был такой маленький и ласковый. А выросло вот что. Но Минни хорошая. Иди сюда, собака, иди сюда. Лапку... Ну, дай лапку, а?
  Собачища смерила гостью оценивающим взглядом, как бы сомневаясь в том, что всякие посторонние девушки достойны ее лапищи... но маленькая хозяйка настаивала, и наконец серая лохматая лапа, украшенная острыми когтями, с царственным величием была протянута Лине. Феникс с улыбкой осторожно тронула серую шерсть...
  - Привет, Минни.
  - Аррр?
  - Вот, - Диана, затаив дыхание, проследила за процедурой знакомства и довольно предложила, - Теперь давай я тебе покажу Макси?
  - У тебя еще и Макси есть?
  После полутораметровой Минни от Макси Лина ожидала, по меньшей мере, слоненка. Но Макси оказался всего лишь морской свинкой. Шустрый, рыжий и веселый зверек бодро обежал вокруг Лины, с надеждой обнюхал руки маленькой хозяйки и свою тарелочку и разочарованно попискивая, удалился досыпать свои свинские сны. Спальню он выбрал странноватую - спину прилегшей Минни, но феникса это почему-то не удивило.
  - Вот. А у тебя кто-нибудь живет?
  - Живет?
  - Ну зверик! Мама говорит, это приносит счастье.
  Хм... Интересная у тебя мама.
  - Нет. Сейчас никто.
  - А раньше? - не отставало любознательное дитя.
  - Были. Птицы.
  - Птицы - тоже хорошо, - оптимистично заключила девочка, и резво убежала.
  Слегка недоумевая, феникс выглянула в коридор, но ее необычная подопечная уже вернулась с подносом, на котором гордо красовались два стакана сока и блюдо домашнего печенья.
  - Угощайся. Мама обещала, что скоро научит меня печь такое. А ты?
  - Я? Я не умею печь!
  - Нет, я про танец!
  И эта туда же!
  
   Лина, естественно, отказалась учить свою необычную подопечную танцам. Ей сейчас проблемы не нужны, а если Стефания пожалуется главе клана на, мягко говоря, необычные занятия, то эти самые проблемы на девушку свалятся в полном объеме.
   Девочка, тоже вполне естественно, надулась. Как все-таки похожа...
   Начинать тренировки с ссоры Лине тоже не хотелось (по вполне понятным причинам). Поэтому, поразмыслив и припомнив кое-что из детства, феникс подошла к нахохлившемуся ребенку.
  - Эй... Послушай...
  - Нет.
  - Что - нет?
  - Не хочу слушать. У тебя даже голос такой...
  - Какой? - старшая феникс поневоле заинтересовалась своим голосом. - А что с ним не так?
  - А он у тебя сейчас, как у мамы, когда она заводит: "Детка, надо скушать это, не бойся, это вкусно и полезно!" Бееее! - обиженно передразнила девочка.
  Ну вот и что с ней делать?
  Не хочу, надо же...
  У самой Лины на слова "не хочу" просто условный рефлекс выработался. Сначала она говорила это, искренне не понимая, почему нельзя вместо скучной тренировки побегать в лесу за бабочкой... Потом поумнела и старалась не нарываться на очередную трепку. А потом бросала это, как вызов, и вскидывала голову, встречая взгляд матери - в упор. И та смотрела.. смотрела... но занесенная рука поневоле опускалась.
  Не хочу...
  Тяжело тебе придется, девочка, с таким-то характером... Хотя... может, со Стефанией будет не так уж плохо? Малышка несомненно не приучена держать свой нрав под контролем, и явно не боится получить за это наказание. Может... Лина вздохнула.
  - Послушай, детка, я... не хочу тебе врать. Я должна тебя тренировать, это так.
  - Угу.
  - Но... - как бы спрятать горькое лекарство в сладкой оболочке? - Но с чего ты взяла, что это скучно?
  - Ага-а... - в голосе малявки, все таком же обиженно-недоверчивом, проскользнули первые нотки надежды.
  - А как ты думаешь.. почему у меня так хорошо получается танцевать?
  - Потому что тебя учили!
  - Только поэтому? - поддразнила девушка, быстро сбрасывая туфли на шпильках.
  - Что ты делаешь? - изумился любознательный ребеночек.
  Но Лина только загадочно приложила палец к губам, как бы невзначай оглянувшись на дверь. Диана тихонько ахнула и быстро зажала себе рот - по-детски, обеими ладошками. Светлые глаза ребенка радостно просияли.
  Лина быстро покопалась в сумке, достала дисковую коробочку и установила на подоконнике. Коробочка пискнула, и девушка торопливо отобрала нужную мелодию. Вот... эта подойдет.
  - На диван! - скомандовала феникс, и вредная подопечная безропотно исполнила приказ. Соскочила обратно, быстро-быстро схватила с пола три мягкие игрушки, покидала на диван, затащила туда же несопротивляющуюся Минни и пискнувшую Макси.
  Девочка ждала зрелищ.
  Ну что ж, малышка... считай, тебе повезло.
  Лина встала в центре комнаты... на пробу тряхнула головой... нет, волосы не удержатся... ну и пусть.
  Тряхнуть еще раз, освободить темно-каштановую волну, ощутить знакомую легкость, пьянящую беззаботную радость... и поднимающуюся откуда-то из глубины волну тепла...просто жара.
  Коробочка запищала, подстраивая звук, и Лина замерла. Голова чуть склонена к плечу, левая рука у груди, правая чуть наотлет... В этот миг каждый видит в танцовщице свое: кто-то цветок, кто-то статуэтку, кто-то - сжатую пружину, а кто-то - замершую на взлете, птицу готовую в любой миг рвануться прочь.
  И зазвучала музыка.
  
  
  С первыми тактами замершее тело ожило: под нарастающий гитарный перезвон гибкая фигура взметнула на головой изящные смуглые руки. В ладонях прорезался серебряный блеск, в глазах - колдовской огонь, и манящая, неодолимо притягательная улыбка расцвела на ярких губах....
  И первый нож, сорвавшись с нежных, таких маленьких с виду ладоней, серебряной каплей уходит в стену.
  Фуэте... фуэте...
  Восторженный ах малышки.
  Второй нож рвется с рук, пляшет меж ладоней, к нему присоединяется второй, они пляшут, пляшут, скользя по коже, серебристой змейкой извиваясь у лица... и порхают над головой...
  И тонут в стене.
  Три ножа...
  Четыре...
  Гитара плачет и рвется, темп все убыстряется, и тело словно обвивает гибкая змея... нет, лента... нет, облако ножей!
  Фуэте. Гран батман. Тонкая фигурка мечется в блистающем облаке, изгибается, поводя плечами... и вдруг облако срывается в вихрь. Рыбьим косяком, птичьей стаей ножи проносятся по воздуху... и ложатся у ног танцовщицы.
  Кроме одного, замирающего на раскрытой ладони...
  Лина ловит восхищенный взгляд и нарочито небрежно сообщает:
  - Танец с кинжалами.
  - Оох... - малышка, кажется, растеряла все слова. Она робко трогает один из ножей... - Ох, ты...
  - А вот теперь подумай, реально ли научиться танцам, не умея подчинять ножи своей воле? А нетренированное тело? Будем учиться?
  - Да!
  
  Подопечная не принадлежала к малопочетному племени лентяев. Наоборот, девчонка загорелась так, что пришлось осаживать и удерживать.
  Параллельно Лина присматривалась к "птенцу".
  А ничего. Хороший глаз, очень неплохая реакция. Да и координация что надо. С поправкой на детский возраст так вообще хорошо. А еще понравились глаза и улыбка. И почти невероятная для феникса открытость - Диана поверила Наставнице сразу и безоговорочно. Безбоязненно.
  - Так хорошо?
  - Годится. Только плечи отведи. Вот так...
  - Так хорошо?
  - Хорошо... Лина и сама невольно загорелась, заразившись от подопечной неуемным энтузиазмом, и первое занятие заметно затянулось... Окно-хамелеон постепенно наливалось прозрачностью, пропуская постепенно гаснущий за окном свет, на крошке-приемничке давно закончились отведенные на два часа танцевальные мелодии... Макси, пользуясь тем, что хозяйка и Минни капитально отвлеклись, потихоньку смоталась куда-то и вернулась, еле переваливаясь, чуть не лопаясь от обжорства... а они все занимались и занимались.
  В разгар сложного приема, блистательно наложившегося на музыку, в комнату заглянула Стефания.
  Темные глаза остановились на разгоряченной Диане, на Лине... и старшая феникс улыбнулась:
  - Хотите кофе?
  Кажется, она была довольна.
  
   Призыв.
  
  - А я очень люблю бегать с Митькой.
  - С кем?
  - С моей собакой. Он такой... большой и лохматый. Вообще-то его Микаэль зовут по паспорту, но ему не подходит. Он Митька. Такой.. - бледные руки неопределенно показали в воздухе нечто большое и лохматое.
  - Понятно.
  - Мы с ним наперегонки бегаем. В озере вместе купаемся. Вадим Александрович... а я буду ходить? - светлые глаза девятилетнего ребенка посмотрели недетски серьезно.
   Дим улыбнулся твердо и спокойно. Чтоб не допустить даже тени неуверенности.
  - Конечно, будешь.
   Ходить мальчик не будет никогда. Даже с закрытыми глазами он мог почувствовать серо-красный сгусток на худой спине парнишки. Слишком серьезное ранение. Позвоночник... Но знать об этом он не должен...
   Призыв - мягкий толчок в виски - Дим ощутил сразу. Но уйти просто так было нельзя. Нельзя, когда глаза вот так светятся надеждой.
   - Будешь. Причем довольно скоро. Я обещаю. Подслушал тут один разговор наших костоправов...
   Пока он увлеченно излагал только что придуманный разговор, давление на виски постепенно усилилось до неприятного. Стражи торопятся. Дим машинально "проверил" Лешку. Если это очередная охота, то Лешку тоже должны были выдернуть. Ну-ка... нет, братишка, судя по всему, в этот момент не думал ни о каких Сводах и Стражах, а торопился домой. Усталый, но похоже без единой царапинки и - Дим усмехнулся - в довольно романтическом настроении.
   Значит у Стражей разговор только к нему. Что ж, это к лучшему. Пусть Лешка немного отдохнет от бурной жизни...
  
   Призраков - в Преисподнюю.
  
   В свою квартиру Лина заскочила ненадолго - забрать кое-какие вещи. И сразу шарахнулась от белого призрака, непонятным образом материализовавшегося в спальне. Лина потянулась за специальной смесью, уже машинально прикидывая, кто это решил нанести ей визит. Но призрак нападать не спешил и вообще вел себя на удивление тихо и неподвижно. Да и феникс промолчал... А через три секунды память опознала в призраке то самое чертово платье в виде капусты-альбиноса.
   Преисподняя!
   Девушка-феникс смерила ненормальное изделие спятивших модельеров негодующим взглядом. Мало того, что эта пакость уродует до неузнаваемости (подумать только, тогда, на Уровнях, ни Леш, ни его старший брат ее даже не узнали! Ну зато и не швырнули ничем...), мало того, что на это кошмарное белое безобразие слетелись тогда все фантомы, сколько их было и ей пришлось буквально отбиваться от целой стаи ошалевших пещерных кровососов... Так ведь еще и продавщицы, когда выкричали свой перепуг (и чего женщины так боятся любых мелких паразитов, а), объявили платье испорченным! И потребовали оплатить его как покупку! По мнению Лины, испортить платье больше, чем это сделали модельеры при раскрое, было просто невозможно, но увы, убивать девушек-продавцов было нельзя, смываться из этого магазина запрещало Соглашение, а переспорить гарпий было ей не под силу. По крайней мере, не засветившись. Примеряла платье? Примеряла. После примерки на нем появились пятна и какое-то гадкое существо? Появились. Так о чем разговор? Платите или мы будем вынуждены...
   Белая шелковая гадость еще и стоила дороже, чем любая из покупок, так что собой Лина осталась очень недовольна. И повесила его на дверцу шкафа в назидание себе, так сказать. В знак того, что в следующий раз надо сначала думать, потом делать, а не наоборот.
   А теперь сама же этого "напоминания" шарахается.
   Да-а, феникс, проблемы у тебя назревают.
   Мало нарушенного самоконтроля, так еще и память отказывает. Хотя это, наверное, уже не имеет значения. У нее вполне возможно, будут трудности с приемной дочерью - девочки, менее похожей на феникса, Лина еще не видела. Совершенно определенно можно предсказать проблемы с семьей Соловьевых. Пристальный взгляд Вадима, странное поведение его матери, разговорчивые детки и не менее разговорчивые рыбки - это немного больше, чем нужно для беспроблемного существования. Не говоря уже о повисшей над головой угрозе со стороны родного клана. И все труднее врать Лешке... Проблемой больше...
   Лина почувствовала, как губы повело в горькой усмешке.
   Проблемой больше...
   А в Преисподнюю! Двумя пальцами она подхватила повисшую пакость за поясок, и, мстительно усмехнувшись, вышвырнула в мусоропровод.
   В Преисподнюю.
  
   Слово сказано.
  
  - Вадим, - сегодня Стражей на беседе было целых три, причем все Координаторы. Вадим достаточно часто призывался в Свод не только для обучения, чтобы между лопатками не проскочил знакомый холодок.
   Три Координатора и все по его душу.
   В детстве такое бывало, и не так уж редко. Когда они с Лешкой влипали в очередной переплет, юных нарушителей порядка неизменно призывали к порядку в Своде. То за историю с тортом на ножках (наверное, если б торт не удрал на улицу пугать прохожих, обошлось бы полегче), то за Лешкины фокусы с эмпатией, то за недоразумение с призывом существа из иного мира (Стражи до сих пор ломали голову, как это вышло), то за... да мало ли за что. Но тогда все было иначе. Тогда их выходки были просто детскими проделками. Теперь -нарушения. И наказание - уже не лишение сладкого или кристаллов.
   Да демон с ними, с наказаниями. Только Лешка пусть останется в стороне от этого. Это не его. Он эмпат, у него дар к музыке, он так и так принесет в мир немало добра. Зачем впутывать его в это вечное противостояние?! С детства, сколько себя помнит, Дим старался оберегать младшего... младших. Особенно Лешку. Особенно после похищения. Тогда не только Вадим, тогда вся семья (даже Маринка) рехнулась на безопасности младшенького. Только Лешка не очень-то позволял себя беречь. Он с неизменным упорством лез во всякие передряги, будто ему там медом было намазано, постоянно с кем-то знакомился, заводил друзей чуть ли не в демонский среде, вечно приставал к Стражам со всевозможными вопросами, драться вон научился без контакта руками, чтоб пальцы сберечь. Одновременно умудрялся тянуть на себе две учебы и еще со своей группой выступать. Он повзрослел, научился неуступчивости и решительности...И все-таки Вадим за него беспокоился.
   Когда Стражи разрешили младшему разделить его наказание, Дим чуть не взвыл. Ну какого демона? Лешу простительно, он всегда такой... но Координаторы-то чем думали? Бросить недоученого эмпата на Уровни!
   Дим смирился тогда после двух разговоров. Один со Стражем Пабло. Старик порой казался не от мира сего, но в тот раз усмехнулся и предложил подумать, что будет, если излечение спровоцирует новую "охоту на ведьм". Что сделает Алекс, если его потащат на костер или в современную лабораторию - разбирать на части "магический феномен"? Хватит ли у него безжалостности отбиваться всерьез от тех самых людей, которых он привык защищать?
   Второй разговор был как раз с младшим братом. Очень короткий. В две фразы уместился. "Брат, тоже мне... Если ты думаешь, что я просто отойду в сторону, плохо же ты меня знаешь". Вот так и возразить нечего.
   По правде сказать, все было не так уж плохо, и с Лешкой охотиться получалось куда быстрей и результативней...
   Но все-таки. Так... нечестно. Мужчина расплачивается за свои поступки сам. И больше он не позволит брату отвечать за не свои грехи.
   Надо подумать, как обезопасить Лешку, если Стражи засекут повторное нарушение. Конечно, на этот раз он обставит все куда потоньше и поосторожнее, чтобы внезапное излечение безнадежного случая никому не показалось таким уж внезапным.
   Кстати, и думать об этом здесь - вовсе не обязательно.
   Пепельноволосая, вся очерченная мягкими линиями Светлана (Лешка когда-то в ее честь четыре песни написал), немолодой японец (и как его зовут, а?) и Савел, конечно. Вот это точно не к добру. Седовласый Страж был правильным до зубовного скрежета и гибким, как придорожный столб. То есть ничего хорошего "ослушнику" от него не светило.
   Что ж, ладно.
  - Вадим Соловьев, - довольно официально проговорила Светлана, - Ты призван на малый совет Координаторов.
   Пауза. Над столом медленно кружились темно-золотые шарики. Двенадцать... Маленькие, светящиеся, они двигались по раз и навсегда заданным траекториям, и могут упасть - но не сдвинуться с намеченного пути.
  - Срок твоего наказания еще не истек...
  - Это так, Страж Светлана.
  - Но вы очень хорошо поработали.
   Он молчал. К чему клонят? Не отменят же они наказание?
  - Совет должен знать: раскаиваешься ли ты в содеянном?
   Ах вот как... Признай, что ты неправ - и мы сократим твой сроке?
  - Нет.
   Савел почему-то посмотрел на Светлану. И едва заметно пожал плечами. Женщина ответила ему безмолвным взглядом. По лицам ничего не прочтешь. Только шарики в воздухе закружились быстрее.
  - Объяснись, - это японец.
   Вадим отчетливо сознавал, что делает глупость. Ту самую, от которой предостерегал младшего. Но если все время молчать, ничего не изменится. А Координаторам пора открыть глаза и присмотреться к изменившемуся миру.
  - Я не считаю это справедливым. Или мы не защищаем людей вообще, или помогаем...
  - А ты осознаешь последствия?
   Опять последствия! Может, хватит прятаться за них?
  - Я осознаю. Можно организовать подразделение, которое будет все это правильно организовывать... или затирать следы. Можно подстраивать случаи. Но нельзя так устраняться. Нельзя отступать от собственных целей. Можете продлевать наказание до предела. Я свое слово сказал.
   В зале было тихо-тихо.
  - Ты сказал. И твои слова будут взвешены, - наконец проговорил Савел. - Можешь идти. Когда решение будет принято, мы призовем тебя...
  
   Что-то надвигается...
  
   Солнечный день - безоблачно-жаркий, ясный. Синее море в золотых бликах. Остров словно купается в синеве и золоте. Над улицей курорта вдруг начинает дрожать воздух, прорезанный странно-прямой серебристой нитью. Нить расширяется в мерцающую щель, зависшую в полуметре над плиточным тротуаром.
   Привлеченные зрелищем, у щели начинают скапливаться курортники. Оживленно перешептывающиеся девушки, любопытные мужчины, подозрительно прищурившаяся старушка.
   А через секунду они, ахнув, отшатываются - из щели выскальзывают и прыгают на тротуар люди! Нет, не люди.. У них серая кожа и красные глаза. И когда первый "серый" поднимает руку, люди... начинают... падать.
  
   Прорицатель Айвен проснулся в холодном поту. Этот сон снился ему уже третий раз. Многовато для совпадения. Но верить в то, что это провидческий сон, не хотелось до последнего. Страшно.
   Щели-переходы по всему земному шару, бессилие властей и тела, тела... Повсюду. Так будет. Если...
   Айвен не знал, кто были те двое, которые в одном из его снов остановили нашествие. Он видел их только со спины. Широкоплечий блондин и темноволосый парень с гитарой...
   Но Стражи должны об этом знать.
  
   Не подслушивай...
  
   Разумный человек обычно не сует голову в ловушку... Разумный феникс тоже. Поэтому Лина материализовалась не в доме, а рядышком. И активировала подслушивающее устройство.
  В доме было сравнительно тихо.
  Наверное, юное поколение снова куда-то унеслось. Дома были только старшие. Людмила и Маргарита.
  - Нет-нет, никакого сахара.
  - Опять пробуешь диету? - усмехнулась старшая ведьма.
  - Пробую.
  - Жаль. А у меня как раз готово ореховое печенье...
  - Искусительница, - хмыкнула ехидная чародейка, - И как у тебя до сих пор Лешка не стал похож на мячик с ножками?
  - Почему только Лёшка?
  - И Вадим. И остальные... - хмыкнула подружка, - И наша гостья.
  - Вряд ли ей это грозит.
  Разговор был тихий и мирный, никого постороннего в доме не было, и девушка уже собралась переместиться - все-таки она обещала Алексу, что постарается не рисковать и не выходить из дома без необходимости... но, услышав "гостья", замерла...
  Речь о ней?
   Подруги между тем как-то притихли.
  - И как она? - осторожно поинтересовалась Маргарита.
  - Пока все спокойно, - после паузы ответила женщина, - Если не знать, то и не догадаешься. Ты пей.
  - Мил, я все думаю... - голос подруги зазвучал мягко, - Может, она и не такая? Ведь все меняется, во всех племенах есть... как бы это сказать... изгои, изгнанники. Те, кто не желают соблюдать вековые правила. Вспомни того демона, как его...
  - Мариус? Тот, что променял право наследника на возможность стать художником?
  - Ну да. Может, она правда теперь просто танцовщица из клуба...
  - А Справочник? - вопросом на вопрос ответила Мила. - Он же сказал, что по базе данных она не проходит. Не значится. Нет такой среди людей. А вот подземникам Лина-феникс весьма знакома... но их не спросишь.
  - Черт, да где ж он ее встретил?! Врет, что на концерте.
  - Как же мне все это не нравится! - вдруг с силой проговорила Людмила.
  - Что?
  - Все! У старшего отнимают магию... а он рвется в бой и балансирует на грани. Александр, как назло, загружен работой до предела, не дозовешься. Алекс... вся эта история его просто подкосила. Ты же знаешь, как они с Вадимом... друг за друга жизнь положат... Алекс не понимает Координаторов, нервничает... и в такой момент рядом с ним возникает эта темная ведьма. Ты же видела, как он на нее смотрит... у меня плохие предчувствия, Рита. Если он начал нам врать, это... это...
  - Что будем делать?
  - А что можно? - вздохнула Людмила, - Ну, что? Алекс не простит, если что.
  Молчание.
  - Мы попробуем узнать побольше. И это все, что мы можем...
  - И надеяться на лучшее.
  - Да...
  - Может, попробуем расколоть Алекса?
  - На что меня раскалывать? - вмешался новый голос, - Мам?
  - Да вот хотим попросить тебя сварить кое-что... но боимся, что ты чересчур занят нашей гостьей, - нашлась Маргарита.
  - Например?
  - Ну... - судя по всему, Марго лихорадочно выдумывала, какое бы зелье потребовать, а пауза тем временем затягивалась...
  - А где твоя девушка? - мягко спросила Людмила.
  - Зелье на истину! - наконец выпалила подруга. И опоздала. После пятисекундного молчания (Лина так и видела глаза Алекса, внимательно изучающего "друга семьи") послышался шорох и стук отодвигаемого стула. Очевидно, юноша сел...
  - Лины сейчас нет, - ровно ответил Алекс. - И я начинаю думать, что это кстати.
  - О чем ты? - спросила Марго. Слишком поспешно.
  - Обо всем. Обо всех странностях, которые творятся в последнее время. Вы ничего не хотите мне сказать?
  Молчание.
  - Хорошо, я начну сначала. Во-первых, когда Лина впервые появилась у нас дома, ты применила против нее захват. Мгновенно, на уровне рефлексов, как против демона. Во-вторых, вы не сразу подумали про убежище для нее - и это после гадания Маргариты! В-третьих, у меня почему-то заметно прибавилось работы, причем не дома.
  - Ты же знаешь, у нас есть работа и обязательства.
  - Знаю. Только вот почему большинство этих обязательств мне приходится выполнять так срочно? Причем так часто торчать в Своде?
  - Сейчас тревожная обстановка... - нерешительно проговорила Марго...
  - Настолько тревожная, что вы нацепили на меня охранный амулет высшего уровня? Где только взяли?
  - Александр принес! - благополучно ляпнул голос номер четыре, в котором Лина опознала милейшую рыбку Елизавету...
  - Лизавета! - прошипели обе женщины. Но поздно - смысл Алекс уловил.
  - Вот и я о том же... - голос юноши стал еще ровней, если это возможно, - Амулет. Задания. Настойчивые расспросы о Лине. А теперь вам еще и зелье истины потребовалось! Сказать, что я обо всем этом думаю?
  - Алекс, что бы ты не думал, это для твоей же пользы!
  Молодой маг издал смешок, в котором не слышалось веселья:
  - Знаете, это очень напоминает высказывания Координаторов. Помалкивай и делай то, что тебе скажут - ты все равно не поймешь, о чем речь, так что просто слушайся!
  - Алекс!
  - Что? В чем дело? Почему я вдруг не имею права знать, что творится!
  - Я не думала, что услышу от тебя такое... - вдруг проговорила Людмила. Голос женщины дрогнул, - Но...
  - Прости, мам... Я... не хотел. Просто я не могу понять. И...
  - Мы расскажем. Мы обязательно расскажем. Просто это все очень сложно.
  - Что сложно? Что? Лина спасла мне жизнь еще семь лет назад и ничего не попросила взамен! Она... что вас беспокоит в ней?
  Пауза.
  - Спасла тебя? Ты не рассказывал.
  - Я обещал. Но поверьте, если вы боитесь, что она - зло, вы ошибаетесь! Мама... Марго!
  - Может быть... Расскажешь нам про спасение?
  О? Кажется, время появляться...
  
  
  - Я пришла! - окликнула она, появляясь в гостиной.
  - Мы здесь! - отозвалась Мила из кухни.
  А Лёш просто вышел ей навстречу.
  - Привет, - сильные руки бережно-ласково взяли ее ладони в свои, - Как день?
  - Нормально. А твой?
  - Тоже нормально. Почему ты ушла одна? Я бы проводил.
  - И пропустил бы лекции... У кого сегодня объединенная энергетика?
  - Что?
  - Студент второго курса, называется, - поддразнила девушка. - Объединенная энергетика, твой будущий экзамен, который тебе через три недели сдавать. Соединение чар голоса, жестов и внутренних сил. Ну, вспомнил?
  - Откуда ты...
  - Как откуда? Я в твоей комнате живу, между прочим. А расписание твое - над столом висит и тревожным огоньком мигает... А учебник-то раскрыт... А компьютер-то включается и бормочет, - краем глаза Лина увидела, как Марго удивленно вскинула брови, и подосадовала, но... ну их, свидетелей! Ничего плохого тут нет! - Ну, вспомнил?
  - Ага...
  - Ох уж мне эти люди Огня. Рассеянные...
  - Ох уж мне эти наблюдательные ведьмы... - пробормотал Алекс, глядя на нее так, что Людмила, не иначе как по ассоциации, тут же предположила, что гостья и сын проголодались и предложила бульона с пирожками. Сын и гостья, однако, голодны не были. Словно очнувшись от глубокого сна, Лина и Алекс тут же разом ответили, что спасибо, они обедали, и синхронно вопросили друг у друга, не голоден/голодна собеседник/собеседница. Выяснив, что это не так, оба с той же похвальной согласованностью заявили, что им совершенно необходимо срочно посмотреть кое-что на компьютере (в той самой Алексовой комнате) и нет-нет, Алекс (Лина) ей (ему) абсолютно не помешают! И оба покраснели, словно растерянные кальмарчики...
  Хозяйка дома едва успела всучить им тарелку тех самых пирожков, хотя и подозревала, что у парочки до ее изделий очередь дойдет нескоро...
  Дверь захлопнулась, и ведьмы невольно рассмеялись.
  
  - Навевает воспоминания, а? - блеснула глазами Марго.
  - Определенно навевает, - грустновато улыбнулась Мила, - Именно с таким лицом моя лучшая подруга улетала на встречу с очередной "любовью всей жизни".
  - Эй! - запротестовала "лучшая подруга".
  - Часы перед зеркалом, "Милка-мне-это-идет-или-нет-боже-мне-совершенно-нечего-одеть", расфокусированный взгляд, и такая походка, словно за спиной крылья.
  - Крылья... Вот что значит влюбиться по-настоящему! Крылья...
  - Так что будем делать?
  
  А влюбленная пара, не подозревая об этических спорах, кипящих в оставленной ими кухне, уже забыла обо всем...
  Ох, этот нежный шепот, от которого разом слабеют руки и часто-часто бьется сердце! Словно торопит: быстрей... быстрей...
  Ох, эти бережные ладони, в которых ты кажешься себе совсем иной - нежной, хрупкой... невесомой...
  Ох, эти глаза - как омуты, глянешь и потеряешься... заблудишься в зеленой глубине... забудешься в нежных касаниях... в... ах, Алекс... да...
  
  Комната показалась тесной для их счастья, и они каким-то образом оказались на улице. Как одевались - память не сохранила. Только одно и помнилось - как неудобно надевать майку, когда целуешься...
  ...Они бродили по вечереющим улицам, хмельные, счастливые, и целовались на каждом углу, и вид у них был такой, что продавщица цветов на углу, энергетическая вампирша, расплылась в улыбке и протянула им розу на длинном стебле. Наверное, они своей радостью перевыполнили ей дневную норму.
  Теплый летний ветер, тротуар словно сам стелется под ноги, и, наверное, на спине отросли те самые крылья, иначе отчего ощущение, что вот-вот взлетишь?
  И голос Алекса только для нее одной, и шелест листьев в ночном сквере, и невероятное, пьянящее счастье... которое разом оборвалось, когда рядом выросли две тени.
  
   Укол в спину.
  Мгновенно растекшийся по телу цепенящий холод. Злой выдох:
  - Стоять. Не то...
  - Лина, беги! Переносись! Ли...
  - Стой!
  - Аурис, нож!
  - Лина!
  И дикая сумятица, непосильная для одурманенного сознания... Алекс... Мелькающие тени, вскрик, какой-то хруст, знакомый гудящий шелест огненного сгустка... стон... а она старается это не слушать.
  Не слушать.
  Отключиться. Ей надо нейтрализовать яд. Пока не поздно.
  Ну же, феникс, вперед, скорее! Пять. Двигайся же! Четыре... толчок сердца, кровь заново бежит по артериям и венам... три... два... скорей, у меня не больше секунды.... Один!
  Когда открыла пожелтевшие от яда глаза, рядом с ней никого не было. Уже списали со счетов. Рано!
  Нападавшие теснили Алекса. Дротики почему-то не подействовали на него, файерболлы тоже, и безликие фигуры в легких летних куртках с капюшонами действовали старым добрым способом - ножами. Наемные убийцы... и не новички, судя по схватке. И не стараются взять живым, цель явно убить. Но у них не получалось...
  Юноша отбивался яростно-холодно, расчетливо чередуя удары ножом, пинки и... левая рука безоружна, так какого дьявола нападавшие никак не... ух ты, телекинез! Вот почему не подействовали дротики - он их просто отшвырнул! Как же я забыла, видала ведь уже - в пещере. Умница... Сейчас я помогу...
  - Быстрей! Что вы возитесь, идиоты! - послышался новый голос.
  Третий... Третий? С каких пор ассасины ходят тройками?!
  - Сам попробуй!
  Третий оказался поумней - лезть не стал, а быстро придвинулся к неподвижной девушке:
  - Парень, а ну брось ножик и сложи ручки. А то твоей девочке придется плохо...
  - Уверен? - прошипела Лина, вызывая ножи.
  - Лина?!
  Но она уже сузила глаза и выбрала цели. Раз. Два. Три... Стой! Стой, сволочь, все равно не улизнешь! Последний нападавший одевается огненным венцом... падает пеплом. Лина на всякий случай возвращает ножи и торопливо оборачивается к Алексу:
  - Цел?
  - Лина?... - глаза юноши изумленно-недоверчивые... - Ты в порядке? Что с тобой?
  Нашел время спрашивать!
  - Пойдем отсюда. Алекс, скорее! Проклятье...
  - Сейчас, - юноша поднял что-то с асфальта... кажется, нож одного из нападавших... бросил быстрый взгляд и сунул в карман. - Тебя хотели убить?
  - Меня?! Алекс, меня просто парализовали, а убить хотели тебя! Проклятье, твой контракт передали кому-то другому...
  - Какой контракт?
  - На тебя!
  - Лина... Что это значит?
  Проклятье! Девушка постаралась собраться. Не так бы она хотела признаться...
  - Это значит, что я феникс, Алекс. Убийца. И у меня контракт на твою жизнь.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"