Белова Елена: другие произведения.

Ты - дура! Или приключения дракоши. Финал.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.96*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ну вот. Пришла пора расставаться и с неугомонной Александрой, и с ее шаманом. Последняя глава получилась не очень веселой, но надеюсь, все не так уж плохо. Спасибо вам, милые мои читатели - за то, что были со мной и с нашими общими героями эти 9 месяцев)))


  
  
   Брррр... Бред. Нет, бред же?
   Может, меня опять глюкануло, а? Я потрясла головой, так что волосы веером.
   Но джип никуда не делся. И пулеметы тоже. Больше того - что-то громыхнуло, и в круг света от цветного костерка вполз... танк. Ну или броневик, не знаю, я в них не разбираюсь. Онеметь... Танк! Может, тут и вертолет где-нибудь в небе болтается?!
   - Санни, назад. Назад, за мою спину, - шаман попытался меня заслонить, - От костра...
   - Ничего не понимаю...
   - Я тоже. Такого в справочнике нет...Но оно может быть опасным.
   - Это джип, - пробормотала я, соображая, послышался или нет папин голос.
   - Ты его знаешь?!
   - Ну...
   - То есть они приползли из твоего мира. Они агрессивные?
   - Э-э-э...
   На скалах шумели крылья и переговаривались рассерженные голоса. Ну да. Я б тоже была в раздрае, если б кто-то вломился на мой военный совет... или еще куда-нибудь.
   Не обиделись бы...
   - Санни!
   Я очнулась. Твою калорию, что ж я молчу!
   - Санни, они опасные? - шаман не сводил глаз с этой... техники. - Все встревожены.
   - Скажи... скажи нет... или да... я не знаю! Скажи, пусть пока не двигаются!
   Папа, здесь папа... не может быть, не может быть... хотя, если кто и может, то это папа!
   Шаман крикнул драконам, те зашумели сильнее, кажется, злились. Но пусть лучше сердятся, чем налетят на пулеметы.
   - Какие странные лапы, - Рик смотрел на танковые гусеницы.
   - Это не лапы. Оно неживое.
   - Неживое?!
   По скалам прошелся свет фар. Выхватил из темноты крылья... шеи... и стволы как-то нехорошо дернулись.
   - Осторожней!
   - Саша, ты здесь?! - рявкнула труба.
   - Он тебя знает... - Рик изумленно глянул на груду железа, но я уже рванула вперед... и притормозила, не зная, куда мчаться. В смысле, где именно засел папа - в джипе или в танке...
   - Папа! Пап, я тут!
   - Папа?! - ахнул Рик. Кажись, он не совсем въехал, как моим папой может быть это неживое со странными лапами и железным хоботом... Рик, я счас, я объясню, я...
   - Сашка! - завопила труба...
   - Я здесь! Где ты?!
   - Санни, не подходи к нему!
   Дверца распахнулась, послышался знаменитый папин рык - как всегда, когда ему кто-то мешал, - на песок спрыгнул парень в пятнистом прикиде, опустился на колено, укладывая на локоть автомат, потом второй, а за ними показался... папа.
   Папаааааа!
   Следующее, что помню - я вишу у него на шее, и у меня хрустят ребра. Папа сжал так, что не вздохнешь, хлопал по спине и бормотал что-то вроде "цела" и "нашлась"... Медведь... папа, папочка, нашел меня...
   Через минуту он меня отодвинул и стал рассматривать так, словно на мне были рассыпаны самые лучшие его алмазы.
   - Сашка...
   - Ага.
   - Нашлась...
   - Ага.
   - Малышка....
   - Всхлип... - это все, на что меня хватило. - Пап...
   - Красавица моя... Цела? Все в порядке?
   - Все хорошо. Все нормально, правда, пап.
   - С ума я с тобой сойду. Раньше пропадала в салонах красоты, потом в ресторанах и барах, а теперь вон где ее ищи... Я всю Москву перетряхнул, служба безопасности вместе с Интерполом месяц все вверх дном переворачивали, шефа твоего с подругой на десятке детекторов лжи прокрутили...
   - Папа...
   - Я весь частный сыск на уши поставил. Все СМИ про тебя с утра до вечера в каждой рекламной паузе говорили. Премия за твое возвращение пять миллионов! Миллион премия только за информацию! С экстрасенсами связался! - потихоньку заводился папа. - Ворожей, бабок и колдунов со всего света натаскали!
   - Пап...
   - Мама все глаза проплакала! Весь дом гадалками забила - твою судьбу предсказывать!
   - Пап...
   - Что ты здесь делаешь вообще? - драконов папа как не видел... - Опять с новым парнем. Можно было не сомневаться.
   - Пап!
   - Наверняка такой же никчемный, как твои предыдущие "просто мечта"!
   Мне как-то стало... ну обидно чуток. За Рика... Он же слышит! Ну ладно!
   - Что я делаю? Замуж выхожу.
   - Сейчас отправимся домой, и... - начал папа... и застыл.
   - Александра, это твой отец? - тихо спросил Рик, глядя, как папа меняет цвет - ну прям как мастер Гаэли. Интересно, он-то в кого превратится, если очень сильно рассердится? Говорил же мне Беригей, чтоб я повнимательней присмотрелась к родичам-знакомым... особенно родичам. Мол, кто знает: если я превратилась, то и еще кто-то может. Если в дракона, то скучно клану не будет... - Санни?
   - Ага. Ты только счас не вмешивайся, я разберусь... Ладно? Ладно? Пап, ну чего ты, ничего страшного, ты ж хотел мне в мужья "настоящего мужика, а не обезьяну крашеную", помнишь? Ну вот... он настоящий.
   - Ты с ума сошла, - выдохнул папа. Он смотрелся таким красным, что я заволновалась - а вдруг он превратится в кого похуже, чем дракон. Бывает кто-нибудь такой же здоровенный, как мы, только злой?
   - И он, между прочим, маг... Это знаешь, как здорово! У тебя будет...
   - Сашка!
   - Пап!
   - Почтенный, что вам угодно в клане Южных скал? - Дебрэ слетел на песок так быстро и тихо, что мы его не услышали... Но увидеть увидели. Попробуй тут не заметь. Если у него спина на уровне третьего этажа, не считая гребня...
   Папа снова окаменел. А секьюрити шарахнулись, не зная, что делать со своими автоматами против такой громадины.
   - Позвольте узнать ваше имя, почтенный? - терпеливо повторил Дебрэ, - По какому неотложному делу вы потревожили Совет кланов?
   Молчание.
   Ну да, окаменеешь тут... Местные привычные, и то, бывает, шарахаются.
   - Босс, что нам делать? - завопили секьюрити. - Шеф!
   - Саша... иди назад... - отмер папа. И зачем-то полез в карман...
   - Что?
   - Назад. За машины. Быстро...
   - Что вам угодно от моей приемной дочери? - нагнул шею дракон.
   Ой... это он зря. Сейчас начнется...
   И началось.
   - Чьей дочери?! - папа опять сменил цвет, - Александра, что это значит? Хотя это потом. Марш к машинам!
   - Нет!
   - Марш, я сказал!
   - Почтенный, - Рик почему-то был очень спокойный, словно меня не забирали, - Мужчину не красит неучтивость...
   Папа метнул в него такой взгляд, словно шаман не отдает ему долю в банке. Но промолчал. Только потыкал пальцем в броневик, иди, мол.
   - Зачем? Пап, ты, честно, зря испугался. Я сама дракон.
   - Что?
   - Ну так получилось...
   - Александра, это твой родич? - заинтересовался новый дракон, Беригей. - У вас энергоструктура похожа немного.
   Ответа не было. Говорящие драконы, кажется, папу больше не удивляли. Сейчас его, наверное, не удивила бы даже прыгучие мочалочки - состояние не то, ступор-ступором. Или это не ступор? Он зачем-то оглянулся на джип, и секьюрити как-то разом подтянулись вместе со своими автоматами. Из окна высунулась чья-то лохматая голова, ойкнула и пропала.
   - Пап... Не переживай, ничего такого. И ты драконом станешь, если будешь так злиться! А то и кем-нить похуже!
   - Никакого почтения к старшим, - вздохнули за спиной. Ой, только его здесь не хваталооооо... Как - кого? Сами не догадались, кого?
   Гаэли.
   Лягух, покряхтывая, осторожненько переставлял лапки - слезал с драконьей спины.
   - Почтенный господин... э-э... Морозов. Позвольте сказать, что я вполне разделяю ваши чувства из-за поведения Вашей дочери и вполне понимаю ваше беспокойство по поводу ее скоропалительного замужества, но...
   Глаза у папы стали квадратные.
   - С-с...
   Я перепугалась:
   - Папа, не нервничай!
   - С-с-с...
   Змеей, что ли, стать собирается? Или ему плохо?
   - Пап, ты это... водички дать?
   - Босс, так нам стрелять или как? - влез один из пятнистых. Я показала кулак, пятнистый замолк, рядом с ним возникла неясно чья фигура и пообещала превратить разговорчивого охранника во что-то несимпатичное, вроде как "лысу пучехвостую". Охранник застыл как приклеенный. Зато ожил папа (наверное, знакомое слово услышал - про стрелять, вот и отмер):
   - С-саша, что это? - папуля ткнул пальцем в Гаэли. Того прям в краску бросило...
   - Почтенный Морозов!
   - Может быть, мы решим этот вопрос несколько позже? - рядом выступил из воздуха еще один маг - тот самый, седой из смены шамана. - Наши хозяева начинают проявлять нетерпение...
   - Не стоит беспокоиться, мы подождем. Это крайне интересно, - вежливо проговорил Дебрэ. - И познавательно.
   - Наше вмешательство требуется? - спрыгнул с подножки джипа светловолосый мужчина в черном костюмчике.
   - Нет! - прошипела я. Нет, вы подумайте, папа даже в чужой мир притащил юристов!
   - Александра, среди ваших родственников точно не было случаев спонтанной трансформации? - наклонил голову белый дракон.
   - Чего?
   - Это учитель...- попробовал объяснить Рик.
   И надо ж было драконам именно в этот момент затихнуть! Словечко просто громыхнуло - как пушка в Питере. Довольный Гаэли кивнул, но отца это не утешило. Ни на грош.
   - Учи... учитель... - папа представлял себе учителей малость по-другому. Даже когда застукал одного педагога в моей спальне. - Учитель?! Это? Александра, ты чему тут учишься, а?
   Я чуть не сказала, что прохожу обучение на царевну-лягушку, но придержала язык. Папа у меня умный, и с юмором у него вообще-то полный порядок. Но когда разговор про меня или маму, этот юмор ему напрочь отказывает. Так что желтая пресса, все время мечтавшая подловить олигарха на какой-нить "сенсации", дико радовалась от моих загулов. Знали, что им светит новая крутая фотка "олигарх спускает с лестницы очередного кавалера дочери" или "Один из самых богатых людей России макает мужчину головой в фонтан"... Вот и счас... Не время юморить.
   - Это не мой учитель! Мой - вот! - я показала на Беригея.
   Дракон посмотрел на папу. Папа на него. Секунда молчания... Ой, что я сморозила-то. Ведь счас он подумает...
   Неизвестно, что подумал папа. Но голос у него стал просто ледяным:
   - Александра, домой.
   Ой, зря он это сказал. Я и подумать не успела, а...
   - Вот еще! - сами собой ответили мои губы... Впечатление - автопилот включился. - Я взрослая! И сама решаю, куда и с кем!
   - Александра! - в папе тоже словно включилась старая запись... и он рыкнул так, словно мы были не на драконьем арри-ра, а в его кабинете, и ругались из-за какой-нибудь моей штучки типа коровы в подарок его деловой партнерше Коровиной...
   Самое интересное, что свидетели тоже подключились, причем сразу:
   - Леди Александра! - квакнул дедушка, сжимая лапки и качая головой.
   - Санни, спокойнее, - Рик, если волнуется, всегда говорит негромко.
   - Александра, ты ведешь себя как ребенок, - голос Беригей сработал, как холодный душ. Я притихла. Что это я в самом деле... И правда - будто мне двенадцать, а не двадцать. Но свидетели на этом не остановились:
   - Может, все-таки отложим семейные вопросы на потом? - вмешивается седой маг, - Почтенный, я обещаю, что Ковен окажет вам всемерную помощь в возвращении, только..
   - Шеф, тут наш транспорт переживает, потянет ли.. - влезает охранник. Совсем уже... как транспорт может переживать?
   - Отец... - задумчиво склоняет голову Дебрэ, - Теперь многое становится понятным. Должен вам заметить, сводный родич, что ваши методы воспитания молодняка далеки от совершенства...
   Пока папа переваривал новость о драконьих родичах, было тихо. Потом дед Гаэли непонятно с чего раскашлялся на пару с седым магом, на скалах снова зашумели голоса, поздравляя Южных с новыми оригинальными родственниками, и Дебрэ, не дождавшись ответа, спокойно договорил:
   - Я думаю нам стоит поговорить у вечернего костра, названый родич... Испить общей воды и поговорить о нашей...девочке.
   Классно, пап! Ой...
   Мой настоящий папа посмотрел такими глазами, что мне его жалко стало. Нет, серьезно... Это был чужой, не его мир, и даже танк тут без толку.
   - Пап... ну что ты... не расстраивайся, - я погладила его по руке...
   И зря.
   В следующую секунду он ухватил меня за локти, цепко и немножко больно, дернул к себе и рявкнул что-то неразборчивое - в сторону машин...
   Оттуда высунулся растрепанный толстяк с ошалелыми глазами:
   - Господин Мороз...
   Дальше все случилось очень быстро.
   - Виталикке! - ахнул Рик.
   - Старт! - рявкнул папа.
   Под ногами что-то дрогнуло, и... И все растаяло. Ущелье, драконы, Рик, рванувшийся ко мне и замерший на полушаге - все!
   По глазам ударил солнечный свет, гулко впечатались в землю колеса джипа, кто-то вскрикнул...
   Где я? Где?
   Голубое небо... зеленая трава - специальная, для лужайки, без единого цветочка... и белая башенка у пруда - моя переносная беседка...
   Я дома... Дома?!
  
   - Вы... самая прекрасная. С тех пор, как я увидел вас...- блондин, как бы случайно взял мою руку в свои и уставился абсолютно бараньими глазами. - Александра...
   Я отдернула ладонь.
   Ой мать, как же они мне все надоели!
   Брюнеты, блондины, шатены. С красивыми физиономиями, с мускулами, в модельных костюмчиках... и на языке тонны меда про то, какая я сногсшибательно красивая и вообще классная. А про то, сколько им за это шоу заплатили, они не желают выкладывать?
   И где их папа только выкапывает!
   Ох, Пламя...
   Там, в том мире, я искала колдуна, шипела из-за задержек - рвалась домой. К папе-маме, к простому, знакомому и понятному миру.
   Ну вот, я дома.
   Блин.
   Первый день я еще радовалась, дура. Когда папа выстрелил из ракетницы... и примчалась мама, когда мы все втроем обнялись, было... ну, здорово. Так по-семейному хорошо. Мы с мамой утопили папу в слезах, а он даже не ворчал.
   Никаких журналистов, никаких дворецких за ужином... мама сама всем варила и наливала кофе, как раньше... и все спрашивала и спрашивала. И так здорово было вернуться ...
   Я так думала.
   И еще я думала, что это ненадолго. Что все будет нормально, и вернуться я всегда смогу.
   Дура.
   Первый неприятный сюрприз был еще тогда, вечером, когда папа попросил не рассказывать маме про другие миры и драконов. Не поймет, мол. И никто не поймет. Так что маме и заодно прессе толкаем другую инфу. Украли, мол, ради выкупа, хотели сто миллионов долларов, папина служба безопасности четыре месяца искала эту банду и заложницу (меня, в смысле) и наконец нашла. Им - награды, мне - бассейн, теплое солнышко и покой для нервов. Все путем, и никаких драконов, магов и оборотней...
   Ну, я, в общем, согласилась - разговаривать с добрыми "дядями-психологами" мне как-то не очень хотелось. Так что про свои приключения я отвечала, как один артист из кино "потерял-сознание-очнулся-гипс". Мама ахала и все меня по волосам гладила - проверяла на седину. И все хвалила гадалок и экстрасенсов, которые предсказывали, что я жива и вернусь... И уговаривала есть побольше.
   Ну вот...
   А потом я поняла, что про Рика ей теперь тоже не расскажешь. Получается, что он как бы один из похитивших меня бандитов? Бред...
   Но я решила, что разберусь с этим потом, когда отосплюсь.
  
  
   А на следующий день началось. Тур по врачам (папа даже паразитолога на меня напустил!), толпы журналистов, папины "дела-дела", посыпавшиеся мне на голову мамины "подруги" и мои "подружки", куча коробок со всякими модными тряпочками и аксессуарами, горы букетов, стая маникюрш и стилистов (морды в абсолюте нечеловеческие!) психолог-психиатр... ни минуты свободного времени... и тоска зеленая.
   Вечеринка за тусовкой, тусовка за вечеринкой, и Розка ржет пьяным бегемотом и заявляет, что поняла наш с папулей план: никакие бандосы меня не похищали, а дело просто в какой-нибудь супер-клинике с офигительными процедурами! А тусовка слушает и кивает, и навешивает комплименты насчет блеска волос, оттенка глаз и цвета лица... и тут же начинает умолять рассказать по секрету, где клиника и сколько надо выложить капусты, чтоб обзавестись таким гламурным шиком.
   Пилинг тебе на хво... то есть твою ж калорию, Розка! Чтоб у тебя еще килограмм пять на заду отложилось!
  
   - Вы позволите мне называть вас Алексой? - оторвал меня от пожеланий заклятой подруге блондинчик. И опять за руку цапнуть норовит...- Имя Александра очень подходит вам, оно так царственно-прекрасно...
   Ага-ага. Царственно... Королевственно. Мне уже лапшу с ушей отряхивать или сама свалится?
   - И?
   - А мне бы хотелось стать хоть немного ближе... - и смотрит, блин, на эту самую руку так, словно она папиными алмазами усыпана снизу доверху. - Чтобы нас с вами объединило нечто личное... только для нас. Хотя бы это имя...
   - Алекса? Собачья кличка!
   Нет, я так не думала, Алекса так Алекса, ничуть не хуже Сашеньки или Сандрильоны, как меня додумался обозвать вчерашний кавалер. Но соглашаться с этим павлином? Ни за что!
   - Вам не нравится... - угас павлин. Не такой уж он тупой, оказывается...
   - Неа. Давайте лучше вам имя придумаем.
   - М-мне?
   - А что, такой интим не в тему?
   Парень пошуровал мозгами и разулыбался:
   - Это честь для меня.
   Ну да... А я королева Америки. Да знаю я, что там королев нет.
   - Какое же имя даст мне царица моих грез?
   - Павлин.
   Парень обалдел:
   - Но... почему?
   - Потому что Павел. Павлик. Павлин.
   Достал ты меня, хурмысов сын! И все достало... Эти сплетни бесконечные, где, кто и с кем, эти "проблемы жизни" - ах, Кристин явилась на тусовку в похожем платье, ах, Динара таки исправила свой нос и теперь папа ей роль в любом фильме купит, уродине... Ой, вы подумайте, предки не желают заказывать новую мобилку с бриллиантовыми кнопками - кризис, мол..
   Диеты-новый продвинутый клуб-колеса-прикиды... яхты-автомобили-лыжи... твою ж косметичку, какая фигня! Уши в трубочку сворачиваются. Кошмар полный... И они так могут сутками трепаться, с перерывом на шоппинг и косметические маски...
   А в том мире Рик остался без меня! И Гарри... Я так и не узнаю, как у него с крыльями будет - заживут или нет. Сможет он летать? И кто родится у Даррины с Эрреком... скоро ли пригодится наша колыбелька-холодильник... И чем закончился драконий Совет? И превратят ли жену Гаэли в лягушку...
   И что будет с Риком, когда эта сволочь Ставинне явится со своего секс-тура?!
   Я хочу узнать. Я хочу...
   Вы спросите, почему я тогда еще тут?
   А потому что все. Обратно мне не попасть. Рика не увидеть... Колдун этот разобъяснил - мол, переход закрывается. Работает, мол, только временами. И до следующего "сопряжения" лет тридцать. И магия на спаде, пробиться силой не получится. Как и превратиться...
   Так вот...
   Я не поверила сначала. Думала - вдруг он мне лапши навешал, потому что папа приказал. Папа - он такой...
   Но попробовала - не вышло. Ни кувыркнуться, ни... не вышло! Ничего...
   Ничего!
   Мне не попасть назад.
   Никак. Никак! Никак, совсем!
   Только через тридцать лет, если повезет... если "настройки не собьются", как сказал этот продвинутый московский маг... если я все еще сохраню способность "проходить барьеры", если... и еще штук пять разных "если".
   Тридцать лет! Кого я найду там? Кто меня вспомнит... Рик...
   Я весь вечер проплакала.
  
   - Э-э... - напомнил о себе блондинистый Павлин, - Может, лучше Улитка?
   - Что?
   Блондин старательно улыбнулся:
   - Ну... Равлик-Павлик... Улитка.
   - Не пойдет, - отрезала я, хотя перед глазами так и встал приставучий блондин с домиком на спине и глазками на ниточках. - У вас домика нет!
   Не люблю, когда меня считают дурой, но сегодня это самое то. Чтоб отвязался от меня, наконец!
   - Но у меня и хвоста нет... из перьев, - довольно жалобно проговорил не желающий зваться павлином приставала. И даже рубашку приподнял - показывать. Я чуть не хихикнула... А он не такой уж и павлин.
   Нет, парень, вообще-то, может и не виноват ни в чем. Ему заплатили, он и отрабатывает. Старается...
   Но терпение у меня не железное, всех этих папиных жиголо выслушивать! Что значит - почему жиголо? Потому...
   Тут даже манекен поймет, хоть у него голова пластиковая. Охранницы (папа целых шесть приставил, дежурят по сменам) всех от меня отфутболивают, а этих подпускают сразу, вывод? Папа мне этих мужчинок и подсовывает. Сначала - раскрасавцев (хоть сейчас же в журнал!), потом качков с мозгами кфыты... теперь вот являются красавцы-блондины с отлично подвешенным языком. Папа ясно сказал, что про Рика мне лучше забыть - ну, раз мне туда больше не попасть... вот и отвлекает. И откуда он их берет - столько! Папе, конечно, за отвлечение спасибо, только если я еще хоть три таких "бала" высижу, мне точно пригодятся те таблетки "от стресса", которые мама постоянно подсовывает... Мол, деточка, бедненькая, такое перенести, ах, милая, тебя не узнать... Это когда я прислугу пожалела в три часа ночи будить, чтоб сок свежевыжатый сделать. А что? Прислуга - тоже люди. И тоже днем устают. А я вполне могу соковыжималку сама включить. Так ведь?
   А мама на следующий день врача позвала...
   Павлик-павлин еще чего-то бормотал, и даже за руку снова взял... я не слушала - думала. Как же все изменилось. Вроде я дома... дома, а радости от этого?
   На яхте покататься? В Монте-Карло деньги побросать? Склеить красавца с мускулами? Или считать свои цацки с бриллиантами? Папы дома нет, у папы банковский кризис. А мама... с мамой не поделишься. Да и с моими "подружками" тоже.
   С ума сойти. Мне что, теперь все время жить так?
   Днем шмотки-процедуры-диеты, а вечером приемы-тусовки-жиголо-болтовня-ни-о-чем? А если что не так, то по мою душу опять заявится дядечка-психолог?
   Я так не могу...
  
   - Вам плохо? - голос моей охранницы (надо ж было назвать этот ходячий шкаф Любовью, а?) был негромким, хотя при желании она б запросто перекрыла бы вопль раненого дракона... и деловым, как у всех секьюрити.
   - Что?
   - Вам плохо? - повторила Люба. - Может быть, вы хотите покинуть это место?
   Павлин тоже забеспокоился:
   - Дорогая, вы устали?
   Заботливый... интересно, сколько ему папа отвалил? И сколько б еще обломилось, если б он таки заморочил мне голову? Спросить, что ли? Так ведь не скажет.
   - Устала. Люба, Иванна, домой. Пока, Павел.
   Я так устала...
  
   - Люба, Иванна... поезжайте во второй машине, а? Я хочу побыть одна.
   Охранницы переглянулись:
   - Мы...
   - Простите, Александра Игоревна, мы не имеем права.
   - Папа не узнает!
   - Мы не имеем права.
   Как с роботом говоришь... Папа нарочно мне в охрану не мужиков понабрал, с ними-то я общий язык находила, а женщин. И таких... надрессированных, причем все явно за тридцать и внешностью - не то коммандос, не то завуч в школе. В смысле спорить без толку.
   - Да не похитит меня никто. Выдумки все это...
   Молчат. Но не согласны, видно.
   - Ну хотите, я папе скажу вам зарплату повысить?
   - Что случилось-то? - вдруг вполне по-человечески спросила та, которая Люба.
   - Ничего...Просто я хочу побыть одна. Без камер и всего такого. Хоть поплакать спокойно!
   Мои секьюрити опять переглянулись.
   - Езжай-ка ты, Люба, с парнями, - вдруг сказала та, что повыше - Иванна. - А я на переднее сиденье сяду, Александра Игоревна. Перегородку поднимете, затемнитесь и... отдыхайте спокойно.
  
   Розы пахли замечательно. Темно-вишневые, бархатные... Смотрела б и смотрела. Только записка портила дело. "Прекраснейшей от сраженного вашей несравненной красотой Павла" Вот настырный. Я скомкала записку и отфутболила в угол беседки - к целой груде глянцевых журналов. Мура к муре, все справедливо.
   Тихо прошуршал песок. Охранница.
   - Александра Игоревна, какая форма одежды сегодня?
   - Что?
   - Куда вы едете вечером? В клуб, на прием к Ваниным или на презентацию "Данс-вамп"? Что надевать?
   Какая разница? Как ни рядись моя охрана в модные тряпочки, лиц не спрячешь - они как физиономия Терминатора. Охрана...
   - Так что надевать?
   А, была не была! Имею я право руки размять?
   - Вечернее. И идите сюда. Будем глаза рисовать.
  
   Через полчаса моя охранница удивленно смотрела в зеркало, в упор себя не узнавая. То-то вот! Макияж - это сила!
   - Это я?
   - А то! Теперь подбери себе что-нить из вон той кучки блестяшек, а я Иванной займусь.
  
   Когда в охране женщины, это, оказывается, очень удобно!
   И непорядок в одежде-косметике подметят, и новостями поделятся, и вообще. И очередному жиголо намекнут, что пора лыжи смазывать, пока не прилетело чего не надо. И вообще - классные оказались девочки. Ольга, та, что с косой, каскадерша бывшая. Про съемки кино интересно рассказывает. Анна когда-то в Афгане воевала. У нее, кстати, ребенок есть, как и у Татьяны-первой, девочка. А у Татьяны-второй, бывшей учительницы, мальчик. Иванна и Люба тоже из военных. Причем вроде как в спецназе были. Я и не знала, что туда женщин берут...
   Словом, мы вроде неплохо начали ладить. И даже по вечеринкам таскаться стали раза в три меньше. Иванна и Ольга потихоньку стали мне показывать приемы самообороны - так, совсем немножко, чтоб развеяться. И про Рика я им рассказала. Не все, конечно - они только знали, что это парень, за которого мне папа выйти не разрешает... Но хоть посочувствовали.
   И они ж мне подсказали, чем заняться, чтоб не маяться с тоски.
   Благотворительностью.
  
   Этот детдом был небольшой.
   Старенький - штукатурка прямо на глазах осыпалась. И коврики (где они были) - старенькие, вытертые до проплешин.
   И пахло... никогда раньше мне такой запах не попадался. Краска, лук и молочный суп - если все вместе смешать и прокипятить. Гааадость.
   И детки здесь были совсем непохожи ни на малышей в Южном племени, ни на бойкую малявку из чумного поселка с ее неуемным любопытством! Тихие были детки. Слишком тихие... глазками блеснут застенчиво, как мои панды когда-то, посопят - и молчок. Хоть конфеты им приноси, хоть ананасы.
   А вот директор детдома, наоборот, был слишком даже шустрый и бойкий. Кажется, что у него не один язык, а три - столько болтовни из него вылетало.
   - Госпожа Морозова, как я... рад, очень рад... Звезда столицы - и в наш скромный дом! Наслышаны о вашем похищении и о вашем счастливом возвращении, да-да... Я счастлив... Показать дом? Да, конечно, хоть мы... хихик, простите, не совсем готовы к такому визиту... прошу сначала в мой кабинет...
   А суетится-то как, суетится... ручками толстенькими машет, ножками перебирает - ну прям не человек, а модель "мое-рыльце-в-пушку-по-самые-брови".
   Хомяк прыгучий...
  
   А дела в детдоме не очень. Есть еда, но из фруктов, к примеру, дети ели только яблоки и бананы, ананас видали только на картинках, а страшно полезный киви приняли за картошку.
   Одежда тоже есть, но что про нее можно было сказать хорошего - это что чистая.
   Есть мебель... скрипучая, как бормашина. Только у директора в кабинете новенький стол и кресла.
   Есть игрушки... но их все равно что нет. Куклу с одним глазом и железный трактор без колес я б продала в Голливуд, на съемки детского ужастика. А что, купили бы...
   Телевизор - один-единственный, причем даже без пульта!
   Словом, мне было чем заняться.
  
   - Александра Игоревна...
   - О, Люба, ты вовремя. Нам надо разобраться с этой новой кредиткой. Можно потратить на ремонт, а можно - поездку детей на месяц к морю. Как думаешь?
   Охранница выглядела непривычно смущенной.
   - Александра Игоревна...
   - Что такое? Садись. Смотри, вот здесь реклама пансионата "Бриз", здесь нормальные цены... И ваши детишки заодно съездят еще раз. Им и тут понравится.
   - Да... конечно...
   - Только хомяк этот, директор, мне не нравится. А что случилось?
   - Мы с девочками вчера говорили... - опустила глаза Люба. - И решили, что вам надо кое-что знать. Вы только не сердитесь.
   - Вы же не уволиться решили, нет?
   - Нет. Просто... Вот.
   Она кладет на стол небольшую трубочку. Стеклянную... в такую обычно таблетки кладут. Там и есть таблетки...
   - Что это?
   - Такая есть у каждой из нас. Легкий транквилизатор... выдали при поступлении на эту работу.
   Ничего не понимаю.
   - Папа хотел спокойных охранников?
   - Нет... Это для вас. Нам говорили... словом, если вы ничего не принимали дома, то дежурная пара должна была добавить дозу в ваш стакан или тарелку...
   Что? Что?!
   - Зачем?!
   - Нам сказали, вы нездоровы...что вам нужны лекарства, а вы не хотите...не хотите их принимать. Мы не сразу поняли. Простите, Александра Игоревна.
   - Кто... - голос был не мой, вообще не мой, хриплый какой-то... - Кто вам это дал?
   - Ваш отец.
  
   Секретарь не хотел меня пускать - папа, мол, занят. Я его послала. За миксом из грейпфрута и апельсина. Ушел, оглядывается... ну да, вид у меня не очень. Хочется кого-нибудь убить. Или послать не за соком, а подальше.
   Что ж ты делаешь, папа? Папа, папа...
   Вот закаленный секретарь и убрался от греха подальше. Обратно не зайдет - Люба и Ольга попридержат.
   А я шагнула к двери... и услышала голоса. И разом раздумала отношения выяснять. Прислонилась к стенке, прижалась к щелке... подумала, метнулась к входной двери - запереть. Запереть, чтоб послушать спокойно. Потому что голоса были непростые. Первый папин, а второй - Виталия, того самого "колдуна из Москвы"...
   - Итак?
   - Все идет нормально. Никаких "визитов" из Лесогорья. Возможно, они сами считают, что дело устроилось наилучшим образом, и девушка там, где ей и следует находиться. В конце концов, судя по ее рассказам, она не представляет для них особой ценности.
   Я...застыла. Почему-то мне сразу, с лету стало понятно, что это про меня.
   - Говори, да не заговаривайся! - рыкнул папа.
   - Простите, - магу, если прислушаться. Было здорово неуютно тут. И он, как Гаэли когда-то, старался подбирать слова повежливей и понаучней. Словно успокаивал... - Возможно, дело в ином. Возможно, ее э-э...
   - Говори уж. Дипломат тоже нашелся...
   - Благодарю. Так вот, возможно ее "жених" передумал жениться на драконе. Это, знаете ли, не слишком небезопасно.
   - Опять эти бредни! Дракон из Сашки, как из моей жены тигрица. Нет у нас в роду никаких драконов, нет!
   - Простите, я забыл... Ну хорошо, возможно, он... или ее так называемая приемная семья думают, что здесь она в большей безопасности. В любом случае, девушка ни о чем не подозревает, а время работает на нас.
   Так... интересно... И о чем это я не подозреваю?
   - Вы уверены в том, что эта примитивная комбинация сработает?
   - Да.
   - Мне кажется, что вы недостаточно заинтересованы, господин Ивлев. Алек, объяснишь человеку еще раз, чем он отвечает, если его план сорвется?
   - Конечно, Игорь Петрович, - ага, здесь еще и юрист есть... - В настоящий момент его имущество, его патент и его долги - у нас. И мы на совершенно законных основаниях можем привлечь его к ответственности...
   - Документы для подачи в суд за незаконную практику, изготовление не сертифицированных лекарственных средств и нарушение общественного порядка уже собраны, - а это уже женский голос... Еще один юрист. Или одна? Хорошо папа подготовился.
   Третий голос, чуть пониже, спокойненько добавил:
   - И, кроме того, некоему авторитету, Боре Валенку, будет интересно узнать, кто именно похитил украшение его коллекции - полосатого медведя неизвестной породы. Валенок чрезвычайно расстроен тем, что его планы по разведению такого чуда природы несбыточны. Он до сих пор ищет виновника похищения. И медведя, кстати...
   - Это был не медведь! Ну хорошо, хорошо, я понимаю... - да, мага явно загнали в угол, - Но план не должен сорваться! Девушка не сразу, но поверила в то, что вернуться не сможет. Сильных эмоций она сейчас не испытывает - транквилизаторы вы ведь регулярно даете? А от возможной тяги к ее "жениху" пока вполне успешно отвлекают другие мужчины. Так что самопроизвольного переброса быть не должно.
   - И долго еще?
   - Что, простите?
   - Жить вот так, в постоянном напряжении, что она затоскует по этому своему... что этот ваш чертов переброс сработает... и она снова сорвется с места и исчезнет, - в голосе папы вдруг прозвучало что-то... что-то вроде тоски. - Она ведь у меня единственная...
   - Не знаю.
  
   Я потерла лоб. Голова болела от всех этих... неожиданностей. Значит, маг мне все-таки соврал. Скотина. Тридцать лет, да? Чтоб тебе пинок получить. От страуса. По важным частям!
   Но выяснять отношения я сейчас не пойду.
   Нет уж...
   Попозже... Когда колдун будет один. И не здесь...
   Пусть объяснит мне все: и про переброс, и про Лесогорье... интересное название. И пусть только попробует снова соврать, поганец! А сейчас... сейчас надо...
   Неужели я смогу вернуться? Рик, я увижу Рика! Господи, неужели... ой...а как папу оставить?
   Задрожал телефон. Хорошо, что на немом режиме стоял, никто не услышал.
   Черт, этого еще не хватало!
  
   Я вымелась из приемной, как студент-бюджетник из дорогого ресторана. Ага... Секретарь далеко не ушел - не дальше первой приемной. Люба вовсю охмуряла очкарика, Ольга перекрыла выход. Молодцы, подружки.
   Я схватилась за телефон.
   - Да?
   - Александра Игоревна... говорит Татьяна-вторая. Я от Софии Леонидовны звоню, нового врача. В детдом только что доставили оборудование и лекарства.
   - Ну, так это ж хорошо?
   - Не уверена. Врач говорит, что оборудование еще ничего, особенно для солярия. А лекарства частью просроченные, частью подделка. Витамины - целиком контрафакт, детям их давать нельзя. Словом... вам лучше приехать.
  
   Хомяк сжался на своем дорогом кресле, как крыса в мышеловке.
   - Александра Игоревна, я только сделал заказ! Откуда мне было знать, что товар некачественный?
   - Действительно, откуда ему было знать? - как бы про себя проговорила Татьяна, - Подумаешь, упаковки-то одинаковые...
   - Вот именно! - обрадовался крысохомяк.
   - Только дешевле в полтора раза...
   - Ну...я не...
   - А что, брат не предупредил, что товар просроченный? - голос у Тани был ласковый-сочувственный... как шерсть дикобраза. И так же вот-вот выпустит иголки.
   - Какой... брат? - хомяк вспотел.
   - Ваш. Владелец аптечного склада. Варсонофьев Петр Вениаминович! У которого вы купили лекарства...
   - Как интересно! - пропела я (именно пропела, хотя настроение было - придушить эту сволочь!), - Надо папе рассказать - он развеселится.
   Директор хрюкнул. Встречаться с моим папой и юристами ему явно не хотелось.
   - Где деньги, урод?
   Хомяк еще сильней съежился... затравленно оглянулся... и вдруг сорвался с кресла!
   - А ну стой!
   ..Он нашелся у подъезда. В новом джипе, довольно дорогом. Сидит, лапками по панели шарит.
   - Ключики ищем? - ухмыльнулась Татьяна. - А они вот они...Ты, крыса! У детей воровать?!
   И вдруг хомяк... окрысился, иначе не скажу. Глаза нехорошо сверкнули, пальцы скрючились, и он вцепился в руль, как в чье-то горло. С ненавистью.
   - Да кому они нужны, эти отродья пьяниц, кому?! Все равно вырастут отбросами, как их родители! А мне всего сто тысяч не хватало, всего сто тысяч! Всего-то сто, пока фарт прет! Что, обеднеет она от этого? Все равно ведь надоест ей эта игрушка, поразвлечется, поиграет в добренькую и бросит! И снова возись с этими пискливыми крысенышами, рацион им, витаминчики, прививки! А что мне с этого?!
   Крысеныши?
   Ах ты, скотина...
   Такой злости, такой кипящей злобы я давно не чувствовала. Просто в глазах потемнело. И почему-то заскрипела под моими пальцами дверца машины...
   - Ах ты, крысохомяк... Ах ты, тварь помойная...
   - Александра Игоревна!
   - Пустите! А! А! А-а-а-а!
   Что-то хрустнуло, асфальт под ногами задергался, словно вырываясь ко всем хурмысам, кто-то вскрикнул, кто-то дико заверещал, как перепуганный кролик; спину, шею, голову как молнией прошило... ох... мамочка... мама... Воздух пошел волнами, очень горячий, горячий, горя...
   И все кончилось.
   Стихло. Ушло... меня еще трясло, и глаза еле открыла...
   И увидела зеленоватое небо.
  
   В первый момент я замерла. Не может быть... Не... не...
   Зеленое небо! То самое солнце! Знакомые деревья. И воздух, совсем не московский воздух! Неужели?! Ветер принес еще больше этого свежего воздуха, дунул в лицо, погладил чешую, и я радостно засмеялась, раскинув крылья ему навстречу. Я здесь! Я вернулась!
   - Александра?! - послышался за спиной голос, от которого сердце ухнуло куда-то в хвост... Я быстро повернула шею - Рик! Рик, мой шаман, Рикке!
   ... Он стоял рядом с копией своей избушки и смотрел на меня серыми глазами... Это точно он? Это не глюк?! Но глюк же не будет держать в руках деревянную миску с мыльной пеной?
   - Санни? - он тоже головой тряхнул, словно не верил. Отложил в сторону миску... - Санни?
   - Рик...
   - Ты вернулась?
   - Ну...
   - А это что?
   Я опустила глаза. Ой... моя правая лапа все еще сжимала тот самый джип. Малость покореженный только. Ой... Я быстренько отпихнула эту пакость подальше. Из нее выпрыгнул какой-то зверек, типа крысы... или хомяка... Он оглянулся, пискнул и метнулся в кусты, но я внимания особого не обратила. Рик важнее. Ну что он молчит? Не рад?
   - Рик? Ой, секундочку... - я углядела на кусте две сохнущие рубашки, сцапала одну и быстренько кувыркнулась. - Рик, это я...
   - Ага...
   Я шагнула ближе.
   - Я вернулась!
   - Ага... - шаман говорил как-то сдавленно, словно никак поверить не мог. Или не хотел?
   - Ты не рад? Ну что ты молчишь?
   Серые глаза потеплели, и он наконец шагнул мне навстречу:
   - Рад. Просто... Просто я так надеялся, что ты там в безопасности! И вот... Ох, Санни...
   А руки у него по-прежнему теплые... надежные-надежные. Ну не переживай так, милый. Я здесь...
   - Ну Рик... Ну что-нибудь придумаем. А? Хочешь, я этого Ставинне еще дальше пошлю?
   - Санни! Ты....
   - Знаю. Я дура... Ну ты ж меня все равно поцелуешь?
  
  

Оценка: 8.96*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"