Белова Елена: другие произведения.

Звездный дождь. Прода-7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не все в жизни складывается так, как хочется. Судьба - та еще шутница, и сюрпризы ожидают не только Звезду, но и Орден...


  
  
   Ох, как Дана-то не хватает. Тир, конечно, оклемался малость и наконец-то проявил имеющиеся у него мозги, и Клод совсем не такой простачок, каким себя считает, да и он сам не из дураков, спасибо Судьбине - смогли и с драконами сговориться, и Арката этого как-то припрячь, и засаду худо-бедно организовать. Даже если все обернется худо, и шугануть бывших собратьев не выйдет, то на худой конец удастся слегка потрепать хват-команды и сплавить ребят в это их сокровенное.
   Но Дана все равно не хватало. Шустрый златоградец - вот уж действительно, богиню и ту уговорит подолом повертеть! - не в пример своим дружкам умел и схитрить, где можно, и надавить, где надо... он бы обязательно придумал что-нить этакое. Стимий был единственным, кроме Тира, кто был посвящен в настоящую историю с живущей в лесу вдовушкой. С той самой, куда парней занесло на первой разведке... Черноглазая красотка тогда и впрямь очень приветливо приняла парней, заглянувших к ней "на огонек". И действительно согласилась продать им еду и поведала про дорогу и окрестности, как Дан потом и рассказал остальным. Златоградец только позабыл добавить, что красотуля во-первых, положила на него глаз, а во-вторых, неспроста жила середь леса совсем одна. Когда выяснилась, что приветливая вдовушка знается сразу с двумя шайками местных разбойничков, было слегка поздно - щедро угощая оголодавших гостей, хозяюшка увлеченно болтала и строила глазки, так что появившиеся на пороге грабители стали для всех неприятным сюрпризом. Будь Тир один, дело бы кончилось быстро и плохо. Молодой рыцарь недурно натаскан на драку, но бандитов было семеро, причем с оружием у них дела обстояли намного лучше. Младший Соброн схватился за нож, в ответ нехорошо заблестели стрелы... По счастью, Дан был... Даном. И прежде чем первый вошедший - тип с увесистым топориком - закончил удивленное "Оп-па, гостенечки незваные", навстречу ему просияла ослепительная улыбка.
   - О, привет, парни! Сторожа своего не продадите? Полжизни мечтал о таком!
   - Чего?
   - Хороший у вас сторожевой петух, говорю, настоящее сокровище! - Дан прочно держал руку на запястье Тира, блокируя кинжал. - Друга моего чуть заживо не склевал... тот вон до сих пор никак не отойдет от страха.... продай, а? Или сменяй. Могу медведя предложить... как только поймаю.
   - Слушай, парень, - угрюмо процедил один из них, - а ты не боишься, что мы...
   - Шутишь? - перебил "гость". - Конечно, боюсь! Да этого зверюгу с крыльями-шпорами можно смело на рыцаря выпускать, при латах и полном облачении! Признайтесь, парни, вы таких разводите, чтоб вместо охранных псов продавать?
   С доверчивостью-доброжелательностью у разбойников обычно туго - работа не та! - но златоградец недаром был торговцем не из последних. Через нитку ребята все еще сидели на своих местах целыми-невредимыми, через две - разбойнички посмеивались над дановым описанием "битва сторожевого петуха с алтийским рыцарем за господство в курятнике и полное изгнание последнего", через пять - уже сидели за общим столом и выпивали за знакомство. А еще через десяток приволокли петуха и вознамерились подарить истошно орущую "сторожевую птицу" доблестному ловцу медведей и будущему соратнику.
   Что разбойники, подолгу торчащие в лесу, жутко скучают по развлечениям, можно было догадаться. А вот воспользоваться догадкой и притом не подставиться (не показаться опасным-подозрительным, но и до роли шута не скатиться) получится не у каждого. У Дана получилось. А еще он не забывал переглядываться с хозяйкой, и, видать, не только переглядываться, потому что перед рассветом молодая вдовушка вывела гостей тайной тропкой и сунула в руки мешок, полный всяческой еды.
   Вроде и обычный случай, вроде и ничего особенного паренек не сделал, так, шайку заболтал... всего лишь.
   Но когда они вырвались из развалин Синтарина с двумя мешками на всех, таща раненого дракона и полуживого мага, именно Дан где-то раз за разом раздобывал еду на всех... и ухитрился откуда-то приволочь одежду, башмаки для южанина и какой-никакой котелок для супов. Именно Дан смог прочистить мозги Клоду, так что лекарь перестал наконец мучиться из-за вынужденного убийства, и с Сином постоянно возился. Именно Дан вечно что-то придумывал, устраивал, при этом все так легко, с улыбочкой... так легко...
   Хоть бы у парнишек получилось тебя вытащить, Дан.
  
  
   Вечер словно втекал в долину - медленно, неспешно, потихоньку притапливая в синих облаках тускнеющее солнце, заполняя овраги сероватым, влажным, пахнущим тиной туманом.
   Туман крался по земле, мягко кутая кусты и деревья, осторожно скользя по глади озерца... драконов он окутывал не сразу, сначала робко обтекая по бокам, тая рядом с ноздрями, потом смелел, поднимаясь волнами, и накрывал с головой, оставляя вместо живых гор только размытые темноватые пятна.
   Он плыл мимо спящей под навесом Мариты, заботливо укрытой деревенской рядниной (и связанной - тоже бережно и заботливо). Спала она глубоко и спокойно, не чувствуя боли, не видя снов - как спит смертельно уставший человек...
   Крался мимо Тира, который уже успел и поспать пару часов, и проснуться. И сейчас размышлявшего над тем, что делать, если Дан все-таки не объявится в снах. Его не могли взять под контроль быстро, не такой он человек, но могли просто не давать спать - если "закладка" растрепала орденцам про этот способ связи. Как его тогда искать?
   Кружил вокруг Клода, игриво трогая холодными клубами. Напрасно стараясь, кстати, потому что туман лекарь не любил. В родной Улеве всякий знал, что белая пелена часто несет с собой кашель, легочные хвори и одышку. А уж туман, перемешанный с дымом, и вовсе беда. Может, потому сейчас и дышать-то как-то... затрудненно. Это не тревога, это просто туман. Скорей бы в сон, но его очередь только через два часа. Может, они все-таки неправильно распределили время? Шансов на то, что Дан будет спать этой ночью, не особо велики - на общем обсуждении, глядя в сторону, Тир сказал, что орденцы наверняка захотят пленного... расспросить. Поэтому пусть первой поспит Латка... а потом уж остальные. Чем ближе к рассвету, тем шансы выше. Может, и так, ведь ни Лата, ни Тир Дана не увидели...
   Неужели и правда допрашивают?
   Туман накрыл и Латку, замершую - ноги подобраны, руки обнимают колени - рядом с Маритой. Она редко плакала, ведь проку от слез никакого, разве что глаза красные потом... От слез синяки не пройдут, отец не подобреет. Но изредка, когда на душе совсем уж тяжко... как сейчас. Она так надеялась, что Дан окажется там, во сне, что с ним... что он... а его не было. Не было. И плохо ей стало от этого, до того плохо, что она совсем не удивилась, когда на коленках, обтянутых серой материей, стали расцветать темные звездочки...
   - Не плачь...
   Ой. Девушка быстро прижала к ладошки к лицу, растирая мокрое по щекам.
   - Син? Ты же спать должен?
   - Проснулся, - вздохнул южанин.
   И... и что? Латка забыла дышать. Что ж Син молчит-то?
   - Нет его там, - виновато проговорил Син. - И Мариты нет. Только не плачь, пожалуйста, Лата...
   Нет его. Нету...
   Что-то ворохнулось в груди. Горькое, острое, почти невыносимое, настолько, что совсем неважно стало, будет ли прок от слез. Просто невозможно стало ни смотреть, ни говорить, ни думать - она уткнулась в рубашку Сина, закусила пальцы, зажмурилась... и почти задохнулась, и когда в белой вспышке, вдруг полыхнувшей перед глазами, мелькнуло удивленное лицо Дана... а потом погасло вместе с сознанием.
  
   В форте Сассуор в двадцатый раз проверявший браслеты Дан изумленно вскинулся, когда тесную комнатушку буквально затопили запахи каких-то южных трав и аромат печеного хлеба. На пушинку даже показалось, что он видит Латку, Латку, которую почему-то обнимал Син... но руку резко дернуло, обжигая болью, "альтернатива" грянулась со стены, угодив в крысиную нору, и видение пропало, обдав на прощанье ароматом спелых яблок...
   - Нничего себе фокусы! - ошеломленно проговорил Дереш-младший, обнаружив, что возвращаться привидевшееся не собирается. - Мне что, теперь уже не только запахи мерещатся, но и призраки доставать будут?
   Призраки остались безмолвны. Точнее, призрак - тонкий бледный росток, деловито пропихнувший из трещины в полу блеклую зеленоватую головку и старательно потянувшийся к предполагаемому солнцу. Прямо рядом с постелью мага... если, конечно, настил из досок, правда, прикрытый кучей соломы, можно назвать постелью.
   - Это что еще за... приятель, а ты адресом не ошибся? Тут с солнцем проблемы... да и с водой тоже.
   Росток, уже успевший развернуть два первых листка, на пушинку замер, потом качнул стебельком и снова принялся за свое нелегкое дело. Он явно не считал проблемой отсутствие солнца.
   - Ну как знаешь, - озадаченно выговорил Дан, пытаясь сообразить, что это такое сейчас было... и есть, между прочим. Он что, с Латкой даром поменялся? Или как?
   Ссадина на руке болела и кровила. С трудом оторвав глаза от ростка (тот отрастил еще два листика) он опустил глаза и едва не вскрикнул. Чем бы ни была странная сила, след от нее остался. Конечно, она могла бы быть и поласковей - в левого запястья будто ножом срезали кусок кожи, но Дан в претензии не был. Потому что темное железо браслета... его тоже срезало. Теперь он держался на тонкой, не шире пальца младенца, полоске...
  
  
   Х-холодно... тут так часто холодно...
   Особенно в воде. Откуда здесь вода? Холодная...
   - Син! Син! Да открой же глаза, Злишево копыто! Что ты опять вытворяешь?
   Глаза открыть трудно. Слабость такая, будто сутки без продыху иблик таскал. Но приказ звучит очень жестко. Приходится открыть. И сразу напороться на яростный взгляд старшего.
   - Что ты с Латкой сотворил, зиррат тебя накрой! Что это за лужа и какого Злиша вы в ней валяетесь?
   Лужа? Да это целый бассейн! Настил под навесом, погасшее кострище, его мешок с небогатыми вещами - все было в воде. И девушка. Ее смотрел лекарь. Отведя с лица мокрые волосы, он торопливо проверял глаза и сердце, слушал дыхание, а она отпихивала его руку и бормотала непонятное.
   - Я кого спросил? Что вы тут делали? - старший был сердит. Вода быстро превратила землю в грязь, и эта грязь щедро украсила прибежавших на шум.
   - Я не...
   - Подождите. Где ты взял это? - перебил седоволосый. И, не обращая внимания на грязь, осторожно присел рядом, неотрывно глядя на кусок серого металла, проткнувший кожу. От ранки расходились боль и нехороший холод, и Син торопливо выдернул "занозу". Протянул седому. Но тот не взял, только посмотрел, как на ядовитую змею.
   - Мне кто-то объяснит, что происходит?! - вскипел старший. Стало теплее, от воды начал подниматься пар. Аркат не отрывал глаз от серого осколка.
   - Кажется, сегодня мы не дождемся вашего товарища через сны.
   - Это значит, что мы его... не найдем?..
  
   ..Туман плыл над лагерем, словно хозяин, присматривающий место для постройки... мягко вился над болотом; у огненной пелены он медлил и замирал, будто понимал, что пламя для него смертельно... и все равно плыл...
   Пока не расцвел сразу десятком огненных букетов.
   Грохот рухнул как горный обвал. Тяжко, шумно, больно. Земля бьет в спину, в голове вспышка боли, лицо засыпает мусором... Кто-то кричит рядом, нет, ревет, надрывно, яростно, бьет хвостом и крыльями... раненый дракон... пламя хлещет по грязи, и клокочущая грязь твердеет, покрывается трещинами... и потом становится сажей и черными хлопьями носится по воздуху.
   Син поднимается на колени, стирает с лица грязь - в черных глазах отсвет огня.
   - Что это...
   - Не вышло, - тяжело роняет Тир. - Они все-таки решились штурмовать.
   - Чем? Что это такое?
   - Кулеврины. Южное изобретение!
   - И что теперь делать?
   - То, что задумали. По местам!
  
   - Да чтоб вас злишевы твари любили! От и до, да чтоб без продыху! - скрипнул один из группы одетых в странную черно-коричневую одежду людей. Группа только что спустилась с уступа очень подходящей горки, замаскировала веревки и уже готовилась похватать спящих, когда грохот ощутимо тряхнул землю и на головы скалолазов посыпались камни. Хвала Судьбине, некрупные, иначе поминать злишевых тварей было бы просто некому. - Да они что, охренели? Тут же мы!
   Невысокий черно-коричневый влип в скалу и широко раскрытыми глазами таращился на то, как в тумане набухают алые пятна - в лагере начинались пожары.
   - Мы-то как мы, но с какой стати они садят по укрытию магов? Мы вроде должны их ловить, а не убивать?!
   - Придурки потому что! - темпераментно высказался еще один, щупая рассеченный лоб. - Или наемники. Им сказали про драконов, они на драконов и снарядились. Злишев хвост им на...
   - И что теперь?
   - Или их сейчас остановят, или нам здорово не повезет...
   - Нам и так не повезло, дириженц, - вынырнула из темноты пара хватов, тех, что послали присмотреть за будущей добычей. - Магов там нет.
   - Как?! Навес...
   - Под навесом пусто, пепел в костре холодный...
   - Неужели ушли? Ну что, парни, придется нам поиграть с драконами в пряталки... вперед, и чтоб на цыпочках!
  
   - Держись, Крылатый. Держись, - дракон, у которого вся шкура была в шрамах, склонил голову к раненому. Тот уже замолчал, и только хрипло дышал, подергивая хвостом от боли. Странный железный шар разорвался рядом, и крылья патриарха стаи бессильно повисли. Темная кровь - драгоценная мечта жадных человеческих торговцев - текла по боку и впитывалась в песок. - Держись.
   - Ничего. Уже недолго. И в Пламя... со спокойным сердцем...
   - Они пошли. Завеса рвется... - по светлой чешуе бегут радужные переливы, будто старый дракон снова стал нетерпеливым малышом в ожидании праздника Первого полета.
   - Что ж, пора. Еще один бой...
   - Сородичи... Мы долго жили и многое видели. Мы многое сделали, и нам не стыдно будет сесть у Пламени Предков.
   - А если что не так, пусть Пламя будет милостиво к нам!
   Туман вьется вокруг тающих в невидимости тел, и только глаза драконов еще горят, будто путеводные огоньки. Потом растворяются и они, и лишь шорох показывает, что здесь кто-то есть...
   - Пора. Покажем этим ловцам, что дракон - не только шкура!
  
   - Есть! - заорали рядом. Не радостно, толку радоваться драке? А так, восхищенно и слегка пугливо. Огонь, уже намозоливший все глаза, вдруг расступился, открыв проход шагов на десять. - Здоровски вышло...
   - Вперед, парни!
   Матернувшись для бодрости, собратья затопали по траве, прикрывая лица от дыма. И придерживая фляжки. А чего?
   Драконья чешуя, промежду прочим - Жако узнавал! - идет по королевке штучка! Кость еще дороже. А уж про драконью кровь и речи не шло - драгоценная жидкость, которой, по слухам, можно было вылечить ЛЮБУЮ ХВОРЬ, так вообще цены была немереной! Поэтому у каждого бойцов, ясное дело, при себе имелась фляжка и мешок. А Жако, у которого уже давно на примете была одна лавочка (всем хороша, и особо хозяином из горных, ему и платить не потребуется, взятку кому из городской управы сунешь - и порядок!) вообще прихватил три. Ведь если сунуть не только этим, из управы, а еще кой-кому из охранцов и старшему собрату, чтоб притворились слепыми и глухими, так можно у горского торговца не только лавочку оттяпать. Дочка у него что надо. И женушка в соку... а с сыном и несчастный случай стрястись может...
   Так что Жако был твердо нацелен захапать побольше и кровушки, и чешуи - чего придется. А за магами пусть кто другой побегает...
   - Врассыпную! И живей, рыбы вареные, чтоб они не успели уйти!
   Ага, щас. Дураков нашел по туману бегать. Еще нарвешься на...Ох ты! Обо что это он?.. Ох ты ж Злишево подхвостье...ох ты... рядовой Жако обалдело смотрел на то, как отбивший ему нос и грудь твердый воздух на глазах мутнеет и идет радужными переливами. И только узрев чешую, понял, что именно видит. Что это за воздух...
   Они могут становиться невидимыми! - прожгла его неожиданная мысль. А следом вторая: тогда кровь будет еще дороже! А третью, про оружие, он додумать не успел - узкие черные глаза остро взблеснули - как лед на пруду в родной деревне - и сверху рухнуло пламя.
  
  
   Ему почти удалось доломать браслет. Сточить об камень. Злишева штуковина была неподатлива, как алмазы Рацеи, но упрямство молодого Дереша было притчей во языцех по всему Златограду. Кусая губы, он тер и тер пакостную штуковину о подходящий выступ..
   И едва успел спрятать в рукав, услышав за дверью шаги. Зиррат, рано!
   - Ну что, надумал?
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"