Белова Елена: другие произведения.

Звездный дождь. Прода-13

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.98*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История Арката. Секреты прошлого


   В следующую пушинку Клод невольно шевельнул пальцами, готовясь кинуться на помощь. Вопрос бывшего орденца Арката, что называется, "добил". Нервы у него сдали, что ли? Или, может, дело было в том, что Стимий в этот момент передвинулся, доставая припасы из мешка, и оказался у мага за спиной? Но маг дернулся, и его глаза, без того устало-измученные (не помог ему сон, не помог) стали совсем какими-то... дикими.
   И странно загустел воздух, будто спрессовываясь в глину... как тогда, вечность назад.. на поляне...
   Перед атакой Ордена.
   - Эй, ты чего, парень? - нахмурился Стимий. - Не дури!
   - Отойди!
   - Успокойся!
   - Не подходи!
   - Да уймись ты!
   - Мяу! - перепуганный Дымок забился на диванчике, пытаясь соскочить и спрятаться, забиться куда-то в темный уголок, подальше от нарастающей бури.
   Поздно.
   Воздух уже гудел, немыслимо тяжелый и плотный, и оброненный кустом лист застыл в нем, не долетев до по пола, и было не шевельнуться... и не вздохнуть... и замер, замер, замер на полу бледный маг, бесконечно пытаясь сбросить с плеча застывшую руку Стимия... замерло убежище, обернувшееся чудовищной ловушкой.
   Звезда... Мошки, вплавленные в янтарь. Задыхающиеся в камне мошки.
   Что с Аркатом? Что случилось? Искаженное лицо, бледность, эти пятна на Узоре, только что почти невидимые. Дыхание учащенное, но поверхностное... Шок. И буйство Дара, активированного практически... практически во всю мощность. Неужели до него дотянулись из Ордена, как недавно до Мариты? Ответный удар? Какой-нибудь всадник... наездник... носитель браслета... дотянулся и сейчас принуждает убивать?
   - Что ты делаешь... - простонала Марита.
   - Аркат, прекрати!
   - Нет... - глаза бывшего безымянного были закрыты. Слышал ли он сейчас кого-нибудь? - Нет...
   - Аркат! - как трудно дышать... будто камень на груди.
   - Не могу... нет...
   - Судьбиня, помилуй...
   - Перестань... ну же... Аркат...
   Плывет, дрожит, слоится в комнате алое марево. Не хватает... воздуха...
   - С ума сошел! - послышался сердитый вскрик. Мелькнула перед глазами серая юбка, змеей метнулась между худых лопаток толстая темно-русая коса. Латка! Латка, неизвестно как двигаясь в этом янтаре, в который превратился воздух, как-то очень быстро оказалась рядом с застывшими мужчинами. Клод видел лиддийку будто в тумане - перед глазами дрожала темная сетка, размывая очертания предметов, а зрение к тому же снова двоилось - иначе почему темный силуэт Латки виделся сквозь мерцающее цветными нитями облако? Нитями? Пушинку... погодите... Узор... что с их Узорами?
   Клод забыл о камне на груди. Забыл о боли в измученный легких. Об Ордене... Он смотрел.
   Так вот как это бывает!
   Эти нити, нежно колышущиеся вокруг девушки - как ветви ивы, как стебли морской травы под водой - они не напрасно проступали над кожей, вне тела. Одна пушинка - из самые светлые из нитей, самые легкие, снежно-белые, плавно удлинились. Еще пушинка - и они окружили Арката. Облекли. Мягко скользнули, вбирая в себя колкое серебро активированного Дара. И бережно "обняли", сплетаясь, оттягивая боль на себя...
   Так вот как это бывает...
   А сама девчонка уже встала перед Аркатом. Мягко, но решительно убрала руку Стимия с плеча мага и присела рядом.
   - Ну что ты, а? - быстро зазвучал напевный сельчанский говорок. - Чего ты развоевался? Никто тут больше драться не будет, выдумали тоже... успокойся, сам же говорил - Орден засечет. А я вон медовицу завариваю на завтрак... хочешь, чтоб Орден нам завтрак испортил? Заявится еще...
   - Нет.
   Камень исчез. Клод с хрипом вобрал в себя воздух, чувствуя, как расправляются измученные легкие. Ни на что больше, даже на то, чтобы сесть, сил не хватало. Отпустило и остальных - тяжело упал на колено Стимий, вжался в стену Данов "кустик". Ошалевший Дымок с мявом рванул под диван. Рядом надрывно кашляли - Дан слишком глубоко вдохнул или... Но мучил его кашель или нет, а соображал златоградец быстро - и крепкая ладонь в момент перехватила дернувшуюся было руку Тира.
   - Тихо... ох, Злишево копыто... кха... тихо, разберемся. Все целы? Аркат, очнись! Что это было такое?
   Бывший безымянный наконец поднял глаза:
   - Простите...
  
   - Я не хотел. Я просто... простите.
   - Напомнишь мне потом никогда не спрашивать, как тебе спалось, ага? - усмехнулся одними губами Дан. Зеленые глаза смотрели жестко. - Если у тебя от этого моментально крышу сносит.
   - Не уверен, что это поможет, - хмуро высказался Тир. - Кто даст гарантию, что его, как ты выражаешься, крыша, "сносится" только от поминания снов? В прошлый раз он кинулся на Лату при виде некой травки, в следующий раз озвереет от Маритиных шпилек или от зрелища кошачьего хвоста. И кто знает, опомнится ли он или мы все же встретимся с божьей парой раньше времени?
   Аркат не ответил. С момента его вспышки он вообще сказал от силы три фразы. Его все еще била дрожь, и на взгляд Клода, бывшему безымянному стоило бы выпить горячего питья с десятью каплями жгучегриба и прилечь. Но с лечением, увы, придется пока повременить. Тир и Дан целеустремленно загоняли Арката в угол, и мешать им Клод не собирался. Прости, безымянный, но мы должны знать, кто среди нас.
   Впрочем, у безымянного нашлись защитники и без лекаря.
   - Он на меня не кидался, - да, Латка без защиты справедливости не Латка.
   - Лата.
   - Я не хотел на нее нападать. Я только проявлении магии погасил, чтобы не нас не учуяли. Орден постоянно отслеживал магию, я ведь говорил.
   - А сейчас что гасить собрался?
   - Или кого? С чего ты сорвался?
   Аркат потер виски. Так, словно голова раскалывалась от боли (может, все-таки заварить ему травок?). Посмотрел на Стимия:
   - Он сказал "не дури".
   - И все?
   - Дан, ну чего ты? - тихо спросила Латка. - Каждый ведь испугаться может.
   Дереш отчего-то косится на куст и новенького, Марита - на Сина. Тир отводит глаза. Даже Стимий. А что... и правда ведь... каждый может испугаться. И неизвестно, во что выльется их вспышка страха. Что, всех Латке успокаивать? Так еще неизвестно, на всех ли ее необычного Узора хватит. Клод тихо потянул к себе мешок с травами и встал. Лекарь он или нет, в конце концов? Здоровье Звезды его забота.
   - Не все, - наконец ответил Аркат. - Я... хорошо, я расскажу. Все, что... все. Вы должны знать. Наверное...
  
   Их жизнь нельзя было назвать легкой. С тех пор, как удалось собрать Звезду, они все время спешили, спешили, спешили... На созревание Звезды требовалось не меньше трех лет... а у них не было и двух. Редкий случай, уникальный - из Небесной Дали к ним двигался фливенстерн, летучая звезда, и если ее не успеют остановить, разрушения будут катастрофические.
   Времени оставалось в обрез. Необходимое для набора сил было сильно сокращено - энергию творящим предоставили уже готовую, переработанную, очищенную. Второстепенные предметы, так называемые "предварительные" (например, курс исторических наук и расчет социальных последствий) были перенесены "на потом", некоторые обряды, рассчитанные на психологическую устойчивость группы, пропускали - ну к чему они, если с ребятами и так все хорошо?
   Набор сил, активация Даров, слияние энергий, методика контроля - вот что было важно. Именно над этим будущая Звезда работала сутками, с короткими перерывами на сон и отдых. И даже во сне, пока их не разгоняла строгая Дината, Основа, Лучи пытались учиться, разговаривали, просчитывали будущее деяние...
   Аркат нервничал. Еще ни от одной Звезды за последние четыреста лет не зависело столько, сколько от них. Мировая катастрофа - или дальнейшее процветание. Ответственность на них. Как страшно не оправдать ее... а им всего по семнадцать. И он учился, учился, учился - пока не оттаскивали и не укладывали спать.
   Волновались и остальные. Даже невозмутимая Дината, с самого начала окружавшая ребят теплом и заботой, тревожилась. Правда, по ней это было почти незаметно - разве что она стала еще внимательней к каждой мелочи. И все чаще пикировалась с Направляющим, Михелем, о его реформаторских идеях. Наверное, после Свершения Михель станет писателем - в нечастые свободные минуты он так любит делиться придумками о всяких невозможных проектах. Общество, где магами будут все, мир вернувшегося средневековья, мир, жизнь самых достойных будет продлеваться, а преступникам в таком праве будет отказано - и постепенно не останется ни одного человека с недостойными мыслями...
   Дината била логикой, доказывая, что его "абсолютно справедливые" миры невозможны, Михель обижался и отстаивал свои идеи, еще один Луч, Исаньес, подбрасывал коварные вопросы, в которых Мих вяз, как цапля в болоте...
   - А если тебя кто-то сочтет недостойным?
   - Как это - меня?! - изумлялся Михель. Он никогда не умел встать на место другого... - Как это?
   - Фантазер, - смеялась Дината. - Мих, ну какой ты фантазер...
   И Михель махал рукой, сдаваясь.
   - За то и любишь, правда?
   - Конечно!
  
   Аркат умолк. Просто замолчал на полуслове, словно ему сдавило горло.
   Остальные молчали.
   - А кто такая Основа? - негромко спросила Марита. - И Направляющий?
   - Основа... В любой Звезде есть человек, наделенный даром объединять между собой усилия Лучей. Можно объединяться и так, без ее посредничества, но так сложнее, будут потери энергии и вообще... А Основа все сплетает гармонично и надолго. У вас, кстати, это Лата... у нее тоже плетенцы проступают...
   - А Направляющий? Впрочем, догадываюсь. Основа сплетает, направляющий...
   - Направляет, - закончил Дан. - А дальше?
  
   Дальше...
   Дальше было очень много работы. Полная активация и наконец-то освоенный в полной мере телекинез. И симулятор соотношения небесных тел. И изнурительные тренировки. И слезы Динаты, когда долгожданное, выстраданное Единение наконец наступило. Он первый раз видел, как она плачет... и последний.
   Потом была темная громада Дали - невообразимо, непредставимо огромная, скрытые за обычной ласковой синевой колючие далекие звезды.... И надвигающийся огонь в искристой короне - фливенстерн. Раскаленно-белые жгуты энергии, соединяющие четыре луча в один точно направленный поток.
   Шепот Исаньеса: "Держись, ребята..." и задорно-напряженный, почти злой голос Михеля: "Пошё-о-о-ол!".
   До крови закушенная губа. Тяжесть, от которой немеет где-то в пояснице... тяжесть...
   И толчок.
   Их Свершение. Такое короткое, такое почти незаметное - всего лишь сместить траекторию движения каменной глыбы - не слишком крупной и не слишком тяжелой. На земле такой вес без проблем сдвинет любой более-менее сильный телекинетик.
   Но фливенстерн не на земле... они остановили летящую смерть. Она пролетит мимо их мира. И теперь миллионы людей останутся живы. Они все-таки справились.
   Семнадцатилетнему Аркату казалось, что нет на свете людей счастливее, чем они.
  
   Казалось, жизнь подтверждала это. На радостях Звезда даже не отправилась сразу в Синторин. По всему континенту гремели праздники, а трем лучам очень хотелось отдохнуть... Михель, правда, ворчал, ему хотелось веселья и почестей, но остальные мечтали о сне, как зайцы о морковке, и дружно полегли в постели в собственной "тепличке".
   А проснулись уже в другом мире.
   ..Сначала им не казалось, что случившееся такая уж катастрофа. Думали, что все можно поправить. Михель и Исаньес немедленно отправились в Синтарин, оставив Арката наговаривать отчет, Дината отлучилась к родителям, они просили помочь с чем-то важным...
   ..Сначала он не тревожился. Разумеется, все заняты - ситуация требовала действий, кому как не им, помогать, сил-то хватало. Разумеется, у них просто может не оказаться времени на связь. Он тоже отправится на помощь - только закончит опыт. Кажется, он понял, почему магия срабатывает неправильно...
   ..Сначала он не уловил, что связь отказывает - слишком погрузился в расчеты.
   ..Сначала он не осознал, что они не вернутся.
   Идиот.
   ..Он перепроверил несколько раз. Это было немыслимо, но результаты расчетов повторялись с точностью до десятого знака и неотвратимо свидетельствовали: странный "сдвиг" магии - результат целенаправленного вмешательства. Мощного вмешательства. Но этого не может быть. Две Звезды одновременно не бывает...
   Сообщать уже было некому, связь отказала окончательно, и он решил идти в Синтарин. Должны же там знать...
  
   ..Когда его швырнули на колени и щебень до крови рассек кожу, он едва почувствовал боль - боль тоже казалась бредом. Как и все вокруг. Начиная с убитого дракона. Щебень на зеркальном полу Чертогов. Разрушенный Синтарин. Маги в ошейниках...
   Как это могло случиться? Как?!
   Ведь всего пятнадцать дней назад они праздновали избавление от фливенстерна...
   - Аркат? - послышался знакомый голос. - Эй, подождите, этого не трогайте! Аркат, что ты здесь делаешь?
   - Михель?!
  
   - Ты немного не вовремя. Я надеялся, ты еще немного посидишь в укрытии. Даже защиту усилил...
   - Что происходит, Михель?
   - Видишь ли... Это тоже своего рода опыт. На крупной модели. А вы говорили, что мои миры нежизнеспособны. Видишь, кое-что все-таки получилось. Конечно, не совсем так, как я хотел, но..
   - Что ты сделал?!
   - Хм... надеюсь, ты меня поймешь, Аркат. В нашей четверке ты никогда меня не дразнил.
   - Что ты сделал?
   - Сдвинул настройку в контакте с магией.
   - Как?
   - Ну, как... мы же все-таки Звезда. А я все-таки Направляющий.
   - Мы не вступали в Единение!
   - Вступали. Вы спали. Я и взял... немного. Вы даже не проснулись, верно?
   Аркат смотрел на это лицо, знакомое до последней родинки, до черточки... и ему казалось, что земля уплывает из-под ног.
   - Михель... ты... ты понимаешь, что ты натворил? Ты разрушил мир!
   - Не преувеличивай. Любые перемены в обществе даются ценой жертв. Но скоро все наладится, вот увидишь. Мы создали Орден...
   - Что наладится? Что? Твои помощники убивают драконов! Наш город уничтожен! Ты видел свою Наставницу, Лосту вин Торевну? Она в ошейнике. И один из твоих ее бил! Женщину!
   - Все скоро придет в норму! Успокойся! Сейчас же! Нет, я сказал, ЕГО НЕ ТРОГАТЬ! - рявкнул Михель.
   - Но Провозвестник...
   - Вон.
   Арката отпустили...
   - Успокоился?
   - А где Дината?
   - Разве она не в "тепличке"? нет? Жаль. Я обязательно ее поищу. А ты... отдохни пока что ли.
   - Отдых? Мих, ты все-таки рехнулся. Какой отдых сейчас может быть? Надо найти Динату. Исаньеса...
   - Хм. Видишь ли, Аркат... Я не предлагаю тебе отдохнуть. Я приказываю. Так уж получилось...
   Мир гаснет.
  
   Холод вымораживал душу. Мир состоял из теней и холода, теней и холода. И боли...
   Прошло немало времени. Прежде чем тени обрели четкость. И голоса:
   - Как новенький...
   - Вот бы нам так полежать, а? Годы идут, а ты не стареешь...
   - Дурак. Глянь на его глаза - у него же все мозги отмерзли. Хотя в твоем случае хуже уже не будет...
   - Заткнулись оба. Пробуждение прошло нормально. Извещаем Провозвестника?
  
   Щебня в зале уже нет. И зал не тот. И Михель в странной хламиде из дорогого шелка отчего-то кажется на десяток лет старше.
   - С пробуждением, энье Аркат. Как самочувствие? Кошмары не снились? Шучу. В кальтершлафе снов не бывает... что же ты молчишь?
   - Где... Дина...
   С лица Михеля сходит оживленная улыбка.
   - Дината погибла. Наш второй луч тоже. Будешь чай?
   Молчание. Раздраженный голос:
   - Я не хотел этого! Они сами нарвались. Сами! Сами, понимаешь? Их бы не тронули, если бы... Злишев хвост!
   - Что?
   - Что? А, Злиш... это персонаж новой религии... официальной... очень удобная, построена на двух положительных персонажах и одном отрицательном.
   - Ты теперь занимаешься религией? - Аркат говорит первое, что приходит на ум, ему неинтересен ни этот политеизм, ни занятия Михеля - внутри пустота, мерзлая пустота. Они погибли...
   - Религия - полезная вещь для тех, кто правит. Многое можно объяснить всего лишь волей богов. Согласен?
   - Тебе нужно мое согласие? Зачем?
   Михель морщится. Едва заметно, посторонний не уловил бы, но именно так обычно кривился Луч Михель, когда готовился сделать что-то неприятное. Например, съесть полезного, но очень нелюбимого им краба...
   - Видишь ли... думаю, в этом случае мне стоит быть откровенным. Орден Опоры - я в нем Верховная Опора, Провозвестник воли богов - нуждается в сильной руке. Властной. И многие считают, что именно они достойны этого - править и общаться с богами... придется их переубедить.
   Для этого мне и нужна твоя помощь, со-творец. Мы все-таки Лучи, хоть, полной Звездой нас не назовешь, но мы многое можем!
   Ему все еще холодно. И не от льда, который был в странном аппарате холодного сна. Когда его вели сюда, он видел - мельком, из окон - то, что снаружи. Неотстроенную погодную башню, мертвые, рассыпающиеся самодвижки... Магов в ошейниках.
   - Ну что ты молчишь?
   - Значит, гармонии мира не получилось...
   Михеля передернуло. Но он взял себя в руки и с усилием улыбнулся:
   - Пока нет. Но дай нам еще пять лет...
   - А сколько уже прошло? Десять? Пятнадцать? И что ты сделаешь? Воскресишь убитых? Освободишь пленных? Нет, Михель. Моей помощи у тебя не будет.
  
   Конечно, Михель - вернее, Верховный Провозвестник Михел - мог вытянуть из бывшего товарища дар и без его согласия, он же Направляющий. Просто это долго, больно и неудобно. Конечно, он предпочитает по доброй воле. Тратит время на уговоры, убеждает, обещает. Пытается соблазнить какими-то немыслимыми благами, обещает даже снять блокирующие магию браслеты. Делает вид, что советуется...
   И этот раз, и следующие. Иногда он позволяет бывшему товарищу пожить мнимо-свободно несколько дней, раз - даже несколько месяцев.
   Но все заканчивается одинаково - скамья, наручники и боль.
   А потом снова ледяной сон.
  
   Михель - все старше.
   Все меньше он шутит, все реже улыбается...Все чаще жалуется на излишне честолюбивых подчиненных и неблагодарность паствы. Жалуется, забыв, что ему не могут ответить - речь у Арката отобрали еще десять пробуждений назад. Чтобы не проболтался, что Провозвестник - маг. Презренный "порченый".
   - Разве я этого хотел? - восклицает он. - Люди испорченные создания...
  
   А вот Михел совсем старый. И ничего не говорит, не жалуется, только смотрит и кусает губы под белоснежными усами. Пытается угостить чаем.
   - А ты все такой же. Ни на год старше. Как тогда... какими мы счастливыми были тогда, сами того не зная. Каким я был... ладно, что об этом. Аркат... Я бы вернул тебе язык... да не могу. Тот маг, он... словом, он умер. Но может, это все скоро кончится.
  
   Но ничего не кончилось.
   Над головой снова кружат тени.
   - Так это и есть Михелова игрушка? Будите. Мне давно обещали нового личного мага. Михелу уже не понадобится.
  
  

Оценка: 7.98*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"