Беловинцева Елена Александровна: другие произведения.

Лис.Глава1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:

  
   Глава 1.
  
   В глазах Алисы все плыло - то ли это из-за дождя, то ли слезы не успевали скатиться по щекам - но все вокруг было размытым и не четким. Попытки проморгаться помогали - но не на долго, через несколько секунд все снова затягивалось мутной дымкой. Шмыгая носом, девчонка-подросток быстро шла по октябрьским лужам. -" Она какая-то странная" - крутились в ее голове их слова - "Она какая-то не такая".
   Хотелось бежать не глядя, спрятаться, дождь поливал, обида лилась из глаз в виде слез, а душа просто выворачивалась наизнанку. Вся нарядная, в мамином платье, капроновых колготках и новых ботинках, которые мама купила ей на осень, она куталась в промокший плащ. Уже пол часа как она должна была сидеть в кинотеатре со своей лучшей подругой Машей, в кармане медленно промокали деньги, которые ей выдали родители на выход с подругой в субботний день, но она бежала по улицам прочь, все дальше и дальше от центра города и от шумных улиц.
   Ей сложно было сходиться с людьми, из-за своего стеснения, скромности, страха не понравиться. В свои двенадцать лет у нее была всего одна подруга, и пару приятельниц в школе. Ее редко приглашали на дни рождения, прогулки веселой компанией, но ей так хотелось этого! Ее лучшая подруга Маша жила всего через два дома от нее. Она же, наоборот, была очень популярной девочкой. Ее папа руководил детской театральной студией, сама она ходила на танцы, и участвовала в различных представлениях. Другие дети все время тянулись к Маше, хотели с ней дружить, звали в гости и на прогулки. Вот и сегодня, старшие девочки, которые пользовались большой популярностью в их школе, пригласили Машу после репетиции в студии ее папы сходить на новый фильм в кинотеатр. Этого сеанса ждали все подростки! Новая часть волшебной, мистической истории про детей, что завоевала сердца не только школьников, но и их родителей, стартовала в их провинциальном кинотеатре в эту дождливую субботу. Алиса еще заранее пригласила свою единственную подругу сходить на сеанс, и сразу после репетиции Маши они собирались встретиться на ступеньках студии, и отправиться в мир кино.
   Репетиция заканчивалась в 12.25, и Алиса уже в 12.20 стояла на крыльце под навесом. Она очень волновалась, так как редко получалось выйти куда-то в свет, а в кинотеатре сегодня должны были собраться все самые интересные и крутые ребята с ближайших школ! Должен был прийти и Коля с 7"Б", это сто процентов, он не мог пропустить такое событие.. Алисе очень нравился Коля, об этом знала только она сама, мама, и Маша. Коля, конечно же, даже не догадывался о ее существовании, но она каждый день засыпала с мыслями о нем, о том что когда-нибудь он заговорит с ней, и признается, что давно за ней следит, просто не подавал виду. Маша же была с ним хорошо знакома, и обещала Алисе в этот день познакомить их. Поэтому Алиса и нервничала на крыльце, стоя в мамином бархатном платье, таком модном в этом сезоне, совсем как взрослая. Платье, конечно же, немного на ней висело, но она посчитала что это даже хорошо, объемные вещи были в моде, и выглядела она еще более хрупкой.
   Через несколько минут двери студии распахнулись, и Маша, заливисто хохоча, в окружении других девочек, вывалилась на улицу. Они что-то громко и весело обсуждали, смеялись, кто-то играючи натягивал капюшон на другого, веселая субботняя кутерьма. Алиса же, вжавшись в перила, искала скорее встречи глазами с Машей, так как некоторые девочки уже смотрели на нее вопросительно, мол "что тебе надо, и чего ты тут стоишь?"
  
  Маш... - Робко окликнула она подругу. - Мааш? - Чуть громче, после того как ее голос поглотил очередной взрыв хохота.
  О, привеет! - Маша обрушилась на подругу с объятиями, и Алисе сразу стало легче. От подруги пахло шампунем для волос, вперемешку с легким запахом театральной костюмерной и духов. Вот она, ее спасительница! Теперь они перестанут на нее смотреть. - Напряжение чуть отпустило, и Алиса почувствовала благодарность к подруге, ее объятия послужили защитой от всех взглядов, самая популярная девочка в классе, да что там, самая популярная девочка в школе - её лучшая подруга! Никто не посмеет косо посмотреть на нее. - Алиса крепко обняла Машу и улыбнулась.
   Но внимание девочек наоборот полностью было приковано к ней, что не могло не смущать. Ну да ладно! В любом случае, когда ее боевая подруга рядом, все проще.
  Девочки, это моя подруга Алиса, она идет с нами! - девочки-старшеклассницы переглянулись между собой, кто-то скорчил недовольное лицо, у кого-то выскочил смешок.
  Маш, можно тебя на минуточку? - одна из девчонок отозвала подругу в сторону. К
   ним сразу же подскочило еще несколько человек, они продолжали дурачиться и скакать, хихикать, и Алиса была готова провалиться сквозь землю. Каждое приглушенное слово, каждый смешок, взгляд на себя она воспринимала как оскорбление. Ей казалось, что они все смеются над ней, обзывают ее, и мало ли чего еще они могут говорить Маше. Подпитывали ее фантазии постоянные взгляды девчонок в ее сторону. Алиса снова почувствовала себя маленькой, глупой и беззащитной. И что значило - "она идет с нами"? - в смысле с ВАМИ?..
   Не долго поговорив, девочки развернулись, и двинулись из-под навеса под дождь.
   - Маш, догоняй! Мы пошли!
   Алиса, стиснув зубы сверлила взглядом надвигающуюся подругу.
   - Ну что, идём? - она пыталась унять дрожь в голосе, и сделать вид что все нормально.
  Лис, понимаешь, девочки не хотят, чтоб ты шла в кино с нами... а я уже сказала папе что иду с ними, и он меня отпустил. И если я пойду с тобой, и он потом узнает, что я сказала, что иду с девочками, а пошла с кем-то еще, он решит, что я его обманула, понимаешь... Они меня отпросили, так как папа не хотел меня отпускать... Он боится, ну ты сама понимаешь, возвращаться придётся вечером, с тобой вдвоём он бы меня не отпустил...
   Алиса слушала подругу, и ее голос тонул в вязком белом тумане. Она всё понимала. Машу просто не отпустили с ней вдвоём, и она решила всё равно пойти в кино, любым способом, пускай, даже если придется переступить через дружбу...
  
   Они жили в прекрасном городке у моря, укутанного морской пеной, и защищенного прекрасным горным хребтом. Когда-то, как рассказывала ей бабушка, в их городе не запирали дверей, и дети могли гулять до поздней ночи, никто не переживал - городок маленький, всё будет хорошо. Но когда её родители были совсем мледенцами, и еще не знали друг друга, в прекрасном городе Варада пропал первый ребёнок. Это была девочка десяти лет.
   Бабушка говорила, все были в шоке, и не могли найти логического оправдания произошедшему, в итоге решили, что ребенок сорвался с утеса, а тело её унесло куда-то далеко. Это было очень очень давно, и после того случая многое переменилось. Дети стали пропадать. Не часто, но все же, в той, или иной семье, периодически изчезал ребенок. Безследно.
   Сначала думали, что дети срываются в море и тонут, но ни одного ребенка так и не нашли. Потом, в более поздние времена, искали какого-то маньяка, но опять же - не нашли... Дети изчезали, полиция долго искала, и так каждый раз.
   Последний случай был около трёх лет назад, пропал мальчишка. Его тоже не нашли, как всех остальных. В их городке все было прекрасно, добрые люди, солнечный климат, море, все живут счастливо, каждый год переезжают новые семьи, строятся новые районы. Жителем Варады мечтают стать многие. Но коренные местные жители знают, у города есть тайна, мрачная тайна, которая иногда уносит детей, и в обычной варадской семье детей одних не отпускают. Только днём, и только на маленькое расстояние, а лучше - большой шумной компанией.
   Поэтому, Алиса прекрасно всё понимала. Коварство подруги было налицо - не пустили с одной - прибьюсь к девчонкам постарше, главное, пойти на премьеру. А как же она? Она ведь всю неделю собиралась, думала об этом... Как они с Машей вдвоем, красивые, пойдут в кино, сами! Купят себе попкорн, сядут на самые лучшие места... а потом, после сеанса, они будут обсуждать приключения любимых героев, пойдут в игровые автоматы, и там будут все... ВСЕ будут там, и ОН тоже будет... Маша же обещала... Они потом пойдут в пиццерию, позовут с собой Колю... И... и.. Ее глаза налились слезами:
  И что ты хочешь сказать мне? - голос Алисы задрожал, и эту дрожь она уже не смогла сдержать. - предлагаешь мне не идти?! Мы же ДОГОВАРИВАЛИСЬ!! - Последнее слово она практически выкрикнула в лицо подруге, губы задрожали, и слеза сорвалась с века.
  Лис, нуу.. Ты чего? Ну пойди сама, а там увидимся? Это же просто кино, мы же там все равно будем сидеть в темноте, какая разница? - Маша улыбнулась и обняла подругу.
  Почему они не хотят идти со мной? Что я им СДЕЛАЛА, они же даже никогда со мной не разговаривали?
  Слушай. Ну они сказали, что не по приколу идти с тобой... Не обижайся, Лис... Они говорят, ты странная... Я спросила их что в тебе странного, что мы с тобой с первого класса дружим, и ты нормальная, но ты же понимаешь, они старшеклассницы...
  Ну и что во мне странного? - Алиса стояла бледная, в глазах сверкали слезы, но она больше не плакала. Горечь и обида заполняла ее сердце, злость на подругу наростала внутри, и ей совсем не хотелось, чтоб Маша видела, как она рыдает.
  Ну... Лис... Они сказали, что ты какая-то не такая. Что странная, что с тобой идти не круто, что ты будешь напрягать... Я не знаю, это не мои слова, это они так сказали, ты им не нравишься, я не понимаю почему... Они не хотят, чтоб я с тобой общалась. Но я все равно буду, ты же моя подруга! - Маша обняла Алису, поцеловала ее в щеку, крепко прижала, и снова поцеловала. Алиса отвернулась, и поцелуй пришелся в волосы.
  Ладно, я пошла - Маша отстранилась от подруги - давай, там повидаемся еще, пока! Звони если что! - и подруга, накинув капюшон, побежала вслед за старшеклассницами.
  
   Алиса дала волю чувствам.
  
   И вот, в теплом кинотеатре, в полном зале, подростки, и не только, смотрели самую ожидаемую новинку сезона, а Алиса, вся промокшая, продолжая кутаться в свой плащ, шла куда глаза глядят. Ее промокшие, замерзшие ноги вели ее прочь, в ботиночках уже начала хлюпать вода. В этом году октябрь выдался особенно дождливый. Уже в обед было сумрачно, будто вечер, но фонари не горели.
   Алиса забрела в не знакомый, отдаленный от центра район. Она тут никогда не была. Все улицы были усыпаны частными домами, утопающими в желтых кронах многочисленных деревьев и вечнозеленых сосен. Здания были в основном старыми, одноэтажными и деревянными, но кое где встречались и строения из красного кирпича. Тротуар становился больше похож на узкую тропинку без покрытия, среди густых зарослей кустов и деревьев. Она шла, топча мокрые осенние желтые листья, шаг ее замедлялся, слезы больше не застилали глаза. Темно-каштановые волосы мокрыми сосульками свисали из-под капюшона, она засунула мокрые руки в мокрые карманы. Дождь становился все более мелкий, и ветер подхватывая капельки носил их в воздухе, как маленькие снежинки. Обида еще не прошла, и Алиса проматывала минувшие события, представляла, как все ребята сейчас отдыхают в торговом центре, смотрят фильм, думала о том, как они все будут после веселиться в зоне видеоигр, пойдут в её любимую пиццерию. Думала о Коле из 7"Б", и о том как ее подруга сейчас не чувствует никаких угрызений совести за то, как поступила с ней. Алиса жалела себя, и ей было очень и очень горько. Она сняла кожаный рюкзачок - тоже подарок мамы, и достала из него телефон. Ноль звонков, ноль сообщений. Никто ее не ищет. Обида снова кольнула в сердце, и она, стиснув скулы забросила свой телефон обратно в рюкзак.
   Заборы сменяли друг друга, она шла, пытаясь заглядывать в светящиеся окна. Где-то она видела людей, смотрящих телевизор, где-то - играющих детей. В одном из домов она увидела женщину на кухне, она что-то готовила, а на фоне у нее работал телевизор. Алиса подумала о маме с папой, которые тоже сейчас были дома, папа, скорее всего, сидел за компьютером, а мама, наверное, тоже хлопотала на кухне, готовя субботний обед. Её младшая сестра скорее всего либо рисовала за кухонным столом, либо "помогала" маме с готовкой. Так как сестренке было всего четыре, помощь ее заключалась чаще всего в трении сыра на кухонной терке, или вымешивании чего-либо в глубокой мисочке. Алисе вдруг так захотелось оказаться дома, но она не могла. Ей было стыдно и не удобно отвечать на вопросы родителей о том, почему она так рано, что случилось, где она так промокла, все эти допросы-расспросы ее страшно смущали. Ей совсем не хотелось слушать о том, какие же все плохие, что она не виновата, ей совсем не хотелось маминой жалости и папиных нотаций.
  Она брела все дальше по не знакомым улицам, рассматривая жизнь других людей через светящиеся окна, рассматривая глухие заборы, и все чаще встречающиеся заколоченные деревянные дома. Судя по всему, подумала Алиса, она забрела уже близко к окраине их небольшого городка, который был слишком мал для того, чтоб в нем происходило хоть что-то интересное, но при этом, слишком велик, чтоб знать в нем каждую улицу.
   Дождик снова набирал силу, и Алиса стала высматривать хоть какой-то навес, или автобусную остановку, чтоб спрятаться. Ноги, промокшие насквозь, уже прилично замерзли, и ей совсем не хотелось снова ощутить струи холодного дождя. Вдали показался автомобиль, что было крайне редко для этой улицы. Машина была большая, на больших черных колесах, и вся в грязи. Алиса подумала, что она действительно на окраине, и рядом уже где-то трасса, что соединяет город с лесом и горами. Грязные большие машины не редкость в их городке, так как многие жители, да и приезжие туристы, в любое время года любят проводить свой досуг за поездками по горам. Сегодня, судя по всему, у кого-то не был исключением, даже не смотря на ливни. Скорее всего туристы - подумала девочка. Местные в такую погоду в горы не сунутся, скользко. Автомобиль ехал на высокой скорости, большим колесам ямки и ухабы были не помеха. Алиса шла по тропинке-тротуару около высокого, глухого деревянного забора, поросшего мхом, смотрела на несущийся автомобиль, и вдруг увидела гигантскую лужу, грязную коричневую лужу, расстилающуюся практически на всю ширину дороги. Она поняла, что водитель ее не видит, и скорость не сбросит. В этот момент машина залетела в лужу, и в сторону Алисы полетела большая, плотная, коричневая волна... Девочка в ужасе дернулась, но бежать было некуда, один вариант - отвернуться, чтоб не получить всю эту гадость себе в лицо. Алиса резко развернулась спиной к дороге, ноги поехали на склизкой грязи, которая преследовала ее всю дорогу, как тротуар превратился в тропинку, подкосились, и вместо того, чтоб отвернуться к забору, Алиса полетела на него, выставив перед собой руки.
   Она так не хотела падать в колготках и мамином платье! Пальцы столкнулись со старым замшелым деревом, она пыталась уцепиться хоть за что-нибудь, забор начал подаваться от ее толчка, и открывать проход в чей-то двор. Алиса упала на колени и больно ударилась ладошками о грязь. Открывшаяся калитка в заборе смягчила ее падение, немного ее притормозив, но не спасла. Алиса поднялась на ноги, руки все были в грязи и осенних листьях. Колготки на одной коленке, которой она приземлилась точно на землю, порвались, а вторая просто болела, но пострадал подол платья, который попал между коленом и землей.
  Она издала какой-то скулящий вздох, скривив лицо от боли и отвращения. Девочка смотрела на свои ладони, которые абсолютно нечем было вытереть, смотрела на грязное платье и порванный колготок. - Хоть ботинки не сбила - пробубнила она себе под нос и подняла голову чтоб осмотреться.
   Она стояла в небольшом дворике, глухо огражденном высоким забором. Метрах в пяти от Алисы возвышалась махина двухэтажного, заброшенного деревянного дома. Дерево было черным от старости и влаги, ставни на окнах, на удивление, открыты, а стекла целы. У дома было большое, красивое крыльцо, даже не смотря на время, было видно, что оно украшено многочисленной резьбой, так же как навес крыльца, и края крыши. Оконное обрамление тоже было резное, и очень красивое.
   Алиса так и замерла, с выставленными перед собой грязными руками ладонями вверх, и приоткрытым от удивления ртом. Таких домов она никогда не видела! Он был большой и зловеще красивый. Дождь тарабанил по крыше, шлепал по лужам во дворе, и шелестел по ее капюшону. Алиса вытерла руки о мокрый забор, частично убрав грязь с ладоней, кое-где торчала сухая трава. Она вырвала пучок, и принялась оттирать руки и колено. После зачистки себя, Алиса неуверенно шагнула к дому, но сразу же остановилась. Ей разбирало любопытство, но и трусихой она тоже была порядочной, поэтому никак не могла решиться отойти вглубь от приоткрытой калитки, чтоб утолить свой интерес, и полюбоваться домом. Будто если она сделает пару шагов, калитка исчезнет, и она останется у этого дома навсегда.
   Она оглянулась на приоткрытую калитку, и тревога сперла дыхание.
  Как же жутко...! - прошептала себе под нос - блин а.... И как же здорово красиво! Алиса промешкавшись еще пару минут развернулась к калитке, и тихо ее прикрыла.
  Ладно - подумала девочка - это просто шикарный подарок! Я сделаю несколько фотографий, выложу их на своей странице. - она сбросила снова с плеч рюкзак, и быстрыми движениями достала свой телефон. - Пускай они потом смотрят, и Маша пусть думает, где я была... Пусть завидуют. А я сделаю загадочную подпись к фото... и ничего ей не скажу! - Алиса довольно хмыкнула, разблокировала быстро телефон, и нацелилась на дом объективом. Щёлк! Первый снимок готов - центральный вход, вид снизу, - очень зловеще. Щёлк! Щёлк! - еще парочку ракурсов.
   - Надо все-таки подойти поближе. - на фоне радости от идеи поразить всех необычными фотографиями в соцсетях, у нее прибавилось смелости, и даже улучшилось настроение. Алиса набросила на плечи рюкзак, и боком, как краб, осторожно двинулась вдоль дома. Дом располагался слева на участке, а перед ним, и справа сбоку, был заросший кустарником и травой двор. Дом был большой, но и участок, на котором он располагался, тоже не маленький, и позволял обойти здание справа. На участке росли старые большие деревья, и их ветви раскинувшись над двориком создавали тень. За ними было плохо видно, что находится дальше, в глубине, и Алиса медленно пробиралась в глубь двора. Щёлк! Щёлк! Щёлк! Звуковой сигнал на телефоне имитировал затвор фотоаппарата. Она любила фотографировать, и у себя на страничке выкладывать обработанные фото. Ей повезло, что захолустье в котором она жила, располагалось на берегу моря, и она иногда бродила по набережной в поисках красивых кадров волн, или фотографировала туманные горы, после чего долго сидела за компьютером, добавляя эффекты своим фотографиям. Летающие киты над штормящим морем, круглая зеленая луна, выползающая из-за покрытых мраком гор - вот что можно было увидеть в её фотоальбомах. Долгими уютными вечерами она сидела, завернувшись в любимую пижаму, и фантазировала. Свои фантазии она выкладывала в сеть, в углу фото всегда стояла робкая подпись - Лис. В своих мечтах Алиса была знаменитым фотохудожником, которого никто никогда не видел, но все боготворили, художника, чьи работы выставлялись во многих серьезных галереях по всему миру, вокруг её персоны ходили бы легенды, и никто б не знал, кто такой, или такая, этот загадочный человек, по имени Лис... На некоторых работах она рисовала ярко - оранжевого, очень статного и красивого загадочного лиса, то он стоит и смотрит в морскую бездну, то сидит за веткой папоротника в лесу... Но в реальности у великого фотографа Лиса было не так много почитателей. На её страничке насчитывалось около двадцати подписчиков, и шедевры Алисы оставались незамеченными.
   Так, незаметно для себя, девочка прошла в самую глубь двора, и скрылась в тени деревьев. Тут, сквозь густые ветви практически не попадал дождь, и Алиса сняла с головы капюшон. Она огляделась по сторонам - До конца двора оставалось всего пару метров. Она подошла к углу дома, и заглянула за него. С обратной стороны здания так же было красивое резное крыльцо, но размером поменьше. Оно выходило на небольшой задний дворик, где посередине стоял старый полусгнивший стол под деревом, и рядом валялись два стула. Один был совсем разломан, а второй еще вполне держал форму, хотя, если бы Алиса поставила его и села, он наверняка бы сломался под ней. Девочка окинула взглядом дом, на удивление все оконные стекла в нем были целы, и плотно закрыты, так же как и на входе. Двери так же были закрыты. Внутри пробежала тревожная дрожь - дом казался жутким в этот пасмурный осенний день, и двенадцатилетней девочке здесь точно было не место. Алиса это понимала, тревога снова вернулась к ней, вместе с каким-то неприятным ощущением, которое она никак не могла понять, но оно усиливалось, и от этого хотелось скорее покинуть странный двор. Но дом был настолько необычным, красивым и мрачным, старым, почерневшим, покрытым мхом - она просто не могла вот так взять и уйти, ведь это замечательное строение само будто кричало - фотографируй меня, давай, представь себе, сколько шикарных фоторабот ты сделаешь из этих снимков! И Алиса фотографировала. Она подошла к столу, и аккуратно подняла стул, поставив его рядом. Щёлк! Щелк! Еще пара снимков для альбома. - Как жаль что у меня в рюкзаке не завалялось керосиновой лампы, или старого подсвечника - с иронией пробубнила она себе под нос - это был бы идеальный кадр!
   Ползая на корячках по заброшенному дворику, девочка уже практически полностью осмелела, и будто бы не замечала того странного ощущения, будто старый дом наблюдает за ней своими черными глазницами окон. Время шло, и без того пасмурный день становился ещё темнее, фотографии теряли свою четкость, и Алиса подумала, что пора бы, наверное, уже и честь знать. Она посмотрела на экран телефона - 16:45.
   - Ого блин! - воскликнула она - меня мама прибьет!
  Батарея телефона предательски светилась красным, и показывала каких-то двадцать пять процентов. Алиса засунула гаджет во внутренний карман рюкзака, предварительно поставив его в энергосберегающий режим, закинула рюкзак обратно за плечи, и развернулась на выход. Тревога снова нахлынула на нее с большей силой, Алиса опустила глаза в землю, чтоб не видеть пугающих черных окон, и быстрым шаром ринулась с заднего двора в сторону калитки. Из-за резких движений на неё начала накатывать паника, казалось будто прям за спиной кто-то есть, и без того промокшее под дождем тело девочки бросило в холодный пот. Отважный фотограф Лис снова превратился в трясущийся при каждом шорохе двенадцатилетний лепесток Алису, и с быстрого шага стремительно перейдя на панический бег, девочка метнулась к выходу.
   Уже огибая заброшенный дом, вдруг, внезапно, прям на повороте, новые ботинки подвели её, ноги поехали по скользкой земле, она замахала руками в поисках равновесия, в голове закричал внутренний голос: - О боже, ТОЛЬКО НЕ ЭТО!!!... - но рюкзак за спиной сыграл свою роль - когда девочка практически поймала равновесие, наклонившись всем телом чуть вправо, левая лямка её рюкзака решила расстегнуться. С ним это бывало, Алиса не умела правильно застегивать эти бретели, которые регулируют длину лямки, и периодически, особенно на бегу, какая-нибудь из них расстегивалась, и бег продолжался с ранцем на одном плече. Папа часто ругал девочку, что в двенадцать пора уже уметь застегивать подобные ремни, но Алиса капризничала, и говорила, что её все устраивает, не принимая помощь родителей, и самостоятельно тоже не застегивая правильно свои лямки. Как же она была не права! Рюкзак перевалился на правый бок, резко шатнув девочку, ноги продолжали скользить, и она загремела на бок -в самую грязь.
   Алиса сразу же начала быстро подниматься, все это действие заняло от силы пол минуты, но страх внутри нее кричал ей что медлить нельзя, и неведомый монстр за спиной вот-вот схватит за плечо. Оказавшись на коленях лицом ко двору, в котором девочка только что фотографировала готические виды, Алиса все-таки решилась, и резко подняла глаза от земли, окинув сумрачный двор. Хотя волосы и застилали половину обзора, она четко увидела, кое-что леденящее душу маленькой девочки.
  
  Дверь на задний двор, что находилась на маленьком крыльце, была наполовину открыта.
  
  Она резко вскочила на ноги, зажимая рот грязными, всеми в глине ладонями, чтоб не закричать, начала пятиться назад. Её глаза, полные ужаса, округлились, и казалось вот-вот выпрыгнут из орбит. Сделав несколько шагов задним ходом, вцепившись взглядом в открытую дверь, Алиса резко развернулась, и со всех ног рванула вдоль стены дома в сторону выхода. Оборачиваться было очень страшно, она бежала, слезы снова застилали ее глаза. Но в этот раз слезы были не от обиды, а от ужаса. Двор казался бесконечным, но радовало одно - после поворота с заднего двора, под ногами была высохшая трава. Не смотря на дождь, бежать по ней было проще чем по скользкой грязи, и она бежала что есть сил. Калитка с каждой секундой становилась все ближе, но девочке казалось, что воздух вокруг стал гуще, время медленней, и что она никогда не добежит до спасительного выхода.
   Но вот уже она сравнялась с углом, и в этот момент её пронзил животный ужас - со стороны калитки ведь тоже есть дверь! Как в замедленной съёмке, Алиса, проносясь мимо угла ужасного дома, повернула голову на входную зону. На высоком крыльце дверь была закрыта. Она зажмурилась на миг, сама не заметив, девочка уже рыдала в голос, и слезы градом катились из ее глаз. Облегчение. Спасение. Выход.
   Рука на бегу толкнула калитку, но она не подалась - Алиса врезалась в замшелую преграду, в панике с силой толкнула калитку вновь, но опять безрезультатно. Девочку начало колотить, в ушах она слышала, как бьется сердце. Повернуться опять было страшно, но ещё страшнее было не знать, что у нее за спиной. И она повернулась, продолжая плечом нападать на деревянную дверь.
   За спиной никого не было.
  Алиса перевела испуганный взгляд на дверь, та все так же была закрыта. - Фух... - из груди вырвался вздох облегчения... Паника немного отступила, и она снова попыталась выйти - в этот раз девочка потянула калитку на себя, и та нехотя подалась. - Ах-ха! - Алиса хохотнула не своим голосом, искаженным страхом, и восприятием перегруженной детской психики. Голос был таким чужим, что она почувствовала себя глупо, насколько это допускала ситуация. Она еще раз с силой дернула за ручку калитки, и та раскрылась, достаточно для того, чтоб выпустить её. Просовываясь боком на волю, испытывая радость спасения и страх, она, сама того не хотя, вновь обернулась на дом. Он стоял темной махиной, со своим поросшим травой и кустарниками двором, заброшенный, и уже не казавшийся ей настолько красивым.
   - Поскорей бы убраться отсюда. - одновременно с этой мыслью, взор девочки упал на черное, застекленное окно, эти пустые, темные глазницы мрачного дома.
  Она замерла в проходе между этим заброшенным миром, и спасительной улицей. Алиса продолжала смотреть на окно, и на какой-то момент ей показалось, что она видит движение за стеклом!.. Дыхание вновь перехватило, девочка высочила за калитку, и захлопнула её за собой. Уйти сразу не получалось, осмелевшая, оказавшись за пределами, она стояла перед закрытой калиткой, и переваривала увиденное. Что это, работа фантазии на фоне страха, или там действительно кто-то есть? Она прильнула ухом к щели между калиткой и забором. Тишина. Кроме своего дыхания, шелеста мелкой мороси дождя о ее плащ, и лая собаки где-то вдали, девочка ничего не слышала.
   Алиса медленно пошла вдоль забора в ту сторону, откуда она пришла, не сводя глаз со сплошного, поросшего мхом старого забора, как вдруг ее взгляд напоролся на небольшую щель между досками, аккурат там, где забор заброшки соединялся с соседским. Девочка, недолго думая, прильнула к зазору, и стала вглядываться во внутрь.
   Ничего особенного - сразу в углу стояла бочка, наполненная дождевой водой, дворик, следы от ее падения в виде отпечатков на входе у калитки, когда она случайно залетела, спасаясь от грязной волны из-под колёс. Далее она увидела двор, поросший травой, который скрывался за махиной дома, и сам дом, который теперь выглядел еще более черным, так как к непогоде еще добавились и вечерние сумерки.
  Она скользнула глазами по шероховатой древесине, зацепилась за узорчатое крыльцо, подняла взор на дверь - та была все так же плотно закрыта. Девочка начала немного сомневаться в том, была ли действительно закрыта другая дверь, которая с обратной стороны дома вела на задний двор. Может быть она ошиблась, когда заходила, и дверь так и была открыта наполовину? Это ведь нормально для брошенного дома, что кто-то мог там побывать, открыть дверь, или что сами хозяева, покидая здание, не удосужились ее запереть...
   Её мысли прервало движение, которое зафиксировало боковое зрение. Будто снова за стеклом окна около входа кто-то был. Алиса вздрогнула, и резко перевела взгляд на источник движения. Никого...? Или...
   Её глаза вновь широко распахнулись, страх вернулся, будто и не ослаблял свою хватку. Она отчетливо видела, как за окном кто-то ходит. Что-то более светлое, на фоне черноты окна, двигалось внутри. Хотелось бежать, но тело будто парализовало - там кто-то есть! - дыхание участилось, она боялась даже моргнуть, казалось если она хоть на секунду отвлечется, этот кто-то из дома окажется рядом с ней.
   На окнах был слой пыли, вероятно с обеих сторон, что ухудшало просматриваемость, но она была уверена - это не игра фантазии. Замерев, совладав со своим дыханием, девочка всматривалась в темноту дома. Когда она уже не ожидала ничего увидеть, за окном снова стало заметно движение. Алиса нервно сглотнула - что я тут вообще делаю? - пронеслось в голове - мамочка... я хочу домой!.. - В момент, когда девочка собиралась отойти от забора и направиться прочь, на стекле окна отчетливо появились ладони.
   О Боже!.. Это были бледные ладони, с длинными худощавыми пальцами! Через секунду после, между ладонями появилось чье-то лицо. Такое же бледное, за грязью стекла сложно было различить черты, но у этого лица просматривались глаза, нос... КАКОЙ КОШМАР!.. Алиса приглушенно вскрикнула, отпрыгнула от забора, и побежала. Она бежала быстро, перепрыгивая кочки и лужи, в ушах мешался свист ветра, и биение пульса. В домах горел свет, фонари медленно разгорались на её пути, а она бежала.
   Через какое-то время у нее перестало хватать дыхания - физкультура - это однозначно не её предмет. Алиса всячески старалась отлынивать от этих уроков в школе, и сдача любых нормативов всегда была для нее адом. Девочка перешла на шаг, горло драло, щеки горели. Она периодически останавливалась, сгибаясь пополам обжигающими приступами кашля. Ну вот, минут через десять дыхание восстановилось, Алиса остановилась на каком-то перекрестке, в попытке понять, куда будет правильно свернуть. Она примерно понимала где находится, но совершенно не знала, как ей добраться домой. Так как она жила у подножья гор, в их городе существовало понятие "верх" и "низ". Ей однозначно нужно было вниз, так как её отчий дом находился недалеко от моря, что было "низом", а она находилась где-то на окраине, близко к горам, то есть "наверху". Девочка повернулась к горе, осмотрела холмы, и ориентируясь на их положение, и ракурс, в котором она сейчас видела горы, двинулась вниз, в сторону дома.
   Алиса шла долго, потеряв счет времени она брела как в тумане по маленьким пустынным улочкам, оглушенная произошедшим. Вся эта история с домом казалось ей слишком жуткой, чтоб быть реальной, ей очень хотелось насовсем забыть о том, что она увидела в окне.
   - да уж, забудешь тут - пробубнила она, осмотрев сверху свой внешний вид. Плащ в грязи, руки - тоже. На колготках - дыра, ботинки все грязные, до такой степени, что грязь была даже там, где кончается верх обуви, и начинается её нога. Не удивительно, если дома она обнаружит глину внутри.
   - Что я буду говорить родителям? - думала она - вот же засада... Привет мам, пап, я тут немного упала... - она тяжело вздохнула.
   - Они спросят: "как фильм, дочь?". А я им такая: "просто чудесно, по мне разве не видно?" -
   у нее вырвался смешок, а за ним сразу же вздох. - Одно радует, всё воскресенье буду заниматься обработкой фоток и чтением, и никто меня не отвлечет, подруги то у меня теперь тоже нет! - Алиса нахмурилась, и засунула руки в карманы. Оставалось минут десять, и девочка свернет на свою улицу. По ней еще минуты две, и дома! Она была рада тому, что практически добралась, так как солнце уже село, и в город пришла темнота. Промозглый октябрьский вечер согревали желтые фонари, она шла с руками в карманах, и её не покидало чувство, что чего-то очень не хватает. Это чувство пришло тогда, когда она вышла на уже совсем родные улочки близ её дома, аккурат как только начала отпускать тревога.
   Руки из карманов потянулись к лямкам рюкзака - ведь там было все самое ценное - телефон, блокнот для записей, её личный дневник-тетрадь в твердом переплёте с навесным декоративным замочком, и всякие разные мелочи, которые и должны быть в рюкзаке двенадцатилетней девчонки. Она провела руками по плечам, но лямок от рюкзака найдено не было.
   - О Боже мой!.. Только не ЭТО!!. - Алиса остановиась посреди улицы, плечи упали, дыхание снова перехватило. Рюкзака не было! Возвращаться обратно к зловещему дому сейчас ей точно не хотелось, да и время было уже позднее, и она должна была уже быть дома, потому что даже если представить, что после двухчасового киносеанса она пошла в игровой зал и кафе с подругой, девочка уже час как должна была вернуться. И что она там делала, так далеко от дома? Почему её понесло на окраину, неужели нельзя было погрустить на берегу моря, и пойти домой?
  - Мама наверно уже звонила... Волнуются за меня. - Алиса прибавила ходу, и засеменила в сторону дома. Потеря рюкзака её совершенно выбила из колеи. Помимо этого она была вся грязная, опоздала домой на час! - Мама наверно уже и Маше позвонила! - нужно было прибавить скорости, мама Алисы была очень эмоциональной и ранимой женщиной, и девочка старалась никогда её не расстраивать и не беспокоить.
   - Придется рассказать правду - подумала она. - Если мама звонила Маше, она знает, что в кино я не пришла. Маша все обязательно перевернет так, будто она ангел во плоти, это её хобби, она никогда не скажет что поступила плохо, даже мысли в свою кучерявую голову не допустит! - обида вновь наполнила сердце девочки, но она быстро отмела мысли об экс-подруге, её сейчас больше волновали родители, и, конечно же, рюкзак с телефоном.
   - Решено, захожу домой, и с порога бегу к маме, главное не рыдать - строила планы Алиса. - скажу ей все как есть, начну с конца. Скажу что упала, и у меня слетел рюкзак, внутри был телефон... Дальше посмотрю на мамину реакцию, если она уже говорила с Машей, последует вопрос, где я была весь день.. Тогда я расскажу о предательстве этой высокомерной коровы. - Алису снова уколола обида - Скажу что пошла гулять к горам.. От папы влетит конечно.. Но мама должна меня защитить! - С этими мыслями девочка дошла до своего дома, сравнявшись с зеленой изгородью, овитой радостными листиками вечнозеленого плюща. Она не знала, было ли у них на юге настолько тепло, что это растение не замерзало, либо же он впринципе был как сосна или ель - зеленым круглый год, но их изгородь излучала сочный зеленый цвет даже тогда, когда зимой дул беспощадный северный ветер, или выпадал, редкий для их города, пушистый белый снежок. Алиса взбежала по ступеням к калитке, отворила её, стараясь не щелкнуть громко щеколдой, но мама всё равно услышала её, и дверь в дом открылась. Из-за двери на окутанное мраком крылцо разлился уютный, теплый свет из их коридора, и показался мамин силуэт. Алиса опустила голову вниз, и протопала через двор прямиком к крыльцу. Поднявшись по ступеням, девочка подняла голову, и встретилась взглядом с мамой. Глаза у мамы были чуть красноватые, будто она только что умывалась, или резала лук, но Алиса точно знала, что не мыло, ни лук тут ни при чём.
  Ма...
  Алиса! - перебила её мать - что это еще такое? Ты где ходишь? - Мама Алисы, была не на много крупнее самой девочки. Алиса пошла в папу, и в свои двенадцать уже почти догнала маму в росте, когда они стояли рядом, можно было подумать что это не мама с дочкой, а две сестры, просто с большой разницей в годах.
  Мамулечка!.. - захныкала девочка - я потеряла свой рюкзак! - она ничего не могла с собой поделать, и слезы сами полились из глаз. - Я упала, и он слетел, из-за глупых лямок, я упала сильно, и не заметила, мам!.. - половина слов тонула в слезах, произошло именно то, чего она так не хотела. Она стояла и рыдала перед мамой, жалела себя, слезы градом катились по щекам, сопли лились из носа.
  Ох, моя девочка... - мама переменилась в лице, и протянула к ней руки. - Слава богу, ты дома!
   Алиса бросилась к маме в объятия, уже не пытаясь сдерживать свои рыдания, Мама завела её домой, и закрыла за ними дверь.
   Через некоторое время девочка успокоилась, и просто стояла посреди коридора, прильнув к маминой груди. Мама гладила её по волосам, и это очень успокаивало. Алиса почувствовала накатившую усталость, и вся обмякла.
  Ну все, давай раздеваться. - мама расстегнула плащ девочки, помогла ей высвободиться из него.
  Мам.. - Тихо позвала девочка - вы меня будете ругать? - Её взгляд, полный горечи и усталости растопил сердце матери.
  Я тебя ругать не собираюсь, Алиса. Сейчас сними ботинки, пойди разденься, сходи в ванну, ты видела своё чумазое лицо? - Мама попыталась оттереть грязь со щеки дочери - И приходи в зал. Расскажешь нам что с тобой произошло, и почему ты нас обманула - На последнем слове в голосе матери были слышны металлические нотки.
  Нет! Я не обманывала вас! Это все Машка виновата, она предательница! - возмутилась Алиса - она бросила меня, прогнала! - слезы снова выступили на покрасневших от слез глазах девочки.
  Так, всё. - Отрезала мама - умывайся, и мы тебя ждем. Расскажешь нам всё.
  
  
   Алиса сидела в домашней пижаме в кресле, напротив сидели папа и мама. У папы нервно дернулся уголок рта, но он сохранял спокойствие. Видимо, пока она приводила себя в порядок, мама ему рассказала о произошедшей слезной истерике, о сбитых коленях, и проблемах с подругой.
  Ну чтож - прервал тишину отец - рассказывай нам, что случилось. - Он поправил оправу очков, откинулся на спинку дивана, и сложил на груди руки. Папа был очень напряжен.
  Мы тебя слушаем, доченька - мама же напротив, сложив руки на коленях, подалась вперед, и в ее глазах читалась тревога и жалость к ребенку.
  Нечего её жалеть - прорычал папа - ещё не известно, что произошло. Это хорошо, что она дома, целая и невредимая, но где она была весь день, с кем, где её рюкзак с телефоном?
  Михаил, успокойся - в голосе мамы услышалось раздражение - ты снова начинаешь всё усугублять! Я хочу выслушать ребенка, без твоих домыслов! - Мама часто защищала Алису перед папой, даже в те моменты, когда не нужно было. Алиса очень ценила мамину защиту, и верила, что что бы не произошло, она сможет её защитить, но в случае с заброшеным домом... Он настолько страшный, что Алиса боялась за своих родителей. Если она сейчас расскажет маме и папе что обронила там рюкзак, они поедут туда вместе с ней, и папа пойдет за ним... Что там может произойти с её семьёй?
  Маам, ну не надо, пожалуйста! Не ругайся на папу! Если и вы поссоритесь, я.. я.. Я вообще не знаю!.. - Алиса закрыла лицо ладонями, и тихо заплакала.
   Папа взял маму за руку:
  Ева, успокойся... Я не собираюсь её наказывать, я просто хочу знать правду. И я хочу, чтоб этого больше не повторялось... - отец осекся на полуслове, будто что-то вспомнил, и подался вперед - Алиса?
  Да, пап.. - девочка убрала руки от лица, и вытерла слезы подолом пижамы.
  Мы тебя слушаем - он продолжал сжимать руку жены, и Алиса видела, как тяжело папе сдерживаться, чтоб не испугать её, и не расстроить маму. Всё-таки папа у нее настоящий мужчина, отец Машки уже давно бы поднял крик...
  Папочка, я честно-честно... Я не вру. Я пошла за Машей в студию, как договаривались, то что я одела мамино платье.. - Алиса посмотрела на маму - прости меня пожалуйста, мамуль, я не собиралась в нём падать! - голос девочки дрогнул.
   Мама подскочила с дивана, и обняла ребенка. Папа вздохнул - ничего не поделаешь с этими девчонками, никакой дисциплины. Но ничего не сказал, папа Алисы был действительно очень мудрым и сильным мужчиной.
   До женитьбы с мамой Евой, он ходил в рейсы на кораблях, по пол года жил в море, повидал много всего, занимался исследовательской работой, они изучали влияние загрязнения морей и океанов на популяцию морских организмов. Это был смысл его жизни, он полностью посвятил себя науке и морю, и жизни не представлял на материке. Но судьба распорядилась иначе, и он повстречал маму, у которой глаза были как океан, и ему пришлось делать выбор, когда у той в животе появилась Алиса. Алиса видит, как папа любит море, после отказа от командировок он купил себе небольшой катер, и они семьей частенько выходили в море на выходных. Она очень любила ловить с папой рыбу с борта, и слушать корабельные истории. Она часто наблюдала за его глазами, когда он смотрел вдаль на морскую гладь, и где-то даже чувствовала свою вину в том, что отец живет на материке.
   Но он никогда не усомнился в своём выборе, она это чувствует. Она чувствует его любовь, когда он вот так сердито машет головой, но ничего им не говорит, когда читает её сестренке Кристине сказки перед сном, или бегает по дому в одеяле с криками что он привидение, и ловит их с сестрой этим одеялом, а потом начинает щекотать. Мама всегда смеется в эти моменты, а Кристина верещит и отбивается ногами. Алиса тоже смеется, и очень любит наблюдать в эти моменты за отцом. Ей кажется, он счастлив, он нашел свой океан в глазах мамы, и в визгах Крис. И, наверное, в её смехе. И вот сейчас, когда мама подскочила к Алисе, обняла её, Алиса была счастлива. Расстроена, испугана, но счастлива, что они рядом.
   Мама посадила великовозрастного ребенка себе на руки - Алиса даже не сопротивлялась. Она залезла маме на колени, позволяя себе быть маленькой девочкой. Сегодня-можно.
   В комнате повисла тишина, Алиса сидела на коленях у мамы, та ее обнимала, поглаживая девочку по руке. Отец смотрел на Алису строгим вопросительным взглядом. Она поняла, что она слишком сильно любит их, чтоб пустить в этот дом. Слишком сильно.
  
   Алиса начала рассказ. Она во всех подробностях и красках описала предательство подруги, свою обиду, то что убежала от студии в слезах, то как гуляла под дождем. Но про дом она говорить не стала. Впервые в своей жизни Алиса соврала родителям.
  Я бежала, бежала, потом смотрю - едет машина в грязи.. Я поняла, что я близко к лесу, мы ведь там гуляли в прошлом месяце, пап? - она сделала паузу, и вопросительно посмотрела на отца. Он молчаливо ждал продолжения. Мама перестала поглаживать ее по руке, и замерла. Алиса сама очень напряглась, одно дело умолчать, а совсем другое - врать. Но она должна их защитить, поэтому, ей придется...
  И я пошла выше, искать дорогу - продолжила она - я вышла на какую-то дорогу, я не помню где, её перешла, и пошла в лес. Я хотела найти водопадик, помнишь, пап, мы там пили, когда гуляли? Мне показалось это то место, я думала что знаю куда идти.. И я зашла в лес.. Шла по тропинке, но водопадика никак не было, и стало так темно.. - Алиса начала плакать. Со стороны это выглядело, будто она вспоинает страх перед темным лесом, но на самом деле она плакала от досады. Она видела что родители ей верят, и от этого становилось очень больно. Она врет своим родителям.
  Но дочь, почему ты не пошла сразу домой? - вмешалась мама - зачем лес? Ты же знаешь, как это может быть опасно! Все эти дети.. - мама вдруг резко замолчала, и повернулась на отца. Он еле заметно покачал головой, словно говоря "нет", и мать продолжила, резко сменив тему - Ты не в чем не виновата, Маша поступила не красиво, друзья так не поступают, и тут...
  Мам! - Алиса не дала договорить, и продолжила свой рассказ, щмыгая носом - я не знаю почему я не пошла, я просто расстроилась, я бежала, потом искала водопад, потом испугалась, и снова бежала... Во время бега ремешки как-то растегнулись, и рюкзак упал, я увидела что его нет уже когда была недалеко от дома.. - девочка подняла заплаканные глаза на папу - я даже не знаю точно где была, и мне так обидно, что я потеряла его, это ведь твой подарок, мам - Алиса повернулась к маме, и обняла ее. - А еще, там был телефооон!..
   Девочка снова не смогла сдержать слез, она не могла смотреть в глаза родителям. Зарывшись лицом в мамину кофту, она тихо плакала. Родители сидели шокированные расказанной историей, у них и мыслей не возникло, что это ложь. Они вопрощающе смотрели друг на друга, и не знали, что делать. Ругать? Учить? Наказывать? Жалеть? Повисшую паузу нарушила мама.
  Ну, значит, Алиса, ты теперь без телефона. Мне очень жаль, что так получилось, я понимаю тебя, как тебе обидно, но Алиса, тебе всего двенадцать! - мама отняла лицо девочки от своей груди, и посмотрела ей в глаза - Алиса, кто тебе разрешал идти в лес? Во первых, это опасно даже в теплое и сухое время, особенно, если ты ребенок. Во вторых, что бы не произошло, ты всегда должна помнить что можно, а что - под запретом. Что папа говорил тебе про прогулки?
  Не отходить далеко от дома... Потому что это очень опасно, и мальчик так и не нашелся - голос девочки задрожал.
  Ты что сделала? - у мамы навернулись слезы, терпение уже выходило, нервы начали сдавать.
  Я ушла... Дальше чем можно...
  И потеряла телефон. - вставил слово отец. - Алиса, тебя следовало бы наказать, запретить телевизор на неделю, или оставить дома на выходных, но ты сама себя наказала. Ты осталась без телефона.
   Папа встал с дивана, подошел к бару, вытащил оттуда стакан, и бутылку. Обычно он старался не пить при детях, но сегодняшний вечер был исключением. Он налил себе виски, и ушел в кухню за льдом. Мама поцеловала Алису в лобик, и тоже встала с кресла, приподняв девочку, выскользнула из под нее. Алиса осталась сидеть на кресле, а мама переместилась на диван напротив.
  Лис, это очень плохо. Новый телефон мы тебе пока покупать не будем, потому что ты ослушалась папу, и ушла в лес. Результаты непослушания ты видишь сама, и это хорошо, что с тобой все в порядке, доченька. Благо, все обошлось.- в глазах мамы читалась усталость - А сейчас иди снова умойся, и будем ужинать. - Она встала с дивана, и удалилась на кухню за отцом.
  
   Алиса вздохнула с облегчением. Разговор с родителями позади, она справилась. Сминая подол пижамы девочка сидела в кресле, рассматривая свои пальцы, перебирающие ткань. Ей совсем не хотелось есть, но она не стала отказываться, дабы не волновать маму. Из кухни доносился разговор родителей, расслышать что-то было сложно, но у девочки не было сомнения, что говорят о ней, о пропавших детях, о том, что её родители пережили в последние пару часов.
   В конце такого насыщеного дня у нее уже не оставалось сил ни на слезы, ни на переживание. На сердце ощущался огромный камень, и все происходящее казалось не совсем реальным. Она пошла в ванную комнату, снова смыть слёзы со своего лица.
   Алиса открыла кран, и смотрела как раковина поглощает разбивающуюся струю. Звук воды давал ощущение успокоения. Девочка наклонилась, набрала в ладони воды, и обдала ею щеки. Отняв полотенце от лица, Алиса увидела в отражении зеркала за своей спиной маленькую сестренку. Та стояла, прижимая к себе свою любимую плюшевую пчёлку, и смотрела на Алису круглыми, испугаными глазенками:
  Лиса, ты меня так босе не пуга! - Малышка стиснула игрушку еще сильнее - плиходи вовлемя, Китина боиса!
   Алиса широко улыбнулась, и повернулась к испуганной сестричке. Кристина, увидев улыбку сестры расслабилась, и заулыбалась в ответ. Алиса подхватила девочку на руки, и понесла на кухню, ужинать.
  Не буду, котёночек, больше не испугаю. Пускай Кристина не боится, Алиса будет приходить вовремя.
  
  
   Семейный субботний ужин в этот день прошел напряженно. Хотя мама и запекла всеми любимого пеленгаса, удовольствие от ужина получила только Крис. Она сидела со своей пчелой Жужей, и они по очереди, вилка за вилкой, поглощали рыбу. Алиса задумчиво ковырялась в своей тарелке, папа с мамой смотрели телевизор во время еды. Все молчали. Настроения на беседы ни у кого не было. Доковыряв свою рыбу, Алиса поблагодарила маму за ужин, помыла за собой тарелку, и направилась наверх, в свою комнату.
  Спокойной ночи! - бросила она с лестницы.
  Спокойной ночи! - хором отозвались родные.
   Алиса взбежала по лестнице, за ней из под обеденного стола засеменил её единственный верный друг - Волк. Волк - это трехлетний пёс хаски, которого Алиса получила от родителей на свой девятый день рождения. Имя ему никак не думалось, ну, не считая клички Снежок, которая была обсмеяна папой, и к собаке так и привязалась кличка-ассоциация - Волк, из-за схожести породы хаски с этим диким зверем.
   Настроения на книги или компьютер у Алисы не было. Она стояла у окна, всматриваясь в ночную улицу. Там снова шел мелкий дождик, настолько мелкий, что как и днем, ветер носил его, словно снежную пыль. Дорога блестела от влаги, отражая свет желтых уличных фонарей, и казалось, будто это какой-то короткий видеоролик, вот порыв ветра несет водную пыль, вот заблестели листья на изгороди, побеспокоенные порывом, отражение фонаря дрогнуло на асфальте. И так снова и снова.
   - Как хорошо что я дома - вздохнула девочка, погасила свет в комнате, и нырнула под одеяло. Волк запрыгнул к ней, и устроился в ногах.
  Спокойной ночи, Волчок.
   Но ночь не собиралась быть спокойной.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Резник "Наощупь" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Жемчужина гарема " (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская "Любовь, морковь и полный соцпакет" (Современный любовный роман) | | М.Генер "Волк для Шарлотты" (Романтическая проза) | | В.Колесникова "Истинная пара: а вампиры у вас тихие?" (Любовное фэнтези) | | Я.Безликая "Мой развратный босс" (Современный любовный роман) | | Н.Любимка "Я - твоя королева!" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Королева драконов" (Любовное фэнтези) | | Я.Ясная "Академия Семи Ветров. Спасти дракона" (Любовное фэнтези) | | М.Славная "Мы созданы друг против друга" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"