Белый Ирис: другие произведения.

Тайны Ники

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 9.20*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Меня окружает смерть. Я машина для убийств. Мне ничего не стоит забрать чью-то жизнь. Но так было пока не появился он. Он изменил мою жизнь. Разбудил во мне женщину. Заставил чувствовать. Но в мире в котором я живу нет места для любви...
    Это не сказка и тут будут гибнуть и герои.
    ЗАКОНЧЕНО!
    Клип на произведение. Ян, большое тебее спасибо!
    http://www.youtube.com/watch?v=ZGydb3jtHho
    За обложку и вычитку большущее спасибо Яне. Ян, ты просто чудо! Спасибо тебе за все что ты делаешь!

  Тайны Ники
  Пролог
  Солнце садилось. Пора действовать, если все пойдет нормально никто не погибнет.
  - Мы выходим, повторяю, мы выходим - тихо, но четко сказала я в рацию на ухе.
  Здание музея было захвачено террористами. В нем двести пятьдесят человек из них сто семь детей. Наша задача захватить главу террористов и вывести живым. Проблема в том, что у них взрывчатка, а вокруг люди. В результате, нам придется разоружить каждого из террориста и захватить нужного.
  Я двигаюсь как тень в сгущающихся сумерках. Все двери открыты, но мне нужно попасть в главный зал и не мне одной.
  - Смертница, первый разоружен - раздалось у меня в ухе.
  - Поняла, я уже близко.
  Вот и нужная дверь. Черт, еле успела спрятаться. Рядом один из террористов. Их было пятеро теперь осталось четверо. Оружие тут не поможет, шум нам ни к чему, значит - нож. Достаю из ножен свой любимый нож и быстро оглядываю зал, рядом больше никого, все разместились по углам, а один в центре и явно без взрывчатки, именно он мне и нужен. Людей слишком много для такого маленького помещения половина стоит и это мне на руку, двигаться будет легче. Я начинаю двигаться тенью за террористом, вот я уже совсем близко мгновенное движение и его артерия перерезана. Он мертв, кровь брызжет во все стороны, а я быстро оттаскиваю тело, в коридор, снимая с него взрывчатку.
  Случайно подняв глаза, я вижу знакомые глаза и вздрагиваю. Слава богу, я в маске. Мой одноклассник Антон, а рядом совсем малыш с раной на животе. Я быстро подползаю к ним. Я раньше видела их вместе, кажется они братья.
  - Покажи! - тихо шепчу я, но Антон смотрит на меня не давая прикоснуться к ребенку - Да покажи же ты, хочешь, чтобы он умер - шепчу, я и быстро оглядываюсь, ища своих людей и цели.
  - Смертница, третий мертв. Где ты?
  - Уже иду, вижу цель. - бросаю я взгляд на четвертого террориста со взрывчаткой.
  Парень дает мне посмотреть. В его глазах страх и предупреждение мне. Пулевое, сильное кровотечение, если не остановить не выживет. Я отрываю от его штанины жгут и о перевязываю рану. А потом оттаскиваю ребенка к входу в зал.
  - Его тут заберут одним из первых, держитесь. - говорю я им.
  А потом быстро начинаю двигаться к цели.
  - Смертница, черт побери! Куда ты делась. - раздается раздраженный голос.
  - Да иду я! - шиплю я в ответ
  - Это третья я рядом, разоружаю последнего.
  Черт, новичок еще чуть-чуть и он ее заметит.
  - Третья не лезь! - но было уже поздно.
  Раздался взрыв, полетели конечности. Я видела, как сразу погибло человек тридцать. Меня отбросило назад, но я была цела. Черт, надо уходить. В зале началась паника и давка, как же хорошо, что все пути отхода готовы.
  - Отходим - кричу я выжившим - повторяю, отходим.
  А потом замечаю, что наша цель ранена, но жива и быстро направляюсь к нему, хватаю, вырубаю и тащу прочь. К выходу в канализацию, откуда мы и пришли. Из пяти человек группы выжило трое. Тройка и четверка погибли, так как находились в эпицентре взрыва.
  Едва зайдя в общий зал центра, я столкнулась с начальством, они ждали явно меня.
  - В лазарет его - бросила я, глянув на нашу цель и пошла к начальству.
  - Ника, что там случилось? - спросил шеф
  - Новички, не справились - холодно ответила я.
  - Насколько я поняла, у вас была заминка, ты потеряла минуту времени? - спросила меня советник шефа.
  - Там было много народа, пришлось пробиваться, чтобы приблизиться к нему. Я уже была рядом, но тройка вмешалась. Меня спасли людские тела.
  - Ясно, жду твоего отчета - бросил шеф.
  Кивнув я пошла прочь, но я все же слышала их разговор.
  - Что это было? - спросил шеф.
  - Личный фактор. - ответила Юлия.
  - На нее это не похоже.
  - У нее внешность и сердце матери.
  - А разум отца.
  Дальше я уже не слышала, я зашла в свой кабинет, чтобы взять сменную одежду и пойти в душ. Но сначала я хотела узнать последние новости. В кабинете меня уже ждал Ник.
  - Что случилось? Где ты была? Ты в порядке - спросил меня Ник, подходя и обнимая меня, прижимая к себе.
  - Привет, - я прижалась к нему сильнее, пытаясь впитать его силу - все нормально, просто я не успела, а они прямо на глаза лезли. Ты уже знаешь последние новости оттуда.
  - На данный момент погибло семьдесят человек, остальных везут больницу, но будут еще жертвы.
  - Понятно. - устало вздохнула я отстраняясь. - Ладно, допишу отчет и поеду домой, я устала. Тяжелый день.
  - С тобой все будет в порядке - спросил меня Ник.
  - Да - постаралась улыбнуться я.
  Он ничего больше не сказал, просто кивнул и ушел
  Приняв душ и написав отчет, я поехала на место происшествия оказывать помощь пострадавшим, где и провела эту ночь. К утру стало известно, что погибло уже сто человек. Город погрузился в траур.
  
  Глава 1
  Месяц спустя 5.00 утра
  - Это смертница, он вышел - шепчу я, быстрым шагом идя прочь из бара, где провела последние пять часов.
  - Понял тебя, ждем команды- слышу ответ
  На улице скоро рассвет, а пока темно хоть глаз выколи и холодно, ноябрь все-таки. Я быстро иду за целью, чертовы каблуки! Чуть ногу не подвернула на этом проклятом асфальте в дырах. Ладно, быстро снимаю туфли и неслышно бегу за целью.
  - Привет дорогой не хочешь повеселиться - тихо и нежно воркую я догнав его. Он резко оборачивается и тут же получает удар, который вырубает его часа на три. - Цель готова. Забирайте!
  Будто из ниоткуда появляются фары и рядом останавливается черный микроавтобус. Из него выскакивают двое и забирают парня, я залажу следом.
  - Хорошая работа - улыбнулся мне Ник.
  - Знаю - улыбнулась я в ответ, глянув на часы. - Ты меня до школы подвезешь?
  Он качает головой
  - Ты же сегодня не собиралась?
  - Меня там уже месяц не было. Скоро отчислят и все. - не глядя на него отвечаю я, осматриваю пятку и достаю аптечку. Стекло черт, болит еще и нога замерзла.
  - Дай я сам - Ник забирает аптечку, потом накидывает на мои плечи куртку и достает пинцет. - На базу хоть заедешь?
  - Да, мне еще нужно принять душ, написать отчет и переодеться. - отвечаю я и тут же шиплю от боли чувствуя как он вытаскивает осколки стекла.
  Через два с половиной часа я уже ехала в машине Ника в школу. Нога болела, но это уже не важно я привыкла терпеть боль, главное меня ждет шесть часов отдыха, если конечно не вызовут куда.
  - Вот понять не могу - вдруг сказал Ник - зачем ты себе это придумала. Что так сложно увлечься шитьем или еще чем?
  - Мы это уже обсуждали - потирая глаза от усталости, ответила я. - ты ходишь кататься на коньках, отдыхая так, а я хожу в школу. Это никому не мешает, да и работа остается на первом месте.
  - Оно и видно если ты спасаешь брата одноклассника, вместо того, чтобы делась свою работу, - бросил он, а я ошарашено глянула на него. - а чего ты удивляешься, не забывай я твой брат и всегда прикрываю тебя. Запись изменить забыла, забыла, мне пришлось постараться, чтобы не было последствий. Вместо того чтобы пострадавшим помогать, лучше б о себе подумала - недовольно пробурчал он.
  - Черт, они знают?
  - Нет, я изменил прежде, чем нести им.
  - Спасибо.
  - Не за что. Ты хоть знаешь, что малыш не выжил?
  Черт, значит, все мои усилия были зря! И ребенок умер и сто двадцать четыре человек. Жаль
  - Теперь знаю. Да не смотри ты на меня так! - огрызнулась я видя его приподнятую бровь - Я не смогла пройти мимо, а потом было бы странно, если бы я попыталась найти кого-то конкретного. Уже хватило, что я там ночь провела. Юлия о сих пор косится!
  Брат лишь хмыкнул
  - Какие у тебя дальнейшие планы насчет старшего брата?
  - Никаких, мы даже не знакомы толком. Встречаемся на занятиях и все.
  - А стоит заиметь, парень, едва выйдя из больницы три недели назад, собрал вокруг себя компанию и решил найти тех, кто виноват в смерти его брата. Он ведь видел, что произошло и теперь ищет 'виновных'.
  - А причем здесь я, они дети решили поиграть в шпионов, пусть играют, все равно они ничего не найдет.
  - Уже нашли. Они знают о существовании нашей организации.
  - Черт, откуда?
  - Тройка дурра взяла бумагу из отдела, а там инициалы.
  - Идиотка. Ладно я попробую отвлечь его, может получится. Начальство знает?
  - Нет, я пока смог утаить это, но это ненадолго.
  - Спасибо. - улыбнулась я брату, только сейчас заметив, что мы уже приехали. Чмокнув его в щеку, я быстро взяла сумку с учебниками и вылезла из машины, но брат вдруг сказал.
  - Ника будь осторожна, не рискуй из-за этих ребят. Это того не стоит.
  Я наклонилась и посмотрела на него.
  - Хорошо не буду.
  В тот страшный день погибло сто двадцать пять человек из них семьдесят детей. На нашу школу пришлось двадцать учеников и один учитель, который и вез группу на искурсию в этот музей. Теперь в школе появилась страшная доска погибших.
  Я замерла, глядя на нее. А вот и тот малыш второй класс, жалко-то как.
  'Возьми себя в руки' - прикрикнула я на себя и быстрым шагом пошла в класс.
  Учителя, конечно, заметили мое возвращение и даже уже не удивлялись, что у меня сделаны все задания за месяц, да и сама готова отвечать на любой вопрос. Я так учусь с самого первого класса, то исчезаю, то опять появляюсь при этом всегда с сделанными заданиями и готовая в любую минуту написать любую контрольную. Учеба это развлечение для меня, поэтому в моих аттестатах всегда стоят пятерки. Когда другие, приходя сюда мучиться, я прихожу отвлечься от жестокой действительности, в которой постоянно живу.
  У меня нет здесь ни друзей, ни знакомых, но я слышу и специально слушаю их глупую болтовню, которая вызывает у меня снисходительную улыбку, а я так редко улыбаюсь.
  Но сегодня было все по-другому. Я сразу нашла глазами Антона и не сводила с него глаз весь день. Постепенно я заметила, что он переглядывается с четверыми подростками, двумя парнями и двумя девчонками. А потом на большой перемене увидела, как они ушли в угол коридора и там провели все двадцать минут перерыва.
  'Все ясно, дети играют в шпионов - подумала я. - видать, действительно придется отвлекать, пока делов не наделали и свою жизнь не загубили'
  Теперь нужен повод и он появился на последней паре.
  - Антон, когда отменили крепостное право? - спросил учитель истории. Человек непреклонный, он не принимал в расчет никаких трагедий, считая, что учеба важнее прошлого и без нее нет будущего.
  Антон молчал. У него и раньше были проблемы с историей, а теперь явно полный провал. А почему бы этим не воспользоваться?
  - Хорош, а кто отменил крепостное право, и на каких условиях оно было отменено - тишина пара спасать парня. Я поднимаю руку.
  - Да Иванова вы что-то хотели? - спросил учитель, посмотрев на меня.
  - Разрешите ответить - поднявшись из-за стола и мило улыбаясь учителю, сказала я.
  Он смерил меня тяжелым взглядом, завис на моей улыбке, а потом сказал
  - Отвечайте!
  - Крепостное право было отменено 19 февраля или третьего марта 1861 года во время правления Александра 11. Согласно этому документу крестьяне становились полноценными гражданами страны и приобретали все права и свободы. Кроме того, от своих бывших хозяев, они получали землю, за которую они должны были заплатить барщину. Пока они не оплатят барщину, часть их прибыли забирали землевладельцы. В результате эта реформа не имела ожидаемо успеха и известны данные, согласно которым в 1912 году еще были крестьяне, которые платили оброк, их было более 40%.
  - Хорошо садись пять. А тебе надо бы поучиться Антон! Ее месяц не было, а тему все равно знает!
  Вот оно. А почему бы и нет! Надо попробовать.
  После уроков я подошла к Антону.
  - Антон привет - я сделал искренне смущенное лицо - я тут подумала, может я с тобой позанимаюсь в свободное время, чтобы он больше к тебе не цеплялся?
  Он удивленно смотрел на меня. Меня уже давно считали странной и вдруг такое предложение.
  - Ты ничего не подумай - зачастила я, прекрасно понимая, о чем он думает - мне просто кажется, что это несправедливо, что он к тебе так цепляется, особенно сейчас, поэтому я и предлагаю помощь.
  К нам подошел Денис один из образовавшейся пятерки.
  - Антон нам пора - посмотрел он на друга, а потом перевел взгляд на меня с вопросом, мол 'чего надо'.
  - Ладно, давай - наконец ответил Антон - только извини, сегодня не могу, давай завтра.
  - Я завтра может тоже не смогу, - сделав расстроенное лицо я. Я такого ожидала, поэтому просто играла продуманную во время урока роль. Мое лицо просияло, будто я что-то придумала - а давай я оставлю тебе свой номер телефона, а ты мне свой, а завтра, если даже на уроках меня не будет, но будет свободное время, я тебе позвоню.
  - Договорились - улыбнулся он, доставая сотовый.
  Обменявшись телефонами, мы разошлись. Я не сомневалась, что ребята что-то затеяли, но надеялась, что какую-нибудь мелкую вылазку и за ними не поехала. А ночью пришла весть о провале одной из операций. Группа докладывала, что им помешали какие-то ребята, их было пятеро и двое явно девушки. Оружия при них не было, но они привлекли к себе внимание излишним любопытством к делам группы, поэтому было решено отменить операцию. К счастью их лиц никто не разглядел, они прятали их под воротниками курток. Мы с Ником не сомневались, это Антон с ребятами и они зашли дальше, чем мы ожидали.
  - Я не могу их защищать, они зашли слишком далеко и слишком много знают, если смогли выследить группу! - воскликнул Ник, ходя по кругу.
  Было три утра. Мы с Ником находились на нашей любимой крыше, предварительно поставив сразу три глушилки. Я наблюдала за братом, прислонившись к парапету, с внешним спокойствием и с бурей внутри.
  - Ник, они дети и сами не понимают, куда ввязываются - я смотрела на брата - дай мне шанс, я остановлю их. Просто подожди!
  - Они все понимают и они уже не дети! Им уже семнадцать, как и нам с тобой! Просто блин приключений им захотелось!
  - Ник, пожалуйста! - поймав его за руку и смотря ему в глаза с мольбой, попросила я
  Это первый раз, когда я его о чем-то просила, он замер и посмотрел мне в глаза.
  - Ладно, но постарайся, чтобы они поняли, куда лезут до того, когда станет слишком поздно.
  - Спасибо - я чмокнула брата в щеку и быстро пошла прочь у меня есть пара часов, чтобы поспать, а потом школа если конечно они еще что-нибудь не натворят.
  
  Глава 2
  На занятиях меня, в этот день не было. Пришлось заканчивать вчерашнюю операцию и при этом работать самой, так как группа было скомпрометирована. Едва освободившись и уточнив, что занятия уже закончились, я набрала номер Антона.
  - Слушаю! - он ответил быстро.
  - Здравствуй, Антон, это Вероника. Мы договаривались вчера, у тебя есть часок? - как ни в чем не бывало, защебетала я.
  Пауза, а потом он ответил.
  - Здравствуй Вероника, конечно, есть, только я уже не в школе.
  - Я понимаю, тогда может у тебя, или, где скажешь, я подъеду.
  Опять пауза. Я понимала, он ищет решение задачи.
  - Ладно, давай у меня, пиши адрес - наконец с тяжелым вздохом ответил он.
  Я записала адрес, а потом быстро отключилась, пообещав, что буду через двадцать минут.
  Когда я к нему пришла, у него была вся компания. На меня они смотрели, как на чужачку, подозрительно и недовольно. Делая вид, что ничего не замечаю, я как ни в чем не бывало, прочирикала.
  - У нас завтра контрольная работа по истории. Тема правление Россией в 18-19 веке. Давай готовится
  Антон еле скрыл улыбку от моей внешней невинности, значит, я выбрала правильный образ, так держать!
  - Давай!
  - Ладно, мы тогда пойдем - бросил Денис, вставая и идя к двери.
  Так и начались наши занятия. К концу первого занятия, я сумела подружиться с Антоном. Но моя цель была не в этом, как бы мимоходом, я давала ему информацию о том, что месть не всегда приводит к нужному результату и постепенно стала замечать, что он уже не так охотно реагирует на компанию и начинает мне доверять. Это хорошо. Антон руководит и если убрать его, то пирамида группы просто развалится.
  Прошла неделя, а все было спокойно. Однажды, я пришла на пятнадцать минут раньше, подозрение плохое было, позвонила, а через минуту услышала в ответ подозрительное
  - Кто - Денис. Черт!
  - Ника - ответила я.
  Мне тут же открыли. Денис встречал меня не настороженный взглядом, как всегда, а с откровенно злой.
  - Чего надо? - развязно спросил он.
  - У меня занятие сегодня - чуть приоткрыла свой истинный образ ответила я холодно.
  - И ты из-за этого сюда ходишь, или просто тебе Антошка понравился? - спросил он, пропуская меня в квартиру. Я решила не отвечать просто разуваясь, он ждал ответа, не дождавшись схватил меня за руку и притянул к себе. От него пахнуло пивом - а может и я тебе приглянусь, посмотри получше.
  - Руки убери - я даже не пыталась скрывать отвращение.
  Мне и на работе таких парней хватает, чтобы еще тут терпеть.
  - Да ладно тебе. Антошку ты ублажаешь, вон какой просвещенный ходит, так и меня ублажи - я чувствовала, как его вторая рука поползла по моему телу. Противно.
  - Руку убрал, я сказала, пока я ...
  Договорить я не успела, из комнаты вышел Антон.
  - Ника, ты сегодня рано! - Но увидев мое лицо, он встревожено спросил - Ты в порядке?
  - Да - сумев, наконец, вырвать свою руку ответила я, еле сдерживая, чтобы не растереть место, где он сжимал меня.
  Если бы не появился Антон, я бы сорвалась и сломала этому юнцу руку. Он и сам не понял, своего счастья.
  - Ладно, пошли в комнату - ответил Антон, а потом все же взглянул на друга. Я успела поймать этот взгляд, в нем было открытое предупреждение, и угроза он все понял.
  Войдя его комнату, я увидела остальных ребят. Один из парней, по имени Юрий быстро скручивал какие-то чертежи. Однако, я успела увидеть один из них, от увиденного у меня волосы стали дыбом. Это был чертеж, постройки одной из наших подбаз. Откуда и зачем?
  - Ладно, ребята, на сегодня все! - улыбнулся всем Антон - завтра продолжим.
  Занятие прошло хорошо. Антон уже вполне прилично разбирался в событиях и политических маневрах того времени. Я даже с удовольствием могла поспорить с ним, что меня очень забавляло. Это было обычно, однако, сегодня, я не могла сосредоточиться, я думала только об одном. Но озвучила я свою мысль, только, когда собиралась уходить.
  - Антон, а у тебя все в порядке? - издалека начала я
  - Да, а что? - удивился он.
  - Просто я беспокоюсь о тебе, сама не знаю почему, но мне кажется, что ты куда-то влез, а теперь сам не знаешь, как выпутаться. Я могу чем-нибудь помочь?
  Он отвернулся, посмотрев в окно.
  - Нет, мне уже не поможешь. - с горечью сказал он - моего брата не вернешь, а все, что я могу - это спрашивать прекрасно понимая, что мне никто не ответит.
  Я подошла и положила ладонь ему на плечо.
  - А может, не надо задавать вопросы, может надо просто отпустить и идти вперед, жить дальше.
  Он резко развернулся и чуть оттолкнул меня.
  - Отпустить! Ему и десяти не было, он мог быть жив, но какие-то нелюди, убили его. Ты хоть знаешь, каково это, когда у тебя на руках гибнет любимый человек.
  - Да - я и сама не ожидала своего ответа, но следующая фраза, меня еще больше вывела из себя - моих родителей убили у меня на глазах, и у меня тоже было много вопросов, только знаешь, ответы радости не принесли!
  Я развернулась и быстро пошла прочь, желая убежать от него. Он смог сделать то, что никому не удавалась, последние двенадцать лет. Он пробил мою защитную броню, задев кровоточащую рану.
  Но он не дал мне уйти, поймав за руку и прижав к себе.
  - Прости, - шептал он, садясь и сажая меня к себе на колени - прости, я не знал.
  - Никто не знал - шепнула я, пытаясь вернуть свою трезвую голову, но у меня не получалось.
  - Ты простишь меня? - спросил он
  Я подняла на него взгляд.
  - А ты остановишься, чтобы выжить и не проходить, то, что прошла я. Хотя бы ради меня, - Я видела его сомнение - Пожалуйста!
  - Хорошо, я постараюсь, только ради тебя - улыбнулся он, я улыбнулась в ответ и вдруг он меня поцеловал.
  Что это был за поцелуй! По мне прошел разряд тока. Я давно уже не девушка и зачастую, мне приходится спать с мужчинами, ради операции, но такое я испытывала впервые. Его губы будто опаляли, а мое сознание просто отключилось. Остались только мы вдвоем. И я не знаю, чем бы все кончилось, но зазвонила похоронная мелодия моего телефона. Вызов на работу. Ненавижу!
  - Не бери - шепнул он, целуя мою шею, мне очень хотелось, так и поступить, но я не могла.
  - Я должна, прости - отстраняясь, шепнула я, доставая телефон. Потом встала, и подошла к окну - слушаю?
  -Вера - голос брата.
  - Да!
  - Возвращайся!
  - Еду. - отключив телефон, я с грустью посмотрела на Антона. - Мне пора, извини.
  -Что-то случилось? - он с тревогой смотрел на меня.
  -Нет, просто надо идти, извини. - покачала я головой
  Я схватила сумку и быстро ушла. Пока я ехала на базу, я успела прийти в себя и брата встретила привычным холодом.
  - Что случилось? - с ходу спросила я его
  - Ничего, просто стандартный вызов на задание, а что? - удивился брат.
  - Ничего - устало ответила я.
  Действительно оказалась стандартная операция, которую закончили за пару часов, а ночью мне позвонил брат, но уже по личному номеру.
  - Да! - в полу спящем состоянии ответила я
  - На крышу срочно! - в голосе брата была тревога.
  - Что случилось? - сразу проснулась я.
  - Там поговорим!
  Через пятнадцать минут я была на нашей крыше.
  - Рассказывай!
  - Они совершили еще одну вылазку, жертв нет, но начальство в ярости, вторая сорванная операция за месяц. И еще они оставили свою метку. Лист, с датой захвата заложников, на красном фоне
  - Черт! - мой кулак врезался в стену. Не сдержалась. Странно, за мной такого уже давно не водилось. - Он же мне обещал!
  - Не сдержал обещание! - жестко отрезал брат.
  Я резко развернулась и встретилась с братом взглядами
  - Ник прошу! Дай мне еще один шанс, я их почти остановила, еще чуть-чуть и группа распадется! Там два лидера, хотя правит Антон. Если он откажется, как минимум трое, пойдут за ним, прошу, помоги!
  - Поздно, на этот раз их лица видели, шеф сейчас занимается их поисками.
  Я смотрела вдаль. Скоро взойдет солнце, а к вечеру, этих ребят уже не будет в живых. Я развернулась и пошла прочь.
  - Куда ты? - окликнул меня брат.
  - К шефу. Он все равно все узнает, так лучше я сама расскажу. - Ник, попытался что-то сказать, но я его прервала - ты ничего не знаешь - это я прикрывала их, пытаясь остановить.
  Через час, я стояла перед начальством и рассказывала о прошедших двух неделях.
  - Они просто дети, играющие в шпионов. Я работала с ними, все это время и группа уже на грани распада. Я знаю, что необходимо сделать, чтобы они больше не высовывались и я готова, это сделать, мне нужно ваше разрешение и группа - подчиняющаяся моим приказам.
  - Надеюсь, ты пожимаешь, что, то что ты предлагаешь небезопасно, они уже знают о нас, а значит они опасны - мягко заметила Юлия.
  Иногда, мне кажется, что она здесь из-за жажды крови.
  - Я понимаю, но убрать их тоже опасно, ведь потом начнется шумиха, появятся новые желающие поиграть в шпионы - ответила я холодно и спокойно.
  Шеф долго молчал, переглядываясь с Юлией, а потом сказал.
  - Хорошо, но если после этого произойдет хоть одно вмешательство, они попадут в отдел все и станут агентами. Решать тебе, сейчас, но сразу или пожизненная служба.
  Я стояла, не шевелясь, глядя перед собой. Жестокий выбор, быстрая смерть или смерть сначала души, а потом и тела, в агонии. Но ведь они могут и остановиться, они не дураки и все поймут. Им нужен этот шанс.
  - Хорошо, если они еще раз появятся, где не надо я сама их заберу.
  Шеф кивнул, а я пошла прочь.
  
  Был вечер. Начинало темнеть. Мы сидели в фургоне и ждали. Они скоро появятся. Он звонил весь день, но я не брала трубку, а под вечер вообще отключила телефон. Я просто не готова с ним сейчас разговаривать.
  - Вот они - раздается голос рядом со мной.
  Как я и ожидала вся пятерка тут, а с ними младшая сестренка Лизы одной из девочек. Их брат погиб, во время захвата, а теперь, ее родители рискуют остаться и без второй дочери.
  - Подождем, пока они не поравняются с нами и начинаем - отвечаю я.
  И вот они уже рядом. Фургон стоит так, чтобы к дому можно было пройти, только с одной стороны и при этом, никто ничего не увидит. Они входят в зону невидимости для окружающих людей.
  -Начали!
  Все двери со стороны целей открываются, мы выскакиваем из машины. Ребята и отреагировать не успевают, а малышка уже у меня в руках, а к ее горлу приставлен нож.
  - Тише ребята тише - тихо говорю я им - видя, как они готовы броситься на меня.
  Бежать им некуда вокруг парни с автоматами перекрывающие выход, а еще и ребенок у меня в руках.
  - Что тебе надо? - спросил Антон.
  - Ничего особенного, просто, я вот поболтать захотела. Как тебя зовут малышка? - спросила я у девочки, которую удерживала в руках.
  - Не трогай ее! - крикнула Лиза.
  - А кто в этом виноват, как думаешь, твоя жизнь равна ее или надо убить и ее и твою мать, чтобы ты поняла, что не туда лезешь - зло спросила я, чуть прижимая лезвие и царапая шейку малышки. Из царапины появилась капля крови. Эта ранка не опасна, но эффект должен быть.
  - Сука - бросил Денис, готовый броситься на меня.
  - Какая есть. С моей работой и хуже бывают. А теперь, я вам кое-что объясню. У вас, пока есть, только три пути, но если я о вас еще раз услышу, будет уже два, ой нет, только один, на мой выбор. - я усмехнулась, давая понять, что не шучу и ожидая, когда до них дойдет, мною сказанное. Наконец в их глазах я прочитала готовность слушать, у всех кроме одного, но они смогут уговорить его, понадеялась я - Итак, вариант один, вы становитесь частью организации нашей организации. Что это значит, да очень просто, вы становитесь убийцами. Вариант два, вас убиваю, прямо сейчас и эту чудную малышку тоже, а потом проходим по домам, убивая ваших близких - я погладила ножом волосы девочки, а в знак, что я не шучу, чуть срезав кончики волос и тут же услышала вскрик и девочки с старшей сестры - и вариант номер три. Вы нас не видели, мы вас тоже, все целы и невредимы. Сейчас мы уйдем, а вы подумайте над моими словами, но предупреждаю, если еще раз о вас услышу, я вернусь и только с одним вариантом, тем который лучше для организации.
  Я резко оттолкнула от себя ребенка, она полетела в руки сестры, а я воспользовалась возможностью, спокойно залезть в фургон. Через минуту автобус ехал прочь. Сняв маску, я посмотрела на брата.
  - Они остановятся. - сухо сказала я
  - Да, но не все. - ответил он грустно.
  
  Проша неделя.
  Я расслабилась и жила своей жизнью. С Антоном, я постаралась разорвать все отношения, чтобы не рисковать ни им, ни собой. Хотя в первые четыре дня, я старалась быть рядом, но уже в первый день он заявил, что я права и он все бросает. Я была рада их решению, но моя радость был не долгой.
  Я входила в главный зал, возвращаясь с операции, когда меня срочно вызвали к начальству. Ник, стоял в компьютерном центре, я спросила губами, что случилось, а он ответил ТВОИ. Я все поняла, без дальнейшего объяснения.
  Едва я поднялась в кабинет, шеф посмотрев на меня и без слов включил запись. Денис был в центре одной из подбаз. Черт!
  - В результате его проникновения погиб человек и пропала важная информация. Ты должна доставить их, в течении двух часов.
  - Сэр, но на записи есть только один из них, - попыталась защитить их я - значит, он действовал сам по себе.
  - Вероника хватит! У нас был уговор, ты дала слово!
  - Хорошо уже еду - я повернулась и пошла прочь, но на пороге остановилась. - Сэр, разрешите вопрос?
  - Да
  - Кто ими займется?
  - Я еще не решил - он внимательно смотрел на меня.
  - Я бы рекомендовала Ника.
  - Почему?
  - Среди них, парень способный к стратегии, прекрасный будущий компьютерщик, красавица способная играть своим телом, Костолом и просто отменная будущая убийца. Я рекомендую, отправить их к Нику, так как считаю, что его знания, могут быть им полезны, особенно стратега.
  - Их слишком много, но я готов уступить, если Ник сам захочет.
  Я кивнула и вышла, направляясь прямо в кабинет Ника.
  - Возьми их - это все, что я сказала, но он понял меня.
  - Это ошибка, ты прикипела к одному из них, поэтому защищаешь всех!
  - Я знаю, но и ты знаешь, какая судьба их ждет, если они попадут, к тому же Рамиресу.
  Он отвел взгляд.
  - Ника ...
  - Пожалуйста! - взмолилась я
  - Ладно, я их заберу - вздохнул он, качая головой
  Через час, мы уже ждали ребят на улице. Парни были без масок, так как им предстояло играть свои роли, а я в маске. Не хочу, чтобы они знали, кто их завербовал.
  Вот они появились, как всегда впятером, у девчонок мороженое и они кажутся просто детьми, но это ненадолго. Скоро их жизнь превратится в ад и все из-за глупости одного.
  - Работаем - тихо говорю я.
  Я вижу, как парни быстро выходят из фургона и подходят к ребятам. Замечаю, первые неловкие движения в сторону побега и понимаю, когда они сдаются, понимая, что им не выбраться. Их ведут к фургону и вот они уже внутри и им не выбраться, фургон трогается, а за окном мелькают улицы.
  - Мы ничего не делали - тихо, но четко говорит Антон - вы обещали.
  - Включи запись - говорю я одному из парней.
  Один из парней, нажал кнопку пульта и в стене появился маленький телевизор. Мы, молча, смотрели запись, а потом, я сказала.
  - Погиб человек и пропала информация, вы сами все решили, теперь пеняйте только на себя.
  - Денис! - Это была Нора вторая из девчонок.
  - Я не хотел! Я думал, что они не узнают. А потом, все вышло из под контроля. - воскликнул Денис.
  - Только за твой грех и упрямство заплатят они - тихо, но спокойно констатировала я.
  - Что с нами будет? - спросил Антон, таким же спокойным тоном, что меня очень удивило.
  - Вы попадете в ад на земле - так же спокойно ответила я - теперь вы принадлежите отделению и больше не принадлежите себе.
  - А если мы откажемся? - спросил Митя, третий парень в группе и будущий компьютерщик, если выдержит подготовку конечно. Ему еще более менее повезет, в отличие от остальных, ведь компьютерщики редко работают на передовой.
  - Давид, ты меня слышишь? - тихо спросила я
  - Да - ответил спокойный голос
  - Включи камеру и приступай
  На экране телевизора возник магазин, потом мы увидели пистолет с глушителем. Тот, кто нес камеру, шел по рядам, пока не остановился у отдела с косметикой.
  - Я могу вам чем-нибудь - помочь - спросила мать Лизы, Лиза вскрикнула все поняв
  - Я ищу духи - женщина подошла ближе.
  - Какие духи, вас интересуют. - спросила женщина
  - Не надо, пожалуйста! - взмолилась Лиза.
  - Дэвид отбой, но не уходи далеко. Карл прием подключайся.
  В следующие десять минут мы видели всех родителей ребят. На них было больно смотреть, они уж все поняли, но я продолжала пока последняя надежда не пропала с их лиц. Обреченность, вот главная черта места моей работы.
  - Хватит! - выключая телевизор, бросила я. - пока вы хорошо делаете свою работу и вы и ваши близкие живы, но если вы не справитесь, они вернутся и закончат начатое. Вопросы есть.
  - Нет - ответил за всех Антон, и я впервые увидела в его глазах не только безысходность, но и ненависть.
  Их уводили по длинному коридору, а я смотрела им в след, прощаясь с детьми и понимая, что, когда мы снова встретимся, эти ребята уже буду смертельными врагами для меня.
  
  Глава 3
  Полтора года спустя.
  Я шла по освещенному залу к бару. Играла тихая живая музыка, стучали бокалы, а вокруг было уютно и спокойно. Мой взгляд невзначай задержался на одном из парней, одна моя рука поправила белокурые кудрявые волосы до талии, другая же поползла по бедру, я чуть замерла, сделала вид, что облизнув губы глядя ему в глаза и пошла к бару. Не прошло и минуты, как он был рядом со мной.
  - И что же, такая красивая девушка, делает в одиночестве, в таком замечательном месте? - спросил он.
  'Господ как стандартно' - пронеслось в голове.
  - Жду тебя дорогой - мило улыбнулась я.
  - Так может, пройдем за мой столик? - усмехнулся он
  - С удовольствием.
  Я болтала весь вечер, как и положено пустышке, а потом поцеловала его, позволив его рукам проникнуть под платье. Минут через пять я извинилась и ушла в 'туалет'.
  - Это Смертница, ждите - тихо сказала я, выходя через черный вход.
  Едва зайдя в фургон, я сорвала парик и стала снимать яд с губ влажной салфеткой.
  - Зря, - улыбнулся Рик, наш компьютерщик - а если возвращаться придется?
  - Не придется, он получил двойную дозу - сухо бросила я, не глядя на него.
   Мы сидели в фургоне минут пять, когда пришло сообщение.
  -- Задача выполнена, повторяю, задача выполнена.
  - Поняла вас, возвращайтесь.
  Приняв душ и написав отчет, я шла домой, но уже по привычке, решила сначала заглянуть в зону новичков.
  Я не разговаривала с ребятами с дня их захвата, но это не значит, что я не знала, как у них дела. Я оказалась права, они оказались талантливыми и согласно рассказам и отчетам Ника, делали неплохие успехи. Поход к ним был моей слабостью. Я хотела увидеть его, убедиться, что с ним все в порядке. Он стал моей слабостью, но я никому и никогда в этом не признаюсь. Слабости убиваю, а мне еще есть зачем жить.
  Проходя мимо тренировочного зала, я обратила внимание на горящий свет. Решила проверить, все ли в порядке, я подошла в видео отображателю, встроенному возле каждого спортзала, включила дисплей и замерла от увиденного.
  Мой брат лежал на мате, вместе с девушкой. Я застала их достаточно в щекотливый момент. Я должна была бы уйти, но что-то меня остановило, и я смотрела, как переплелись и извиваются тела брата и девицы.
  'Надо бы напомнить ему, к чему ведут такие романы' - пронеслось в моей голове
  Но вот девушка, выгнулась, а я увидела ее лицо. На место недоумения и беспокойства за брата пришел гнев. Я подключила связь.
  - Ник, жду тебя на крыше и немедленно!
  Потом отключив видео, развернулась и ушла.
  Он появился минут через двадцать. Отводя глаза и прекрасно понимая, что именно я видела.
  - Ты сума сошел! - набросилась я на него - Если они узнают, ее просто убьют, а ты потеряешь доверие.
  - Ты думаешь я этого не знаю! - зло огрызнулся он.
  Наши взгляды встретились. И я увидела все, что он думал и чувствовал. Наша внутренняя связь позволяла мне знать все эмоции брата, просто в последние полтора года, я закрылась от него, боясь, что он увидит то, что творится в моей голове. Ведь тот поцелуй с Антоном не прошел для меня даром. И вот все то, что я чувствовала сама, я читала в глазах брата.
  - Это не правильно! - одними губами прошептала я.
  - Я знаю, но ничего не могу сделать! - ответил он.
  - Можешь но не хочешь! - тихо но жестко ответила я.
  - А ты могла, когда спасала своего Антона? - вдруг огрызнулся он.
  - А он здесь причем? - воскликнула я - Это не я сплю со своим учеником. Ты хоть понимаешь, что ты ей жизнь портишь!
  - Ой, только за дурака, меня держать не надо! - откликнулся брат - тебя интересует только твой Антошка, а до этой девочки тебе глубоко плевать, но ты боишься, что ему будет плохо вот и шугаешь меня.
  Теперь я точно понимала, что чтобы я не сказала, он меня не услышит.
  - Вот, что разорви эти отношения в течение недели, иначе это сделаю я и тебе это очень не понравиться, только ты уже ничем ей помочь не сможешь - сказав это, я развернулась и ушла, прекрасно понимая, что мне придется сделать, если он меня не послушает.
  В ту ночь я не спала, как и следующие три, сидела на кухне и думала, как так получилось, что я вынуждена воевать с собственным братом. На четвертый день, отвечая на практике в институте, в который я поступила и посещала в свободное от работы время, я вдруг ощутила резкую боль в груди.
  НИК! Боже! Только не это!
  - Вероника - с вами все в порядке? - спросил меня преподаватель, но увидев мое белое лицо, и то что я схватилась за сердце, он кому-то бросил - немедленно бегите за врачом!
  Но это все было в стороне. В моей душе росла пустота. ЕГО больше нет, я чувствовала это. Одинокая слеза сорвалась с моих глаз. Я чувствовала, как меня сажают куда-то, слышала голоса, но мне было все равно. Его больше нет! Моего брата больше нет! Его лицо стояло перед моими глазами, а мое сердце разрывалось. Но тут перед моими глазами встало лицо Антона, разум будто этого и ждал, взял под контроль эмоции и я вернулась к реальности. Плакать буду ночью в подушку.
  Вокруг меня суетились люди. Уже прибежала медсестра и осматривала меня.
  - Со мной все в порядке, просто умер мой брат близнец, а я это почувствовала. Извините, что напугала - смогла улыбнуться я им, на большее я сейчас была не способна. Я видела их встревоженные недоверчивые взгляды - Я знаю, что вы не верите, но это правда.
  Потом я спокойно встала и вернулась на свое место, где до этого стояла отвечая на вопросы.
  - Может, мы продолжим занятия?
  На оставшихся двух парах я сломала две ручки и почти не писала, хотя обычно мои конспекты были лучшим. 'Его больше нет' - только эта мысль билась в моей голове. Во мне поселилась пустота, и только одно мешало мне уйти за ним - Антон. Он в отделе не выживет, если ему не помочь.
  Когда закончились пары, я вышла из института и сразу увидела ожидающую меня машину и Юрия одного из членов группы брата.
  - Ника ... - начал он, но я его перебила.
  - Я знаю, - спокойно и холодно сказала я, держа себя в руках - я хочу знать только, как это случилось, и забрали ли вы тело.
  - Забрали. Мы попали в засаду. Он прикрывал группу, а когда уже закрывал двери отъезжающего фургона, получил пулю в сердце. Мне очень жаль.
  - Мне тоже, но это уже не важно, поехали?
  Посреди общего зала центра лежало тело брата. Тут собралась куча народа. Они хотели зрелища, но от меня они его не получат!
  Идя по этому залу к телу брата, я видела, как люди переговариваются, а потом заметила и моих ребят возле оружейного отсека. Оля рыдала и рвалась к Нику, но ее удерживал Антон. Дурочка! Ей так много еще надо понять!
  Мой взгляд столкнулся с взглядом Антона. Ошарашенность, непонимание, разочарование, боль, страх и вдруг резкий гнев, как и тогда, когда я их забирала. Но сейчас не это важно.
  Я подошла к телу брата. Он был таким спокойным, что казалось, будто он сейчас просто спит, а через миг подпрыгнет и скажет, что это шутка и только влажное пятно, на черном материале, говорило об обратном. Его больше нет!
  Я сделала шаг назад и опустилась на колени. Моя голова сама опустилась на его грудь. Я совсем не обращала внимания, что мое лицо и волосы пачкаются кровь, я просто слушала и прощалась. Все еще надеясь услышать стук его сердца в такой знакомой и родной груди.
  С того страшного дня, когда нас забрали в отделение, а родителей убили у меня не было человека ближе и дороже. Когда я была рада, я шла к нему, когда мне было плохо, плакала на его груди. Он знал обо мне все, кроме одного, он не знал о том поцелуе и уже никогда не узнает.
  Стояла гробовая тишина, даже Оля замерла, но я этого не видела, мои глаза были закрыты, а мое сердце плакало, оплакивая брата и умирая вместе с ним. Все кончено, я больше не могу. И снова лицо Антона предстало перед мысленным взором, и я вдруг услышала голос брата у себя в голове.
  'Ты должна жить, ради него, ты нужна ему'
  Мои глаза открылись, я спокойно подняла голову с его груди и посмотрела вокруг, ища нужное мне лицо, потом закрыла его открытые глаза, поцеловала в лоб и тихо сказала.
  - Спи спокойно братик! - после чего встала и сказала уже уборщикам - уносите.
  Я не стала смотреть, как уносят брата, я сразу повернулась к шефу и Юлии.
  - Мы очень сожалеем о смерти Ника, Вероника, если мы чем-нибудь можем помочь, ты только скажи. - сказал шеф.
  Наигранность и безразличие. Он может говорить все, что хочет, но это не значит, что я ему поверю.
  - В это нет необходимости, - холодно улыбнулась я - насколько я понимаю, теперь я становлюсь главным стратегом отделения.
  - Да пока мы не найдем достойную замену - кивнул шеф.
  - Хорошо - кивнула я в ответ и пошла к своему кабинету, но скользнув взглядом по ребятам, замерла - Шеф, а что будет с подопечными Ника? - спросила я отстраненно и холодно, чтобы никто не понял, как мне это важно.
  - Их проверят и тех, кто пройдет проверку, распределят по другим наставникам - ответил мне шеф, внимательно глядя на меня.
  Я повернулась к нему и спокойна сказала.
  - Я готова провести проверку и взять всех выживших.
  Шеф явно хотел отказаться, но его перебила Юлия.
  -А ты уверенна, что готова совмещать так много нагрузки? - спросила она - пятеро учеников, да еще и две должности это серьезно.
  - Я справлюсь - ответила я холодно.
  - Хорошо! - встретившись взглядом с Юлией, ответил шеф - я жду результаты проверки через неделю.
  - Будет сделано - кивнула я, развернулась и ушла к себе в кабинет, ни на кого не глядя.
  Войдя и закрыв за собой дверь, я подошла к цветку у меня на столе. Именно там, по нашей договоренности брат оставлял мне письмо перед каждым заданием. Я не знала, оставил ли он его сегодня, ведь мы три дня не разговаривали, но диск был на месте. Взяв его, я вставила его в компьютер, ввела код доступа и включила запись.
  - Привет малыш, - запись датировалась сегодняшним утром, а Ник, как всегда был спокоен и уверен в себе - я тут подумал и решил, что ты права. Я не хочу портить девочке жизнь и повторять ошибки родителей. Да я люблю ее, но не буду идти по пути отца. Я говорю это сейчас, на тот случай, если мы больше не увидимся. Прости меня за то, что я тебе сказал. Я очень тебя люблю и хочу, чтобы ты жила дальше. Я знаю, что когда меня не станет, тебе будет очень плохо. Позаботься о них, Позволь ему, занять мое место, мне кажется, он справится ведь он лучший из всех них и сможет защитить тебя. Помни, я люблю тебя, и всегда буду рядом, пока ты меня помнишь.
  Я включила стоп-кадр на моменте, где брат улыбается, а потом долго сидела, глядя на это улыбающееся лицо, еще утром он улыбался, а теперь его тело сожгут, ведь таких как мы, не хоронят. Я не плакала, слезы будут ночью, так чтобы никто и никогда их не видел
  Но надо было делать свою работу. Я сделала копию записи и изменила ее, так как мне нужно, потом встала, зарядила пистолет взяла коробку с диском и измененной записью, вышла из комнаты.
  Подойдя к двери спальни моих ребят, я открыла дверь и вошла. Но они были слишком увлечены, чтобы заметить мой приход.
  - Ты сам ее привел! - зло бросил Денис Антону.
  - Никого я не приводил! - огрызнулся тот.
  - А может, хватит! - воскликнула Нора - Вы на Олю гляньте, ей плохо! А вы отношения выясняете и вообще, это из-за тебя Денис мы тут! И между прочим, насколько я поняла она сделала все, чтобы остановить нас не трогая!
  Они стояли вчетвером вокруг кровати, на которой плакала Ольга.
  - Оленька успокойся - тихо прошептал Денис
  - Я хочу к нему, я не хочу без него жить! - воскликнула Оля.
  - Оля, ты должна успокоиться - вдруг сказал Антон - не забывай, эмоции здесь слабость. Если они их заметят, тебя просто убьют, ты и так ей поддалась в зале, так возьми себя в руки пока не пздно!
  - В точку дорогой, - тихо, но холодно сказала я - только уже поздно, она подписалась под пунктом эмоционально неустойчивый человек и уже почти подписан приказ о ликвидации
  Все разом оглянулись.
  - Встать, - бросила я Ольге. Но она лежала не шевелясь - встать я сказала!
  - Не трогай ее - попросил Антон, делая шаг ко мне - она не в форме, мы приведем ее в форму к утру, обещаю!
  - Урок номер один, у вас нет времени! - тихо, но четко ответила я - Встать!
  Наконец она подчинилась, она смотрела мне в глаза и я читала желание умереть, она как и я не видела смысла жить, только у меня был Антон, я держалась из-за него значит и ей нужен стимул.
  - Значит, жить надело? - спокойно спросила я, делая шаг вперед, а через миг к голове Норы был приставлен пистолет. - Так вот моя дорогая, объясняю для непонятливых. Вы тут все повязаны. Умрет без моего разрешения один, умрут все! Но тебе ведь пофиг, поэтому мы начнем в обратном порядке. Сначала умрет Нора, потом Митя, Потом Денис и Антон, а последней будешь ты. Только есть проблема, они ведь хотят жить, а ты им подписываешь приговор, да еще и из-за человек, который тебя не любил.
  - Это ложь, он любил меня! - сжав кулаки, воскликнула девочка.
  - Правда - поставь - бросила я Антону коробку с диском.
  - Привет малыш, - зазвучал голос брата, когда он включил проигрыватель - я тут подумал и решил, что ты права. Я не хочу портить девчонке жизнь, зачем? - пожал брат плечами - Я не люблю ее, она просто новая девушка в моих объятьях. Я говорю это сейчас, на тот случай если мы больше не увидимся. Прости меня за то, что я погорячился, во мне говорило то, что между ног. Я люблю только тебя малыш и никакого тебя не променяю. Я знаю, что если меня не станет, тебе будет очень плохо, но ты справишься. Помни, я люблю тебя, и всегда буду рядом, пока ты меня помнишь.
  - Нет, это ложь монтаж! - она бросилась на меня, но ее поймал Митя.
  - Правда! - спокойно ответила я - И на будущее, еще раз увижу тебя плачущей, твоя младшая сестра попадет в отдел, а тебя ликвидируют. - убирая пистолет бросила я, направляясь к двери.
  Едва отвернувшись и сделав шаг, я развернулась и блокировала удар Дениса, а в следующий миг он полетел на пол, сжимая раненую руку. Ребята бросились к нему.
  - Это вывих, попробуешь еще раз, сломаю шею, понял? - наши взгляды встретились, в его огонь ненависти, в моем, холод безразличия. Победил холод, он кивнул - я жду вас завтра в шесть утра в спортзале и без опоздания, каждая минута опоздания, это лишние двадцать минут - тренировок.
  Сказав это, я ушла, меня ждала работа.
  
  Глава 4
  Остаток дня, я действовала на автомате. Когда освободилась, я разобрав диван, который стоял у меня в кабинете, легла спать. Нет смысла ехать домой, ради двух часов. Выключив свет, заперев дверь, я устроившись на диване и укрывшись одеялом с головой, беззвучно разрыдалась. Я плакала три часа, беззвучно, как научилась еще в первые годы в отделении, а потом встала, оделась, включила свет, убрала постель и сходила умылась. Мне повезло, времени было четыре утра и никого в коридорах не было, а вернувшись, я села поработать, чтобы прийти в нормальное состояние духа и потратить полтора часа с пользой.
  В пять сорок пять, я предполагая, что они проспят, подключившись к электронной системе их спальни включила им свет и сказала через динамики.
  - Доброе утро господа! У вас есть пятнадцать минут, чтобы добраться до первого спортзала. Я жду вас!
  От их спальни до спортзала двенадцать минут пути, даже с лифтом, а без него еще больше. Жестоко, знаю, но пусть привыкают, пока еще ученики.
  Встала и спокойным шагом добралась до первого спортзала, включила свет и вдруг вспомнила, что именно здесь застала Ника с Олей. Еле сдержала навернувшиеся слезы. Но взяв себя в руки, прошла к тренировочной лестнице занялась зарядкой.
  Они опоздали на три минуты сорок секунд. Ну что ж округлим.
  - Итак, господа, лишний час двадцать минут тренировок вам обеспечены. Может в следующий раз, опаздывать не будете - сказала я, вытирая лицо своим полотенцем - Начнем с простейшей разминки, семь кругов вокруг спортзала и двести отжиманий. У вас двадцать минут.
  Непосильно для новичков, но они тут полтора года, а значит, должны уже спокойно выполнять эту нагрузку. Они переглянулись и посмотрели на меня, как на чокнутую. Но команду выполнили.
  Через пять минут я поняла, что они не в форме. Два круга за пять минут! Это вообще никуда не годиться. Ник, что с ними вообще зарядкой не занимался!
  - А почему так медленно, по-вашему, что вас ждать будут, или как? Вот такой террорист, как в музее, будет он ждать, пока ты до него добежишь Денис, или ты все же поспешишь.
  Удар ниже пояса, его сестра была рядом с террористом и погибла от взрыва.
  - Ольга, когда ты бежишь, надо ноги все же поднимать, а то совсем не отрываешь от земли.
  Язвительно бросила я, пробегавшей мимо Оле. Еще через десять минут я выяснила, что девочки отжиматься вообще не умеют. Интересно, как они выживать собираются?
  - Итак, я так понимаю, всех девочек на ликвидацию, или все же попробуете показать, что от вас есть польза, а не только умение ноги раздвигать. Хотя о чем я, вас ведь для этого и готовят.
  Оля побелела. Но тут меня отвлек голос, который бил меня как плетью и от звучания слов которого, у мен еще сильнее заболело сердце.
  - Откуда такая жестокость, за что? - в голосе Антона звучало презрение и жалость.
  Я посмотрела ему в глаза и подошла почти вплотную, присев на корточки сказала так, чтобы слышали все.
  - А ты еще не понял? - в моем голосе безразличие и пустота - Здесь выживают только те, кто способен быть сильным и жестоким. Если ты на это не способен, скажи сразу и я облегчу твои муки. Так что? - спросила я, показывая ему пистолет.
  Наши взгляды встретились, в его холод гнев жалость и призрение, в моем же холод и безжалостность.
  - Я понял - ответил он тихо и продолжил отжиматься, а я лишь кивнула, поднявшись снова начав следить за ними.
  Когда они закончили, решила узнать как дела с боевыми искусствами. Проверяла на себе каждого по очереди. В то время как остальные бегали.
  Это было печально. У меня возникло ощущение, что Ник начал их готовить, а потом плюнул. Ощущение такое, что я имею дело с теми, у кого подготовка не больше полугода! Это окончательно выбило меня из равновесия, но тут я столкнулась с Антоном и уже на автомате стала драться как с новичком, а получила ответ полуторагодовалого стажера. Сплюнув кровь, я улыбнулась и облизнула кровоточащую губу.
  - Неплохо продолжим!
  Наши тела летали по спортзалу, я понимала, что его готовили тщательно и с опережением графика. Его подготовка была на год и восемь месяцев, а не на полтора года, которые он тут.
  Неужели Ник списал их всех кроме Антона? Но почему?
  К моменту, когда я наконец с трудом уложила его на лопатки я поняла, что он единственный, кого тренировал мой брат. В нем чувствовалась грация уроков брата, более того, он мыслил, как Ник только применял еще и свою логику. И когда он закончит обучение, я с ним, скорее всего уже не справлюсь.
  - Очень хорошо! - бросила я, вытирая кровь с еще кровоточащей губы. - А теперь, у меня вопрос, как так получилось, что из всех вас, только один может быть пропущен дальше?
  - Девочек, готовили на другое, Митю тоже, а у Дениса вывих руки - ответил мне Антон, так будто и не было этого боя. Ник хорошо его готовил.
  Дальше проверяла на актерское мастерство и тут все меня порадовали кроме Дениса и Мити. Вообще никак!
  Потом, проверка на знание болевых точек и тут у всех в порядке кроме Дениса! Даже Митя назвал все до одной, а этот и двух не вспомнил. Силач блин!
  Потом пошло оружие. Начала с рукопашного боя с ножами. Я испугалась Антона и сразу дралась на максимуме. К концу боя я поняла, что цела только благодаря опыту и знанию некоторых приемов, которые он не знал, но долго меня это не спасет.
  Денис опять шел напрямик и в результате быстро потерпел поражение.
  На стрельбище они все до одного показали высший класс! И я вздохнула с облегчением, понимая, что надо работать с физической стороной.
  Стандартное время для занятий закончилось. Но на них был штраф, поэтому я решила провести проверку на имитационных тренажерах.
  Я включала им различные ситуации, от соблазнения до убийства. Все справлялись, кроме Дениса, ну не может он, подойти к женщине и не напугать ее!
  Я сидела за ноутбуком, выполняя свои обязанности и одновременно следя за своей пятеркой, уже понимая, что если девочек и Митю я могу попытаться вытянуть, то Дениса не стоит даже пытаться.
  Осталось только два теста, которые они должны пройти, но если один будет в течении недели, то другой завтра. Господи дай мне терпение на завтра! Но на сегодня с меня хватит. Черт, я совсем забыла про Антона!
  - Ладно, на сегодня хватит! - бросила я, глянув на часы и отключая ноутбук. - Завтра в шесть и не опаздывайте!
  Они встали со своих мест, усталые, бледные, еле стоящие на ногах. Пусть привыкают, теперь, так будет всегда.
  Прошла в свой кабинет, глянула на часы еще раз, семь вечера. Пора. Подключила комнату, куда уже успели вернуться ребята. Усталые, они собирались в душ, но одному из них это не удаться.
  - Антон, подойди к оперативному центру, немедленно! - передала я сообщение через динамики.
  Встала и вышла к оперативному центру. Он уже был там.
  - Пошли, - бросила я, вставляя свою карточку доступа и пропуская его вперед. - всем добрый вечер! Все готово?
  - Как всегда! - ответил компьютерщик.
  Взяла два наушника, один одела сама, другой отдала Антону.
  - Одевай! - дожидаюсь, пока он наденет наушник - Первый, это база, прием!
  - Слышу вас база - отвечает мне мужской голос
  - Начинаем! - я подхожу и включаю специальный экран, где отображаются все передвижения группы и их противника.
  Минут пятнадцать я вела ребят, легко и не принужденно, а потом вдруг сказала.
  - Первый, это база, мне надо отойти, меня заменят прием
  - Понял вас, жду.
  Я сняла наушник и посмотрела на Антона.
  - Задача довести, до этой комнаты - указала на карте комнату - и обратно, так чтобы парни остались живыми. Вопросы есть?
  - Нет - ответил Антон, потом глубоко вздохнул и сказал - первый это база прием!
  - Слышу вас база.
  Он успешно вел ребят, но тут возникла сложная ситуация, я будучи опытным стратегом, прекрасно знаю все варианты развития событий, но он новичок, поэтому я ждала, что он сделает, чтобы понять каков его уровень подготовки и на что он способен.
  Он ошибся, но при этом сделал правильный шаг. Это хорошо, его уровень стратегического мышления выше, чем я ожидала. Значит и тут Ник не подкачал.
  - База, в нас стреляют прием
  Он внимательно смотрит на карту пытаясь найти выход и просчитать поступки противника.
  - Возвращайтесь в предыдущий коридор и поворачивайте налево.
  Молодец! Но увы не сегодня.
  - Свободен! - говорю я ему, одевая наушник. - первый это база затаитесь, там, где вы сейчас, повторяю, не выходить из помещения. - потом отрываюсь от экрана и говорю одному из помощников главного компьютерщика - выведи его отсюда!
  А когда Антон выходит, продолжаю работать. Через двадцать минут все было кончено. Он не виноват, виновато предписание, а взяла я его, чтобы оценить. Сняв наушник, я вышла из оперативного центра. Он стоял у стены и ждал. Наши взгляды встретились, он все понял и отвел глаза.
  - Ты не виноват, просто оттуда не было выхода. Но ты молодец, что попытался. - сказав это, я пошла прочь.
  Но меня остановил его вопрос.
  -- Ты же специально оставила их там? У них был шанс прорваться, поэтому ты их оставила, ты их просто убила?
  Я медленно обернулась и встретилась с ним взглядом.
  - Ты так и не понял? Это группа тех, кто не справился, тех, кто был направлен на ликвидацию. Они не должны были выжить, я просто выполняла свою работу, а заодно проверила, чему тебя научил Ник.
  - И как часто ты это делаешь - я видела, как в его глазах появилась боль. Он понял, что участвовал в убийстве не просто лично по моему желанию, а спланированном начальством.
  - Раз-два в неделю, - пожала я плечами - привыкай, ты станешь стратегом, а значит, сам будешь водить группы, а в наш с тобой учебный процесс это тоже будет входить, просто ты еще не готов.
  Я развернулась и пошла прочь, но меня догнали его слова.
  - А ведь ты моральный урод, ты это знаешь. Я только не могу понять, ты питаешься болью, или просто не замечаешь, как убиваешь все живое вокруг.
  И я вдруг рассмеялась. Господи, какой же он наивный, а ведь я когда-то была такой же и клялась, что им меня не сломать, а потом поняла, что если хочешь здесь выжить, то придется подстраиваться, тогда мне было ради чего жить. А сейчас есть, или я просто цепляюсь за жизнь, продлевая свои мучения?
  - Малыш, мой тебе совет, привыкай и становись таким же, иначе долго ты здесь не проживешь - отсмеявшись, ответила я и ушла прочь от него.
  Ту ночь, вновь лежа без сна и вдруг поняла, что он пробил дыру в моем защитном барьере, когда заставил вспомнить, кем я была и сравнить с тем, во что я превратилась.
  
  Глава 5.
  В это утро, я приехала к пяти часам утра. Как начальник по оперативной работе я решила проверить контакты во вне из отделения. Это не было моей обязанностью, но я регулярно это делала, вот и сегодня, коли имеется час свободный, решила просмотреть, а тут меня ждал сюрприз.
  Мой мертвый брат дважды выходил на связь с внешним миром. 'Что за черт! Я сама проверяла, он это ли нет, когда лежала на его груди. Мой брат мертв, но кто-то пользуется его кодами и выходит с кем-то на связь каждый день, почти в и то же одно время в течении последних полутора лет!'
  Я быстро попыталась выяснить, что за сообщения, благо знала коды доступа брата. Но и тут меня ждал сюрприз этих сообщений, просто не было, будто их и не отправляли. Стерты? Начала восстанавливать и с каждым новым мои волосы ставали дыбом. Кто-то передавал информацию 'Лиге Смерти'! При этом, этот кто-то марал имя моего брата! Но кто, кто мог это делать?
  На занятие я не пошла. 5.45. я включила им свет но говорить ничего не стала, была увлечена своими раскопками. 6.1.15. они появились в зале уже лучше.
  - Всем доброе утро! - едва они вошли в зал, поприветствовала я их через динамики - Вы опоздали на две минуты, сорок минут вам обеспечено. Задача ближайших двадцати минут семь кругов двести отжиманий поехали!
  - Мы опоздали на минуту пятнадцать секунд - вдруг сказал Антон.
  - Я округлила так, что привыкайте, потеря времени вредна в первую очередь вам.
  - Интересно, а если мы придем раньше мы и уйдем раньше? - спросил Денис.
  - Нет, уйдете, когда должны были уйти, а теперь за дело, у вас осталось девятнадцать минут, или и тут тоже санкции начать вводить? - огрызнулась я. Они мне мешали.
  Теперь я занималась своими раскопками и одновременно следила, чтобы они занимались, не забывая вставлять колкие замечания. Повезло, что камеры позволяли ее видеть все углы зала.
  Когда они выполнили программу минимум, я приказала Антону начать занятия по боевым приемам. Пусть сам учит, а я пока схожу в кабинет Ника.
  Кабинет еще пустует, так как не нашли главного стратега, а у меня уже есть свой кабинет. Я уже успела собрать все его вещи, но одно место я не проверила, а стоило бы там был диск. Значит, он знал!
  Вернулась к себе, проверила 'деток', учатся, притом явно успешно. 'А из Антона хороший наставник, получится' - пронеслось в голове. Включила диск.
  - Малыш если ты смотришь этот диск, значит, он меня убил. Будь осторожна, он не так прост, как кажется. Сейчас я расскажу тебе все что знаю - дальше следовал длинный рассказ, о событиях происходящих в эти полтора года - Закончи мое дело и будь осторожна, я люблю тебя малыш.
  Итак, один из моих мальчишек крот. Более того этот мальчик заказал моего брата. Подозреваемых двое Антон - во, что я не верила, но все равно надо проверять и Денис - вот этот мог, уж больно странно он себя вел, когда попал сюда.
  Я долго не могла понять, показалось мне или нет, но в его глазах при нашей последней встрече промелькнула радость, я даже хотела предупредить брата, но передумала, считая, что мне померещилось. А теперь я точно знаю, мне не показалось.
  Я должна проверить обоих, а заодно выполнить план проверки на пригодность. Через пятнадцать минут план дальнейших действий был готов, пора навестить моих 'деток', а заодно и начать действовать.
  Этот день прошел спокойно, я проверяла их на знание психологии и они все меня порадовали, даже Денис 'Еще бы кроту не знать психологию' - зло подумала я, уверенная, что это он. Заканчивая урок, я сказала.
  - Ну что ж проверку мы закончили. С завтрашнего дня мы начинаем стандартный набор занятий. Жду вас в семь в спортзале - они уже пошли прочь, когда я продолжила - однако тебя Антон я жду в шесть, в малом подготовительном оперативном центре и не опаздывай, за твое опоздание будут платить все.
  Он не опоздал. Более того, появился на минуту раньше.
  - Доброе утро! - сухо поздоровался он и сел в кресло.
  Он выглядел так, будто спал двое суток и наконец, проснулся, бодренько поскакав на занятия. Начал привыкать, или просто уже давно так живет?
  - Как пользоваться знаешь? - указав на имитационный шлем, спросила я.
  - Знаю - кивнул он.
  - Одевай. - бросила я одевая свой - сегодня мы разберем ситуацию, в которой оказалась группа, с которой ты работал.
  - А что там разбирать, их приговорили и у них не было шансов. - ответил он в переговорное устройство шлема.
  - Возможно и так, но в жизни такая ситуация может повториться, а я хочу чтобы ты знал, как себя вести в такой ситуации. Для начала включим простейший вариант этой ситуации. Твоя задача вывести их поехали.
  Созданная мной программа повторяла ситуацию, в которой оказалась та группа. Поэтому Антону было легче ориентироваться.
  К концу занятия он дошел до среднего уровня сложности, но тут он столкнулся с первой проблемой. Неподчинение группы.
  Двойной урок. Научить его командовать и при этом научить его забывать, что это люди, воспринимая их как пешек, которые должны подчиняться, а не думать. Но время кончается, а значит пора заканчивать.
  - Отключить систему - скомандовала я компьютеру. - твое задание на дом, понять почему группа не выполнила приказ и добиться подчинения. И еще, завтра у нас операция по уничтожению одной из баз Лиги смерти, хочу, чтобы ты понаблюдал. Жду тебя завтра, после занятий в оперативном центре. А теперь пошли нам пора заниматься.
  Занятия прошли нормально. Но сегодня меня ждало еще два теста на психологическую пригодность. Первый тест был для Мити и он его успешно прошел, появившись у меня в кабинете после обеда и постучав в мою дверь.
  - Можно? - спросил он
  - Чего тебе? - не отводя глаз от компьютера, спросила я
  - Я обнаружил вирус, который собирает информацию отделения в свой накопитель. Когда накопитель закончится, вирус отправит информацию своему хозяину - ответил парень
  Я резко подняла на него глаза
  - Где? -спросила я
  - Третий оперативный сектор.
  - Покажи! - уступая ему, место попросила я.
  Через три минуты он нашел мне нужный вирус.
  - Ты его проверял, лазал внутрь? - глянула я на него.
  - Да, я проверил то ли это, что я думал, но оттуда ничего не брал.
  - Хорошо, спасибо, что сказал, свободен.
  Когда он ушел я проверила правду ли он сказал и выявив, что он действительно ничего не скачивал, а просто посмотрел с чем имеет дело уничтожила вирус. Он прошел свой тест, а мне пора заняться Олей.
  Я связалась с комнатой ребят и сказала в динамик.
  - Ольга, я жду тебя в первом спортзале. Немедленно!
  Через пятнадцать минут, я смотрела на нее лежа на мате и собиралась с силам, чтобы начать.
  - Ну что, как чувствуешь себя? - поинтересовалась я, холодным, но развязным тоном.
  - Нормально - с тревогой глядя на меня, ответила она.
  - Ника забыла, или тебе помочь? - с иронией спросила я.
  - Я смогу работать, не забывая его - ответила она, гордо подняв голову.
  Жаль!
  - Значит помочь. Ты знаешь, что в этом помещении есть видеокамеры? - поинтересовалась я, тщательно пряча отвращение к себе, от того, что сейчас сделаю, но так надо, хотя бы ради нее.
  - Теперь буду знать - покраснев от своих воспоминаний и от осознания того, что она тут делала, ответила она.
  - Поздно девочка, мы с тобой обе уже есть на этих пленках хочешь посмотреть? - усмехнувшись, ответила я ей
  - Нет! - воскликнула она.
  - А придется - зло бросила я и включила телевизор, висящий на стене. Сначала мелькала сцена, на которой была она и Ник, но потом вдруг сцена изменилась. На ней появились я и Ник. Он целует меня на этом же мате и ласкает мое тело так же как ласкал когда-то ее.
  Монтаж полезная вещь. Это было однажды, тогда нам пришлось это делать для публики, только, слава богу, до конца мы не дошли, так я еще не опустилась! Но ей это знать не надо, пусть смотрит старую переделанную запись, и считает, что все было. Ей надо знать другое и усвоить это.
  - Когда наши отношения пресекли, - начала я ненавидя себя - он начал спать с каждой новой девчонкой, появлявшейся в отделе, надеясь найти ту, с которой получит такое же удовольствие как со мной, последней был ты - я пожала плечами. Я была отвратительна сама себе, но так надо - о тебе он говорил, что ты слишком невзрачна и не способна доставить настоящее удовольствие, а еще, что со мной ты никогда не сравнишься.
  Я видела, как она качает головой, понимала, что с ней сейчас происходит, но я ждала, что же она сделает. Вот она заметила пистолет и бросилась к нему. Он не заряжен, но ей об этом знать не надо. Вопрос в том, кого она попытается убить меня или себя.
  Она нацелилась на меня, из глаз ее текли слезы отчаянья, но тут распахнулась дверь, появился Антон. Только его тут не хватало!
  - Оля опусти пистолет! - тихо, но спокойно велел он.
  - Он любил ее, не меня, а ее! - она рыдала на взрыв.
  Антон сделал шаг к ней, а потом сказал.
  - Оль, а ты не думаешь, что она это специально сделала, что он любил тебя, а она из ревности мстит тебе за это. Ты понимаешь, что она не стоит того, чтобы терять из-за нее жизнь. Я видел, как он на тебя смотрел, он любил тебя. Он хотел бы, чтобы ты жила! Отдай мне пистолет, ради него отдай.
  Глубине души я была ему благодарна, но дело надо доводить до конца.
  - Давай, расскажи ей сказку, о добром и нежном Нике, может она тебе поверит! - рассмеялась я - ведь он, как и вы, был хорошим актером, а значит, мог сделать любой взгляд. Ты хоть знаешь, что он готовил всех вас кроме Антона на списание, а. Ты не была ему нужна, ты просто красивое тело, которое он имел, когда хотел.
  Раздался щелчок, она выстрелила, но стреляла в меня, а не в себя и это хорошо. Все в шоке смотрели на пистолет.
  - Неужели ты думала, что я оставлю тебе заряженный пистолет, - тихо качая головой, сказала я, а потом встала и пошла к двери, но замерла уже выходя и тихо сказала - мой тебе совет, забудь его, иначе долго ты не протянешь, а он действительно хотел, чтобы ты жила.
  Едва зайдя в свой кабинет, я упала в свое кресло и закрыла глаза, смотря в потолок и пытаясь сдержать слезы. Как же я себя сейчас ненавижу!
  Но меня ждала еще одна проверка. Нора ей придется плохо, но она справится, переживет иначе ей тут не место.
  Через три часа меня вызвали в спальню моих стажеров. Когда я оказалась там, то выяснилось, что на Нору напали. К счастью, мимо проходили Антон и Денис которые защитили ее. Нападавших парней поймали, а сейчас все были в их комнате, и глядели друг на друга.
  - И чего ждем - бросила я напавшим на Нору - вы свою работу выполнили, свободны! - когда они ушли, я повернулась к своим подопечным и посмотрела прямо на Нору - Ну и чего ты ревешь? Ты что так и не поняла, что это теперь твоя работа, ноги раздвигать, когда надо! Нет бы 'друзей' заводила, чтобы было кому защитить в случае чего, а она вариантами бросается. Дурра!
  Развернулась и ушла, хлопнув при этом дверью. Упав, во второй раз за день, в свое кресло и закрыв глаза сдерживая дрожь отвращения к себе, я думала только об одном, а может он прав и я действительно деградировала, и совсем забыла о человечности.
  И вдруг дверь хлопнула, открыв глаза, я увидела Антона.
  - Зачем ты это делаешь, чего ты хочешь! Тебе мало того, что мы тут, решила создать себе подобных? - спросил он, глядя мне в глаза.
  Гнев - ослепляющий ледяной гнев, мне вдруг стало страшно, я впервые видела его таким. Но я заставила себя улыбнуться.
  - А ты не думаешь, что так будет лучше? - с этой улыбкой ответила я
  Он, опешив, смотрел на меня.
  - Вы сможете выжить, иначе вас просто раздавят - уже серьезно ответила я, глядя прямо ему в глаза
  - А какая тебе от этого польза? - спросил он, не отводя взгляда.
  - Лишний почет, ведь если я смогла воспитать несколько хороших агентов, я буду иметь бонусы - усмехнулась я.
  - И из-за этих бонусов, ты способна отдать девчонку на растерзание трем здоровенным парням, или довести другую до невменяемого состояния.
  - Когда-нибудь ты поймешь, что это для вашего же блага, - ответила я ему, глядя в его глаза - а что касается растерзания, со мной это случилось, когда мне было тринадцать и их было четверо, только вас рядом не было. Проблема в том, что если она сорвет операцию и не сможет сыграть свою роль, то ее просто убьют, рано или поздно ей придется это сделать, так, что лучше найдите ей парня по вкусу, пока это не сделала я. Если ты закончил, то ты свободен, мне надо работать.
  Он явно хотел что-то сказать, но потом, покачав головой, развернулся и ушел. А я еще долго смотрела на закрытую дверь, чувствуя, как разрывается мое сердце.
  Вечером я зашла к ним якобы проверить состояние Норы, а сама установила еще одну камеру в спальне, да и вслух как бы невзначай напомнила Антону про завтрашнюю операцию по уничтожению Лиги Смерти.
  Теперь оставалось только ждать. Он должен ошибиться, иначе мне его не поймать. И он ошибся. В два часа ночи Денис встал. Все уже спали. Денис взял что-то из под подушки, а потом вышел из комнаты. Я следила, как он дошел до ближайшего компьютера и подключил почту. Я видела у себя на компьютере все его действия, а потом спокойно прочитала его сообщение. Крот пойман, теперь надо защитить остальных ребят, иначе вместе с ним уничтожат и их.
  Утром первым делом я пошла к начальству. Изучив представленный мной отчет, на четверых шеф спросил.
  - А пятый, что с ним?
  - Шпионам нет места в отделении - ответила я, кладя перед ним папку с доказательствами вины и диск с записью на Дениса.
  Он долго изучал документы, а потом спросил.
  - Остальные замешаны?
  - Нет - покачала я головой.
  - Почему Ник его не поймал и куда он смотрел?
  - Половина того, что вы видите, собрал Ник, просто он не успел найти, кто же из них, Денис позаботился о нем раньше - стараясь не выдать свою ярость и боль, спокойно ответила я.
  - Каково твое предложение? - потирая переносицу, что означало, что шеф думает, спросил он.
  - Я знаю, что делать. - ответила я спокойно
  - Тогда вперед.
  Я понимала, что Лига Смерти сменила дисклокацию, поэтому позаботилась об утечке информации и уже через два дня знала, где теперь они обитают. Они даже не пытался шифроваться идиоты. А мне это на руку.
  На третий день я неожиданно повела своих 'деток' в оперативный центр на входе через детектор металлов проверила наличие оружия особенно на Денисе. А потом спросила у компьютерщиков.
  - Все готово?
  - Да - кивнул начальник смены
  Я взяла наушник и сказала в микрофон.
  - Первый это база, начинаем - потом посмотрела на Виталия главного компьютерщика смены - включи камеры.
  Экран, который обычно отображает карту передвижения людей, сейчас отображал происходящие события глазами группы.
  Мы смотрели, как все дальше продвигаясь вглубь здания, от рук группы гибли люди. Слышали только крики и звуки выстрелов. Потом наступила тишина.
  - Это первый, операция выполнена, Лига смерти уничтожена, оба руководителя погибли.
  - Поняла вас, возвращайтесь! - сняв наушник, я посмотрела на бледные лица ребят. Это был их первый опыт общения со смертью, кроме захвата, когда они видели смерть так близко. Девочки прятали глаза, а парни стояли, будто током пораженные - а теперь вопрос - тихо начала я - неужели ты думал, что после смерти Ника, никто и никогда ничего не узнает. Ник все понял и ты его приговорил, но совсем забыл, что мертвый не может связываться с внешним миром, а любое сообщение остается в общей сети. Но ведь ты этого не знал, не так ли Денис. Я помню, как ты хотел уничтожить это место, а знаешь, что самое смешное ты работал на тех, кто убил твою сестру, или ты сам хотел ее смерти? Тебе надоело быть старшим братом?
  - Не смей говорить о ней! - вдруг зло зашипел он - если б не ты и твоя группа, она была бы жива!
  - Правда! Виталь включи запись допроса номер 32456К21.
  Зазвучали голоса.
  - А что было бы, если б вам не заплатили? - раздался голос Ника.
  - Мы бы всех взорвали в той комнате - ответил холодный и пустой голос.
  - И даже детей?
  - Нам нет дела до детей - тот же спокойный голос.
  - Никто ничего не собирался платить. Вам оставалось жить пару часов и те, кто выжили, остались живы благодаря нам, - тихо сказала я. - а ты просто подписал себе и им смертный приговор, - кивнула я головой в сторону остальных ребят - а ведь они не хотели сюда лезть, но твоя ненависть уничтожила пять жизней напрасно.
  Я подошла к Антону и протянула ему пистолет.
  - У тебя есть выбор, или ты его убьешь и останешься жив, при этом ты сможешь защищать ваших девочек или его убью я, но тогда я убью и тебя, Митя перейдет в другое место, а ваши девочки, останутся один на один с этим жестоким миром. Решай.
  Наши взгляды столкнулись, он понял, что я не шучу. На миг в его глазах появилось отчаянье, а потом знакомый мне гнев. Он отвел взгляд и посмотрел на Дениса. У него не было выбора, мы оба это понимали
  Раздался выстрел. Пуля попала прямо между глаз. Девочки заплакали, а я почувствовала себя такой усталой и грязной, что просто не могла больше там находиться.
  - Вот и все, теперь ты такой же, как и я. - тихо сказала я ему - уберите тело, и проводите их в их комнату - приказала я охране, появившейся на выстрел, а потом ушла прочь из оперативного центра. Ту ночь я провела на нашей с Ником крыше, сжавшись в комочек и рыдая, понимая, что сегодня я, своими руками создала монстра.
  
  Глава 6
  Он изменился. Именно об этом я думала, через три недели после убийства Дениса, просматривая результаты очередного стратегического домашнего задания. Еще три недели назад, он бы никогда, не стал жертвовать людьми ради задания, а теперь спокойно убил одного, чтобы спасти четверых! Более того, я начала позволять вести живых людей и то безразличие, которое я замечаю, просто пугает меня! Неужели я его сломала? Этого просто не может быть, он сильнее я знаю это или нет?
  В дверь постучали.
  - Войдите! - откликнулась я.
  Вошел один из компьютерщиков.
  - Вас шеф вызывает.
  - Спасибо иду - сказала я, вставая из кресла.
  Что нужно шефу? Какая разница, ничего хорошего и это факт. Сегодня годовщина смерти моей семьи, я так хотела побыть одна, но судя по всему, не получится.
  - Вызывали? - спросила я, останавливаясь перед шефом в его кабинете.
  - Сегодня у нас операция по захвату людей, я хочу, чтобы поучаствовал Антон в качестве командира группы - ответил шеф, не отрывая глаз от бумаг.
  - Я не думаю, что он к этому готов, у него еще недостаточно опыта, для такой операции - как можно спокойнее ответила я.
  - Поэтому ты пойдешь с ним и остановишь его в случае ошибки - отрезал шеф
  - Я могу попробовать отговорить вас? - спросила я
  - Нет, готовьтесь к операции - бросил он
  - Есть - кивнула я и вышла, направившись напрямую в спальню к ребятам.
  - Антон, ты сегодня выходишь на задание в качестве командира группы - сказала я, едва войдя в комнату и делая вид, что не замечаю его удивленный взгляд, продолжила - подключись к своему ящику и изучи задание, а потом составь план действий. Я иду с тобой и выступаю твоим советником, вмешиваюсь только в крайнем случае. На первый раз людей я подберу, а там сам подбирать будешь, вопросы есть?
  - Нет! - ответил он, спокойно глядя на меня.
  - Тогда за дело! - разворачиваюсь и ухожу к себе, изучать задание и вызывать людей.
  Задание было нестандартным, за четырнадцать лет службы, я такое видела такое впервые, но в истории отделения, уже была такая операция. В результате этой операции в отделении появились мы с Ником.
  Задача проста, убить родителей и забрать пятилетнюю дочь и восьмилетнего сына. Ну почему именно сегодня! Я просто не смогу этого сделать, а значит, у меня нет выбора, если он провалится, ему ничего не будет, просто поругают и все.
  Я выбрала верных мне людей, а через два часа Антон провел планерку, и мы выехали на место. Через час мы оказались возле милого двухэтажного домика, даже в темноте были видны кусты с цветами и детские игрушки на лужайке, а я вдруг вспомнила свой дом, где жила я, когда была сосем ребенком. Стало больно.
  Мы двигались тихо и не слышно, нас было четверо я Антон Юрий и Леонид. Юрий был среди тех, кто забирал нас с Ником. И он знал, что со мной сейчас происходит.
  Щелчок и дверь открыта, мы на первом этаже, двигаемся быстро и не слышно, а потом раздается выстрел, пуля пролетает мимо меня и попадает в стену. Я падаю на пол, перекатываюсь и стреляю, попадая в мужчину на лестничной клетке второго этажа. Он падает и скатывается с лестнице. Юрий проверяет пульс и показывает знак, что он мертв
  Отца больше нет, осталась мать. Новый приступ душевной боли. Мой отец тоже защищал нас, до последнего. Двигаемся дальше.
  - Я проверю детскую - тихо говорю я - дети не будут боятся женщину.
  Антон кивает и идет в сторону спальни, а я разворачиваюсь, двигаясь в сторону детской.
  Я знаю, что она там, моя мама была с нами и я видела как она умерла.
  Прислонившись к стене, открываю дверь стулом, стоящим у стены. Раздается хлопок. Глушитель! Стреляю в ответ и слышу женский стон и детский вскрик.
  Захожу в комнату и вижу молодую женщину, я видела ее раньше, ее звали Мария оперативник третьего уровня. Наши взгляды встречаются, она еще жива, но ненадолго, я слышу ее хрип.
  - Только не дети, ты же знаешь, как это, не делай этого с ними! - в ее глазах мольба, а из губ уже течет струйка крови.
  - Я постараюсь - еле слышно отвечаю я, а потом поворачиваюсь и смотрю на детей.
  Брат прижал к себе девочку, оба в штанах и футболках и оба сегодня умрут, вопрос только успею ли я, или их уничтожит отделение. Я поднимаю руку и стреляю, но в последний момент мою руку отклоняют сторону и она оказывается в сильных тисках.
  - Ты что творишь? Они нужны живыми! - шипит Антон.
  - Дай мне их убить, тебе ничего не будет! Отделение уничтожит их, не делай этого с ними, пожалуйста! - взмолилась я, потеряв свою привычную холодность и пытаясь вырваться из его рук..
  Но он лишь встряхнул меня.
  - Приди в себя! Что на тебя нашло! Уведи их! - бросил он Анатолию и тот быстро увел детей.
  Все кончено, как только детей вывели из комнаты, мое вырывающееся тело обмякло в руках Антона.
  - Ты сам не понимаешь, на что, ты обрек этих детей! - тихо прошептала я, а потом уже нормальным холодным голосом добавила - отпусти меня!
  Он отпустил, а я пошла прочь, еле сдерживая слезы, но успела услышать слова Антона.
  - Я не понимаю, что на нее нашло? - спросил он у Юрия, а тот вдруг ответил.
  - А ты не знаешь? Сегодня совпали сразу две годовщины. Месяц со смерти брата и годовщина смерти ее родителей, и вербовки ее в отделение. Эти дети, напомнили ей ее, ведь ее точно так же завербовали в отделение. Я был среди тех, кто увез пятилетнюю Веронику из ее дома и видел, как маленькая девочка превратилась в Нику.
  - О боже ... - воскликнул Антон
  Дальше я не слышала, была слишком далеко от них. Спустившись вниз, я стала возле машины и ждала, пока не появятся парни, и только дождавшись их, я залезла в фургон.
  На детей я не смотрела, просто не могла, а едва мы приехали, тут же выскочила из фургона.
  - Ты командир ты и командуй! - бросила я Антону и ушла.
  Зайдя к себе, я быстро написала отчет. О своей попытке убить детей я не писала уверенная, что об этом доложат ребята, мне оставалось просто ждать, когда меня арестуют. Отдав свой отчет, секретарю шефа, я отправилась в спортзал. А там одев перчатки, я занялась грушей.
  Я лупцевала ее, что было сил, я наделялась, что это поможет, как помогало всегда. Но не сегодня. Сегодня от этого становилось только хуже. Открылась дверь, я знала, кто это.
  - Ну что, все доложил? - с усмешкой спросила я, не глядя на него.
  - Нет никто и ничего не узнает, только если ты сама расскажешь. - ответил он, прислонившись косяком к двери и наблюдая за моими отточенными движениями. - хочешь подраться?
  Я вздрогнула и поймав грушу, посмотрела на него.
  - Ты сума сошел! Жить надоело? - спросила я, глядя на него. - Я тебя сейчас убью просто, или сломаю чего!
  А он только снял куртку и бросил ее на мат.
  - А я рискну - усмехнулся он, подходя ближе.
  - Ну и дурак! - бросила я, отвернувшись, а в следующий миг блокировала его удар.
  Мы двигались быстро, он нападал, я защищалась, но вот я использовала прием, который он не знал, и уже я нападала, а он защищался. Но я не учла, что он умен и через пару минут споткнувшись о мат, я лежала на спине и была придавлена его телом.
  Попробовала вырваться, но он крепко держал меня не давая шевелиться.
  - Пусти! - воскликнула я, пытаясь сбросить его с себя, но у меня не получалось, он предвидел каждое мое движение.
  - Это не поможет и ты это уже поняла! - бросил он, удерживая меня на месте - ты не вернешь их, мутузя грушу.
  - А тебе какое дело! - сумев ударить его, прошипела я. Он выругался, но меня не отпустил. - Оставь меня в покое, мне не нужна нянька и защитник мне тоже не нужен.
  - Хочешь остаться совсем одна? - спросил он, глядя мне в глаза. Я видела в них предложение помощи, но я уже просто не могла принять это предложение.
  - Да! - крикнула я, глядя ему прямо в глаза.
  А в следующий момент оказалась одна лежащей на полу.
  - Как скажешь! - бросил он, одевая куртку, а потом ушел.
  Я лежала на полу, в той позе, в которой он меня оставил, а мое горло свело готовыми вырваться на свободу рыданиями.
  Нет, я сильная! Мне никто не нужен я все могу сама.
  Больно! Не хочу! Устала! Ненавижу!
  'Позаботься о них, Позволь ему, занять мое место, он сможет защитить тебя' - зазвучал в моей голове голос брата.
  Я медленно села, потом встала и подошла к груше удар.
  'Защити их'
  Снова удар.
  'Я люблю тебя'
  Еще и еще удары
  'Позволь ему, занять мое место'
  'Нет, нет, нет, не могу я просто не смогу, пережить еще одну потерю не хочу!' Слезы все-таки полились из моих глаз, но я продолжала лупцевать грушу. А потом получила грушей по лицу и отлетела назад, ударившись о стену, и сползла на пол.
  Вставать я уже не пыталась, не было сил, я просто рыдала захлебываясь своими слезами, сжавшись в комочек.
  Я не слышала как ко не подошли, но почувствовала его руки, которые поднимают меня и прижимают к сильной груди.
  - Иди сюда - шепнул он нежно, у меня не было сил отказаться, я просто прижалась к нему и разрыдалась еще сильнее - Все хорошо, все будет хорошо - шептал он, поглаживая мои волосы.
  Сколько мы так просидели, я не знаю, просто слезы начали утихать, а я ощутила себя в полной безопасности.
  - Лучше? - спросил он, чувствуя, как изменилось мое состояние.
  - Да! - тихо ответила я.
  Я не шевелилась, боясь спугнуть ощущение покоя. Его лицо начало медленно склонятся к моему и вот его губы почти коснулись моих, но в последний момент я испугалась и вырвалась, откатившись в сторону.
  - Это плохая идея - бросила я вставая пытаясь при этом говорить привычно холодным тоном - такого не должно быть и никогда не будет! И еще ты не видел меня плачущей.
  Я ушла прочь, прекрасно понимая, что еще бы миг и мы бы совершили ошибку, которая стоила жизни моим родителям, но господи как же мне хотелось это сделать!
  
  Глава 7
  После той операции все изменилось. Теперь мы работали на равных. Антон стал оперативником и стратегом одновременно. Более того, я спокойно доверяла ему стратегические операции и даже сама ходила под его началом. Когда я пошла в первый раз, я боялась, что он может подставить меня и группу, но к моему удивлению, он так аккуратно вел нас, что возникало впечатление, что это здание пусто, а мы пришли на экскурсию.
  Теперь он был оперативником, хоть и посещал занятия каждый день, а иногда и ночью, если днем работал. Он стал идеален и те, кто с ним работали, считали, что он спокойно заменит Ника и даже шеф был с этим согласен. А сегодня утром, я выдвинула его кандидатуру, на место Ника считая, что он готов занять этот пост. Теперь оставалось ждать, что решит шеф и Юлия.
  Наши же с ним отношения не изменились, за исключением одного нюанса, теперь, когда я возвращалась с задания, он всегда был в главном зале. У нас вошло в привычку, я ищу его взглядом, ловлю его вопросительный взгляд, киваю головой, и он уходит. Я же узнавала все из сводок, не положено мне по чину болтаться по главному залу.
  Оставалась только одна проблема, и ее надо было решать, иначе девочке не жить. Эту проблему звали Нора. Да она нашла парня и спит с ним, но ее задача быть способной переспать с любым, и именно этого я должна от нее добиться.
  Мне неприятно это делать, но выбора у меня нет. Антон уехал на очередное задание и этим я воспользуюсь.
  В семь утра я как всегда была в спортзале. Митя был переведен в отдел программирования, и теперь учился там. А у меня остались только девочки и Антон. Утро началось как всегда, они появились вовремя, и я сразу взяла их в оборот.
  - Десять кругов вокруг зала и четыреста отжиманий у вас двадцать пять минут, поехали! - без приветствий сказала я, стараясь не смотреть на них.
  Они справились, как-никак недели тренировок помогли.
  - Ольга тебя ждут в тире, Нора ты идешь со мной. - бросила я и пошла на выход - Пошли!
  Я привела ее в комнату, где обычно отдыхали наши начальники и иногда и я.
  - В душ и переодевайся, у тебя полчаса - сказала я и вышла, не желая давать ей, повод возразить, или пока я сама не передумала.
  Мне нет оправдания, но только так, я могу спасти ей жизнь. Через тридцать минут, я вернулась в комнату. Она меня порадовала, выглядела просто потрясающе, в длинном зеленом платье, с глубоким вырезом и голой спиной. Это платье подчеркивало все ее достоинства.
  - Садись - кивнула я в сторону трюмо.
  Приведя ее волосы в порядок, я повела ее в другую комнату. Мы остановились у стеклянной стены, где была видна вся комната, в ней была только большая кровать и кресло. 'Комната секса', как ее называли девочки ученицы между собой. На кровати лежал парень в одних штанах.
  - Его зовут Сергей, твоя задача удовлетворить его - холодно, но спокойно сказала я.
  - Я должна с ним, что переспать? - в ужасе спросила Нора
  - Это твоя работа - пожала я плечами, стараясь не смотреть на нее - ты подходишь под его вкус и он обещал быть нежным, так что тебе повезло, а теперь иди.
  - Я не могу! - воскликнула она, ее трясло.
  - А у тебя есть выбор? Не сейчас, так завтра вопрос только в том, когда и с кем, этот хоть вреда не причинит, а за других я не гарантирую - встретившись с ней взглядом бросила я.
  Она тяжело вздохнула и зашла в комнату, он поманил ее к себе и посадил на колени, стал целовать. Я видела, что ей не нравится, что ей противны его прикосновения и понимала, что мне придется вмешаться.
  Подойдя к двери, я просто ждала и оказалась права. Она не выдержала и бросилась прочь. Едва открыв дверь, она наткнулась на пистолет направленный ей прямо в лицо.
  - Вернись и закончи начатое - тихо, но четко велела я.
  - Я не могу! - из ее глаз текли слезы.
  - Так смоги, иначе я помогу! - я взвела курок - или ты закончишь, или умрешь здесь, решай сама.
  Она вернулась, а я подошла к зеркалу, она останется и сделает так как нужно. Я слышала его слова
  - Я постараюсь быть нежным - сказал он между поцелуями.
  Я не могла смотреть на них, было противно и низко но если она не научится, то долго жить не будет.
  Когда все закончилось, и она вышла, я сказала.
  - Молодец, на сегодня все, но к вечеру получишь список ошибок, которые тебе надо исправить.
  - Ошибок? - переспросила она, глядя прямо на меня с ненавистью.
  'Лучше ненавидь - это поможет тебе выжить' - подумалось мне, когда я смотрела в эти глаза.
  - А ты что думала, переспать это одно, а переспать красиво, это совсем другое. Да чуть не забыла, жди гостей и постарайся исправить с ними ошибки.
  Я ушла первая, не могла смотреть в эти полные слез и ненависти глаза, а впереди еще ждало изучение пленки и составление ошибок. Как же я ненавижу эту работу и саму себя
  Он пришел через час, после своего возвращения. Глаза горят лицо злое, а в глубине глаз отвращение. Я как раз закончила составлять список ошибок.
  - Ты действительно такая бесчувственная, или просто притворяешься? - зло спросил он, садясь в кресло без разрешения.
  - А ты действительно не понимаешь, почему она тут или притворяешься? - ответила я ему в тон.
  - Я мог это сделать, зачем чужого? - почти теряя над собой контроль, зарычал он.
  - А ты думаешь, когда ее пошлют на первое задание, он будет свой? - зарычала я в ответ - Антон, пойми, она должна научиться, иначе ей не жить, а жалеть ее, это последнее дело и это ей жизнь не облегчит.
  - Кто бы говорил, сама-то наверняка сам себе учителя выбирала.
  Я расхохоталась до слез, а отсмеявшись, ответила.
  - Хочешь знать, как это было у меня, да, пожалуйста. Мне было тринадцать они пришли ко мне ночью и насиловали до утра - я смотрела в его глаза и видела, как краска сходит с его лица. - утром ко мне пришел наставник и включил запись, он разбирал со мной каждую сцену объясняя, где мои ошибки, а мне было так противно и стыдно, что хотелось застрелиться. А в следующую ночь они опять пришли. Но теперь за каждую ошибки, я получала новую порцию. Их было четверо, значит каждый хотел получить свое, и так пока я не научилась притворяться, что мне нравиться то, что они делаю.
  В комнате было тихо, я протянула ему бланк и сказала.
  - Отдай ей это и пусть попробует исправиться, ей еще повезло, она хотя бы была уже женщиной.
  - Прости! - наконец сказал он. - Я не знал.
  - Иди, у меня еще работы по горло, ты отчет написал? - ответила я, не реагируя на его извинения.
  Он ушел, а я еще долго смотрела на закрытую дверь. А перед глазами стоял его извиняющийся взгляд. Зачем я ему рассказала, я ведь никогда и никому не рассказывала об этом, даже брату.
  А утром меня ждала новость, которая меня отнюдь не порадовала.
  - Я хочу, чтобы на это задание, с тобой пошел Антон.
  Мне нечем было ему возразить, Антон уже участвовал в такого плана операциях, но не со мной
  - Хорошо - ответила я спокойным тоном.
  Шеф лишь кивнул, а я пошла в спальню ребят. Он сидел за компьютером и явно делал домашнее задание, когда я вошла.
  - Антон, собирайся и пошли, у нас задание - сказала я спокойно.
  Глянув на меня, он сохранил результат работы, выключил свой компьютер, положил в тумбочку и сказал.
  - Я готов.
  - Тогда пошли.
  Уже в машине я вводила его в курс дела.
  - Мы притворяемся мужем и женой новобрачными. Вместе два года, женаты три месяца. Встретились в Париже, я чуть не увела у тебя заказ.
  - Какой заказ? - спросил он.
  - На убийство - пожала я плечами - продолжим, поженились в Праге, живем тут последний месяц. Вопросы есть?
  - Нам придется это делать? - спросил он тихо.
  Я сразу поняла, о чем он.
  - Надеюсь, что нет, но если потребуется, то да - ответила я, тщательно пряча свои истинные эмоции.
  Задание растянулось на неделю. Мы медленно втирались в доверие, к нужным людям выполняя мелкие поручения и даже однажды убив, чтобы показать, что мы те за кого себя выдаем. Антон быстро вошел в роль и на седьмой день, я уже не знала где фальшь, а где он настоящий. 'Слава богу, это наш последний день' - сидя рядом с ним, на седьмой день думала я
  Сегодня мы работали, уже непосредственно с целью и именно на сегодня, был назначен захват, нам оставалось только дождаться.
  - Рене, дорогая, а я все хочу спросить, а вы очень любите мужа? - спросил меня наша цель.
  - Достаточно, чтобы выйти за него замуж - усмехнулась я, прижимаясь к Антону и чувствуя, как по спине течет холодный пот, однажды со мной такое уже было, только, тогда рядом был Ник.
  - А вы Люк любите жену? - перевела наша цель, свои сальные глаза на Антона
  - Конечно! - усмехнулся Антон, сильнее прижимая меня к себе. А потом, целуя мою шею, отчего по моем телу поползли уже другие мурашки - до встречи с ней, я был свободен, а теперь счастливый человек.
  - Жаль, а то я надеялся, что вы одолжите мне вашу красавицу на одну ночь, хотя зачем доставьте старику удовольствие. Так приятно смотреть, на извивающиеся молодые тела.
  - А нам это зачем - спросил Антон, делая вид, что обдумывает предложение, а сам посмотрел на часы.
  - Ну, я ведь могу и сам взять - усмехнулся тот - а мальчики мне помогут, правда мальчики?
  Три амбала по стенам кивнули. Мы переглянулись, и я еле заметно кивнула.
  - Хорошо, мы с женой выполним вашу просьбу, - сплюнул Антон - где мы должны это сделать?
  - В спальне - усмехнулся тот.
  Антон встал и протянул мне руку, я приняла ее и пошла за ним. Едва мы оказались в спальне, он стал так, чтобы камера не запечатлела, движения наших губ.
  - Нам придется это сделать - сказал он одними зубами.
  - Я знаю - ответила я - сколько осталось?
  - Десять минут.
  - Значит, действуем медленно - сказала я медленно проведя руками по своему телу и начиная расстегивать пуговицы, при этом медленно облизывая губы языком.
  Он подошел ко мне и поймав мои руки, чуть приподняв поцеловал каждый пальчик, после чего припал к моим губам. Его губы начали ласкать мои, а язык встретился с моим языком, и я пропала. Часть меня, еще кричала, что надо взять себя в руки, но телу уже было пофиг, где оно и почему тут, ему хотелось того, что давали эти губы и язык, что обещали эти руки, ползущие по моему телу.
  Я почувствовала, как его пальцы скользят по моей кофточке и заканчивают то, что я начала, а потом, его пальцы проскользнули под бюстгальтер и начали ласкать мою грудь. Впервые настоящий, а не искусственный стон, вырвался из моей груди и был поглощен его губами. Я попыталась стянуть с него футболку и он, оторвавшись на миг от моих губ, помог мне.
  Руки, прижимающие к себе, звук рвущегося бюстгальтера и тут же выстрелы. Антон резко приподнимается и разбивает ногой камеру, а я лежу, не шевелясь, пытаясь прийти в себя и осознать, что же сейчас произошло. Он понимает меня, но нам нельзя медлить.
  - Давай, вставай! - прикрикнул он на меня и это помогла.
  Через секунду, мы уже выходили прочь из спальни, а порванный бюстгальтер, так и остался лежать на той постели как знак моей капитуляции перед ним.
  Медленно проходя коридоры, мы шли к цели. Он попытается уйти, через один из черных ходов в доме, но не сегодня, я слишком зла на него, чтобы отпустить. Он заставил меня устроить спектакль, и он останется жить, только потому, что нужен.
  А вот и он, медленно пробирается к выходу, мы затаились и ждем, он нас не заметил, прошел мимо и тут же почувствовал холодный метал у виска.
  - Куда-то собрался, дорогой? - спросила я тихо, но холодно.
  - Кто ты? - заикаясь, спросил он.
  - Тебе жить надоело? - спросил Антон - если она ответит, то мы тебя прибьем, руки за спину!
  Пока Антон одевает наручники, я достаю и надеваю наушник.
  - База прием цель у нас выводи нас.
  Нас вывели без проблем и уже в машине, глядя на проносящиеся мимо ночные улицы города, я думала о том, что впервые я познала, что такое поцелуй, а так же осознала, почему моя мама, ничего не боясь, любила моего отца.
  
  Глава 8
  Две недели спустя
  Я испугалась тех эмоций, которые пережила, но при этом сходила сума, от желания пережить их снова. Не зная, как разобраться в себе, я стала еще строже и суровее к ученикам. При этом, больше всех, доставалось Норе. Ее я гоняла, как сидорову козу и не только в спортзале.
  Антону повезло больше. Начальство приняло мое предложение и ему присвоили статус агента, а потом и назначили на место Ника, так, что теперь мы были равны. Я больше не несла ответственности за него, но при этом, приглядывала за ним и его работой и обучала тому, чего он не знал, в свободное время, стараясь, чтобы рядом кто-то был. Я не доверяла сама себе. А с ним мы на эту тему не говорили, я еще при первой его попытке, закрыла эту тему
  Я расслабилась и позволила Антону решать все самому. Он еще ни разу не оплошал, но я заметила за ним новую черту. Он заботился о своих подчиненных, не явно, но заботился. Если смотреть со стороны можно и не заметить его поступки, но я-то смотрела внимательно, и знала обо всех его поступках.
  Сегодня я была занята своими девочками, у них пробное задание через неделю, а ощущение, что с новичками работаю, поэтому Антон работал один и без присмотра. Я как раз отчитывала Ольгу, за очередную ошибку, когда в спортзал вбежал один из молодых компьютерщиков.
  - Вас Антон зовет, у него проблемы с группой - позвал он меня.
  Чертыхнувшись, я бросилась в оперативный центр, но к тому моменту как я добралась, было уже поздно. Людские крики и выстрелы раздавались в оперативном центре. Посмотрев на карту, я увидела, как один за другим меркнут сини огоньки. Я поняла уже слишком поздно спасать их. Антон потерял группу и еще предстоит понять почему.
  Встретившись с ним взглядом, я прочитала боль, а потом вдруг пустота и холод. Сняв наушник, он развернулся и ушел.
  - Запись вели? - спросила я у компьютерщиков.
  - Да! - ответил Анатолий.
  - Перешлите мне все на компьютер и немедленно.
  Он кивнул, а я пошла, заканчивать занятие. Через два часа я уже просматривала запись, ища, где же он ошибся, и почти сразу нашла этот момент. Он просто не мог ничего сделать, это была ловушка, а враг явно знал о нашем приходе. Их действительно не было на карте, но это только из-за приборов, скрывающих тепло. Это не заметно для карты в прямом времени, но если посмотреть запись, можно сразу заметить легкие помехи на карте и именно эти помехи, выдают приборы. Я когда-то тоже попала в такую ситуацию, и чуть не погибла из-за этого, Ник спас. При мысли о брате, у меня защемило сердце, но сейчас надо думать о другом, надо спасать Антона.
  Написав отчет о произошедшем, я поднялась к начальству. Выслушав меня, шеф велел усилить экипировку агентов, коли опять всплыли эти приборы.
  - Я думал, мы все уничтожили! - ходя по своему кабинету, ругался шеф.
  - Возможно, кто-то просто разработал их заново - предположила я, пряча свою тревогу.
  - Значит, мы должны узнать кто и скорее! - рявкнул начальник
  - Есть!
  Спустившись вниз я, пошла в компьютерный центр, и устроившись надолго за компьютер ввела код и начала свою работу. Я искала волны способные перекрыть наш сигнал, отправляя сигналы разные части мира. Это был долгая и кропотливая работа.
  Часов через десять, ко мне подошли, но я настолько устала, что просто же даже не отреагировала ведь я и так знала, кто это.
  - Почему ты не дома? - спросила я, не оборачиваясь, следя за экраном, ему дали квартиру, в городе и в свободное время, он вовсю обустраивал ее, делая в ней ремонт.
  - Я хочу участвовать, в этой операции - сказал он сухо и холодно.
  - Тебе не сообщили, что ты не виноват? - не глядя на него, спросила я.
  - Сообщили, но это не важно, я хочу точно знать, что этих людей и их приборов больше нет - спокойно ответил он мне.
  Я молча смотрела на экран, на котором, наконец-то появился ответ на мой сигнал. Вот оно! А потом сказала.
  - Хорошо, ты поведешь группу, но главный должен быть здесь и живым. И не дай бог он погибнет, сам голову потеряешь, понял?
  - Да!
  - Тогда иди, готовься! - не глядя на него, ответила я.
  Ему не надо знать, что это его операция, пусть думает, что я просто зла на него, из-за провала.
  Эту операцию я курировала сама, отслеживая сразу и на карте и на записи с отставанием в две секунды. Они легко прошли первый слой защиты, уничтожив противника по моей наводке, потом быстро и без проблем взял первые три этажа. Остался четвертый, именно на нем было больше всего противников. Я слышала, как Антон делит команду и как они быстро и тихо убивают одного за другим, забирая приборы. Остался только главарь.
  - Не убивать! - сказала я, понимая, что он меня поймет.
  - Я знаю! - ответил он.
  Захват прошел успешно, а уже через три часа, наша группа была на базе, а с ней и глава подразделения противника. Потом был допрос. Что с ним только не делали, но это не помогло, он молчал и смеялся над нами. Я решила отдохнуть и подумать. Уже при выходе с базы меня поймали, мне пришлось вести еще одну группу, а когда я освободилась, я была настолько усталой, что ели держала глаза открытыми, поэтому решила спать в кабинете. Проходя мимо бывшего кабинета Ника, а ныне кабинета Антона, я заметила свет, заглянув кабинет, поняла, что включен компьютер. Покачав головой на забывчивость Антона, я подошла, чтобы выключить его, но когда увидела, что на экране сорвалась с места.
  Антон был в комнате для допросов и 'общался' нашим пленником. Если я старалась быть 'нежной', то Антон явно не видел в этом смысл, в его восприятии наш парень явно был 'грушей для битья'. Ворвавшись в комнату для допросов. Я поймала руку Антона и силой вытолкнула за дверь комнаты. Я сама не знаю, как мне это удалось, но у меня получилась
  - Успокойся! - закричала я на него - Приди в себя, ты что творишь?
  Он посмотрел на меня абсолютно диким взглядом.
  - Дай мне время, и он все расскажет! - произнес он, а я вздрогнула, испугавшись, не узнавая этого голоса.
  - Нет, уйди отсюда, немедленно! - беря, себя в руки зарычала я.
  - Сколько ты будешь с ним нянчиться? - глядя мне в глаза, спокойно спросил он и от этого спокойствия, стало совсем страшно - Он убил пятерых наших парней, а ты с него пылинки сдуваешь!
  - И что ты предлагаешь, подписать себе приговор из-за этой мрази! - ответила я - Ты, что не понимаешь, что если он умрет и ничего не скажет, то нас просто отправят в ад, за плохо выполненную работу? - спросила я, еле сдерживаясь, чтобы не кричать.
  И вдруг его плечи опустились, он развернулся и ушел. А я еще минуты две смотрела ему вслед, пытаясь отойти от той тоски и боли которую я прочитала в его глазах, а затем вернулась в комнату для допросов, понимая, что теперь я точно не усну.
  - Вот, что дорогой! - сказала я, входя в комнату. - У тебя есть выбор, или ты мне все рассказываешь, или я подожду немного, позову врачей, чтобы подлечили, а потом - подхожу к нему и нажимаю на явно сломанную руку, он закричал, а я прошептала ему на ухо - позову парня заново, и так пока ты не заговоришь, ну что скажешь?
  И он сказал, он все сказал и даже больше, а мне оставалось только задавать наводящие вопросы.
  С дня допроса прошло еще две недели. Девочки благополучно провели свои первые задания, но это меня не радовало. Я беспокоилась за Антона. Он сильно изменился, казалось, в нем что-то умерло, вместе с теми ребятами, вот и сейчас, я смотрела со своего компьютера, как он проводит очередную операцию с оперативного центра и видела, что ему нелегко это дается. В нем появился страх. Страх не справиться и потерять еще кого-то и это надо убирать и срочно, иначе долго он не протянет, сорвется и это уже будет его вина.
  Дождавшись конца операции, я посмотрела на часы. 'Самое время' - подумала я, вставая и направляясь в его кабинет. Он почти ничего не изменил тут, кроме одного, в кабинете появилось бра и полка с книгами заставленная учебниками по стратегии. Когда я вошла, он сидел на диване, закрыв лицо руками.
  - Собирайся! - бросила я, стоя в дверях.
  - Куда еще? - спросил он, глядя на меня пустым взглядом
  - Узнаешь, только давай быстрее, времен и мало - ответила я, поглядывая на часы
  Через пятнадцать минут, мы были на месте. Совсем темно, холодный ветер треплет наши волосы, а где-то там, вдали появляется первые лучи солнца.
  - Посмотри - подходя к краю крыши и смотря на рассвет, говорю я - было время, я бывала тут каждое утро. Глядя на этот рассвет, думаешь о том, что в этом мире не все так плохо и мне это помогает.
  Он подошел ко мне и мы молча смотрели, как всходит солнце, медленно освещая этот мир и убивая темноту.
  - Почему ты перестала сюда ходить? - вдруг спросил он.
  - Здесь осталась частичка меня, которая до сих пор хочет верить, что мой брат жив - честно ответила я - мне стало слишком больно сюда приходить, слишком много воспоминаний.
  - Это ваше с ним убежище и ты все равно привела меня сюда, но почему? - удивился он.
  - Может потому, что тебе сейчас тоже нужно убежище, где бы ты смог побыть один и увидеть, как свет убивает тьму.
  Мы снова замолчали, глядя как солнечные лучи начинаю пригревать землю. И вдруг он спросил.
  Ты когда-нибудь теряла группу?
  - Несколько раз - ответила я - но самый первый раз я помню, будто это было вчера. Мне тогда было девять, обычная плановая проверка объекта, они вошли, вроде все нормально, а потом будто из всех щелей поползли враги, четверо парней погибли за минуту, а я стояла в оперативном центре и ничего не могла сделать. Было ощущения нереальности происходящего, а потом появилась сначала боль и неверие, а потом пустота и безразличие. В той группе был мой первый наставник, он был замечательным человеком.
  - Мне жаль - сказал Антон, глядя на меня - ты, наверное, его очень любила?
  - Да! - кивнула я - Но отделение учит не любить и я этому научилась, а тебе еще предстоит.
  И вдруг он подошел ко мне схватил за руку и прижал к себе.
  - А если я не хочу становиться бесчувственным роботом. Что если я хочу любить и быть любимым, что если мне мало того тепла, что дает это утреннее солнце и я хочу почувствовать совсем другое тепло? - спросил он глядя мне в глаза.
  В его глазах я прочитала желание и почувствовала, как мое тело, радостно отвечает ему.
  - Значит, ты так и не понял, куда ты попал! - ответила я, чувствуя, как учащается мое дыхание.
  - Ну и пусть - бросил он и накрыл мои губы своими.
  И я сдалась. Его язык встретился с моим, а мне вдруг стало все равно, кто может нас увидеть, я просто отвечала на его поцелуй, и сходила сума от желания.
  Наконец, он отстранился и спросил задыхаясь.
  - А ведь ты знала, что этим все кончится да?
  -Да, но ведь ты не откажешься? - спросила я, чувствуя, как замирает мое сердце.
  Он долго смотрел на меня, а потом сказал.
  - А пошло оно все к черту, поехали!
  Мы ехали ко мне. Едва войдя в квартиру и заперев дверь, я тут же оказалась прижатой к стене, а его губы захватили мои.
  Одежда летела на пол, а мы, сбивая предметы, шли в спальню. Но вот я оказалась лежащей на спине под ним, в одних трусиках. Он приподнялся и посмотрел на меня, а я лишь улыбнулась, протянув к нему руки. Наклонившись, он поцеловал вершинку моей левой груди, чем вызвал искренний стон, тогда понимая, что мне нравится, то что он делает, он взял мой сосок в рот. Мое тело под ним извернулось, стремясь к нему ближе.
  - О господи! - прошептала я.
  - Нравится? - шепнул он, чуть покусывая сосок и тут же лаская губами.
  А я уже и говорить не могла, мое тело пылало, и стремилось к близости к ним. А из губ срывались, только стоны удовольствия.
  Его рот оставил мою грудь и пополз вниз. Я уже и не пыталась сдерживать стоны, я вскрикивала от каждого его движения и прикосновения, я просто сходила сума от доставляемого им удовольствия.
  Потом пальцы проскользнули под трусики, в то время, как язык начал ласкать меня через них. Я закричала, сжимая руками его плечи. Пальцы проскользнули в меня, а язык нашел, мои губки сквозь ткань и я впервые в жизни испытала экстаз.
  - Боже! - вскрикнула я.
  Антон стянул с меня трусики и снова припал к заветным губкам. Его пальцы и язык сводили меня сума. А я просто металась под ним и кричала, улетая снова и снова. Когда во мне не осталось сил даже шевелиться, он приподнялся и спросил.
  - У тебя презервативы есть?
  - Таблетки - ответила я, не в силах больше ничего вымолвить, но он и так понял.
  Посмотрев на меня и поняв, что я хочу его, а не притворяюсь, он лег на меня и легко, будто для меня и создан, скользнул в меня.
  А я думала, я уже испытала все сюрпризы. Боже как же хорошо, когда он во мне! Легкое движение и я встретила его, а с губ сорвался стон, откуда только силы взялись? Тогда он наклонился и поцеловал меня при этом, начав двигаться.
  Его губы ловили мои стоны и крики, а я просто сходила сума и взлетала на небеса, до тех пор, пока он не взлетел со мной.
  Когда все закончилось, я прижалась к нему и заснула.
  Меня разбудил звонок телефона.
  - Да - ответила я, ненавидя сейчас телефон.
  - Вера - раздался мужской голос.
  Я еле сдержала стон отчаянья.
  - Да!
  - В штабе через час.
  - Еду.
  Отключив телефон, я посмотрела на Антона, он лежал на боку и смотрел на меня.
  - Надо ехать - сказала я тихо.
  - Я уже понял - улыбнулся он и тут же откуда-то из коридора, раздался звонок мобильника - и не тебе одной.
  
  Глава 9
  Все изменилось, а мой мир вдруг обрел свет и краски. Я все чаще и чаще улыбалась, но только для одного человека, для него. Мы встречались, когда могли, иногда это напоминало сумасшествие, когда мы сбегали на тридцать минут и занимались этим в машине, а потом приводили себя в порядок и бежали назад на работу.
  Так прошел месяц. Я выпустила своих девчонок и теперь наслаждалась свободой и возможностью больше бывать с ним.
  Вот и сегодняшняя ночь прошла в его объятьях, только утром я никуда не бежала, а просто нежилась в кольце его теплых рук.
  - Как же хорошо! - шепнула я, сильнее прижимаясь к нему и ощущая, как он притягивает меня еще ближе.
  Он лишь улыбнувшись, откинул мои волосы назад и поцеловал в плечо, а потом повел цепочку поцелуев по моему телу.
  - Ты такая красивая - шепнул он, поворачивая меня на спину и нависая сверху, и тут зазвонил его телефон, с грустной мелодией. Мы оба знали, кто это.
  Я застонала от отчаянья.
  - Не бери! - взмолилась я, но не успев закончить фразу как зазвонил и мой телефон. - Ненавижу!
  Это уже вошло в привычку, почти каждый день, нас так вызывали и каждый день, мы смотрели на наши телефоны как на ядовитых змей, мечтая их разбить, но не делали этого. К телефонам мы подошли и уже через час были на работе
  Сегодня была внеплановая операция, я в оперативном центре, а Антон с Олей и Ритой на задании. Все как всегда, но это задание могло затянуться. Поэтому, когда были выполнена стандартная подготовка, я решила рискнуть. Выйдя из своего кабинета и проходя мимо открытой двери в его, я как бы невзначай поправила волосы и посмотрела, видел ли он мой жест. Видел и отреагировал.
  Покинув центра, я сначала пошла, а затем и побежала в сторону крыши, и уже через десять минут была на месте. У нас есть час, час на двоих.
  - Ты понимаешь, что я сейчас должен быть там? - раздался за моей спиной его голос спокойный голос.
  - Понимаю - не оборачиваясь, ответила я.
  - Тогда, - подходя ко мне и целуя мою шею сзади, прошептал он - что же ты творишь, ты же знаешь, что я не могу тебе отказать?
  Я прижалась к его спине, чувствуя, как его руки обхватывают меня и прижимают сильнее к своему телу, я же тем временем подставила ему свою шею, поворачивая свою голову так, чтобы ему было удобно целовать меня, и тут же ощутив, новую ласку ответила.
  - Если бы ты мог мне отказать, между нами бы ничего не было.
  - Почему? - чуть покусывая мою кожу, спросил он.
  - Потому что тогда, мы были бы не вместе - ответила я, поворачивая голову и встречаясь с его губами.
  Мгновенное движение и я прижата к стене будки на крыше, еще мгновение и я уже в ней, лежу на кровати, нами же тут поставленной. Он прижимает меня к себе, стаскивая мои брюки и трусы, а я в это время, расстегиваю его штаны. Наши губы соединены в поцелуе, а тела вот-вот соединятся. Его пальцы скользят в меня, проверяя готовность, а я вскрикиваю, извиваясь под ним.
  И вот он во мне, а меня уже охватывает такое знакомое удовольствие и блаженство от ощущения его внутри меня. Я снова кричу, а его губы ловят каждый мой звук, наш тела двигаются вместе в неразрывном танце, а потом я улетаю вместе с ним, молясь, чтобы этот миг никогда не кончался.
  Но время бежит и вот нам пора возвращаться на работу. И он поглаживая меня по волосам шепчет.
  - Пора!
  - Не хочу! - капризно отвечаю я
  - Знаю, но надо - целуя меня, ответил он.
  Через двадцать минут мы были на работе, а еще через двадцать они уехали. Я была в оперативном центре и ждала сигнала о старте.
  - База, это первый мы на месте - раздался из наушника в моем ухе голос Антона.
  - Первый, это база начинаем - ответила я.
  Операция шла по плану. Девочки отвлекали людей, в то время, как Антон добывал информацию. Добыв часть информации, Антон выел и передал Ольге, которая тут же передала на базу. Но так как информация размещалась в двух помещения, по половине Антону снова пришлось возвращаться.
  При вводе код произошел сбой, мне доложили сразу, и я велела ему не заходить, но было уже поздно, он был внутри, а ловушка уже захлопнулась.
  - База это первый, я в ловушке, уводи девочек - услышала я его голос.
  'Только не это! - пронеслось в моей голове - если он умрет, я просто не смогу жить!'
  - Подключи мне полный план здания, включая и вентиляцию - бросила я компьютерщику, начиная быстро изучать планы сброшенные им.
  - Первый, прием это база, справа от тебя вход в вентиляционную шахту, залазь - сказала я в наушник.
  'Господи, помоги' - молилась при этом я.
  Я слышала звук снимающейся крышки и как он залезает.
  - База, я на месте.
  - Тебе в левый проход.
  Следующие десять минут я вела его по запутанным лазам вентиляции.
  - База это тройка, они подняли тревогу, повторяю, они обнаружили проникновение. -услышала я голос Оли.
  - Тройка уходите - ответила я сразу.
  А еще через пять минут я поняла, что мне надо решать, кого вытаскивать, девочек или Антона. Они оказались в примерно одинаковом состоянии, и он и девочки окружены, а у меня было средство спасти, только кого-то одного.
  Он все понял без слов, слыша наши с девочками переговоры и понимая, что я сейчас решаю кому жить.
  - Выводи их! - услышала я его слова.
  И тут мне стало по-настоящему плохо. Я не могла его потерять, но если я спасу его, он меня возненавидит. Что же делать?
  Вопрос в другом, вдруг подсказал мой внутренний голос, сможешь ли ты жить без него?.
  И я знала на него ответ. У меня нет выбора.
  - Хорошо, я вывожу девочек, - сказала я, прекрасно понимая, что больше он мне не улыбнется - первый, прими позицию три, двойка тройка двигайтесь на юго-восток.
  - Есть! - ответили мне сразу три голоса.
  Через три минуты раздались, выстрели и голос Антона.
  - Нет! - но было уже поздно, я видела, как на карте гаснут два синих огонька.
  - Первый, уходи! - сказала я - У тебя коридор на минуту.
  - Но там девочки, им нужна помощь - ответил он и явно двинулся в ту сторону.
  - Нет, уже не нужна - ответила я спокойно - их больше нет.
  Я видела на карте, что он замер, потом повернулся и двинулся к выходу. Только убедившись, что он едет на базу, я сняла наушник и пошла прочь.
  По пути я встретила Юлию. 'Только не сейчас, я не выдержу этого разговора' - мелькнуло в моей голове, но я все равно остановилась.
  - Я так поняла, что есть жертвы среди своих? - спросила она меня.
  'И откуда ты все знаешь ведьма?'
  - Да - ответила я спокойно - двое, но информация у нас, а значит, операция прошла успешно.
  - Хорошо - кивнула Юлия - тогда я жду твоего рапорта, и не забудь зайти ко мне вечерком, ведь погибшие были твоими учениками.
  'Еще чего, чтобы ты и меня уничтожила!'
  - Хорошо - кивнула я и пошла прочь, но меня остановил ее голос.
  - Я хочу, чтобы ты взяла нового ученика, вы с ней уже знакомы, ты была среди тех, кто забирал ее. Помнишь операцию с вербовкой первое задание твоего Антона.
  Мне показалась, что она меня ударила, напомнив об этом особенно сейчас.
  - Помню - не оборачиваясь, ответила я.
  - Ее зовут Лиза, она на твоем попечении - сказала Юлия, глядя на меня и ожидая моей реакции.
  - Хорошо, я займусь ею - ответила я и быстро ушла, не зная, что еще сегодня на меня свалится.
  Я ждала его на нашей крыше, прекрасно понимая, что он меня не простит. Еще пару часов назад я была счастлива тут, а теперь готовилась похоронить свое счастье.
  Я почувствовала его появление. На крыше вдруг стало тяжело дышать, а я прямо ощущала его ненавидящий взгляд.
  - Ты просто убила их и все, чтобы спасти меня? - спросил он, звенящим от гнева голосом.
  Я глубоко вздохнула, готовясь сыграть свою роль.
  - Это не имеет значение, информация у нас, а выбирая между вами, я выбирала, кто важнее для отделения - ответила я, не оборачиваясь к нему.
  - Для отделения, или для тебя? - спросил он, еле сдерживая крик.
  - А это имеет значение? - спросила я - Я не понимаю твоей реакции, ты должен сказать спасибо, что жив и радоваться этому, а ты злишься - пожала я плечами и заставила себя развернуться к нему лицом.
  Но от увиденных эмоций в его глазах я отшатнулась назад, и тут же полетела вниз. В последний момент меня схватили и отбросили вглубь крыши. Я ударилась о стену будки, где еще недавно он меня любил, и сползла на пол, глядя ему в глаза.
  Ненависть и боль, и больше ничего. Еще пару часов назад в них светилось тепло, нежность, страсть и любовь, а теперь. Теперь он просто ненавидит меня.
  - Не понимаешь, говоришь, а я тебе объясню, ты убила моих друзей, при этом ты даже не задумалась, что сделаешь этим мне больно, да лучше б ты меня тоже убила. Но и это не самое болезненное, ты обманула меня! Это был твой урок, что никому нельзя доверять? Очередной эксперимент, который ты проводила? Так? Ты добилась своего, я больше тебе не верю! Теперь я понимаю, кто ты. И точно знаю, в тебе нет ничего человеческого, а я дурак верил, что под этой ледяной маской живет существо любящее и заботливое! - он провел рукой по волосам, а потом развернулся и пошел прочь, но остановившись у самой лестницы, вдруг сказал - Ты монстр, но больше я этой ошибки не допущу. Я презираю тебя и не желаю больше видеть в своей жизни. - с этими словами он ушел.
  Я долго смотрела ему вслед, а потом свернулась калачиком, на грязной крыше разрыдалась. Наплакавшись вдоволь, я встала и пошла на работу. Меня ждала новая ученица.
  
  Глава 10
  Год спустя.
  Моя жизнь превратилась в ад! И я не могла ничего с этим поделать! Если раньше я просто приходила на работу и спокойно уходила, а когда мне было совсем плохо, шла на любимую крышу, то теперь, мне было в пору постоянно смотреть на восход и при этом не помогало.
  Любимая крыша стала местом боли и отчаянья. Я знала, что он тут бывает и появлялась, раз или два в месяц, когда уже даже сил не было терпеть.
  Антон действительно возненавидел меня. Теперь, находится рядом с ним, было просто невыносимо, я сходила сума, видя его холодный и пустой взгляд, а еще я боялась ходить под его началом, ведь теперь я опасалась того, что он может при возможности убить меня. Но не это было самое страшное для меня.
  Он взял ученицу. Ее звали Регина, красивая, молодая, на год младше нас. Невинные глаза и такая обворожительная улыбка, что ей было просто невозможно отказать. Я видела, как его глаза загораются при виде ее, и от этого мне хотелось кричать. Я сходила сума от ревности, боли и отчаянья. Что же случилось с моим хваленым равнодушием? Почему я стала невнимательной, замкнутой и все свободное время только и делаю, что плачу?
  Именно об этом я думала, лежа на мате, после того, как меня повалила на него та единственная, из-за кого я еще жила.
  - Ника, ты в порядке? - раздался совсем рядом детский голос, и рядом со мной присела Лиза.
  Я попыталась улыбнуться ей, но явно не получилось.
  - Все нормально, ты делаешь успехи, умница - сказала я, погладив ее по белым волнистым волосам. Из нее вырастит настоящая красавица.
  Она покачала головой, явно не веря мне. Потом встала и, подойдя к стулу у стены, взяла шоколадку, принесенную мной утром, а затем вернулась ко мне. Развернув упаковку, она отломила кусочек и протянула мне.
  - На, поможет! - уверенно сказала девочка.
  Я смотрела на малышку, и мне хотелось плакать. Она стала моим лучиком света, и я просто не знаю, как бы я была без нее. Она знает, что именно я убила ее родителей, но это не мешает нам быть подругами. Я забочусь о ней, покупаю шоколад и мелкие игрушки. 'Как и мой первый наставник когда-то' - пронеслась в голове мысль.
  - Иди сюда - позвала я ее и прижавшись к ней просто вдыхала знакомый запах, радуясь, что она рядом.
  - Ты расскажешь, что не так? - спросила она, минут через десять.
  - А это нужно? - спросила я.
  - Как хочешь! - пожала она плечами - но я думаю, если ты расскажешь, тебе станет легче.
  Я посмотрела на нее внимательно и начала говорить. Сама не знаю зачем, но я рассказывала этому ребенку события последних шестнадцати лет и чувствовала, как мне становится легче. Я никогда и никому этого не рассказывала. Когда я закончила, мы надолго замолчали, а потом я сказала.
  - Мой тебе совет, не влюбляйся, хотя когда он появится, ты уже ничего не сможешь сделать со своим сердцем, а теперь давай работать.
  Видя, что я не хочу больше об этом говорить, она встала и послушно заняла позицию.
  Через час меня вызвали к начальству.
  - Я хочу, чтобы Лиза поучаствовала в операции - сказал шеф, глядя на меня.
  Я глянула на Антона, стоящего в кабинете с вопросом 'Твоя работа?', но он лишь сделал вид, что ничего не видел.
  - Я не думаю, что она готова - ответила я как можно спокойнее, а у меня внутри все оборвалось, от мысли об этом - у нее всего год подготовки, и мне кажется, что она не справится.
  - Нам нужен ребенок в операции - сказал Антон - я думаю, что девочке будет полезно увидеть, чем ей предстоит заниматься.
  - В этом нет необходимости, она и так все это знает - сухо отбила я атаку - а операция может сорваться только потому, что она не готова. Или этот вариант, ты даже в расчет не ставишь?
  - Зная твои методы воспитания, я уверен, что девочка справится - парировал он.
  Я сжала кулаки, желая убить его сейчас, но ответить я не успела, вмешался шеф.
  - Я знаю тебя достаточно давно Ника, чтобы верить твоему мнению - сказал он - если ты считаешь, что она не готова значит так и есть. Антон найди другой способ, свободны.
  Когда мы вышли и отошли от кабинета, я спросила.
  - Что на тебя нашло? Она ребенок, ей еще два года учиться, а ты ее на передовую хочешь? - говоря это, я еле сдерживалась, чтобы не закричать.
  - Мы тоже были детьми, только это нам не очень помогло! Помнишь? Ведь это ты лишила нас детства и жизни. Так почему я должен жалеть другого ребенка, и почему ты ее жалеешь? Или в тебе опять заговорил собственник, а он хоть изредка молчит? - и больше ничего не говоря, он ушел.
  А я так и осталась смотреть ему в след. Я была в шоке и просто не знала, как реагировать на его слова! Прометавшись всю ночь по своей квартире, я решила сходить на крышу. Я стояла и смотрела на рассвет, когда вдруг услышала голоса обернувшись, я увидела Антона и Регину, поднимавшихся на крышу.
  Сначала было оцепенение и непонимание. Как он ее вывел, у нее еще нет доступа на выход. Потом пришла боль, ведь он с ней, а потом и осознание, после чего моя душа просто взвыла от отчаянья, что он привел ее сюда, в мое убежище туда, куда я его допустила! Где он любил меня. Интересно, а как часто они сюда приходят, и кого еще он сюда приводил? Как он мог, он ведь лишил меня единственного безопасного места! Я еле сдержалась, чтобы не разрыдаться в голос, все, что я могла это спрятаться за холодом и безразличием.
  - Кого я вижу и главное где? - усмехнулась я - Как я посмотрю Антоша, ты еще не готов быть руководителем, коли правила нарушаешь.
  Секунду назад в этих глазах было недоумение и вина, а теперь горел гнев.
  - Ты сама всегда повторяла, что со своими страхами надо бороться, вот этим я сейчас и занимаюсь - сухо ответил он.
  - И какой же страх? - прекрасно понимая, что это чушь, уточнила я
  - Высоты - бросил он.
  - Антон, у нас на базе, для этого существуют специальные тренажеры - холодно и с презрением ответила я - у тебя есть тридцать минут, чтобы вернуть ее на базу, иначе рапорт будет на столе у шефа уже через час, а что будет потом, ты и сам знаешь.
  Пожала я плечами и пошла к выходу с крыши. Теперь эта крыша мне омерзительна, я не могу тут больше находиться.
  - И ты сможешь это сделать? - спросил он вдруг
  - А кто мне помешает, или ты забыл, что я монстр лишенный всяких чувств? - усмехнулась я, обходя их и направляясь к лестнице.
  Уже начав спускаться, я вдруг замерла и посмотрела на них.
  - И еще, поверь мне на слово, я с нее глаз теперь не спущу, и если найду, хоть что-нибудь уничтожу, быстро и тихо ты даже понять не успеешь когда и как.
  На работе я была через десять минут, а еще через пять появилась Регина. 'Что ж решил не рисковать, умница' - зло подумала я.
  А через три дня меня неожиданно вызвали на неплановую операцию, при этом очередь была не моя, а когда я узнала, что координатором будет Антон, я уже и не сомневалась, что он затеял что-то недоброе.
  Задание было жаркое. Мы попали в ловушку, и пришлось самим выбираться, нападали со всех сторон, поэтому группа распалась и расползлась по территории, спасаю каждый свою жизнь. Я пробиралась между ящиками, когда услышала шорох за спиной и тут же голос Антона.
  - Первая, сзади!
  Я упала на пол, а через миг услышала звук выстрела и над моей головой полетели пули. Развернувшись на спину, я выстрела туда, откуда летели пули, и услышала вскрик и звук падающего тела.
  'Что это было?'
  - Первый, прием, первый, ты меня слышишь! - голос Антона звучал в моих ушах, а я не могла пошевелиться.
  'Он решил меня убить, или просто припугнуть?' - пронеслось в моей голове. Я смотрела на мертвое тело и не понимала, что происходит.
  - Двойка, это база найди первую, кажется, она ранена!
  Беспокойство или мне показалось? Боится, что я жива и приду по его душу, что ж не буду его разочаровывать. Во мне поднялся холодный гнев.
  - База, это первая, я цела - сказала я наконец.
  Через три часа, трое выбравшихся из этой ловушки, вошли в главный зал отделения. Я хотела только одного, узнать, как он мог так поступить, но меня ждал шеф.
  - Что там произошло? - спросил он.
  - Они ждали нас - сухо ответила я.
  - Я жду твой отчет!
  Я лишь кивнула и пошла дальше.
  Открыв дверь без стука, я вошла в его кабинет. Он был с ней, они что-то изучали на компьютере и от этого, я только еще больше рассердилась.
  - Вон! - тихо, но четко сказала я ей.
  - Ника! - попытался вмешаться Антон - Ты забываешься....
  Договорить я ему не дала, я открыла дверь и уже громче сказала.
  - Вон я сказала!
  Регина перевела взгляд на него, он кивнул, так как уже понял, что я сейчас очень зла и способна на все, что угодно. Она встала и быстро вышла, а я, закрыв за ней дверь, подошла к креслу и села в него, потом посмотрела в его глаза и спросила.
  - И что это было? - зашипела я - Ты решил убить меня, я правильно поняла произошедшее, или просто попугать хотел?
  Он глубоко вздохнул и заговорил, будто пытался объяснить что-то ребенку.
  - Ника, никто не собирался тебя убивать, или пугать! - сказал он - Я просто недоследил, вас там пятеро было и, между прочим, двоих я потерял и очень рад, что ты цела.
  Я рассмеялась.
  - Так я тебе и поверила! Я живая тебе не нужна! Так вот мой дорогой, коли до этого дошло, я оставила копию отчета и доказательства в безопасном месте и если со мной что-то случится, они окажутся у шефа на столе, ты меня понял?
  - Я повторяю еще раз, я не пытался тебя убить - начал сердиться он.
  - Значит, тебе не о чем беспокоиться, - вставая и направляясь к двери, бросила я, а потом добавила - кстати, я обещаю, если ты и дальше будешь играть в свои игры, я тоже начну действовать. Как думаешь, она достаточно умна, чтобы протянуть в отделе без тебя?
  Уйти он мне не дал. Неожиданно я оказалась прижатой к двери и услышала его голос.
  - Я повторяю в последний раз, я не пытался убить тебя! - тихо проговорил он, мне прямо в ухо - Но если ты ее хоть пальцем тронешь, я попытаюсь, уж поверь мне, я убью тебя. Ты не имеешь права даже думать о ней, не то, что говорить. В отличие от тебя, в ней есть человечность, а ты пустая оболочка, желающая жить, вот и молчи, чтобы искушения не было, лишить тебя этой жизни. - при этих словах, его руки поползли по моей шее. - поверь мне, я рискну всем, если захочу твоей крови.
  И он вытолкнул меня за дверь. А я медленно побрела прочь из здания. Я и сама не знала, что мною двигало, просто я шла, куда глаза глядят, желая уйти как можно дальше оттуда. Потом поняла, что я нахожусь в каком-то парке, упала на скамейку и расплакалась. В моей голове была только одна мысль. 'Как я могла допустить такое, как получилось, что он настолько меня ненавидит, что желает мне смерти!'
  
  Глава 11
  Три месяца спустя
  Я не выполнила своего обещания и не потому что испугалась, а потому что была слишком занята Лизой. Ее все-таки назначили на задания, и это меня пугало. Теперь всегда, когда она была на заданиях, я была с ней в оперативном центре, и каждый раз, я не могла дышать, пока не услышу сообщение, что они возвращаются. Я боялась за нее и ненавидела эти задания.
  Этот день не был исключением, я наблюдала, как другой координатор вел группу, в которой была Лиза, и ждала конца операции, когда меня срочно вызвали к начальству. Выяснилось, что к одной из террористических группировок присоединился наш союзник. Где наша база, он конечно не знает, но он знает, как выглядит руководство отделением и лучшие его агенты.
  - Его надо уничтожить! - бушевал шеф - Но тебя или Антона он к себе не подпустит!
  - Можно использовать молодых, еще не выпущенных рекрутов - ответила я спокойно - у меня есть несколько ребят, которые должны справиться с этой задачей.
  - Ты права - задумчиво сказал он, потом подошел к компьютеру и кого-то вызвал - зайди ко мне, немедленно!
  Антон появился через пять минут.
  - Я хочу выпустить Регину на операцию - сказал сразу шеф.
  Я поймала рассерженный взгляд Антона. И покачала головой 'Это не я'.
  - Я не думаю, что это хорошая идея, у нее подготовка семь месяцев, и она еще не готова - сказал он холодно
  Шеф посмотрел на меня.
  - Нет, ее еще рано выпускать на передовую - ответила я на невысказанный вопрос.
  Шеф выглядел крайне недовольным.
  - И все же поедет она, и это не обсуждается!
  - Тогда я еду с ней! - спокойно бросил Антон.
  - Нет, ты поведешь группу - ответил шеф ему в тон.
  - Я пойду с группой! - сказала я.
  - Нет! - тихо прошипел Антон.
  - Хорошо - кивнул шеф - вперед и удачи.
  Выйдя из кабинета, мы пошли в сторону главного зала, когда он спросил.
  - Я так понимаю, это и есть твои обещанные действия?
  Я вздрогнула, но ответила абсолютно спокойно.
  - Я не имею никакого отношения к его решению, Антон. Я не считаю, что она готова, более того считаю, что ее просто нельзя выпускать.
  - Но именно это ты и сделала! - усмехнулся он.
  - Нет, и мне жаль, что ты обо мне такого мнения. Да и не стала бы я так открыто действовать. Как бы ты ко мне не относился, но вреда я тебе не желаю, а ее смерть, именно вредом и будет.
  Сказав это, я ушла, не оборачиваясь. Выезд на операцию был назначен на утро, поэтому я решила провести вечерние занятия с Лизой. Когда мы закончили, было за полночь, и мы сидели вдвоем в спортзале, болтая ни о чем. Но вдруг она спросила.
  - Ты ведь позаботишься, чтобы она вернулась живой, ведь так? Даже если придется умереть за нее? - в ее голосе была тревога, а в глазах горела тоска.
  Я посмотрела на нее и поняла, что она знает о происходящих вокруг событиях.
  - Да! - честно ответила я.
  - А что будет со мной? - спросила малышка.
  - У тебя появится новый наставник, и я надеюсь хороший - ответила я, тут же вспомнив своего второго наставника.
  Девочка внимательно посмотрела на меня, а потом сказала.
  - Я не хочу другого наставника, я хочу, чтобы ты была рядом.
  Я смотрела на нее и видела ее страх остаться совсем одной, поэтому я сказала тихо, но спокойно.
  - Я вернусь, обещаю!
  Она прижалась ко мне, больше ничего не говоря, малышка просто прижималась к моей груди.
  Утром был дождь, не люблю дожди и мокро, и бегать при необходимости неудобно.
  Она появилась минут за три до выезда и напомнила мне взъерошенного напуганного птенца, оставшегося без матери. Только тут нет матерей, и ей придется к этому привыкать.
  - Ну, наконец-то, а я уж думала мы одни поедем, надеюсь, Антон успел посвятить тебя в смысл задания - бросила я ей.
  - Да, мэм! - ответила она спокойно.
  - Тогда поехали! - идя на выход, сказала я
  Суть задания была в следующем, проникнуть в здание, как приглашенные лица на вечеринку хозяев, убить цель и покинуть здание через лабиринты из растений с человека высотой. Этот лабиринт рос вокруг дома, а его особенность была в том, что у него имелось множество ходов, а нам оставалось надеяться, что Антон сможет вывести нас, особенно, когда станет жарко.
  Первый этап прошел без проблем, мы проникли в дом и разошлись, заняв положенные позиции. Наша цель появилась через тридцать минут с милой блондинкой, только Регина красивее и у нее больше шансов.
  - База, это первая, цель на месте - тихо сказала я, наблюдая за парнем. - мы начинаем. Двойка твой выход.
  Я наблюдала, как Регина легко и быстро охмуряет парня, и как то уже готов есть с ее рук. Он хорошо ее готовит, сразу видно, что с ней занимается профессионал. Мне даже и не верится, что он в этом деле еще и пяти лет не провел.
  Вот они удалились, теперь остается ждать.
  - Первая, это двойка, нужна помощь! - голос напуганный и встревоженный
  'Порадовалась раньше времени!'
  Я быстро пересекаю зал и захожу во внутренние покои. А там два коридора и лестница.
  - Двойка, где ты?
  - Второй этаж, первая дверь слева.
  Быстро поднимаюсь наверх, и захожу в нужную комнату.
  Она стоит и смотрит на парня, пристегнутого наручниками к кровати. Глаза как блюдца и сразу понятно, в чем дело, но я все же спрашиваю.
  - Ну и в чем проблема?
  - Я не могу - заикаясь, говорит она.
  Качаю головой, подхожу к ней, беру пистолет из ее рук, направляю его в голову парня и стреляю. Ну, вот парень мертв.
  - Пошли - спокойно говорю ей и иду к двери - это первая, группа отходим, задача выполнена.
  Мы выходим из дома, и уже на выходе раздался крик о том, чтобы все оставались на местах.
  - Беги! - крикнула я Регине и побежала следом за ней.
  Я видела, как она исчезла в лабиринте, теперь моя очередь, но сначала, надо обезвредить самых близких к нам противников. Присев за первым поворотом лабиринта, я достала метательные ножи из своих сапожек. Появился человек, бросок, и он падает замертво. Еще и еще. Пока не кончились ножи, перекатилась к ближайшему телу и, быстро обыскав, нашла пистолет, едва поднялась, резко развернулась и выстрелила. В яблочко!
  Бросилась бежать и тут же наткнулась на развилку.
  - Первая, направо - сказал Антон.
  Я слышала, как он периодически, так же подсказывает и другим. Так я двигалась минут десять. За спиной были преследователи и впереди явно тоже. Теперь Антон следил не только, куда повернуть, но и как обойти врага.
  И вдруг я услышала.
  - Двойка, я же сказал налево! Не возвращайся, иди вперед, только медленно!
  'Что-то случилось?'
  - Первая, будь осторожна впереди противник.
  - Поняла, что с двойкой?
  - Не туда пошла, там засада.
  - Отведи меня к ней, я помогу.
  - Поздно.
  - Антон, заткнись и скажи, как добраться до двойки! - не выдержала я, прекрасно понимая, что если ей не помочь, плохо будет ему.
  И тут раздались выстрелы.
  - Двойка, отзовись! - вскрикнула я
  - Я цела! Отстреливаюсь.
  - Антон, отведи меня к ней!
   - Налево.
  Я бежала коридор за коридором и молилась, чтобы я успела. Наконец я оказалась перед развилкой, состоящей из трех дорог, но Антон молчал.
  - Антон!
  - Тебя убьют, и ты ей не поможешь - услышала я его спокойный, отстраненный голос.
  И тут я поняла, он все решил.
  - Ты меня плохо знаешь! Как пройти к Регине, скажи мне? - требовательно спросила я.
  Тишина.
  - Антон!
  - Центральный проход - наконец, тихо сказал он.
  И я бросилась туда. Минуты через три, где-то совсем рядом, буквально за живой стеной, я услышала выстрелы.
  - Двойка! - но в ответ тишина.
  - Она цела, иди вперед - мягкий голос Антона.
  Я побежала дальше и через три минуты вышла прямо к нашей машине для отхода. И тут до меня дошло, он меня вывел.
  - Я возвращаюсь - бросила я.
  - Уже поздно! - услышала я его ответ - Она умерла три минуты назад, возвращайся на базу!
  - Но ты сказал... - начала я.
  - Ты меня не слышала! Ее больше НЕТ! Возвращайся на базу!
  Только в машине я поняла, что он меня специально вывел, чтобы спасти.
  На базу я попала около трех утра и сразу пошла искать Антона, понимая, что ему сейчас очень плохо. Обыскав отделение и поняв, что его там нет, я поехала к нему домой. Никого. Сидя машине, я думала о том, куда он мог поехать, и тут случайно глянув на часы, я поняла, что скоро рассвет. 'А мог он поехать на крышу?' Решила рискнуть и проверить.
  Я оказалась права. Он был там, смотрел на небо и ждал рассвета.
  - Антон - позвала я его.
  Он не отреагировал, но я поняла по напрягшимся плечам, что он меня слышал.
  - Антоша, мне очень жаль! - тихо сказала я, становясь рядом и смотря на первые лучики поднимающегося солнца.
  - А развеет, ты не этого хотела? - усмехнувшись спросил он, каким-то пустым и безжизненным голосом.
  Я посмотрела на него, а он все так же смотрел прямо перед собой.
  - Ты можешь не верить, но я не хотела ей смерти. Честное слово, ведь она делала тебя счастливым, а это для меня важнее всего.
  Мы снова молча, смотрели на солнце, его лучи уже ласкали наши лица, когда он вдруг сказал.
  - Мне все равно, хотела ты или нет. Ее больше нет, и это самое главное. - он развернулся и пошел прочь, а у самой лестницы остановился и сказал - Не бойся, я с собой ничего не сделаю, я еще не закончил здесь свои дела. Только теперь мне все равно, есть ли кто рядом или нет.
  И ушел прочь. А я еще долго стояла на той крыше, понимая, что окончательно его потеряла.
  
  Глава 12
  Два месяца спустя.
  'Я так больше не могу - думала я, ранним утром ожидая Лизу в спортзале - у меня просто нет больше сил'
  Раньше я могла надеяться на чудо, что он прост меня, а теперь, я точно знала, что этому не бывать.
  Он превратился в робота. Бездушную машину, делающую свою работу. Раньше он заботился о ближних, теперь же он просто уничтожал то, что считал неприемлемым и это было страшно.
  А виновата в этом я, ведь я поверила ему и не спасла ее, а он ее любил.
  - Ника, мы заниматься будем, или ты так и будешь стоять столбом? - вырвал меня из размышлений детский голос.
  Я посмотрела на нее и попыталась улыбнуться.
  - Поехали, как всегда десять кругов и двести отжиманий - сказала ей.
  Девочка с испугом смотрела на меня.
  - Ника, ты чего? Я тут уже двадцать три минуты бегаю и отжимаюсь, на целую минуту специально медленнее была, а ты даже не заметила? - глядя на меня с тревогой, спросила она.
  Я пригляделась к ней и поняла, что она не обманывает, кофточка мокрая, сама покрасневшая и чувствуется, что девочка занималась. Неужели я даже не заметила, как она пришла и бегала?
  - Прости, тогда давай на ринг - качая головой, сказала я.
  Собрав себя, я все же позанималась с ней как положено и даже чему-то научила ее. После занятий я взяла ее с собой в город. Ей теперь разрешали под присмотром руководителя, вот мы и гуляли, когда у меня время было.
  Сидя в кафе, я наблюдала, как она ест мороженое и думала, что она единственное, что держит меня тут. Смерть брата лишила меня корней и надежды, а потеря Антона, заставила меня думать о смерти и только эта маленькая девочка, поддерживала меня, заставляя идти вперед и выживать, я нужна ей и я буду рядом пока нужна.
  - О чем ты думаешь? - вдруг спросила она меня - У тебя сейчас взгляд, будто ты пытаешься зацепиться за что-то, чтобы выжить.
  'Умный ребенок, все понимает' - пронеслось в моей голове, а вслух я сказала.
  - Все в порядке, просто я подумала, а не хочешь ли ты купить себе новую одежду и приценивалась, что тебе пойдет.
  Слабая отговорка и мы обе это понимали, но Лиза лишь пожала плечами и ответила.
  - Я за!
  Остаток дня мы гуляли по детским магазинам и покупали ей наряды. Она была такой веселой, что я не выдержала и тоже улыбнулась под конец, но тут зазвонил мой телефон.
  - Да - ответила я, чувствуя, как лицо становится каменным.
  - Лиза с тобой? - спросил Антон без приветствий.
  - Да!
  - У нее задание через два часа, возвращайтесь, кстати и у тебя тоже, координируешь группу. - ответил он.
  - Уже едем! - сказала я и отключилась.
  Взглянув на меня, девочка покачала головой.
  - Выходной закончился - спросила она
  - Да - кивнула я
  - Тогда поехали - улыбнулась она.
  Когда мы вернулись в отдел, я отпустила ее готовиться и занялась тем же, но минут через тридцать выйдя из своего кабинета, я увидела как моя Лиза вышла из кабинета Антона, увидев меня, девочка побледнела и быстро убежала. Я хотела спросить у Антона, зачем она заходила к нему, но меня отвлекли, и я так и не спросила, а потом началась операция.
  У ребенка есть преимущество перед взрослыми, он может подойти к цели куда ближе, чем мы и сделать нашу работу так, что никто и ничего не поймет. Именно для таких операций и использовали когда-то меня, а теперь используют Лизу.
  Вот и сегодняшнее задание не исключение. Подойти к жене цели как можно ближе и незаметно вколоть ей яд, после чего Антон притворяется отцом и забирает малышку. Зачем все это, да очень просто, показать власть отделения и припугнуть окружающих.
  Иногда, я задумываюсь, а действительно ли я работаю на тех людей, или я преступница, как и мои работодатели и это как раз такая операция.
  Итак, все на позициях парк, частная вечеринка в честь богатых персон и маленькая плачущая потерявшаяся девочка.
  План идет как надо. Наша цель обнимает малышку и тут же получает свой яд. Появляется Антон и быстрым шагом идет к 'дочери', но тут происходит то, чего никто не ожидал.
  - Я не позволю вам забрать у меня все! - раздается мужской голос, а затем и выстрелы.
  Я слышу вскрик девочки и тут же голос Антона.
  - Черт! Машина срочно сюда!
  Снова выстрелы, тяжелое дыхание Лизы, чертыханье Антона и звук подъезжающей машины.
  - Антон, в чем дело? - спрашиваю я.
  - Лиза ранена, мы едем!
  А дальше все как в кошмарном сне. Я слышу, как машина мчится по дороге, слышу визг шин при торможении, слышу хриплое дыхание малышки и ее еле слышные слова.
  - Помни, ты обещал! - она закашлялась и из последних сил продолжила - Не бросай ее одну, ты ей нужен!
  И тишина, а на экране карты погас, один из двигающихся синих огоньков.
  - Нет! - услышала я голос Антона - Не смей умирать, слышишь! - Не смей!
  Странные звуки и тихий голос кого-то из парней.
  - Антон, это бесполезно, ее больше нет!
  Хочется бежать, но я стою на месте, потом медленно поворачиваюсь и иду встречать группу. Носилки и маленькое тело на них. На личике застыла гримаса боли и беспокойства, а пара часов назад она смеялась, выбирая себе платье. Господи за что?
  - Я сожалею! - сказал Антон.
  Я молча смотрю на тело, а в моих глазах медленно меркнет свет и остается только пустота.
  - Как это случилось? - спросила я спокойным тоном.
  - Это был один из тех, кто задолжал муженьку, открыл огонь, и шальная пуля попала в нее. Мне жаль.
  - Нет, Антон, ее тебе не жаль, ты же сам сказал, что тебе теперь все равно забыл? - тихо спросила я, глядя в его глаза и желая, чтобы ему было хоть чуточку так же больно как мне.
  Потом я развернулась и пошла к себе в кабинет, писать отчет. Выполнив свою задачу, я огляделась вокруг на такие ненавистные мне стены и, протянув руку к ящику стола, достала оттуда свой пистолет. Покрутила его в руках и убрала назад. 'Нет, не так, не здесь' Посмотрела вниз и взяла из стола маленькую рамку, в которой была вставлена Лизина фотография, вытащила фото, положила в карман куртки, встала из-за стола и вышла из комнаты.
  'Прочь отсюда, не могу, ненавижу' Я ехала домой в единственное место, где еще чувствовала себя спокойно.
  Зашла в квартиру, заперла железную дверь на автомате и подошла к дощечке на полу в гостиной. С недавних пор, у меня появилась странная привычка, я стала помещать на дощечку фотографии тех, кого любила и потеряла. Там были мама и папа фотографии, которых я добыла в архиве отделения. Там была фотография Ника, сделанная за месяц до гибели. Там же недавно появилась фотография Антона, сделанная еще, когда мы были вместе и теперь, там же появится и фотография Лизы.
  Прикрепив ее фото к стене, я смотрела на нее сквозь текущие из глаз слезы.
  'Почему так происходит, стоит мне кого-то полюбить, и я тут же теряю его, зачем и хочу ли я так дальше жить! Ненавижу все это! И не хочу так больше, не могу!'
  Встала и подошла к столу. Достала пистолет и вставила полную обойму, вернулась к стенке вместе с пистолетом села и посмотрела в глаза любимых людей.
  Где-то рядом звонил телефон, а потом и звонили в дверь, но мне уже было все равно, я прощалась с теми, кого любила и могла только надеяться, встретить их там за чертой. Медленно рука с пистолетом поднялась к виску, палец лег на курок, но выстрелить я не успела. Крепкая рука, сжала мою рука, отводя пистолет другая тут же забрала его. В следующий миг я уже была прижата к стене.
  - Ты что творишь?- голос Антона ворвался в мое сознание - Совсем сума сошла?
  Из глаз льются слезы, но мне уже все равно, я так больше не могу, у меня нет больше сил.
  - А тебе какая разница? Ты сам сказал, что презираешь меня! - вскрикнула я, пытаясь вырваться из его рук и ища глазами пистолет.
  - Дурра! - прижимая меня к себе и не давая пошевелиться, выплюнул он.
  Потом подхватил на руки и понес в спальню, бросил на кровать и тут же прижал меня своим телом. Потом удерживая и не давая пошевелиться перевернулся на спину и прижал меня к своей груди. А потом я услышала его тихий голос.
  - Поплачь и станет легче.
  И я плакала, а слезы все текли и текли. Наконец слез не осталась, а я лежала, не шевелясь на его груди, с открытыми глазами глядя в никуда
  - Полегчало? - спросил он, наконец.
  - Нет! - честно призналась я - Но одного я понять не могу, зачем тебе это? Ты мало меня помучил или, что тобой движет? Что ты от меня хочешь.
  Он долго молчал, а потом, подняв мое лицо так, чтобы видеть мои глаза, тихо сказал.
  - Я хочу, чтобы ты жила, я понимаю, ты мне сейчас не поверишь, но ты мне очень нужна, я не смогу без тебя, я люблю тебя глупенькая моя.
  Я качала головой, боясь ему верить. А вдруг это какая-то новая игра, но зачем ему это? Чего он хочет добиться, я не понимаю его!
  - Я не понимаю... - начала я, но он не дал мне закончить.
  - Я знаю малыш, но поверь мне все, что я делал, было сделано, чтобы защитить тебя и уберечь. Скоро все закончится и нам больше не придется прятаться и скрываться. Мы будем вместе, у нас будут дети и больше никто не сможет причинить нам боль, я обещаю тебе.
  Я смотрела в его глаза и понимала, что он действительно верит в это. Я так хотела ему поверить, но как же часто я убивала тех, кто мечтал об этом и пытался так жить. Он читал мое сомнение в глазах и лишь качал головой.
  - Я не могу сейчас все объяснить, но скоро ты все узнаешь. Просто подожди и ты все увидишь. Я прошу только об одном, будь со мной, не бросай меня сейчас, ты мне очень нужна.
  От тех эмоций, что плескались в его глазах, я не смогла ему отказать. Там были надежда, любовь, страх и боли, и я просто кивнула, доверяя ему и понимая, что возможно это ошибка, но я просто не могла не попытаться.
  Он улыбнулся мне, в его глазах появился свет счастья и радости, которые я так любила, когда мы были вместе, а затем он накрыл мои губы своими, при этом подминая мое тело под себя.
  Его губы были настолько нежны, что я даже сначала решила, что он не касается меня, но стоило его языку прикоснуться к моему и меня будто током ударило. Мое дыхание стало резким и прерывистым, а руки поползли по его спине, сминая его рубашку и разрывая прямо на нем.
  - Зря, - шепнул он, отстраняясь от моих губ и снимая порванную рубашку - а если нас на работу вызовут?
  - Заедешь в магазин - шепнула я, накрывая его рот своим и притягивая его к себе.
  Моя боль превратилось в желание и страсть, поэтому я требовала и не терпела отказов, но и он не уступал мне. Каждое его движение свидетельствовало о еле сдерживаемом желании и контроле, который трещит по швам..
  Я застонала, радуясь ощущению его прикосновений, когда поняла, что он стягивает мою рубашку через голову и тут же вскрикнула, ощущая, как пальцы скользят по моей груди. Но в следующий миг он встал и потянул меня за собой.
  - Пошли!
  Мы оказались перед зеркалом, он развернул меня лицом к зеркалу и став сзади стал меня ласкать. Я видела, как его руки скользят по моему телу, и одновременно ощущала эти прикосновения. Из моего горла рвались крики удовольствия. Мне было стыдно смотреть на это и хотелось отвезти взгляд, но я не могла, и тем острее было удовольствие, но вот одна из рук скользнула в мои штаны и я почувствовала его прикосновение там между моих ног. Я улетела, забывая обо всем.
  Когда я очнулась и открыла глаза, я встретилась взглядом с девушкой в зеркале. Полуобнаженная, она прислонилась к мужчине за своей спиной и казалась такой расслабленной и беззащитной, но в ее глазах горел огонек не до конца удовлетворенного желания. Я хотела большего, я хотела его в себе сейчас и всегда.
  Руки сами начали расстегивать штаны и вот я уже перед ним в трусиках, наши взгляды в зеркале встретились. В его глазах был тот же голод, что и в моих, я облизнула губы и повела рукой по бедру, медленно начав стягивать с себя трусики и наблюдая, как в его глаза разгорается огонь желания. И вот уже его пальцы орудуют у меня между ног, а я не сдерживаю криков, молясь, чтобы он не останавливался. Я влетаю и улетаю снова и в ту же минуту чувствую, как он резко разворачивает меня, и я оказываюсь прижатой к холодному зеркалу, а он уже во мне.
  - Боже! - вскрикиваю я, начиная скользить по зеркалу, помогая ему.
  Сочетания холодного стекла и его горячего тела сводят меня сума, и я быстро достигаю высот, но ему этого мало, он продолжает и так до тех пор, пока мы не взлетаем вместе и одновременно.
  Когда он смог стоять, а не лежать на мне облокотившись о стекло, он поднял меня на руки и перенес на кровать. Потом он устроил меня у себя на груди и, укутав одеялом, шепнул.
  - Спи.
  И я стала проваливаться в сон. Только одного я так и не поняла, приснилось ли мне или, в самом деле, перед тем как я уснула, он шепнул мне.
  - Я люблю тебя.
  
  Глава 13
  Два месяца спустя.
  Я медленно открывала входную дверь в свою квартиру.
  'Господи как же я устала'.
  Сегодня была очередная тяжелая операция, а расслабится у меня, явно не получится, Антон тоже на задании.
  Он не приедет, когда освободится, так как будет уже слишком поздно. Итак, уже неделю! Ощущение такое, что начальство начала против нас террор, неужели они уже знают? Нет, иначе мы давно уже были на ковре, а нам поласкали мозги правилами.
  Открываю, наконец, дверь в квартиру и вползаю внутрь и тут же замираю, глядя на куртку на вешалке и ощущая вкусный запах еды. И с радостью понимаю, что меня не тошнит, а значит, смогу поесть нормально!
  Отбрасываю посторонние мысли и достаю пистолет, из сумки и тут же слышу такой любимый голос.
  - Это я, закрой дверь и убери оружие - говорит Антон, явно зная меня как облупленную.
  'У него же операция?' Качаю головой и убираю пистолет. Потом закрываю дверь и снимаю куртку с ботинками иду в гостиную, а там замираю в дверях от увиденного.
  Меня встречает накрытый стол на двоих. Свечи горят по всей комнате и изумительный запах моей любимой картошки.
  - Я думала, что у тебя задание? - не веря своим глазам, говорю я
  - Провел днем, - улыбнулся он и, подойдя ко мне, припал к моим губам, а отстранившись, шепнул - я соскучился!
  - Я тоже, но я безумно устала и голодная - ответила я прижимаясь к его груди так, как ноги уже не держали, но при этом, я не забывала ласкать его шею губами.
  - Тогда - шепнул он, а его рука тем временем проскользнула под мою блузку, принявшись хозяйничать под ней - давай я тебя покормлю, а потом помогу расслабиться, чтобы ты отдохнула.
  - Согласна! - со стоном шепнула я в ответ и тут же почувствовала, как он подхватывает меня на руки и сажает на мягкий стул перед столом.
  Облокотившись о мягкую спинку, я наблюдала, как легко и быстро он хозяйничает с кастрюлями, накладывая мне всякие вкусняшки, а потом сказала.
  - А я и не знала, что ты готовишь.
  - Ты многого обо мне не знаешь, но скоро узнаешь, осталось совсем чуть-чуть потерпеть - бросил он загадочно. Последнее время он часто бросался такими фразами, и это меня беспокоило, но тут же будто одергивал себя и менял тему, вот и сегодня он поступил так же - Вино?
  - Нет - покачала я головой, можно ли мне вино? Ответ на этот вопрос я узнаю только завтра, а пока лучше не рисковать - а виноградный сок есть?
  - Все для моей королевы - улыбнулся он и вышел из комнаты, вернувшись через минуту с бутылкой виноградного сока.
  Подойдя ко мне, он легко налил мне сок в бокал, а потом, чмокнул меня в нос и сел на свой стул напротив меня. Мы ели, наблюдая друг за другом и молчали, наслаждаясь идиллией покоя и любви, которые были в этой комнате, и пусть никто не признавал этого вслух, но мы были счастливы. Но вот я заметила, что он придвинул стул ближе ко мне. А затем ощутила, как его рука под столом, поползла по моей ноге.
  - А тебе не кажется, что нам с тобой пора остановиться, что то, что мы делаем неправильно, и просто становится слишком опасным - спросила я, начав задыхаться.
  Я и сама не знаю, зачем спрашивала, но мне надо было знать, что он не исчезнет, что не раствориться и не бросит меня при первой же проблеме.
  Его рука скользила по моей ноге верх, приподнимая мою юбку в которой я была и, заставляя мое сердце биться быстрее, а мои руки вцепляться в подлокотники стула.
  - Нет, в любом случае, уже слишком поздно - пожав плечами и при этом зацепив край колготок и стягивая их с меня, ответил он - я не смогу отказаться от тебя и того счастья, которое ты мне даришь.
  С моих губ срывается стон удовольствия, когда я ощущаю, как пальцы прикасаются ко мне сквозь трусики.
  - А если будут последствия, если я забеременею, или нас поймают, ты не боишься умереть из-за глупого романа?...Ох
  Я застонала, почувствовав его палец в себе, и даже трусики ему не помешали.
  - Если ты забеременеешь - шепнул он мне, наклоняясь и ловя мою нижнюю губу своими губами пососал ее, после чего закончил свою фразу - я просто ускорю процесс и ты спокойно родишь, не боясь последствий, ведь их уже не будет.
  Мой взгляд скользнул по ковру под моими ногами, и я вспомнила, как приятно заниматься этим на этом ковре, ощущая мягкий ворс под спиной, а потом шепнула.
  - Кажется, я сыта, ты мне кажется, обещал помочь расслабиться? - мой голос сорвался от удовольствия, ведь все это время он не прекращал ласкать меня там.
  - А как же десерт? - улыбнулся он и покинул меня, отчего я разочарованно застонала.
  - А разве мой десерт это не ты? - спросила я, видя, как он встает и идет в сторону кухни.
  А он лишь рассмеялся, выходя из комнаты. Когда он вернулся, у него в руках была блюдо с маленькими заварными, которые я просто обожала, но взяв один из них я, поняла, что они только что из духовки и внимательно посмотрела на него.
  - Это рецепт моей матери, - улыбнулся он мне, а когда я попробовала нежнейшее пирожное, от которого слюнки текли, он спросил - ты все хочешь остаться без первого десерта и перейти ко второму?
  Я посмотрела на него, а потом на пирожное и, улыбнувшись хитрой улыбкой, спросила.
  - А если они постоят пару часов они испортятся?
  Он встал и развернул стул так, чтобы я была перед ним.
  - Не знаю, мы всегда сразу их съедали, а ты хочешь попробовать подождать? - спросил он и тут же поцеловал мою грудь сквозь блузку, чем вырвал стон желания.
  - Я не знаю! - шепнула я, постанывая, от удовольствия, чувствуя, как его пальцы ласкают мое тело сквозь ткань, при этом расстегивая пуговицы блузки - вы оба одинаково соблазнительны!
  - Значит, одинаково? - спросил он, отстранившись и задрав мою юбку, припал к моим нижним губкам.
  Я закричала от нахлынувших ощущений. А я когда пришла в себя, то смогла лишь шепнуть.
  - Нет, ты лучше!
  Рассмеявшись, он подхватил меня на руки и вынес из гостиной, но до спальни он меня не донес, я оказалась лежащей на столе в кухне и тут же почувствовала, как он стягивает с меня трусики и проникает в меня.
  - О господи! - мое тело извивалось под ним, из горла рвались крики, а моя голова металась по столу, при каждом толчке, не чувствуя и не замечая твердой поверхности.
  Когда все закончилось, и он лежал на мне, потому что не смог устоять и теперь не мог пошевелиться, я почувствовала себя такой счастливой, что все мои страхи отступили, и мне безумно захотелось ему поверить, что все будет хорошо, и никто не сможет нас разлучить.
  - Ну, что расслабилась? - спросил он, пытаясь подняться с меня, но я его не отпустила, обхватив его талию ногами.
  - Да, не уходи! - попросила я, гладя его по волосам.
  - А тебе не жестко на этом столе? - улыбнулся он, облокотившись локтями о стол так, чтобы не давить на меня слишком сильно и тут же повернув голову и поймав мой палец ртом, начав его сосать, чем снова вызвал волну желания во мне.
  - Жестко, но так хорошо чувствовать тебя на себе, что просто становится все равно - призналась я, чуть меняя позу, и стараясь вобрать его глубже, чувствуя, как он снова возбуждается.
  - А ты ненасытная женщина! - покачал он головой, начиная двигаться - Я разбудил монстра!
  Застонав, я притянула его губы к своим губам, а когда наши губы разъединились, чтобы втянуть воздух, шепнула.
  -Только не говори, что тебе это не нравится!
  Рассмеявшись в ответ, он подхватил меня и, не выходя из меня, перенес меня в спальню, где на мягких простынях продолжил наш танец любви.
  Заварные мы все же съели ближе к утру, было безумно вкусно слизывать вкуснейший крем с его кожи, а потом сходить сума от того, что он делал это же со мной.
  А утром пришла реальность. Антона вызвали на работу, а я, взяв поддельный паспорт и захватив с собой парик, поехала в первое попавшуюся женскую клинику, где через два часа смотрела на гинеколога и не верила ее словам.
  - Срок примерно два месяца - но увидев мое лицо, женщина сказала - если вы хотите сделать аборт, то я бы не рекомендовала этого, у вас первая беременность и срок уже такой, что эту процедуру уже лучше не делать.
  - Мне надо идти - наконец придя в себя, сказала я и быстро встала.
  Врач лишь покачала головой, но удерживать не стала. Я вышла из больницы и пошла в парк, который был рядом с больницей. Сев на скамейку я уставилась прямо перед собой, а у меня в голове был полный каламбур.
  'Беременна! Господи, только не это! Что же теперь делать? Я ведь знаю, чем кончается беременность в отделении! Или смерть женщины, или вербовка малыша и я на такое обреку своего малыша? Нет! Только не это! А ведь я когда-то клялась не делать этого, а что теперь! Что же делать и как сказать Антону, его ведь это тоже касается, а если прекратить наши отношения и постараться выносить, а потом отказаться, отдав детдом. Нет, не смогу! Господи, что же делать!'
  Слезы текли по моим щекам, и я понимала, что попала в ловушку и теперь надо спасать хотя бы Антона, коли не могу спасти себя. Наконец я приняла тяжелое решение.
  Вернувшись домой, я приготовила себе ужин и села ужинать, надеясь, что он не придет сегодня и этот разговор можно будет отложить на завтра.
  'У меня нет другого выбора! Я должна спасти его любой ценой!'
  И тут раздался скрежет ключа, и я услышала, как открывается и закрывается дверь.
  - Ника, это я - услышала я его какой-то счастливый голос и мое сердце защемило.
  - Чего такой счастливый? - спросила я, пряча слезы готовые потечь из глаз.
  - Да так, просто хорошее настроение - улыбнулся он, подходя ко мне, и накрывая мои губы своими, а я сдалась, решив, что сделаю это завтра. Весь вечер и всю эту ночь я прощалась с ним, понимая, что, скорее всего, больше уже не буду в его объятьях.
   А ближе к утру я все же расплакалась лежа на его плече, и когда он спросил, что случилось, сказала, что плачу от счастья.
  Поговорить нам не удалось, нас обоих вызвали на операцию. Он координировал, я вела группу.
  Задача была проста. Проникнуть на склад, заложить детонаторы и взорвать склад боеприпасов. Обычная операция, немного пострелять, немного побегать, немного повозиться с детонаторами. Нас было четверо, и у каждого был свой детонатор, и свое место, где он должен был его заложить и завести на пятнадцать минут, чтобы все успели уйти.
  Все шло как по маслу, мы легко сняли охрану и каждый побежал в свой сектор. Добежав до своего места, я присела, чтобы установить детонатор в нужном мне месте и замерла.
  Передо мной тикал маленький детонатор, который отсчитывал минуты. До взрыва оставалось пять минут.
  Перед моим взглядом встал еще не родившийся малыш, и я поняла, что это ликвидационная операция, а меня решили убрать. 'Я не хочу так умирать! - пронеслось в моей голове - Я должна жить! Должна действовать'
  Я подскочила, и быстро достав нож из сапога, сделала себе аккуратный разрез на левом плече, там, где был датчик отслеживающий температуру и движение моей крови. Подошла к крану и, настроив воду на нужную температуру, и скорость течения я вытащила датчик и быстро положила в воду.
  А потом, зажав ранку тканью одежды и взглянув на таймер, где оставалось две минуты до взрыва, и побежала, крича на ходу.
  - Антон тут бомба выводи нас! - А потом добавила - Антон я люблю тебя!
  Он что-то говорил, но я его уже не слышала, так как выбросила микрофон и бежала к выходу. В моей голове была только одна мысль 'Бежать-бежать-бежать'.
  А через минуту сорок пять секунд раздался взрыв, который смел этот склад с лица земли со всеми, кто в нем находился.
  
  Два месяца спустя.
  Я поднимался на крышу, а на улице начинался закат. Я оказался прав он тут.
  - Ты нужен группе - сказал я, останавливаясь рядом с ним.
  - Ты можешь и сам все закончить - ответил мне уже знакомый пусто голос.
  - Антон, ты должен закончить то, что начал! - я еле сдерживаю себя
  - Зачем? - он даже не оглянулся на меня, глядя на садящееся солнце - мне уже незачем жить и некого спасать, я всех потерял, да и жив я только потому, что должен был закончить начатое, но теперь ты можешь справиться и сам так, что я свободен.
  - Нет уж друг! - я резко развернул его к себе и отшатнулся от пустоты его глаз, а еще два месяца назад в них была жизнь, и горел свет - Ты не закончил! Но ты должен закончить, не ради себя, так ради Ники!
  - Ники! - оттолкнул он меня, а в глазах на миг появилась вспышка острой боли и снова пустота - ее больше нет! Они ее убили!
  - Так мсти, а не бросай все на полпути! - вскричал я, видя эту пустоту.
  Он снова отвернулся и уставился на закат.
  - Она привела меня на эту крышу, когда мне было очень плохо. В тот момент, я думал, что все зря и эту махину нам не свалить. Она показала рассвет и сказала, что он дает ей надежду, на то, что завтра все будет хорошо. И знаешь, я смотрел на этот рассвет и понимал, что она права. С тех пор я приходил сюда постоянно, это место стало моим убежищем! - он покачал головой - Я даже попытался привести сюда Регину, когда она начала сдаваться, но Ника поймала нас, и это причинило ей боль, я видел это в ее глазах. Я только и делал, что причинял ей боль! А теперь ее нет!
  - Антон, ты должен закончить все ради нее, чтобы она была в безопасности ...
  - Ты не понимаешь! - рассмеялся он - я пришел сюда насовсем. Этот закат последний и я просто спущу курок, я не могу без нее и не хочу. Она считала рассвет началом жизни, тогда пусть закат будет концом. А ты сам справишься с этим, там остался только захват.
  И тут я увидел пистолет на перилах и понял, что он пытается мне сказать.
  - А о Нике и о сыне ты подумал! - взревел я, резко оттаскивая его от края и прижимая к стене будки - ты нужен им, и им нужна безопасность от отделения!
  - Что ты несешь! Ее больше нет! - вскричал он, и я увидел, как слезы потекли из его глаз - ее больше нет и нет никакого сына! Она знала! Знала и плакала в ту ночь, а я не понял и не защитил ее!
  - Она жива и беременна! - встряхнул я его, а потом достал из кармана распечатанный мной лист бумаги.
  - Это сообщение, пришедшее на твой ящик три дня назад. Но так как ты забросил проверку почты, этим приходится заниматься мне! - я протянул ему лист бумаги - Смотри, это твой сын! Я показал снимок врачам, и они подтвердили, плод четырех месяцев развития, мальчик и внешне здоровый!
  На листе была фотография УЗИ с изображенным на нем маленьким мальчиком и всего четыре слова. 'Прости, Я люблю тебя'
  Он долго смотрел на этот лист и на этот снимок, а потом тихо сказал.
  - Она жива!
  - Да, и именно это я говорю тебе уже два месяца! - почты рычал я на него.
  И вдруг он выпрямился, а в его лазах появилась робкая надежда и первый огонек жизни.
  - Мы должны ее найти! - сказал он, направляясь к лестнице, но я поймал его за руку.
  - Сначала, мы должны сделать все, чтобы ей было безопасно вернуться! - бросил я, удерживая его
  Он долго молчал, а потом кивнул и тихо сказал.
  - Ты прав мы найдем ее когда станет безопасно, а значит, нам пора браться за работу!
  И вырвав руку, он ушел. А я еще долго смотрел на садящееся солнце и думал о том, что же он сейчас чувствует и как же он ее любит, что решился на такое, но вспомнив, что дома меня ждет жена и мне надо быстрее закончить работу, я быстро покинул крышу.
  
  Глава 14
  Полтора года спустя.
  В доме стояла идеальная тишина и темнота. И только мой еле слышный голос, нарушал это спокойствие ночи.
  
  Баю-баю, мой малыш,
  Сладко спи, родной!
  Буду я, пока ты спишь,
  Твой беречь покой.
  
  Буду песенкой своей
  Горе отгонять,
  От печалей и скорбей
  Зорко охранять.
  
  Злого времени рука
  Сон похитит твой.
  А сейчас усни пока,
  Баю-бай, род...
  
  Я замолчала на полуслове, услышав звук останавливающейся машины под моими окнами. Став с кресла качалки, где укачивала сына и пела колыбельную подошла к окну.
  Возле моего домика стояла машина, а рядом с ней стоял человек, глядя пряма на мой домик.
  'Они меня нашли!'
  Мой малыш завозился у меня на руках, и я перевела взгляд на него. Маленький Антошка спал у меня на руках, его темненькие волосики вились вокруг миленького пухленького личика, А ладошки сжимали пуговку на моей блузке.
  'Меня они точно убьют, а что они сделают с ним? В любом случае у меня нет выбора, мне надо защитить его от этой жизни. Надо бежать!'
  Я снова посмотрела в окно и поняла, что мужчины уже нет возле машины, но машина все еще стоит, а значит он здесь. И тут я услышала еле слышный щелчок открывающегося замка.
  'Поздно! Мне уже не сбежать! Значит, выбора нет!'
  Я быстро, насколько это возможно со спящим ребенком на руках, бросилась в свою спальню, а там достала уже давно заряженный пистолет, и направила его на сына, спустив с предохранителя. Из моих глаз потекли слезы.
  'Я не могу обречь его на эту жизнь. Я должна это сделать! Сначала он потом я!'
  И тут я услышала до боли родной и любимый голос.
  - Ника, это я Антон, только не делай того, что ты задумала! - говорил он откуда-то снизу - Я знаю, что ты меня слышишь и знаю, что ты задумала, но прошу, выслушай меня и не торопись. - голос приближался с каждым словом - Ему никто не угрожает! Отделения, которого ты знала - больше нет. Умоляю, выслушай меня, и я все тебе объясню!
  'Что они с ним сделали? Отделение нельзя уничтожить! Неужели он теперь с ними?'
  Я быстро спряталась за кроватью и забилась в угол спальни, прекрасно понимая, что надо стрелять и кончать с этим, но я не могла, не могла убить сына, не могла, пока он говорил со мной так спокойно, но при этом нежно будто любит и знает, что я сейчас чувствую. Я могла только молчать и слушать, а из моих глаз текли слезы и попадали прямо на малыша. Во мне оставался только страх и боль. Страх, что я не смогу этого сделать. Страх, что они найдут меня раньше. Страх, что малыш проснется и заплачет. А Антон тем временем продолжал говорить.
  - Эта история началась еще до моего прихода в отделение, пожалуйста, родная выслушай меня, молю.
  'Что он говорит, какая история?'
  - Отделение существует уже около сорока лет, ты это знаешь, но ты не знаешь, что оно не всегда было таким, каким мы его знали. Таким оно стало тридцать лет назад, когда в руках бывшего шефа отделения появился компромат на правительство, и он решил шантажировать его. Совершив революционный переворот, он прижал правительство компроматом и стал руководителем отделения прикрывая свои грязные порой делишки нуждами страны. Так отделение стало правительственным подразделением, захваченным и измененным шефом для своих нужд, а фактически и практически террористической организацией работающей то на правительство, то на себя в зависимости от воли шефа. Правительство не могло ни повлиять на шефа, ни уничтожить его из-за компромата который постоянно нарастал и вынуждено было просто молчать!
  'Что он такое говорит? Этого быть не может!'
  - Но правительство понимало, что чем дальше, тем хуже и тогда, оно решило добыть компромат и уничтожить шефа - его голос был совсем близко, он явно стоял за дверью, но он не входил, прекрасно понимая, что если откроет дверь, я сорвусь и выстрелю.
  - Тогда правительство нашло человека внутри отделения, человека который мог помочь, но к несчастью он не мог работать в одиночку, поэтому было решено заслать в отделение еще одного агента из другого равного по навыкам отделения. Им оказался я, вызвался добровольцем из-за смерти брата и начал действовать совместно с этим агентом.
  Он замолчал, а я пыталась переварить то, что он говорил.
  'Он агент, другого отделения правительства? Но разве такое возможно?'
  И тут я вспомнила, как меня поразили его навыки на первом занятии, я думала, что его подготовил Ник, но они были слишком хорошо отточены, так можно отточить, только если занимаешься этим годами.
  - Я родился в военной семье - снова заговорил он - родители никогда не требовали, чтобы я работал в нашем отделении, более того, они этого не хотели, но я захотел этого сам и к пятнадцати годам уже был профессионалом, хорошо знающим свое дело. Но операция в вашем отделении была первая моя крупная операция. Первая и самая трудная, она потребовала от меня полной выкладки всех моих способностей, и были моменты, когда я думал, что не справлюсь и тогда меня спасала девушка, которую все вокруг считали монстром, а она стала смыслом моей жизни.
  И снова тишина. Я прижимаю к себе ребенка, только теперь осознавая, что все, чем я жила все эти долгие восемь лет было обманом.
  - Нет, не сердись - будто слыша, о чем я думаю, сказал он - выслушай меня и если потом ты меня возненавидишь я пойму и уйду.
  Но я молчала, боясь пошевелиться, и только гнев поднимался во мне. Он лгал мне, с самого начала, с первого дня нашего знакомства лгал и притворялся!
  - Когда решено было запустить в отделение крота, было решено найти человека внутри отделения, который мог бы помочь кроту, и он был найден притом на верхушке пирамиды власти. Шеф думал, что убив ваших родителей и вырастив вас в отделе, он подчинил вас, но он ошибся, и ты и твой брат не были бездушными машинами способными только убивать, вы сохранили человечность, спрятав ее за панцирь безразличия. Но мое начальство этого не знало и когда запуская крючок выловило твоего брата оно сильно испугалось, что шеф уже знает об их плане, но Ник смог доказать лояльность и тогда мы начали действовать.
  'Ник? Причем здесь мой брат?'
  Я еле сдерживалась чтобы не спросить об этом, но где-то внутри меня все еще зрела надежда, что он меня не найдет и мы останемся живы хотя разум уже давно понял, что нас нашли и поймали.
  - Перед нами встал вопрос, как попасть в отделение так, чтобы никто не догадался, что это намеренное попадание. Был выбран один из вариантов, а именно создать группировку и действовать внутри нее. Когда же придет время попасться в отделение одному. Но Ник не мог игнорировать этот процесс, поэтому зная, что ты будешь защищать нас, Ник подключает тебя и тебе почти удалось вывести меня из игры, ведь я не знал кто ты. А Ник мне не сказал, так как он тогда еще не до конца доверял мне, а твоя защита стала первостепенной задачей его жизни. Но при этом Ник часто говорил о тебе, рассказывал о тебе, особенно, когда мы поняли, что в отделение попал еще один крот и этот крот пытается, устранись Ника.
  Он снова замолчал, а потом его голос стал нежным и ласковым.
  - Тот наш поцелуй был для меня эликсиром жизни. Я готовился к аду, а тут милая нежная девочка, вызывающая во мне огонь и я просто не смог удержаться и не сорвать ее поцелуя. И это была моя ошибка, я понял, что мне будет очень тяжело продолжать это задание. Но я должен был, это сделать ради брата ведь если бы отделение работало правильно, первая его задача была бы спасение людей, а не захват террориста. И глубоко спрятав эмоции, я продолжил свою работу, а тут ты еще показала мне лик отделения, когда поймала нас с младшей Олиной сестрой. Начальство тогда поняло, что если попадусь я, то попадутся и остальные, и я начал медленно распускать группу, при этом ища другой вариант решения проблемы.
  И снова тишина, а потом я услышала телефонный звонок и его голос.
  - Да! Я не могу, разбираюсь с семейными проблемами. Свяжитесь с Ником! Я же сказал, что сегодня меня не трогать я дома с будущей женой и сыном и отстаньте до завтра! Свяжитесь с Ником, он проведет!
  И снова тишина.
  - Прости, но у отделения теперь новое начальство, а жить по-новому сложно, особенно если все еще помнишь, как было раньше. На чем я остановился? Ах да Денис! Сволочь еще та! Когда мы собирали группу, мы поверхностно проверили всех, тогда мы и предположить не могли, кто может в нее попасть, а когда поняли, что натворили, было уже поздно. Хотя чего я удивляюсь, если я использую кого-то, то кто сказал, что кто-то не может использовать меня!
  Он грустно рассмеялся, а потом продолжил.
  - Ник уже ничего не мог изменить, поэтому нам оставалось только наблюдать как из-за нашей ошибки и невнимательности четверо попали в отделение и надеяться, что мы закончим раньше чем их превратят в монстров.
  Опять звонок.
  - Да! Ник, я с твоей сестрой и если мне еще хоть кто-нибудь позвонит, я вырублю связь! Да нашел! Пытаюсь вытянуть ее успокоить, а вы мне все мешаете! Передам, конечно, если оружие отпустит. Да ты не ослышался у нее пистолет и угрожает она в первую очередь твоему племяннику! А ты что думал, она воспринимает меня как отделение, а значит надо спасать ребенка, а ее все равно убьют. Я рад, что до тебя дошло! Позвоню, куда денусь.
  И снова тишина.
  - Ник передает тебе привет и сообщает, что ты стала тетей маленькой девочки. Вес 3 кг 250 граммов - сказал он вдруг.
  И тут я не выдержала.
  - Ник? - мой голос прозвучал еле слышно, но он все равно услышал
  - Да, солнышко, Ник. А теперь слушай. Почти сразу как мы попали в отдел Ник засек передачу информации с его почты. Первая его мысль была, что это я и он устроил мне головомойку, но я тут же объяснил ему, что не связан с этим. Нам тогда ничего не оставалось, как искать кто же это. И когда мы поняли, что это Денис, перед нами стала другая задача, как раскрыть Дениса так, чтобы при этом не раскрыть себя. Только когда мы уже нашли решение, Денис заказал Ника, и моему начальству пришлось выводить его из игры, если мы хотим сохранить его в живых. А мы хотели, мы не рискуем и не бросаемся агентами почем зря. Так был разработан план под кодовым названием 'Убийство'. А в качестве места выбрана одна из подбаз 'Лиги Смерти'. План был просто, твой брат получает пулю, в которой находится раствор замедляющий работу сердца до раза в час и 'умирает' на глазах у коллег, после чего его забирают на базу и там 'сжигают', как и положено по правилам отделения. Все получилось четко по плану, а в крематории были давно подкупленные люди, которые сожгли тело из морга предложенное нами, представив его как останки Ника. Единственное, что могло сорвать операцию это ты, ведь вы чувствовали друг друга, а потом ты еще и лежала на его груди, и я просто боялся, что этот единственный удар сердца будет именно в эту минуту, но к счастью пронесло. Я думал, мне будет сложно сыграть изумление, ведь Ник перед самой операцией рассказал мне кто его сестра и что мы уже знакомы, он просил приглядеть за тобой и позаботиться о тебе. Однако когда я увидел твой холод и безразличие, я не смог не удивиться я ожидал всех печали как это бывало, если погибал кто-то из наших в моем отделении. Но в вашем отделении я увидел, как люди собираются, чтобы увидеть зрелище. Они его увидели в виде холодного равнодушия. И только то, что ты легла на его грудь, показало, что это действительно был твой брат, и ты скорбишь о нем. Уже намного позже, узнав тебя, я понял, чего тебе стоила та сцена, но тогда, я подумал, что Ник любя тебя, просто не понимает, кто перед ним. А вечером ты подтвердила мои опасения, когда пришла спальню и устроила там разбор полетов, не забыв при этом вывернуть Денису руку. Я понимал, что эта жестокость была вызвано старыми счетами, но в тот момент, я злорадно порадовался, ведь из-за этого выродка я остался в отделении один и теперь должен сам справляться со всем этим.
  Я слушала его рассказ и вдруг вспомнила, что дня через три пустота исчезла, а потом вернулась, но она была какой-то другой. Тогда я подумала, что Антон занял место Ника в моей душе, а теперь поняла, у Антона было свое место в ней. Смена состояния же, это было возвращение брата из 'царства смерти' и тотчас же закрытие от меня. Он закрылся, чтобы я не поняла, что он жив. Как же чувствовал себя он, ведь перед этим, я почти три года держала его в таком состоянии! И тут я спросила.
  - А Оля знала?
  'Нельзя так сыграть боль и отчаянье!'
  - Нет, никто не знал, кроме меня и Ника. Даже Оля, хотя он ее очень любил и это отчасти, очень осложняло нашу работу. - ответил он мне - Теперь все было иначе. Я стал защитником этих детей, всех кроме одного, но его я защищать не мог, ведь человек, который помогает тем, кто взрывает невинных людей, не может быть другом законнику. Я продолжал притворяться и, слава богу, Ник оказался прав, к нам поставили тебя, но радовался я такой 'удаче' не долго. Ты на следующее же утро показала, что опасна не меньше чем шеф, ведь ты поставила своей целью, как я тогда подумал, сломать нас. Тогда я еще не понимал, что все твои действия носили только одну цель, научить и спасти нас - он замолчал, а потом вдруг спросил - Ника можно я войду, просто войду я один и без оружия прошу, разреши! Я так хочу вас увидеть!
  Я замерев смотрела на дверь и не знала, что мне ответить, я хотела видеть его глаза, хотя эти глаза постоянно мне лгали, кто сказал, что они и сейчас не солгут мне! Но та часть меня, которая его любила, безумно хотела его видеть, а не только слышать. И я не выдержала, эта часть меня победила. Я встала, отошла к креслу у стены села в него, а потом сказала.
  - Заходи.
  Это была ошибка и я это знала, но часть меня верила ему, и очень хотела его увидеть и я просто не выдержала. Только пистолет у виска малыша и надежда, что я все же успею выстрелить, если будет нужно оставались у меня. Дверь медленно открылась, и темная тень зашла в комнату.
  - Можно я включу свет, пожалуйста? - попросил он.
  - Включатель справа от тебя - ответила я, сжимая ребенка сильнее. Опять ошибка, но я так хотела его увидеть.
  Секунду спустя зажегся свет, и я на секунду ослепла. Ту секунду, которая могла стоить мне жизни, но он действительно был безоружен и просто смотрел на меня и на сына. Это был он и не он. Я не сразу его узнала, но потом все же поняла, что это он и, что он сильно изменился. Он все так же красив и аккуратен, но его лицо стало суровым, а вокруг глаз появились первые морщинки, которые бывают у людей, когда они постоянно сдерживают свои чувства и о чем-то переживают, или пережили сильное потрясение и так и не отошли от него. Его глаза были старческие и усталые, а еще у него была седина! Ему было двадцать пять, а на его висках была седина и это меня потрясло!
  - Что с тобой случилось? - не выдержав, спросила я
  - Что со мной случилось? - грустно рассмеялся он - я два месяца думал, что женщина, которую я любил и без которой жить не могу, умерла, и даже чуть не отправился следом за ней. Меня спас ее брат в последний момент, когда принес фотографию УЗИ моего еще не рожденного ребенка и смог докричаться до меня, сказав, что ты жива.
  Я смотрела на него во все глаза. 'Что он говорит, он меня любит? Этого быть не может!'
  - Не веришь, тогда дай хотя бы закончить мою историю.
  - Ты медленно, но четко находила слабые места и била, по ним, заставляя нас чувствовать себя с все хуже и хуже, а твое поведение с Олей просто сума сводило. Да еще и та операция ликвидации, на которую ты меня пустила, выбила почву у меня из под ног, но последней каплей для меня все же стала смерть Дениса. Я работал уже несколько лет, но до того дня убивать мне не приходилось и даже то, что он был врагом мне не помогло спокойно перенести его смерть. А ты вела себя так, будто так и надо, да еще и требовало продолжать в том же духе. Потом ты стала давать мне легкие задания как координатора. Я старался сохранять хоть какую-то человечность, но я уже понимал, что это утопия и если я не найду то зачем меня прислали, я тут пропаду. Однажды я спросил у Ника во время нашей связи, как он это сделал, как выдержал и сохранил человечность, а он ответил, что его человечность была в тебе. Он сказал, что черпал ее из тебя, тогда я его не понял, а потом намного позже до меня дошло, что же он имел ввиду, когда говорил это.
  Он снова замолк и присев на кровать посмотрел на нашего спящего сына. 'Как же хорошо, что он еще не проснулся' - пронеслось у меня в голове. И тут же малыш завозился, и я на автомате запела колыбельную, надеясь, что он не проснется.
  
  Баю-баю, мой малыш,
  Сладко спи, родной!
  Буду я, пока ты спишь,
  Твой беречь покой.
  
  Мы оба смотрели, как успокаивается наш ребенок и снова погружается в крепкий сон, а потом он тихо сказал.
  - Весьма подходящая колыбельная, не находишь?
  - Да нахожу, но он под нее хорошо спит, а ты отвлекаешься - ответила я ему
  - Ты права, - кивнул он и продолжил свой рассказ - потом меня выпустили на первую операцию и в тот день я впервые увидел тебя настоящую. Более того, тяга, которую я испытывал к тебе все это время, вырвалась наружу и если бы ты меня не остановила, то я бы взял тебя на том деревянном полу в спортзале. Уже потом лежа в своей кровати, я признался себе, что безумно хочу тебя. И что бы я себе не говорил, если будет возможность, я тебя возьму, так как не смогу сдержаться, - он усмехнулся - поэтому я стал держаться от тебя подальше и видел, что и ты придерживаешься той же тактики поведения, только нам это не помогло. То задание было как, ох даже и не знаю, как это назвать! - он покачал головой - Я будто дорвался до тебя, мог прикасаться обнимать, а потом, забыв обо всем занялся с тобой любовью прямо перед камерой и мне было все равно кто нас увидит. Главное в тот момент было то, что подо мной была ты, и я просто сходил сума от счастья! Те выстрелы вывели меня из этого состояния, и пришлось взять себя в руки.
  Он замолчал и уставился на меня, а потом его глаза посмотрели на мои губы, и я увидела, как в них появился знакомый мне огонь, и тут же ощутила тот же огонь в себе.
  - Ты стала наваждением для меня, я не мог сосредоточиться, не мог делать свою работу, думая как я хочу оказаться в твоей постели - такой откровенности я не ожидала, и мое лицо стало ярко алого света, а он продолжал, будто ничего не замечая - и в результате я ошибся и потерял группу. И это лишило меня надежды. То ради чего я был в отделении, ускользало из рук, и я ничего не мог с этим поделать, а тут еще мое неадекватная потребность в тебе, - он покачал головой - тогда я просто сходил сума, не зная, что и думать! А потом ты позвала меня на ту крышу и я, просто сдавшись, поплыл по течению. В тот период был двояким для меня, одновременно с нашими отношениями сдвинулся с мертвой точки поиски компромата и я переживал, не зная, не ловушка ли это. А по ночам, когда ты была в моих объятьях, я чувствовал, что все нормально и все будет хорошо, а еще был безумно счастлив и это пугало меня.
  Он отвел взгляд и посмотрел в окно, а потом снова заговорил.
  - Но все хорошее имеет свойство исчезать, так и в нашей истории, была операция и выбираю между мной и девочками ты выбрала девочек. Ник был рядом, он всегда был там, где Оля и ему удалось отстреляться и вытащить ее, но Нора погибла. А я не смог тебе этого простить, и снова рядом было отчаянье и пустота, а тут мне еще и навязали новичка из моего отделения якобы в 'помощь'. Девчонка совсем не подготовленная к тому, что ее ждало в отделении и, когда я понял, что она на грани, попробовал вытащить ее на ту крышу и тут ты нас поймала. Та боль, которая была в тот момент в твоих глазах, просто убила меня. Я просто не знал, что делать и как тебя успокоить, но я не успел принять какое-то решение, ты включила равнодушие и жестокость, а я ответил тем же. В результате я видел, как ты медленно сходишь сума, и никак не мог помочь, моя ненависть и обида давно сменились тревогой и страхом за тебя. Мне так хотелось прижать тебя к груди сказать, что все хорошо, но я молча проходил мимо, и ненавидел себя за это. В тот период я понял только одну вещь, я безумно люблю тебя и жить без тебя не смогу, но я молча терпел. Ведь теперь игра стала куда опаснее, чем была. Компромат шеф поделил на четыре части и спрятал в разных частях мира, периодически меняя место его хранение Как раз тогда, я вырвал кусок компромата у шефа, заменив этот кусок на 'мыло' и все ждал, когда же он поймет, что один из кусков компромата превратился в 'липу'.
  Он посмотрела на меня и продолжил
  - А потом была та операция и, глядя на красные кругляшки на экране и на твой синий, я понял только одно, я не смогу тебя потерять, просто не смогу жить без тебя. Поэтому я выбрал ту, которую любил больше жизни. А потом я тебя оттолкнул, так как рядом со мной было не безопасно - он замолк, а потом с горечью сказал - только один бог знает, чего мне тогда стоило уйти, а не прижать тебя к себе и не спросить, все ли у тебя в порядке, цела ли, но я сдержался. Так как прекрасно понимал, что если я проиграю, именно ты можешь попасть под линию огня из-за меня. И потекли дни ада, я держался из последних сил, а ты страдала, чем заставляла меня страдать сильнее. Но однажды все изменилось - он посмотрел на ребенка и вдруг попросил - Покажи мне его, пожалуйста?
  Наши взгляды встретились, и я увидела в его глазах такую мольбу и любовь, что просто не смогла отказаться, хотя прекрасно понимала, что все это может быть только игра. А еще вполне возможно, что вся эта байка лишь для того, чтобы заставить меня отдать сына, но я не смогла сопротивляться мольбе в его глазах.
  Очень медленно, стараясь не опускать пистолет, я повернула малыша так, чтобы он мог увидеть его личико. Он долго молчал, а потом нежно сказал.
  - У него твой подбородок и твои щечки и он очень красивый - и снова умолк и молчал очень долго глядя на сына - в тот день, когда погибла Лиза я увидев твои глаза и услышал твой голос понял, что ты на грани и я могу тебя потерять, но у меня было мало времени, поэтому я бросился туда, где было мой единственный шанс и буквально вырвал у шефа второй кусок компромата, заменив его снова на 'липу', оставалось еще два, но это уже не имело значение, я гнал к тебе, прекрасно понимая, что ты сорвешься, и если это произойдет, я тоже погибну. Пока я ехал, позвонил Ник, он тоже это почувствовал и звонил мне, так как понимал, что в квартиру без последствий, могу войти только я. И я вошел, а увиденное потрясло меня так, что я до сих пор вижу тебя с тем пистолетом у виска в кошмарах. В ту ночь я не просто брал тебя, я любил каждую клеточку твоего тела и именно в ту ночь был зачат наш сын, я ведь прав? - спросил он меня.
  - Думаю, да - кивнула я
  - В ту ночь - улыбнулся он своим воспоминаниям - я впервые сказал, что люблю тебя, но ты меня не услышала, уснув, на моей руке.
  - Я слышала, но боялась привлечь к этому внимание, боялась спугнуть тебя, ведь тогда я не верила, что ты вернулся - покраснев, призналась я.
  Он внимательно посмотрел на меня и светло и радостно улыбнулся, а мне вдруг стало так хорошо!
  - А потом были недели счастья, в тот день, когда я устроил тебе ужин при свечах я нашел третий кусок и просто хотел отметить это с той, кого любил больше жизни веря, что скоро я смогу в открытую говорить о своих чувствах и мы будем вместе. Тогда я уже мечтал, что скоро тебе не придется пить проклятые таблетки, и ты родишь мне дочку, так похожую на тебя. Поэтому, когда ты спросила про ребенка, я ответил то, что я думал, не задумываясь, что возможно я уже сделал тебе ребенка, ведь ты уже знала?
  - Нет, я узнала на следующий день, но я подозревала, и тот вечер был просто подарком для меня.
  - Прости, что не защитил, но я так был увлечен окончанием задания, что совсем ничего не замечал, все, о чем я мог думать, это ты и последний кусок компромата - виновато сказал он - и когда ты заплакала, я должен был понять, но не понял, а потом было уже поздно.
  Я удивленно смотрела на него
  - Понять? Я тебя не понимаю, о чем ты? - спросила я у него.
  - А разве ты не знала, что они затеяли? - не меньше удивился он.
  - Знала? - переспросила я, и тут до меня дошло - Да, нет же! Я плакала, потому что думала, что должна с тобой расстаться, чтобы защитить и думала, как я буду без тебя! - воскликнула я, на миг, забыв о ребенке, и тут же была вынуждена снова напевать колыбельную.
  Когда ребенок снова успокоился и уснул, я посмотрела на него и увидела в его глазах такую любовь, что просто утонула в ней. А он тем временем снова заговорил.
  - Когда ты сообщила о взрывчатке, и я потерял с тобой связь, я не знаю, что я испытал, но когда пошло сообщение, что здание взорвано и при этом все остались внутри из меня будто высосали жизнь и весь мир исчез. Я плохо помню те страшные два месяца, я держался только одно мыслью, что я должен уничтожить шефа ради тебя, чтобы больше никто так не страдал, как страдала ты все эти годы, и никто не плакал в последнюю ночь своей жизни на груди любимых. И наступил момент, когда я закончил и понял, что дальше Ник справится сам. В тот вечер я поднялся на нашу крышу на закате и хотел спустить курок, когда солнце сядет и тут пришел твой брат и сделал то, что он пытался сделать все это время. Ник докричался до меня, - он снова смотрел на нас с ребенком - тот снимок спас мне жизнь, нет, не так, наш не рожденный ребенок спасла нас обоих, ведь и тебя бы не было, если бы не наш малыш, я же прав?
  Я лишь кивнула, читая все его эмоции по глазам, и думала, что если это игра, то он просто мастер. Там было столько любви и нежности, что я просто забывала, как надо дышать от ее избытка.
  - Тогда мы решили, что найдем тебя, когда прикроем эту лавочку, и тебе станет безопасно вернуться. А на следующий день был захват начальства отделения, но к несчастью шеф бежал. Следующие пол года я как гончая искал шефа, дергая за все ниточки, которые он давал, но я победил, а он попался в расставленную мной ловушку.
  Он улыбнулся, глядя на меня.
  - Чтобы найти тебя мне потребовался год, год на проверку любой информации, я буквально рыл землю носом и тогда, когда я уже отчаялся и опускать руки, думая, что Ник меня обманул, поступила информация, которая вывела меня на тебя. И вот я здесь сижу на твоей кровати и смотрю на самую красивую женщину в мире, которая в ужасе прижимает пистолет к виску самого красивого и милого малыша на свете. Малышка, я не причиню вам вреда, Я люблю вас больше жизни, и никому не позволю вас обидеть, поверь мне! Отделение все еще существует, но это уже другое отделение и оно больше не занимается тем, что делал шеф. Теперь в нем можно иметь семью, детей и не бояться за последствия.
  'Что же мне делать? Можно ли ему верить? А если это ложь?'
  - Пожалуйста, поверь мне и отдай этот проклятый пистолет, умоляю! - взмолился он, протянув ко мне руку, и я сдалась, решив, что если это ложь, то он позаботиться о малыше, а я просто не смогла бы нажать на этот курок.
  Я протянула ему пистолет, и он тут же забрал его, вытащил обойму и бросил в угол комнаты, а потом тихо сказал.
  - Иди ко мне
  Я подумала, что умереть в его руках будет куда приятнее, чем просто получить пулю, поэтому встала и подошла к нему, протянув ему сына, но он покачал головой, развернул меня к себе и посадил к себе на колени, так чтобы обнять нас обоих. Потом он, чуть приподняв мои руки с ребенком, поцеловав его в лоб, а затем, чуть повернув мое лицо, впился в мои губы поцелуем.
  Что это был за поцелуй. Я даже описать его не могу. Как описать состояние, которое испытываешь, когда целуешь любимого человека, когда ты уже похоронил мечту поцеловать его снова. Это вкуснее любого блюда, слаще любой конфеты, это настолько хорошо, что просто не подлежит описанию.
  Из этого состояния меня вывел голос сына.
  - Мама! - захныкал мой малыш, а я замерла в руках любимого, глядя в его глаза. Он чуть отстранился и тихо спросил, видя мое состояние.
  - Это его первое слово?
  Я только кивнула. Он долго смотрел на малыша, а Антоша смотрел на папу, а потом старший Антон подхватил нас на руки и уложил на кровать так, чтобы сын оказался между нами и попросил меня.
  - Спой колыбельную для нас обоих.
  И я пела и постепенно начала засыпать сама, последнее, что я услышала, был его ласковый голос.
  - Спи солнышко, теперь ты в безопасности. Я люблю тебя и буду хранить твой сон, как ты хранила сон нашего сына.
  Я проснулась, когда лучи солнца поползи по моему лицу и тут же поняла, что в кровати я одна.
  'Он забрал его!'
  Я подскочила и быстро побежала по дому, на втором этаже было пусто, а на первом едва я добежала до кухни замерла, от увиденного зрелища.
  Мой сын сидел на детском стульчике и ел кашу ложкой, а его отец стоял у плиты и жарил что-то. Глянув на стол, я увидела гору блинов.
  - Я же сказал вчера - не оборачиваясь, бросил он - никто больше не причинит вам зла. Он проснулся и чтобы не разбудить тебя, я забрал его вниз. Я люблю тебя солнышко. Блины будешь?
  А я замерев смотрела на эту идиллию о которой даже не мечтала, а потом подошла к нему и обняла сзади и шепнула.
  - Я тоже тебя люблю! Буду, конечно!
  
  Эпилог.
  Полгода спустя.
  Плавная медленная музыка текла по залу, на специально оборудованном для этого участке зала ресторана танцевали пары, а я сидела за столом и ела Кальмар.
  - Первый, это база - услышала я голос Ника - цель входит.
  Я оглянулась на дверь, и увидел нашу цель. Террориста, который планирует взорвать здание в городе.
  - База, это первый вижу его - ответил мой муж, следя за целью сидя передо мной и при это глядя на меня - начинаем операцию.
  Они все-таки уговорили меня вернуться в отделение и я сама убедилась, что больше нет того отделения которое я знала. Теперь все было иначе. Люди больше не прятали чувств, и все чаще я видела улыбки на лицах окружающих.
  - База, это тройка цель захвачена уходим.
  Я видела как уводили нашу цель и уже сама начала собираться, но мня остановил Антон.
  - Может, потанцуем? - вдруг спросил он.
  - Но... - начала я, но он меня перебил.
  - Пошли!
  И вот мы в центре зала вокруг нас льется музыка и так хорошо кружиться в его объятиях.
  - Первый второй опять!... - слышу голос брата.
  - Когда ты свою Олю выводишь, никто тебе слова не говорит и все ждут, пока вы не нагуляетесь, так заткнись, и не мешай дай потанцевать с моей женой спокойно! - обрывает его Антон.
  И снова только он и я. Мне так хорошо, что я кладу голову ему на плечо и просто наслаждаюсь этим уединением, а потом шепчу.
  - Тош, а Тош, а у нас в организации, декретный отпуск бывает?
  - Конечно! А ты, что хочешь оформить декретный отпуск? - спросил он, поглаживая меня по спине и опускаясь все ниже - Я бы не отказался от второго малыша, да и Антоше бы не помешала сестренка, а то я его забалую - шепчет он мне в самое ухо.
  - Не успеешь - улыбнулась я, отстраняясь - поехали домой, мне не терпится увидеть сына, а потом оказаться в постельке и расслабиться.
  Он смеется, прекрасно зная, о чем я и ведет в сторону выхода из ресторана. А я незаметно поглаживая живот, думаю о том, что возможно сестренка Антоше уже обеспечена, только это я узнаю завтра, а пока....
Оценка: 9.20*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"