Белый Ян: другие произведения.

Последняя жертва

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Якорь блуждал по погибшему миру в поисках своей давней любви Ирины и, наконец, нашёл. Вот только кем она стала за прошедшие годы? Как изменилась? А ещё он попутно пытался спасти остатки человечества. От кого? От самого же человечества.

  Однорукий Марк не успеет, Якорь это понимал. Да и его спутники, чета Липкиных, судя по всему были того же мнения. Фёдор чертыхнулся и пошёл к зданию вокзала, а Лида прижала к себе детей, но с места не сдвинулась.
  Якорь искоса взглянул на женщину. Оторопела? Нет, тех кто теряется уже давно Снегопад съел, а эта небось просто зрелище досмотреть хочет.
  "Может зря я так? Может она ещё надеется?" - подумал он.
  Кто, собственно говоря, Марк для них? Никто. Случайный спутник. Но баба она всегда баба, вот и жалеет.
  А Марк не сдавался. Левой, целой рукой, натянул на голову капюшон, а культей правой прижал к груди подвешенную на шее сумку. Вот дурак! Нет чтобы бросить, покойнику это барахло без надобности.
  Якорь поднял глаза к небу. Поздно, может уже и не бросать, толку всё равно не будет.
  Снегопад висел прямо над одноруким.
  Он как и всегда собрался стремительно. Буквально за минуту белоснежные облака потемнели и влились друг в друга. Туча раздулась, опустилась, казалось, вот вот и земли коснётся, и поплыла против ветра в сторону вокзала.
  Первым на пути Снегопада оказался однорукий. До Якоря долетел заунывный гул, а Марк начал размахивать рукой, словно пытался отбиться от кого-то невидимого. Разделяло их метров сто пятьдесят. Редкие снежинки с такого расстояния не увидишь, но жалят то они всё равно больно.
  Однорукий споткнулся о кочку, упал, стремительно вскочил и рванул дальше, а туча разразилась крупными хлопьями и такими густыми, что Марк стал лишь смутным силуэтом в этой белесой пелене.
  Сквозь гул Снегопада послышались вопли.
  Лида подтолкнула детей в спины и погнала их в здание, а Якорь продолжал смотреть.
  Однорукий вновь упал, медленно поднялся, сделал два шага и опять оказался на земле. На этот раз встать уже не смог, лишь начал кататься с бока на бок - и всё это под свои же крики.
  Якорь развернулся и зашагал к двери.
  Вопли за спиной прекратились. Всё, нет больше однорукого Марка. Был человек и не стало, а под снегом лишь одежда пустая заметена. Якорь украдкой улыбнулся.
  Он закрыл за собой дверь и задвинул засов.
  Небольшое здание умело приспособили под укрытие от Снегопада. Двери закрываются плотно, окна наглухо заколочены, потолок в нескольких местах укреплён мощными балками, чтобы не обвалился, если снега много насыпет. По центру помещения громоздится металлическая бочка, а у стены дрова навалены.
  До посёлка Заводь, куда стремились попасть и Липкины, и ныне покойный Марк, и сам Якорь оставалось километра три. Да только идти нужно через чистое поле, где нет ни единого укрытия. Значит, нужно отсидеться здесь, пока лютует Снегопад, а судя по гулу он бушевал нещадно. Потом выбрать момент, когда на небе не будет ни единого облачка, и лишь тогда рвать когти в посёлок.
  Фёдор разжёг в бочке огонь, а Лида раскинула на полу подстилку и начала на ней еду раскладывать. Ягоды, орехи, сухая рыба, вяленое мясо.
  Нынче с едой проблем особых нет. Если руки у тебя из нужного места растут, а на плечах голова восседает, можно прокормиться охотой. Снегопад гадский только человечиной питается, другие животные ему не интересны, вот и наплодилось зверья, ведь самый опасный хищник почти вымер. Но всё равно, Липкины с Якорем знакомы всего-то пару часов, и не боится же баба перед ним богатство семейное выкладывать. Людей и раньше недобрых хватало, а сейчас сплошь одни дикари.
  Якорь уселся на пол под окошечками касс. Рюкзак спрятал за спину, а нож охотничий положил возле ног.
  Хотя, чего Липкиной бояться? Вот между ней и мужем двустволка стену подпирает. Чуть что не так, бахнет раз, и нет Жени Якорева по прозвищу Якорь. Пятно только на стене останется и тело бездыханное.
  Младшие Липкины смирно в уголке засели, а их папка с мамкой первыми за еду принялись и лишь когда себе брюха понабивали, до стола малых допустили. Дети, мальчик и девочка лет пяти, накинулись на еду словно весь день впроголодь ходили, а родители начали шептаться, то на них глядя, то на своего спутника.
  У Жени в рюкзаке лежал кусок лепешки, да есть ему собственно и не хотелось.
  Он достал из кармана потрёпанную фотографию и скрыл от любопытных взглядов в раскрытых ладонях.
  В жизни любого человека должна быть цель. Должен быть смысл. Иначе жить незачем, иначе человек перестаёт быть человеком. В его природе заложено вечно что-то искать и к чему-то стремиться.
  На фотографии была цель Якоря. Ира Савина - стройная брюнетка с обворожительной улыбкой и большими глазами.
  Шестнадцать лет прошло после первого Снегопада и после последней встречи с ней, а Женя всё искал. Чувствовал, что жива. Глупо? Может быть, но как человек и без глупости?
  Что не день он любовался фотографией. Изучил каждую её точечку, каждый оттенок. Но важнее всего была связь с прошлым, которая крепла при виде снимка.
  Молодые, беспечные студенты: он на физкультурном факультете, она на филологическом. Казалось, жизнь только начинается... Прогулки по вечерним улицам, походы в кино на последний ряд, её улыбка, прикосновения - и бурные ночи.
  А потом на мир обрушился Снегопад. Мать и отец Жени погибли одними из первых. Накрыло их когда добирались из магазина домой. Женя решил выбираться из города, вместе с братом Андреем и сестрой Юлькой - близняшки, семь лет им тогда было. После этого ему ещё долгие годы снились улицы заваленные пустой человеческой одеждой.
  Когда добрались до окраины, на небе вновь возник Снегопад. Попытались укрыться в ближайшем доме, да уже засевшие там люди начали за крышу плату требовать. Отобрали еду, Женю и Юлю избили, а Андрея вышвырнули на улицу.
  Так Якоревых осталось только двое.
  Снег шёл почти месяц не переставая. Припасы в доме закончились, люди начали умирать, и тогда вновь появилась еда. А вот Юлька так и не заставила себя есть человеческое мясо, не одичала ещё полностью. Вскоре и она богу душу отдала. Выжившие - семеро их на тот момент оставалось - хотели и её съесть, но Женя не позволил. Убил всех.
  Вот и не осталось у него никого из прошлой жизни, только лицо на снимке и воспоминания, - и стала Ира заветной целью Якоря.
  А ещё он хотел победить Снегопад и даже знал, как это сделать. Одиннадцать лет назад раненый в стычке с бандитами он попал в скрытый от посторонних глаз научный комплекс. Оказалось, что своим ранением он спас одного из обитавших там учёных. Поймал пулю предназначенную "головастому".
  Якоря залатали и поставили на ноги.
  От своих спасителей он узнал, что такое Снегопад и что он исчезнет, когда людей на Земле останется совсем мало.
  Вот только люди, существа хитрые и изворотливые, научились скрываться от Снегопада. Пусть бы жили так и дальше, да только дичать начали, а значит, чтобы не опустилось человечество окончательно, ему нужно помочь. Нужно ускорить процесс.
  Якорь согласился это сделать, а "головастые" показали как. Химиков среди них было много, а Женя оказался хорошим учеником.
  И вскоре он начал свою "спасательную" миссию и начал... с научного комплекса. Ведь учёные тоже люди, и их там было много.
  Женя оторвал взгляд от фотографии. Чёрт знает, сколько прошло времени, но Лида и дети уже тихо сопели и только Фёдор, положив ружьё рядом с собой, караулил сон своего семейства.
  - Задремал. Реветь давно перестало? - вполголоса спросил Якорь.
  - Закончился Снегопад. Давно, - ответил Липкин.
  Женя спрятал снимок, встал и забросил рюкзак на плечо.
  - Чего затеял? - Фёдор потянулся к ружью.
  - Расслабься. Поссать выйду.
  Якорь аккуратно приоткрыл дверь и выглянул наружу. Снега нет, земля чистая. Тает он быстро, а точнее не тает, а улетучивается на небо, чтобы потом опять на головы человеческие обрушиться. Да и от снега в нём осталось всего ничего: название и внешний вид. На самом то деле Снегопад - это колония микроорганизмов и не простых, как заверяли Якоря учёные, а микроорганизмов с зачатком разума.
  Снаружи стоял непроглядный мрак. Женя шагнул за порог и прикрыл за собой дверь. Заприметил чуть в стороне металлическую трубу. Вот она сейчас как раз и пригодится.
  Справив малую нужду, Якорь захватил трубу и вернулся к двери. Он давно перестал чувствовать угрызение совести и тем более жалость, оттого и действовал без спешки, спокойно и размерено.
  "Главное - цель. Главное - остановить Снегопад. А люди? Что - люди? Пыль. Земля к земле, как говорится", - думал он.
  Трубу поставил к стене. Из рюкзака достал две стеклянные бутылочки, одну - на пол-литра, вторую - грамм на сто, не больше. Осторожно открыл обе и из маленькой несколько капель влил в большую.
  А потом ускорился. Быстро закупорил обе. Что поменьше бросил в карман, а другую - встряхнул и зажал в руке.
  Якорь не спеша, словно облегчившись, назад возвращается, открыл дверь, но входить не стал. Швырнул бутылку в центр комнаты, захлопнул дверь - послышался звон бьющегося стекла и крики Фёдора - и припёр её трубой, а сам отошёл.
  Женя уселся прямо на траву и взглянул на наручные часы. Флюоресцентные стрелки светились ярко, и засечь полторы минуты ему труда не составило.
  В здании послушалось шипение, из-под двери вырвалась тонкая струйка газа. Закричали дети, смолкли, закашляли. Дверь сотряслась от мощного удара - это Фёдор попытался пробиться наружу. Вновь вздрогнула и снова напрасно.
  - В сторону! - это уже прокричала Лида.
  Дверь прошила дробь.
  Мельтешение, беготня и вновь попытка прошибить дверь с плеча, а потом хриплый мужской окрик:
  - Лида!
  Газ действовал быстро, Липкиной хватило лишь на один выстрел.
  Ещё один удар в дверь и всё. Тишина.
  Женя улыбнулся. Горд был собой, ведь время правильно рассчитал. Ровно девяносто секунд.
  Якорь натянул на лицо противогаз и встал. Он небрежно оттолкнул ногой трубу и распахнул дверь. К ногам его упал Липкин. Так и умер Фёдор, пытаясь двери вышибить. Нет чтобы окно проломить. Окна хоть и мелкие, но дети бы пролезли, а он о своей шкуре думал.
  Красные глаза выпучены, а рот полон белой пены.
  Якорь схватил его за руку и отволок чуть в сторону. Потом вернулся в здание. Лида скрючившись лежала в метрах двух от выхода, а вот дети так и не сошли с подстилки.
  Газ клубился по-над полом и медленно и лениво полз наружу.
  Женя вынес остальные тела и положил рядом с Фёдором.
  "Дань богу Снегопаду, прямо-таки", - эта мысль ему ещё ни разу в голову не приходила.
  Каждый раз после чей-то смерти чувствовал, что на шаг ближе к победе становится, оттого и настроение поднималось.
  Еду и две бутылки чистой воды Липкиных Якорь переложил себе. Фонарик с аккумулятором, мешочек с патронами, плащ-дождевик, на удивление целый, ни единой заплатки - всё это тоже перекочевало в Женин рюкзак. Ружьё повесил на плечо.
  Всё, делать здесь больше нечего. Якорь дверь закрывать не стал, пусть проветривается, и не оборачиваясь поплёлся в сторону Заводи. Другие на его месте и одежду сняли бы, целые шмотки нынче в цене, но Якорь брезговал.
  Мрак вокруг. Небо звёздное, яркое, нет ни облачка на небе. Только вдали у горизонта сверкают молнии, но бояться этого не стоит. Обычная грозовая туча, Снегопад молниями не швыряется.
  Где-то справа завыли волки. Якорь остановился, прислушался и успокоился. "Серые" далеко.
  Вскоре уткнулся в русло реки. Берег был обрывистым, а вода тёмной, оттого чуть и не рухнул прямо с обрыва. Только неяркий отблеск луны в воде заставил остановится.
  Обрыв густо порос камышом. Хорошее место для тайника. Недолго думая, Якорь спрыгнул в заросли и сапёрной лопаткой вырыл небольшую яму. Спрятал там противогаз, два баллончика с газом и сумочку с химикатами, после чего присыпал ямку, словно и не было здесь никого.
  Слухи о гибели нескольких поселений уже давно ползают среди людей, оттого к пришлым стали везде относиться гораздо подозрительнее, и если у него отыщут этот саквояж и баллоны в придачу - не миновать жестокой расправы.
  Остался на руке кожаный браслет со спрятанными внутри ампулами с ядами, но браслет хитрый, с рельефным рисунком и понять где просто рисунок, а где ампулы выпирают незнающему человеку не по силам.
  Заводь была небольшим поселением. С обеих сторон речушки плотно стояли полтора десятка домов, а окружала их деревянная изгородь. Зверья боялись да бандитов. Последних гораздо больше.
  И когда Якорь, топая по-над берегом, вышел к воротам, его сразу окликнули.
  - Стой! Дальше ни шагу.
  Голос заспанный, видать сторож слегка задремал.
  Якорь замер.
  - Чего надо? - грубо окликнули его.
  - Обменяться, переночевать, согреться, - спокойно ответил Женя. - Проблем я не доставлю.
  На минуту его собеседник умолк. Небось с напарником переговаривается.
  - Все так говорят... Руки держи перед собой и движений резких не делай.
  Рядом с воротами открылась неприметная дверь. Якорь смело прошёл внутрь и оказался в небольшой комнатушке, разделённой на половину столом. Спереди стол был укреплён металлическими пластинами, а за ним сидел белобородый мужичок с дробовиком в руках. Второй сторож - паренёк лет двадцати, он то и открыл дверь - стоял у стены, слева от Жени.
  - Оружие отдай, - заговорил молодой.
  Якорь снял ружьё с плеча. Потом отстегнул с ремня на поясе кобуру с ножом.
  - Огнестрел у нас запрещён, - сказал бородатый. - Нож можешь забрать после досмотра.
  - А у тебя дробовик что-ли игрушечный?
  - А я исключение, - оскалился старший. - Мне многое можно... И с гостями непрошеными вытворять... Откуда идёшь?
  - Из Дубово.
  Якорь не врал. Посёлок Дубово в сорока километрах от Заводи находился, оттуда он и притопал.
  - Рюкзак сними и куртку. Обыскать тебя надо бы, - сказал молодой.
  Женя отступил к двери.
  - Ага, щас. Я половины своего скудного имущества не досчитаюсь после вашего обыска. Сам покажу, что имею, а ковыряться не дам.
  Мог бы и сразу позволить осмотреть вещи, да только лишняя покладистость может быть куда подозрительнее чем строптивость.
  - Да ты не бойся. Нам твой мусор сто лет не нужен, - сонно сказал бородатый, сразу видно было, не терпелось ему быстрее с гостем ночным разобраться да назад на боковую. - Тут слухи ходят, что какая-то падла уже в трёх посёлках население потравила то ли газом, то ли ядом. А вдруг это ты? А? Если ничего подозрительного не найдём - добро пожаловать в Заводь.
  "Три посёлка? Знал бы ты сколько их на самом деле", - подумал Женя и спросил:
  - Ну, а если найдёте?
  Бородатый буднично пожал плечами.
  - Ну, а если найдём, я тебя пристрелю, а Сеня - кивнул на молодого - на поле Снегопаду тело оттащит.
  - А чего сразу я? - возмутился Сеня. - Как покойников таскать, так самый молодой. Пусть сам идёт, а там его и пристрелишь...
  - Всё, всё - занервничал Якорь. - Не надо никого стрелять.
  Он снял рюкзак и куртку и передал их молодому. Для успокоения сторожей ещё и кофту вязанную стянул. Пусть ищут, всё равно ничего не найдут.
  Молодой оказался ищейкой ушлой. Обыскивал основательно. Не стал он высыпать содержимое рюкзака, а каждую вещь аккуратно доставал и внимательно разглядывал, лишь убедившись, что она не опасна, клал на стол. Разместился Сеня тоже грамотно, подальше от пришлого да от траектории стрельбы, и если гость решит напасть, то быстро окажется нашпигован дробью.
  Молодой добрался до провианта. Ножом отрезал ломтик мяса, отсыпал горсть ягод и протянул всё это Якорю.
  - Съешь.
  "Боятся что отравлено, - догадался Женя. - Идиоты"
  Пока он пережёвывал пищу да запивал водой из своей же бутылки, Сеня обыскал и его самого. И опять же с чуткой внимательностью, вот только браслет его не заинтересовал.
  - Чист, - подытожил молодой.
  Бородатый на глазах расслабился и даже лёгенько улыбнулся. Дробовик вместе с ружьём Якоря спрятал под стол, а нож протянул гостю.
  - Ствол заберёшь когда будешь из посёлка уходить, - ответил он на немой вопрос Жени. - Ну, что? Теперь можно и познакомиться. Это Сеня. Просто, Сеня. Большего ещё не заслужил...
  - Кряхтун трухлявый, - взъерепенился молодой.
  - Меня Гришей зовут, но чаще всего Белым кличут. Почему? Я думаю, сам понимаешь.
  Якорь оделся и начал складывать свои вещи назад в рюкзак.
  - Якорь.
  Он поднял взгляд на Белого и добавил:
  - Это потому что Якорев моя фамилия.
  - Ну, Якорь так Якорь. Что на обмен принёс?
  За Женю ответил молодой.
  - Семян у него много. По пакетикам расфасованы.
  Якорь кивнул. В Дубово отличные огородники жили, только им семена уже без надобности.
  - Это хорошо, - зевнул Белый. - С цветочками и росточками тебе к Будяку надо. Это наш типа агроном. Дом его по этой стороне речушки крайний самый.
  - Я ещё человека одного ищу, - сказал Якорь и достал из кармана фотографию. - Женщину.
  Он протянул снимок Сене.
  - Фото старое, ещё до Снегопада сделанное, но вдруг узнаете, - говорил Якорь и сам уже не верил, что это возможно.
  - Красивая диваха. На Маринку похожа, - сказал молодой.
  Белый перегнулся через стол и выхватил снимок.
  - Так это же её мамаша, Ирка-Сивуха, - огорошил он Женю. - Только килограмм на сто моложе. На кой она тебе? Подруга из той жизни что-ли?
  Столько лет искал. Уже надежда почти растаяла, и вот она... Неужели нашёл? А дальше то что?
  - Ага, подруга.
  Забросил рюкзак на плечо и впёрся взглядом в Белого, а тот сразу понял, что от него требуется.
  Бородатый приподнял часть крышки стола и ногой сдвинул заднюю стенку, позволяя пройти Якорю к ведущей в посёлок двери, и проговорил:
  - Направо по дорожке. Во втором доме она живёт. Только бузить не вздумай. По посёлку патрули гуляют, тоже со стволами.
  Якорь стремительно ринулся к выходу и, не прощаясь, вывалился наружу.
  - Бо-о-ольшущий его облом ждёт, - заржал Белый, подмигнул Сене и завалился спать на стоящую за столом кушетку.
  Якорь практически бегом миновал один дом и остановился возле двери второго. Дёрнул за ручку. Незаперто. Он медленно открыл дверь и переступил порог.
  Женя включил фонарь, осветил комнату и скривился. Неужели здесь живёт та, которую он искал? Это же халупа - одним словом. Обои ободраны, стены обшарпаны. Гнилые доски на полу при каждом шаге скрипят и прогибаются, вот вот и в подвал провалишься.
  На столе в центре комнаты навалены бутылки, скомканные бумаги, объедки. В общем - помойка. А рядом на старом рыхлом диване лежит нечто огромное.
  Якорь приблизился к дивану. Нечто закряхтело и перевернулось.
  Женщина... Это всё одна женщина!
  Ошарашенный Женя смотрел, как та поднимается. Ноги колонны грохнули по полу, толстенные руки ухватились за спинку дивана и начали подтягивать тело.
  Якорь посвятил ей в лицо. Шестнадцать лет срок не малый, и Ира за это время должна была измениться, но он никак не предполагал, что перемены будут столь разительными.
  Кожа красная да вся то ли в укусах, то ли в волдырях. Волосы путанный торчат во все стороны, от грязи и жира даже укладываться не хотят. Под заплывшими глазами синяки. Левый и вовсе куда-то в сторону смотрит. Лишь только губы остались прежними. Пухленькие, бантиком и на верхней тоненький шрамик.
  И как же от неё воняет!
  - Убдри... Убрви... Убери свет, - прошипела пьяным голосам Ира. - Сенька, ты что-ли? А Маринка занята, Дим-мочка у неё.
  Протянула последние слова и визгливо засмеялась.
  "Как свинья", - содрогнулся Якорь.
  Поставил фонарь на стол да так чтобы и его лицо видно было.
  Ира даже немного отшатнулась, поняв что перед ней не Сеня, а потом медленно потянулась вперёд и ошарашено отдёрнулась.
  - Ты...
  - Привет, Ир.
  - Мать твою! Жен-ничка! - завизжала Ирка. - Явился! Где же ты, гнида, пропадал?!
  - Тебя искал.
  - Меня искал?
  Ирка засмеялась. Уж лучше бы в лицо плюнула. Сразу захотелось сжечь фотографию и желательно вместе с воспоминаниями.
  - И-скал он. Ну, чё? Нашёл?
  - Нашёл. Вот только не знаю зачем. Что с тобой случилось?
  Ирка-Сивуха - теперь Женя понял, почему Белый её так назвал - пошарила дрожащей рукой в горе мусора на столе, отыскала столь желанную бутылку и сделала два больших глотка.
  - Жизнь со мной случилась. Вот что.
  Она повернула голову и заверещала:
  - Марина! Марина! Сюда иди!
  Якорь бросил взгляд на стену. Там был завешанный покрывалом проход в соседнюю комнату. А ведь сразу и не заметил.
  - Марина! - вновь позвала Ира.
  - Хватит орать, - прозвучал в ответ раздражённый мужской голос.
  Заскрипел пол. Полог покрывала сдвинулся, и в комнату вошли двое: мужичок, с обвисшим брюхом, и растрёпанная молодая девчонка, сразу было видно платье она натягивала в спешке.
  - Сивуха, чего орёшь? - взъерепенился брюхатый.
  А девчонка подошла ближе к Ире, вышла на свет и лишь тогда остановилась.
  Сердце Якоря замерло. Вот она, та которую искал.
  "Дочка Иркина, - понял он. - И как похожа!"
  Захотелось достать фотографию и сравнить. Угол бровей, разрез глаз, губы, ушки, родинки...
  - Ну, чего кричишь, мам?
  И даже голос как у Ирки в молодости.
  - А это кто такой? - кивнула она на Женю.
  - Так это, Марина, папаня твой, - сказала Ира. - Явился, вот.
  Якорь затаил дыхание.
  "Дочка? Это моя дочь? Вот те раз!"
  - Ты чего несёшь? - отпрянула Марина. - Бухать меньше надо.
  Она сделал шаг назад, к своими хахалю. Испуганная. Глаза бегают то на мать, то на Женю.
  - Папаша, папаша, - закивала Ирка. - Я с ним в последнюю нашу встречу хорошо покувыркалась...
  Толстуха захихикала.
  - Вот ты и получилась.
  И тут в разговор вклинился брюхатый.
  - Слушайте, где чей папаша будете завтра разбираться.
  Он схватил Марину за руку и подтянул к себе.
  - Я мамане твоей две литрушки дал и пожрать. Так что, пошли. Ещё не всё ты отработала.
  А Якорь уже знал, что будет делать дальше. И пока мужичок говорил, он незаметно вынул из браслета одну ампулу и зажал её в левой руке, а правой - достал нож.
  Якорь задержал дыхания и рванул через диван к парочке. Мимоходом резанул Иру по горлу, а ампулу швырнул Марине под ноги.
  Девчонку природа одарила не одной лишь красотой, но и хорошей реакцией. Только первые пары яда добрались до её милого носика, а Якорь вонзил нож брюхатому в сердце, она стремительно рванула к выходу. На половине пути ноги подкосились, а уже возле двери Марина осела на пол.
  Мужичок был мёртв, а вот Ира ещё трепыхалась и хрипела, пыталась рукой зажать разрез на шее. Хотя нет. Это уже давно не Ира, а некое отвратительное существо. Пусть умирает, туда ему и дорога.
  Якорь вытер нож о штаны и в два шага оказался возле Марины. Нужно выносить её быстрее. Она пока только сознание потеряла, но без свежего воздуха вскоре богу душу отдаст.
  Женя приоткрыл дверь и выглянул наружу. Невидно не зги и тишина вокруг. Он забросил дочку на плечо - а ведь похожа, глаза и нос прямо как у него - и вышел из дома. Теперь главное выбраться из посёлка.
  Слава беспечности человеческой - до ворот Якорь добрался не встретив ни одного патрульного. Осталось пройти мимо Сени и Белого, а с таким грузом его не выпустят, а пришьют сразу. Значит, нужно действовать стремительно и нагло.
  И вновь гибельная небрежность - дверь в сторожку оказалась не заперта. Якорь толкнул её плечом и влетел внутрь.
  Завидев пришлого с Мариной на руках, Сеня стал столбом, а вот опытный Белый, даже полностью не раскрыв глаза, схватился за дробовик.
  - Девку в отключке за вашей хатой нашёл, - с порога затараторил Якорь. - Кто у вас в посёлке за врача будет?
  Он положил Марину на стол.
  Белый снял палец со спускового крючка, а Сеня шагнул к двери.
  - Бабу Глашу звать? - Молодой посмотрел на старика.
  Тот кивнул и, выронив ружьё, начал заваливаться на спину. Это Якорь одним длинным движением вначале вспорол Белому запястья, а потом и горло.
  Якорь ещё не успел развернуться, а Сеня уже, пытаясь сбежать, напирал на дверь. Вот только та открывалась внутрь, а не наружу, и пока молодой сообразил, почему выйти то не получается, стало поздно. С глубокой дырой в груди мёртвый Сеня сполз по стене на пол.
  Якорь запер дверь, взял дробовик Белого и повесил за лямку на плечо. Ружьё Фёдора решил оставить здесь. Старое оно, только лишний кусок железа с собой таскай.
  Маринка зашевелилась. Застонала, что-то зашептала, перевернулась на бок и замерла. Вновь монотонно задышала.
  "Хорошо что не очнулась, крови здесь многовато", - думал Женя, поднимая её на руки.
  Снаружи уже начало развидняться. Вдали над лесом заблестели рассветные лучи. Нужно ускориться. Кто знает, что местным взбредёт в голову, когда они тела найдут. Вдруг облаву по округе устроят.
  С правой стороны ближе к горизонту висел Снегопад. Висел без движения, наверняка кого-нибудь снегом заваливает.
  Тем же маршрутом что и шёл в Заводь, - вдоль заросшего берега реки - Якорь добрался до тайника. Устал, хотелось спать, но пока не до отдыха. Он уложил Марину под берёзу. Девушка вновь застонала и закашлялась. Попыталась отбиваться. Не открывая глаз, начала махать руками и брыкать ногами. Худенькая, слабенькая - где ей с Якорем совладать.
  Женя связал её бечевой по рукам и ногам, а в рот кляп вставил. Она потом поймёт, что всё это для её блага.
  Якорь секунду полюбовался девушкой. Провёл рукой по её щеке, Марина отдёрнулась и впилась в него взглядом сжигающим города.
  А Якорь занялся излюбленным делом. Достал из тайника ящичек с химикатами, открыл его и словно алхимик из далёкого прошлого взял пустую бутылочку, влил в неё немного синей жидкости из другой, потом засыпал фиолетового порошка, а после надел противогаз.
  Прихватив смешанное зелье, Якорь зашагал вдоль берега в сторону Заводи.
  Он остановился в метрах сорока от изгороди. Ближе подходить смысла нет, ветер сильный и дует как раз в сторону посёлка.
  Женя не раздумывая швырнул бутылочку на середину реки.
  Плюх! Бутылочка скрылась в мрачной глади, и буквально через секунду вода забурлила. С каждым разом пузыри вздувались всё больше и больше, лопались и выпускали на воздух густой пар.
  Реакция началась правильно, и Якорь зашагал назад к Марине. Вот и всё, дело сделано.
  Когда он развязал ноги девушке и помог ей подняться, к Заводи уже подбиралось густое облако газа.
  - Идём, - Женя подтолкнул Марину в спину и взглянул на тучу, Снегопад висел на прежнем месте. - Нужно до вокзала добраться, а то чует моё сердце, на нас пойдёт.
  Со стороны посёлка послышались крики и стрельба. В кого стреляют то? В друг друга. Противогаз найденный делят или место в какой-нибудь укромной комнатушке, куда газ не попадёт. Будут выжившие, но это будут единицы, те которые по головам других пойдут.
  Девушка замычала.
  - Давай, я тебе руки развяжу и кляп выну. Ты только не кричи и драться не надо.
  - Зачем ты это делаешь?
  Марина пыталась говорить спокойно и уверенно, но Якорь чувствовал, как сильно она напугана, и его это угнетало.
  Ничего. Успокоится, свыкнется, поймёт.
  - Так нужно.
  - Нужно?
  Марина остановилась. Обернулась... и заплакала. Посёлка толком то и видно не было. Сквозь ядовитое облако, окутавшее Заводь, с трудом проступали лишь силуэты домов.
  - Ну, чего ты плачешь? - попытался утешить её Якорь. - Кого тебе там жалеть? Мать? Она же тебя за самогонку под мужиков подкладывала. Или хахаля пузатого?
  Девушка отвернулась. Не было больше сил смотреть.
  - Они же там все бессмысленные, Маринка. Только о себе и думали. Хотя бы в смерти своей пользу принесут.
  - В смерти? - всхлипнула девушка. - Какая в ней польза? Психопат ты конченый.
  Якорь взглянул на небо. Снегопад сдвинулся со своего места и пополз в их сторону.
  Если расчёты "головастых" верны, то Заводь должна быть последней жертвой, а значит, Снегопад жрать людей перестанет. Вот только проверять ему это на себе не хотелось.
  Якорь ускорился.
  - Люди всегда были большой проблемой для себя самих. Создавали оружие, а потом плакали над могилами убитых этим оружием. Гробили целые биологические виды, а потом вносили их в какие-то "Красные книги " и пытались спасать. Рожали детей для получения квартир, а после орали на всю страну, что у нас тьма беспризорников и юношеского бандитизма... Тебе это сложно понять, ты этого не видела... В общем, беда человечества в самом человечестве. Вот только люди это никогда не принимали... Быстрее, Мариночка, - подтолкнул её Женя и продолжил: - Запомни: всегда и во всём виноват человек.
  Марина шла молча, обречёно опустив голову. Якорь не знал, слушает она его или нет, но всё говорил:
  - И Снегопад тоже появился из-за людей. Это природный защитный механизм для усмирения слишком распоясавшихся биологических видов. И сейчас он усмиряет нас...
  - Мне есть кого жалеть, - неожиданно перебила его Марина.
  Якорь не сразу и понял, что не так с её голосом. А говорила она слишком уж уверено - ни черта не осталось от плаксивой девчонки.
  Худенькая ножка Марины влетела Якорю в пах, и тот сложился вдвое. Девушка выдернула из чехла нож, вонзила ему в бок, по самую рукоять, и прошептала:
  - Сенька хорошим был, тварь, а ты его убил.
  Марина выдернула нож, оттолкнула Якоря и сломя голову побежала в сторону вокзала.
  "Не добила, дура. А надо было, надо..." - сквозь боль подумал Женя и перевернулся на живот.
  Откуда силы то взялись? Понимал ведь что не жилец. Ножом ему славно внутренности порезало.
  Якорь взялся за дробовик. Целиться было тяжело. Руки слабели, не слушались и дрожали. Перед глазами мир начал расплываться. В горле заклокотало, во рту появился металлический привкус.
  "Я тебя так долго искал, чтобы ты меня предала?!" - Якорю хотелось заорать, когда поймал Марину на мушку, но не смог и выстрелить не успел.
  Солнце исчезло. Из-за спины по земле приползла тень. Снегопад! Ревёт и воет! Как не услышал?! Девка отвлекла.
  Первая снежинка упала на затылок. Словно кислотой капнули.
  Якорь отпустил дробовик и попытался натянуть на голову капюшон, но где там, ведь уже почти умер. Из последних сил запрокинул руку, и растянулся на земле.
  Снег повалил гуще, но Якорь уже не чувствовал, как его тело растворяется.
  А Марина бежала. Лишь раз обернулась, увидела наплывающую на неё тучу и больше назад не смотрела. Нож сжала крепче. Главное не выронить. Страшно быть сожранной живьём. Лучше быстро - один удар в сердце.
  На руку упало что-то белое и холодное. Потом ещё и ещё... Марина остановилась. Нацелила остриё в грудь и замерла. Руки, плечи и голову облепили снежинки, но ей не было больно, стало просто холодно.
  А красивые снежинки всё падали и падали. Туча поменяла направление движения и полетела по ветру.
  Марина лизнула руку. Она никогда не видела настоящий снег, но, наверное, таким он и должен быть на вкус. Холодный, аж зубы заболели, и хрустящий.
  "А ведь папаша был прав, - подумала Марина. - Насытился Снегопад"
  Она опустила нож и не спеша двинулась назад к посёлку, а вдруг Сеня да выжил.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Женский роман) | | А.Емельянов "Играет чемпион 3. Go!" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Антипова "Близкие звёзды: побег" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Б.Олег "Булыга: Заключенный Љ12 " (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"