Бергельсон Александр Людигоич: другие произведения.

Вася и Джон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ВАСЯ анд ДЖОН
  или
  лучший глюк его жизни.
  
  
  (Дым в семи картинах с хорошим эпиграфом)
  
  "Когда великий Глюк..."
  Пушкин, "Моцарт и Сальери"
  
  
  Действующие лица.
   ВАСЯ
   ДЖОН
  
  
  Картина первая.
  
  ВАСЯ у себя в питерской коммуналке. Он сидит на полу и забивает косяк. ВАСЯ есть человек лет пятидесяти, весь как бы из самого начала семидесятых. Отсюда и длинные волосы, и джинсы, и всё остальное. Коммуналка, естественно, самая жуткая. Комната ВАСИ может быть любой, обязательно только - много-много кассет и пластинок; причем - на видном месте - кассеты катушечные и пластинки старые; большой катушечный же магнитофон. На фоне развала и беспорядка - великолепная аппаратура, колонки, куча наворотов и прочие дела.
  
  ВАСЯ прикуривает, пускает дым, дым стелется по полу и поднимается вверх. Из дыма выходит ДЖОН. Он длинноволос, в круглых очках, словом - тот самый ДЖОН, о котором вы подумали. ДЖОН бредёт в дыму, в руке у него сигарета, он периодически затягивается.
  
  ВАСЯ видит ДЖОНА.
  
  ДЖОН видит ВАСЮ.
  
  ВАСЯ. О, ДЖОН... Наконец-то! Блин, я всегда знал! Всегда, ДЖОН, что ты когда-нибудь придёшь, ДЖОН!
  ДЖОН. (Оглядывается, говорит, естественно, по-английски). Чёрт, где это я?
  ВАСЯ. ДЖОН сказал: Чёрт, где это я? (Радостно, по-английски) Ты здесь, ДЖОН!
  ДЖОН. (По-русски) О! Он сказал: "ДЖОН, ты здесь..." Странный парень... (переходит на английский). А где это "здесь", френд?
  ВАСЯ. Он спросил: друган а где это - здесь? (Переходит на английский). На Земле, ДЖОН! Ты опять на Земле!
  ДЖОН. (Удивленно, по-русски). Это странный парень утверждает, что я опять на земле... (ДЖОН вглядывается сквозь дым в очертания комнаты ВАСИ, качает головой, продолжает по-русски). Я что-то не узнаю Землю, френд. Что вы тут без меня наворотили?
  ВАСЯ (Окончательно переходит на русский язык). Всё нормально. Это моя конура. (Протягивает ДЖОНУ косяк). Зёбнешь разочек, ДЖОН? Это чуйка.
  ДЖОН. Вот ис "Зёбнешь"? Вот ис "чуйка"? (Переходит на английский). И вообще, - кто ты, друг?
  ВАСЯ. (Радостно, по-русски). ДЖОН спросил, кто я!.. (Продолжает говорить по-русски). Я ВАСЯ!
  ДЖОН. (Сам себе). Хороший парень! (ВАСЕ, по-русски). Всё-таки, френд, я думаю, что тебе повезло больше, чем мне. Ты меня знаешь, а я - я тебе нет...
  ВАСЯ. (Ещё более радостно). Знаю, ДЖОН! Очень даже знаю! Ты только прикинь! - Я траву курю, а ты ко мне пришёл. Я так рад, так рад! Я всегда знал, ДЖОН, что однажды ко мне придёшь ТЫ!
  ДЖОН. Траву? (Смеется). Я тоже курю траву! Но я не понимаю, почему ко мне пришел именно ты. (ДЖОН затягивается своей сигареткой). Обычно я могу контролировать: кто ко мне приходит, зачем и когда. Я ведь именно для того и курю траву, чтобы встретится с конкретными людьми. Или - не людьми. Например, намедни ко мне приходил Батхисатва Седьмых Ворот. Мы говорили с ним о том, как пракрити противостоит пуруше, когда человек обретает свою великую иллюзию майи, и все три гуны настигают человека одновременно: страдание, радость и безразличие.
  ВАСЯ (затягиваясь). Как мне кайфно тебя слушать. ДЖОН! О, как мне кайфно тебя слушать!
  ДЖОН (смотрит сквозь дым на ВАСЮ, говорит по-английски). Смешной парень! Как ты сказал тебя зовут?
  ВАСЯ. (По-русски). ВАСЯ, ДЖОН, ВАСЯ!
  ДЖОН. Я не понял: Васья-ДЖОН-Васья? Ов кос! Черчилль тоже был - Уинстон-Леонард-Спенсер...
  ВАСЯ. Нет, ДЖОН. Я просто ВАСЯ... ВАСЯ. И всё.
  ДЖОН. (Смеется). ВАСЯ!
  ВАСЯ. (Смеётся). ДЖОН!
  
  ДЖОН и ВАСЯ одновременно затягиваются, каждый своим дымом.
  
  ВАСЯ. А это - это чуйка, ДЖОН!.. Самая лучшая русская марихуана с Алтая, Джон... Там есть такая долина, ДЖОН, это просто рай, ДЖОН: там растет самая лучшая трава, ДЖОН!
  ДЖОН. (Кивает). Я слышал. Это место ещё называется Джанна. Там растет трава, которая дает человеку возможность ощутить свою связь с БОГОМ.
  ВАСЯ. Я всегда говорил, ДЖОН, что слово "чуйка" происходит от корня "чуять"...
  
  ВАСЯ протягивает ДЖОНУ косяк. ДЖОН берет косяк. Затягивается
  
  ВАСЯ. Ну как, ДЖОН? Как тебе чуйка, ДЖОН?
  
  ДЖОН сидит с выпученными глазами, круглые очки его съехали на бок. Рот безвольно приоткрыт. Косяк он держит в замершей навесу правой руке. ВАСЯ смотрит на ДЖОНА с умилением и радостью. Какое-то время они молчат. Наконец, ДЖОН с трудом шевелит головой.
  
  ДЖОН. О-о-о-о...
  ВАСЯ. Что, ДЖОН?
  ДЖОН. Бьютифул... Вери бьютифул... (Потом добавляет, немного подумав) ...блядь...
  
  ВАСЯ радостно хохочет. ДЖОН с уважением смотрит на косяк, и бережно, с благоговением возвращает его ВАСЕ. ВАСЯ затягивается, потом протягивает косяк ДЖОНУ. ДЖОН косяк берет и, держа его в пальцах, говорит ВАСЕ.
  
  ДЖОН. О! Ты не жадный парень, ВАСЯ. Но я тоже - не жадный! Я тоже тебе дам свою траву.
  
  ДЖОН протягивает ВАСЕ свою сигаретку с марихуаной. ВАСЯ берет сигаретку и рассматривает ее.
  
  ВАСЯ. Настоящие сигареты с марихуаной!
  ДЖОН. Ес, ВАСЯ.
  ВАСЯ. Фирменные - фабричные - разрешённые?
  ДЖОН. Ес, ВАСЯ.
  ВАСЯ. Из Голландии?
  ДЖОН. Ес, ВАСЯ.
  ВАСЯ. В магазине купил?
  ДЖОН. Ес, ВАСЯ! Купил, купил... В Амстердаме, ну, ты знаешь, - там, где обычно...
  ВАСЯ. (Проникновенно и взволнованно). О, ДЖОН... Если бы ты знал, ДЖОН, где обычно покупаю я, ДЖОН!..
  ДЖОН. Кури, ВАСЯ! Плиз!
  
  ВАСЯ осторожно, негнущимися пальцами берет сигарету. Осматривает ее, нюхает, осторожно затягивается, прикрывает глаза, ждет, потом затягивается еще. Потом с удивлением смотрит на ДЖОНА, потом с сомнением на сигарету.
  
  ВАСЯ. Чё-то я не просёк, ДЖОН. Чё то она какая-то беспонтовая... Ты извини, ДЖОН, но по-моему тебя... ну, это самое... В смысле, - накололи, ДЖОН. По-моему это - не трава.
  ДЖОН. О, ВАСЬЯ! Это - трава. (С сожалением качает головой). Но это - это не чуйка, ВАСЬЯ!
  ВАСЯ. Да, ДЖОН. Ты стопудово прав! - это не чуйка.
  
  ВАСЯ аккуратно тушит амстердамскую марихуановую сигарету в пепельнице и показывает ДЖОНУ на косяк, который тот держит в руке.
  
  ВАСЯ. Давай, ДЖОН!
  
  ДЖОН поднимает высоко над головой косяк с чуйкой.
  
  ДЖОН. Давай, ВАСЯ!
  
  ДЖОН с благоговейной опаской затягивается. Очки опять съезжают, ДЖОН мотает головой, и говорит слегка сдавленным голосом.
  
  ДЖОН. А вот это - это ол райт! Это вери бьютифул чуйка, ВАСЯ! Эта такая ЧУЙКА, какой со мною не было никогда!!!
  ВАСЯ. И опять ты прав, ДЖОН! Ты опять стопудово прав: это хорошая чуйка, ДЖОН! Потому что со мной, ДЖОН, со мной такого тоже не было ещё никогда!!!
  
  ДЖОН отдает косяк ВАСЕ, ВАСЯ затягивается. Дым клубами окутывает их. Звучит известная всем песенка "Битлз".
  
  Картина вторая.
  
  Дым немного оседает. ВАСЯ и ДЖОН сидят на полу. Косяк уже выкурен, они оба благодушны и доброжелательно предупредительны.
  
  ВАСЯ. The One After 909... Let It Be.
  ДЖОН. (Скептически). Ну, не знаю, ВАСЯ... Вряд ли... Тем более, что я свой орден вернул. Правда жаль, Её Величество обидел... Но для меня, ВАСЯ, важно было подчеркнуть, что мелиторизм, ВАСЯ, ну ни хрена никому не нужен! Ю андестенд ми, ВАСЯ?
  ВАСЯ. Michelle...
  ДЖОН. О! Это - да! Здесь ты прав, ВАСЯ: Michelle, ВАСЯ, это тоже чуйка.
  ВАСЯ. А Double Fantasy, ДЖОН?
  
  ДЖОН резко и решительно дает отмашку рукой, от чего его сильно бросает, в смысле - качает, - вперёд. ВАСЯ ловко ловит ДЖОНА, и помогает ему сесть прямо.
  
  ДЖОН. Сенк ю, ВАСЯ! Сенк ю... Но про Double Fantasy мы даже не будем спик!
  ВАСЯ. О, ДЖОН? Почему? Это же - вообще крези! Полный улёт!
  ДЖОН. Абсолютно ес, ВАСЯ: это есть улёт, причём - полный... Сорри, ВАСЯ, но я, ВАСЯ, не могу - ВООБЩЕ! - ХОТЬ КАК-ТО относится к своему посмертному альбому... Ты андестенд ми, ВАСЯ?
  
  ВАСЯ всплескивает руками, и на лице его появляется выражение сочувствия. ВАСЯ прижимает руку к сердцу.
  
  ВАСЯ. Да, ДЖОН, я андестенд ю... но мне обидно, ДЖОН, потому что это - классная музыка, ДЖОН!
  ДЖОН. Ов кос, ВАСЯ!.. Но это - это уже не моя чуйка, ВАСЯ: это как чужой кайф, который я ВАСЯ, - Я! - уже не поимею никогда...
  ВАСЯ. Тогда - "Один день из жизни", ДЖОН! Ты меня извини, вы там с Полом...
  
  При имени Пола ДЖОН прямо подпрыгивает, и следующую свою реплику орёт в голос.
  
  ДЖОН. (По-английски). Идёт он в жопу, ВАСЯ! Пусть ему так и будет - хорошо живому в его суете!..
  
  ВАСЯ усаживает ДЖОНА, успокаивающе держит ДЖОНА за руку, говорит проникновенно и возвышенно.
  
  ВАСЯ. Простил его, ДЖОН! Прости! Это будет для нас всех, которые твои, самая большая чуйка! Я прошу тебя, ДЖОН! Помирись с Полом! Ну, пожалуйста!..
  ДЖОН. (Уже по-русски). Чуйка, ВАСЯ?
  ВАСЯ. Да, ДЖОН! Это будет всем нам, твоим людям, самая вери биг чуйка!
  
  ДЖОН снимает очки. Трет глаза. Потом машет рукой. Дыма становится больше. Дым стелится по полу и поднимается вверх.
  
  ДЖОН. (По-английски). Хрен с ним! (Куда-то в дым, уже по-русски). Я прощаю тебя, Макар! Давай мириться, Макар!
  
  Из дыма раздается какой-то грохот, и следом начинает звучать композиция "Один день из жизни". ВАСЯ слушает, вынимает "Беломорину", начинает забивать косяк, трет глаза, всхлипывает, закуривает. ДЖОН тоже всхлипывает. Они сидят, курят косяк по очереди и плачут, раскачиваясь в такт музыке, пока всё опять не оказывается в полном дыму.
  
  Картина третья.
  
  ВАСЯ и ДЖОН курят косяк. Косяк теперь выглядит как стационарная "беломорина" на подставке, очень похожая на пулемёт "МАКСИМ". ДЖОН и ВАСЯ по очереди подходят и делают затяжку.
  
  ВАСЯ. Imagine, ДЖОН... Imagine, пока мы ещё живы!
  
   Затягивается, уступает место ДЖОНУ.
  
  ДЖОН. Я бы сказал чуть-чуть иначе, ВАСЯ! Imagine, и - насрать, живы мы, или нет!
  
   Затягивается. Уступает место ВАСЕ.
  
  ВАСЯ. О, ДЖОН! Как верно ты это сказал, ДЖОН! Просто зашибись, как ты это сказал!
  
  ВАСЯ делает затяжку, остается около беломорины; ДЖОН подходит и они берутся за руки.
  
  ДЖОН. Скажи и ты что-нибудь, френд! Я хочу, чтобы ты мне тоже сказал что-нибудь зашибись.
  ВАСЯ. Я?
  ДЖОН. А кто? Здесь только одни мы с тобой можем говорить друг другу настоящее зашибись...
  ВАСЯ. Я не умею, ДЖОН.
  ДЖОН. Ты гонишь, ВАСЯ. Ты просто не хочешь, потому что привык выё... (делает паузу) в смысле, прятать свою душу, ВАСЯ. Но я ведь знаю, что у тебя на душе, ВАСЯ, есть очень много, чего сказать зашибись!
  ВАСЯ. Только для тебя, ДЖОН! Только для тебя я скажу то, что всю жизнь ношу в душе!
  ДЖОН. Подожди, ВАСЯ! Зёбни! - плиз!.. А потом я, ВАСЯ, зёбну следом, а потом ты, ВАСЯ, скажешь мне своё самое главное зашибись!
  
  Они по очереди затягиваются. Потом ВАСЯ, мотая головой, берет себя за уши, и говорит, тихо-тихо.
  
  ВАСЯ. Всё в моей голове, ДЖОН... А чего нет в моей голове, ДЖОН, того, ДЖОН, нет совсем.
  
  ДЖОН после затяжки начинает приплясывать, медленно и динамично двигая руками, как крыльями. Таким образом, ВАСЯ стоит, держа себя за уши, и мотая головой, а ДЖОН приплясывает, махая крыльями-руками. Получается что-то вроде ритуального танца.
  
  ДЖОН. Это зашибись, ВАСЯ! Это такое зашибись, что просто чуйка! Только скажи мне, ВАСЯ, скажи, френд: чего сейчас нет у тебя в голове?
  ВАСЯ. О, ДЖОН, у меня в голове сейчас зашибись! Там есть всё, что нужно: там есть ты, ДЖОН, там есть эта комната, ДЖОН, там есть трава, ДЖОН, но там нет суеты, и это - это зашибись, ДЖОН!
  ДЖОН. Это зашибись, ВАСЯ! Я слушаю тебя, ВАСЯ, и я радуюсь тебе, френд! А скажи мне, ВАСЯ, скажи, как френд - френду: кем ты был, ВАСЯ, в прежней жизни?
  ВАСЯ. В прежней жизни, ДЖОН, я просто БЫЛ! Просто был, ДЖОН! Был, и этого достаточно...
  ДЖОН. О, ВАСЯ! Как это зашибись, ВАСЯ! - просто быть...
  ВАСЯ. Это зашибись, ДЖОН! Как это зашибись!
  ДЖОН. А лав ю, ВАСЯ! А лав ю!
  ВАСЯ. И я лав ю, ДЖОН!
  
  ВАСЯ и ДЖОН опять берутся за руки, и тихонько идут, под музыку, как в сиртаки, вокруг стоящего на подставке косяка.
  
  ДЖОН. О, ВАСЯ! Посвящённых не так много, хотя многие несут жезл!
  ВАСЯ. О, ДЖОН! На фига жезл? На фига мудрость Мистерий Вакха? На фига сплетение виноградных лоз? На фига сосновая шишка? Что нам третий глаз, если Иерофанты Веры стоят там посредине Долины Теней? Нет, ДЖОН! Нас ждёт с тобой Долина Света!
  ДЖОН. О, ВАСЯ! Ты сказал зашибись! Нас ждет Долина Света, ВАСЯ! Там мы станцуем свой Главный Танец вокруг Извечного Косяка с дивной травой, имя которой "чуйка"!
  ВАСЯ. Идём же, О, ДЖОН! Идём!
  ДЖОН. Идём, ВАСЯ! ИДЁМ!
  ВАСЯ. Только не торопясь, ДЖОН! Медленно и плавно...
  ДЖОН. Лисен ту зэ сайленс!
  ВАСЯ. Слушай тишину, ДЖОН. Припади к ней губами и вдохни её!
  ДЖОН. Только после тебя, ВАСЯ! Ибо это - твоя "чуйка"!
  ВАСЯ. Наша, ДЖОН! Наша - ныне и присно, и вовеки веков! Да прибудет с тобой лучшее зашибись, ДЖОН!
  ДЖОН. И с тобой, френд, и с тобой - ныне и присно, пусть прибудут чуйка и зашибись!
  
  ДЖОН подводит ВАСЮ к косяку. И ВАСЯ делает затяжку, после чего затяжку делает ДЖОН. Клубы дыма поднимаются со всех сторон. Уже из дыма слышен голос ВАСИ.
  
  ВАСЯ. Can't Buy Me Love, ДЖОН! Can't Buy Me Love!
  ДЖОН. Ес, ВАСЯ! А лав этот песняк...
  
  ДЖОН из дыма поёт Can't Buy Me Love.
  
  Картина четвёртая.
  
  Can't Buy Me Love заканчивается появлением из дыма ВАСИ и ДЖОНА в военной форме. У того и у другого сержантские нашивки.
  
  ВАСЯ. О, ДЖОН! Я хранил эти шмотки двадцать девять лет...
  ДЖОН. Зачем, ВАСЯ? Это ужасная форма солдат! В них люди должны идти воевать! Ай эм против, ты же знаешь.
  ВАСЯ. О, ДЖОН, я тоже против, и ты тоже этот знаешь... Но я украл эту форму двадцать девять лет назад из каптерки родного полка под Улан-Удэ, чтобы мы с тобой могли, ДЖОН, могли, когда ты придёшь, напялить этот прикид!
  ДЖОН. Да, ВАСЯ! Но - зачем, скажи мне: зачем, ВАСЯ?
  ВАСЯ. Чтобы мы могли с тобой, ДЖОН, одевшись в форму, ДЖОН, спеть Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band, как два сержанта... Ю андестенд, ДЖОН?
  ДЖОН. О, ВАСЯ! Теперь-то я - андестенд! Я до этого - не андестенд, но теперь-то, - теперь ес!
  ВАСЯ. Тогда, ДЖОН, я прошу тебя, ДЖОН: давай Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band! Я прошу тебя, ДЖОН!
  ДЖОН. Базара нет, ВАСЯ! Поехали...
  
  Они подходят к косяку, который так и стоит на подставке посреди комнаты, и по очереди затягиваются до тех пор, пока не начинает звучать музыка, и музыка звучит, и дым стелится, и дым поднимается, и ДЖОН поёт Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band, но - ДЖОН поёт один. ВАСЯ, вместо того, чтобы петь, садится на пол, лицом к залу, и плачет. Свои рыдания ВАСЯ сопровождает следующим монологом.
  
  ВАСЯ. Ну вот, ДЖОН, меня и прибило на измену, ДЖОН... Я не могу петь с тобой, ДЖОН! Кто я и кто ты? Ты - ДЖОН, а я - я ВАСЯ. Просто ВАСЯ. (Всхлипывает, в голосе появляются истерические нотки). Ах, ДЖОН! Ну, почему ты не любишь христианство, ДЖОН? Зачем ты сказал им всем тогда: "Ну вас всех, парни! - вы гоните лажу!.." Ты сказал им: " Патеры! Кардиналы и римские папы! Что сегодня ваше Христианство? Да разуйте глаза!.." (ВАСЯ почти кричит, даже бьёт по полу кулаком, всхлипывая и размазывая по щекам слёзы). "Ещё чуть-чуть, парни, ещё совсем чуть-чуть, - и ваше Христианство само изживет себя! Оно съежится и исчезнет..."
  
  ВАСЯ в полном горе рыдает во весь голос, тем временем, как ДЖОН старательно исполняет Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band, тоже, кстати, достаточно истерично и эмоционально: ДЖОН приплясывает, хохочет, и даже несколько раз пускается в присядку.
  
  ВАСЯ. Ты сказал им, ДЖОН, презрительно сжав губы, ДЖОН, глядя прямо в глаза, ДЖОН, не разу не отведя взгляда: "Вы хотите поспорить? Бросьте, парни! О чём тут спорить? Спорить бессмысленно... Спорить вообще бессмысленно", - сказал ты им, ДЖОН, - "а уж по этому поводу - бессмысленно спорить совсем!"
  
  ВАСЯ немного успокаивается, в голосе его появляется строгость и сдержанное величие. ДЖОН сразу же, как ВАСЯ меняет тон, тоже начинает танцевать и петь более сдержанно: ДЖОН уже не пляшет в присядку, а кружится а-ля балет, совершая всяческие хитрые батманы и па-де-де с невидимой партнершей.
  
  ВАСЯ. Ты встал во весь рост, ДЖОН, ты посмотрел на них строго, ДЖОН, и ты сказал им, зная свою безмерную правоту: "Кочумайте, парни! Я прав, и будущее покажет, что я прав..." А потом, ДЖОН, ты посмотрел на стоящих за твоей спиной, ДЖОН, и улыбнулся, ДЖОН, улыбнулся...
  
  По щекам ВАСИ опять текут слёзы, ВАСЯ опять всхлипывает, но это - счастливый плачь, преисполненный умиления и гордости.
  
  ВАСЯ. ...Да, ДЖОН! Ты увидел тех, ДЖОН, кто стоит за твоею спиной, ДЖОН, и ты сказал, ДЖОН: "Посмотрите сюда! - да мы уже сейчас популярнее Иисуса Христа!"
  
  ВАСЯ вскидывает руки вверх, и громко хохочет. Песня ДЖОНА кончается. ДЖОН останавливается, садится на сцену.
  
  ДЖОН. (Буднично, спокойно, тоном официальных отчетов). Последняя фраза привела к массовым сожжениям пластинок группы, и спустя некоторое время Леннон был вынужден принести свои извинения всем, чьи чувства он оскорбил.
  ВАСЯ. Да, ДЖОН! Ты извинился перед ними!
  ДЖОН. Да, ВАСЯ! Леннон перед ними извинился... А я, ВАСЯ, - (ДЖОН хитро улыбается, и даже подмигивает ВАСЕ), - я лично - ну, ни хрена не стал перед ними извинятся!
  ВАСЯ. Ты лично, ДЖОН?
  ДЖОН. Я лично, ВАСЯ! А вот Леннон... (ДЖОН многозначительно поднимает палец). Леннон извинился. Ему, Леннону, ВАСЯ, это раз плюнуть: встал, типа, расшаркался, ручонки там заломил, слезу пустил - винюсь, братаны! Сморозил! Прошу принять... обязуюсь исправить... самые искренние... и всё такое.
  ВАСЯ. (Опять всхлипывая). Чё то я не врубаюсь, ДЖОН...
  ДЖОН. Я тоже не врубался, ВАСЯ, пока не улетел. (ДЖОН показывает пальцем в небо). А как улетел, ВАСЯ, так всё сразу и понял. (ДЖОН показывает ВАСЕ на косяк). Вот смотри, ВАСЯ: можем мы прямо с тобой, прямо сейчас разделить: где чуйка, а где - зашибись?
  
  ВАСЯ заинтересовываясь, выходит из своего грустного настроения-состояния, слегка шмыгнув этому состоянию-настроению носом на прощанье.
  
  ВАСЯ. Легко, ДЖОН! Сам косяк - это чуйка, ДЖОН, а то, что мы ловим, ДЖОН, - это зашибись!..
  ДЖОН. Ес, ВАСЯ! Полный Ес! А теперь смотри: я - ДЖОН, и я - здесь: а он - он Леннон, он - извинился, и он - там. (ДЖОН показывает всё сказанное руками). Ты андестенд, ВАСЯ?..
  ВАСЯ. Я андестенд, ДЖОН! Конечно же, андестенд!
  ДЖОН. Спасибо, френд. А то, знаешь, с этой путаницей от меня всё время хотят то, что я не могу... Леннон ведь умер. (ДЖОН вдруг хлюпает носом). Прикинь, френд! - он умер, а они его не отпускают... А я - я-то как мучаюсь... Прямо задолбали... Прямо, вообще, ВАСЯ... (ДЖОН начинает плакать). Козлы они, ВАСЯ... Они такие конченые козлы!
  
  ДЖОН плачет. ВАСЯ же, наоборот, воодушевляется.
  
  ВАСЯ. Но ты - ты же дал им шанс, ДЖОН! И Леннон - Леннон тоже дал им шанс! Получается, ДЖОН, эти козлы имели целых два шанса понять, ДЖОН!
  ДЖОН. Но они не поняли, ВАСЯ! Вот в чём беда, ВАСЯ! Козлам ничего никогда нельзя объяснить... А когда, ВАСЯ, мы даем козлам шанс, ВАСЯ, они, - (ДЖОН плачет уже навзрыд), - они ещё больше козлы, ВАСЯ!.
  ВАСЯ. (Ещё больше воодушевляясь). О, как ты прав, ДЖОН! Как ты прав!
  ДЖОН. (Ещё больше западая в депрессивное состояние). Они убили его, убили его, убили его, ВАСЯ! Козлы! Он им открылся, а они... они...(ДЖОН сжимает кулаки, сдёргивает очки, неистово кричит). Я должен был умереть вместо него!
  ВАСЯ. Нет, ДЖОН! Ты не мог бы умереть! Чтобы ты умер, этим козлам нужно было убит ВСЕХ НАС, весь твой пипл, ДЖОН!
  ДЖОН. (Плачет). О, ВАСЯ! Пипл никогда не умеет быть живым. Пипл эври тайм мёртвый, ВАСЯ... Вот ты - скажи! - скажи мне ВАСЯ, только честно: разве ты - живой?
  ВАСЯ. Я?
  ДЖОН. Ты, ВАСЯ! Ты! - лучший мой пипл за все эти годы полёта! - ты! А кто же ещё, ВАСЯ? - ты живой?
  ВАСЯ. (Вздыхает, тяжело и безнадежно). Я мертвый, ДЖОН.
  
  ДЖОН остолбеневает настолько, что перестает плакать и от неожиданности сказанного даже "вываливается" из депрессии.
  
  ДЖОН. Ты - мёртвый ДЖОН?
  ВАСЯ. Я...
  ДЖОН. (Перебивает). Тогда я - живой ДЖОН, ВАСЯ!
  ВАСЯ. А каким же ещё ты можешь быть, ДЖОН? В глазах своего пипла, ДЖОН, ты всегда - ЖИВОЙ ДЖОН!
  ДЖОН. Сенк ю, ВАСЯ! Ты сказал зашибись.
  ВАСЯ. Тогда, ДЖОН, ну, пожалуйста, ДЖОН: спой мне тихонечко Come Together, ДЖОН...
  ДЖОН. Come Together, ВАСЯ?
  ВАСЯ. Come Together, ДЖОН!
  ДЖОН. А почему ты не поёшь со мной, ВАСЯ? Я заметил, ВАСЯ! (В голосе ДЖОНА опять слышны слёзы). Ты не пел со мной Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band, ВАСЯ! А теперь ты, ВАСЯ, хочешь чтобы я и Come Together спел один, без тебя? Мне грустно петь одному, ВАСЯ! О, как мне грустно, ВАСЯ, петь одному...
  ВАСЯ. Я не могу, ДЖОН! Я всегда думал, что могу, а оказалось - не могу... Прости меня, ДЖОН. Я постараюсь. Я... (ВАСЯ очень переживает, стесняется, даже краснеет и потеет). Я очень постараюсь. Только ты, ДЖОН, начни, ДЖОН, пожалуйста. ДЖОН, Come Together ДЖОН!
  ДЖОН. (Плачет, но в голосе его успокоение). Я сделаю для тебя всё, что ты скажешь, ВАСЯ! Ты пойми, френд: ты мой пипл, а я - я твой пипл, и это главное!
  ВАСЯ. Ес, ДЖОН! Это - главное, ДЖОН.
  
  ДЖОН начинает петь Come Together. Дым стелится сам собой, как будто кто-то, а не наши герои, курит гигантский косяк на небе и на земле.
  
  Картина пятая.
  
  Над дымом, который везде и всюду, снизу и сверху, на небе и на земле, - на огромных качелях плывут ВАСЯ и ДЖОН; они сидят на качельной доске, свесив ноги; Джон от всей души поёт Come Together; Come Together стелется над землёй и по земле вместе с дымом; качели раскачиваются в такт с песней и дымом; ВАСЯ от всей души слушает Come Together.
  
  ВАСЯ. Косяк земной и косяк небесный! Офигенны дела твои на небе и на земле! Балуешь ты меня сегодня, ибо дал счастье петь с ДЖОНОМ! Спасибо тебе! Спасибо тебе за дым твой в полёте моём! Спасибо тебе за полёт мой в дыму твоём! Помню, помню, как в детстве слушал Битлов твоих, сидя голым на диване моём! Помню, помню, как летел я первый раз от Come Together, только вместо качелей бросала меня туда-сюда допотопная моно коряга "Яуза": две дорожки, сыпучая магнитная лента, хрипы и стоны, словно кто-то злой и коварный нарочно понаписал сверху и снизу твоего Come Together весь звуковой арсенал Адовых мук; но всё равно - всё равно! - кайф твой навеки запомнил я, косяк земной и небесный! И Битлы твои пели для меня, и дым твой стелился снизу и сверху, и верил я: придёт час мой, и даруешь ты мне счастье петь с ДЖОНОМ, петь с ДЖОНОМ, петь с ДЖОНОМ...
  
  ДЖОН прерывает пение Come Together, или просто Come Together кончается по причинам быстротечности текста, но - в этом месте, именно в этом месте, ДЖОН говорит ВАСЕ.
  
  ДЖОН. Я больше не могу, ВАСЯ... Я больше не могу...
  ВАСЯ. (Встревожено). Что такое, ДЖОН? Что случилось? Что с тобой, ДЖОН?
  ДЖОН. Я не могу больше, Вася! Ты всё время просишь меня петь песни тех, с кем я расстался ещё при жизни, но уже навсегда...
  ВАСЯ. Но ведь вы - это одно целое, ДЖОН! Вы - Битлы! Битлы, ДЖОН!
  
  ВАСЯ говорит с чувством, убедительно и напористо. Качели начинает качается сильнее. ДЖОН смотрит вниз, двумя руками судорожно хватаясь за верёвку.
  
  ДЖОН. Какие Битлы, ВАСЯ? О чём ты?
  ВАСЯ. Битлы, ДЖОН, это - по-нашему БИТЛЗ, ДЖОН! Мы вас тут так зовём!..
  ДЖОН. Косяк земной и небесный! Зачем, ВАСЯ? Всё было просто и конкретно! Четыре жука ползли по земле... Один улетел, их осталось три... При чем здесь какие-то "Битлы", ВАСЯ?
  ВАСЯ. Вы всегда вместе, ДЖОН! Вы всегда вместе!
  
  Качели раскачиваются всё сильней и сильней. ДЖОН совсем испуган.
  
  ДЖОН. Косяк земной и небесный! Он хочет, чтобы мы гробанулись! Ты гонишь, ВАСЯ! О, ВАСЯ, как ты гонишь!
  ВАСЯ. Летим, ДЖОН! Мы классно летим! О, ДЖОН!
  ДЖОН. Это не полёт, ВАСЯ! Это страх земной и ужас в душе! Я душа, ВАСЯ, просто ДУША, и я боюсь лететь дальше!
  ВАСЯ. Косяк земной и небесный! Дым, ДЖОН, смотри! - дым становится мягким, как перина! Давай прыгнем. ДЖОН! Давай прыгнем!
  ДЖОН. Нет, ВАСЯ! Я уже прыгал! Я уже не хочу. ВАСЯ!
  ВАСЯ. Поздно, ДЖОН! Я вижу, как рвутся верёвки судéб! Я вижу, как смешались дымы! Косяк земной и небесный зовут нас! Прыгай. ДЖОН! ПРЫГАЙ!
  ДЖОН. Ты не оставил мне выбора. ВАСЯ! Прощай. ВАСЯ! Я не могу больше удержать руки! Я падаю! Прощай, ВА-А-А...
  
  ВАСЯ раскачивает качели так сильно, что доска отделяется от верёвок, и скользит по дыму. ДЖОН теряет равновесие, и падает в дым. ВАСЯ прыгает следом. Затемнение. Наступает полная тишина.
  
  Картина шестая.
  
  В полной тишине и темноте возникает огонек свечи. Выходит ВАСЯ со свечой. Он гол по пояс, босиком.
  
  ВАСЯ. Тишина! Чёртова тишина! Звуки ушли... Где вы, звуки? Есть тут кто?.. (Прислушивается). Нет здесь никого... ДЖОН! Где ты, ДЖОН?.. Не молчи! Отзовись!.. (Высоко поднимает свечу, медленно качает свечой в воздухе). Он придёт на огонь! Он придёт!..
  
   Свеча парит в дыму, ДЖОН так и не появляется.
  
  ВАСЯ. Будь ты проклята, тишина! Будь ты трижды проклята!.. ДЖОН ушёл и звуки ушли... Знаю я теперь, что преисподняя - это тишина!
  
   ВАСЯ опускает свечу, держит ее около груди, там, где сердце.
  
  ВАСЯ. Мне нужно отыскать упавшего ДЖОНА. Я дурак. Я угробил такого человека! Я уронил его! Я потерял его, я...
  
   ВАСЯ ходит в дыму, светит себе свечой.
  
  ВАСЯ. Я должен его вернуть людям!
  
  ВАСЯ руками разгребает дым, образуя маленькую площадку для свечи, ставит свечу, садится, скрестив ноги в позе "лотос", соединяет молитвенно ладони у груди, там, где сердце, и громко начинает произносить волшебные слова.
  
  ВАСЯ. Девекут! Бхакти! Бхаджана! Екидах! ...Больше не помню.
  
  ВАСЯ вздымает руки вверх, от чего пламя свечи, качнувшись, тоже поднимается вверх.
  
  ВАСЯ. Лисен ми! Лисен! Я, это я, - ВАСЯ, обращаюсь к Вам, косяк земной и косяк небесный! Где-то я, блин, ДЖОНА потерял! Чуйкой клянусь, не нарочно, а исключительно по причине полёта: не рассчитал... Хожу вот, ищу вот: нету ДЖОНА, одна тишина...
  
   ВАСЯ выпучивает глаза, и кричит, страшным голосом.
  
  ВАСЯ. ДЖОНА верните! Френдá отдайте! Не губите его тишиной! Не он виноват, - я! Я закон нарушил! Я полетел! Меня берите, суки! Вяжите меня тишиной! За всё отвечу! За всё!
  
  Свеча вспыхивает и гаснет. Круг, где она стояла, медленно затягивается дымом. Но откуда-то сверху на сидящего ВАСЮ опускается едва различимый зеленоватый свет.
  
  ВАСЯ. Не запугаете! Я за ДЖОНОМ пришёл! Верните ДЖОНА по-хорошему, а то ведь отойду от вас, отринусь, отрекусь, и не будет вас, не будет! Не будет вас больше НИКОГДА!
  
  Зеленоватый свет становится ярче, он освещает сидящего в позе лотос ВАСЮ, потом неспеша перемещается, образуя причудливое сочетание с дымом, пока, наконец, не останавливается на краю сцены, где, скрестив руки на груди, в позе полного и тишайшего покойника, лежит ДЖОН. ВАСЯ быстро ползёт к ДЖОНУ на коленках.
  
  ВАСЯ. О, что я сделал с тобой, ДЖОН! Что я с тобой сделал! Я убил тебя, френд! Я убил тебя!
  
   ДЖОН, не шевелясь, отвечает ВАСЕ.
  
  ДЖОН. Тихо, ВАСЯ... Что ты кричишь, ВАСЯ? Не надо шума: ты же видишь, я слушаю тишину.
  ВАСЯ. (В безумной радости начинает подпрыгивать прямо как есть на коленках, при этом продолжая ползти). Ты живой, ДЖОН! Ты живой! Ты живой!
  ДЖОН. ВАСЯ, я прошу тебя, как френдá: не ори. Тишина не любит, когда при ней так кричат...
  ВАСЯ. (Радостно кричит). ТЫ ЖИВОЙ ДЖОН!!!
  
   ДЖОН морщится, как от боли, и говорит проникновенно и кротко.
  
  ДЖОН. Какой ты шумный, ВАСЯ... Какой ты шумный...
  ВАСЯ. Это я от радости, ДЖОН!
  ДЖОН. Ну, так умились, ВАСЯ... Умились и затихни.
  ВАСЯ. Ты живой, ДЖОН! Вставай! Идём! Полетим отсюда! Убежим из Ада!
  ДЖОН. (Спокойно и тихо). Вася, твой язык засорён глаголами, как и жизнь твоя засорена лишними движениями... Зачем вставать, ВАСЯ, куда идти, для чего лететь, если есть, ВАСЯ, точка покоя в этом дыму? Ложись рядом! Ложись, ВАСЯ, и пусть оно всё встаёт, идёт и летит мимо... Ложись, ВАСЯ! Ложись, френд! Ай эм вэйтинг фо ю! Ай эм вэйтинг!
  ВАСЯ. (Автоматически переводит). Джон сказал: "Я жду тебя! Я жду!.." (С сомнением смотрит на лежащего ДЖОНА). А как же музыка, ДЖОН? Ведь тишина убивает музыку, ДЖОН! Если наступает тишина, ДЖОН, то музыки нет, ДЖОН!.. А если музыка есть, ДЖОН, то нет тишины, ДЖОН!.. А если...
  ДЖОН. О, ВАСЯ: к чему все эти "если"? Ложись, ВАСЯ, ложись, вкуси настоящего полёта, ай эм вэйтинг фо ю, ВАСЯ! Ай эм вэйтинг...
  ВАСЯ. Я не узнаю тебя, ДЖОН! Мы же с тобой так классно летели, нам же с тобой было так кайфно, к нам благоволили косяк земной и косяк небесный, нас же вела чуйка, нас же переполняло самое лучшее зашибись... А теперь ты говоришь мне "ложись" и "ай эм вэйтинг", и я не узнаю тебя, ДЖОН, я не узнаю тебя...
  ДЖОН. О, ВАСЯ, ты думаешь, ВАСЯ, что познал полёт, и тебе кажется, ВАСЯ, что это высшее зашибись, но ведь, ВАСЯ, есть то, что больше, ВАСЯ, и то, что лучше, ВАСЯ, и то, по сравнению с чем, ВАСЯ, полёт - фигня! Фигня, ВАСЯ! И зашибись покоя во сто раз круче, чем зашибись всех полётов вместе! И чуйка тишины, ВАСЯ, во сто раз кайфней, чем чуйка всех косяков земных и всех косяков небесных, ВАСЯ! Потому что, ВАСЯ, чуйка тишины-зашибись-покоя есть то, к чему стремится всё живое, ВАСЯ, и всё полуживое, ВАСЯ, и всё вообще, ВАСЯ, никакое... И тот, ВАСЯ, кто это андестенд, тот и есть по-настоящему живой, ВАСЯ, потому что ему - наплевать на время и место, ВАСЯ, на время и место своего пребывания вообще! Ему наплевать, ВАСЯ, кто он, где он и почему он! А это - это, ВАСЯ, это и есть высшее зашибись!..
  
  На протяжении всего говоримого ДЖОН лежит спокойно и чинно, а вот ВАСЮ плющит по полной программе. ВАСЯ вступает в единоборство с дымом, потому как дым пытается ВАСЮ поглотить, а ВАСЯ от дыма пытается отбиться. Таким образом, ВАСЯ исполняет некий "бой с тенью", который кончается том, что вокруг ВАСИ образуется немножко свободного от дыма пространства.
  
  ВАСЯ. (Запыхавшись, стоит в боевой стойке посредине маленького, свободного от дыма, пяточка). Я унесу тебя силой, ДЖОН! Я возьму тебя на руки! Я могу победить! Я спасу тебя, ДЖОН!
  ДЖОН. Ты дурак, ВАСЯ, какой же ты дурак! Ложись, я тебя умоляю, пока ещё не поздно, пока ещё не поредел дым, пока ещё, ВАСЯ, покой возможен и тишина доступна! Зет ис ол, ВАСЯ! Зет ис ол! Ложись, а то ведь у тебя и вправду хватит глупости побелить...
  ВАСЯ. (Наклоняется, берет ДЖОНА и пытается поднять, натужно кричит). Сom dit l"autre, a friend in need is a friend indeed!
  ДЖОН. (Автоматически переводит). ВАСЯ прокричал сейчас: "Как говорится, друг познаётся в беде..." Но где, где, ВАСЯ, где ты видишь беду?
  ВАСЯ. (Пытается поднять ДЖОНА). Я её не вижу! Я её чувствую!
  ДЖОН. О, ВАСЯ! Тогда - перестань, ВАСЯ! Перестань чувствовать беду, и нам с тобой сразу станет намного легче...
  ВАСЯ. Сейчас, ДЖОН... Я сейчас...
  
  ВАСЯ всё ещё пытается поднять ДЖОНА. Ему это так и не удается. ВАСЯ, обессилив, падает на колени, но, всё равно, пытается поднимать ДЖОНА. ДЖОН всё это время лежит, скрестив руки на груди
  
  ДЖОН. Не кантуй меня, ВАСЯ, не надо. Ты же видишь: сама природа вещей противится твоему порыву! Остановись...
  ВАСЯ. Но - почему? Что я делаю не так, ДЖОН?
  ДЖОН. О, ВАСЯ! Просто ложись! Не надо вопросов, не надо ответов, ничего не надо, ВАСЯ, надо просто лечь в дым, и будет зашибись...
  ВАСЯ. Хорошо, ДЖОН, хорошо, френд, я послушаюсь тебя, но - я боюсь умереть, ДЖОН! Я очень боюсь умереть... Не зови меня умирать, ДЖОН!
  ДЖОН. О, ВАСЯ! Разве я зовёт тебя умирать? Я твой френд, ВАСЯ! Я предлагаю тебе сайленс...
  ВАСЯ. Тишину, ДЖОН?
  ДЖОН. Тишину, ВАСЯ.
  ВАСЯ. Я боюсь, ДЖОН...
  ДЖОН. Ты забодал меня, ВАСЯ! Ты забодал меня... Всё. Делай чо хочешь... Я отключаюсь.
  
  ДЖОН издаёт громкий щелчок. ВАСЯ, ещё не сообразив, что к чему, продолжает свои сомнения.
  
  ВАСЯ. Скажи мне, ДЖОН, скажи, как френд френду: что со мной будет?
  
  ДЖОН не отвечает.
  
  ВАСЯ. ДЖОН! О, ДЖОН! Я не готов к тишине... Я не могу сайленс... Только намекни, - ЧТО ТАМ, и я...
  
  ДЖОН не отвечает.
  
  ВАСЯ. Я так ждал тебя... я так... А ты, ДЖОН, ты оставил меня, едва я начал понимать... ты снова ушёл... я так надеялся... а теперь - теперь всё равно... какая разница? - чем так жить, как живу я... чем так жить...
  
  ВАСЯ вдруг орёт, да так сильно, что дым начинает носится в воздухе, словно подхваченный ураганом.
  
  ВАСЯ. Я иду к тебе, ДЖОН! Я иду в тишину! Я сейчас. ДЖОН... я сейчас...
  
  ВАСЯ ложится. Дым сгущается. Но тишины не наступает. Наоборот: звучит When I Get Home. Пока звучит When I Get Home, в дыму мечутся тени. Тени танцуют. Потом When I Get Home смолкает, и из дыма встают ВАСЯ и ДЖОН, совершенно преображенные.
  
  Картина седьмая.
  Преображенные ВАСЯ и ДЖОН выглядят очень респектабельно: на обоих белые костюмы и черные рубашки, на ногах - лакированные желтые туфли, под тугими воротничками - ярко оранжевые галстуки бабочка.
  
  ДЖОН. О кей, ВАСЯ. Как тебе тишина?
  ВАСЯ. Не знаю, ДЖОН... Что-то я не очень, ДЖОН...
  ДЖОН. Слушай, ВАСЯ! Слушай! Вот здесь, слева, кочумает Элвис... Чуть правей - Луи Армстронг... Ты только прислушайся, френд, только прислушайся! - вот!.. вот! - вот ревёт вечною тишиною его труба! Слышишь ли ты тишину вечной его трубы, ВАСЯ?
  ВАСЯ. Слышу, ДЖОН... Слышу... Но, ДЖОН, пойми, ДЖОН: мне не в кайф! Меня пугает молчание его трубы...
  ДЖОН. Ты привыкнешь, ВАСЯ! Ты привыкнешь... Все привыкают, ВАСЯ! Всегда и везде остаётся только одна тишина!..
  ВАСЯ. Но я не хочу, ДЖОН... Я не хочу...
  ДЖОН. А кто когда хотел, ВАСЯ? Слушай: вот завел своё "A Night At The Opera" Фредди Меркьюри, а потом - без перерыва! - "Bohemian Rhapsody", "Love Of My Life" и "We Are The Champions"... Слышишь? Слышишь, ВАСЯ?..
  ВАСЯ. Слышу, ДЖОН... Но я не хочу тишины Фредди, ДЖОН! Я не хочу тишины Queen, как я не хочу ничьей другой тишины! Я не хочу, ДЖОН!.. И мне не в кайф этот прикид! Мне не в кайф, ДЖОН!..
  ДЖОН. Терпи, ВАСЯ! Не мне учить тебя терпению, френд! Нужно только начать привыкать к тишине! О, ВАСЯ! Послушай! Мы сейчас пойдём с тобою туда, и я представлю тебя им всем! Они ведь ждут, ВАСЯ! И Элвис ждёт... И Луи... И Фредди, ВАСЯ, Фредди тоже ждёт только тебя... Они хотят лично тебе, ВАСЯ, дать лично свою тишину!.. Так не обижай их, ВАСЯ! Не обижай их!..
  
  ВАСЯ тем временем рвёт с шеи галстук, сдирает белый пиджак, сбрасывает желтые лакированные штиблеты. На последних словах ДЖОНА ВАСЯ стаскивает с себя белые брюки. По мере освобождения от одежд, ВАСЯ бросает их в дым вокруг. В конце концов, ВАСЯ остаётся в том же прикиде, в котором начинал своё приключение.
  
  ВАСЯ. Ты извини, ДЖОН... но я не могу, ДЖОН... Я пойду, ДЖОН... Извини...
  ДЖОН. О, ВАСЯ! Куда ты можешь теперь пойти? Ты уже здесь, ВАСЯ! ТЫ уже здесь...
  ВАСЯ. Куда? Я не знаю - куда... Но я пойду, ДЖОН... и тебя - тебя я тоже возьму... Ты здесь ведь пропадешь, ДЖОН... Ты и так уже не похож на себя... с роду бы, ДЖОН, не стал прикалываться по тишине, ДЖОН!.. Тишина - это не зашибись, ДЖОН! Тишина - это фуфло, ДЖОН... Ты согласен. ДЖОН? Или тебя совсем уже не осталось, ДЖОН?
  
  ДЖОН вдруг воровато оглядывается по сторонам, подбегает к ВАСЕ и, схватив его за плечи, просительно и громко шепчет в самое ухо.
  
  ДЖОН. Меня уже почти не осталось, ВАСЯ!.. Уже почти, ВАСЯ! Ещё чуть-чуть - и всё! Одна тишина. ВАСЯ!.. Забери меня! Забери! Пожалуйста, ВАСЯ!... Я тебя очень прошу!..
  ВАСЯ. (Радостно и одновременно очень потеряно). Как? Скажи - как, ДЖОН? Я ведь не здешний! Я ведь не хрена не знаю... Я...
  ДЖОН. Спой для меня Yellow Submarine, ВАСЯ! Спой!
  ВАСЯ. Я?
  ДЖОН. А кто, ВАСЯ? Кто? ...ты не разу не спел со мной... А я, - я! - так не должен... я погибаю... я...
  
  Вокруг ДЖОНА начинает заворачиваться дым. Он такого же цвета, как костюм ДЖОНА. ДЖОН безвольно опускает руки. Дым окутывает ДЖОНА уже по пояс. ДЖОН говорит из дыма.
  
  ДЖОН. Прощай, френд... Гуд найт... вечной тебе ночи, френд...
  ВАСЯ. Стой! Стой, ДЖОН...
  
  ДЖОН почти исчезает в дыму. И ВАСЯ, вдруг решившись, громким голосом начинает петь Yellow Submarine.
  
  Голос ВАСИ слаб. Английский ВАСИ ужасен, но он стоит в дыму и поёт Yellow Submarine, стараясь изо всех сил.
  
  Медленно гаснет свет. Медленно затихает ВАСИН голос. Наступает темнота. Опускается тишина.
  
  Картина дополнительная.
  
  ВАСЯ у себя дома. Он лежит на полу, свернувшись калачиком. Возможно, ВАСЯ спит, возможно - просто спрятался таким образом от окружающего мира. А мир прёт со всех сторон: орут за стеной соседи, ругаясь; бьёт в окна яркий свет, ослепляя своими не естественно яркими лучами; кто-то поёт какую-то безумную чушь из репертуара какой-нибудь бессмысленно страшной "фабрики звёзд", ну и так далее - всё, что только может помешать человеку в этом мире, происходит вокруг лежащего калачиком на полу ВАСИ.
  
  ВАСЯ. (Не шевелясь). ДЖОН... ДЖОН, где ты, ДЖОН?.. Я хочу ещё говорить с тобой, ДЖОН... (ВАСЯ садится, держась за голову). Я не успел ничего сказать тебе, ДЖОН... (Встает на четвереньки, ползёт, делает круг, садится на пол). Знаешь, я ведь понял, ДЖОН, понял - на счет тишины! Конечно, вам там ништяк тусоваться, ДЖОН... Но - всё равно, ДЖОН! - всё равно, - вы там все по одному, ДЖОН, и у каждого свой квадратик, ДЖОН, своя клетка, свой пятачок для своей тишины, ДЖОН... а у меня - у меня! - у меня в сердце вы все вместе, ДЖОН, и вы все живые, ДЖОН, и пока есть вы - никакая тишина мне не нужна!
  
  ВАСЯ шарится по комнате. Ищет покурить, но находит только одни пустые пачки из-под "Беломора".
  
  ВАСЯ. Даже бычков нет... даже бычков... (Зло бьёт по полу кулаком). Слышишь, ДЖОН? Слышишь, что творится вокруг в мире, ДЖОН? А теперь послушай: послушай, что творится внутри меня!..
  
  ВАСЯ подходит к стене. Прижимается сем телом, так, что портрет ДЖОНА оказывается прямо напротив сердца ВАСИ.
  
  ВАСЯ. Ну?.. НУ?.. Что ты там слышишь, ДЖОН? Неужели - тишину?.. Ты никогда мне не врал, ДЖОН! Не ври и сейчас! НЕ ври! Не лишай меня последней надежды! Скажи мне правду, ДЖОН! Скажи, что ты там слышишь - внутри меня!
  
  ВАСЯ отбегает от стены и замирает посреди комнаты. И вдруг вокруг него начинает подниматься дым. ВАСЯ радостно смеётся. ВАСЯ ловит дым руками. ВАСЕ хорошо! - потому что одновременно с дымом, откуда-то сверху, вначале тихо-тихо, а потом - потом всё громче и громче, -
  
  ДЖОН ПОЁТ Yellow Submarine.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) М.Лунёва "К тебе через Туманы"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"