Беркович Лиля Адамовна: другие произведения.

Последняя встреча друзей

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

   Последняя встреча друзей.
  
  Мы встретились с ним в 17:45 в метро на выходе с эскалатора. Странно он уже стоял там, хотя я тоже приехала раньше времени; специально взяла с собой книжку, чтобы минуты ожидания не были столь длинными и такими утомительными. Но сейчас в 17:45 он уже стоял на месте. Это не естественно, он всегда опаздывал не меньше чем на полчаса, а сейчас на пятнадцать минут раньше... Наверное полгода - это большой срок. За полгода меняются не только не только привычки, но и люди, и их жизнь...
  
  Последний раз мы виделись летом, в июле или августе, после того как поступили в институт, вместе радовались, вместе вспоминали как долго этого хотели, вместе смеялись над тем как когда-то думали что вступительные экзамены - это самое страшное, вместе сидели под мостом у Петропавловской крепости... А потом мы больше не общались. Я виню естественно его, он естественно меня. Изредка посланные SMS сообщения не спасали нашей дружбы.
  
  И вот январь, конец января. Я послала ему сообщение, не надеясь на ответ, просто ради того чтобы не чувствовать себя виноватой, мол я ему писала, это он - гад - не отвечал. Он ответил. Сказал, хочет встретиться. Договорились.
  
  Мы с ним учились в одной школе, в параллельных классах. Естественно, виделись, знали, как кого зовут. Но познакомились лишь в десятом классе, когда нас послали (именно послали, по-другому не назвать) в библиотеку Пушкина, как самых умных, образованных и начитанных представителей, чтобы защищать честь школы! Какие громкие пафосные и бессмысленные слова, но именно так нам и сказали: "Посылаем вас на... то есть, в библиотеку Пушкина. Не посрамите честь школы!" Интересно, они долго выбирали претендентов для "непосрамления"? Нам обещали какие-то интересные собрания, где должны обсуждаться вопросы, актуальные для современной молодежи... Наверное, потому что мы оба на этом собрании ничего не поняли, нас и потянуло друг к другу. Так мы познакомились. Потом было:
   - Привет!
   - Привет.
  Потом переписка. Да! Переписка! Нам все говорили: "почему бы как дети XXI века ни позвонить?" Теперь я могу ответить: "потому что это был бы слишком легкий и банальный способ общения. Потом встречались, гуляли, накручивали пешком по необъятному городу по полсотни километров. Город довольно скоро стал казаться маленьким. Мы считали, что между нами любовь какая-то другая, которой еще не придумал никто названия. Придумали любовь матери к ребенку, любовь сестры к брату, любовь между мужчиной женщиной, которая должна заканчиваться ребенком, а у нас другая. Может наоборот: придумали название именно к нашим чувствам, а т.к. они очень очень редки, то стали всякую хрень тоже называть любовью. Не знаю...
  
  Я вошла в метро с холода, и меня сразу обдало горячим воздухом. У кого-то слезятся глаза от холодного воздуха, у меня заслезились от горячего, а может воздух тут вообще не при чем... Я увидела его, и мне почему-то сразу захотелось уйти. Страх тормошил мое сознание и гонял мурашки по спине, подкашивал ноги и заставлял руки трястись и потеть. Страх что он изменился, что я изменилась, что мы изменились, страх что нам не о чем будет говорить, страх что я не выдержу и брошусь его обнимать, страх что лучше было бы забыть, не искать встречи, а оставить в памяти как прекрасный момент жизни, которых, я уверена, будет еще много. Но он меня увидел. Пускаться в бегство было уже поздно, и я пошла к нему навстречу, судорожно вытирая ладони о джинсы и стараясь сковать свое тело камне безразличия.
   - Привет - я пыталась заставить голос перестать дрожать.
   - Привет! Где радость?
   - Она исчезла.
  
  За полгода в моей жизни действительно многое изменилось. В конце августа умерла мать. Уже в ноябре отец женился на Нине, у которой сын на два года меня старше. Нина переехала в нашу двухкомнатную квартиру, и мне пришлось делить комнату с "братом". Отец меня любил, но не хотел, чтобы Жора чувствовал себя ущемлено. Ага, надо сильно постараться, что бы заставить его так себя чувствовать!! Совсем скоро мачеха села на шею моему отцу. А он этого не замечал. На меня злился, если пыталась заговорить об этом. Наверное в детском доме к мнению детей прислушиваются больше, чем прислушивались к моему. А потом отец и вовсе устроил такую подставу, которой я от него не ожидала: он погиб... Нет. Меня не пытаются выжить из квартиры, я хорошо одеваюсь, т.к. мачеха терпеть не может "рыночные" шмотки, я сижу на диете из-за болезни желудка и питаюсь только дорогими продуктами...
  
   - Она исчезла! - пытаюсь удержать слезы внутри себя - ей не откуда взяться.
  Ему вовсе не за чем знать события последних шести месяцев.
   - Куда пойдем? - спрашиваю, не поворачивая к нему лица.
   - Давай на автобус сядем и доедим до какой-нибудь станции метро.
  
  "Стоп! Какой автобус?" - пронеслось у меня в голове. Да. Он действительно изменился. Он уже не тот Он. Наверное, я тоже не Та.
  
   - Поехали - говорю.
  Сели в автобус.
  
  "что я туту делаю? Почему мы едем в автобусе, почему не идем просто вперед, как делали это раньше? Почему я не чувствую себя так, как шесть месяцев назад? ПОЧЕМУ?" - вертелось в голове.
  
   - Как в институте?
  
  "Ну вот! Самое страшное: пошли дежурные вопросы. Сейчас спросит, как сессию сдала.
  
   - Как сессия?
  
  "Вот дьявол!" Молчу. Не знаю что делать. Проклинаю себя за то, что послала сообщение. Проклинаю его за то, что он ответил. Проклинаю мать, за то, что она умерла, и я так изменилась. Проклинаю его за то что мы в дурацком автобусе.
  
   - Знаешь, меня укачало. Давай выйдем.
  
  Соврала. Зачем? Ведь уже и так все ясно: это не тот человек. Он теперь не он, я теперь не я. Никакой тошнотой, тем более липовой, этого не изменишь. Я пытаюсь держаться.
  
   - В институте странно. Мне не нравится. Там все слишком серо и однообразно. Все слишком не так, как я хочу.
  
  Молчит. Что же опять мне все время говорить?!! Кое-что осталось все-таки прежним.
  
  Прошли две остановки:
   - Тебе лучше? - пытается заглянуть мне в глаза. Снова не его жест. Он никогда не смотрел на меня при разговоре, только крепко держал за руку, от чего и его и моя рука всегда сильно потела. - может в метро сядем?
  
  Конечно, сядем. И поедим сразу на мою станцию. Зачем что-то пытаться вернуть, если этого уже нет, зачем пытаться сыграть те встречи, которые были раньше?
  
   - Давай.
  Имитирую звонок телефона в кармане: "Да мам (голос слегка дрогнул). Хорошо, уже еду".
   - Извини, мне надо ехать: маме (опять дрогнул) что-то срочно надо.
   - Хорошо. Я тебя провожу.
  
  Опять фраза как стрела ранит сердце. Где же глупое выражение лица с наивным взглядом чуть раскосых немного утопленных вглубь глаз, детская, слегка искривленная улыбка и банальная фраза в довершении всего образа обижающегося ребенка "Нуууу!!! Так не честно". Вместо этого простое и довольно глупое "Хорошо"!
  
  Вот стоим у подъезда.
   - Пока! Я так, блин, рад тебя видеть. Звони мне почаще и SMS шли побольше. Я скучать буду.
  
  Что за бред.
  
   - Прощай.
  Поворачиваюсь. Открываю дверь, захожу в подъезд. Неподвижно стою в полумраке. Чувствую мокрый ручей на щеке. Соленый вкус в уголках губ. Проходит несколько минут. Я выхожу на улицу. Соседний дворик пуст. Сажусь на лавку и достаю сигареты.
  Домой пришла около трех ночи. Свет везде выключен. На цыпочках вхожу в комнату.
   - Геля? Это ты?
   - Да. Спи! Вставать завтра рано.
  Иду на кухню, наливаю стакан воды. Беру в руки телефон и трясущимися пальцами удаляю из записной книжки его номер. Зачем он теперь, когда человека, которому я по нему звонила, больше нет?!!!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"