Махно Алексей: другие произведения.

Исповедь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он был сильнее, способнее, лучше меня - он всегда был настоящим - а я, испытывая внутреннее восхищение и гордость перед волной его успеха и славы, как будто создающих барьер моему уязвлённому самолюбию "старшего", постоянно пытался доказать, что тоже чего-то стою, пускай не в спорте, так в творчестве. Я заблуждался: это Лёха был одинок, и среди всех приветных голосов своих друзей и пылких возгласов знакомых молча ждал родного искреннего слова... Я понял то, как сильно любит меня брат, лишь после его ухода, и жаль мне теперь только одного - что не успел тогда сказать ему об этом.

  
  
  
   Махно Алексей Викторович
   (1990 - 2012)
  
   Исповедь
   (собрание произведений)
  
   Здравствуйте, уважаемые читатели. Те из вас, кто знал Лёху, прежде всего, знали его, как хорошего спортсмена, надёжного друга, жизнерадостного парня с замечательным чувством юмора, отличающегося настоящей щедростью, стремлением к лучшему, упрямым характером и справедливым отношением к людям. Но совсем немногие из вас знали о том, что Лёха писал стихи. С раннего детства он писал о жизни и смерти, о добре и зле, о выборе, лежащем перед каждым человеком, и об ответственности за этот выбор, о тяжком положении бедных, которых год от года становится всё больше; о самом важном, больном и страшном, что мы так упорно привыкли не замечать вокруг себя. Много стихов у него о любви. Писал Лёха и о своей судьбе, как будто заранее предчувствуя финал своей жизни. Но об этом он никому не говорил, только складывал листки и тетради в ящиках письменного стола. Мы попытались расположить эти произведения в том порядке, в котором они были написаны, (хотя, некоторые из них могут и не соответствовать хронологии) и получилась книга, которая, действительно, похожа на исповедь - исповедь человека, горячо любившего свою Родину и всей душой, всем сердцем глубоко переживающего за происходящее.
   Мама и брат
  
   1998 - 2000
  
  ***
  Я слышу музыку вдали,
  И эта музыка - необыкновенна.
  Доносит она, что мы не одни
  И, что настанут в жизни перемены!
  
   Несчастная любовь
  
  Почему от любви мы далёки?
  Почему в любви нет друзей?
  Когда любишь, ты словно в полёте!
  Когда нет, то стоишь на земле.
  
  Для тебя
  
  Светит свет в ночи
  Для тебя одной.
  И людей почти
  Скрыло темнотой.
  И во мне стучит
  Сердце для тебя.
  И любовь летит,
  Музыкой звеня!
  
  Стая
  
  Над бескрайним морем
  В тёплые края
  Стая пролетает
  В новые дома.
  
  Сильными крылами
  Делают размах
  И под небесами
  Мчатся и кричат.
  
  Луг
  
  Зелёными коврами
  Раскинулась трава,
  А под небесами
  Мчатся облака.
  Птицы прилетают
  На тот волшебный луг
  И на лугу мечтают,
  Чтоб дом построить тут.
  По утру любоваться
  Из дома своего,
  Но права основаться
  Там не имел никто.
  
  Радость
  
  Я радуюсь, когда смотрю на лес,
  Смотрю в любое время года.
  И этот лес мне в сердце, в душу влез,
  И он красив не только от погоды...
  
  ...Он дарит всем спокойствие души,
  Вкушает гипноз леса каждый...
  
  Сердце
  
  Когда вдали от Родины своей,
  То сердце так и рвётся на куски,
  Ведь места нет милее и родней
  И сам ты умираешь от тоски.
  
  Тебе охота стать частицею её
  И чтобы от неё не уходить.
  
  Стихи детей
  
  Необъяснимая поэма
  Прямо рвётся с детских уст,
  На листок она слетела
  И лежит, как древний бюст.
  
  ...А взрослый не найдёт ответа
  На заданный в поэме вопрос...
  
  Приход весны
  
  Лучик солнца ловко
  Пробудил луга.
  Показалась робко
  Свежая трава.
  
  Солнце лучше светит,
  Свет наполнил день.
  Ветер счастьем веет,
  Радует людей.
  
  Птицы все по парам
  Поют в унисон.
  Лес весенний прямо,
  Как волшебный сон.
  
  Осенний лес
  
  Осеннею порою
  Случился листопад,
  И листья над землёю,
  В воздухе кружат.
  
  Деревья обдувает
  Прохладным ветерком,
  И птицы улетают,
  Свой покидая дом.
  
  А лес стоит на месте
  И лютой ждёт зимы,
  Ну, а деревья вместе
  Всё клонит до земли.
  
  Под моим окном
  
  Под покровом неба
  Распустился сад,
  И деревья криво
  Наискось стоят.
  
  Смотришь из окошка:
  Листья все горят,
  А чуть-чуть попозже
  Листья полетят.
  
  Куст сирени квёло
  Ходит ходуном,
  А цветов там много -
  Под моим окном!
  
  Вот, какое диво
  Под окном стоит.
  Ветер прихотливый
  Листьями шуршит.
  
  Вырубка лесов
  
  Заходишь в лес, там ряд пеньков -
  И как же им не стыдно
  Делать вырубку лесов?
  И мне от этого обидно.
  
  "Эти пни для бабушек полезны" -
  Кричали в один голос.
  А с ними спорить бесполезно
  И вы садите колос.
  
   Старость
  
  Вот старушка с тростью смело
  По дороге слепо шла.
  Солнышко её пригрело,
  Растопилася душа.
  Но камнями обижая,
  Хулиган смеётся вслед,
  Ну, а та всё повторяет:
  "Нехороший человек!"
  Но тому всё бесполезно,
  Он кидается, смеясь,
  А старушка так болезно
  Торопилась, пала в грязь.
  И, боясь последствий, может,
  Что её он обижал,
  Так как детство нам дороже,
  Он, конечно, убежал.
  Но прошли года... Он так же
  По дороге с тростью шёл.
  Хулиган, тот, что помладше,
  Старика того нашёл.
  Так идёт жизнь, повторяясь,
  Так идёт за веком век,
  Молвят, в грязи обретаясь:
  "Нехороший человек".
  
   Куда уж (1)
  
  Куда, уж, мир нам изменить...
  На этот путь дорога всем закрыта.
  Добра никто не сотворит,
  Добро вовек для нас забыто.
  
  Куда, уж, Матерь Мира увидать,
  Лицо Её ведь полотном накрыто.
  Нам бы в душе всё правильно понять ,
  Что наша совесть чисто не промыта.
  
  И всякого замучила она,
  Та совесть нас не осуждает!!!
  Она ведь видит, мы коснулись дна,
  А совесть человеку помогает...
  
   Куда уж (2)
  
  Куда уж мир нам поменять...
  Мы даже душу изменить не можем.
  Нам бы внутри всё правильно понять,
  Что, изменив весь мир, себе мы не поможем.
  
  Нам занавеса заслонила свет,
  Поэтому добро нас покидает.
  Мы под завесой уже много лет,
  И темнота нас здесь сопровождает.
  
  Куда, уж, Матерь Мира увидать...
  Вуаль Её лицо навеки скрыла...
  Не захотелось Ей тут жить, Ей захотелось спать
  И, вот, Сама же полотном Себя накрыла.
  
  И, вот, куда стремимся мы опять?
  Нам доброта, ведь, больше не подруга.
  И потому удачу нелегко поймать,
  Ведь мы не знаем хорошо друг друга.
  
  Куда, уж, жизнь хорошую прожить,
  Ведь, мы всегда - всегда грешили.
  Нам надо темноту навечно проучить,
  Чтоб чёрные к нам силы зла не подходили.
  
   Я взлетел на небеса
  
  Я взлетел на небеса,
  Но, в то же время, погребённый под землёю...
  И здесь живёт моя мечта,
  Она теперь стала со мною.
  
   Непонятно
  
  Просто и точно: совсем не понять мне войны.
  И, мол, не для нас соорудили все эти адские дряни.
  Для злобы такой не нужно и злой сатаны!!!
  Ведь, мы ей живем, разжигаем всё заново сами.
  
   Что сердце говорит
  
  Вся наша жизнь - сплошная ссора.
  У многих душа в ярости горит.
  И никогда не перестанут длиться споры.
  А ты узнай, что сердце говорит?
  
  Оно зовёт нас, и стучит сильнее.
  Оно кричит: "Не надо воевать!"
  И я о том сейчас жалею,
  Что сердце некому понять.
  
   Поле
  
  Стоит перед лесом поле,
  Там люди пашут землю без конца.
  И поле это, как черное море,
  Но не шумит на поле том волна.
  Даёт оно полезный толк -
  Оно ведь кормит человека.
  Вот, какой полезный прок,
  И радостно тебе в него въехать.
  
   Море старости
  
  Впадают в море тыщи рек,
  Назвали "морем" ведь его недаром.
  И плыл на лодке к морю человек,
  Доплыл до моря он и стал вдруг старым.
  
  А от чего стареют люди, почему?
  Кто даст ответы на мои вопросы?
  Жаль, но не ясно это никому,
  Ну, а пока, мой друг, не вешай носа!
  
   Детство
  
  Я помню чудные моменты,
  Но, к сожалению, не все.
  Ещё, как мама с папой ленту
  Держали вместе на руке.
  Ходил я плохо поначалу,
  Ну, а потом, уж, хорошо.
  Вижу, мальчишки мяч гоняют,
  Но я не к ним тогда пошёл.
  Иду, любуюсь всем, чем можно,
  А мама с папой позади,
  Туда вернуться невозможно...
   Тут я зашёл за поворот один...
  Подрос. И, вот, всё вспоминаю,
  Весь этот сказочный момент.
  И я, конечно, понимаю:
  Настала мне страданий сеть.
  Не так, уж, сладко мне живётся,
  Не так, уж, мало мне проблем...
  И, вот, для этого даётся
  Мне помнить сказочный момент.
  Мне в поле радости получше,
  Но прошлого мне не вернуть
  И вспоминаю я все чаще,
  Какой мне дали жизни путь.
  
   Новый год
  
  Мчится ветер по посёлку,
  Рядом с ним идёт зима.
  Наряжают дети ёлку:
  На неё все кружева,
  
  Шар, фонарик... - лучше ёлка.
  Вот, пришёл к нам Новый Год,
  И детишки очень долго,
  Взявшись, водят хоровод.
  
  Снег, хрусталь, зимы богатство,
  Топнешь - хрустнет под ногой.
  И всем весело и ясно -
  Это самый Новый Год!
  
  Над сияющей Луною
  
  Над сияющей Луною
  Воцарилась тишина.
  Нужно лишь взглянуть порою
  И подумать, что Она
  Независима, красива
  И всё время там одна.
  Можно ли жить так счастливо?
  Луна горести полна!
  
   Я спокоен
  
  Я был спокоен, но пришла война,
  Огонь надежды больше не мерцает,
  И те спокойные той жизни времена
  Лишь в голове до этих пор летают.
  
  Настанет день, и вновь придёт покой,
  И чувства все не будут сердцу чужды,
  Ты только будешь вспоминать порой,
  Что лишь покой тебе тогда был нужен.
  
   Война
  
  А я сражаюсь на войне,
  А что тут дома, никогда не знал.
  А мне охота домой к жене,
  Только об этом я и мечтал.
  Я устал от всего, что здесь,
  Но должен я не посрамить Россию.
  И не страшна мне даже смерь
  Перед страной, которую я люблю.
  
   Сон
  
  Где растёт трава высокая,
  Рожь желтеет на просторе.
  Там, где из-за сена стога,
  Не видно созревающее поле.
  
  Там, где солнце жаркое
  В золото закутано,
  Голубые облака - виденье жалкое.
  Что идёшь, дорога, вся запутана,
  
  И виляешь резкими кругами,
  Видишь, косарь трудится с утра,
  И своими крупными стежками
  Косит, и ложится в стороны трава.
  
  Но от ржи могучей
  Маленькая тень.
  А на сеновале лучше,
  И охватывает лень.
  
  Хочешь завалиться
  И поспать чуток.
  "Эко, погоди-ка, -
  Ум сказал - дружок.
  
  Иди домой,
  Там тоже хорошо".
  И все испортил ум-то мой.
  Я наугад бежал и шёл,
  
  Но никого я не нашёл,
  Не смог найти пути домой...
  А тут звонит будильник мой.
  И я проснулся - вот так чудо:
  
  В сон глубокий я попал,
  Как будто в сказке побывал,
  И поспешил на запах блюда.
  
   Мечтаю
  
  Мечтаю я, чтоб мир
  Стоял в согласии и покое,
  И чтобы каждый легче жил
  На всей огромной "света" воле.
  
  И чтобы тот, кто обещал,
  Всегда бы выполнить старался обещанье,
  Но это только я мечтал...
  А, может, сбудется потом моё желанье?
  
   Вопросы
  
  Однажды я вопрос задал себе
  И до сих пор не смог найти ответа:
  Зачем живём мы на Земле,
  И будет ли в итоге конец света?
  
  Живёт ли Бог на небесах?
  И кто же миром овладеет?
  И лишь вопросы на устах,
  Но вряд ли кто ответы дать сумеет.
  
   Ничего не бывает напрасно
  
  Ничего не бывает напрасно,
  Лишь года утекают рекой
  Никому до сих пор не ясно:
  Что стоит за жизни стеной?
  
  Может, там пустота, бессердечье?
  Иль обычная жизнь там идёт?..
  Всё равно протекает там речка,
  И назад она не повернёт.
  
   Волк и Медведь (басня)
  
  Как-то в самой чаще леса
  Хвастал Волк, кусая ус,
  Как они дрались с Медведем,
  И Медведь - последний трус.
  Как Волк взял его зубами,
  Как Медведь подмогу звал,
  Как волк острыми клыками
  В клочья шерсть ему порвал.
  Два Зайчонка и Ежонок,
  Веря в это хвастовство,
  Побежали звать Медведя,
  Чтоб взглянуть ему в лицо.
  Думали они, что, правда,
  Волк Медведя победил.
  И тогда Ёж у Медведя,
  Как всё было расспросил.
  Он, конечно, узнать жаждал,
  Как Медведь тогда страдал.
  Но Медведь, услышав это,
  Информации не дал.
  Потому что Волк с Медведем
  Не сражались никогда.
  И тогда Медведь подумал:
  "Проучить его пора".
  Он пробрался в чащу леса
  И уселся на пенёк.
  Жалко Мишке было драку
  Затевать в такой денёк.
  Но, как только Волк явился,
  Встал Медведь с того пенька
  И схватил его за шкирку,
  А потом поддал пинка.
  Волку сразу расхотелось
  Небылицы сочинять.
  И урок тот был полезен
  Для того, чтобы не врать!
  
   Жадность (басня)
  
  Однажды в страшном, дремучем лесу
  Волк очень сильно влюбился в Лису.
  Он посылал ей записки, цветы,
  Но получал лишь ответы: "Уйди".
  Был-то не очень богат этот Волк,
  Не был в любви такой Лисоньке прок.
  А по соседству богатый Медведь
  Жил, и не мог он Лисицу терпеть.
  Она же мечтала разбогатеть;
  Но не попался Медведь в её сеть.
  А как-то Волк увидел в лесу
  Другую, пышней и красивей Лису.
  Влюбились друг в друга они с первой встречи,
  Живут теперь в счастье и благости вечной.
  А первая Лисонька лижется к Волку,
  Но Волк ей в ответ: "Нет в любви этой толку".
  
   Затея чёрта злая не удалась!
  
  Однажды в подземелье
  Впадал в раздумья чёрт.
  Готовил он там зелье,
  Чтоб выпил звездочёт.
  
  Готовил он годами,
  Но не из овощей.
  А зелье то: с жуками
  И свёрточком клещей,
  
  Из змей и из пиявок...
  И я не всё прочёл:
  Из пауков- малявок -
  Вот, что придумал чёрт.
  
  А звездочёт спокойно всё звёзды охранял,
  Ну, а чертёнок злобный в мечте своей витал:
  Как звездочёт всё выпьет, и станет пауком,
  Он в паутину влипнет со старым колпаком.
  
  Да, вот, не тут-то было:
  Как только чёрт пошёл,
  Ни капли не светило!
  И чёрт во тьме побрёл.
  
  И, наконец, домишко
  С трубою на бочок.
  И чёрт, конечно, лишний:
  Ведь, там был звездочёт.
  
  Работал неустанно.
  Всё звёзды охранял.
  А чёрт тут, как ни странно,
  Тихохонько сказал:
  
  "Ну, что? Мы всё стареем?
  Давай держать обмен:
  Ты мне - звёзд посветлее,
  А я тебе коктейль.
  
  Когда коктейль мой выпьешь,
  Моложе станешь ты,
  А то, ведь, не сумеешь
  Уйти от старости!"
  
  А звездочёт промолвил:
  "Зачем мне твой коктейль?!"
  И чёрт тогда вдруг понял,
  Что звездочёт умней!
  
  Чёрт вылетел из дому
  И побежал к себе.
  А звездочёт улыбку
  Всё прятал в бороде.
  
  2001 - 2003
  
  Жизнь
  
  Бывает так,
  Что ты один:
  За дверью мрак,
  И мир - не мир.
  
  А жизнь скучна
  И так трудна,
  Лишь темнота
  С тобой одна.
  
  И ты не тот,
  Что был вчера.
  А жизнь так жмёт,
  Топчет тебя.
  
  Но будет день,
  Ворвётся свет
  В твой дом теней
  На много лет.
  
  Но он уйдёт.
  Ты будешь ждать,
  Что он придёт,
  Придёт опять.
  
   Всё не так на этом белом свете!
  
  Всё не так на этом белом свете.
  Подходит ночь, но день не сходит с места.
  И темнота, по жизни мне невеста,
  Уходит с мраком на рассвете.
  
  И я не тот, я не такой, как был вчера:
  Не зная горя, Новый Год приходит,
  А старый Год к себе уходит,
  Где властелин - он сам, а не судьба.
  
  Но, та же ноша пала на Год Новый -
  Он тоже думает, как жизнь устроить нам,
  Чтобы согласно всем его мечтам,
  Мир изменился б... и намного.
  
   Лист
  
  Дунул ветер, лист упал на землю.
  Рухнул мир того упавшего листа.
  Только сердцу хочется поверить,
  Что исполнится его мечта.
  Ведь наша жизнь листу подобна,
  Она цепляется за тонкий волосок.
  И мы в молитвах просим Бога,
  Чтоб не сорвался высохший листок.
  
   Чёрный квадрат
  
  Ты видишь чёрный квадрат...
  И в нём идут жестокие бои,
  Но никому не говори,
  Что этому ты очень рад.
  А если скажешь это ты,
  Он заберёт тебя в себя,
  И не отпустит никогда,
  И будешь ты солдатом тьмы...
  
   Я хочу
  
  Я хочу сломать преграды
  На пути к хорошей жизни,
  И хожу вокруг ограды
  И мечтаю, как войти бы.
  
  Мрачно, скучно в мире этом.
  И, уж, Солнце нас оставит...
  И вот-вот всем белым светом
  Позабудем, перестанем
  
  Вспоминать вчера нарочно,
  Что в прошедшем дне - ненастье,
  И что просто невозможно
  За руку поймать нам счастье.
  
   Дикий мир
  
  Дикий мир всегда поил нас ядом,
  А злая месть ему всегда могла помочь.
  И падало на нас несчастье градом,
  А мы несчастье не могли гнать прочь.
   Ну, всё! С нас хватит, и довольно
  Губить себя, не зная, что такое - жить спокойно.
  А мы не пробовали жизни вольной.
  Одно я знаю: это будет непривычно...
  Но, вот, придётся нам привыкнуть,
  Не быть рабами даже для самих себя.
  Ах, как нам хочется проникнуть
  В событья завтрашнего дня!
  
   Больно
  
  Смотрю я в зеркало - и больно,
  Что возраст душу изменил.
  А мир живет себе спокойно,
  Он мне ещё грехи не отпустил.
  Терзает, рвёт моё терпенье,
  И сердце ноет от тоски.
  Посмотрим, как моё уменье
  Не выбилось из колеи.
  Уменье дальше строить планы...
  Но, очевидно, только я
  В себе затягиваю раны,
  И помогает мне Земля.
  
   Окно, выходящее в мир
  
  Всю жизнь живёшь,
  Как будто ты чего-то ждёшь...
  И чувство, будто смотришь ты в окно,
  Но в нём не видно ничего.
  И вот, когда уж всё равно,
  А ты всегда видишь одно,
  Но ты надеешься, что завтра повезёт,
  И мир счастливым к твоему окну придёт.
  
   Одиночество
  
  Много я понял и перенял
  Из другого ковша. И никогда,
  Не знал, что судьба настолько проста.
  И что уже возраст главным в нас стал.
  Плачет сердце, слёзы текут,
  Но на очах моих не видно блестящей слезы.
  А, просто, бездонность и напор темноты
  Прогоняют добрых. Они скоро умрут...
  И я поспешу вслед за ними уйти,
  Оставить эти большие тиски,
  Которыми мир сжимал мне виски.
  И сказать моей вере просто: "Прости...
  Любил я тебя и до сих пор
  Любить не перестаю, но ухожу,
  И напоследок пожелать хочу,
  Чтоб не пал на тебя тот же топор.
  Я был одинок, без малейшей любви,
  А теперь лечу в другие миры,
  Туда, где в глазах не найду темноты,
  А ты, моя вера, просто живи!"
  
   Что нас держит?
  
  Что нас держит в этой стране?
  Любовь? Конечно, это глупо.
  Нас сжигают на большом огне.
   А толпа глядит на это тупо,
  
  Не понимая, как же страшно,
  Больно, скучно без надежды
  На костёр идти отважно...
  А костёр - и тот невежда,
  
  Щиплет нас: зачем мы с миром!?
  Ведь, он безжалостен. И нам
  Осталось гибнуть год за годом
  В своих обугленных домах.
  
  Так, почему мы не уедем
  Отсюда прочь? А, может, там,
  Что значит счастье, мы увидим?
  И перестанем мы прислуживать Богам...
  
  Гордиться будем, красоваться,
  Свободно по утрам гулять,
  И мило Солнцу улыбаться
  И это счастьем называть.
  
  Уедем мы. А толку, толку?
  Везде по миру то же, что у нас,
  И мало в той поездке проку.
  Ах, как нам жаль на этот данный час...
  
  Авось, у нас и воздух чище,
  И голос лучше и Луна светлей.
  Но сколько я тружусь, а всё же нищий.
  Теперь я стал хоть капельку умней.
  
   Что с нами стало?
  
  Что с нами стало?
  Ведь не такими были мы,
  И вот добро устало
  Ограждать людей от тьмы.
  Самих себя боимся
  И вот уже совсем забыли,
  Как нужно веселиться,
  Какими люди прежде были.
  
   Забор
  
  Много я видел, много узнал,
  Жил - жил и не смог удержаться.
  Так, под забором я и пропал,
  Не смог честным в лживом мире остаться.
  Проблема - бутылка, что же мне делать?
  Скажи мне, ну, не молчи!
  Мне надоело за деньгами бегать,
  Уж, проще лежать на тёплой печи.
  Но печи, увы, нету. Мечта, да и только.
  И душу согреет водки стакан,
  Но завтра я с утренней зорькой
  Себе буду клясться, что завязал.
  
   Эй, ты!
  
  Эй, ты можешь нам помочь!?
  Нас засосало в ад ... Скажи, как выбраться отсюда?
  И помоги нам прогнать ночь.
  Прошу тебя, прямо, как хорошего мне друга.
  Эй, ты стань, последний наш герой!
  Прими, пожалуйста, эту ненужную славу.
  А знаешь, как охота нам порой
  Устроить демону жестокую расправу.
  
   Герой
  
  Текут века, бегут года,
  И героизм уходит.
  Героя помнят не всегда,
  Лишь, жизнь когда с ним сводит.
  И скажешь ты: "Какой герой!"
  Ему, махнув рукою.
  Награда жизни - лишь покой;
  Понятно то герою.
  Без лишних слов творит добро,
  Он жизнь людей спасает.
  Взамен, конечно, ничего
  Совсем не получает!
  Несправедливо. Героизм
  Спасёт всегда любого...
  Он победил былой фашизм,
  Он сделал очень много!
  Нам нужно брать пример с того,
  Добро, кто совершает,
  Не говоря, что суждено,
  А что тому мешает?
  Чтоб стать героем и потом
  Быть честным человеком,
  Построить свой любимый дом
  И быть довольным веком.
  
   Один
  
  Я один. И, как это ни странно,
  Но снег и холод на меня летят.
  Любовь к себе навсегда пропала,
  И ничего не хочется вернуть назад.
  Один, как дождь, который сильно плачет,
  Летит во тьму горькая слеза.
  И, видно, мой период уже начат,
  И для меня всегда ночь коротка.
  Я гляжу в чужие окна,
  Но меня нигде не принимают.
  И тут я понял, что уж поздно -
  Никто меня совсем не понимает.
  
   Монеты
  
  Жизнь к нам жестока,
  А люди двуличны.
  Теперь, уж, я много
   Понял отлично:
  Что жизнь - кошелёк,
  А люди - монеты.
  Но есть огонёк,
  Пылают надежды,
  Что мы как-нибудь
  Уйдём от печали,
  От боли, от грусти...
  Но мы не мечтали
  О жизни такой,
  А это так чудно -
  Жить жизнью простой,
  Возможно, и трудной.
  Не так, как сейчас,
  Вперёд залезая,
  Воруя у нас
  Надежду. Не зная,
  Как в мире всё сложно
  И очень правдиво,
  Ведь нам невозможно
  Прожить жизнь счастливо.
  И мы не видали,
  Что значит счастливо,
  И мы не узнаем,
  Что все мы игривы.
  Что мы - лишь монеты,
  И проку в нас мало,
  Души у нас нету,
  И дружба пропала.
  Цена в нас и холод,
  А всё остальное
  Уходит лишь в голод,
  А, может, в другое...
  
   Постойте
  
  Зачем нам рушить то, что сами строили когда-то?
  И почему мы злимся на весь мир?
  Постойте, не губите своего же брата,
  Того, кто раньше всё-таки был мил.
  Мы не камни, нас с годами старость настигает,
  И что за жизнь - шагать из боя в бой.
  Но не печалься, веруй! Вера помогает,
  Тем более она теперь с тобой.
  Не знаю, назовём ли мы когда-то это жизнью,
  Но в данный час мне смелости не хватит,
  Пока соловей на заре не запел свою песню,
  Пока нас добро хорошо не обхватит.
  
   Могилы
  
  Кладбище памяти, снег беспощадный.
  Что же ты тянешь из нас, почему?
  Да, тут вид не очень приятный.
  И это всё мне совсем ни к чему!
  Хоть, могилы снегом занесённые,
  Это не преграда для меня
  Помнить всех, кто господом прощённый,
  И презирать всю жизнь врага.
  Зажгли свечу: кто плачет, кто смеется,
  Смотря вглубь пламени, в пространство...
  И все мы знаем: нас такой огонь коснётся,
  И вечного нет в мире постоянства...
  
   Кусают черти
  
  Кусают черти мою душу...
  Отбиться мне, уж, или умереть?
  И вот вопрос: кому я нужен?
  Я стар, и не могу уже терпеть.
  Коварна жизнь в потоке мрака,
  Она со мной ведёт себя, как дикий гром.
  Как будто я - бродячая собака,
  Как будто ад мне стал навеки дом.
  
   Бродяга
  
  Дорога заносчивая меня привела
  Туда, где мой дом - в дом бродяги.
  А жизнь ничего мне не дала!
  И даже жалеть некому беднягу.
  Старые вещи и лучшие фото родных
  Давно погибших в этой страшной войне...
  Ещё живёт в воспоминаниях моих
  Любимая. Она мне повстречалась по весне.
  Душа моя грошовая, в ней, всё же, есть цена.
  И кто-то, может, будет мне хозяин?
  Дай Бог, чтоб это был не сатана
  И не такой, уж, сильно грозный барин.
  Чтоб на руках у меня не было оков,
  Таких оков много я повидал.
  Ну, что же, вот я уж каков.
  И благо, что Россию не предал.
  Мой дом обшарпан, стар, но мне не видно.
  Мне важно, лишь, что он уже стал мой.
  Ах, как же мне, порой, было обидно,
  Когда я ночью не шёл спать домой.
  Но прошлое осталось там же...
  Теперь живу я, как подстроила судьба...
  И время, уж, серьёзно мне покажет,
  Что я умру, придёт моя пора.
  
   Время
  
  Время беспощадно, льются наши годы,
  И приходит с возрастом старческий маразм.
  Ну, а потом выкидывают из колоды
  Людей, не выполняющих приказ.
  Кому ж ты нужен: морщинист и немолод?
  Осталось ждать жестокой смерти след...
  И по душе твоей пройдется легкий холод:
  Ведь, ты не знал того, что нужно умереть!
  
   Огонь
  
  Угли и пепел остались от пожара,
  Когда-то здесь пылал огонь...
  От хлесткого струи удара
  Носился он, как резвый конь.
   Разумно быть таким, как все.
  А, чуть не так, и тут же убирают.
  И мой рассказ о том огне
  Везде такое обещает...
  
   Базилика
  
  Судьба огрела нас батогом
  И трудно мне вздохнуть, сказать.
  Наверно, я перед порогом
  Забыл всю гордость потерять.
  Дьяк стал навеки катом,
  И милость я ищу в глазах людей;
  Базилика вдруг показалась адом,
  А говорили: тут всегда милей.
  Тать напал, наверно, к краю,
  Таровато обещает,
  Как же так? Не понимаю,
  Он же нас всех убивает.
  Узилище мне стало домом,
  А дьявол будет тот чернец,
  Который навсегда над Богом
  Расправится, и будет злой конец.
  Жизнь просто, наровито смотрит,
  Когда начнём мы бить челом,
  И в нас удачу борет, борет
  Своим могуществом - плечом.
  Что нам этот лживый цехин?
  Стрельная будет на заре,
  Платить нам не за что и дыбу
  Будут испытывать на мне...
  Крылом взмахнул кубарь проклятый,
  Он, хоть и детский, всё же - смерть,
  Всегда таится где-то рядом
  И хочет, всё же, мир наш съесть.
  
  Базилика - постройка (обычно храм) в виде удлинённого прямоугольника с двумя продольными рядами колонн внутри.
  Батог - палка, предназначенная для телесных повреждений.
  Дьяк - должностное лицо в государственных учреждениях Древней Руси (14 - 17вв.)
  Кат - палач.
  Тать - разбойник.
  Таровато - щедро.
  Узилище - место заключения, тюрьма.
  Чернец - монах.
  Чело - лоб. Бить челом: 1) кланяться до земли, 2) просить, 3) преподнести в дар что-либо.
  Цехин - итальянская золотая монета.
  Дыба - орудие пытки, на котором растягивали тело истязуемого.
  Кубарь - детская игрушка; волчок.
  
   Сулея
  
  Ах, как мне больно часом,
  Я жду расправу с нами,
  Ключник покажет пропуск
  Оралой поработать.
  И я, согнутый миром,
  Пытаюсь дать бродяге
  Тот волшебный цехин,
  Чтоб не жила в нём робость.
  Багульник расцветает,
  Смерд снова тяпку точит,
  Прожектёр я, мне стыдно,
  Что я люблю кружало.
  И миром обещает
  Рында, выгнать хочет
  В игре за право жизни,
  И царство подтвердило.
  Туманы над рекою,
  Цветы в россе, как ветер,
  Свежи, стоят красиво,
  И ждут расправу часом.
  А я махну рукою
  Всем тем несчастным детям,
  Которым сбитень милый
  Не виделся ни разом.
  Потом сложу кальян
  В шкатулку по наследству,
  И завещаю внуку,
  Когда уйду на небо.
  В нём вижу я изъян,
  В том доме по соседству,
  Дай, сулея, мне водки,
  Не нужно горлу хлеба.
  
  Сулея - широкогорлая большая бутыль или плоская фляга.
  Ключник - заведующий продовольственными запасами семьи, дома, монастыря.
  Орало - орудие для пахоты (соха, плуг).
  Смерд - крестьянин, земледелец в Древней Руси.
  Прожектёр - праздный мечтатель, составитель несбыточных планов.
  Кружало - питейный дом, кабак.
  Рында - воин царской придворной охраны.
  Сбитень - горячий напиток из мёда с пряностями.
  Кальян - восточный курительный прибор, в котором табачный дым охлаждается и очищается, проходя через воду.
  
   Кат
  
  Сумрачный дым овало и семо,
  Колодник трепещет от страха в узлище,
  А мы притворяемся, будто мы немы.
  Кат всё пугает ветхим кладбищем.
  Ярыжка оковы на люд одевает,
  Целовальник пиво разлил на столе.
  Моя фелюга плывёт. И по морю, качаясь,
   Словно пищаль вдали всё стреляет по мне.
  
  Овало и семо - там и здесь.
  Колодник - арестант в колодках.
  Ярыжка - низкий полицейский чин.
  Целовальник - продавец в питейном заведении, кабаке.
  Фелюга - длинное и узкое морское судно с двумя парусами, которое может быть и гребным.
  Пищаль - старинная пушка или тяжёлое ружьё.
  
   Кружало
  
  Иду дорогой длинной
  С навязчивой идеей:
  Зайти-ка мне в кружало,
  Чтоб выпить там вина.
  Бармен интеллигентный
  Пролил вино в сомненьях,
  Проблемы убежали,
  Осталась лишь вина.
  Штоф мне дороже жизни,
  Напьюсь я водки штофу,
  Устало встану, гляну
  За стойку: "Что за чёрт!"
  Вдруг всё переменилось,
  Предались мы все шторму!
  Меня в глубины тянет,
  А я не верю в чох.
  Но вот я протрезвею,
  Не дам судьбе победу,
  Обратно сяду, выпью
  Ещё стакан вина.
  И сладкий вкус обратно
  Притянет ко мне беды,
  Но я усну, и будет
  Проблема лишь одна:
  Чтоб сон мне был хорошим,
  Счастливым, с тёплой ванной,
  В которой я б улёгся,
  И больше никого.
  Инок мне стал прохожим,
  Как здорово! И вправду,
  От жизни я отвлёкся
  Так, как ещё никто.
  
  Штоф - старая русская мера водки, равная 1/10 ведра, а так же бутыль такой меры.
  Чох - чихание, чих. Не верить в чох означает не быть суеверным.
  Инок - то же, что монах.
  
   Стрикулисты
  
  Братину разопьём с друзьями,
  Оставим горе на столе,
  И взяв братину вновь руками,
  Нальём для счастья по стопе.
  Забыть, что назывались гёзы,
  Отвлечься надо нам порой.
  Мы курим те же папиросы,
  И так же пьяными идём домой.
  
  Стрикулист - бойкий писака, а так же мелкий чиновник.
  Братина - ковш для вина.
  Гёзы - прозвище нидерландских дворян, боровшихся против тирании Филиппа 2 Испанского, во время нидерландской буржуазной революции 16 в., стало боевым именем всех участников этой революции.
  
   В лесах
  
  В лесах блуждают одиноко
  Собаки, брошены судьбой,
  И если ты зайдёшь глубоко,
  Они подружатся с тобой.
  Не убегай, и не туши их камелёк,
  Зане придёт к тебе награда.
  Теперь ты так же одинок,
  Ты - та же самая бродячая собака.
  
  Камелёк - небольшой камин или очаг для обогревания.
  Зане - ибо, потому что.
  
   Москва
  
  Город мрачен, город скучен,
  Весь туманом он наполнен,
  Зане так, кому он нужен,
  Кроме нас, принявших орден.
  Кистень я беру порою
  И веду войну без правил,
  Непривычно, сам с собою,
  Разоряю то, что нажил.
  Рында выдуман и маршал,
  Войско в городе из мрака,
  Первый выстрел я же начал,
  Завязалась в тени драка.
  
  Колодники валились в море,
  Наполненное алой кровью,
  И мать, спасая сына, в горе
  Не умерла с своей любовью.
  Гудят, кричат и голова
  Ну, просто колется на части,
  Нет, мне не нравится Москва -
  В том городе не будет счастья.
  И гениальность промелькнёт
  В окне, которое напротив,
  И так же радостно умрёт,
  Никто не скажет слова против.
  
  В Москве всё коротко и ясно:
  Подумай! Прежде, чем вести войну.
  Ведь самому это опасно,
  Да и не нужно никому.
  
  Кистень - старинное оружие в виде короткой палки, на одном конце которой подвешен на коротком ремне или цепочке металлический шар.
  
   Мир
  
  Долго шляться нету толку.
  Друг поэта одиноко
  Также с ним идёт по миру...
  Он велик, и нам осталось
  Ждать от Бога просто проку.
  Мы живём как раз под Богом,
  Дыба там стоит, нас тянет.
  Мы со светом попрощались...
  
   Ослепительно
  
  Ослепительно и мерзко
  Мне кричит кубарь.
  Прошли невзгоды, мы уже не гёзы;
  Ад - лишь тёплое место,
  Я вдыхаю январь,
  Уже не звучат оглушительно грозы.
  Запуталась дорога в небе лунном
  И кат мне друг, а я его не уважаю.
  И что я буду делать, если вдруг,
  Любовь умрёт в своём мирушке скудном,
  Ведь, я Её люблю и обожаю.
  Но, если это будет, я сгорю в огне.
  
   Анархист
  
  Глупо мне держаться мненьем,
  Тем, что однажды сгубило меня,
  И эти страшные мысли - сомненья.
  Глупа и беспомощна вера моя.
  Трава зеленеет, но птиц не видать.
  Наверно, поработало на славу,
  То, что нам счастьем не назвать.
  А для смерти и смерть - одна забава.
  Пронзает лезвие сердца
  Ушедших в ночь, и, как не странно,
  Ушедшим нет и нет конца.
  Но мы смирились и сказали: "Ладно".
  Посмотрит сатана в глаза людей
  И не удержится от смеха,
  А я хочу запрячь коней,
  Чтобы осилить на них небо.
  Прозрачна жизнь на небесах,
  Но всё же сумрачное чувство,
  И будто всё в моих руках,
  Теперь я, наконец-то, волен будто.
  Люд анархиста назвал нам ненужным.
  За что? За неслужбу у Бога?
  И Богоматери не будет тот враг мужем,
  А Люцифер такой ужасный и убогий.
  Уж, лучше мне бывать таким,
  Чем мне служить кому-то либо,
  И пусть народу буду я чужим,
  Но я не захлебнусь в послушной глыбе.
  
   Солнце
  
  Я ослеп от золотого солнца.
  Сейчас мне мил лишь свет Луны,
  Кидает сумрачные взгляды,
  Чернец. Как будто всем награды
  Раздаёт и сумрачно смеётся,
  Но он не даст нам темноты!
  И кто же нас оглушит злобой?
  Кто нас положит на ножи?
  Нам смерть косою угрожает,
  И в жар народ всегда бросает
  Одна лишь мысль о далёкой
  Стране, иссякшей от лжи.
  
   Неужели!
  
  Неужели, чем мы жили,
  Упадёт когда-то прахом?
  Мы того не заслужили,
  Чтоб всё сгинуло на плахе!!!
  Вьётся ужем гордость наша,
  Не даёт подумать смело,
  Разобьётся счастья чаша,
  Ведь огнище догорело.
  Тлеет вся надежда люда,
  Хмуры в небе облака.
  Удивительно, откуда
  Трусость люда высока?
  Неужели сапогами
  Бес затопчет землю нашу?
  И не справимся с врагами?
  И не станет мир наш краше?
  Кто же встанет над народом?
  Кто напьётся крови-квасу?
  Кто умрёт в тюрьме убогой?
  Кто на смерти выйдет трассу?
  Как печальны эти строки.
  Неужели так на свете:
  Люди все так одиноки,
  Друг за друга не в ответе?
  Неужели в этой сече
  Жизнь сгорит, а мы добавим
  Огонька, и с бессердечьем
  Доброе всё в ад отправим?..
  
   День не вечен
  
  День не вечен, ночь не коротка,
   А сон мне сладок, как вино
  И знаю я, мне холод лучше солнца,
  Но в теле боли мрак проснётся
  И рана сердца очень глубока.
  И вход в тот ад - моё окно,
  Дружбой тонко обвивает ветер
  Наши двери, они теперь в одном;
  А край души болезно стонет,
  И голова в проблемах тонет.
  Не знаю, как же вам на этом свете,
  А для меня он лишь перрон.
  Сколько лет будут длиться споры,
  Они убьют меня, но вряд ли кто заметит
  Кинжал в спине моей кровавой,
  А посчитают лишь забавой,
  Добьют и сбросят злобно в горы,
  И на листе убитых крестиком отметят.
  Упал я в горы, как сундук,
  Разбили камни моё сердце,
  Я думал, всё мне рай на небесах,
  Но всё вдруг превратилось в прах...
  И слышу только стук, да стук,
  И жжёт глаза мне, словно перцем:
  Увидел я судьбу и сатану,
  Увидел их глаза в огне...
  Ах, как я глуп, хочу вернуться,
  Но проще словом захлебнуться.
  Я знаю истину одну -
  Всегда заботься о себе.
  
   Удача
  
  Обидно видеть, как к тебе несправедливы,
  Как будто вытирают об тебя кровавые мечи.
  Мои пути ничтожны, некрасивы,
  Но это, друг мой, ты уж не кричи.
  А то последний леденящий взгляд мой
  Увидит лишь высокую звезду,
  В последний раз я старости убогой
  Как я несчастлив тихо расскажу!
  Сдавил меня позор, но я не плачу.
  Летит любовь и, может быть, к тебе,
  Родная сердцу, милая удача,
   Которую я вижу лишь во сне.
  И, может, я судьбой любим иль плахой,
  Но всё равно мне так и не везёт,
  Моя надежда разлетелась прахом,
  Но а позор тот прах клюёт, клюёт.
  Мне бесполезно ждать подачу Бога.
  Я не богат, и жизнь моя - лишь круг,
  Таких, как я, ведь очень-очень много.
  И каждый нищий - мне хороший друг.
  Ничтожен мир, где я с рожденья обитаю.
  Порою кажется, что нечем здесь дышать,
  Но я, конечно, с грустью понимаю,
  Что нищим в рай никак нельзя ступать.
  И чем же вызвал я такую злобу?
  Кому в чертовской жизни насолил?
  Снимает жадно с моей плоти пробу
  Тот, кого всю жизнь помочь просил.
  Вижу призраки богатства в стране света,
  Сон мой, покажи блестящую удачу другу,
  Как назвать коварство жизни это?
  Сколько мне бродить по замкнутому кругу?
  Движет мной высокая звезда.
  Но вот упал я, меня нету,
  Упал, мне не подняться никогда!
  Ушёл из жизни так и без ответа:
  "Удача есть на свете этом?"...
  В душе невиданной красы
  Я стар, но, в то же время молод,
  И с каплей утренней росы
  На небе чувствуется голод
  По той любви, которой не бывает,
  По поцелую смерти в небесах,
  Но пусть, что моё сердце пожелает,
  Останется в моих глазах!
  
   Природа весной
  
  Природа светом ярким нарядилась,
  Деревья мудро смотрят в небосклон,
  Растаял снег, Земля-Мать оживилась,
  Ушёл в другой край этот долгий сон.
  И я смотрю на ту траву, что скоро
  Нальётся соком свежим, лишь своим,
  На птиц, которых очень много
  Летит с бескрайних и чужих долин.
  Стою, любуюсь бешеной рекою,
  Родным российским добрым краем,
  И что творится здесь со мною...
  Любовь к России сердце растерзает.
  
   Край
  
  Край! Много в тебе и веселья и грусти.
  К тебе не приходит с захватом зима.
  На ветках деревьев мечты или грузди,
  Но доля твоя слезами полна.
  
  Обижен, забыт. Лишь друзья не забыли
  Ошибочных слёз, которые мы
  С годами, живя на тебе, осушили,
  И с большею силой зажглися огни.
  
   *** *** ***
  
  Ветер колышет печальные ветви,
  Тихо шуршит в подземелье змея
  И у природы расшатаны нервы,
  Грязной пригрелась на солнце земля.
  Если же в людях совесть уснула,
  И стыд не колышет больше сердца,
  При этом природа с весною вздохнула,
  Теперь у природы совсем нет лица!
  
  *** *** ***
  
  Среди шумной поры и безумья
  Появляются те, кто за мир,
  Но они запрягаются в стулья,
  Где орудует страшный кумир.
  Погибает добро, а надежда,
  Изнывая, бежит от людей,
  И на нас уже в грязи одежда,
  На руке уже надпись "злодей".
  Но, зато, в бесконечной печали
  Отвлекает природа от дел,
  Слава тем, кто природу спасали
  И позор тем, кто только хотел!!!
  
   Да, я знаю. Да, я помню.
  
  Да, я знаю, да, я помню
  Грязный свёрток бледных лет,
  И ту злобную оглоблю,
  И то злое слово "Нет".
  Я привык к такому спеху:
  Жить, чего-то помнить, знать...
  Крикну, а в ответ мне эхо:
  "Что кричишь, мир хочет спать".
  Не жужжите мне о славе,
  Старой и покорной всем,
  В грязной я утоп канаве
  И теперь навеки нем.
  
   В часы печали
  
  Ты одинок в ночной тиши,
  Тебя ли мне учить печали?
  О том, что твой кусок души,
  Как львы, ребята растерзали.
  Твою душевность прокляли,
  Ты стал, как гений в конце света;
  А те смеялись и гнали
  На край земли тебя за это.
  
  Но ты растёшь с годами,
  В твоих глазах проходит месть,
  И нужно их топтать ногами,
  А им придётся всё терпеть.
  Но нет, ведь ты умнее,
  Ты не опустишься до них.
  Они становятся всё злее,
  Но пустотой в глазах твоих.
  
   Душа! Чего ты хочешь?
  
  Душа! Чего ты хочешь
  От тех безудержных надежд?
  Когда же ты промолвишь:
  "Поешь мой плод любви, поешь!?"
  И, как тюльпан хрустальный,
  Посмотришь скверно на меня;
  Я, словно странник дальний,
  Бегу куда-то от тебя!
  
   Мы исчезаем
  
  Найди в глазах моих печаль,
  Совет, но чей? Кому он нужен?
  Скажи: " Мне жаль, мне очень жаль,
  Что счастья круг давно уж сужен".
  
  Я знаю, будет вечный сон,
  А может смерть залезет в душу.
  И этот синий небосклон
  Давно не отражают лужи.
  
  Ведь он исчез! Его не существует!
  И нас на свете нет, мы - лишь мираж!
  Но миражей жизнь вовсе не балует,
  И мир не наш, ведь, он совсем не наш.
  
  Вскипает ум, когда владеешь властью,
  Когда в сердцах он чудищем слывёт,
  Об этом думать - не большое счастье,
  Ведь, жизнь такая от тебя уйдёт!
  
   Куда ушло былое время?
  
  Сегодня нет в глазах сиянья,
  Ведь звёзды попросту ушли,
  От них осталось лишь названье
  И цвет неведомой мечты.
  Зачем на лезвие мы смотрим?
  Ведь лучше миром жить для нас!
  Ведь никогда потом не вспомним
  Чудесной жизни ярких глаз!
  Заледенели окна Бога,
  И он не видит сатаны,
  А ведь, Земля в огне убога!
  Дрожит от слов шальной судьбы...
  Но ведь когда-то в небе были
  Те звёзды страсти и любви,
  Но вот куда они уплыли?
  Сказав при этом: "Се Ля Ви!"
  
   Ради любви
  
  Живу я лишь ради любви,
  Найти её в себе пытаюсь.
  Я был и здесь, и там вдали,
  Но ни в кого я не влюбляюсь.
  
  В любовных письмах врут слова,
  Уходят со свиданья ноги.
  Ну, значит мне уж не судьба
  Любить кого-то в эти годы:
  
  Когда я молод, полон сил...
  Да, я и так живу счастливо.
  И никого я не любил,
  Но я пытаюсь быть любимым.
  
  Поздравление
  
  Пусть в этот день мечты сбываются,
  Невзгоды пусть обходят стороной,
  Мужчины откровенно улыбаются,
  И этот день лишь только твой!
  А я тебя люблю и пожелаю,
  Чтоб было всё хорошее вокруг,
  Пусть вся родня хорошее желает.
  Чтоб рядом был надёжный, верный друг!
  
  Пусть доброта тебя не покидает,
  И пусть тепло подарят близкие, друзья.
  Удача пусть тебя сопровождает,
  Любое горе обойдёт пускай тебя.
  Всегда же будь весёлой, молодою,
  Которою запомнилась ты нам,
  Чтоб не страдала горькою слезою
  По красным от румянца ты щекам!
  Пусть сбудутся заветные желанья,
  Пускай в душе не будет злая тень,
  Пускай сбываются все эти пожеланья
  На этот праздничный весёлый, лёгкий день.
  
   Добродетели
  
  Ох, если жизнь отпустит нас!
  И мы чуть улыбнёмся,
  Мы грешны в небе без прикрас,
  Мы счастия напьёмся.
  Кто долго чашу эту пил,
  Освобождая душу,
  Тот всю опасность погубил,
  Он никому не нужен.
  Его не примет даже смерть,
  Она его боится.
  Ему приходится терпеть,
  Чтоб миру полюбиться.
  А мы прошли сквозь свет лампад,
  Прошли сквозь ваши крики,
  Мы натерпелися досад,
  Кидали нас на пики,
  Кусали, грызли; но когда
  До чаши доберёмся,
  Засветит наша нам звезда,
  И мы добра напьёмся.
  И счастье одолеет мир,
  И вспыхнут очи наши,
  Какой затеем людям пир!
  Любой попьёт из чаши.
  
  *** *** ***
  
  Вот каникулы настали, кончены страдания,
  И осеннее мы скажем школе "до свидания!"
  Мы любим знанья получать, но, лишь, порой ленимся.
  Вот, мы немного отдохнём, ну, а потом взбодримся.
  Учи-учи, царица книг, нас знаньям новым-новым!
  И все считают этот кров своим уютным домом.
  Ты отдохни от нас, ребят, и силы набирайся,
  Улёгшись спать в свою постель, как надо высыпайся.
  Пусть педагоги отдохнут, которые пытались
  Вдолбить нам что-то, и они, быть может, достучались.
  Спасибо, школа, мы придём, а ты нас жди, старушка,
  Не мачиха ты злая нам, наоборот - подружка!
  
  *** *** ***
  
  Неразрывна и свята надежда,
  Обрядилась она бахромою,
  И щебечет безудержно, словно
  Хочет вновь нас в себя поселить.
  Возгорелся огонь над горою,
  А надежды святая одежда
  Нам покажет, и людям уж полно
  Без неё и без света здесь жить!
  
  Крики чайки разбудят в нас веру
  И, как будто пунцовые лица,
  Промелькнут в этом небе глубоком
  Над домами из грёз облака.
  И отныне будут нам сниться
  Эти ангелы, что вошли в серу,
  И что в мире таком одиноком
  Есть хоть маленькая, но мечта!
  
   Собака
  
  Однажды в ночь проснулся я от лая.
  Протер глаза и выглянул в окно.
  А там ползет собака, завывая,
  Озябшая, но ищет все равно
  Хозяина, что позабыл о друге,
  На улицу он выгнал ее спать.
  Ей одиночество - одна большая мука,
  И даже лапу некому подать...
  Помимо горя ветер, снег и холод,
  Все мучили беднягу, но она,
  Про всё забыв, забыв даже про голод,
  Надеждой крепкой в эту ночь полна!
  И ни души, а в окнах света нету,
  Лишь звонкий лай пронзает эхом двор...
  И всё с надеждой тащится по свету,
  С бедою драться трудно - это вздор!
  Но вот фигура выросла из мрака,
  Походкой пьяной кто-то шел домой.
  Какая радостная стала вдруг собака!
  Подумала: "Хозяин это мой!"
  Но вот, когда поближе рассмотрела,
  То поняла, что к ней идет чужак,
  И сердце её верное сгорело,
  И было это, ведь, не просто так.
  Погас огонь, который страшной силой
  Пылал в её душе до этих пор.
  Ей этот двор совсем уже не милый,
  Она слегла под первый же забор.
  Собака тут умылася слезами
  И не смогла поднять свои глаза,
  Чтоб посмотреть, что есть за облаками
  Другая жизнь. Ещё есть полоса,
  Которая добавит ей удачи
  И счастьем спелым душу подкрепит...
  Конечно, так. А как же? Не иначе...
  Но та собака очень крепко спит!
  И снег сугробом сделал её тело,
  Когда пришла Красавица-Весна.
  Ну, умерла... Какое людям дело?
  Они, ведь думают, что всё не их вина.
  
   Улыбка друга
  
  Улыбка друга, ты таишься где-то,
  Я знаю и зову тебя опять.
  Прошли морозы, наступило лето,
  С улыбкой друга я пойду гулять.
   Тебя запомнил я весёлым и счастливым,
  Но жизнь твоя замкнулась в круг.
  Погряз ты в нём, и нарядился тиной...
  Но ты - мой друг, хороший верный друг!
  
   Улица
  
  Чистый пламень обжигает
  Мои руки. Нету крика.
  И так смутно обещает
  Наша улица, что пика
  Станет. И по блеску
  Я пройду, всмотрюсь в витрину,
  Но лишь бела занавеска
  Не даёт деньгам причину
  Уйти прочь в казну чужую,
  Где за деньги жизнь ты купишь.
  Не богат я. И впустую
  Мне смотреть в витрину. Чуешь?
  Запах розы всех ласкает
  На той улице напротив.
  Каждый улицу ту знает,
  Если кто-то чуть напомнит.
  
   Лицо страха
  
  Не дрогнула рука моя.
  И лишь мечта лукавая
  Ко мне пришла. И видно,
  Что ей совсем не стыдно!
  Ах, фифа - эта девица,
  За дверь уйти всё ленится.
  Но я заметил страх
  В её больших глазах:
  О том, что жизнь - не та,
  О том, что стыд - фата,
  О чёрных небесах...
  Я видел всё в глазах.
  Мне тут же стало страшно,
  Нет слова, уж, "отважный",
  А есть лишь жизнь и смерть,
  И нужно умереть.
  
   Всё не так плохо, пока ты слеп
  
  Вдохни росой, запомни запах утра,
  Долой бездарный день от нас.
  Взгляни на мир без страха, мудро
  И отгони тот злобный час.
  
  Ничуть не стыдно, лишь здоровье
  Не ступит больше шаг вперёд,
  Но ты не вспомнишь уж о боли,
  Твой мир смерть дальше уведёт.
  
  *** *** ***
  
  Не надо слов, не надо слёз!
  И будет дом твой полон счастья.
  Исчезнет мрак, не будет гроз,
  Не будет в доме том ненастья.
  Взойдёт заря, пройдут года,
  И время вносит перемены.
  Но не оставит никогда
  Тот Бог, простивший все измены.
  Когда ты стар, и чахл твой дом
  Забудь про всё былое в прошлом,
  Но помни, старец, лишь о том,
  Что на съеденье смерти брошен.
  
   Отчего же больно сердцу?
  
  Отчего же больно сердцу?
  Почему война без правил
  Оглушила мои уши?
  Почему я - человек?
  Чем прославлен, кто богаче?
  Кто во мне души не чаял?
  Никого! Мои ошибки
  Оккупировали век.
  Чёрт возьми, куда я делся?!
  Где же гордость, та, что прежде
  Не давала, не спускала
  С той ступени: я есть я!
  Всё плохое пропитало,
  Написалось на одежде
  Той гнилой протухшей кровью:
  "Нападайте на меня!"
  Я возьму кинжал надежды
  Тот, что боль чуть-чуть заглушит,
  И проткну себя. Задвину
  Эту злую штору век...
  Но опять война без правил
  Мои уши вмиг оглушит,
  И опять я осознаю,
  Что я снова - человек...
  
   Эпоха
  
  Над нами шумит эпоха,
  И как тебе жизнь дорогая?
  Наверно, учили нас плохо
  Обедать, недоедая.
  А как же свобода мысли
  И свет заслонивший подросток?
  А мы-то с тобой неказисты
  И вот нас выгнали просто.
  Эпоха нас забирает
  И это ей по плечу,
  А кто не уйдёт, убивает,
  Но я с ней идти не хочу.
  
   Середина
  
  Выбирая путь по жизни:
  Кто-то справа, кто-то слева,
  Кто-то плачет по Отчизне,
  Тает кто-то от нагрева.
  Но в затылок - ствол несчастий,
  Пуля бед меня пронзила.
  Как уйти мне от напасти?
  Ведь уж, зло меня покрыло!
  Я рисую ноты смерти:
  Больше мёртвых - злей аккорд.
  Оказалось, что мы дети,
  И, пройдя свой огород,
  В ад с огнём до неба злым
  Попали. Но душит радость моё сердце,
  Что я не умер молодым.
  Я был не нищий, но уж, и не герцог.
  Но судьба взошла на край,
  Обращаясь, как к скотине:
  "Ну, ничтожность, выбирай!"
  Мой ответ: "Пойду посередине!"
  
   Строитель
   Здесь описывается
   жизнь строителя
  
  Разрываясь между стройкой
  И семьёй своею бедной,
  Каждый день идёт в помойку,
  Он идёт с улыбкой бледной.
  Где стакан вина дешёвый,
  Где кирпич кладут, что скоро
  Станет, уж, куда не новый.
  Шутка каждая знакома.
  И ничуть не возражая
  Бедной, призрачной надежде,
  Он, дома всё возвышая,
  Низок так же, как и прежде.
  Там, где краски чёрно-белы,
  Где в подвале живут мыши,
  До свободы нету дела,
  А у зданья нету крыши.
  Важно ходит, как по дому,
  И кирпич кладёт, что скоро
  Станет, уж, куда не новый,
  Где неправда - это ссора.
  Разрываясь между стройкой
  И семьёй своею бедной,
  Каждый день идёт в помойку,
  Он идёт с улыбкой бледной.
  
  Педант в роговых очках
  
  Как ни странно, как глубоко
  Я ношу свои очки,
  В преисподней одиноко,
  Умираю от тоски.
  Кто назвал меня педантом?
  Кто педанта невзлюбил?
  Может, в прошлом был Рембрантом,
  Я!!! И в красках жизни жил!
  Если лунное сиянье
  Озаряет темноту,
  И пугает вас названье
  Фразы: "Скоро я умру",
  Я останусь лишь педантом
  В роговых своих очках,
  Пока мир не рухнет часом,
  Пока я не стану прах!
  
   Плоть Ангела
  
  Задаток власти злобных мест
  За далью мрака зеленеет,
  И сей печали подлый крест
  Лишь на заре в лучах редеет.
  
  И брань слышна к реке глубокой,
  В которой гибнет странный скот.
  Она для нас слывёт жестокой,
  И век из века всё течёт!
  
  Вопрос на ветер брошен силой,
  Порой летит ко мне на стол.
  На музыку для уха милой,
  Взошедшей с кровью на престол.
  
   *** *** ***
  
  Зачем в глаза ты мне лукавишь?
  Кого ты хочешь обмануть?
  Когда от боли нас избавишь?
  Позволь хоть ночью глаз сомкнуть.
  Я знаю, что ты просто гений,
  Тебе нельзя за нас решать.
  Тогда и мы твои затеи
  Всерьёз не будем принимать.
  
   *** *** ***
  
  Даже мы с тобой пустые!
  Даже я бываю хам.
  Ты скажи мне, но на совесть,
  Как живёшь из века в век?
  Ты не раз писал уж повесть
  Под названьем "Человек".
  Отчего, когда умрёшь ты,
  Все забудут о тебе?
  Почему тебе все тосты
  Лишь напомнят обо мне?
  О моих словах, что время
  Губит всё за годом год.
  Вот сошелся уж на стремя
  Наш безжалостный народ.
  И смотря в глаза друг другу,
  Сердце каждый расчленит,
  Даже лучшую подругу
  Он в толпе не пощадит.
  Кто же этот кровопийца
  В чёрной шляпе и плаще?
  Он в подмётки не годится
  Всем Учителю - Тебе!
  
   А, знаешь, какой я!
  
  Кого презираешь? Зачем ты торопишься знать,
  Откуда и что тебе нужно от этого мира?
  Тебе не позволили даже о счастье мечтать
  В подруги годится тебе несчастливая лира.
  
  А знаешь, когда-то и я был такой,
  И мне суждено было быть лишь несчастным страдальцем,
  Но вот мой конёк изменился, и стал он другой,
  И я не кажусь, уж, всем людям теперь чужестранцем.
  
   Прозрачная слеза на кисти моей тени
  
  Вижу тёмную картину
  В том углу, где правит ангел,
  Пусть не знает ангел света,
  Но картина хороша.
  Что заставило смеяться
  Тот, от бога светлый факел?
  Освещая, говорил он:
  "Тёмная твоя душа".
  
  Не стерпел обиды ангел,
  В тень ушёл с слезой прозрачной
  И в глазах огонь всё выше,
  Взгляд, не взгляд стал - а река:
  Так же бурно извиваясь,
  С целью очень неудачной,
  Также есть коса, но где-то
  Она очень глубока.
  
  Пышет жаром его сердце
  И лицо уж закоптилось,
  Ангел создал себе имя,
  Это имя - "Сатана".
  Почему он злой народу?
  Почему везде твердится:
  Во всем злом, что было в мире,
  Только лишь его вина?
  
  Почему никто не скажет,
  Что никто не чист на свете?
  И, уж точно, не святой Бог...
  Не хотел он с ним считаться.
  Только, люди одно слышат:
  "Люди, только Богу верьте".
  Но, а я прилип. С картиной,
  Не охота расставаться...
  
  Хоть художник понаслышкам
  Мне не должен быть родимым,
  Пусть не птицы - души мёртвых
  В его городе летят.
  Ведь он с детства одинокий,
  Не был никогда счастливым,
  Очень он, уж, любит место
  С именем жестоким - Ад.
  
  Даже белый снег удачно
  Чёрным делает грязюка.
  Мне не нравится надежда,
  Та, которой раньше жил;
  Но потом, уж, понимаешь -
  Вера в Бога была скука.
  И какой звезды свет мрачный
  Разум мой освободил?
  
  Я живу без злобы чёрной,
  Без добра, а что-то между...
  Все равны по мне, но каждый,
  Знает то, что хочет знать.
  Каждый служит, кому хочет,
  И, надев свою одежду,
  Своего кумира право
  Грудью будет защищать.
  
   Власть и слава
  
  К чему ты шёл, чего добился?
  Зачем слеза на сюртуке?
  К чему всю жизнь без сна стремился
  С мозолью власти на руке?
  Ты - музыкант, мне песни любы;
  Но что же слава корчит нас?!
  Теперь ты также корчишь зубы
  И повторяешь: "глаз за глаз".
  И ноты петь с тобой устали,
  А ты не можешь петь без них,
  Они давно тебе писали,
  Что разум пылкий твой утих.
  Теперь ты стар и полон гнева,
  Что всю ту жизнь был одинок,
  Что, словно чахлая фанера,
  Ты стар, не властен и убог!
  
   Народ
  
  Послушен и счастлив народ.
  За что он цепляется в мире?
  Что он сквозь века пронесёт,
  Лишь сказку о бывшем кумире,
  Лишь стон без мотива и веры
  В своё бессердечное "нет"?
  Вокруг нас плетутся аферы,
  Вокруг нас ломается свет.
  Вынослив, силён, но безумен
  Наш русский святой человек.
  Неясно, уж, кто кому нужен:
  Мы веку, иль нам этот век?
  
   *** *** ***
  
  Как много добра незаметно,
  А зло лишь звучит в голове,
  О зле говорим откровенно,
  Тайком говорим о добре.
  Пытаемся сделать плохое.
  Зачем? Кто же этому рад?
  В плохом человеке - пустое,
  Хороший, лишь, светом богат!
  
  *** *** ***
  
  На больших цветах страны
  Люди гордости полны,
  А на маленьких цветах -
  Ни души, лишь странный прах.
  
   *** *** ***
  
  За душу падшую берёт
  Какое-то смятенье,
  И ангел яблоко несёт
  В большое сожаленье!
  Красив и ясен небосклон,
  Пока того желаем,
  Но стоит нам сказать, и он
  Нас обругает лаем.
  Кричит надежда, сердце бьёт,
  Но это не исправит
  Наш окровавленный народ,
  За что убьёт - не знает!!!
  За что растопчет шуткой свет -
  Совсем не понимает;
  Всё новый год, всё новый бред
  Шагает и шагает.
  
   *** *** ***
  
  Я весел! Да, я веселее всех!
  Да нет, кого хочу я снова обмануть?
  Меня, младого, ждёт успех!
  Нет! Весь печален мой фальшивый путь.
  Я вижу свет, я чувствую тепло!
  Совсем не так, мой жалок свет лампады,
  А мне тепло? Всмотрюсь в своё окно -
  Там только снег! А больше и не надо.
  Но я - поэт, я - полный сил поэт!
  Дружище! Ты меня послушай,
  Я - голос правды, брат, и все поэты не твоих-то лет...
  Но я же рад, я бесконечно рад!
  Нет! Успокойся, ты пока не тот,
  Тебе по духу снова ветхие берёзы.
  И сей печали я обгнивший плод!
  Краду тепло, а приношу тебе морозы.
  
   Когда нечего сказать
  
  Ты знаешь, я не видел сна,
  Когда кому-то был готов похвастать.
  Меня не называли "старина",
  И я не научился даже плакать!
  Напрасно ангел душу относил
  На Землю, где есть призрачное счастье.
  Вот так всегда... Отнёс и не спросил,
  Что там меня ждёт адское ненастье!
  Что я не знаю: где, зачем уйду;
  Зальёт солёный дождь порывы гнева.
  Я буду жить! Я буду жить в аду,
  Где я не ожидаю гостя слева,
  Где я пытаюсь что-то отгадать
  И где пытаюсь жить, как злые люди.
  Но нет! Нет сил бесплодно ждать,
  Когда о спину оботрутся прутья.
  Я буду там и буду снова мной!
  Не ощущая в сердце крови силы,
  Всегда плохой, всегда, всю жизнь - тобой,
  Не отдавая собственные жилы...
  И жизнь оковы разомкнёт,
  И разум пылкий упадёт.
  
   Здравствуй
  
  Здравствуй, повесть хрупких желаний.
  Не спускай с меня глаз,
  Не сейчас, не сейчас!
  Я истощился от страданий.
  Я кончен и добит судьбой.
  Я - дым из снега,
  Уставший от бега.
  Я - лишь ничто перед тобой.
  Скажи: "Уйди, мерзавец, вон!
  Не нужен мне затейник!"
  Но я же не волшебник,
  Чтоб мигом повернуть перрон.
  Запомни, где бы ветер
  В какой кабак ни загулял,
  Ведь он, конечно, всегда знал,
  Что есть такая ты на свете.
  
   Мне трудно жить
  
  Мне трудно жить, за дверью бродит дьявол,
  И мир кусает мокрые глаза,
  Но тот, кто раньше сидя, тихо плакал,
  Увидел Солнце, с ним и небеса.
  Подумал с горя: если все - другие,
  И я в отсталом мире одинок,
  Так жизнь пуста, и люди все чужие,
  А я в том мире вам помочь не смог!
  Вы убегайте, я останусь с миром,
  И, не догнав всего былого тень,
  Вы, будьте с тиром, я расстанусь с тиром,
  Ведь, мне не видеть даже белый день.
  Куда, уж, мне увидеть злую пулю,
  Которая убьёт меня в тот миг.
  Вот я сижу, и плачу, и горюю,
  Что вас и вашей страсти не постиг.
  
  Целый день
  
  Я целый день жил под завесой мрака
  И целый день смотрел на тех людей,
  Которые с годами лишь старей,
  В которых не горит желаньем драка.
  Отстань, надежда. Я - такой, почти поэт,
  Который смотрит в лица лет!
  Теперь, кого взор презирает
  И душу грешную пленит,
  Навеки пусть сейчас сгорит...
  Случится это! Он всё знает.
  И как ты будешь жить теперь?
  Добро забыло свою дверь.
  Я прячу стыд в глазах своих
  А, может, кто-то и находит
  Его в простых глазах моих,
  Но почему же смерть его обходит?
  И чёрный страх в углу сидит рассудка,
  И время тикает, бегут года.
  И не стоять им никогда,
  И не изменишь моего поступка...
  
   Поэт
  
  А если мне тебя отдать?
  К кому пойдёшь, усталый гений?
  Могу твой дар перепродать,
  Но это - скверная затея.
  Да-да, ты в мире не один,
  Такой талантливый работник,
  Тебе я нужный господин,
  Ведь, Музы ты большой любовник.
  Твои стихи зажгут зарю,
  Твой дар оглушит звуком смеха,
  И даже если я умру,
  Тебе я буду не помеха.
  
   Я стал другим
  
  Я стал другим, и всё тут просто,
  Ведь старость поджидает на годах.
  Я не приветствую того, кто шутит плоско,
  И мысли все совсем в других делах.
  
   Мне жалко
  
  Мне жалко след, застывший от обмана:
  Как в лоб мне дышит злобный бык.
  Устал и умер от изъяна
  То ль человек, а то ли Белый Клык.
  
  Сиянье звёзд в потоке мрака
  Всё манит глубиной к себе.
  Ничто ведь больше, чем атака,
  Так не горит в святом огне.
  
   *** *** ***
  
  Всё! Не в силах жить и бежать.
  Всё! Не в силах смеяться и верить.
  Всё! Не в силах безудержно врать.
  Всё! Не в силах я сердце измерить!
  
   *** *** ***
  
  Новый запах спелых душ ласкает ветер,
  И что так долго строил я, распалось вмиг.
  И я не верю в правосудие на свете,
  Но головой ещё не до земли поник.
  Мой смех - как крик ужасен, сердце колет,
  Питает чувство небо огненной зари,
  И это небо нас навек запомнит,
  Потом сотрётся память, что не говори.
  Стена мои виски ласкает снова...
  И брось ту гадость в сторону скорей!
  Скажи Земле два откровенных слова
  И отправляйся в тело побыстрей.
  Смотри на пламя, ведь свеча горит,
  Луна дорогу дальнюю укажет,
  И где твой домик карточный стоит,
  Она с любовью мне покажет.
  
   *** *** ***
  
  Над ярким солнцем
  Пролетел ветер.
  Неясно, что правильно теперь
  На этом свете.
  И я уношу с собой
  На память образ -
  Образ непонятный,
  Как загадочный остров.
  И вот, когда будет
  Нечего делать,
  Я просто вспомню...
  
   Не в силах
  
  Никто не в силах изменить весь мир
  Порою забываешь, кто ты есть на самом деле.
  И кто ты будешь, кем ты был
  Не стоит думать, если нервы на пределе.
  
  И если смотрит Бог на нас,
  То у него лишь возникает жалость.
  И мы устали, бьёт наш час,
  Ну, а судьба опять нам строит пакость.
  
  Мы плачем, больше нету сил
  А время, как вода, всё утекает.
  Однажды, я судьбу спросил,
  Но ничего она в ответ не обещает.
  
   *** *** ***
  
  Настанет день, судьба покажет зубы,
  И вот тогда задумаемся вмиг.
  А то, что мы слабы в разлуке,
  Нам скажет этот лживый мир.
  
  А мы, того не понимая,
  Все будем мнить, что боги мы.
  Но тут нам скажет судьба злая,
  Что уж потухли жизни огни.
  
   Бродяги. Великие сердца. Сны.
  
  Опустим мы в твоё дыхание надежду
  И будем мнить, что мы забыты и сильны.
  Мы скинем жизнь, как скинем старую одежду,
  Лишь только вскликнем что-то против сатаны!
  Карман наш пуст, один лишь запах страха
  Идёт из нас, как дождь из облаков...
  И в нашем теле - вековая драка,
  В неё вступает тот, кто жив - здоров!
  
  Но, если мы откроем сумрачную правду,
  И всмотримся в великие сердца,
  Откроем стыд и всякую досаду -
  Так не подымете вы от земли лица.
  Подумать только, пьяные бродяги
  Опустят наш народный скипидар,
  От них несёт дух от какой-то браги,
  И в голове у них не узнан божий дар.
  За всё плохое Бог лишь делом судит,
  За всё хорошее нас судит лишь народ.
  И если нас Господь жалеть не будет,
  То мир, ведь, к чёрту с нами вместе унесёт!
  
  А в наших снах полно законов,
  Они гласят о нас и вас.
  В них есть привычка робинзонов,
  Которые живут не раз,
  Которые пройдут чрез годы
  И наши странные мечты.
  Нам нужен лишь глоток свободы,
  Ему - злосчастный яд страны.
  А мне приснилось, будто кто-то
  Играл в игру в моём дворе,
  Заметил взгляд мой очень просто,
  Что не кружится в голове!
  И он увидел серы очи,
  И я от страха задрожал,
  Кричал я людям, что есть мочи,
  И в дом с высот быстрей бежал.
  Я прятался в судьбе у Бога,
  Но он меня нашёл и там.
  Моё убежище убого,
  Убог, конечно, я и сам!
  И он сказал, что мы исчезнем
  Туда, где нет людей, нет нас!
  Мне снилось то, что мне полезней,
  Наверное, не в первый раз!
  И я спросил: "Да, что плохого
  Я сделал лично? Для кого?"
  "Плохого сделал очень много.
  Хорошего же ничего..."
   И я проснулся. Снова холод
  Вступил в войну с несчастным мной,
  И гложет душу сильный голод,
  И я себе уже чужой.
  
   До грязных благ не доползая
  
  До грязных благ не доползая,
  Хотим изжить в себе людей.
  Какая верность дорогая,
  Но власть её любви сильней!
  Какие странные разлуки,
  В сердцах зола, а в теле грусть,
  И звёзды падают на руки,
  И жизнь нам губят, ну и пусть!
  
   Ты никогда
  
  Ты никогда не видел те закаты
  И в жизни никогда не был влюблён.
  Тебя манили жадные дукаты,
  Но это оказался только сон.
  А кто такой ты в настоящем?
  Отец иль сын, бродяга иль король?
  А, может, человек в душе пропащий,
  В слезе твоей не чувствуется соль.
  
  Никто не сможет нам помочь
  
  Никто не сможет нам помочь:
  Ни Бог, никто на этом свете.
  Когда на нас напала ночь,
  Мы выдохлись с рассветом.
  
  И мы, уж, руки опустя,
  Стояли и смотрели,
  Как жизнь проводит нас шутя -
  Такой судьбы мы не хотели.
  
  *** *** ***
  
  На странность возраста взирая,
  Хотят за веру умереть.
  Живёт наш люд, судьбу пытая,
  Ему величия не зреть.
  Ему лишь нужно удержаться
  На гриве бешенной судьбы
  И над собой в душе смеяться,
  Не бить о пол дурные лбы.
  
   *** *** ***
  
  Мне ничего не стоит посмотреть,
  На то, что вы готовите для брата.
  Мне ничего не стоит потерпеть,
  Кому-то ведь терпение - награда!
  Но трудно всё исправить, если люд
  Не думает о будущем в печали.
  Они себя же сами и убьют -
  Нет! Не об этом мы мечтали!
  
   Как быть
  
  Как быть? Как жить на этом белом свете?
  Куда деваться кинутым детям?
  Вы так не жили. Вас не ловили в сети
  Свободы запах и любовь к деньгам.
  
  Но хочется узнать иной порою,
  Откуда брать тепло холодным нам?
  Ведь, если мыслить буйной головою,
  На наш вопрос ответить нужно вам!
  
  Прислушайся, услышь порывы сердца,
  Увидь любви такой созрелый плод.
  Одно желанье есть, и некуда тут деться,
  Ведь, кто его надкусит, тот живёт.
  
  Я вижу свет и чудное виденье,
  Как будто с солнцем жарким столкновенье,
  Хочу любить, как можно лишь любить,
  Хочу я жить, достойно только жить;
  И молод дух у молодых бойцов,
  Они своих напоминают нам отцов.
  
   *** *** ***
  
  Не знай, что есть такие люди,
  Кто любит только убивать.
  Не знай, что существуют эти люди,
  О них народу стыдно знать!
  
   *** *** ***
  
  Как думаешь, к чему же мы стремились?
  Хватали и душили мы друзей.
  А как же мы с друзьями подружились?
  Наверно, они были нас страшней...
  
  *** *** ***
  
  Когда гонялся в сумраке за тенью,
  Я жил, как все, и делал всё, как все,
  Но вот пришли ко мне сомненья:
  Какой же смысл в этой лживой тьме?
  Какой же Бог своею кармой ада
  Загонит сон в те головы людей,
  Где не поётся больше серенада,
  И что ни сбор - то общество зверей?
  Подумать только, если все такие,
  То я один - особенный дурак.
  И эти тени стали, уж, чужие,
  И всё на свете, ведь, не просто так!
  Как много смеха в звёздах на картине,
  Они сияют, но не для меня!
  Они пытаются висеть посередине,
  Но в каждой есть своё большое "Я".
  
   Новый день за новой бедой
  
  Подумай только, почему
  Твой голос не возносит эхо?
  Ведь ты не должен никому,
  Ни капли своего успеха!
  Не пробуй жить. Как можно вновь
  Поднять примёрзшие монеты?
  Их не согреет и любовь,
  Над ними нет святой победы,
  Они пусты, пусты, как прежде,
  Они пытаются помочь.
   Бодрить лишь дух былой надежде
  Способна дьявольская ночь!
  Подумай только, кто тебе
  Поможет справиться с собою?
  И руку помощи в беде
  Протянет бешеной порою?
  Кто уважает твой портрет,
  Который пыли наглотался?
  К нему не пробивался свет,
  Он так в неведении остался.
  Подумай только, чей же страх
  Ты носишь в очень чёрном теле?
  Твоя душа - ничто, как прах,
  А сам-то ты не очень в деле.
  И на кого таким простым
  На свете можно полагаться?
  Бояться нужно, чтоб одним
  Нам в этом мире не остаться!
  
   Озарение
  
  Мне хватит того, что я счастлив,
  Вам хватит, что счастливы вы.
  Я не был пока что удачлив,
  Наверно, до сладкой поры!
  Мне весело верить в надежду,
  Которая кроет мечту.
  И мир, стал не тем, чем был прежде:
  Я вижу теперь красоту,
  Я вижу бездонное небо
  И солнца сияющий круг.
  Как будто, я здесь ещё не был.
  Свет светит мне в комнату. Вдруг,
  Я понял: Тепло и Светило
  За окнами были всегда.
  Наверное, не было силы,
  Избавить мне сердце от льда,
  От тёмной поросшей крапивы,
  Которая жгла душу мне,
  И злобные эти порывы
  Остались все в пройденном дне!
  Теперь я откинул завесу,
  Что мне не давала вздохнуть.
  Я сквозь все сомненья пролезу
  И встану на правильный путь!
  Мне хватит того, что я счастлив,
  Вам хватит, что счастливы вы.
  Я буду когда-то удачлив,
  Но лишь до какой-то поры...
  
  *** *** ***
  
  Я глупо рассмеюсь с твоей печали,
  А со своею буду я наедине.
  Года свободно, незаметно пролетали,
  Но всё сияет свет в моём окне.
  Я видел, как над слабым кнут, взвиваясь,
  Шептал бесплодно грязные слова,
  Но также глупо, подло улыбаясь,
  Стоял я рядом. Кругом голова
  Трещала, словно уголь раскалённый,
  Лежал, кипя, и жёг меня внутри...
  А слабый был совсем и не виновный.
  Зато забавно! Только посмотри!
  Как будто люди этого и ждали,
  Жестоко, низко это было наблюдать.
  Они ещё вдогонку нападали,
  Как стыдно стало так вот погибать!
  Все пьют его беспомощность глазами,
  Как будто у них не было сердец.
  Кого, чего же люди эти ждали?
  Нет. Положить, ведь, надо этому конец!
  А кнут не успокоится и хлещет,
  И хочет, чтоб я слабого хлестал.
  Он, может, в этом радость жизни ищет,
  А я её совсем не понимал!
  Но видел очень страшную картину,
  И взгляд на жизнь, вдруг, в самом корне изменил:
  Что выбрал я когда-то середину,
  То был не прав. Но стал уже не мил
  Тот кнут и жалкий крик людей.
  Я с ними жил и в буйном сердце спал.
  И подлый ясен стал мне, вдруг, злодей!
  Ведь, я не жил, а я существовал!
  Вступился я за слабость ту,
  А кнут угрюмо, хитро зашипел.
  Я эту слабость защищу,
  А на кнута плевать уже хотел.
  Я глупо рассмеюсь с твоей печали,
  А со своею буду я наедине.
  Года свободно, незаметно пролетали.
  Теперь потухнет свет в моём окне...
  
   Цветы
  
  На берегу реки в весенний вечер
  Сидел парнишка, ждав безумно встречи.
  Он жил лишь образом представленной любви,
  Вокруг советом пламенной печали
  Шумели листья в сумраке: "Не жди.
  Таких, как ты, ведь, много раз бросали..."
  Но он сидел, он ждал её во тьме,
  И мысли были где-то вдалеке.
  Его лицо смущалось от надежды,
  Он ростом был ни мал и ни высок,
  Его любовь была сильна, как прежде;
  Цеплялся он за каждый волосок...
  И находил неважные ответы,
  На то, что в этот вечер был один.
  Он чувство прятал так же, как секреты,
  Но пламя страсти так и не вкусил.
  Сидел, смотрел вперёд, и взгляд мутило:
  Лишь тени здесь сидели на ветвях,
  Затишье страшное с ума его сводило,
  И мял цветы в своих отчаянных руках.
  На берегу реки деревья гнулись,
  И ветер сильный люто бушевал;
  Но те проблемы парня не коснулись,
  Он всё сидел, с надеждой крепкой ждал.
  А холод лезет в тёпленькое тело
  И хочет, чтобы кто-то хоть погиб,
  Ведь, для него это родное дело,
  Он ждал с остервененьем этот миг.
  Луна на небе мрачном появилась,
  Девица до сих пор и не явилась.
  Тот парень встал, река забушевала,
  (Она его беде с желанием внимала.)
  И бросился в бурлящие глубины
  И под воздействием лихой лавины
  Утоп. И больше никогда
  Не ждали того парня берега...
  
  Черные стены
  
  Просто прощай. Уходи, я забуду тебя...
  И весенний покой обратится в прозрачные лужи.
  Я забуду полёт и забуду всю жизнь навсегда,
  Отогреюсь слегка после сильной и сумрачной стужи.
  
  Сгинь в огне не спеша, отопри дверь, взгляни лишь вперёд.
  И запышет, взорвётся твоё бездыханное тело.
  Вспомни розы, что ветер любви с летом вновь принесёт
  В тот кошмар, что все дни откровенно терпела.
  
  Твой вопрос мне не мил, расспроси всех прохожих.
  Знаю, глупо просить, чтоб собака тебя пропустила,
  Но тогда ты поймёшь всех магистров, что в лицах похожи:
  Сила в том, чтобы ночь все грехи хоть на день отпустила.
  
  Смысла нет. Но есть я. Ну, а ты лишь молчишь.
  И обрушится новый подбитый божище.
  Вижу ночь. Ну, а ночью ты так сладко спишь.
  И неясно, кто новый согретый дружище...
  
  Много слов, мало нас, мало тёплого света,
  Но хватает на всех, и хорошее детство встречает!
   Наконец-то и ты отряхнулась от зимнего снега.
  Снова добрый отец снова доброго внука вручает.
  
   Песня дурака
  
  Мой сон не будет огорчён,
  Когда я расскажу о нем.
  Хоть хмур, смешён и побеждён,
  Оттает тихий, старый дом!
  Зажжется свет в моем окне,
  И вспомнят все о дураке,
  Что веселит собой народ,
  Смотря вперёд, идет вперёд.
  Кто болен только в голове,
  Готов продаться сатане
  Лишь потому, что все не так
  В его руках - и он дурак...
  А может, это пустяки?
  Вокруг проходят дураки,
  И я себя не огорчу,
  И сделаю, что захочу!
  Ну, пусть смешон, ну, пусть не тот...
  Пускай, я буду идиот.
  Но я свободой одарён,
  И миром всем за вас прощён.
  Мой глупый вид заполнит кровь
  И породит ко мне любовь...
  И будут все смешны, как я,
   Не сжалит подлая змея.
  Забудут жизнь, забудут смерть
  И будут в небесах лететь.
  Никто не вспомнит, что дурак
  С мозгами наперекосяк
  Создал страну и в ней успех.
  Названье её просто - смех!
  
   Мой дом
  
  Мой дом, как ветхая могила,
  Вот-вот и кто-то в ней умрёт,
  И вся та злость, что крепостила,
  Уйдёт со страхом наперёд.
  И всякий деловой прохожий
  Увидит дом, увидит сон,
  Но он совсем, уж, непохожий
  На дом для деловых персон.
  Моя душа и разум пылкий
  Лежат на письменном столе,
  Его пошлю я к вам в посылке,
  Когда все будут не в себе!
  Но это детство, страсть и горе
  Пылают в сумраке зари,
  Здесь вещи словно в жуткой ссоре,
  Хоть, говори - не говори.
  
   *** *** ***
  
  Как много лет открыта дверь
  В миры, которые запретны,
  Не верь словам моим, не верь -
  Они совсем не откровенны!
  Огонь пылает надо мной
  И грязь течёт с свечи церковной,
  И круг, вдруг, встал над головой
  Такой святой и одинокий.
  И тот чудак в затменье скажет,
  Что он злодей в святые дни
  И с удовольствием покажет,
  Где спрятали добро они!
  А кто они? Наверно, звери
  В холодной плоти от людей.
  И закрывает в миры двери
  Гибрид озлобленных зверей.
  Собаки с бешенностью будут
  Кусать осиновы кресты,
  Я никогда их не забуду,
  Возникших, вдруг, из темноты!
  Как гром гремел лишь миг назад,
  И ставни хрупкие скрипели,
  Так птицы надо мной летят,
  Отстали прежние метели.
  И раньше миг казался час,
  И сердце было одиноко,
  Теперь взгляну на прежних вас
  И видно все ваши пороки.
  
   Оглянись, скажи, кто люди!
  
  Знают птицы, знают звери,
  Чем страшны убийцы - люди;
  Отопру я замка двери,
  Жить я буду, снова буду!
  Здесь горька вина злодея,
  А вино на вкус не сладко.
  Чья невинная затея
  Чуть не вышла нам накладкой?
  Солнце светит, сон твой яркий,
  Но не слышишь ты других;
  Исправляет недостатки
  Жизнь! Пытая нас живых.
  
   Не скажешь!
  
  Знакомый сладостный момент
  Мой голос звуком подавляет,
  И этот чудный элемент
  О новой пакости мечтает.
  Ведь, ночь - в руках, а день идёт,
  Куда деваться нам, бродягам?
  Ведь, плот заветный проплывёт,
  А мы пройдёмся лёгким шагом!
  Но сколько, боже, горьких слёз...
  Мы видим блеск, а с ним и страх, и горе;
  Возникнет сладостный вопрос,
  Явившись в новой тёплой ссоре.
  Позор грызёт тебя в ответ,
  Но смехом всех ты прогоняешь.
  Не скажешь "да", не скажешь "нет",
  Лишь лёгкой смерти пожелаешь.
  
   Жизнь на небесах
  
  Смотрю я вдаль, а что за ней
  В потёмках жизни суматошит?
  И сколько не прошло бы дней,
  Но рай небесный уже прожит.
  Замкнутый ворон чешет лоб
  И защищает рваный замок,
  Кому тот дьявол и помог,
  В чьей речи виден ада слог?
  Поганый мир всех королей и дамок!
  Забыться?! Много просишь, друг.
  Забудь! И ты останешься бродягой,
  Тебе не бросят во спасенье круг,
  И жизни пламенный досуг
  Сольётся с новой тягой.
  Зачем ты просишь небеса,
  Когда земли нет под ногами,
  Всмотрись в стыдливые глаза,
  В них отражается роса,
  А жизнь уходит вдаль с годами!
  
   Дорога
  
  Несутся дни в твой адский труд,
  Трудись, живи и будь собою,
  И твои мысли все пройдут
  С твоей похвальной головою.
  Сойдут в тебя закат без дна
  И сумрак холоделой ночи,
  И, как всегда, висит Луна,
  И светит, светит что есть мочи.
  Но я иду, иду к тебе
  Туда! Где и пропасть мне можно.
  Иду, мечтаю о дожде,
  Но это, всё же, невозможно.
  Горит звезда в окне твоём,
  А мне дожди вонзают в спину,
  Свои желанья. Как огнём,
  Я обожгусь и разум скину.
  Со мной никто не говорит,
  И я молчу, я - молчаливый,
  И, даже, дождь и то молчит,
  Подумав, что он несчастливый!
  Вот поворот и вот звезда,
  Уже за холм уснуть спустилась,
  Не скажем "нет", не скажем "да",
  Она, ведь, с нами не простилась!
  Нельзя так жить: вы - нам, мы - вам,
  А если жить так будут люди,
  Они придут к другим мирам,
  А потому что будут судьи.
  Нельзя судить, нельзя взлетать,
  Обидев снова человека,
  Нельзя нам, людям, улетать
  Повыше нынешнего века!
  
   Игла
  
  На трёх ночах держался сон,
  Лишь, кровь в лицо хлыстала,
  А жизни сладостный перрон
  Исчез. Его не стало!!!
  Игла в руке проткнёт мечту
  Холодным, страшным жженьем,
  Она погубит красоту,
  Придав любовь сомненьям!
  Игла в душе, игла внутри,
  Как жарко палят звёзды.
  Дождусь восход, дождусь зари,
  Дождусь о звёздах оды.
  
   Стена
  
  Идём вперёд, тупя взор в землю,
  И зарываем глубину.
  Я, словно, создаю проблему:
  Такие стены. Но кому?
  
   *** *** ***
  
  За всё хорошее тебе и мне спасибо,
  А за плохое нам с тобой придётся жить.
  И ядовито то, что нам красиво,
  Ведь, за красивое возможно и убить!
  Конечно, не удастся жить, как надо,
  Да, и не будем - не такие мы,
  Всегда нам пополам в любви награда,
  Но это, лишь, касается любви.
  
   Кристалл безмолвия
  
  Кристалл над белою могилой
  В потёмках ночи заблестел,
  Какой-то гром со страшной силой
  Внутри могилы прогремел.
  Плита, как пух, взлетела в небо,
  Оттуда ветер просвистел
  И рухнул быстро в Бога тело,
  Хоть, Бог того и не хотел.
  Он сам себя не узнаёт,
  Молчит и плачет целый год.
  Но вот, когда пришёл мудрец,
  Сказал он вдруг: "Придёт конец
  Твоим мучениям, о, Бог,
  Смотрю, ты бедный, вознемог!"
  
   Закон
  
  На кровавые печали
  Из-под пламенных могил
  Незнакомцы вылетали,
  Их закон тюрьмой душил.
  На ладонях кровь да шрамы,
  А в глазах одно добро.
  Не увидеть им, что храмы -
  Лишь льняное полотно
  Накрывает те законы,
  Что, как ветер, лишь сильней.
  Незнакомцев злые стоны,
  Как метание огней.
  Проклинают и не видят,
  Что вокруг не в храмах зло,
  Вот, как сильно ненавидят -
  Так и селится оно!
  
   Долгая мечта
  
  Как будто страх сразил потоки веры...
  Облезшая и странная страна
  Бежит вперёд, скача через барьеры,
  Хотя усталостью, ведь, доверху полна!
  И к Солнцу поднимаются из мрака
  Те звёзды, восходящие с зари.
  На наши годы затевалась драка,
  Но отошла она совсем в другие дни.
  А если, просто, сердце жить захочет
  И знать, что есть сегодня тонкий миг,
  Оно в тебе безвременно грохочет,
  Пока ты смерти страшной не постиг.
  
   В открытое окно
  
  Сижу я в доме, не дыша,
  Смотрю за шторы мрака,
  Томится взаперти душа,
  А в сердце - злая драка.
  И стены, стены лишь вокруг,
  В тюрьме мечты и страсти,
  Как будто жизнь прервалась, вдруг,
  От яростной напасти.
  Но вот, что я сообразил:
  Ведь, если нет свободы,
  То я всю жизнь в тюрьме прожил,
  Все те былые годы!
  И люди тоже у окна
  Друг друга замечают,
  И их душа мечты полна,
  Но разум не пускает.
  Как просто думать, но не жить,
  Как просто у окошка
  Сидеть, и всё что есть, судить,
  Не топать по дорожке,
  Что отдана для нас с тобой,
  Любому человеку!
  А мы поникли головой,
  Мораль читаем веку.
  От страшных слов погас огонь
  И в теле, несомненно,
  Как, словно сон, проходит боль
  Жестоко, откровенно.
  
   В сжатом кулаке
  
  Когда в кулак сжимает жизнь былое
  И лестный блеск от золотых витрин
  Заполнит всё, что было в нас пустое,
  И скажет в небо, что он не один...
  
   *** *** ***
  
  На высоких ветвях веры
  Три заката и рассвета.
  На плечах капризной эры
  Нету для обычных света.
  В землю взгляд туплю незваный,
  Вижу смерь, лишь, под собою,
  Чувствую клинок опасный
  И топчу босой ногою.
  Воды трепетной походкой
  Топят души тех, кто смелый,
  Заявляет о находках
  У кого без грязи тело.
  Солнце спрячет тёплый лучик
  За большими облаками.
  Всё цепляемся за сучья,
  Остаёмся с чудесами!
  
   Яркое пламя свечи
  
  Истерзалась в небе тьма,
  Жжёт звезду в хмельной ночи.
  И горит в выси Луна
  Ярким пламенем свечи!
  Многоликий небосвод
  Смотрит вниз из-под звезды,
  Словно вспыхнет он вот-вот,
  Словно ждёт от нас беды.
  Кто погубит этот свет,
  Кто его огнём сожжёт?
  Наша жизнь - не жизнь, а бред,
  Глядя лишь вперёд, идёт.
  И куда придём с такой
  Нехорошею судьбой?
  И куда придём с мечтой,
  С очень острою косой!
  Листья падшие плывут,
  В этой огненной реке,
  Словно воины в бой бегут,
  С каплей крови на руке.
  На забытые места
  Не придёт с цветком народ,
  На могиле нет креста,
  Но есть знак: "Всегда вперёд!"
  Очень жаль, что вера в мир
  Потухает на войне,
  Очень жаль, что злой кумир
  Снится воину в страшном сне.
  Истерзалась в небе тьма,
  Жжёт звезду в хмельной ночи,
  И горит светлей война
  Ярким пламенем свечи!
  
   *** *** ***
  
  К чему ни притронусь - везде чёрный след!
  Улыбка скользнула сквозь издавна сжатые зубы.
  Дорога темна, и дорога даёт ответ - "Нет"
  На то, чтоб звезды свет совсем мне в глаза не скользнул бы...
  Смотрю я и вижу: вдали так несчастна звезда,
  И некогда ей посылать нам тепло и веселье.
  Она защищает, она устояла одна,
  Она отгоняет известное людям затменье...
  И небо так быстро пробьёт сильный гром,
  Сотрётся любовь на окне, и свет потускнеет,
   Но на пути стеной стоит какой-то жёлтый дом,
   Который и слепой, конечно, издали узреет.
  "А кто поможет нам привстать из лужи?" -
  Вдруг я у века нового спросил.
  И он ответил: "Да, кому ты нужен?
  Ты видел всё и всё уже отжил!"
  Обида жжёт... Забавно, что на свете
  Кого-то счастье всё же где-то, да, найдёт...
  Как много тех, скорбящих об ответе,
  Который их к дороге счастья приведёт!
  
   Красный день
  
  Я видел красный день сквозь свой забор.
  Открыты были для тумана щели.
  Он мне напомнил совестный тот бор,
  В который тоже набегут метели.
  
  Крошились звёзды, сожжена Луна.
  Мне жаль, но что уже изменишь?
  Но выстояла тут звезда одна,
  Которую сейчас ты в миг заметишь.
  
  Она сияет, золотом маня...
  Она прогнала зло, а вместе с ним туманы.
  Тот красный день напомнил мне меня,
  В котором не живут на завтра планы.
  
   Кто грыз чужие кости?
  
  И груз, и туман на душе, как злодеи,
  Остались видеть, что со мной.
  Я, как тюльпан из галереи,
  Кричу впустую под ногой.
  
  Но где тот свет, где свечи дома?
  И слышен в ухе голос: "Нет!"
  Ах, как мне фраза та знакома,
  Я долго слышал тот ответ.
  
  Кто днём погрыз чужие кости?
  Или помог погрызть их мне?
  Но так и просится к нам в гости,
  Добряк, иссякший в тишине.
  
  Но, почему я двери запер?
  Где от дверей моих ключи?
  Наверно, в доме дьявол замер...
  И тут - кричи иль не кричи!
  
   *** *** ***
  
  Нет, всё, не буду, не хочу, умру.
  Забуду, наконец, забуду горе, слёзы,
  Забьюсь, как крыса, в прежнюю нору,
  Закрою дверь и не впущу к себе морозы.
  Как знать, а может каждый день
  Мне кто-то в спину нож вонзает.
  Устали веки, сердце набекрень,
  И тело украдут, а кто их знает?
  Я сам хочу спросить кого,
  Да, некому мне снова "да" в обрат ответить,
  Как было в мире ничего,
  Так ничего теперь и не заметить.
  
   Мне тяжко жить
  
  Мне тяжко жить. Ответ любви
  Я жду давно - он ускользает.
  Лишь одиночество в крови,
  И боль всё сердце мне пронзает.
  
  Мне тяжко жить. Когда мой день
  Наполнен гадким отвращеньем,
  Мне трудно спать, мне думать лень,
  На все смотрю с тоской и сожаленьем.
  
  Мне тяжко жить. Мне страшно быть,
  Мне страшно одиночество терпеть.
  Но, как ни тяжко мне на свете жить,
  Мне так же тяжко будет умереть.
  
   *** *** ***
  
  Как можно жить среди волков?
  Мы сами волки, лишь живи по-волчьи,
  А если волку не дано клыков?
  Он - человек, а волк - в пределах ночи.
  Но знай вот что: когда-то я
  И был тем человеком,
  Но прошлый облик, как змея,
  Пополз в отставку с старым веком!
  
   Сокол
  
  Когда на скалы сокол приземлился
  И стал сурово в высоту глядеть,
  Тогда охотник сзади появился
  И принялся на сокола смотреть.
  Потом он дробь засыпал в дробовик,
  И меткий выстрел вдруг подняло эхо,
  А сокол только головой поник
  И в небо воспарил без спеха.
  За горы гордо сокол улетел,
  И там земля его благословила,
  И яркий свет покойну душу обогрел,
  А место это - и подушка, и перина.
  
   *** *** ***
  
  Высота! И звёзды в тёмном небе
  Разоряют злую темноту,
  И Луна! Словно в полном гневе
  Угнетает светлую мечту.
  Но забудь, что время губит лица,
  Ты скажи, что сам себе король,
  И пустись забавно веселиться,
  Словно к счастью выведал пароль.
  Всё в огне, всё так пылает страшно,
  Но потушишь пламя, лишь, своей слезой,
  Теперь тебе с высот смотреть опасно,
  Ведь, и до звёзд, лишь, так легко подать рукой.
  Они сожгут тебя, зола слетит на землю
  И ты поймёшь, как ты не нужен здесь.
  Лишь, высота чертовскую затею
  За край несёт, сбивая с тебя спесь.
  
   Люди без мечты
  
  
  В идеальном свете очертаний
  Той высокой утренней звезды,
  Тихо плачут люди без желаний,
   Без надежды, даже без мечты.
  Окроплённые невыносимым горем,
  Пьют они, как дождь, песок сухой,
  Окруженные большим и синим морем,
  Где-то в сердце чувствуют прибой.
  Отдавая душу за бесценок,
  Ты узнай хотя бы - где твой путь?
  Но не избежать тебе оценок,
  Тех, какими можно обмануть.
  
   *** *** ***
  
  Не скучен, не весел. Совсем не знаком,
  С безумной идеей больного.
  Ведь жизнь, отчасти - длинный сон!
  И в этом сне любви немного,
  А счастье быстро извелось,
  Успех заботит душу,
  Кому взлететь и удалось,
  А кто упал на сушу.
  И в этой полной тишине,
  Щипая свои руки,
  Мы убеждаемся во сне,
  На самом деле - в муке!
  
   Мне не в радость
  
  Не в радость свет, идущий с неба
  Сквозь зеленые сады,
  Сквозь клетки, где живут без хлеба
  Певцы старинны - соловьи!
  Построен мир, построен сумрак,
  Чтоб нам пришлось их пожалеть,
  Построен этот лживый замок,
  В котором людям чуждо петь!
  
  А как, ведь, хочется излиться
  На белый, чистый ум врагов,
  Ведь, мы не можем всё проститься
  И чтим в церквях чужих богов!
  На крест полезет веселиться
  Убогий русский человек,
  Ему хотя бы прослезиться
  На злодеяние в ответ.
  
  Усталость, скорбь и дух народа
  На цепь увязших бунтарей,
  И зашагает их природа,
  Как будто даль из фонарей.
  Она ль придушит, не затронув
  Младые наши стоги вер,
  Она ль покатится со склонов -
  Предпримет очень много мер.
  
  Да, нет! Не бойтесь! Всё нормально!
  Увидел старые сады,
  И также в клетке всё нахально.
  Не защебечут соловьи.
  Но их понять легко мы можем,
  И сны, как смерь, грядут, грядут...
  А, может, соловьям поможем?
  Их покорми - они споют!?
  
   *** *** ***
  
  Страшный, лихорадный стон
  Пробивает к раю путь.
  Здесь не жизнь и не перрон,
  Здесь умерших не вернуть.
  Кровью красной на лице
  Отразится нож в груди,
  Вспомни, как же на крыльце
  Ты шептал: "Вернусь, лишь жди!"
  
   *** *** ***
  
  Наивность ужасным пороком
  Осела внутри наших тел,
  И хочет мечтать о высоком
  Душа без каких-либо дел.
  И словно палящее Солнце
  На нас нападает с небес,
  Так сон нас невольно коснётся,
  Так смерть к нам придёт, наконец.
  
  Беженец
  
  Верность с лёгкою надеждой
  Застучит в колокола,
  И беда с улыбкой снежной
  Так печальна и мила.
  Крутят вечный сон разлуки
  В тесных стенах из огня,
  Будто палки стали руки,
  И на шее есть петля.
  Будят странные тревоги
  В тишине ночной зарю,
  Под её дурные слоги
  Крикнет беженец: "Горю!"
  Он печален лишь от горя,
  Он смеётся над собой,
  Словно скрипки плачу вторя,
  Всё уходит на покой.
  Скажет правду без обмана
  И воскликнет, что всегда,
  Вынув руку из кармана,
  Он считал свои года
  По морщинам на ладони
  И по дням, что сочтены,
  Он ведь знал, что в каждом доме
  Есть свои родные сны.
  
   Россия
  
  От несчастной небылицы
  Ты не плачь, не трать слёз зря.
  Обратишься вдруг царицей,
  Но без нужного царя!
  
   Стих ни о чём
  
  Над бывалой красотою возвивается любовь.
  Где же есть виток надежды?
  Вдруг, в момент, водой живою
  Обратилась в людях кровь,
  Но совсем не той, что прежде!
  
   *** *** ***
  
  За окном шумит трава,
  За окном вся жизнь течёт,
  В доме древняя молва
  Мне свободы не даёт.
  За туманом грязной лжи
  Видно солнце над горой,
  Призрак лунной госпожи
  Промелькнёт, как быстрый бой.
  Пробираясь сквозь туман,
  Главное - не заплутать,
  В голову, ведь, бьёт дурман,
  А нам хочется мечтать.
  Но когда придёт рассвет,
  Видно будет, что окно,
  Сколько бы ни было лет,
  Не исчезнет всё равно.
  
   Беженцам
  
  Слышен стук колёс в ночи,
  Еду, не могу уснуть.
  Хоть в окно что ль закричи,
  Но все норовят заткнуть.
  Я смотрю вперёд дорог,
  Где начнётся жизнь моя.
  Я ступаю на порог -
  Огрызается земля!
  
   *** *** ***
  
  Одним безумцем меньше скоро будет,
  Ведь, всех когда-то смертью поразит,
  И Бог на небе правильно рассудит,
  Безумца куда надо поселит.
  
  О прошлом
  
  Мне можно смеяться на своды веков,
  Руками разводим пунцовые тучи,
  Ведь, в наши года не найти дураков,
  Никто не ломает засохшие сучья.
  А вспомни, какие дела на пути
  Ты раньше встречал или делал когда-то?
  Тебя не просили на миг отойти,
  Ты раньше общался со мной, словно с братом.
  Но ты, ведь, пропал, утонул в тесном мраке,
  А память осталась, и слепнут глаза...
  Теперь ты находишься в той большой драке.
  Скорбим по тебе! И ливнем слеза.
  Останься! Но время уносит надежды.
  Лакаем те капли, которые ты
  Оставил для нас. Мы подобны невеждам,
  Цепляемся к хрупким крыльям мечты!
  
   *** *** ***
  
  Какая слабость, боже, вонзилась мне, как ястреб
  И нет, уж, силы больше, чтоб что-либо вернуть,
  И я, смущённый миром, обид каких-то нагреб,
  Но, пожелав удачи, пустился снова в путь.
  Я не могу бороться за то, что мне сияет,
  И новые заботы заполонили грудь.
  Я знаю, где-то дуло в душной тьме зияет,
  Но, оглушённый болью, я не поймаю суть
  Того, как страшно жить на свете: и то и это чуждо мне.
  Забудь рассвет - он не такой, забудь закат. Но нет, не забываем!
  И пусть напустит кровь на руки и сгорит в святом огне,
  Но будет ночь, такая ночь, с каким-то чудом... мы уж знаем.
  
   Тень позади
  
  Ночью я под светом Луны
  Пытаюсь забыть все проблемы под Солнцем.
  И, лишь, одна тень позади также странно
  Тушит в себе дурные огни.
  И жить невозможно стало мне просто,
  И витая гордость в сиянии пропала.
  
   Печаль
  
  Во мне родилась печаль, что мне делать?!
  Кому в этом мире я нужен таким?!
   Я не хочу по миру всё бегать.
  Уж, лучше умру я, никем не любим.
  Луна в тёмном небе следит всё за мной.
  Я закрываю дверь, иду по лестнице на небо
  И чувствую, я наконец иду домой.
  В тот дом, где я ещё ни разу не был...
  
   *** *** ***
   (отрывок из песни)
  
  Ноги в крови, руки в крови,
  И сердце лопнуло от любви.
  Жизнь - это клетка,
  А я убежал,
  Я - это метка,
  А небо - причал.
  И слепо заплатит мой разум за то,
  Что я не оставил здесь ничего.
  Много монет, много людей
  На нас заскочили, как на коней.
  Скоро я умру, небо будет дом,
  Наконец-то я получу свой кров.
  
   Что нужно видеть, но и любить тоже!
  
  Забавная тень упала на стол,
  И кто-то кричит в моей голове,
  Лишь трусость и страх взошли на престол,
  А я всё рисую рай на стене.
  
  Но, как может быть,
  Если же я,
  В силах прожить
  Мщенье огня?
  
  Как же пройти
  Чрез двери веков
  И там не найти
  Страну дураков?
  
   Зеркало
  
  Хрустальные люди забиты в углу неудачи.
  Затронуты благие Боги с небес.
   Задало нам зеркало трудную в веке задачу,
  А я от безделья, на пне сидя, плачу
  О том, что недавно здесь был шумный лес...
  
   Огонь
  
  Жизнь течёт, огнём пылая
  И играя без конца,
  Мы ж, её игры не зная,
  Прозябаем без лица!
  
   *** *** ***
  
  Много ты понял, много осознал
  В сердце трон пьяный держал.
  Шёл со смехом без лишних слов
  И без мыслей, и без снов.
  Но скоро ты понял, что беда
  Спускается вниз спасать тебя.
  Захлёбываясь адом, ты бросился бежать,
  Свой новый вид приобретать.
  Беззубые духи леденящим взглядом
  Отдали приказ застрелить подлеца.
  
  *** *** ***
  
  Смотри всегда в глаза врагу,
  Чего я сделать не могу!
  
   Игра...
  
  Как жаль, что мир из снега,
  Но в виде грязной тины...
   Течёт сон человека,
  Всходящий с середины.
  Зачем мне ум слепому,
  К тому ж ещё немому?
  На страх глаз закрываю,
  Глупее вида не сыскать,
  С меня вам нужно начинать,
  Но я, как дым, вмиг исчезаю.
  Согнётся крест в рубаху из железа,
  На нём зияют два огромных среза:
  Один срез - в сумрачную душу...
  Горит огонь в твоей груди,
  Но муки только впереди.
  Кричи!!! Ты никому не нужен...
  Другой - в глубокие миры,
  С другим приятелем игры.
  Покой, блаженство... - ты спокоен,
  И ты, уж, не жестокий воин.
  
   *** *** ***
  
  Над небом солнце светит,
  Мы будто видим сон,
  Нам падший не ответит
  Что - жизнь, а что - перрон.
  На лбу монет морщины,
  Не купишь, мол, людей.
  Идут в бои мужчины,
  Текут бои зверей.
  И пот за право выжить
  Затопит души нам,
  Нам страшно это слышать
  И мы не верим снам...
  
   Открытые
  
  За лунной стенкой откровенья
  Горит безудержный огонь.
  Глаза их кажутся затменьем,
  Язык у них - ну, просто конь,
  Без умолку кричит нелепо.
  Веселье, пляски - все на нём
  Сидят, шатаясь, словно слепо,
  Ведь, завтра будет тот же сон!!!
  
   Ночь
  
  Ночь. Три звезды. Три потока сиянья.
  Зреют в темной холодной дыре.
  Свет. Три луча трех светильных собраний.
  Затеряются в этой игре!!!
  
   Откровение
  
  Сижу и думаю совсем и ни о чём,
  А если думать ни о чём, то будет что-то,
  Сижу и думаю, что жизнь, как страшный сон,
  Для наказанья ищет гневно идиота!
  Смотрю я вдаль, на ряд святых огней
  И удивляюсь той забытой муке,
  В её руках дурак становится злодей,
  А не дурак не попадает муке в руки!
  
   *** *** ***
  
  Послушай, святая старуха,
  Кого ты учила в сей жизни?
  Кого заставляла бесплодно
  В ночи лихорадно читать?
  Ответь на вопрос безобидный,
  Кого придала ты Отчизне,
  На кого, как на злую собаку,
  Тебе нужно было кричать!!!
  
   Душа
  
  На три зари горит агония души,
  Поёт и мечет сердце пламенным приветом,
  Его же ноты во всём смысле хороши,
  Но за него замолвим слово лишь об этом!
  Короткий путь на длинной, крепкой цепи
  Увянет, словно роза без воды,
  За нами дом, за нами наши дети...
  Они живут. Умрут, лишь, от беды!!!
  
   Даль
  
  На коричневые скалы
  Поднимаю взор высокий,
  Там летают птицы вяло,
  Рядом сокол одинокий.
  Он не дышит... Не живется
  Ему бедному на свете,
  И в печаль его вгрызется
  Призрак смерти на рассвете.
  Обезглавленные люди
  Плюхаются брюхом в грязи...
  И как будто правосудье
  Совершают злые связи.
  Лишь на тонких ветвях веры
  Соберутся попрощаться,
  С головой не нашей эры -
  Им за крест не удержаться. Незачем кричать о скалах,
  Если в жизни сокол, плача,
  Сокрушаясь от ударов,
  Хочет жить совсем иначе.
  На карнизе безрассудства
  Зарычали, зашумели...
  Там за жизнь всегда дерутся:
  Устояли - победили!
  
   На зелёной траве
  
  На зелёной траве улыбались,
  Слышали, не придавая значения,
  Зрели кровь и наивно смеялись
  На столпы славы
  До омраченья.
  На глубокой поросшей вершине,
  На заборе,
  На трёх лунных пальцах
  Мы кричали бесстыдно скотине
  О заблудших и слабых
  Засранцах!!!
  
   Тень
  
  В глубине и мёртвой страсти
  Наступает тишина,
  А все прежние напасти
  Тень с собою забрала.
  В ясный день черна, как прежде,
  Ни лица, ни цвета глаз,
  Ходит, словно без одежды,
  Повторяет снова нас.
  Исчезает в тёмном мраке,
  Отдаляясь от тебя,
  Но ты с нею в вечном браке
  С наступленьем злого дня!
  
   *** *** ***
  
  Как много во взмахе крыла,
  Как чудно следить за росой,
  Как много нам скажут слова,
  Нас много, пока мы с тобой!!!
  
   *** *** ***
  
  Я испытаю страх за наши души,
  В них чувствуется праведность любви,
  Услышат расстоянье наши уши,
  И я приду, меня ты позови!
  
   Моя звезда
  
  Давай, взгляни на солнце ранним утром
  И что на сердце с лёгкостью скажи,
  И удивись любимым, светлым чудом,
  Что залегло на дно твоей души.
  Но что за жизнь! Ведь, если мои руки
  Не смогут и притронуться к тебе...
  Горю в огне, я заточён в разлуке,
  Украла всё, всё забрала себе.
  Не знаю, буду ль я поэтом,
  Но знаю, что ещё смогу
  Я сочинить ещё об этом,
  Где я скажу: "Люблю! Люблю!"
  
   Посвящение Кармен
  
  Я Вас не забуду, и буду любить хоть до смерти,
  И после я вряд ли забуду о Вас,
  В мою откровенность Вы смело, пожалуйста, верьте,
  Не думайте, пламень любви не погас!
  
   Падаю
  
  Падаю, целую ноги,
  Будьте лишь моей мечтою,
  Для кого-то в небе боги,
  Я же Вас, как бога строю.
  Умоляю, жду пощады,
  Лишь огонь в моей душонке
  Ждёт от Вас большой награды...
  Ну а Вы - всего девчонка.
  
   Чудо
  
  Просто думать о высоком
  И надеяться на чудо -
  Лучше, чем напиться соком
  Из озябшего сосуда.
  
   Собачий лай
  
  Не могу сказать, что болен.
  Не могу сказать вообще,
  Я печалью словно полон,
  Словно счастья нет нигде.
  Загрызу, убью несчастье,
  А потом скажу, что прав.
  Счастье, где ты, моё счастье?
  Я собакой крикну: "Гав!"
  
   Ничего не замечая
  
  Ничего не замечая,
  Сходишь с каждым днём с ума,
  Жизнь течёт, тобой играя,
  И душа беды полна.
  Если счастье есть на свете,
  Нужен нам его ответ.
  Мы нуждаемся в ответе,
  Нужен нам иконный свет!
  И упавшие бродяги
  Нет, не хуже богачей.
  Это блудные собаки
  Всё становятся старей.
  Замерзают в тенях люди,
  Сердце сохнет в тишине,
  Повседневные разлуки
  Кровью льются по щеке!
  
   На ладони
  
  На ладони видно кровь,
  И вокруг идёт война,
  Повторяясь вновь и вновь.
  Не наступит тишина
  Ярких безобидных дней,
  Шумным ссорам вопреки.
  Но с годами лишь сложней.
  Жизни наши коротки.
  
   *** *** ***
  
  Как много слов, а может быть печали
  Упали грузом на моей душе,
  Но мы мечтали, мы всегда мечтали,
  Но много силы не дали мечте!
  Когда я буду знать и помнить
  Жестокий след последних драк,
  Мне нужно вспомнить, только вспомнить,
  Кто оказался здесь дурак!
  
   Тёмное небо
  
  Небо тёмной пеленою
  Налегает на дома,
  И заря былой порою
  Этой плёнкой лишь полна.
  Затеряются в печали
  Два несчастных бунтаря,
  Их с позором прогоняли,
  Но, а в них совсем нет "Я".
  
  Мыльным призраком надежды
  Возникают города,
  Но они не те, что прежде -
  В этом только их беда.
  И не надо тех восторгов,
  От которых режет слух.
  У печали нет пороков,
  А у неба нет подруг.
  
   Снег
  
  Как быстро и сладко надежды
  Подчас превращаются в воду,
  Кому же те служат невежды?
  Наверное, служат народу!
  Но я пока жив, и я знаю,
  Что снова растаем, как снег,
  Но я не об этом мечтаю,
  На этом не кончится свет!
  
   Невозможное
  
  Мы злимся на мир, но за что же?
  Зубами грызём свой язык.
  Страна, ведь, на нас не похожа,
  И дух наш весёлый поник.
  
   Человек
  
  Где, какая Родина скребёт по нашим нервам?
  Кто пойдёт войной на монастырские поля?
  Ты всегда бежал, и ты всегда казался первым,
  Ты всегда любил, но любовь была не та!
  
   Совет
  
  Когда мы вместе - это сила,
  Когда в разлуке - мы слабы,
  Нас независимость душила!
  О Землю бились наши лбы.
  Но вот судьба затрепетала,
  О том, что нам не победить.
  Мечта другое прокричала,
  Что сможем мы достойно жить.
  И обойдя войну без боя,
  Не отстоявши свою честь,
  Мол, обошлись и без побоев,
  Хоть стыдно нам в глаза смотреть.
  Но если мы посмотрим в души,
  В глаза покоя и любви,
  То наш стиль жизни всё же нужен.
  Ведь, не друзья и не враги!
  С другими в драку не набьёмся
  И будем мы легко дышать.
  Вот так со света не сживёмся,
  А возродимся же опять!
  
   *** *** ***
  
  Любой живёт под светом призрачной свободы,
  Случайность, счастьем истинным назвав,
  И не погубят Солнце сумрачные годы,
  Они не превратят творенье в прах!
  На свете счастливо малейшее созданье,
  Не понимая этого совсем,
  Воспринимая случай, как желанье,
  Освобождая душу от проблем!
  
   Эпоха
  
  Упадок добра над бескрайней эпохой
  Народ бессердечьем своим ощутил,
  И каждый поплёлся своею дорогой,
  При этом себя за погрешность простив!
  Загубят святое слепцы и безумцы
  Полётом глухой и ненужной мечты,
  Цари, оживая, хватают трезубцы,
  И, может, убитым окажешься ты.
  Светло и легко на душе у любого
  Кого не спроси - всюду радость и смех.
  Но, как же нам быть, если сбросится снова
  Добро на бескрайний и радужный век?!
  
   Шкатулка
  
  Гром прогремит, удаляя надежду,
  Грянет покой за доской гробовой,
  Смех твой хрипучий, такой же, как прежде
  Такой же спокойный, такой же шальной!
  Где твою совесть таскало, не знаю,
  Но если твой разум захочет воды,
  Я лишь тебе головой покачаю,
  И то потому, что это, лишь, ты!
  Зазнался мой друг в тесноте беспредела,
  Загнулся в своей безнадёжной мечте.
  А взгляд твой словно совесть проела
  И духу не хватит взглянуть в глаза мне!!!
  
   Портреты
  
  Мы все себе пишем портреты,
  Рисуя на них нас самих.
  Находим в портретах ответы,
  Что вечно тревожат одних.
  Другие любуются просто
  Фальшивой своей красотой,
  Такие увидеть несложно,
  Ведь, этот портрет - он пустой.
  Темнеют вечерние окна,
  Скрывая свою доброту,
  И не по причине, что поздно
  Ложатся в холодном поту
  В свои ледяные постели
  Портреты без сердца и глаз;
  Ни разу портреты не грели
  Своей откровенностью нас.
  Смотрите в зеркальные души
  Действительно чистых людей,
  Они красивей и честней,
  Их можно услышать и слушать.
  
   Года
  
  Совсем непонятно бегут вдаль года
  И многие чувства уходят,
  И то, что, казалось бы, будет всегда,
  Как пятна из жизни выводят.
  Никто не проронит святого "Люблю...",
  Лишь, кажется, будто он любит,
  Никто не докажет нам волю свою,
  От воли он власть всю погубит!
  Сказать - не сказать, ты подумай сперва,
  Ведь, так же получится снова;
  Огромною силой владеют слова,
  Убьёт и подымет всех слово.
  Задушит безумьем людей тишина,
  Забудутся старые страсти;
  Владеет душой и умом сатана,
  И он не разделит сей власти.
  
   *** *** ***
  
  Не тягостно в сумраке прежней поры,
  И Солнце взойдёт от того ли?
  И мы позабыли капризы удачной игры
  От той бессердечной и страшно терзающей боли.
  И где бы я был, если злая судьба
  Победу с бедою невзрачной сулила,
  Она подставляет с улыбкой всегда
  И счастья глоток никому не дарила!
  
   *** *** ***
  
  Лишь полон карман, и не тянет душа
  К моим бесконечным признаньям,
  Прозрачна слеза и она хороша,
  Но толку, что в вечных прощаньях
  Приносится крик и несчастная кровь
  За время, что было убито.
  И сердце не бьётся под слово Любовь,
  Оно вновь навеки забыто!
  Над небом повис сокровенный обман,
  Обманут и я вместе с вами.
  И в теле пронёсся беды ураган,
  А Боги зовутся врагами.
  Не любим позор, но, ведь, сеем его,
  И он на устах новой эры.
  Мы думаем, словно летим высоко,
  Но, всё же, мы чёрствы и серы.
  И прямо, как грязь, прогоняем людей,
  Которые бедны деньгами,
  Мы мучаем их, как и бедных детей,
  Которых считаем врагами.
  
  2004 - 2007
  
   Чистая слеза
  
  Давно не принято считать,
  Что мы честны на веру,
  Нам равнодушие под стать,
  Мы в чувствах знаем меру.
  Заледенелая слеза
  С небесных врат сорвалась,
  Но наши грешные глаза
  Такое не касалось.
  Ведь мы не плачем при Луне,
  Тоскуя о потере,
  И тонет лишь вина в вине -
  С вином не нужно меры.
  Но лишь чистейшая слеза
  Из глаз людских сорвётся,
  То громко в небе улыбнётся
  Наш друг, небесных врат гроза.
  
   *** *** ***
  
  Крепкими пальцами славы
  Будут хватать нас за шею,
  Кто-то кричит: "Вы не правы!",
  Кто-то кричит: "Я не верю!".
  Новые лютые зимы
  Белою смертью пугают,
  Становятся страшными, злыми,
  Никто их за то не ругает.
  И самые смелые люди
  Забьются в углу незаметно:
  Над нами царит правосудье!
  Всё в мире не очень бессмертно!
  Двинутся в бой ваши злости,
  Чтоб утопить нас в печали.
  Только бы нежные кости
  Эти удары сдержали...
  
   *** *** ***
  
  
  В холодном потоке света
  И в темной гармонии мрака
  Трещит от ударов планета,
  Гремит наболевшая драка.
  На смерть кто-то смотрит с улыбкой,
  А кто-то ревет, убиваясь.
  Но это - сплошная ошибка.
  Мы чувствуем все, ошибаясь.
  И в нашей ошибке извечной
  Звучит восклицание Бога.
  О жизни поем бесконечной,
  Но жизнь эта очень убога.
  Ах, если потом после смерти,
  Мы вдруг успокоимся в рае?
  Мечты... Но пока по планете
  Убийство шагает, шагает...
  
   *** *** ***
  
  Как много страшного в молчании,
  Как страшен тот, кто век молчит.
  Какая мысль в его сознании?
  О чём он нам не говорит?
  Спокоен ли, озлоблен чем-то,
  И что на сердце у него?
  Чем объяснить явленье это?
  Увы, но это нелегко.
  Как много чуждого в молчании
  Гнетущей пакости судьбы;
  Молчит природное создание
  С печальным возгласом мольбы.
  Кричит его глухое тело
  И рот закрыла тишина.
  Нет. Разве это божье дело?
  Здесь поработал сатана!
  
   *** *** ***
  
  Как страшен этот век,
  И ничего святого,
  Как страшен человек,
  Глядит на всё жестоко.
  И искренность ушла,
  Её враньё прогнало.
  У нас всегда дела,
  У нас душа пропала.
  Повсюду денег блеск,
  К ним хочется тянуться,
  В ушах то крик, то треск,
  Хотим не подскользнуться.
  На скользкую тропу
  Ступили безрассудно,
  Не видим мы мечту,
  Вот оттого и грустно.
  
   *** *** ***
  
  Яркий свет ненастоящий
  Хочет греть собой людей,
  Хоть он светлый и изящный,
  Оттого нам не теплей.
  Хочет быть для нас героем,
  Но не может. Оттого
  Убивается он горем,
  Тихо светит всё равно.
  Много в жизни незаметно,
  Много в жизни нам темно,
  Но за храбрость, несомненно,
  Ты получишь лишь добро.
  
   *** *** ***
  
  Дремлет даль за мглою тёмной,
  Плачет дождь, врезаясь в крыши,
  Светит тускло месяц сонный,
  Он молчит, но нас он слышит.
  И в мгновение покоя
  На душе легко без боли:
  Ожидает смелость боя,
  Не желает трусость крови.
  Наслаждаясь мрачным прошлым
  Нам судьба беду готовит,
  Потрясённый невозможным,
  Месяц глаз с людей не сводит.
  
   Луна
  
  В высоте ночной Луну
  Поглощает небосвод,
  Чувствует свою вину
  И уходит старый год.
  Звёзды в этой темноте
  Озаряют дальний путь,
  И мерцает в высоте
  То, что снова не вернуть.
  Как же жить, ответь нам, Бог,
  В этой вечной суете?
  Мы лежим у ваших ног,
  Мы витаем в сей мечте.
  Нас пронзает злая боль,
  Мы не видим тех небес,
  На щеках осталась соль,
  В голове селится бес.
  На руках застыла кровь,
  А вокруг идёт война,
  Но спасает нас любовь
  И несчастная Луна.
  
   Три звезды
  
  Темно и тихо, но смешно
  От благ земных и искуплений,
  Душа не требует вино,
  А требует любовь мгновений.
  Высокий свет ночных светил
  Недосягаемо редеет,
  И этот свет я полюбил,
  Как сердце полюбить умеет.
  
   *** *** ***
  
  Зачем, спрошу себя, я жил
  Под лунною звездою?
  Зачем страдал, зачем любил?
  Ведь нет любви со мною.
  Нелепо правду говорил,
  Где врать мне было гоже,
  Корысть и ложь совсем не чтил
  И равнодушье тоже.
  Зачем терпенье потерял
  И был нетерпеливым?
  Зачем надежду потерял,
  Что буду я счастливым?
  Но утешает лишь одно
  Нелёгкою порою,
  Что всё мне было суждено
  Проказницей судьбою.
  
   *** *** ***
  
  Снова жёлтый цвет осенний
  Сердцу предлагает грусть,
  Он суровый, откровенный,
  Слёзы бьются - ну и пусть.
  От нелёгких сожалений
  Не удержится навек
  Наш, живущий без сомнений,
  Чудо власти - человек.
  Жёлтый свет в окне небесном
  Освещает небосклон,
  Есть душа в окне чудесном,
  А в душе зовущий стон...
  
   Портрет
  
  Никем нетронутый, забытый,
  Портрет пригрелся на стекле,
  И взгляд, упавший и убитый,
  Доносит правду о тебе.
  
  Какое маленькое чудо
  Среди мутящих ум высот,
  Вот удивительно, откуда,
  Откуда жизнь его берёт?
  
  И даже смерть потом усохнет,
  И будет жить в других мирах,
  Она навек свою запомнит
  Роль страха в боязных глазах.
  
  Тогда ли мне, уж, и не вспомнить
  Тот молодой в стекле портрет,
  Не осознать и не запомнить
  Бездарный жизненный ответ.
  
   Правда
  
  Верность с лёгкою надеждой
  Застучит в колокола,
  И беда с улыбкой снежной
  Так печальна и мила.
  Крутят вечный сон разлуки
  В тесных стенах из огня,
  Будто палки стали руки
  И на шее есть петля.
  На забытом откровеньи,
  На запуганной крови
  Дремлет чуждое сомненье
  С наглым призраком любви.
  Улетают наши души
  И кричат, летя наверх.
  Мы же затыкаем уши
  И не слышим этот грех.
  Режет сердце боль глухая,
  Ведь враньё остро всегда,
  Есть ведь правда золотая,
  Но, а правда - лишь мечта!
  
   Небо
  
  Ты синее, синее небо,
  Ты капля чистейшей слезы.
  Ты знаешь весеннее утро
  И таинство буйной грозы.
  В тебе отражаются звезды,
  Ты помнишь в лицо зеркала.
  Не раз в тебе птица удачи
  Родилась и умерла...
  Столь ветхое чудо и память
  В тебе облака сберегли,
  Нас в вечность высотную манят
  Твои дождевые огни.
  В тебе золотистое солнце,
  В тебе тишина и покой.
  Ты знаешь, что каждый вернется
  К тебе после смерти домой...
  
   По своим следам
  
  По своим следам обратно
  Как пришёл, так и уйду.
  Мне не страшно. Непонятно,
  Где отдам, а где найду;
  Где увижу я беду,
  Где помучаюсь в бреду,
  Где фальшивые желанья
  Загоню рукой в узду,
  Где свои печали ветру
  С лёгкой мыслью отпущу.
  По своим следам обратно
  Путь невидимый ищу.
  
   Снег
  
  Бесполезно увидеть закат.
  Лишь в своей бескорыстной молитве
  Ты увидишь, что всё-таки рад
  И не хочешь мучительной жизни.
  Снег кружится в глухой тишине,
  Он теперь в состоянии покоя,
  Он лежит на холодной земле,
  Не издаст он протяжного воя
  От того, что спустился с небес,
  Что кружил против собственной воли,
  И не чувствует он интерес
  И не чувствует рухнувшей боли.
  
   *** *** ***
  
  Как печально вздыхать без конца,
  Без причины хотеть жизнь иную
  И не видеть чужого лица,
  Что советует рифму простую.
  Согласиться на выход простой,
  И уйти, вновь, не пряча улыбку,
  Мы махнули на это рукой -
  Это наша большая ошибка.
  Всюду деньги советуют власть,
  Откровенно сжигаются души.
  Не забава уже - это страсть;
  Без монет никому ты не нужен.
  
   *** *** ***
  
  Тише, люди, тише, люди,
  Не кричите друг на друга.
  
   *** *** ***
  
  Наши страхи в наших мыслях,
  То, что страшно - то есть мы,
  Нету ветра в наших крыльях,
  Не сбежать нам из тюрьмы.
  По рукам течёт унынье,
  Тешим плюсами закат,
  Исчезают наши крылья,
  Улетая в водопад...
  Внизсмотрящий смотрит в воду,
  Кто-то видит тишину;
  Вырываясь на свободу
  Люди чувствуют вину;
  Для кого весенним утром
  Небо плачет ледяным
  С высоты блестящим снегом,
  Превращая страхи в дым.
  
   *** *** ***
  
  Вот и всё, мы терпим благо.
  Вот и всё, мы терпим боль.
  Если мир, хватаем шпагу -
  Это странность и пароль.
  Оглушённость терпит горе,
  Горе селится в душе.
  Наша верность - это море
  С недоделанным шоссе.
  
   *** *** ***
  
  Посмотри себе в глаза
  В отражении воды:
  Есть ли в них твоя гроза?
  Да, и разве это ты?
  Не ответить на любовь
  Тем, кто предались беде.
  Закипает в жилах кровь
  Над водою и в воде.
  
   Четыре стены
  
  Заперт разум, сердце бьётся
  Всё быстрее и быстрей,
  Без сомнения коснётся
  Нас проблема злых теней.
  Глупо бить тупые стены,
  Находя себе проход,
  Глупо резать себе вены,
  Говорить, что всё пройдёт.
  Нужно вновь и вновь стараться
  Ключ заветный отыскать,
  За свободу жадно драться,
  А не плакать, не стонать.
  И когда-нибудь, уверен,
  Ты найдёшь какой-то путь,
  Может, он не будет верен...
  Будь готовым повернуть.
  
   *** *** ***
  
  Я лирой славлю город свой,
  Его леса и горы,
  Мой город славен красотой,
  Вольны его просторы.
  Здесь люди добрые живут
  С нелёгкою судьбою,
  И сами строят свой уют,
  И борются с бедою.
  Над ним широкий свод небес
  И солнце ярко светит,
  А как зелён и красен лес,
  Вам каждый здесь ответит.
  Здесь жизнь течёт сама собой
  В обычном ритме мира,
  Мой город мне всегда родной,
  Ему - вот эта лира!
  
   *** *** ***
  
  Прогоним с души ту прежнюю грусть
  И сердце своё для улыбок откроем,
  Забудем плохое влияние чувств,
  До дружбы конфетами ссору замоем.
  А вы не грустите, живите счастливо...
  
   *** *** ***
  
  Скроем прежние печали,
  Украдём добра ключи,
  Кинем в пламя чем страдали,
  Ад сожжём огнём свечи.
  
   Юле
  
  Слабость мною овладела,
  Я теперь ни мёртв - ни жив.
  На дно волю опустив,
  Ты мне лишь страдать велела.
  Солнце среди хмурых туч
  Утешать меня не может,
  Знаю, мне теперь поможет
  Лишь твоей улыбки луч.
  Вспоминаю всё, что было,
  И жалею лишь о том,
  Что столь чудный, светлый сон
  Наши судьбы прекратили.
  Жду. Надеяться не смею,
  Что смогу увидеть вновь,
  Без кого жить не умею -
  Без тебя, моя любовь.
  
  Мысли только о тебе,
  Сны тебя рисуют,
  Сердце всё горит в огне,
  Кровь кипит, бушует.
  Что такое страсть? Любовь?
  Это всё простое.
  Что я чувствую сейчас -
  Что-то неземное.
  Я не знаю, как мне быть,
  Без тебя пустую,
  Без тебя мне трудно жить,
  Не с кем мне любовь делить
  Эту неземную.
  Думал я, что всё пройдёт,
  Верил, время лечит,
  Думал я, любовь уйдёт,
  Сердце не заметит
  Этой вспышки. Я был слеп.
  Я - глупец, я знаю;
  Думал, всё легко. Но нет -
  От любви я умираю!!!
  
   Муза
  
  О, муза, ты мне жизнь и смерть;
  О, смерть, ты для меня ничтожна;
  О, смерть, в тебе я вижу свет,
  Но смерть, увы, но невозможна.
  О, муза, ты - мой чудный сон,
  И ни к чему мне верить в бога,
  Моя судьба хоть и убога,
  Но счастлив я, и я влюблён.
  Пусть будет жёстким этот слог,
  Пускай, но мне неважно:
  Я смог того, чего не мог,
  И от того мне очень страшно.
  Я покорён твоей душой,
  Твоей великой красотою,
  Не знаю, что теперь со мною...
  Я преклоняюсь пред тобой.
  Твой облик мне напоминает
  Богиню, что среди зеркал,
  Глупцов, таких как я, влюбляет;
  Я пред тобою тоже пал...
  До губ пытаюсь дотянуться,
  Прошу прощенья и молю
  Не забывать любовь мою.
  
   *** *** ***
  
  Мне трудно жить, мне больно жить,
  Мне страшно, очень страшно:
  Ты приказала мне любить,
  О всём на свете позабыть,
  Гореть агонией страстной.
  О, муза - жизнь среди зеркал,
  Меня ты покорила,
  О чём глупец всю жизнь мечтал:
  Забыл, безумец, потерял...
  Твой образ - это сила.
  Твои глаза - бездонный мир,
  Твоя душа красива.
  
   *** *** ***
  
  Ты прекраснее синего моря,
  Красивее, чем алый цветок,
  Но вот только бы если я мог
  Вымыть душу от чуждого горя...
  Я страдаю в разлуке с тобой,
  Не живу, только лишь существую,
  Без тебя моё сердце пустует -
  Вечно твой, без сомнения твой.
  Я люблю, я безумно люблю...
  И к ногам я твоим припадаю,
  Жизнь - любовь без конца и без края;
  Я нашёл в жизни музу свою.
  
   *** *** ***
  
  О, вечной лирики исток
  Лежит на тебе грузом,
  Несёшь ты ношу долгий срок,
  Единственная муза.
  Нас что-то может вдохновить,
  А что-то и растрогать,
  Но ты диктуешь нам, как жить.
  Тебя нельзя потрогать,
  Нельзя почувствовать тебя
  ...............................................
  
   Богиня
  
  Тихий шум ветров надежды
  Моим криком разрушим,
  Нет покоя мне, как прежде:
  Я люблю, но я ль любим?
  Мне богиня не подвластна,
  Я теперь подвластен ей,
  Так она жива, прекрасна;
  Оттого и .....................
  
   Женщины
  
  Чего же женщины хотят,
  Кто даст ответ на это!?
  Они нас строят, как ребят,
  И, превращая нам жизнь в ад,
  Идут они по свету.
  Кто власть их бурно ощутил,
  Тот знает, что разумно;
  Кто женщину одну любил
  И душу, сердце ей дарил,
  Тот знает, что безумно
  Лишь ею жить и ей дышать,
  И возвышать, как бога;
  Но каждый должен их познать,
  Чтоб истину одну понять:
  Что женственность жестока.
  Тебя, зажав в любви кулак,
  В душе смеяться будет:
  "Какой он, всё-таки, дурак,
  Мне угождает так и сяк,
  Меня он не забудет!!!"
  Но не влюблённый видит вмиг,
  Что женщины простые,
  Ведь он плод страсти не постиг
  И этой истины достиг -
  Они совсем другие:
  Кокетливы, скверны, нежны
  И любят издеваться,
  Есть в каждой "Я" и все княжны,
  В игру любви погружены,
  Без слуг зажить боятся.
  Ведь в их сознании слуги мы,
  Но так и есть, признайте;
  Мы не нужны им без суммы,
  Мы примитивны и глупы;
  Но только осознайте,
  Ведь, если так все холодны
  И нас же презирают,
  Зачем мы им тогда нужны?
  Ведь мы в любви совсем бедны;
  Но вот они-то знают,
  Что если б не было бы нас,
  Их не было бы тоже,
  И повторяют всякий раз,
  Что им живётся без прикрас...
  Совсем мы не похожи!
  Я удивляюсь, как они
  С подругами своими,
  Друг дружке очень угодны,
  Проводят все благие дни,
  Становятся другими,
  Как только захотят в себя
  Влюбить, порой, беднягу,
  И начинается борьба,
  Не спросят женщины тебя,
  Как вещь или собаку.
  Всё планы строят за спиной
  И грязь льют на подругу,
  В борьбу вольются с головой,
  Им нужен приз, да хоть какой,
  И страсти для досуга.
  Чего же женщины хотят?
  А может, нет ответа?!
  Они ведь нам не говорят,
  Кто в их желании виноват,
  Идут они по свету.
  
   *** *** ***
  
  Забудь про день, забудь про ночь,
  Забудь о том, что жизнь несправедлива,
  И не гони с порога прочь
  За то, что ты одна красива.
  
  В минуту чахлой тишины
  Меня берёт тоска по страсти,
  Но твой характер сатаны
  Всё разбивает в миг на части.
  
   Сравнение Ларисы и Катерины
   (героини пьес А. Н. Островского)
  
  Странно ли, что жизнь жестока
  К этим юным существам?
  Есть ли в них хоть часть порока,
  Что не нравится всем нам?
  Нет! Теперь начнём сравненье
  Этих храбрых героинь,
  Почему так невзлюбили
  Эти мученицы жизнь?
  Прост ответ: ведь те порядки,
  Тот уклад, что был при них,
  Те ужасные нападки
  Не устраивали их.
  Они жаждали свободы,
  Они ждали чистых чувств,
  И печали, и невзгоды -
  Всё терпели. Ну, и пусть!
  Но не могут унижаться
  Вечно сердце и душа,
  За своё будут сражаться
  До победного конца...
  
   Катерина
  
  Она свободы тихо ждёт
  И молится всё богу,
  И бремя брака уж несёт,
  Судьба её убога.
  Её сварливая свекровь
  За нею вечно ходит
  И пьёт упрёком её кровь:
  Готовит смерть, готовит...
  Муж - тряпка, маменькин сынок.
  Он роли не играет.
  И срок идёт, ленивый срок:
  Катюша умирает...
  Она уходит от вражды,
  Обманута любовью,
  Сбылись теперь её мечты,
  А заплатила кровью.
  
   Лариса
  
  Лариса - жертва общества,
  В котором мирно обитает;
  Вокруг толпятся существа,
  Её как вещь воспринимают.
  Ну, а она любви верна,
  Хоть связана обетом.
  Разочарована она
  Своей любви ответом.
  И разве можно обвинять
  Ларису в малодушье?!
  Ведь ей пришлось, пришлось принять -
  Оков надеть удушье.
  Нет! Мы не можем, не должны!
  Ведь ею нужно восхищаться!
  Да, ведь не сразу же она
  Пошла судьбе своей сдаваться.
  Мы видим долго, как она
  Судьбе такой дурной сопротивлялась...
  И, если лично для меня,
  Она святой так и осталась.
  
   Письмо Базарову
  
  Привет, мой "друг", небрежный "друг" -
  Знаток естественных наук.
  К чему твои идеи?
  К чему твой ум, к чему запал?
  Ведь ты б Россию не поднял...
  Ты брось свои затеи!
  Сейчас расцвет других миров,
  Сейчас восход других умов:
  Не тех, что отрицают,
  А тех, кто мёртв, и кто грешит,
  Кто правосудие вершит,
  И тех, кто убивает.
  Быть нигилистом тяжело,
  Но и тебя не обошло
  То пламенное чувство...
  Но ты стараешься забыть,
  Ведь ты стесняешься любить,
  Лишь сердце ноет грустно...
  Я знаю, что не сдашься ты
  И не боишься ты беды,
  Но так проходит век...
  Ты не готов это принять,
  Не хочешь фразы понимать,
  Что заставляет умирать:
  "Ты - лишний человек!!!"
  
   *** *** ***
  
  Ради бога, трубку дай!
  Ставь бутылки перед нами,
  Всех наездников сзывай
  С закручёнными усами -
  Эскадрон гусар летучих,
  Чтоб до неба возлетел
  Я на их руках могучих.
  Чтобы стены от "Ура!!!"
  И тряслись и трепетали!
  Лучше б в поле закричали...
  Но другие горло драли:
  "И до нас придёт пора!"
  Бурцев, брат, что за раздолье!
  Пунш жестокий! Хор гремит!
  Бурцев, пью твоё здоровье,
  Будь, гусар, век пьян и сыт!
  Понтируй, как понтируешь,
  Фланкируй, как фланкируешь,
  В мирных днях не унывай
  И в боях качай-валяй!
  Жизнь летит. Не осрамися,
  Не проспи её полёт,
  Пей, люби, да веселися -
  Вот мой дружеский совет.
  
   Раз, два, три.
  
  Раз, два, три - и мы в пути
  За чужими слезами.
  Нужно нам себя найти,
  Пообщаться с грозами.
  Трое нас, и все - одни...
  
   *** *** ***
  
  В тяжёлом сумраке сомнений
  Наш разум скрыт от теплоты.
  Не вижу в нём перерождений,
  Надеюсь, что увидишь ты.
  
   *** *** ***
  
  Мы - пленники чужого мненья,
  Мы - пленники своих мыслей.
  Все наши странные сомненья -
  Они исходят от идей.
  
   *** *** ***
  
  Тучи над нами свинцовым щитом
  Закрывают солнце в небе из глины.
  Кто провоцирует, тот побеждён:
  На них нет лица, а в теле нет силы.
  
   *** *** ***
  
  Возвращаются боги с войны,
  Падает дождь камнем на щит.
  Их души свободой полны,
  Их поэтому никто не победит.
  
   Жалкое "Я"
  
  Разорвите вены, выпейте кровь,
  Раздавите сапогом неугасшую любовь,
  Лейте грязь на других и жалейте себя,
  Потому что в вас живёт ваше жалкое "Я".
  Эти стены формируют неразрывную систему;
  Для кого-то это взгляд, для кого-то теорема.
  Желчь людская рвётся жёстко
  Из груди чужих монахов,
  И мы тонем все разом в глубине своих страхов.
  Откровение пугает, цепи на ногах тревожат,
  С надеждой ждём, что нам кто-нибудь поможет;
  Мы смотрим картину дня
  И видим и в нём его жалкое "Я".
  Все любимы сатаной, все прокляты богом;
  Свет кометы не стоял за райским порогом;
  Вновь и вновь слова рвут и рвут чужую душу:
  Не нужны мы здесь, и никто здесь не нужен.
  Смотрите ушами, слушайте глазами,
  Может быть, тогда и придут за нами
  Мёртвые русалки и моряки,
  Чтобы показать суть жизни реки.
  Жалкие пальцы открывают стаю мыслей,
  Как страницы непрожитой жизни:
  Мы видим крах, мы видим себя
  И жалеем в себе своё жалкое "Я".
  
   Ядерные дети
  
  Когда пологий берег
  Сгорает вновь дотла,
  Мы - ядерные дети,
  Нам хочется тепла.
  Отчаянные люди
  Идут всегда вперёд,
  И боги им не судьи,
  Их судит лишь народ.
  И взгляд убрав под ноги,
  Мы просим жарких снов,
  Рассвирепели боги
  И кличут холодов.
  Когда же на рассвете
  Пронзит нас всех беда,
  Мы - ядерные дети,
  Нужны нам холода.
  Мы мёрзнем, умираем,
  Но всё-таки бодры.
  И мы не понимаем
  Все правила игры.
  И всё-таки на свете
  Лежит одна зола,
  Мы - ядерные дети,
  Нам хочется тепла.
  Нам хочется улыбку
  И больше сладких снов,
  Но хочется ошибку
  Не повторить богов.
  
   *** *** ***
  
  Долой жизни благо,
  Долой совершенство,
  Ведь нету в них сердца
  И нет в них побед.
  Долой предрассудки,
  Долой духовенство:
  Они заставляют
  Поверить нас в бред.
  Печальные люди,
  Печальные люди
  Печалью наполнят
  Пол дня и ночи,
  В другое же время
  Они себя судят
  И сладость тревожат
  В себе для души,
  Меняют поступки
  Свои на чужие,
  Пытаются в мире
  Хорошими быть;
  Печальные люди,
  Печальные люди,
  Не могут они
  Только лишь полюбить.
  Отсюда печали,
  Отсюда тревоги,
  Отсюда им грустно,
  И жалки они.
  Несут их куда-то
  В безмолвие ноги,
  Где будут их мысли,
  Как раньше, одни.
  
   *** *** ***
  
  Аллюминиевый щиток
  На заборе теплится,
  Ну, какой от него толк -
  Здесь ему безделица.
  Подойду сейчас к нему
  С ломом папкиным
  И со злостью оторву,
  И с приветом пламенным.
  Оторву и понесу
  Сдать его барыжникам,
  Проклиная всё судьбу,
  Что не стал я книжником.
  А ведь в детстве, помнишь брат,
  Наши пожелания?
  Верил я, как тот дурак,
  Во все предсказания.
  Мне гадали, что я буду
  Олигархом позолоченным,
  Но в гадальную бурду
  Верить - быть задроченным.
  И в кармане денег нет,
  А судьба жестокая,
  И мой жизненный предмет-
  Вышечка высокая.
  
   Учитель
  
  Ты ли хочешь мне сказать,
  Что неправда - это ложь,
  Ты ли хочешь убивать,
  В руки взяв кровавый нож?
  Ты скажи, зачем нам жить,
  Ты скажи, зачем дышать?
  Можно ли себя убить,
  А потом во сне не спать?
  "Лишь высокие слова,
  Лишь умелые дела..."
  Разве наша жизнь права,
  Разве наша жизнь мила?
  Ты пытаешься подать
  В нашу истину печать,
  Ты нам хочешь отдавать
  То, с чем будешь умирать.
  Но молитва не спасёт
  Наши детские мозги,
  Ты втыкаешь в нас полёт,
  Учишь мыслью без розги.
  
   Институт закрытого разума
  
  Разорвите мои жилы,
  Выпейте больную кровь,
  Не найти ума без силы -
  Сила учит вновь.
  Разломайте мои фразы
  На свой быстрый лад.
  Это лишь к затменью фазы -
  Все того хотят.
  
  Думать больно от испуга,
  От своих чудных мыслей:
  Нет подруги, нет и друга,
  Нет ума сильней.
  Все машины чинят веру,
  Все включают чувства в бой.
  Только им подвластна мера -
  Значит, и любой...
  
   *** *** ***
  
  Долго слышал я, что болен,
  Много слышал я, что мёртв,
  Оттого печали полон
  Мой сердечный, страстный рёв.
  Я скитаюсь средь разрухи
  И пытаюсь полюбить,
  Но уже черствеют муки:
  Мне не плакать, мне не жить...
  Знаю, что добьюсь я света
  Средь пластмассовых зеркал,
  Не останусь без ответа
  И найду то, что искал.
  Но алмазные растенья
  Мне покоя не дают,
  И они таят сомненья,
  И меня к себе зовут.
  
   Лодка
  
  О скалы холодные врезалась лодка,
  Одна на бушующем гребне волны,
  Её непременно морская походка
  Сдалась под давленьем гнетущей вины.
  Разбились глубокие чувства о камни,
  И вылилась вера водой о весло:
  Так бились и бьются с отчаяньем парни,
  Куда их любовью святой занесло.
  
   Мы
  
  Исчерпали, обокрали
  Мы самих себя,
  Ничего не понимали,
  И понять нельзя.
  Стопы, скобы вековые,
  Одолели нас;
  Мы себе самим чужие,
  Мы умрём почти святые,
  Мы не видим нас.
  
  ` На глупость не взирая
  
  На глупость не взирая
  И не смотря на веру,
  Пытаюсь быть собою,
  А, может, и рабом?
  Ведь есть у люда слабость,
  Но знать ей нужно меру,
  А то тебя растопчут
  Тяжёлым сапогом.
  
  Подумать нужно, где же
  Ты будешь жить порою?
  Ведь если пламя жарко
  Твой дом в момент спалит,
  Тут нужно думать трезво,
  Своею головою:
  Ведь если дома нету,
  Зачем же нужно жить?!!
  
   *** *** ***
  
  Забудем страх, забудем день,
  Забудем всё на свете,
  От нас уже не видно тень,
  Нас губят наши дети.
  Ах, как нам хочется любить
  И тоже быть любимым,
  Но невозможно просто жить,
  Быть умным и красивым.
  Ведь зависть - пагубная вещь.
  Она нас убивает.
  Она пробудит в тебе месть
  И дело своё знает.
  
   *** *** ***
  
  Есть ли толк, что есть сегодня?
  Есть ли толк, что нет вчера?
  Время в сердце жалит больно,
  Говорит оно: "Пора!"
  Есть ли толк, что будет завтра?
  Будем в будущем ли жить?
  Нам ли нужно слышать правду?
  Разве в силах мы любить?
  Есть ли жизнь в страданьях наших?
  Есть ли в звуке тишина?
  Есть ли стыд у тех, кто падший?
  Чья и в чём теперь вина?
  Нет. Не просто видеть это...
  Нет. Не просто это знать!
  Ничего святого нету,
  И не может в нас бывать.
  
   *** *** ***
  
  Мы - никчёмные созданья,
  Сны библейских старых книг.
  Носим смирные названья,
  Голос наш звучит, как крик.
  Мы скитаемся средь мрака,
  Ищем грязь и чуем грязь,
  Как свирепая собака
  Треплем в сердце свою мразь.
  
   *** *** ***
  
  Холодею и черствею
  И в душе моей мороз,
  Я хочу тебя увидеть
  И дарить букеты роз.
  Где ты, где ты, моё счастье?
  Где ты, радость хмурых дней?
  Ты ушла... Куда, не знаю.
  Возвращайся поскорей.
  
   *** *** ***
  
  Где ты, сердца половина,
  Где ты, солнце и спасенье?
  Где любви моей лавина,
  Где же чувств землетрясенье?
  
   *** *** ***
  
  Кроны леденелых зданий смотрят хмуро,
  Будоражат сердце и людской покой,
  В душу плюнула мне .......................,
  Что зовут и дразнят с горечью судьбой.
  
   *** *** ***
  
  Эгоистична и жестока
  Она одна на белый свет.
  Её смеющееся око
  Не скажет "да", не скажет "нет",
  Её ресницы неподвижны,
  Её слова совсем просты,
  Себя считает самой важной -
  Самой богиней красоты.
  Но не одна она такая,
  Их очень много на Земле;
  Она красива, но тупая,
  И прибежит она ко мне,
  Прощенья ротиком попросит
  И будет ждать лишь мой ответ.
  Но не нужна она мне вовсе,
  И я скажу ей просто: "Нет".
  
   *** *** ***
  
  Я - святыня самых пошлых
  И неудержимых снов,
  Разрываясь где-то в прошлом,
  К настоящему готов.
  Я - монах в чудном костюме,
  Вместо библии есть нож.
  Мир безумен, я безумен -
  Не рассудишь, не поймёшь.
  Я - волшебник в мире зрелищ...
  
   *** *** ***
  
  Зачем вы врёте, не стыдясь?
  Зачем живёте жизнь свою?
  Зачем вы молитесь на грязь,
  Ту, на которой я стою?
  
   *** *** ***
  
  Слишком много смысла в лампах,
  Слишком мало сил в огне,
  Много слёз на наших лапах,
  Изменившихся в вине.
  Покачнулись двери ада
  От осколочных сердец,
  На губах чертей помада,
  А в сознании - пи......ц.
  Мир успел перевернуться:
  Воет, стонет и кричит;
  Все уходят, чтоб вернуться,
  Каждый сам себе вредит.
  По счастливейшим колёсам
  Счастья, света и добра,
  Мы, со взглядом вечно косым,
  Шпарим с грустью из ружья.
  Не успели задержаться,
  Не успели продохнуть,
  Нету сил, чтоб обосраться,
  Нету сил, чтоб утонуть.
  Ждём с надеждой очень кроткой,
  Что придёт и наш черёд,
  И тогда мы жизни этой
  ...........................................
  
   Мы - отчаянное племя
  
  Мы - отчаянное племя!
  Мы идём сквозь мрак густой
  И морщинистое время
  Прошибаем головой.
  Строим призрачные замки
  На костях своих друзей
  И с судьбой играем в прятки,
  Не считая своих дней.
  Что же в нас такое стало,
  Что не в шутку обвиним?
  То, что от родни пристало?
  То, что мы потом простим?
  То, к чему без сна стремимся?
  И, не требуя венца,
  С этим мы навек простимся.
  И взорвутся вмиг сердца...
  
   Агония
  
  Огнем ли силы мирозданий
  Наш трепет нежный покорен?
  От глупости людских сознаний
  Кричит и потухает он.
  Суды в рассудке белых комнат,
  В тюрьме сердечных мук печаль,
  О нас уже никто не вспомнит,
  И, как ни странно, нам не жаль.
  И, как ни странно, мы способны
  Еще с отвагой умирать,
  Не слышит вовсе наши стоны
  Всебожествующая рать.
  Застыть в потоке совершенства -
  Вот выход из оттенка снов,
  Лишь в этом есть огонь блаженства
  И ключ от старческих оков.
  Уйти в крепчайшие объятья
  Без слез, ироний и стыда -
  Так избежать огня проклятья,
  Тяжёлой кармы и суда.
  
   *** *** ***
  
  В полусне и полумраке
  Гром небесный, стук сердечный...
  Лают робкие собаки
  В тихой правде бесконечной...
  Отомрут, как в знойный вечер,
  Все скитальцы и страдальцы...
  Дует в горло сильный ветер
  И плюёт дождём на пальцы...
  Быть святым, чего-то стоить -
  Это две пустые чаши:
  Что-то выровнять, построить,
  А потом принять за наше.
  Оттого ли мне так плохо?
  Оттого ли стыдно стало?
  Капля соли, словно кроха,
  На мою ладонь упала.
  Дар ли это, быть упрямым,
  Видеть чудо, слышать чудо?
  Настоящим самым - самым
  Знать Иуду, греть Иуду!..
  И, когда поймёте, это
  С криком вырвется наружу:
  В луже крови на рассвете
  Будет труп мой обнаружен...
  Гром небесный, стук сердечный
  С каждым годом резче, звонче -
  Это странник бесконечный,
  Так ему намного проще...
  
   Война
  
  Почему всё не так, как хотелось бы быть?
  Почему наша жизнь не щедра на сюрпризы?
  Почему мы не можем об этом забыть?
  Почему исполняем судьбы злой капризы?
  В наших верных глазах отраженье войны,
  В нашем маленьком сердце большая любовь,
  Оттого всё растёт ощущенье вины,
  Что за прихоть людей проливается кровь.
  В одиночестве полном, в глухой тишине
  Не почувствуешь ты состоянье покоя,
  Если кто-то родной твой умрёт на войне,
  Ты умрёшь вместе с ним от жестокого горя.
  Как наивно себя добродушным считать,
  И как страшно порой ощущать в себе злобу.
  Но хотим или нет, нам придётся стрелять
  В тех, кто подло решит перейти нам дорогу.
  А как хочется жить, просто с лёгкостью жить
  И не слышать ужасных подробностей боя.
  Но, увы, мы не сможем об этом забыть
  И, наверно, не сможем достигнуть покоя.
  
   Странно ли?
  
  Странно ли, что с каждой ночью
  Наступает темнота.
  Засыпают наши очи,
  Их слипает пустота.
  Совесть нас не беспокоит,
  Зависть нам порой нужна,
  Время страх на нас наводит,
  Дарит нам печаль Луна.
  Глушим беды в безрассудстве,
  Потеряли мы покой,
  В темноте и сумасбродстве
  Мы не видим грех, порой.
  Странно ли, что с каждой ночью
  Мы становимся старей?
  Скучны, серы наши очи,
  В душах нет у нас огней.
  Не ответим на жизнь нашу,
  Не ответим никогда,
  Не додумаемся даже:
  Где добро, а где беда?
  Странно ли, что глупость дружно
  Мы готовы восславлять,
  Деградировать послушно,
  Верных слов не принимать?
  Не проснуться, не очнуться
  И не выжить в пустяках.
  Нам бы к солнцу прикоснуться,
  И, обжегшись, сжечься в прах...
  
   Судьба. Время. Любовь.
  
  Судьба - всему всегда дорога.
  Судьба всегда решит, кто прав.
  Судьба не властна, не убога,
  И голос у неё лукав.
  Захочет - сделает богатым,
  Захочет - разорит в момент,
  Захочет - будешь виноватым,
  И для неё сомнений нет.
  Бороться с нею бесполезно,
  Смириться с нею - тоже вред.
  И мы так странно, откровенно,
  Все принимаем этот бред.
  
  Есть время, властное над нами,
  Оно нас может погубить,
  Своими серыми руками
  За горло взять и задушить.
  Оно нам дарит совершенство
  И старость дарит, не скупясь,
  В порядке держит духовенство
  И презирает гордо грязь.
  В потоке времени есть опыт,
  Есть жизни сладостный недуг,
  И седины проклятой копоть
  Виски у нас встревожит вдруг.
  
  Любовь. Любовь - это мгновенье.
  Любовь - это когда весь мир
  Для вас двоих. Без сожаленья
  Живёшь ты жизнь. На сердце пир.
  Когда кого-нибудь ты любишь,
  Ты хочешь рядом всюду быть.
  Любовь уйдёт, ты всё забудешь
  И будешь только лишь грустить.
  Грустить, пока на этом свете
  Вдруг не найдётся человек,
  Тот, что разбудит чувства эти,
  Тот, с кем захочешь быть весь век.
  
   *** *** ***
  
  Отгорели все печали,
  Все года умчались вдаль.
  Мы затмения не ждали,
  Но накрыла нас вуаль.
  Что же делать? Кто ответит
  Нам на призрачный вопрос?
  Скоро мрак ночной заметит,
  Что бог свет от нас унёс.
  Мы скитаемся в разлуке
  И не видим милых глаз,
  К теплоте мы тянем руки,
  Но она ушла от нас.
  
   От безумия
  
  От безумия к безумству,
  От потехи к тишине.
  Не даём мы волю чувству,
  Топим все грехи в вине.
  От разрухи к совершенству,
  Ищем жизнь среди зеркал,
  Ищем тропы мы к блаженству,
  Среди серых диких скал.
  Оторваться нет нам проку,
  От оборванных небес,
  Просим помощи мы руку,
  Но её нам тянет бес.
  И совсем засомневались,
  И в потёмках разбрелись,
  Мы сначала улыбались,
  А потом и подрались.
  От безумия к покою
  Нет известных нам дорог,
  Мы идём тропой иною.
  И у каждого свой Бог.
  
   Грех
  
  Что за слово "грех"?
  Что стоит за ним?
  Может, это страх
  За свою любовь?
  Может, это ты,
  Говором гоним?
  Или это жизнь,
  Что взрывает кровь?
  Может быть, игра -
  Та, что тушит свет?
  Снова ночь придёт
  В пустоте мирской.
  Не ответишь "да",
  Не ответишь "нет"
  На вопрос Богов:
  "Что зовут мечтой?"
  Что такое грех?
  Может, это ложь?
  Может, это гнев
  На людской покой?
  Что стоит за ним?
  Сколько разных кож?!
  Но болеют все
  Странностью такой...
  
   Глупо
  
  Глупо нам бояться смерти
  И её же презирать.
  Умирают страхи эти,
  Новые грядут опять.
  Слово колкостью тревожит
  Наш несломленный народ,
  Нас тоска по слову гложет,
  Что нас к миру приведёт.
  Глупо верить в силу Бога
  И ссылаться на судьбу;
  Наша жизнь, порой, убога,
  Подаёт, порой, беду.
  Ждёт и смотрит на созданий
  Своей шалости чудной,
  Не даёт нам приказаний
  И не прекращает бой.
  
   Интерес
  
  Интерес нас сделал выше.
  Интерес нас погубил.
  Интерес питает нищий
  К блику сказочных витрин.
  Интерес богач питает,
  К музе власти мировой.
  Интерес нас поглощает
  Своей истиной простой...
  
   Мечта
  
  Да разве быть ли суждено
  Минуте сладости и сна?
  Да разве Богом нам дано,
  Что дал нам тихо сатана?
  А что осталось нам самим?
  Ведь понимаем, что умрём.
  Но продолжаем строить дом,
  А он достанется другим.
  Хочу ступить туда ногой,
  Где нет ни желчи, ни гробов,
  Где мир глубоких, сладких снов,
  Поговорить там с тишиной.
  Но чужды нам эти места,
  Что нет в них пламенной борьбы,
  Судьба их там совсем не та,
  Какую знаем с детства мы.
  Как хорошо порой мечтать,
  Не веря в смелую мечту.
  Не жить нам в ней и не принять
  Её любовь и красоту.
  Не захотеть подняться в ней
  На крыльях радости наверх,
  Не видеть беззаботных дней
  И не знавать людских потех.
  Мы будем жить, потом умрём,
  Лишь боль оставив нам самим.
  До смерти будем строить дом,
  А он достанется другим...
  
   Ничтожно
  
  Ничтожно всё. Ничтожен свет.
  Ничтожен этот лживый век,
  Ничтожен каждый тот ответ,
  Что произносит человек.
  Всё - пустота, всё - грязь, всё - тьма
  В нас будят сонные дела.
  Уже и мерзость нам мила,
  Уже и рушатся дома.
  И вновь, и вновь повтор идёт,
  И вновь придёт ничтожный год,
  Ничтожность важно принесёт.
  И бесполезность проклянёт.
  
   Всё будет так
  
  Всё будет так, как быть должно:
  Днём - яркий свет, в ночи - темно.
  Но, может, ночь - это не ночь?
  И, может, день - это не день?
  Быть может, ночь днём быть не прочь?
  Быть может, дню светиться лень?
  Кто дал стандартный тот ярлык?
  Кто прав теперь, а кто и глуп?
  Быть может, век зовётся миг?
  Быть может, ложен сердца стук?
  Мы видим лишь, что видит глаз,
  А может только, что хотим.
  Порой, всё спрятано для нас,
  Кого мы в этом обвиним?
  Нет, нет! Не надо горьких слёз,
  На то, что некому помочь.
  Мы скажем просто: ночью - ночь,
  Днём - яркий свет, зимой - мороз.
  И будем счастливо глупы,
  Даря кому-то ярлыки.
  
   Закат
  
  Бесконечна бесконечность,
  Вновь закат к тебе придёт.
  Славит он, порою, вечность,
  А, порой, её клянёт.
  В чём скрывается загадка
  Жизни вечной суеты?
  Снова новые догадки
  В тишине приводишь ты.
  Снова новые печали
  Ты оплакивать не стал.
  Снова у тебя забрали
  Твой кровавый пьедестал.
  
   *** *** ***
  
  Мы все всё делаем нечаянно,
  На подлость другу не скупясь,
  Своею прихотью делясь,
  И жить умеем. А печально...
  Ведь в этой подлой суете
  Есть что-то страшное для люда.
  Оно теперь уже повсюду.
  Оно таит себя везде...
  Но как нам знать, как лучше жить?
  Ведь жизнь теперь уже убога.
  У нас ведь узкая дорога:
  Осталось врать или любить.
  
   Слуга
  
  Смеяться, когда ты не хочешь,
  И жить, как другие велят...
  Одно лишь желанье - закончить
  Дорогу, ведущую в ад.
  Возможно, в бушующей лаве
  Закончится орден слуги,
  И будешь молить ты о славе,
  Окажутся вдруг все враги.
  Но знай, что за вечностью боли,
  Есть что-то добрее на миг,
  Согретое чистой любовью,
  В которой купается крик
  Души молодой, одичавшей
  От этих приказов судьбы,
  От страха и веры дрожащей
  И ждущей от жизни беды.
  
   *** *** ***
  
  Для чего же жизнь терпеть,
  Чтоб в итоге умереть?
  Нет! Нам нужен тихий свет,
  Нет! Хотим мы сладких снов,
  Мы скитаемся средь бед,
  Средь печальных берегов.
  Ищем что-то в темноте
  И теряем в ту же ночь,
  Согреваемся вполне
  Тем, что истребить не прочь.
  
   Человек
  
  Сердце бойко, сердце свято,
  Сердце может и стерпеть.
  Но оно не виновато,
  В том, что может умереть.
  "Человек". Какое слово.
  Кто же этот человек?
  Вроде, слово и не ново,
  Но оно съедает век.
  Всюду гении, злодеи.
  Они ищут пьедестал.
  Свои хитрые затеи
  В жизнь ведут. В них есть запал
  Той ужаснейшей печали
  Под названьем тишина.
  Люди в темноте искали
  То, что проклял сатана!!!
  Что случилось? Мир великий
  Перестал существовать,
  Мы купаем разум в тине,
  Нам всё нужно забывать!
  Нам не нужно диких знаний,
  Мы не терпим резких слов,
  День за днём в костре страданий
  Добываем мы врагов.
  Но куда, куда нам падать?
  Нет сил более терпеть!
  Как же это справедливо,
  Что мы можем умереть.
  
   *** *** ***
  
  Да что нам свет, когда есть тьма?!
  И что нам жизнь, когда есть смерть?!
  Нам на свободу нет ума,
  Но нам оковы не терпеть.
  Кто нам судья, когда грешны
  Порой суровой даже судьи?
  Да разве, нам они страшны,
  Ведь нет теперь уж правосудья.
  Куда идти? Куда бежать?
  И где мы сможем отдышаться?
  Нет. Нет сил более страдать,
  Но нам страшнее оставаться...
  
   *** *** ***
  
  Кому же это интересно,
  Что ты не прав, и я не прав,
  Нас жизнь цепляет за рукав
  И душит, душит словом лестным.
  Что можно нам, а что нельзя?
  Ведь нет теперь уже запретов,
  Вопросы есть, но нет ответов
  На то, как нам туга стезя.
  Кто интересом осветит
  Мои увядшие идеи?
  Они погрязли в эпопее
  И бог их не благословит.
  Уставший дух во мне витает,
  И в нём уже селится бес,
  И он собою воплощает
  Всю копоть крашенных небес.
  Кому же это интересно?
  Кому же это и смешно?
  Но то, что в этом теле тесно
  ............................... суждено.
  
   *** *** ***
  
  В своем убогом очертанье
  Любой из нас умён и глуп,
  Но не хватает на признанье
  Нам смелости. А сердца стук
  Стучит сильнее и сильнее,
  Желает душу нам отмыть.
  Но оттого и жизнь глупее,
  Ведь нас не переубедить.
  
   Дыба
  
  Дыба ищет обречённых,
  Дыба ищет тех, кто слаб.
  Дыба любит заключенных
  Человечков в слово "раб".
  Может быть, и я порою
  На той дыбе побывал,
  Плюнул и махнул рукою,
  Не боролся, а устал...
  
   *** *** ***
  
  В серебристых отраженьях
  Сердца пламенных зеркал
  Тихо теплим отношенья
  И храним очаг, как храм.
  Над бескрайнею Россией
  Голубеют небеса,
  На траве зелёной, свежей,
  С блеском прячется роса.
  Но подумать даже страшно,
  Что на эту красоту
  Мрази, пакости не важно:
  Она ищет пустоту.
  Всё святое разрушая,
  Пышет жаром и горит,
  Безрассудством создавая,
  Свой суровый, грозный вид.
  Нам ли, нам ли их гнушаться?
  Нам ли душу отравлять?
  Нет. Нам нужно с ними драться,
  Свою душу защищать!
  
   *** *** ***
  
  Что хорошего в свободе?
  Что хорошего в мечте?
  Что ужасного в тревоге?
  Что ужасного в беде?
  Нам свобода режет горло
  Своей вольностью простой.
  Нас свобода смертью тёрла,
  Посылала грозно в бой.
  Но она нам дарит чувство,
  То, что мы в своих руках.
  Только это всё - безумство,
  Только это всё - в мечтах.
  
   *** *** ***
  
  Как много тех, вошедших в рай,
  Как много тех, вошедших в ад.
  Тебе жить с этим: выбирай,
  Реши, где твой родной отряд.
  Реши, каким ты хочешь быть,
  Чего от жизни хочешь взять?
  Себя ль тебе собой душить,
  Иль громом душу разлагать?
  Вошедший в ад горит в огне,
  Кипит он в огненной воде.
  
   *** *** ***
  
  Что просит жизнь
  От нас, людей?
  Что хочет знать
  Она от нас?
  Ведь нет у ней
  Врагов, друзей
  И также нет
  Ушей и глаз.
  Не скажет жизнь,
  Что хочет спать,
  Она уснёт, не говоря.
  Нет смысла жизни умирать.
  Живём.
  Лишь. Ей. Благодаря.
  
   Огненная вода
  
  Я знаю, что у всех есть сила воли,
  Но безрассудство верх берёт порой.
  Теперь все свои огненные боли
  Мы заливаем огненной водой.
  И бесполезность тянет неизбежный
  И никому не радостный конец.
  Потом уже не нужно сожалений,
  Потом смерть тянет жадно под венец.
  Своей небрежностью навеки обречённый
  И вечной мукой, жёсткой правдой побеждён,
  Дотла водою огненной сожжённый,
  Ты думаешь, что это - только сон.
  
   От жизни до смерти
  
  От жизни до смерти всего один шаг,
  Но жизнь - это очень большая дорога.
  Быть может, и смерть - это вовсе пустяк?
  Но этот пустяк заключил в себе много.
  Как короток миг, чтоб навеки уйти.
  И как тяжела наша вечная ноша.
  Как много беды встретим мы на пути.
  Надеюсь, и счастье нам встретится тоже.
  
   Смотрю на поколение
  
  Смотрю с тоской на поколение.
  И это всё пугает взгляд.
  Всему тому виной сомнения.
  А люд совсем не виноват?
  А в ком живёт любовь и злоба?
  И кто пытается сказать,
  Что жизнь - забитая особа,
  Её нам нужно прожигать?
  Нет-нет, не буду унижаться,
  Кого-то в этом обвинять.
  Но будет суд: кому остаться,
  Ну, а кого отправить в ад.
  
   Смысл жизни
  
  На заостренном страдании
  И на плазменной крови
  Дремлет чуждое желание:
  Плод вкусить глухой любви.
  Если жить - то жить счастливо,
  Если нет - то умереть,
  Что судить - то справедливо,
  Ложь и нечисть не терпеть.
  В одиночестве глубоком
  Можно слышать тишину.
  Хочешь думать о высоком,
  Но лишь чувствуешь вину:
  Что сидишь и размышляешь,
  А не делаешь дела,
  Людям ты не помогаешь -
  В этом есть твоя вина.
  Гениально всё простое -
  Это нужно понимать.
  И завидно всё чужое -
  Это нужно опускать.
  И куда придём на свете,
  Если все нам чужаки?
  Даже собственные дети
  Зажимают кулаки.
  Нужно чувства не бояться
  И не думать о плохом,
  За свободу жадно драться -
  Смысл жизни виден в том!
  
   *** *** ***
  
  Нет возможности смеяться,
  Строить замки из песка,
  То страдать, то развлекаться...
  Это будет, но пока
  Нужно жить весьма умело,
  Пробивать руками путь,
  Действовать умно и смело,
  Быть готовым повернуть.
  Видеть душу без ироний
  И без сказочной молвы,
  Не горбатиться покорно
  Под ударами судьбы.
  
   Тоска и покой
  
  Тоска и покой - это новое в жизни,
  Не видно ни правды, ни снов, ни врагов.
  Глухой тишиной одиночество брызнет,
  Спроси свою душу: ты к миру готов?
  Не видим мы с праздной победой братину,
  А только лохмотья извечной мечты.
  И рубим себе без конца гильотину,
  И сами себе вырубаем кресты.
  А что же душа, где же чувства, надежды?
  Они улетают с приходом тоски.
  Не будет нам жизни такой, как и прежде,
  Ведь сердце тоска разорвёт на куски.
  Весёлую жизнь одиночество губит,
  Тоска и покой одиноко живут.
  Никто себе счастье за деньги не купит,
  И люди когда-нибудь это поймут.
  
   *** *** ***
  
  Я слишком слаб, чтоб что-то поменять.
  Порою, выход предначертан нам судьбою.
  А может, мы пойдём тропой иною?
  Но, всё равно, осталось лишь скучать.
  От мыслей наших нет ни капли толку,
  В них силы нет и правды тоже нет,
  Живут они в молчании одиноком
  И проклинают этот белый свет.
  Беды не зная, мир не поменять.
  А если верить, может быть и сможем
  Мечтать. И этим мы поможем
  Все мировые стены проломать,
  Смести умом хвалёные стандарты,
  Почувствовать сомнения душой,
  Понять, что все мы равно виноваты,
  И отвечать нам всем перед собой.
  Но не отпустит нас навеки слабость,
  И не видать за нами больше пустоты.
  Нас предадут горячей прихоти умы,
  А за предательством нас поджидает старость.
  
   *** *** ***
  
  Трижды чёрствую молитву
  В тишине произнесу.
  Загоню разврат под бритву
  И прощенья попрошу:
  За несбытые надежды,
  За увядшие мечты;
  И метёт метель, как прежде,
  На могильные кресты...
  Вольность душу обуяла,
  Вольность убивает нрав -
  Никогда не разбирала
  Кто же прав, а кто не прав,
  Кто повержен своим страхом,
  Кто сомненьем побеждён.
  Полетят надежды прахом
  В мир глубокий, словно сон.
  
   *** *** ***
  
  С руки стираю увлеченье.
  Живу. Стараюсь больше жить.
  Но не могу я жизнь любить,
  Да, ту, что в душу трёт сомненья.
  Я жив. Я мёртв. Меня не существует.
  Хочу кричать, но вовсе не могу,
  Лишь проклинаю тяжкую судьбу:
  В моей душе картины кровь рисует...
  Зачем я прав? Неужто, впрямь
  Такое есть, такое будет?!
  Никто сей жизни не забудет,
  Но я пытаюсь, я упрям.
  
   *** *** ***
  
  К чему, не знаю, эти дни
  Я прожил зря, дышал я зря.
  Все в этом мире мы одни:
  Без снов, без дружбы, без царя...
  Пролился свет на тень ночи,
  И виден путь звезды далёкой.
  В неё впиваются мечи
  Сердечной боли одинокой.
  В том жизнь её и смерть её:
  Дышать в сомненьях боязливо,
  И, не взирая ни на что,
  Мечтать об участи красивой.
  Но разве мог, но разве стал
  Я жить в согласии отвратном?
  Мечтал всю жизнь - уйти мечтал;
  Мечтал, увы, о безвозвратном...
  
   *** *** ***
  
  Не поздно в мире нам подняться,
  Не поздно в мире нам упасть,
  Но чтобы в мире оставаться,
  Нам нужно будет убивать.
  Чем подкрепляются надежды?
  Чем подкрепляются мечты?
  Не быть тому, что было прежде,
  А, значит, гении просты,
  А, значит, гении несчастны.
  Да, и кому они нужны?
  Все наши доводы напрасны,
  Все наши доводы сложны.
  Что проку в блике совершенства?
  Чем быть, когда бы мог я знать?
  И испытать огонь блаженства,
  Не ждать, не верить, не мечтать,
  А жить! И быть самим собою,
  Тебя лишь пламенно любя;
  Но не бороться мне с судьбою,
  Я буду жить, любовь храня.
  Я буду жить, мечтать и верить,
  А вечерами буду ждать...
  Не знать любви и не измерить,
  Но так легко её принять.
  
   *** *** ***
  
  Я так люблю тебя, страдаю,
  Твой образ в сердце я храню,
  Я умираю, воскресаю,
  Но лишь тебя одну люблю.
  Ты - свет, ты - воздух и богиня,
  Ты - счастье, радость и беда.
  И твоё сладостное имя,
  Душа запомнит навсегда.
  
   О тебе
  
  Я смотрю в глаза,
  Утопая в них,
  Жду тебя, как свет,
  Жду тебя, как тьму.
  В небесах звезда
  Задевает крик -
  Это лишь рассвет
  Гонит к нам Луну.
  Ты жива в душе,
  Облик твой красив,
  Я не ведал сон,
  Но он был во мне.
  Я проснулся вдруг,
  Я увидел мир,
  Я узнал любовь,
  И душа в огне.
  Я смотрю в глаза
  Той большой любви,
  Вижу в них рассвет,
  Вижу в них и тьму.
  В небесах звезда
  Дарит нам себя,
  В этом есть ответ:
  "Я тебя люблю".
  
   *** *** ***
  
  Я хочу умереть
  И запомнить цветы,
  Что упали к ногам
  Твоей дивной мечты,
  Что погасли в снегу,
  Как на радуге сон,
  Я сегодня в бреду,
  Я тобой покорён.
  Как пропасть в этом сне?
  Как убить самолёт?
  И мечтатель во мне
  Тихо чувствует взлёт.
  
  
   *** *** ***
  
  Нет чудес тебя прекрасней,
  Я влюблён в твои глаза,
  Разжигает сердце страсти
  И коптятся небеса.
  Кучерявый мальчик с неба
  Стрелами в меня попал,
  Не могу бороться с чувством:
  Я влюблён, и я пропал.
  
   *** *** ***
  
  Доброе сердце, светлые стёкла
  Твоей непорочной, нетленной души
  Цепляют меня руками за горло
  Блистающим светом твоей чистоты.
  Не будет того, от чего мы немеем,
  Не будет того, от чего можно спать,
  Мы связывать души друг с другом умеем,
  Но вряд ли, связав, будет шанс развязать.
  Твой взгляд меня солнцем и верой согреет,
  Ты - вечная правда, а правда - в любви.
  Никто потушить на Земле не сумеет
  Тобой разожжённые в сердце огни.
  Ты создана сказкой и создана былью,
  Ты можешь с кострами с улыбкой играть,
  Ты прячешь от всех свои белые крылья,
  А я так хочу научиться летать.
  
   *** *** ***
  
  Я просто сдаюсь, и взрываются стены,
  И скоро я буду тобою открыт,
  Иголкой оков погружается в вены
  Сильнейшего чувства взрывной динамит.
  Ты - та, кому можно доверить секреты,
  А я так хочу их тебе доверять,
  Хочу я влюбиться, в себе возродиться,
  А ты так отлично умеешь влюблять.
  Ты - милая нежность цветка и покоя,
  Ты - страсть, что собою по свету влечёт,
  И я не могу дать ответ уже: кто я?
  Лишь взгляд мой печальный меня выдаёт.
  
   *** *** ***
  
  Хватит смеха и лунного счастья,
  Мглою небо затянет, и с нами
  Власти нет над разросшейся страстью
  И над самыми странными снами.
  На челе воздвигаются горы,
  Над горами виднеются тучи,
  На глазах закрываются шторы -
  Это кровь в нас играет и учит.
  На лице твоём милые глазки,
  На лице твоём милые губы,
  Ты, наверно, сбежала из сказки
  В мир, где все одиноки и грубы.
  Ты смеёшься над лунными днями,
  Пропускаешь, прощая былое,
  Даже рядом с простыми вещами
  Вмиг увидишь ты что-то родное.
  Отзовутся хрустальные птицы
  На твоё громовое молчанье,
  В свете лунном и солнце приснится,
  Нам рукой помахав на прощанье.
  Оттого ли я прячусь за шторы?
  Оттого ли мне хочется сгинуть?
  И растут на челе моём горы,
  И пытаются тучи достигнуть.
  Хватит смеха и лунного счастья,
  Я открою глубокое Я.
  Мало, кто меня видел открытым,
  Но я буду таким для тебя.
  
   *** *** ***
  
  Найди в глазах моих печаль
  И прочитай её, как книгу,
  Скажи: "Мне жаль, мне очень жаль",
  Не подавая даже виду,
  Что ты увидела в душе
  Те дыры, что растут с годами.
  На мне печать, печаль во мне
  Сияет жалкими глазами.
  
   *** *** ***
  
  Мне снился сон, что ты одна,
  И я один, и тишина...
  Мне снился сон и крик богов,
  И рвётся сердце из оков.
  Сказала ты, что ты уйдёшь,
  Сказала ты, что это ложь.
  Но нет, не может быть чудес
  В стране, идущей через лес.
  
   *** *** ***
  
  Ты притворишься тихой тенью,
  Слова наивные тревожишь,
  Свои угрюмые сомненья
  Под плети сонные положишь.
  Нет правды в чёрных переулках,
  Нет жизни в этом сне из дыма,
  И в непросторных детских шутках
  Нет траты, той, что тяготила.
  
   О хорошем
  
  Я чувствую все твои страхи,
  Ты знаешь, чего боюсь я:
  Все чувства от рая до плахи,
  А плаха твоя и моя.
  В увечье находятся боли,
  Что нас в полный свет приведут.
  Молюсь я пред страстной любовью,
  Что боги нам вскоре дадут.
  
   О плохом
  
  Плохи мысли, плохи слёзы,
  Плохи все благие вести,
  И танцуют в небе грозы
  Без сомнения и чести...
  На кострах сгорают ветки,
  Ветки вьющихся пороков,
  Не пускают птиц из клетки
  Руки кровяных потоков.
  Смерть стучит косою в спину,
  Нам так хочется поверить,
  Что не всех в камины кинут,
  Что не все закроют двери.
  И в холодные ладони
  Задувает ветром душу,
  Она корчится от боли
  И смеётся громко в уши.
  Распрекрасные кометы
  Врежутся глазами в море,
  Все хранимые секреты
  Нам откроются от горя,
  И тогда, весенним утром,
  Ничего не нужно боле -
  Мы свободны, мы свободны,
  Живы мы, и мы на воле.
  
   О безразличии
  
  Нальём много крови в колодцы
  С кристально-чистейшей водой,
  В которой купаются горцы
  И черпают бури рукой.
  Не нужно нам всех сожалений,
  Нам нечем теперь сожалеть,
  Уже не хватает терпений
  На то, что нам нужно терпеть.
  Забудем глупейшие фразы
  Всех глупых и мудрых людей.
  Мы все возродились не сразу,
  А сгинем ещё поскорей.
  
   О болезни
  
  Чернеет над волей неволя,
  Становится тусклым закат,
  Я новыми мыслями болен,
  И чувства бегут в водопад.
  Я снова и снова слабею,
  Не вижу седых берегов,
  Но, всё же бороться умею,
  И скоро я буду здоров.
  Висящие синие льдины
  Мне пиками бьются о грудь,
  Взрываются сонные мины
  И времени нет продохнуть.
  Колотится сердце в темнице,
  И разум кипит кипятком...
  Я вырвусь светящейся птицей,
  Свирепым и страшным быком.
  
   О мужчинах и женщинах
  
  В такие жуткие моменты
  Мне снова страшно без тебя,
  И синий цвет крепчайшей ленты
  Ведёт, как ветер, в никуда...
  И в никуда бросают нити,
  В песок прибитые гвоздём:
  Мы все молчим, и все поём,
  Вы все и любите, и мстите.
  
   О тебе
  
  Когда ты смотришь мне в глаза,
  Я сразу теряю хмельную свободу,
  И лёд превращаешь в горячую воду,
  И руки плетёшь, как лоза.
  
   Зазеркалье
  
  Зазеркалье нелепо сияет,
  Манит звёздами старых могил.
  Ангел нового беса внушает
  Городам, по которым ходил.
  Нет возможности зреть всё былое,
  Ведь оно безвозвратно ушло.
  Подпирает дома молодого
  Человека без сердца плечо.
  Коли слышно теперь крики птицы,
  Значит, есть ещё вера прозреть.
  Снова нужно с небес нам спуститься,
  Чтоб в кровати земной умереть.
  Так и кружимся в вечной спирали
  И чуждаемся снов и крестов,
  И чернеют далёкие дали
  Под правительством вечных богов.
  
   *** *** ***
  
  В разных снах я видел чудо,
  В разных степях тишину,
  Не искал, что было чуждо,
  Не искал в душе войну.
  Но случился бунт чугунный
  И стучит камнями кровь,
  И ветвями в бесконечность
  Гонит разумы любовь.
  Не читать мне больше губы,
  Губы проклятых подруг,
  И дрожат от жара трубы,
  Замыкая прочный круг.
  Всё и вся на небе свято,
  Виден в небе чей-то глаз -
  Это око виновато
  В том, что льётся дождь на нас.
  Завяжи мне крепко руки,
  Завяжи мои глаза,
  Надо мной смеются муки,
  И течёт в душе слеза.
  Но я счастлив, полон смыслом,
  И, как прежде, я смешон.
  Ты мне стала ярким гидом
  В сказочный и чудный сон.
  
   *** *** ***
  
  На зелёной траве плакали,
  Смеялись, не придавая значения,
  И весеннее солнце глазами
  Выпускало природу из тьмы заключения.
  Птицы стаями ели
  Свободу, которая только на небе,
  В самом деле.
  
   *** *** ***
  
  Какая слабость, боже мой,
  Вонзилась мне, как ястреб, в горло,
  Не крикнуть времени: "Постой!"
  Меня бессилие припёрло.
  И я, смущённый миром, жив,
  В душе я греюсь огорчением,
  Но, прочитав о счастье миф,
  Я в путь пустился с облегчением.
  Нет радости бороться за
  То, что мне подобает,
  Заботы грязная слеза
  Мне грудь бедой терзает.
  Я знаю, где-то здесь клинок
  Во тьме смеётся, ожидая.
  Но страха нет, не виден толк,
  И он печален, это зная.
  Как чуждо жить, молясь за свет -
  И то и это мне не в мочь:
  Забыть закат, забыть рассвет...
  Но нет, себя не превозмочь.
  И пусть стекает кровь по венам,
  И храм горит в святом огне,
  ...................................................
  ...................................................
  
   *** *** ***
  
  Оборвётся цепочка сознаний
  С той целью, что нам незнакома,
  Взорвётся кувшин мирозданий
  Без крови, без жертв и без грома.
  Скулят в подворотнях собаки,
  Кидаются страхами кошки,
  .................................................
  ..................................................
  
   Забегая вперёд
  
  Солнце в вязком полумраке,
  Ветер, холод на полянах,
  Всюду грязные собаки,
  Всюду головы на плахах.
  Всюду страх за слово "завтра",
  Всюду мера, даже мере,
  Нет людей, застывших в вере,
  В сердце вечная утрата.
  
   *** *** ***
  
  Завтра снова будут плакать
  Мысли, сердце и душа,
  На ладонь тревогой капать
  И сжигаться не спеша.
  
   *** *** ***
  
  Заводите вагонетку
  Вдаль несбывшейся мечты,
  Кровью там оставьте метку
  И рассмейтесь с высоты.
  
   *** *** ***
  
  Отомрите, злые дали,
  Отомрите, зеркала.
  Наши руки крепче стали,
  Но на них лежит зола.
  
   *** *** ***
  
  В этом болоте легко утонуть
  И заплутать в полумраке.
  Труден и страшен придуманный путь,
  Придуманный в бешенной драке.
  Как сладко порою впиваться в кусок,
  Пьянит причинение боли.
  Но, разве же, может казаться жесток,
  Чьё сердце согрето любовью.
  Никто никого не пытался щадить,
  Никто не добьётся пощады.
  Если ты нужен, тебе дадут жить,
  А не дадут - и не надо.
  
   *** *** ***
  
  Рвутся цепи, гнутся мысли,
  Крест в судьбе и на судьбе,
  Я хочу к одной тебе,
  Наделить мир страсти смыслом.
  Я пустею, как кувшин,
  Слышен ещё запах вин
  Из чудесного сосуда.
  Сердце - зло, а я - Иуда.
  И гублю себя лишь тем,
  Что я просто надоел.
  Надоел...
  
   Ты и я
  
  Стены встали между нами,
  Их четыре, может, нет.
  Мы страдаем со стенами,
  Кто и где нам даст ответ:
  Как избавиться от первой -
  Первой стенкой стала ложь.
  Я врал, ты врала и всё же,
  Не рассудишь, не поймёшь.
  А второй стеной преграды
  Стал манящий алкоголь.
  В этом ты не виновата,
  В этом я играю роль.
  Третья стенка - ненайдённый
  Нами вместе компромисс.
  Это только три, осталось
  ............................................
  
   *** *** ***
  
  Я растерян и встревожен,
  Мгла печали одолела:
  Завтра будет точно то же,
  Та же, те же. Нет предела...
  Колыбель на дно ведёрка,
  Словно призрак, погрузится,
  Как-то мне не очень ловко,
  Что сегодня мне не спится.
  Лучше жизни только чудо,
  Что взорвёт в нас это бремя.
  Нет тоски, но вдруг Иуда
  Заберёт нас в это время?
  Трудно спать и знать, что болен,
  Трудно греть теплом всех сразу.
  На добро, как прежде, волен,
  Но теперь несу заразу.
  И несчастной птичьей стае
  Песню петь, увы, не смею,
  Я, как все, хожу по краю,
  Я пьянею и храбрею.
  Вот, смотрите, люди, тише...
  Кто же это, словно в грязи?
  Кто же из колодца вышел,
  Обращая себя в Князи?
  Эй, держите же, держите -
  Он упал с обрыва бездны,
  Он теперь один, смотрите!
  Он свирепый, наглый, вредный.
  Всё, что столько в нём кипело,
  Быстро вырвалось наружу,
  Всё, как кошка, зашипело,
  И ногой он бьёт по луже.
  Он дерётся, матерится,
  Спать мешает и блуждает,
  И тогда угомонится,
  Когда злость всю растеряет...
  Шум прибоя стих немного,
  Снова я стою у края,
  Мне, как прежде, одиноко,
  И, как прежде, я скучаю.
  
   *** *** ***
  
  Нет смысла смеяться над верой безумца -
  Того, что вцепился зубами в любовь.
  Возможности нет из безумья вернуться
  Тому, кто влюбляется снова и вновь.
  Шатаются стены от дикого эха,
  А звери рычат на ночную Луну.
  Держусь за живот, разъярённый от смеха
  Того, в чём сегодня я снова тону.
  
   *** *** ***
  
  Луч солнца коснулся твоих милых глаз,
  Я вижу в них солнца луча отражение.
  Стараюсь придумать сплетение фраз,
  Но глупо смотреть на моё поведение.
  Как верить в мечту - ту, что город живёт?
  Как верить в старание древнего будды?
  Никто не родился, никто не умрёт,
  А значит, никто не мечтает повсюду.
  
   *** *** ***
  
  Всюду руины разбитого храма
  Стелят ковер для весеннего дня.
  Спасибо, тебе, драгоценная мама,
  Что ты родила и любишь меня.
  
  Отмой свое сердце от всякого хлама,
  Поможет тебе в этом деле родня.
  Спасибо, тебе, драгоценная мама,
  Что ты родила и любишь меня.
  
  Была ты и будешь красивая дама -
  Навеки стоит роковая стена.
  Спасибо, тебе, драгоценная мама,
  Что ты родила и любишь меня.
  
   Ноль
  
  Теплее, теплее и в сердце теплее...
  Душа замирает и снова скорбит.
  Мой разум от скорби сердечной мутнеет,
  Смеётся он нервно, кричит и болит...
  А пьяные цепи скрипят на коленях
  И жмутся. Все тоньше и тоньше закат.
  И некогда даже проспаться в забвеньях,
  А цепи, до мозга добравшись, скрипят.
  Ах, белые птицы, куда вы летите?
  По небу плывете вы ровно, как ноль,
  Куда-то парите, куда-то спешите,
  А мне запрещает спешить алкоголь.
  По нежной меже мировых отношений
  Я тихо побитой походкой иду,
  Здесь нет и следа ни стыда, ни сомнений,
  И катятся ноги, как сани по льду.
  И честь лезет в драку с убогой мечтою
  И гонит подальше смешные мечты,
  И я наполняюсь гнилой пустотою,
  И крепко зажат я в тиски пустоты.
  Но это все ложь, все горение мути,
  Как сны друг за дружкой, как новая роль...
  А птицы бегут от растерянной сути,
  Плывут они важно и ровно, как ноль.
  А что остается: следить за пожаром?
  И медленно тлеть, обжигая других?!!
  Единственный дар, получаемый даром, -
  Кричащий, замученный строками стих...
  
   *** *** ***
  
  Ты не любишь меня, лишь играешь словами,
  Тяжело признавать пораженье, вот так.
  Что-то треснуло, пропасть теперь между нами,
  Я пытаюсь к тебе перейти, но никак...
  А суровые камни все валятся в пропасть,
  И устами твоими играется смех.
  И зачем же тогда ты за счастье боролась?
  Ведь не счастье нужнее, а призрачный грех.
  Ты взяла высоту, что же, нужно признаться,
  Полюбил я тебя, но напрасно я так.
  Сущность женская тянет влюблять и влюбляться,
  Но влюбляться, Бог видит, какой-то пустяк.
  Сердце робко мне шепчет, что скоро прощание.
  Ты прости, если что... Был и ад, был и рай...
  Не услышим мы больше того: "До свидания!"
  А последует краткое слово: "Прощай!"
  
   *** *** ***
  
  Жизнь на нитках - это ложь.
  Тихо рубит гильотина...
  Это верная трясина,
  Это острый в сердце нож...
  Но поддержка ведь - другое,
  Правда снова хочет жить,
  Лишь тобой дышать, любить,
  Лишь бы только не в изгое!
  Интерес в тебе лишь свой:
  Все моё - на между прочим.
  Мы друг друга не порочим,
  Но в глазах каприз другой.
  Два орла клюют друг друга...
  Жизнь на нитках - это ложь.
  Это острый в сердце нож.
  Я твой друг, ты мне - подруга.
  
   *** *** ***
  
  Надо проще жить:
  Суету долой!
  Все вокруг ценить,
  Ах ты, Боже мой.
  
  Рвать в себе грехи
  И жалеть порой.
  Поломать штыки,
  Ах ты, Боже мой.
  
  Может быть, тогда
  Проживем с тобой
  Без греха, стыда.
  Ах ты, Боже мой.
  
  Я в гавно с утра
  Наступил ногой,
  Вытер об траву.
  Ах ты, Боже мой.
  
  Пустяки вокруг.
  Солнцу внемлет зной.
  Совесть - лучший плуг.
  Ах ты, Боже мой.
  
   *** *** ***
  
  За твою любовь
  Жизнь свою отдам,
  Красотой пленён -
  Значит, быть беде...
  
   *** *** ***
  
  Посмотри на эти руки,
  Утонули в одеяле:
  Дабы быть того не может,
  Чтобы взять и сразу рухнуть...
  А чистейшие молитвы
  Крысами кишат в подвале,
  Не отменишь, не заменишь,
  Чтобы в сердце громко стукнуть.
  Я открою тебе правду,
  (Может и не стоит вовсе)
  Но я меркну в этом свете
  И скитаюсь так невидно.
  Опущусь на дно колодца -
  Просто сердце того просит,
  Ну, а если вдруг не вспомнят,
  Будет даже не обидно.
  
   *** *** ***
  
  Я сегодня обжёгся тобою,
  Ты была так невинно мила,
  Нас куда-то дорога вела,
  Нас куда-то кидало судьбою...
  
  Этот свет не забуду вовек:
  Свет в глазах, в твоей милой улыбке.
  Ничего, ни малейшей ошибки -
  Только ты, мой родной человек.
  
  2008 - 2010
  
   Раз, два, три.
  
  Поздно, поздно, слишком поздно
  Снова что-то нам менять,
  Отвернуться невозможно,
  Остаётся лишь принять.
  Хлоп - и мы опять смеёмся,
  Хлоп - и мы опять грустим,
  Хлоп - мы снова расстаёмся
  И у пропасти стоим.
  Раз - мы вместе, снова рядом,
  Два - нас горю не застать,
  Три - друг друга поим ядом,
  Чтоб по-прежнему страдать.
  
  *** *** ***
  
  Снова сомнения съели,
  Снова уверенность тонет,
  Духи и сны одолели,
  Сердце от жалости стонет.
  Нечего думать и делать,
  Нечего петь по куплетам,
  Только осталось, что бегать
  Вопросом любви по ответам.
  Станутся чёрные тучи
  Громом седых аллегорий,
  Нас поклоненью научит
  Тут уже волей-неволей.
  Что же тоска заскрипела,
  В чёрном гнилыми зубами,
  Жить и не жить надоело,
  Больше нет власти за нами.
  Ничто не подскажет совета,
  Что делать в такой аллергии,
  Нет мрака и яркого света -
  Меня эти дни погубили.
  Снова сомнения съели
  И я растерялся тобою,
  Духи и сны надоели,
  Нет уже веры с мечтою.
  В этом закон и культура,
  В этом тюрьма и свобода,
  В этом серьёзность и шутка
  Смешного по генам урода.
  
   *** *** ***
  
  Строфы в сердце, даль за мглою,
  Лепит жизнь своих детей;
  Пролетает надо мною
  Стая пафосных идей:
  "Мы - творения проблемы,
  Мы беременные снами,
  От богемы до богемы
  Мы летим над головами".
  Холод в стае и тревога,
  Виден их нелепый взгляд.
  Но они вперёд летят
  И в сомненьях их дорога.
  
   *** *** ***
  
  Над венцами полусумрак,
  Над водой звезда летит.
  В тихой ночи недоумок
  Думает, что сладко спит...
  Вы ли скажете, что снова
  Это всё - в себе всегда:
  Нет чужого и другого,
  Только - "нет" и только - "да".
  
   Выбор
  
  Много трудностей, мгновений
  Пережили мы вдвоём,
  Беды, горе и сомненья
  Были вовсе нипочём.
  Раньше было по-другому,
  Раньше всё было не так,
  Но теперь всё изменилось:
  Он - с машиной, я - простак.
  Мир на "нет" перевернулся,
  Я тревожусь и горю,
  Я проснулся, верь, проснулся,
  Хоть ты думаешь, что сплю.
  Разве это станет пиком,
  Разве это разлучит?,
  Я кричу печальным криком,
  Принимая мёртвый вид.
  Выбор - это, что больнее,
  Выбор - это победить;
  Я тебя люблю до боли,
  Так, как можно полюбить.
  В сторону смотри - машина,
  Тридцать, и совсем мужик.
  Я же езжу без бензина,
  Как с рождения привык.
  Ведь и раньше я пытался
  Это всё предупредить,
  Но не справился, не сдался;
  А зачем тогда любить?
  Чтобы завтра ножик в спину
  Был воткнут и брошен мир?
  Но не надо жечь резину,
  И не надо жечь бензин.
  Вот такая вот поэма
  Вылетает из души,
  Если вдруг близка та тема,
  Не стесняйся и пиши.
  
   *** *** ***
  
  Сомненья нервы мглою кроют
  И режет солнце провода,
  Всё те же, то же беспокоит:
  А может - "нет"? А может - "да"?
  И как-то это всё нескладно,
  И больно мне, и тяжко мне,
  К тебе притронусь я - прохладно,
  А сердце ведь горит в огне.
  В хрустальном облаке безумья
  Я вижу след твоей ноги,
  А на свои святые крылья
  Ты надеваешь сапоги.
  Дай бог, ошибся, всё бывает,
  У нас судьба всему бывать;
  Но кто-то ведь в себя влюбляет,
  Чтоб вмиг оставить погибать.
  И снег пошёл, и солнце меркнет,
  А я тянусь к нему рукой;
  Никто исхода не изменит,
  Но всё же я хочу с тобой.
  
   *** *** ***
  
  Разбитые мысли наводят тоску,
  Холодные ночи баюкают снами,
  И бьёт одиноко печаль по виску
  Той пропастью метров, что есть между нами.
  Твой голос мне вечно приносит покой,
  Твои очертанья мне видятся мило,
  До смерти мне жаль, что тебя нет со мной.
  В тебе есть какая-то тайная сила.
  Ещё одна шутка не сможет поднять
  Моё на кусочки разбитое сердце,
  И радость одна только в том, чтоб мечтать,
  О том, что когда-то мы будем жить вместе.
  
   *** *** ***
  
  Всё остыло и закрылось -
  Чувства в двух сердцах;
  Мысли клубнями клубились
  На немых устах.
  Всё как прежде, губы милы,
  Но чего-то нет;
  Закопали злые силы
  Наш святой обет.
  Прикасаюсь - ложь и холод
  Обожгли ладонь;
  Не разбудят, но затронут
  Мои нервы боль.
  Успокоиться бы надо,
  Заново начать.
  Но мешает мне прохлада
  Снова начинать.
  
   *** *** ***
  
  Снова четверо со мною,
  Снова кто-то тихо плачет,
  Ветер обратился мглою
  И о холоде судачит.
  До чего же, до кого же
  Тесно в правильном уюте.
  Так всегда везде, по сути,
  Лупят правдою по роже.
  
  Где-то пьяные метели,
  Где-то страсть кипит в уборной...
  Всё противно. Надоели.
  Сами будьте ей покорны.
  Сами режьте, сами бейте,
  Сами лгите не краснея,
  Сами пойте, сами пейте,
  Я не с вами. Но умею.
  
   *** *** ***
  
  Всё как есть, ни капли мака -
  Правду правдой не проймёшь,
  Продолжается программа,
  Вытирая красный нож.
  Два цветка - один красивый,
  А второй не знает как,
  Как, цветущий и счастливый,
  Вылечиться. Вот дурак.
  Лепестки он нежно тянет,
  Нежно тянет и молчит,
  И вот так любовь увянет,
  Если страх не победит.
  Вот второе. Любят страстно,
  Любят, падая на дно.
  Это так порой прекрасно,
  Но всё будет решено.
  Страсть угаснет, станет трудно,
  Тело в теле - что за вздор?!
  Два партнёра обоюдно
  Принимают тот позор.
  Сделай скидку, позаботься,
  Сделай скидку и прости,
  Чтоб на нож не напороться,
  Ты возьми и отпусти.
  Да, так больно. Да, так страшно.
  Страсть угасла - там беда;
  Нет нужды скрываться важно:
  "Лево" - это ерунда.
  Вот иное. Кто-то любит,
  Кто-то трепет тот хранит.
  Этот кто-то всё погубит
  И загонит под гранит.
  Одержимость - одиночка,
  Жертва пагубной любви;
  Поднимается сорочка,
  Опускается в крови.
  Даже если выйдет что-то,
  Это что-то улетит,
  Постоянно это что-то -
  Настоящий динамит.
  Всё летит куда попало,
  К чёрту, к чёрту всё летит,
  Жизнь пропала, всё пропало,
  К чёрту этот динамит.
  Есть свобода. Ах, свобода,
  Сладкий запах, грешный путь.
  Хмурится порой природа,
  Чтоб природу обмануть;
  Но нельзя свистеть без свиста,
  Прокатись вокруг молва:
  Дочь простого тракториста
  Будет мне теперь жена.
  Есть свобода. Нет свободы,
  Я топчу её ногой,
  Обхожу любые броды,
  Чтобы быть всегда с тобой.
  Сладость на губах застыла.
  Ты уехала. Я слаб.
  Сладость - призрачная сила,
  Но я предан ей и рад.
  Много разных вариантов:
  Тот хороший, тот плохой...
  Без потехи и обманов
  Частный случай. Наш с тобой.
  
   *** *** ***
  
  Не хочется думать о том,
  Что могу я потом пожалеть.
  Вековые, метровые стены
  Не дают мне себя обрести.
  А в душе разгорелся пожар,
  Остаётся мне только гореть
  И гадать, какие проблемы
  Возродятся на этом пути.
  
   *** *** ***
  
  Я не создал обычного счастья,
  Моя радость со мною в печали,
  И терзали себя мы напрасно,
  Лопнул тонкий канатик меж нами.
  
   *** *** ***
  
  Угнетает то, что стало,
  Ты - любимая моя.
  Бьюсь я лбом куда попало,
  Ты - любимая моя.
  Я смотрю в глаза любимой,
  Вижу в них надежды свет,
  Я смотрю в глаза любимой...
  Я люблю тебя. Но нет,
  Нет того, что жить заставит,
  Нет того, что победит,
  Лишь судьба меня исправит,
  Вставив в череп динамит.
  Ты хорошая, и нежность,
  Всюду нежность, тут и там,
  А в глазах любимой верность;
  Тянет ветер по пятам.
  Знаю я, что жизнь жестока,
  Но тебя не победить.
  Удивляюсь, как глубоко
  Можешь ты меня любить.
  Но, порой, гнилые черви
  Заползают в тухлый мозг.
  Копошатся эти черви,
  Восставая в полный рост.
  И тогда в душе я плачу,
  И глаза мои узки.
  Я дурачу, всех дурачу,
  Но тебя не провести.
  Смотришь мне в лицо с вопросом,
  Хочешь знать весь этот бред,
  И глаза твои искрятся,
  Добиваются ответ...
  Ни привета, ни ответа...
  Я топлю себя в себе,
  Мысли там и мысли где-то,
  Но все только о тебе.
   Одному мне жить не страшно,
  Страшно только за тебя,
  И слова летят бумажно,
  Но они летят любя.
  Больно мне, что ты страдаешь,
  И страдаешь ты со мной,
  Я люблю. Ты понимаешь?
  Где ж тут выход и какой?!
  Мог бы сделать всё, что надо,
  Мог бы радовать любовь,
  Получать свою награду,
  А потом всё вновь и вновь.
  Не хочу - вот где измена;
  Не хочу я, вот и всё,
  Вот откуда перемена!
  Знаю, каждому своё.
  Потому я груб и мрачен,
  Потому я стал таким,
  Может, улыбнись удача,
  Будешь счастлива с другим?
  Но не может так катиться,
  Жизнь по рельсам - это бред.
  Жду, что что-нибудь случится,
  Вот такой вот мой ответ.
  
   *** *** ***
  
  Падал снег, как камень в душу,
  Ложь и правда подружились,
  Замешательство смущает,
  Может, кто-нибудь ещё...
  И на стуле в синих шортах
  Мысли в строки превратились.
  
   Игра
  
  Да, созрел для секса
  И созрел для чувства,
  Но еще ребенок,
  Но могу понять;
  Как наденут цепи,
  Так они и рвутся,
  И не могут цепи
  Душу удержать.
  Что не сделай солнцу,
  Так оно смеется,
  Как не жди ответа,
  Прежде чем вопрос;
  Только самым чутким
  Жить здесь удается.
  Но еще ребенок,
  А уже подрос.
  Все же бумерангом
  Вылетают беды.
  Бедам непокорен,
  Новых бед не жаль.
  Только вот по средам
  Изменяют среды,
  Как утопят деток,
  Так и смотрят вдаль.
  Плачут, припевая:
  Мол, и не чешися,
  Не жил и не надо,
  Пропусти слезу...
  Только где-то снова,
  Кто-нибудь родится,
  И за хвост зеленый
  Схватит стрекозу!
  Поигралась, хватит.
  Отпусти игрушку.
  Каждому ведь нужно
  Обрести себя.
  А теперь, актриса,
  Ты сыграй подружку,
  Но не слишком сильной,
  Чтоб была игра.
  Не трудись представить
  Как по нотам чувства,
  Не кажись печальной,
  Просто будь собой.
  Как наденут цепи,
  Так они и рвутся,
  Но, а цепи эти
  Кажутся игрой.
  
   *** *** ***
  
  Я что-то наделал, не знаю
  И что я могу уже знать,
  И чувствуя, что умираю,
  Я умер, чтоб вновь умирать.
  Я нервно терзаюсь улыбкой,
  Милейшей, чистейшей улыбкой.
  Шучу, но не знаю, что дальше,
  И словно дурак я сижу;
  Легко было всё-таки раньше,
  Теперь я себя же сужу.
  И тяжесть крадётся по венам,
  До сердца ползёт наугад,
  И чёрные пятки по стенам;
  Но кто же теперь виноват?
  И волосы, белая кожа,
  Глаза, что на сказку похожи.
  Какая невинная шалость,
  И ангел чистейший. Не мой.
  А сердце уже настрадалось
  И хочет уже на покой.
  
  А, может, я просто не знаю,
  Как нужно играть в этот пляс?,
  Серьёзно всё воспринимаю
  И тешу себя каждый час.
  Но трудно, ведь дикие скалы
  Отрезали чувства вокруг,
  И эти тупые удары
  Грозят одиночеством вдруг.
  И всюду какие-то мысли,
  И всюду немая печаль,
  На уши лапшищи повисли
  У тех, кто нас любит. А жаль...
  Я вижу красивую нежность,
  Я слышу тот голос во сне,
  Я чувствую к этому ревность,
  Не зная ещё, что во мне...
  Но так ведь не может решаться,
  Я дальше плясать не хочу,
  Я чувствую, надо признаться,
  Я чувствую так, но молчу.
  
   *** *** ***
  
  Я пройдусь по нетоптаным тропам,
  Где, искрясь, веселится рассвет,
  Где несётся живое галопом
  В данный Господу ветхий завет.
  Где нет грязи и чуждых сомнений,
  Где живёт, создавая, творец,
  Где у каждого чистого сына
  Есть один настоящий отец.
  
  *** *** ***
  
  Золотые холмы спят на белом ковре,
  А на нежных руках чья-то чистая кровь.
  Мы клянёмся друг другу на смертном одре,
  Что когда-то мы видели мельком любовь...
  Что возможно сейчас обезумить вконец
  И пытаться смеяться на своды веков,
  Добивает и душит проклятый истец,
  Занесённый судьбою в страну дураков.
  
   *** *** ***
  
  Улыбается светлой улыбкой
  И смеётся счастливо в глазах.
  Но не станет ли это ошибкой
  На моих ветвистых путях?
  
   *** *** ***
  
  Ты говоришь, что хочешь спать?
  Ты говоришь, тебе уже пора.
  Но я хочу тебя поцеловать
  И ощутить вкус этот сладкий до утра...
  
   Сталь
  
  Холоднее и черствее...
  Мысли - вдаль и душу - вдаль.
  Выражает муки сталь
  Всех умнее и сильнее.
  
   Предательство
  
  Обовьются колючей лозою
  В дни предательства наши тела.
  И потешатся чистой слезою,
  И осушат надежды до дна...
  На красивом, ленивом закате
  Без убогих, страдающих фраз,
  Соберутся священные братья
  И научат предательству нас.
  
   *** *** ***
  
  Холодеют и бьются сердца,
  Снова всё как всегда повторится,
  И проходят к ногам без конца
  Позабытые, странные лица.
  Принадлежность не нужно искать,
  Мы стоим на ноже горизонта,
  Мы уже разучились летать
  ......... ................ ...........
  
   *** *** ***
  
  Разбитые, страшные сны
  Когтями карябают душу,
  Питаются духом войны
  И рёвом усталых оружий.
  Смотри, как приходит конец
  Твоей непрочитанной сказке,
  Ведёт смерть любовь под венец,
  Держа её милые глазки.
  
   *** *** ***
  
  Легко и весело. Я снова
  Очищен от оков. И вновь,
  И вновь зовет меня дорога
  И в теле разжигает кровь.
  Смотрите все на человека,
  Который избежал оков
  Заклятья нынешнего века
  По имени "Моя любовь".
  Я равнодушен и задумчив,
  Я вновь безумен и хитер,
  Но уязвим, что быстро влюбчив,
  Здесь солнце, радость и позор.
  Никто меня не держит долго,
  Как ни крути, я убегу.
  Приветствую тебя, дорога,
  Та, по которой я иду.
  
   *** *** ***
  
  Я сам в себе переродился
  На милость сумрачных подруг,
  Но через время воскресился -
  Регенерация, мой друг.
  Фонтан любви и боль потери
  Томят осколками сердца,
  С замками подружились двери -
  Не зреть теперь её лица.
  Мгновенно перетёрлись цепи,
  На звёздах есть клеймо богов,
  И освещает солнце степи,
  И я сгореть в огне готов.
  Но как легко теперь томиться,
  И как легко теперь мне жить.
  В себе я снова воскресился,
  Переродился, чтоб любить.
  
   *** *** ***
  
  
  А поверите ли вы
  В мою искреннюю грусть?
  И глаза мои полны
  И слезятся, ну, и пусть.
  Хоть не ведаю границ,
  Хоть не ведаю преград,
  Я смотрю на стаю птиц,
  И я думаю, что рад.
  Как же жить, когда мечта
  Не осветит темноту?
  В этом кается беда
  В своем кровяном поту.
  Я ли должен потерпеть?
  Промолчать, но быть собой?
  Я мечтал, что будет греть
  Сердце мне моей мечтой.
  Да, не верил я в мечту,
  И не верил я в себя,
  Видел только пустоту.
  В чем причина? Может, я?
  Может, это суета?
  Может, это "Все вперед"?
  Но мечта ли это та,
  Что вперёд меня ведёт?
  Я уверен, но она
  Не уверена во мне.
  Уши глушит тишина,
  И душа горит в огне.
  А увидите ли вы
  Всю изменчивость вещей?
  И глаза мои полны
  Целым ящиком гвоздей...
  Я пытаюсь одолеть,
  Я пытаюсь удержать,
  Ну, да разве мне терпеть?
  Ну, да разве мне бежать?
  Нет. А сердце просит грусть,
  Сердцу хочется слезы.
  Молвит счастье: " Я вернусь,
  Только будь собою ты".
  
   *** *** ***
  
  Смотрите, я выпил.
  Смертельно ли это?
  Да, разве таким
  Я могу только врать?
  Смотрите сюда:
  Здесь последствия взрыва,
  А я, как и все, не хочу умирать.
  Но больно ведь, больно...
  И рваные речи,
  И эти глаза,
  Ох, уж эти глаза!
  Смотрите, я выпил,
  Теплею, жду встречи,
  И тихо крадется
  По сердцу гроза...
  
   Обо всем
  
  Теорема вечных споров
  И страдание для птицы.
  Кровь от жизненных уколов
  И зимы холодной спицы.
  Свет искры, глаза, как ветер;
  Всюду храмы, что за вера?
  Замыкается конвейер
  В землю шпагой по колено.
  Видно чудо и полеты,
  Видно смех змеи прозрачной,
  Но не видно в небе звезды
  И покорности удачной.
  Все живое бесконечно,
  Где-то души воскресают.
  Жизнь течет рекою вечной,
  В сердце горе прорастает.
  Сны удачные, как правда,
  Руки, спящие как ножны,
  Кроме кулака и зада,
  Варианты невозможны.
  Числа, странные, как что-то,
  Что-то, странное, как числа,
  В странных мыслях идиота
  Ангел тихо поселился.
  Почему кидают в спину
  Головы слепых скитальцев?
  Видно чью-то гильотину,
  Но не видно тех мерзавцев.
  Плачьте, плачьте, плачьте, плачьте...
  Жгите сердце для блаженства.
  Глубиной себя пугайте
  И удачей совершенства.
  
  
   *** *** ***
  
  Ты чувствуешь глупость?!
  Она пахнет ядом,
  Прокуренным ядом,
  Хмельною золой...
  А разве не глупость,
  Что нет тебя рядом -
  Единственной правды
  Над вшивой мечтой?
  И клясться не надо,
  Что это былое,
  Что это случилось,
  Что это вот так.
  Прошло, это правда.
  Случится любое.
  Улыбка сведёт суету на пустяк.
  В меня ткнули пальцем,
  Сказали "убийца..."
  Да, что вы за люди?
  В чем я виноват?
  Я просто хочу своей жизни напиться,
  А глупость всё лезет
  В мозги сквозь халат.
  Быть может, не столько талантливо имя,
  Быть может, и правда - лукавая ложь;
  Но сердце от этого холода стынет,
  И где теперь сердце никак не поймешь...
  А в зеркале кто-то,
  Кривляется кто-то,
  Смеётся игриво:
  Мол, так оно так.
  Терзает меня тот синдром идиота,
  Который с похмелья зовётся "дурак".
  
   *** *** ***
  
  Дунул ветер, солнце встало,
  Мы поднялись и танцуем,
  Малодушия так мало,
  Мы смеёмся, балагурим...
  А вчера, как камень с неба,
  Передрались все за рубль
  Без сомнения и гнева,
  Выбивая чьи-то зубы.
  Передрались - эко дело,
  Потанцуем под гармошку,
  Песни, песни под окошком
  Запеваем, люди, смело.
  Если надо, если нужно,
  Мы щадить себя не станем,
  Затанцуем танец дружно,
  Как весною громом грянем.
  
   *** *** ***
  
  Край, за которым приходит усталость -
  Перенасыщенность.
  C нами душою и верой осталась
  Злая действительность.
  Смотрит в зеркальное постоянство
  Поколение.
  Дразнят друг дружку за пьянство
  Озарением.
  
   *** *** ***
  
  Я чёртов сраный алкаш,
  Тыща голов под плаху.
  На печени вылился стаж,
  Душа забилась в рубаху.
  И сталь закалилась, и сны,
  И новые, новые стены...
  От этих грехов сатаны,
  Всё рвутся набухшие вены...
  А кто здесь не терпит иных?
  Все. Правда. А я в это верю.
  И пиком стоит пьяный псих:
  Могу, я ведь это умею!
  Как тонет окурок в луже,
  Я правду скажу, не скупясь:
  Никто никому не нужен,
  Если не видится связь.
  На все предложения спросом,
  Мы выявим медный язык.
  Не будем сидеть над вопросом.
  Так нужно, так каждый привык.
  
   *** *** ***
  
  Между сонными свечами
  Правда горькая течёт,
  И жестокими речами
  Побеждается народ.
  Солнце в сердце, звёзды в доме
  И Луна горит в углу -
  Всё это похоже боле
  На свободную тюрьму.
  Детки, детки, что ж вы, детки,
  Не узнаете ключей,
  Вы живете птицей в клетке
  Среди радужных речей.
  
   Тополь
  
  Тополь, ты чего добился
  За свой тополиный путь?
  Ты стоишь, не обломился,
  Широко расправив грудь.
  Тополь, тополь, расскажи мне,
  Кто был на твоих ветвях,
  Кто пытался тебя жадно
  Победить на топорах.
  Тополь, тополь, лёгкий ветер
  Тебе душу обовьёт
  И твоих родимых деток
  В землю зёрнами забьёт.
  
   *** *** ***
  
  Не найти мне теперь лучше повод,
  Чем какие-то вечные "за".
  Лезу слепо в запущенный омут,
  Не надеясь уже на глаза.
  Но какие-то серые льдины,
  Проплывая, щекочут меня.
  Льдом царапаю дно середины,
  А руками хватаю края...
  
   *** *** ***
  
  С намёка - вид, звезды решенье,
  И небо плачет под венцом.
  На смех быкам и на прощенье
  Ногой в огонь и в грязь лицом.
  И треснет в облаке пустое.
  Польётся заповедный свет.
  Один вопрос: да, кто я, что я?
  Один - вопрос, второй - ответ...
  
   *** *** ***
  
  Любой приём немеет перед этим,
  Немеет также проклятая плоть,
  Смеются разом взрослые и дети
  Над тем, что никому не побороть.
  И рваная улыбка дышит ядом
  Над вечным спросом огненной любви.
  Но снова что-то, что-то где-то рядом...
  И это что-то целиком в крови.
  Судьба-чертовка крутит свои блуды,
  И не понять уже, быть может, это я?
  А люди мерят нравы от Иуды,
  Не крестятся, из церкви выходя.
  Но вот, когда беда прибьёт гвоздями:
  "О, Господи! Спаси и сохрани!"
  Чернеет совесть плавно над веками
  И скоро вовсе спрячется в тени.
  Роднее нужно, ближе нужно к сути.
  А то, как фарш по строкам, - трудная стезя.
  И выбирая соль из этой мути,
  Я первым делом выберу себя.
  Спасайте веру, нищие - копейку,
  Из святых тел уже дымятся шашлыки.
  Поправит важно дядя телогрейку,
  Который власть по жизни колит на штыки.
  
   В трико
  
  Один вопрос: "Как дальше жить?"
  Себе признаться нужно честно:
  В трико не следует блудить
  И лбом на пули - бесполезно.
  Работа - дом, работа - дом,
  А на заборе грыжа лезет,
  Как есть, все мысли об одном.
  И сон то бредит, то ли грезит.
  А счастье - ветхий, чуткий миг.
  А счастье - это дуновенье.
  Дай бог, чтоб каждый чуть постиг
  Своё счастливое мгновенье.
  
   Своя голова
  
  Кто тебе поверит,
  Что не ты виновник,
  Что сосед курящий
  В этом виноват.
  Бегает упрямо
  Малый беспризорник,
  У жены, как окна,
  Дырявится халат.
  Мол, тебя поили,
  Не силком, а дружбой.
  Мол, курили рядом,
  Так и ты курил.
  А сосед довольный
  Тянется за кружкой:
  Надо пить, любезный,
  Из последних сил.
  Нужно верить в чудо:
  Чудо утешает.
  Вот смотри, не чудо?
  Раз - и нет её.
  Чудеса сплошные
  Кружку наполняют,
  А на самом деле -
  Каждому своё.
  
   *** *** ***
  
  Одиночество сближает,
  Одиночество одно,
  Одиночество внушает
  Выход там, где суждено.
  Ну, а если нет - увольте,
  Верен вере и себе,
  Мимо пропустить извольте,
  Словно сечкой по щеке.
  
   *** *** ***
  
  Прохладный ветер в окно задувает,
  И солнце медленно катится вниз.
  Одно тревожит, другое мешает,
  Но знает сердце, что будет сюрприз.
  Он, может, станется чудною девой.
  А может, и вовсе не тем и не тем...
  Прекрасно не знаться с проблемой,
  Но зная, как много проблем.
  
   *** *** ***
  
  Где несёт в кювет лихая,
  Отыщу спокойный брод,
  Всем грехам не потакая,
  Знаю это наперёд.
  Не размениваю чувства,
  Здесь оно - оно одно.
  Там, где холодно и пусто
  Мне там быть не суждено.
  
   Две стороны медали
  
  Как две стороны медали:
  Живём, будем жить и жили.
  С одной стороны - продали,
  С другой стороны - купили.
  Кругом нищета и похоть,
  Осталось, что пьяного чёсу.
  Сильнее рычит жестокость
  И бьет кулаком по носу.
  И пьяный, отравленный голос
  Твердит: "Всё не так и не эдак".
  Седеет сединами волос,
  И ближе становится предок.
  "У них-то, конечно, лучше,
  У них-то, конечно, чище" -
  Травят порой свои души,
  Недоумевая, нищие.
  Смотря на рубаху красивую,
  Машину, жену ненаглядную,
  Думают в пору дождливую:
  Это всё с неба - в парадную.
  Как две стороны медали:
  Живем, будем жить и жили.
  С одной стороны - мечтали,
  С другой - взяли и воплотили.
  Но не от хорошей жизни
  В машине живот с гастритом:
  Можно подумать, что хочешь,
  Спьяну, с ободранным видом.
  Это - бессонные ночи,
  Это - мученье и голод,
  Это - горящие очи:
  С пустым животом и в холод.
  Неважно, какая страница
  Тебя на тот свет уведёт.
  И рулит не тот, кто ведётся,
  А кто, безусловно, ведёт.
  Как две стороны медали:
  Мы жили, живём и будем!
  С одной стороны - ударим,
  С другой - всей душой полюбим.
  
   *** *** ***
  
  Нелегко признаваться в ошибках,
  Легче их на пути совершать,
  Больше грусти в парадных улыбках,
  И не дать из неё и не взять.
  В сердце грузом забилась тревога
  И рисует тебя глупый сон,
  Вольный хлеб и кривая дорога
  И за новым ждёт новый перрон.
  Нет, конечно, я в жизнь не забуду
  Всё, что было со мной и тобой,
  Я тобой восхищался, как чудом,
  Точно ангел была неземной.
  Может, грубо, но как же иначе?
  Может, глупо, но больше - никак.
  И мозги получил я на сдачу,
  Но теперь это только пустяк.
  Рано начали вешать оковы,
  Не осознанно было, пойми.
  Нужно больше встречаться с любовью,
  Чтоб чуть-чуть разбираться в любви.
  
   *** *** ***
  
  Цепочка протянута в дальние дали,
  В те дали, в которых ржавеет закат.
  Друг друга мы в этой дали предавали,
  Себя уверяя: другой виноват.
  Себе находя миллион оправданий:
  И то, вдруг, не так, да, и это - не то.
  А сколько с тобой пережили страданий
  И спрятались оба в карманы пальто.
  Сидим, как конфеты, по разным карманам,
  И вроде бы вместе, а вроде и нет.
  Сердца запирая свои по чуланам,
  А, помнишь, когда-то мы видели свет.
  
  *** *** ***
  
  Я не стану лгать,
  Я не буду жить,
  Не могу дышать,
  Но могу любить.
  Разлетись в куски
  Сердце жаркое...
  
  
   *** *** ***
  
  "Почему ты такая грустная,
  Почему на щеке слеза?"
  "Потому, что со всеми чувствами
  Затянулась в узел лоза".
  "Ты не плачь". "Я не буду более
  Или менее слез своих лить
  И любовь с обжигающей болью
  Постараюсь навек забыть".
  "Мы друзья?" "Обещаю стараться,
  Но уйдет ведь немало труда,
  Чтобы просто друзьями остаться,
  Ведь друзья - то уже навсегда".
  "Я жалею о том решении,
  И виню и кляну себя.
  Никогда мне не будет прощенья -
  Не прощают уже, не любя.
  Может быть, мы сойдёмся?" "Не надо,
  Сыпать в рану хвалёную соль,
  Ведь лоза даст плоды винограда
  И забудется прежняя боль".
  
   *** *** ***
  
  Мне снится дорога, пустая дорога,
  Дорога, которой тебя провожал.
  И время так мало, а мыслей так много,
  И в сердце на угли сгорает пожар.
  Ночной небосвод тихо шепчет подсказки,
  Молчу и хихикаю, что говорить?
  Ты словно сошла из неведомой сказки,
  Как добрая фея, влюблять и любить.
  Но время холодной волной накатило,
  И много моментов открыло волной.
  Волна - это жгучая тайная сила,
  Которая после приводит прибой.
  
  
  
   *** *** ***
  
  Не ломаю стены
  В ожидании встречи,
  Все мои проблемы
  Унеслись далече.
  Там, где соль морская
  Стягивает кожу,
  До сих пор родная
  И на сон похожа.
   *** *** ***
  
  Любимая сказка,
  Прекрасная фея,
  Я должен уйти,
  И я просто уйду.
  Какие страданья,
  Какая потеря,
  Ведь шея сама
  Уже лезет в петлю.
  В глазах пролетают
  Немые картинки,
  И медленно джинсы касаются дна.
  Разбиты судьбою на две половинки,
  А, помнишь, когда-то мы были - одна.
  
  2011 - 2012
  
   *** *** ***
  
  На солнце любуюсь, любуюсь закатом.
  Ты - Солнце моё, словно нежный цветок.
  Хочу находиться всегда с тобой рядом
  И сыпаться в чувствах, как в море песок.
  И нежная кожа, и милые очи;
  Но я был не прав... Может, просто, я мёртв?
  Хочу до тебя прикоснуться я очень
  И снова ожить, я на это готов.
  Исправь меня, солнце, я просто болею,
  И тише лучи по забытым степям.
  Тебя я утешу, тебя я согрею,
  Тебя никому никогда не отдам.
  
   *** *** ***
  
  Почему же на сердце тоска?
  Нет разлуки, но сердце болеет,
  И от дум сразу враз холодеют
  И мозги, и лицо, и рука.
  Чем же вызвана эта тоска?
  Ничего "ничего" породило,
  "Ничего" - это тайная сила,
  Что, как пуля, летит у виска.
  Сны редеют, сбиваются в ряд,
  Сто картин разбиваю на грани,
  Улыбнись, поцелуй меня, Таня,
  Вот тогда только буду я рад!
  
   *** *** ***
  
  Надень своё лучшее платье,
  Скажи, что ты вечно моя;
  Слова словно вторят проклятью,
  А в голосе пламя огня.
  Тобою я просто любуюсь,
  Тобою любуюсь, любя.
  Я очень и очень ревную,
  Я очень ревную тебя.
  
   *** *** ***
  
  Нет тебя. На сердце грустно,
  Одиноко без тебя.
  И горят в агонии чувства
  Всё сильней день ото дня.
  Я хочу скорей проснуться
  И тебя увидеть вновь,
  К тебе нежно прикоснуться,
  Лишь к тебе - моя любовь.
  
   *** *** ***
  
  За твою любовь
  Жизнь свою отдал,
  Я мечтаю жить,
  Но вся жизнь в тебе.
  Закипает кровь,
  Я пропал, пропал:
  Обречён любить,
  Мне гореть в огне...
  За твою любовь,
  За твои глаза
  Душу я свою
  Продал сатане.
  Воскресаю вновь,
  И гремит гроза.
  Я тебя люблю,
  Мне гореть в огне...
  За свою любовь
  Я готов страдать,
  Я ни жив - ни мертв,
  Значит, быть беде.
  За свою любовь
  Буду умирать.
  Я тебя люблю.
  Мне гореть в огне...
  
   Так грустно
  
  Сейчас так грустно. Я верю в правду.
  И снова солнце, холодный ветер.
  Судьба мне тихо твердит утрату:
  Когда-то жил, теперь люблю...
  А правда эта нужна ли сердцу?
  Да разве чувства измерит метр!?
  Твой холод слов - вот это правда,
  А я замёрзну и умру.
  Хрустальный ворон клюёт сознанье
  И ставит сердце в недоуменье.
  А что мне делать за двести тридцать?
  В душе я плачу, богов молю.
  Но верю также, что я увижу,
  Тебя увижу - "небес свеченье",
  Коснусь губами тебя любимой,
  Скажу на ушко: "Тебя люблю".
  
   *** *** ***
  
  Столько слов, идущих мимо,
  Столько чувств во мне живёт,
  Я хотел сказать красиво,
  Но скажу, как идиот...
  Жизнь во мне неодолима,
  Ты во мне уже живёшь,
  Не проходит чувство мимо,
  Я не лгу, и ты не лжёшь...
  Столько фраз сказать пытался,
  Голова идёт кругом.
  И, в итоге, оказался
  Пред тобою я глупцом.
  Я тебя люблю, но что-то
  Хочет этому мешать
  Не понятно идиоту,
  Разве может он понять?
  Может, он боится? Может,
  Он замкнулся... . .............
  . . . . . . . ..............................
  . . . . . . ..............................
  
   *** *** ***
  
  Ничего не делай - ничего не будет,
  Истина в две стороны.
  Всё, что есть, кто-то помнит, а кто-то забудет,
  Но такое в душе сохрани.
  Я в заводе на доску почёта залез,
  Выше лишь потолок,
  В день три нормы валю я, как лес.
  Я бы больше валил, если б мог.
  И горжусь я собой и работой своей,
  Но вчера приключилась беда...
  
   *** *** ***
  
  Я слишком сильно разогнался,
  Не потерять бы головы.
  В капкан мой серый волк попался,
  Без денег, пищи и судьбы.
  А сердце ёкнуло тихонько,
  Ведь он похож, и как же быть?
  Но не готов я отпустить,
  И не жалею я нисколько.
  Никто не должен пожалеть
  Того, с кем в жизни нужно драться,
  Ему придется умереть,
  Чтобы тебе живым остаться.
  А если нет, тогда пляшите,
  Без пищи, денег и судьбы,
  Своих вы по миру ищите,
  Вы, как они, без головы.
  
   *** *** ***
  
  Послушайте все. Мы же честные люди,
  Кого ни возьми - и порядок и толк.
  Но воют один за другим. Правосудье:
  И был человек, а становится волк.
  И где же она, семитяжная правда?
  Не выстрадал в жизни ещё я такой:
  Ни дерева с домом, ни правды, а надо.
  Тогда и пойду я уже на покой,
  Тогда и увижу, что было, что будет,
  Тогда и пойму, что за этой волной.
  Народы, великие умы бунтуют
  На каждого волка собраться войной.
  И дело не в том, что за каждого волка
  Положено риса немного и чай,
  ..............................................
  .............................................
  
   *** *** ***
  
  Всё в этом мире верно.
  Каждый на своём стуле
  Сидит и огромной вселенной
  Крутит в сердцах дули.
  С самого раннего утра
  Зёрнышко ищет яму,
  Но, как всегда, почему-то
  Фортуна в этом упряма.
  Накинется тело в угол,
  "Занято" рыкнут грозно,
  Там целое иго пугол
  Сушат феном вёсла.
  Нет, не туда подался,
  Чувство тревожное, что ли;
  Наверное, обожрался
  Последним х....м без соли.
  А где-то течёт иное
  Вино и красивые мысли,
  И в этом прекрасном застое
  Горсточки зёрен зависли.
  Растут себе в шоколаде,
  Прячутся в пышные груди,
  Кто здесь сказал о стаде?
  Они называются люди.
  И каждый имеет по стулу,
  Свои дрова и гвозди...
  ...........................................
  ............................................
  
   *** *** ***
  
  Такие игры давно не в моде,
  Такая слабость уйдёт на нет,
  И всё, что держит на свободе,
  Такой святой и голый бред.
  А если так, чему же статься?
  Скрипит в душе сухая дверь,
  Быть может, проще просто сдаться,
  Потерей кончив без потерь?
  А что за вид за той горою,
  Которой будет тридцать лет?
  Так просто между ней и мною
  За иву спрятался ответ.
  
   *** *** ***
  
  Когда отгорает лето,
  Когда затихают птицы,
  Тянусь я за кружкой слепо,
  Желая опохмелиться.
  И в этом движении томном,
  Отточенном, точно пуля,
  Я думаю очень о многом,
  Я думаю так: ну и хули?!
  И хули, если всплывает
  Картина непонимания.
  Всплывает. Но решает
  Картины моё сознание.
  Всплывает стихийное бедствие,
  Что вихрем уносит души.
  Но всё это как-то посредственно
  В глине морозной стужи.
  
   *** *** ***
  
  Я плясать не стану,
  Под такую дудку,
  Надудитесь сами
  Думы мраковой,
  А потом серьёзно
  Принимая шутку,
  Дайте со всей силы
  В камень головой.
  Да, признаться надо,
  Бьюсь и я порою,
  Но потом противно,
  Но потом опять
  Начинаю дружбу
  С этой головою
  И весь дым ужасный
  Снова выгонять.
  Я не стану плакать
  Под такую скрипку:
  Пьяная разруха,
  Мысли снова в круг.
  Исправляясь, нужно
  Исправлять ошибку,
  А больную печень
  Записать в недуг.
  Да, признаться надо,
  Под неё, родную,
  С треснутым успехом
  Ночи коротал,
  Но потом, проснувшись,
  Делал отказную
  И с утра, ей богу,
  Я не выпивал.
  Жизнь тяжёлой ношей
  Давит всем на шеи,
  Всякий потихоньку
  Держит эту кладь.
  Главная ошибка -
  Пьяное решенье,
  От того не может
  Ноша полегчать.
  
   *** *** ***
  
  И утро как будто настало,
  И солнышко в небе взошло,
  Но, чувствую, что-то пропало,
  Но, чувствую, что-то ушло.
  Не знаю, не знал и не буду,
  Как с этим мириться в душе,
  Я только надеюсь на чудо.
  Но так не бывает вообще.
  
   *** *** ***
  
  Не взрастить мне цветок без семени
  И не спеть мне песни без слов,
  Каждый день, убегая от племени,
  Я ищу свою жизнь без оков.
  И колеблются стаи сонные,
  И летят, попадая в цель,
  Выбивая стёкла оконные,
  Сердце лезет в разбитую щель.
  Всё плывёт на одном дыхании,
  Всё скрипит, но как есть плывёт,
  Помню раннее, мысли ранние
  С любопытством смотрели вперёд.
  А теперь они прошлым любуются,
  Хорошо там, где нет ничего;
  Там на улице капли целуются
  С постарелым большим сапогом,
  Там на улице время не ценится,
  Там и жизнь не в большой цене,
  И живое там кастами делится,
  Но а голову рубят на пне.
  И никто никогда без прошлого
  В настоящем не станет жить,
  И никто никогда без пошлого
  Встречный пол не сумеет любить.
  Кто-то свистнет, а кто-то признается,
  Я признаюсь, я врать не могу:
  Всё по кругу, спираль повторяется,
  Враг приходит мириться к врагу.
  Каждый день в ожиданье чудесного,
  Скучно стало чудесно скучать.
  Не найти на полу интересного,
  А упав, нет желанья вставать.
  Не взрастить нам цветок без семени
  И не спеть нам песни без слов,
  В этом мирном спокойном времени,
  В этом мире свободных оков.
  
   *** *** ***
  
  Не хотят, а надо -
  Вот оно, как есть.
  Тут же и награда,
  Тут же слава, честь,
  Тут же грустный голос
  Тихо прозвучал,
  Оборвался волос
  И мертвец упал.
  Странное явленье -
  Не уметь ценить.
  Гложут ум сомненья:
  Как же дальше жить?
  Я не верю клятвам,
  Не клянусь и сам,
  Только мат с проклятьем
  Пляшет по устам.
  
   *** *** ***
  
  Условные цепи опутали тело
  И высится грозно колючий забор,
  А нужно ли это военное дело?
  Ведь все понимают - какой это вздор.
  И все как один надевают защиту,
  И все по возможности пробуют кнут;
  Мозги разлагаются, сердце разбито,
  А ноги шагают, а губы поют.
  И слабый не станет в процессе сильнее,
  Он просто накопит в душе негатив;
  А время придёт, и придут молодые -
  Вот здесь и попробуют свой креатив.
  За каждым почти круговая порука,
  За каждым направлены ухо и глаз;
  Такая зелёная, нудная скука
  Съедает из жизни твоей каждый час.
  
   *** *** ***
  
  За этой невидимой дверью
  Я чувствую цвет твоей кожи,
  Я чувствую это и верю,
  Но вера с отчаяньем схожа.
  Я вижу тепло твоих пальцев,
  Что вмиг воскресят моё сердце.
  Как много на свете скитальцев
  Таких же, желающих греться.
  Я знаю всю глупость иллюзий,
  Душа моя словно побита,
  Хоть эта война без оружий,
  Но тело на части разбито.
  Но так же я знаю - мы вместе,
  И как бы судьба не петляла,
  В любой миг в положенном месте
  Мы можем начать всё сначала.
  
   *** *** ***
  
  Как слепые видят ушами,
  Люби меня ушами, как сердцем своим.
  Ничто не властно над нами,
  Когда окрылённые чувством летим.
  
   *** *** ***
  
  Кружатся мысли мои в хороводе,
  Снова тот образ, как в сердце ножом,
  Я оклемаюсь, но только потом,
  Я оклемаюсь, но только в итоге.
  Падают звёзды, роняя свой свет,
  Нежатся ласково львы голубые,
  Может кому-то и кажутся злые,
  Но вы посмотрите на их глупый цвет.
  
   *** *** ***
  
  И губы в кровь, но это мало,
  И руки в кровь, но это мало.
  Как гвоздь ржавеет под дождём,
   Я по тебе томиться стану.
  А всё имеет ко всему
  Первоначальное начало.
  Ножом по сердцу рву по швам,
  Незарастающую рану.
  Вот так во мне немеет сталь,
  Вот так пароли нынче вскрыты,
  А мне совсем себя не жаль,
  Мой взгляд, как прежде, смотрит вдаль,
  А мысли все тобой забиты.
  И взгляд руки коснётся нежно,
  Проснутся спящие глаза;
  Но это просто лёгкий ветер,
  Но это просто лишь мечты.
  Того, что было, не воротишь,
  Гремит печальная гроза,
  И лишь во сне проступят смутно
  Твои милейшие черты.
  
  *** *** ***
  
  Когда другой откроет рот,
  Я отвернусь с гримасой,
  А любопытство своё берёт
  Своею бестельной массой.
  И прячутся бесы в сознании тихо,
  И крестятся, притворяясь.
  Я пискну медведем в угрюмое лихо,
  Не готовясь и не стараясь.
  И каждый мой день в ожидании,
  Мучением сердце топит,
  Хватит стопроцентного внимания
  На этот метеорит.
   Кострами небес или спичкой
  Кипятится густая кровь,
  А то, что считал привычкой,
  Оказалось, и есть любовь.
  
   *** *** ***
  
  Кто-то гранитом строки выгранивает,
  Кто-то гвоздями к месту прибит,
  А мой стих ласкает и успокаивает,
  И нежной рукою к себе манит.
  
   *** *** ***
  
  Непонятное состояние тела:
  Сонливость, грусть,
  Не до чего нет дела,
  Не любит - пусть.
  А пчёлка летом из сна вылетает,
  Оставив сон,
  И зимой, бывает, тает
  На снегу патрон.
  Я кричу: " Мне безразличны
  Чувства, любовь!"
  Но за это я, как обычно,
  Наказан вновь...
  
   *** *** ***
  
  Вроде, становится ясно
  Кто от чего бежал,
  Играть в ту игру опасно,
  В которую я играл.
  От всех этих недоумений
  В мозгу оживёт магнит,
  От всех этих голых трений
  Моя голова болит.
  
   *** *** ***
  
  Я мыслил ударить сильнее,
  Так же сильно, как ты.
  Не показываю, но млею
  И вяну, как в вазе цветы.
  Но, это такая радость -
  Видеть тебя, целовать...
  Перед сном сегодня осталось
  Без тебя страдать.
  Я не знал и не думал даже,
  Не предвидел и не гадал,
  Но на этой слепой продаже
  Тебе сердце своё отдал.
  За твою улыбку милую,
  За твои глаза и склад,
  За тебя, такую сильную
  Умереть и воскреснуть рад.
  Я читаю стихи сердечные,
  Я сегодня сплю без сна,
  Эти путы настолько вечные,
  Насколько светит сейчас Луна.
  Не сбежать и не спрятаться в иле,
  Не взлететь, оседлав юлу,
  В этом хаосе я живу в мире,
  Но я принял твою игру.
  А когда ты отпросишься снова
  Из семейных, колючих сетей,
  Позовёт нас прямая дорога,
  Я с тобою пойду по ней.
  
   *** *** ***
  
  Вторник. Проснулся раньше, чем можно было.
  Разбудили, потом не уснёшь.
  Вчера в плоть чужую уходила сила
  Плавно, как по венам нож.
  Смешно наблюдать двух усатых жуков,
  Идущих не по средствам смело,
  А если приструнить, мой коробок готов,
  Накажется обожратое тело.
  Но сила не только, как наказанье,
  Расходовалась вчера мною -
  Я прошлому уделял внимание
  Настоящей порою.
  
   *** *** ***
  
  Лёгким, изящным шагом
  Топчутся чувства и мысли.
  Льются слова водопадом,
  Мозги в коробке прокисли.
  
   *** *** ***
  
  Каждый ищет себе выход,
  Но для всех итог один.
  
   *** *** ***
  
  Вот скворечник - это дом.
  Это дом, где терпят гостя.
  Я в таком же был рождён
  Очень умно, очень просто.
  "Полетели на Луну?!"
  Протестую! Не согласен!
  Люблю Родину свою,
  А ваш млечный путь.
  Не ясен.
  Крылья, клювы - это да,
  Вам их дали к холокосту.
  Оседлаю верблюда
  Очень умно, очень просто.
  Тише едешь - дальше быть;
  Истина, её глаголю,
  Никого не переспорю,
  Споря, не хочу я жить.
  Этот мир плюёт верёвкой:
  На, милейший, привяжись,
  С красивейшей шалашовкой
  Ты возьми и подружись.
  Не бывать тому, не станет
  Это всё в такой макар.
  Гром небесный сильно грянет.
  А кто выдержит удар,
  Тот на правду не скупится,
  Тот в душе прибавит росту,
  Со всем миром он простится
  Очень умно, очень просто.
  
   *** *** ***
  
  Пойдём-ка с тобой погуляем
  По девственно-юным местам,
  Пойдём между адом и раем,
  По рекам пойдём, по горам;
  И в этой прогулке запомним,
  Что видели мы на пути,
  Большие, могучие кони
  Нас будут обратно вести.
  
   *** *** ***
  
  Последняя капля, хватит кривляться,
  Хватит давить этот смех из себя.
  Нужно ожить, нужно снова влюбляться,
  Ведь невозможно уже, не любя.
  Скоро остынется, скоро забудется,
  Мысли, как пчёлы, жужжат в голове,
  Все цели достигнутся, желания сбудутся,
  И высохнет кровь на зелёной траве.
  
   *** *** ***
  
  Как всегда, записали всё в строчку,
  "Помогите..." А может не надо!
  Не нужна ли здоровая почка?
  Продаю вместе с лёгкими к ряду.
  Ну, а в этом ряду огроменном,
  Можно много найти шоколаду;
  Почка с лёгкими, несомненно -
  Никому это даром не надо.
  
   *** *** ***
  
  Я однажды спросил полумесяц:
   - "Почему ты такой молодой?"
  - "Потому, что меня половина,
  Ты не видел моей второй."
  
   Езда
  
  Оседлаем мы лошадку
  И поедем с ветерком,
  На дороге тихо, гладко,
  Всё легко, скачу верхом.
  Но, доехав до финала
  Лошадь стала уставать,
  Надо лошадь поменять
  Из дорожного устава.
  Вот получше, заберусь
  И поеду тихо, гладко,
  Даже и не обернусь,
  Глянуть робко на лошадку.
  Много с нею мы прошли,
  Были в радости и в горе,
  Но слова печали вторя:
  "С нею нам не по пути".
  Так и едет потребитель
  И меняет лошадей,
  Только лошади, уставши,
  Так похожи на людей.
  
   *** *** ***
  
  Многие гибнут в страдании,
  Желая до смерти страдать.
  Страдать заставляет желание
  И так же потом умирать.
  Но всё платонически ясно,
  Когда прогремела гроза,
  Оказывается, ты прекрасна:
  И губы, и стан, и глаза.
  Но что-то так мерзко хохочет -
  Гордыня. Я сделал прыжок,
  Гордыня клыки свои точит
  ......................................
  
   *** *** ***
  
  Нет, мы с тобою не те,
  Кто может казаться брошенным,
  Словно бы в пиджаке
  С карманами кем-то поношенным.
  И мы ведь не будем плакать,
  Скучая, крича наизнанку,
  Вставая, бежать спозаранку
  К рассвету кого-то встречать.
  Осёкся. Не буду более.
  Но как же теперь временить?
  И всей своей внутренней болью
  Я продолжаю пить.
  На точки хвосты нацелятся;
  Я счастлив - бесхвостый я.
  И все аполлоны целятся,
  Заранее не любя.
  Но кто-то скрипит ботинками
  И, крадучись, терпит крах.
  Не быть нам с тобою картинками,
  Я знаю про это, я прав.
  
   *** *** ***
  
  Я всегда хотел,
  Чтобы после смерти
  Меня забыли
  В этом море пресности.
  Так слушайте, люди!
  Взрослые и дети,
  Себе я
  Не ищу известности.
  Конечно, можно привлечь внимание
  Затяжным прыжком с крыши,
  Посеять в душах непонимание:
  Зачем он взял и весь вышел?
  Но дальше, страшнее и гуще события,
  Начнут закипать небылицы с былинами,
  Так слушайте все, повторяю: себе я
  Не ищу гроба с белыми перинами.
  Когда смеёшься,
  Видишь, чувствуешь,
  Весело играть на этой скрипочке,
  Себе везде во всём сопутствуешь
  И остаёшься точкою в строке.
  Но когда серьёзность входит тихо,
  Когда вот так не поиграешь,
  В мозг забирается неразбериха
  И ты как снег апрельский таешь.
  
   *** *** ***
  
  Оставьте мою загнившую душу,
  Оставьте слова сожаленья себе,
  Ведь даже в морозную зимнюю стужу
  Я чувствую адское пламя во мне.
  Бутылка вина и баян подзаборный,
  Неравная драка в глухом уголке,
  И тлеет мой потенциал огромный
  В окурка кривого немом угольке.
  А как начиналось, а как это было...
  Сквозь тьму очертания смутно видны.
  Ума уже нету, и сердце забыло,
  Но только никак не забыть мне вины.
  И звёздочка яркая, яркая очень,
  Взялась за меня душу мне освещать,
  Мне днём нет покоя и нету мне ночью,
  А ноги уже разучились гулять.
  Но руки ведь в саже. Глаза уже слепнут,
  Но звёздочка всё продолжает светить;
  Вот так и погиб, обречённый погибнуть,
  А звёздочка всё продолжает любить.
  
   *** *** ***
  
  Почти каждый в детстве мечтал
  Стать космонавтом известным
  И личностью интересной,
  А не умереть за металл.
  В душе, в самом тихом местечке,
  Таится вот эта мечта,
  Но как не крути, из уздечки
  Не выбраться никогда.
  И каждому нужно хоть каплю,
  Секундную дозу радости,
  В хорошем, а может, в гадости,
  Забыть на мгновенье стезю.
  
   *** *** ***
  
  Кто-то считает считалку,
  Кто-то смеётся над счётом,
  Мне загадали загадку.
  Откашлял, не будь идиотом.
  Если хочу быть уверен,
  Поверю я только в неправду,
  Мир в этом мире потерян,
  Но разве кто понял утрату?
  И в каждом глухом переулке
  Падают зёрнышек шкуры,
  Смеются немытые дуры
  На этой бл......кой прогулке.
  Я чувствую где-то родное,
  Такое руками не схватишь,
  Такое размером в иголку,
  Но смыслом во весь этот свет;
  И всю глубину своей мысли
  Разбросишь, погубишь, раздаришь;
  Как не было раньше живого
  И так до сих пор его нет.
  
   *** *** ***
  
  Я не стану обманывать более,
  Ни к чему мне теперь обещания.
  И во всей этой скверной истории
  Раздаются немые прощания.
  Разлетаются в стороны облаки,
  Дым ковровой дорожкою стелется,
  И глядят бессердечные отроки,
  Как меня поднимает метелица.
  В этом месте не многое сбудется,
  Никогда не сбывалось и ранее,
  То, что было надуто, то сдуется,
  И посыплются прахом старания.
  Перекинутся силы упрёками:
  "Да за что нам такое страдание,
  Прозябать за стальными решётками?
  Будто кто-то накликал изгнание."
  Если в жизни ни разу не встретится
  Светлоглазая, словно заря,
  Большегрудая, нежная девица,
  Значит, прожил на свете ты зря.
  
   *** *** ***
  
  Ты хочешь услышать мой взгляд,
  Но я ничего не вижу,
  И тысячу раз подряд
  Себя я за то ненавижу.
  Смеётся флагами ветер,
  Играет на сточных трубах,
  Работает тихо конвеер
  На бедных и нищих судьбах.
  Повесился сильный на слабом,
  Болтает игриво ножками,
  А мамы смотрят за чадом
  И тешат его поварёшками.
  И разве за эти прелести
  Я снова возьмусь за старое?
  Грызут мою совесть челюсти,
  А совесть совсем отсталая.
  
   *** *** ***
  
  Не нужно последнего слова,
  Воткнутого в серые льды,
  И если жар-птица готова,
  Не медли, а просто лети.
  И тут же обыденность гложет,
  Рутина плюётся взахлёб,
  Никто мне теперь не поможет,
  И вряд ли теперь кто спасёт.
  Ну ладно, ведь это не повод
  Повеситься, вешая нос.
  Согреет меня дикий холод
  И лютый бодрящий мороз.
  
   Моя смерь
  
  Я не могу быть одиноким,
  Я не могу в безумстве спать,
  Я не могу быть одиноким,
  Я не могу им быть опять...
  Смотрите, смейтесь над уставшим,
  Гнетите, утешайте нрав.
  Умру один, умру отставшим
  И буду в этом только прав.
  Боитесь смерти? Я боюсь.
  Никак нельзя тут не бояться,
  Но я за жизнь с судьбой дерусь,
  И жив пока, я буду драться.
  Скажите всем, что все умрут,
  Что все сгорят, что все утонут,
  И пусть живут, пока живут,
  А не в надежде малой стонут.
  Пускай не бог, пускай не свят,
  Но нет во мне зла безразличья.
  Умру, как умирает раб,
  Умру, хотя бы для приличья...
  
   Конечное
  
  Я теперь на пороге
  Между смертью и смертью стою.
  Исходил сапоги на дороге,
  Побывал в величавом строю.
  Упаду я с земли ещё ниже,
  Разобьюсь о страданья слезой,
  Знаю я, что кто смог ещё выжить,
  Без сомнения будет со мной.
  
  2000 - 2002, 2005. Рассуждения. Проза.
  
   Первый снег
  
   Однажды ночью я проснулся от странного ощущения. Я долго лежал с закрытыми глазами и уже подумал, что оглох. Но вдруг я понял, что это мёртвая тишина ночи. Я посмотрел в окно и увидел Луну, которая переливалась, как жёлтый круг. Ещё я увидел птицу, которая села на ветку, и с неё посыпался снег. Снег сыпался, как осколки стекла. Потом проснулся Рувим. Он подошёл к окну и долго смотрел, а потом сказал: "Снег - к лицу Земле!"
   Земля была нарядная, похожая на застенчивую невесту.
  
   *** *** ***
  
   Однажды мы с другом пошли гулять. И тут, ни к селу ни к городу, я упал в большую яму. Яма была настолько большая, что сам бы я не выбрался, но друг мне протянул руку помощи и помог мне выбраться. Я понял, что друг в беде не бросит. Недаром есть поговорка: "старый друг лучше новых двух".
  
   Рассуждения
  
  Если для того, чтобы не служить кому-то, нужно стать анархистом, значит, анархист - это хорошо.
  
  Злой человек - неживой человек.
  
  Если взглянуть на мир трезво, тогда ты увидишь, что он пьян.
  
  Отомстить врагу может каждый, не отомстить - истинный человек.
  
  Как много доброго, чтобы им восхищаться, но мы обращаем внимание только на злое.
  
  Вдохнув солнца свет, земля делает чудо.
  
   "За что?"
  
   (роман)
  
  1. Прекрасная незнакомка.
   Однажды, обычным утром на улице Калининской, дом 13 квартира 50, как всегда проснулся парень.
   Он встал, встрепенулся и с сонным видом выглянул в окно. Там стоял шум и гам, парень подумал: "Странно, что за смешные люди, кто так рано встаёт в выходной!?" Он зевнул и пошёл умываться.
   Этот парень был обычным человеком в городе. Он был высок, строен и красив, горд и очень доверчив. Его звали Дима.
   После того, как он умылся, он пошёл на кухню, позавтракал и, после, вышел на улицу.
   Он шёл по тротуару. И вдруг, он увидел её. Она была красива, и на всём тротуаре он видел лишь её. Его сердце забилось, глаза открылись шире, дыхание остановилось, и тут, она прошла мимо. Он не осмелился у неё даже что-нибудь спросить. Но волна важных дел захлестнула его, и он пошёл, куда направлялся.
   Эта девушка не выходила из его головы, ему хотелось писать стихи от внезапной душевной гармонии. Он мечтал о том, чтобы им провести вечер вдвоём, но реальность его погубила.
   "Что за жизнь!" - думал он, идя по бульвару, но ответа не нашёл.
   Он пришёл к какому-то дому, который слегка был наклонён, сразу было видно, что этот дом очень старый.
   Парень зашёл и, шагая по ступеням, вспоминал ту незнакомку, она не выходила из его головы. Он постучался в квартиру 36, ему открыла девушка, у которой на левой щеке была родинка. Она была блондинка. Глаза голубые, тело стройное. Парень поцеловал её и сказал:
   - Привет, Света, как дела?
  - Нормально! - ответила Света. Света, это его девушка, но ей невозможно было сравниться с той незнакомкой.
  
  2. Что за жизнь?!
  Он прошёл на кухню и тут же ему задали вопрос, голоден ли он, на что он ответил, что уже позавтракал.
  Парень подождал девушку и, одевшись, они вместе вышли на улицу
  - Хорошая зима! - сказала Света.
  - Ещё бы! - ответил Дима.
  Они пошли на горку. Там веселились вовсю. Забравшись на лучшую, горку Дима оттолкнулся и поехал, но он и не подозревал, что незнакомка тоже была на этой горке. Он доехал донизу, встал, отряхнулся и повёл взглядом по толпе.
  И тут он опять увидел её, и с ним произошло то же, что и в первый раз. Но тут Света увела его. Парень сильно расстроился.
  "Что за жизнь?" - думал он каждую секунду, когда её не видел. Когда день закончился, он пришёл домой, снял с себя уличную одежду и ужасную усталость. Но с усталостью не ушла мысль о сегодняшнем дне.
  Он прошёл в зал, включил телевизор. Наконец-то ему это надоело и он пошёл спать. Но что за сон его ждёт и будет ли этот сон явью, вы узнаете позже.
  3. Ошибка.
   Как только он заснул, он сразу увидел ту незнакомку на горке, тот ослепляющий свет, который посылало на Землю палящее солнце. Но в этот раз всё оказалось не так. Она не прошла беспощадно мимо, а встала около Димы, поцеловала его и, взяв под руку, произнесла:
  - Привет, Димуля!
   Дима ощутил ликование в душе, у него отнялся дар речи, но тут он вовремя спохватился и ответил:
  - Я тоже!
   Тут он подумал, сон это или нет. Но боялся просить щипать себя. Ведь, если это сон, ему хотелось, чтобы он длился вечно.
   Она его повела куда-то. Они долго шли и, наконец, пришли к какой-то лестнице. Лестница была белой и уходила высоко в небо. Дима спросил:
  - А куда ведёт эта лестница? В рай или в ад?
  Она ответила, что она ведёт ни в рай и ни в ад, а к двери, которая выведет его из сна. Она поцеловала его и отправила по лестнице, он поднимался выше и выше и на время посмотрел вперёд, а когда обернулся, не нашёл ни её, ни начала лестницы. Он находился так высоко, что мог наступить на облако, но на данный момент это было ни к чему. Он посмотрел вверх и увидел много дверей. Дима поднялся к ним и увидел на них таблички. На первой была повешена табличка "Выход", на второй "Незнакомка", на третьей "Света".
   Он долго думал между "Незнакомкой" и "Светой", он метался от одного огня к другому, ему ничего больше не оставалось, как открыть дверь "Выход" и войти в неё и тут он проснулся.
   Куда ему нужно было идти, решил он сам. Не знаю, может, это и была его ошибка.
  
  4. Теперь я знаю
   Когда он выглянул в окно, он не называл людей смешными, ему было не до этого. Диме смертельно захотелось увидеть незнакомку. Он забыл про завтрак, оделся и побежал на тот тротуар, где увидел её в первый раз. Дима стоял там два часа, продрог, но всё равно ещё пошёл на горку. Искал в толпе, бегал как сумасшедший, но, увы, её нигде не было. Парень огорчился и стал уходить, но незнакомка сама его нашла. Она спросила:
  - Где мы встречались?
  На что Дима ответил:
  - Я думаю во сне.
  Незнакомка рассмеялась и сказала:
  - Как поэтично, красиво, но, в то же время, смешно!
  Парень, не долго думая, произнёс:
  - Жизнь вся смешная.
  Но его разбирало любопытство, как её зовут, и он её спросил:
  - Как вас величать, сударыня?
  Он это произнёс, не понимая, как он такое придумал, но на данный момент это было не важно. Она ответила, что её зовут Роза. Тут же она задала такой же вопрос, который он задал ей, на что он ответил:
  - В таком случае я буду твой садовник Дима.
  Она подмигнула ему карим глазом, улыбнулась и сказала, чтобы он приходил завтра на это место в восемь часов вечера, затем повернулась и убежала.
   Дима долго стоял, молча, не понимая всего происшедшего, но радость сияла у в его глазах.
  
  5. Роковая встреча.
   Дима долго готовился к этой встрече, считая каждую секунду, но зачем? Если б он знал, что его ожидает, он бы не пошёл туда. А, хотя, может, и пошёл, ведь он был так ослеплён этой любовью, что не знал даже, кто он, и весь мир был чёрно-белым, а она одна блистала цветами.
   Наконец, по времени он был там даже на час раньше с цветами, подъехал мерседес и Дима увидел, что шикарная дама вышла оттуда. На ней была норковая шуба и очень красивая причёска, и на глазах были чёрные очки. Она сказала:
  - Пойдём за мной.
  И когда она сняла очки, оказалось, это была Роза. Он подошёл, присел на одно колено и от всего сердца подарил ей цветы, она приняла их ласково, сказала "спасибо" и взяла его под руку. Дима и Роза шли долго, не умолкая ни на секунду. Но одна фраза Розы лишила дара речи Диму. Она сказала:
  - Бери меня в жёны.
  Не успел он ответить, как какой-то лимузин остановился перед ними, выскочили два бугая, схватили Диму и затащили в машину. Роза крикнула:
  - Папа, нет!
  Но поздно, и машина скрылась за углом. Из её глаз полились слёзы отчаяния.
  
  6. За что?
   Лимузин остановился в глухом переулке, парню сказали, чтобы он выходил, он вышел, а за ним вылезли все, кроме двоих: шофёра и какого-то толстого человека, который сказал:
  - Я не позволю проходимцу прибрать к рукам мои деньги. Убрать его!!!
  И машина уехала. Парень сказал:
  -За что?
  И тут же раздался выстрел.
   Душа Димы успокоилась на небесах и там ему воздастся за те муки, которые он испытал на Земле.
  
  
   Конец
  
   2001 - 2002
  
  
  Существует много парадоксов, на которые люди не могут дать ответов, потому что некоторые, кому это выгодно, строят невидимые стены на пути к нашему абсолютному прояснению. Если брать во внимание, что бог существует, хотя это и не доказано, он тоже пытается скрыть всю правду о человечестве. Может, правда напугает нас, а может, это подорвёт его репутацию, или может быть, его просто нет, и за ним скрываются те, кто его выдумал, и пытаются задавать жизнь в нужном ритме и нужных канонах. Проблема состоит ещё и в том, что вещи, которые мы привыкли называть своими именами, могут звучать совсем иначе. Может, красный цвет - это зелёный, а зелёный - это красный.
   2005
  
  Песни. 2000 - 2003.
   Политика
  
  Все адвокаты - подставные лица,
  Скрываются в тени бумаг.
  Их наёмник - просто убийца,
  Он не хочет, чтоб вперёд вышел его враг.
  Исчёрканная вся лежит тетрадь,
  Партия не может поднять свой флаг,
  Ей хочется, наоборот, его порвать
  И в эти мысли погружённый депутат сжимал кулак,
  Набирая деньги в очередную лопату,
  Он всё же думает, как обдурить всех,
  Не вспоминая своих старых, бедных маму, папу.
  Поглядывая на административный цех,
  Не дремлет хитрый маг-чиновник,
  Он не помнит истинных проблем.
  Может, он просто - напросто виновник
  Или страшной банды главный член.
  У них правило жестоко:
  Того, того убийства смесь,
  Но и правительсво Востока
  Потрудилось с нами здесь.
  Политики на всё готовы,
  Чтобы вручить партнёру с бомбой пакет,
  Но никто не хочет, чтобы
  Попав в бандитский квартет,
  Попасть в него чужим.
  Я вижу паралитика,
  Кто его сделала таким?
  Политика!
  
  Чьи понятья чересчур?
  Кто глотает информацию больше других кур?
  Но он не долго живёт,
  Он не много песен споёт,
  С одной и той же фразой: "Эй, пахан".
  А пахан отвечает: "Мочи того, братухан,
  Не пролети такого шанса, попробуй обдурить".
  И поэтому не может бросить депутат курить.
  
  На каждые выборы подкупают народ -
  Народ обеспечивает им прекрасную политику.
  Я б сказал, он на обещания идёт,
  Не верит паралитику.
  Там им всё как на ладони:
  Уютно, видно и тепло.
  Посмотрим, что же скачки белой пони?
  Каких же денег принесло?
  Политика - это лживый мир,
  Никогда не знаешь, что он хочет.
  "Пусть благо будет," - сказал кумир,
  Ему б уверенности чётче.
  И мечет, хочет добить паралитика -
  Спартанца нашей новой страны.
  
  Чьи понятья чересчур?
  Кто глотает информацию больше других кур?
  Но он не долго живёт,
  Он не много песен споёт,
  С одной и той же фразой: "Эй, пахан".
  А пахан отвечает: "Мочи того, братухан,
  Не пролети такого шанса, попробуй обдурить".
  И поэтому не может бросить депутат курить.
  
   Эминим
  
  Может, много я сильно писал
  Что-то такое из рэпа,
  Но меня никто не понял,
  Стихи простого человека.
  Опустился с головой,
  Поднял свой ритм до Эминим,
  Но чем же хуже рэп мой?
  Поделись со мной мнением.
  Попробуй голос догонять
  И поднимись до неба,
  Не позволяй свой стих обсирать,
  Если для тебя лучше музыки нету.
  Рэп, рэп - продолжение планеты,
  По понятиям крутой,
  Крикни рэпу, где ты,
  Пустись с рэпом в бой.
  Намного лучше рэп тебя,
  И звук его другие превосходит;
  Я человек из рэпа, да!
  Моё сознание в норму приходит.
  
  Много репа в том, кто пишет,
  Ведь он во сне эти ноты слышит.
  И теперь мы кричим: (в два голоса)
   "Эминим, Эминим, Эминим, Эминим,
  Эминим, Эминим, да, Эминим".
  
  Победим рэповый турнир.
  Запозорим мы всех проигравших.
  А тот, кто проигравших победил,
  Поднимется и станет старше.
  Я прижился в городе темноты и лжи,
  Только магнитофон кассету крутит.
  "Постойте... это же рифмы мои," -
  Крикнул Эминим, который рэпом мутит.
  
  А мы не отстаём
  И все вместе кричим.
  Нет, давайте споём:
  "Эминим, Эминим, Эминим, Эминим,
  Эминим, Эминим, Эминим, Эминим,
   Эминим, да-да-а,
   Эминим".
  
   Огородный рэп
  
  Если ты, чувак, переглотался колёс,
  С тёлкой ломовой накувыркался до слёз,
  Если с бадуна ты так сахат и свиреп,
  Послушай наш садово-огородный рэп.
  Если же не в кайф тебе чернуху толочь,
  Если ты по жизни оттянуться не прочь,
  Стань ты в полный рост среди картошки и реп,
  Слушай наш садово-огородный рэп.
  
  Мы - крутые парни, новой жизни оплот,
  На груди ботва, а на плечах корнеплод
  Чтобы нас на рынке не заел живоглот,
  Мы сеять и пахать готовы круглый год.
  Если ты, в натуре, не козёл и бревно,
  Грядки поливай и удобряй заодно.
  Даже раздолбаи раскусили давно:
  Лучше удобренья не найти, чем .... навоз.
  
  Верен будь Мичурину и сам не лошай,
  Фраеров не бойся и себя уважай,
  Осенью ты классный соберёшь урожай,
  Вот, такой садово-огородный рай.
  Негры любят киви, любит рис самурай,
  И ты в поряде полном, если полон сарай,
  Хочешь - продавай, а хочешь, сам пожирай,
  Вот, такой садово-огородный рай.
  
  Мы - крутые парни, новой жизни оплот,
  На груди ботва, а на плечах корнеплод
  Чтобы нас на рынке не заел живоглот,
  Мы сеять и пахать готовы круглый год.
  Если ты, в натуре, не козёл и бревно,
  Грядки поливай и удобряй заодно.
  Даже раздолбаи раскусили давно:
  Лучше удобренья не найти, чем .... навоз.
  
  
   Песни из альбома "Жизнь в стёклах"
  
   Стекло
  
  Я разбил окна,
  Теперь я живу
  И никому не хочу
  Ставить стёкла.
  Я разбился вместо стекла
  И немеет рука,
  Я не знаю, доживу ли до утра.
  
  Я разбился,
  Какой я дурак.
  На меня жмут кулак,
  Я простился.
  Я разбился,
  Какой я дурак.
  На меня жмут кулак,
  Я простился.
  
  Я обещан не мне -
  Суждено так судьбой.
  И всегда я борьбой
  Продаюсь не себе.
  Я пройду по аду,
  И меня - в тюрьму,
  И там я спою
  Сатане серенаду.
  
  Я разбился,
  Какой я дурак.
  На меня жмут кулак,
  Я простился.
  Я разбился,
  Какой я дурак.
  На меня жмут кулак,
  Я простился.
  
   Всё хорошо
  
  Всё хорошо, что нас ожидает,
  Что нам строит судьба в этот день.
  Мы прогоним старый год, как подобает,
  Пока у нас не кончится портвейн.
  Всё хорошо, нам интересно,
  Сигарета в зубах и дым табака;
  Всё хорошо, нам интересно,
  Пока завтра не дрогнет рука.
  
  Только ветер развеет волоса,
  Взмах руки - и вот уже костёр;
  Уже не холодно, как вчера,
  Потому что у нас есть жизни костёр.
  
  Мы будем петь разные песни,
  Пока навсегда голос не сорвём,
  Мы будем петь, как всегда вместе,
  Или со сцены этой уйдём.
  В нас пускали ракеты несчастья,
  И кто тот герой, кто ракеты отбил?
  Он отбил, подарил нам счастье
  И слово "хорошо" всегда он любил.
  
  Только ветер развеет волоса,
  Взмах руки - и вот уже костёр;
  Уже не холодно, как вчера,
  Потому что у нас есть жизни костёр.
  
   Аукцион
  
  Я люблю Луну за то, что она
  На всём тёмном небе большая одна.
  Я подкурю и пойду пить вино,
  И оно
  Не даст мне забыть тебя,
  Луна.
  
  Дома стоят,
  От шума дрожат
  И пытают терпенье
  Своим жалким пеньем.
  
  Я хочу поймать удачу,
  Но я - неудачник.
  И аукцион,
  Лишь он
  Помогает забыть день.
  
  Дома стоят,
  От шума дрожат
  И пытают терпенье
  Своим жалким пеньем.
  
   Ложь
  
  В этом мире всё ложь, этот мир обречён,
  Ты всегда мне врёшь, видно, я не прощён.
  Твоим сердцем судьбы, твоей молнией глаз,
  Но ты, всё же, прости меня в этот час.
  Я уйду навсегда, только ты пойми,
  Что ведь не года нас развели.
  
  Ложь,
  Ты поймёшь.
  Уйдёшь
  Или останешься со мной.
  День,
  Ночь.
  Прочь.
  Я - гонимый не судьбой.
  Мы не будем вместе.
  
  Я умираю, не подумав о себе.
  Я улетаю, сатана, к тебе.
  Как же мне достать обратный билет на самолёт.
  Пусть будет проклят тот полёт.
  
  Ложь,
  Ты поймёшь.
  Уйдёшь
  Или останешься со мной.
  День,
  Ночь.
  Прочь.
  Я - гонимый не судьбой.
  Мы не будем вместе.
  
   Мир
  
  Подонки живут на священной земле
  И не уважают то, что свято.
  У них в голове лишь пепел.
  Одно на Земле совсем не понятно:
  Куда? К какому чёрту мы катимся
  Все вместе?
  Хоть бы кто-то остановил,
  Этот ужас прекратил.
  Но жить опасно.
  И воспевать мир напрасно.
  
  Вера моя, куда ты покатилась?
  Как с плеч голова со мной простилась.
  Что же мне делать? Дай ответ,
  Скажи мне "да" или "нет".
  
  Подонки не любят солнце
  И говорят ночь им родней.
  Тень - навеки их дом,
  Нет у них ничего совести грязней,
  Потому что они себя лишь любят.
  И их постоянно грызёт дракон.
  
  Вера моя, куда ты покатилась?
  Как с плеч голова со мной простилась.
  Что же мне делать? Дай ответ,
  Скажи мне "да" или "нет".
  
   Блеск в стёклах
  
  Блеск в стёклах, слепнут глаза,
  По телевизору одна ерунда.
  Мне надоела чужая квартира -
  Это хуже, чем Ад.
  Стихотворец льёт прозу.
  Интересней смотреть из окна,
  Как погибает наша вера,
  И облака жёлтые по небу летят.
  Опасно держать револьвер у виска,
  Даже если нет патронов,
  Даже если это шутка.
  По - моему, ты дурак без пагонов.
  
  Блеск в стёклах тебя ослепил,
  Человека навсегда в тебе убил.
  Теперь тебе осталось ждать смерти,
  Той жестокой смерти.
  
  Пробили часы, а ты ищешь верёвку,
  И если найдёшь, туго умрёшь.
  Потому что спрятано мыло.
  И, по-моему, ты очень слаб,
  Но теперь ты ищешь ножовку.
  Но, по-моему, ты сам себе лжёшь
  И твой город смыло.
  Но, всё же, остался какой-нибудь гад.
  
   ************* **************
  
   Листья
  
  Последние листья опали с берёз,
  И шум в темноте словно глушит мне уши,
  И жизнь, наконец-то, стала без слёз,
  Но мёртвый парнишка чашу осушит.
  Он раньше, как ветер, летал по дворам
  И, слушая песни, судьбе улыбался,
  Но тут (пауза) призыв - повестка в Афган,
  Парнишка со всеми друзьями расстался.
  Сказал, что приедет домой на заре,
  Его отпускали, как будто не зная,
  Что ветер дворов пролетит не везде,
  И там сторона страшно чужая.
  
  Листья вьются над могилой, словно птицы, и поют,
  И гранит захолоделый жёстким клювом всё клюют.
  Но когда оттает небо и когда придёт рассвет,
  Снова плач и вой девчонки, получившей злой ответ.
  
  Он прибыл туда, где идёт война,
  Что парней, не оставив следа, поглотила,
  И, кажется, здесь живёт сатана,
  Но вот, выстрел, и тут же - могила.
  Узнать и сбежать не сумеет никто
  И также парнишка шутил, что всё - дрянь,
  Однако ж, как-то не стало его,
  Не надо кричать смерти: "Отстань".
  Ему поручили атаку пехоты
  И он командиром отряда стал,
  Туда, куда не пролетят самолёты,
  Он (пауза) со смехом и звездой бежал.
  
  Листья вьются над могилой, словно птицы, и поют,
  И гранит захолоделый жёстким клювом всё клюют.
  Но когда оттает небо и когда придёт рассвет,
  Снова плач и вой девчонки, получившей злой ответ.
  
   След
  
  Я вырос из обмана,
  Из клеток боёв.
  Тысячи слов
  Помимо веков.
  Ласковый ветер
  Дует в лицо,
  Жить на свете
  Не очень хорошо.
  Лето из дыма,
  Зима из пурги,
  И звёздная глина
  Вцепилась в сапоги.
  Место для драки -
  Место в Аду,
  Злые собаки
  Предались следу.
  
  "Займы из пола" -
  Фраза знакома,
  Нет моей жизни без лет.
  И вот всё как просто,
  Лёг на погосты
  Наш человеческий след.
  Меркнут стволы
  Под страхом резьбы -
  Они отвечают "нет".
  Вино на крови,
  Но только живи
  Ты, наш человеческий след!
  Наш след.
  
  Я - стар и я - молод,
  В саже и мхе.
  Всё обо мне
  Лежит во тьме.
  Моя любовь
  Нашла замок
  Вновь и вновь
  За малый срок.
  
  "Займы из пола" -
  Фраза знакома,
  Нет моей жизни без лет.
  И вот всё как просто,
  Лёг на погосты
  Наш человеческий след.
  Меркнут стволы
  Под страхом резьбы -
  Они отвечают "нет".
  Вино на крови,
  Но только живи
  Ты, наш человеческий след!
  Наш след.
  
   *** *** ***
  
  Вот и снова настали весенние бури
  Остальные, сном крепким заснули.
  И бушует ветер, хозяин всего моря,
  На великом, русском просторе.
  Небо тёмное звёздами укрылось
  Тут и солнце во мраке скрылось
  Попрощаюсь с домом, родным моим домом
  И отправлюсь плавать в Старости море.
  
  Друг мой - ветер попутный
  Вдруг, коснётся наших волос...
  
   Обман судьбы.
  
  И каждый третий человек
  Борется за право, неизвестное ему,
  Он лишь может выдержать век,
  А потом встретиться с другом в Аду.
  Но а потом, будет всё, как всегда,
  И лишь годы уходят от нас,
  Не вернутся они никогда,
  Нам придётся жить без прикрас.
  Это - обман судьбы.
  Никто от него не застрахован,
  Мы замерзаем с приходом весны,
  Но, а зимой мы слепы в дикий холод.
  
  Не знаю, что задумано на этом свете,
  Зовёт тебя дорога неудач.
  И тот мир, которого нету,
  Навеки стал тебе палач.
  И слышен смех судьбы твоей,
  А ты не можешь не услышать его.
  Я уверен, раньше было веселей,
  Когда судьба была - ничто.
  
  Лишь ветер, да дорога жизни
  Знали тебя всегда,
  На пути возникали капризы,
  Но ничто не могло остановить тебя никогда.
  Война и слёзы возникают в момент,
  И грусть та за умерших душ.
  Ужасен и огромен белый свет,
  И ты запутался, когда было лучше?
  
   *** *** ***
  
  Взойди, заря, на холодный престол,
  Пронзи меня за то, что я не учёл,
  Что есть судьба на свете этом,
  Она не стоит во мне пробелом.
  
  И станет ржавым, золотой ворон
  От злости ум его подорван.
  Сто людей мне не помеха,
  Когда я люблю вспоминать о тебе.
  
  Зайди в мою душу, вырви сердце,
  Я не хочу жить со страхом.
  Лучше убей меня сейчас,
  Когда я сплю, в сонный час.
  
  Ты в глазах моих стоишь,
  Но про меня ты не помнишь.
  Залетают тысячи слов
  В хрупкие стёкла хрустальных веков.
  Руки душат меня сами
  Я борюсь с ними, как с волками.
  Лучше смерть, лучше смерть
  Я не в силах больше терпеть.
  
  Зайди в мою душу, вырви сердце,
  Я не хочу жить со страхом.
  Лучше убей меня сейчас,
  Когда я сплю, в сонный час.
  
  2004 - 2008.
  
   *** *** ***
  
  Обыкновенная мечта -
  Из школы просто убежать,
  Потом на улицу пойти,
  С друзьями круто погулять,
  Уроков этих не терпеть.
  Но нам не скоро дома быть,
  Нам нужно как-нибудь дожить.
  Сейчас идёт у нас лит-ра:
  Читать рассказ, читать роман,
  Стихи великие учить
  И знать, что скоро нам пора.
  
  Опять идёт лит-ра,
  Звенит звонок, кричим "Ура!"
  Но, Вы нам дороги, Светлана Дмитриевна.
  Мы снова к Вам придём,
  Стихи наизусть прочтём,
  Но нам уже пора.
  Просто, мы
  Идём уже домой.
  
   В этом парадном
  
  В этом парадном очень темно:
  Серые фразы, сухое вино,
  Странные лица и чёрный портрет
  На протяжении световых лет.
  Грязные руки, в облаке дым,
  Грязен и пол, на котором стоим.
  Что же нам делать, как поступить?
  Видно, нужно в дом заходить.
  
  На дверях пунцовый яд.
  Нет дороги вперёд и назад,
  Нет надежды, сна и покоя,
  Лишь замер вопрос: "Кто я?"
  
   Приступ
  
  Приступ ярости режет глаза,
  Наше весло воткнулось в землю.
  В горле нашем гремит гроза,
  Только ей я не верю.
  Подлость ядом кипит в голове,
  Лают всюду злые собаки.
  Мы плывём по морщинистой реке
  И видим лишь пивные бараки.
  Совесть крылами белыми взмахнёт,
  Потушит огонь безнаказанной власти.
  Мы стоим на месте и смотрим вперёд,
  И называем это счастьем.
  
  И наша вина плавит металл,
  И наша любовь упала со скал,
  Нигде ничего никогда не найти,
  Одно нас держит на верном пути:
  Приступ зрелости, приступ зрелости, приступ зрелости -
  Это мы.
  
  Над ангелами вьётся знамя свободы,
  А демоны ищут мыло и петлю,
  Плачут зеркалами моральные уроды,
  Только я им вовсе не верю.
  В норах таятся чужие напасти,
  В норах враги и просто земля,
  Видно уже их корявые пасти.
  Нам жена - победа Виктория.
  
   *** *** ***
  
  В синем-синем небе горит огонь,
  В синем-синем небе четыре стены,
  А в глубоком море жёлтый песок -
  Всё это не избежало войны.
  В чёрном-чёрном месте в зыбкой грязи,
  В чёрном-чёрном месте по венам и крови
  Слышится голос, он кричит: "Тормози",
  Но нам не хватает на это силы воли.
  Ненависть - двигатель жёсткой игры,
  Лень - это двигатель прогресса.
  Жизнь открывают чужие миры,
  Миры, в которых нет интереса.
  Как сумрачен призрачный дух красоты,
  Как режет он страстью нам белые руки.
  На белых облаках растут цветы,
  А небо и земля живут в разлуке.
  
   (Проигрыш)
  
  Нас окружают падения и взлёты,
  Нас окружают птицы и трупы,
  Хвастаются счастьем своим идиоты
  И ищут локтями любимые губы.
  Это странность, это не то -
  Скрип от небрежной игры на скрипке.
  В нас закачали сено и веру,
  И глупость скользит по нашей улыбке.
  Глупость - подруга, глупость - жена,
  Глупость - учитель, глупость - убийца,
  Глупость - бог и сатана.
  Кто не сглупил, тот ошибся.
  
   Радуйтесь
  
  Радуйтесь, мы избежали горя,
  Радуйтесь, ведь мы сбежали с войны,
  Радуйтесь, за нами радости море,
  А впереди нас ждут чужие цветы.
  Это за нами плач матерей,
  За нами роняют не наши тела.
  Мы избежали своих смертей,
  И это уже не наши дела.
  
  Не нашим светом закончится мрак,
  Не нас подбросит народ на руках,
  Не мы сжали волю в кулак,
  Но наш удел - позор и страх.
  Наш.
  
  Радуйтесь, ведь, мы пока ещё живы,
  Радуйтесь, ведь, мы - ещё мы,
  Радуйтесь, вино течёт в наших жилах,
  А наши души ужаса полны.
  Но ночью мне снятся чужие могилы,
  Но ночью я не могу уснуть.
  Как страшно, что мы ещё живы,
  Я свой долг хочу войне вернуть.
  
  Пойдёмте, ребята, пойдём на войну,
  Мы скажем, что мы осознали вину,
  И может могилы нас простят...
  Но жаль, что ребята идти не хотят.
  Не хотят.
  
  Вернулось нас трое, вернулось туда,
  Где царствует страшная тётка-война.
  Вернулись, стоим и не верим глазам,
  Но наши друзья рады нам.
  Нам.
  
   Вопрос
  
  В синем небе из озёр
  Племя верных облаков,
  В их глазах застыл позор,
  Руки жмёт покой оков.
  На расписанных коврах
  Костяные города,
  Порох с кровью на руках
  И потерей череда.
  В полукрасочный трамвай
  Залетела стая птиц.
  Без предательства и лиц
  Виден сон и виден край.
  
  О чём мечтать, о чём грустить?
  Кого жалеть, кого любить?
  Кого прогнать, кого терпеть?
  И с кем, в итоге, умереть?
  
  Золотые корабли
  Камнями легли на дно.
  Мы не чувствуем вины,
  Но и без вины темно.
  Тихо двигаемся в такт,
  И на гребне знойных туч
  Воздвигает мысли факт,
  Факт ленив, но он могуч.
  Но когда встаёт заря,
  И мы смотрим далеко,
  В нас вопрос встаёт не зря:
  "Ну, кого же, ну кого?"
  
  О чём мечтать, о чём грустить?
  Кого жалеть, кого любить?
  Кого прогнать, кого терпеть?
  И с кем в итоге умереть?
  
   *** *** ***
  
  Всё куда-то катится,
  Рвётся, умирается,
  Пополам ломается
  И не возвращается.
  Этот хрупкий интерес
  Поселил в народе бес.
  И вокруг опять темно,
  Но мы терпим всё равно.
  Радость появляется,
  Мило улыбается
  И опять ломается,
  Что-то изменяется.
  
  И терпенье лопает,
  И ногами топает.
  Надо что-то поменять,
  Стены эти поломать.
  
   *** *** ***
   (отрывок из песни)
  А ты был груб - она ушла,
  Одна ушла, домой ночью.
  Горит огнём твоя душа
  И больно сердцу, больно очень.
  А ты был груб, а ты молчишь...
  Вернуть её! Но гордость выше.
  Вернуть её! Но ты сидишь,
  И слёз твоих никто не слышит.
  Обычный день обычных ссор,
  Сто раз так было, может, будет.
  Ушла совсем... Да, что за вздор?!!
  Простит, вернётся и рассудит.
  
   *** *** ***
  
   Am C
  Снова ветер душу рвёт
   Em G
  И пугает своим рёвом,
   Em F
  От него мне тяжело
   Em Am
  И не легче без него.
  Были дни, я знал тебя,
  Наслаждаясь теми днями.
  Но нельзя так, не любя,
  И разрыв теперь меж нами.
  Убежала от меня,
  Лишь рукою помахала,
  Но зачем же, но зачем
  Сердце ты с собой забрала?
  И тогда я забухал,
  Начал пить, везде шататься,
  Смысл в жизни потерял,
  Но не начал унижаться.
  
  Много в жизни повидал,
  Много пережил и понял,
  Но тебя не разлюбил,
  Рюмку горькую наполнил.
  Хватит этого с меня,
  Хватит смысла в этой жизни,
  А когда взойдёт заря,
  Кровь свернётся или скиснет.
  Снова годы пронеслись,
  Я немного оклемался,
  И, смотря глазами ввысь,
  Прочно на ноги поднялся.
  Вот её я повстречал,
  Ничего не шелохнулось,
  Только лёгкая печаль
  В глубине души проснулась.
  
   Вечер
  
  Мы поехали, мы поехали на вечер,
  Мы поехали, мы поехали кататься,
  Ожидая, ожидая счастья встречи,
  Мы поехали, мы поехали влюбляться.
  Был мороз, да и любовь пока не грела,
  Только пиво разгоняло пыл в крови.
  Вдруг, мы видим, ходят как-то неумело
  Те прообразы настоящей любви.
  
  Мы врезались в вечер,
  Ожидая встречи,
  Мы вышли на карниз.
  Эти жёлтые лампы
  И холодные дамы...
  Впереди ждал сюрприз...
  
  Миниатюры. 2003 - 2005.
  
   Человек, говорящий ерунду
  
   (идёт один человек, сзади его догоняет другой)
  Ч: Доброй ночи.
  П: Простите?
  Ч: Доброй ночи.
  П: Позвольте, какой ночи, день ведь?!
  Ч: Ну, конечно. У вас спички есть?
  П: Нет.
  Ч: Вы что, сирота? Бедный, бедный женщина.
  П: Какой сирота? Какая женщина? Я - мужчина.
  Ч: Вы правы, я же не представился, моё имя Руфус.
  П: Как?
  Ч: А что, есть такое имя. Если не нравится Руфус, давайте я буду Лимбургер.
  П: Можно, я пойду.
  Ч: Я рад, что вы спросили об этом. Нет, я не женат, а вы?
  П: Причём здесь это?
  Ч: Как имя отца моей прабабки?
  П: Что?
  Ч: Быстрее, быстрее, быстрее.
  П: Не знаю.
  Ч: Коля, его звали Коля, Николай. Как вам не стыдно не знать таких вещей.
   Что вы за человек такой?
  П: Так, мне это уже надоело. Я спокойно шёл домой, никого не трогал и тут
  вы. Мне плевать на отца вашей прабабки, день - ночь, мужчина - женщина! Вы кто такой? Какой Руфус? Какой Лимбургер? Может, вы ещё спросите, когда были первые месячные у Иуды?!!
  Ч: Этого мне в голову не пришло.
  П: А мне пришло.
  Ч: Может быть, ты - избранный?
  П: Может быть.
  Ч: Тогда я - Морфей. Найдём Тринити, устроим швейцарскую семью. Будем
   бороться с мелкими пакостями: какать под дверью, мазать ступеньки
   солидолом, набивать в замок спичек и, самое главное, напишем на его
   двери большими буквами: "Здесь живут 33 китайца". А когда им заин-
   тересуются скинхеды, мы умоем ноги.
  П: Да, да, да. А давай откроем бизнес. Будем продавать шнурки.
  Ч: Шнурки?
  П: А что, очень выгодное дело.
  Ч: Очень интересно!
  П: А когда разбогатеем, уедем в Монголию. Купим зубочисток и построим
   дом.
  Ч: Очень интересно!
  П: А когда мы всё это сделаем, мы выйдем на балкон, чтобы полюбоваться
   на ночную радугу, на которой танцуют гномы.
  Ч: Брат, братишка, мы нашли друг друга! Ты знаешь, что мама умерла?
  П: Чья?
  Ч: Да какая разница? Мы нашли друг друга! Теперь мы никогда-никогда не
   расстанемся.
  П: О-о-о-о (убегает)
  Ч: Постой. (идёт за ним)
  
   У хирурга
  
  П: Здравствуйте, доктор.
  Х: Здравствуйте, э-э-э, непонятно кто.
  П: Этим "непонятно кем" сделали меня вы. Да, доктор, да. Я, конечно, понимаю, что поступил к вам в разобранном состоянии, но самое главное, что я поступил к вам на Новый Год. Но ответьте мне на один вопрос: как, как вместо уха можно было пришить палец?
  Х: Ну, голубчик, это была очень сложная операция.
  П: Да, а как можно было пришить мне вместо руки ногу? Теперь мне с людьми здороваться трудно.
  Х: Вы сами понимаете, Новый Год.
  П: Да, я понимаю, что Новый Год, я понимаю, но как можно было вместо носа пришить, пришить...
  Х: Не плачьте.
  П: Пришить рукав. Рукав. Почему рукав, что плохого я вам сделал? Но самое главное (смотрит на пол. орг.)
  Х: Что?
  П: Почему вместо хера вы мне пришили камбалу? Кто на Новый Год пьёт пиво? Лучше бы вы водку пили, так бы хоть колбасу пришили, хотя бы докторскую.
  Х: Ну...
  П: Что "ну", а если бы вы шампанское пили, вы что, мне конфетку пришили бы или мандаринку? Так, переделывайте ваше безобразие.
  Х: Голубчик, я сейчас не могу, у меня дни по часам расписаны. Подходите-ка вы лучше 23-го.
  П: 23?
  Х: Да, февраля.
  П: Я лучше так останусь.
  
   Случай на дороге
  
  В: Молодой человек, молодой человек, стойте. (хватает его за плечо)
  М: (поднимает кулак) Буду кричать, что вам нужно?
  В: Извините, пожалуйста. Но у меня, понимаете, машина в грязи застряла. Я
   ехал и ... в общем, не могу никак выбраться. Помогите.
  М: Что-о-о?
  В: Я заплачу.
  М: Сколько?
  В: Сто.
  М: Да, чтоб я за какую-то сотку надрывался, помогал такому придурку, как ты и .....
  В: Долларов.
  М: Очень благородное дело. Ну, где?
  В: Здесь. Давайте я буду газовать, а вы раскачивайте её.
  М: Хорошо.
   (водитель садится в машину, начинает газовать и обляпывает грязью
  молодого человека)
  М: (вытирает лицо) Мой костюм! О, боже! Ах, ты ж, бес паршивый. Что ты
  натворил?! Сволочь такая! Да пошёл бы ты ... А машина пусть едет впереди тебя. Только дело благородное сделать. Да, чёрт с ним, с деньг... Давай, сука, деньги сюда. Сначала подруга бросила, с работы выгнали, денег нету, а тут ещё ты! Осталось только самолёту на меня упасть.
  В: Это передача "Розыгрыш". Мы вас разыграли.
  М: Ах, ты ж, бес! Ну, попалссся...
  
   Детдом даунов
  
  В: Здравствуйте, дорогие телезрители. Мы ведём очень важный репортаж из очень, м-м-м, очень прискорбного и грустного места - из детдома для ущербных детей. Мы, конечно, были в курсе этого места, но оно как-то уходило от нашего внимания, и теперь мы здесь. О нашем визите здесь мало кто знает, кроме вон того мальчика, который ковыряет в носу. И чтобы узнать горячие, скандальные факты мы расспросим, ну, кого? Ну, давайте этого мальчика. Привет, мальчик.
  М: А-а-а?
  В: Привет, мальчик. Как тебя зовут, то есть, как твоё имя?
  М: Иосиф.
  В: Случайно не Сталин?
  М: (тихо)Сталин.
  В: Очень интересно. А скажи-ка, Иосиф, как тебе здесь живётся?
  М: А-а-а?
  В: Живётся как?
  М: Иногда нормально.
  В: Как это иногда? Какое здесь питание?
  М: Трёхразовое.
  В: То есть завтрак, обед и ужин?
  М: Нет. Понедельник, среда, воскресенье.
  В: А чем кормят?
  М: А-а-а?
  В: Чем кормят?
  М: Горохом и водой.
  В: Что, постоянно горох и вода? А сладости вам дают?
  М: А-а-а?
  В: Сладости вам дают?
  М: Ну, на Пасху нам дают кисель.
  В: И всё?
  М: (тихо) Всё.
  В: А воспитатели здесь хорошие?
  М: Иногда.
  В: Как это, иногда?
  М: Когда у них хорошее настроение, они нас бьют несильно.
  В: А когда плохое?
  М: А-а-а?
  В: А когда плохое?
  М: (тихо) А когда плохое (проводит большим пальцем по горлу)
  В: Страшное здесь место. А есть у вас спортзал, тренажёры?
  М: Спортзал есть, из тренажёров скакалка и гвозди.
  В: Гвозди?
  М: Да, гвозди.
  В: А зачем гвозди?
  М: Чтобы были.
  В: Логично.
  М: Да что вы всё спрашиваете, вы же сами здесь жили. Вон вы на доске почёта висите.
  В: А-а-а?
  М: На доске.
  В: (тихо) Пойдём за киселём, сегодня Пасха.
  
   В гостях у Малахова
  
   (репортёр и Малахов сидят за столом. И беседуют.)
  Р: Здравствуйте, Малахов.
  М: Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте!
  Р: К нам в редакцию приходит много писем с просьбами, чтобы мы взяли у
   вас интервью. И вот я тут.
  М: И вот вы тут.
  В: Да, я тут, а не на собачей выставке, в Майами.
  М: Не на собачьей, нет.
  Р: Тут, а не в музее Люксембурга, где нашли новую картину Ван Гога.
  М: Ван Гога.
  Р: Здесь, а не на сжигании конопляного поля, не там. (плачет)
  М: (молчит) Ну, голубчик, знаете ли... что вы нос повесили? Кушайте
   печеньки, сам пёк. Я люблю печь.
  Р: Вы?
  М: Да, я!
  Р: Вот оно как. А что это за вкус?
  М: Ну, это старинная добавка в моей семье, я постоянно это добавляю.
  Р: Интересный вкус, очень.
  М: Да, уж.
  Р: Да, да. Вас называют мастером прямого эфира.
  М: Ну, что вы, что вы, я супер-мастер. Я просто эфирный гигант. На моём
   "здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте" молодёжь подрастает.
  Р: У-у. А вкус интересный.
  М: Интересный, да. Старинный.
  Р: Как вам это всё удаётся в эфире?
  М: Ну, знаете, я просто пользуюсь одеколоном "Карате" и чувствую себя
   отлично, отлично, да.
  Р: Но вкус, а? Вкус...
  М: Вкус, да.
  Р: (принюхивается) Чем так знакомо воняет?
  М: Кошка, наверно, накакала. Будет ещё немного старинного рецепта для
   печенья.
  
   Бременские музыканты
  
  Т: Ничего на свете лучше нету, ничего на свете лучше нету, ничего на свете
   лучше нету. Чёрт, ничего на свете лучше нету! Где же эти придурки? У нас
   скоро концерт, а зверей нету. Где этот Петух, чёрт его дери! Как орать ут-
   ром под ухо, это пожалуйста, а как на работу, так нет. Чем бродить.. а где
   этот Кошара? У него весна, видишь ли. Дамский угодник эдакий! Никогда
   я ему больше денег на валерьянку занимать не буду.
  О: Е-е-е.
  Т: Явился, явился, идиот. Нет, не идиот явился. Это явился Осёл, Осёл явился.
   Где шлялся? Скотина. Где был? Опять рэперам подпевал " Е-е-е". Ты меня
   уже заколебал. У нас концерт, где Петух? Где щенок, то есть Пёс? Где Кот?
  О: На ферме Кузьмича. Они сказали, что им там лучше.
  Т: Кузьмича? Это к которому моя царевна убежала? Ну, я этому Кузьмичу!
   Хоть взглянуть на него. Ну, я ему задам! Ну, всё!!!
  О: Ничего ты ему не сделаешь, он очень большой.
  Т: Да мне плевать! Я ему сейчас!!!.....
   Этот дом? (стучит в дверь). Открывай, кузьмичья морда. Это ты, Кузьмич?
   Кузя, Кузенька, родненький, я тут к тебе поколядовать пришёл.
  К: Убирайся отсюда.
  Т: Уже бегу. Ухожу. Меня уже тут нет. (уходит)...
  Т: Ты прав, Осёл. Меня к рэперам пристроишь? Я буду "ё-ё" подпевать.
  О: Ну, пошли.
  Т: Да, пошли.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"