Берсенёв Михаил: другие произведения.

Октябрь. Крошка Енот (из дневников наших героев)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  
  
  
  
   Октябрь
   Крошка Енот
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ( из дневников наших героев)
  
  уцелевший фрагмент первого дневника
  
  *** *** ***
  
  В который раз бредёт один,
  Парнишка по дороге жизни.
  Мать - одиночество, он - сын;
  Судьба бывает так капризна.
  Нет, на пути встречает
  Людей он в суете мирской;
  Но нет того (точнее, Той),
  Кто глубину души познает.
  Кто, посмотрев, сумеет тонко
  Характер странника понять,
  Из сказки Гадкого утёнка
  Прекрасным лебедем назвать, -
  И вмиг та сказка станет былью,
  Исчезнет ночь и буря, но пока
  Бредёт пустыни странник одиноко,
  Гонимый ветром с мелкой пылью...
  Но вот, о чудо, - прослезился
  Лучами света горизонт;
  И человек остановился,
  С надеждой глядя на восход.
  А там, в божественном сиянии,
  Подобно утренней звезде,
  Явилась Ты - небес создание,
  Неся тепло и свет везде.
  " О, Ангел, как же Ты прекрасна -
  Что драгоценнейший кристалл!
  Но красота твоя опасна!!!" -
  Тихонько парень прошептал...
   ...................................................
  И, всё ж, надеется и ждёт,
  Мечту свою всю жизнь лелея, -
  Звезду, что с неба упадёт -
  Он счастлив будет только с нею
  И вот, опять заветный свет
   На горизонте засиял.
  "Спустись ко мне, - он умолял -
  Ведь без тебя мне жизни нет".
  
  * * *
  Интересно, во время сна тело расслабляется настолько, что сознание получает выход из этой физической реальности в другие измерения, в разные миры.
   *** *** ***
  "Считается, что существовали расы первых жителей Земли - атланты и лемуры. Они пришли из-за пределов солнечной системы и, так как они путешествовали, то записали свою память, опыт жизней и миров.
   Придя на нашу планету, они укоренились здесь, а знания предусмотрительно спрятали с условием, что человеческая душа, когда она будет готовой, унаследует эти космические знания. Для этого были выбраны особые кристаллы. Их запрограммировали информацией звёзд, и поместили глубоко в землю. В строго назначенное время они поднимаются на поверхность для строго определённых людей..."
   Газета "Шестая раса"
   *** *** ***
  Скорость материального объекта имеет только два недостижимых предела - это ноль и бесконечность...
  Гравитация искривляет пространство ...
  Своим сознанием человек способен изменять гравитацию вокруг себя, левитировать, и ... проходить сквозь время.
   *** *** ***
  Странно, во сне мы чаще вспоминаем про эту жизнь, а здесь почти напрочь забываем волшебное состояние сна.
  * * *
  "every body got to learn sometime"
  by James Warren
  * * *
  А, вообще, удивительное свойство времени - вот, например, мне моя невнимательность подарила ещё один день (ведь я думал, что сегодня уже 21-ое); но завтра я примерно так же запишу здесь 21 мая 20.. года.
  Но теперь - вчера!
  И, наверное, переноситься в прошлое в одном и том же мире тождественно способности заглядывать в будущее; ведь, актуален лишь момент настоящего для всех параллельных миров, находящихся в каждый миг в разных состояниях.
  * * *
  Звёздное небо - вот разгадка. Ведь каждая звезда, видимая нами сейчас, находиться по отношению к другим на разном, может быть, немыслимо далёком расстоянии; и свет каждой из них несёт её время, когда, возможно, самой звезды давно уже не существует.
  Таким образом, мы видим одновременно и прошлое, и "будущее", растянутые на многие и многие миллионы лет - наш мозг способен воспринять эту относительность как расстояние, имя которому бесконечность. Но всё это находится "здесь и сейчас", и наблюдая яркое сияние небесных маяков, воображая время их рассвета, мы видим только прошлое этих потухших звёзд - мы видим прошлое, даже глядя в зеркало...
  * * *
  ... так интересно! Столько разных удивительных мыслей, например - как по настоящему бесконечно далеки многие люди друг от друга, пусть даже идут под ручку. Ведь закон свободной воли - величайший закон - даёт возможность жить так, как ты хочешь - жить счастливо. Значит всё, что мы можем представить, почувствовать, пережить - всё наше мироздание находится в нас, и нужно всего лишь правдиво сосредоточить своё внимание и свою волю на том, чего ты действительно хочешь, и из внутреннего рано или поздно желание проявится в окружающем тебя мире. Значит необходимо полностью - полностью - взять на себя ответственность за свою жизнь; за всё, что с тобой происходит...
  * * *
  ... мне этой ночью приснилась звезда (наверное, наше солнышко), но как бы пространственно приснилась - т.е. с точки зрения ощущения пространства (как черноватый шар в тёмном, освещаемом мглистым ветром пространстве - плотный и очень, очень большой шар). И я почувствовал связь этой звезды с другими звёздами, некоторые из которых в двадцать раз больше.
  * * *
  ...а весь вчерашний день (ну, не весь, конечно, а до обеда) меня "метаморфозило". Я почти видел эти миры - ведь, существует бесконечное множество миров, - есть и похожие на наш, а есть совсем непохожие. Наш мир - звено в бесконечной цепочке постоянно изменяющихся миров. Мы просто неправильно воспринимаем время, потому, что наш мир никуда не движется (в смысле, из прошлого в будущее), а чётко/крепко стоит в этой цепочке миров, похожих друг на друга, но всё же разных; и мы (наш мир) являемся одним из примеров, из очень-очень многих примеров выбора для миров, стоящих после нашего, как и те, что впереди - пример для нас, и, наверное, "порождающий" нас пример, где не имеет смысла попадать строго след в след.
  И, наверное, одним из важнейших условий путешествия по этим мирам является освобождение от кармы этого мира, от его причинно-следственных связей. (А разве это возможно?)
  * * *
  И почему летом так хочется кататься на коньках?
  * * *
  King crimson - EPITAPH including MARCH FOR NO REASON and TOMORROW -
  это, блин, шедевр. Это классно!!!
  * * *
  Интересно, кем я стану? Самим собой? Но кто, кем я являюсь? Мне думается, что быть злым - это проще, во многом проще, чем быть добрым. Справедливость - вот что важно. Конечно, мне ещё многое предстоит о себе узнать - это моя цель - учиться, и понять себя...
  * * *
  Мне почти нечего сказать, а значит - можно говорить всё, что угодно. Так, о чём будем говорить - о прошлом, о будущем, о философии?.. Да, да, о философии, - науке настолько бесполезной, что польза её неоспорима. Да теперь и спорить ни к чему.
   Теперь важно - не торопиться, чтобы "теперь" превратилось в "сейчас"; и тех, кто не видит разницы, я поздравляю с тем, что они узнали о ней; тех, кто знает разницу, я приветствую, как своих нынешних попутчиков: учителей и учеников, братьев и сестричек. Перед теми, кто уже не видит разницы, но помнит о ней, я встаю на колени.
  Итак, почему мы видим этот мир, почему мы видим друг друга, деревья, дома, ... и можем говорить обо всём этом, как о чём-то конкретном, о чём-то неизменном и однозначном для восприятия и понимания? Наверное, из-за того, что мы просто привыкли думать так: при общении удобнее размышлять абстрактными категориями... В итоге, многие уверены, что видят один и тот же мир, вместе со своими соседями, хотя, каждый видит только свой мир, который является лишь их проекцией ума, пропускающего свет.
  Ладно, все мы видим "одно и то же", потому что наш ум привык мыслить уже известными понятиями, ему всегда нужна опора, которую он находит в предыдущем опыте, иначе начнётся паника. Но куда делся тот ребёнок, который играл самозабвенно, без оглядки, взахлёб исследуя этот особенный, чудесный мир? Как этот ребёнок превратился в того, кто читает теперь эти строки?..
  Разве с вами не происходило такого, когда видишь издалека знакомое лицо и, "узнав" человека, впадаешь в определённый круг мыслей, связанных именно с этой личностью; затем, эти мысли вводят тебя в определённое эмоционально - психическое состояние, например, если вы не хотели бы видеться с ним, а теперь встреча неизбежна, то настроение резко меняется, как и наоборот, - думая, что вот-вот встретишь друга, и состоится приятный разговор...
  Но вот человек подходит ближе, и, оказывается, что он всего лишь похож, он проходит мимо, и всё; ... но это - уже случившееся "всё", ведь вы остаётесь сбиты с толку, и мысли, и чувства взбудоражены, и это неизбежно отразится на вашем самочувствии в течение всего дня. Но, казалось бы, из-за чего? Вы просто обознались, обознались, так как привыкли жить в мире, созданном вашим умом, в мире, который является иллюзией, сном вашего разума!
   ............................................
  
  Да неужели, я писал когда-то вот эти строки? А сколько прошло времени... Год, полтора, может, два... Да, где-то около двух лет. А что сейчас - столько тоски по чём-то; но она совсем не давит, я чувствую, что сделался более разумным.
  p.s. продолжил работать над "бабочкой сознания" - оказывается, выбор ещё как есть!
  
  
  дневник второй
  
   Постскриптум к "бабочке-Сознания"
  
  " Да, - мы свободны только в моменте настоящего. И знание будущего нам не потребуется, если мы сумеем вырваться из власти своего прошлого. Если станем смотреть на него не как на фатальную данность, а как на один из множества возможных вариантов развития событий - тогда впереди нечему будет отражаться, тогда вся жизнь сфокусируется здесь и сейчас, и отсюда мы сможем выбирать то, что нам действительно нужно; мы будем видеть это, а не слепо следовать туда, куда толкают нас страхи, привычки, обстоятельства и ожидания других людей.
   Вот, только для нашей прежней жизни этот шаг будет означать завершение. Конец. Поэтому прошлое станет всеми силами бороться за своё существование, обволакивая тебя разными приятными воспоминаниями, смывающими новые мысли и желание что-то менять; нужно будет снова и снова прорываться сквозь эту радужную плёнку рефлексии.
   Но, если ты решил полностью доверится своему сердцу и своей мечте и готов поставить на карту в поисках заветного абсолютно всё, - ты справишься. Обязательно справишься, даже когда прошлое пустит в ход своё последнее оружие - страх смерти (и нужно быть готовым "умереть" вместе с ним, иначе оно не отпустит).
  * * *
  Милая, ну, что Ты будешь со мной делать, с таким ... не знаю, с каким?.. Почему я к Тебе?.. Да просто теперь вокруг меня странно себя ведёт пространство - всё оно упирается в Тебя.
  Просто, понимаешь, сегодня утром шёл дождь, и я гулял в парке, и всё очень красиво; а теперь вечер, и небо медленно переменяет разно-тёмные тучи, дразня лениво еле угадываемой синевой. А в воздухе так уже пахнет осенью; и, если бы я поехал с ними, то, верно, был бы уже в N, и, возможно, встретил бы Тебя, моя милая, родная, любимая...
  Вот, только никак не могу понять: это я удержался или испугался; впрочем, мне почти нечего Тебе привезти, кроме себя самого.
  * * *
  Как много совпадений: в чувствах, событиях... и вдруг, за каким-то действием я ловлю себя на мыслях о Тебе, понимаешь?.. И все остальное в жизни моей так второстепенно, потому что даже стремление познать себя теперь неизбежно замыкается в Тебя; потому что только с Тобой мне не скучно, и легко быть правдивым...
  P.S. Знаешь, как это - когда ночью думаю, что Ты тоже не спишь, и тоже вот так обо мне думаешь, и кажется, если я подойду к телефону и наберу "случайный" номер, ты сразу ответишь "Здравствуй"
   * * *
  Наблюдение:
  Нет более наивного человека, чем влюблённый мужчина;
  У каждого человека есть, пожалуй, одно величайшее сокровище - это тишина его молчания;
  В этой жизни, чтобы по-настоящему радоваться, сначала нужно как следует настрадаться (выстрадать свою радость).
  
  * * *
  "...У неё был редкий дар доброго внимания, которое так естественно и мило располагает пожилых людей к любимым дальним воспоминаниям, о которых память ещё свежа, а ненужные мелочи давно отпали..."
  А.И. Куприн
  "Колесо времени"
  * * *
  ...Наверное, очень важно помогать друзьям, если можешь помочь, если они захотят. Но не навязчивой такой помощью, чтоб действительно помогало. Ведь, есть же у всякого человека сокровенные, простые желания и мечты, которым мешает дышать вся эта бытность, сковывающая мысли и поступки.
  И вот, если немножко ослабить эти путы, и напомнить человеку о его настоящих мечтах...
   * * *
  Как необычно: будто всё уже было, и будто в этом есть смысл - полностью отдаться другой жизни, за гранью снов и физических ощущений, за гранью всего, чем я жил почти семнадцать лет. И это важно, потому что всякое мгновение - единственное в своём роде, и в нём бесконечность.
  Я всё больше чувствую друга! Крылатого друга...
  * * *
  Что со мной происходит, точно не могу объяснить. Меня всё больше наполняет прозрачная лёгкость, требующая, привлекающая к себе внимание; да, я становлюсь более внимательным.
  Пока я дома. Пока. Но предчувствую, что произойдут перемены...
  Сегодня во сне я сам собирал себе крылья. Сам! Сам!!!
  * * *
  Даже странно..., пытаюсь жить другой жизнью, свободной, и, точнее сказать, Жизнь сама меня захватывает в какой-то странный поток, чудесный, и кажется, всё так просто, просто - отдаться этой Реке, просто расслабиться (прежде всего, мысленно расслабиться) и как можно шире взглянуть на этот мир.
   * * *
  Наблюдения:
  Женщина - это пространство, Мужчина - время;
  Страшно не от того, что люди обманывают/лгут, но потому, что они считают себя вправе это делать;
  Умение жить - это способность видеть те же самые вещи по-новому, значит, быть внимательным и проявлять интерес (то есть, постоянно учится);
  Хм... я опять философствую, значит ... я влюблён! Это очень верный признак.
  * * *
  Сегодня наугад вытащил три карты из колоды:
   К
   В
   Д
  И я, как тот валет, прикольный раскладик, да?!
  * * *
  Привет! Хочешь прикол, слушай - бабушка маме по телефону говорит, что код входной двери "275", а мама ей заявляет - "257", и никак не могут они договориться. Ну, сижу я, значит, слушаю всё это, и говорю бабушке из своей комнаты, мол, код теперь вообще "527". "Ты что, Миша, ты что!" - отвечает она и машет на меня рукой.
   ... Ну, вот, теперь, благо, мама разъяснила ей, что от перемены мест (так сказать) слагаемых ...
  ...Сижу в своей комнате, в зале - мама и бабушка. Слышу их разговор. Действительно, такое впечатление - безразличие (видимо, это после болезни); а раньше всегда были страх и волнение: знакомые с самого детства голоса, которые зачем-то хочется слушать, которым почему-то хочется верить...
  ... И вот это - чтобы отдать всего себя без остатка непонятно чему, какой-то, в сущности, бессмыслице, укладу жизни, который не знает слова "индивидуальность", отдать через детей, которых сначала воспитать под это общество, и потом толкать их дальше, как будто так нужно; но, спрашивается, кому???
   * * *
  Кстати, с подработки в газетном киоске я ушёл. Сначала так, ведь если бы захотели рассчитать - запросто; но не всё так просто. Этим утром бабушка (не воспринимая мои отговорки) пошла на "разборки"... Да вот только я гордый, блин, а что с того - всё равно она "уговорила" меня идти разбираться. Оно, в принципе, правильно, деньги к поездке не помешают - собираюсь купить mp3 плеер (картину почти дорисовал).
  Но если о главном... ничего, ничего не случится - всё уже случилось самым лучшим образом. И я чувствую пространство вокруг, пространство, пускающее меня только в одном, в Её направлении, при всей моей свободе выбора, который я должен угадать...
  * * *
  Ответь, Милая, ну, почему при наших встречах во снах Ты так мало говоришь мне (просто иногда мне это нужно); иногда так не хватает Твоих слов среди всех этих нестройных, назойливых звуков...
  Ответь, зачем так много "говоришь" мне каждый день, когда я здесь в реальном мире - и кажется, что здесь Ты ещё ближе...
  * * *
  ... Я знаю это, потому что люблю, я люблю Тебя, значит, Ты есть - вот главное. А дальше - всё, что мы пожелаем...
  Уже скоро я выздоровлю. От чего? Трудно сразу сказать: от глупости воспитания, от кармы, от бессмыслицы слов и действий, от неравенства и разобщённости "верхнего" и "нижнего".
  ... А дальше - дальше совсем другая жизнь, о которой теперь я не должен знать ничего конкретного, но предчувствовать Её.
  И теперь я не стремлюсь навсегда оставить эти места. Не хочу порвать, а всё же, могу и не возвратиться (не хочу возвращаться, хотя ещё не уехал, - смешно...). Просто, я увидел альтернативу жизни здесь, хотя чувствую иное...
  И всё же, стоит ли рассказывать?!!
  * * *
  Сегодня дочитал "Федра" замечательного Платона, и вот цитата из его заключения:
  Сократ: Разве не следует помолиться перед уходом?
  Федр: Конечно, надо.
  Сократ: Милый Пан и другие здешние боги, дайте мне стать внутренне прекрасным! А то, что у меня есть извне, пусть будет дружественно тому, что у меня внутри. Богатым пусть я считаю мудрого, а груд золота пусть у меня будет столько, сколько ни унести, ни увезти никому, кроме человека рассудительного. Просить ли ещё о чём-нибудь, Федр? По мне, такой молитвы достаточно.
  Федр: Присоедини и от меня ту же молитву. Ведь у друзей всё общее.
   (перевод А. Егунова)
   * * *
  Вот, подумал, что стесняюсь поцеловать девушке ручку, а ведь что-то побуждает совершить этот поступок (ну, естественно, не нарочно, не специально). В общем, много чего я стесняюсь (в себе); наверно, может быть ещё и за этим еду - чтобы пройти это лишнее уже стеснение своей откровенности каких-то душевных порывов.
  А ещё... не помню, но вчера меня настолько захлестнула волна предчувствия любви, ощущения какой-то важной перемены в жизни - нужной перемены, после которой с трудом узнаю себя нынешнего; как, впрочем, теперь почти не узнаю, а просто припоминаю, каким я был ну так года три-четыре назад...
   * * *
  Ведь я родился именно таким, к чему кривляться?! Ведь мужественность сама во мне проявляется, когда ей это нужно; а вдруг там я действительно начну вести себя так просто и откровенно, как здесь стесняюсь и не умею. Вдруг?!?
  ... а ведь, верно, есть где-то наш настоящий дом.
   * * *
  Если ветер неизменно клонит тебя в одну сторону, отыщи тому причину.
   прочитывая Козьму Пруткова
  * * *
  ... как бы я представлял нашу жизнь? Ладно, давай посмотрим: Ты занимаешься творчеством, наверное, водишь машину, словом занимаешь активную позицию в этом обществе. А я - "домохозяин": готовлю, глажу, стираю, рисую, пишу (и в постели, наверное, главная тоже ты). Что ж, мы выходим погулять, любим вместе совершать разные путешествия (маленькие и не очень), любим проказничать (немножко), например, разыграть ссору в ресторане так, чтобы поставить персонал в неловкость (конечно с хорошим завершением); в общем, любим дурачиться сами, и немножко так, по-доброму, любим дурачить окружающих. Любим ночные и утренние прогулки, делаем друг другу незаметные сюрпризы и с абсолютно невинным видом отнекиваемся; смотрим по вечерам какое-нибудь интересное кино. Обожаем выдумывать себе разные роли и разыгрывать их в незнакомых компаниях. И ещё мы любим дарить подарки разным там людям, помогая им иначе взглянуть на свою жизнь. И конечно мы любим друг друга. Мы - одно целое, вот!
   * * *
  Представляешь, выхожу сегодня погулять: небо такое задумчивое и солнце выглядывает из-за густых туч холодным, тёмно-оранжевым фонарём с какой-то кристальной ясностью...
  Я прошёл по Л-ской до улицы Д-ого, свернул направо, и вот я уже рядом с детской поликлиникой. Смотрю, сидит на дороге воробушек - совсем ещё птенец - машины проезжают ведь! Я остановился и стал наблюдать: вот проехала одна машина, вторая, ... и ещё, и ещё; а он, маленький храбрец, всё сидит - кайф что ли ловит от этого.
  Вдруг одна из машин будто бы наехала на воробушка - так говорила траектория её колеса - и я уже ожидал увидеть на асфальте мокрое пятнышко, но... - вот сорванец - сидит!!!
  Это теперь я соображаю, что зрение и вообще рефлексы у него конечно позволяют вовремя увернуться - но, чтобы делать это сознательно, с такой уверенностью, переходящей в невозмутимое спокойствие - это удивительно мне.
  Ещё я тогда подумал: а может, он брошен и не умеет летать, вот и решился - под машину, чем с голоду помирать (смешно, да, наделять воробья-птенца такой разумностью; но мне тогда ещё вспомнилось, что в древности разные боги и богини являлись людям в образе разных животных и птиц).
  Ладно, не могу так более смотреть, и уйти просто так тоже не могу - если летать не может, возьму к себе, попробую выкормить. Подошёл и взял его с дороги, держу на руках, глажу, "маленький" - говорю. А тот сидит так спокойно, крылышки расправляет, смотрит на меня, и раз - взлетел. Сел на крышу поликлиники и молча так поглядывает...
  * * *
  Вчера вечером на балконе я увидел в небе падающую звезду и загадал желание. А после, лёжа в постели, старался запомнить каждую деталь своей комнаты: положение стрелок на часах, и то, в каком порядке лежат на полках мои вещи и книги, звуки остывающей улицы за окном и сладостный запах свободы.
   Но, главное, я старался запомнить это переполненное волшебством "состояние путешественника", чтобы потом, годы спустя, можно было вернуться сюда в своей памяти и, уже зная, что будет, вновь, с радостным замиранием сердца, пережить это трепетное томление перед завораживающим шёпотом Неизвестности.
  ... знаешь, я верю, что, вот так вспоминая себя на перепутьях, в значимые моменты жизни, мы усиливаем связь со своим высшим "Я" и, как бы собирая себя из разных отрезков времени воедино, возможно, даже подаём себе из будущего сигналы, подсказывая верный путь.
  ... А сегодня я сяду в поезд, который увезёт меня в другую жизнь.
  * * *
  ----------- --------- -------------
  * * *
  ----------- --------- -------------
  * * *
   ----------- --------- -------------
  * * *
  Немыслимо, что впереди лишь небо, да любовь.
  Не верится, что Ты меня по имени зовёшь;
  И всё-таки иду к Тебе, ищу дорогу, чтобы
  Тебя обнять, моя богиня Авалона,
  И ласками Тебя укрыть, и данью восхищенья,
  И в нежности с Тобою странствовать всю ночь;
  Пусть день застанет нас в объятьях очищенья
  Той радостью, что обличённо гнали прочь.
  Друг в друге мы очнёмся, сбросив шоры -
  И нет иного мира, кроме нас двоих.
  Судьба, венчавшая на счастье "не фартовых",
   Подарит нам любовь и дверь в прекрасный стих,
  Где всё по нашему веленью происходит,
  Где ранняя лазурь чиста, и близость звёзд нисходит
  Лучами вещих грёз Небесного Окна
  К нам на руки, на лица, на глаза!
  Овалом времени земного пробужденья
  Луна так близко - скоро оживёт Луна;
  И корабли детей своих направит для спасенья
  Планеты нашей от невежества людского.
   * * *
  Ну и ну! Вот так сон мне приснился в первую мою ночь в новом городе. Даже не знаю, как его понимать
  
  Я в каком-то здании (ну, вроде торгового центра). И прямо в середине торгового зала на полу лежит 500руб. Я заметил купюру издалека и пытаюсь добраться к ней, но спотыкаюсь и падаю на живот; ползу... остаётся недалеко, но тут кто-то ближе замечает, куда я ползу, и опережает меня.
   Мне очень обидно, ведь это я её заметил. Я ухожу и по пути к выходу замечаю ещё парочку таких же, но уже почему-то знаю, что все деньги - фальшивые. И в подтверждение тому слышу смешки где-то в стороне - это смеются те, кто специально разбросал фальшивые деньги, чтобы потешаться над подбирающими их с надеждой людьми.
   Я уже как-то изменился сам, понял, что всё это - суета сует, и направляюсь к выходу из этого огромного здания (видимо, сцены мира). Вот и выход - ступени ведут вверх, упираясь в какой-то ларёк (может КПП), по бокам которого стоят две урны. А ещё там много стариков (наверно, ждут смерти у последней черты). И тут одна урна вдруг переворачивается (но, это не просто урна, а нечто важнее; и в ней шевелится что-то полуживое, не земного происхождения). И вроде бы я причастен к тому, что она перевернулась (или мои друзья). Я начинаю ставить эту "урну" на её постамент, а она оказывается очень тяжёлой; но и у меня откуда-то появляются силы нечеловеческие всё сделать как надо.
  Это было очень трудно, но я ничуть не устал. И сразу получаю одобрение чьё-то и прохожу. Всё, я по ту сторону...
  ... как же здесь красиво! Я ещё никогда не видел такого солнца (мягкого, тёплого и таинственного); может, в детских ещё снах, самых ранних. Как здесь всё по-родному...
  Рядом стоит деревце, чуть выше меня, похоже грушевое, а на нём пауки. Но я их не боюсь, да и сами они не похожи на наших, и паутины их отличаются - что-то вроде зимних узоров на стёклах...
  ... да, это не простые паучки, они сплетают паутину из света и тени; и они очень мудрые. Это они вышивают узоры жизней и судеб.
   Слышу голоса в голове, ... мне что-то говорят...:
  
   Иди... Тебя ждут... Теперь ты дома...
  
  Я иду. Слева длинное невысокое здание, а дальше, до заборчика, грушевый сад. И никого.
  Вдруг, в отдалении, в саду среди деревьев появляется силуэт... девушки, - вся она антрацитово-чёрного цвета, тонкая, с крыльями - и сразу исчезает. Секунда - появляется, ближе... Не уверен, но мне кажется, мы были знакомы...
  Тут из двери здания выходит другая - земная девчонка, лет десяти. Мы поздоровались - оказывается, она здесь тоже недавно (её я знал больше)
  И тут снова появляется первая, но как бы оставаясь невидимой - я лишь ощущаю её в объятьях...
   * * *
  Здравствуй, дружочек! Пожалуй, можно написать книгу о том, что произошло за двое этих суток (когда-нибудь, может быть, я этим и займусь)
  В общем, всё было здорово. Во-первых, группа у нас подобралась отменная, просто супер. И с нами учится одна девушка, Таня. Мне кажется - это Она! Мы с Ней разговаривали (правда, я был пьяный). Да-да, ты не ослышался - я напился (смешно, правда?!!).
  А получилось всё так. Один парень, Макс, предложил устроить после занятий ознакомительное чаепитие (как оказалось, не простое). Кто-то додумался купить вина, и подхваченный общим весельем, я решился выпить чуточку за знакомство (хотя, после того раза, на выпускном, даже от запаха меня мутит). Ну, выпил стаканчик - вроде бы ничего, сначала....
  А потом началось волшебство. Я точно на новогоднем утреннике оказался, будто перенёсся в самое своё детство. Там были и весёлые истории, и конкурсы разные и музыка...
  ... и вот мы с Таней идём по коридору. Она мне что-то рассказывает, а у меня голова кружится - от Неё, то ли от вина. Я ещё помню, как мы вышли на крыльцо, как она уехала, а я улёгся поспать на лавочку (умора!) с мыслью, что непременно проснусь дома...
  Просыпаюсь я, значит, дома. Нет, нет, ты не ослышался именно дома... только не у себя. Сначала я испугался, но, потом обрадовался, решив, что я у Тани. А оказалось, что у Макса с группы (правда, всё это выяснилось при одном очень забавном эпизоде). Макс тоже оказался поклонником "Героев", и мы до утра играли, даже на первое занятие опоздали.
  Потом после занятий Макс поехал по работе. Тани не было и я, немножко правда расстроенный, но всё равно счастливый донельзя, отправился на набережную, и просидел там у старого причала до самого вечера, любуясь небом, солнцем, морем...
   И сейчас я собираюсь всё это нарисовать.
   * * *
  "... Вероятно, выгибы и угибы их характеров были так расположены, что в союзе приходились друг к другу ладно, не болтаясь и не нажимая"
   А. И. Куприн
   * * *
  Привет! Сегодня пятница, восемь вечера... Сегодня мы гуляли вместе с Таней - соединили наши два таких похожих мира. Очень было интересно ощущать этот долгожданный симбиоз. Я рассказал о Ней во снах. Она мне поведала о Николае "хозяине" - оказывается, мы с Таней в очень похожих ситуациях, и это позволяет нам быть свободными (оставаться свободными) по отношению друг к другу. Всё только начинается... И ведь всё получилось, как я думал...
   ***
  ... думал о Тане... Интересно получается. Я влюбился, точнее, полюбил её по-своему. Она - достойный человек, но, это по-другому. Она - попутчица. Мне хорошо с ней рядом, ... как с сестрой, наверное (хотя, у меня никогда не было сестры).
   Главное, я чувствую, что стал ближе к нашей с Тобой встрече.
  Всем приятных снов!
   * * *
  ... я взял билет до N. , но обилетился у водителя одного автобуса, а сел на другой, с тем условием, что в дороге, мол, разберёмся; да, только выезжая по 9-го мая, я вдруг прошусь сойти, думаю, взять билетик свой, потому что тот автобус шёл за нами. И вот я стою на этой улице, а колонна уходит, и много автобусов, идущих друг за другом, разных марок и номеров - проезжают мимо, а я всё высматриваю тот, другой рейс...
  Короче, ушли все автобусы, и остался я один на дороге. А погода такая серая, грустная, кругом полно влажного снега - поздняя зима - по небу ползут густые жёлтые тучи... Я пытаюсь проголосовать - останавливаются какие-то некрасивые люди. Тот, что на заднем сидении, спросил: "А что ты здесь делаешь?". "Я вырос здесь" - отвечаю ему, а тот усмехнулся так, брезгливо, и они уехали...
  Была и ещё одна машина - широкий микрик (а первая - "жигули"), в нём везли спящего ребёнка. Открыл тонированное окно мне какой-то старик. Я говорю, что еду на попутках, до N. , а он тоже усмехнулся, не презрительно, а просто небрежно, и отвечает: "Нет, ты не едешь, а стоишь на месте" - и тоже уехали... Такое впечатление, что никто здесь связываться со мной не хочет.
  Ещё снился странный отель, "сеговские" игры и целые полчища хищников, на каком-то космическом корабле...
  ***
  Вчера с утра поехал к Алисе, вытащил Макса (хотя мы до вечера играли в "Героев")... и в итоге, я опоздал на автобус; ждали Серёгу, познакомились с Аней; подошёл Серж - пошли к нему, посмотрели интересный фильм "Дуэты", переночевали. Утром позавтракал у Макса, и сюда - ничего, вроде бы, особенного, а приятно...
  Сегодня холодно и немножко грустно... А, в общем, безразлично... Какое-то ностальгическое настроение.
  Я вспомнил, как в десятом классе в сентябре-октябре каждую субботу ездил от бабушки к маме и играл в "Дюну" на сеге. А ещё, зимой, смотрел каждый день мультсериал "Гравити Фоллз" и ел лапшу всухомятку, прямо из пачки (Я её до сих пор частенько хрумаю таким образом).
   * * *
  Домой хочу... очень хочу всех повидать - я по всем моим родным сильно соскучился. Ещё хочу сходить к дедушке (он мне снился позавчера); странно - очень хочу к нему сходить. Буду идти по жёлтым опавшим листьям и слушать "Мельницу". Осени хочу, очень просит душа осени. Сборники составлю новые: Scorpions, Chris De Burg, Sting, Billy Joel, Smokie...
  Поеду, наверно, через три недели только, пока здесь всё утрясётся...
  * * *
  Мы с вами очень похожи..., ведь мы - люди, и мы живы. Вы представляете - живы! Нет, вы только подумайте, поймите это - ЖИВЫ!!!
  * * *
  Ладно, ведь это будет, наверное, последний дневник в своём роде, завершающий этот период...
  ... сейчас так тихо, словно один в большой-большой и пустой комнате... лягу на пол, потянусь, а потом смотреть в белый, чистый потолок, пока он не сделается прозрачным и ощутимо плотным на бесконечное расстояние. Пусть он станет пространством нового мира, когда почувствуешь круг, крест и крылья за спиной.
   * * *
  Порой, чувствую и над собой перо неизвестного автора. Автора, которому уже надоело изо дня в день описывать эти голые стены...
  * * *
  "...его всегда тянуло к приключениям, к физическому труду на свежем воздухе, к жизни, совершенно лишённой хотя бы малейшего намёка на комфорт, к беспечному бродяжничеству, в котором человек, отбросив от себя всевозможные внешние условия, сам не знает, что с ним будет завтра..."
  А.И. Куприн
   ...может, тоже отправиться "бродяжничать" в неизвестность и не возвращаться больше сюда.
  Вдруг, как в фильме "тринадцатый этаж", я увижу там край мира..., за которым меня ждёшь Ты?!
  ... Ты мне снилась сегодня (другого счастья мне не надо). Я обнимал Тебя, Ты мне отвечала и так грустно-успокаивающе приговаривала: Миша,... Миша...
   * * *
  Сегодня похолодало..., и как приятно было идти этим ранним осенним, слегка морозным утром.
  ... теперь как-то спокойно; многое мне вспоминается целыми полосами, целыми периодами из разного времени моей жизни, и всё становится так близко, так рядышком друг с другом
  *** *** ***
  Вечер вторника. Вчера выпал настоящий снег. Гуляли вечером с Таней и Андреем (её другом), зашли к её брату, Деньке... он мне понравился, но... я понимаю Таню. И они все такие хорошие люди - спасибо всем им.
  Сейчас перечитал всё с приезда, заметил одну определённую тенденцию - желание перемен (хотя чёткости нет; но как она может быть, когда здесь замешаны силы пока мне не понятные, но ощутимые - на всё воля бога). Сегодня ночую у Серёги.
  Всем спокойной ночи и приятных снов.
  * * *
  Сейчас мне холодно и одиноко, грустно и тоскливо. Отчего же так?..
  Но, если такие как мы чувствуем, то это обоюдно. Значит и Ей так же грустно и хочется со мной встретиться...
   Я чувствую, Ты где-то рядом, где-то здесь, в этом городе ... Где-то и я для тебя...
  Сегодня ходил на то место, что мне Таня показала, и смотрел на бегущие ванильные облака, на то самое дерево... Наверно, мне нужно было побыть одному.
  * * *
  Наблюдение:
  Наше поколение оказалось свидетелем перемены всех четырёх цифр;
  В этом мире нет ничего собственного, полностью принадлежащего кому бы то ни было из людей. Все мы - гости, арендаторы (арендаторы даже собственного тела);
  Главное в жизни - та лёгкость, с которой мы способны воспринимать происходящее.
  * * *
   сегодня мне снился сон про солнечную жемчужину... такой красочный длинный и яркий, что до сих пор захватывает... Не знаю, хватит ли в этой тетрадке места, чтобы его описать; но описать надо, непременно надо (хотя бы частями)!
  
  Жемчужина времени
  
  Всё началось на второй день нашего приезда. Мы с Викой и дочкой, как обычно, в конце лета поехали к морю, но разбили лагерь углубившись в лес, на уютной поляне возле речной протоки. Вниз, к морю, уходила узкая, едва заметная тропка, по косогору, поднималась почти заросшая кустарником широкая дорога (наверно, здесь когда-то пролегала магистраль), а в отдалении за густым забором деревьев шумело подъездное шоссе.
  Утром второго дня по старой заросшей дороге в джипе модели "Паджеро - коротыш" спустилась женщина, поприветствовала нас, и со мной поздоровалась как-то ...по-особенному - у меня возникло явное ощущение, что я давно её знаю. Но, как и откуда - этого я вспомнить не мог. И ещё, меня очень к ней потянуло.
  Не знаю; я никогда не изменял супруге, хотя ещё до свадьбы мне делали авансы весьма роскошные и ухоженные дамы. Но я уже встречался с Викой, поэтому интрижки на стороне меня не интересовали; а тут - прямо наваждение какое-то!..(когда помогал ей ставить палатку, мне так и хотелось заняться с ней сексом, слиться с этой манящей женщиной в её походном шатре, при всём том, что рядом находились супруга и дочь).
  У меня была версия, в чём причина такого сумасшедшего притяжения: этой ночью должно произойти затмение Красной Луны при максимальном её приближении к планете, довольно редкое. Поэтому я говорил себе: "Перетерпеть это клятое затмение - и всё пройдёт...".
  ... Вот Ольга (так звали приезжую) неспешно пьёт из фарфоровой пиалы каркаде и рассказывает мне, что едет издалека, с севера, и что здесь она тоже проездом. Она предлагает мне поехать с ней. Мне не по себе от того, насколько внимательно я её слушаю. Я стараюсь надолго не встречаться с ней глазами и молча грею руки о горячую кружку...
  Меня одолевает одно очень яркое, ослепительное воспоминание: как будто всё вокруг заливает, золотисто-перламутрово-дымчатый, струящийся звуками дивной флейтовой музыки, сферически-обволакивающий свет (я уже думаю, не подсыпала ли она мне чего в напиток). Ольга, видя моё полуобморочное состояние, подсаживается ближе, бережно берёт из моих слабеющих рук кружку, прислоняется своим лбом к моему - я чувствую близость её кожи, её губ...
  "У тебя жар. - говорит она - Тебе нужно прилечь и отдохнуть. Сейчас схожу в машину за аптечкой".
  И последнее, что мне запомнилось: что я смог удержаться, потратил последний остаток сил на то, чтобы не коснуться её губ своими...
   (продолжение следует)
  * * *
  Брось этот камень в воду - пускай он пойдёт на дно, оставив тебе круги на воде. Ты можешь сделать выбор: остаться камнем или стать кругами...
  * * *
  Так тихо, когда замыкает... (кто)... круги на лице. Круги... сколько их, сколько... Я в тупике. Да, просто чувствую, что этот тупик движется, а я плыву по течению... И нет меня больше отдельно от этого всеобъемлющего потока. Я - точка... я - точка... я - точка... я - точка... И Ты тоже - точка...
  Прошу, пусть это длится, прошу Тебя - не отпускай меня... не могу... не могу говорить с Тобой... и говорю... почему я говорю... будто, уже сказал, но ещё не услышал собственного голоса. Что мне всё остальное, если в Тебе, Милая, в Тебе всё моё счастье...
  Что ж, пока я выручаюсь своей впечатлительностью, жаждой познания, и, конечно, надеждой, что скоро встречу Тебя...
  ***
  Когда я проснулся, был уже вечер. Я вышел из палатки и нашёл Ольгу у затухающего костра. Небо было застлано бордово-чёрными грядами высоких тучных облаков, подсвеченных большим оранжево-красным солнцем, едва касающимся раскалённой водной глади горизонта. В воздухе чувствовалась необычайная, первозданно-упругая свежесть. Вокруг шумели и лоснились зелёные листья и травы. Над головой бордовым и ванильно-жёлтым веретеном тянулись длинные полосы турбулентных завихрений, а в окна дремуче-фиолетового небосвода проглядывали звёзды...
  Я медленно подошёл к Ольге и внимательно на неё посмотрел. Она пошевелила палкой остывающие угли и ответила мне какой-то затаённо- жаждущей, зовущей, пристальной и ... чуть разочарованной искринкой во взгляде. Я отвёл глаза, и сел рядом.
  Она сказала, что на побережье совершил аварийную посадку пассажирский вертолёт, и Вика с дочкой ушли посмотреть, что там. Я спросил, можно ли поехать с ней. Она сказала: "Нет". Сказала, что я не готов, и чтобы стать готовым, нужно будет остаться на этой поляне, одному, без еды и одежды; остаться и, лёжа в траве у костра, встретить ночное затмение. Затем она собралась и уехала. А я остался ждать своих...
  С Викторией мы познакомились в маршрутке: она попросила передать за проезд и, когда я возвращал ей сдачу, автобус, видимо, поймал ямку - монеты укатились в разные стороны. Я достал из кармана мелочь, но она, мило улыбнувшись, наотрез отказалась её принять. Мы, не сговариваясь, вышли на одной остановке и я, чтобы хоть как-то компенсировать ей утрату, предложил помочь донести её тяжёлую сумку.
  На следующий день я уже пил чай у неё на кухне и общался с её шестилетней дочей. Это было три года назад...
   (продолжение следует)
  * * *
  Так хочется выражаться красиво и складно..., а слов нет. Впрочем, это ведь мой дневник, кто его будет читать; а хочу ли я, чтобы его, кроме меня, ещё кто-то читал, наверное, да...
  Снова странные сны: мозаика необыкновенной красоты, ...оживший утопленник, мною вытащенный со дна..., японцы... и этот красавец атлант, которому я рассказывал про фантастический катер.
  * * *
  В жизни каждого человека есть период, когда он может испытывать свои лучшие чувства, совершить самые прекрасные поступки, на которые он только способен; протяжённый миг свободы и счастья, когда он может быть самим собой.
  И, потом, если бабочка не вышла из кокона, это состояние, словно ступени ракеты, летящей сквозь время и пространство Космоса, отсоединяется от тебя, и дальше ты остаёшься с тем, что осталось после магического полёта и ищешь силы, причины, желание жить дальше...
  Неужели я говорил о себе?
   * * *
  Слышу женские голоса: это возвращаются супруга и дочь. Они рассказывают какую-то сумбурную историю, будто пилот, вёзший пассажиров на континент, увидел вдалеке летящего человека, машущего ему рукой. Пилот запаниковал, решил посадить вертолёт на ближайший прибрежный уступ, но не рассчитал манёвр, и машину завалило набок. К счастью, обошлось без жертв, если не считать возникшего из ниоткуда незнакомца. Незнакомец появился в разгар спасательной операции, когда из помятого корпуса вызволяли перепуганных пассажиров. Появился прямо на уступе, и его зацепило переносимой спасателями искорёженной лопастью. Он упал в воду, но водолазы так и не нашли тела... В общем, какая-то мистика!..
   Они пришли, когда зону уже перекрыли для более детального расследования, а историю супруга услышала от одного из потерпевших бедствие пассажиров.
  И вот удивительная штука: эта сенсация показалась мне не стоящей никакого внимания. Как будто каждый день у нас по небу летают люди, падают вертолёты и из воздуха материализуются незнакомцы. И это было странно, ведь, зная себя, а я был жутким любителем фантастики и историй подобного рода, я бы тут же помчался сам всё разведать...
  Вообще, после обморока в палатке я стал каким-то другим, но не мог точно уловить суть перемены. Да у меня и времени не было в этом разбираться - раз зону перекрыли, никакого моря (по крайней мере, на этой стороне архипелага) не светит.
  Укладывая вещи и собирая наш кемпинг, я обдумывал, как сказать Вике о своей затее остаться здесь одному. Супруга в основном поддерживала мои безумные проекты, но тут было что-то ещё. Ведь, стань она настаивать, зачем мне это, я не смог бы дать ей вразумительного ответа. Не потому, что у нас друг от друга были какие-то секреты; просто я и сам толком не знал - зачем.
  Но она настаивать не стала. К тому же ей звонила подруга, звала на какой-то ведический симпозиум...
  * * *
  Эта девушка, Наташа... что во мне она пробуждает, какие чувства??? Неужели, любовь(?), но какую... очень грустную; такая ностальгия по чувствам - душа говорит со мной.
  И опять здесь Макс - кто же он?
  * * *
  Я у бабушки, в своей комнате (приехал, как она выражается, "на побывку" а по правде - потерял паспорт). Точка - она становится всё реальнее, уже почти физически ощутима, и окружающее всё больше становится сном, (хотя здесь ничего нового в этом смысле я не сказал, однако, ты понял).
  Главная новость, пожалуй, в том состоит, что пространство стало меня впускать; и после двухлетнего расстояния объяснений с самим собой в ожидании Встречи, в лабиринте тупиков с обратным адресом... теперь, оно изменилось...
   * * *
  Едва девчонки уехали, и я остался один, нагой, у тлеющего костра, мне сделалось жутковато: нет, не от всей этой невероятной истории с крушением вертолёта и летающим незнакомцем. Мне стало жутко от обрушившегося на меня одиночества.
  Я лежал на траве, слушал шёпот ветра в листьях, как будто усыхающих в стремительно чернеющем воздухе. Вспоминал таинственную гостью, её необычайно близкий, родственный, манящий взгляд и, замечтавшись, совершенно забыл, что затмение вот-вот начнётся, а я не запасся дровами для костра.
  Вскочив, я попытался собрать окрестный хворост, но этого оказалось недостаточно, а идти в чащу за большими ветками уже не было времени.
  Меня охватили тоска и печаль: зачем вот так, по глупости, было ставить свою жизнь на самый край очевиднейшей бездны. Ведь в апогее тьмы без малейшего источника света я навсегда потеряюсь, забудусь и ослепну в окружающем океане пространства - дезориентация сознания разорвёт все когнитивные связи.
  В общем, нужно было срочно что-то придумать. И тут я вспомнил, что за поворотом вверх по заросшей дороге видел старый большой дом, где обитали какие-то люди. У них уж точно должны быть свет и тепло, хотя бы до завтрашнего утра.
   * * *
  Все эти страшные истории, рассказанные в детской маленькой комнатушке самым доверчивым существам - нам, была ли в них необходимость или, хотя бы, ответственность?
   * * *
  Когда приблизившаяся к земле, будто желая лучше разглядеть её крошечных обитателей, хищная краснолицая Луна явилась из-за чёрных облаков и тень "эклипсо" поползла по её правому верхнему краю, я пробирался сквозь чернильно-медные заросли пустырника и полыни, а впереди, будто на дефектном негативе, матовым, иссиня-чёрным обелиском высилось гротескное строение начала позапрошлого века. Я слышал, что до революции здесь был пансион благородных девиц, а после - интернат для недееспособных, убогих людей.
  Сделанная подобием полукруглой оранжереи просторная передняя была завалена обломками старых стульев, фортепьяно и прочей рухляди; трёхметровые витражные уходящие в пол окна растеряли половину квадратных и прямоугольных стекляшек. В загустевшем сумрачно-бордовом свете я разглядел очертания внутренней двери.
  Мне отворили без вопросов, сразу провели к костру. В помещении, где сломана большая половина потолка, теснились какие-то силуэты. То были бездомные нищие и убогие, нашедшие здесь последний приют. Они грелись у разведённого где-то между первым и вторым этажами костра, отламывая от обрушенного пола-потолка доски и подкармливая языкастое пламя, поддерживающее жизнь в этом унылом, забытом богом и людьми месте.
  Как ни странно, меня там приняли за своего. Дали какую-то похожую на мешковину одежду и сунули в руки еле тёплую похлёбку. В сильно спёртом воздухе пахло гарью, сыростью и теплом телесных испарений.
  Я тоже решил принести дров к огню, но не стал доламывать пол второго этажа (там тоже шевелились какие-то фигуры в балахонах), а решил поискать в соседних комнатах.
  К моему удивлению оказалось, что во всём доме обитаемым оказалось только одно двухэтажное помещение с разобранным полом - наверное, они не стали селиться в других, чтобы сохранить тепло, и постепенно о них забыли.
  По заваленным ветхим скарбом, большим и малым номерам я набрал деревянных брусков, принёс к костру и задумался: сколько времени я там нахожусь; ведь, если затмение закончилось, я мог двигаться дальше.
  Я хотел выйти в переднюю и глянуть на улицу (в то двухэтажное помещение не проникал солнечный свет), стал пробираться сквозь ряды сидящих и лежащих на полу грязных наростов, а те цеплялись за край моей одежды и спрашивали, кто я, и откуда иду. Я очень уставал и задерживался, отвечая на их вопросы. В конце концов я засомневался, был ли когда-нибудь пляж, вертолёт, странная гостья и вообще моя жизнь в столичном городе...
  Я посмотрел на дверь, к которой направлялся, и обнаружил, что продвинулся всего лишь на несколько шагов.
  Кто-то из убогих на полу будто бы узнал меня, и я не мог уверенно сказать, что мы с ним незнакомы.
  Мы пошли обратно к костру, чтобы разглядеть друг друга поближе, и по дороге начали ссориться - как будто, тот, кого он во мне узнал, был ему что-то должен; но я не помнил этого. Он требовал, чтобы я отдал ему свою одежду и место, а мне не хотелось отдавать, ведь одежда была ещё почти новая, и место поближе к костру - очень тёплое.
  Я начал злиться, но заметил, что рядом зашевелился его сосед. Я подумал, что будет лучше залезть на уцелевшую половину пола второго этажа (там, я помнил, мне кто-то одобрительно кивнул, когда я не стал доламывать их закуток, а пошёл искать дрова в других комнатах). Я подумал, что там меня тоже, возможно, запомнили, и что сверху ногами будет легче отбиваться, если эти двое полезут за моей одеждой.
  А следом грянул гром...
  Я слышал раскаты так, как будто гром гремел не только снаружи, а во мне самом. Это было похоже на давно забытую любимую песню.
   Наверное, то был грохот пушечной канонады, поскольку я уловил и отдельный бой военных барабанов. И ещё я точно знал, что никто вокруг его не слышит.
  Я молча снял одежду и отдал её мнимому знакомому (они с товарищем стали жадно её делить), молча направился к выходу, не отвечая больше ни на чьи вопросы. Я знал, что я - человек. Знал, что там, снаружи, ждут моего участия. Знал, что девушка, сказавшая мне ждать затмения и предлагавшая ехать с ней, добралась до пункта назначения (разбилась) и, что Вика специально рассыпала тогда мелочь. Я знал, что ручка двери в моей руке поворачивается на пол-оборота влево...
   (продолжение следует)
   * * *
  Неужели мы так привыкли быть виноватыми, униженными, оправдывающимися... Неужели?
  * * *
  Какой-то странный дневник: я боюсь смерти, я жду смерти и ещё чего-то... я жду любви.
  Мне тяжело здесь... что ж, мне не стыдно в этом признаваться, - мне тяжело...... Я здесь обессиливаю!
   * * *
  Действительно, смерть человека похожа на сон.
  * * *
  Я забываю, что это - просто сказка, и меня берегут и разрешают всё; просто мне нужно снова привыкнуть к этой свободе, когда, чем меньше усилий прилагаешь, тем легче двигаться вперёд.
  * * *
  Знаешь(?), ... нет, правда, а если завтра я Тебя встречу...
   * * *
  ...Сквозь чистые окна совсем ещё новой оранжерейной передней пробивался ясный утренний свет. Там, снаружи, по широкой грунтовой дороге (той самой, что давно заросла травой), отступали разбитые наполеоновские войска. Разбитые российской армией. Шёл 1814 год.
  Я смотрел на торжественно - унылое шествие, на этот грустный демарш и испытывал двойственное ощущение: с одной стороны, я видел, понимал, что оттуда, из-за бескрайних степей нашей страны их гонит непобедимая и грозная сила, гонит неотступно и неминуемо, до самого конца; с другой - сам чувствовал себя причастным к этой силе. Но я испытывал симпатию к этому безнадёжному войску: лица бравых капралов, совсем ещё юнцов только что набранной рекрутской армии, светились беспримерным героизмом и готовностью отдать жизнь за свою страну и за своего любимого императора. Причём, "отдать жизнь" - было только вопросом времени.
  Колонна долго тянулась из конца в конец дороги, а я всё наблюдал за обречёнными, но несломленными воинами, гордо отступавшими от настигающей их гибели...
  Вдруг позади себя я услышал скрип половиц. Пятеро или шестеро в странных серебристых комбинезонах, будто вышедшие из тьмы, поманили меня к себе, одели в такой же комбинезон и обратились как к равному. Стали объяснять, что в этом доме есть одна потаённая, подвальная комната с очень сложной технической начинкой. В ней нет искусственного освещения. Единственный источник света - покоящаяся в шестиугольной шкатулке со множеством уменьшающихся вглубь двустворчатых дверец, ценнейшая вещь во вселенной - жемчужина времени.
  Они рассказали, что пользоваться ей нужно, положив между третьей и второй фалангами указательного пальца правой руки и прижав большим. Они сказали, что от характера нажатия, поступательного или вращательного давления, будет зависеть время и место моего следующего "смещения".
   Они добавили, что дом этот некогда принадлежал моим предкам, и жемчужина - моё законное наследие. Они также говорили, что сами составляют координационную группу смещения материй, и у каждого из них есть своё "чёрное солнце" - так они называли жемчужины - но, не существует двух одинаковых, и, кроме истинного наследника, никто не может им управлять. Каждое из их шести солнц обладает своим, особым, спектром излучения, и им недостаёт "жёлтого"...
  Когда они говорили мне всё это, я вспомнил старые рассказы бабушки о том, что наши предки умели предчувствовать будущее, и даже менять его, но только по одному разу. Последнее упоминание об этом было в 1812 году при Бородинской битве (в первый раз Москву не сдали, и война затянулась ещё на полтора года).
  Ещё они предупреждали, что только я войду, проснётся защитная система ИИ - она может впустить только наследника, и потому примет меня, как родного. Она всячески будет препятствовать мне в получении жемчужины - такова её программа; но я легко её обману, загадывая детские загадки - разум системы на уровне семилетнего ребёнка. Когда "чёрное солнце" будет у меня, я должен отключить ИИ.
  Так и произошло. После инструктажа они поставили на обитую бежевым дермантином дверь гостиной - будущего пристанища убогих, - кодовый замок с двумя пятизначными столбцами цифр, ввели комбинацию, и вот я уже внутри довольно обширной затемнённой комнаты, напичканной всевозможными приборами и машинами. Их, похожие на притаившихся жуков и осьминогов, тускло поблёскивающие очертания из пластика, стекла, проводов и металла виднеются на специальных спускающихся к центру платформах; там, внизу, в высоком открытом ларце, пульсирует волнисто-огненной, многослойно-расползающейся в пространство, сгущая и сворачивая его желтовато-сверкающе-красной ядерной кромкой, маленькое спящее солнце.
  Приблизившись к ларцу вплотную и заглянув за край, я вижу на дне ту самую резную шестигранную шкатулку, обвитую зловещими лучами мглисто-шершнёвого света. Я протягиваю руку, и прежде, чем коснуться гранёной коробочки, слышу идущий как бы отовсюду голос - Она здесь, Она всегда была здесь, вокруг меня, и только наблюдала. Я чувствую, что целиком нахожусь в Её власти - в Её, пока у меня не будет жемчужины...
  - "Что ты делаешь?" - спрашивает Голос
  - "Достаю жемчужину" - говорю я
  - "Разве ты сумеешь ею управлять, сумеешь удержать это равновесие силы?"
  - "Вот, достану - тогда и увидим! Не мешай... - поспешно отвечаю я, всё быстрее открывая нескончаемые, уходящие вглубь дверцы. - Лучше, отгадай загадку : две ноги на трёх ногах, а четвёртая в зубах. Что это?
   - " Это просто: человек на трёхногой табуретке ест куриную лапку. Задачка из твоего детского журнала."
   - "Ка-ак??? Да, Откуда ты ....
  
  Я теряю терпение, чувствую, что ИИ читает все мои мысли, и в любой момент может меня обездвижить; я тороплюсь скорее её отключить; я чувствую, что проиграл...
  Но защитная система не лишает меня мобильности. Чуя мою спешку и растущее, рвущееся из-под контроля желание завладеть жемчужиной, Она лишь просит, чтобы не торопился, иначе эти энергии возьмут надо мною верх, и мы потеряем и жемчужину, и всё то время, что Она для меня хранила.
  По мере того, как Она говорит со мной, ко мне возвращается самообладание. Я открываю уменьшающиеся, ведущие к почти безграничной силе и власти дверцы всё более бесстрастно и осознанно, одновременно находя, что защитная система совсем ко мне не враждебна - напротив, податлива и дружелюбна. И её голос, её манера обращения кажутся мне знакомыми.
  "Поляна! Это ты тогда приезжала ко мне!" - вдруг вспоминаю я, и, слыша в ответ её встревоженное "Осторожней!", чувствую идеально - круглую, распирающую пространство точку между большим и указательным пальцами правой руки - жемчужина у меня...
   (продолжение следует)
  * * *
  Сегодня шёл дождь... Так не хочется что-то обещать ... и вообще, говорить о будущем определённо. Хочется просто молча делать... и чтобы никто не знал...
  Я снова у бабушки... Я заболел,... наелся...
  Заболел, блин, как-то скоропостижно (хотя, к этому всё и шло - вот и пришло). Значит, неделю передохну, подлечусь, и обратно... А куда обратно?
   * * *
  Как же порой раздражает меня бабушка!
   Вчера вечером мне было так хорошо - я лёг в постель, под одеяло, с температурой 39*С и был в своём сердце - и мечтать было так легко и тепло, и так красиво в сердце. Чувство любви, ... временами, почти невесомость. Но это не бред - сознание ясное, лёгкое, чистое; и радость, благодарная радость в груди. Но бабушка настаивала с таблеткой. Сказала, что вызовет врачей, и мне сделают укол от температуры. Я просил поверить, объяснял, что мне хорошо, и всё в порядке; но бабушка видит иначе (всё повторяется). Конечно, я мог бы отказаться, ведь таблетка нарушит то состояние - и вообще, их пить лишь в крайнем случае надо.
  Но, мне было не по себе, ведь бабушка волновалась. Я решил пойти на последнее средство: сделал из подушечки орбита "таблетку", похожую по размеру, и положил её на стол, а настоящую спрятал. Но, ведь это обман - а здесь в другом совсем смысл, чтобы принять бабушку такой, какая она есть, с её привычкой действий "по уставу"... В общем, я положил рядом две таблетки - какую она мне подаст, ту и выпью.
  Бабушка подала настоящую, её я выпил с двумя кружками тёплого молока. Я лег в кровать, головная боль от препирательств стихла, раздражение спало, даже немножко вернулось то состояние. И, если эта таблетка - выход (который там же, где и вход, когда в детстве меня лечили такими методами; и ещё как лечили!), пусть - этому я только рад!
  * * *
  Обжигающе - яркий, пронзительный свет вошёл через пальцы и глаза в самое основание позвоночника, воспламенив меня изнутри. Я будто провалился вглубь самого себя, став микроскопической точкой внимания своего характера. Пространства моего тела казались мне теперь беспредельно огромными и точно соотносились с картой моего сознания, моего мозга и моей жизни. Я вдруг почувствовал, что эта карта - не просто образное представление, но что, выбрав определённые время и место своей памяти и воспроизведя связанную с ними эмоциональную мелодию, я окажусь там...
  Я сжал жемчужину сильнее...
  Полёт по вечереющему, почти ночному небу в турбулентных, секущих лицо, струях свежего ветра на фоне горящих туч; необузданная, необъятная, хмельная свобода...
   Я лечу над шапками лесов и просёлочными дорогами, над приморскими посёлками и халабудами, наполовину съеденными тенью томного медно-огненного заката. Взлетаю выше. Мчусь над остывающей, бордовой водой...
   Я - всемогущ. Я могу вернуться в любое время и место своей жизни (да что там своей - жизни вообще) и всё изменить. Я бессмертен, как те шестеро в комбинезонах. Я - летящий над водой ангел... или демон - теперь не всё ли равно?! Я могу играть судьбами людей. Ах, какая свобода! Какая власть!!!..
  Наблюдаю вдали мигающий огонёк - сигнальный маяк вертолёта. Решаю посмотреть ближе. Лечу параллельно, чувствую - пилот меня заметил. Машу ему рукой. Вертолёт поворачивает к берегу - пилот испугался, он в панике; знаю, произойдёт авария...
  - Но я же не хотел его пугать! - говорю себе с досадой, сдавив жемчужину немного по часовой стрелке...
   На побережье, чудом не сорвавшийся, завалившись при посадке на небольшом утёсе набок, лежит пассажирский вертолёт. Группа спасателей ломает заклинившие двери. Другие закрепляют накренённый корпус и переносят обломки вверх по склону.
  Хочу посмотреть, все ли живы. Появляюсь рядом, на уступе: люди, нёсшие лопасть, от неожиданности роняют её, задевая меня краем. Падаю в воду; хлопок..., гроздья воздушных пузырей... Опускаюсь на прозрачно-каменистое дно (здесь, под уступом, довольно глубоко).
  Жемчужина в моей руке пульсирует строчкой каких-то сигналов. Пытаюсь разобраться... Узнаю знакомый голос. Она теперь в жемчужине - снова со мной! Говорит, что предупреждала, что учиться управлять нужно вместе, что вместе можно спрятаться от них, родившись людьми и узнав (вспомнив) друг друга при встрече.
  Когда мы научимся управлять нашей жемчужиной, она засияет всей радугой спектра, сильнее, чем шесть их, вместе взятые, поскольку их жемчужины безжиз...
  (Её перебивают, глушат)
  Слышу, как три сидящие на антенне ночной крыши собаки - два бульдога и пудель - зовут меня позабавиться: устроить в городе какую-нибудь аварию, или чего поинтереснее - теперь с моей новой, недостающей им, жемчужиной. А вскоре присоединятся остальные...
  
  Я чувствую, как, напрягая все силы, слабеющим голосом Моя жемчужина просит, чтоб я остановился, чтоб оставил Её на морском дне, только бы не примыкать к ним, не стать ими. Это единственное, что я могу ещё сделать...
  
  И снова собаки лают с крыши - теперь их пятеро, и силой своих пяти жемчужин они перекрывают Её голос. Нарастающие параболой сила и власть почти лишают меня способности что-либо чувствовать...
  - Не бойся, я знаю, что делать. Верь мне - бросаю Ей на прощание. Прижимаю большой палец вправо и вниз (по указанному координатному коридору) и я - на крыше. Слышу приветственный лай и чувствую, магнитная сетка снята - они приглашают замкнуться с их энергетической цепью. Биение силы захлёстывает меня, я начинаю терять сознание, задыхаться ...
  И тут жемчужина (до входа в коридор я сдвинул её на самый внешний край ухвата; я подумал о ...) выскальзывает из моей руки оглушительной вспышкой извергнувшегося в пространство янтарно-огненного дождя. Напоследок ещё вижу оскаленно-звериные лица и пущенные в меня магнитные гарпуны. Но меня на крыше уже нет...
  ***
  Когда я проснулся, уже был вечер. Я вышел из палатки и нашёл Ольгу у затухающего костра. Небо было залатано бордово-чёрными грядами высоких тучных облаков, очерченных снизу большим оранжево-красным солнцем, едва касающимся раскалённой водной глади горизонта. В воздухе чувствовалась необычайная, первозданная, опьяняюще-упругая свежесть. Вокруг шумели и лоснились бархатистые листья и травы. Над головой, под облаками, бордово-сизым и ванильно-жёлтым веретеном тянулись трассирующие полосы турбулентных завихрений, а в окна воронёно-фиолетового небосвода заглядывали звёзды...
  Всё вокруг как будто преобразилось, как будто ничего уже не было прежним.
  Я медленно подошёл к Ольге и внимательно на неё посмотрел. Она пошевелила палкой остывающие угли и взглянула на меня в ответ с какой-то затаённо-ждущей, жаждущей, вглядывающейся, и всё более азартно-разгорающейся искринкой во взгляде. Я улыбнулся и подмигнул ей в ответ...
   Конец
  
  Ура! Осталось только подредактировать. Эскизы картинок тоже набросал... Мишута, я так горд за тебя - ты написал свой ПЕРВЫЙ РАССКАЗ. Он достучится до сердец - это так классно!!!
  * * *
  Вот - я ехал домой - приехал, и пробыл здесь целую неделю. Ну, положим, проболел три дня, ну, дорисовывал, дописывал... А остальное время - точно песок сквозь пальцы - оно утекло, и я никак не мог за него ухватиться. Дурацкая ситуация.
  Я - трус... да, это так очевидно; но может и сумею совладать со страхом, когда научусь принимать верные решения и дождусь собственной воли. А пока я боюсь любой царапины и, конечно, лечить зубы.
  * * *
  ... утро, понедельник, я снова "у себя" в кубрике.
  
  Не знаю, отчего мне сейчас сделалось так грустно и тяжело. Быть может оттого, что дома я пробыл неделю и отдыхал всё это время, или потому, что теперь времени почти не осталось. А может, здесь ещё замешана невыносимая тоска моя по встрече (Она мне вновь приснилась). И почему теперь, когда впереди столько дел, я ощущаю некоторый упадок сил. Что ж, мои подозрения не счёт отношения соседей ко мне оправдались. Немытая кастрюля в душевой была ещё до моего отъезда, неделю назад. А вчера все сказали, что это я её оставил, и наверно, забыл об этом (смешно, да?!). Я же помню, что не оставлял. Конечно же я объяснился, но ничего это по сути не изменило ... и я даже не могу обижаться на них, ведь понимаю, такие они люди. Не знаю теперь, сколько ещё проживу в этой комнате... не знаю...
  ...вот вечер, он всегда необходим, и почему ты теперь грустишь,... ты чувствуешь движение, в нем ты не смеешь остановиться...
  Я устал меняться, но задержаться, значит всё зачеркнуть, и сейчас мне так хочется одиночества и уединения. Я стараюсь вдыхать его с усилием. Спокойной ночи, друг. Утро вечера мудренее!
  И вообще, эта навязчивая идея, что смерть так рядом (она ведь, всегда рядом, и не зачем её бояться...)
  Только бы не забывать, что всё это мне снится. И я непременно, непременно (!) должен быть удовлетворён своей участью - просто нужно вспомнить, зачем я здесь. Вообще, моё присутствие здесь требует всё большей осознанности.
   * * *
  Дело, действительно, наверно в том, чтобы познать себя - не убегая, не сдерживаясь - принимая. Стать хозяином всего того, что есть в тебе - упорядочивая это, управляя этим, творить смело и правдиво свою жизнь, стремясь всё-таки к красоте и совершенству, сохраняя равновесие...
   * * *
  ... послезавтра у меня день рождения.
   * * *
  Спасая человека, можно спасти мир!
  * * *
  ...я сдаюсь - я проиграл, и теперь, уже не знаю, как за себя "постоять".
  Я боюсь перестать защищаться: защищаться от чужого холодного взгляда, от колкого слова, от смеха, от бедности; позволить себе быть неудачником, растяпой перед другими - и всё же быть им легко и, главное, принять себя таким; и, господи, выбраться, наконец, из этого постоянного бесконечного хоровода налипших "я", которое... которыми сам себя окружил, засыпал и ограничил. Я не вижу мира, всего остального мира за этими кружащимися "я". Как глупо тратить на это данную, подаренную жизнь.
  *** *** ***
  Я выбрал шаг назад - мало кто может понять. Впрочем, доверие - вот единственное о чём я прошу тех, кому я дорог,... тех, кто дорог мне.
  Да и как нетактично требовать от человека объяснений собственных действий, при том, что каждый несёт только свою ответственность!
  И все почему-то думают, что нужно "вот так", что нужно "вон сюда". Ох уж, эта видимая рациональность - не от того ли "тут" так тесно?!!...
  Китайская мудрость гласит: "Если не знаешь, как поступить, сделай шаг назад, и перед тобой откроются необъятные просторы"
  Может, этого действительно не понять со стороны, во что мы вовлекаемся, выбирая путь... просто, когда, уже во-второй раз вернувшись в общагу, я вспомнил то состояние радости, равновесия и внутренней жизни в ожидании чуда, что привёз тогда, ещё в августе (два месяца назад), а теперь, найдя себя "в строю", словом, почувствовал уже врастание в этот саркофаг, в этот скафандр социума, и понял заново, как дорого мне это равновесие, эта радость от предвкушения встречи.
  Какой же я дурак - ведь без этой радости как я могу Её встретить, загоняя себя в угол уныния и бездействия?!! Оказывается, человек сам определяет степень своего страдания и своей расплаты. А так ли это всё было нужно?!!
  Ну, нет уж, теперь я сам выбираю (мне ещё немножко страшно и непривычно это записывать так) свою жизнь - проявляя свою индивидуальность, а не скупую, безжизненно-напряжённую рассудительность, которая уже зашкаливает.
   Ведь, мне по душе больше аккуратность и завершённость - той упёртой прямолинейности, которую решился проявлять тут.
  P.S.
  А боимся мы только самих себя!
  
  *** *** ***
  
  Возможно, это лишь догадки...
  Возможно, в жизни смысла нет!
  Возможно, ты играешь в прятки...
  Возможно, продан твой билет.
  
  Однажды, ты заглянешь в книгу,
  Однажды, заведёшь мотор;
  Однажды, удивишься мигу,
  Однажды, понесёшь позор...
  
  Теперь, не стоит волноваться,
  Теперь, уходишь навсегда.
  Теперь, уже легко прощаться,
  Теперь - всё просто суета.
  
  
  
  
   vol. 1
  Demis Roussos - maybe forever
  Scorpions - In Your park
  Hammerfall - always will be
  Chris De Burgh - the snows of New York
  U2 - October
  U2 - the ocean
  Pink Floyd - a great day for freedom
  The Alan Parsons Project - ammonia avenue
  The Alan Parsons Project - the gold bug
  Chris De Burgh - You look Beautiful
  Planet P Project - the shepherd
  Garbage - milk
  Within Temptation - restless
  Eric Woolfson - blinded by the light
  Scorpions - Lorelei
  Scorpions - You and I
  R.E.M. - we walk
  Chris Rea - all summer long
  Gorky Park - ocean
   vol. 2
  Rainbow - I surrender
  Scorpions - fly to the rainbow
  Demons & Wizards - fiddler of the green
  Manfred Mann"s Earth Band - Earth hymn
  King crimson - EPITAPH including MARCH FOR NO REASON and TOMORROW AND...
  The Cure - love song
  Chris Rea - the blue café
  Queen - one year of love
  The Beatles - and I love Her
  The Eagles - new kid in town
  Mr. Zivago - little russian
  Sweet - love is like oxygen
  Scorpions - still loving You
  Rhapsody of Fire - wings of destiny
   vol. 3
  The Eagles - Doolin-Dalton
  Accept - the king
  Sting - shape of my heart
  Elton John - blessed
  The Beatles - while my guitar gently weeps
  Garry Moore - still got the blues
  Scorpions - when the smoke is going down
  Smokie - what can I do
  Uriah Heep - lady in black
  UFO - Belladonna
  Slade - in for a penny
  Foreigner - blinded by science
  Pink Floyd - time
  Deep Purple - April
  Manfred Mann"s Earth Band - angels at my gate
  The Alan Parsons Project - limelight
   vol. 4
  Savage - goodbye
  Arabesque - midnight dancer
  Bad Boys Blue - pretty young girl
  Ottawan - hands up
  Bonny M - bahama mama
  Sandra - Maria Magdalena
  Overkill - girl, you"ll be a woman soon
  Modern Talking - chery, chery lady
  Adriano Celentano - Susanna
  Lionel Richie - lady
  GRB - Marrakesh
  Alphaville - forever young
  Foreigner - waiting for a girl like you
  Chris De Burgh - moonlight in vodka
  Demis Roussos - from souvenirs to souvenirs
  Chris Norman - some hearts are diamonds
  Gilla - Johnny
  Julio Iglesias - mammy blue
  Joe Dassin - salut
  Space - magic fly
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"